Лев Николаевич
Толстой

Полное собрание сочинений. Том 88


Письма к В. Г. Черткову
1897—1904




Государственное издательство

художественной литературы

Москва — 1957


Электронное издание осуществлено

компаниями ABBYY и WEXLER

в рамках краудсорсингового проекта

«Весь Толстой в один клик»



Организаторы проекта:

Государственный музей Л. Н. Толстого

Музей-усадьба «Ясная Поляна»

Компания ABBYY



Подготовлено на основе электронной копии 88-го тома

Полного собрания сочинений Л. Н. Толстого, предоставленной

Российской государственной библиотекой



Электронное издание

90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого

доступно на портале

www.tolstoy.ru


Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, напишите нам

report@tolstoy.ru

Предисловие к электронному изданию

Настоящее издание представляет собой электронную версию 90-томного собрания сочинений Льва Николаевича Толстого, вышедшего в свет в 1928—1958 гг. Это уникальное академическое издание, самое полное собрание наследия Л. Н. Толстого, давно стало библиографической редкостью. В 2006 году музей-усадьба «Ясная Поляна» в сотрудничестве с Российской государственной библиотекой и при поддержке фонда Э. Меллона и координации Британского совета осуществили сканирование всех 90 томов издания. Однако для того чтобы пользоваться всеми преимуществами электронной версии (чтение на современных устройствах, возможность работы с текстом), предстояло еще распознать более 46 000 страниц. Для этого Государственный музей Л. Н. Толстого, музей-усадьба «Ясная Поляна» вместе с партнером – компанией ABBYY, открыли проект «Весь Толстой в один клик». На сайте readingtolstoy.ru к проекту присоединились более трех тысяч волонтеров, которые с помощью программы ABBYY FineReader распознавали текст и исправляли ошибки. Буквально за десять дней прошел первый этап сверки, еще за два месяца – второй. После третьего этапа корректуры тома и отдельные произведения публикуются в электронном виде на сайте tolstoy.ru.

В издании сохраняется орфография и пунктуация печатной версии 90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого.


Руководитель проекта «Весь Толстой в один клик»

Фекла Толстая



Перепечатка разрешается безвозмездно.


ПИСЬМА к В. Г. ЧЕРТКОВУ
1897—1904


ПОДГОТОВКА ТЕКСТА И КОММЕНТАРИИ
М. В. МУРАТОВА


ПРЕДИСЛОВИЕ
К ВОСЕМЬДЕСЯТ ВОСЬМОМУ И
ВОСЕМЬДЕСЯТ ДЕВЯТОМУ ТОМАМ

Настоящие два тома Полного собрания сочинений Л. Н. Толстого содержат письма к В. Г. Черткову, относящиеся к 1897—1910 гг. — последнему периоду жизни и творчества великого писателя.

Этими томами завершается публикация эпистолярного наследия Л. Н. Толстого.

В. Г. Чертков — известный деятель «толстовства», самый близкий друг Л. Н. Толстого в последние двадцать пять лет его жизни, сделавший больше других для собирания и сохранения всех — вплоть до мельчайших — памятников мысли и творчества Л. Толстого, наконец издатель его запрещенных царской цензурой произведений, организатор и первый редактор настоящего Полного юбилейного собрания сочинений Толстого.

На протяжении многих лет близости Толстого с Чертковым — с начала 80-х годов и до смерти писателя — между ними шла, прерываемая только периодами личного общения, интенсивная переписка.

Письма Толстого к Черткову (1897—1910 гг.), впервые полностью публикуемые, вводят нас в атмосферу последнего десятилетия жизни писателя, когда Толстой, порвавший со своим классом и перешедший на сторону народа, является одной из центральных и притягательных фигур эпохи. Весь мир знает Толстого и прислушивается к его слову, Ясная Поляна становится целью паломничества со всего света. В. И. Ленин называет Толстого «зеркалом русской революции» и после его смертиV VI пишет, что «его мировое значение, как художника, его мировая известность, как мыслителя и проповедника, и то и другое отражает, по-своему, мировое значение русской революции».[1]

Автор «Воскресения» и «Живого трупа» встает со страниц его писем к Черткову, единоверцу-«толстовцу», как человек, положивший себе непосильную даже для гения задачу — разрешить отвлеченно-религиозным путем весь тот перепутавшийся узел социальных противоречий и беззаконий русской дореволюционной действительности, разрубить который смогла только пролетарская революция.

В этих письмах виден великий художник, чье реалистическое искусство далеко выходит из рамок декларируемой им в эти годы аскетической теории, художника, у которого до конца дней роятся замыслы новых произведений и который постоянно думает о своем мастерстве и о проблемах воздействия художественного слова на сознание людей.

Перед нами также во весь рост встает человек — Толстой на склоне его лет; эти письма исчерпывающе раскрывают перед читателем драму его старости.

Даже разлитая по письмам специфическая «толстовская» смиренность не может скрыть кипучей и щедрой на чувства гениальной человеческой личности Толстого, который, по словам М. Горького, завершает «целый период истории своей страны».[2]


К середине 90-х годов XIX века Толстой прошел великий жизненный путь — великий по неизгладимым следам в духовном развитии человечества, а также по той поразившей современников сокрушающей ломке, которой он подвергнул свою жизнь, свой быт, взгляды на жизнь и даже само гениальное художественное творчество, источник его всемирной славы.

В разгар своей литературной известности, в конце 70-х — начале 80-х годов, Толстой — автор величайших романов XIX века, окруженный общественным пиететом, — пережил глубокий иVI VII болезненный духовный кризис, из которого он вышел во многом другим человеком.

Этим «другим человеком» — проповедником нового вероучения, обличителем мирского «зла» в его конкретной российской буржуазно-помещичьей форме, выразителем идей и интересов патриархального крестьянства — выступает Толстой в публикуемых письмах. Мир толстовских идей и представлений, вполне сложившийся к этому времени, раскрывается здесь во всех своих известных «кричащих противоречиях». «Кризис», «перелом», как период острой неуравновешенности в мировосприятии, религиозном сознании, в самом быту и отношениях с людьми давно миновал; уже были написаны «Исповедь», «В чем моя вера?», «Так что же нам делать?», критика Евангелий и другие публицистические и учительные произведения, раскрывавшие людям истину нового религиозного учения, обличавшие современные власти, угнетенность масс, ложь церковной догматики и пороки так называемой цивилизации. К всеевропейской славе Толстого, великого художника слова, прибавилась слава религиозного реформатора и вероучителя; писатель Толстой стал, по выражению Р. Роллана, «тульским апостолом», сеющим во всем мире начала нового, «толстовского» христианства.

Кризис мировоззрения Толстого вызвал и кризис в его художественном творчестве. Сначала голос Толстого-художника совсем умолкает, и слышится лишь суровый и проникновенный голос Толстого-проповедника, взывающего к религиозной совести человечества. Но затем наступает новый расцвет художественного творчества Толстого; начинается период «позднего Толстого», отличающийся обличительным характером, замечательно возросшим мастерством «срывания всех и всяческих масок», но также и религиозно-морализаторской тенденцией, которая кажется узкой и навязанной среди написанных пером гения изумительно рельефных и выразительных картин русской жизни конца прошлого века. К середине 90-х годов уже были написаны «Смерть Ивана Ильича», «Крейцерова соната», «Власть тьмы», «Плоды просвещения» и другие мировые шедевры, а также цикл «народных рассказов», мотивы которых целиком лежат в пределах новой религиозно-нравственной системы.

К этому времени Л. Толстой, верный своим нравственным убеждениям, отказался от всякой собственности — фамильнойVII VIII помещичьей собственности на землю и усадьбу и от авторской собственности на плоды своего многолетнего литературного труда; писатель предельно «демократизировал» свои отношения с людьми из народа. Но этого было мало; он все же продолжал чувствовать мучительный стыд и ужас собственной жизни в стенах благоустроенной барской усадьбы, посреди большой и разветвленной дворянской семьи — настоящего «большого гнезда», процветавшего за счет эксплуатируемого труда крестьян, прислуги и продажи его сочинений. Нравственные страдания Толстого усиливались тем, что его семья, а в особенности жена, бессменная помощница в прежней литературно-художественной его работе, совсем не приветствовала ни нового проповеднического направления его деятельности, ни новых аскетических взглядов и требований, ни тем более резко отрицательного отношения к собственности, грозившего сказаться на благосостоянии всей семьи. В семье Толстых возник глубокий разлад, закончившийся драматическими событиями 1909—1910 гг.

Душевную радость и утешение Толстой находил в самоотверженной литературной работе, в общении с простыми людьми и с теми членами семьи, которые понимали его убеждения, но главным образом с многочисленным кружком последователей и друзей, активно воспринявших нравственный принцип толстовского учения и так же, как он, утопически стремившихся воплотить его в собственной жизни и общественной деятельности. Существовало поставленное на широкую ногу книгоиздательство «Посредник», распространявшее в народе за минимальную плату художественно-религиозные сочинения Толстого, близкие по духу произведения других писателей и различную научно-популярную литературу. Вокруг этого предприятия группировались люди родственных с Толстым взглядов на жизнь и религию, пропагандировавшие догмы «толстовства» в России и за рубежом. «Душой» всех этих дел, основателем, фактическим руководителем, первым редактором и переводчиком «Посредника» был В. Г. Чертков, стоявший ближе всех к Толстому и пользовавшийся его безграничным доверием.

Имя Черткова в нашем сознании теперь трудно отделимо от имени Толстого в завершительную эпоху его жизни, от истории «толстовства» и от яснополянской драмы 1910 г. Но историяVIII IX жизни и личности В. Г. Черткова очень интересна также и сама по себе.

В. Г. Чертков — выходец из аристократической, привилегированной среды; семья Чертковых принадлежит к самой высшей в России знати, соединяя знатность по роду и крови с материальным богатством и высоким военно-служебным рангом. Чертковы — это свитские генералы и сановники, родственные связи которых лежали в самых высоких сферах, близких к императорскому двору. В. Г. Чертков начал свою жизнь как типичный представитель «золотой» аристократической молодежи: кастовое воспитание, светские успехи, служба в привилегированном гвардейском полку — все это открывало перед молодым Чертковым традиционный путь постепенного восхождения к высотам власти и богатства, путь, предопределенный также и его незаурядными индивидуальными качествами. Но в известный момент в душе удачливого и блестящего юноши под влиянием полуслучайных суровых впечатлений жизни и растущей духовной зрелости происходит решительный переворот. Черткову открываются зияющие противоречия действительности, паразитическое существование «общества» за счет вековечного рабства мужицких масс — весь антихристианский жизненный порядок, освященный официальной религией. Возникает кризис веры, мировоззрения, всего личного устройства жизни, сходный в своих основных чертах с тем, что переживает почти одновременно великий современник Черткова Лев Толстой. Блестящий офицер-конногвардеец, всеобщий любимец, яркий представитель петербургской молодой знати, Чертков, к изумлению всех, круто изменяет гладкое течение своей жизни. В разгар светских и служебных успехов, в преддверии блистательной придворной карьеры, обманув надежды всех, Чертков выходит в отставку, порывает аристократические связи и удаляется в родовое поместье Лизиновку, в глубине «мужицкой» России, в Воронежской губернии, где с присущим ему темпераментом и энергией отдается земской и филантропической деятельности. Так «кающийся» помещик стремится отдать крестьянам хоть часть награбленного у них веками.

Одновременно Чертков, которому, как и Толстому, с ранних пор было свойственно умение сосредоточиваться на внутренней, самоаналитической умственной работе, вырабатывает новое религиозно-нравственное миропонимание с основными принципами,IX X близко стоящими к «непротивлению» и «самосовершенствованию» «толстовства». Эта общность нравственной устремленности не могла не быть замечена окружающими, и один из знакомых Черткова и Толстого, юрист Н. В. Давыдов, постарался свести этих двух столь непохожих, но, однако, так похоже думающих людей. В октябре 1883 г. в Москве, в Хамовниках, произошло их первое знакомство, и с этих пор до последних дней жизни писателя Чертков — один из наиболее близких к нему людей.

Для Толстого, страдавшего от духовного одиночества, было большой радостью знакомство с Чертковым, который так хорошо его понимал, был столь родственен ему по духу и в то же время полностью самобытен в своих внутренних поисках, никогда не становясь слепым «прозелитом» нового властителя умов (этого Толстой особенно не терпел). Чертков со своей стороны не мог не чувствовать себя счастливым, встретив в великом человеке сочувствие и поддержку своим моральным исканиям, и вскоре характерный для XIX столетия русский «кающийся барин» становится убежденным «толстовцем», посвятившим свою жизнь, все свои интересы и планы пропаганде и ревностному исполнению толстовской проповеди.

И если область Толстого это область творческая, литературная — он и в сфере религиозного пророчества и поучительства был «писателем», деятельным автором, — то Чертков постепенно берет на себя всю практическую сторону «толстовства» — издательскую, пропагандистскую и филантропическую деятельность, в которой находят себе выход все его моральное рвение, энергия и способности организатора. Так возникло издательство «Посредник», «поставленное» В. Г. Чертковым и перешедшее потом в руки И. И. Горбунова-Посадова, пытавшееся заменить в народе примитивную «лубочную» литературу высококачественными с литературной стороны и доступными по содержанию книжками нравственно-религиозного направления. Главным автором «Посредника» был Толстой, а первыми изданиями «Посредника» — «Народные рассказы» Л. Толстого. Как и во всем «толстовстве», в этой деятельности Черткова были и полезные, но были и глубоко реакционные стороны.

Постепенно писатель сосредоточивает в руках В. Г. Черткова все дела, связанные с опубликованием, переводом на другиеX XI языки, редактированием и цензурованием его новых произведений, а Чертков со своей стороны делает все возможное для собирания и хранения всех рукописей Толстого, начиная с черновиков его произведений и кончая его письмами и Дневниками. Эта деятельность В. Г. Черткова заслуживает самого высокого уважения.

В самом начале своего знакомства с Чертковым Толстой записал о нем у себя в Дневнике: «Он удивительно одноцентрен со мною», и это ощущение «одноцентренности» с Чертковым почти никогда не покидало его.

Так развивались отношения Толстого с В. Г. Чертковым вплоть до 1897 г., которым помечено первое письмо, напечатанное в настоящем томе.


90-е годы были годами усиления в России самодержавно-помещичьего гнета и произвола. Несчастное десятилетие, на протяжении которого Россию несколько раз постигал неурожай и голод, привело крестьянство на край гибели и вымирания. Общественный протест и революционная деятельность в стране вызывали со стороны правительства озлобленную реакцию, в которой, как это обычно бывало, гонения по линии общественно-политической сопровождались религиозными гонениями, репрессиями против всех, кто «отпал» от «лона» православной церкви. Все эти события так или иначе захватили Толстого и круг близких к нему людей. В середине 90-х годов Чертков при сочувствии Толстого резко выступает по поводу грубой акции правительства против Хилкова (у Хилкова, состоявшего в гражданском браке, были по личному распоряжению царя насильно отняты дети), а немного позднее весь круг «толстовцев» принимает близкое участие в судьбе кавказских духоборов, преследуемых правительством. История защиты духоборов широко отражена в письмах Толстого и Черткова. Религиозные сектанты — крестьяне-духоборы, переселенные из Средней России на Кавказ, — подверглись насилиям, издевательствам и дальнейшему расселению в Тифлисской губ. за неподчинение властям и в особенности за их твердый отказ от прохождения военной службы, несогласной с их нравственными убеждениями. Религиозные идеи духоборчества — в частности, их отношение к «властям», уклонение от насилия — были близки «толстовству», и поэтомуXI XII защита духоборов, обреченных на разорение и гибель, стала делом совести участников толстовского движения.

Все это вызвало в «охранительных» сферах очередной приступ раздражения против Толстого и его единомышленников, а после того, как Чертков распространил в обществе написанную им и одобренную Толстым листовку «Помогите!» — с призывом принять участие в судьбе духоборов и с обличением царских жестокостей, начались прямые репрессии. В 1897 г. лица, подписавшие это воззвание (В. Г. Чертков, П. И. Бирюков и И. М. Трегубов), подверглись высылке из пределов России — двое в прибалтийские губернии, а В. Г. Чертков — за границу.

Девять лет (1897—1906) прожил Чертков в изгнании, в Англии, почти не покидая окрестностей Лондона, где он поселился, и лишь после революции 1905 г., за четыре года до смерти Толстого, получил право вернуться на родину. Но и в России преследования продолжались: Черткову, в частности, запретили жить поблизости от Толстого — «в пределах Тульской губернии».

Все это во всяком случае способствовало «расцвету» переписки Толстого с Чертковым, она заменяла им недостающее личное общение. (Сосчитано, что в среднем каждые десять дней между ними происходил обмен письмами.)


Исторический период, охватываемый письмами Толстого к Черткову, — это эпоха первой русской революции, наполненная до отказа интенсивнейшей политической борьбой, захватившей все классы, все общественные слои царской России. Толстой отвергал и осуждал политическую деятельность, однако до последних дней жизни остро реагировал на современные общественные сдвиги, и его письма полны прямых откликов на них. «События нудят, требуют ответа на них», — пишет Толстой в письме Черткову в 1905 г. Обличение революции, отрицательное отношение к революционной борьбе, гневная оценка деятельности правительства — все это одна из повторяющихся тем писем Толстого к Черткову. В них отчетливо видно то противоречие, отмеченное В. И. Лениным, по которому Толстой, будучи «зеркалом русской революции», однако «явно не понял» и «явно отстранился» от революции.XII

XIII Еще в 1881 г. Толстой записал в Дневнике проницательные слова: «Революция экономическая не то что может быть. А не может не быть. Удивительно, что ее нет».[3] Зорким оком художника, порвавшего со своим классом и глубоко осуждающего современность с новых позиций — позиций простого трудящегося человека, Толстой видел тот развал, к которому пришли в конце XIX столетия абсолютистская империя и весь современный, по его выражению, «людоедский» строй. Во всех участившихся в последнее десятилетие XIX века взрывах освободительной борьбы в России, в трагических схватках лучших русских людей с самодержавием, которые кончались политическими процессами и казнями, Толстой прозорливо и веще слышал «предвозвестье революции».[4] Литературная деятельность самого Толстого, резко выступавшего с обличением существующего строя, раскрывавшего скрытые «язвы» русской жизни — нищету и рабский труд крестьянства, паразитизм обеспеченных слоев общества, охранительную и лицемерную роль церкви, — эта деятельность сама стала большим революционизирующим фактором, хотя субъективно сам Толстой ждал и добивался совсем иного.

В то время уже в сознании Толстого оформилось свое представление о путях выхода из этого всемирного царства тьмы и несправедливости. Толстой, при всей ярости его атак на современное общественное состояние, находился, как известно, на диаметрально противоположных позициях, нежели те, кто был готов видоизменить существующий несправедливый порядок революционным способом. Толстой — создатель религиозно-нравственного учения, основанного на догматах «непротивления злу насилием» и «самоусовершенствования». Спасение человечества, общества — и тех, кого угнетают, и тех, кто угнетает, — Толстой увидел в обновлении религиозного чувства на почве «очищенного» христианства путем глубокой внутренне-нравственной работы человека по приближению себя к «богу» — не церковному, мистическому «верховному существу», но к «богу подлинному», знаменующему собой растворение личности в любви «ко всем за всё», в неделании зла и пассивном самобережении от всяческого греха. Именно тогда, по мыслиXIII XIV Толстого, когда будет исполнена единственная заповедь любви, данная человеку при рождении, сойдет на нет естественным путем все зло, все несправедливости и насилия, причиняемые людьми друг другу, и воцарятся меж людей братство и чистота.

Этот переворот в мировоззрении Толстого, его обличительный поход против современности во всех ее аспектах, весь этот «кризис» в жизни, миросозерцании и творчестве Толстого гениально точно объяснен в статьях В. И. Ленина:

«...Своеобразие критики Толстого и ее историческое значение состоит в том, что она с такой силой, которая свойственна только гениальным художникам, выражает ломку взглядов самых широких народных масс в России указанного периода и именно деревенской, крестьянской России... Протест миллионов крестьян и их отчаяние — вот что слилось в учении Толстого».[5] Марксистская мысль высоко оценивала «протестантские» стороны деятельности Толстого, разоблачавшего обман и мнимость всех общественных устройств в эксплуататорском обществе, обрушивавшего на головы «властителей и судей» неслыханную по мощи и смелости критику как публицистическими средствами, так и средствами своего изумительного искусства. Но передовые люди в то же время понимали то, что с такой определенностью высказал В. И. Ленин: «Борьба с крепостническим и полицейским государством, с монархией превращалась у него в отрицание политики, приводила к учению о «непротивлении злу», привела к полному отстранению от революционной борьбы масс 1905—1907 гг. Борьба с казенной церковью совмещалась с проповедью новой, очищенной религии, то-есть нового, очищенного, утонченного яда для угнетенных масс».[6]

Все эти диссонансы и противоречия мировоззрения Толстого, его до крайности двойственное отношение к освободительному движению масс эпохи подготовки и самой революции 1905 г. ярко выразились в письмах к В. Г. Черткову. О той безграничной резкости и по сути дела революционности, с которой Толстым отрицалось современное ему глубоко несправедливое жизненное устройство, говорит, например, его замечание о сущностиXIV XV буржуазно-помещичьего государства (у Толстого — это государство «вообще», но в этом и сказывается у него идеалистическая постановка вопроса. Однако поражает страстная обличительность и широта этого суждения): «...теперь мне представляется мысль о том, что государство и его агенты — это самые большие и распространенные преступники, в сравнении с которыми те, которых называют преступниками, невинные агнцы: богохульство, кощунство, идолопоклонство, убийство, приготовление к нему, клятвопреступления, всякого рода насилия, мучения, истязания, сечение, клевета, ложь, проституция, развращение детей, юношей (читание чужих писем в том числе), грабеж, воровство — это всё необходимые условия государственной жизни».[7]

Но, превосходно зная все пороки современного прогнившего государства, общества и всего «соревновательного устройства» (этим термином у Толстого обозначался частнособственнический, капиталистический порядок, буквально испепеляя их своим словом, Толстой, однако, видел народное спасение не в реальной деятельности по переустройству жизни, не в классовой борьбе пролетариата с его угнетателями, не в тех материальных изменениях, которые прежде всего революционным путем должны были быть проведены в действительности. Он рассуждал как идеалист. Мысленно споря с самым передовым мировоззрением эпохи — революционным марксизмом, Толстой писал в Дневнике 3 августа 1898 г.: «Ошибка марксистов (и не одних их, а всей матерьялистической школы) в том, что они не видят того, что жизнью человечества движет рост сознания, движения религии, более и более ясное, общее, удовлетворяющее всем вопросам понимание жизни, а не экономические причины».[8] Толстой и попытался найти для своего времени это «общее, удовлетворяющее всем вопросам понимание жизни», совершенно утопически надеясь одними нравственными, идеальными средствами изменить неправедный мир. Проповедь среди людей «детских», евангельских истин, нравственных заповедей Христа и ставка на самоусовершенствование каждого в духе этих заповедей любви и «всепрощения» — вот то, что по Толстому должно было действенно изменить ход истории.XV

XVI Отсюда — отрицательное отношение Л. Толстого к современной ему политической деятельности революционеров и к активным, самостоятельным выступлениям угнетенных народных масс, все более решительно шедших год от году на прямое столкновение с царской властью и на захват в свои руки буржуазно-помещичьей собственности и управление страной. 31 августа 1902 г. Толстой по этому поводу замечает в письме к Черткову: «Желать присвоить то, что сделали другие... прямо безнравственно, и сказать это надо, если убежден в этом, несмотря на то, что это оттолкнет и озлобит социалистов». Путь революционных действий, путь политической и экономической борьбы угнетенных с угнетателями казался Толстому искони «безнравственным», губительным и не соответствующим его требованиям «непротивления злу» и «самоусовершенствования».

Обращаясь к угнетаемым с проповедью непротивленчества и любви, с призывами «нравственным спасением» добиться лучшей жизни, Толстой с такой же проповедью обращался и к угнетателям. В раздираемом классовой враждой мире он хотел «апостольски» примирить враждующие стороны на почве единого нравственного стремления, которое якобы открывает ищущему человеку путь внутреннего совершенствования и отказа от всего того зла, какому он, может быть бессознательно, служил. С этой точки зрения для Толстого становятся равны и одинаково достойны «спасения» как люди из правительственного лагеря, слуги правящего класса, так и те, кто, не щадя жизни, борется с ними, — революционеры. Поэтому, например, в одном из писем, думая о преследуемых властью революционерах, Толстой восклицает: «Помоги бог им и их гонителям». Поэтому же в печатаемых письмах наряду с высказываниями, в которых звучит яростное негодование против современных форм жизни, против государства и его «агентов», мы находим постоянное тяжелое насилие автора над собой (хотя Толстой не раз замечает, что «сбивается») с целью заглушить в себе гнев против конкретных носителей государственного «зла», сменить тон обличения на тон христиански-смиренный и соболезнующий. В этой своей борьбе с самим собой, в борьбе «непротивленца» с мятежным Толстым, автор писем подчас кажется «помещиком, юродствующим во Христе». Создатель убийственных в русской литературе портретов представителей «царствующего дома» иXVI XVII царских слуг приходит к противоестественному желанию «сверх-братски» любить Столыпина и Николая II. Так далеко заходил Толстой в своем стремлении объединить мир — все классы, все лагери и партии — одной спасительной религиозно-нравственной идеей христианской любви, непротивлением злу и иными утопическими «воздыханиями» о человеке. Но вся эта философия «добра» и «всепрощения» совершенно недостаточна для сдерживания непосредственных чувств и мыслей гениального писателя. Сквозь специфическую фразеологию «толстовства» в письмах Толстого к Черткову пробивается смятенный, все время ищущий и могучий человеческий дух, охваченный гневом и болью при виде страданий народа и паразитически пользующегося плодами рабского труда класса «дармоедов» (так с народной резкостью именует в эти годы Толстой верхушечные слои общества). Почти каждый взрыв негодования и ужаса сопровождается покаянием в недостатке «любви», в греховной резкости выражений, опасением вызвать озлобленность со стороны тех, кого это касается, но события эпохи, врываясь в жизнь писателя, нарушали его жажду гармонии и мира.

В период назревания в стране революционных событий 1905 г., когда русский пролетариат во главе всех протестующих слоев общества поднимался на штурм самодержавия, Толстой в одном из писем к Черткову писал, что для него революция — это «массовый гипноз, не подъем духовной, а упадок», а сами революционеры, «руководимые легкомысленным и тщеславным задором, губят и жизни и духовные силы людей, увлекая их в нелепые, бессмысленные затеи». Это говорилось именно тогда, когда М. Горький писал, что «русский революционер — со всеми его недостатками — феномен, равного которому по красоте духовной, по силе любви к миру — я не знаю».[9] Бескорыстный и очистительный характер этой всенародной борьбы нельзя было не видеть, и вот как бы в опровержение собственных сугубо тенденциозных суждений Толстой мудро замечает в другом письме к Черткову по поводу нарастающих революционных событий: «А все-таки это роды, это подъем общественного сознания на высшую ступень».XVII

XVIII С того времени, как Л. Н. Толстой перешел на новые идейные позиции, его положение как литератора сильно изменилось.

Господствующие круги рассматривали новое направление литературной деятельности Толстого, его критику государственного строя и православной церкви как явление крайне разрушительное, вредное, подлежащее контролю и цензурному обузданию. Насколько серьезно царские власти опасались публицистических выступлений Толстого, свидетельствует заключение Московского цензурного комитета о его книге «В чем моя вера?» (1884). Это произведение, по мнению царских цензоров, «должно быть признано крайне вредной книгой, так как подрывает основы общественных и государственных учреждений и вконец рушит учение церкви».[10]

На произведения всемирно-известного писателя, начиная с 80-х годов, ложится тяжелое цензурное иго, которое лишает его возможности обнародовать в России многие из своих произведений в неизуродованном виде. Имя Толстого с полным правом может быть внесено в пространный список мучеников цензуры в русской литературе, список, открытый еще Радищевым и Новиковым. Сам Толстой отчетливо сознавал всю сложность и трудность своего положения как писателя: «Пока я... по шерсти гладил — все мои книжки хвалили и печатали, и царь читал и хвалил; но как только я захотел... показывать людям, что они живут не по закону, так все на меня опрокинулись. Книжки мои не пропускают и жгут, и правительство считает меня врагом своим».[11]

Естественно, что для Толстого, у которого вне литературы не было пути для борьбы с ненавистными ему условиями современной жизни и пропаганды нравственно-религиозных теорий, в новом периоде его писательской работы с особой силой встал вопрос о максимально широком использовании печатного слова, о способах обхода цензурных рогаток.

Толстой, хотя и пропагандировавший «неделание», уход от всякой общественной активной работы, проявлял настоящую заинтересованность в сугубо практических вопросах организации печатно-издательского дела, поставленного на службу вполне определенному идейному движению.XVIII

XIX Первым опытом такого рода был «Посредник», основанный в 1884 г. В. Г. Чертковым, и вся изобретательная и настойчивая работа Черткова в России по распространению толстовских писаний.

После высылки Черткова за границу возникли благоприятные условия для продолжения этой работы, для свободного печатания произведений Толстого и других произведений, которые не могли быть по цензурным условиям опубликованы в России.

Толстому крайне важно было иметь возможность «уйти» из-под цензуры и говорить вслух все, что он думает. О многих из своих сочинений позднего периода Толстой мог сказать то, что он сказал в одном из писем к Черткову: «В России никто не печатает, и я поставил conditio sine qua non печатать всё или ничего». Возможность «печатать всё» предоставило Толстому издательство, созданное Чертковым в Англии, выпустившее, как известно, «Полное собрание сочинений Л. Толстого, запрещенных в России».

В обстановке нарастающего в стране революционного подъема, свирепств реакции, непрестанных цензурных гонений создатели толстовского издательства за рубежом в известной мере сознавали себя представителями вольной русской печати, не подвластной царским утеснениям и запретам. Несомненно, некоторыми сторонами своей деятельности руководители «Свободного слова» выражали общедемократическую оппозицию, у которой в России не было легальной трибуны. Так складывается за границей, в Англии, отнюдь не просветительский «Посредник», а оппозиционное, уже одним своим заглавием воинствующее «Свободное слово».

Практические и идейные проблемы, относящиеся к изданию в Англии журналов «Свободное слово» (вышло 18 номеров, 1901—1905 гг.) и «Листков Свободного слова» (вышло 25 номеров, 1898—1902 гг.), горячо волнуют и интересуют Толстого и Черткова и находят широкое отражение в их переписке.

Между корреспондентами в эти годы существует теснейшая и непрерывная связь — связь автора с издателем. Каждое новое произведение Толстого прямо из-под пера отправляется в Англию к Черткову, где быстро издается им на русском и иностранных языках либо впервые, либо в более полном по сравнениюXIХ с изданным одновременно в России цензурованном варианте. Чертков в свою очередь отсылает Толстому каждый вышедший номер «Свободного слова», и почти в каждом письме Толстого Черткову идет речь о новых предназначенных для печати произведениях Толстого, о поправках, вносимых в тексты, о порядке их опубликования, перевода, о материалах для «Свободного слова», денежных делах издательства.

Особенно интенсивно эти деловые отношения развиваются в период создания Толстым его крупных и важных, становящихся известными во всем мире произведений, таких, как трактат «Что такое искусство?» или роман «Воскресение».

Журнал и издательство «Свободное слово», организованные Чертковым в Англии, должны были явиться естественным продолжением тех начинаний, которые были сделаны еще в России («Посредник», сборники «Архив Толстого»). Они должны были стать заграничным центром пропаганды «толстовства», своего рода «Международным Посредником» (это условное наименование было даже принято Толстым и Чертковым в их переписке). И английское издательство Черткова стремилось выполнить эту свою специфическую роль, печатая проповеднические сочинения Толстого, его рассуждения и мысли на философские и религиозные темы, извлеченные из писем и Дневников писателя, копиями, которыми он беспрерывно снабжал Черткова.

Но в условиях политического подъема перед первой русской революцией и реакционных гонений в России на всё свободомыслящее, журналы, издаваемые Чертковым за рубежом, публиковавшие то, что не могло быть оглашено в России, оказывались в положении эмигрантской, бесцензурной прессы, действительно свободным русским словом, противопоставляющим себя ущемленной, рептильной, подцензурной печати в России.

Положение чертковского «Свободного слова» по отношению к легальной русской прессе, его оппозиционный, обличительный дух, сам географический «пункт» пребывания издательства и фирмы (Лондон) позволяет говорить о его преемственной связи с традициями «вольной русской печати» Герцена и Огарева. И недаром, когда Толстой хочет подчеркнуть в одном из писем Черткову требуемый характер печатных изданий и статей,XX XXI он вспоминает именно Герцена, его боевой журналистский стиль: «Нужно быстро и бойко по-герценовски, по-журнальному писать о современных событиях, а вы добросовестно исследуете их, как свойственно исследовать вечные вопросы». Возникавшая в обстоятельствах бурной общественной борьбы в России необходимость «по-герценовски», быстро и без промаха откликаться на жгучие явления жизни отодвинула даже для Толстого на второй план излюбленную им точку зрения «вечности» и, наоборот, потребовала от него прямого и активного вмешательства в ход событий, не совсем сочетавшегося с ортодоксально толстовской «идеологией».

Толстой, столь часто публично отрекавшийся от всякой практической деятельности, имеющей сколько-нибудь политическое направление, в эти годы заботится об английских изданиях Черткова как подлинный практический организатор антиправительственной прессы. Он изучает дело с его материально финансовой стороны и дает Черткову советы, на сколько тысяч в год поставить издание, как избежать долгов и пр.

Он иногда взыскательно замечает Черткову как руководителю большого издательского предприятия: «Мне кажется, вы всегда набираете слишком много, не по силам, дела, и оно не двигается от этого. Вы от преувеличенной аккуратности копотливы, медлительны, потом на все смотрите свысока, grandseigner’cки, думаю, что вы, вследствие хороших ваших свойств, очень драгоценный сотрудник, но один — деятель непрактичный».

Толстой не только сам участвует в изданиях Черткова как автор и советник, но сообщает Черткову в ряде писем сведения об отказах от военной службы, случаях неповиновения властям и отдельные факты и события реальной российской действительности, с тем чтобы Чертков мог сделать их общеизвестными. Так, 7 декабря 1900 г. Толстой отсылает Черткову болгарскую газету с напечатанным в ней отчетом о суде над болгарским «непротивленцем», отказавшимся от военной службы, и вырезку из русской газеты с сообщением о зверствах, совершенных в Благовещенске над местными жителями-китайцами.

Все это показывает, как в эти годы Толстой, «несмотря на свое удаление от центра борьбы, был захлеснут ее волной».XXI XXII Поистине апостол «непротивления злу» становится в эти годы какими-то сторонами своей деятельности вдохновителем борьбы вольного русского слова с правительством палачей и тюремщиков. О «герценовском» направлении этой работы говорит, например, предисловие Черткова к первому выпуску журнала «Листки Свободного слова», особенно одобренного Толстым: «Люди, живущие в пределах нашего отечества, могут быть особенно полезны, сообщая нам такие факты из современной жизни, которые правительственные служители тьмы и обманов боятся допустить к огласке в России, но ознакомление с которыми желательно в интересах всего русского народа».[12]

В дальнейшем «Свободное слово» и «Листки Свободного слова» не раз предавали широкой огласке, на суд мировой общественности многие жестокие и реакционные мероприятия царского правительства, реакционную политику в отношении Финляндии, расправу со студенческим движением, с антиправительственными демонстрациями и т. д.

Эта деятельность Черткова, как видно по письмам, неизменно приветствовалась и поддерживалась Толстым.

Письма Толстого к Черткову, откликающиеся на эту активную оппозиционную деятельность «Свободного слова», характеризуют Толстого, главным образом, как борца и обличителя, который, по выражению одного из современников, «колеблет трон Николая и его династии».


Несмотря на то, что письма Толстого к Черткову касаются, главным образом, религиозно-нравственных проблем, практических вопросов пропаганды и издания обличительных и религиозных сочинений Толстого, они дают также немалый материал для изучения особенностей Толстого-художника в один из самых плодотворных периодов его творчества. До последних лет жизни в Толстом, как будто навсегда порвавшем со всем «греховным» направлением своей прежней писательской деятельности, не умирал великий художник. Письма и Дневники рассматриваемого периода буквально пестрят упоминанием о том, что Толстой либо пишет «художественное», либо обдумываетXXII XXIII это «художественное», думает о новом романе или просто радостно «смакует» явившийся ему удачный художественный сюжет. Толстой, весь как будто бы ушедший в проповедничество и нравственное обличительство, пристально следит за современной ему литературно-художественной жизнью; его Дневники, письма и записи людей, встречавшихся с ним в эти годы, содержат ряд мудрых и проницательных оценок современных литературных явлений с точки зрения художника-реалиста. Произведения, обнародованные при жизни Толстого, а также и те, что увидели свет только после его смерти, говорят о нестареющем, вековом, изумительном даре и мастерстве великого русского писателя — «мастера шедевров», как назвал Толстого французский исследователь его творчества де Вогюэ. 90-е и 900-е годы в творчестве Толстого — это годы создания такого всеобъемлющего романа, как «Воскресение», такой новаторской пьесы, как «Живой труп», такого несравненного по красоте и жизнелюбию произведения, как «Хаджи- Мурат», и др.

В печатаемые письма, ввиду их специфического склада, проникали лишь отголоски этих художественных работ и волнений Толстого позднего периода, но тем не менее отголоски многозначительные.

В эти позднейшие годы, делясь с В. Г. Чертковым своими литературными планами, среди которых основное место занимают выступления по вопросам морали и религиозного миросозерцания, Толстой не забывает, почти извиняясь, упомянуть: «Это всё работы, необходимость которых я признаю, работы важные, но есть еще работы и планы работ легкомысленные, для своего удовлетворения: это старые планы художественных вещей, которые вновь написать, а которые исправить...» Ревностная деятельность Черткова по изучению и распространению во всем мире того, что было для него важнейшим в литературной работе Толстого, — его публицистических выступлений «на злобу дня», религиозно-нравственных поучений и пр., заставляла последнего в письмах говорить о своих чисто художественных намерениях почти с робостью, называя это желанием «побаловаться», «легкомысленным занятием» и т. п. «Вы мне решительно не даете баловаться. Только что я взялся за легкомысленную драму (речь идет о «Живом трупе». — М. Щ.), как Галя прислала эти две статьи... ТеперьXXIII XXIV опять хотел резвиться, вы напоминаете о китайском обращении. Спасибо вам». Нельзя считать, что Чертков чуть ли не насильственно отвращал Толстого от художественного творчества, искусно отводя его энергию в русло «толстовского» проповедничества, но нельзя не видеть, что исполнительское «рвение» Черткова, обратившего в догму самые слабые черты толстовского мировоззрения и деятельности, действовало подчас деспотически на Толстого. Неоднократно Чертков в своих письмах даже побуждает Толстого к художественной деятельности и делает это столь же агрессивно, как и все другое, например присылая Толстому его старый черновой художественный текст вместе с белыми листочками, надеясь, что это «разбередит» в нем его писательскую жилку. Эти и подобные им побуждения часто достигают своего, и Толстой, заканчивая очередное художественное произведение, порою с признательностью сообщает Черткову: «Работы свои... я кончил — рад, что развязался с ними. Вы виноваты в том, что они в более или менее художественной форме». Однако — и это очень показательно — Толстой говорит со своим корреспондентом о «художественном», главным образом, в тех случаях, когда новое произведение Толстого представляет из себя образную иллюстрацию к тому или иному нравственно-религиозному тезису «толстовства», когда искусство Толстого как бы «обслуживает» его учение, отступая в ряде моментов от глубоко реалистического показа жизни. В. Г. Чертков, который, несомненно, сознавал и ценил всемогущество толстовского художественного дара, постоянно, если можно так выразиться, «мобилизует» Толстого-художника на выполнение религиозно-нравственных задач, понимая, что сила художественных образов действеннее силы голой проповеди. Так, например, в 1903 г., узнав о временном бездействии Толстого, вызванном болезнью, Чертков пишет ему: «У меня к вам очень серьезная просьба или предложение: когда вам не пишется, то более серьезное, что вам хочется писать, то для того, чтобы ваш писательский «талант» не оставался бы непроизводительным, пишите так, между прочим, маленькие рассказы или притчи для иллюстрации той или другой нравственной или религиозной истины».[13] Очевидно, что не было ничего другого, чтоXXIV XXV могло бы действительно сделать писательский талант Толстого непроизводительным, чем это сочинение нравоучительных сказочек на заданные темы, но именно в этом утилитарном плане высоко оценивал Чертков художественную деятельность Толстого. Достаточно вспомнить, например, тот случай, когда для издания «Кавказского пленника» «Посредником» Чертков советовал Толстому изменить ряд эпизодов, могущих нарушить «нравственный» эффект повести, или когда он несомненно повлиял на Толстого в том, чтобы в «Воскресении» усилить тенденциозную характеристику революционеров, придав им «свойственные действительности тени». Затем Чертков выражал опасение, как бы «революционное жизнепонимание» не было бы показано так, «чтобы вследствие отсутствия его анализа не слилось в сознании читателя с тем чисто христианским жизнеописанием, которым проникнуто освещение всех остальных описываемых явлений».

Естественно, что под воздействием неукоснительного исполнения «толстовских» догм, которым отличался «твердый» Чертков, Толстой не мог не назвать «баловством» и «легкомысленным занятием для собственного удовлетворения» сочинение реалистической драмы «Живой труп». И в то же время нельзя не оценить энергии Черткова, проявленной им для скорейшего и обходящего цензуру опубликования любых произведений Толстого.

О том, насколько для Толстого, при всем сознании им «легкомысленности» художественных занятий, все-таки было необходимо свободное от догм реалистическое творчество, говорят такие откровенные замечания из его писем, как, например, фраза, написанная по прочтении нового романа Поленца «Der Grabenhager»: «Там есть глава, которая так и потянула меня к художественной работе. Теперь особенно после того, как я кончил утомившую меня одностороннюю работу о религии».

Мы почти не встречаем в письмах к В. Г. Черткову распространенных суждений об искусстве, о мастерстве художественного изложения (а ведь это было время написания трактата «Что такое искусство?»). Толстой почти не делится со своим корреспондентом творческими переживаниями во время работы над «Воскресением» и «Хаджи-Муратом». Здесь есть лишь самые отрывочные, но тем не менее драгоценные сведения.XXV XXVI «Над Воскресением работаю с увлечением, какого давно не испытывал», «Драму я, шутя, или, вернее, балуясь, я написал начерно», — кратко сообщает Толстой о своей работе над новыми произведениями, и мы чувствуем за этими «информационными» сводками все то освобождение и отдых, который испытывал Толстой за страницами «Воскресения» и «Живого трупа» от «односторонней» религиозной работы, даже религиозно-художественной работы, на исполнении которой прежде всего настаивал В. Г. Чертков.

В письмах Толстого есть редкие, но точные и значительные слова о реалистическом художественном мастерстве, помогающие проникнуть во внутренний мир автора полнокровных, подлинно художественных образов. Во время непрерывной титанической, продолжавшейся от варианта к варианту работы над «Воскресением» Толстой пишет В. Г. Черткову, издающему «Воскресение» за границей: «Так я измучился. Дело в том, что, как умный портретист, скульптор Трубецкой занят только тем, чтобы передать выражение лица — глаз, так для меня главное — душевная жизнь, выражающаяся в сценах. И эти сцены не мог не перерабатывать». Это мысль, принципиально важная для писателя-реалиста. Как в самой действительности внутренняя жизнь людей выражается в их отношениях, встречах, в событиях, в картинах жизни, так же и в искусстве, рисующем жизнь, внутреннее, душевное, психологическое в человеке, смысл происходящего должен раскрываться не в декларациях, даже не в художественной иллюстрации к наставительному тезису, но в самом художественном движении образов — «в сценах». И если эти «сцены» и образы выхвачены из жизни, дышат жизнью, как гениальные образы «Воскресения», тогда возникает великое, убеждающее всех искусство. И наоборот, когда, как в финале «Воскресения», художник все сводит к декларированию благих истин, не подтверждая, не выражая «душевную жизнь» важного в идейном плане события романа в художественно-значительной «сцене», читатель остается «в стороне». Мысль Толстого дает понять, чего он столь требовательно добивался от своих произведений и в чем был так непостижимо верен жизни.

Толстой, гениальный художник, автор пленительных и глубоких творений, охватывающих жизнь народа и жизнь личности, с этой стороны почти не проявляет себя в письмахXXVI XXVII к Черткову. Но достаточно одной-двух фраз, нескольких сжатых замечаний, чтобы мы почувствовали дыхание великого искусства Толстого также и здесь.


Большое место в письмах Толстого к Черткову, письмах зачастую обширных и интимных, занимают самоаналитические наблюдения, подчас развернутые в целые исповеди. Это своеобразный, закрепленный письменно, моральный «тренаж», практика самоусовершенствования. Эти письма позволяют понять Толстого и Черткова как бы с «незащищенной» стороны — в скрытой от посторонних глаз личной «лаборатории» мыслителя и проповедника, каждодневными впечатлениями жизни и взыскательным анализом «в себе», поверяющим открытую им «всемирную» истину спасения.

Незадолго до своего ухода из Ясной Поляны Толстой пишет Черткову слова, которые как бы подводят итог их многолетнему общению и переписке: «Есть целая область мыслей, чувств, которыми я ни с кем не могу так естественно делиться, — зная, что я вполне понят, — как с вами» (26 октября 1910 г.). Этими «мыслями, чувствами» в особенности были для Толстого те, что связаны с глубинной нравственной работой, не останавливавшейся в нем до последних дней, те, которые соответствовали его публично высказываемым идеям о боге, как воплощении любви, о смерти, о борьбе с соблазнами путем «самоусовершенствования» — со всей системою «толстовских» понятий и требований в приложении к его личной, лишенной гармонии внутренней жизни.

Целые страницы писем Толстого к Черткову заполнены такими специфическими рассуждениями, в которых законченный философский идеализм (так, Толстой пишет, что «весь материальный мир есть произведение моих пяти чувств») соединен с нескрываемой живой потребностью души найти твердую веру в смысл и обоснование жизни, обрывающейся смертью. «Жизнь есть (всё больше и больше) сознание своей божественности. Не началось сознание божественности (выражающееся свободой) своего существа, заключенного в телесности, — не началась жизнь. Кончилось сознание своего заключенного в телесности божественного существа — кончилась жизнь. Умирает не то, что сознаваемо, а то, что сознает... вывод из этого такой радостныйXXVII XXVIII и для жизни и для смерти, и для себя и для других». И дальше: «Всё дело в иллюзии себя, своего я, которого нет и никогда не было. Есть только бог, и я его проявление... Я — только отверстие, через которое проходит жизнь... Я — ничто». Производит странное впечатление это самоумаление гения, эта благорастворенность в боге, это — фактически — такое уговаривание себя и людей поверить в некий чисто иллюзорный вывод. Или, например, практическое приложение толстовской теории «самоусовершенствования»: «Последнее же время, больше месяца, у меня есть лекарство, удивительно помогающее и до сих пор действующее. Лекарство это предназначено против того самого, от чего вы страдаете, — от разлучения с богом... я напоминаю себе, как могу чаще, что во мне божеское начало — есть бог, такое существо, которое не может ни огорчаться, ни сердиться, ни бояться, ни стыдиться, ни гордиться, а может только делать то, что бог... — любить... На меня это действует удивительно... Попробуйте, может быть и вам годится».

Быть может, в этих совершенно «дневниковых», ничем не прикрытых суждениях более всего сказывается индивидуалистический характер толстовской философии и этики. «Бог» и «любовь» нужны здесь, во-первых, для того, чтобы примирить человека с внешними обстоятельствами его жизни, с ее неустройствами и несчастьями, наконец примирить человека со смертью, заглушить в нем ужас и ненависть к смерти представлением о мнимом «бессмертии», погруженностью в некое всеобщее начало, которое не одному А. П. Чехову могло представиться в виде «бесформенной студенистой массы».[14] Во-вторых, как легко увидеть, «бог» привлекается здесь для того, чтобы оградить самоусовершенствующееся «я» от треволнений, горечи, гнева и другой естественной реакции на проявление человеческой низости, жестокости и страданий, создать между индивидуумом и индивидуумом, индивидуумом и обществом непроходимую для выражения любых непосредственных эмоций и незримую преграду в виде «божеского начала», делающего человека способным лишь к бесстрастной и бездеятельной... «любви».XXVIII

XXIX В области общественной борьбы подобная проповедь, как известно, носила еще более ярко выраженный реакционный характер, в корне убивая революционную активность масс, вызывая «отчуждение от политики... мистицизм, желание уйти от мира, «непротивление злу», и лишь «бессильные проклятья по адресу капитализма и «власти денег» (В. И. Ленин).

В полном противоречии с этой философией смирения и застоя находится то качество толстовской личности, о котором А. В. Луначарский писал как о «необычайной, изумительной широкой жизненности, связанной с общественными чувствованиями, страстями».[15] Эту жизненность, кровную связь Толстого с народом видишь, когда среди бесплотных, высокопарных рассуждений на тему о «боге», «любви», о «ступенях приближения к богу» встречается чудесная во всей простоте художественная зарисовка из дореволюционной русской деревенской жизни: «Нынче волнительное, хорошо волнительное утро. Сейчас только вернулся с деревни, где ходил смотреть проводы молодых ребят, ведомых на ставку. Залихватская гармония с песней и приплясыванием и завывания баб, и удивление и участие ребятенок, и тихие слезы стариков отцов. «А этот чей?» — спросил я, указывая на высокого стройного молодца, у старика, знакомого мне, Прокофия. — Мой, — и захлюпал и зарыдал. И я тоже, как и теперь, плачу, вспоминая это».


В литературе, посвященной Толстому, обстоятельно и с разных точек зрения освещен вопрос об уходе Толстого из Ясной Поляны в 1910 г. и широко исследована предшествовавшая этому человеческая драма. Опубликованы Дневники Толстого, которые он вел в последний год жизни, а также дневники С. А. Толстой, относящиеся к этому времени; имеются многочисленные воспоминания, в том числе воспоминания родственников и друзей Толстого. Широко освещена жизнь Толстого этого периода в ряде биографий, среди которых наиболее объективную картину рисует известная «Биография Л. Н. Толстого», принадлежащая П. И. Бирюкову.

Самое непосредственное отношение к этому вопросу имеют письма Толстого к Черткову, собранные в 89 томе настоящего издания.XXIX

XXX В последние годы жизни Толстого в Ясной Поляне его положение сделалось мучительным. Со времени перелома в мировоззрении Толстой ощущал свою жизнь в барской усадьбе, среди семьи, существующей на дворянский доход с обрабатываемой крестьянами земли и на литературный доход от продажи его сочинений, как страдание. Имеются записи в Дневнике и высказывания в письмах, звучащие, как крик глубоко уязвленной совести: «Рано проснулся. Ходил по саду. Всё тяжелее и тяжелее становится видеть рабов, работающих на нашу семью» (Дневник, запись 5 января 1910 г.[16]); «мучительная тоска от сознания мерзости своей жизни среди работающих для того, чтобы еле-еле избавиться от холодной, голодной смерти, избавить себя и семью. Вчера жрут 15 человек блины, человек 5, 6 семейных людей бегают, еле поспевая готовить, разносить жранье. Мучительно стыдно, ужасно. Вчера проехал мимо бьющих камень, точно меня сквозь строй прогнали» (Дневник, запись 12 апреля 1910 г.[17]). Подобные этим высказывания есть и в письмах Черткову: «Нерадостная сторона, всё больше и больше, к стыду моему, мучащая меня, это та среда, те условия, в которых я живу, особенно земельные — это порабощение людей посредством земельной собственности и, хоть косвенно и против воли, страдая, но участвую. Никогда о грехе крепостного права я не чувствовал в 1/100 так больно, как чувствую этот грех».

Семейные, и особенно жена писателя Софья Андреевна, ничем не смогли утишить эти страдания Толстого. Наоборот, в последние годы между Толстым и большею частью семьи возник тяжелый конфликт в связи с завещанием, составленным Толстым незадолго до ухода, таким образом, чтобы его литературные произведения стали общественным достоянием. Распорядителем своего литературного наследия он назначал В. Г. Черткова. Борьба вокруг завещания между семьей Толстых и «толстовцами» (главным образом В. Г. Чертковым) приняла в 1909—1910 гг. особенно острый характер. Положение Толстого сделалось поистине трагическим. И если действительно ужасное впечатление производит болезненное поведение жены писателя в этот период, ее слепая ненавистьXXX XXXI к Черткову, тяжелые сцены, устраиваемые самому Толстому, то, с другой стороны, исследователь этой поры в жизни писателя должен отметить также подчас лишенные такта, настойчивые агрессии Черткова в частный мир Толстого. Неизмеримы те усилия, которые совершил этот человек для собирания и бдительного сохранения рукописного богатства Толстого. Но в тот тяжелый период жизни великого русского писателя все вокруг него, и Чертков в том числе, были охвачены каким-то отвлеченным ажиотажем, исключительно тягостным для самого Толстого. Создается впечатление, что для всех, кто был втянут тогда в эти сложные отношения, важнее всего были какие-то дальние последствия происходящего: для «античертковской» части семьи Толстого — вопрос сохранения собственности на произведения писателя после его смерти, семейное благосостояние и естественное право быть ближе всех к Толстому; для Черткова — ревностное и уже почти честолюбивое желание отстоять недоступность толстовских рукописей и произведений для частного владения и неукоснительное исполнение духовной воли самого Толстого на этот счет. Оба лагеря как бы забыли о самом Толстом, старом, одиноком человеке, еще живом, но близком к смерти, ищущем нравственного успокоения и хотя бы краткого примирения своих внутренних принципов с внешним образом жизни. В Дневниках Толстого и его письмах тех лет, наряду с выражением крайней муки от тех ненормальных условий, в которые он был поставлен в Ясной Поляне, звучит также кроткий упрек и В. Г. Черткову, который вовлек его в столь неприятную борьбу. Нельзя недооценивать и отрицательной реакции Толстого также на слишком свободное обращение В. Г. Черткова, например, с присылаемыми ему интимными текстами из Дневников. Так, еще в 1901 г. Толстой пишет: «Выписки ваши из писем и дневников мне немножко неприятны. Точно я кокетничаю своими мыслями. Не разрабатываю их, как должно, а так бросаю. Это можно прилично делать только из-за гроба». Это звучит как упрек в бестактности.

В результате всего Толстой, чья любовь и совесть стали в это время как бы предметом злобной, неостывающей борьбы между людьми, самыми близкими и дорогими ему из всех окружающих, чувствует себя еще более безысходно и мрачно. 24 сентября 1910 г., после получения письма от В. Г. Черткова «с упрекамиXXXI XXXII и обличениями», он записывает в «Дневнике для одного себя» отчаянные слова: «Они разрывают меня на части. Иногда думается: уйти ото всех».

Невозможность более вести «господскую» жизнь, противоречащую нравственным убеждениям, каждодневно видеть «роскошь жизни среди бедноты народа», особо мучительные условия, созданные С. А. Толстой в Ясной Поляне, невыносимое напряжение, связанное с очень тяжелыми переживаниями в семье, и, наконец, антагонизм основной части семьи с Чертковым, антагонизм, в котором обе стороны без всякого снисхождения настаивали на своем, — все это усиливало у Толстого давнишнее спасительное желание «уйти ото всех», бежать из Ясной Поляны «в пустыню» и «желание тихой, достойной человеческой жизни».

Когда терпеть и смиряться стало больше невозможно, осенней октябрьской ночью 1910 г. Л. Н. Толстой тайно покинул Ясную Поляну, чтобы уже никогда туда не возвратиться.


Письмам Л. Толстого к В. Г. Черткову принадлежит в наследии великого писателя несколько особое место.

То «духовное единение», которое нашел Толстой во взаимоотношениях с Чертковым, их многолетняя заинтересованность в одном и том же, действительная самоотверженность Черткова в служении «общему» «толстовскому» делу — все это делает публикуемые письма лежащими особенно близко, так сказать, к «области мысли» Толстого, к его внутренним исканиям, придают им тон особой доверительности и самоаналитичности, свойственной обычно только личным дневникам. Показательно, что в переписке Толстого с Чертковым встречаются факты, когда вместо письма отсылаются именно листки из дневника, как бы вполне заменяющие то, что должно было составить содержание письма. Письма Толстого к Черткову содержат обильный материал для суждений о жизни и творчестве Толстого в охватываемую ими эпоху, для понимания важных моментов его биографии.

Однако наиболее полно и последовательно в этих письмах мы узнаем писателя со стороны слабых «толстовских» сторон его мировоззрения, в них главный пафос писем к В. Г. Черткову, и это совершенно естественно, учитывая специфический характерXXXII XXXIII отношений корреспондентов, их христианскую, построенную на исповедании общих духовных интересов дружбу. Это наложило свой отпечаток и на стиль писем, характерный стиль религиозных писаний Толстого.

Современный советский читатель, для которого гениальное художественное творчество Толстого является необходимой частью его духовной культуры, источником наслаждений и раздумий, правильно поймет смысл идейных заблуждений Толстого. Он воспримет в наследии Толстого то, что принадлежит векам, оставив его времени все утопии и ошибки, но высоко оценив глубокую искренность и жгучую потребность правды, отличавшую мысль и чувство великого писателя.

М. Щеглов


РЕДАКЦИОННЫЕ ПОЯСНЕНИЯ

В том 88 входит 301 письмо Л. Н. Толстого к В. Г. Черткову за 1897—1904 гг. Из них печатается впервые 295 писем; по автографам 270 писем; по подлинникам 31 письмо.

При воспроизведении текста писем Л. Н. Толстого соблюдаются следующие правила.

Текст писем Толстого, как правило, воспроизводится с учетом последних исправлений, сделанных автором. Из зачеркнутого в сноске воспроизводятся лишь наиболее существенные варианты, причем знак сноски ставится при слове, после которого стоит зачеркнутое.

Сохраняются все особенности правописания автора, например различное написание одних и тех же слов («тетенька» и «тетинька»), ударения, поставленные им, слова, написанные неполностью, печатаются полностью, причем дополняемые буквы ставятся в прямых скобках: «к-ый» — «к[отор]ый», т. к. — т[ак] к[ак], б. — б[ыл]. Не дополняются общепринятые сокращения: и т. п., и пр., и др.

Описки (пропуски, перестановка букв, замена одной буквы другой и т. п.) исправляются без оговорки.

На месте не поддающихся прочтению слов в скобках ставится: [1 неразобр.] [2 неразобр.], где цифры обозначают число неразобранных слов.

Скобки автора обозначаются круглыми скобками.

Подчеркнутое автором воспроизводится курсивом.

Сохраняется пунктуация автора, если она не противоречит общепринятым нормам.

Новые абзацы вводятся только в тех местах, где начинается резко отличный по теме и характеру от предыдущего текст,XXXIV XXXV причем каждый раз оговаривается в сноске: Абзац редактора. Знак сноски ставится перед первым словом введенного редактором абзаца.

Письма, публикуемые впервые, а также те, которые ранее печатались неполностью или в переводах на иностранные языки, обозначаются звездочкой.

Все даты по 31 декабря 1917 г. приводятся по старому стилю, а с января 1918 г. по новому стилю.

В примечаниях приняты условные сокращения:

AЧ — Архив В. Г. Черткова (Москва).

Б, III, IV — П. И. Бирюков, «Биография Льва Николаевича Толстого», т. III, IV, Гиз, М. — Л. 1928.

ГМТ — Государственный музей Л. Н. Толстого.

ЕСТ — «Ежедневник» С. А. Толстой.

«Летописи», 2, 12 — «Государственный литературный музей. Летописи». Книга вторая. «Л. Н. Толстой», М. 1938; «Государственный литературный музей. Летописи». Книга двенадцатая. «Л. Н. Толстой». Том II. М. 1948.

ТП, 1, 3 — «Толстой. Памятники жизни и творчества», выпуск I, изд. «Огни», М. 1917.

«Толстой и Чертков» — М. В. Муратов, «Л. Н. Толстой и В. Г. Чертков по их переписке», изд. Государственного Толстовского музея, М. 1934.

ПИСЬМА к В. Г. ЧЕРТКОВУ
1897—1904

Л. Н. ТОЛСТОЙ

1897

* 431.

1897 г. Января 12. Москва.

Читайте один.

Что вы не пишете мне, милый друг? Хорошо ли вам? Хорошо ли в душе? Не лежит у меня сердце к тому, что вы там делаете. Боюсь, что вы своей душе вред сделаете. Не верится мне, чтобы хорошее, настоящее дело надо было делать с такими подготовлениями, приготовлениями. Боюсь, что это соблазн. Напишите мне, главное, про себя, про свою душу: как и чем она живет, чем страдает, чем радуется. — Я пишу вам нынче особенно п[отому], ч[то] мне очень тяжело и одиноко. Маши1 нет, и никого нет такого, как вы и Поша,2 кому хотелось бы излить душу, пожаловаться, попросить участия, сострадания. Жизнь, окружающая меня, становится всё безумнее и безумнее: еда, наряды, игра всякого рода, суета, шутки, швырянье денег, живя среди нищеты и угнетения, и больше ничего. И остановить это, обличить, усовестить нет никакой возможности. Глухие скорее услышат, чем кричащие, не переставая. И мне ужасно, ужасно тяжело. Если бы я сказал, что несу терпеливо, делаю, чтó могу, я бы сказал неправду. Падаю духом, озлобляюсь, молюсь безнадежно, и отвратителен сам себе. Вот это правда.

Нового ничего не случилось: всё то же, но как будто всё разгорается и разгорается эта нелепость и развратность жизни, а с моей стороны всё меньше и меньше противодействия и всё большая и большая близость к концу и потому всё большее и большее желание, желание тихой, достойной человеческой жизни. И нет того, что спасало прежде: напряженной, увлекающей, поглощающей работы. Пишу об искусстве,3 но эта3 4 работа отчасти, особенно теперь, ученая и не захватывающая, а на другие работы нет энергии. Вы, пожалуйста, не утешайте меня, и не пишите мне про это, и не читайте никому мое письмо, кроме Поши. Мне только нужно было высказаться любимому и любящему человеку. И мне станет легче. В хорошие минуты говорю себе, чтó то, чтó со мной, это мне нужно, что так нужно дожить до смерти, а потом — опять возмущение и желание и упрек, зачем не дано мне хоть перед смертью пожить, хоть год, хоть месяц, свойственной мне жизнью, вне той лжи, в кот[орой] я не только живу, но участвую и утопаю.

Так вот напишите мне про себя так же откровенно, как я пишу про себя, а про меня не пишите. Жму вам руку.

Л. Т.

Отрывок напечатан: «Толстой и Чертков», стр. 248—249.

Год определяется на основании сопоставления с письмом Толстого к М. Л. Толстой от 12 января 1897 г. (т. 70, стр. 16—17).

Письмо написано Черткову в Петербург, куда он приехал 20 декабря 1896 г. по делу преследуемых кавказских духоборов и где работал над запиской с ходатайством о возвращении Д. А. Хилкову детей, отобранных у него и его гражданской жены Ц. В. Винер по повелению Александра III (см. т. 87, стр. 235—237). Ответ на письмо Черткова от 11 января 1897 г., в котором он писал, что хлопоты по делу духоборов поглощают все его время.

Комментируемое письмо сначала не было отправлено Черткову из-за того, что оно слишком «унылое». Узнав об этом, Чертков немедленно написал Толстому, что просит прислать это письмо, так как «дорого сочувствовать всему, что переживает друг».

1 Мария Львовна Толстая (1871—1906), дочь Толстого. См. т. 83, стр. 184. М. Л. Толстая в это время гостила в имении своего брата И. Л. Толстого.

2 Павел Иванович Бирюков (1860—1931), друг Толстого и автор его биографии. См. т. 63, стр. 227—230.

3 «Что такое искусство?». См. т. 30.

* 432.

1897 г. Января 13. Москва.

Дорогой друг Вл[адимир] Гр[игорьевич]. Вчера, будучи в очень унылом настроении, написал вам длинное письмо, наклеил марку, такое же по настроению письмо написал Маше1 и потом устыдился своей слабости и того, мож[ет] быть, несправедливого,4 5 что могло быть в письме, и усумнился послать и отложил оба письма и спрятал так, чтобы они не попались на глаза; и спрятал так хорошо, что теперь не могу найти, чтобы послать или уничтожить.

Хорошего писал я в том письме только то, что говорил вам, почти то же, что вы пишете мне, а именно, что хотя и хочется знать, что у вас делается во внешнем мире, мне важнее всего знать, что у вас в душе делается: как вы живете духовной жизнью, что, если это хорошо, то и всё внешнее будет хорошо.

Еще писал, что слишком много приготовлений, подготовлений для того дела, кот[орое] вы де[лаете], и что поэтому я сомневаюсь в важности самого дела. И на это вы отвечаете, и я согласен.

Меня трогает и умиляет жизнь духоб[оров], их внутреннее устройство и управление без насилия. И многое это мне уяснило и открыло и закрепило. Ведь [если] есть при тех условиях, при кот[орых] они, возможность жить так, как они, то ведь нечего еще искать, нечего дожидаться, а надо именно так точно жить, как они. Для того, чтобы жить, как они, я не только готов так же, как они, псалмы петь, но готов причащаться и ходить ко всенощной... Хочется об этом написать, и знаю как, и думаю, что важно.

О себе же я писал скверно, — скверно тем, что признавал свою слабость и свое уныние и тем закреплял ее; хорошо же только тем, что не старался казаться спокойным, кротким и мудрым, а показывал себя, какой я есмь — слабый, злой и бессмысленный. Таким я был и теперь еще немного такой. Хотя и получше немного.

Еще писал, что мне нужна ваша дружба, ваша, Пошина и Машина, и что вас не было никого, и от этого мне стало грустно.

Вчера читал отрывки писем Барыковой.2 Как хорошо. Я давно не испытывал такого приятного чувства.

Прощайте, милые друзья. Как хорошо, что Ив[ан] Мих[айлович]3 пока цел и всё случилось, как случилось.

Л. Т.

Датируется 13 января, так как в письме есть указание, что оно написано на другой день после предыдущего письма от 12 января.

1 Письмо к М. Л. Толстой от 12 января 1897 г. См. т. 70, стр. 16—17.

2 Анна Павловна Барыкова (1839—1893), писательница. О ней см. т. 86, стр. 150.5

6 3 Иван Михайлович Трегубов (1858—1931), разделял убеждения Толстого. О нем см. т. 66, стр. 124. И. М. Трегубов подписал вместе с Чертковым и Бирюковым воззвание к обществу о помощи духоборам, за что был выслан в Курляндскую губ., где и прожил с апреля 1897 по 1901 г.

* 433.

1897 г. Января 25. Москва.

Получил ваше доброе и несправедливое письмо, милый друг. Никакого от бога мне креста нет, а есть своя слабость, дрянность, запущенность, и оттого стыдно и гадко.

Я знаю, что пишете любя, но такие суждения могут только укрепить в зле и ослабить силы борьбы. А я хочу бороться и буду и, лежа под врагом без сил противодействия, все-таки буду говорить, что не сдаюсь, и ждать первой возможности освобождения, чтобы воспользоваться ею. Это одно, что я могу делать, и делаю.

Хочу дать это письмо Ив[ану] Ив[ановичу],1 если успею, если нет — пошлю почтой. Боюсь я, как бы вы не ошиблись в своих переговорах с ним. Не забудьте, что сотни таких дел, как Посредник, не стоят малейшего ослабления любви — особенно такой, как ваша с ним. То всё пройдет, а это вечное, божие. Еще думаю, что изменять что бы то ни было в своем внешнем положении и во внешнем положении других без такой необходимости, что нельзя не изменить, — всегда грех и всегда ведет к греху. Скажу то же, чтó вы мне пишете, именно что вы всё это знаете — любя Ваню2 — уже наверное лучше меня.

Насчет вашего дела в Петерб[урге]3 нахожусь в сомнении и нерешительности. Знаю, что движимы не личным, а христианским чувством, и потому верю, что то, чтó вы делаете, хорошо, но, с другой стороны, может быть, и по своей гадкой гордости, к[оторую] переношу на вас, любя вас, осуждаю эти все демарши и не жду от них добра, думаю, что энергия эта нашла бы лучшее помещение. Пишу это для того, чтобы высказать всё, чтó думаю.

