Лев Николаевич
Толстой

Полное собрание сочинений. Том 86


Письма к В. Г. Черткову
1887—1889




Государственное издательство

«Художественная литература»

Москва — 1937



Электронное издание осуществлено

компаниями ABBYY и WEXLER

в рамках краудсорсингового проекта

«Весь Толстой в один клик»



Организаторы проекта:

Государственный музей Л. Н. Толстого

Музей-усадьба «Ясная Поляна»

Компания ABBYY



Подготовлено на основе электронной копии 86-го тома

Полного собрания сочинений Л. Н. Толстого, предоставленной

Российской государственной библиотекой



Электронное издание

90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого

доступно на портале

www.tolstoy.ru


Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, напишите нам

report@tolstoy.ru


Предисловие к электронному изданию

Настоящее издание представляет собой электронную версию 90-томного собрания сочинений Льва Николаевича Толстого, вышедшего в свет в 1928—1958 гг. Это уникальное академическое издание, самое полное собрание наследия Л. Н. Толстого, давно стало библиографической редкостью. В 2006 году музей-усадьба «Ясная Поляна» в сотрудничестве с Российской государственной библиотекой и при поддержке фонда Э. Меллона и координации Британского совета осуществили сканирование всех 90 томов издания. Однако для того чтобы пользоваться всеми преимуществами электронной версии (чтение на современных устройствах, возможность работы с текстом), предстояло еще распознать более 46 000 страниц. Для этого Государственный музей Л. Н. Толстого, музей-усадьба «Ясная Поляна» вместе с партнером – компанией ABBYY, открыли проект «Весь Толстой в один клик». На сайте readingtolstoy.ru к проекту присоединились более трех тысяч волонтеров, которые с помощью программы ABBYY FineReader распознавали текст и исправляли ошибки. Буквально за десять дней прошел первый этап сверки, еще за два месяца – второй. После третьего этапа корректуры тома и отдельные произведения публикуются в электронном виде на сайте tolstoy.ru.

В издании сохраняется орфография и пунктуация печатной версии 90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого.


Руководитель проекта «Весь Толстой в один клик»

Фекла Толстая

Перепечатка разрешается безвозмездно.
____________

Reproduction libre pour tous les pays.


Л. Н. Толстой в 1887 году


ПИСЬМА к В. Г. ЧЕРТКОВУ
1887—1889


РЕДАКТОР
М. В. МУРАТОВ


ПРЕДИСЛОВИЕ К ВОСЕМЬДЕСЯТ ШЕСТОМУ ТОМУ.

Письма Толстого к В. Г. Черткову, составляющие восемьдесят шестой том, относятся к 1887, 1888 и 1889 годам и по содержанию своему близко примыкают к письмам, вошедшим в предыдущий том, охватывающий 1883—1886 годы. Значительная часть этих писем связана с подготовкой к печати изданий книгоиздательства «Посредник», которым руководил В. Г. Чертков при ближайшем участии Толстого. Вместе с тем, они отражают дальнейший рост взаимоотношений Толстого и Черткова и дают богатый материал для изучения творчества Толстого в эти годы, поскольку Толстой постоянно сообщает о своей работе над новыми произведениями и знакомит Черткова со своими рукописями, интересуясь его отзывами. Публикуемые письма Толстого теснейшим образом связаны с письмами Черткова и потому в этом томе, так же, как и в предыдущем, в комментарии даны значительные выдержки из писем Черткова, без которых многое в письмах Толстого было бы недостаточно понятно.

Письма Толстого, входящие в этот том, большей частью публикуются полностью впервые: из 122 писем, здесь публикуемых, ранее были напечатаны 18 писем, из которых полностью, без каких-либо изменений всего семь; отдельные отрывки были опубликованы из 65 писем. Значительная часть этих опубликованных отрывков относится лишь к деятельности издательства «Посредник» и была напечатана А. К. Чертковой в «Толстовском ежегоднике 1913 года».

Письма Толстого публикуются по автографам, принадлежащим В. Г. Черткову и хранящимся в Государственном Толстовском Музее.VII

VIII Все эти письма Толстого не были им датированы, но в свое время на них были поставлены даты Чертковым. Пометки эти сделаны частью карандашом разных цветов, в некоторых же случаях чернилами. Изучение этих пометок показывает, что датировка и нумерация писем производилась Чертковым по мере их получения. Однако, судя по исправлениям, которые в некоторых случаях сам Чертков вносил в свои пометки, можно думать, что письма эти датировались им не всегда немедленно по получении, а иногда через некоторый промежуток времени. При этом, сопоставляя эти пометки с другими источниками, можно убедиться, что Чертков, по большей части, стремился проставить день, когда письмо, по его мнению, было написано, но в некоторых случаях ставил день получения, обычно, однако, не оговаривая это в своих пометках. Сопоставление пометок Черткова с записями в Дневнике Толстого показывает, что во многих случаях Чертков датировал письма на день позднее, чем они были написаны, по всей вероятности, руководствуясь почтовым штемпелем на конверте.