Я как живу плохо, так и работаю плохо. Привет всем друзьям: Гале,4 Е[вгению] И[вановичу],5 Шк[арвану].6 Прощайте.

Л. Т.

25 янв. 97.6

7 Отрывок напечатан: «Толстой и Чертков», стр. 236—237.

Толстой, повидимому, отвечает на письмо Черткова, до сих пор не найденное. Возможно, однако, что это ответ на письмо от 11 января, в котором Чертков писал о тяжести условий жизни Толстого.

1 Иван Иванович Горбунов (литературное имя — Горбунов-Посадов, 1864—1940), единомышленник Толстого. В. Г. Чертков, основав в 1884 г. издательство «Посредник», содержал его на свой счет до 1893 г. Осенью 1893 г. Чертков передал руководство издательством П. И. Бирюкову, причем И. И. Горбунов должен был редактировать беллетристический отдел. В начале 1897 г. Чертков, не удовлетворенный в то время редакторской работой И. И. Горбунова, вызвал его для переговоров, о которых пишет Толстой.

2 Иван Иванович Горбунов.

3 Хлопоты о кавказских духоборах и о возвращении детей, отобранных у Д. А. Хилкова.

4 Анна Константиновна Черткова (1859—1927), жена В. Г. Черткова. См. т. 85, стр. 396—412.

5 Евгений Иванович Попов (1864—1938), единомышленник Толстого. См. т. 64, стр. 109.

6 Альберт Альбертович Шкарван (1869—1926), словак, врач, единомышленник Толстого. См. т. 70 стр. 195.

* 434.

1897 г. Января 27. Москва.

Сейчас получил печальное известие от Андросова.1 Посылаю его телеграмму. Мы решили послать телеграмму в Усть-Цыльму,2 в полицейское управление, подписанную тремя лицами (не мной) и засвидетельствованную нотариусом, утверждающую его личность, как жителя Карск[ой] области, едущего по своему делу в Обдорск.3

Он как будто надеется, что вы поможете ему из Петербурга. Может быть, что-нибудь и можно. Жаль.

Приветствую вас с друзьями.

Л. Т.

Датируется на основании пометки на бланке телеграммы Андросова, упоминаемой Толстым.

1 Михаил Андросов, крестьянин Карской области, духобор, посланный кавказскими духоборами в Обдорск к Петру Веригину, находившемуся в ссылке. Проезжая через Москву, Андросов посетил Толстого. По дороге в Обдорск Андросов был арестован близ Усть-Цыльмы и послал телеграмму7 8 с просьбой: «Известите Петербург Черткова... удостоверьте мою личность печорской полиции». Толстой совместно с Ф. А. Страховым и А. Н. Дунаевым подписал удостоверение личности Андросова, засвидетельствованное в московской нотариальной конторе и посланное затем в Усть-Цыльму. Андросов был освобожден, но около Обдорска вновь арестован и отправлен на родину по этапу.

2 Усть-Цыльма — в то время село Печорского уезда Архангельской губ.

3 Обдорск — в то время село Березовского уезда Тобольской губ.

* 435.

1897 г. Января 29. Москва.

Пятницу хочу ехать Олсуфьевым.1 Если нужно, заезжайте.

Толстой.

Телеграмма, датируется по телеграфному бланку.

1 Толстой 31 января уехал в имение Никольское-Обольяново, принадлежавшее Адаму Васильевичу и Анне Михайловне Олсуфьевым, у которых он неоднократно гостил. Об Олсуфьевых см. т. 83, стр. 359.

* 436.

1897 г. Февраля 1...2. Никольское-Обольяново.

Я у Олсуфьевых, и мне лучше, чем было всё это последнее время. Что вы? Мне хочется знать про вашу душу. Буланже1 говорил мне, что вы были нездоровы и в душевно подавленном состоянии.

Помочь ничем не могу, кроме жалости и любви. Мне помогает одно: отделение, в эти минуты упадка, своего истинного, вечного, духовного я от ложного, временного, животного. Я физически трясу головой, чтоб разделить этих слипшихся я и не только не дать животному властвовать над духовным, но, напротив, покорить его под ноги. И всегда удается, правда ненадолго, но все-таки на время оживаю. Нынче после многих пустых дней думал.

Читаю глупую книгу атеистическую: «Le monde sans Dieu»2 и стал думать: а может быть, и правда, что бога нет и что мы8 9 его выдумали. И живо представил себе мир, т. е. себя, без бога. И никогда я так ясно и неопровержимо не понял необходимость существования бога. Ну, хорошо: нет бога; но ведь есть что-то такое, зачем-то существующее, и есть закон, по кот[орому] мне надо существовать. Вот эта причина существования и закон и есть бог. И когда я говорю «воля бога», я только коротко, ясно и очень точно выражаю то, что я понимаю, что я не весь мир, а зависим от кого-то, и что кроме того есть закон, по к[оторому] я должен жить. Надо хорошенько усумниться в боге, чтобы наверно узнать его и поверить. Надо прокопать до материка, чтобы было твердо.

Я не сумел вам это сказать, как мне сказано. А мне это б[ыло] очень важно. Я не могу уже никак теперь не знать бога. А если его знаешь, то и хорошо — хорошо и здесь и там, и туда спокойно пойдешь.

Напишите мне хорошенько. Друзьям передайте мой привет.

Л. Т.

Датируется предположительно на основании даты получения письма, проставленной Чертковым на подлиннике.

1 Павел Александрович Буланже (1864—1925), в то время разделял взгляды Толстого. За помещение в газетах сообщения о положении духоборов был в 1897 г. выслан за границу. См. т. 63, стр. 350.

2 [«Мир без бога»]

* 437.

1897 г. Февраля 15. Никольское-Обольяново.

15 февраля № 11

Хотелось бы мне, дорогие, милые друзья, чтобы письмо это нагнало вас в Берлине, но знаю, что это невозможно. Хоть бы оно встретило вас в Кройдоне.2 Я теперь рад, что не остался проводить вас. Я чувствовал себя уже нездоровым в день отъезда. На другой же день совсем заболел с довольно сильным жаром, так что всё равно вас бы не проводил и остался бы9 10 в Петерб[урге]. Нынче я поправился и только слаб, как после пароксизма лихорадки. Как вы уехали, как перенесла милая Галя все эти терзания, против к[оторых] она не может устоять.3 Жалко ее. Но очень много было хорошего в вашем отъезде. Я это увидел на С[офье] А[ндреевне].4 На нее всё, что она видела и слышала, произвело очень сильное и очень хорошее впечатление, и я знаю, что не преходящее. Я вижу, что она безоговорочно полюбила вас обоих, и мне это очень радостно, п[отому] ч[то] полюбить вас (простить) — значит полюбить добро. Потому-то мне и тяжело было так, когда она выражала к вам недобрые чувства.

Письмо это будет самое бессодержательное, какими да будут ваши письма, только почаще и поподробнее пишите. Все-таки теперь несколько дальше, чем от Деменки.5 А сказать мне хочется вам очень многое и определенное, но не теперь. Петербург оставил мне самое радостное впечатление — разумеется, главное, сборищи у вас. Тяжелое впечатление — это был разговор с А[лександрой] А[ндреевной] Толстой.6 Ужасающая не только холодность, но жестокость и залезание в душу и насилие, то самое, кот[орое] нас разлучило. Какая плохая вера, кот[орая] делает добрых людей столь жестокими и потому нечуткими к душевному состоянию других. Исповедуй слово в слово то, что я, или ты мне, если не враг, то чужой. Я всегда спрашиваю себя, нет ли чего-нибудь подобного между нами? И вижу, что нет. Мы не требуем от людей никакого особенного исповедания. Человек, даже не признающий бога, — нам не чужд. Если мы чего требуем, то только того, чтобы люди делали для жизни те выводы, кот[орые] вытекают из того, что они исповедуют.

Таня7 проехала в Москву и оттуда с Машей телеграфировала, спрашивая о здоровьи. Завтра она приезжает. По случаю Тани вспомнил про письма, кот[орые] я вам дал, и листки дневника. Уничтожьте их и забудьте их. То, что я пишу про Т[аню], значит, что она кокетничает, и мне это не нравится. И, пожалуйста, сделайте это. Я тогда в Петерб[урге] б[ыл] так слаб, что, не подумавши, дал вам, или, скорее, не проверив перед богом, без молитвы. Прощайте. Целую вас, т. е. обоих и Диму.8 Мой привет Шкарвану. С робостью посылаю свой привет Л[изавете] И[вановне]9, чувствуя, что она не любит меня. Дай бог, чтобы я ошибался.10

11 Впервые напечатано полностью в книгах: «Дневник Л. Н. Толстого», т. I, М. 1916, стр. 210, и В. Жданов, «Любовь в жизни Л. Толстого», кн. 2, М. 1928, стр. 159. Письмо написано из имения Олсуфьевых, куда Толстой вернулся после поездки в Петербург для свидания с Чертковым перед его отъездом из России. Защита Чертковым духоборов и, в частности, составление воззвания к обществу «Помогите!», в котором Чертков вместе с П. И. Бирюковым и И. М. Трегубовым призывал к пожертвованиям в пользу расселенных в горах Тифлисской губ. духоборов, вызвали репрессии против него и других участников этого дела. 2 февраля у Черткова был произведен обыск, а 3 февраля ему было сообщено, что, по повелению царя, он должен сделать выбор между высылкой в Остзейский край и высылкой за границу. Чертков решил выехать за границу, причем ему была дана отсрочка до 13 февраля для сборов. Л. Н. Толстой и С. А. Толстая пробыли в Петербурге с 7 по 12 февраля.

1 Толстой начал нумеровать свои письма к Черткову после отъезда его в Англию.

2 Кройдон — городок вблизи Лондона. Чертков решил поселиться в Кройдоне, так как здесь жил Кенворти, возглавлявший небольшую религиозную общину, члены которой во многом разделяли взгляды Толстого.

3 Толстой имеет в виду расставание А. К. Чертковой с отцом, братьями и сестрами.

4 Софья Андреевна Толстая (1844—1919).

5 Деменка — деревня в пяти верстах от Ясной Поляны. В Деменке Чертковы проводили лето в 1894, 1895 и 1896 гг.

6 Александра Андреевна Толстая (1817—1904), двоюродная тетка Толстого. О споре с А. А. Толстой в феврале 1897 г. см. «Переписка Л. Н. Толстого с гр. А. А. Толстой», Спб. 1911, стр. 71.

7 Татьяна Львовна Толстая, в замужестве Сухотина (1864—1950), дочь Толстого.

8 Владимир Владимирович Чертков (р. 1889), сын В. Г. Черткова. См. т. 86, стр. 234.

9 Елизавета Ивановна Черткова (1831—1922), мать В. Г. Черткова. Е. И. Черткова отрицательно относилась к взглядам Толстого.

* 438.

1897 г. Февраля 26. Никольское-Обольяново.

26 февр. 97 г. № 2. У Олсуфьевых.

Я получил ваше письмо, милый друг, и вы, верно, теперь получили мое. Я даже надеялся, что мое встретит вас в Лондоне. Хотя вы и не велите мне этого делать, — пишу к вам после кучи11 12 написанных писем, и потому едва ли что напишу путного. Писал сейчас Поше через Свербеева (губернатора).1 Его сын рассказывал, что Поша, будучи у него, написал письмо и хотел опустить в ящик, но Сверб[еев], бывший с ним очень любезен, сказал, что он не может допустить этого и должен прочесть письмо, тогда Поша разорвал письмо. Какая гадость. Я думал, что это уже перестало случаться со мной, но опять случается в этом случае то, что случалось много раз, что придет мысль, кот[орая] кажется преувеличением, парадоксом, но потом, когда больше привыкнешь к этой мысли, видишь, что то, что казалось парадоксом, — есть только самая простая и несомненная истина. Так теперь мне представляется мысль о том, что государство и его агенты — это самые большие и распространенные преступники, в сравнении с кот[орыми] те, к[оторых] называют преступниками, невинные агнцы: богохульство, кощунство, идолопоклонство, убийство, приготовление к нему, клятвопреступления, всякого рода насилия, мучения, истязания, сечение, клевета, ложь, проституция, развращение детей, юношей (читание чужих писем в том числе), грабеж, воровство — это всё необходимые условия государств[енной] жизни.

Много у меня планов работы, но то, что случилось с Вами и Пошей (про Ив[ана] Мих[айловича] еще ничего не знаю2), и главное то, что случилось со мной, то, что меня не трогают, — требует от меня того, чтобы высказать до смерти всё, что я имею сказать. А я имею сказать очень определенное и, если жив буду, скажу. Теперь же всё занят статьей об искусстве и всё подвигаюсь, и, кажется, будет интересно и полезно.3

Как вы устроились, чтò Димочка? Какое впечатление произвели на вас друзья Кенворти?4 За какую работу вы беретесь? Я сужу по себе, и потому желаю и советую вам больше всего, особенно теперь на чужбине, кроме работы физич[еской], если возможно, часа три в день, устроить себе работу письменную, умственную, в к[оторую] можно бы уходить совсем и думать, приступая к работе, что делаешь ее не для себя, а для бога — для людей.

Целую вас и очень, очень люблю.

Л. Толстой.12

13 Отрывок впервые напечатан: Б, III, стр. 283.

Ответ на письмо Черткова от 2 марта н. с. из Кройдона. Чертков сообщал, что в Кройдоне его встретили друзья Кенворти, которые помогут ему устроиться на новом месте.

1 Дмитрий Дмитриевич Свербеев (1845—1920), курляндский губернатор с 1892 по 1905 г. До того был вице-губернатором в Туле (1886—1892) и поддерживал знакомство с семьей Толстых. П. И. Бирюков, будучи выслан в феврале 1897 г. в Курляндскую губ., находился там под гласным надзором полиции, и его переписка просматривалась администрацией.

2 И. М. Трегубов, назначенный к высылке в административном порядке в феврале 1897 г., в то время скрывался от полиции.

3 «Что такое искусство?».

4 Джон Конворти (John Kenworthy), проповедник, писатель, автор книги «The Anatomy of misery», Лондон, 1898 [«Анатомия нищеты»], сочувствовавший взглядам Толстого.

* 439.

1897 г. Февраля 26? Никольское-Обольяново.

№ (кажется) 3, если не 4-й.

Сейчас получил ваше 2 № от квакеров.1 Да, заграничная жизнь среди религиозных людей должна расширять требования от себя. У нас — для меня по крайней мере — так ясно, в чем приложение к жизни христианск[ого] мировоззрения: уничтожить пропасть, разделяющую нас, богатых, господ, от бедных, народа; на это должно быть направлено всё — приближение себя к бедным и избавление бедных от их бедности и причин бедности, невежества, обманов. Но там у вас, в Англии, всё другое: и народ не только обманут и задавлен, но выбивается из своего обмана и задавленности особенным способом, по-моему, ложным, и потому там нужна борьба еще и против этого ложного способа. И богатые классы у нас только виноваты в сластолюбии и незнании, а там, у вас, еще в ложном средстве оправдывания небратской жизни.

Получил от И[вана] М[ихайловича] хорошее письмо2 с копией письма Поб[едоносцеву],3 очень хорошего. От Поши нет мне писем, хотя писал ему 3 письма. Получил от одного американца, Bolton Hall,4 из Нью-Йорка, очень хорошее сокращение книги о жизни, кот[орое] он хочет издать. Я всё еще у Олс[уфьевых], где мне очень хорошо. 2 или 3-го марта думаю13 14 вернуться в Москву. Всё работаю над статьей об искусстве. Кое-что записываю в дневник, значит живу. Непременно, непременно будем чаще писать друг другу. Мне вас всегда хочется чувствовать. Трудно вам будет не рассеяться. Надо как можно строже, правильнее вести жизнь. Мне очень хорошо и твердо спокойно. Дай бог того же вам. Целую вас братски и Галю и Диму.

Л. Т.

Отрывок напечатан: Б, III, стр. 284.

Датируется на основании пометы, сделанной Т. Л. Толстой на письме, но ввиду того, что к этому же числу относится письмо № 438, датированное самим Толстым, дата ставится с вопросом. Письмо, на которое отвечает Толстой, неизвестно.

1 Секта, отвергающая церковные таинства, обряды, присягу и употребление оружия, основанная в Англии Дж. Фоксом (1624—1691).

2 Письмо И. М. Трегубова от 24 февраля 1896 г. (ГМТ).

3 Константин Петрович Победоносцев (1827—1906), обер-прокурор Синода, реакционный политический деятель. Трегубов написал ему в феврале 1897 г. резкое письмо по поводу преследования сектантов и копию послал Толстому.

4 Болтон Холл (Bolton Hall, p. 1854), американский юрист, сторонник проекта Генри Джорджа об установлении единого земельного налога. Сделанное Б. Холлом сокращение книги Толстого «О жизни» было издано в Америке в 1897 г., а затем переведено на русский язык: Болтон Холл, «Истинная жизнь», М. 1899.

* 440.

1897 г. Марта 8. Москва.

8 марта 1897 г. № 4.

Последнее полученное от вас известие, милые друзья, было письмо Гали, за которое благодарю ее. Просил бы побольше подробностей о вашем житье, какое помещение? Где? Кто хозяева? Кто к вам ходит? Как кто проводит время? Что делаете вы, В[ладимир] Г[ригорьевич]? Что делает Галя? Димочка? Шкарван? Катя,1 Аннушка?2 Как проходит день? Такое письмо, как тот дневник, к[оторый] прислал на днях Поша, из к[оторого] мы узнали всё, чтò с ним было до его помещения в первый день на месте. На этом дневник оборвался. Теперь к нему поехала Пав[ла] Ник[олаевна];3 надеемся через нее иметь более14 15 частые известия. А то я писал ему 5 писем и не получил ни одного. Смущает меня в моей переписке с вами, что на днях по объявлению4 не выдали заказного из Англии письма, и я боюсь, уж не от вас ли это? Если долго не получу от вас или окажется пропащий номер, то приму меры, чтобы не пропадали письма. Здесь, как вы, верно, знаете, Елена Петровна.5 Я очень рад был узнать ее. Еще здесь один старик, бывший старообрядец, Вас[илий] Вас[ильевич] Паньков, с к[оторым] я переписывался и кот[орый] два раза приезжал сюда, чтобы свидеться. Он называет себя свободомыслящим, и человек очень правдивый и религиозный. Он мещанин и живет тем, что в Царицыне продает рубашки, кот[орые] шьет его жена и дочь. Приехал он с молодым молоканином6 из Дубовки, и встретились они у меня с Суллержицким7 и с Желтовым.8 Очень интересный был разговор старика с Желтовым. Старик внушал Желтову, что нехорошо, не веря в божественность Христа, продолжать поддерживать это суеверие в собраниях. При этом выяснилось, что тот молодой молоканин, Дубовской, отделился с некоторыми друзьями от своего общества именно вследствие непризнания божественности Христа. Он считает, что не может участвовать в молениях, начинающихся словами: во имя отца и с[ына] и св[ятого] д[уха]. Так что эти выделившиеся суть не что иное, как унитарьянцы.9 Это очень поразило и порадовало меня.

Мне кажется, что для того, чтобы вернуться к христианству, как его разумел Хр[истос], надо прежде всего откинуть всё то идолопоклонство, кот[орое] выросло на христианстве, не говоря о святых и богородице, веру в божественность Хр[иста], веру в святость Библии и Евангелий. И это первое, через что должно пройти, т. е. уничтожить всю ложь, мешающую видеть истину. О себе скажу, что пишу понемногу, но не скучаю и когда не пишу. Не могу достаточно благодарить бога за то спокойствие, к[оторое] он мне дал последнее время — какое-то твердое любовное спокойствие, делающее жизнь легкою и часто радостною.

Теперь суббота. У нас в столовой горят огни, уставлен стол яствами, лакеи служат, и всем, кроме мальчиков, пожирающих сладкое, мучительно тяжело и скучно. Я ушел оттуда и пишу письмо, но пришла С[офья] А[ндреевна], прося помочь ей занимать вашу кузину Сологуб.10 Мне нисколько не скучно и не15 16 неприятно, а хотелось бы помочь им. Простите, что хвастаюсь. Р[усанов]а11 очень нервна, и жалка, и хороша. Вчера был у них. М[оод]ы12 скоро едут к вам. Я сейчас был у них. Целую вас всех.

Л. Т.

Отрывки напечатаны: «Толстой и Чертков», стр. 242.

Ответ на письмо А. К. Чертковой от 6 марта н. с. из Кройдона.

1 Екатерина Васильевна Дегтярева, домашняя работница Чертковых.

2 Анна Григорьевна Морозова, повариха и экономка Чертковых, служившая у них с 1889 г. и ставшая близким человеком в их семье.

3 Павла Николаевна Шарапова, с 1899 г. жена П. И. Бирюкова.

4 Толстой называл объявлением повестку на получение заказного письма.

5 Елена Петровна Накашидзе, сочувствовавшая взглядам Толстого и помогавшая духоборам.

6 Яков Александрович Токарев.

7 Леопольд Антонович Суллержицкий (1872—1916), учившийся вместе с T. Л. Толстой в Школе живописи и ваяния, впоследствии помощник режиссера Московского Художественного театра. Л. А. Суллержицкий принимал участие в помощи духоборам.

8 Федор Алексеевич Желтов (р. 1859), сектант-молоканин из с. Богородского Нижегородской губ.

9 Английская секта, последователи которой отрицают догмат о троичности божества и божественность Христа.

10 Наталия Михайловна Сологуб (1852—1918).

11 Вероятно, Антонина Алексеевна Русанова (1855—1905), жена Г. А. Русанова.

12 Алексей (Эйльмер) Францевич Моод (1858—1938) и его жена Л. Я. Моод, переводившие на английский язык произведения Толстого. Автор биографии Толстого: «The Life of Tolstoy», v. I, London, 1908, v. II, London, 1910 («Жизнь Толстого», т. I, Лондон, 1908, т. II, Лондон, 1910).

* 441.

1897 г. Марта 11. Москва.

11 марта 1897.

№ 4 (кажется, ошибаюсь,

мож[ет] б[ыть] 5, но никак не 3).

Очень скучаю по вас, дорогой друг В[ладимир] Г[ригорьевич]. Я получил от вас только одно письмо и одно от Гали. Пишите поскорее и поподробнее. Как вам понравились друзья Кенворти?16 17 и он сам дома? Как вы устроились со всем вашим народом? Какие новые связи, знакомства? Какова та новая колея, в кот[орую] войдет ваша жизнь? Я очень боюсь, что вы испортитесь в Англии. Сейчас получил «Review of Reviews»,1 читал, и так повеяло на меня этой удивительной английской само[до]вольной тупостью, что перенесся в вас и подумал о том, как вы с ними будете сходиться. Это я думаю про всех, кроме того маленького кружка свободных людей, среди к[оторых] вы живете или можете жить. Когда у нас сталкиваешься и узнаешь про дикость и мыслей и чувств, то приписываешь это нашему режиму, а там, у вас, становишься в тупик: зачем?

В Петерб[урге] произошло 12 февр[аля] следующее: Ветрова, Марья Федос[еевна]2, к[оторую] вы знали и я знал, курсистка, посаженная в дом предварит[ельного] закл[ючения] по делу стачек, мало замешанная, б[ыла] переведена в Петропавл[овскую] кр[епость]. Там, как говорят и догадываются, после допроса и оскорбления (это не известно еще) облила себя керосином, зажглась и на 3-й день умерла. Товарки ее, навещавшие ее, носили ей вещи, их принимали и только через 2 недели сказали, что она сожгла себя. Молодежь, все учащиеся до 3000 человек (были и из дух[овной] акад[емии]) собрались в Каз[анский] соб[ор] служить панихиду; им не позволили, но они сами запели: вечн[ая] память, и с венками хотели идти по Невскому, но их не пустили, они пошли по Казанской. Их переписали и отпустили. Все возмущены. Я получаю письма, и приезжают люди, рассказывают. Ужасно жалко всех участвующих в этих делах, и всё больше и больше хочется разъяснить людям, как они сами себя губят только п[отому], ч[то] презрели тот закон или не знают, к[оторый] дан Христом и ко[торый] избавляет от таких дел и участия в них.

Нынче С[офья] А[ндреевна] была у дантиста, и он нашел у нее на десне опухоль, о кот[орой] намеком выразил подозрение, что это, мож[ет] б[ыть], рак. Она, хотя и очень мало, но смутилась, как все мы, а мне так мучительно стало жалко и страшно за нее, что я понял, как она, именно она, дорога и важна мне. Завтра покажем врачу. Разумеется, вероятность того, что это рак, есть одно против 100. Я пишу это только п[отому], ч[то] хочу рассказать то сильное чувство, к[оторое] я испытал и к[оторое] показало мне всю ту силу связи и физической17 18 детей и любовных страданий, кот[орые] мы пережили вместе и друг от друга.

Я, кажется, писал вам, что чувствую себя очень хорошо — духовно твердо и радостно. Продолжаю себя чувствовать так же. Пишу всё то же и вижу конец. Читал нынче в «Вопрос[ах] Психол[огии]» статью Джонстон: Индийский мудрец Шанкара.3 Очень хорошо. Всё та же общая всем великим учителям мысль, что заблуждение только от смешения своего божеств[енного], неподвижного, вечного «я» с изменяющимся, страдающим, умирающим, телесным «я». И что стоит человеку просветиться мудростью, и это вечное «я» само собою выступает. Я только прибавил [бы], что это «я» есть любовь.

Е[лена] П[етровна] всё еще здесь и хочет ехать в Петерб[ург] и к Д[митрию] А[лександровичу].4 Это хорошо бы. И[ван] М[ихайлович] всё еще не взят. От Поши получен дневник, и П[авла] Н[иколаевна] поехала к нему. Здесь в пересыльном замке один заболевший духобор, умирающий от чахотки.5 Женя6 видел его. Вот уже 4-й или 5[-й] Дрожжин.7 Помоги бог им и их гонителям. Целую вас.

Л. Т.


Таня уехала в Я[сную] П[оляну], Маша со мной.

Впервые напечатано неполностью: «Дневник Л. Н. Толстого», т. I, М.. 1916, стр. 213.

Ответ на письма Черткова от 2 марта и А. К. Чертковой от 6 марта н. с.

1 «Rewiew of Reviews» — ежемесячный иллюстрированный журнал, издающийся в Лондоне с 1890 г.

2 Мария Федосиевна Ветрова (1870—1897), слушательница Высших женских курсов, арестованная в декабре 1896 г. и покончившая с собой в феврале 1897 г. в Петропавловской крепости. О ней см. т. 70, стр. 51.

3 В. Джонсон, «Шри-Шанкара-Анчариа — индийский мудрец», «Вопросы философии и психологии» 1897, январь — февраль.

4 Дмитрий Александрович Хилков (1858—1914), высланный в 1896 г. за помощь духоборам в г. Вайсенштейн Эстляндской губ. См. т. 64, стр. 134.

5 Федор Петрович Смородинов, духобор, заключенный в 1895 г. за отказ от военной службы в дисциплинарный батальон и заболевший там туберкулезом, умер в 1897 г. в Бутырской тюрьме по пути в Якутскую область, куда он был сослан.

6 Евгений Иванович Попов.

7 Евдоким Никитич Дрожжин (1866—1894), заключенный в 1891 г. за отказ от военной службы в Воронежский дисциплинарный батальон и затем умерший в Воронежской губернской тюрьме от туберкулеза.

18 19

* 442.

1897 г. Марта 22. Я. П.

22 м.

Спасибо, милый друг Галя, за ваше длинное письмо от 17/29 м[арта]. Разумеется, такие минуты уныния, сознания своего одиночества нужны, полезны для души — подвигают нас вперед. Только тогда и пойдет сам ребенок, когда перестанет держаться за окружающее, или тогда только поплывет и уж тогда, наверное, не потонет. А любовь, кот[орую] мы ждем и кот[орую] требуем от других, очень похожа на нелюбовь и легко вырождается в самые большие гадости.

Таня всё в деревне. Маша здесь, занята своей личной,1 — не хочется писать любовью, а скорее слабостью,2 но так же хороша душой и дорога мне. Опухоль на десне С[офьи] А[ндреевны] была ложная тревога. У нас живет Колечка Ге,3 кот[орого] я очень люблю и к[оторому], я думаю, хорошо с нами. Про И[вана] М[ихайловича] ничего не знаю. Если бы он б[ыл] взят, он написал бы. Пошин дневник попрошу переписать и пришлю. Моод вчера был у нас, и я с ним хорошо говорил. Он ждет только паспорта Е[лены] П[етровны],4 к[оторая] уехала в П[етербург] и скоро будет с вами. Я думаю, он всем вам будет полезен и приятен. Я очень ценю его. Как бы хотелось пожить там с вами!

Сейчас был с Дунаевым5 и Страх[овым]6 у Балахова,7 помните, фабричн[ый], умница, на новосельи. Он поступил к Буланже и нанял квартирку и звал к себе. Был другой фабричный, и было приятно. Буланже напечатал заметку о духоборах (попрошу Машу вырезку вложить вам),8 и в тот же день у него были жандарм и полиция по этому делу. Что им надо, неизвестно, п[отому] ч[то] его не застали дома, а говорили с его женой и после этого не были. Ив[ан] Ив[анович] в Петерб[урге] и на днях возвращается сюда с отцом, у кот[орого] умерла сожительница.

Я всё пишу свою статью об искусстве и не отчаиваюсь кончить, вижу конец. Всё больше и больше чувствую грех нашей жизни пользования трудами — и многими — других людей и не могу достаточно повторять и для себя и для других, что первое начало доброй жизни и конец ее — это постоянная борьба с роскошью, а вследствие того и с участием в насилии и зле19 20 общественном и в труде, искупляющем эту роскошь. Все мы, как мухи в вареньи, завязли в этой роскоши, и нельзя делать достаточно усилий, чтобы выбираться из нее.

Читал хорошее письмо Шк[арвана]. Ему нужно работать — как, не знаю, но, думая о нем, ясно вижу, чтò недостает ему.

Прощайте. Приветствую всех. Не забудьте Катю и Аннушку.

Л. Т.

Ответ на письмо А. К. Чертковой от 29 марта н. с., в котором она подробно писала, как складывается жизнь Чертковых в Кройдоне.

1 Зачеркнуто: лю[бовью]

2 Толстой имеет в виду отношение Марии Львовны к H. Л. Оболенскому, женой которого она стала в июне 1897 г.

3 Николай Николаевич Ге (1857—1939), сын художника. См. т. 63, стр. 208.

4 Е. П. Накашидзе.

5 Александр Никифорович Дунаев (1850—1920), директор Московского торгового банка, сочувствовавший взглядам Толстого.

6 Федор Алексеевич Страхов (1861—1923), помощник Черткова по составлению свода мыслей Толстого.

7 Петр Алексеевич Булахов, бывший старообрядец, разделявший многие убеждения Толстого.

8 П. А. Буланже поместил в газете «Русские ведомости» от 20 марта 1897 г. письмо о положении духоборов. Это посещение его жандармами не имело никаких последствий. Буланже был выслан из Москвы в августе 1897 г. после поездки к П. И. Бирюкову, находившемуся в ссылке.

* 443.

1897 г. Марта 30? Москва.

Хотел вам написать длинное письмо с Моодом и послать что-нибудь, но случилось так, что ничего не успел придумать и приготовить, кроме статьи об Инд[ийском] мудреце.1 Дневник хотел послать, но есть препятствия. С одной стороны, и хорошо, что нечего посылать и писать. Я в последнее время, со времени нашего сближения с духоб[орами], замечаю в других и в себе, что мы как будто чувствуем необходимость постоянно что-то внешнее делать, что-то друг другу сообщать, и, мне кажется, это нарушает настоящее, внутреннее, единственно нужное дело.20

21 Получил ваше последнее письмо очень хорошее, в к[отором] вы пишете о том, что просите бога, чтобы он не давал вам успокоиться, и о внешних приемах общения у Кенворти. Передайте ему мою искреннюю любовь к нему. Я сказал: искреннюю, п[отому] ч[то] часто думаю, вспоминаю о нем и, помимо его внешнего значения для нас, чувствую его душу. Описание ваше представления Ив[ана] д[урака] и сцены с женою (прекрасное) очень тронуло меня. Как бы хорошо было окончить мою драму.2 Да не смею и думать. Так медленно идет работа и так загородила мне всё статья (книга) об искусстве. Если бы я писал вам 4 дня тому назад, я бы сказал, что она почти кончена, я даже подписал ее, но со вчерашнего дня опять сомнения и переработка сначала некот[орых] частей. Если же в работе я бываю неспокоен, продолжаю благодарить бога и радоваться за свое внутреннее общее спокойствие, наступившее после тревожного времени, и кажется, что то, чтò дало мне спокойствие, теперь уже не покинет меня. А дало спокойствие всё то же, что мы все знаем, что я знаю уже скоро 20 лет, но что производит постоянно новое действие по мере того, как делается сознанием жизни, — а именно то, что тот я индивидуальный, к[оторого] прежде сливал с я божеств[енным], к[оторого] я боялся лишиться и которого любил, всё больше и больше отлипает от я божественного и уже не нарушает жизни этого божеств[енного] я. Не вполне, но я знаю, что наступила новая радостная, заметная ступень. Еще вот что: ужасно я боюсь за то, что у всех ваших будет мало дела и неопределенное дело, и позволяю себе советовать, как можно стараться устроить себя в хомут, не брезгая никакими делами. Это особенно важно на чужбине. Прощайте все, милые друзья.

Датируется предположительно на основании даты отъезда Моода из Москвы, с которым было послано это письмо. Ответ на письмо Черткова от 31 марта н. с., в котором он писал, что в Кройдоне друзья Кенворти устроили любительский спектакль, инсценировав сказку Толстого «Об Иване-дураке и его двух братьях: Семене-воине и Тарасе-Брюхане, и немой сестре Маланье, и о старом дьяволе и четырех чертенятах».

1 Толстой имеет в виду статью В. Джонсона «Шри-Шанкара-Анчариа индийский мудрец». См. письмо № 441.

2 Вероятно, драма «И свет во тьме светит», начерно написанная Толстым в 1896 г., но оставшаяся незаконченной.

21 22

* 444.

1897 г. Апреля 14. Москва.

Ai été malade. A présent bien portant.

Tolstoy.

Был болен. Теперь здоров.

Толстой.

Телеграмма. Датируется на основании пометок на телеграфном бланке.

О болезни Толстого см. записи в его Дневнике 4 и 9 апреля 1897 г. (т. 53, стр. 145).

* 445.

1897 г. Апреля 30. Москва.

30 апреля 1897, Москва.

Собираюсь написать вам получше, милые друзья, и кончается тем, что ничего не пишу, и это мне и больно и совестно. Пожалуйста, простите меня. Не скажу, чтобы был упадок духа, пот[ому] что когда спрошу себя: кто я? зачем я? отвечаю всё себе удовлетворительно, но нет энергии и чувствую, как лилипутские волоски1 накладываются на меня, и всё меньше и меньше предприимчивости и деятельности. Всё работаю — совестно говорить такое слово — вожусь с статьей об искусстве и вижу уже не только конец, но вижу только lacunes, пустые места, к[оторые] надо заполнить. Без ложной скромности думаю, что будет не хорошо, то есть не то что дурно, а хорошего ничего не будет, хотя и не раскаиваюсь, что написал, и думаю, что нужно б[ыло] это сделать. Ни писем, ни дневника вот уже месяц не пишу. Суллерж[ицкий] б[ыл] у духоб[оров] и привез оттуда не только статист[ические] сведения, но привез ихнего твердого, кроткого, простого духа.2 Точно сам побывал у них. Нынче снес в Рус[ские] Вед[омости] статью Буланже с новыми сведениями и обзором истории д[ухоборов].3 Если побоятся напечатать этот обзор, то напечатают остальное, т. е. описание их положения и обращение к обществу. Статья написана прекрасно, спокойно, обстоятельно и должна пройти. Мне обещали. К нам теперь съехались сестра М[арья] Н[иколаевна],4 брат5 с Верочкой,6 и мы всё еще не22 23 уехали. Девочки не торопятся, и я тоже; хочется кончить статью и не завозить с собой в деревню той кучи книг, к[оторыми] пользовался. Ваши все письма получили, и Ел[ены] Петр[овны],7 и Шк[арвана],8 и очень им был рад и благодарю и постараюсь ответить им. Про Галю знаю хорошие вести через Ив[ана] Ив[ановича], бывшего в Пет[ербурге] и узнавшего это от Ольги.9 Ваше последнее письмо о поездке в Essex очень меня порадовало. Завидую. Как хорошо то, что они это делают. Что бы ни вышло из этого, не пройдут даром эти потуги, — а подвинут вперед дело божие. Мне говорили, что в деле каменного угля везде разорилось компаний 10 прежде, чем дело пошло. Так же и тут. А кроме того, само дело радостно. Вспоминая лучшие минуты своей жизни независимо от движения духовного роста (это особое дело), я вспоминаю времена работы в поле.

Как хорошо, что вы перевели статью о д[ухоборах].10 И приятно было читать отзыв о кратком Евангелии, к[оторый] вы мне прислали. Тот милый человек,11 к[оторый] переделал Ив[ана] дур[ака], писал мне, и я потерял его хорошее письмо. Скажите ему, что я благодарю его за письмо и извиняюсь, что не ответил. Один его вопрос я помню: он говорил, что в царстве Ив[ана] дур[ака] ходили значки вместо денег. Я посмотрел сказку, этого нет. Доказательство, что люблю вас, то, что думаю о вас беспрестанно.

Л. Т.

Впервые отрывки напечатаны: «Дневник Л. Н. Толстого», т. І, М. 1916, стр. 214; «Толстой и Чертков», стр. 258—259.

Ответ на письма Черткова от 16, 20 апреля и 3 мая н. с. Чертков писал Толстому, что ездил в графство Эссекс, где посетил земледельческую колонию, основанную единомышленниками Кенворти.

1 Волоски, которыми лилипуты спутали и связали Гулливера. См. Дж. Свифт, «Путешествие Гулливера», Гослитиздат, М. 1935, стр. 12.

2 Суллержицкий ездил к духоборам, расселенным администрацией по разным аулам в Горийском уезде Тифлисской губ.

3 Статья П. А. Буланже не была напечатана в «Русских ведомостях».

4 Мария Николаевна Толстая (1830—1912). См. т. 59, стр. 97—99.

5 Сергей Николаевич Толстой (1826—1904). См. т. 59, стр. 30—32.

6 Вера Сергеевна Толстая (1865—1923), дочь С. Н. Толстого.

7 Письмо Е. П. Накашидзе от 16 апреля н. с. 1897 г. из Кройдона.

8 Письмо Шкарвана от 20 апреля н. с. 1897 г. из Кройдона.

9 Ольга Константиновна Дитерихс (1872—1951), сестра А. К. Чертковой. С 1899 г. жена А. Л. Толстого.23

24 10 Воззвание о помощи духоборам «Помогите!». Об этом воззвании см. т. 87, стр. 383.

11 Англичанин Арнольд Эйлоарт (Arnold Eiloart), переделавший для сцены «Сказку о Иване-дураке».

* 446.

1897 г. Мая 7. Я. П.

Ясная Поляна, 7 мая 97.

Мы здесь со 2-го мая с Таней. И здесь нынче я получил с приехавшей из Москвы Машей ваши оба письма, В[ладимир] Г[ригорьевич] и Галя.

Я никому не пишу, лежит куча неотвеченных писем, и не могу взяться за них и пишу вам не по закону, а помимо хвоста, к[оторый] делают у кассы; но не могу не писать, п[отому] ч[то] очень люблю вас и хочется с вами общения. Письма ваши те, что по почте, а те, что с оказией, я еще не получал.

Всё, что вы пишете, очень хорошо, и так хотелось бы к вам. Таня говорит, не пустят назад, а я говорю: я поеду по беспространственной дороге, на кот[орую] я уже взял билет и на ко[торой], вероятнее всего, что и к вам приеду, и на к[оторой] никто не задержит. Не отвечаю я [на] письма, не пишу дневник, п[отому] ч[то] чувствую себя всю нынешнюю зиму и теперь весну, особенно временами, очень слабым. Только хватает энергии умственной на утреннюю работу об искусстве. Не могу оторваться от нее и думаю, что кончаю. Особенно важного в ней не будет, но без ложной скромности скажу, что будет кое-что новое и отрицательное, обличительное и положительное. Я думаю, что во мне болезнь, к[оторая] временами появляется и ослабевает, а может быть, просто дурная жизнь и старость, это вероятнее. Жизнь очень дурная, сухая, безлюбовная, тупая, мелочная, чувственная, с самыми редкими просветами. Я хвастался вам своим спокойствием. И его теперь нет внутри. Только наружу не проявляется. Я и этому рад. В Ясной Поляне беспрестанно думаю о вас. Вхожу в свою комнату утром и вспоминаю чувство, к[оторое] испытывал, находя вас на диване: крошечное недовольство, что я не один, и большая радость, что вы со мной. Не знаю, как я вам помогал, но вы много раз и самыми разными способами мне помогали жить лучше.24 25 Все друг другу помогаем, когда любим. Был я вчера у Булыгина,1 он всё так же хорош, ясен, правдив и тверд и так же, еще лучше, его жена.2 Цецилия Влад[имировна],3 вернувшись от мужа, произвела на меня очень жалкое впечатление. Она носилась с книгой «The women, who did»4 и с какой-то женской свободой, а когда дошло дело до возможности разлуки и измены, то почувствовала во всей силе то, чтò должен чувствовать всякий нравств[енный] человек, что половая связь, от кот[орой] еще дети есть, такая связь, кот[орую] разорвать нельзя, и что надо, если пал с человеком, то постараться, чтобы этот человек не пал бы ни с кем другим, и самому, если уж падать, то опять с ним же до тех пор, пока не достигнешь взаимного полного целомудрия. Милому Кенворти передайте мою любовь. Е[лене] П[етровне], Шкарв[ану], М[арье] Н[иколаевне],5 Кате, Аннушке. Димочку целую и вспоминаю с любовью.

Отрывок напечатан: «Толстой и Чертков», стр. 244.

Ответ на письмо Черткова от 10 мая н. с., в котором он писал, что переводит на английский язык «Христианское учение» и что ему помогают две единомышленницы Кенворти.

1 Михаил Васильевич Булыгин (1864—1943), владелец хутора Хатунка Крапивенского уезда Тульской губ., разделявший взгляды Толстого.

2 Анна Михайловна Славинская (1862—1909), гражданская жена М. В. Булыгина.

3 Цецилия Владимировна Винер (1860—1922), гражданская жена Д. А. Хилкова.

4 Grant Allen, «The women, who did», 1895 (Г. Аллен, «Женщина, которая осмелилась»). Героиня этого романа решается вступить в гражданский брак и в конце концов остается одна, отвергнутая своей средой.

5 Мария Николаевна Ростовцева, дочь знакомого Черткова Н. Д. Ростовцева, гостившая у Чертковых в Кройдоне.

447.

1897 г. Мая 16. Я. П.

Получил вашу милую, радостно тронувшую меня телеграмму, дорогие друзья, и очень жалею, что огорчил вас, написав в дурном расположении духа. Я и теперь не в лучшем, жалею себя, что дурно, праздно и тревожно проходят последние года, те, в кот[орые] надо бы быть тихим, радостным и спокойным, служащим богу через людей. Но, видно, так не надо, а надо25 26 перестрадать свою гадость. И бывают хорошие минуты, когда успеешь вызвать в себе любовь, самую лучшую, любовь-жалость к тем, от кого больно, но потом опять свертываешься на жалость к себе и на нелюбовь, упреки и тоску. В таком я нынче настроении и пишу, чтò чувствую. Пожалуйста, никому не говорите и, главное, не делайте никаких демаршей вследствие этого письма. Все демарши бесполезны. Я испробовал всё: гнев, мольбы, увещанья и в последнее время снисходительность и доброту. Еще хуже. Страдаю я, как ни стыдно сказать, от унижения и жестокости.

Впервые опубликовано: «Летописи», 2, стр. 209. Письмо не было поcлано Чертковым и сохранилось в архиве П. А. Буланже (ГМТ). В письме адрес не назван, но сопоставление с письмами №№ 446 и 448 не оставляет сомнений в том, что письмо адресовано В. Г. и А. К. Чертковым. Толстой, вероятно, решил не отправлять письма, так как касался в нем своей семейной жизни.

Ответ на телеграмму от 25 мая 1897 г., посланную А. К. Чертковой от своего имени и от имени В. Г. Черткова, находившегося в отсутствии, в которой в ответ на «грустное письмо» Толстого от 7 мая (№ 446) выражалось сочувствие.

448.

1897 г. Мая 16. Я. П.

16 мая 97.

Читайте одни, В[ладимир] Г[ригорьевич].

Получил вашу милую телеграмму, дорогие друзья, и был очень радостно тронут ею. Очень жалею, что огорчил вас тем письмом.1 Не могу сказать, чтобы теперешнее состояние мое было лучше. Недовольство собой и слабость всякая. Думал лучше провести последние годы своей жизни. Но, видно, так надо, надо пострадать за свою гадость. Знаю лекарство, исцеляющее, и прибегаю к нему, но не всегда достает сил на овладение им. Лекарство — смирение и любовь.

Буду лечиться, может и вылечусь и буду здоровее, чем прежде.

Ну, прощайте пока, не присылайте больше телеграмм. Буду писать еще скоро. Никому не читайте мое[го] письма. Не для меня, а для того, чтобы не обвиняли людей. И вы не делайте этого.

Л. Толстой.26

27 Опубликовано: ТП, 1. Письмо не было своевременно получено Чертковым и приобретено им только в 1916 г. у пожелавшего остаться неизвестным лица. Ответ на телеграмму от 25 мая н. с. с запросом о здоровье.

1 Письмо Толстого от 7 мая 1897 г., № 446.

* 449.

1897 г. Мая 17. Я. П.

Дорогие друзья, телеграмма ваша очень радостно тронула меня. Я виноват, что написал вам в дурную минуту. Надо переживать свои душевные муки одному с богом. Он только может помочь, а все кроме него бессильны. Мучать же, заражать других любящих и любимых людей — бесполезно и дурно. Ну да об этом довольно. Решил нынче не переставая молиться, и это действует, как известное полоскание рта от гнева.1 Если точно думаешь о нем, то другому ничему нет места. Знаю, что есть возможность всякое зло (всё в себе) обратить в добро, да не всегда осилишь, хорошо уж и то, что знаю это. Вчера, 16-го, получил ваше маленькое письмо с извещением о случае из Москвы 15[-го] и жалею, что опоздал, п[отому] ч[то] имел кое-что передать вам, к[оторое] не желал бы поручать случайности перлюстрации. Скоро сообщу вам. Вчера же получил ваше письмо из Москвы со вложением письма Б[уланже], к[оторое] нынче отсылаю. Для Архива2 буду собирать. Теперь вспоминаю письмо Баженова3 и копию с следствия об Ольховике4 и Середе.5 Еще письма духоборов посылаю вам. Про Ив[ана] Мих[айловича]6 ничего не знаю, кроме телеграммы, к[оторую] от него получил. Писал ему, и еще нет ответа. От Поши хорошие известия. Посылаю еще письмо Кузмина.7 Один из молокан, у к[оторого] отняты дети, был у меня8 и с товарищем поехал в Петербург. Я дал ему все те письма, к[оторые] могут помочь ему.

Работа моя идет понемногу. Посылаю вам еще выписку из письма Юшко9 об их колонии. Всем привет. Прощайте, милые, дорогие друзья.

Л. Т.

17 мая.27

28 Ответ на телеграмму от 25 мая н. с. и письмо от 21 мая н. с., в котором Чертков сообщал, что в Англию из Москвы едет англичанка Л. Гоппер, с которой можно послать письма и рукописи.

1 Толстой имеет в виду народную сказку о старухе, получившей совет набирать в рот «освященную» воду каждый раз, когда рассердится на своего старика, и рассказывавшей потом, что «святая вода» помогала ей не ругать мужа.

2 Толстой имеет в виду журнал, который Чертков задумал издавать в Англии. Толстой называет его «Архив» по аналогии с рукописным журналом «Архив Толстого», выпускавшимся в 1894—1896 гг.

3 Иван Романович Баженов — отставной судья, переписывавшийся с Толстым.

4 Петр Васильевич Ольховик, харьковский крестьянин, отказавшийся от военной службы, приговоренный к заключению в дисциплинарном батальоне, а потом сосланный в Якутскую область.

5 Кирилл Середа, харьковский крестьянин, присужденный вместе с Ольховиком за отказ от военной службы к трехлетнему заключению в дисциплинарном батальоне.

6 Иван Михайлович Трегубов был арестован в Тифлисе в апреле 1897 г. См. т. 70, стр. 72.

7 Петр Михайлович Кузмин, крестьянин, молоканин из Бузулукского уезда Самарской губ., у которого были отняты дети.

8 Всеволод Трофимович Чипилев, самарский крестьянин, молоканин, и его товарищ Василий Иванович Токарев, навестившие Толстого по пути в Петербург, где они хлопотали о возвращении отобранных у них детей.

9 Авраам Васильевич Юшко (1867—1918), ветеринарный врач. В 1896 г. за отказ принять присягу Николаю II был отстранен от должности. Основал в 1897 г. земледельческую колонию около Геленджика.


На конверте этого письма Толстой сделал надпись, вероятно предназначенную для М. Л. Толстой: Спиши о жизни и Черткову пошли.

* 450.

1897 г. Мая 26. Я. П.

Мне совестно и больно, милый и дорогой друг В[ладимир] Г[ригорьевич], что оставляю вас долго под впечатлением моих дурных писем. Мне теперь хорошо и опять спокойно. Понемногу работаю, но слабо. Мне всю зиму нынешнюю и до сих пор нездоровится. Точно слабая, но не оставляющая совсем лихорадка.

Беспрестанно теперь в Ясной чувствую вас. Пойду ли купаться, поеду ли верхом, сижу ли за обедом на террасе, а вы или шутите, или серьезно и очень серьезно говорите что-нибудь28 29 с мальчиками. Вообще чувствую, как вас люблю и как вы много радости прибавляли в моей жизни.

Теперь о деле, занимающем меня. Я вам писал про молокан, у кот[орых] отняли детей. Я тогда написал с ними письмо государю, поручив им отдать его Олсуфьеву,1 если же нет Олсуф[ьева], то Heath’y,2 если его нет, то Танееву,3 если и того нет, то A. A. Толстой. Кроме того, Лева4 дал им письмо к Георг[ию] Михайловичу.5 Один из молокан служил в его роте и во время голодного года был у него от Левы. (Лева между прочим очень, очень далек от меня, и едва ли не дальше всех детей.) Молокане пошли к прислуге Геор[гия] Мих[айловича]. Там им сказали, что все эти письма и, главное, письмо госуд[арю]6 опасно и надо скорее его уничтожить. Они так и сделали и, получив от Геор[гия] М[ихайловича] обещание, что он похлопочет (обещание, очевидно, ничего не обещающее), вернулись ко мне. Мне б[ыло] жалко, т[ак] к[ак] случай этот мне казался хорошим для того, чтобы высказать всё то, чтò делается в этом духе.

В день возвращения ко мне молокан приехал и Буланже. И с его совета я вновь переписал письмо, и он повез его сам. Я также дал ему письма к тем же лицам с уговором, что если Олсуф[ьев] возьмется передать, то он телеграфирует мне: взялся передать первый. И такую телеграмму я получил уже дней 10 тому назад и с тех пор ничего не знаю. — Когда будет можно, сообщу вам последствия.

Мы все знаем, что бог есть любовь, и потому любовь победит всё; но когда мы прилагаем к делу любовь и видим, что она не побеждает, а зло остается злом, мы говорим себе: любовь в этом случае недействительна (как будто бог мож[ет] б[ыть] недействителен) и, не веря в любовь, не делаем дела любви, как бы телеграфист перестал телеграфировать, п[отому] ч[то] он не видит, как на той станции выходит лента.

Шмита7 судили и оправдан. Не описываю, п[отому] ч[то], вероятно, дослал Кенворти.

Впервые напечатаны в отрывках: в газете «Речь» 1913, № 241, Б, III, стр. 286. На подлиннике помета Черткова: «27 мая 97 г.», повидимому соответствующая почтовому штемпелю. Датируется 26 мая, так как 27 мая Толстой уже получил телеграмму от Олсуфьева, а в этом письме он пишет, что не имеет от Олсуфьева известий.29

30 1 Александр Васильевич Олсуфьев (1843—1907), помощник главнокомандующего императорской главной квартирой, впоследствии генерал-адъютант. Брат Адама Васильевича Олсуфьева, в имении которого Толстой неоднократно гостил.

2 Карл Хис (Charles Heath, 1826—1900), учитель английского языка и воспитатель Николая II. Учитель В. Г. Черткова в юности.

3 Александр Сергеевич Танеев (1850—1917), главноуправляющий «собственной его величества канцелярией».

4 Лев Львович Толстой (1869—1945), сын Толстого. См. т. 83, стр. 185—186.

5 Георгий Михайлович — великий князь (1863—1919).

6 Письмо Толстого к Николаю II от 10 мая 1897 г. о детях, отнятых у молокан, см. т. 70, стр. 72—75. Письмо это, уничтоженное молоканами, не решившимися его переслать, было вновь написано Толстым по копировальной книге и через Ал. В. Олсуфьева вручено Николаю II.

7 Евгений Шмит (Eugen Schmitt, 1854—1916), немецкий публицист анархического направления. Шмит был предан суду за свои статьи в издававшемся им журнале «Ohne Staat» («Без государства»).

* 451.

1897 г. Июня 19. Я. П.

Простите меня, дорогой и милый друг, за мою непростительную неаккуратность. Сейчас пересмотрел ваши письма 13, 14 и 151. Кроме этих № я получил еще одно через Л[изавету] И[вановну].2 И сейчас нашел и 11 и 12. Получил также I и II исповедь двух женщин3 и письмо Кроп[откина]4 и еще нынче письмо к St. John5 и Report of proceedings.6 Прежде чем оправдываться, отвечу на вопросы: разумеется, да, да, да. Распространяйте Хр[истианское] уч[ение]7 с тем предисловием, к[оторое] вы предположили, издавайте выдержки из писем и дневников. Вы знаете, что я всегда так отношусь к своим писаниям, кто бы ни занялся ими; по отношению же вас, вы знаете, что я верю вам и мне радостно, когда вы это делаете, п[отому] ч[то] знаю, что вы делаете это с преувеличенным вниманием и уважением и, главное, не преувеличенною, а драгоценною любовью к тому, чтò во всем этом есть хорошего. Всё, чтò напишу, непременно пришлю прежде всего вам. Мне кажется, что я всё получил, за исключением письма в Times8, о Ветровой, к[оторое] мне особенно интересно и о существовании к[оторого] я узнал только нынче из письма вашего № 13,30 31 кот[орое], я получил после № 15. Это неправильная постепенность в получении писем тоже немного мешает правильным своевременным ответам. Так, н[а]п[ример], я получил письмо, в к[отором] вы пишете о том, что сожалеете о раздражении, выраженном в предшествующем письме, прежде гораздо, чем самое то письмо, в к[отором] между прочим нотка раздражения, и столь понятная, была так мало заметна, что не стоило и упоминать о ней. Письмо Кр[опоткина] мне очень понравилось. Его аргументы в пользу насилия мне представляются не выражением убеждения, но только верности тому знамени, под кот[орым] он честно прослужил свою жизнь. Не может он не видеть того, что протест против насилия, для того чтобы быть сильным, должен быть твердо обоснован, а протест, допускающий для себя насилие, has no leg to stand upon9 и этим самым обрекает себя на безуспешность. Речь же St. John’а мне очень понравилась в том разграничении, к[оторое] он делает между браком для личного наслаждения и браком для увеличения своих сил служения. Хотя я и не испытал того соединения, посредством к[оторого] муж и жена делаются одним существом с увеличенными силами для служения, я знаю и испытал то, что брак освобождает молодых людей от тревоги нецеломудренного безбрачия и дает возможность направить обоим супругам силы на служение. Продолжаю думать, что полное целомудрие дает еще больше сил для служения, но не могу отрицать того, что брак может увеличить силы в сравнении с безбрачной тревогой, а тем более если супруги духовно живут одной жизнью. Но мне не понравилась его шутка «The more — the merrier»,10 и я не понял, что он этим хочет сказать. Брак, какой бы то ни был, может быть только между одним мужчиной и одной женщиной, всякое же общение с другими мужчинами для женщины и с другими женщинами для мужчины должно быть безразлично от полового различия. Прочел и 1-й № исповеди.11 Он не подписан. Он мне очень понравился. Очень искренно.

Был я так неаккуратен, главное, п[отому], ч[то], найдя опять свое спокойствие, я с большим усердием принялся за работу и как будто кончил 17 июня. Кончая же, работал очень напряженно и дорожил каждым часом, в к[отором] был способен к умственной работе, употребляя его на это дело.12 Я кончил, буду еще пересматривать и теперь пересматриваю, чтобы31 32 отдать переписывать набело, но нахожусь в большом сомнении насчет этой работы. Кажется она мне скучна и неубедительна. В том же, что мне не следовало тратить на нее так много сил и времени, я совершенно убежден, п[отому] ч[то] тех людей, к к[оторым] относится эта работа: праздных людей нашего круга, я, разумеется, не убеж[д]у; люди же нашего понимания жизни и так согласны с результатами этой работы. Тем более я рад, что кончил и могу взяться за более важное, что предстоит мне.

Ну, вот, кажется, ответил на все вопросы. Виноват, вперед не буду. Вы же для того, чтобы я получал письма правильнее, адресуйте все в Ясенки.13 Буду читать бумаги, к[оторые] получил нынче, и напишу о них мнение. Очень радуюсь осуществлению мысли международн[ого] Посредника.14 Буду помогать по мере сил.

Передайте мою любовь Гале, Димочке, Шкарв[ану], Кенв[орти], Мооду, Кате, Аннушке, М[арье] Н[иколаевне], Ч[е]р[еватенко]15 и всем друзьям.

Да, еще забыл благодарить вас за перо и чудесную записную книжку.16

Отрывки напечатаны: «Толстой и Чертков», стр. 253, 256. Как видно из телеграммы № 452 и помет Черткова на подлиннике, письмо отправлено 20 июня. Датируется 19 июня на основании принятого в настоящем издании правила датировать письма Толстого днем, предшествующим дате отправления.

Ответ на письмо В. Г. Черткова от 19 июня н. с., в котором он упрекнул Толстого за то, что он оставил несколько писем без ответа, Толстой отвечает на письма от 12 мая, 13—16 июня и 21 июня н. с. В письме от 12 мая Чертков намечал обширную программу издания произведений Толстого за границей и спрашивал, «какую степень свободы» Толстой предоставляет ему в этом отношении. Чертков пишет, что в течение многих лет он вместе с А. К. Чертковой и помощниками составляет систематический свод всех мыслей Толстого, пользуясь не только его произведениями, но и неопубликованными частными письмами и Дневниками. Собираясь печатать отдельные главы этой работы, Чертков спрашивал, разрешает ли Толстой их издание. Далее Чертков писал, что хочет издать сделанные им в хронологическом порядке выписки из Дневников Толстого, и спрашивал, имеет ли Толстой в этом отношении «достаточно доверия» к нему, чтобы разрешить такую работу. Чертков сообщал о своем намерении издать по-английски еще не напечатанную по-русски статью Толстого «Христианское учение» с указанием, что автор не считает это произведение вполне законченным, но согласился напечатать его, уступая просьбе друзей. Одновременно Чертков послал первые страницы этого перевода. Далее Чертков спрашивал, не найдет ли Толстой возможным переслать ему на время32 33 с надежным человеком свои Дневники, чтобы можно было сделать дальнейшие выписки.

В письме от 16 июня н. с. Чертков спрашивает, какое впечатление произвело на Толстого письмо о деле Ветровой, написанное Чертковым для газеты «Times» («Таймс»).

1 Письма Черткова №№ 13, 14 и 15 написаны 13—16, 19 и 21 июня н. с.

2 Чертков переслал письмо от 12 мая н. с. через свою мать, Елизавету Ивановну.

3 Чертков обратился к англичанам и англичанкам из кружка Кенворти с просьбой написать, как сложилось их мировоззрение. Письма Элизы Пиккард (Е. Pickard) и Флоренс Хола (F. Ноlах) Чертков переслал Толстому в копиях.

4 Петр Алексеевич Кропоткин (1842—1921), участник революционного движения 70-х годов, один из теоретиков анархизма. Чертков познакомился с П. А. Кропоткиным после приезда в Англию, отчасти в связи со своим намерением организовать за границей издательство на русском языке. Письмо П. А. Кропоткина к Черткову от 10 июня н. с. 1897 г., о котором пишет Толстой, сохранилось в ГМТ. Кропоткин критически отзывался об учении Толстого, противопоставляя ему революционное движение как «самоотверженный протест против насилия сверху».

5 Артур Син-Джон (Arthur St. John), бывший офицер индийской службы, который из-за своих антимилитаристических убеждений вышел в отставку. Сочувствовал взглядам Кенворти и был одним из основателей земледельческой колонии в Эссексе, впоследствии принимал участие в переселении духоборов в Канаду. В письме от 2 мая н. с. Чертков переслал Толстому запись речи Син-Джона на одном из собраний последователей Кенворти и письмо Э. Пиккард к Син-Джону в ответ на эту речь.

6 Report of proceedings — отчет о заседании. Чертков неоднократно пересылал Толстому отчеты о собраниях, которые происходили под руководством Кенворти в Кройдоне.

7 «Христианское учение» — статья Толстого, написанная в 1896 г. и оставшаяся не вполне законченной. Английский перевод издан Чертковым в издательстве «Brotherhood Publiching». Первое издание на русском языке также было выпущено Чертковым в Англии: Л. Толстой, «Христианское учение», V. Tchertkoff, Purleigh, 1897.

8 «Times» — консервативная газета, издающаяся в Лондоне с 1788 г. О письме Черткова в «Times» см. прим. к письму № 453.

9 [не имеет почвы под собой]

10 Слова Син-Джона из речи о браке и любви. Русский перевод: чем больше, тем веселее.

11 Письмо мисс Хола. См. прим. 3.

12 Толстой имеет в виду статью «Что такое искусство?». См. запись в Дневнике Толстого от 16 июля 1897 г., т. 53, стр. 147.

13 Ближайшее к Ясной Поляне почтовое отделение вблизи станций Ясенки, ныне Щекино.

14 «Международным Посредником» Чертков называл задуманное им издательство, которым он в то время предполагал руководить вместе с Кенворти.33

34 15 Пантелей Иванович Череватенко (1877—1898), сын богатого крестьянина-торговца, отказавшийся по идейным соображениям от наследства после смерти отца. Приезжал в Англию к Чертковым.

16 Наливное перо «Swanpen» и записная книжка с перекладными листками. Чертков неоднократно посылал автоматические ручки Толстому.

* 452.

1897 г. Июня 20. Я. П.

Regrette retard.1 Lettre suit.

Tolstoy.

Сожалею о запоздании.1 Письмо следует.

Толстой.

Телеграмма. Датируется на основании пометок на бланке.

1 Толстой имеет в виду свое запоздание с ответом на письма Черткова.

* 453.

1897 г. Июня 20. Я. П.

20 июня.

Нынче отправил вам телеграмму и письмо и получил, наконец, ваше письмо № 10 от 20 мая, кот[орое] вы послали с каким-то особенным случаем. Тут и ваше письмо в Times1 и письма к Ив[ану] Мих[айловичу]. Письмо в Times прочел и очень одобрил. Тех еще не читал. Пишу только pour accuser reception.2 Прибавить могу только то, что, прочитав вновь вчера ваши письма, очень почувствовал вас и полюбил.

Письмами моими Калмык[овой] и пр[очими]3, разумеется, располагайте, как найдете нужным. Очень всё занят своей статьей об искусстве, как бывает, когда кончаешь доделывать последнее.

На душе твердо и ясно. Того ж желаю вам обоим. Привет друзьям. Какие они мне кажутся славные издалека.

Л. Т.


Таня получила обе ваши записки и делает, что может.

Ответ на письмо Черткова от 20 мая н. с., отправленное из Англии не по почте, а с оказией. К письму Черткова были приложены его письма в газету «Times» о самоубийстве М. Ф. Ветровой и письма В. Г. и А. К. Чертковых к И. М. Трегубову о любви.34

35 В письме от 20 мая н. с. Чертков просил разрешения издать три письма Толстого: к Е. Шмиту, А. М. Калмыковой и к редактору журнала «Daily Chronicle», в которых изложены взгляды Толстого на государство.

1 Письмо Черткова в редакцию «Times» было написано как возражение против статьи сотрудницы «Нового времени» Новиковой, напечатавшей в «Times» (1897 г., 18 апреля) корреспонденцию, в которой писала, что тюремное начальство относилось к Ветровой заботливо и ее самоубийство объясняется ее крайней нервностью. Чертков, лично знавший Ветрову, писал, что она была «здоровая и веселая девушка», и указывал, что ее арестовали без достаточных оснований и заключили в крепость, где существовал особенно строгий режим.

2 [чтобы удостоверить получение.]

3 Александра Михайловна Калмыкова (1849—1926), общественная деятельница, писательница и издательница. О ней см. т. 63, стр. 215—216. Письмо Толстого к Калмыковой от 31 августа 1896 г., получившее известность под названием «Письмо к либералам», впервые напечатано в брошюре: Л. Н. Толстой, «Об отношении к государству. Три письма: 1. К редактору английской газеты. 2. К либералам. 3. К редактору английской газеты», изд. Вл. Черткова, Лондон, 1897.

* 454.

1897 г. Июня 21. Я. П.

В два дня пишу вам 3-е письмо, милые друзья. Пишу определенно во множеств[енном] числе, п[отому] ч[то] обращаюсь к обоим, имею в виду обоих, прочтя только теперь письма ваши к Ив[ану] Мих[айловичу]1 и в то же время ответ о беседе в Brotherh[ood] Ch[urch]2 о том же предмете и прекрасное письмо к St. John’y Eliya...3 — не разобрал фамилию. Пишу, чтоб сказать, какое впечатление произвело всё это на меня и чтò мне думалось по этому поводу. Впечатление самое хорошее: очевидно, это всё люди, для кот[орых] вопросы нравственные — вопросы жизни. Я всегда думал, что один из вернейших признаков серьезности отношения к нравствен[ным] вопросам — это строгость к себе в половом вопросе. И вы, В[ладимир] Г[ригорьевич], и Галя в письме к Ив[ану] Мих[айловичу], и Еlіуа, и Kenvorthy4 все сказали существенное по этому вопросу, и мне кажется, что милый St. John согласится с вами.

Соблазн, в к[оторый] он впал, очень понятный и свойствен именно таким честным, правдивым натурам, каким я его воображаю. Отношения установились, и ему хотелось ничего не35 36 скрывать, а прямо и открыто признать их, придав им характер духовности. Я вполне понимаю его мысль: воспользоваться тем душевным подъемом, к[оторый] дает влюбленность, для того, чтобы этот подъем употребить на дело божие. Это возможно, и я думаю, что энергия людей, находящихся в этом положении, может значительно повыситься и дать неожиданно кажущиеся нам большие результаты; я даже не раз видал это и знавал такие случаи, но тут страшно то, что при уничтожении влюбленности (чтò очень возможно и вероятно) вдруг не только может упасть этот подъем энергии, но и всякий интерес к делу божиему, чего тоже я видал примеры. А что случается и может случиться, доказывает то, что дело божие, служение ему не может и не должно опираться ни на что, а всё остальное должно опираться на сознании необходимости и радости этого служения. Так можно (что тоже и часто делается) усилить энергию служения богу славой людской. И опять та же опасность охлаждения к делу божию, как только уничтожается одобрение людей. Всё это вы знаете и высказали, но я хотел только прибавить одно к тому, чтò писал вам в последнем письме о том, что я согласен с St. J[ohn]oм в том, что союз мужчины и женщины хорош, когда он имеет целью совокупить служение богу и людям. (Я, очевидно, не понял St. J[ohn]’a. Он говорил о союзе духовном, платоническом, а я говорил о браке.) Но я все-таки хочу прибавить к тому, чтò я там сказал. А именно то, что союз брачный, телесный, не то что прибавляет силы для служения, а для некоторых людей, одержимых беспокойством потребности влюбления, устраняет это беспокойство, препятствующее отдаче всех своих сил на служение, и потому, хотя целомудрие, если оно полное, есть самое выгодное условие для служения, для некот[орых] людей брак, успокаивая их, устраняя препятствие, усиливает в них способность служения. Но при этом — вот это главное я хотел сказать — надо, чтобы люди понимали и признавали и вне брака и в браке, что способность влюбчивости и того душевного подъема, который при этом совершается, предназначена не на забаву, не на наслаждение, не на худож[ественное] творчество (многие так думают — Тургенев), не на увеличение энергии для служения богу, как думает St. John, а только на половое, брачное соединение с одним мужем и одной женой для произведения детей и взаимного освобождения от похоти. Всякое же направление36 37 этой способности на что-либо другое может только затруднять путь жизни человека, а не облегчать и не услаждать его.

И потому я совершенно согласен с вами, что это самый опасный соблазн, против которого нельзя быть достаточно осторожным. Но, говорят, почему же не быть дружным с лицами другого пола, так же как и с лицами одного пола? Нет никакой причины, и, чем больше мы любим, тем лучше. Но искренний и серьезный в нравствен[ном] деле человек сейчас заметит, как это сделал St. John, что его отношения к тем двум женщинам были особенные. Если человек не будет себя обманывать, он всегда заметит, что сближение совершается легче, чем обыкновенно, что велосипед едет очень легко и скоро, и что не нужно тех усилий, к[оторые] нужны обыкновенно, и что потому должна быть этому причина. А как только серьезный в нравствен[ном] деле человек заметит это и не желает съехать под гору, зная, что движение это всё будет усиливаться и приведет к браку или исключительному чувству, то он остановится.

Пожалуйста, не читайте этого моего письма друзьям. Я пишу для вас и как попало, хотя думаю определенно то, чтò пишу.

Прочел я и историю Miss Pickard.5 Мне страшно за ее искания. Неужели нет для нее ничего несомненно твердого. А если есть, то на этом твердом надо остановиться.

Как ни далека она от наших православных и как ни на много выше их ее квакерские основы, и в тех основах, на к[оторых] она воспитана, была та ложка дегтя, кот[орая] всё губит: вера в сверхъестественное. Ох, как бы мне хотелось успеть написать об этом то, чтò хочется!

Я вчера получил от Кенворти хорошее письмо,6 поблагодарите его за него и попросите извинить, что не отвечаю еще ему. Как бы я счастлив был, если бы Хр[истианское] уч[ение] послужило бы на пользу людям.

Рад, что он будет участвовать в английском изложении его. Он так прекрасно владеет языком, а главное так одноцентренен. Я умилился его прекрасной речью в отчете.

На днях напишу вам еще письмо об интересном деле, в том конверте, к[оторый] вы мне прислали.

Л. Толстой.


Работаю очень радостно. Вот-вот кончаю. Но всё сомневаюсь, и хочется поскорее освободиться.37

38 Датируется на основании слов Толстого, что он пишет «в два дня» третье письмо. Так как предыдущие два письма написаны 20 июня, то это письмо, вероятно, написано 21 июня.

1 Письма В. Г. и А. К. Чертковых к И. М. Трегубову, находившемуся в это время в ссылке в Курляндской губ., написаны в связи с его личными переживаниями.

2 [Братская церковь], община единомышленников Кенворти.

3 Письмо Э. Пиккард к Син-Джону от 11 июня 1897 г. об отношениях между полами. Копия письма хранится в ГМТ.

4 Речь Кенворти на собрании руководимой им общины о любви и браке. Чертков в письме от 13 июня сообщал Толстому, что пошлет ему в ближайшее время запись этой речи. См. письма №№ 455 и 456.

5 См. письмо № 456.

6 Письмо Кенворти к Толстому от 24 июня н. с. 1897 г., в котором Кенворти писал о деятельности Черткова в Англии, о намерении издать по-английски «Христианское учение» и о проекте переселения духоборов в Америку.

* 455.

1897 г. Июля 12. Я. П.

12 июля.

Письма наши, верно, разминовались, дорогой друг Галя. Я недавно в продолжение трех дней написал вам, т. е. В[ладимиру] Гр[игорьевичу], три письма, на к[оторые] еще не получал ответа. На ваше же замедлил отвечать, п[отому] ч[то] в тот самый вечер, с неделю тому назад, когда взялся отвечать [на] письма, страшно заболел желчными коликами, так что успел ответить только [на] одно письмо. Болезнь моя была очень мучительна, но скоро прошла. Я теперь бодр и здоров.

Не знаю, что со мной сделалось, не могу ничем иным заниматься, как только моей статьей об искусстве. Так как она кончена и я теперь только прикладываю последний coup de main,1 то не могу ни о чем другом думать. Хочется поскорее освободиться. Иногда мне кажется, что очень хорошо, но чаще кажется, что ничтожно, что я не имею права свои последние силы класть на такое неважное дело, хочется делать другое, а не могу оторваться от этого.

Спасибо за ваше письмо. У меня был из Киевск[ой] губ[ернии] молодой крестьянин Шидловский,2 очень живой духом человек. Я его направил к Буланже, и он оттуда привез издания38 39 Вл[адимира] Гр[игорьевича].3 Я тут только увидал и узнал про них. Как это хорошо. Только бы окупали себя.

Хорошо, что Шкарван кончил свои записки.4 Они были очень хороши. Матерьяла для издания, кажется, много, и можно выбирать только самое лучшее.

Маша замужем, и мне жалко, жалко.5 Не такая она, чтобы этим удовлетвориться. Она слаба и болезненна; боюсь, что уже кается, хотя не говорит. Да и нельзя говорить, п[отому] ч[то] он очень хороший, чистый, честный, чрезвычайно правдивый человек.

Таня тоже нехороша.6 А я еще хуже, хотя не отчаиваюсь и не сдаюсь и всё тянусь к богу, хотя, может быть, волной меня и относит от него. Устал я, милые друзья, от борьбы с этой ужасной для меня, но прекрасной сравнительно с обычной мирской жизнью, средой праздности, роскоши и бессознательной жестокости к братьям. Так хотелось бы пожить хоть последние годы или месяцы чисто. И всё надеюсь.

Пожалуйста, голубушка, читайте это письмо только вы с мужем. Я рад за вас, что ваши7 приехали к вам.

Вчера получил от С[емена] Верещагина8 из Тифлиса письмо. 150 чел[овек] из тюрем Тифлиса высланы в Бакинск[ую] и Елисаветполь[скую] губ[ернии] по магометанским селам, а Василья Веригина9 и Верещагина высылают в Сибирь.

Целую вас, большого и малого Диму.10 Привет друзьям. Посылаю вам выписки из писем Рубана.11 Они хороши. Мож[ет] б[ыть], пригодятся В[ладимиру] Гр[игорьевичу].

Письмо это уже было написано, когда получил ваши 4 конверта: письмо № 17 (читать одному) и длинное письмо № 16 и пакет с моим предисловием и с речью Кен[ворти].12 Только сейчас всё получил и ни речи Кенв[орти], ни предисловия не успел прочесть. Всё разберу, перечту и постараюсь всё исполнить. Прочел письмо милой Miss Pickard.13 Постараюсь ей ответить.

Всё так же напряженно работал, доканчивая пересмотр «Об искусстве». Отдал Тане первые главы для переписки. — Сейчас вечер. А завтра Мар[ья] Вас[ильевна]14 уезжает к Поше. Надо ему написать и послать кое-что.

Письма ваши очень порадовали меня. Горе ваше понимаю и всей душой сочувствую. Это вам экзамен.15 Старайтесь не провалиться. Помните, что это единственный случай приложить39 40 к жизни свою веру. Я этим всегда подкрепляю себя в трудные минуты, и иногда с успехом.

Прощайте, милые друзья. Следующее письмо постараюсь прислать более интересное. — Кенворти, Miss Pickard, St. John, кроме наших друзей — Шка[рвана], Череватенко, Мар[ьи] Ник[олаевны] — приветствую. Я не понял, сестры Галины остаются или когда уезжают. Им кланяюсь и само собой Лиз[авете] Ив[ановне] и Константину Александровичу.


На конверте: Англия. England, London, Croydon Broomfield, Duppas Hill. V. Tchertkoff.

Отрывок напечатан: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 214. Русский текст на конверте написан T. Л. Толстой, а английский — Л. Н. Толстым. Ответ на письмо А. К. Чертковой от 27 июля н. с. и на письма В. Г. Черткова от 14 и 16 июля (№№ 16 и 17), на которые Толстой подробнее отвечает в следующем письме.

1 Буквальный перевод: удар руки. По смыслу: последний штрих.

2 Степан Васильевич Шидловский (р. 1876), крестьянин с. Каменцы Уманьского уезда Киевской губ., сектант-штундист.

3 Книги, которые Чертков начал издавать в Англии на русском языке. В 1897 г. Чертков выпустил девять названий.

4 Рукопись А. Шкарвана «Мой отказ от военной службы. Записки военного врача», изд. Чертковым в 1898 г. на русском языке в Англии.

5 М. Л. Толстая 2 июня 1897 г. вышла замуж за Николая Леонидовича Оболенского (1872—1934).

6 Толстой имеет в виду отношения Т. Л. Толстой с М. С. Сухотиным, за которого она вышла замуж в 1899 г.

7 Отец А. К. Чертковой, Константин Александрович Дитерихс (1824—1899), и сестры Мария Константиновна и Ольга Константиновна Дитерихс.

8 Семен Васильевич Верещагин, духобор, сын видного духоборческого деятеля Василия Григорьевича Верещагина, сосланного в Якутскую область и умершего в ссылке.

9 Василий Васильевич Веригин, брат руководителя духоборов П. В. Веригина.

10 В. Г. Чертков и его сын.

11 Григорий Семенович Рубан-Щуровский (1861—1920), в то время сочувствовавший взглядам Толстого. О Рубане и его письме см. т. 70, стр. 96.

12 Чертков послал Толстому два варианта его вступления к «Христианскому учению», которое хранилось в архиве Черткова, и запись произнесенной в Кройдоне на собрании единомышленников речи Кенворти о вопросах брака.40

41 13 Письмо Пиккард о музыке, на которое Толстой ответил в письме к Черткову (№ 456).

14 Мария Васильевна Сяськова, переписчица в издательстве «Посредник», летом 1897 г. жила в Ясной Поляне и помогала С. А. Толстой в чтении корректур.

15 Толстой имеет в виду письмо от 16 июля н. с., в котором Чертков сообщал о своих разногласиях с матерью, не разделявшей его убеждений.

* 456.

1897 г. Июля 15. Я. П.

Милый друг Вл[адимир] Гр[игорьевич],

Сейчас прочел письмо милой Miss Pickard о музыке и Кенворти о браке, и такая радость охватила меня, какой я давно не испытывал. Какое счастье знать, что то, чем я живу, что мое настоящее я ограничивается не одним мною, а живет вне меня, в людях, совсем далеких по времени и месту и кот[орых] я никогда не видал. И зачем видеть? Хуже.

M[iss] P[ickard] высказывает сильно, задушевно то, чтò я говорю холодно, длинно, но чувствую так же горячо, в моей книге «Об иск[усстве»]. Одно только я добавил бы, что музыка не должна совсем непременно передавать и возбуждать высокое, религиозное, — она даже одна, без слов, и не может этого сделать. Достаточно, если она доставляет радость единения людей в безгрешном чувстве веселья, приятности, умиления или торжественности. Но дело в том, что она тем лучше, чем больше она людей соединяет. И потому нехороша сложная, искусственная музыка, и потому хороша простая, помимо их содержания, музыка гимнов евангелистов и псалмов наших молокан и духоборов.

Статья же, речь Кенворти, особенно умилила меня — именно радостью сознания того вне меня живущего я, кот[орое] я вижу в его речи. Если бы не было других доказательств божественности основы нашей жизни, то, что узнаешь эту божественную жизнь в другом, было бы достаточным доказательством этого. А какая радость! Умрет Л[ев] Н[иколаевич], а я, самый я, жив, как был жив до меня, так и остается жить во всех братьях. И ведь это не то, что, как бывает, и то редко, в мирских мыслях, что другой думает похоже со мной, а это думаю и чувствую я. И это я вижу в Кенв[орти] и в недавно приезжавшем мужике,41 42 к[оторый] почти ничего не читал моего, и потому не может быть речи о заимствовании.

Речь К[енворти] превосходна; кратко и сильно высказано всё, и высказано не словами, а болевшим об этом предмете сердцем. Передайте ему мою большую любовь.

Предисловие1 свое тоже прочел. Делайте, как найдете лучшим. Вы знаете, что я не то что доверяю вам, но что мы с вами в том, чтò мы сознаем собою — одно, и потому не может быть и речи о доверии.

То, чтò вы хотите, чтоб я вам написал, постараюсь написать,2 хотя и не то, мож[ет] быть, но то, чтò думаю и чувствую об этом издании, а теперь и некогда и не могу.

Я получил милое письмо от Arn[old’a] Eiloart’a3 с вопросом об его переделке «Ив[ана-]дурака». Я, кажется, не получал этого. Во всяком случае поблагодарите его за письмо и скажите, что напишу, когда найду или получу.

Что такое: «Broomfield» и что такое «Duppas Hill»?4


На конверте: Англия. London, Croydon, Broomfield, Duppas Hill. V. Tchertkoff.

Отрывок напечатан в журнале «Печать и революция» 1928, № 9, стр. 14. Датируется днем, предшествовавшим дате почтового штемпеля. Ответ на письма Черткова от 14 и 16 июля н. с., о которых в Дневнике Толстого от 16 июля с. с. имеется запись: «От Чертк[ова] хорошие письма». В письме от 14 июля н. с. Чертков напоминал разговор, во время которого Толстой сказал, что недоволен «изложением» своей статьи «Христианское учение» и хотел бы все написать сначала, но что и в таком несовершенном виде она дает довольно цельное понятие о том, что ему хотелось высказать, и во-вторых, что смотрит на систематизацию, данную в этой книге, не как на что-то окончательное, и поэтому допускает возможность «разных других систематизаций» тех же взглядов. Чертков просил повторить эти высказывания в нескольких строках для предисловия в книге. В письме от 16 июля н. с. Чертков писал, что посылает два варианта вступления Толстого к «Христианскому учению» и просит разрешения напечатать более длинный вариант с оговоркой в предисловии, что автор не собирался публиковать ни «Христианское учение», ни вступление к этой книжке и согласился на издание лишь вследствие настойчивой просьбы друзей.

1 Вступление к «Христианскому учению».

2 Это обещание Толстой выполнил в письме от 2 сентября 1897 г.

3 Арнольд Эйлоарт (Arnold Eiloart), англичанин, сочувствовавший в то время взглядам Л. Толстого. Эйлоарт в письме от 28 июня 1897 г. сообщал, что послал ему набросок о драматической переделке «Сказки42 43 об Иване-дураке» и намерен закончить эту работу после того, как узнает мнение Толстого.

4 А. К. Черткова в письме от 22 июля н. с. объяснила, что «Broomfield» название зеленой площади для «народных гуляний», a «Duppas Hill» — название дома, где жили Чертковы.

* 457.

1897 г. Июля 18. Я. П.

Милая Галя,

Получил вчера ваше письмо и благодарю вас за ваше непослушание. Я знал через Моода, что он болен, но не знал подробностей. Как ни тревожно знать это, а все-таки лучше, чем думать, что не знаешь всего, что его касается. Пишите, пожалуйста, еще и подробней.

Давно собираюсь писать вам об одном предмете, да всё не знаю, надо ли.

То, что вы пишете о велосипеде и пьянино,1 я считаю не неважным, а очень, самым важным. Это один из тех редких случаев, когда нам самим себя можно проверить. И проверка эта очень важна.

Пишу второпях.

Очень, очень благодарю вас за вашу любовь ко мне и отвечаю тем же.

Привет всем вашим нашим.

18 июля.

Л. Т.


На конверте: Англия, Лондон, Croydon, Broomfield, Duppas Hill. A. Tchertkoff.

Датируется на основании записи в Дневнике Толстого, т. 53, стр. 148.

Ответ на письмо от 22 июля н. с., в котором А. К. Черткова сообщала о болезни Черткова. В. Г. Чертков был болен, повидимому, крупозным воспалением легких.

1 Велосипед и пианино, от которых Чертков в это время хотел отказаться, чтобы пожертвовать сбереженные таким образом деньги в пользу духоборов.

43 44

* 458.

1897 г. Июля 23. Я. П.

23 июля 97 г.

Спасибо вам, что прислали письмецо, добавление к 18-[му]. Хотелось и очень хочется знать о ходе вашей болезни. Хотелось бы быть с вами, чтобы посещать вас, как в Деменке, и следить за вами.1 Моод хотел приехать в субботу, т. е. 28-[го]. О болезни вашей он ничего не расскажет, но расскажет о всей вашей жизни.

Я 3-го дня опять заболел припадками холерины и нынче еще слаб, хотя здоров. Пропустил один рабочий день, о чем очень жалею, т[ак] к[ак] остается их мало. Всё не могу оторваться от статьи об иск[усстве], и всё кончаю и всё кажется, что становится лучше — яснее, проще.

На днях б[ыл] у меня брат Новикова2 — писаря, помните, к[оторый] б[ыл] в Москве у меня и потом б[ыл] сослан в Тургайскую область. Теперь его отпустили, он в деревне, и прислал мне с братом3 свои записки. Они очень хороши, если их редактировать хорошо; я пришлю их вам.

Ивана Дурака4 я нашел и прочел. Там ничего нет дурного, неверного, но как пьеса это несценично.

Прощайте пока. Выздоравливайте и пишите мне. Я последнее время стал опять записывать в дневник — признак, что немного ожил духовно и не чувствую себя более одиноким.

Л. Т.


Прощайте, привет всем. Л. Т.


На конверте: Англия. Angleterre, London, Croydon, Broomfield, Duppas Hill. V. Tchertkoff.

Отрывок напечатан: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 215. На конверте штемпели: «Тула. 24 июля 1897», «С.-Петербург. 26 июля 1897». Последний штемпель позволяет предположить, что письмо было переслано почтой из Тулы в Петербург для перлюстрации. Ответ на письмо Черткова от 27 июля н. с., помеченное № 18. Чертков писал о своей болезни и о делах, связанных с подготовкой к переводу и изданию в Англии статьи Толстого «Что такое искусство?». Одновременно в добавление к этому письму Чертков послал открытку.

1 Чертков болел малярией летом 1894 г., живя в деревне Деменке, в 5 верстах от Ясной Поляны, и Толстой часто навещал его во время этой болезни.44

45 2 Михаил Петрович Новиков (1871—1939), крестьянин Тульской губ., бывший волостной писарь, автор статей и рассказов из крестьянской жизни. Записки М. П. Новикова о его ссылке в Тургайскую область не напечатаны. О них см. запись в Дневнике Толстого 21 июля 1897 г. (т. 53, стр. 149).

3 Вероятно, Адриан Петрович Новиков (1865—1930), автор рукописи «Правдивая история рабской жизни. Записки лакея», в которой он подробно описал свою службу в должности лакея у кн. Волконского.

4 Рукопись англичанина Эйлоарта, переделавшего для сцены сказку Толстого об Иване-дураке.

* 459.

1897 г. Августа 8. Я. П.

Получил ваше № 19 уже несколько дней и хоть кое-как хочу известить вас о получении и о себе. Очень обрадовался я вашему выздоровлению, дорогой друг. Спасибо Гале, что она извещала меня. И ей еще я должен ответить и отвечу.

Вчера получил еще важное письмо от Е[лены] П[етровны].1 Она хорошо написала И[вану] М[ихайловичу]. Боюсь за него, а все-таки надо б[ыло] написать, как она написала. Хотел бы написать ему, да не знаю, успею ли.

Моод мне очень хорошо рассказал про вас и новых, незнакомых мне лично друзей. Я удивлялся тому, что вам показался мал тот дом, к[оторый] нанял Моод, и очень был рад узнать, что вы решили взять маленький.

То, что вы хотите, чтобы я написал к изданию краткого Еванг[елия] и к Хр[истианскому] учению, я постараюсь написать поскорее и прислать вам, но сейчас так слаб, что ничего не могу делать, кроме работы над статьей об ис[кусстве], кот[орую] вот-вот кончаю. Я дал ее уже переписывать Тане на ремингт[оне] и последние дни читал вслух2 собравшимся у нас: Гинцбург3 (скульптор), Касаткин,4 Гольденвейзер5 (музыкант) и Соболев,6 химик, живущий у нас учитель для Миши;7 тут же Сережа-сын8 и барышни Стаховичи.9 Я думаю дочесть нынче. И при чтении вижу, что, несмотря на все ее недостатки, она имеет значение. Прямо сказать: мое отношение к этой статье такое: мне кажется ничтожным сравнительно ее содержание, а между тем не могу от нее оторваться, и меня сильно занимают и нравятся мне мысли, к[оторые] я в ней выражаю.45

46 Слаб же я оттого еще, что у нас пропасть посетителей, беспрестанно приезжают; сейчас получили телеграмму из Москвы от Ломброзо,10 к[оторый] хочет приехать. Всё это тратит время и силы и ни на что не нужно. Ужасно жажду тишины и спокойствия. Как бы я счастлив б[ыл], если бы мог окончить мои дни в уединении и, главное, в условиях, не противных и мучительных для совести. Но, видно, так надо. По крайней мере, я не знаю выхода.

Ваше дело изданий очень радует меня. Боюсь только, чтобы оно не завлекло вас в денежные затруднения. Берегитесь этого. А главное, чтобы не заставило вас разбросаться. Qui trop embrasse, mal étreint.11 Вам особенно надо помнить это, п[отому] ч[то] у вас столько хороших начато дел, что достанет на 10 жизней.

На днях получил от Crosby12 письмо со вложением письма (от японца, жившего с ним в New-York). Японец читал Gospel in brief13 и пишет, что она объяснила ему смысл жизни и что он теперь едет домой в Японию с тем, чтобы там провести в жизнь свою и других свои убеждения и устроить там settlements.14 Письмо прекрасное, к[оторое] глубоко тронуло и порадовало меня. Всем, очевидно, доступна и нужна та же истина.

В том, что все мои писания поступят прежде всего к вам и вы будете распоряжаться их переводами и изданиями, — не может быть сомнения. На днях я одного немца направил к вам.

Прощайте пока, все милые друзья.

Ваши издания получил от Череватенко.15

8 августа.

Л. Т.

Отрывки напечатаны: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 215, 216, 516—517; «Печать и революция» 1928, кн. 6, стр. 79. Ответ на два письма Черткова от 8 августа н. с. 1897 г., в которых он писал, что хочет выпустить общедоступное издание книги Толстого «Краткое изложение Евангелия», и просил написать предисловие, предназначенное «для читателей из народа». Вместе с тем Чертков сообщал, что рассчитывает покрывать расходы на русские книжки, выпускаемые им за границей, доходом от первого издания на английском языке новых писаний Толстого. «А этот успех в большей степени зависит от того, чтобы мы действительно были первыми издателями ваших новых писаний и чтобы как-нибудь другие переводчики каким-нибудь косвенным путем не могли себе приобресть46 47 русского списка того, чтò вы пишете, раньше нас или хотя бы одновременно с нами», — писал Чертков, указывая, что этот план может быть осуществлен, лишь если рукописи Толстого будут посылаться в Англию примерно за три недели до распространения их в России.

1 Елена Петровна Накашидзе переслала Толстому свое письмо из Кройдона к И. М. Трегубову, которому писала, что не имеет к нему «исключительного чувства» и не может стать его женой.

2 О чтении вслух статьи «Что такое искусство?» см. Дневник Толстого от 7 августа 1897 г. (т. 53, стр. 149).

3 Илья Яковлевич Гинцбург (1859—1938), жил в Ясной Поляне в 1897 г. с 28 июля по 11 августа и лепил бюст Толстого.

4 Николай Алексеевич Касаткин (1859—1931), с 1898 г. член Академии художеств, впоследствии народный художник РСФСР.

5 Александр Борисович Гольденвейзер (р. 1875), с 1906 г. профессор Московской консерватории, народный артист СССР.

6 Михаил Николаевич Соболев, домашний учитель М. Л. Толстого, впоследствии приват-доцент Московского университета.

7 Михаил Львович Толстой (1879—1944). См. т. 83, стр. 287.

8 Сергей Львович Толстой (1863—1947). См. т. 83, стр. 21—22.

9 Софья Александровна Стахович (1862—1941) и Мария Александровна Стахович (1866—1923), близкие знакомые семьи Толстых.

10 Чезаре Ломброзо (1836—1911), итальянский психиатр и криминалист, проводивший в своих работах учение о врожденности преступных наклонностей.

11 [Кто много охватывает, мало удерживает.]

12 Эрнест Кросби (Ernest Crosby, 1856—1906), американец, автор биографии Толстого и статей о нем. Ответ Толстого на письмо Кросби см. т. 70, стр. 124—125.

13 «The Gospel in Brief» by L. Tolstoy, 1896 (Л. Толстой, «Краткое изложение Евангелия»). Сведения о японце, читавшем эту книгу, и его письмо не сохранились.

14 [поселки]. Повидимому, колонии единомышленников, которые хотел устроить упоминаемый в письме японец.

15 П. И. Череватенко, живший у Чертковых в Англии, привез Толстому первые издания Черткова.

* 460.

1897 г. Августа 12. Я. П.

Получил ваше письмо с письмами Шкарвана, доставившими мне большую радость, прекрасные письма.1

У нас Маша лежит больная в тифе. Болезнь идет хорошо, но всё страшно, и она так слаба. Уже 4-й день. Тиф брюшной47 48 и до сих пор не очень сильный. Впрочем, жар доходит до 40,1.

Как жаль, что ваше дело с домом2 разошлось. Я так было порадовался.

Получил тоже письмо Ив[ана] Мих[айловича]3 и ваше о нем. Хочу нынче же написать ему.

У нас сейчас Ломброзо, приехавший с Моск[овского] съезда,4 завтра уезжает. Малоинтересный человек — не полный человек.

Прочел нынче статью St. John и Hall о непротивлении. Как хорошо. Неужели можно не согласиться?

Прощайте, милая Галя. Целую вас и благодарю за письмо. В другой раз напишу больше.

Хочется нынче написать кроме Ив[ана] М[ихайловича] еще Поше5 и другу Вандерв[ера],6 от которого получил письмо.

Л. Т.

Датируется на основании пометы T. Л. Толстой в копировальной книге писем Толстого. Ответ на письмо А. К. Чертковой от 11 августа н. с.

1 Черткова послала Толстому копии писем, полученных ею от А. Шкарвана, о его знакомстве в Голландии с Ван-дер-Вером. Письмо Шкарвана из Голландии напечатано в сборнике «Свободное слово», 1898, стр. 176—209.

2 Дом в Эссексе, который хотели снять Чертковы.

3 Письмо И. М. Трегубова к Толстому от 7 августа 1897 г. Ответ Толстого на это письмо см. т. 70, письмо № 141.

4 Международный съезд психиатров и криминалистов, происходивший в Москве в августе 1897 г.

5 Письмо П. И. Бирюкову от 13? августа 1897 г. См. т. 70, письмо № 140.

6 Ван-дер-Вер (р. 1867), голландец, противник военной службы. Друт Ван-дер-Вера — голландский пастор Л. Бюлер (L. Böhler).

* 461.

1897 г. Августа 19. Я. П.

Thyphus danger passé. Tolstoy.

Опасность тифа прошла. Толстой.

Телеграмма. Датируется на основании пометок на телеграфном бланке. Ответ на телеграфный запрос Чертковых о здоровье М. Л. Толстой.

48 49

* 462.

1897 г. Сентября 2. Я. П.

2 сентября.

Получил ваш № 20 и виделся с Ростовцевым,1 кот[орый] уехал от нас 3-го дня. Вероятно, он приедет вместе с этим письмом, а то и раньше, и потому расскажет вам то, чтò видел и что мы с ним говорили.

Книги получил, благодарю за стар[ую] рукопись и Віrіbі.2 Я читаю его. Жалко, что не просто, а с литературной вычурностью написана эта книга.

Machiavelli я не читал, но вперед знаю, что J. Моrlеу3 должно быть хорошо. Прочту или не прочту, я с большим удовольствием порекомендую в «С[еверный] В[естник]»4 или [в] «Р[усскую] М[ысль]».5 Но надо знать, что он6 хочет, какие его условия. Поклонитесь ему от меня; я его знаю и невольно люблю, как любил его В. И. Алексеев,7 много мне про него рассказывавший. Только бы не забыть.

Дневник пока не мог прислать. Первые главы 2, очень плохие, отослал Мооду для перевода.8 Я уверен, что он переведет хорошо. Над последними и не последними, а серединными, там, где положительное определение иск[усства] и его назначения, всё еще работаю. Остальное кончил. Недавно мне казалось, что это прекрасно, а теперь совсем обратное кажется.

Что Шкарван? Я остановился на самом интересном месте из его писем: он должен б[ыл] присутствовать на собрании пасторов.9

Письмо в Швецию,10 черновое, к[оторое] вам привезет Рост[овцев], я еще исправлю и надеюсь завтра или послезавтра послать Арвиду Эрнеф[ельду].11

Что же, ваше письмо по душе?12 Я ничего про вас давно не знаю. Остановился я на том, что наем дома в Essex’e расстроился и что в Croydon’e вы должны évacuer.13 Что вы? Где вы? Как здоровье Гали, к[оторую] очень, очень благодарю за письмо ее и письма Шкарвана.

Чтò вы думаете об отнятии детей у молокан14 — вчера еще получил от них слезное письмо — и о моем письме Государю.15 Надо бы писать об этом, да мне не хочется развлекаться по мелочам.49

50 Еще у меня на совести то, что вы просили меня написать для «Христианского Учения» и для «Кратк[ого] излож[ения] Евангелия».

Для первого:

Разумеется, я считаю это писание неоконченным и далеко не удовлетворяющим тех требований, к[оторые] тот же я предъявил бы ему 20 лет тому назад. Но теперь я знаю, что кончить его, довести до той степени ясности, кот[орую] я бы хотел, я не успею; а между тем думаю, что все-таки и в этом виде найдется в нем кое-что полезное людям, и потому печатайте и издавайте так, как есть. А велит бог и освобожусь от других дел и будут еще силы, вернусь к этому писанию и постараюсь сделать его проще, яснее, кратче.16

Попробую теперь к Кр[аткому] изл[ожению] Еванг[елия].

Не помню, что именно вы советуете написать к этому Кр[аткому] изл[ожению]. Когда я сейчас подумал, то невольно стал повторять то, что там сказано в предисловии. Одно, что я могу прибавить, это то, что теперь, после 16 лет (кажется, так), я еще яснее, чем тогда, вижу недостатки этой работы, но не могу уже исправить их. Я не мог исправить тогда чувствуемых мною недостатков, п[отому] ч[то] помню, что тогда дошел до предела своих сил и дальнейшей работой не уяснял, а затемнял то, что прежде было яснее. Тем более не могу взяться за это исправление теперь, когда ослабло уже то напряжение, в кот[ором] я находился тогда. Но, несмотря на то, думаю, что тот мой неперестающий во время этой работы восторг перед тем, что мне открывалось в Евангелиях, и та вера в то, что учение Христа, как я его понял, несомненно дает благо как всякому отдельному человеку, так и всем людям, — думаю, что этот восторг и эта вера, которые я испытывал при этой работе и к[оторые] я испытываю при перечитывании ее, сообщается хоть отчасти читателям этой книги. А если это будет, то книга будет полезна, несмотря на все ее недостатки. — Кажется, ничего не вышло.

Прощайте пока. Целую вас и очень, очень люблю вместе с Галей.

Л. Т.

Отрывки напечатаны в предисловии к книге Толстого «Христианское учение», изд. «Свободного слова», 1897, и в газете «Речь» от 4 сентября 1913 г., 141. Ответ на письмо от 19 августа н. с., в котором Чертков50 51 писал, что посылает несколько книг, и просит помочь Н. В. Чайковскому, желавшему поместить в одном из русских журналов свой перевод книги Морлея. Сообщая, что Н. Д. Ростовцев заедет в Ясную Поляну на пути в Англию, Чертков писал: «Вы мне доставили бы большую радость, если бы прислали ваши дневники для выписок, и я вернул бы их вам через некоторое время со случаем же... Если возможно, пришлите также и те старые дневники прежней вашей жизни, в которых вы хотели, чтобы я вымарал нежелательное. Все это я прошу ведь только на время и в связи с общей моей работой собирания ваших мыслей из всех источников».

1 Николай Дмитриевич Ростовцев (1846—1922), земский деятель, близкий знакомый Черткова.

2 Толстой получил от Чертковых книги: Darien Georges, «Biribi armée d’Afrique», Paris, 1897; John Morley, «Mackiavelli» и английскую книгу о «новооткрытой старинной рукописи», название которой не удалось установить.

3 Джон Морлей (Jоhn Morley), английский историк. Толстой имеет в виду книгу Маколея о Макиавелли в переводе Н. В. Чайковского (1856—1926), народника, впоследствии белоэмигранта и активного врага Советской России.

4 «Северный вестник» — ежемесячный журнал, издававшийся в 1885—1898 гг. в Петербурге.

5 «Русская мысль» — ежемесячный журнал, издававшийся в 1890—1918 гг. в Москве.

6 Николай Васильевич Чайковский.

7 Василий Иванович Алексеев (1848—1919), домашний учитель в семье Толстых в 1877—1881 гг., в молодости принадлежавший к кружку Чайковского.

8 Первые две главы книги «Что такое искусство?».

9 Собрание пасторов-пацифистов, о котором писал Шкарван. Письмо Шкарвана «О новом общественном движении в Голландии» напечатано в сборнике «Свободное слово», Purleigh, 1899, № 2, стр. 192.

10 «Письмо в шведские газеты» с предложением присудить нобелевскую премию мира духоборам. Впервые напечатано в журнале «Свободная мысль» 1899, № 4.

11 Арвид Ернефельт (1861—1933), финский писатель, единомышленник Толстого.

12 Письмо от 18 августа н. с., в котором Чертков писал о том, что недоволен собой и пытается разобраться в причинах этого недовольства. Чертков сообщал, что будет пересылать листки своего дневника, которые одновременно будут и письмами, предназначенными для Толстого.

13 [выселиться.]

14 Самарские молокане, у которых были отняты дети для воспитания в православной вере.

15 Письмо Толстого к Николаю II от 10 мая 1897 г. об отнятии детей у молокан. См. т. 70, письмо № 81.

16 Строки, написанные Толстым по просьбе Черткова для предисловия к книге «Христианское учение», были затем напечатаны в предисловии к этой книге в издании Черткова (Purleigh, 1898).

51 52

* 463.

1897 г. Сентября 3. Я. П.

3 сент.

Сейчас на почте получил письмо Моода1 со вложением вашего к нему о переводе. Мне кажется, что он огорчен тем, что вы отнимаете у него перевод, и основательно. Он бы сделал перевод прекрасно и скоро, а о том, чтобы оригинал попал в какие-нибудь чужие руки, не мож[ет] б[ыть] и речи. Я сам не выпущу его, да притом я еще над ним работаю. (Нынче очень для меня важная перемена сделалась, вследствие к[оторой] надо изменить целую главу.)

Надеюсь все-таки, по мере перевода Моода, доставлять ему оригинал. Теперь у пего две главы и еще 3 готовы; готовы и все остальные (всех двадцать), за исключением двух — 6[-й] и 17[-й]. Так что лучше оставить переводить его.

Что это от вас нет писем?

Пишу со станции.


На конверте: Англия. Angleterre, London, Croydon, Broomfield, Duppas Hill. V. Tchertkoff.

Закрытое письмо (секретка). Ответ на письмо от 8 сентября н. с., в котором Чертков сообщил, что Моод не сможет переводить «Что такое искусство?» достаточно быстро и потому необходимо поручить перевод другому.

1 Письмо Моода от 1/13 сентября из Москвы. В этом письме Моод писал, что переведет на английский язык «Что такое искусство?» безвозмездно и тщательно и нет необходимости передать этот перевод другому переводчику, который «наскоро состряпает» перевод.

* 464.

1897 г. Сентября 18. Я. П.

18 сент.

Вчера получил ваше письмо с поручением к Дунаеву и исполню его скоро;1 а нынче получил письмо Гали, за что очень благодарю.

Может быть, вы уже знаете, но все-таки повторяю, что St. John свиделся у меня с Дитерих[сом],2 что было очень хорошо. И они вместе три дня тому назад уехали в Москву к Дунаеву.52

53 Я не совсем здоров: у меня 10 дней тому назад сделалась на щеке опухоль и нарыв, как чирей, кот[орый] мешает мне работать. А между тем работы ужасно много. Пересматриваю в последний раз об искусстве; надо переделать письмо в Швецию;3 и нынче приехали самарские молокане просить помочь им выручить детей, и я начал писать статью об этом в англ[ийские] газеты, хотя не решил еще, не лучше ли будет еще раз попытаться написать государю. Особенно возмутительно то, что даже Мещерский4 пишет, критикуя действия миссионерского съезда, что духовенство так упало, что даже предлагало отнимать детей у сектантов, как будто решено, что этого нет, а это практикуется в самых обширных размерах. Не знаю, как решу; надеюсь, что бог, если к нему одному обращусь, не оставит меня советом.

Еще дело, это то, чтобы написать человек[ам] 20[-ти], московск[им] купцам, письмо с просьбой помочь духоборам.

Получил письмо Шкарвана. Очень благодарю его за него. Это хорошее, поучительное письмо. Если я скажу в статье, что в Голландии пасторы проповедуют отказ от военной службы, будет ли это верно?

Очень жаль Буланже, но мне думается, что он везде станет на ноги. Его горе не в высылке, а в жене.5 Помогите ему в этом, смягчите ее, обращайтесь с ней, как с больной. Это одно средство.

Жозя очень хорош.6 Я был очень рад его видеть.

Ну, вот пока всё. Простите. Целую вас и всех друзей. Не знаю, что сделает St. John. Я советовал ему ехать на юг.7

Маша медленно поправляется. Планы их в том, чтобы ехать на осень в Крым. Таня едет с маленьким сыном Ильюши,8 к[оторый] слаб грудью, а Машу везет муж. Хотели они поехать за границу, но раздумали.

Прощайте, милые, милые друзья; не думайте, что, если редко писал, то мало люблю вас. Очень вы у меня в сердце.

Лев Толстой.


На конверте: Англия. Angleterre, London, Croydon, Broomfield, Dyppas Hill. V. Tchertkoff.

Отрывок напечатан в газете «Речь» 1913, № 241. Ответ на письмо Черткова от 18 сентября и на письмо А. К. Чертковой от 17 сентября н. с. А. К. Черткова писала об И. К. Дитерихсе, высланном в это время с Кавказа за помощь духоборам, и о П. А. Буланже, высланном за границу.53

54 1 Поручение Черткова попросить Дунаева передать Син-Джону тысячу рублей, которую Чертков оставил Дунаеву на хранение. Деньги эти предназначались для помощи духоборам.

2 Иосиф Константинович Дитерихс (1862—1932), брат А. К. Чертковой.

3 Письмо в шведские газеты. См. прим. к письму № 462.

4 В. П. Мещерский (1839—1914), редактор-издатель реакционной газеты «Гражданин». Статья Мещерского о намерении миссионеров отнимать детей у молокан напечатана в газете «Гражданин» от 11 сентября 1897 г.

5 Мария Викторовна Буланже, резко осуждавшая мужа за помощь духоборам, которая повлекла за собой высылку за границу.

6 И. К. Дитерихс.

7 На юг, то есть на Кавказ для помощи духоборам.

8 Сын Ильи Львовича Толстого Андрей (1895—1920).

* 465.

1897. Сентября 22. Я. П.

Посылаю вам, милый друг, письмо в шведские газеты; я с той же почтой посылаю статью, уже переведенную, в Штокгольм. Название газеты: «Stokholm Tagblat» (Stokholm).1 Печатайте только после того, как выйдет в шведской газете.

Статья искусства будет завтра вся переписана на ремингтоне, но я теперь, когда подходит дело к концу, чрезвычайно недоволен ею. Хочется еще переделывать, но думаю, что не имею права: так нужно другое, более важное и живое, и так хочется это другое писать.

С шведским письмом у меня была борьба,2 но пока кончившаяся хорошо, т. е. так, что я заявил, что я не могу руководиться в своих писаниях ничем, кроме требований своей совести, и между тем так, что не обидел никого и не огорчил никого и посылаю статью с спокойным духом.

По делу молокан я решил направить их опять в П[етер]б[ур]г с письмом государю, опять через Олсуф[ьева], Heath’a, и писал Лиз[авете] Иван[овне].3 Но государя нет и Лиз[аветы] Ив[ановны], верно, нет, п[отому] ч[то] не получил ответа на телеграмму. Они уехали 4 дня тому назад. Ничего не знаю, что будет. А жалко. Случай высказаться был хороший. Копию письма пришлю, если бог велит, с Буланже.

Прощайте пока. Целую вас.

Л. Т.


Моя шишка всё болит, но не представляет нич[его] опасного.54

55 Отрывки напечатаны: газета «Речь» 1913, № 241, и Б, IIІ, стр. 299. Датируется на основании записи в Дневнике Толстого от 22 сентября 1897 г., т. 53, стр. 152.

1 Письмо Толстого в газету «Stokholm Tagblatt» см. т. 70, стр. 148—154.

2 Разногласие с С. А. Толстой в связи с посылкой письма в Стокгольм.

3 Письма Толстого к Николаю II, гр. А. В. Олсуфьеву, Хису и Е. И. Чертковой от 19 сентября 1897 г. см. т. 70, стр. 141—145.

* 466.

1897 г. Октября 2. Я. П.

2 окт. 97 г.

Получил вчера ваше длинное письмо и был очень рад ему.

То, что вы пишете о вере в чудесное, или по крайней мере допущение возможности этого, со стороны Кенворти, очень поразило меня.

Хотелось бы написать вам не о чудесном, собственно, а о том, как, мне кажется, мы познали не самый внечувственный мир, но присутствие, существование его; но нынче не успею.

Вера в чудесное — это вера в матерьяльный мир. Для того, кто вполне понял, что бог есть дух и он сам есть дух, не может быть чудес в матерьяльном мире и тем менее в духовном, потому что чудеса — это нарушение законов матерьяльного мира, а законов духовного мира мы не знаем.

Запишу в дневник и выпишу и пришлю вам, если буду жив.

Третьего дня был у меня гимназист хар[ьковский] Попов.1 Я и не знал, что он жил у вас. Он неясен, и я думаю, б[ыл] тяжел вам. То ли дело люди из нар[ода]. Третьего дня был у меня крестьянин молодой. Удивительная ясность и сила. Нынче был Новиков, другой крестьянин.2 Ах, если бы позволил бог написать для них именно то, чтò хочется.

Всё пересматриваю и работаю над иск[усством]. В заключении написал и о науке. И, мне кажется, очень хорошо. Ясно, как заблудились мы и в науке и в иск[усстве] и как мы можем выбраться из этой лжи и зла, только признав вполне учение Хр[иста] в смысле единения и братства людей, признав его так, как мы теперь признаем церковную веру.55

56 Буду писать после лучше и подробней. А теперь прощайте. Привет всем.

Л. Толстой.


Отдайте это письмо Blagg, если не стыдно.3

Девочки, Т[аня] и М[аша], обе уехали в Крым. М[аша] поправляется.


На конверте: Англия. Gable house, Farm Sanden, Essex, Chelmsford. V. Tchertkoff. Заказное. Черткову.

Ответ на письмо от 3 октября н. с., в котором Чертков писал, что переехал из Кройдона в графство Эссекс и поселился недалеко от колонии единомышленников Кенворти. Рассказывая об одном из собраний единомышленников Кенворти в Кройдоне, Чертков сообщал Толстому, что Кенворти и его друзья верят в возможность чудес и не соглашаются с теми аргументами против этой веры, которые приводит Толстой в заключении к «Соединению и переводу четырех Евангелий».

1 Иван Павлович Попов, гимназист из Харькова.

2 Иван Петрович Новиков, крестьянин Тульской губ.

3 Джордж Даниель Блег (Blagg), рабочий, социалист, присутствовавший на собрании у Черткова и высказавшийся против веры в чудеса. Письмо Толстого Блегу от 2 октября 1897 г. см. т. 70, № 184.

* 467.

1897 г. Октября 3. Я. П.

Вчера начал вам писать о том, почему мне кажется, что люди, верующие в реальность матерьяльного мира, верят и в чудесное, или, скорее, отчего люди, верующие в духовную жизнь, в свою духовную сущность и в бога-духа, не могут верить в чудесное, и не дописал. Это не то, что я хотел выписать вам из дневника, — то особо и имеет только связь с этим, а это я думал, когда писал вам.

Я верю и, скорее, знаю несомненно, что весь матерьяльный мир есть произведение моих пяти чувств, и все законы матерьяльного мира это законы отношений моих чувств между собою. Вся наука, всё наше знание, — это выводы из различных отношений наших чувств между собою, н[а]п[ример]: лед, твердый на мое чувство (осязание), делается мягким, жидким при известной теплоте, которую я ощущаю тоже своим чувством,56 57 а при еще большей теплоте делается неощущаемым — паром. Все наши знания такие же изучения отношений наших чувств между собою. Мы изучили эти отношения и знаем их: знаем, что при каждом впечатлении на одно чувство должны быть известные явления для других чувств; стучит — для слуха значит: что-нибудь твердое на ощупь и т. п.

Что же значит чудо при таком понимании внешнего матерьяльного мира? Только то, что то отношение чувств, кот[орое] мы изучали и признали постоянным, вдруг изменяется. Измениться же такое отношение может только п[отому], ч[то] я неправильно определил отношения чувств, и тогда надо вновь отыскивать правильное, постоянное отношение чувств, или оттого, что какое-нибудь из моих чувств извратилось (галлюцинация). Чуда же при таком понимании мира никакого не может быть. Так что если бы такой человек увидал чудо, то это только доказало бы ему, что он нездоров, что чувства его неправильно действуют и ему надо лечиться.

В области же духовной для такого человека не может быть чуда, п[отому] ч[то] духовная жизнь не подчиняется никаким законам и мы ничего не знаем про нее, кроме как то, что она есть, была и всегда будет, что для нее нет времени, нет пространства.

Сказать, что Христос воскрес в теле, значит сказать, что чувства тех людей, для кот[орых] он воскрес в теле, действовали неправильно и противно тем постоянно повторяющимся и признанным всеми отношениям чувств, и потому можно только пожалеть о болезненном состоя[нии] тех людей; но сказать, что Хр[истос] духом живет в людях и мы живем в других и другие в нас, значит, сказать самую обыкновенную, несомненную истину, понятную всякому человеку, живущему духом.

Вот это я хотел добавить.

То же о свер[х]чувственном, кот[орое] мы познали несомненно, это то, что, кроме того, что мы познаем своими 5-ю чувствами — познаем мы пределы своего существа, соприкасаясь с другими окружающими нас существами, — мы неизбежно приведены к признанию существования чего-то не познаваемого чувствами, но наверно существующего, до такой степени верно, что без признания этого существования мы ничего [не можем] себе объяснить существования чего-либо. Это, н[а]п[ример], эфир, вычисленные колебания кот[орого] дают нам понятие57 58 о свете, тепле, электричестве. Стало быть, есть нечто кроме того, что нам дают чувства, но существование этого мы признаем не п[отому], ч[то] это показало нам какое-либо из наших чувств, нарушая выведенные и признанные нами законы отношения наших чувств, а, напротив, п[отому], ч[то] мы приведены к признанию существования этого разумом и что признание этого не только не нарушает найденных нами законов отношений, но, напротив, устанавливает еще большую разумную связь этих отношений.

Забыл еще сказать в том письме, что ваши доводы1 против возможности чудес совершенно справедливы и другого ничего сказать нельзя.

Прощайте, пишите чаще.

Приехал ли дорогой, милый Пав[ел] Алек[сандрович]?2 Очень люблю его и жалею, не для себя, а за него. Ему тяжело.

Л. Т.


Спросите у Моода, сколько у него глав.3 Я могу послать до 11-й включительно, да не помню, до какой у него.


На конверте: Англия, Эссекс, Anglettere, Gable house. Farm Sanden, Chelmsford. V. Tchertkoff. Черткову. Заказное.

Датируется 3 октября, так как из текста письма видно, что оно написано на другой день после предыдущего письма, которое помечено 2 октября 1897 г.

1 Доводы против возможности чудес, высказанные Чертковым на собрании у него в доме.

2 П. А. Буланже.

3 Главы рукописи «Что такое искусство?», которая пересылалась Мооду по частям для перевода на английский язык.

* 468.

1897 г. Октября 13. Я. П.

Спасибо вам, милый друг Галя, за письмецо. Я совсем здоров. Нарыв мой прошел, потом поболел немного желудком, а теперь здоров и всё очень занят и всё тем же. Кажется, кончено совсем и не задержу Моода. Иногда кажется, что очень58 59 важно и хорошо, иногда кажется, что дурно и ничтожно. Одно несомненно, что я это самое думал и чувствовал давно и что это совершенно ново.1

Не понимаю, почему не получаю ответа на посланное письмо в шведские газеты.

Еще написал об отнятых детях у молокан другое письмо.2 Да вы всё знаете. Но теперь написал Ухтомскому3 письмецо об этом и жду напечатания.

То, что писала Miss Pic[k]ard об иск[усстве],4 это то самое, что я пишу в своей статье. И как все далеки от этого и как это правда.

Ну, что, что у вас? Опишите мне как-нибудь хорошенько. Вот бы Ольга Конст[антиновна] мне написала по-женски, как кто живет, где, как, все мелкие подробно[сти], чем мельче, тем лучше.

Что В[ладимир] Г[ригорьевич] давно не пишет? Есть объявленья из Ясенков,5 надеюсь, что от него.

Не пишется больше. Привет всем друзьям.

Любящий вас Л. Т.


От Поши давно нет известий.

Девочки мои в Крыму. Маша для меня вроде как человек пьяный. Я знаю, что она поймет меня, но не теперь. Теперь с ней говорить нельзя, пока она не выспалась и не переболела похмельем.

Сколько таких людей, с кот[орыми] не говоришь вовсю, п[отому] ч[то] знаешь, что они во хмелю. Кто в хмелю корысти, кто тщеславия, кто влюбленности, кто прямо во хмелю наркотиков. Избави нас бог от этих опьянений. Эти опьянения не хуже религиозности, патриотизма, аристократизма ставят преграды между людьми, мешают тому единению, к[оторого] хочет бог. Живешь рядом, вместе, всю жизнь и живешь, как чужой.

Так у меня теперь с Машей и ее мужем. Не могу я ей сказать, что этот ее брак «а failure»,6 несмотря на то, что он прекрасный юноша. А не говорю этого — остается невысказанное. И жалко так дожить.

Ну прощайте.

Ваш Л. Толстой.

13 окт.59

60 Ответ на неизвестное письмо А. К. Чертковой.

1 См. запись в Дневнике Толстого от 14 октября 1897 г.: «Я пишу всё еще об искусстве... И уяснил то, что было смутно» (т. 53, стр. 152, 153).

2 Вероятно, второе письмо к Николаю II, написанное 19 сентября 1897 г.

3 Эспер Эсперович Ухтомский (1861—1921), редактор «Санкт-Петербургских ведомостей». Письмо Толстого к Ухтомскому напечатано в «Санкт-Петербургских ведомостях» от 15 октября 1897 г., № 282. См. т. 70, письмо № 189.

4 См. письмо № 456.

5 Повестка на заказное письмо.

6 [падение,]

* 469.

1897 г. Октября 26. Я. П.

26 окт.

Дорогой друг В[ладимир] Г[ригорьевич],

Сейчас получил ваше письмо № 24, № же 22 я получил в свое время и не помнил, а теперь не помню, отвечал ли на него; но помню хорошо его содержание и то, что хотел ответить: именно то, что хотя предмет вашей полемики с В[ruce] W[ollace]1 и очень интересен и важен, я теперь о нем писать не могу, тем более, что мне кажется, что я уже много раз высказывал то самое, что вы ему высказали или по крайней мере в том же направлении.

Закреплять же ваши слова своим авторитетом я считаю неприличным потому, главное, что не признаю никаких авторитетов и тем менее свой.

Мне кажется, что в вашем споре с В[ruce] W[ollace] ни одна сторона не может убедить другую, п[отому] ч[то] два различных мировоззрения: одни люди считают, что нужно действовать в виду указываемой нам нашим рассудком и разумом видимой цели наибольшего блага людей, и средствами, тоже указанными нам нашим рассудком и разумом; другие, — мы, — считаем, что нужно действовать для не видимой нам цели, приближение к которой достигается исполнением указанной нам в нравственном законе воли божьей, отступление от которой ради близоруких указаний наших рассудка и разума всегда60 61 составляло главный соблазн, породивший и поддерживающий зло в мире.

Разница в том, что первые верят в свой разум, в то, что цель, указываемая им их разумом, есть действительная, настоящая цель жизни; вторые же верят в то, что исполнение воли бога — нравственного закона, как бы оно ни странно казалось нашему разуму, самым сильным, действительным и быстрым способом ведет к достижению того самого царства божия на земле, кот[орое] мы предугадываем и предчувствуем, если только мы это царство божие представляем себе несколько шире, чем Маркс2 или Bellamy3 и т[ому] п[одобные].

Насчет второго пункта вашего письма, к сожалению, не могу вам дать удовлетворительного ответа. Издать те повести, о кот[орых] вы говорите, немыслимо. Они ниже всякой критики.

Вот если бы мне удалось окончить «Об иск[усстве]» и написать такой рассказ, кот[орый] соответствовал бы тем требованиям, к[оторые] я предъявляю к иск[усству], что мне очень хочется сделать, тогда бы я отдал его вам. Я сделал бы это, чтобы сделать вам приятное, но, по правде сказать, тут что-то есть мне неприятное: слишком определенное практическое, умышленное.

Пожалуйста, не сердитесь на меня за то, что я высказал то, что было за душою. Если бог велит, то я сделаю то, что вы хотите.

Спасибо за то, что вы мне пишете в конце письма о моем неверии. Я, слава богу, теперь освободился от него и благодарю бога.

Вы мне мало пишете про себя, свою обыденную жизнь. Кто и кто с вами, как проходят ваши дни?

Милого Шкарвана очень благодарю за его письмо и сведения.4 Не послать ли в «Vrede»5 письмо в шведс[кую] газету?

Ну, прощайте пока. Целую Галю и Димочку.

Л. Т.

Ответ на письмо Черткова от 10 октября (№ 22) и 1 ноября н. с. (№ 24), Чертков сообщил Толстому, что у него завязалась полемика с издателем журнала «Brotherhood», («Братство») Брюсом Уоллесом о значении «политической деятельности», и просил Толстого высказаться по этому вопросу. Вместе с тем Чертков спрашивал Толстого, не разрешит ли он опубликовать одно из не вполне оконченных произведений: «Хаджи-Мурат» или «Евгений Иртенев» («Дьявол»).61

62 1 Брюс Уоллес (Bruce Wollace), пастор, издатель журнала «Brotherhood», выходившего в Лондоне в 1897—1899 гг. Брюс Уоллес напечатал в своем журнале статью по поводу опубликованной в газете «Daily Chronicle» от 2 октября 1897 г. выдержки из Дневника Толстого, в которой доказывал ошибочность «учения о безусловном непротивлении злу».

2 Карл Маркс (1818—1883).

3 Эдуард Беллами (Edward Bellamy) (1840—1898), американский писатель, представитель утопического социализма.

4 Ответ Толстого на письмо Шкарвана, сообщавшего о деятельности голландских пацифистов, см. т. 70, письмо № 225.

5 «Vrede» — газета, издававшаяся в Голландии и являвшаяся органом голландских противников войны и военной службы.

* 470.

1897 г. Ноября 18. Я. П.

Милая, дорогая Галя,

Сегодня получил ваше другое письмо со вложением письма Цец[илии].1 Это ужасно! Именно ужасно. Очень бы хотелось написать ему; даже чувствую, что должен написать ему. Ваше сравнение с кубиками, напротив, очень верно. — Стоит один перевернуть и не хотеть назад перевернуть его, для того чтобы вся картина смешалась и вышла бы только после величайших усилий та ужасная цельная дьявольская картина, кот[орая] нарисована на всех трех сторонах, кроме одной настоящей, с к[оторой] мы рождаемся и кот[орая] проста и ясна.

Ее ужасно жалко. Не могу забыть, как мы с ней в Москве говорили на улице и как у нее задрожали губы, когда она заговорила о том, что он любит другую. Боюсь, что она недобрая — это даже и в письме ее чувствуется, но тем более она жалка, и тем более он виноват, и тем еще более он жалок. — Часто с радостью замечаю в себе некоторую перемену привычек, суждений, кот[орой] я обязан христианству, и радуюсь. Так теперь мне ее жалко, я вижу ее дрожащие губы, но когда подумаю хорошенько, что должен чувствовать он, находясь или в ошалелом и злобном (непременно злобном) эгоистическом влюбленьи с равнодушием и сухостью ко всему миру, или в минуты просветления, когда он, сильный духом, гордый человек, должен чувствовать, что он последний.... и что ни от людей, ни от себя, ни от бога скрыть этого нельзя, и мне его прямо сердцем62 63 жалко. Так что чувствую, что, как ни плохо я исполняю закон Христа, закон этот все-таки пробрал и меня, и мне жалче преступника, чем жертвы, и в тысячи раз предпочел бы быть на месте жертвы. Напишу, надеюсь, что напишу ему. Как он не видит жестокости своего поступка? Вот это-то ослепление жалко.

Все вы мне мало, мало про себя, про свою интимную жизнь пишете, а я жажду знать именно это.

Я всё в Ясной живу один. Алек[сандр] Петр[ович]2 явился и переписывает мне, и мне удивительно хорошо, как говорит всегда Мар[ия] Ал[ександровна].3 Видел ее дней 5 назад, она была здорова. Был в Пирогове у брата, и там прекрасно. Что записки Новикова писаря?4 Нельзя ли их прислать назад? У нас нет другого экз[емпляра]. Написал маленькое предисловие к статье Карпентера, переведенной Сережей для Рус[ского] Вест[ника].5 Иск[усство], кажется, совсем кончил. И приятен промежуток между работой. Вл[адимир] Гр[игорьевич] прав, важнее всего то, что я хотел летом.6

Поклоны всем: Ростовцеву с дочерью, Кате, Аннушке. Таня нынче приезжает в Москву. Маша поправляется.

Написал Хилкову дурное, злое письмо.7 Не мог удержаться.

Датируется на основании пометы Черткова на подлиннике. Ответ на письма А. К. Чертковой от 13 и 23 ноября н. с. о том, что Д. А. Хилков разошелся с своей женой Цецилией Владимировной Винер. А. К. Черткова писала: «...происходит эта путаница жизни от путаницы понятий. (Вспоминаю, что вы когда-то давно писали Диме, как складывается картина из кубиков. Так очевидно, что если один кубик перевернуть вверх ногами, то вся картина будет непонятная, изуродованная. А если еще начать искать смысла в этом именно кубике, не сообразуясь со всей картиной, и доказывать, что он и так может стать, тогда непременно начнешь и всю картину коверкать, применяясь к этому кубику.)»

1 Письмо Ц. В. Винер к А. К. Чертковой.

2 Александр Петрович Иванов (1837—1912), переписчик, который время от времени жил в Ясной Поляне, переписывая рукописи Толстого.

3 Мария Александровна Шмидт (1843—1911), единомышленница Толстого, в течение многих лет жившая вблизи Ясной Поляны. См. т. 64, стр. 55.

4 Записки М. П. Новикова о том, как он отошел от православия. Частично напечатаны под заглавием «Старая вера» в «Материалах к истории старообрядчества и сектантства», под ред. В. Д. Бонч-Бруевича, в. III, Спб. 1910.

5 Предисловие к статье Карпентера «Современная наука», переведенной С. Л. Толстым и напечатанной в журнале «Северный вестник» 1898,63 64 3. Толстой ошибся, написав вместо «Северный вестник» — «Русский вестник».

6 Возможно, что Толстой имеет в виду окончание драмы «И свет во тьме светит».

7 Письмо Толстого Хилкову от 10 октября 1897 г. неизвестно.

* 471.

1897 г. Декабря 10. Москва.

Почти одновременно получил три письма ваши, дорогая, милая Галя. Последнее получил через Н[иколая] Д[митриевича],1 старое, самое же новое — то длинное, в кот[ором] вы описываете мне вашу интимную жизнь. Это самое мне и нужно было и всегда нужно знать о тех, кого любишь. Не скучайте без сестер, а только больше натягивайте постромки всякой работы. И не скучайте, что работа ваша — не та ручная работа, к[оторая] нужна для вашего существования. Этого вы не можете и раз навсегда не помиритесь с этим, а признайте это. Смотрю я на Мар[ью] Алекс[андровну]. Ей 54-й год, она слабогрудая, почти всегда больная, не переставая работает и не позволяет себе пользоваться трудами других, и нельзя не умиляться, глядя на нее. Она теперь ослабела, устала и хочет отдохнуть, не может зимой сама носить воду и корм и наняла помощницу, но сама не переставая работает, ткет. И смотреть на нее утешительно и укрепительно. Но вы не можете этого. У вас другое: от вас другие требования, и вы с В[ладимиром] Г[ригорьевичем], как вам это ни кажется плохо, исполняете их. Мне видно это. Не будемте скучать, не будемте тосковать, — будем каяться перед собой, перед богом, а жить давайте, какие мы ни на есть, бодро и радостно. И если мы хорошенько, всей душой, покаемся, смиримся, а главное, уйдем от себя, а вступим в тот поток божеской жизни — любви, кот[орый] всегда тут же течет рядом с каждым из нас, так что нам сделать только надо броситься в него, и он понесет нас.

Я 4-й день в Москве, и главное впечатление от людей это то, что они все несчастливы. Для нас этого не должно быть. «Иго мое благо».2 Если вы точно взяли Его иго, то не может быть недовольства, тоски, несчастья. Может не быть веселья, самодовольства, может и должно быть страдание за людей, но сами мы должны быть тверды, спокойны, радостны в неперестающей64 65 работе, когда есть силы. А нет сил, можем покорно и опять радостно ждать, когда они вернутся или когда получим новое назначение.

Много нужно писать писем. А хотелось хоть что-нибудь написать вам. Я в Москве, и мне хорошо, даже очень. Прощайте, целую вас. В[ладимиру] Г[ригорьевичу] напишу особо.

Л. Толстой.

10 дек. 97. Москва.


На конверте: Англия. Angleterre, Sandon, Chelmsford, V. Tchertkoff.

Ответ на письма А. К. Чертковой от 23 ноября — 3 декабря н. с. и 28 ноября.

1 Н. Д. Ростовцев, гостивший у Чертковых в Англии.

2 Евангелие от Матфея, гл. 11, ст. 30.

* 472.

1897 г. Декабря 13. Москва.

Ваше письмо, дорогой друг В[ладимир] Г[ригорьевич], вместе с рассказами Н[иколая] Д[митриевича] — он на всё нерадостно смотрит — произвели на меня, или, скорее, хотели произвести на меня грустное впечатление, но я не поддался и не поверил ни Рост[овцеву], ни вам. Жизнь и деятельность ваша полезна и очень и теперь, и еще более окажется полезной in the long run.1 И унывать нам нельзя. Сколько бы мы ни падали, ни сбивались с дороги, ни засыпали на ней, мы знаем, что другого пути — другой жизни — нет, как та, кот[орая] дает благо неотъемлемое, и потому не можем не быть радостны и счастливы всякий раз, как вступаем опять в истинную жизнь, из кот[орой] нас на время выбрасывают наши слабости, про кот[орые], знает тот, кому мы хотим служить, тот, для кого и кем мы живем.

Вчера, выходя от Вульф,2 заговорили с Ев[гением] Ив[ановичем]3 о боге. Я сказал про Анненкову,4 к[оторая] приехала в Москву, что вера в спиритизм есть признак слабости веры или вовсе неверия богу. Ев[гений] Ив[анович] сказал, что он не понимает бога внешнего, что он знает только бога в себе. Да65 66 ведь бог в себе так связан с той человеческой личностью, в кот[орой] он проявляется, что никогда наверно не знаешь, чист ли от меня тот голос бога, кот[орый] я слышу в себе. По тому затемненному моей личностью богу, которого я знаю в себе, я знаю бога чистого, неограниченного, кот[орого] нет во мне; или иначе — я должен отрешиться совсем от своей личности, чтобы познать бога. А когда я отрешился от своей личности, то бог, кот[орого] я познаю, уж не во мне, п[отому] ч[то] тогда нет личности. Так что со всех сторон, как ни поверни, — бога можно знать только вне себя. То, что мы знаем в себе, есть только путь, ведущий к богу, пуповина, связывающая нас с богом. А сказать, что бог во мне, значит сказать, что я не знаю бога. А мы с вами знаем бога, а зная его, нельзя ни ослабевать, ни унывать, ни отчаиваться. Это знание, вера, общение с ним всё исправляет, всё спасает; делает всё то, чего ищут евангелики в искуплении. Если веришь в бога, то не нужно ни искупления, ни таинства, всё дается одной верой в него — знанием его и любовью к нему. Не думайте, что это слово: любовью — я пишу необдуманно. Я нынешним летом в первый раз испытал это чувство, именно чувство любви к богу. Теперь я не могу восстановить его, но оно было, и я знаю, какое оно, и жду его. Как же нам не радоваться?

Паскаль говорит, что христианин должен испытывать чувство презираемого, ничтожного человека, к[оторый] вдруг узнает, что он царский сын.

Человек, поверивший в бога и потому в свою сыновность ему, узнает больше этого гораздо. И потому мы должны радоваться. Или ежиться и ждать, не жить, или радоваться. Подумаешь, как несчастен я был, когда у меня не было этого духовного пристанища, и как несчастны все люди вокруг нас. И мы не ценим своего блага.

Я уже дней 6 в Москве, и мне очень хорошо. Я рад, что я приехал.

Занят всё еще иск[усством], хотя другие работы просятся наружу.

Ваша работа, может быть, и даже наверно, хороша сама в себе, но я бы советовал вам, пиша ее,5 иметь в виду не некоторых лиц, находящихся в известном положении, а самый широкий круг людей и самых близких и по времени и по духу самых далеких. Это главное условие достоинства писания.66

67 Ну, прощайте пока. И вы мне пишите, хоть несколько слов, но пишите.

Датируется на основании записи в Дневнике Толстого от 13 декабря 1897 г. Ответ на письмо от 14 декабря н. с., в котором Чертков писал: «Вообще я очень недоволен своим состоянием. Как-то прозябаю, а не живу, трачу массу чужого труда, никому не доставляя ни пользы, ни радости».

1 [на большом расстоянии.]

2 Екатерина Николаевна Вульф.

3 Евгений Иванович Попов, в то время домашний учитель в семье Вульф.

4 Леонила Фоминична Анненкова (1844—1914), сочувствовала взглядам Толстого. См. т. 64, стр. 157.

5 Толстой, повидимому, имеет в виду брошюру «Где брат твой?» (Purleigh, 1898), о которой Чертков писал: «Последнюю неделю я занят статьей, которую хотел писать с самого лета, но все не было нужного вдохновения. Цель ее — достижение некоторого облегчения участи наших друзей».

* 473.

1897 г. Декабря 13. Москва.

Сейчас получил ваше сердитое письмо, милый друг В[ладимир] Г[ригорьевич]. Я совершенно понимаю вас, но жалею, что вы не имеете доверия ко мне, что я сделаю всё так, чтобы было, как можно выгоднее, для вашего — нашего дела. Сначала я хотел напечатать всю книгу сразу и тогда устроил бы так, чтобы она одновременно вышла бы в России и Англии; теперь же, решив отдать первые главы в Вопросы Философии,1 я все-таки сделаю так, чтобы эти первые главы (вероятно, до 5-й включительно) вышли бы одновременно в Англии и России. Я писал об этом Мооду и жду ответа.2 Удивительней всего то, что здесь на меня сердятся за то, что я непременным условием печатания в России ставлю то, чтобы в Англии вышло прежде (Грот3 из себя выходит за это и писал неприятности4), а вы на меня сердитесь за то, что я здесь печатаю, как вам кажется, в ущерб вашему изданию. Как много легче поступать, как все, не стараясь поступать лучше. Пока я печатал за деньги, печатание всякого сочинения было радость; с тех пор же, как я перестал брать деньги, печатание всякого сочинения есть ряд страданий.67 68 Я так и жду: и от семьи, и от друзей, и от всяких издателей. Предисловие к Карпентеру я взял назад из Сев[ерного] Вест[ника] и вовсе его печатать не буду тоже вследствие целого ряда страданий, таких тяжелых, что ваше недовольство уж мало подбавляет горечи.5 Предисловие это отчасти повторяет то, что в 20-й главе, так что я его вовсе не буду печатать как предисловие, что я и не могу сделать, п[отому] ч[то] взял его назад из редакции по причине его неполноты.