В открытых письмах, имеющих почтовый штемпель с датой отправления, в тех случаях, когда кроме пометки В. Г. Черткова нет других оснований для датировки и нет указаний, что письмо было написано ранее, оно датируется по штемпелю, так как нет возможности утверждать, что оно было написано не в день отправления. Закрытые письма к сожалению дошли до нас без конвертов. Это обстоятельство делает очень затруднительной датировку, и необходимо считаться с возможностью ошибок в пределах одного или нескольких дней. Учитывая то обстоятельство, что датировка совершенно бесспорной является лишь в немногих случаях, вопросительный знак при датах ставится не во всех тех случаях, когда не исключается возможность, что письмо было написано несколько ранее, а лишь тогда, когда есть особое основание сомневаться в точности датировки.

Нумерация писем в пометках Черткова отличается от принятой в этом томе — проставленные Чертковым нумера на несколько единиц меньше нумерации редактора. Это объясняется тем, что Чертков соединял некоторые письма Толстого, помещаемые в предыдущем томе, под одним номером, и редактор должен был их снабдить новыми номерами.

Письма Л. Н. Толстого, адресованные на имя В. Г. Черткова, в значительной части предназначались не только для ВладимираVIII IX Григорьевича, но и для Анны Константиновны Чертковых, как это видно из их содержания. Это обстоятельство необходимо учитывать при чтении тома, имея в виду, что независимо от того, кому адресованы эти письма, они составляют часть общей переписки Л. Н. Толстого с В. Г. и А. К. Чертковыми.

Письма Толстого к Черткову написаны с незначительным числом пометок и поправок, которые воспроизводятся лишь в отдельных случаях. Но некоторые письма, содержащие отрывки, по своему характеру приближающиеся к художественному творчеству (№ 147) или к теоретическим статьям (№№ 203, 217, 235), содержат многочисленные исправления. В виду того, что такие помарки интересны, как показатель той работы над оформлением текста, которую совершал Толстой даже тогда, когда она начиналась в процессе писания письма, они воспроизводятся почти полностью.

Примечания, отсылающие читателя к тем страницам, где впервые сообщаются сведения о том или ином лице, поясняющие сокращенные имена и т. д., даются в минимальном количестве, потому что такие сведения читатель может найти, пользуясь алфавитным указателем, прилагаемым к тому.

Из числа писем Толстого к Черткову за период с 1887 по 1889 г. утрачены три: две телеграммы: от 23-28 (?) февраля 1887 года и от 26—28 апреля 1887 г. и письмо от 20-21 апреля 1887 г., касающееся рукописей В. И. Савихина, которое было в свое время передано Чертковым этому автору. Копии этих писем не сохранились, но содержание их устанавливается по запискам, вложенным в свое время Чертковым в папку с письмами Толстого. Письма Черткова к Толстому дошли до нас также почти полностью, но в Архиве Толстого (Рукописное отделение Всесоюзной библиотеки им. В. И. Ленина), в котором они хранятся, подлинники этих писем за октябрь-декабрь 1889 года отсутствуют, и выдержки из писем этих месяцев делаются по копиям, которые, повидимому, сняты были с подлинников по инициативе В. Г. и А. К. Чертковых в конце девяностых или в начале девятисотых годов.

Над редактированием писем Толстого к Черткову продолжительное время работала А. К. Черткова, вложившая очень много сил и труда в это дело. Но А. К. Черткова подготовляла к печати отдельное издание переписки Толстого и Черткова,IX X еще до того как начало осуществляться настоящее издание, характер которого окончательно определился уже после ее смерти. Поэтому примечания, составлявшиеся А. К. Чертковой, были рассчитаны на иной круг читателей, чем данное издание, и потребовалось вновь составлять комментарии в соответствии с теми положениями, которые установлены для редактирования данного издания. Редакционная работа была поручена М. В. Муратову, который и выполнил ее при ближайшем участии сотрудницы редакции Полного собрания сочинений Толстого О. А. Дашкевич, помогавшей и А. К. Чертковой в ее работах над письмами Толстого к В. Г. Черткову.

М. Муратов.


РЕДАКЦИОННЫЕ ПОЯСНЕНИЯ.

При воспроизведении текста писем Л. Н. Толстого соблюдаются следующие правила.

Текст воспроизводится с соблюдением всех особенностей правописания, которое не унифицируется, т. е. в случаях различного написания одного и того же слова, все эти различия воспроизводятся (напр. «этаго» и «этого», «тетенька» и «тетинька»).