Упрек ваш в неписании вам писем тоже не совсем справедлив: я пишу вам чаще, чем вы мне. — Ну так вы, пожалуйста, не сердитесь; я помню интересы ваше[го] — нашего издательства и ревниво защищаю и забочусь о них. — Завтра напишу еще. Вы же поскорее известите меня: согласны ли вы отдать 5 глав в журнал, и когда они выйдут, чтобы я по этому определил выход русского.

Очень, очень вас любящий, об вас всегда думающий

Л. Т.


На конверте: Англия. Angleterre, Sandon, Chelmsford, Essex. V. Tchertkoff.

Отрывки напечатаны: «Печать и революция» 1928, № 6, стр. 79 и 82, и «Толстой и Чертков», стр. 263—264. Датируется на основании записи в Дневнике Толстого от 14 декабря 1897 г. (т. 53, стр. 171).

Ответ на письмо Черткова от 21 декабря н. с. Чертков писал о том, что Моод затратил много времени и труда на перевод статьи Толстого «Что такое искусство?», первое издание которой на английском языке должно было покрыть убытки, понесенные издательством «Brotherhood Publishing» от других изданий. Но при переводе этой книги произошла задержка оттого, что Толстой стал предварительно передавать главы этой статьи редактору журнала «Вопросы философии и психологии», где она должна была печататься по частям. Чертков объяснял, что при таком ведении дела другие английские издатели могут наспех перевести это произведение, прежде чем выйдет перевод Моода.

1 «Вопросы философии и психологии» — журнал, издававшийся с 1889 г. Н. А. Абрикосовым, а с 1894 г. — Психологическим обществом при Московском университете.

2 Письмо Толстого Мооду от 6 декабря 1897 г. см. т. 70, № 244.

3 Николай Яковлевич Грот (1852—1899), профессор Московского университета, редактор «Вопросов философии и психологии».

4 Н. Я. Грот писал Толстому 26 ноября 1897 г.: «Я предлагал разделить статью с точки зрения литературной, а вы мне пишете о каком-то английском переводчике, до которого мне нет дела. Разве у вас с ним контракт?»68

69 5 Толстой имеет в виду недовольство Софьи Андреевны его намерением напечатать свое предисловие к переводу статьи Карпентера в «Северном вестнике». См. Дневник Толстого 2, 6 и 7 декабря 1897 г. (т. 53, стр. 167—169); «Дневники С. А. Толстой. 1897—1909», изд. «Север», М. 1932, стр. 3—7.

* 474.

1897 г. Декабря 20. Москва.

Will appear about first.1 Could not stop. Tolstoy.

Появится около первого.1 He могу остановить. Толстой.

Телеграмма. Датируется на основании пометок на телеграфном бланке.

1 Толстой имеет в виду печатание статьи «Что такое искусство?» в журнале «Вопросы философии и психологии».

* 475.

1897 г. Декабря 26. Москва.

Милые друзья, Таня писала вам о моем нездоровьи.1 Нездоровье это обычное, желчное и теперь проходит. Нынче, 26[-го] с[тарого] с[тиля], вечером, чувствую себя гораздо лучше и вот спешу написать вам. Теперь о печатании: вы не можете себе представить, как мне обидно, что, несмотря на все старания мои, вышло не то, что я хотел. Целый ряд неудач. Надеюсь все-таки, что появление 5 глав,2 к[оторые] на очень недолгое время предварят ваш 1-й том (очень хорошая мысль разделить на 2 тома по 10 глав3), — не повредит вашему издательскому делу. Не нужно ли написать такое предисловие, в к[отором] бы я высказал, что ваше — единственное издание, и в особенности то, что русское издание будет сокращено и извращено цензурой? Если да, то составьте мне такое предисловие. Во всяком случае если печатание в В[опросах] Ф[илософии] повредило вам, простите меня. Спасибо вам, милый друг, за ваше сердечное, правдивое письмо. Галино письмо получил и буду отвечать.


На обороте: Англия. Angleterre, Sandon, Essex. Vladimir Tchertkoff.69

70 Отрывок напечатан: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 224.

Ответ на письмо от 31 декабря н. с., в котором Чертков сообщал о том, как обстоит дело с изданием английского перевода «Что такое искусство?».

1 В письме от 23 декабря 1897 г. T. Л. Толстая писала, что Толстой нездоров и просит ее сообщить Черткову согласие на издание английского перевода статьи «Что такое искусство?» в двух выпусках.

2 Первые пять глав статьи «Что такое искусство?», печатавшиеся в журнале «Вопросы философии и психологии».

3 Английский перевод «Что такое искусство?» был издан в двух выпусках под названием: «What is Art?», translated by A. Maude., 1898, Brotherchood publishing C°.

476.

1897 г. Декабря 27. Москва.

He будет ли годиться такое предисловие?1

«Предлагаемая книга по русским цензурным условиям не может быть в цельности издана в России и потому печатается в Англии в переводе, о верности к[оторого] я не имею никакого сомнения. Вышедшие в России 5 гл[ав] в журнале В[опросы] Ф[илософии] уже потерпели некоторые сокращения и изменения; дальнейшие же главы, в особенности те, к[оторые] объясняют сущность моего взгляда на искусство, наверное не будут пропущены в России, и пот[ому] я прошу всех тех, кот[орые] заинтересуются этой книгой, судить о ней только по настоящему изданию».

Англия. Angleterre, Sandon, Essex. Vladimir Tchertkoff.

Открытое письмо. Впервые напечатано: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 224.

Датируется по почтовому штемпелю.

1 Предисловие к английскому переводу «Что такое искусство?».

1898

* 477.

1898 г. Января 1. Москва.

Quite well. Tolstoy.

Вполне хорошо. Толстой.

Телеграмма. Датируется на основании пометки на телеграфном бланке.

Толстой, повидимому, отвечает на несохранившуюся телеграмму Черткова с запросом о здоровье.

* 478.

1898 г. Января 9—10. Москва.

Давно не писал вам, милые друзья, Галя и В[ладимир] Г[ригорьевич].

После болезни не могу вполне оправиться, да и Москва так дурно действует, что нет умственной и вообще всякой во вне проявляющейся энергии.1 И теперь хочу написать только несколько слов.

Всё чаще и чаще наступают времена, когда ничего не хочется в этом мире для себя и когда совсем ясно видишь (чувствуешь), что ты не то сложное телесное существо со всеми своими воспоминаниями, привычками, страстями, а что ты та духовная сущность, кот[орая] заперта в этот со всех сторон окрашенный твоими наклонностями, привычками, страстями фонарь; и что ты не можешь ничего видеть, понимать иначе, как через этот фонарь, и что ты и фонарь — две вещи разные; и что скучно смотреть через этот, тобой же разрисованный, всё тот же фонарь и хочется смотреть в себя, или подняться выше и смотреть71 72 через окрашенные стенки туда, где нет преград и лишений. Хочется только помнить бога, быть с ним, и не хочется действовать.

Вероятно, это на время только, но теперь я особенно сильно чувствую это и рад этому, и п[отому] ч[то] знаю, что это так должно быть, уж наверное так, когда будешь умирать.

Хотел я всё это время написать художеств[енное] что-нибудь, такое, что содействова[ло бы] мною же поставленным требованиям. Но ничего не мог. Нынче бросил и начал то, что нужнее: о причинах зла, о воспитании и т. д.2 Если бог велит написать, вы увидите. Это могу писать, п[отому] ч[то] это нужно, и я знаю, как мне кажется, то, чего большинство не знает, и, мож[ет] б[ыть], могу сказать.

Вы же, там в Англии, в разгаре работы. Это прекрасно, п[отому] ч[то] я знаю, что у вас после периода работы наступает период критического отношения с божеской точки зрения к своей работе, и поэтому работа не направится дурно.

Здесь теперь в Москве и Таня и Маша с мужем, и я ей очень рад. Она хороша, жива, несмотря на физич[ескую] слабость.

Был у меня меньшой Дитерихс3 и очень понравился.

St. John4 остался там, и ему, думаю, будет хорошо.

Ну прощайте. Привет всем друзьям.

Л. Т.

9 января.


Писал вчера и боюсь, что письмо это произведет на вас унылое впечатление. Это было бы несправедливо.

Если нет энергии внешней деятельности, то есть большое, давно, да и никогда не испытанное прежде спокойствие, отсутствие осуждения и раздражения против людей.

Если не смотришь на мир через надоевшие свои рисунки стекол, то больше занят разжиганием огня, света, к[оторый] горит в фонаре. А то смотреть через стекла на мир — это сновидения действительности, а смотреть на одни стекла — это сновидения во сне.

Как бы хорошо было для всех, если бы все не думали о последствиях своих дел перед людьми в этом мире, а только о последствиях их перед богом в том. Как бы всем хорошо было.

Пожалуйста, не показывайте никому всю эту чепуху. Я могу ее писать только вам, зная, что вы почти поймете. Если не72 73 поймете (как и должно быть), то направите свою мысль на то же, на что и я. А этого я только и хотел: духовно сблизиться с вами.

Что здоровье Димы? Поправился ли?

Отрывок напечатан в журнале «Русская мысль» 1913, № 6, стр. 75.

1 В начале января Толстой перенес небольшое недомогание. См. Дневник Толстого 13 января 1898 г. (т. 53, стр. 176).

2 Статью эту Толстой оставил в самом начале. Это начало было затем использовано при работе над «Воззванием», которое Толстой писал в мае и июне 1898 г., но тоже не закончил.

3 Иосиф Константинович Дитерихс.

4 Син-Джон временно остался на Кавказе для помощи духоборам.

* 479.

1898 г. Января 16. Москва.

If possible, stop printing second part. Sendung alterations.

Если возможно, остановите печатание второй части. Посланы изменения.

Телеграмма. Датируется на основании пометки на бланке.

Толстой просил приостановить печатание второй части «Что такое искусство?», так как внес в нее изменения.

* 480.

1898 г. Января 18. Москва.

С вашим письмом разъехалось мое и телеграмма. Боюсь, что уже напечатано, а поправки важные, п[отому] ч[то] есть недобрые места, кот[орые] хотелось изменить. Если же напечатано, то что делать. Поделом.

Письма с угрозами,1 разумеется, не действуют, только неприятно в том смысле, что есть люди, напрасно ненавидящие. А умирать постоянно готовишься, и это дело. Я недавно думал, и это рекомендую Гале, что когда здоров, то стараешься получше жить во вне, а когда нездоров, то учишься получше умирать. Впрочем, эти письма не имеют даже и этого достоинства: они так глупо написаны, что, очевидно, предназначены только для пуганья.73

74 Спасибо за выписку из Хр[истианского] уч[ения].2 Я давно не читал его и давно занят менее, даже мало важными делами. Занят я всё тем же и с тем же малым успехом. Приятно мне только то, что последнее время, дня три, мне лучше и многое записываю в дневник, что кажется не неважным. Но будет эгоистично рассказывать про себя, злоупотребляя вашей добротой ко мне. В последнем письме вы ничего не пишете мне про себя, свои работы, я разумею по издательству. Про вашу работу над статьей3 вы пишете, но я хорошенько не знаю ее содержания и тона. Не запинайтесь только, а кончайте. У вас есть — она и у меня есть — дурная привычка, не окончив одно, браться за другое.

Предисловие к Карп[ентеру]4 дам переписать и на днях вышлю. Получил я письмо от G. Bedborough, издателя «The adult», письмо с вопросами о половом вопросе и с очень легкомысленной программой. Очень хочется написать, хотя и не следует при моих малых рабочих силах отвлекаться. Если бы я написал, то написал бы по-русски и прислал бы вам. Вы бы перевели?5

Ну, прощайте пока, целую вас всех милых друзей и Мар[ию] Ник[олаевну], и Шкарвана, и Диму, и Катю, и Аннушку.

Л. Т.


Я теперь один. Таня уехала в Петерб[ург] на неделю, а Маша была тут и уехала домой.

18 янв.

Отрывки напечатаны: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, и «Листки Свободного слова» 1898, № 1, стр. 31. Ответ на письмо Черткова от 24 января н. с. 1898 г.

1 20 декабря 1897 г. Толстой получил анонимное письмо. Автор угрожал убить Толстого и «всех последователей — вожаков секты» и сообщал, что будто бы с этой целью образовано «Тайное общество вторых крестоносцев» (см. «Дневники С. А. Толстой. 1898—1909», изд. «Север», М. 1932, стр. 11).

2 Выписка из рукописи Толстого «Христианское учение», приведенная в письме Черткова от 24 января н. с. 1898 г.

3 Возможно, что Толстой имеет в виду брошюру Черткова «Где брат твой? Об отношении русского правительства к людям, не могущим становиться убийцами», изд. В. Черткова, Purleigh, 1898.

4 Предисловие Толстого к очерку Карпентера «Современная наука».

5 Письмо издателя «The Adult» осталось без ответа.

74 75

* 481.

1898 г. Января 21. Москва.

На днях писал вам, милые друзья, но не хочется пропустить случай еще написать. Вчера получил ваше письмо № 33. Меня смущает немного то, что вы пишете про мое как бы исключительное положение. Положение мое то самое, какого я заслуживаю, и положение очень хорошее. Пожалуйста, так и понимайте мое положение и не пишите мне про него и, главное, таких моих писем, в кот[орых] я выражаю недовольство о том, что жизнь моя не такова, какую бы мне хотелось, не сообщайте никому. Я позволю себе иногда покапризничать перед вами, но только перед вами. Об этом довольно.

Я очень радуюсь тому, что Ц[ецилия] В[ладимировна] едет к вам.1 Я ее совсем не видал и теперь только иду к ней и надеюсь поговорить. От Д[митрия] А[лександровича] не получал ответа на мое письмо.2 Хотелось прислать с Ц[ецилией] В[ладимировной] корректуры с поправками,3 но пока еще не прислали, хотя должны быть готовы. Придется послать их почтой. То же и с предисловием к Карп[ентеру].

Здоровье мое получше, надеюсь быть в состоянии продолжать начатые работы. Одно из приятных впечатлений последнего времени было свидание с Репиным.4 Мы, кажется, оставили друг другу хорошее впечатление, посылаю вам письмо Стасова,5 чтобы дать понять его (Репина) настроение. Он очень и серьезно просит меня дать ему сюжет, и он исполнит его. И я вижу, что это серьезно, и всё не нашел еще достойного сюжета и чувствую большую ответственность.

Статья,6 последние главы выйдут, вероятно, в феврале. Еще ничего не печатается.

Совет ваш хорош и мне нужен. Мне вообще недостает вас — вашей критики, — к[оторой] я часто пользовался и люблю пользоваться, — критикой того, чтò в моих писаниях не добро — не христианско. Прощайте, милые друзья, все.

Л. Толстой.

21 янв. 1898.

Отрывок напечатан: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 224.

Ответ на письмо Черткова от 28 января н. с. 1898 г.75

76 1 Поездка Цецилии Владимировны Винер в Англию к Чертковым.

2 Возможно, что Толстой имеет в виду свое письмо к Д. А. Хилкову от 11 ноября 1897 г., в котором, повидимому, касался семейной жизни Хилкова и его отношения к браку.

3 Корректуры «Что такое искусство?».

4 Об этом свидании Толстого с Репиным см. «Дневники С. А. Толстой. 1898—1909», изд. «Север», М. 1932, стр. 16.

5 Владимир Васильевич Стасов (1824—1906), художественный и музыкальный критик. Письмо В. В. Стасова о Репине в архиве Черткова не сохранилось.

6 «Что такое искусство?».

* 482.

1898 г. Января 21? Москва.

Посылаю вам копию с письма административно ссыльного Федосеева1 с очень важными и интересными подробностями о духоборах. Я отвечал ему. Я поправляюсь медленнее, чем прежде. Всё нет интереса и энергии для работы.

Л. Т.

Написано на копии письма H. Е. Федосеева к Толстому. Письмо H. Е. Федосеева, ехавшего в Якутскую область в ссылку вместе с духоборами, ссылавшимися по этапу в Сибирь после заключения в Екатериноградском батальоне, содержало сведения о преследованиях, перенесенных духоборами. Повидимому, Толстой переслал это письмо к Черткову с Ц. В. Винер вместе с предшествующим письмом (№ 481), на что указывает и объединение обоих этих писем в архиве Черткова под одним номером. Поэтому письмо датируется предположительно тем же числом: 21 января 1898 г.

1 Николай Евграфович Федосеев (1871—1898), революционер-марксист, сосланный в 1897 г. в Якутскую область, где он окончил жизнь самоубийством. О нем см. сборник «И. Е. Федосеев. Один из пионеров революционного марксизма в России», Гиз, М. — Пгр. 1923. Письмо Федосеева к Толстому о духоборах напечатано в «Листках Свободного слова» 1898, № 1.

* 483.

1898 г. Февраля 2. Москва.

Простите, что на карточке. Получил ваше письмо из Лондона и порадовался за вас. Знаю, какая это радость: точно из темноты и духоты выглянуть на свет и простор. Я же в обратном76 77 положении теперь — на низу волны. Вот этим хорошо единение, чтобы поднимать друг друга. На низу я только по слабости — всё нездоровится, а духом жив и могу и хочу понимать и чувствовать вас.

Прекрасная ваша статья о лигах мира.1 Как бы хотелось, чтобы New Order2 имел большее распространение. Постараюсь, сколько могу, содействовать этому.

Л. Т.


На обороте: Англия. Angleterre, Sandon, Chelmsford, Essex. V. Tchertkoff.

Открытое письмо. Датируется днем, предшествующим почтовому штемпелю.

Ответ на письмо Черткова от 6 января н. с.

1 Статья Черткова «Мир, мир... тогда как нет мира». Напечатана в «Листках Свободного слова» 1898, № 6.

2 «The New Order» — ежемесячный журнал, выпускавшийся с 1895 г. издательством Кенворти и его единомышленниками «The Brotherhood publishing С°».

* 484.

1898 г. Февраля 14. Москва.

Спасибо вам, милый друг, за хорошее длинное письмо. Я оставил вас, т. е. последнее письмо от вас б[ыло] из Лондона, и я думал, что ваш подъем приведет к ослаблению, и вдруг вместо этого — самое спокойное, твердое, радостное письмо.

Про себя скажу, что душевным состоянием своим был бы доволен, если бы не было недовольства за малую внешнюю производительность, — причины: и нездоровье (хотя теперь дня три мне хорошо) и суета городской жизни. Всё хочется написать и всё забываешь, что надо написать на сердце своем и что если там будет твердо написано, то уж отпечатается там, где нужно.

Нынче писал письмо в J[ournal] des Débats1 о том, что Revue Blanche напечатала безобразный перевод двух глав, вырванных из всего и лишенных всякого смысла.2 И это неважно,77 78 и не надо бы, но так досадно стало, когда увидал этот перевод, что не успокоился бы, пока не написал.

Не знаете ли, Шкарван не знает ли что про Шмита? Он еще должен évoluer,3 как мне кажется, и потому интересно, в каком он фазисе. Он немножко своей деятельностью напоминает Хилкова — очень много заботы о воздействии на других. Ох, какой это соблазн! Будем друг друга оберегать от него. У вас это есть, но есть зато и сильная внутренняя основа, так что внешнее не выворотит внутреннего. А то бывает, что внешнее так разрастется, что уже ему не на чем держаться, и оно совсем оторвется — тогда беда. А все-таки расскажите мне хорошенько о ваших издательских делах. Расскажите тоже про жизнь в новом домике и про Диму и вообще про детей ваших, Моода, Буланже, Кенворти. Не организуется ли что для них?

Что Буланже? Давно не имею о нем известий. Как я рад, что Ц[ецилия] В[ладимировна] у вас. Я уверен, что вам будет всем хорошо от этого общения, и радуюсь этому. О духоборах не имею свежих, после Суллерж[ицкого],4 вестей и жду. Не нужно ли будет предпринять сбор в их пользу?

Прощайте, милые друзья.

Ваш Л. Толстой.


Статья Карпентера с моим предисловием будет напечатана в Сев[ерном] В[естнике].5

Отрывки напечатаны: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 226; «Листки Свободного слова» 1898, № 1, стр. 31; «Толстой и Чертков», стр. 265 и 266.

Ответ на письмо от 17—18 февраля н. с., в котором Чертков между прочим писал, что налаживает английское издание писаний Толстого.

1 Письмо Толстого редактору «Journal des Débats» от 13 февраля 1898 г. см. т. 71, № 34.

2 Перевод отрывков из «Что такое искусство?» был напечатан в «Revue Blanche» от 15 января и 15 февраля н. с. 1898 г.

3 [развиваться,]

4 Л. А. Суллержицкий, участвовавший в деле помощи духоборам, был у Толстого 3 февраля 1898 г.

5 Предисловие Толстого к статье Карпентера «Современная наука» напечатано в «Северном вестнике» 1898, № 3.

78 79

* 485.

1898 г. Февраля 25. Москва.

Посылаю вам, милый друг, нужную вам бумагу1 и очень рад сделать это, п[отому] ч[то] знаю, что это нужно для дела. Боюсь, что с предисловием Карпентера я опоздал.2 Оно должно выйти первого марта. А последнюю версию я посылаю вам только с этим письмом.

Пожалуйста, не сетуйте на меня. Я постараюсь угодить вам повестью,3 послав ее прежде всего вам. Но горе в том, что всё не пишется, да и перед богом не следует этим заниматься, если только можно не писать. Уж очень важно, нужно перед богом из последних сил тянуть тот воз, в кот[орый] мы подпряглись, вслед за Христом. Надеюсь, что вы не припишите это самомнению, а тому, что в этом только жизнь, — нести это иго и бремя по мере своих силишек. И силишки — говорю не из ложной скромности, а для того, чтобы знать, что всё дело огромно, что я не только не увижу осуществления его, но даже, может быть, и не почувствую, что воз тронулся, а все-таки только в этом мое и всех нас дело, и дело это больше, чем большое или малое, это дело божие. Главное, говорю это п[отому], ч[тобы] не руководиться внешним успехом, к[оторого], вероятно, не увидишь, а внутренним сознанием, к[оторое] не обманет. Пишу это п[отому], ч[то] в последнее время у меня родилось новое радостное чувство возможности уходить из мира житейского и его путаницы и усложнений в сознание исполнения хотя самого слабого, хотя отрицательного, дела божия. И такая твердость и радость. — Когда-нибудь напишу об этом подробнее. Хотя я ничего почти не работаю и желудок плох, мне очень хорошо на душе последнее время. Радуюсь, что Поша едет к вам,4 но жаль, что не повидался с ним. Знаете ли вы Social Gospel,5 кот[орое] издается в Америке? Если не знаете, то выпишите.

Адрес: Ralph Albertson Commonwealth G-a (т. е. Georga).6 Это орган христ[ианской] колонии под влиянием Lloyd,7 Crosby, Herron.8 Первый № очень хорош. Прощайте.

Л. Т.

Отрывки напечатаны в «Листках Свободного слова» 1898, № 1, стр. 75. Датируется в соответствии с датой обращения Толстого ко всем переводчикам и издателям его произведений, которое было приложено при этом79 80 письме. Ответ на письмо от 3 марта н. с. 1898 г., в котором Чертков просил подписать приложенное заявление, уполномочивавшее его распоряжаться первым изданием произведений Толстого за границей и вести переговоры с переводчиками.

1 Предложение Толстого всем издателям и переводчикам обращаться к Черткову по делам первого издания за границей переводов его сочинений, см. т. 71, письмо № 49.

2 Толстой опасался, что, послав последний вариант своей рукописи всего за несколько дней до опубликования ее в журнале «Северный вестник», лишил Черткова возможности своевременно передать ее иностранным переводчикам.

3 «Хаджи-Мурат». См. Дневник Толстого 25 февраля 1898 г., т. 53, стр. 184.

4 П. И. Бирюков, получив разрешение выехать за границу из г. Бауска, где он находился в ссылке, выехал в Англию.

5 Журнал «Социальное евангелие» («Social Gospel»), издававшийся с 1898 по 1901 г. группой американцев, сочувствовавших взглядам Толстого.

6 «Христианская колония» («The Christian Commen vealth»), основанная в 1896 г. в Георгии. В 1898 г. она имела 1000 акров земли, которая обрабатывалась совместно членами колонии.

7 Генри Ллойд (Henri Lloyd, 1847—1903), экономист и писатель, сторонник «Христианского социализма».

8 Джордж Херрон (Georges Herron, 1862—1925), сторонник «христианского социализма», автор книги «The christian society» («Христианское общество»), 1894.

* 486.

1898 г. Марта 2. Москва.

Получил ваши письма к Л[еониле] Ф[оминичне]1 и послал. Галино письмо жаль не послать. Оно очень хорошо и кроме добра душе ничего не сделает. Получил тоже от М[оода].2 У нас потеря. Лиза Олсуф[ьева]3 умерла скарлатиной.

Л. Т.


Англия. Angleterre, V. Tchertkoff, Mill House, Purleigh, Essex.

Открытое письмо. Датируется днем, предшествовавшим дате почтового штемпеля. Ответ на письмо Черткова от 9 марта н. с.80

81 1 Письма В. Г. и А. К. Чертковых к Л. Ф. Анненковой были написаны в связи с самоубийством ее племянницы Варвары Владимировны Ждановой.

2 Вероятно, письмо Моода Толстому от 10 марта н. с. с сообщением о том, как идет печатание перевода книги «Что такое искусство?».

3 Елизавета Адамовна Олсуфьева (1857—1898), дочь знакомых Толстого А. В. и А. М. Олсуфьевых.

* 487.

1898 г. Марта 4? Москва.

Милые друзья, Галя и Дима,

Письмо это вам передаст молодой Абрикосов.1 Он — сын богатых образованных родителей — почувствовал неудовлетворение от той жизни, которую ведет в родительском доме. Он с родителями в самых хороших отношениях, и даже отец2 согласился на его поездку. Требования его совести христианские, и он искренне хочет удовлетворить им. Вы узнаете его и, наверное, поможете ему устроить наилучшим образом его жизнь в Англии. Познакомьте его, пожалуйста, с Кенворти и колонистами. Он хочет жить у них и с ними работать.

Пишу это письмо, только чтобы познакомить вас с ним. Другое же письмо написал вам нынче и посылаю по почте.

Привет всем друзьям.

Л. Толстой.

Письмо было послано с X. Н. Абрикосовым. Датируется на основании утверждения X. Н. Абрикосова, что это письмо было написано 4 марта (см. воспоминания X. Н. Абрикосова — «Летописи», 12, стр. 383). Дата ставится с знаком вопроса, так как из текста письма и из воспоминаний Абрикосова следует, что Толстой одновременно написал другое письмо Черткову, посланное в тот же день, а между тем в переписке Толстого с Чертковым нет второго письма, которое можно датировать тем же днем.

1 Хрисанф Николаевич Абрикосов (р. 1877), сочувствовавший взглядам Толстого. В 1898 г. жил некоторое время в Эссексе, вблизи колонии единомышленников Кенворти.

2 Николай Алексеевич Абрикосов (1850—1936), совладелец кондитерской фабрики Абрикосовых.

81 82

* 488.

1898 г. Марта 8. Москва.

Вчера получил ваше письмо о Шкарване и о том же письмо от Буланже. Мне всегда совестно признаваться в том, что известия о болезнях, приближающих людей к смерти, не огорчают или мало огорчают меня, особенно когда, как у милого Шкарвана, это приближение не вызывает ни страха, ни противления, а только кротость и серьезность. Огорчает и заставляет страдать всё больше и больше равнодушие, жестокость, озлобление людей. Мне хочется написать отдельно Шк[арвану],1 но если не напишу, то надеюсь, что он примет это письмо как письмо к нему вместе с вами.

Одно мучительно и ужасно видеть — это раздор, нелюбовь существ, на минутку сошедшихся в этой жизни, а болезнь, близость смерти (спасибо ей за это) уничтожает эти нелепые раздоры, непонимание друг друга и сближает людей. Вот и меня приблизила к Шкарвану. Я так живо вспомнил всего его, всё, что знаю о нем, и так живо полюбил его.

Я думаю, Поша увидится с его матерью2 и сделает всё, что нужно, для них обоих.

У нас нынешнюю [зиму] со всех сторон такие, напоминающие об истинной, забываемой нами, жизни, явления. Ужасное самоубийство Вар[и], смерть Лизы Олсуфьевой. Это прелестное было существо — веселое, скромное, простое, доброе. Заболела скарлатиной и в 4 дня умерла. Умирала в памяти, зная, что умирает, распоряжалась делами, заплатила долг за народ в банк и т[ому] п[одобное], потом прощалась со всеми, прощалась заочно, вспоминала нас и особенно меня. Мне радостно было это. Мы с ней часто спорили о православии, от кот[орого] она не хотела отказаться. Умирая, однако, она не позвала священника. И перед смертью так же, как многие, остановила глаза на чем-то и с удивлением проговорила: а так это вот что!

Теперь же Таня уехала к Вере,3 про которую пишут, что у нее определенная чахотка, и очень быстро подвигающаяся. Жду от Тани известий. Ах, только бы мы не цеплялись друг за друга своим эгоизмом, а любили, только бы любили.

Прощайте, милые друзья.

Л. Т.82

83 Отрывок напечатан в «Листках Свободного слова» 1898, № 1, стр. 31. Датируется на основании сопоставления с письмом Толстого П. И. Бирюкову от 8 марта н. с. (см. т. 71, № 62). Ответ на письмо от 13 марта н. с., в котором А. К. Черткова писала о том, что у Шкарвана, больного туберкулезом, было сильное легочное кровотечение.

1 Письмо Толстого к Шкарвану от 15 марта н. с. 1898 г. (т. 71, № 70).

2 П. И. Бирюков по пути из России в Англию заехал в Австрию, где в г. Жилине проживал врач Д. П. Маковицкий, друг Шкарвана. Толстой полагал, что Бирюков увидит мать Шкарвана.

3 Вера Сергеевна Толстая (1865—1923), племянница Толстого.

* 489.

1898 г. Марта 17. Москва.

Дорогой друг, давно не писал вам, п[отому] ч[то] слишком многое нужно написать. Главное и самое важное — это духоборы. Они пишут мне вот уж 3-е письмо о том, что им разрешено переселиться за границу, и просят помочь им. Пишут еще частные лица: Шерстобитов,1 Потапов,2 Андросов3 и еще какие-то; но у них должно быть совещание о том, что делать, и вот это-то решение на совещании важно, п[отому] ч[то] из него узнаешь, сколько их выселяется, куда они желают и решат, и какая и в чем им нужда.

Но и не дожидаясь этого, я составляю и составил воззвание одно в английск[ие] и америк[анские] газеты, прося помощи всех истинных христиан, помощи: и руководительством, указанием мест, способов передвижения, и деньгами.4 Это воззвание я пришлю вам, вероятно, завтра. Если вы найдете его нехорошим, — как всегда, даю вам carte blanche5 исправлять его — пошлите его с письмом, кот[орое] вы составите на приложенном бланке с моей подписью в редакцию одной из больших газет: если не Times, то Daily News6 или Daily Chron[icle].7 Другое воззвание, очень умеренное, я завтра снесу в Русск[ие] Вед[омости], и если они не напечатают, то пошлю в Петерб[ургские] Вед[омости].8 Кроме того, я написал письмо в Америку к Редактору Social Gospel (вы, верно, знаете), копию кот[орого] вам посылаю9 и в конце кот[орого] упомянул о деле дух[оборов]. Вот это одно и самое важное, поглощающее всё мое внимание, дело. Другое — это заявление в предисловии к вашему изданию «Что т[акое] И[скусство»] о том, каким83 84 искажениям подверглась эта книга в России и почему.10 Книга, изуродованная вся духовной цензурой, до сих пор еще не вышла, но, как верно обещают, выйдет 17 марта. Я написал это заявление, вы же употребите его, как найдете нужным. Это второе дело. Третье дело — это то, что одно очень богатое лицо советовалось со мной (я не называю имени, п[отому] ч[то] лицо это боится, что прочтут письмо), как устроить за границей печатный орган, в кот[ором] печатались бы все дурные дела, совершаемые русск[им] правительством.11 Я сказал, что обличение зла есть одно из проявлений христианск[ой] деятельности и что если бы лицо это и не желало вполне служить своими средствами делу религиозному, люди наших верований могли бы вести такую обличительную газету, и я указал на вас. Что вы об этом думаете? Лицо это будет в конце марта в Ницце, если вы думаете, что вы можете взяться за такое дело, я дам вам адрес, и вы спишитесь или свидитесь. Прощайте пока. Привет всем.

Л. Т.


На конверте: Заказное. Англия. Angleterre. V. Tchertkoff. Mill House. Maldon. Essex.

Отрывок напечатан: Б, III, стр. 528—529. Датируется днем, предшествовавшим дате почтового штемпеля.

1 Василий Шерстобитов, духобор из Тифлисской губ., неоднократно выступавший по делам своих единоверцев.

2 Василий Андреевич Потапов, духобор из Тифлисской губ., сторонник общинной жизни.

3 Андрей Семенович Андросов, духобор, в письме от 14 марта 1898 г. описал Толстому лишения, которые испытывают духоборы, расселенные по татарским селениям Тифлисской губ.

4 Письмо Толстого было напечатано сперва по-английски в «Daily Chronicle» 1898 от 29 апреля 1898 г., затем по-русски в сборнике «Свободное слово», 1898, Purleigh, стр. 198—205.

5 [свободу действий]

6 «Daily News» — либеральная газета, основанная в 1846 г.

7 «Daily Chronicle» — либеральная газета, основанная в 1877 г.

8 Письмо Толстого не было напечатано в русских газетах.

9 Письмо Толстого к одному из ближайших сотрудников журнала «The Social Gospel» Д. X. Гибсону от 11 марта 1898 г. см. т. 71, № 67.

10 Предисловие Толстого к английскому изданию «Что такое искусство?» см. т. 30, стр. 204—206.

11 Вероятно, Кузьма Терентьевич Солдатенков (1818—1901), московский купец, книгоиздатель-меценат.

84 85

* 490.

1898 г. Марта 18. Москва.

Посылаю вам, дорогой друг, 1) предисловие, или заявление к книге «Ч[то] т[акое] и[скусство]», 2) Обращение к англ[ийскому] и америк[анскому] народу о помощи духоборам1 и 3) письмо Анненк[овой].2

Дело духоборов всего меня поглощает. А между тем не сумел написать хорошо. Если найдете, что годится это, то переведите и пошлите в газеты и Англ[ийские] и Америк[анские]. Посылаю вам еще для этого подписанные листки, на которых вы напишете письма3 в Times или Daily News и New-York Herald.4

Я получил от духоборов уже 5 писем с просьбой о помощи. Кроме того, я написал обращение и к русскому обществу, которое послал в Петерб[ургские] Вед[омости]. На ваш вопрос о новомальтузьянстве5 — не иметь детей, почему это дурно, не думал еще и не могу ответить, знаю, что дурно, но почему, сейчас не могу сказать. И некогда думать. Ужасно мног[о], слава богу, подошло дела. Сейчас получил от Гали письмо, спасибо ей.

Л. Т.


Письма о духоб[орах] и о «Ч[то] т[акое] и[скусство]» переписываю. Пришлю завтра.

Датируется на основании пометы Черткова на подлиннике письма и сопоставления с письмом от 17 марта, в котором Толстой обещал послать «завтра» бумаги, о посылке которых извещает в комментируемом письме.

1 Письмо в иностранные газеты. См. прим. к письму № 489.

2 Письмо Л. Ф. Анненковой к Чертковым по поводу самоубийства ее племянницы В. В. Ждановой.

3 На этих бланках, подписанных Толстым, Чертков должен был написать английский перевод письма Толстого в иностранные газеты.

4 Нью-йоркская газета, основанная в 1835 г.

5 В письме от 16 марта н. с. Чертков просил помочь ему сформулировать мотивы отрицательного отношения к средствам, предупреждающим беременность.

85 86

* 491.

1898 г. Марта 19. Москва.

Простите, милые друзья, за то, что посылаю вам обе статьи1 в таком нечистом виде, злоупотребляя уверенностью в том, что вы всё прочтете и поймете. Я, впрочем, внимательно перечел обе статьи, и мне кажется, что там нет бессмыслиц и бессвязностей. Впрочем, если что есть, вы поправите.

Еще надо прибавить к русскому изданию Об иск[усстве], что в этом издании сделаны значительные исправления и добавления.

Можно так в конце:

Кроме восстановленных исключенных цензурою мест в изданиях, вышедших в России, в этом издании сделаны значительные исправления и добавления.

Мне не успели этого переписать, и потому, пожалуйста, если можно, пришлите мне копии того и другого и с вашими поправками.

Что ваша статья?2

Л. Т.

Датируется на основании пометы Черткова на подлиннике и сопоставления с тремя предыдущими письмами.

1 «Письмо в иностранные газеты» и «Предисловие к книге «Что такое искусство?».

2 Статья Черткова «Где брат твой?».

* 492.

1898 г. Марта 29. Москва.

Спасибо, милая Галя, за то, что извещаете нас о нашем больном друге. Не переставайте. Не я один, а все наши друзья здесь, любящие его, хотят знать о нем. Он хорошо сделал, что написал заметку в дневник.1 Это то самое, что должно быть и что очень радостно: что бог не в громе и буре, а в тишине, не в чем-либо особенном, а в самой простой простоте, бог, следовательно, и приближение, прикосновение к нему в смерти. Я так иногда мечтаю: жизнь наша не божия, всегда ограничена, всегда в пределах, и потому всегда матерьяльна, п[отому] ч[то] матерьяльность86 87 есть не что иное, как сознание своих пределов и пределов других существ, точек плоскости прикосновения предметов, и потому, переходя из одной жизни в другую, выходя из этой, чтобы перейти в другую, переменяются, вероятно расширяются (говорю пространственно, п[отому] ч[то] мы не можем говорить иначе) пределы. Но в момент перехода из одних пределов в другие сущность жизни, частица бога, живущая в теле, на мгновение переход[а] приближается к полному освобождению; и это — близость к полной свободе от пределов к полному слиянию с беспредельным богом, хотя и мгновенная, должна быть нечто особенное. Я представляю себе это так. Хотел нарисовать, но не выходит, короткий рисунок.2 Нарисовать я хотел то, что я божеское, перемещаясь из одного я матерьяльного в другое такое же матер[ьяльное] я, из одних пределов в другие, при переходе этом на мгновение остается ни в том, ни в другом и сознает себя только в боге — полное спокойствие и удовлетворение.

Вы знаете, есть старик, богатый купец Брашнин,3 близкий нам по духу. Я уже лет 15 знаю его. У него рак печени, как определяют врачи. Я был у него раз зимою. Он был очень плох, худ, желт, но на ногах еще. С неделю тому назад Алекс[андр] Никиф[орович]4 зашел ко мне утром с известием, что Брашнин умирает и прислал мальчика звать проститься с ним. Мы пошли и застали его умирающим. Первое мое слово было: спокоен ли он? Совершенно. Он в полной памяти и ясности ума поблагодарил меня, простился со мной, и я с ним, как прощаются с вперед уезжающим путешественником. С грустью поговорили о том, что его жена, дети — все язычники, но без упрека им. Я сказал, что увидимся еще. Он спокойно ответил: нет уже. Простился, поблагодарил за наше общение.

Всё так просто, спокойно, серьезно. И по заметке Шкарвана и по речам Брашнина — оба они живы и, мож[ет] б[ыть], переживут нас с вами, — но видно, что близость смерти, к[оторую] они чувствуют и знают, не нарушает их обычного хода душевной жизни. Я думаю, что это происходит, главное, оттого, что нет в их сознании лжи, кот[орая] теперь при близости смерти ясно бы обнаружилась и сделала бы смерть мучительною. Нет ни причастия, ни Иверской,5 ни дорогих врачей, ни завещаний, ни соборований. Правда, и в том и в другом случае нет особенно мучительных страданий, затемняющих сознание. И это счастье,87 88 по крайней мере так кажется нам. Но когда они есть — они, верно, нужны.

Ах, боюсь я за приезд его матери. Говорят, она прекрасная женщина, но сумеет ли удержать привычный и как будто требуемый, а со всех сторон ненужный, пафос. Еще молодому можно жалеть себя за разлуку с молодым, а старому — о чем жалеть, если веришь в бога и что мы в нем и живем и умираем? Прощайте пока. Целую милого Шкарвана и всех друзей.

Л. Т.

Датируется на основании пометы Т. Л. Толстой на копии этого письма в копировальной книге писем Толстого. Ответ на письмо А. К. Чертковой от 3 апреля н. с. 1898 г. о болезни А. Шкарвана.

1 Запись, которую сделал Шкарван в своем дневнике после кровоизлияния из легких, происшедшего на почве туберкулеза. Шкарван писал, что «тихое спокойствие... было главным явлением, сопровождающим болезнь». А. К. Черткова переслала Толстому выписку из дневника Шкарвана.

2 В письме нарисован круг, в верхней части которого написано «Здешняя жизнь», а в боковой части: «Освобождение».

3 Иван Петрович Брашнин (1826—1898), московский купец, сочувствовавший взглядам Толстого.

4 А. Н. Дунаев.

5 Иверская икона божьей матери, считавшаяся чудотворной.

* 493.

1898 г. Марта 29. Москва.

Хотя вы и не велите этого, пишу вам последнему, усталый после кучи писем. Правда, письмо Гале писано и вам. Теперь же вам о делах. Я послал письмо в Пет[ербургские] Вед[омости], призывая русское общ[ество] к помощи. Соф[ья] Андр[еевна] была в это время в Петерб[урге],1 и я попросил ее узнать у Ухт[омского], напечатает ли он мое письмо. Она телефониров[ала] ему, он приехал и сказал ей, что, по его мнению, лучше всего поселить духоб[оров] в Манджурии, что можно бы устроить так, чтобы правительство на свой счет выслало их туда. Край же это мирный, миролюбивый, китайский, а между тем благодаря строящейся русск[ой] жел[езной] дороге в связи с Россией. Всё это очень мне понравилось. Ухт[омский] хотел88 89 приехать в Москву и переговорить обо всем, но вот прошла неделя и его нет.2 Накашидзе,3 к[оторый] был в Петерб[урге], виделся с ним, и они составляли с Меньшиковым4 записку для подачи Правит[ельству] об этом деле. Всё это до сих пор в самом неопределенном положении. Когда что решится, напишу вам. Мне же этот план очень нравится. Есть в Москве два молодых человека Гучковых,5 сыновья богатого фабриканта. Они образован[ные] люди и Дон-Кихоты в хорошем смысле слова — ищут случая служить людям, жертвуя собой. Ездили на голод, на холеру, в Армению защищать армян от курдов, один ездил к молоканам, у кот[орых] отняли детей, и потом ездил к архиер[ею], к губерн[атору], и хотел ехать к Побед[оносцеву], когда Тане удалось кончить это дело.6 Так один из этих братьев уже в Манджурии служит офицером в охран[ной] страже китайск[ой] жел[езной] дороги, а другой уехал вчера. Я просил его разузнать там всё и сообщить.

Ваш план с Кипром тоже хорош, но надо узнать условия. Еще я сделал через знакомого запрос в Техас.7 Бог решит, как лучше. До сих пор не получаю ответов на вопросы, к[оторые] я послал духоб[орам].8 Пожертвования начну собирать, когда решится, напечатает ли Ухт[омский] мое письмо или нет.

Из письма к Буланже9 узнаете о том, что касается предполагаемого издания. Очень хорошо бы было, если бы это лицо не побоялось прислать вам мое письмо и устроить свидание с вами.

Вот и всё пока.

Что-то давно нет душевного общения с вами и не чувствую вас. А мне это сердечно нужно.

Л. Т.


Поша, Поша дорогой у вас. Как я рад за него и за всех вас.

Когда пишу вам, Гале, Буланже, пишу и ему. Но напишу в первый письменный день ему отдельно.

Датируется на основании пометы, сделанной Т. Л. Толстой на копии в копировальной книге. Ответ на письмо от 3 апреля н. с., в котором Чертков писал о своей деятельности по переселению духоборов.

1 С. А. Толстая ездила в Петербург на концерт, в котором исполнялась симфония Танеева, и пробыла там с 19 по 24 марта.89

90 2 Редактор «С.-Петербургских ведомостей» Ухтомский обратился к министру иностранных дел М. Н. Муравьеву с письмом о том, что желательно использовать духоборов для колонизации Манчжурии. Министр внутренних дел Горемыкин высказался против этого проекта, заявив, что «письмо кн. Ухтомского является, очевидно, отголоском агитации, происходящей, по имеющимся у меня сведениям, под руководством известного писателя гр. Л. Н. Толстого и в которой принимают участие лица, совершенно неизвестные и никем не уполномоченные на заботы по устройству быта духоборцев» («Дело 1 стола распорядительного отделения канцелярии главноначальствующего гражданских сил на Кавказе о разрешении духоборам выехать за границу» по описи № 260 — XII, ч. 1, л. 28 (ГМТ). Об этом письме-записке, составленной Ухтомским, Толстой сообщает Черткову.

3 Илья Петрович Накашидзе (1866—1923), сочувствовал взглядам Толстого и помогал духоборам.

4 Михаил Осипович Меньшиков (1859—1919), журналист, сотрудник реакционной газеты «Новое время».

5 Гучковы Александр Иванович (1862—1935) и Николай Иванович, впоследствии видные деятели партии октябристов. «Офицер в охранной страже китайской железной дороги» — А. И. Гучков.

6 Т. Л. Толстая посетила в конце января 1898 г. обер-прокурора Синода Победоносцева и получила от него обещание вернуть молоканам отнятых у них детей.

7 О возможности получить землю в Техасе писал Толстому Виллард из Чикаго (см. письмо Толстого Вилларду, т. 71, № 176).

8 Письмо Толстого к духоборам от 19 марта 1898 г. См. т. 71, 82.

9 Письмо Толстого к Буланже от 29 марта 1898 г. См. т. 71, № 102.

* 494.

1898 г. Апреля 4. Москва.

4 апреля.

Дорогой друг В[ладимир] Г[ригорьевич],

После того, как я писал вам, случилось вот что: утром говорят мне, что приехали два человека с Кавказа. Это были духоборы: Планидин Пав[ел] Вас[ильевич], ваш знакомый,1 и Чернов.2 Они приехали, разумеется, без паспортов, чтобы сообщить сведения и узнать всё касающееся их дела. Переговорив с этими дорогими друзьями и узнав всё, я решил послать их в Петерб[ург], к Ухтомскому, от к[оторого] я всё не получал ответа. Они поехали, пробыли там день и вернулись — видели Ухтомского, Сыромятникова (Сигма),3 к кот[орому] послал их Ухтомский, и Дитерихсов — дедушку4 и И[осифа] К[онстантиновича].90 91 Ухт[омский], как я вижу, ничего не может сделать. Он даже не напечатал мое письмо, а это бы очень нужно, и до сих пор ничего не отвечал мне определенного. Планы его мне тоже перестали нравиться. Он говорит уже не о Манджурии, а о китайском Туркестане около Кульджи. Главное то, что, как говорят Планидин и Чернов, выселиться туда, где русское правит[ельство] может опять захватить их, им нежелательно. Кроме того, они твердо держатся того, что написано в их прошении по инициативе Веригина,5 что они желают выселиться в Америку или Англию. Главное же то, что я понял из беседы с ними, это то, что им нельзя уходить, оставив детей в Якутск[ой]6 и своих старичков в изгнании. И потому я думаю, что им надо ходатайствовать об освобождении. В этом смысле я написал им прошение,7 кот[орого] копию посылаю. Они обдумают дома это прошение и тогда подадут его. Дальнейшие подробности обо всем передадут вам Шанкс8 и Иенкен,9 кот[орые] будут у вас, вероятно, скоро после этого письма. Так что до сих пор Кипр представляется самым удобным местом. Страшно только за нездоровый, лихорадочный климат.

Пожертвований собралось около 1500 р[ублей], но я еще не приступал к собиранию. Хорошо то, что, по рассказам Планид[ина] и Черн[ова], кроме 50 т[ысяч]10 расселенных и Карских, если они продадут всё, соберется тысяч полтораста. Они трогательно поучительны. Планидин, видно, с любовью особенной вспоминает про вас всех в Лизиновке.

Пришлите мне, пожалуйста, по-русски «Мысли о боге»11 и выписки из дневников. Шмит просил меня просмотреть его исправление перевода Шк[арвана], а у меня нет оригинала.12 Что он, наш дорогой, опережающий нас путешественник?13 Передайте ему мою любовь.

Л. Т.

Отрывки напечатаны: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 227.

1 Павел Васильевич Планидин, духобор, приезжал осенью 1896 г. к Чертковым в имение Лизиновку, чтобы познакомить их с положением духоборов.

2 Дмитрий Чернов, духобор. О нем см. письмо Толстого к Т. Л. Толстой и М. Л. Оболенской, т. 71, № 331.

3 Сергей Николаевич Сыромятников (1860—1934), псевдоним «Сигма», сотрудник газеты «Новое время».

4 Константин Александрович Дитерихс.91

92 5 Петр Васильевич Веригин (1862—1924), с 1886 г. руководитель большей части духоборов. С 1887 по 1902 г. Веригин был в ссылке, сперва в Шенкурске, потом в Березове и, наконец, в Обдорске. В 1902 г. был освобожден и переехал в Канаду, где проживали переселенцы-духоборы. По совету Веригина, духоборы решили переселиться в Америку и подали в 1897 г. прошение императрице Марии Федоровне, приезжавшей на Кавказ, ходатайствуя о разрешении выехать за границу. См. т. 71, стр. 314.

6 Молодые духоборы, сосланные в 1897 г. в Якутскую область после отбытия наказания в дисциплинарном батальоне.

7 Прошение Николаю II, составленное Толстым 2 апреля 1898 г. от имени духоборов, см. т. 71, письмо № 107.

8 Мария Яковлевна Шанкс (р. 1866), дочь англичанина, владевшего магазином в Москве, сестра жены Моода.

9 Наталия Александровна Иенкен (1863—1927), художница, в то время сочувствовавшая взглядам Толстого.

10 Общественный капитал в 50 тысяч рублей, образовавшийся от ликвидации имущества тифлисских духоборов при принудительном выселении их из сел.

11 Мысли о боге, выбранные Чертковым из разных писаний Толстого и переведенные им на английский язык.

12 Е. Шмит в письме от 8 апреля н. с. просил Толстого просмотреть «Мысли о боге», переведенные на немецкий язык Шкарваном.

13 Толстой называет А. Шкарвана «опережающим нас путешественником», предполагая, что тяжело больной Шкарван близок к смерти.

* 495.

1898 г. Апреля 5. Москва.

Посылаю еще два бланка для отсылки письма. Прилагаю еще копию с письма Меньшикова, из кот[орого] вы увидите отчасти отношение правит[ельства] к этому делу.1 Вчера был запрос о деньгах2 — что вам расскажут Шанкс и Иенк[ен]. Буду стараться всеми средствами скрыться и не мешать своим именем делу, но перестать служить ему никак не могу. И буду вместе с вами и со всеми друзьями и братьями делать, что бог укажет.

Если можно, вычеркните из Хр[истианского] Учения в главе X параграф 5. Мысль, выраженная там, мне очень дорога, но выражена совсем дурно и не точно и вводит в соблазн людей, как я это видел на опыте.3

Прощайте. Что Шкарван?

Пишите кроме дела и душевное письмо.

Мне этого всегда нужно.

Л. Т.92

93 Дата определяется путем сопоставления с письмом от 6 апреля (№ 496), написанным на другой день после комментируемого письма.

Ответ на письмо Черткова от 12 апреля н. с., в котором Чертков сообщает, что письмо Толстого в редакции иностранных газет переведено, и просит прислать бланки за подписью Толстого для того, чтобы разослать письмо в редакции разных газет.

1 М. О. Меньшиков в письме от 28 марта написал подробно о переговорах с Ухтомским относительно переселения духоборов. Ухтомский находит желательным переселить духоборов не в Манчжурию, а в Китайский Туркестан.

2 Запрос московского обер-полицмейстера Д. Ф. Трепова в редакцию газеты «Русские ведомости» о лицах, пожертвовавших через редакцию деньги на помощь духоборам.

3 Отвечая на предложение Толстого вычеркнуть § 5 в гл. X книги «Христианское учение», Чертков в письме от 2 мая сообщал: «У нас теперь почти вся книга набрана, стереотип сделан и шрифт разобран, так что сократить это место значило бы почти все заново набрать». Приведя ряд соображений в защиту этого параграфа, Чертков писал: «Но если вы, несмотря на то, будете настаивать, то мы, разумеется, уже беспрекословно исполним ваше желание и все наберем и будем стереотипировать вновь». Толстой согласился не вычеркивать этот параграф.

* 496.

1898 г. Апреля 6. Москва.

6 апреля.

Главная цель приезда Планидина и Чернова состояла в том, чтобы просить кого-нибудь из наших друзей съездить в Обдорск к Веригину. Они привезли на этот предмет 300 р[ублей], из пожертвованных им, прибавил еще 100. Главное, им хочется сообщить ему всё, что у них делается, об его (Веригина) родителях и о положении всей большой партии.1 Хочется, разумеется, и получить о нем сведения и от него советы.

Мы решили просить ехать Балахова2 — помните, молодой, умный очень, фабричный, он служит теперь у Дунаева. Дунаев нашел Балахову рыбные поручения в Обдорск. Балахов же сам человек очень умный, твердый и памятливый — он не берет никаких бумаг и всё передаст устно и, по всем вероятиям, доедет. Он поехал теперь проститься в деревню и приготовиться и завтра или послезавтра уезжает 7[-го] или 8[-го]. Он передаст Вер[игину] и прошение Гос[ударю], кот[орое] он выучил наизусть.93 94 Всё это я пишу только с Ш[анкс] и Иен[кен] п[отому], ч[то] считаю нужным соблюдать самую большую осторожность. Осторожность эту надо соблюдать даже у вас. Здесь до такой степени дурно настроено правит[ельство] против духоб[оров], что третьего дня б[ыло] напечатано пожертвование Моода, Сергеенко3 и неизвестного в Рус[ских] Вед[омостях] и в тот же день в Редакцию пришла бумага от (увы!) Трепова,4 требующая названия жертвователей и доставления денег в казначейство.

Рус[ские] Вед[омости] ответили, что деньги уже переданы мне и представили в этом расписку.

Прощайте.

Л. Толстой.

Отрывки напечатаны: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 227; Б, III, стр. 302. Письмо это было переслано Черткову с уезжавшими в Англию М. Я. Шанкс и Н. А. Иенкен.

1 В 1886 г. духоборы после смерти их руководительницы Л. Калмыковой разделились на две партии — большую (около 14 тысяч человек), руководителем которой был П. В. Веригин, и малую (около 6 тысяч человек). Духоборы большой партии, приверженцы Веригина, подвергались преследованиям за отказ от военной службы и неподчинение властям.

2 Петр Алексеевич Булахов поехал к Веригину, предварительно выучив наизусть прошение духоборов к Николаю II, которое должен был сообщить Веригину. В пути Булахов был задержан и выслан из пределов Тобольской губ.

3 Петр Алексеевич Сергеенко (1854—1930), журналист.

4 Дмитрий Федорович Трепов (1855—1906), с 1896 по 1905 г. московский обер-полицмейстер.

* 497.

1898 г. Апреля 6. Москва.

6 апреля.

Дорогой друг В[ладимир] Г[ригорьевич],

Получил вашу телеграмму и пишу скорее, чтобы успокоить вас. Я не прошу никаких мер помимо комитета. Я и так всегда боюсь что-нибудь решить и взять на себя, а особенно94 95 в таком важном деле, и очень рад, что есть такой комитет.

Мнение тех д[ухоборов], кот[орые] были здесь, и мнение очень основательное, такое (я думаю, что таково будет и мнение их всех): 1) что т[ак] к[ак] в прошении, сочиненном Вер[игиным],1 сказано, что они просятся выселиться в Англию или Америку, то до нового предложения или мнения Вер[игина] они будут держаться Англии или Америки. 2) Самый главный вопрос для них — это судьба их призывных сыновей и сосланных старших, кот[орая] должна быть решена прежде какого-либо их решения; и 3) то, что во всяком случае они не могут выехать, не получив ответа от Вер[игина] и прежде уборки посеянного хлеба. Т[ак] к[ак] им препятствовали в их обычном промысле, в извозе, то оставшиеся на местах, в особенности карские, посеяли очень много хлеба, так много, что продажа этого хлеба при хорошем урожае может дать десятки, если не сотни тысяч рублей. И потому о выселении их сейчас нечего и думать. Манджурия, мне кажется, может быть избрана только в том случае, если правительство возьмется на свой счет перевезти их и даст им ручательство в том, что там они не будут принуждаемы к военной службе, что почти невозможно.2 О свидании с Ухт[омским] и о том, что узнаю от него, напишу вам.

Подробнее пишу с оказией.

Прощайте. Привет всем друзьям.

Л. Толстой.

Ответ на неизвестную телеграмму Черткова. Повидимому, содержание телеграммы совпадало с содержанием письма Черткова от 12 апреля н. с. В этом письме Чертков сообщал, что квакеры образовали в Лондоне комитет по организации переселения духоборов, и советовал ничего не предпринимать помимо этого комитета. Комитет подготавливал переселение духоборов на о. Крит.

1 Прошение, поданное на имя императрицы Александры Федоровны. Веригин просил ее ходатайствовать перед царем о разрешении духоборам выехать в Америку. Прошение осталось без ответа.

2 Чертков отнесся резко отрицательно к проекту переселения духоборов в Манчжурию, предполагая, что правительство желает использовать их лишь для колонизации этого края, который оно хочет захватить. Чертков писал об этом Толстому в письме от 17 апреля н. с. 1898 г.

95 96

* 498.

1898 г. Мая 4. Гриневка.

Очень внимательно, п[отому] ч[то] с величайшим интересом и сознанием важности дела, прочел вашу статью: Где бр[ат] тв[ой]?1 Что она очень понравилась мне, вы увидите по отметкам, кот[орые] я ставил в ней, цифрами, означая 5-ю то, что мне особенно понравилось, и не означая никак то, что просто хорошо, и сделав замечания там, где мне не понравилось. Конец, вами приписанный, ничего не говорит нового и ослабляет впечатление тем, что в нем слишком явно желание авт[ора] вызвать известное впечатление. Начало же 4-й главы (31/2 стр.), если поставить их в конце с небольшими переменами и добавлениями и с прибавкой самого короткого обращения из окончания на 57 и 58 стр[аницах] или только пяти строк 58 стр[аницы].

Знаю, как вы серьезно относитесь к своим работам и в особенности к этой, имеющей большую важность, я уверен, что вы внимательно взвесите мои доводы и пересмотрите всю работу, и только тогда решите. Мне особенно нравится спокойно кроткий, призывающий к рассуждению тон, и потому надо выпустить все места, резко осуждающие церковь. Об этом предмете нельзя говорить вскользь. Говоря неуважительно, вскользь, только раздражаешь и враждебно располагаешь читателя. И нравится мне очень мысль о том, как государство, если его цель — благо народа, должно бы относиться к таким людям, как дух[оборы].

Подробное описание положения духоборов из 4-й главы с стр[аницы] 35-й надо бы перенести в дополнение. Можно бы сделать два дополнения: одно о положении дух[оборов], другое — об их отношении к гонителям (их письма). Боюсь, что запутаю вас своими замечаниями, но надеюсь, что вы возьмете то, что хорошо, и откинете то, что неисполнимо. Но не откладывайте, пожалуйста, кончайте. Это очень хорошо и важно и практически м[ожет] б[ыть] полезно. Это доброе дело. Главное, не бойтесь выключать. Надо как с уравнениями поступать, приводя их в простейший вид. У вас там так много хорошего, что исключение всего, отягощающего статью, только улучшит ее. Со мной всегда так бывает — выключаешь слабое, малосущественное и невольно по дороге вставляешь кое-что существенное,96 97 и то, что прежде возвышалось, опускается, а возвышается совсем другое, новое, и понемногу всё меньше остается жира и всё больше мускулов. А [у] вас их тут много: и разъяснение причин неведения власти, и ложного представления о толстовск[ом] влиянии и вся программа, что делать, и, главное, дух христ[ианский], в к[отором] всё написано.

Так вот — помогай вам бог, как можно лучше и скорее окончить это дело, очень важное. Отвечаю теперь по пунктам. Письма ваши два те, с к[оторых] вы посылаете копию, я получил давно и, кажется, отвечал на них. Статью вашу сейчас отсылаю с Стаховичем,2 к[оторый] приехал сюда и возвращается в Орел.

2) Выпускать §, о к[отором] я писал,3 разумеется, не нужно. Ваши доводы совершенно справедливы.

3) О духоб[орах] я писал в письме к Поше.4 Нового ничего нет.

4) О переводе на немец[кий] язык мыслей о боге5 тоже совершенно согласен.

5) Лицо, желавшее дать деньги на журнал, видно заробело. Очень меня интересует это дело. Успех его был бы очень желателен. Пишите мне подробнее о нем.

6) Последнее и самое важное, о вашем душевном состоянии. Вы меня напугали бы, если бы я не б[ыл] уверен, что вы этого серьезно не думаете, тем, что считаете, что падение может содействовать раскаянию и подъему духовному. Я думаю (так себе представляю и в пути к совершенству: будьте соверш[енны], как о[тец] в[аш] н[ебесный]), к совершенству любви в этой жизни ступени расположены прогрессивно так: что чем выше, тем и ступень выше, и потому, поднявшись на одну ступень, кажется, что или некуда, или не в силах подниматься выше, а между тем, стоя твердо и довольно без уныния на той ступени, к[оторую] одолел, утверждаешься, растешь сам. И приходит время и поднимаешься на следующую, к[оторая] совершенно не похожа на предшествующую, и потому часто сначала не видишь ее и получаешь такое же нравственное, хотя и совершенно другого характера, удовлетворение, как и то, к[оторое] получал при прежнем подъеме. Для того, чтобы это было, нужно смирение, довольство тем, что ты есть, и признание себя тем, что ты есть, а не воображение себя выше того, что ты в самом деле. Для того, чтобы подняться на высшую97 98 ступень, надо, чтобы под ногами была не слабая насыпь, а твердая, утоптанная почва. Надо не отчаиваться на себя и знать, что, как неожиданно, непонятно поднял тебя бог (в тебе) на ту ступень, на кот[орой] ты стоишь, так же неожиданно, непонятно поднимет и на следующую. А желать пасть для того, чтоб испытать наслаждение подъема, это всё равно, что спуститься с той ступени, на кот[орой] стоишь, для того, чтобы подняться на высшую, и не для того, чтобы подниматься, а для того, чтобы наслаждаться процессом подъема. Кажется мне, что это так.

Прощайте, милый друг. Передайте мой привет всем друзьям, начиная с Гали, Поши, Буланже, Шкарвана, Абрикосова, Кенворти, Моодам, Мар[ье] Ник[олаевне], Кате, Аннушке, Димочке, Цец[илии] Влад[имировне], Марье Викторовне, Павле Николаевне — приятно перечислять и всякого вспоминать — и всем — Сукачеву.6 На днях у меня были Линденб[ерг]7 и учитель.8 Да я писал про это.9

Сейчас воскресенье и под окнами проехали из столовых забираться.10 Соня невестка11 выдает. Я ничего целую неделю не пишу, но мне довольно хорошо. Кажется, что после московской суеты укладываются по местам впечатления и выделяются нужные мысли. Прощайте, милые друзья, очень, очень люблю вас.

Еще перечел, дочтя до конца, кот[орый] мне не нравится, и думаю, что три с половиной стр[аницы] с начала 4-й главы надо перенести в самый конец. И тут прибавить краткое обращение к читателю хотя бы с стр[аницы] 58, из окончания.

Доводы же — очень важные — о том, что правительство, разорившее духоборов, обязано помочь их выселению, поместить там, где говорится о мерах, к[оторые] должно принять.

Л. Т.

Отрывки напечатаны: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 229; «Толстой и Чертков», стр. 268. Ответ на письма Черткова от 14 апреля и 2 мая н. с. В первом из этих писем Чертков писал, что посылает рукопись своей неоконченной статьи «Где брат твой?» и просит просмотреть ее «с карандашом в руке». Во втором письме Чертков писал, что находится «в распущенном душевном состоянии», но все же отдает много времени издательским делам и переселению духоборов.

1 В. Чертков, «Где брат твой? Об отношении русского правительства к людям, не могущим становиться убийцами», Purleigh, 1898.98

99 2 Михаил Александрович Стахович (1861—1923), знакомый семьи Толстых, в то время орловский предводитель дворянства.

3 § 5 в гл. X книги «Христианское учение». См. письмо № 495.

4 Письмо к П. И. Бирюкову от 1 мая 1898 г. (т. 71, № 124).

5 Чертков писал в письме от 2 мая н. с., что Толстой напрасно тратит время на исправление немецкого перевода «Мыслей о боге», так как после издания этой работы на русском языке и точного английского перевода проверить переводы на другие языки сможет кто-нибудь иной.

6 Владимир Сукачев, молодой человек, эмигрировавший из России. Одно время был в Канаде учителем среди духоборов. В 1902 г. покончил жизнь самоубийством.

7 Герман Романович Линденберг, один из сотрудников Толстого по работе во время голода 1891—1892 гг.

8 Учитель Губонин из Полтавы.

9 См. письмо Толстого к Бирюкову, (т. 71, № 124).

10 Толстой писал это письмо из имения своего сына И. Л. Толстого Гриневки Чернского уезда Тульской губ., где он жил с 23 апреля по 27 мая, организуя помощь пострадавшим от неурожая.

11 Софья Николаевна Толстая (1867—1934), жена И. Л. Толстого.

* 499.

1898 г. Мая 23. Гриневка.

Мне пишет редактор журнала «Humanitarian», London, Paternoster Row, 34, V. Martin,1 что он желал бы поместить какое-либо мое писание, хотя бы и из прежних. Если вы найдете, что это стоит того, войдите с ним в сношения.

Мне скучно без ваших писем. А здесь долго не приходят. Спасибо за длинное последнее № 43.2


На обороте: Англия, Angleterre, V. Tchertkoff, Mill House, Maldon, Essex.

Открытое письмо. Датируется днем, предшествовавшим дате штемпеля отправления.

1 Письмо V. Martin’a в архиве Толстого не разыскано, и сведений о нем найти не удалось.

2 Чертков в письме от 17 мая н. с., помеченном № 43, высказывал мнение о статье Толстого «Carthago delenda est» («Карфаген должен быть разрушен»).

99 100

* 500.

1898 г. Июня 6...7. Я. П.

Посылаю вам, дорогие друзья, очень интересное и важное письмо Comings’a1 о месте для поселения дух[оборов]. Мне кажется, очень хорошо.

Я около месяца не имею никаких известий о вас (кроме записочки от Поши). Предполагаю, что вы пишете с кем-нибудь.

Я был болен,2 теперь совсем поправился и живу в Ясной.

Л. Т.

1 Письмо Comings’a не разыскано, и установить его содержание не удалось.

2 Толстой был болен дизентерией с 30 мая по 5 июня.

* 501.

1898 г. Июня 24. Я. П.

Après rechute rétabli convalescent. Lettre suit.

Tolstoy.

После повторного приступа выздоравливаю. Письмо следует.

Толстой.

Телеграмма. Датируется на основании пометки на телеграфном бланке.

Ответ на телеграфный запрос Черткова о здоровье Толстого.

* 502.

1898 г. Июня 24. Я. П.

Дорогие друзья,

Сейчас отослал телеграмму и пишу 4-е письмо, из чего вы можете судить, что я совсем поправляюсь. Болезнь моя была сначала дисентерия, потом очень большие боли и жар и слабость. Теперь всё прошло. У меня живет Жозя,1 но, к сожалению, завтра уезжает. Не переставая думаю о духоборах и кое-что делаю и буду делать, если бог велит. Напишите, что у вас сделано, сколько собрано? Куда решено? Сколько переселяющихся? Очень рад б[ыл] вашему письму, дорогой В[ладимир]100 101 Г[ригорьевич]. Это самое мне нужно от вас, нужно знать ту внутреннюю работу, к[оторая] идет в вас.