Слова, не написанные явно по рассеянности, дополняются в прямых скобках.

В местоимении «что» над «о» ставится знак ударения в тех случаях, когда без этого было бы затруднено понимание. Это ударение не оговаривается в сноске.

Ударения в «что» и других словах, поставленные самим Толстым, воспроизводятся и это оговаривается в сноске.

Неполно написанные конечные буквы (напр., крючек вниз вместо конечного «ъ» или конечных букв «ся» или «тся» в глагольных формах) воспроизводятся полностью без каких-либо обозначений и оговорок.

Условные сокращения (т. н. «абревиатуры») типа «кой», вместо «которой», раскрываются, причем дополняемые буквы ставятся в прямых скобках: «к[отор]ой».

Слова, написанные неполностью, воспроизводятся полностью, причем дополняемые буквы ставятся в прямых скобках: т. к. «т[акъ] к[акъ]; б. — б[ылъ].

Слитное написание слов, объясняемое лишь тем, что слова для экономии времени и сил писались без отрыва пера от бумаги, не воспроизводится.

Описки (пропуски и перестановки букв, замены одной буквы другой) не воспроизводятся и не оговариваются в сносках,XI XII кроме тех случаев, когда редактор сомневается, является ли данное написание опиской.

Слова, написанные явно по рассеянности дважды, воспроизводятся один раз, но это оговаривается в сноске.

После слов, в чтении которых редактор сомневается, ставится знак вопроса в прямых скобках: [?]

В случаях колебания между двумя чтениями в сноске дается другое возможное чтение.

На месте не поддающихся прочтению слов ставится: [1 неразобр.] или [2 неразобр.], где цыфры обозначают количество неразобранных слов.

В случаях написания слов или отдельных букв поверх написанного или над написанным (и зачеркнутым) обычно воспроизводятся вторые, причем в необходимых случаях делаются оговорки в сноске.

Из зачеркнутого — как слова, так и буквы начатого и сейчас же оставленного слова — воспроизводится в сноске лишь то, что найдет нужным воспроизводить редактор, причем знак сноски ставится при слове, после которого стоит зачеркнутое.

Незачеркнутое явно по рассеянности (или зачеркнутое сухим пером) рассматривается как зачеркнутое, и не оговаривается.

Зачеркнутое явно по рассеянности воспроизводится как незачеркнутое, но с оговоркой в сноске.

Слова зачеркнутые и снова восстановленные, что обычно обозначается или точками под словом или подчеркивающей волнистой чертой, воспроизводятся или с оговоркой в сноске: Зачеркнуто и восстановлено — или без оговорки, по усмотрению редактора.

Написанное в скобках воспроизводится в круглых скобках.

Подчеркнутое воспроизводится курсивом. Дважды подчеркнутое — курсивом с оговоркой в сноске.

В отношении пунктуации: 1) воспроизводятся все точки, знаки восклицательные и вопросительные, тире, двоеточия и многоточия, кроме случаев явно ошибочного написания; 2) из запятых воспроизводятся лишь поставленные согласно с общепринятой пунктуацией; 3) ставятся все знаки (кроме восклицательного) в тех местах, где они отсутствуют с точки зрения общепринятой пунктуации, причем отсутствующие тире, двоеточия, кавычки и точки ставятся в самых редких случаях.XII XIII При воспроизведении «многоточий» Толстого ставится столько же точек, сколько стоит их у Толстого.

Воспроизводятся все абзацы. Делаются отсутствующие абзацы в тех местах, где начинается разительно отличный по теме и характеру от предыдущего текст, причем делается оговорка в сноске: Абзац редактора. Знак сноски ставится перед первым словом сделанного редактором абзаца.

На месте слов, не подлежащих воспроизведению в печати, ставятся двойные скобки [[4]], в которых ставятся цыфры, означающие число исключенных слов.

Все письма имеют редакторскую дату, которая ставится перед текстом письма слева. Даты, поставленные самим Л. Н. Толстым, печатаются перед текстом письма справа.

Письма, впервые печатаемые в настоящем издании, или те, из которых печатались лишь отрывки, обозначены звездочкой.

В примечаниях приняты следующие сокращения:

АТБ — Архив Л. Н. Толстого (Всесоюзная библиотека имени В. И. Ленина. Москва).

AЧ — Архив В. Г. Черткова (Москва).

Б, III — Бирюков, П. И. «Лев Николаевич Толстой. Биография, т. III. 2-е изд. Госиздат. М. 1922.

ГТМ — Государственный Толстовский музей (Москва).

ТЕ — «Толстовский Ежегодник» 1913 года. Изд. О-ва Толстовского музея в Спб. и Толстовского о-ва в Москве. СПБ. 1914.

«Толстой и Чертков» — М. В. Муратов. «Толстой и Чертков по их переписке». Изд. Госуд. Толстовского музея. М. 1934.