Не согласен я с последним, что нужно общаться с несчастными Еast-End’а,2 по-моему, нет: это праздно мучительно. Нельзя руками останавливать поезд, давящий людей, или присутствовать при этой давке, если есть возможность быть на тендере и управлять паром, остановить. Только бы чувствовать, что отдаюсь на это весь. Много хочется поговорить и поговорю после, а теперь прощайте. Что Шкарван? Мне рассказал Абрик[осов],3 и я очень порадовался. Что Хилков?4 Как я рад, что он с женой и с вами. Дай бог ему всего хорошего. Шкарвану не знаю, чего желать. Только бы он оставался, каким есть. Ему хочется написать. Ну, прощайте. По переменкам, но пишите почаще. Мой привет всем.

Л. Т.

Датируется 24 июня, так как в этот день Толстой послал упоминаемую в письме телеграмму. Отрывок напечатан: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 230.

1 Иосиф Константинович Дитерихс, гостивший в Ясной Поляне с 21 июня.

2 Ист-Энд (East-End) — восточная часть Лондона, населенная беднотой.

3 X. Н. Абрикосов писал Толстому из Швейцарии об улучшении здоровья Шкарвана.

4 Д. А. Хилков, приехав в Англию, принял участие в переселении духоборов и осенью 1898 г. уехал в Канаду, где вел переговоры о предоставлении земли для духоборов.

* 503.

1898 г. Июня 28. Я. П.

Дорогой Влад[имир] Гр[игорьевич]. Передайте это письмо Д[митрию] А[лександровичу],1 разумеется, всё для всех. Передайте мою любовь Ивину и Махортому2 с их семьями и расскажите им всё, что писано в письмах. Хотел написать нынче же на Кавказ о том, чтобы они составили точную смету отъезжающих и расхода, к[оторый] они знают, но затеряли адрес верный. Напишу, когда приедет Жозя. Если у вас есть адрес, то напишите о смете.101

102 Это первое и главное дело: сколько нужно денег, и потом, сколько недостает.

Не могу без ужаса думать о вчерашнем известии.3 Истинно, гораздо легче мне бы — именно мне, к[оторый] и так наверно не увидит уж никого из вас — узнать о смерти кого-либо, чем это. Ведь ужасно то, что если мы не выдержим и недобро поступим с человеком, чуждым по вере, то это только признак слабости, грех, «сорвался», но когда возникает нелюбовь, вражда между нами, исповедующими одну веру — веру в то, что жизнь только в служении богу, а служение только в любви, то это признак, что кто-нибудь из двух, или оба, не верят и обманывают сам[их] себя. Неужели это так? Это ужасно. Мне это, теперь больному, особенно видно, п[отому] ч[то], когда чувствуешь себя близко к смерти и за ней к богу — яснее, живее чувствуешь, что ему от нас нужно. Простите, милые друзья. Целую вас.

Л. Толстой.


На конверте: Англия, Angleterre, V. Tchertkoff, Mill House, Purleigh.

Датируется 28 июня, так как письмо А. К. Чертковой, о котором упоминается, было получено Толстым 27 июня (см. т. 53, стр. 199).

1 Письмо Д. А. Хилкову о переселении духоборов.

2 Иван Васильевич Ивин и Павел Васильевич Махортов, уполномоченные, посланные духоборами за границу для ведения переговоров о переселении.

3 Письмо А. К. Чертковой о столкновении между В. Г. Чертковым, П. И. Бирюковым и П. А. Буланже из-за разногласий по поводу редактирования журнала, подготовлявшегося Чертковым и Бирюковым, и споров при выборе места для переселения духоборов.

* 504.

1898 г. Июня 30? Я. П.

Какое ужасное известие вы мне сообщили, милая Галя. Не могу опомниться и примириться. Вы пишете кратко, но сущность дела ясна. Недостало терпимости, смирения, любви, и между кем же? Между людьми, в сознании своем всем пожертвовавши[ми] для служения богу. Как очевидно мы обманываем102 103 себя! И как правы наши враги, обвиняя нас в лицемерии. Мало они бранят и презирают нас и мало мы пользуемся их уроками. Искренно говорю «мы», не только не исключая себя, но вполне признавая себя виноватым (сотни раз) в том, что так огорчает меня в других: в несмирении, гордости, упрямстве, в забвении бога. Главное, как очевидно из этого, до такой степени мы обманываемся насчет себя (разумеется, мы не лицемеры сознательно, но мы фарисеи, довольные собой) и как забываем тотчас же то, что одно важно, и во имя таких пустяков, как дело и свой взгляд на него, жертвуем этим. Мы говорим о боге, о любви, об исполнении его воли и что в этом жизнь, а как только явятся противники нашей воли, мы всё забываем. Если уж мы не можем во всех делах жизни ставить выше всего его волю, то по крайней мере признаем, что мы не знаем бога, не верим в бога и не поставили свою жизнь в исполнении его воли. Тогда у нас будет больше смирения, и мы найдем средства общения доброжелательного с людьми. А то мы считаем себя исполнителями воли бога, разжигаем свою гордость и при всяком столкновении не можем совладать с своей разросшейся от гордости личностью. Всё это говорю прежде всего о себе. Я с сыновьями не могу (не со всеми) стать в любовные отношения, — на днях огорчился на Льва и огорчил его1 — не могу часто с женою, — а думаю, что служу богу, что в этом полагаю жизнь. Нет, еще далеко до этого. И лучше знать свою плохоту и смириться. Тогда легче уживешься.

Ужасно это стыдно. Но будем знать это, спустим мнение о себе, сколько возможно. Напишите поскорей поподробней. Я всё еще не справился и очень слаб.

Жозя вчера уехал. Я его полюбил. Обещался приехать с Ольгой. Очень буду им рад.

Л. Т.


Moneta2 из «Vita internationale» пишет мне, прося прислать ему статью Carthago Delenda, но я послал ее вам. Я пишу ему, чтобы он обратился к В[ладимиру] Г[ригорьевичу]. Прилагаю его письмо. Дайте ему экз[емпляр] статьи, если это не помешает вам.

Ответ на письмо А. К. Чертковой, сообщившей о разногласиях между В. Г. Чертковым, П. И. Бирюковым и П. А. Буланже. Комментируемое письмо написано несколько позднее, чем предыдущее письмо, так как103 104 Толстой здесь уже сообщает об отъезде из Ясной Поляны И. К. Дитерихса, который жил там до 28 июня.

1 Столкновение Толстого с сыном произошло из-за напечатанной в газете «Новое время» повести Л. Л. Толстого «Прелюдия Шопена». Об этом см. Дневник Толстого 22 июня 1898 г., т. 53, стр. 199.

2 Монета (Moneta), редактор миланского журнала «La vita internationale» («Международная жизнь»), который просил Толстого высказать свое отношение к войне и милитаризму. Толстой предложил Moneta обратиться к Черткову с просьбой предоставить статью «Garthago delenda est», посланную Черткову для опубликования за границей. Статья была напечатана в «La vita internationale» от 20 сентября 1898 г.

* 505.

1898 г. Июля 6. Я. П.

Получил оба ваши письма, милые друзья, и ваше, В[ладимир] Г[ригорьевич], совершенно согласившись с ним, по желанию вашему уничтожено. Ваше же, А[нна] К[онстантиновна], прочел с особенным интересом. То, что вы пишете о воспитании, очень интересно и важно. Нельзя быть достаточно внимательным и строгим к себе и другим в этом отношении. По нашему религиозному мировоззрению, все наши дела — как вы верно пишете — должны быть совсем иные, новые, в особенности воспитание, но к некоторым вещам мы так привыкли, что не видим их противоречия с нашей верой, и вот тут и надо нам помогать друг другу. Один видит одно, а не видит другого, и наоборот. Ваш разговор с Моодом служит этому прекрасной иллюстрацией. Я уверен, что в другом отношении этот же милый Моод укажет вам и мне того верблюда, которого мы проглатывали, не замечая, и кот[орый] ему виден.

Простите, что я вам в предшествующих письмах писал как бы укоризны и обличения. Я никакого не имею права на это, права в своей совести. Это я от нездоровья. Теперь я совсем здоров. Несмотря, однако, на то, что я был слаб и нездоров, когда писал, одно я и теперь повторяю, а именно просьбу о том, чтобы составить смету нужных расходов для переезда дух[оборов] и прислать мне.1 Еще думаю, что нехорошо временно селиться на Кипре. Надо сразу ехать на то место, где останутся.

Жду Жозю с Ол[ьгой] К[онстантиновной] с обещанными более подробными сведениями.104

105 Передайте мою любовь Шкарвану. Живо2 представляю себе его душевное состояние, временами возмущения животного, и всей душой желаю и верю, что возмущения эти всё реже и реже, что дух преобладает и он живет им. Напишите мне про него и от него что-нибудь. —

Прощайте. Рад слышать, что вы не унываете. Не унывайте и когда разъедутся друзья,3 мы все вместе, если только мы с богом.

Только горе в том, что сказать это легко, а точно жить для одного бога ужасно трудно. Но можно и будем стараться.

Таня больна, лежит 3-й день, дизентерия. Нынче получше.

Вчера была Анненкова и Дунаев. Разумеется, говорили и думали про всех вас.

Л. Т.

6 июля.


Письмо ваше о воспитании очень хорошее.


На конверте: Англия. Заказное. Angleterre, Mill House, Purleigh, Maldon, Essex. V. Tchertkoff. Черткову, Эссекс Registered.

Ответ на письмо от 26 июня н. с., в котором А. К. Черткова писала о вопросах воспитания и преподавания.

1 Смета на переселение духоборов была прислана Чертковым в письме от 1 сентября н. с. После исправления она была напечатана в «Листках Свободного слова» 1898, № 2.

2 В подлиннике: Живу

3 А. К. Черткова писала Толстому, что из Англии уезжают М. Н. Ростовцева, А. Шкарван и X. Н. Абрикосов.

* 506.

1898 г. Июля 14. Я. П.

Дорогой друг В[ладимир] Г[ригорьевич],

Получил оба ваши письма № 45 и 46. На 45 отвечаю отчасти в письме к Гале.1 Перевод Х[ристианского] У[чения] очень хорош. 6 листочков с подписями посылаю.2

Теперь на № 46.

О болезнях и приближении к смерти мне всегда неприятно думать. Всё это — как, где, когда умрем — в области нам105 106 недоступной, божьей, и в нее вмешиваться не следует. Но вы так настаиваете, что я постараюсь исполнить ваше желание. Видеться с вами, разумеется, я хочу и в моих desultory3 мечтаниях еду в Англию и живу в Эссексе со всеми друзьями и работаю свой огород.

Теперь о делах, о духоб[орах].

————————————————————————————————————

Так как выяснилось теперь, как много еще недостает денег для переселения духоборов, то я думаю вот что сделать: у меня есть три повести: Иртенев,4 Воскресен[ие] и О. Сергий (я последнее время занимался им и начерно написал конец). Так вот я хотел бы продать их на самых выгодных условиях в англ[ийские] или америк[анские] газеты (в газеты, кажется, самое выгодное) и употребить выручен[ное] на переселение духоборов. Повести эти написаны в моей старой манере, кот[орую] я теперь не одобряю. Если я буду исправлять их, пока останусь ими доволен, я никогда не кончу. Обязавшись же отдать их издателю, я должен буду выпустить их, tels quels.5 Так случилось со мной, с повестью Казаки. Я всё не кончал ее. Но тогда проиграл деньги и для уплаты передал в редакцию Р[усского] В[естника]. Теперь же случай гораздо более законный. Повести же сами по себе, если и не удовлетворяют теперешним требованиям моим от искусства — не общедоступны по форме — то по содержанию не вредны и даже могут быть полезны людям, и потому думаю, что хорошо, продав их как можно дороже, напечатать теперь, не дожидаясь моей смерти, и передать деньги в комитете для переселения духоб[оров].

————————————————————————————————————

Вот это, написанное между двумя чертами,6 я писал так, чтобы можно было, переведя, напечатать как предисловие к этим повестям или вообще, как окажется нужным.

Теперь, как устроить, чтобы получить, как можно больше денег? Я думаю, что следует вам, близким друзьям: Вы, Поша, П[авел] А[лександрович], Кенворти, Моод (в особенности имею уважение к практичности Моода) и решить, как наилучше поступить, чтобы выбрать больше денег, и напишите мне. Я же надеюсь не встретить дома больших препятствий, если же и встречу — надеюсь побороть их. Здесь я еще никому не говорил про это. Надобно и среди вас, пока не решится, не распространять106 107 про это, и если не надеетесь на discretion7 друзей, то скажите только Мооду и с ним решите. Я же сейчас принимаюсь за приведение в наилучший порядок этих вещей.

Эта мера поможет мне еще в том отношении, что, отдав эти свои сочинения для дела переселения, мне будет удобнее обратиться к разным богатым лицам с просьбой о пожертвованиях на дело переселения.

Насчет человека, к[оторый] бы помог дух[оборам] в переезде, нет никого лучше Суллерж[ицкого], кот[орый] как раз писал мне на днях, предлагая свои услуги духоб[орам]. Затруднение в том, позволят ли ему, и потому я думаю написать с этой же почтой Голицыну,8 прося его разрешения.

Деньги, кот[орые] собраны здесь, около 5000, находятся частью на мое имя, частью на имя Дунаева, в банке и потому не подвергаются никакой опасности и могут быть нужны здесь. Так что я их подержу еще здесь. Вот покамест всё. Жду ответа поскорее.

Л. Т.

14 июля 1898.


Нынче же прочел рассказ Иртенева и думаю, что не напечатаю его, а ограничусь Воскресеньем и Отц[ом] Серг[ием]. Самое же главное, надо найти переводчика. Хорошо бы было, если бы взял на себя этот труд Моод. Он прекрасно переводит.

Целый день не отсылал письма, и потому всё приписываю. Иртенева нехорошо печатать, п[отому] ч[то] мотив один и тот же, что в О[тце] С[ергие].

Отрывки напечатаны в «Листках Свободного слова» 1898 № 1; Б, III, стр. 310.

Ответ на письмо Черткова от 20 июля н. с., в котором Чертков писал, что в случае серьезной болезни Толстого он будет добиваться разрешения на временный приезд в Россию, и потому просит напомнить Т. Л. Толстой ее обещание сообщать о каждом заболевании отца. Далее Чертков сообщал о заседании квакерского комитета помощи духоборам, на котором было решено немедленно переселить 3500 духоборов, расселенных в горах Терской области, на о. Кипр. Сообщая смету на переселение, Чертков писал, что необходимо немедленно собрать еще 75 тысяч рублей для осуществления этого плана.

1 См. письмо № 507.

2 Чистые листки, подписанные Толстым и предназначенные для обращения в английские газеты с просьбой опубликовать призывы о помощи духоборам.107

108 3 [несвязных, неопределенных]. Повидимому, эти «мечтания» были вызваны обострившимся в это время желанием уйти из Ясной Поляны. См. письмо Толстого А. Ернефельту от 17 июля 1898 г. (т. 71, стр. 410).

4 «Иртенев» — первоначальное заглавие повести «Дьявол». Историю писания и печатания этой повести см. т. 27.

5 [таковыми, каковы они есть.]

6 В подлиннике часть письма от слов: Так как выяснилось теперь и до: Вот это заключена между двумя чертами.

7 [скромность]

8 Григорий Сергеевич Голицын (1838—1907), главноначальствующий гражданской частью на Кавказе с 1897 по 1904 г. В ответ на письмо Толстого Голицын разрешил приезд Суллержицкого на Кавказ для сопровождения духоборов.

* 507.

1898 г. Июля 14. Я. П.

Милый друг Галя,

Спасибо, что пишете мне такие обстоятельные и хорошие письма. Я по ним, кажется, понял всё, что у вас было, если только можно назвать, что что-нибудь было.

Мне представляется всё дело так: Поша не изменился к вам. Этого и не может быть. Но он по сложным внутренним душевным требованиям желает теперь жить один, независимо. Лучше бы было жить с вами и помочь вам, но кто же не знает тех душевных состояний, в кот[орых] человек чувствует себя негодным для жизни с другими, для служения другим, а нуждается в более или менее полном уединении. Я думаю, что Поша находится в этом состоянии и нисколько не изменился. Не скажу даже, чтоб П[авла] Н[иколаевна] имела на него влияния, такого, к[оторое] было бы несогласно с его душевными требованиями. Этого не может быть, п[отому] ч[то] Поша не подчинится такому влиянию, и, главное, п[отому] ч[то] сама П[авла] Н[иколаевна] такой хороший человек, что не может иметь такого влияния. А просто, живя с нею, П[оша] не может не согласоваться с ее желаниями. Это не может быть иначе. Это так и должно быть и вам, В[ладимир] Г[ригорьевич], надо брать П[ошу], какой он есть (а он, как мы знаем, очень хорош), с его связью с П[авлой] Н[иколаевной], к[оторая] тоже, мы знаем, очень хороша. Если же бы и было, чему я не верю, недоброе расположение к вам, то это ее дело, ее ошибка,108 109 и вам тем более надо не впадать в нее, как вы и пишете и как и делаете. Пускай П[оша] едет, и я уверен, что этот его переезд только скрепит вашу связь, как вы или В[ладимир] Г[ригорьевич] пишете.

Получил с этой же почтой письма В[ладимира] Г[ригорьевича] и Поши1 и сейчас буду отвечать им, особенно В[ладимиру] Г[ригорьевичу] об очень важных делах. Лева написал уж, что может и согласен исполнить его желание.2

О ваших3 ничего не знаю и каждый день ожидаю их.

Здоровье мое хотя и не совсем, слабость желудка, но хорошо настолько, что могу жить, т. е. работать. Шкарвану, милому, напишу, а пока передайте ему и Абрик[осову] и Мане мою любовь.

Л. Т.


П[авлу] А[лександровичу] я писал вчера.

14 июля.

Ответ на письма А. К. Чертковой от 14 и 18 июля н. с., в которых она писала об отношениях между В. Г. Чертковым, П. А. Буланже и П. И. Бирюковым.

1 П. И. Бирюков писал Толстому о трениях, которые происходили у него с Чертковым, и сообщил, что намерен уехать в Швейцарию. Письмо Толстого к Бирюкову от 14 июля см. т. 71, № 192.

2 Среди писем Л. Л. Толстого к Черткову есть одно, относящееся, повидимому, к 1898 г., в котором Л. Л. Толстой пишет, что, по предложению Черткова, переведет ему заимообразно до января 1899 г. 10 000 рублей.

3 И. К. и О. К. Дитерихс.

* 508.

1898 г. Июля 18. Я. П.

Только что написал вам о своем намерении отдать в печать написанные рассказы, причем написал глупость о том, чтобы вы собрались все обсуждать этот вопрос, глупость, к[оторую] прошу считать comme non avenue1 и за к[оторую] простите меня. Взялся было за пересмотр и поправку Воскр[есения], и дело пошло хорошо, как случилось опять такое обстоятельство, к[оторое], к стыду моему, растревожило меня так, что109 110 не могу работать,2 и прошу тоже и мое предложение считать пока, comme non avenue. Про Жозю я ничего не знаю, не знаю, где он.

Телеграмму вашу получил сегодня. Если она относится к посылке Суллер[жицкого], то я написал уже о нем, прося разрешения Голицына.3 Ответа не получил. Просил ответить телеграммой. Простите, что пишу на не любимом вами письме.4 Физическое мое здоровье хорошо, но духовное плохо, боюсь не выдержать задаваемого экзамена. А я еще других учу. Прощайте пока.

Л. Т.

18 июля


На обороте: Англия. Angleterre. V. Tchertkoff. Purleigh. Maldon. Essex. England.

Письмо закрытое (секретка). Отрывок напечатан: В. Жданов, «Любовь в жизни Толстого», кн. 2, М. 1928, стр. 168.

1 [как не бывшую]

2 Толстой, повидимому, имеет в виду семейные неприятности, о которых он сделал запись в своем Дневнике 17 июля 1898 г. (см. т. 53, стр. 203 и 502).

3 Письмо Толстого к Голицыну см. т. 71, № 193.

4 Чертков не раз просил Толстого не писать на бланке закрытого письма (секретках) и на открытках, так как определенный размер этих бланков заранее ограничивает размер письма.

* 509.

1898 г. Июля 21. Я. П.

21 июля 1898 г.

Получил вашу телеграмму о том, чтобы не писать на Кавказ до получения вашего письма (письма еще не получил, вероятно сейчас привезут с почты, тогда я припишу, если надо будет), а между тем нынче получил две телеграммы: одну от Голицына, разрешающего приезд Суллерж[ицкого], а другую от Борисова,1 извещавшего, что они выезжают и желают помощника. Я телеграфировал Суллеру, чтобы он ехал, и он, вероятно, поспеет во-время.

Теперь о деньгах:110

111 Сейчас я с этой почтой пишу Дунаеву,2 чтобы он перевел в Лондон около 2000, к[оторые] у него, а остальные не посылаю, не столько п[отому], ч[то] и здесь нужны будут деньги, сколько п[отому], ч[то] я не совсем имею право послать эти деньги, 1000 и 2000, присланные мне для голодающих, духоборам, до тех пор, пока не получу определенного разрешения от жертвователей. — Вот и всё. Теперь о моем намерении напечатать для дух[оборов] мои повести. Я не оставляю этого намерения, хотя предвижу много трудностей, и внешних и внутренних, и хотя сам в дурном состоянии для работы. Несмотря на это, понемножку работаю над «Воск[ресением»] и с удовольствием и 1/4 сделал.

Ольга и Мар[ия] Конст[антиновны]3 были у нас. Я был очень рад им, много говорил с О[льгой]. Она мне читала письма. Заметка о религиозн[ом] воспитании очень хороша и полезна.4 Жозя теперь у нас, приехал из Тулы на день. Он в неопределен[ном] состоянии. Ему хочется ехать, но боится, что неопределенно предстоящее ему дело,5 а главное, ему предлагают выхлопотанные его отцом места и, отказавшись от них, он огорчит отца. Он, верно, уж писал вам.

Пошина статья о смертной казни очень хороша: искренна и проста.6 Пока больше ничего, нечто то, что до меня касается.

Никому не читать.

Я плох. Я учу других, а сам не умею жить. Уж который год задаю себе вопрос, следует ли продолжать жить, как я живу, или уйти, и не могу решить. Знаю, что всё решается тем, чтобы отречься от себя. И когда достигаю этого, тогда всё ясно. Но это редкие минуты.

Прощайте, пишу о себе, и потому ничего путного не напишу.

21 июля.

Л. Т.

Отрывок напечатан: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 232. На подлиннике помета рукой В. Г. Черткова «Не читать никому» и рукой А. К. Чертковой: «Переписывать самому В. Г.». Ответ на телеграмму Черткова, повидимому не сохранившуюся в архивах.

1 Федор Петрович Борисов, духобор, телеграммой от 20 июля 1898 г. из Батума просил Толстого прислать человека для сопровождения духоборов за границу.111

112 2 В письме к А. Н. Дунаеву от 21 июля 1898 г. Толстой просил выполнить желание Черткова и перевести в Англию деньги, собранные для духоборов (см. т. 71, № 202).

3 Мария Константиновна Дитерихс (1877—1924), в замужестве Де-Ферран, сестра А. К. Чертковой.

4 Заметка А. К. Чертковой, оставшаяся ненапечатанной.

5 И. К. Дитерихс получил в это время предложение от Черткова поехать осматривать земли, которые намечались для переселения духоборов.

6 Рукопись П. И. Бирюкова «О смертной казни. Обращение к английскому обществу», которую автор прислал Толстому при письме от 20 июля н. с. 1898 г.

* 510.

1898 г. Августа 12. Я. П.

Дорогие друзья.

Вот уже скоро месяц, что я не получаю от вас ни одного письма1 (я не считаю последнего письма Гали от 10 авг[уста], очень мало и смутно объясняющего положение дела) в такое время, когда знать очень много нужно и когда я уже 4 недели тому назад писал вам о моем плане отдать мои повести для помощи переселяющимся и спрашивал о переводчике, о том, как и куда их лучше отдать, и ожидал какого-нибудь ответа. Между тем каждый день получаю телеграммы, из кот[орых] ничего не понимаю. Единственное объяснение то, что письма мои пропали.2 Предлагая это, да и вообще для уяснения положения, считаю [нужным] написать всё, что я знаю и думаю о занимающем нас деле.

Дело мне представляется так.

Всех переселяющихся дух[оборов] 7500 ч. — 3300 расселенных, 1100 в Елисаветп[ольской] и 3100 — Карских. У расселенных от продажи их имущества собралось 30 000 р[ублей], у Елисаветп[ольских] по меньшей мере — 100 000 р[ублей], у Карских — 150 000 р[ублей], общественного капитала 52 т[ысячи] р[ублей]. В Англии, как вы пишете, 50 т[ысяч] р[ублей], итого 380 000 р[ублей]. На паспорты нужно по 1 р[ублю] на чел[овека], т[ак] к[ак] 10 чел[овек] соединяются в один паспорт, — 7500 р[ублей]; на переезд в Америку, в Канаду (хотя я и не получил сметы, я по разным соображениям полагаю) будет стоить номинально по 80 р[ублей] на чел[овека] при112 113 уступке же, кот[орая] сделана и при переводе на Кипр с 25 р[ублей] на 10 р[ублей] и при уменьшении цены на детей от 7 до 13, при бесплатности детей до 7 л[ет], переезд в Америку должен лечь рублей по 30 на голову, но скажем даже по 40, то денег на переезд достанет.

Нужно еще на пищу и на обзаведение. Вот на это и будем собирать денег. Здесь в России я выручу тысяч 30 за две повести;3 за границей у англич[ан], немц[ев] и французов надо выручить по стольку же с каждой национал[ьности], да будем еще собирать, прося у богатых людей, так что надо надеяться, что денег достанет. Перевозить же надо не всех вдруг. Сначала расселенных. Потом Елисавет[польских]. Карские же во всяком случае пробудут до октября. А могут и прозимовать. Все эти подробности я знаю от Планидина и Постникова,4 кот[орые] у меня были и всё мне веско разъяснили.

Так что если в Кипре хорошо и можно жить, то пускай едут туда и остальные расселенные, если же плохо, то надо всем ехать в Канаду по письму г[осподи]на из Торонто5 или в другое место, где предлагают земли. Вот как мне представляется дело. —

Понятно, что для этого надо съездить кому-нибудь в Америку и осмотреть и выбрать. Это самое, как я понимаю из писем Гали, вы и делаете. Жозе же никуда ехать не нужно. Отыскивать земли в Сербии или Турции и с великим риском и расходами поселяться там, я думаю, неблагоразумно.6

Он уже был готов ехать и взял паспорт и деньги, но потом мы раздумали. Я отсоветовал и ввиду дела и ввиду его лично. Он вполне готов пожертвовать личными выгодами (я узнал его ближе и очень полюбил). Но жертвовать личными интересами, отношениями с отцом для не только неопределенного, но бесполезного дела, небла[го]разумно. Если я ошибся, отсоветовав ему, то простите меня. Я делал это, любя его и обдумав, как умел, дело.

Л. Толстой.


Сейчас попрошу Таню найти копию с моих последних писем и приложу. Простите и, пожалуйста, не сердитесь на меня.

Братски приветствую всех друзей.

Ужасно грустно, что я совсем потерял общение с вами.113

114 Сейчас получил письмо Хилкова о Кипре. Насколько Кипр удобен или неудобен для поселения, должны решить сами духоб[оры]. Если они решают отрицательно, то надо скорее принимать меры к устройству в Америке, где, кажется, самое удобное — Канада.

Сережа давно уже, полушутя, говорил: «Коли нужно, я поеду в Америку». Нынче я сказал ему, что, мне кажется, он бы был полезен, и он согласился, и вот я посылаю вам телеграмму, ответ на к[оторую] решит дело.

Искал свое письмо к вам, копию с него о печатании повестей. Вероятно, оно не копировано, и потому повторю всё существенное.

Думаю напечатать две свои неотделанные повести: «Воскресение» и «От[ец] Серг[ий]», для того, чтобы вырученные за них деньги отдать переселяющимся, и прошу вас сообразить, как наилучшим образом эксплоатировать этот товар.

В Париже есть Иван Яков[левич] Павловский7 (7, rue Gounod, Paris). Он знает в Париже всех издателей америк[анских] и франц[узских]. Он был на днях у меня. Я просил его устроить мне это дело, и он охотно взялся. Так что если вам некогда, то пусть он делает. И если он выговорит условия выгодные более, чем те, к[оторые] предложены вам, то пусть он, окончив дело, передаст деньги вам в Комитет.

Еще я написал несколько, 5, писем русским богатым лицам, прося их помочь. Успех этих 5 писем покажет мне, нужно ли продолжать посылать такие письма (у меня до 30 адресов). До сих пор — прошло дней 5 — не получил ответа.

Отрывки напечатаны: «Толстой и Чертков», стр. 273.

Датируется на основании слов Толстого о том, что письмо с предложением отдать повести для помощи переселяющимся написано «четыре недели тому назад» (см. письмо Толстого Черткову от 14 июля).

1 Из письма Черткова от 1 сентября н. с. видно, что его письмо от 5 августа н. с. дошло до Толстого с опозданием.

2 По имеющимся данным, все письма Толстого за это время дошли до Черткова.

3 Повесть «Отец Сергий» была напечатана только после смерти Толстого. Гонорар за «Воскресение» был определен издателем А. Ф. Марксом в 1000 рублей с листа, причем Маркс уплатил аванс 12 000 рублей.

4 Семен Захарович Постников, духобор из Карской области. Повидимому, о приезде Постникова и Планидина писала С. А. Толстая в дневнике114 115 2 августа: «Кстати, два духобора сюда приехали, и я их должна скрывать в павильоне, и мне это крайне неприятно» («Дневники С. А. Толстой. 1897—1909», изд. «Север», М. 1932, стр. 72).

5 Джемс Мэвор (James Mavor), профессор из г. Торонто в Канаде, оказывавший содействие при переговорах с правительством Канады о переселении духоборов. О нем см. т. 71, стр. 416.

6 Чертков предполагал поручить И. К. Дитерихсу поиски земель для поселения духоборов на Балканском полуострове. Поездка И. К. Дитерихса не состоялась.

7 Иван Яковлевич Павловский — вероятно, Исаак Яковлевич Павловский (р. 1872), участник революционного движения 70-х годов, одно время живший в Париже как эмигрант. В конце 80-х годов получил право въезда в Россию. Сотрудничал в газете «Новое время» под псевдонимом «И. Яковлев».

* 511.

1898 г. Августа 12? Я. П.

Dounaeff send two thousands.1 Now have no more money.

Tolstoy.

Дунаев шлет две тысячи.1 Сейчас не имею больше денег.

Толстой.

Телеграмма. На телеграфном бланке пометка о получении 24 августа, то есть 12 августа с. с. Датируется условно 12 августа, так как телеграмма могла быть послана и получена в один и тот же день.

1 О посылке этих двух тысяч рублей см. письмо № 509.

* 512.

1898 г. Августа 17. Я. П.

Я более месяца не получаю ответа на очень для меня важные вопросы и никаких прямых сведений о занимающем нас деле и других делах. Нынче получил два письма от А[нны] К[онстантиновны], но о других делах. Очень грустно, но это лучше. Пожалуйста, напишите, получили ли мои три115 116 письма с вопросами, и опишите положение дела. И[вану] Михайловичу] написал, также и Е[лене] П[етровне].1

Л. Т.


На обороте: Angleterre, Essex, Purleigh, Tchertkoff.

Письмо открытое. Датируется днем, предшествующим дате почтового штемпеля. Ответ на письма А. К. Чертковой от 22 и 23 августа н. с., в которых она писала об отношениях И. М. Трегубова и Е. П. Накашидзе.

1 Письма Толстого к И. М. Трегубову от 17—18 августа и к Е. П. Накашидзе от 17 августа 1898 г. см. т. 71, №№ 219 и 221.

* 513.

1898 г. Августа 27. Я. П.

Дорогой друг В[ладимир] Г[ригорьевич],

Опять получил от вас телеграмму, но ни одного письма, если не считать записочки, вложенной в копии с писем колонистов1 и вашего к духоборцам,2 копии, из которых я узнал очень мало о деле духоб[оров], — всё старое, и ничего о переводе и печатании моих повестей.

Нынче, 27 авг[уста], приехали два духоборца Зибаров,3 Ив[ан] Обросимов,4 собирающиеся в Англию. Они хотели взять с собой и Суллер[жицкого], но я думаю, что это не нужно, и направляю их одних, дав им подробный маршрут. Суллержицкому же думаю, что нужно оставаться в России для найма пароходов и помощи отъезжающим. Кроме того, у него в настоящую минуту нет паспорта, кот[орый] застрял у него на Кавказе и кот[орый] он ждет каждый день. Главное же, нет ответа от агентства Messagerie Mar[itime], кот[орое] мы запросили телеграфом о ценах перевозки в Канаду, и кот[орый] мы ждем каждый день. Сул[лержицкий] говорит, что цена — ему сказали — вероятно, между 30 и 35. Так что приехавшие к вам дух[оборы] расскажут вам о положении их братьев, и все мы должны теперь спокойно ждать определения цены переезда (удивительно, что этот самый важный пункт никак не можем узнать) и известий от Моода об условиях поселения в Канаде — есть ли земли, где и пр[очее]. — Главное, спокойно ждать, а по получении благоприятных известий о том и другом, к[оторые], вероятно, и будут благоприятны, отправлять116 117 расселенных, на те средства, к[оторые] есть (Суллерж[ицкий] будет это делать), а для отправки дальнейших и перевозки с Кипра — приготавливать средства. На телеграмму вашу я отвечал, что слов будет около 45 000. Это в Воскресении. Послать я его еще не могу, п[отому] ч[то] много переделываю, кроме того, если бы и хотел (что я мог бы) послать первые части, то не знаю, кому послать, кто будет переводить. — Чувствую, что тон моего письма неприятный очень. Пожалуйста, простите меня и не заразитесь им. Происходит это от отсутствия писем, в кот[ором], вероятно, не вы виноваты, и отвратительных для меня телеграмм, кот[орые] сотворены только, чтобы путать людей. Если можно, пишите мне письмами, а деньги за телеграммы отдавайте духоб[орам].

Вчера получил Листок5 Буланже. Очень бы хорошо было, если бы не было тут выступающей неприятной личности Л. Н. Толстого.

Посылаю вам статейку «Две войны».6

Всё одно и то же.

Пожалуйста, не сердитесь на меня.

Л. Толстой.


Ничего не знаю про Свободное Слово.7 Вышло или нет?

Датируется на основании слов: «Нынче, 27 августа».

1 Члены колонии единомышленников Кенворти — Арчер, Элоарт, Провер и Син-Джон. В письме от 23 августа н. с. 1898 г. они писали духоборам, что собрали для них 12 000 рублей. Чертков перевел это письмо на русский язык и послал духоборам.

2 Чертков писал духоборам о преимуществах переселения в Канаду.

3 Николай Савельевич Зибаров, видный деятель духоборческого движения. Его рассказ о сожжении оружия тифлисскими духоборами был записан А. К. Чертковой и В. Д. Бонч-Бруевичем и издан отдельной брошюрой: Н. Зибаров, «О сожжении оружия духоборами», «Свободное слово», 1899.

4 Иван Парамонович Абросимов или Обросимов, духобор из Тифлисской губ.

5 «Братский листок», журнал, который начал издавать в Англии П. А. Буланже. Вышел один номер.

6 Статья Толстого «Две войны», оконченная 15 августа 1898 г. Впервые напечатана в «Листке Свободного слова» 1898, № 1.

7 «Свободное слово», № 1. Периодический сборник под ред. П. И. Бирюкова, изд. Черткова, Purleigh, 1898.

117 118

* 514.

1898 г. Августа 29...30. Я. П.

Боюсь, что вы сетуете на меня, милые друзья, что я задержал Суллера и направил к вам одних духоб[оров]. Из всех сил стараюсь сделать, как лучше. Если в чем ошибся, — простите. Дело, мне кажется, определяется и приближается к совершению. Всё только за известиями из Канады, кот[орые], надеюсь, будут благоприятны.

Деньги же недостающие — я считаю на переезд около 50 р[ублей] на душу — я уверен, что соберутся, и приложу к этому всевозможное старание.

Милый Сережа едет к [вам] и всё разъяснит из того, что нам известно.

Я думаю, что лучше всего было бы, если на Кипре нехорошо, перевезти Кипрских, высвободить деньги, к[оторые] там,1 а потом расселенных, а потом уже Елизаветп[ольских] и Карских, а потом уж, если можно и нужно, достать деньги для обзаведения на местах.

Сережа расскажет вам надежды, кот[орые] я возлагаю на Сибирякову,2 и почему. Посылаю вам копию с телеграммы агента Messager[ie] Mari[time].3 Хорошо бы было съездить кому-нибудь в Марсель и поторговаться там.

Впрочем, что же я советую, ничего не видя и очень мало зная. Вы всё лучше знаете, и у вас есть такие практические советчики, как квакеры и милый брат Bellows,4 кот[орому] передайте мою любовь.

Вчера, 29 августа, получил ваше письмо от 5 авг[уста] нового стиля. Ужасно досадно это преграждение нашего общения, кот[орое] теперь особенно нам важно. И зачем это?

Тут теперь Ухт[омский],5 к[оторый] мне очень понравился; слушая его, невольно пожалеешь об этом несчастн[ом] молодом человеке, царе, поставленном в такое тяжелое положение, и пожелаешь успех таким людям, как Ухт[омский], которые желают его из него вывести. Я поправляю теперь Воскресенье. Прохожу по нем 2-й раз, много изменяю, и мне кажется, что это будет не дурное сочинение. По крайней мере работа над ним меня радует. Оно настолько готово, что могу посылать тетрадями для перевода.118

119 Вчера получил хорошие письма от Вандервера, Шкарвана и Абрикоc[ова]. Особенно тронула меня выписка из письма отца Абрикосова.

Прощайте, милые друзья. Пожалуйста, любите меня, как я вас, и любите не любящих вас.

Л. Толстой.

29 или 30 авг[уста]


Копия с телеграммы выслана Суллерж[ицкому].6

Отрывки напечатаны: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 253.

1 Толстой имеет в виду деньги, которые администрация Крита потребовала внести в качестве гарантии в том, что те духоборы, которые переселены на Крит, не будут нуждаться в общественной помощи, и средства, вложенные в аренду земли и хозяйство духоборов на Крите.

2 Анна Михайловна Сибирякова, дочь золотопромышленника, пожертвовавшая духоборам 1000 рублей. Толстой надеялся, что Сибирякова даст значительную часть суммы для переселения духоборов, но эта надежда не оправдалась. См. письмо Толстого к Сибиряковой (т. 71, № 254).

3 Пароходство «Messagerie Maritime» предлагало перевезти духоборов в Канаду, но цена за проезд оказалась слишком высокой.

4 Джон Беллоуз (John Bellows, 1831—1902), квакер, посетивший Толстого зимой 1892/93 г., секретарь квакерского комитета помощи духоборам.

5 О пребывании Ухтомского в Ясной Поляне см. «Дневники С. А. Толстой. 1897—1909», изд. «Север», М. 1932, стр. 76.

6 Вероятно, копия с телеграммы агента «Messagerie Maritime», о которой Толстой упоминает в этом письме.

* 515.

1898 г. Августа 29. Я. П.

First novel forty five thousand words.1 Sibaref, Abrossimof starting today England. Saulerzizky remains.

Tolstoy.

Первая повесть сорок пять тысяч слов.1 Зибарев, Абросимов выезжают сегодня в Англию. Суллержицкий остается.

Толстой.

Телеграмма. Датируется на основании пометок на телеграфном бланке.

1 Толстой имеет в виду первую часть «Воскресения».

119 120

* 516.

1898 г. Августа 30. Я. П.

Son Serge starting England Thursday.1

Tolstoy.

Сын Сергей выезжает Англию четверг.1

Толстой.

Телеграмма. Датируется на основании пометок на телеграфном бланке.

1 С. Л. Толстой выехал в Англию 3 сентября 1898 г.

* 517.

1898 г. Сентября 1. Я. П.

1) Просить телеграфировать в Батум Суллержицкому и мне, как только получится благоприятный ответ из Канады о земле.

2) Снестись с Messagerie Maritime в Марселе, когда может выступить следующий эмигрантск[ий] пароход, сколько мест, и поторговаться с ними о цене. Не уступят ли против назначенного в телеграмме.

3) Если получатся из Канады благоприятные известия и цена переезда из Батума будет около 80 т[ысяч] [рублей] и денег этих нет в распоряжении Комитета, то не лучше ли прежде всего везти в Канаду тех, кот[орые] на Кипре, с тем чтобы освободить заложенные там деньги.

4) Если же этого нельзя, то не лучше ли прежде других выселяться Елисаветпольским, у кот[орых] есть на это деньги, и потом Карским, кот[орые] тоже имеют достаточно для переезда денег. Расселенных же перевозить последних, когда соберутся нужные для того деньги.

5) Если же этого нельзя, то известить поскорее, сколько есть денег, и потому сколько недостает до 80 т[ысяч], нужных для первого рейса расселенных, с тем чтобы я мог постараться собрать или занять эти деньги.

6) Известить, сколько дают за повести (две)1 (около 80 т[ысяч] слов) издатели, имея при этом в виду то, что будет произведено120 121 одновременное печатание в России, и можно ли и сколько можно получить вперед, и кто будет переводить.

7) Суллержицкий остается в России для того, чтобы вернее узнать условия отправки — могут ли в пароход на 1450 мест с 1-м классом поместиться все 1500 взрослых и 500 детей, и, главное, чтобы быть в Батуме и Тифлисе для руководства дела переселения.

8) Письма ко мне, кот[орые] прошу очень писать, адресовать: Société Anonime des Hauts Fourneaux de Toula, Mr Ries, pour remertre à B.2

9) Сообщить нам, что известно о жизни на Кипре: возможна ли жизнь там.

По словам А. К. Чертковой, это письмо представляет собой запись поручений для передачи Черткову. Л. Н. дал этот листок С. Л. Толстому, уезжавшему в Англию, который перед отъездом 1 сентября был в Ясной Поляне. Письмо датируется этим числом.

1 «Воскресение» и «Отец Сергий».

2 [Анонимное общество Тульских чугуноплавильных заводов, господину Рису, для передачи Б.] Рис был директором завода, находящегося в 5 верстах от Тулы. Толстой дал этот условный адрес, надеясь, что письма, адресованные на имя Риса, не будут подвергаться перлюстрации.

* 518.

1898 г. Сентября 2? Я. П.

Вчера получил ваш № 49 со всеми бумагами. Не получаем был мною долго (месяц) № 48, 5 авг[уста]. Пишите попрежнему, но не на Риса, как я давал вам адрес в последнем письме. Рис испугался и прислал сказать, чтобы я не получал письма через него. Попробуем посылать с обратной распиской. Если дать Марксу1 исключит[ельное] право на год, он дает 1600 р[ублей] за лист. Если же не давать никакого исключительного права, то он дает 500 р[ублей] за лист. Это все-таки даст тысяч 10, и больше. Что дадут заграничные?

Здесь же я решил не давать исключит[ельного] права, т. е. не отступать от прежнего заявления. Об ошибке моей сметы — 52 т[ысячи] вместо 47, я думаю, что я прав, п[отому] ч[то]121 122 Планидин сказал мне, что есть еще 5 т[ысяч] р[ублей]. Ну,

да всё это неважно. Благодарю вас за письмо. Что, нет известий от Поши?2

Л. Т.


На обороте: Англия. England. V. Tchertkoff. Purleigh. Essex.

Закрытое письмо (секретка). Датируется на основании сопоставления

даты штемпеля получения с датами других писем Толстого. Толстой сообщает о получении письма Черткова от 1 сентября н. с. № 49.

1 Адольф Федорович Маркс (1838—1904), издатель еженедельного журнала «Нива», владелец книгоиздательства и типографии.

2 Толстой ждал известий от П. И. Бирюкова, поехавшего на о. Кипр в связи с переселением духоборов.

* 519.

1898 г. Сентября 3. Я. П.

Completely.

Полностью.

Телеграмма. Датируется на основании пометок на телеграфном бланке. Ответ на письмо от 1 сентября н. с., при котором Чертков послал ряд деловых бумаг (смета на переселение духоборов и т. д.), прося телеграфировать: «полностью», если они все дойдут.

* 520.

1898 г. Сентября 3? Я. П.

Получил ваше письмо № 49. Задержалось на месяц только письмо от 5 авг[уста]. Всё в вашей смете почти сходится с моею. Про 5 т[ысяч] сверх 47 мне говорил Планидин. Телеграмму от Маркса посылаю вам для соображения. Над Воскресеньем работаю с увлечением, к[акого] давно не испытывал. Пожалуйста, не оставляйте меня без известий, особенно из Канады и с Кипра. Мои богачи купцы, 6 человек, не отвечали ни один на мои письма,1 но я почти уверен, что нужные деньги найдутся.

Пожалуйста, не сетуйте на меня, что я не посоветовал Жозе ехать на Кипр и задержал Суллера. На Кипре я не знаю, зачем нужен человек. И если нужен, то Поша объяснит, и мы найдем122 123 такого; Суллер же необходимо нужен будет здесь, и ему разрешено быть на Кавказе. А что он мог рассказать вам, расскажет Зиб[аров] и другие и, главное, Сережа. Получил милое письмо от Вандерв[ера], Шкарв[ана] и Абрик[осова]. На Риса не пишите. Он испугался. Прощайте, милые друзья. Я рад, что Сер[ежа] увидит вас. Это как будто немножко я.

Л. Т.

Сопоставление этого письма с письмами №№ 514 и 518 позволяет предположить, что комментируемое письмо написано вслед за ними. Оно является ответом на письмо от 1 сентября н. с. 1898 г. (№ 49), в котором Чертков писал, что приступает к переговорам относительно издания двух повестей Толстого за границей с целью получения средств на переселение духоборов. Среди бумаг, приложенных к письму Черткова, находилась копия письма Черткова к Толстому от 5 августа, которое не было своевременно получено Толстым, так как, повидимому, было надолго задержано при перлюстрации на почте. В письме от 5 августа Чертков сообщал причины, по которым квакерский комитет в Лондоне поселил первую партию духоборов на Кипре, и высказывал свое мнение относительно переселения их в Америку вместе с остальными духоборами.

1 Письма Толстого к Л. И. Бродскому, Лаз. И. Бродскому, С. Т. Морозову, В. А. Морозовой, А. М. Сибиряковой, К. Т. Солдатенкову от 4 и 5 августа 1898 г. о помощи духоборам см. т. 71, стр. 417—424.

* 521.

1898 г. Сентября 11. Я. П.

Дорогие друзья,

Обращаюсь к В[ладимиру] Г[ригорьевичу], но пишу ко всем — Сереже, о кот[ором] получил радостную телегр[амму], и Вандерверу, к[оторый] должен быть у вас,1 и Шкарвану и Абрикосову, от кот[орых] получил письма (хорошие письма, на кот[орые] не знаю, куда отвечать). Последнее полученное мною письмо, это письмо Гали от середы, со вложением писем Поши. Получены объявления на письма в Ясенки, и, вероятно, завтра получу то письмо, о к[отором] она пишет, и, м[ожет] б[ыть], еще от вас. От Поши и мне было письмо, но очень, к сожалению, коротенькое, из кот[орого], так же, как и из письма к вам, нельзя заключить, насколько удобно поселение на Кипре, — следует ли оставаться там переехавшим и следует ли перевозить туда и остальных расселенных. Вы и Галя в своих письмах123 124 как будто стараетесь доказать мне, что переселение на Кипр было вызвано необходимостью и не было ошибкой, происшедшей от необдуманности с вашей стороны. Да я, во-первых, никакого права, да и возможности, не имею судить, а во-вторых, ни минуты не сомневался и не сомневаюсь, что вы поступаете в этом деле, как только можете лучше, и не самопроизвольно, а в связи с решениями комитета. Вопрос теперь в том, как дальше поступать. Я думаю, что духоб[оры] везде уживутся, где люди живут, и потому уживутся и на Кипре, но вопрос в деньгах обеспечения (что деньги обеспеченья пожертвованы, или даны только, как обеспеченье?).2

Суллер[жицкий] пишет о предложении Марсельск[ой] компании — вероятно, и вам тоже. Судя по этим данным, переезд обойдется ниже 50 р[ублей] на голову. Если ваши Ливерпульск[ие] или др[угие] английские берут дороже, то надо остановиться на Messagerie Marit[ime], разъяснив вопрос, сколько будет стоить переезд от незамерзшего порта в глубь страны. И потому дело, во-1-х, затем, чтобы узнать, принимает ли Канадск[ое] правит[ельство] и на каких условиях (это вы, я думаю, узнаете скоро от Моода), во-2-х, за тем, чтобы решить, каким ехать прежде других (это должен написать Суллер), и, в-3-х, за деньгами. И вот этот 3-й пункт приводит меня к вопросу о повестях.

Нынче я кончил пересмотр всего до конца и с завтрашнего дня начну переписывать и посылать вам сначала. Но вы не пишете мне, получили ли вы какие-либо предложения и какие? и что пишет Павловский.3 Вы телеграфируете (между прочим, пожалуйста, поменьше телеграфируйте — мне всегда жалко денег, а главное, ничего не поймешь и часто путает), что нужна повесть для переговоров. Я думаю, что нет. Хотят они дать и сколько (за букву), и тогда мы решим, отдавать ли им, или нет. А смотреть товар им нечего.

Теперь Воскресенье в таком виде, что я буду безотлагательно посылать листа по 2 печатных в неделю (разумеется, если не случится чего-нибудь особенного), так что может быть выслано месяца в 2. Так скоро, я думаю, им и не нужно. Но прежде, чем выслать, я желаю знать их условия.

Вот всё о делах духоборов. Нечто прибавлю то, что мои письма к богачам — я послал 6 писем — до сих пор остаются без ответа.

Письма Суллера, хотя я думаю, что он писал вам тоже, — прилагаю.124

125 Скажите Вандерверу, если он с вами, что я получил его прекрасное письмо и совершенно согласен с ним в том, что он сказал двум пасторам, и очень люблю его за его желание всё оставить и идти по миру, проповедуя христианскую жизнь, но всегда боюсь за сознательную проповедь — иную, чем бессознательная проповедь своей жизнью.

Шкарвану скажите, что его прекрасное письмо очень порадовало меня, что напишу ему, когда он даст мне свой адрес в Швейцарии, и что советую ему писать свои признания.4 Он умеет заглядывать себе в душу, и у него тверда точка зрения, с кот[орой] интересно и важно заглядывать в нее.

Милому Абрикосову тоже написал бы в ответ на его письмо и сделаю это, когда узнаю, где он. Если же будет случай, передайте ему, что очень благодарен ему за выписку из письма его отца, к[оторая] до слез тронула меня.

Вчера, к стыду своему, в первый раз удосужился перебрать все свои письма и нашел в них нераспечатанным прекрасное, особенно дорогое мне письмо Кенворти.

Написать предисловие, хоть маленькое, к его Anatomy of misery5 для меня радость, и я знаю, что сказать. Нынче ночью думал об этом. Непременно напишу. То, что он пишет мне о колонистах, отдавших свои последние деньги духоб[орам], глубоко трогает меня. Какая радость быть в общении с такими людьми — не слов, но дела. Как бы я желал с ними более тесного общения, более, яснее понять их. Впрочем, их — каждый, вероятно, с своими особенност[ям]и миросозерцания.

Сереже я советую постараться сблизиться с ними.

Еще дело: не помню, писал ли вам Richmond,6 кажется, кот[орый] хотел приехать. Лучше не надо.

От П[авла] А[лександровича] получил письмо, но еще не ответил ему. Скажите ему, что беспрестанно вспоминаю о нем. Боюсь за его здоровье.

У нас всё хорошо. Маша с мужем купили имение (усадьбу) сестры.7 Я этому рад. Маша, кажется, беременна и довольно хорошо носит.

Прощайте, пишите.

Л. Толстой.


На конверте: Англия. England. Заказное. Vladimir Tchertkoff. Purleigh. Essex. Registered.125

126 Датируется на основании сопоставления даты почтового штемпеля отправления и даты письма от 12 сентября (№ 522), написанного после комментируемого письма. Ответ на телеграмму от 20 сентября н. с., в которой Чертков сообщал о приезде С. Л. Толстого и просил выслать первую часть «Воскресения», так как, не имея рукописи, нельзя вести переговоры с издателями.

1 Голландский антимилитарист Вандервер, наборщик по профессии, приехал к Чертковым, чтобы помочь в организации типографии.

2 Денежная сумма, обещанная квакерами как поручительство в том, что духоборы проживут на земле, арендованной для них на о. Крит, не меньше определенного срока.

3 В письме от 15 сентября н. с. Чертков сообщил Толстому, что не получил ответа от Павловского, которого просил подыскать переводчиков и издателей «Воскресения» во Франции.

4 Воспоминания Шкарвана изданы Чертковым под заглавием: А. Шкарван, «Мой отказ от военной службы. Записки врача», Purleigh, 1898.

5 Книга Кенворти «The Anatomy of misery» на русском языке впервые напечатана под заглавием «Анатомия нищеты» в сборнике «Свободное слово» 1898, № 2. Толстой в 1900 г. написал к книге Кенворти предисловие, напечатанное в третьем ее издании в том же году.

6 Ричмонд (Richmond) — английский издатель.

7 Дочь Толстого Мария Львовна купила усадьбу М. Н. Толстой.

* 522.

1898 г. Сентября 12. Я. П.

Вчера отослал вам длинное письмо, милые друзья, и вчера же вечером получил ваши № 51 и Галино интимное. Я очень рад за Андрюшу. С[офье] А[ндреевне] еще не говорил. Пускай Анд[рюша] сам скажет. Я очень, очень рад. Рассуждаю и о неравенстве лет1 и об его нетвердости, но непосредственное чувство, когда узнал, и теперь, когда подумаю, — радость за него, что он таким неожиданным путем придет к нам — радость. Ее письмо к вам лучше всего мне показало ее душу. Вы упрекаете меня поделом за то, что мне досадно было на установившееся между нами молчание, но незаслуженно зато, что это молчание могло бы иметь какое-нибудь влияние на мою любовь к вам. Чувство это вне всякой опасности. Переписывали с Ал[ександром] Петр[овичем] и на днях начнем высылать вам. Медлил, потому что боишься переменять потом в переводе.126

127 Если будете писать, буду рад, не будете, тоже буду рад. Писать больше некогда и нечего.

Л. Т.


На обороте: England. Vladimir Tchertkoff. Purleigh. Essex.

Закрытое письмо (секретка). Датируется на основании даты почтового штемпеля. Ответ на письмо А. К. Чертковой, сообщавшей о предстоящей женитьбе Андрея Львовича Толстого на ее сестре О. К. Дитерихс, и на письмо Черткова от 15 сентября н. с. с просьбой безотлагательно «прислать для переводчиков хотя бы первые главы романа «Воскресение».

1 О. К. Дитерихс родилась в 1872 г., а А. Л. Толстой в 1877 г.

* 523.

1898 г. Сентября 30. Я. П.

30 сент.

Дорогой друг В[ладимир] Г[ригорьевич],

Боюсь, что давно не писал вам. Если этим [был] неприятен или вреден — простите. И дела много, и стар. Вчера приехал Сер[ежа]. Очень хорошо всё рассказал, и, как кажется, всё двигается недурно. У меня есть пожертвованных денег 12 т[ысяч], и жду приезда или письма от Маркса,1 Суворина,2 или Живоп[исного] Обозрен[ия].3 Я заявил требование 1000 р[уб лей] за лист, за право первого печатания, и 20 т[ысяч] вперед. Если кончу с кем-нибудь, то, разумеется, уговором поставлю напечатать в известный определенный срок, к[оторый] будет зависеть от иностранных переводчиков. Сережины démarches4 в Париже хороши, и я думаю, что лучше всего отдать Illustration.5

От Суллер[жицкого] давно ничего не знаю и жду с волне нием. Напишите, куда направить деньги? Я думаю, что самое лучшее в агентство Messagerie Maritime. Много писем от богачей осталось неотвеченными. Только один дал 10 т[ысяч], — другой 1000 и двое ответили отказами. А всех я написал 12 писем, нынче буду писать еще. Надеюсь на Сибирякову, кот[орая] ответила, что не получила письма, п[отому] ч[то] оно в Алупке, а она в Петерб[урге]. Ответит, когда получит.6127

128 Я очень поглощен переделкой Воскр[есения]. Большая половина готова, но еще не переписана. Переписывают Маша с мужем очень хорошо, внимательно, но медленно. Хотим взять переписчика.

Ал[ександр] Петр[ович] запил и ушел. — Очень жаль. Сережа провез мне ваши издания. «Своб[одное] Сл[ово]» мне очень понравилось.7

Написать к Воскр[есению] предисловие, какое вы говорите, хорошо бы было, да надо, чтобы оно хорошо написалось.

Сережа мне очень хорошо про вас рассказал, и ваша жизнь, к[оторая] вам кажется столь дурною, мне показалась завидной. Поддержи вас бог обоих. — С пунктами вашими, всеми, кажется, согласен.8 Первые главы посланы. Доверия не может не быть, как к себе.9

Телеграмма была напечатана в World (№ 9) Sept[embre] 4, page 23.10

Андрюшин роман с Ольгой очень трогателен. Он очень добр и двигается, но он на самом начале пути. И дурные привычки распущенности очень укоренились в нем. Хорошо то, что он любит, очень любит ее и любит добро. Он теперь в Москве живет праздно, зубы вставляет. И эта жизнь его там очень опасна. Я вчера писал ему.

Если что забыл и не ответил, простите.

Мне очень хорошо последнее время на душе. Очень все добры ко мне. Вчера уехала сестра М[ария] Н[иколаевна], с к[оторой] мы очень дружно, как никогда любовно, прожили месяц. И со всеми своими хорошо. Хуже всех с Левой, но, надеюсь, исправиться.

Прощайте. Любите и вы меня. Андрюша еще сблизит нас. А за него я как рад. Настоящее воскресение.

Л. Т.


Телегр[амма] в World была такая:

«Results of declarations will be words. Universal peace can be attained only by selfrespect and desobedience to stats requiring taxes and military service for organised violence and murder».11

Кажется, что так. Копия пропала.


На конверте: Англия. Черткову. Эссекс. Заказное. Angleterre. Maldon. V. Tchertkoff. Essex. Registered.128

129 Отрывки напечатаны: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 233. Ответ на письмо от 30 сентября н. с., в котором Чертков советовал Толстому написать к «Воскресению» и к «Отцу Сергию» предисловие, которое заканчивалось бы обращением к читателям о пожертвованиях в пользу духоборов.

1 Представитель А. Ф. Маркса был у Толстого 5 и 6 сентября и вел с ним переговоры о печатании «Воскресения» в журнале «Нива». 12 октября Толстой написал Марксу, что согласен отдать роман для «Нивы», определив гонорар в 1000 рублей за печатный лист в 35 000 букв, с немедленной уплатой аванса в 12 000 рублей. См. т. 71, письмо № 279.

2 Алексей Сергеевич Суворин (1834—1912), редактор-издатель газеты «Новое время».

3 «Живописное обозрение стран света», иллюстрированный еженедельный журнал, издававшийся с 1872 по 1911 г.

4 [шаги]

5 «Illustration» — французский иллюстрированный журнал. Договор с «Illustration» не был заключен, и право первого издания «Воскресения» было предоставлено газете «Echo de Paris».

6 A. M. Сибирякова ответила Толстому 7 октября 1898 г., что хочет помочь духоборам, но деньги будет иметь в своем распоряжении не раньше, чем в декабре или январе.

7 «Свободное слово» — сборник под ред. П. И. Бирюкова, изд. В. Г. Черткова, Purleigh, 1898, № 1.

8 В письме от 28 сентября н. с. 1898 г. Чертков ответил по пунктам на письмо Толстого, которое было послано с С. Л. Толстым. Большая часть пунктов касалась дел, связанных с переселением духоборов. В пункте восьмом Чертков излагал план издания за границей переводов «Воскресения» и намечал желательный порядок пересылки рукописи и корректур.

9 Толстой, очевидно, имеет в виду замечание Черткова в письме от 28 сентября н. с. о том, что надо, не полагаясь на обещания иностранных издателей относительно гонорара, собирать средства для духоборов.

10 Телеграмма, посланная Толстым в ответ на запрос редакции газеты «The Sunday World», просившей высказаться относительно предложенной русским правительством конференции по предотвращению войн.

11 [«Следствием декларации будут слова. Всеобщий мир может быть достигнут только самоуважением и неповиновением государству, требующему податей и военной службы для организованного насилия и убийства».] Перевод этот был напечатан в «Листках Свободного слова» 1898, № 1, Purleigh.

* 524.

1898 г. Октября 9. Я. П.

9 окт. 1898 г.

Сейчас получил ваши два письма 51 и 52 и 2 дня тому назад телеграмму. Я не торопился высылать по телеграмме деньги, во-1-х, дожидаясь объяснения в письме, а во-2-х, п[отому],129 130 ч[то] Сережа мне объяснил, что деньги эти понадобятся только тогда, когда первая партия отправится. Деньги эти у меня есть, и я, вероятно, завтра вышлю их вам.

Теперь 2-й пункт о том, чтобы не продавать исключитель ного права. Я так и решил, т. е. чтобы не продавать. Это дело вот как стоит. Маркс прислал ко мне своего завед[ывающего] делами и согласился на мои условия по 1000 р[ублей] за лист в 35 000 букв без всякого исключ[ительного] права, только за право первого печатания, и 20 000 вперед за одно Воскресенье. Так много пришлось работать над Воскресеньем — работа и теперь далеко не конченная во 2-й половине, — что мне страшно было продать необделан[ным] О[тца] С[ергия]». Когда же мы стали считать, сколько выйдет листов из того, что теперь есть в Воскр[есении], вышло противно моим расчетам, меньше того, что я предполагал (притом вымарки неиз бежные цензуры), а именно листов 12 maximum теперь. Мож[ет] быть, разрастется 2-ая часть, но мне теперь не хочется брать больше 12 т[ысяч]. Если же к этому времени не подойдет еще пожертвований, то возьму после, когда понадобится, столько, сколько нужно для пополнения обещанных 30 т[ысяч]. Мне хочется окончить и О[тца] С[ергия]» и еще другую из голодн[ого] года,1 п[отому] ч[то] обе имеют значение и стоят работы, и продать ее на тех же условиях, но обязываться очень не хочется. С Марксом обстоит так: он привез мне 20 т[ысяч], но я не взял их, обещаясь дать решительный ответ через неделю — срок во вторник, и я отвечу, что беру теперь только 12 т[ысяч].

Теперь о переводах. В Французскую иллюстрацию я согласен отдать (хотя бывший на днях у нас редактор из Monde illustré2 говорит, что дешево франк за строчку), и пишу нынче редактору Illustration Marc, что я поручаю вам с ним кончить дело, а что иллюстрации взялся делать Пастернак, наш лучший иллюстратор (он был здесь, прочел и начал работать и сам снесется с Illustration).

Время начала печатания должно быть 1-ое января, как говорил зав[едывающий] дел[ами] Маркса. Вообще Марксу, как дающему нам большую сумму, следует назначить время появления. Vizewa3 прекрасный переводчик, но надо внушить ему хорошенько всю важность соблюдения рукописи в тайне. Перепечатка и перевод ее прежде Маркса поставит меня130 131 перед ним в самое неприятное положение. Вот мое положение дел. Боюсь, что вы разочаруетесь, ожидая гораздо большего, но не унывайте. Я написал более чем к 20 богатым людям, и надеюсь получить от них еще. Теперь у меня пожертвованных 12 200, да из прежних (голодающих) я могу à la rigueur4 отделить 2800, хотя на время. Так что против того, на что вы рассчитываете, у меня недостает только 5000.

Я не посылаю вам теперь остальных 15 т[ысяч], во-1-х, п[отому], ч[то] я их еще не получил, а во-2-х, п[отому], ч[то] теперь еще нет спеха, а мне желательно, смотря по тому, как собираются деньги, сколько, куда и когда они нужны, решать, что делать.

По вашему последнему письму я вижу всё ясно и надеюсь, к тому времени, когда нужны будут платежи за пароход, приготовить всю сумму и прислать, куда вы мне скажете. — Кипрским, мож[ет] быть, тоже удастся помочь, но до сих пор ничего еще не знаю.5

Спасибо вам за ваше письмо о деле6 и письмо Archer’a,7 всё так ясно, хорошо, — и за письмо о том, чтобы не продавал исключит[ельной] собственности. Если я не запродаю вперед и другие повести, то причина некот[орое] поднявшееся неудовольствие дома. Но очень малое и, надеюсь, преходящее. Получил и Галино письмо, за к[оторое] очень благодарю, получил и маленькое письмо, к[оторое] пропадало не по вине почты.

Простите, что мало и дурно пишу. Очень издерживаюсь (старость) по утрам в работе, а кроме того, и был нездоров, простудился последнюю неделю.

Простите, привет всем друзьям.

Л. Т.


Послал вам еще несколько глав.

Андрей хорош,8 как говорит Таня, приехавшая из Москвы. Я как вспомню об этом, так робко радуюсь.9

Ответ на письмо от 13 октября н. с. (№ 52), в котором Чертков писал, что до него дошел слух, будто Толстой предполагает на некоторое время продать право собственности на новые свои произведения с целью получить средства для помощи духоборам. Чертков доказывал, что такой поступок противоречил бы принципу отказа от права собственности на литературные131 132 произведения, ибо такая передача права собственности существенно отличается от предоставления права первой публикации и не может быть оправдана, даже если будет сделана ради помощи духоборам.

1 «Кто прав?». Рассказ этот остался неоконченным и был напечатан после смерти Толстого

2 «Le Monde illustré» — иллюстрированный еженедельный журнал, издававшийся в Париже с 1856 г.

3 Теодор де Визева (Teodor Wyzewa), переводчик и журналист, автор книг: «Ecrivains étrangers», Paris, 1897, и «Le roman contemporаint à l’étran ger», Paris, 1900. «Воскресение» в переводе Визева, напечатанное первоначально в «Echo de Paris», впоследствии вышло отдельным изданием.

4 [строго говоря]

5 Среди духоборов, находившихся на Кипре, начались в это время эпидемические заболевания с значительной смертностью. А. К. Черткова в письме от 7—11 октября н. с. сообщила Толстому, что Чертков поставил в лондонском комитете помощи перед квакерами вопрос о переселении духоборов с Кипра в Канаду, куда уже переселялись духоборы, еще остававшиеся на Кавказе.

6 Письмо Черткова от 15 октября н. с., содержащее подробные сведения о переселении духоборов.

7 Герберт Арчер (Herbert Archer), единомышленник Кенворти, помогал Черткову при переселении духоборов и при издании «Воскресения» за границей. В 1899 г. Арчер поехал в Канаду с целью помочь духоборам, которые туда переселились.

8 Слово: хорош вставлено карандашом рукой Т. Л. Толстой.

9 Толстой имеет в виду предстоявший брак A. Л. Толстого с О. К. Дитерихс.

* 525.

1898 г. Октября 12. Я. П.

Send ten thousands London International banc.

Tolstoy.

Посылаю десять тысяч Лондон Интернациональный банк.

Толстой.

Телеграмма. Датируется на основании пометок на бланке.

Ответ на телеграмму от 13 октября н. с. и письмо от 15 октября н. с., в которых Чертков сообщал, что Канадская ж. д. согласилась перевезти 2000 духоборов за половину цены при условии немедленного внесения денег.

132 133

* 526.

1898 г. Октября 15. Я. П.

Сейчас получил ваше письмо с письмами Моода и не скрою от вас, милый друг, что оно произвело на меня самое тяжелое впечатление, от которого стараюсь и никак не могу освободиться.

Bo-1-x, ваше требование немедленно высылать вам все, какие есть, деньги. Я уж писал вам, что для того, чтобы собирать их (что для меня страшно нравственно трудно), мне нужно иметь простор и ясное представление о том, для чего, сколько и когда нужно. Как я писал вам, это мне нужно знать, чтобы с этим сообразовать свои demarches.1 Кроме того, здесь в России, я ближе к месту действия и лучше вас могу знать, что и куда нужно. Перевести же повсюду можно в день по телеграфу. Это одно неприятное впечатление — неприятное тем, что я должен не согласиться с вами, а мне это больно. Теперь это только теоретические соображения, п[отому] ч[то] денег теперь у меня немного: остаются тысяч 5 с голодающ[их],2 а 12000 от Маркса еще не получены. Второе неприятное впечатление это письмо Моода. Изо всех его переговоров с Канадск[им] правительством так неприятно выступает этот ужасный, бессердечный, практический John Bull,3 кот[орому] нужны hands4 в его колонию и кот[орый] выторговывает, что может, требуя, чтоб ему доставили здоровых людей, а что, если подохнут они где-то там, — ему всё равно. Разумеется, это не может быть иначе, но все-таки больно за этих дорогих людей, и невольно приходит мысль: стоило ли столько трудов и отступлений от требований христианства для того, чтобы от одного бессердечного и жестокого хозяина перейти к другому, не менее, если еще не более, бессердечному. Чувствуется, что и в Канаде не может быть ладу у духоборов с правительством тамошним, если только дух[оборы] будут так же, как теперь, проводить в жизнь требования христ[ианской] жизни. Третье неприятное впечатление это ваше требование писать какие-то конспекты издателям. Мне было неприятно и, покаюсь, оскорбительно ваше требование давать читать первые главы издателям. Я бы никогда не согласился на это и удивляюсь, что вы согласились на это. А уж конспекты для меня представляют что-то невообразимое. Хотят они или не хотят, а подавать на их одобрение,133 134 я удивляюсь, что вы, любя меня, согласились. Я помню, америк[анские] издатели не раз писали письма с предложениями очень большой платы, и я полагал, что дело так и будет и так и поведется вами, но если надо показывать товар и дожидаться le bon plaisir5 покупщиков, то, как мне ни желательно собрать деньги для духоборов, я не могу на это согласиться, п[отому] ч[то] это и непрактично, и есть средство, кроме унижения без всякой причины, еще и продешевить товар.

Так что я бы просил вас, если вы ничего еще не сделали, оставить это дело и предоставить его мне. Я думаю, что я сделаю его лучше, по крайней мере не буду ни на кого досадовать.

Ну, вот, я и не удержался, и мое дурное расположение духа вышло наружу, и я боюсь, что оскорбил и огорчил вас. Пожалуйста, простите меня за это или выговорите за мою несправедливость.

Насчет конспекта повести соображения тоже теоретические, п[отому] ч[то] первая часть написана, вторая же пока не напечатана, не может считаться окончательно написанной, и я могу ее изменить и желаю иметь эту возможность изменить.

Так что мое возмущение против конспектов и предварительного чтения есть не гордость, а некоторое сознание своего писательского призвания, кот[орое] не может подчинить свою духовную деятельность писания каким-либо другим практическим соображениям. Тут что-то есть отвратительное и возмущающее душу. Вообще жалею, что решился на этот шаг, тем более, что вы не облегчаете мне его, как вы во многих случаях, любя меня, делали, и напротив, заставляете меня в нем раскаяться.

Ну, простите, пожалуйста, любящего вас, как всегда,

Л. Толстого.


На конверте: Angleterre. Vladimir Tchertkoff. Purleigh. Maldon. Essex. Черткову. Эссекс.

Отрывки напечатаны: «Толстой и Чертков», стр. 274 и 275. Датируется 15 октября, потому что Толстой в письме от 16 октября упоминает, что написал комментируемое письмо вчера. Ответ на письмо от 18—19 октября н. с. 1898 г., в котором Чертков сообщал о переговорах с канадским правительством и просил Толстого немедленно перевести в Лондон все собранные для духоборов деньги, так как за наличный расчет можно организовать134 135 переселение на более выгодных условиях. В этом же письме Чертков просил выслать первую главу «Воскресения» и конспект этого романа, так как издатели отказываются иначе вступать в переговоры.

1 [шаги.]

2 Остаток денег, пожертвованных разными лицами в пользу голодающих.

3 Джон Буль — нарицательное имя рядового англичанина.

4 [руки]

5 [хорошего настроения]

* 527.

1898 г. Октября 16. Я. П.

16 окт.

Вчера написал вам письмо, милый друг, и оно и то, какое впечатление оно произведет на вас, не выходит у меня из головы. Пожалуйста, покройте всё, что там есть нехорошего, любовью. Средний пункт, о том, что торговля Моода с Кан[адским] правительством вызвала во мне тяжелое чувство и сомнение во всем деле переселения, до вас не касается, но два крайние пункта: о деньгах и об издании перевода, могут неприятно подействовать на вас, п[отому] ч[то] в них выражается как бы недоверие к вашей практичности. И нынче, обдумав свое письмо, я понял, что в этом сущность дела. Вы очень гордитесь своей практичностью, а я прямо не доверяю ей. Я не говорю, что я прав, но только высказываю свое мнение. Мне кажется, вы всегда набираете слишком много, не по силам, дела, и оно не двигается от этого. Вы от преувеличенной аккуратности копотливы, медлительны, потом на все смотрите свысока, grandseigneurʼcки,1 и от этого не видите многого и, кроме того, уже по физиолог[ическим] причинам, изменчивы в настроении — то горячечно-деятельны, то апатичны. По этому всему думаю, что вы, вследствие хороших ваших свойств, очень драгоценный сотрудник, но один — деятель непрактичный.

Вследствие этого я и хотел бы знать, что и как делается, и участвовать в решениях.

О последнем же пункте, мож[ет] быть тут есть и дурное чувство гордости, но дело в том, что это невозможно, т[ак] к[ак] я постоянно меняю. Главное же, не сердитесь на меня, и если я ошибаюсь в вашей практичности, то тем лучше.135 136 Вчера получил письмо от Сибиряковой, кот[орая] обещает помочь, — и думаю в значительной, хотя она и не обозначает, в какой степени, но не теперь, а в декабре или январе.

Нынче получил письмо от одного Литошенко,2 кот[орого] я видел два раза, но кот[орый] произвел на меня впечатление восторженного, искреннего, но очень несуразного человека. Он просит у меня адрес моих англ[ийских] друзей (посылаю вам его письмо), и я послал ему в Кале ваш адрес. Знаю, что такая семья есть страшная тяжесть, но я ничего не мог сделать. Я всеми силами отговаривал его уезжать из России и теперь пишу ему, что вам очень трудно будет помочь ему, но что вы, вероятно, дадите ему работу. Но раз он там один, нельзя бросить его. Жена его прекрасное существо.3 Так вот простите меня за всё и не переставайте любить.

Л. Т.


На конверте: Angleterre. Purleigh. Maldon. Essex V. Tchertkoff. Registered. Черткову. Эссекс. Заказное.

Отрывки напечатаны: «Толстой и Чертков», стр. 275 и 276.

1 [по-барски,]

2 Дмитрий Абрамович Литошенко, сочувствовавший взглядам Толстого. В 1898 г. Литошенко переехал с семьей за границу, надеясь дать там более правильное воспитание детям, и оказался в очень тяжелом материальном положении. Письмо Толстого к Литошенко от 16 октября 1898 г. см. т. 71, № 284. Литошенко просил Черткова подыскать для него работу в Англии, но Чертков ответил, что работу для него найти невозможно.

3 Ольга Андреевна Литошенко.

* 528.

1898 г. Октября 20. Я. П.

20 окт.

Дорогой друг В[ладимир] Г[ригорьевич]. Пишу вам со страхом о том, что мои последние письма были неприятны вам и что получу от вас выражение этих неприятных чувств, и это парализует меня. Но думаю, что, если мы оба обратимся к главной станции, кот[орая] нам обоим известна, то мы поймем друг друга.136

137 А дело, о котором мне нужно писать вам, очень важное, и потому хотелось бы, чтобы вы взглянули на него только с точки зрения главной станции, т. е. только перед богом. — Я получил письмо от Mr. Marlsden1 из Петерб[урга], письмо, в к[отором] он пишет мне, что он агент по переселению в Гавайские ост[рова], приехал нарочно в Россию, чтобы переговорить со мною о переселении 3000 (он знает только о 3000, к[оторым] разрешено переселение) духоб[оров]. Он знает, что это трудолюбивый, нравствен[ный], земледельческий народ (Русский, д[октор] Руссель,2 живущий в Гавае, сообщил ему об этом), и желал бы их привлечь в свою землю. Я счел своим долгом, несмотря на то, что дело в Канаде уже так далеко зашло, пригласить его. Он вчера был, и меня поразила сравнительная выгода условий переселения на Гав[айские] остр[ова]. Климат, как вы знаете, лучший в мире, ни жарко, ни холодно, плодородная земля, изобилие леса и воды, дешевизна жизни и высо кий заработок круглый год. Компания плантаций сахарного тростника гарантирует 30 р[ублей] в месяц (26 дней) (работа 10 часов в поле и 12 в помещении) мужчине и 20 р[ублей] женщине и 16 р[ублей] ребенку. Притом дает каждому семейству дом, огород, воду, дрова и деньги (заимообразно) на продовольствие. Земли же для поселения дешевы и отдаются с платою 8% их стоимости (кажется, 5 доллар[ов] за акр). Так что часть могла бы работать на плантациях, часть устраиваться на земле. Климат так хорош, что можно жить в шалашах или бараках. Переезд туда стоит 50% дороже (мож[ет] б[ыть], и меньше), чем в Канаду. Компания плантаций дает деньги за половину переезда, если переселенцы обязуются отработать эти деньги. О том, сколько будет стоить переезд, агент обещал мне дать положительный ответ, также и о том, сколько денег даст компания на переезд. Всё это очень может быть теперь уже несвоевременно, но дело так важно, так разумна пословица: «десять раз отмерь, один — отрежь», что я счел необходимым сообщить всё это и вам и на Кавказ. Напишите, что вы думаете об этом и квакеры. — Я всё так же напряженно занят своей работой над Воскресеньем. Кончил пересмотр 28 глав. Это большая половина, и посылаю вам. Нынче получил от Маркса 12-ть т[ысяч], т[ак] что у меня около 16 т[ысяч] есть.

Прощайте, пишите скорее.

Л. Т.

137 138

Окончив это письмо, получил письмо от Суллера,3 в котором он пишет, первое, что пароход будет готов не ранее 20 нояб[ря] ст[арого] ст[иля], и потому спеху нет никакого и, второе, что денег у переселенцев достанет и на переезд и на железн[ую] дор[огу], поэтому чтобы я имеющиеся у меня деньги приберег к будущему. От вас же получена телеграмма с требованием денег с необъясненной поспешностью. Я денег не посылаю и не пошлю. Получил и ваше письмо, на к[оторое] буду отвечать. Теперь же только скажу, что помощников интеллигентн[ых] надо, по-моему, брать только таких, какие могут ехать на свой счет, и то с большой осторожностью. Они могут навредить, такие, как Эл[лен] Пет[ровна],4 и подобные.

Прощайте до след[ующего] письма.

Не успел отправить и эту приписку, как получил от Дунаева5 отчаянное письмо со вложепием вашей телеграммы о деньгах, и опять immédiatement.6 У него никаких денег давно нет. Все переведены ко мне.

1 Письмо Marlsden’a сохранилось в архиве Толстого. На нем имеется пометка: б[ез] о[твета]. Переговоры о переселении духоборов на Гавайские острова остались безрезультатными.

2 Доктор Руссель — фамилия, которую принял Николай Константинович Судзиловский (1856—1930), участник революционного движения 70-х годов, эмигрировавший из России и окончивший за границей медицинский факультет. В начале 90-х годов поселился на Гавайских островах. Доктор Руссель писал Толстому, что, прочитав в журнале «Неделя» о предстоящем переселении духоборов, советует направить их на Гавайские острова, где они легко могут найти работу на сахарных и кофейных плантациях, а через три или четыре года смогут стать фермерами.

3 Л. А. Суллержицкий находился в то время на Кавказе, подготавливая переселение духоборов.

4 Е. П. Накашидзе хотела сопровождать духоборов в Америку, но Толстой полагал, что у нее нет достаточного жизненного опыта и организационных способностей, нужных для этого дела.

5 А. Н. Дунаев в письме от 20 октября писал Толстому, что получил от Черткова телеграмму с предложением перевести 2000 рублей.

6 [немедленно.]

* 529.

1898 г. Октября 29. Я. П.

Réçu lettres Archer,1 Anna, Envisagez miennes, comme non avenues, pardonnez chagrin.138

139 Получил письма Арчера,1 Анны. Рассматривайте мои, как не полученные. Простите огорчение.

Телеграмма. Датируется на основании пометок на телеграфном бланке. Ответ на письма Арчера и А. К. Чертковой от 1 ноября н. с.

1 Арчер (Archer) — англичанин, которого Чертков пригласил как помощника для работы, связанной с переселением духоборов.


Арчер и А. К. Черткова, отвечая на письма от 16 и 20 октября, в которых они объясняли, почему, в интересах дела, желательно иметь деньги для переселения духоборов в Англии. Одновременно Чертков послал Арчера в Россию к Толстому с материалами о переселении духоборов и об издании переводов «Воскресения» за границей.

* 530.

1898 г. Октября 31. Я. П.

Приписываю несколько слов, чтобы сказать, что я очень полюбил Арчера и что, благодаря вашей доброте, считаю наше печальное недоразумение оконченным, так что можем забыть о нем.1 Я жду Суллерж[ицкого] каждый поезд. Вчера получил письмо от Веригина.2 Вообще приезд А[рчера] и пребывание его здесь, думаю, будут очень полезны и для практич[еского] и для духовного дела.

Л. Т.

Отрывок напечатан: «Толстой и Чертков», стр. 277. Письмо является припиской к письму Арчера. Датируется по почтовому штемпелю на конверте письма Арчера.

1 В Дневнике Толстого от 2 ноября 1898 г. имеется запись: «Был недоволен Ч[ертковым] и увидал, что виноват я... Вчера б[ыл] Archer, приехавший от Ч[ерткова], полюбил его» (т. 53, стр. 211).

2 Толстой имеет в виду письмо П. Веригина, которое накануне привез духобор В. Позняков. Толстой ответил Веригину 1 ноября (см. т. 71, № 301).

* 531.

1898 г. Ноября 1. Я. П.

Милые друзья.

Получил вчера строгое Галино письмо, кот[орое] с смирением принял, как заслуженное. Посылаю вам с милым Арчером всякие сведения и книжку дневника,1 кот[орую] поскорее верните.139

140 Очень меня радостно поразил тот человек,2 про кот[орого] вам расскажет Арчер. Боюсь и здесь написать его фамилию, как бы не попало каким-нибудь необычайным случаем врагам и не повредило ему. Какая удивительная ясность сознания мысли и чувства, и при этом и выдержка, и энергия, и, сверх всего, внешняя привлекательность. Пора уж ему быть обратно, но до сих пор нет. Страшно боюсь за него, хотя он один из тех людей, кот[орые] сами ничего не боятся. Вот такое нужно общество, где вырабатываются такие люди. И общество это есть. Поразительную и несколько грустную новость он сообщил мне, это то, что Ольховик3 перешел к революционерам. Но зато Егоров,4 псковский, он говорит, удивительно твердый и кроткий человек.

Сережа завтра отправляется к Суллерж[ицкому] на Кавказ. Я написал, как умел, письмо Голицыну,5 но боюсь, что не подействует. Тогда напишу Горемыкину и государю. Это было бы ужасно и глупо и дурно, если бы не допустили никого помогать и руководить д[ухоборами] в их переселении. Пишу теперь в комнате Маши. Она очень мила и хороша духовно и хорошо переносит свое горе. У ней на днях прекратилось движение ребенка, и надо ожидать выкидыша.

От Андр[юши] и Ольги ничего не имею. Андр[юша] был не скажу хорош, но поразительно лучше, чем он б[ыл] когда-нибудь. Он очень неудержим и был резок и груб с матерью. Со мною же он трогательно хорош. Также и Сережа. И Илюша с женой близки и милы. Сашу же вы бы не узнали: большая, румяная, красивая и наивно добрая, и не быстрая в понимании, но простая в хорошем смысле.

Детище же мое, Воскресение, растет не но дням, а по часам, и до сих пор радует. Нынче я продиктовал Арчеру содержание и думаю, что не отступлю от него — могу только расширить и прибавить.

Да точно как будто забыл про Таню. Она тоже очень хороша и радостна. Слава богу, пока свободна от любвей, Суллержицкий с ней копируют рассказ для вас. Суллер[жицкий] молодец. Какие у нас чудные друзья. Поша, я думаю, с вами.

Обнимаю его, П[авлу] Н[иколаевну] и вас обоих.

Л. Т.140

141 Письмо датируется 1 ноября, так как послано с Арчером, который был в Ясной Поляне 1 ноября. Ответ на письмо А. К. Чертковой от 8 ноября н. с., в котором она писала о тех трудностях, с какими столкнулся В. Г. Чертков при переселении духоборов без наличных денег. А. К. Черткова сообщала, что В. Г. Чертков всегда готов передать это дело другому лицу, если Толстой недоволен его деятельностью.

1 В письме от 4 ноября н. с. Чертков просил Толстого послать свои Дневники и дать ему возможность выписать из них некоторые мысли.

2 Василий Николаевич Позняков (1868—1921), духобор. За отказ от воинской службы был сослан в Якутскую область. Впоследствии Позняков, не одобрявший ту исключительную власть, которой пользовался Веригин среди духоборов, вышел из канадской общины. См. статью В. Познякова «Правда о духоборцах», «Ежемесячный журнал» В. С. Миролюбова, 1914, №№ 5—10.

3 Петр Васильевич Ольховик (p. 1874), крестьянин. За отказ от военной службы был заключен в дисциплинарный батальон, а затем выслан в Якутскую область.

4 Егор Егорович Егоров — крестьянин Псковской губ., отказавшийся от оружия и присяги при призыве на военную службу и сосланный в Якутскую область после заключения в дисциплинарном батальоне.

5 Письмо к Г. С. Голицыну, главноначальствующему гражданской частью на Кавказе, с просьбой разрешить Суллержицкому, высланному с Кавказа, вернуться на Кавказ для сопровождения духоборов за границу (см. т. 71, № 308).

* 532.

1898 г. Ноября 23? Я. П.

Сейчас получил от вас письмо, милая Галя, и благодарю за него. Жаль, что В[ладимир] Г[ригорьевич] не пишет, — мне хочется его слышать и чувствовать. Я в очень хорошем душевном настроени и потому часто думаю о нем и хочется сказать то, что думаю.

Crosby прислал мне книгу «The soul of a people» Fielding’a.1 Очень хорошее и, главное, необыкновенно suggestive2 сочинение. Достань[те] его. Многое думается и хочется писать, да весь поглощен Воскр[есением]. Я телеграфировал, что М[аркс] согласен отложить до марта.3 Он напечатал, что появится в янв[аре], до моего письма, и он изменит. Ох, как противна денежная сторона дела. А надо, и я не каюсь. Мне кажется иногда, что в Воск[ресении] будет много хорошего, нужно[го], а иногда,141 142 что предаюсь своей страсти. — Будет ужасно нецензурно, и нынче я подумал, что напечатание вполне за границей может вызвать запрет печатания в Ниве с выпусками.

От Сережи получил телеграмму: Разрешено.4 Едем в Батум 17-го. Я горжусь дипломатичностью моего письма Голицыну и приписываю ему успех.

Как я рад тому, что вы пишете о Поше, и как больно, что П[авел] А[лександрович]5 не с вами. Archer пишет о Воскр[есении], о сроке.6 Скажите, что до марта отложено. Когда перееду в Москву и увижу кого-нибудь из едущих в Петерб[ург], постараюсь отложить и до апреля. Корректуры исправленные не посылаю, п[отому] ч[то] хочется прежде всего довести до конца и тогда начать сначала. До конца же остается 20 гл[ав]. 40 гл[ав] набраны, 20 глав завтра или послезавтра пошлю для набора и остальные 20 (всех будет около 80) надеюсь кончить до 1 декабря (срок, в кот[орый] я обещал жене переехать в Москву).

Теперь то, что набрано 40 гл[ав], составляет, по расчету Маркса, 8 листов (35 т[ысяч] букв каждый). Еще будет по крайней мере столько же. Так что если для издания в России за вычетом нецензурного будет листов 12, то для заграничной печати будет более 16-ти. Пусть это имеют в виду.

Что вы делаете? Уезжаете ли из Purleigh?7 Когда и куда?

Прощайте, милые люди. Очень любящий вас

Л. Т.

Отрывки напечатаны в «Листках Свободного слова» 1899, № 2, стр. 47. Датируется на основании помет Черткова на подлиннике о дате получения. Ответ на письмо А. К. Чертковой от 28 ноября н. с.

1 Русское издание: Фильдинг, «Душа одного народа», перевод П. А. Буланже, «Посредник», М. 1902.

2 [побуждающее, дающее толчок]

3 А. Ф. Маркс в ответ на письмо Толстого телеграфировал о согласии отложить печатание «Воскресения» до марта 1899 г.

4 C. Л. Толстой сообщал о разрешении Суллержицкому сопровождать духоборов.

5 П. А. Буланже.

6 Толстой имеет в виду переговоры Черткова с иностранными издателями о печатании переводов «Воскресения».

7 Осенью 1898 г. Чертковы временно уезжали из Перлея на берег моря в Walton on Naze, графство Essex.

142 143

* 533.

1898 г. Декабря 5. Москва.

Сейчас прочел Листок Св[ободного] Сл[ова].1 Прекрасно всё, исключая последней страницы: обращения к пожертвованиям.2 Обращение это никаких пожертвований не вызовет, а роняет как-то достоинство редакции. Мне кажется, что пожертвования, если вызывать, то вызывать надо частным образом, а в печати это нехорошо. Остальное же всё — весь тон — всё прекрасно. Немножко бы только поменьше Толстого и хоть какое-нибудь сведение о правительственных грехах общих, а не исключительно религиозного гонения.

Всё время читаешь и думаешь: как бы сделать, чтобы все или как можно больше людей прочли. Кажется, — вероятно, я ошибаюсь — что на всякого непредубежденного, не вполне испорченного человека должно чтение это произвести неотразимое впечатление. И письма духоб[оров], и Шкарв[ана], и статья Крап[откина], очень мне понравилась.3

Теперь о наших молодых.4 Сейчас приехал Андр[юша]. Вы, милая Галя, удивляетесь, что я против их поселения в деревне. А я удивляюсь, что вы удивляетесь. Жизнь в деревне, на своей земле, в своем доме, есть, во-1-х, самая роскошная жизнь. Тут неизбежны и устройство дома, и экипажи, и лошади, и, не успеешь оглянуться, и собаки; и, во-2-х, главное, покойная, гордая и самоуверенная, как будто занятая праздность. Еще понятно, жизнь в деревне в большом имении — устройство, усовершенств[ование] хозяйства, или жизнь на земле с работой личной и скромная, как ваша в Деменке, а это будет только халат, в к[отором] покойно и из кот[орого] не хочется выйти и в к[оторый] уйдут и все средства и, главное, вся энергия жизни. У нее будут дети, а у него охота и соседи, и лошади и т. п. Я это вижу на Илье, на добром, прекрасном Илье и его доброй и прекрасной жене. Из всех образов жизни, к[оторые] они могут избрать, жизнь в своем именьи самая дурная по своему влиянию. Мы только привыкли к тому, что нечего делать, так ехать в деревню, но поехать в деревню, чтобы жить там, не работая, есть самое невыгодное положение. Что же делать? Что они хотят и могут, но делать. Два молодые энергические человека точно старики поедут в деревню в свое имение, чтобы спокойно жить! Главное, что будет вовсе не143 144 спокойно, а кончится тем, что проживут, что есть, нарожают детей и будут нуждаться и тяготиться. Вы опять скажете, чтò именно делать? Не могу сказать другому, чтò делать, п[отому] ч[то] не знаю, к чему лежит его сердце, но знаю, что надо иметь в виду дело, а не спокойную жизнь.

Сейчас у меня приехавший на день Д. Чернов расспросить о том, насколько справедливо заманивание Гамбург[ского] пароходн[ого] агента в Арканзас. Кажется, что я успокоил его и их старичков, приславших его. Вчера приехала Хирьякова5 с своей приятельницей. Думаю, что они поспеют к первому пароходу и будут полезны.

Я теперь в Москве. Пишите сюда. Целую вас, Пошу и всех друзей. Л. Т.


На конверте: Англия. Angleterre. Essex. Purleigh. V. Tchertkoff.

Отрывки напечатаны: «Листки Свободного слова» 1900, № 11. Датируется 5 декабря, так как духобор Д. Чернов, упоминаемый в письме, был в Ясной Поляне в этот день.

1 «Листки Свободного слова». Повременное издание под редакцией В. Черткова, № 1, ноябрь 1898 г.

2 «Обращение к читателям» с просьбой присылать пожертвования для издания «Листков Свободного слова».

3 В № 1 «Листков Свободного слова» напечатаны письма П. В. и И. В. Веригиных и других духоборов, статья Шкарвана о голландце Вандервере, отказавшемся от военной службы, и статья П. А. Кропоткина «По поводу убийства императрицы австрийской».

4 Андрей Львович Толстой и его невеста О. К. Дитерихс.

5 Евфросинья Дмитриевна Хирьякова (1859—1938), фельдшерица, сопровождавшая духоборов в Канаду и некоторое время работавшая среди них.

* 534.

1898 г. Декабря 12? Москва.

Ваше письмо, В[ладимир] Г[ригорьевич], № 621 получил и был очень рад ему. Теперь весь поглощен тем большим письмом, которое пишу неизвестным друзьям.2

Л. Т.144

145 Приписка к письму Толстого к Арчеру от 12? декабря 1898 г.

1 Письмо Черткова от 11 декабря н. с.

2 Роман «Воскресение».

* 535.

1898 г. Декабря 12. Москва.

Любезный друг В[ладимир] Г[ригорьевич]!

Письмо это, адресованное Арчеру, лежало еще не запечатанным, когда я получил ваше № 63 (Таня привезла его из деревни). Кроме того, привезла и письмо от Моода, писанное с парохода.1 Я сейчас ему отвечу и буду просить его взять на себя весь труд, как печатания, так и духоб[орческого] переселения.

Спасибо за ваше письмо. Я теперь решительно не могу ничем другим заниматься, как только Воскр[есением]. Как ядро, приближающееся к земле всё быстрее и быстрее, так у меня теперь, когда почти конец, я не могу ни о чем, нет, не не могу — могу и даже думаю, но не хочется ни о чем другом думать, как об этом. Сейчас получил корректуры до 70 гл[авы], и очень мне не понравились некот[орые] места. Нынче послал письмо в Якутск и Александровскую тюрьму, под Ирк[утском], братьям.2 Ужасает меня то количество людей, кот[орое] собирается присоединиться к духоб[орам]. Люди хотят обсохнуть в их среде. Но насколько они высушатся, они внесут сырости к духоборам. Как-то они вынесут этот наплыв? А между тем, видно, так надо. Всем жить надо и всем помогать друг другу.

Андрюша приезжал из Петерб[урга] и поехал к Илье. Он мил, но ужасно слаб и легкомыслен. За него я, не переставая, радуюсь, но за Ольгу боюсь, что ей будет трудно. Ну, прощайте пока. Поше собираюсь писать.

Л. Т.


На конверте: Англия. England. Заказное. Registered. V. Tchertkoff. Purleigh. Essex.

Отрывок напечатан в «Листках Свободного слова» 1899, № 2. Датируется 12 декабря, так как в этот день написано письмо Мооду, упоминаемое Толстым. Ответ на письмо от 19 декабря н. с., в котором Чертков сообщал,145 146 что считает необходимым передать Мооду дела, связанные с переселением духоборов в Канаду.

1 Письмо Моода от 10 декабря н. с., написанное по дороге из Америки в Англию.

2 Письма Толстого духоборам в Якутск и Александровскую тюрьму неизвестны.

* 536.

1898 г. Декабря 16. Москва.

Виноват, милые друзья, что пишу вам последним после 5 писем, да нельзя было иначе. Пишу, чтобы сказать две вещи: первое, что ваше одобрение, обоих, «Воскр[есения»] мне было очень приятно и поощрительно. Я завтра буду писать эпилог. Всех теперь 87 глав, так что вы знаете 3/4.

Другое, что хотел вам написать, это то, что советую для здоровья Гали ехать в Рим.1

Я получил ваши оба письма.2 Новых сведений о духоб[орах] не имею никаких и жду известий от Сережи.3 Мы едем 19[-го] недели на 3 в Ясную. Колечка Ге приехал дня два тому назад такой же хороший. Радуюсь, очень радуюсь, восстановлению ваших братских отношений с П[авлом] А[лександровичем]. Я видаю здесь Русановых, Горб[унова] и Дунаева.

Приветствуйте всех друзей. Прощайте.

Л. Т.


Если списки, присланные вам, нехороши, то я на днях пришлю вам корректуры. Я попросил из Редакции еще оттисков и буду высылать вам по мере окончательного исправления, к[оторое] начну через неделю, не позже.

Мне хочется прежде всё иметь в корректурах и тогда начать исправлять окончательно и один оттиск отсылать Марксу и два — вам. Что с франц[узским] изданием? Вандервер мне написал прекрасное, душевное письмо; скажите ему, что я очень благодарю его, но чтобы он извинил, что не отвечаю.


На конверте: Англия. Angleterre. V. Tchertkoff. Purleigh. Essex.146

147 Датируется днем, предшествовавшим дате почтового штемпеля отправления. Ответ на письмо от 21 декабря н. с., в котором Чертков писал, что здоровье А. К. Чертковой ухудшается и, может быть, придется отвезти ее в Италию, но заботы об издательстве удерживают его в Англии. В том же письме Чертков писал, что читал дома вслух первые 60 глав «Воскресения», и этот роман произвел глубокое впечатление на всех слушавших чтение.

1 Поездка В. Г. и А. К. Чертковых в Рим не состоялась.

2 Письма Черткова от 19 и 21 декабря н. с.

3 С. Л. Толстой подготавливал в это время в Батуме отъезд третьей партии духоборов, переселявшихся в Канаду. Духоборы отплыли из Батума в сопровождении C. Л. Толстого 21 декабря.

* 537.

1898 г. Декабря 31. Я. П.

31 дек. 1898.

Получил ваши длинные письма, дорогие друзья, а отвечаю коротко. Простите меня. Я был нездоров (инфлуэнца), и теперь еще не совсем поправился. Письмо ваше произвело на меня грустное впечатление: во-1-х, то, что издательство ваше, такое хорошее дело, так précaire,1 а во-2-х, что вы несогласны со мной насчет вреда для Ан[дрюши] и О[льги] чернской деревенской жизни. Если бы вы знали, как я, ту среду и слабость Анд[рюши], вы бы были согласны со мной. Но я ожидаю все-таки лучшего от них, так же настроены и сестры. Я не перестаю радоваться за Анд[рюшу]. Вот скоро увижу их. Нехорошо, что он очень роскошествует.

У нас сейчас Колечка Ге, едет в Конотоп, и Булыгин,2 и мне очень радостно с ними, такие они хорошие, — вас любят. О муравьевск[ом] памятнике3 не совсем хорошо. Очень желчно без уяснения, во имя чего отрицается.

Нынче написал длинное письмо одному бывшему фельдфеб[елю]4 о невозможности соединения войны и христ[ианства], и что из этого выходит. Попрошу послать вам копию.

Не унывайте, милые друзья, что жизнь ваша не такая, как хотелось бы. Всякая разумная жизнь есть не что иное, как непрестанное развязывание узлов, кот[орые] постоянно завязываются, надо не скучать этим и не ожидать гладкой нитки. Целую вас.

Л. Т.

147 148

Посылаю вам письмо,5 как оно написалось. Я не послал его, но переделывал; вам же посылаю, п[отому] ч[то] вам иногда интересно, что меня занимает.

Ответ на два письма Черткова, написанные в один день — 21 декабря н. с. Чертков писал о том, что, как ему кажется, он «слишком торопился», когда выразил желание передать дело переселения духоборов Мооду. Далее он сообщал, что будет попрежнему отдавать силы созданному им в Англии издательству, которое нуждается в материальной поддержке, и поэтому необходимо привлечь людей, могущих оказать денежную помощь.

1 [непрочно,]

2 Михаил Васильевич Булыгин.

3 Статья «Герой-вешатель», помещенная в «Листках Свободного слова» 1898, № 2, за подписью В. Б[онч-Бруевич]. Статья написана по поводу постановки в г. Вильно памятника гр. Муравьеву, жестоко подавившему польское восстание в 1863 г.

4 Письмо к бывшему фельдфебелю М. П. Шалагинову см. т. 72, стр. 37—40.

5 Копия письма к Шалагинову.

1899

* 538.

1899 г. Января 12. Москва.

12 янв. 99.

Получил ваше письмо, дорогой друг, и Галины. Если сейчас не на всё отвечу, простите меня. Всю эту зиму — гнилую — дела у меня очень много, и здоровье стало хуже — не переставая болит спина и общая слабость. Ваше издательство очень интересует меня и очень желаю помочь ему. Повестью едва ли помогу. Все те манипуляции, к[оторые] приходится делать с Воскр[есением], и страхи о том, «как бы чего не вышло» и кто-нибудь не был обижен, так тяжелы, что не хотелось бы вновь повторять это. На то же, чтобы найти богатого человека, к[оторый] помог бы делу, имею большую надежду. Завтра же буду говорить с тем лицом, к[оторое] хотело помочь.1

Работа моя почти кончена. Остались не поправлены и не отосланы в набор 5 глав, к[оторые], как скоро просмотрю, возьмусь за корректуры. Вымарок ценз[урных] очень много. Арчер писал, что он разрешил англ[ийскому] издателю напечатать in bookform2 за две недели до выхода русского.3 Не сделает ли это беды? Пожалуйста, пожалуйста, остановите это, если может быть беда.

Очень, очень радостно восстановление ваших отношений с П[авлом] А[лександровичем]. Поша хорошо говорил, что если мое недоброжелательство к человеку = 0, то, как бы он ни был сердит, при умножении получится = 0.

Хилков пишет, что лучше имеющиеся деньги употребить на обзаведение переехавших, чем на перевоз кипрских. Я всё надеюсь, что соберутся деньги на то и на другое. А то оставлять кипрских слишком жестоко.149

150 Галя, ваши письма очень мне приятны. Я вижу по ним вашу душу, и смотреть на нее приятно.

Молодых я видел в день свадьбы.4 Дай бог им дела. Они милы, в особенности Ольга.

Прощайте за то, что мало и плохо пишу. Пришлю два моих письма на днях5 и 17 глав. И то и другое готовится.

Л. Т.


Получил ваше последнее. В Стокгольме ничего не продано. Напротив, нынче же пишу, чтобы обратились к вам.6

Л. Т.

Ответ на письма В. Г. Черткова от 1 января и А. К. Чертковой от 31 декабря н. с. 1898 г. и 8 января н. с. 1899 г.

1 Возможно, что Толстой имел в виду богатого купца, издателя К. Т. Солдатенкова, пожертвовавшего 5000 рублей на переселение духоборов.

2 [в форме книги]

3 Толстой опасался, что появление отдельного издания «Воскресения» в Англии до выхода романа в России может вызвать протест русского и французского издателей этого романа.

4 А. Л. и О. К. Толстые, свадьба которых состоялась 8 января 1899 г.

5 Вероятно, письма «Группе шведской интеллигенции» (т. 72, № 3) и бывшему фельдфебелю М. П. Шалагинову.

6 См. письмо Толстого шведскому писателю Стадлингу, т. 72, №11.

* 539.

1899 г. Января 23. Москва.

Крестьяне эти, два, присланные от общества,1 у меня сейчас в Москве. Они приехали, чтобы посоветоваться. Хилков советует им ехать двоим ходоками в Канаду. Я не советую им этого. Рад бы рассоветовать им их переселение в Канаду, но они подали прошение и твердо решились. Им действительно очень трудно от притеснений. Как вы думаете, как им ехать? При найме парохода Карским имейте это в виду. Если им нельзя будет уехать нынешней весной, что будет очень им жалко, то надо им это знать весной, чтобы сеять в свое время, в первых числах марта. Люди это очень хорошие, сколько могу видеть, сильные духом, и рабочие и все мастеровые, такие же, как духоб[оры]. Очень жаль мне наваливать новую заботу,150 151 но т[ак] к[ак] от вас идет наемка пароходов, то нельзя вас миновать.

Мне всё нездоровится, и ныне особенно. Спасибо Гале, что пишет мне. Вчера получил ее письмо карандашом с добрыми вестями о П[авле] А[лександровиче].

Ваш Л. Т.

Приписка к письму Т. Л. Толстой к Черткову от 23 января 1899 г. о том, что крестьяне из села Павловки «в числе 216 душ» задумали переселиться за границу.

1 Крестьяне села Павловки Сумского уезда Харьковской губ. Василий Яковлевич Прядко и Василий Федорович Павленко, приехавшие к Толстому как ходоки с просьбой помочь их переселению в Америку. Крестьяне села Павловки, отошедшие в конце 80-х годов от православия, подвергались преследованиям со стороны администрации и православного населения. Поэтому они подали прошение о разрешении выезда за границу, но получили ответ, что переселение не может быть разрешено тем из них, кто подлежит призыву на военную службу, и запасным. В Америку переселилось всего лишь несколько семейств.

* 540.

1899 г. Января 24. Москва.

Сейчас получил и прочел вашу статью.1 Читал без карандаша, да едва ли мог что-либо отмечать. Статья очень хороша. В особенности начало. Идет слабее, и не слабее, а более растянуто с 14 стр[аницы]. Можно бы сжать, кое-что выключить: выключить то, что говорится на 16 и 17 стр[аницах] о личном труде. Это будет чуждо для большого большинства, для кот[орого] всё остальное доступно и неопровержимо. Еще выкинул бы или заменил слова вроде: словоизвержение, слова осудительные и несерьезные. И вообще смягчил бы выражения по всей.

Странно, вы всегда, и справедливо, осуждаете меня и призываете к мягкости, а я вас.

Вообще статья очень хорошая и сильная.

Странно, или, скорее, не странно, что в некоторых мыслях мы слились, как вы увидите из посылаемого нынче и в Швецию и вам моего ответа шведам.2151

152 Посылаю вам еще письмо полтавского крестьянина.3 Мож[ет] быть, оно пригодится вам. Оно длинно, но очень содержательно.

О денежной помощи вашим — нашим изданиям ничего не могу сказать утешительного. То лицо, на к[оторое] я надеялся, отказало, — сказало: раздумал. Верно, боится. Я не теряю4 надежды найти в другом месте. А если нет, то, мож[ет] быть, и повесть предложу вам, но только после окончания Воскр[есения], а это будет нескоро. Теперь у меня готовы первые 30 гл[ав], и я посылаю их завтра окончательно Марксу и вам.

Милую Галю прошу не сетовать на меня, что не пишу. Ужасно полон день трудами и слабостью. На душе нехорошо часто. Бывает время, что то, что мучает, обращаешь в радость, а бывает, что не можешь. Нынче была радость о приезде Сережи.5 Задерживают меня в работе Воскр[есения] фактические неточности, из-за к[оторых] много надо переделывать.

Статья ваша очень хороша и сильна местами. Ну, прощайте, милые друзья. Я забыл написать Мооду, что я, разумеется, очень рад тому, что он будет переводить, как он пишет, мои статьи. Он отлично переводит. Передайте ему мой привет.

Л. Т.


Вчера после того, как написал вам, пришли Зонов,6 некто Ушаков,7 Л[изавета] П[рохоровна] Кутелева8 и Никифоров,9 и я им вслух прочел вашу статью. И первое впечатление мое о ней усилилось и подтвердилось. Она очень, очень сильна в своей первой части. И на всех произвела такое же впечатление очень сильное. Во второй части есть тоже хорошее. Мне особенно понравилась мысль о том, что во внутрен[нем] управлении возможен обман закона, а в международном уже нет этого, но все-таки — очень последняя часть ослабляет всё чтение. У меня была мысль или, скорее, чувство, слушая ее, что жалко, что вы так безжалостно обрисовали роль Н[иколая II], сжигаете свои корабли. Я отчеркнул те места, кот[орые] можно бы пропустить или смягчить. Неприятно слово: преподносят, просто — предлагают.

С этой же почтой отправляю вам корректуры окончательные 30 гл[ав]. Получил через Шкарвана письмо Гали. Будем стараться помочь П[авлу] А[лександровичу]. Получил от Шк[арвана] письмо. Боже мой, боже мой! Как просто всем прощать и со всеми быть в любви и в особенности с врагами, т. е. с теми,152 153 на к[ого] есть зуб. А мы не делаем. Письмо к фельдфебелю прилагаю в окончательной форме. Будем, будем прощать всем и любить всех.

Отрывок напечатан в журнале «Единение» 1917, № 4, стр. 4. Датируется на основании слов Толстого, что он посылает «завтра» первые 30 глав «Воскресения» Марксу. Главы эти были посланы 25 января.

1 Рукопись статьи Черткова «Мир, мир! Тогда как нет мира», написанная по поводу созыва Гаагской конференции. Напечатана по-английски в журнале «The Fortnightly Review» в апреле 1899 г., по-русски в «Листках Свободного слова» 1899, № 6.

2 Ответ Толстого на письмо группы шведов о том, не следует ли добиваться включения в программу Гаагской конференции вопроса об освобождении от военной службы людей, отказывающихся от нее по религиозным и нравственным мотивам. См. т. 72, письмо № 3.

3 Письмо полтавского крестьянина напечатано под заглавием «Сообщение из Полтавы» в «Листках Свободного слова» 1899, № 6.

4 Написано: не теряя

5 Вероятно, сообщение о прибытии в Канаду парохода «Lake Superior», на котором С. Л. Толстой ехал вместе с второй партией духоборов.

6 Алексей Сергеевич Зонов (1870—1919), редактор «Календаря для всех», издававшегося «Посредником».

7 Федор Андреевич Ушаков (1871—1927), служащий Русского страхового общества.

8 Елизавета Прохоровна Кутелева (1861—1913), фельдшерица-акушерка. О ней см. К. С. Шохор-Троцкий «Памяти отошедших друзей» — «Ежемесячный журнал» В. С. Миролюбова, 1915, № 1.

9 Лев Павлович Никифоров (1848—1917), участник революционного движения 60-х годов, сотрудник издательства «Посредник».

* 541.

1899 г. Февраля 5. Москва.

Очень давно не писал вам, дорогие друзья, главное, оттого, что нездоровится, слабость большая, физическая и умственная. Только чувствуешь, что пропасть дела нужно делать, что время идет и ничего не делаешь, чувствуешь себя неспособным делать, и хочется спрятаться куда-нибудь, чтобы никто тебя не нашел и не трогал. Первое и самое главное: духоборы, и духоб[оры] Кипрские. Что будет делаться с ними? Вы меня очень озадачили и смутили, написав, что для их отъезда нужно 40 т[ысяч] и деньги эти должен достать я. Я попытался это153 154 сделать, но кроме очень неприятных минут ничего или почти ничего из этого не вышло. Если можно, напишите, что намерены делать, об этом. Сколько есть денег? Дают ли квакеры хоть взаймы? Нанимается ли пароход и как и за сколько? Другое дело это мое писанье, в кот[ором] я не могу ничего двигать, т[ак] к[ак] нездоровится и мне прямо противно это писанье, особенно конец. А Маркс просит прислать конец, чтобы, судя по нем, цензура решила, можно ли пропустить начало. Надеюсь, что моя спячка пройдет, а теперь хочется не поправлять и прибавлять, а всё черкать.

Третье дело это письмо мое шведам.1 Я хотел исправить его (оно нескладно) и спросил телеграммой, успею ли? Мне ответили, что письмо уже отпечатано и послано в Англию, так что исправленную версию я пришлю вам, чтобы вы поступили с ней, как знаете.2

Письмо фельдфебелю посылаю в окончат[ельном] виде.

Как страшно положение Кипрских по письму фельдшерицы.3 Надо всеми силами помочь. Я не отчаиваюсь. Может, и набежит помощь. Сережа написал одно письмо из карантина.4 Хирьякова и ее друг5 были очень полезны и добры, особенно Хир[ьякова], не страдающая морской болезнью.

Что вы думаете о переселении Павловских? Я боюсь, что они не получат разрешения к времени отъезда карских.6

Прощайте, целую вас.

5 фев.

Лев Толстой.


Скажите Л. Я. Моод,7 что я получил ее письмо и прошу простить, что не отвечаю. Ошибку я поправлю, очень рад и благодарен ей за перевод.

Отрывок напечатан в «Листках Свободного слова» 1899, № 3, стр. 48.

1 Письмо «Группе шведской интеллигенции» от 7—9 января 1899 г. по поводу Гаагской мирной конференции. См. т. 72, стр. 9—13.

2 Исправленная версия была напечатана Чертковым под заглавием «Письмо к шведам» в «Листках Свободного слова» 1899, № 6.

3 Чертков переслал Толстому письмо фельдшерицы, находившейся с духоборами на Кипре и сообщившей об эпидемических заболеваниях среди них.

4 С. Л. Толстой и духоборы, которых он сопровождал в Канаду, провели 24 дня в карантине, так как на пароходе был случай заболевания оспой.154

155 5 Е. Д. Хирьякова и М. А. Чехович, фельдшерицы, сопровождавшие духоборов.

6 Карские духоборы выехали из Батума в мае 1899 г. Павловские крестьяне не смогли к ним присоединиться.

7 Луиза Яковлевна Моод, переводила «Воскресение» на английский язык.

* 542.

1899 г. Февраля 12...19 Москва.

Получил нынче последнее письмо ваше, милый друг, № 68. Не огорчайтесь, пожалуйста, и не тяготитесь, а делайте, и бог поможет. Я всей душой с вами и желаю помочь вам. О Кипрских я без вашего письма писал и Поше и Хилкову,1 что, хотя я не могу решать ничего, мне кажется жестоким задерживать Кипрских, если есть хоть малейшая возможность перевезти их. Мне кажется, что это для нас нравственно обязательно. Но как сделать? Что дадут переводы, что собрано в Америке, я не знаю.

Я с своей стороны постараюсь сделать, что могу. Но мало надеюсь. Т. е. не скажу, что не надеюсь, напротив, надеюсь, но не хочу ни вас, ни себя обнадеживать. Всё это в руках бога. Нам же надо делать свое и главное свое дело: не сердиться ни на кого, не обвинять никого, а радоваться, когда есть случай прощать и любить нелюбящих. Простите, милый друг, я не вам, а себе, не переставая, читаю эту мораль. Вам же тоже она кстати, судя по тону вашего письма. Делать дело надо только затем, и жить надо, чтобы делать дело, но, делая дело, надо постоянно отлеплять его от себя, чтобы не прилипнуть к нему, не слиться с ним, а быть готовым всегда с спокойным духом оставить его, если так угодно Хозяину, а то не успеешь оглянуться, как слипнешься с ним. А, главное, дело, и самое дело делается нехорошо, когда не стоишь от него на должном расстоянии. Я вчера думал это о Воскр[есении], но мало того, что надо быть готовым бросить такие пустяки, как Воскр[есение],* надо быть готовым бросить всё великое дело духоб[оров], если бог велит. И ясно, что всякое дело может быть отнято у меня, только не дело моей души. Тут очень возможно misunderstanding,2155 156 но вы, наверно, поймете меня, как я понимаю. Только бы помнить, что одно, одно-единственное дело, хоть не любить, но не не любить никого.

Маркс наверное не давал никому рукописи.3 Но я все-таки напишу. Послал вам корректуры.

Прощайте, милые друзья, будем во всю силу прощать и любить, а там что выйдет, не наше дело. Целую вас и очень, очень люблю. Сейчас со слезами на глазах пишу это.

Л. Т.


* Ради бога не думайте, что я нарочно скромничаю, я так чувствую.

Написано не ранее 12 февраля, так как письмо Толстого к Хилкову, упоминаемое в комментируемом письме, написано 12...15 февраля, но не позднее 19 февраля, потому что 20 февраля он уже написал другое письмо Черткову. Ответ на письмо Черткова № 68, не разысканное в архивах. По предположению А. К. Чертковой, В. Г. Чертков писал Толстому о разногласиях с Д. А. Хилковым, желавшим употребить собранные средства в первую очередь на хозяйственное обзаведение уже перевезенных в Канаду духоборов, а не на переселение туда духоборов, находившихся на о. Кипре.

1 Письма П. И. Бирюкову от 24? января и Д. А. Хилкову от 12—15? февраля 1899 г. см. т. 72, стр. 49 и 63—64.

2 [недоразумение,]

3 В. Д. Бонч-Бруевич, принимавший участие в переселении духобо ров, по поручению Черткова писал 1 февраля Толстому о том, что за границей появились объявления разных издателей, обещающих выпустить полный перевод «Воскресения» почти одновременно с издательством Маркса, в связи с чем Чертков сделал заявление о том, что «Воскресение» в из дании Маркса будет напечатано с цензурными сокращениями, а за границей полностью текст сможет быть опубликован лишь теми издателями, которые получат его от Черткова. В. Д. Бонч-Бруевич написал Толстому, что заявление Черткова утратит смысл, если Маркс передаст другим издателям полный текст «Воскресения».

* 543.

1899 г. Февраля 15. Москва.

Получил ваше письмо, милый друг, и послал копию Павлов цам. Кроме Павловцев, хотят ехать 28 душ из Судж[анского] уезда,1 где б[ыл] Кудиненко,2 (приезжал ко мне один), и еще из Речек 10 человек, преимуществ[енно] из семьи Ольховика.3 Не думаю, чтобы им разрешили, но если разрешат, то ко 2-му пароходу, и тогда я спишусь с вами.156

157 Я всё стараюсь набирать денег. Отрывок истор[ии] мат[ери],4 как вы, м[ожет] б[ыть], видели, б[ыл] почти слово в слово напечатан в «Р[усских] в[едомостях»]. Это меня огорчило. Я предложил Марксу через Сергеенко этот отрывок. Он выговорил у него 2000 р[ублей]. Я еще не брал денег. Теперь нельзя ли и у вас, т. е. за границей, эксплуатировать этот рассказ. Еще мне пожертвовали для дух[оборов] 5500 р[ублей]. Мне хочется собрать столько, чтобы и Хилков мог там обзавести и Кипрск[ие] бы были перевезены. Это главное. Вчера я от них получил умоляющее письмо и от St. John письмо,5 в к[отором] он пишет про некот[орые] слабости их. Несколько человек пьют и об украденном обратились к полиции. Я думаю, болезнь ослабляет и тело и дух. Зато из Канады приехал Бакунин6 и говорит, что он ехал с недоверием, но то, что он увидал, превзошло всё, что он слыхал. У меня живет француз Sinet7 — живописец, первый француз радикальный христианин. Я с ним пошел на выставку Ярошенки,8 увидал там его жену, а главное, особенно живо вспомнил вас — Галю: и курсистка, и в Кисловодске, и Димочка-бебияка,9 а сходство необыкновенное до сих пор.

Прощайте пока, целую вас братски.

У меня всё болит спина и слабость и отвращение к Воскресенью, за к[оторое] не могу взяться.

Отрывки напечатаны: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 235. Датируется на основании приписки к этому письму T. Л. Толстой с датой 15 февраля.

1 Группа крестьян с. Лужки Суджанского уезда Курской губ., порвавших с православной церковью и отрицавших ее обряды.

2 Федор Терентьевич Кудиненко, крестьянин Сумского уезда Харьковской губ., сосланный в Закавказье за отказ хоронить сына по обряду православной церкви.

3 О Петре Ольховике см. письмо № 531. Толстой имеет в виду семью брата Петра Ольховика, Игнатия, который был выслан из Харьковской губ. как штундист вместе с несколькими односельчанами в Польшу. Семьи высланных штундистов уехали в Канаду в 1900 г., а впоследствии туда выехали и находящиеся в ссылке Игнатий Ольховик и его единоверцы.

4 «История матери» осталась незаконченной. Отрывки напечатаны в «Посмертных художественных произведениях» Л. Н. Толстого, т. III, М. 1912. Отрывок, прочитанный 19 декабря 1898 г. на литературно-музыкальном вечере в театре Корша, был подробно изложен в газете «Русские ведомости» 1898, № 290.157

158 5 Англичанин Син-Джон участвовал в переселении духоборов с Кипра в мае 1899 г. Ответ Толстого на его письмо см. т. 72, письмо №41.

6 Алексей Ильич Бакунин (р. 1875), врач-хирург, сопровождавший первую партию духоборов в Канаду.

7 Эдуард Сине, французский художник, отказывавшийся от военной службы.

8 Николай Александрович Ярошенко (1846—1898), художник, и его жена Мария Павловна, знакомые Чертковых. Н. А. Ярошенко изобразил А. К. Черткову в картинах «Курсистка» и «В теплых краях».

9 Этюд — портрет сына Чертковых Димы, сделанный в 1890 г., когда он был маленьким мальчиком.

* 544.

1899 г. Февраля 20. Москва.

Вчера получил ваше письмо с вырезк[ами] из газет. Как хороши все статьи Кенворти.1 Всё до конца додумано и потому всегда ясно. О денежных делах напишу в другой раз. Всё хочется сразу всё кончить. Теперь пишу несколько слов, чтобы сказать 1) что посланная вам копия письма послана по ошибке. Это письмо, на кот[орое] я отвечаю, и ответ пришлю вам, а 2) что Hamon, 3, Boulevard Berthier, Paris, издатель Humanité Nouvelle,2 просит присылать ему для перевода и напечатания все мои писанья. Это, кажется, хорошего духа издание, и ему можно бы послать письмо шведам. Он просит только переписанное ремингтоном.3

Здоровье мое лучше, и я опять взялся за Воскр[есение], боясь пропустить этот хороший период, не окончив. Ваше и Галино замечание, что к политическим должны быть выставлены свойственные действительности тени, показывает, как вы оба верно чувствуете. Я это самое думал и уже начал делать.

Не жалуйтесь на свое положение. Я думаю, что вы будете вспоминать добром это время. Оно важное.

Лев Толстой.

Отрывок напечатан в «Листках Свободного слова» 1899, № 3, стр. 48. Ответ на письмо от 24 февраля н. с. 1899 г., в котором Чертков писал о впечатлении, произведенном романом «Воскресение» на читателей. Вместе с тем В. Г. Чертков писал, что и он сам и А. К. Черткова, радуясь тому, с какой симпатией изображены в романе политические заключенные, думают, однако, что надо показать и «обратную сторону медали».158

159 1 Чертков послал Толстому вырезки из английских газет с статьями Кенворти. Среди них была статья «О войне и мире», опубликованная в газете «Echo» от 23 февраля н. с. 1899 г., впоследствии переведенная на русский язык и напечатанная в «Листках Свободного слова» 1899, № 6.

2 Адрес Амона (Hamon), издателя журнала «Humanité nouvelle».

3 Пишущая машинка, системы ремингтон.

* 545.

1899 г. Марта 2? Москва.

Милые друзья.

Посылаю почтой, а не телеграфом (за это простите) 8000 из Москвы и 2000 из Петерб[урга], т. е. прошу Маркса выслать, и уверен, что он исполнит. Америк[анскому] издателю письмо я подписал.1 Стараюсь достать еще денег. До сих пор без успеха. Здоровье лучше. Много переделываю Воскр[есение].

Целую вас.

Л. Толстой.


Мооду или, скорее, милому Кенворти (какой прекрасный № «New Order»2) [скажите], что я очень хочу написать предисловечко к его книге, но еще не успел.

Когда идут пароходы?3 Где Суллер?

У меня есть провожатый студент, очень хороший человек.

Он был у духоб[оров]. Они знают его. Струменский.4

Письмо датируется предположительно 2 марта, так как, повидимому, оно написано одновременно с письмом к А. Ф. Марксу от 2 марта, в котором Толстой просит перевести Черткову 2000 рублей.

1 По предположению А. К. Чертковой, Толстой имеет в виду письмо к издателю журнала «The Cosmopolitan Magazine», желавшему получить письмо от Толстого до начала печатания «Воскресения».

2 «The New Order», ежемесячный журнал, издававшийся при ближай шем участии Кенворти.

3 Пароходы, на которых должны были быть перевезены третья и четвертая партии духоборов.

4 Степан Евгеньевич Струменский, студент, желавший сопровождать четвертую партию духоборов. В 1902 г. жил у Черткова в Англии, помогая ему в издательской работе. Впоследствии служил в русском консульстве в Шанхае.

159 160

* 546.

1899 г. Марта 5. Москва.

Marks avec raison déplore publication allemande sans coupures. Rétractez1 annonce.

Маркс основательно жалуется издание немецкое без урезок. Возьмите назад объявление.

Телеграмма. Датируется по пометкам на телеграфном бланке. Телеграмма вызвана письмом Маркса от 2 марта (см. прим. к письму № 547).

1 Написано: récactez Рукой Черткова поправлено: rétractez.

* 547.

1899 г. Марта 5. Москва.

Сейчас получил это письмо. Если можно, сделайте, милый друг, такое объявленье, распоряжение, письмо, кот[орое] удовлетворило бы Маркса.1 Целую вас.

Л. Толстой.

Написано на письме, которое Толстой получил от А. Ф. Маркса и послал Черткову. Письмо, повидимому, написано одновременно с телеграммой от 5 марта.

1 Письмо А. Ф. Маркса было вызвано заявлением Черткова, напечатанном в «Berliner Literarisches Echo» от 27 февраля 1899 г. Маркс сообщал, что немецкий издатель F. Fontans заявил, будто в России появится лишь одна четвертая часть романа, тогда как в первых 28 главах сокращена цензурой только одна двадцатая часть текста.

* 548.

1899 г. Марта 9. Москва.

Посылаю вам, милый друг, 50 р[ублей], собранные Граубергером1 для изданий. Что пароход?2 Еще высылаются вам 3000 р[ублей], пожертвованные Коншиным3 для Кипрских. Не сердитесь на меня, пожалуйста, за телеграмму и за то, что деньги послал не по телеграфу. Очень мне и трудно, и скучно, и одиноко. И боюсь я неприятностей, т. е. того, чтобы люди на меня сердились. А люди сердятся. Всё деньги. Не нужно было и160 161 духо[борам] деньги. Лучше бы было, если бы они оставались на месте и страдали, и для нас, и для мира. Но так [как] мы — я — живу дурно в роскоши и роскошной среде, то мне нельзя было не делать. А делаю, и всё выходит скверно и грех. И жду еще больше с Марксом, с его запрещением перепечатывать до окончания всего.4 Всё это не доказывает того, что деньги на что-нибудь, как на дурное, нужны, а только то, что я дурно живу.

Спасибо за ваши письма — Галя давно не пишет. Целую вас.

Л. Т.

Датируется днем, предшествовавшим дате почтового штемпеля отправления. Ответ на письмо от 13 февраля н. с., в котором Чертков писал, что типография его устроена хорошо, но для бесперебойной издательской работы желательно было бы собирать в России некоторую сумму денег в форме ежемесячной подписки.

1 Федор Христофорович Граубергер (1857—1919), народный учитель из Саратовской губ., садовод, разделял взгляды Толстого.

2 Пароход, нанятый для того, чтобы перевезти в Канаду духоборов, находившихся на о. Кипре.

3 Александр Николаевич Коншин, сын фабриканта. Сопровождал в Канаду четвертую партию духоборов.

4 Маркс напечатал в «Ниве» предупреждение, что одновременное печатание «Воскресения» в других органах будет преследоваться в судебном порядке, так как право первого издания принадлежит ему («Нива» 1899, № 11).

* 549.

1899 г. Марта 12...14. Москва.

Телеграмму и письмо ваше 21 получил. Исполнить ваше же лание сию минуту не могу. Главы от 40 до 50 не переписаны; в них была большая ломка, теперь посылаю Марксу, прося набрать и прислать, так что буду в состоянии выслать не раньше недели. Тогда же сообщу и распределение глав. Что делать! Иначе буквально невозможно.

Еще получил неприятное письмо от Бодянского.1 Он пишет — отвечать ему в Лондон. Вы, верно, увидите его, так, пожалуйста, передайте, что я ему ни в чем не препятствовал, крестьян не смущал, ни слова не говорил им о том предположении, о котором161 162 говорил ему Линденберг. То, о чем я ему говорил, есть только отдаленный план, о котором я навожу справки в Петербурге и упомянул Линденбергу.

Пишущий вам очень мне представляется надежным и искренним человеком. Я очень устал и запутался в своей работе. Если эта задержка расстроит дело с Америкой, — что ж делать. Иначе не мог.

Прощайте. Не сетуйте на меня и продолжайте любить меня. Мне это дорого.

Л. Т.

Написано не ранее 12 марта, когда Толстой получил письмо от Бодянского, и не позднее 14 марта, так как 15 марта Толстой написал Черткову, что уже писал о задержке глав «Воскресения», упоминаемых в комментируемом письме.

Первая часть письма до слова «Линденбергу» написана под диктовку. Письмо является припиской к письму, написанному, повидимому, С. Е. Струменским, который предлагал Черткову свои услуги для сопровождения духоборов в Канаду.

1 Александр Михайлович Бодянский (1845—1916), бывший землевладелец Харьковской губ., отказавшийся от земли. В 1892 г. был выслан из Харьковской губ. сперва на Кавказ, затем в Лифляндию, откуда уехал за границу, где жил некоторое время в Канаде среди духоборов. О нем см. т. 72, стр. 52. Перед отъездом за границу Бодянский написал Толстому, что слышал от Г. Линденберга, будто бы Толстой хлопочет о переселении в Манчжурию крестьян-штундистов Харьковской губ., которые желают покинуть Россию из-за религиозных гонений. Бодянский писал, что он в свое время советовал этим крестьянам переселиться в Канаду. Поэтому Бодянский выражал опасение, что такие различные советы не принесут пользы этим крестьянам.

* 550.

1899 г. Марта 15. Москва.

Сейчас получил ваше письмо, дорогая Галя, и то, что в нем нет приписки Димы, и то, что вы мне пишете о всех его трудах и неприятностях, очень меня огорчило и пристыдило. Так мне неприятно всякое недовольство от других людей, хотя бы от Маркса, что я спешу устранить его, а между тем забываю, что, устраняя от себя, я надвигаю на Диму,1 кот[орый] и так задавлен и в более тяжелых условиях, чем я. Если бы162 163 я подумал тогда и кто-нибудь напомнил мне, я, разумеется, не сделал бы этого.

Я сижу в Москве, в комнате, отведенной Ольге с Андрюшей, и милая Оля сидит рядом со мной и тоже пишет. Сейчас мы говорили с ней, и я только больше и больше радуюсь за Андрюшу.

Напишите мне, как стоят дела денежные с наймом парохода. Сколько мы должны квакерам? и т. п.

Я очень задержал главы от 30 до 50. Как писал вам, надеюсь выслать их через неделю. Надеюсь, что это не помешает.

У меня радость, что съехались Таня, Андр[юша] и Оля, a горе то, что жена больна.2 У ней что-то с сердцем. Ее поддерживают возбуждающими. Если нет возбужд[ающих], кофеин, шампанск[ое], то падает пульс. Она очень смирна, кротка, больная. Сейчас оторвали.

Так простите, милый В[ладимир] Г[ригорьевич]. Сколько раз я это говорю, но ведь не 7, а 7 × 70. Целую вас.

Л. Т.

Датируется на основании пометы «15 марта 1899 г.», сделанной рукой О. К. Толстой на подлиннике. Ответ на письмо от 24 марта н. с., в котором А. К. Черткова писала о том, что, по предположению В. Г. Черткова, цензурные урезки в следующих частях «Воскресения» в издании А. Ф. Маркса должны быть очень значительны, если даже в первой части, наиболее цензурной, выпущено 250 строк. Объясняя причины, по которым В. Г. Чертков сделал заявление в заграничной печати о том, что полный текст «Воскресения» переводчики могут получить только у него, А. К. Черткова объясняла, что это заявление не может принести убытка А. Ф. Марксу. Далее А. К. Черткова сообщала о том, что В. Г. Черткову удалось выпустить в дешевом издании на английском языке «Сказку о Иване-дураке» и «Христианское учение», которые, повидимому, будут иметь успех.

1 См. письмо и телеграмму Черткову от 5 марта (№№ 546 и 547).

2 С. А. Толстая была вынуждена пролежать в постели с 11 марта по 8 апреля вследствие ослабления деятельности сердца.

* 551.

1899 г. Марта 28. Москва.

Bontch-Brouevitch1 inutile. Avons deux personnes sûres, prêtes accompagner.2 Informez départ vaisseau.

Tolstoy.163

164 Бонч-Бруевич 1 не нужен. Имеем двух надежных людей, готовых сопровождать2. Сообщите отход судна.

Толстой.

Телеграмма. Датируется на основании пометок на бланке.

1 Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич (1873—1955). С 1894 г. принимал участие в революционном движении. Был вынужден уехать в 1896 г. за границу и вернулся в Россию в 1905 г., принимал участие в предпринятом Чертковым собирании архивных материалов о русских сектантах, в 1899 г. сопровождал четвертую партию духоборов в Канаду. В 1917—1920 гг. управляющий делами Совнаркома, в 1932—1939 гг. директор Государственного Литературного музея.

2 А. Н. Коншин и С. Е. Струменский. Телеграмма Толстого была получена, когда квакерский комитет помощи духоборам уже выдал доверенность на имя Бонч-Бруевича. Поэтому из двух лиц, намеченных Толстым для сопровождения духоборов, поехал только А. Н. Коншин.

* 552.

1899 г. Апреля 4. Москва.

Не могу вам выразить, милый друг В[ладимир] Г[ригорье вич], как мне больно, что я, все-таки я, во всех смыслах, был причиной тех отвратительных неприятностей, к[оторые] вам пришлось перенести. Пожалуйста, не сердитесь на меня. Удостоверение, к[оторое] посылаю, видно, что составлено вами, так оно умеренно и достойно деликатно.1 Утешаюсь только тем, что это пройдет и забудется. Сережа всё очень хорошо рассказывал и с любовью к вам не по одному тому, что знает, как я люблю вас, но и потому, что сам любит вас и справедлив.2

Простите, милая Галя, что не отвечаю на ваши дорогие письма — ужасно много суеты, поглощающей всё мое время. Милая Оля помогает мне, и я радуюсь на нее.

Л. Т.


Кроме этих двух провожатых никого, кроме врачей и фельдшериц, не нужно. Хирьякова — едет. Когда выйдет пароход за Карскими? Коншин уже поехал на Кавказ. Другой провожатый, Струменский, ожидает здесь.

Датируется днем, предшествующим дате почтового штемпеля отправления. Ответ на письмо от 13 апреля н. с., в котором Чертков писал о том, в какое затруднительное положение его поставила телеграмма Толстого164 165 от 5 марта и действия А. Ф. Маркса. Чертков указывал, что он сделал заявление в газетах не по своей инициативе, а по просьбе немецкого издателя «Воскресения», который просил его печатно подтвердить свои слова о цензурных сокращениях в русском издании «Воскресения». Между тем Маркс, ссылаясь на письмо Толстого, напечатал в немецких газетах письмо, опровергающее заявление Черткова. Для того чтобы быть реабилитированным в глазах иностранных издателей и переводчиков, Чертков просил подписать доверенность, уполномочивавшую его вести все дело издания произведений Толстого за границей.

1 Заявление Толстого в редакции иностранных газет о том, что Чертков является его полномочным представителем за границей по издательским делам. См. т. 72, письмо № 82.

2 C. Л. Толстой на обратном пути из Канады заезжал в Англию и посетил Чертковых.

* 553.

1899 г. Апреля 25. Москва.

Посылаю вам, дорогой друг, подписанное письмо в Амери к[анские] газеты;1 только, признаюсь, лучше бы было, если бы можно было обойтись без него. Так неприятно ссориться, кого-то — кого я и не знаю — обижать. Да и можно ли в газетах добиться и высказать правду? В этом мире всегда более наглый и бессовестный aura le dernier mot.2 Как бы не было так и здесь. То же, что вы возвратили чек и остановили печатание, очень хорошо. Целую вас.

Л. Толстой.

Датируется на основании приложенного к подлиннику письма Толстого в американские газеты от 25 апреля 1899 г.

Ответ на письмо от 24 апреля н. с., написанное по поручению Черткова его помощником англичанином Ames. Чертков сообщал, что редактор американского журнала «The Cosmopolitan Magazine», который приобрел право первой публикации романа, печатает его с изменениями и сокращениями. Чертков вернул полученный аванс в 2000 долларов и просил Толстого заявить, что перевод этот не имеет его авторизации.

1 Письмо Толстого в редакции иностранных газет см. т. 72, стр. 115.

2 [будет иметь последнее слово.]

165 166

* 554.

1899 г. Мая 5. Москва.

5 мая.

Простите меня, пожалуйста (впрочем, на моей бумаге для писем можно бы эти слова напечатать, т[ак] к[ак] всегда они начинаются совершенно справедливо так — покаянием), за то, что не отвечал, и, главное, за то, что задерживаю перевод и печатание поправками. Причина и того и другого одна: невозможность успеть и потребность исправлять скверное. Вы пишете о том, чтобы дать вам повесть для наших изданий. Да я теперь закаялся так печатать, так я измучился. Дело в том, что, как умный портретист, скульптор (Трубецк[ой]),1 занят только тем, чтобы передать выражение лица — глаз, так для меня главное — душевная жизнь, выражающаяся в сценах. И эти сцены не мог не перерабатывать. Если большое затруднение переделывать, печатайте, как прежде было, только жалко. — После этих глав всё пойдет, надеюсь, гладко. Следующие за 43 вышлю через два дня. Их нет у меня. Маркс высылает вам правильно, но т[ак] к[ак] вы боитесь его коварства (он не коварен, а груб и глуп), я буду высылать от себя. Спасибо Колечке,2 к[оторый] работает, как вол, помогая мне. Деньги я вам выслал духоборческие, п[отому] ч[то] лицо, давшее деньги, обещало привезти их, а вам нужно скорее.

С американск[ими] издателями делайте, как находите нужным.3 Я лично не запретил бы. В будущем нельзя же запретить. Сейчас сажусь за работу. Сведения о Якутских посылаю.4

Целую вас всех.

Всё это неважно. Важно всем нам любить друг друга, глав ное, никого не не любить. А мы это-то (я) и делаем. Простите, что пишу такие пошлости. Что делать, коли я, кроме этих пошлостей, ничего не нахожу новым, современным и интересным.

Л. Т.

На подлиннике приписка H. Н. Ге, извещавшего Черткова о том, что одновременно посылает гл. 41—43 «Воскресения».

Ответ на письмо от 9 мая н. с., в котором Чертков писал о денежных затруднениях, мешающих ему печатать книги в созданном им издательстве, и спрашивал, не найдет ли Толстой возможным предоставить ему право первого печатания за границей одной из своих новых повестей, что бы таким образом покрыть убытки от издания других писаний Толстого.166

167 1 Павел Петрович (Паоло) Трубецкой (1867—1938), скульптор, неоднократно лепивший Толстого.

2 Н. Н. Ге, сын художника, переписывал «Воскресение» и помогал Толстому держать корректуры.

3 Толстой имеет в виду запрещение редактору-издателю «The Cosmopolitan Magazine» печатать «Воскресение» с сокращениями и изменениями.

4 Сведения о духоборах, сосланных в Якутскую область.

* 555.

1899 г. Мая 5. Москва.

Chapitres de 41 à 501 changements essentieles. Manuscrit suit.

Tolstoy.

В главах с 41 до 501 существенные изменения. Рукопись следует.

Толстой

Телеграмма. Датируется по пометке на телеграфном бланке.

1 Гл. 41—50 первой части романа «Воскресение».

* 556.

1899 г. Мая 5. Москва.

Mille quarante quatre par dépêché1 Londres, International Bank.

Tolstoy.

Тысяча сорок четыре телеграфом1 Лондон, Международный банк.

Толстой.

Телеграмма. Датируется на основании пометок на телеграфном бланке.

1 Деньги, о которых Толстой писал в письме № 554.

167 168

* 557.

1899 г. Мая 13. Москва.

Chapitres 45—501 envoyés, le reste immédiatement.

Главы 45—501 высланы, остальное без промедления.

Телеграмма. Датируется на основании пометок на телеграфном бланке.

1 Корректуры гл. 45—50 первой части романа «Воскресение» с поправками Толстого.

* 558.

1899 г. Мая 14. Москва.

Посылаю вам окончательно отданные в печать главы, с 50 по 57 и с 1-й по 4, 2-й части, итого 11 глав.1 Надеюсь, что дальнейшие пришлются очень скоро, так как они все написаны, набраны и только исправляются. Нынче я уезжаю в деревню, так что впредь адресуйте в Ясенки. Если я много — очень много — задерживал и делал неприятности вам и переводчикам, то, пожалуйста, простите меня. Очень тяжела мне была нынешняя зима. Оля очень помогала и помогает мне. Карские плывут,2 и беспокоюсь за них. Помогай вам бог в ваших трудах, милые друзья.

Л. Т.

Датируется на основании слов: «Нынче я уезжаю в деревню». Толстой уехал в Ясную Поляну 14 мая.

1 Корректуры конца первой и начала второй части романа «Воскресение», окончательно исправленные Толстым.

2 Пароход с духоборами из Карской области, вышедший из Батума 29 апреля.

* 559.

1899 г. Мая 26? Я. П.

После обычного вступления — сознания своей вины — с робостью излагаю мои просьбы.

Посылаю последние главы 1-й части, с 51 по 58, в окончательном виде, также и 9 глав 2-й части, и прошу, если можно, внести168 169 все эти поправки во все переводы. Если же нельзя, то по крайней мере в русское издание. А затем сделаете, как сможете. За всё же, что сделаете, сердечно благодарю.

Познакомился с милой Хрущевой.1 Телеграмму Фонтану2 послал. Очень много нынче работал и устал, что не мешает мне, однако, думать о вас и желать возобновить наше духовное общение, прерванное практическими делами. За всё время — месяца два — не писал дневника. А на душе недурно. Хочется рассказать вам, почему.

Л. Т.

Датируется предположительно на основании даты получения письма, помеченной Чертковым на подлиннике.

1 Елена Александровна Хрущова, жена врача. Бывая в Англии у своей матери англичанки, познакомилась там с Чертковым и перевозила в Россию его письма и издания.

2 Фонтан Ф., немецкий издатель «Воскресения». Телеграмма Толстого неизвестна. Вероятно, она касалась недоразумений при издании «Воскресения» в Германии, которые вызвали полемику между Марксом и Фонтаном.

* 560.

1899 г. Мая 28. Я. П.

Милый мой друг В[ладимир] Г[ригорьевич]. Сейчас я нездоров (немного), не работаю и потому много думаю и живо чувствую. И подумал о вас обоих, вас и Гале, и мне ужасно стало жалко вас. Я перенесся совсем в вас, в вашу жизнь: живут где-то, в каком-то гадком Эссексе — одни: Галя — слабая, больная. Вы тоже, то апатичный, то нервно-возбужденный, и завалены делами, кот[орые] трудны и не ладятся, и нет с вами близких, сердечных друзей, каким я себя чувствую и хотел бы быть. А последнее время все эти пустяковые дела заслонили, затуманили нашу связь. И мне стало грустно и жалко и захотелось сбросить всё, что мешает, и почувствовать опять ту дорогую, п[отому] ч[то] не личную, а через бога, связь мою с вами, очень сильную и дорогую мне. Ни с кем, как с вами (впрочем, всякая связь особенная), нет такой определенной божеской связи — такого ясного отношения нашего через бога. Я ни с кем так, как с вами, не чувствую ясного различия169 170 между всеми нашими плотскими, мирскими гадостями, кот[орых] в нас много, в обоих, и тем, что в нас настоящее божие. В других это больше смешано, слитно, а в нас с вами это очень отлепляется, отдельно. И за это я вас особенно люблю. Так вот это хотел сказать вам.

Я очень поглощен своей работой. И постоянно, когда только увижу корректуры или Маркса, мне тошно и больно. Форма работы мне мучительно противна самим писанием, кот[орым] постоянно недоволен, постоянно так занят, что влагаю невольно в него все силы. Еще другие идут во мне душевные движения, но, слава богу, вижу свет, и всё больше и больше. Всё чаще и чаще чувствую себя не хозяином своей жизни, а работником, и не думаю о том, что выйдет из того, что делаю, а только о том, что делаю и как. Часто и большей частью на душе хорошо. И чувствую себя одним, но не одиноким. Так вот мне больно за вас, что вам обоим нехорошо. Как бы вам отдохнуть от работы, сойти с бесконечного ремня, на кот[орый] вы встали, и так же, как теперь я, почувствовать свое место,1 себя к богу. Дай бог вам этого. Это большое, единственное благо. Да, верно, оно и есть у вас.

До свиданья, милый друг. Не пишите мне в ответ на это письмо, а примите его только как крик любящего сердца. Л. Толстой.

28 мая.


На конверте: Англия. Angleterre. Purleigli. Maldon. Essex. V. Tchertkoff.

1 После слова: место в подлиннике, повидимому, пропущено какое-то слово.

* 561.

1899 г. Июня 3. Я. П.

Получил третьего дня начало вашего личного письма, а сегодня конец — после поездки в Лондон. В промежутке вчера из Тулы получил ваше и Жука деловое письмо и соответственно ему написал Марксу.1 Очень рад был получить хорошее письмо ваше. Хорошо, если это состояние продолжится, а если и не продолжится, то в период сонный будет действовать так, как170 171 загипнотиз[иру]ете себя — внушите себе в состоянии духовного бдения. Это прекрасно устроено.

Я работаю напряженно и над душой своей2 и над Воскресением. Прощайте, милые друзья. Что Поша? Мне грустно без общения с ним.

Вчера получил письмо от Якут[ского] доктора.3 Он еще в пути. Пишу со станции.


На обороте: Англия. Angleterre. Purleigh. Maldon. Essex. Vladimir Tchertkoff.

Датируется днем, обозначенным на почтовом штемпеле, так как Толстой упоминает, что письмо написано на станции.

Ответ на письма Черткова от 4—6 и 9 июня н. с., являющиеся началом и концом одного и того же письма, и на письмо от 5 июня, написанное по поручению Черткова его сотрудником В. Жуком. Чертков писал, что особенно сильно чувствует потребность душевного общения с Толстым и надеется, что оно станет более «сконцентрированным», когда уляжется «тягостная суета» в связи с переселением духоборов и изданием за границей «Воскресения». В. Жук писал, что переводчики опасаются, как бы «Нива» не перегнала их в публиковании «Воскресения», а это может привести к тому, что издатели расторгнут контракты с Чертковым. Немецкий переводчик писал им, что «Нива» опередила немецкие журналы на две главы и надо просить Маркса, чтобы он задержал печатание романа на неделю, а в дальнейшем соблюдал бы свое обещание не опережать иностранные издания и придерживался бы точно составленного им расписания публикаций «Воскресения» в номерах «Нивы».

1 См. письмо Толстого к А. Ф. Марксу от 3 июня 1899 г., т. 72, стр. 135.

2 Написано: свой

3 Прокопий Нестерович Сокольников (1867—1899), врач, якут, возвращавшийся в Якутск после окончания учения; ехал вместе с женами духоборов, переселявшимися с Кавказа к мужьям, находившимся в ссылке.

* 562.

1899 г. Июня 7. Я. П.

Простите, что злоупотребляю вашей снисходительностью и посылаю корректуры очень нечистыми.1 Случилось, что нет переписчиц — на днях будут. — Всё, однако, просмотрено внимательно. Всё готово дальше и не замедлит.

Приветствую вас, милые друзья.

Мне горе — умерла Анна Михайловна Олсуфьева.2

Л. Т.171

172 Датируется на основании пометы Черткова на подлиннике. Отрывок напечатан: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 213.

1 Письмо написано на обрывке корректуры «Воскресения», на которой имеется зачеркнутая Толстым вставка.

2 Анна Михайловна Олсуфьева, в имении которой Никольское-Обольяново Толстой неоднократно гостил.

* 563.

1899 г. Июня 8. Я. П.

На мое письмо Марксу он отвечает мне, что остановить печатание он не может, а сделает следующее: в № 26 будут напечатаны главы 7—9; в № 27 — гл[авы] 10—13, а в № 28 — гл[авы] 14—15, так что с 26 № будет напечатано против прежнего распределения на 2 гл[авы], с № же 28 на 4, т. е. получится тот же результат, кот[орый] был бы достигнут приостановкой на одну неделю. — Я думаю, что это удовлетворит издателей, но я все-таки написал Марксу, прося его отложить печатание на неделю. Не знаю, что он ответит.1

Ваш верный друг Л. Т.


Ольга с Андр[юшей] вчера в ночь уехали в Петерб[ург]. Известий еще не имеем.2


На обороте: Англия. Angleterre. Purleigh. Maldon. Essex. V. Tchertkoff.

Закрытое письмо (секретка).

1 А. Ф. Маркс ответил согласием на письмо Толстого от 8 июня с повторной просьбой отложить печатание романа на неделю после выхода № 26 «Нивы».

2 О. К. Толстая и A. Л. Толстой выехали в Петербург к внезапно заболевшему К. А. Дитерихсу, отцу О. К. Толстой и А. К. Чертковой.

* 564.

1899 г. Июня 11? Я. П.

Милые друзья, посылаю окончательно исправленные главы с 1-й по 9-ю второй части. Главы 56 и 57 первой у вас есть без цензурных исключений; так что вы не смотрите на то, что в Ниве.1 Впрочем, кажется, нет цензурных изменений. Если это172 173 неясно, то простите. У меня нет — или я не могу найти черновых — этих двух глав. Сделайте, как найдете лучшим. Для следующих буду аккуратнее.

Сейчас у меня нет ни Колечки, ни Ольги. И тот и другая должны скоро вернуться. Если запутанно написаны прибавки, то простите. Следующие главы от 9 до 31 второй части вышлю на днях.

Письма ваши, В[ладимир] Г[ригорьевич], получил и рад за вас.

Ужасно хочется спать. Как я рад за Олю и Галю, что была ложная тревога.2

Л. Т.


Надеюсь, что с Америк[анским] издателем3 процесса не будет. Crosby пишет, что вы согласились высылать ему рукопись, а также о том, что разрешили в Америке Dodd Mead Comp[any].4

Я ему пишу по его просьбе так:

This Englisch versia of Res[urrection] is publish[ed] by D[odd] M[ead] C[ompany] by my authority.5

Вы ничего не имеете против?

Датируется 11 июня(?), так как в этот день были посланы Марксу те же корректуры, какие Толстой отправил Черткову при комментируемом письме.

1 Гл. 56 и 57 «Воскресения» напечатаны в «Ниве», № 24 от 12 июня 1899 г.

2 Тревога, вызванная заболеванием К. А. Дитерихса.

3 Издатель журнала «The Cosmopolitan Magazine», которому Чертков перестал посылать рукописи «Воскресения» (см. письмо № 554), угрожал судебным процессом, о чем Кросби писал Толстому (см. т. 72, стр. 143).

4 «Воскресение» было издано в Америке под заглавием: «Resurrection» A Nove by L. Tolstoy Translated by Mrs Loise Maude, New-York Doddand C°, 1900.

5 [Этот английский перевод печатается фирмой Dodd Mead and Company с моей авторизацией.]

* 565.

1899 г. Июня 21. Я. П.

Дорогие друзья,

Посылаю 9 глав, от 10 — до 19, окончательно исправленные. Задержал несколько не по своей воле.

Дальнейшее не замедлю. Задержала меня еще болезнь.173

174 С нынешнего дня чувствую себя вполне хорошо.

Простите, что корректуры нечисты. Чтобы выслать более чистые, надо было бы еще помедлить.

Я радостнее после ваших последних писем1 думаю о вас.

Л. Т.

Датируется на основании упоминания Н. Н. Ге в письме к Черткову от 9 июля о том, что корректуры гл. 10—19 второй части «Воскресения» посланы 21 июня одновременно с комментируемым письмом.

1 Возможно, что Толстой имеет в виду письмо, которое Чертков писал несколько дней (13—16 июня н. с.). В этом письме Чертков сообщал, что чувствует себя, «точно вышел на свежий воздух», и испытывает подъем сил, после пережитого им состояния вялости и душевной усталости.

* 566.

1899 г. Июня 27? Я. П.

Publication ne va arrêtée une semaine. Pas encore reçu réponse. A demandé deux semaines.1

Печатание не будет задержано [более] недели. Еще не получил ответа. Просил две недели.1

Телеграмма. Послана из Москвы 28 июня. Датируется условно 27 июля, потому что Толстой жил в это время в Ясной Поляне и отправлял не он, а, вероятно, кто-либо из гостей, уезжавших в Москву.

1 См. письмо Толстого к Марксу от 24 июня (т. 72, № 140).

* 567.

1899 г.? Май...июнь? Я. П.

Это очень длинно. Я бы начал с того места, где загнуто. Сказать, что я считаю важным в искусстве, я теперь, не имея своей статьи,1 не могу. Нечто так можно сказать: важно то, что или служит указанием на радость единения людей между собой — привлечение людей к единению, или то, что указывает людям на страдания, происходящие от разъединения; или еще так: важно то, что заставляет людей понимать и любить то, чего они прежде не понимали и не любили. —

Вы пишете, чтобы я намекнул, вот я и намекаю.174

175 Написано на листке, на котором рукой Черткова сделана надпись: «Цель издания общедоступных воспроизведений с лучших картин». Повидимому, эта надпись — заглавие рукописи Черткова, на первом листке которой Толстой написал это письмо. На подлиннике помета Черткова: «Май или июнь 99 г.», на основании которой датируется письмо. Возможно однако, что дата неверна — слова «май или июнь» показывают, что помета Черткова сделана не в момент получения письма. Чертков еще в конце 1890 г. начал выпускать в издании «Посредника» репродукции картин, идея которых была ему близка (Ярошенко «Всюду жизнь» и др.). Чертков неоднократно обращался тогда к Толстому с просьбой составлять тексты подписей под картинами. Если дата, поставленная Чертковым, верна, то можно думать, что он хотел возобновить в Англии это издание. По сообщению А. К. Чертковой, В. Г. Чертков действительно предполагал также издавать в Англии такие же репродукции картин русских художников. Однако не исключена возможность того, что комментируемое письмо относится к началу 90-х годов.

1 Толстой начал статью об искусстве в 1889 г. Закончена эта работа была лишь в 1897 г. Письмо Толстого не дает указаний, какую редакцию статьи «Что такое искусство?» он имеет в виду.

* 568.

1899 г. Июля 7. Я. П.

Dix — quatorze envoyés deux fois.1 Tout possible ai fait.

Десятая — четырнадцатая посланы два раза.1 Всё возможное сделано.

Телеграмма. Датируется на основании пометок на бланке.

1 Корректуры гл. 10—14 второй части «Воскресения» были получены Чертковым своевременно.

* 569.

1899 г. Июля 9. Я. П.

Дела с переводами замучили меня. Воображаю поэтому, как они замучили вас. Нынче я думал вот что: бросить все контракты с переводчиками и написать в газеты следующее:

Печатание романа «Воскресение» предпринято было мною с целью оказания помощи пострадавшим от гонения и терпевшим175 176 тяжелую нужду духоборам. Нужда эта до сих пор не прекратилась. Первое право печатания было для этой цели продано мною в «Ниву», а также и право первого печатания переводов в Англии, Америке, Франции и Германии. Гонорар за первое право печатания в русском журнале был получен и поступил в духоборческий фонд, но первое печатание переводов, которое должно было быть одновременно и кроме того соображаемо с выходом частей романа в России, встретило так много затруднений и вследствие исправлений и изменений, которые я делал в романе, как и вследствие необъяснимой пропажи на почте высылаемых частей романа, что мы1 вынуждены были отказаться от платимого издателями за право первого печатания гонорара и тем лишили духоборов значительной суммы, на которую мы рассчитывали и которая им крайне необходима, т[ак] к[ак] нужда их в настоящее время не только не прекратилась, но еще усилилась после истраченных ими последних средств для переезда в Канаду. Нужда эта так велика, что в настоящее время духоборы, не имея средств для приобретения скота, сами с женами запрягаются в плуги и пашут человеческой силой под посев свою землю. Ввиду этого прошу как издателей, которые будут перепечатывать роман и переводы с него, равно и читателей романа вспомнить тех людей, для которых мною начато было это печатание, и по мере сил и желания помочь духоборам, внося свою лепту в духоборческий фонд в Англии. Адрес.

Л. Толстой.


Что-нибудь в этом роде. Как вы думаете?

Приписка к письму Н. Н. Ге к Черткову от 9 июля. Ответ на неизвестное письмо Черткова, в котором он сообщал, что одновременно посылает письмо о необходимости задержать печатание «Воскресения» в «Ниве», чтобы переводчики могли без опоздания публиковать переводы в иностранных журналах.

1 Зачеркнуто: Что мы решили вместе с заведующими переводами Чертковым и Бирюковым уничтожить контракты с издателями, отказавшись от платимого ими за первое право печатания переводов вознаграждения. Отказ этот лишает духоборов значительной суммы денег, более чем когда-нибудь прежде нужной им теперь в Канаде, где они находятся в таком положении, что, не имея средств для обработки земли, сами запрягаются в плуги и человеческой силой пашут землю.

176 177

* 570.

1899 г. Июля 13. Я. П.

Получил Галино письмо к Саше и записочки 9, 10, 11. — Всё очень хорошо. Хорошо, п[отому] ч[то] на первом месте стоит дело духовное. — Я на днях хворал. Теперь мне хорошо.

В Зендавесте1 сказано: святые мысли, святые речи, святые дела. Всё дело в мыслях — они сила. В тишине они приходят нам, и если мы внимаем им с желанием добра, они настраивают нас на дела. Дела вытекают из них.

Всё очень занят. Кажется, теперь не задержу нисколько.

Л. Т.


Сейчас получил еще 12, Галину приписку, письмо радостное очень Буланже2 и копию Суллер[жицкого], кот[орое] получил вчера от него.


На обороте: Англия, Angleterre, Essex, Maldon. V. Tchertkoff, Purleigh.

Открытое письмо. Датируется днем, предшествовавшим дате почтового штемпеля. Ответ на письмо, которое Чертков начал писать 9 июня н. с. и отправил неоконченным 14 июля н. с. Письмо состоит из отдельных отрывков, обращенных к Толстому, и листков из дневника Черткова. Чертков просил сохранить эти листки и перечислить, какие из них получены.

1 «Зендавеста» — священная книга последователей древнеиранского пророка Зороастра.

2 Чертков послал Толстому копию письма Буланже, который писал, что хочет работать в качестве помощника А. К. Чертковой в издательстве Чертковых.

* 571.

1899 г. Июля 28? Я. П.

Получил вчера ваше длинное хорошее письмо, часть к[оторого] возвращаю. Я очень понимаю и одобряю ваше решение жить без употребления денег. Это очень важно, и я бы, кажется, сделал это, если бы был свободен, т. е. не был неразрывно связан с людьми, за меня употребляющими деньги. Не знаю, до какой степени это справедливо при слабых существах — больная жена, ребенок, — рассчитывающих на вашу денежную помощь? Вопрос это[т] решается в сознании каждого. Если177 178 употребление денег так же очевидно преступно, как для нас употребление оружия, то, разумеется, оно становится невозможным. Дай бог, чтобы это сделалось так же очевидно (что оно преступно, в этом нет сомнения). Нехорошо, коли это не вследствие невозможности, а вследствие рассуждения. Но и то нехорошо для того, кто не выдержит, а для других хорошо. Это потуги, подвигающие роды.

Письмо Кенворти отобрали у Абр[икосова].1

Письмо об издании — уничтожении контракта — не буду писать. Если это вас не освободит, то незачем. Остановку в Ниве еще постараюсь устроить. От редактора Cosmopol[itan] получил прилагаемое письмо и вот что отвечаю ему.2

Простите, что мало пишу. Любящий вас обоих очень

Л. Т.

Датируется предположительно 28 июля, так как письмо Черткова, которое Толстой упоминает, было послано 3 августа н. с., то есть 22 июля с. с., и могло быть получено Толстым около 27 июля. Чертков писал Толстому о своем решении отказаться от употребления денег, которые считает источником всякого зла. А. К. Черткова с этим не согласилась и взяла на себя все хозяйственные дела и заведывание издательством. В другом письме (от 28 июля н. с.) Чертков писал, что рад был бы порвать все контракты с переводчиками и издателями, как предлагает Толстой, но это нельзя сделать, так как для переводчиков такой отказ был бы бедствием, а издатели вправе были бы возбудить судебный иск. Поэтому надо посылать попрежнему гранки корректур издателям, объяснив причины задержки, и ждать, когда они сами откажутся от контракта, так как в «Ниве» «Воскресение» печатается раньше, чем у них.

1 X. Н. Абрикосов, возвращаясь из Англии, вез Толстому письмо от Кенворти и часть дневника Черткова. Бумаги эти были отобраны у Абрикосова на границе.

2 Ответ Толстого на письмо редактора журнала «The Cosmopolitan Magazine» Дж. Уокера см. т. 72, № 146.

* 572.

1899 г. Августа 8. Я. П.

Получил ваше письмо с Аннушкой,1 и по той радости, к[оторую] испытал, увидав Аннушку, почувствовал, как вы мне дороги. Она привезла немного вашей интимной (одной стороны) жизни.178

179 Был очень рад и письму, — тому бодрому и довольному людьми настроению, к[оторое] в нем выражается, — но ваши планы об изданиях прямо ужаснули меня.

15 т[ысяч] в год — это нечто немыслимое и, главное, погибельное. Если издерживать 15 т[ысяч] в год, то надо и выручать их. А разве это возможно? Если бы и случилось невозможное чудо, что у вас бы были эти 15 т[ысяч], то это было бы страшно опасно, п[отому] ч[то] непременно делалось бы 30 т[ысяч] долга, и в следующий год еще больше и т. д. Мне кажется, что никакое дело не может так затянуть в долги, как издание. Гуревич2 кончила 200 т[ысяч] долга. Да и зачем это? Если дело нужное — как был ваш русский «Посредник», — то нашелся Сытин. И потом зачем начинать на такую большую ногу? Надо начинать с маленького, и если маленькое поведется успешно, понемногу расширять. Потом самое ведение дела, мне кажется, неверно. Вы пишете, что у вас готовы или готовятся статьи о голоде, студентах, Финляндии.3 Всё это должно было явиться полгода тому назад. Теперь всё это старо: назрели новые события. Нужно быстро и бойко, по-герценовски, по-журнальному, писать о современных событиях. А вы добросовестно исследуете их, как свойственно исследовать вечные вопросы. Для меня совершенно очевидно, что вы этими изданиями отравите себе жизнь — вашу жизнь, такую хорошую и важную. Вот я сказал, что думаю. Если нехорошо сказал и ошибся, простите.

Я всё хвораю, всё лето. Оттого редко пишу. «Воскр[есение]» берет всё время и силы.

Спасибо за сухарики. Планидину4 я послал 1000 р[ублей], к[оторые] у меня были, жертвованные в мое распоряжение. Якутским я второй раз послал 500 р[ублей]. Надеюсь послать еще. Боюсь, как бы посылка Планидину не вызвала дурных чувств. Я послал через М[а]с-Сreary.

Сейчас отправляю главы 34—37 и целый день писал, и потому простите, если письмо плохо; а хочется ответить. Я послал вам письмо из Cosmopolitan. Деньги возвращены ли ему? — Сколько греха от этого издания.5

Прощайте. Передайте мой почтительный привет Лизавете Ивановне. Очень жаль было услышать, что она болеет ногами. У нас все болеют. Маша выкинула третий раз, лежит, Таня слаба, только Оля здорова, милая и дорогая мне.

Л. T.179

180 Отрывок напечатан: «Толстой и Чертков», стр. 287. Ответ на письмо от 12 августа н. с., в котором Чертков писал, что созданное им издательство идет успешно, но нуждается в средствах. Из-за недостатка средств задерживается печатание серии брошюр об общественном движении в России и правительственных репрессиях, полное русское издание «Воскресения» и №№ 8—12 «Листков Свободного слова». Чертков определял сумму, нужную для надлежащего развития издательства, в 10—15 тысяч в год.

1 А. Г. Морозова, служившая у Чертковых, приезжала в Россию в отпуск и по поручению Черткова побывала у Толстого.

2 Любовь Яковлевна Гуревич (1866—1940), издательница журнала «Северный вестник» с 1892 по 1897 г. О ней см. т. 66, стр. 380.

3 Материалы о студенческом движении в России и о преследовании прогрессивных общественных течений в Финляндии царским правительством, впоследствии были изданы Чертковым отдельными брошюрами: «Студенческое движение 1899 г.», сборник, составленный В. и А. Чертковыми, Purleigh, 1899, и «Финляндский разгром», сборник под ред. В. Черткова, Christchurch, 1900.

4 П. В. Планидин, организовавший в Канаде духоборческую общину «Терпение», просил выслать 1000 рублей на покупку лошадей. Толстой выслал деньги на имя Мас-Сrеаrу (Мак-Крири), агента канадского правительства по делам духоборов.

5 Издатель «The Cosmopolitan Magazine» Уокер требовал возвращения аванса, уплаченного за право первого печатания в Америке «Воскресения». Чертков отказался в свое время принять этот аванс у комиссионера и потому предложил Уокеру получить деньги от комиссионера, у которого они находились.

* 573.

1899 г. Августа 28. Я. П.

Дорогие друзья,

Сейчас приехал посланный от Павловцев посоветоваться.1 Им разрешено переселение, как кажется, и с правом продать свои наделы, хотя это неясно. А подлинной бумаги у них нет. Если разрешат, то у них будет рублей около 1000 на семью.

Как им быть? Как ехать? И куда? Кто теперь в Канаде заведует делами? Кого просить о назначении им от правительства Канад[ского] земли? Пожалуйста, известите меня.

Нужно мне еще знать, кто в Канаде заведует делами переселения, для того, чтобы передать те тысяч 6, кот[орые] у меня собрались духоборческих.2 Якутским я послал 500 р[ублей] и Планидину через М[а]с-Сrеаrу 1000 р[ублей].180

181 Я ужасно напряженно занят и радостно, но при этом всё болею, так что очень мало могу делать, и потому вы простите меня, что мало и плохо пишу. Близость моя с вами та же, п[отому] ч[то] она через главную станцию. От Поши сейчас получил ответ. Целую и его.

Л. Т.

Датируется на основании пометы на подлиннике.

1 Василий Яковлевич Прядко, ходок от крестьян села Павловки.

2 Гонорар, полученный за «Воскресение» сверх первоначально предусмотренной суммы в связи с тем, что объем романа во время писания увеличился.

* 574.

1899 г. Сентября 6. Я. П.

Дорогой В[ладимир] Г[ригорьевич],

Получил ваше письмо. Очень жалею, что написал вам свою критику вашей деятельности. Знаю, как неприятно легкомысленное, поверхностное суждение о деле, к[оторое] поглощает все силы.

Все-таки боюсь за вас, за то, что денежная сторона дела много доставит вам тяжелых минут и поглотит (денежная сторона дела) много ваших сил, к[оторые] могли бы быть употреблены на другое.

Буду стараться помочь вам, хотя мало надеюсь.

Я не знаю, где письмо о запаздывании «Воскр[есения]» и пр[очем].1 Сыщу и пришлю, изменив. Но лучше бы ничего не заявлять. Теперь мы решили остановить печатание до половины окт[ября] или начала ноября. Надеюсь, что это удовлетворит переводчиков.

Письмо изд[ателю] «Cosmopolitan» у Тани, а ее нет. Но сыщем с Ольгой и пришлем. Она уже спит, а я пишу, чтобы скорее известить вас.

Не думайте, что я только для того, чтобы успокоить вас, пишу о том, что согласен с вами. Я действительно по вашему письму увидал всё ваше дело изнутри, и до какой степени оно срослось с вами. О пользе его, как о всех мирских делах, мы не можем судить; но что оно руководимо хорошими желаниями,181 182 не противными нашему пониманию добра, в этом не может быть сомнения.

И потому работать для этого дела можно.

Одно — денежная сторона всякого дела — ужасает, отталкивает, пугает меня, вызывает во мне физическое чувство страха и тоски и стыда.

Прощайте и простите.

Любящий вас брат Л. Т.


На конверте: Англия. England. Littlestown on sea. Kent. V. Tchertkoff.

На конверте можно разобрать лишь штемпель с датой получения. Письмо датируется с учетом этой даты, причем предполагается, что оно шло пять дней.

Толстой отвечает на письмо от 3 сентября н. с., в котором Чертков подробно писал о начатом им издательстве в Англии. Чертков просил прислать письмо, которое Толстой получил от издателя журнала «The Cosmopolitan Magasine».

1 В письме от 3 сентября н. с. Чертков просил Толстого снова прислать проект письма от 26 июля 1899 г. в редакции иностранных газет с объяснением причин задержки переводов и печатания «Воскресения» за границей.

* 575.

1899 г. Октября 6. Я. П.

Вот, дорогой друг, письмо к Simond.1 Если годится, пошлите. Письмо от Хилкова должно быть переслано вам.2 О листочке с выписками из Герцена не помню, писал ли. В то время как я получил его, я только что перечел письма к старому товарищу,3 и восхищался ими и читал всем вслух. О вашем предисловии не писал, но отослал с заметками. Немного длинно, и, главное, нужно знать то, к чему это предисловие.

Деньги, 500 р[ублей], мне бы не хотелось посылать на лекар[ства] и переезды.4 Хочется послать, да и должен, по желанию жертвователей, послать прямо нуждающимся д[ухобор]ам.

Деньги за излишние листы Воскр[есения] я еще не получил, а думаю послать с теми 2000, к[оторые] есть, или Коншину, к[оторому] я писал (жду ответа), или Суллеру, от к[оторого] желал бы получить весточку. Напишу ему. 182

183 Я работаю очень дурно над 3-й частью. Всё переменяю и всё недоволен. Всё нездоровится, из 5, 6 дней едва один хороший, свободный. Унылое и физически мрачное настроение. Мысли же и состояние души хорошее.

Нынче получил уже телегр[амму] от Маркса. Уже он торопит. Отпуск кончился. Как я рад, что вам и Гале нравится до сих пор Воскр[есение].5 Об ней ни разу не подумал, пиша сцену на жел[езной] дороге. Она совсем в другом, любовном ящике.

Л. Т.

Датируется на основании пометы O. K. Толстой в копировальной книге. Ответ на письмо от 12 октября н. с., в котором Чертков сообщал, что посылает свое предисловие к серии брошюр «со сведениями о происходящем в России» и просил высказать мнение об этом предисловии и листке, посланном Толстому с выдержками из Герцена.

В этом предисловии, отпечатанном в «Листках Свободного слова» 1899, № 8, Чертков писал: «К разряду таких нецензурных тем, как известно, принадлежат, с одной стороны, почти все наиболее жизненные проблемы развивающегося человеческого сознания, всякое стремление отдельных лиц и собраний к свету и свободе, каждое проявление пробуждающейся среди русских людей потребности отстаивать свои естественные права, свое человеческое достоинство, требования своей совести. Сюда же, с другой стороны, относятся всевозможные преследования и притеснения людей за то самое со стороны русского правительства и вообще все то, что обнаруживает те или другие отрицательные стороны существующей в России государственной организации, как все в совокупности, так и в действиях отдельных ее представителей».

Чертков сообщал также, что М. Визева (Wyzewa), переводчик «Воскресения» на французский язык, попал в затруднительное положение, вследствие задержек с пересылкой ему корректур, в связи с чем желательно, чтобы Толстой написал письмо редактору газеты «Echo de Paris» Симону.

1 Письмо Толстого к Симону о причине задержки корректур «Воскресения» для перевода и печатания в «Echo de Paris» см. т. 72, стр. 205.

2 Письмо Толстого к Черткову от 28 августа 1899 г. по ошибке было отправлено Хилкову.

3 А. И. Герцен, «Письма к старому товарищу (М. А. Бакунину)». Статья написана в 1869 г. и напечатана в сборнике посмертных произведений Герцена в 1870 г.

4 Чертков писал Толстому о том, что фельдшерицы, сопровождавшие духоборов, не имеют средств на обратный путь из Канады, и просил выслать 500 рублей из средств, собранных для духоборов.

5 А. К. Черткова в письме от 25 сентября н. с. писала Толстому, что ей очень нравится окончание второй части «Воскресения».

183 184

* 576.

1899 г. Ноября 4. Я. П.

Santé meilleure. Enverrai dans quelques jours.1

Здоровье лучше. Вышлю через несколько дней.1

Телеграмма. Датируется на основании пометок на телеграфном бланке.

1 Корректуры первых глав третьей части «Воскресения».

* 577.

1899 г. Ноября 6. Я. П.

Посылаю вам первые 4 главы.1 Простите, что плоха калиграфия. Всё проверено. Следующие 15 глав готовы, остальные 9 набираются. Здоровье слабо. Нынче получил ваш 8 листок.2

Послал духобор[ам] через М-с Creary, St. John’а около 10 т[ысяч].3

Любящий вас брат

Л. Т.

1 Корректуры четырех глав третьей части «Воскресения».

2 «Листки Свободного слова», № 8.

3 Толстой, отправив деньги в адрес канадского агента по переселению Мак-Крири, просил передать их А. Син-Джону для духоборов.

* 578.

1899 г. Декабря 15. Москва.

Письма ваши получил, дорогой друг В[ладимир] Г[ригорье вич], и вчера — статью о студенческих беспорядках.1

Статья очень хороша, по крайней мере мне очень понравилась, выразив то самое, что я думал об этом предмете. Я изменил только несколько слов. В некоторых местах, н[а]п[ример] в а linеа2 первой стр[аницы], и др[угих], я бы смягчил выражения. Статья по содержанию своему так сильна, что резкость выражений только ослабляет, подрывая доверие к спокойному беспристрастию автора. (Мы друг друга поправляем в одном и том же.) Я, когда думал об этом же предмете, думал184 185 еще то, что успех протеста молодежи надо приписать тому, что он был миролюбивый, только отрицательный (неучастия), тот самый протест, к[оторый] один может победить насилие.

Я отослал 3-го дня последние главы «Воскр[есения»], кот[орыми] я недоволен, но чувствую, что дело это кончено, и с радостью и надеждой колеблюсь в выборе работы.

Здоровье еще нехорошо. Вчера была маленькая rechute,3 нынче гораздо лучше.

Удивительно и радостно мне, что я очень полюбил болезнь — то состояние, кот[орое], разрушая эту форму, приготавливает к вступлению в новую; прямо жалко выздоравливать. Это в первый раз я испытывал в эту болезнь и очень рад этому. Содействовали много этому те последнее время всё больше и больше занимающие меня и уясняющиеся мысли о жизни, в кот[орой] смерть есть только один из эпизодов, которые я надеюсь изложить ясно. Может быть, они помогут и другим людям так же, как помогают мне и жить и, идя ей навстречу, ожидать такую нестрашную, а радостную смерть.

Очень мне хорошо, и со мной много любимых и любящих людей, из которых Ольга4 начинает занимать всё большее и большее место.

Очень радостно было видеть Бул[анже].5 Он очень возмужал духовно, и радостно было чувствовать его любовь к вам.

Были на днях Bel[lows] и Br[ooks].6 Боюсь, что они дурно взялись за дело. Жду от них известия. Bel[lows] — так же б[ыло] радостно и по той же причине, как Буланже. Ну прощайте, целую вас, Галю, Димочку.

Л. Т.


На конверте: Англия. Angleterre. Purleigh. Maldon. Essex. V. Tchertkoff. Registered. Заказное.

Отрывок напечатан: «Листки Свободного слова», № 11, стр. 3—4. Датируется на основании пометы в копировальной книге. Ответ на письма Черткова от 11 и 20 декабря н. с. Чертков писал, что посылает рукопись своей статьи о студенческом движении в России и просит Толстого высказать мнение о ней.

1 Статья Черткова «По поводу студенческого движения» напечатана в «Листках Свободного слова», № 10.

2 А linеа — там, где начинается новая строка.

3 [возврат,]185

186 4 Слово: Ольга пропущено в подлиннике. Восстанавливается на основании письма Толстого от 1 января 1900 г.

5 П. А. Буланже вернулся в Россию в ноябре 1899 г.

6 Джон Беллоуз и Эдмунд Брукс, квакеры, приезжавшие в Россию, чтобы хлопотать о русских сектантах, в частности просить правительство разрешить духоборам, сосланным в Якутскую область, выехать за границу вместе с остальными духоборами. Ходатайство Беллоуза и Брукса было отклонено.

* 579.

1899 г. Декабря 18. Москва.

Santé meilleure. Encore faible.1 Aucun danger. Manuscrit envoyons.2

Здоровье лучше. Еще слаб1. Никакой опасности. Рукопись посылаем.2

Телеграмма. Датируется на основании пометки на телеграфном бланке.

1 Толстой с 20—21 ноября по 5 декабря находился в постели в связи с болезнью печени, после чего долго не мог поправиться.

2 Вероятно, последние главы «Воскресения».

1900

* 580.

1900 г. Января 1. Москва.

Письма ваши, Галино и ваше, милые друзья, получил и, сейчас 12 часов, новый 1900 год начинаю тем, что пишу вам. Письма ваши порадовали меня, дали почувствовать вас обоих, милых мне друзей. Разумеется, я писал об Ольге.1 Ее всё больше люблю и ценю. Как я рад, что кончил «Воскр[есение»] еще потому, что кончились с вами деловые отношения, хотя косвенные, но всегда отравлявшие для меня вашу, нашу дружбу. Я поправляюсь, но не отказываюсь от своего сознания близости к переходу и некот[орого] удовольствия при этом. Умственной нет энергии последнее время и сердечного влечения писать, а только рассуждаю, что надо. Есть теперь две маленьких темы, к[оторые] надо исполнить прежде всего другого.

Л. Т.


Как неожиданна была кончина К[онстантина] А[лександровича].2 Знаю, как грустно Гале, что она не была с ним. Сочувствую ей.


На конверте: Англия. England. Essex. V. Tchertkoff. Maldon. Purleigh.

Датируется на основании слов: «сейчас 12 часов, новый 1900 год». Ответ на письмо Черткова от 7 января н. с. 1900 г.

1 Толстой имеет в виду свое письмо от 15 декабря, в котором было пропущено слово «Ольга».

2 К. А. Дитерихс.

187 188

* 581.

1900 г. Января 2. Москва.

Написал вам, милые друзья, вчера словечко, а нынче пришла Аннушка,1 и хочется с ней написать. Хотел бы и переслать с ней кое-что, да думаю, что еще скорее задержат, как у Абрикосова, у нее, чем по почте. Все-таки пошлю с ней. — Простите за самомнение, что думаю, что она вам будет интересна настолько, что вы будете трудиться разбирать ее. Это не самомнение, а вы вызвали это своим несоответственным значению пристрастием2 к моим мыслям.

Вы хорошо сделаете, разграничив себя от революц[ионеров]. Это нужно и важно. Письмо ваше было хорошее, писано в том добром, улыбающемся духе, в кот[ором] я помню и люблю вас.

Перемен и добавлений в Воскрес[ении] я не буду, да я думаю, и не могу делать: пуповина отрезана.

Две небольшие работы, кот[орые] теперь загораживают мне дорогу к другим работам, если только будут силы для них, что очень сомнительно, п[отому] ч[то] последнее время чувствую всегдашнюю боль в желудке, мешающую свободе и энергии мысли. Чувствую3 себя духовно упавшим в последнее время. Я только не зол — и за то благодарю бога — но вял и бесполезен и легкомысленен. Две темы следующие: одна — письмо духоб[орам] Канадским об их жизни, об обмане соблазна собственности.4 Я начал писать, но не вышло. А хочется очень показать молодым увлекающимся людям из них, какой то и тонкий и грубый обман — желание собственности и обеспечения.

Другая тема: о том, что Афанасий казнач[еевский]5 помните, (служит теперь весовщиком на Казанск[ой] дороге), рассказал мне, что там грузчики работают 36 часов сряду. Я ездил туда и видел этих людей и эту работу и хочется рассказать то, что довелось думать об этом.6 Ну, пока прощайте. И сейчас ноет живот. Поговорю с Аннушкой и отдам ей это письмо. Получил письмо Моода. Непременно напишу о переводе его жене.7

Л. Т.

Отрывки напечатаны: «Листки Свободного слова» 1900, № 11, стр. 4; «Толстой и Чертков», стр. 290. Датируется на основании пометы на листке из копировальной книги писем Толстого. Ответ па письмо от 16 декабря188 189 н. с., в котором Чертков сообщал, что хочет писать статью об отличии «религиозного понимания жизни» от «общественного или государственно-революционного».

1 А. Г. Морозова была вторично у Толстых перед отъездом в Англию.

2 Написано: пристрастию

3 Написано: чувствуя

4 Письмо канадским духоборам было закончено 15 февраля 1900 г. и было издано Чертковым в количестве 2000 экземпляров для распространения среди духоборов.

5 Афанасий Агеев, крестьянин из деревни Казначеевки.

6 Статья «Рабство нашего времени» сначала озаглавлена Толстым «Самый дешевый товар». Впервые напечатана в издании «Свободного слова» (Chistchurch, 1900).

7 Перевод «Воскресения», сделанный Л. Я. Моод.

* 582.

1900 г. Февраля 28. Москва.

Дорогие друзья Вл[адимир] Гр[игорьевич] и А[нна] К[онстантиновна].

Приезжающие от вас: Коншин, Суллер, Буланже1 спрашивают у меня, получил ли я ваши письма и переписанные рукописи. Все получил давно, очень благодарен и прошу простить за неаккуратность, что не сообщил о получении. Жаловаться на нездоровье не могу, но чувствую себя много ослабевшим, и потому прошу вас, друзей моих, быть ко мне снисходительней и, главное, не приписывать моему молчанию значение охлаждения. Кем вы были для меня — одними из самых дорогих мне людей, общение с кот[орыми], знание, что они существуют, дает мне лучшие, балующие меня радости жизни — так это осталось и не может не остаться навсегда, навечно, п[отому] ч[то] вечно то, во имя чего мы соединены. Слаб я, главное, оттого — и неаккуратен в переписке, что, чувствуя упадок сил не по существу, а по времени — я всю энергию сосредоточиваю на время работы, в остальное же время чувствую себя exhausted.2

Странное дело, это не только не ослабляет способность работы, но (м[ожет] б[ыть], я грубо заблуждаюсь) чувствую, что усиливает ее. По времени короче, но по интенсивности гораздо сильнее. Очень м[ожет] б[ыть], что другие будут иного мнения, и для других это так и будет, но для меня-то я знаю, что это189 190 так. Часто бывает очень, очень хорошо, так хорошо, как никогда не бывало прежде. Вот хотелось писать о вас, а кончил тем, что пишу о себе, глупо хвастаясь, — простите. О вас же я хотел писать вот что: Буланже сказал мне то, что я предвидел, что письмо Маши было вам неприятно.3 Я знал это и, хотя понимаю ее — не понимаю, а чувствовал, что ею руководило какое-то хорошее побуждение, очень жалею, что она послала его. В сущности же это письмо ничего не говорит, кроме того, что она хочет быть свободна для того, чтобы свободно делать то, что вы хотите. С моей же стороны не может быть в этом отношении желания, не согласного с вашим. Я знаю, что никто не относится с таким преувеличенным уважением и любовью к моей духовной жизни и ее проявлениям, как вы. Я это всегда и говорю и пишу, и это написал в записке о моих желаниях после моей смерти, прося именно вам и только вам поручить разборку моих бумаг. И потому я всегда сообщал и буду сообщать вам первому то, что считаю стоящим обнародования. Если в этом отношении вам может показаться, что я не всегда это исполнял, то это происходит от чувства, кот[орое] вы поймете, желания не приписывать самому значения всяким своим писаниям. Очень жалею, что письмо М[аши] огорчило вас, пожалуйста не сердитесь на нее и не осуждайте. И перестанем говорить про это.

Б[уланже] живо рассказал мне про вашу жизнь, ваше настроение, и, хотя постоянно чувствую вас, я живее по его рассказу почувствовал всю тяжесть и напряженность вашей жизни, и мучительно захотелось помочь вам, облегчить ваше положение, разделить тяжесть его.

Вы писали как-то, выражая мысль, что я не сочувствую вашей деятельности. Мое отношение к вашей деятельности особенное. Не могу я не сочувствовать изданиям, к[оторые] распространяют те истины, к[оторыми] я живу, и еще более тому, что в них передаются те мои мысли и опыты внутренней духовной жизни, к[оторые] того стоят, и передаются и отбираются человеком, к[оторый] мне особенно близок по духу, и потому делает это дело наилучшим образом. Но эта вторая сторона дела имеет в себе сторону личного удовлетворения, славы людской, и потому я невольно сдерживаю свое сочувствие к этой стороне вашей деятельности. Пожалуйста, не упрекайте меня ни в лишней скромности, ни гордости, перенеситесь в меня и поймите это.190

191 Еще обстоятельство, вследствие к[оторого] я не сочувствую внешней форме этого дела, или, скорее, сочувствие мое к нему уменьшается, состоит в том, что для него нужны деньги, кот[орых] нет, кот[орые] надо добывать, да и вообще деньги, и всё нечистое, безнравственное, связанное с ними. — Главное же обстоятельство, уменьшающее мое сочувствие, это то, что оно поглощает до страдания обоих вас, милые друзья, и заставляет вас тратить духовные большие силы на дело, к[оторое] ниже ваших сил (я разумею денежную сторону) и, вероятно, времена[ми] заставляет приносить в жертву высшие требования низшим. Я не возражаю вам, не осуждаю вашу деятельность, знаю, что в вашем положении эта деятельность дает смысл вашей жизни (я вычеркнул слово «одна», п[отому] ч[то] этого не может и не должно быть: смысл истинный независим от какой-либо деятельности). Я только указал на те drawbacks,4 к[оторые] за вас мучают меня. Может быть, нескладно, но я совершенно точно высказал мое отношение к этому делу; отношение же к вам нечего высказывать — оно глубже слов.

Я, кажется, кончил маленькую статью о патриотизме5 и теперь работаю над статьей, распространяющейся и очень меня занимающей, о рабочем вопросе.6 Кажется мне, что я имею сказать кое-что новое и ясное.

Прощайте, милые друзья. Хотел бы вам сказать: почаще поднимайтесь на ту высоту, с к[оторой] все практ[ические] дела кажутся крошечными и идущими так, как им должно, но уверен, что и сами это делаете. Без этого нельзя жить. Потолкаешься о препятствия, неприятности мирских дел, и невольно вспомнишь, что есть крылья и есть небо и можно взлететь, пока хоть на время, чтобы набираться сил на работу.

Лев Толстой.

Отрывки напечатаны: «Дневник Л. Н. Толстого», М. 1916, стр. 243; в «Листках Свободного слова» 1900, № 18, стр. 15; в книге В. Г. Черткова «Уход Толстого», М. 1922, стр. 104. Ответ на письма от 5 и 10 февраля н. с. В первом из этих писем Чертков писал о своей издательской деятельности и о работе по подготовке к печати произведений Толстого. Во втором письме Чертков подробно объясняет, почему изданием неопубликованных писем и произведений Толстого должно ведать одно лицо и пишет о недоразумениях и затруднениях, которые возникли вследствие того, что П. И. Бирюков начал переводить и печатать в иностранных газетах письма Толстого к разным лицам, не сообщая об этом предварительно Черткову.191

192 1 А. Н. Коншин и Л. A. Суллержицкий на обратном пути из Канады навестили Чертковых, а П. А. Буланже получил разрешение вернуться из Англии в Россию.

2 [исчерпанным.]

3 М. Л. Толстая писала Черткову о том, что не считает для себя обязательным посылать ему первому письма Толстого для опубликования в «Листках Свободного слова» и в других изданиях, но не отказывается посылать их ему наравне с другими.

4 [скидка с настоящей цены,]

5 «Патриотизм и правительство». Статья впервые напечатана в «Листках Свободного слова» 1900, № 16.

6 «Рабство нашего времени». Напечатана в изд. «Свободного слова», Purleigh, 1900.

* 583.

1900 г. Марта 7. Москва.

7 марта 1900 г.

Получил сейчас от Bellows’а1 письмо о том, что духоборы взбулгачились ехать в Калифорнию, и слух есть, что я сочувствую этому и даю на это деньги. Я отвечаю ему заявлением, что это вздор, и вот еще пишу письмецо духоборам, к[оторое] прошу послать им поскорее.

Л. Т.

1 Беллоуз, принимавший участие в переселении духоборов в Канаду, был встревожен слухом об их намерении переселиться в Калифорнию и опасался, что будет поставлен в неловкое положение перед правительством Канады. На самом деле духоборы не собирались переселяться из Канады в Калифорнию и лишь несколько человек направились туда, с тем чтобы выяснить, нельзя ли там затем поселиться.

* 584.

1900 г. Марта 7. Москва.

Посылаю вам, дорогой друг, письмо мое к духоборам.1 Пожалуйста, отправьте его, как вы знаете, поскорее и повернее.

Пока больше писать не могу.

Я в делах своих растерялся: начал еще три вещи.2 И всё хочется писать, и сил всё меньше.

Ваш брат и друг

Л. Т.192

193 Датируется 7 марта, потому что этим числом помечено письмо Толстого к канадским духоборам, приложением к которому является комментируемое письмо Толстого к Черткову.

Ответ на письмо от 9 марта н. с., в котором Чертков сообщал, что многие духоборы, переселившиеся в Канаду, собираются ехать в Калифорнию в надежде найти там более легкий заработок.

1 Письмо Толстого к духоборам от 7 марта 1900 г., в котором он советует им не переезжать в Калифорнию, так как при этом они злоупотребят доверием людей, хлопотавших перед правительством Канады о предоставлении им земли. См. т. 72, № 257.

2 Вероятно, Толстой имеет в виду драму «Живой труп», первый конспект которой был набросан 27 января 1900 г., «Рабство нашего времени» и «Патриотизм и правительство».

* 585.

1900 г. Марта 10? Москва.

Сейчас видел вас во сне, милый друг В[ладимир] Г[ригорьевич]. Будто — длинная история — тут и Лиз[авета] Ив[ановна] переводит вслух с немецкого какую-то трогательную историю, и пришли священник с дьяконом, надели ризы и готовятся служить, и дожидаются, когда Лиз[авета] Ив[ановна] кончит, а она не замечает, и всем неловко; а вы лежите на диване подле меня и начинаете говорить негромко, обращаясь к священнику и называя его Повладыко, и я, хотя и удивляюсь, но понимаю, что это значит, что он помощник архиер[ея]. И вы про себя говорите: сказать, погубить, или не сказать и не погубить, и я чувствую, что вы хотите что-то сказать, что погубит вас — лишит возможности вернуться в Россию. И я и рад, и мне ужасно жалко, что вас не увижу. И на этом меня разбудили, и я проснулся с этой жалостью и любовью к вам.

Получил вашу статью о ст[уденческих] бес[порядках]1 и читал вслух и видел не одобрение первой части, а неотразимую убедительность 2-й части. Мучает меня теперь то, что схвачены Зонов, Ушак[ов] и Назаров.2 И я ничего не могу сделать и чувствую, что должен бы страдать я, а страдают другие. Сейчас хочется писать о войне.3 Пишу, думая о вас. Целую вас, Галю.

Л. Т.

Датируется на основании пометы Черткова на подлиннике: «Около 10 марта».

1 В. Чертков, «По поводу студенческого движения», «Листки Свободного слова», № 10.193

194 2 Алексей Сергеевич Зонов, Федор Андреевич Ушаков и Николай Владимирович Назаров, сочувствовавшие взглядам Толстого, были арестованы в начале 1900 г. за распространение и печатание на даче Зонова под Москвой на гектографе не разрешенных цензурой сочинений Толстого.

3 Вероятно, статья Толстого «Патриотизм и правительство», написанная в связи с англо-бурской войной.

* 586.

1900 г. Апреля 1—3? Москва.

Деньги эти предназначены для ваших изданий.1 Л. Т.

Письмо ваше2 с моим к дух[оборам] получил. Благодарствуйте. Буду писать с случаем.

Датируется предположительно на основании пометы Черткова на подлиннике о дате получения. Датировка подтверждается при сопоставлении с письмом Толстого к Черткову от 3? апреля.

1 Тысяча рублей, пожертвованная К. Т. Солдатенковым.

2 Вероятно, письмо А. К. Чертковой от 16 апреля н. с., присланное одновременно с письмом Толстого к духоборам от 15/27 февраля 1900 г., которое Чертков отдельно издал для распространения среди духоборов в Канаде.

* 587.

1900 г. Апреля 3? Москва.

Хотел всё написать вам с случаем о том, кто прислал тысячу, к[оторую] я послал вам. Это Солдатенков.1 Он б[ыл] у меня и говорил, что очень сочувствует вашим изданиям и не даст им погибнуть от недостатка средств. Я поддержал его в этих добрых намерениях и передал об этом Коншину.2 Целую вас. Я здоров и духом не очень скверен, чего и вам желаю.

Л. Т.

Датируется на основании проставленной Чертковым на подлиннике даты получения письма.

1 Кузьма Терентьевич Солдатенков (1818—1911), богатый московский купец, издатель-меценат.

2 По сообщению А. К. Чертковой, деньги, пожертвованные К. Т. Солдатенковым для изданий Черткова, Толстой послал с А. Н. Коншиным, уезжавшим в Англию.

194 195

* 588.

1900 г. Мая 7. Пирогово.

Дорогие друзья,

Получил ваши посылки и письмо. Кенворти очень мил, и, кажется, он, намекнув на особенные заботы об издании моих писаний и встретив мое равнодушие и указание на то, что всё это делаете вы, и так хорошо, что более ничего нового предпринимать не нужно, успокоится. Говорил тоже об иллюстрациях своих, тоже не вызвал во мне сочувствия. Жалко, что он очень озабочен внешними последствиями своей деятельности. Я же никогда очень не интересовался этим, теперь же мне прямо неприятно думать об этом. С одной стороны, я знаю, что всё хорошее — если оно есть — наверно не пропадет, а это только и нужно знать. С другой стороны, знаю, что я никогда не угадаю того, что будет. Третье — не надежен для ц[арства] б[ожия] взявшийся за плуг и огляд[ывающийся] назад. Говорил с ним о молитве, и он как будто равнодушен к этому.

Прошение духоборов с вашим письмом пошлю по почте.1 Единст[венное] лицо,2 к[оторому] я бы мог передать (и то сомнительно, п[отому] ч[то] я уже два раза недавно посылал через него прошение молокан, просящихся в Канаду, 5000 Карских и 3000 Эриванских), не в Петербурге, и потому я пошлю по почте, a St. John пускай напишет начальнику комиссии прошений.3 Письмо ваше и прошение всё очень хорошо, но без человека, который бы принимал это к сердцу и хлопотал бы там, всё это канет в воду по всем вероятиям. Но если есть хоть одна вероятность из тысячи, то все-таки надо посылать. Я живу у Маши 4-й день, и, несмотря на то, что она бедняжка больна — выкинула, мне так хорошо у нее, что я чувствую себя особенно счастливым.

Всё доканчиваю две статьи: о патриот[изме] и о рабочих. И очень хочется с Кенворти послать их вам. Прощайте, милые друзья, всегда близкие и дорогие.

Л. Толстой.


На конверте: Англия. England. Essex. Maldon. Purleigh. V. Tchertkoff.

Ответ на письма Черткова от 2 и 12 мая н. с. Чертков писал о том, что Кенворти собирается в Россию, чтобы повидать Толстого. Пo сообщению195 196 Черткова, Кенворти находился в это время в состоянии, близком к душевной болезни, строил грандиозные планы о своей будущей издательской деятельности и временами бывал очень возбужден.

1 Прошение на имя Николая II от духоборов, переселившихся из Карской области в Канаду, с ходатайством о том, чтобы им выслали деньги, вырученные администрацией от продажи их имущества после их отъезда с Кавказа.

2 Александр Васильевич Олсуфьев (1843—1907), генерал-адъютант, помощник начальника императорской главной квартиры.

3 Комиссия по принятию прошений на высочайшее имя.

* 589.

1900 г. Мая 10. Пирогово.

Посылаю вам эту статью,1 милые друзья. Простите, что злоупотребляю вашей добротой, перемарал ее и, не переписав, посылаю ее с милым Кенв[орти].

С статьей делайте, что найдете нужным. Печатайте, если найдете ее стоящей того, или верните, чтобы исправить. Хотя я очень много раз ее исправлял, я могу еще почистить ее. Есть в ней, мне кажется, нужное, но она как-то не задалась и не нравится мне. Впрочем, я столько ковырял в ней, что уже потерял чутье. Вторая статья «Новое рабство»,2 кажется, лучше. Тоже кончил, но не успел перечитать до отсылки с Кенв[орти]. Пришлю после.

Кенворти мне очень понравился. У него много очень хорошо и прекрасно выраженных им мыслей. Ничего мистического он не высказывал, хотя как будто нащупывал меня в этом отношении. Я старался выражать мое несочувствие этому, также и его издательству. В общем же я получил от него очень хорошее, радостное впечатление. Желал бы и надеюсь, что это взаимно. Я очень сблизился с ним и полюбил его. И очень рад этому. Также ближе сошелся и полюбил более St. John’а.3 Прощайте, милый друг. Мне очень хорошо здесь.

Л. Т.

10 мая.

Написано на обороте последнего листка рукописи «Патриотизм и правительство», которую Толстой послал Черткову с Кенворти.196

197 1 «Патриотизм и правительство».

2 «Рабство нашего времени».

3 Син-Джон приезжал в Россию и был у Толстого одновременно с Кенворти.

* 590.

1900 г. Мая 23. Я. П.

Ясная Поляна.

Получил оба ваши письма, любезный друг В[ладимир] Г[ригорьевич]. (И ваше, милая Галя.) Первое, длинное, направл[енное] в Москву, и второе, короткое, с предисловием к Финляндц[ам] и выкинутым местом о борьбе с правительством.1 Предисловие к Финл[яндцам] мне не нравится. Опять тот же нехороший, грубый, вызывающий тон с резкими эпитетами, к[оторые] ничего не только не прибавляют к вескости доводов, но ослабляют их. Совсем нехорошо. Видите, как я вас люблю и ценю, как неприятно говорю. О борьбе же с правительством — хорошо, и не п[отому], ч[то] хочу смягчить неодобрение первого, а просто хорошо и стоит того, ясно и специально об этом высказаться.

Я уехал от Маши в Ясную. У меня был чудный holiday,2 так 15 дней. Но и здесь налажусь. Кончил «Рабство наш[его] времени», но последнюю главу изменял, даже 2 последние главы. Если Бул[анже] вам послал, то имейте это в виду. Я его жду сюда дня через два и тогда отдам ему конец.

У меня случилась беда: разбирая письма за 2 недели, отложил № Пошиной «Своб[одной] Мысли»3 и ваши два листа о Финляндии и теперь не могу их найти. Так что, если можно, пришлите мне еще о Финляндии. У Ольги есть два следующие листа, а начала нет.

Кенв[орти], вероятно, уже у вас. Со мной он был очень хорош, хотя постоянно был озабочен внешним успехом, но на Ольгу произвел нехорошее впечатление. Об изданиях я ему повторил несколько раз, что всё это дело отдано вам, и всякое печатание моих сочинений я прошу его делать только с вашего согласия.

Мои статьи, к[оторые] придут к вам, пусть пока заменят вам мое письмо. Написал я еще здесь — не совсем кончил — три предисловия: одно к Anatomy of misery,4 другое, к Японскому197 198 обзору политэконом[ических] теорий нашего мира Japonese Nations of European Political Economy by Tentjaro Makato.5 Хочу предложить издать по-русски, и еще к «Bütnerbauer»,6 роман Поленца — немецкий. Он был переведен в прошлом году в Вестн[ике] Европы. Превосходное произведение. Хотел бы написать предисловие к «Ткачам», как вы — Галя — того хотите,7 да как-то не пишется. Боюсь, не выйдет. Впрочем, перечту и попытаюсь. Ну вот пока всё.

Целую вас всех.

Л. Толстой.

23 мая 1900


На конверте: England. Essex. Purleigh. Maldon. V. Tchertkoff.

Ответ на письма Черткова от 23 и 28 мая н. с. и письмо А. К. Чертковой от 12 мая н. с. В первом письме Чертков писал об издании произведений Толстого на английском языке. Во втором письме Чертков сообщал, что посылает свое предисловие к брошюре о притеснениях финнов русским правительством и просит дать отзыв об этой статье.

1 Отрывок, исключенный Чертковым из его послесловия к сборнику «Финляндский разгром», изд. «Свободное слово», Purleigh 1900.

2 [праздник,]

3 «Свободная мысль» — журнал, издававшийся П. И. Бирюковым в Женеве в 1900—1901 гг.

4 Предисловие к новому изданию книги Кенворти «Anatomy of Misery» («Анатомия нищеты»). См. т. 34

5 Предисловие к книге Tentjaro Makato, «Japonese Nations of European Political Economy» («Японский обзор европейской политической экономии»). См. т. 90.

6 Предисловие к роману В. Фон-Поленца «Крестьянин», изд. «Посредник», М. 1902. См. т. 34.

7 А. К. Черткова в письме от 12 мая н. с. просила Толстого написать предисловие к русскому переводу драмы Г. Гауптмана «Ткачи». Предисловие не было написано.

* 591.

1900 г. Июня 8. Я. П.

Получил ваше письмо с ответом на мою критику, и брошюру об отнош[ении] к госуд[арству],1 которая мне очень приятна, и первые листы (2) о Финляндии. Конец тоже есть, недостает198 199 середины, с 32 по 64. Je maintiens mon dire.2 В последнем листке есть ваша заметка о суде над Ч[реватенко].3 Заметка прекрасно написана, я ее 2 раза читал вслух, но как раз в ней слова: пьяный поп, к[оторые] я бы заменил просто священником, и в конце слово преподносит, к[оторое] я бы заменил словом предлагает. Более месяца не писал писем, и теперь разобрал, и предстоит ответить 11-ти.

Я здоров, но хвалиться работой не могу. Мараю и перемарываю статью «Раб[ство] наш[его] вр[емени]» и всё не кончаю, хотя тружусь усердно и очень хочется писать другое.

Прощайте, милые друзья.

Л. Толстой.

Ясная Пол[яна]

8 июня 1900 г.


На конверте: Англия. Purleigh. Maldon. Essex. England. V. Tchertkoff.

Ответ на письмо от 10 июня н. с., в котором Чертков писал, что, перечитав свое послесловие к сборнику «Финляндский разгром», он не может согласиться с возражениями Толстого; к тому же письмо с критическими замечаниями пришло тогда, когда послесловие было уже напечатано.

1 Л. Н. Толстой, «Об отношении к государству. Три письма: 1. К редактору немецкого журнала. 2. К либералам. 3. К редактору английской газеты». Брошюра эта, изданная впервые Чертковым в 1897 г. в Лондоне, была переиздана в 1900 г.

2 [Я воздерживаюсь от суждения.]

3 В «Листках Свободного слова» 1900, № 14, было помещено сообщение о суде над крестьянкой Т. И. Чреватенко, обвинявшейся в кощунстве, выразившемся в «насмешках» над поклонением иконам и другими обрядами. Сообщение сопровождалось заметкой от редакции, написанной Чертковым.

* 592.

1900 г. Июля 20. Я. П.

Хоть вы и не любите этих писем,1 пишу только, чтобы облегчить свою совесть перед вами. Все ваши письма получил и первое, хорошее, и тяжелые о К[енворти]. Вчера получил от него еще целую корреспонденцию. Да, он душевно болен. В вчерашнем письме пишет, что я обещал ему отдать мои писания и в том числе the story Resurection,2 но вы и Моод отняли у него. Ужасно противны его глупые клеветы на вас и желание приписать199 200 вам что-то такое, что немыслимо для величайшего негодяя. Он напоминает мне Ильина,3 возившего картину Ге. Он сумасшедший, но в сумашествии, как в пьянстве, проявляется то, что таилось прежде. Что мне делать? Хотел написать ему, но, думаю, лучше молчать. И вам бы советовал молчать на всё, что бы он ни делал. Это экзамен — юродство. И отчего же не нести его? Целую вас и люблю нежно обоих. Не писал п[отому], ч[то] все силы тратил на статью.4 Теперь кончил и пошлю с случаем, но не через Буланже.5 Его опять таскают.

Л. Т.

20 июля.

Закрытое письмо (секретка). Ответ на письма Черткова от 24, 25 июня и 16 июля н. с. В первом из этих писем Чертков писал, что переживает состояние душевного подъема, а в следующих двух письмах сообщал, что Кенворти под влиянием психического заболевания предъявляет разного рода обвинения своим друзьям, в том числе и Чертковым.

1 Открытых писем и секреток.

2 [«Воскресение»,]

3 Николай Дмитриевич Ильин, частный поверенный, в 1890 г. возивший за границу картину Н. Н. Ге «Что есть истина?» После того как выставки этой картины за границей дали убытки, Ильин выступил против Н. Н. Ге, напечатав «Дневник толстовца», Спб. 1892.

4 «Рабство нашего времени».

5 Син-Джон был 4 июня 1900 г. арестован на даче у Буланже и выслан за границу. Осенью Буланже получил предупреждение от московского полицмейстера о том, что будет снова выслан за границу, если не прекратит участия в делах сектантов и в распространении запрещенных произведений Толстого.

* 593.

1900 г. Июля 27. Я. П.

Сейчас получил ваше последнее письмо, милый друг, и очень болею сердцем о вас и Гале. Он совсем больной. И я думаю лучше всего не отвечать ему. St. John написал ему прекрасное письмо, Галя тоже, но и то и другое имело обратное действие. Надо, надо подняться выше, чтобы не задевало. Это приучает летать.

Очень люблю вас обоих.

Л. Т.200

201 Открытое письмо. Датируется днем, предшествовавшим дате почтового штемпеля отправления. Толстой, повидимому, отвечает на письмо от 29 июля н. с., в котором Чертков писал, что Кенворти под влиянием душевного расстройства продолжает выдвигать разного рода обвинения против своих друзей и единомышленников. Чертков советует Толстому написать Кенворти «решительное, отрезвляющее письмо».

* 594.

1900 г. Августа 9. Я. П.

Милые друзья. Я думаю, что вы получили уже мои статьи.1

Статью о Гумберте2 я немного переделал и завтра вышлю ее. К «Рабству н[ашего] в[ремени]» составил маленькое послесловие и прибавил еще эпиграф, к[оторые] тоже вышлю завтра. Письмо ваше последнее, письмо от 12[-го], получил. Отвечу после. Я б[ыл] болен, теперь лучше. У нас Стасов, порадовал нас рассказом про вас.3

Целую вас. Братски любящий Л. Т.

Датируется на основании пометы Черткова на подлиннике.

1 «Рабство нашего времени» и статья «Не убий», первоначально названная «Кто виноват?».

2 Гумберт I (1844—1900), итальянский король. Статья «Не убий» написана по поводу убийства этого короля, которое было совершено анархистом Бросси 29 июля 1900 г. Впервые напечатана в «Листках Свободного слова» 1900, № 17.

3 В. В. Стасов, гостивший в Ясной Поляне 7—10 августа, незадолго до этого был в Англии и навестил Чертковых.

* 595.

1900 г. Сентября 1. Я. П.

Дорогой В[ладимир] Г[ригорьевич].

По пунктам:

1) Поправки я не хотел делать, но ваш вызов заставил меня пересмотреть, и я посылаю некоторые изменения. Больше ни в каком случае не намерен делать, надеясь, что некоторые неясности, неточности, происходящие от меня, а иногда от переписчиков, вы сами поправите, на что я вам даю, как всегда,201 202 carte blanche. Меня смущает мысль, не выпало ли и не пропало ли место, где я сравниваю овладение правительством войском с старичком из 1001 ночи.1 Или это в другой статье, в «Патр[иотизм] и Пр[авительство»], было? Напишите мне, п[отому] ч[то] у меня теперь нет «Патр[иотизм] и Пр[авительство»]. Если этого нигде нет, то это выскочило из этой статьи «Раб[ство] н[ашего] вр[емени»], и я бы желал включить туда.

2) Гальперину2 я не обещал, и вы не давайте единовременного печатания. А делайте так, как вы намереваетесь, т. е. могут переводить после появления по-русски.

3) Письма копирует Оля и пришлет вам.

4) Fifield’y3 я, может быть, напишу. Подумаю.

5) Лебединский4 — честный и хороший малый. Если он написал грубо, то это главное от невоспитанности.

6) Анархизм5 получил я в 2-х экз[емплярах]. Книга хорошая. Изложение моих взглядов в высшей степени основательно и добросовестно. Я писал автору мое мнение о книге. Если письмо скопировано, попрошу Олю послать вам. Анархизм вступает в ту фазу, в к[оторой] был социализм 30 лет тому назад, — получает в мире ученом право гражданства.

Братски приветствую вас, милые друзья.

Л. Т.

Отрывки напечатаны: «Листки Свободного слова» 1900, № 18, стр. 15—16. Датируется на основании пометы Черткова на подлиннике. Ответ на письмо от 4 сентября, в котором Чертков спрашивал Толстого, внесет ли он еще поправки в статьи «Рабство нашего времени» и «Не убий». Чертков также сообщал, что получил письмо от переводчика Гальперина, который писал, будто Толстой позволил ему перевести «Рабство нашего времени» на французский язык раньше, чем оно будет издано другими издателями, и разрешил попросить для этого копию рукописи у Черткова. Чертков писал, что перестал получать копии писем Толстого к разным лицам. Напоминая, что эти копии нужны для того, чтобы составить полное собрание писаний Толстого, Чертков спрашивал, кто копирует письма.

1 «Рабство нашего времени», гл. XIV первоначальной редакции.

2 Илья Данилович Гальперин-Каминский, переводчик.

3 А. Файфильд, организовавший издание произведений Толстого на английском языке («The Free Age Press»). Средства для этого издательства давал Чертков, принимавший ближайшее участие в этом деле. Файфильд спрашивал Черткова, не согласится ли Толстой написать письмо, которое202 203 показывало бы, что издания «The Free Age Press» выходят с ведома и одобрения Толстого.

4 Иван Филиппович Лебединский, железнодорожный служащий, эмигрировал из России в 1900 г. Сочувствовал анархизму. Лебединский выразил желание продавать издания Черткова, но, узнав условии, на которых эти издания могут быть отпущены для продажи, написал ему резкое письмо.

5 Книга Эльцбахера «Анархизм» (Р. Eltzbacher, «Der Anarchismus», Berlin, 1900).

* 596.

1900 г. Сентября 6. Я. П.

Сейчас прочел Мысли о боге.1 Там есть хорошее, и я умилялся, читая их. Но издание их преждевременно. Их надо было издать после смерти (недолго). А то очень страшно жить с такой программой жизни. Сейчас подумал это и потом устыдился. Разве не всё равно, если жить не перед людьми, а перед богом? Перед людьми жить очень хлопотно — всем потрафить, от всех заслужить доброе мнение, скрыть от них свои гадости. Очень трудно. А как покойно и легко перед богом. Перед ним трудиться, скрывать и рисоваться нечего. Он знает, каков я и чего я стою. Это одно и большое преимущество служения богу, а не людям.

Еще читая эти мысли, вспомнил то, что недавно думал об этом. Думал то, что нельзя говорить: бог есть любовь или бог есть логос, разум. Через любовь и разум мы познаем бога, но понятие бога не только не покрывается этими понятиями, но так же отличается от бога, как понятие глаза или зрения от света. Почти то же там есть.

Прощайте и меня и Лебединского,2 к[оторый] просит прислать ему для продажи книги.

Л. Т.

6 сент.

Отрывок напечатан в «Листках Свободного слова» 1900, № 18, стр. 16.

1 «Мысли о боге» Льва Толстого, изд. «Свободного слова», Purleigh, 1900.

2 См. т. 72, стр. 449.

203 204

* 597.

1900 г. Сентября 9. Я. П.

Дорогая Галя,

Заглавия глав я писал для себя на память, и их совсем надо выпустить или составить свои, или исправить — как хотите. O том, что 15, а не 10 лет, разумеется, исправьте.

Воззвание к л[юдям]1 пересмотрю и тогда пришлю ответ. Постараюсь прислать.

Прощайте, целую вас, милые друзья.

Л. Т.


Оля2 переехала. Я один. Сейчас у меня милая девушка Чайковская.


На конверте: Англия. England. Vicarage Haylings. Hants. V. Tchertkoff.

Датируется днем, предшествовавшим дате почтового штемпеля.

Ответ на письмо от 15 сентября, в котором А. К. Черткова писала, что названия некоторых глав в «Рабстве нашего времени» желательно изменить, например вместо «Работа грузчиков 37 часов» поставить: «37-часовая работа грузчиков». А. К. Черткова напоминала Толстому, что его книга «Так что же нам делать?» написана не десять лет назад, как он указывал в статье, а почти пятнадцать лет назад.

1 «Воззвание к людям» — первоначальное название статьи Толстого «Неужели это так надо?», которую хотел напечатать Чертков.

2 О. К. Толстая переехала в имение своего мужа Таптыково.

* 598.

1900 г. Сентября 29...30. Я. П.

Галя мне задала задачу: Напечатать то, что я называл Воззванием.1 Я стал пересматривать и поправлять. И одну кончил и посылаю, а другую на днях пришлю; тоже переправил. Всё это старо и плохо и сказано в других местах; только во второй, в длинной, есть кое-что новое о религии и то не кончено, а кое-как набросано. Впрочем, мне уж пора знать, что кончать некогда. Делайте с этим, что хотите, и, пожалуйста, вы и Дима выпускайте, поправляйте, главное, поправляйте,204 205 где нехорошо. Я, впрочем, просмотрел это доволь[но] внимательно. — Что вам сказать о себе? О себе в зависимости с вами — то, что часто думаю о вас и I miss you both2 очень. Хочется сказать такое, что вам только можно. О себе отдельно — то, что очень много хочется писать и худож[ественного] и нехудож[ественного], а настоящего, и всё это, очевидно, не будет написано. Нынче, читая о наказаниях китайцев во имя христианства,3 ужасно захотелось написать послание китайцам,4 в к[отором] сказать им, что те христиане, к[оторых] они знают и к[оторые] их мучают, самозванцы и клевещут на Христа, а что Хр[истос] любил бы и помогал бы им, и любя, и готов помогать им. И т. п.

Целую вас братски обоих.

Л. Т.

Отрывки напечатаны: «Листки Свободного слова» 1900, № 18.

Датируется 29...30 сентября, так как Толстой в день написания письма читал номер «Русских ведомостей» от 28 сентября, в котором помещена упоминаемая им статья о репрессиях против китайцев, а газеты приходили обычно в Ясную Поляну на следующий день.

1 А. К. Черткова прислала Толстому наброски двух «воззваний», написанных им в 1897—1898 гг. Толстой назвал одну из этих статей «Где выход?», другую «Неужели это так надо?». Первая статья была послана Черткову одновременно с комментируемым письмом.

2 [мне недостает вас обоих]

3 В статье «Отголоски и впечатления», напечатанной в газете «Русские ведомости», № 270 от 28 сентября 1900 г., сообщалось, что жилища 15 000 китайцев, живших на русском берегу Амура, сожжены, а население частью бежало, частью уничтожено. Три тысячи китайцев, выгнанных из Благовещенска, вынуждены были вплавь переправляться через Амур, причем многие потонули. По сообщению газеты, генерал-губернатор Гродеков объявил, что восстановление китайских поселков на российской территории не будет допущено.

4 Эта рукопись не была окончена Толстым. Варианты напечатаны под общим заглавием «Обращение к китайскому народу», т. 34, стр. 339—342.

* 599.

1900 г. Октября 1. Я. П.

Письма ваши оба длинные с дневником и последнее с воззванием И[вана] М[ихайловича] получил. Спасибо за первое большое письмо. После напишу об этом.205

206 О втором же письме, то, что ваша приписка к Шлиссельб[ургской] крепости 1 мне очень понравилась, и жалею, что не успел написать вам об этом. Это хорошо, что у нас никого нет сторонников, кроме нашей совести.

Посылаю это письмо только pour accuser réception.2

Л. T.

1 окт.


Получил и Галино письмо и постараюсь исполнить.

Потерял ваше письмо — последнее с адресом, и потому адресую на старый.

Ответ на письма Черткова от 28 сентября н. с. и 3 октября н. с. 1900 г. К первому из этих писем были приложены листки из дневника Черткова, а ко второму составленное И. М. Трегубовым воззвание «К рабочим всего мира», в котором предлагалось рабочим всего мира объявить 25 декабря 1900 г., в день, когда исполнится «девятнадцать столетий со дня рождения Христа», забастовку и прекратить производство вооружений. Чертков отказался напечатать это воззвание, находя предложение Трегубова неосуществимым и наивным.

1 «Тринадцать лет в Шлиссельбургской крепости», записки Л. А. Волкенштейн, изд. «Свободного слова», A. Tchertkoff, Purleigh, 1900. В конце брошюры помещена составленная Чертковым заметка, о которой пишет Толстой.

2 [чтобы подтвердить получение.]

* 600.

1900 г. Октября 2—3. Я. П.

2 окт. 1900 г.

Написал 8 писем и, наконец, добрался и до вас, милые друзья. Я оставляю вас на закуску всегда, п[отому] ч[то] вам я пишу без задержки, что и как думается и чувствуется.

Передо мной ваши два большие письма: одно с дневниками, другое с проектом Ив[ана] Мих[айловича].

По порядку:

О первом:

У каждого свой особенный путь, но tous chemins mènent à Rome,1 т. e. к богу, и все наши бедствия только от распадения с ним.206

207 Вы знаете, что у меня всегда есть дорогие мне, п[отому] ч[то] нужные для моей жизни мысли, к[оторыми] я руководствуюсь, лечусь, подкрепляюсь, как духовн[ым] лекарством. И всегда бывает так, как в матерьяльном лекарстве, — организм притерпится к лекарству, и оно уже не действует. Последнее же время, больше месяца, у меня есть лекарство, удивительно помогающее и до сих пор действующее. Лекарство это предназначено против того самого, от чего вы страдаете, — от разлучения с богом. У меня оно выражается — хотел сказать: приготавливается — так: я напоминаю себе, как могу чаще, что во мне божеское начало — есть бог, такое существо, к[оторое] не может ни огорчаться, ни сердиться, ни бояться, ни стыдиться, ни гордиться, а может только делать то, что бог, «чтò Отец делает, то и сын....», только делать добро людям — любить. И вот, часто напоминая себе это в спокойные минуты, когда один и можешь молиться, приучаешь себя к тому, чтобы вспоминать это, сознавать в себе бога в трудные минуты жизни, когда ты огорчен, обижен, раздражен, испуган. И стоит только вспомнить, кто ты, и такое устанавливается спокойствие, — если и не всегда любовь к обидевшему или огорчившему, то уже наверно отсутствие раздражения, недоброты. Даже какое-то особенное, почти физическое чувство радости и успокоения испытываешь. На меня это действует удивительно; но ведь все мы идем отдельными путями. Попробуйте, мож[ет] б[ыть] и вам годится. На меня же ни одно из моих духовных лекарств не действовало так благотворно и продолжительно.

Теперь о приписке к Волкенштейн.2 Об этом писал. Это очень хорошо — как должно.

Об Ив[ана] Мих[айловича] воззвании. Я согласен, что наивно, но все-таки хорошо, и я бы не отказал, не имел бы духу отказать в печатании. Это не значит, что я советую напечатать, а то, что высказываю мое впечатление.

Теперь еще самое важное: хотел написать Fifield’y, но едва ли успею. Сейчас приехал Илья с женой. Попытаюсь:

Dear Sir,

Я получил уже изданные вами мои книги и листки и программу дальнейших изданий. От души благодарю вас. Издавая так, как вы издаете, вы исполняете самое близкое моему сердцу желание иметь своим читателем большую публику, рабочего,207 208 трудящегося человека и подвергнуть свои мысли его решающему суду.

Не могу не выразить при этом сожаления о том, что я слишком много потратил времени на удовлетворение вкусов малой утонченной и развращенной публики, к к[оторой] сам принадлежал, и слишком поздно стал иметь в виду того читателя, который составляет везде 9/10 всего человечества.

Your truly L. T.3


Ничего не вышло; но, может быть, вы на этой канве что-нибудь придумаете прибавить, изменить, выпустить.

Издания его поразительны.

Теперь еще дело:

Это письмо Цибульск[ого]4, отказавшегося от воинс[кой] повинности. Посылаю пока.

Прощайте пока.

О земельной собственности я вам послал.5 Теперь кончил другое и на днях пошлю.6

Сейчас, 3 окт[ября], получил вашу телеграмму.7 Я не помню изменений, предложенных Моодом, помню только, что они не неважны, можно и по-новому, можно и по-старому.

Отрывки напечатаны: «Листки Свободного слова» 1900, № 18, стр. 16—17; Б, IV, стр. 16. Толстой отвечает на письма Черткова от 28 сентября и 3 октября н. с., на которые частично отвечал и в предыдущем письме.

1 [все дороги ведут в Рим,]

2 Заметка от редакции, напечатанная в книге Л. А. Волкенштейн. (См. письмо № 599.) Людмила Александровна Волкенштейн (1859—1906), член партии «Народная воля». В 1884 г. приговорена к смертной казни, которая была заменена каторжными работами на 15 лет. Находилась в заключении с 1885 по 1896 г., затем сослана на поселение на Сахалин.

3 Включая в текст письма к Черткову письмо к заведующему издательством «The Free Age Presse» Файфильду, Толстой, очевидно, предполагал, что Чертков переведет его на английский язык и пришлет для подписи. Но, поскольку сам Толстой признал это письмо неудавшимся, Чертков составил другой проект письма, не одобренный Толстым. Окончательный текст письма был подписан Толстым 24 декабря 1900 г. и адресован издательству «The Free Age Press» (см. т. 72, письмо № 438).

4 Даниил Никодимович Цибульский, сектант-штундист, отказавшийся от военной службы в 1898 г. и приговоренный к четырехлетнему тюремному заключению. Письмо Цибульского напечатано в «Листках Свободного слова», № 23.208

209 5 «Где выход?».

6 «Неужели это так надо?».

7 Телеграмма Черткова, повидимому, содержала вопрос, как согласовать первоначально присланный текст «Рабства нашего времени» и присланные Толстым поправки к этой статье. По этому поводу у Черткова были разногласия с переводчиком статьи Моодом.

* 601.

1900 г. Октября 3. Я. П.

Changements inutiles.

Изменения бесполезны.

Телеграмма. Датируется на основании пометок на бланке. Эта телеграмма является ответом на телеграмму Черткова по поводу поправок к статье «Рабство нашего времени».

* 602.

1900 г. Октября 13. Я. П.

Собирался писать вам нынче вечером, и сейчас получил ваше письмо № 4 или № 5, и нынче пишу вам не последнему, но первому, отчего качество моего письма едва ли улучшится. Качество будет нехорошо уже наверное каллиграфически, п[отому] ч[то] я вчера, гуляя в саду по грязи в резинов[ых] калошах, упал на руку так сильно, что не владею ей для больших движений и пишу с трудом, с особенными приспособлениями.

Писать я хотел нынче по делу. Я очень долго исправлял, дополнял второе начало о рабочих, кот[орое] я назвал «Неужели это так надо?», и, нужно ли оно вам будет или нет (это будет третье повторенье того же), я решил теперь отправить его вам. И нынче Ал[ександр] Петр[ович] делает другую копию, и завтра отошлю.

Обе эти статьи, если печатать их, надо обозначать тем числом и годом, когда они писаны, прибавив: пересмотрено тогда-то.1 Можно от вас, издателя, прибавить: как и почему они печатаются, если будут печататься. Об этой «Неуж[ели] т[ак] н[адо]?» повторяю то же, чтò всегда, т. е. даю вам carte blanche делать всякие изменения.209

210 Как бы не забыть: статья «Le mensonge Chinois»2 — не моя, и ничего не знаю о ней и ее не видел.

В «Раб[стве] н[ашего] вр[емени]» изменения, к[оторые] вы сделали в 14 главе, к[оторых] я не видел, я вперед одобряю, хотя я и не намерен б[ыл] делать изменения, и Моод б[ыл] прав. Присланный мною последний текст был тот, на к[отором] я окончательно остановился. Если я спрашивал о сравнении с стариком, то п[отому], ч[то] забыл, выключил ли я его или нет. Оказалось, что я его сознательно выключил. У меня остался последний текст. Повторяю, что вперед уверен, что тот trillage,3 к[оторый] вы сделали, хорош. Неудобство только в том теперь, что, жалея сравнение с стариком, я включил его в статью «Неуж[ели] это т[ак] на[до]?» И теперь уже вам придется выпустить его4 из этой статьи, если будете ее печатать. Вот и всё об этом деле.

Вы мне решительно не даете баловаться. Только что я взялся за легкомысленную драму,5 как Галя прислала эти две статьи. Я очень благодарен за это. Как они подействуют на других, а на меня они действовали уже очень полезно. Теперь опять хотел резвиться, вы напоминаете о китайском обращении. Спасибо вам. Теперь я остыл. Авось мой друг Вильгельм6 подсвежит нужное для этого чувство. Я, кажется, писал вам, что главное в этом это серьезно не только возмущающая, но больно оскорбляющая меня клевета на христианство, к[оторым] я живу. Неприятно, что под моим именем печатают какую-нибудь неясную, слабую, пошлую статью; но каково же, когда под именем христианства проповедуют самые ужасные требования. Ну это что будет, то будет, но хотел бы. Завтра отошлю «Не[ужели] т[ак] н[адо]?» и останусь disponible.7

Я совершенно здоров, и мне очень хорошо на душе. Всё больше и больше не то что убеждаюсь, но всем существом чувствую нереальность этого мира, того, в к[отором] мы живем. Не то что нереальность, что всё это мечта, что его нет, а то, что он есть только одно из бесчисленных (если уже считать) проявлений жизни, а не то, что мы все думаем в детстве и юности, а многие и до смерти — что это настоящий единственный мир и другого нет. Ужасно жить, думая так. Чтобы хорошо жить, радостно, спокойно в этом мире, надо чувствовать, что этот мир одна точка, как точка настоящего во времени или какого-нибудь места в пространстве. Надо непременно чувствовать, как Эмерс[он]:210 211 ч[то] «I can get along without it».8 Нынче, гуляя, очень чувствовал это и, зная, что вы и в бестолково выраженных моих мыслях находите родственные черты, пишу вам это.

Прощайте, милые друзья, Привет милому Жозе.

Л. Толстой.

Отрывки напечатаны: «Листки Свободного слова» 1900, № 18. Датируется на основании слов Толстого о том, что он ушиб руку «вчера», то есть 12 октября. Толстой отвечает на письмо Черткова от 17 октября н. с., в котором он писал о насилиях, совершаемых над китайским народом, и о том, какое значение имело бы выступление Толстого в его защиту. Чертков полагал, что если бы Толстой обратился с письмом к китайцам, то можно было бы, сделав перевод на английский язык, перевести его с английского языка на китайский язык. Чертков писал, что в журнале «Revue des Revues» появилась статья о событиях в Китае, напечатанная за подписью Толстого, но, судя по некоторым фразам, написанная не им.

1 В примечаниях к статьям «Где выход? и «Неужели это так надо?» Чертков указал, что они написаны начерно в 1898 г., а затем вновь пересмотрены и переработаны Толстым.

2 [«Китайский обман»]. Статья, напечатанная в журнале «Revue des Revues» 1900, № 19, за подписью Толстого.

3 [отбор,]

4 В автографе: ее

5 «Живой труп».

6 Вильгельм II, германский император. Толстой называет его своим «другом» иронически, так как неоднократно выражал свое возмущение милитаристическими речами Вильгельма II.

7 [совершенно свободным.]

8 [Я могу обойтись и без него.] Слова, сказанные американским философом и писателем Ральфом Эмерсоном (1803—1882) в ответ на утверждение о близком конце мира.

* 603.

1900 г. Октября 31. Кочеты.

Милая Галя,

Всей душой сочувствую вашему беспокойству, но почему-то почти уверен, что оно не имеет основания.

А если бы и имело?

Прекрасная легенда Авраама, приносящего сына в жертву.1 Надо приближаться к Аврааму. Без этого жить тяжело. Я две недели живу у Тани без писем.2 Нынче получил ваши и листки211 212 4-й и 5-й, а 3-го нет.3 Вышлите, если можно. Прощайте и не унывайте, милый друг. Все наши страдания, все наши потери приближают нас к богу, если мы верим в него. Он выступает там, где уничтожается то, что мы теряем, и заменяет с излишком собою, если мы связаны с ним, не разорвали или восстановили связь с ним.

Что большой Дима?4 Напишите поскорее в Москву. Я, если бог велит, намерен быть там 3-го. Надеюсь, что напишете добрые вести. Братски целую вас всех 4-х. Димочку и Жозю.


На конверте: Англия. Angleterre. Essex. Maldon. V. Tchertkoff.

Отрывок напечатан в «Листках Свободного слова» 1900, № 18, стр. 18. Датируется на основании записи в Дневнике от 31 октября. Ответ на письмо А. К. Чертковой, сообщавшей о болезни сына.

1 Библия, «Книга бытия», гл. 22.

2 Толстой гостил в имении Сухотиных с 17 октября и вернулся в Москву 3 ноября.

3 По сообщению А. К. Чертковой, Толстой имел в виду листы «Рабства нашего времени», присылавшиеся Чертковым по мере печатания книжки.

4 В. Г. Чертков.

* 604.

1900 г. Ноября 5. Москва.

Получил ваше длинное письмо, милый друг, с брульоном к Файфильду. Я написал было по-вашему, а потом мне сделалось неприятно. Это б[ыло] похоже на рекламу. А это так ужасно отвратительно, и мне особенно неприятно. И я написал, как прилагаю. Очень рад буду, если годится. —

Статья «Le mensonge Chinois» очень слабая, по тому огромной важности предмету, которого касается, и, кроме того, церковная, восхваляющая миссионеров, главных виновников всего. Буду благодарен вам за разоблачение обмана.

Лебединского мне очень жалко. То, что он выслан из Франции, — правда.1 Он прислал мне приказ начальства, по к[оторому] его выслали. Жалко тоже, что вы не видали его. Он один из тех, к[оторые] ужасно страшны в письмах и очень скромны и кротки в личных сношениях.212

213 Очень рад, что вы не так мрачно смотрите на болезнь Димочки, как Галя. Я получил и ее покаянное письмо. И писал ей, но боюсь, что поставил недостаточный адрес: Essex, Maldon. Дошло ли? Я прожил две недели у Тани. Она беременна 6-й месяц и здорова и хороша духовно, хотя и в совершенно иных, чем хотелось бы не только мне, но и ей, условиях. На меня нашла спячка духовная, я все эти две недели и теперь два дня в Москве ничего не пишу. Содействует этому сначала ушиб всей руки (правой, больной). Теперь она поднимается, хотя и больно, а потом прищипленный в вагоне, в двери, большой палец на правой же руке, к[оторый] и до сих пор болит и не дает действовать рукой — пишу с трудом.

Прощайте, целую вас. Пишите скорее о Димочке и о себе.

Л. Т.

5 ноября


На конверте: Англия. Черткову. Pine Holme. Westbourne. Pk. Rd. Bournemouth. England. V. Tchertkoff. Заказное. Registered.

Отрывки напечатаны в «Листках Свободного слова» 1900, № 18, стр. 18.

Ответ на письмо от 4ноября н. с., в котором Чертков просил Толстого написать письмо не на имя Файфильда, а издательству «The Free Age Press». Чертков посылал проект такого письма и сообщал подробности об общедоступных изданиях произведений Толстого, выпускаемых издательством» «The Free Age Press» при ближайшем участии Файфильда.

1 Лебединский был выслан из Франции в начале октября 1900 г. за продажу журнала Бирюкова «Свободная мысль» и переселился в Англию.

* 605.

1900 г. Декабря 7. Москва.

Дорогие друзья,

Посылаю вам болгарскую газету с отказом от воинс[кой] повинности.1 Верните мне ее и выдержку из русс[кой] газеты об ужасах, совершенных в Благов[ещенске]. Статья важна тем, что знающий дело и не думает отрицать того, что было, а только выгораживает кого-то.2213

214 Мне грустно, что так давно ничего не знаю про вас. Нынче получил откр[ытое] письмецо от Гали. И за то спасибо. Это не мешает мне очень любить вас.

Л. Т.

Датируется на основании пометы Черткова на подлиннике.

1 Газетный отчет о военном суде над болгарином Г. С. Шоповым, присужденным к трем годам тюрьмы за отказ от военной службы.

2 Вероятно, Толстой имеет в виду письмо в редакцию газеты «Восточный вестник» от 25 сентября 1900 г., № 77, с подробным описанием потопления в Амуре китайцев, живших в Благовещенске. Вырезка из этой газеты сохранилась в архиве Черткова.

* 606.

1900 г. Декабря 8. Москва.

8 дек. 1900 г. Москва.

Получил сейчас ваши письма, милые, дорогие друзья.

По пунктам:

1) Очень жаль, что так много б[ыло] хлопот по отрицанию «Mensonge Chinois». Нельзя ли написать такое письмо, к[оторое] бы свидетельствовало о том, что вы уполномоченный всего, что касается моих писаний?

2) Прочел переписку с Файф[ильдом]. Вполне согласен с вашим письмом к нему. Также вполне согласен на обращение к Free Age Press, только боюсь, как бы отрезание обращения не привело бы к каким-нибудь затруднениям. Если вы не спешите, то перепишите письмо и исправьте, верно есть ошибки, с обращением к F[ree] A[ge] P[ress], и я перепишу и пришлю. Если же не боитесь отрезать, то и так хорошо.

Мое нежелание содействовать чему-либо, похожему на рекламу, уничтожается отсутствием copyright.1

Долго вы мне не писали, В[ладимир] Г[ригорьевич]. Спасибо за это последнее письмо. Зачем вы велите его уничтожить? Жду продолжения.

Я тоже много переживал последнее время, похожее на ваше, только я по годам моим невольно впереди. Как хороша китайская мудрость, к[оторая] говорит, что человек должен быть более всего внимателен к себе, когда он один, и забота его должна быть одна, чтобы ничего не было дурного в его сердце.214 215 Эта уединенная работа могущественно помогает, и сейчас, при первом столкновении с людьми, уже видишь, как легче сначала не показывать зло, потом и не быть злым, потом и быть добрым. — В этом кое-как подвигаюсь, чего и вам желаю. В чем же очень успел, это сначала в пренебрежении к смерти, а потом в равнодушии, а потом в желании ее. Я сначала думал, что это нехорошо, но это неправда. Мы всегда желаем идти вперед: из дитяти стать юношей, из юноши — мужем; я желал и старости, и желаю смерти, п[отому] ч[то] это всё ближе и ближе к благу. Нынче особенно живо, умиленно чувствую это и, любя вас, не могу не желать вам. В виду смерти как-то особенно хорошо, нежно и спокойно любишь людей, чувствуя, что люди проходят, но не проходит та связь любви, к[оторая] соединяет с ними. Часто не только думаю, но чувствую в мире только любовь и соблазны нелюбви, скрывающие, давящие ее, с к[оторыми] она борется; что это только есть, точно есть, а всё то, что мы считаем реальностью: типографии, Файф[ильд], Буры,2 Чемберлен,3 Ноги,4 Николай II, китайцы — это всё только поводы, к которым придираются соблазны и любовь в своей борьбе. Я пишу по-старому вам, надеясь, что вы, живя одной со мной жизнью, поймете меня.

Я скоро 2 месяца ничего не пишу и je m’en trouve très bien.5

Прощайте, милые друзья; братски нежно целую вас. Всё прекрасно, всё хорошо, если мы станем туда, где ничто не достает, и всё хорошо. А стать туда мы всегда можем.

Л. Т.

Ответ на письма Черткова от 26 и 28 ноября н. с. В первом из этих писем Чертков сообщал, что переехал с семьей в городок Christchurch, где приобрел собственный дом. Чертков объясняет, почему надо было, чтобы письмо Толстого об издательстве «The Free Age Press» было адресовано не лично Файфильду, а издательству, и указывает, что оно нужно для того, чтобы сообщить читателям, что в этих изданиях дается наиболее верный текст сочинений Толстого. Во втором письме Чертков спрашивает, что Толстой может сказать по поводу статьи «Le mensonge chinois», которую «Revue des Revues» ложно приписало ему.

1 Copyright — право собственности на произведения. Издания «The Free Age Press» могли свободно перепечатываться.

2 С октября 1899 г. по март 1902 г. Англия вела войну с бурами, стремясь уничтожить их политическую независимость.

3 Джозеф Чемберлен (1836—1916), английский политический деятель, консерватор, один из организаторов войны против буров.215

216 4 Ноги, японский генерал, выдвинувшийся во время войны Японии с Китаем, впоследствии командующий армией во время русско-японской войны.

5 [я себя чувствую очень хорошо.]

* 607.

1900 г. Декабря 12. Москва.

12 дек.

Получил вчера ваши вторые письма о делах переводов со вложением ст[атьи] «Revue B[lanche]».

Я никакому Блуменау не давал авторизации, кажется и не получал от него письма.1 Я знаю, как важно для дела и, главное, для вашего спокойствия, чтобы я твердо держался установленного порядка, чтобы за границу все мои писания проникали только через вас, и потому строго держусь и буду держаться этого.

Драму2 я, шутя, или, вернее, балуясь, я написал начерно, но не только не думаю ее теперь кончать и печатать, но очень сомневаюсь, чтобы я когда-нибудь это сделал. — Так много более нужного перед своей совестью, и так я себя чувствую вот уже скоро 2 месяца неспособным к умственной работе, не чувствую потребности к ней. Сначала это меня огорчало, а теперь думаю, что это хорошо. Душа не chome pas3 — идет другая работа, м[ожет] б[ыть] — лучшая.

Как хорошо, что вы довольны своими помощниками.

Затея издания кончилась.4 Я жалею, но не себя. Это поощряло бы меня писать легкомысленное.

Прощайте, целую вас. Присылайте мне, что напечатаете.

Так вы никогда не верьте, чтобы я кому-либо дал разрешение без вас, и, пожалуйста, имейте ко мне доверие, что я не то что доверие к вам имею — между нами не м[ожет] б[ыть] такого слова, а что я благодарен, и то не хорошо, а просто радуюсь, что вы есть и что вы делаете дело, к[оторое] мы думаем, что оно не наше, а его. И то боюсь думать. Его дело только то, чтобы стараться быть совершенным, как он, а это так — только п[отому] ч[то] надо же что-нибудь делать.


На конверте: Англия. England. Christchurch. Hants. V. Tchertkoff.216

217 Отрывок напечатан: «Толстой и Чертков», стр. 292.

Ответ на письма В. Г. и А. К. Чертковых от 19 декабря н. с. об издательских делах. Чертков писал, что необходимо все дело переводов и издания произведений Толстого за границей сосредоточить в одних руках, причем иностранные издатели должны знать, что Чертков не извлекает из издательской работы никакой материальной выгоды и доставляет произведения Толстого бесплатно издателям. А. К. Черткова спрашивала, давал ли Толстой авторизацию на перевод своих произведений Блюменау и кто такой этот Блюменау, заявляющий о своих правах на переводы произведений Толстого на немецкий язык.

1 Писем Блюменау в архиве Толстого нет.

2 «Живой труп».

3 [бездействует]

4 Группа единомышленников Толстого предполагала издавать журнал, но не получила разрешения от Главного управления по делам печати.

* 608.

1900 г. Декабря 24? Москва.

Посылаю письмо F[ree] A[ge] P[ress]. Боюсь, как бы кто-нибудь (Моод) не огорчился.1 Тогда вы будете виноваты. Получил все ваши 3 письма: Галино первое и второе с письмом К[ропоткина]2 и ваше.

Более важное, что я пишу, это — заметки в дневник.

Если можно, пришлите мне побольше ваших моих писаний, в особенности: «Как чит[ать] Еванг[елие]» и «Христ[ианское] учение».

У меня ничего нет.

Прощайте, спасибо вам за любовь. Как здоровье?

Л. Т.

Отрывки напечатаны: А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», I, М. 1922, стр. 49. Датируется предположительно 24 декабря, так как этим числом помечено присланное одновременно письмо Толстого к издательству «The Free Age Press».

1 В письме к издательству «The Free Age Press» Толстой, по предложению Черткова, упомянул о своем отказе от литературной собственности. Моод, переводивший произведения Толстого, возражал против того, чтобы на изданиях «The Free Age Press» печаталось объявление о том, что издательство не сохраняет литературной собственности на свои издания.

2 А. К. Черткова переслала Толстому копию письма П. А. Кропоткина к Черткову от 20 сентября н. с. с критическим отзывом о статье Толстого «Не убий».

217 218

* 609.

1900 г. Декабря 28. Москва.

Получил и ваше письмо, и Ames’а,1 и немецкую статью, и письмо Гали. Только не получил еще статьи. Спасибо за всё. О вопросе неупотребления денег я не отвечаю еще, п[отому] ч[то] собираюсь обдумать его. И тогда напишу.

Я всё так же неспособен работать, как прежде, и почти ничего не делаю.

Л. Т.

28 дек.


На конверте: Англия. Christchurch. Hants. England. V. Tchertkoff.

Ответ на письмо от 3 января н. с. 1901 г., в котором Чертков писал о том, что сочувствует взглядам людей, считающих деньги злом и отказавшихся от пользования ими.

1 Эмс (Ames), молодой англичанин, сотрудник Черткова по изданию произведений Толстого на английском языке, сторонник теории неупотребления денег. После неудачной попытки жить согласно своей теории отказался от нее.

1901

610.

1901 г. Января 18. Москва.

18 янв. 1901. Москва.

Давно получил ваше длинное письмо с обличением в попытке подцензурного издания. Я так люблю обличения себя, что, читая ваше письмо, совершенно соглашался с ним и чувствовал свою неправоту и не только не испытывал неприятного чувства, но, напротив, и любовь и благодарность к вам. Потом, обдумывая, менее соглашался с вами: очень меня подкупало то, что это побуждало бы меня писать художест[венные] вещи, кот[орые] я без этого не буду писать, и то, что огромный материал этического характера вещей, получаемых мною, собранных в букет, могли бы быть полезны людям. Но я все-таки рад, что не удалось, тем более, что я как будто кончил, особенно для худож[ественных] вещей, и что наверное было бы много неприятного, и, как вы пишете, невольно втянулись бы участвующие в нехорошие компромиссы.

О жизни без денег я всё внимательно прочел и обдумал. Пишу это и вам и Ames’y, кот[орого] прошу простить меня, что не пишу отдельно и по-англ[ийски]. Я думаю, что жить без денег для того, кто чувствует в себе силы для этого и возможность (если он не связан несогласной семьей), не только хорошо, но должно. Это почти то же, что отказ от воинской повинности: кто может, тот пусть делает, п[отому] ч[то] это несомненно хорошо; но требовать этого, осуждать за неделание этого нельзя. Я говорю: почти так же, как отказ от воинск[ой] повинности, п[отому] ч[то] это может делать человек, кот[орый] стоит еще ступенью выше (по чуткости своего нравствен[ного] сознания), чем отказывающийся от воен[ной] службы. А что и то и другое219 220 полезно и составляет центр света, из к[оторого] далеко идут лучи, это несомненно. Но мне нужно повторять то, что эта польза, эти лучи идут только тогда, когда цель в себе, в боге, а не вне себя.

Я всё хвораю и слаб. Понемногу освобождаюсь от тела. В душе мне хорошо.

Леву жалко.1 Жалко и Таню;2 но я твердо верю в то, что зла нет, и если мы считаем зло, — все-таки добро.

Прощайте, милые друзья. Братски целую вас.

Опубликовано: Б, IV, стр. 18. Ответ на письмо от 15 января н. с., в котором Чертков писал, что издание подцензурного журнала, задуманное некоторыми единомышленниками Толстого, явилось бы недопустимым компромиссом с правительством.

1 Л. Л. Толстой, у которого 25 декабря 1900 г. умер ребенок.

2 T. Л. Сухотина, которая в конце декабря родила мертвого ребенка.

* 611.

1901 г. Января 19. Москва.

Получил вчера ваше длинное письмо, любезный друг, и спешу ответить по пунктам:

К большому сожалению, не могу, или по крайней мере очень мне неприятно (и больше того) было бы исполнить ваше желание по 1-му пункту. Я раз навсегда отказался от своих прав на сочинения и переводы, и потому такое заявление говорило бы противное. Впрочем, всего не выскажешь, но вообще подписать такое заявление мне представляется ужасно тяжело — неприятно.

Заявить при случае, что...

На этом месте остановился и опять внимательно перечел заявление и нашел, что за исключением последней фразы в первом абзаце о том, что я ни с кем, кроме как через Черт[кова], не буду иметь дела,1 и с прибавкой во 2-м абзаце к словам «meiner Werke» слов: в их настоящем неизменном виде и еще [с] прибавкой после слова: «übernommen» слов: и по моему желанию передает их переводчикам и издателям без всякого вознаграждения, но только с условием правильного и точного перевода по проверенному им оригиналу. При таких изменениях,220 221 на кот[орые] вы, верно, согласны, я исполню ваше желание и даже постараюсь сам составить, переписать и выслать вам. Также изменю и письмо, только в смысле большей простоты.

По 2-му пункту желание ваше исполняю и прилагаю бумажку.2

По 3-му пункту — едва ли успею исполнить желание Веllows’a.3

По 4-му пункту я как раз, по случаю просьбы жен, написал государю о том, что хорошо бы было всех Якутск[их] выпустить и вообще пересмотреть законы о религиозн[ых] гонениях.4 Письмо мягкое, послал только с целью добиться желаемого. Ответа нет. Подожду еще и постараюсь узнать, как принято.

Моод писал мне, и я отвечал ему, что хорошо бы было, чтобы он заручился вашим согласием и помощью.5

Вот и мой конец пунктам. Пожалуйста, не сердитесь на меня. Да еще мои пункты:

Получил 4 листа «Х[ристианского] У[чения]».6 Жалко будет, если не получу конца. Нынче получил по почте «Нов[ое] Раб[ство]» и «Где вых[од]» по-французски, а по-русски не имею и не видал «Где в[ыход]» и «Неу[жели] т[ак] н[адо]?» Если можно, пришлите.

Так прощайте и простите оба, милые друзья.

Л. Т.


Исправленное немецкое заявление пришлю отдельно. Надо переписать.

Жена велит передать Гале, что очень благодарит за портрет и еще что и сама напишет, но у нее болят глаза, и она бережет их.


На конверте: Англия. Заказное. Кристчурч. Черткову. Christchurch. Hants. Registered. V. Tchertkoff.

Ответ на письмо от 26 января н. с., в котором Чертков писал, что посылает для подписи проект заявления на немецком языке о том, что он, Чертков, является единственным уполномоченным Толстого по всем вопросам, связанным с изданием его произведений за границей. Это заявление, написанное по просьбе Толстого (см. письмо № 606), предназначалось для опубликования в газете немецкого союза книгопродавцев и книгоиздателей, где было напечатано письмо А. Ф. Маркса, утверждавшего, будто Чертков не имеет права вести переговоры с иностранными издателями как представитель Толстого за границей.221

222 1 В письме от 7 февраля н. с. А. К. Черткова сообщила Толстому, что смутившие в проекте письма его слова явились результатом неправильного немецкого перевода, который ни В. Г. Чертков, ни она не могли проверить, слабо зная немецкий язык. А. К. Черткова просила вычеркнуть эту фразу. Окончательный текст письма Толстого в редакции немецких газет см. т. 73, стр. 33.

2 Чертков просил написать на бумажке слово «concern», чтобы этой бумажкой заклеить слово «company», неправильно употребленное Толстым в письме к издательству «The Free Age Press».

3 Квакер Беллоуз просил через Черткова Толстого написать предисловие к брошюре квакера Elkington’a о духоборах.

4 Чертков просил Толстого написать письмо царю с просьбой разрешить женам сосланных в Якутскую область духоборов переехать к мужьям из Канады. Письмо Толстого к Николаю II от 7 декабря 1900 г. см. в т. 72, стр. 514—516. Жены духоборов получили разрешение на эту поездку.

5 Письмо Толстого к Э. Мооду от 18 января 1901 г. см. т. 73, письмо № 6.

6 Второе издание книги Толстого «Христианское учение».

* 612.

1901 г. Января 28. Москва.

Получил ваше письмо вчера и спешу ответить. Здоровье мое как будто поправляется,1 по крайней мере начинается умственная работа, и даже очень интересная.

Понимаю, что вы хотите приехать. Погодите еще. А то как бы не испортить.2 Так говорю, несмотря на радость увидаться с вами.

От Моода получил недовольное, спорящее письмо. Очень жалко. Напишу ему. Получил листки Х[ристианского] у[чения] 1-й и 3-й, а дополнительного — последнего — всё нет.

Если это письмо бестолково, так не думайте, что я поглупел в уровень этого письма. Только оттого, что много писал, и все-таки хочу нынче же ответить вам.

Прощайте, милые друзья.

Л. Т.


На конверте: Англия. Кристчёрч.Черткову. Заказное. Christchurch. Hants. England. Registered. V. Tchertkoff.

Датируется днем, предшествовавшим дате почтового штемпеля отправления. Ответ на письмо от 5 февраля н. с., в котором Чертков просил Толстого написать правду о своем здоровье и сообщал, что попытается получить разрешение на приезд в Россию, чтобы увидеться с Толстым, если он серьезно захворает.222

223 1 В январе и феврале 1901 г. Толстой чувствовал недомогание и физическую слабость.

2 Чертков 6 февраля н. с. обратился к Николаю II с письмом, в котором просил разрешения приехать в Россию для того, чтобы увидеться с Толстым по случаю его болезни. На письмо последовал отказ.

* 613.

1901 г. Января 30. Москва.

Получил ваше письмо, милый друг Галя, и очень огорчился тем, что огорчил вас. Я послал мое письмо так, как написалось, с тем чтобы не скрывать от вас того гадкого, что есть во мне. Просто я не в духе, и мне скучно писать, вникать, и я отдаюсь дурному чувству. Но я поправил, поэтому, пожалуйста, простите меня.

А еще никогда не говорите о наших отношениях, о доверии и т. п. Всё это между нами, связанными всем тем, чем мы связаны, — неуместно.

Получил «Г[де] В[ыход]» и благодарю, но всё нет последнего, или последних, после 4-го листа полученного «Х[ристианского] У[чения]»,1 а оно так мне часто нужно.

Здоровье мое поправляется, опять хочется работать, и понемногу принимаюсь.

Как здоровье ваше и Димы (ноги).2 Фальшивая тревога или нет?

Целую вас.

Л. Толстой.

30 янв.


Завтра Мишина свадьба — глупая, грешная, пышная свадьба.5 Но девушка (Глебова) интересная. Теперь ничего нет, кроме молодой половой любви. Но что будет, когда устоится?

Жозю целую.

Дяде Сереже, Верочке, М[арье] М[ихайловне] передайте мою любовь.4


На конверте: Англия. Кристчурч. Черткову. Christchurch. Hants. England. V. Tchertkoff. Заказное. Registered.

Ответ на письмо А. К. Чертковой от 7 февраля н. с. 1901 г. А. К. Черткова, отвечая на письмо Толстого от 19 января, писала о том трудном223 224 положении, в котором находится В. Г. Чертков — представитель Толстого по изданию его произведений за границей и, в частности, как подорван его авторитет в Германии благодаря письмам А. Ф. Маркса немецким книгоиздателям. См. прим. к письму № 611.

1 Последний лист «Христианского учения» дважды был послан Толстому по почте, но не доходил до него.

2 Чертков в это время страдал от боли в ногах вследствие простуды.

3 Свадьба Михаила Львовича Толстого и Александры Владимировны Глебовой.

4 Последняя фраза является припиской, которую Толстой сделал по ошибке в письме к А. К. Чертковой вместо письма, адресованного Марии Львовне, жившей тогда в Пирогове.

* 614.

1901 г. Февраля 19. Москва.

Простите, милые друзья, что так долго не отвечал вам. Письма ваши я все получил: и то, кот[орое] надо передать Кон[шину], что я и сделал, и конфид[енциальное] письмо Гали, по кот[орому] постараюсь сделать, что могу. Не получил я только начало статьи о революции (ремингтоном).1 Не отвечал я п[отому], ч[то] очень нездоровилось всё последнее время, ничего не мог делать. Зато нынче чувствую себя совсем бодрым и полным энергии. Хотя о смерти стараюсь не забывать и готовлюсь к ней так, как иначе не умею готовиться: стараясь получше жить.

Ваши соображения о Поше и его деле считаю совершенно справедливыми. Хочется ему написать об этом.2 Не знаю, сумею ли.

Последн[ий] листок Хр[истианского] уч[ения] получил, так что составился один экз[емпляр]. Получил и то, что послано по случаю, и благодарю.

Также и «Н[еужели] т[ак] н[адо]», кот[орое] считаю очень хорошим. Выписки ваши из писем и дневников мне немножко неприятны.3 Точно я кокетничаю своими мыслями. Не разрабатываю их, как должно, а так бросаю. Это можно прилично делать только из-за гроба.

Мооду хочу написать, но еще не сделал.

Прощайте, простите.

Л. Т.

19 февр. 1901.

224 225

Сейчас получил и ваш учебник и листки Хр[истианского] уч[ения], теперь будет другой целый экз[емпляр], если получу листки от 93 до 124 включительно.


На конверте: Англия. Chrischurch. Hants. England. V. Tchertkoff.

Ответ на письмо Черткова от 23—25 февраля н. с., которое он просил передать А. И. Коншину, и на письмо А. К. Чертковой от 27 февраля н. с. Чертков писал о своих отношениях с П. И. Бирюковым в связи с изданием произведений Толстого за границей: «Двойной одновременный выпуск одних и тех же статей при скудости наличных средств представляет напрасную трату денег и вредную якобы конкуренцию нас самих друг против друга». А. К. Черткова прислала «практический учебник английского языка», составленный ею с помощью знакомых англичан для духоборов.

1 Начало рукописи статьи Черткова «О революции», переписанной на пишущей машинке.

2 См. письмо к П. И. Бирюкову от 19 февраля 1901 г., т. 73, письмо № 31.

3 Выписки из писем и Дневников Толстого, которые Чертков систематически помещал в «Листках Свободного слова».

* 615.

1901 г. Февраля 25? Москва.

Прочел вашу статью о студ[енческих] волнениях.1 Держал карандаш в руках, но ничего не поправил — нечего. Нешто то, что правительство само себе подставляет ножку. Как-нибудь иначе надо. Хорошо то, что вы строго и твердо держитесь радикального взгляда, от к[оторого] делаешь невольно уступки, когда приходится говорить со студентами. Я слово в слово говорил и говорю им то, что вы пишете, но когда дело начато и тысяча их сидит, то для оставшихся товарищей является уж другой вопрос: что им делать? Я советую им одно: стараться собираться и обсудить сообща, что делать. И собираться, соединяться, п[отому] ч[то] в единении только может б[ыть] дан отпор правительству. Как? — я не знаю; но знаю, что чем больше будет единения, тем действительнее будет воздействие на людей правительства.

Пишу вам au courant de la plume,2 собираясь ехать в баню и переговариваясь с двумя посетителями; потому не приписывайте225 226 моим словам никакого значения. Если буду жив, напишу подробно.

Вы, верно, уже знаете, что волнения внешние не только не меньше, но гораздо больше и значительнее прежних волнений, особенно тем, что в них принимают участие общество и люди из народа. Положение очень серьезное, и я стараюсь быть осторожнее, чтобы не сделать ошибки в смысле нравственном при тех требованиях, кот[орые] ко мне заявляются.

Ваш Л. Толстой.

Датируется на основании пометы Черткова на подлиннике.

1 Рукопись статьи Черткова о студенческих волнениях. Статья эта была частично использована Чертковым в заметке «О значении открытых протестов», помещенной в «Листках Свободного слова», № 20.

2 [на ходу,]

* 616.

1901 г. Февраля 27? Москва.

Santé bonne. Reçois félicitations toutes parts oukaze Synode.1

Здоровье хорошо. Получаю со всех сторон выражения сочувствия по поводу указа Синода.1

Телеграмма. Датируется приблизительно на основании штемпеля с датой получения, так как дата отправления неразборчива.

Ответ на телеграмму Черткова с вопросом о здоровье Толстого.

1 «Определение святейшего Синода» от 20—22 февраля 1901 г. об отлучении Толстого от православной церкви, опубликованное в официальной газете Синода «Церковные ведомости» 1901, 24 февраля.

* 617.

1901 г. Марта 7. Москва.

Сведения в «Vorwärts»1 совершенно справедливы за исключением артиллерии. Но то, что боевые патроны были выданы войскам — справедливо. Самое замечательное в этом движении то, что народ на стороне студентов, или, скорее, на стороне выражения неудовольствия. Ко мне ходят рабочие и пишут мне,226 227 также и студенты, и я говорю всем одно: для блага людей нужно прежде всего их единение между собой, и потому чем больше общения, взаимного сочувствия, тем лучше. Но надо соединяться не во имя вражды, а во имя взаимной любви; если же это единение кажется опасным и вредным некоторым людям, то тем хуже для них. Мы и их призываем к тому же общению.

Мне страшно за то сочу[в]ствие, к[оторое] мне выражают — боюсь дурно или вовсе не воспользоваться им.2

Я чувствую себя физически гораздо [лучше].3 Духовно желал бы быть лучше.

Письма ваши и Ames’а4 получил; буду отвечать после.

7 марта 1901 г.


О том, что люблю вас, повторяю, хотя это не нужно.


На конверте: Англия. Кристчурч, г. Черткову. Christchurch. Hants. England. V. Tchertkoff. Заказное. Registered.

Отрывок напечатан в «Листках Свободного слова» 1901, № 21, стр. 26. Ответ на письмо А. К. Чертковой от 15 марта н. с., спрашивавшей, верно ли сообщение газеты «Vorwärts» о студенческих демонстрациях в Москве.

1 «Vorwärts» — центральный орган германской социал-демократической партии, основанный в 1876 г.

2 Многочисленные выражения сочувствия по поводу отлучения от церкви.

3 Слово: лучше пропущено.

4 Записки Эмса о своей жизни без употребления денег; Чертков их переслал Толстому.

* 618.

1901 г. Марта 20. Москва.

Милая Галя и Влад[имир] Гр[игорьевич],

У нас очень суетливо; от этого давно не писал. На днях пошлю вам, что написал по случаю всего случившегося.1

Письмо я, шутя, продиктовал Суллеру, а оно перепечатано. Оно так: не имея возможности благодарить всех и т. д...., передаю через вашу газету мою искреннюю благодарность за выраженное227 228 мне сочувствие, кот[орое] отношу никак не к своим заслугам, а к остроумию и благовременности постановления Синода.2

Сведений о расстрелянии киевск[ого] студента никаких точных не имею.3 Вяземский4 выслан, и я написал ему письмо, кот[орое] хотят подписать очень многие. Тоже вышлю вам. Вышлю три своих вещи: обращение к царю и его помощникам,5 Чего может желать большинство русс[кого] народа6 и письмо Вяземскому и разные сведения от разных лиц.

Целую вас. Л. Толстой.


На конверте: Англия, England, Christchurch, Hants, V. Tchertkoff.

Отрывок напечатан в ТП, 3, М. 1923, стр. 133—134.

Ответ на письмо А. К. Чертковой от 28 марта н. с., которая спрашивала, насколько точно воспроизведен в немецких газетах текст письма Толстого по поводу его отлучения от церкви.

1 Толстой, вероятно, имеет в виду студенческие волнения в Москве 23—24 февраля и демонстрацию на Казанской площади в Петербурге 4 марта, закончившуюся избиением демонстрантов. В первой половине марта Толстой написал статью «Царю и его помощникам» и письмо к Л. Д. Вяземскому в связи с демонстрацией на Казанской площади.

2 Текст письма Толстого в редакции газет по поводу его отлучения от церкви, которое не могло быть напечатано в русской легальной прессе. Впервые напечатано по-русски в «Листках Свободного слова» 1901, № 23, стр. 24. См. т. 73, стр. 50.

3 В. Г. и А. К. Чертковы получили сообщение из Киева о том, что студент Пиратов, отданный в солдаты, находясь в строю, дал пощечину обругавшему его офицеру. За это Пиратов был расстрелян 9 марта 1901 г. («Листки Свободного слова», № 19).

4 Леонид Дмитриевич Вяземский, князь, член Государственного совета, вмешался в действия полиции, избивавшей демонстрантов на Казанской площади, и за это был выслан. Сочувственный адрес Вяземскому составленный Толстым и подписанный многими лицами, был впервые опубликован в «Листках Свободного слова», № 19. Письмо Толстого Вяземскому см. т. 73, стр. 49.

5 «Царю и его помощникам». Впервые опубликовано: «Листки Свободного слова» 1901, № 20. См. т. 34, стр. 239—244.

6 Так Толстой называет статью, которая впоследствии получила название «Единственное средство» (см. т. 34, стр. 254—269).

228 229

* 619.

1901 г. Марта 21. Москва.

Aucun changement.

Никакого изменения.

Телеграмма. Датируется на основании пометок на телеграфном бланке. По предположению А. К. Чертковой, телеграмма является ответом на запрос Черткова, насколько точно опубликовано за границей письмо Толстого в редакции газет по поводу его отлучения от церкви.

* 620.

1901 г. Марта 26. Москва.

Посылаю вам теперь, милые друзья, с случаем1 то же самое, что я послал по почте. Нынче кончили переписывать все экз[емпляры], и я нынче разослал их царю, всем вел[иким] кн[язьям] и всем министрам. Царю я послал с следующим письмом (на обороте).2

Целую вас. Прощайте. Здоров. Понемногу работаю.

Л. Т.


На конверте: England. Christchurch. Hants. V. Tchertkoff.

Письмо датируется 26 марта в соответствии с датой письма Толстого к Николаю II, которое Толстой послал одновременно с комментируемым письмом Черткову.

1 Вероятно, Толстой имеет в виду А. Н. Коншина, который выехал из Москвы за границу в конце марта.

2 На обороте копия письма Толстого к царю.

* 621.

1901 г. Марта 26? Москва.

Посылаю вам то же самое по случаю. Это же посылаю, надеясь, что оно дойдет, и вы получите раньше.1 Я здоров, но очень устал от бесчисленных требований, но и рад, что бог не лишает меня насущного хлеба.

Л. Т.

229 230

На конверте: Англия. Кристчурч. Черткову. Заказное. England. Christchurch. Hants. V. Tchertkoff. Registered.

Датируется на основании пометы на подлиннике.

1 По сообщению А. К. Чертковой, Толстой имел в виду рукопись «К царю и его помощникам», один экземпляр которой был послан Черткову с Коншиным, а другой экземпляр одновременно отправлен по почте.

* 622.

1901 г. Марта 30. Москва.

Сейчас получил ваше письмо № 16, милый друг В[ладимир] Г[ригорьевич], и устыдился за то, что мало писал вам, и за друзей. Буду настаивать, чтобы они писали вам еженедельно. Пусть это письмо, 30[-го] ст[арого] ст[иля], будет началом.

У нас происходит вот что. Назначен[ный] Ван[новский]1 действует неопределенно; одни думают, что к хорошему, другие — обратно. Я ничего не знаю. В Петербурге, говорят, большое возбуждение в обществе. В Москве, мне кажется — тоже. Гектографир[ованной] литературы, ходящей по рукам, масса, но мало интересного. Мое обращение Ц[арю] и е[го] п[омощникам] послано, кажется, 26-го ему и в[еликим] кн[язьям] и министрам. О судьбе его ничего не знаю. Письмо С[офьи] А[ндреевны] напечатано с письмом Антон[ия].2 Письма ко мне увещательные от лиц, считающих меня безбожником, вызвали меня к тому, чтобы написать ответ на постановление Синода.3 Эти дни писал, кажется кончил. Прежде всего пошлю вам.

Здоровье мое хорошо. Письма, получен[ные] по случаю отлучения, все нельзя копировать. Их сотни, но попрошу Дунае[ва] или Буланже сделать выборку и послать вам.

Спасибо за письмо, целую вас. Сейчас поправил редакцию обращения к Пет[ербургским] писателям.4 Посылаю, хоть, мож[ет] б[ыть], еще изменится. Целую вас, п[отому] ч[то] люблю. Мне на душе большей частью твердо хорошо. Дай бог вам того же. Получил начало «О смысле жизни».5 Кажется, хорошо.

Л. T.


На конверте: Англия. Черткову. Кристчурч. England. Cristchurch. Hants. V. Tchertkoff.230

231 Отрывки напечатаны: «Толстой и Чертков», стр. 293.

Ответ на письмо от 5 апреля н. с., в котором Чертков писал о том, что в английских газетах часто появляются сообщения об аресте Толстого и об обыске у него. Отсутствие писем от Толстого и друзей из Москвы не позволяет с уверенностью опровергать такие сообщения. Поэтому Чертков просил, чтобы кто-нибудь из близких Толстому людей раз в неделю извещал, хотя бы очень коротко, о том, все ли благополучно у Толстого.

1 Петр Семенович Ванновский (1822—1904), генерал-адъютант, был военным министром с 1882 по 1898 г. В марте 1901 г. Ванновский был назначен министром народного просвещения; он стал применять репрессии для подавления студенческого движения.

2 Письмо С. А. Толстой к петербургскому митрополиту Антонию с протестом против отлучения Толстого было напечатано вместе с ответом Антония в газете «Церковные ведомости» 1901, № 17.

3 «Ответ на определение Синода от 20—22 февраля и на полученные мною по этому случаю письма» был напечатан в «Листках Свободного слова» 1901, № 22.

4 Письмо комитету Союза взаимопомощи русских писателей, подписанное Толстым и многими московскими писателями и общественными деятелями, было написано по поводу закрытия этого Союза. Толстой послал Черткову первоначальный вариант, который и был опубликован в «Листках Свободного слова» 1901, № 19. См. т. 73, стр. 59—60.

5 Начало брошюры «О смысле жизни». Мысли Толстого, собранные В. Чертковым, Christchurch, 1901.

* 623.

1901 г. Апреля 3. Москва.

Простите, что сейчас не пишу. Напишу завтра, если буду жив.

Л. Т.

Приписка к письму П. А. Буланже от 3 апреля 1901 г., адресованному Черткову и написанному по поручению Толстого (см. «Список писем по поручению», № 8).

* 624.

1901 г. Апреля 4. Москва.

Когда Бул[анже] вчера вам отвечал за меня, я обещал написать на другой день, но вот конец второго дня, и я только пишу. За поправки благодарю. Л[истки] С[вободного] С[лова] получил231 232 вчера.1 Я здоров, но очень осуетился. Нынче кончил ответ Син[оду] и лицам, писавшим мне по этому случаю. Я этим более доволен, чем обращением «К Ц[арю] и е[го] п[омощникам]». Завтра надеюсь выслать вам. Бюллетень событий тот, что все ждут, что будет от нового министра,2 но ничего еще нет. Я и С[офья] Андр[еевна] продолжаем получать письма и адресы. Нынче б[ыли] очень хорошие адресы от Испанских журналистов. Никифоров хотел сделать выборку из писем и адресов, и тогда пошлю вам. Надеялся через бывшего в Лондоне и вам писавшего лица получить кое-что, но он не успел.

Прощайте. Не сердитесь на меня и точно прощайте.

Л. Т.


Датируется на основании пометы на подлиннике и сопоставления с письмом № 623. Ответ на письмо от 10 апреля н. с., в котором Чертков одобрял статью Толстого «Царю и его помощникам» и указывал, что следовало было бы выпустить или иначе сформулировать некоторые фразы, которые могут быть истолкованы в том смысле, что Толстой признает некоторые законы, на самом деле им отрицаемые. Предлагая соответствующие изменения, Чертков просил Толстого немедленно сообщить о своем согласии, так как статья уже набирается.

1 Вероятно, «Листки Свободного слова», № 18, где были напечатаны статья Л. Толстого «Где выход?» и выдержки из писем Толстого к Чертковым за 1900 г.

2 Министр народного просвещения Ванновский.

625.

1901 г. Апреля 12? Москва.

Посылаю вам, любезный друг, доставленные мне сведения о событии 4-го марта.1 Может быть, вы найдете нужным воспользоваться ими. Если да, то могу засвидетельствовать добросовестность лиц 1-го, 7-го и 8-го показаний. Впрочем, как эти, так и все остальные говорят сами за себя. Одно могу сказать от себя, что явление это — доведение русских людей: городовых, казаков и солдат, до такого зверского состояния, в кот[ором] они совершают дела, противные и их характеру и их религиозным верованиям, очень важно, и нельзя достато[чно] серьезно отнестись к нему, стараться исследовать, оглашать и понять его причины.

Л. Толстой.232

233 Напечатано с сокращением в «Листках Свободного слова» 1901, № 21.

Датируется на основании пометы Черткова с датой получения письма, причем предполагается, что в пути оно находилось 5 дней.

1 Присланные Толстым сообщения о демонстрации 4 марта на Казанской площади частично опубликованы в «Листках Свободного слова» 1901, № 21, в том числе отрывки из восьми описаний демонстрации, сделанных очевидцами и лицами, пострадавшими во время побоища, устроенного полицией.

* 626.

1901 г. Мая 7. Москва.

О свободе слова не упомянуто мною наисознательнейшим образом. Замечания всех интеллигент[ов] о том, что это необходимо включить, только еще более утверждают меня в необходимости не упоминать об этом. Все 4 пункта поймет самый серый представитель 100 миллионов. Свобода же печати не только не нужна ему, но он не поймет, зачем она, когда ему не дают книг разрешенных. Вообще я думаю, что прежде всего нужно народу, чтобы его не выделяли от других, и все 4 пункта трактуют об этом за исключением свободы совести, кот[орая] есть основа всего и сознательно нужна народу.

Я смотрю снизу от 100 миллионов, и потому понятно, что те, кто смотрит сверху от полмиллиона либералов и революц[ионеров], видят другое.

Если свобода слова, то свобода собраний, представительство и весь катехизис, исполнен[ие] к[оторого] ничего не дает, кроме воображения, что люди свободны. Теперь народ может желать того, чтобы его не выделяли из всех; потом, если он будет желать чего, то прежде всего освобождения земли от собственности, потом от податей, накладываемых кем-то, потом от солдатства, потом от суда, а не свободы печати, представительства, 8-часового рабочего дня, касс и т. п.

Мне очень жалко, что мы так не поняли друг друга.

Вашу заметку о революционерах1 я прочел и тогда же, помнится, написал вам, что очень ее одобряю. Всё в ней хорошо и правильно. Ну, простите меня, милые друзья, если я резко возражаю вам. Мне немножко б[ыло] досадно, что вы меня не поняли и заподозрили меня в ребяческом легкомыслии в таком относитель[но] важном деле.233

234 «Хадж[и]-Мур[ата]» я не кончил. А если кончу, то пришлю вам непременно преждевременно, а мож[ет] б[ыть], и вовсе, т[ак] к[ак] я нигде печатать не собираюсь. — Об изложении «От[ца] Сер[гия]» ничего не помню.2 «О жизни» перевод сделан С[офьей] А[ндреевной] и весь переправлен Tasteven,3 и перевод верный.

Благодарю за выписку из письма Крапотк[ина] и англичанки.

Прощайте пока. Я всё физически нездоров, но мне хорошо.

Голубушка Галя, вы, пожалуйста, с вашей чуткостью не огорчайтесь. Ведь если бы мы говорили и смотрели в глаза друг другу, всё бы было, как должно быть между нами — любовно, а письмо грубо. Вы его простите.

Целую милого Жозю. Чудесно его письмо П[обедоносцеву].4

Отрывки напечатаны: Б, IV, стр. 26.

Датируется днем, предшествовавшим дате почтового штемпеля. Ответ на письма Черткова от 13 и 15 мая н. с. Чертков писал, что посылает выписки из писем о «Воскресении», полученных им от П. А. Кропоткина и английской писательницы Майо. Чертков просил выслать для издания за границей повесть «Хаджи-Мурат», об окончании которой он получил известие от П. А. Буланже, и просил закончить повесть «Отец Сергий». В письме от 15 мая н. с. Чертков писал, что он и А. К. Черткова не понимают, почему Толстой в статье «Чего желает большинство русского рабочего народа» пропустил требование свободы печати.

1 Начало статьи Черткова «О революции».

2 Толстой начал писать повесть «Отец Сергий», излагая начало этого произведения в письме к Черткову в феврале 1890 г. (см. т. 87, стр. 12—17). Чертков напомнил ему об этом в письме от 13 мая н. с., прося закончить эту повесть.

3 Тастеван (Tastevan) — воспитатель и преподаватель французского языка в лицее, помогавший С. А. Толстой в переводе на французский язык статьи Толстого «О жизни».

4 И. К. Дитерихс обратился к Победоносцеву с резким открытым письмом по поводу отлучения Толстого. Письмо было напечатано в «Лист ках Свободного слова» 1901, № 23.

* 627.

1901 г. Мая 21. Я. П.

Давно не писал вам, милые друзья Дима и Галя, и давно от вас не получал писем и соскучился по вас.

Последнее письмо ваше и мое было о маленькой программе, о предполагаемой вставке.1 Программку эту и вообще не стоит234 235 печатать по ее ничтожности и п[отому], ч[то] я начал обрабатывать ее и из нее очень может вытти полезная вещь, если бог велит. Еще в числе всяких рукописей, кот[орые] я вам послал (2 извините за то, что посылаю такой хлам. Вы сами в этом виноваты), так в этом хламе я,