ТТ, 2 — «Толстой и о Толстом. Новые материалы», изд. Толстовского музея. М. 1926.


ПИСЬМА К В. Г. ЧЕРТКОВУ
1887—1889

1887.

*126.

1887 г. Января 7. Никольское-Горушки.

Нынче вечеромъ получу вѣроятно ваше письмо,1 к[оторое] мнѣ пересылаютъ изъ Москвы, и тогда еще напишу. Живу я [у] Олсуф[ьевыхъ]2 5 дней и все время былъ нездоровъ — слабъ, въ упадкѣ силъ. Нынче опять ожилъ. Въ Москвѣ еще началъ вписывать середину повѣсти объ Юліи3 (знаете). Очень меня заинтересовало, и кажется, что если бы Богъ далъ кончить- вышла бы очень полезная вещь. Мало очень такъ называемаго художественнаго, но очень много о противуположности мірской и христіанской жизни. И для всякой не совсѣмъ одурѣвшей цензуры — очень удобное для напечатанія. Ну да тамъ что выйдетъ. Если же выйдетъ, то выйдетъ длинно. Немножко и здѣсь писалъ и нынче надѣюсь. Еще пересматривалъ здѣсь въ библіотекѣ книги масонскія4 и нашелъ уже книгъ 6, к[оторыя] очень хорошо бы было, измѣнивъ старинный языкъ и кое что исключивъ, напечатать не только у Сытина,5 но и въ Посредникъ: христіанскія мысли и поученія о жизни безъ церковности. Я привезу въ Москву эти книги. Хорошо бы было, если бы кто-нибудь изъ насъ взялся за эту работу. Мнѣ почему то кажется, что Ан[на] Конст[антиновна]6 хорошо бы это сдѣлала, если только ей есть досугъ. Очень, очень хорошія книги. Только нужно ясность своихъ убѣжденій, чтобы знать, что и какъ выпустить, и нужно тонкость нравственнаго чутья и серьезность отношенія къ дѣлу. — Мнѣ кажется, что превосходная будетъ духовная пища для Ещенко7 и ему подоб[ныхъ. ] Еще прочелъ я Vicar of Wakefield.8 Думали вы о немъ? Это прелестная книга для Посредника — съ самыми маленькими исключеніями; а что за прелесть!3

4 Нынче получилъ письмо отъ Стаховича9 и отъ жены — и статью въ Нов[омъ] Вр[емени]10 — все о драмѣ. Чуть чуть опять не впалъ въ малодушество; но какъ-то въ болѣе серьезномъ духѣ здѣсь и остаюсь равнодушнымъ и вполнѣ увѣреннымъ, что въ Посредникъ она пройдетъ, что главное? желательно. — Что календарь?11 Пишите мнѣ сюда еще дней 5. — Какъ вы живете? Прощайте, милые друзья.

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Отрывок напечатан в ТЕ 1913, отдел «письма Толстого», стр. 42—43. На подлиннике пометка синим карандашом рукой Черткова «Отъ Алсуфьевыхъ. 9 Янв. 87». Дата, проставленная Чертковым, в данном случае обозначает, повидимому, день получения письма. День написания письма определяется на основании сопоставления следующих данных. В письме к С. А. Толстой от 7 января 1887 г. Толстой пишет: «Вероятно нынче ночью приедет человек, который привезет твои письма и те, которые ты посылаешь». В комментируемом письме Толстой пишет, что ждет пересылаемое ему из Москвы письмо Черткова «нынче вечером». Письмо Черткова, написанное в Петербурге 2 января 1887 г. и полученное в Москве в отсутствие Толстого, должно было быть переслано С. А. Толстой в числе писем, которые ждал Толстой вечером 7 января 1887 г. Ответ на комментированное письмо имеется в письме Черткова, датированном 10 января 1887 г., и если бы письмо Толстого было написано в Никольском 9 января, оно не могло бы быть получено 10 января в Петербурге. Наконец, Толстой пишет, что он «нынче» получил статью о драме «Власть тьмы», статья же эта напечатана 5 января, и мало вероятно, чтобы газета «Новое время» получалась в имении Олсуфьевых, расположенном около станции Подсолнечная, Николаевской (ныне Октябрьской) ж. д. на четвертый, а не на второй день после выхода. Слово «нынче» Толстой обычно употреблял в смысле «сегодня».

Комментируемое письмо, не будучи прямым ответом на какое-либо письмо Черткова, является в то же время непосредственным продолжением их переписки и содержит указания на книги, пригодные для переработки и издания книгоиздательством «Посредник», которым руководил в это время Чертков, при ближайшем участии Толстого.

1 Письмо Черткова от 2 января 1887 года, упоминаемое в тексте, осталось без прямого ответа. Оно содержит сведения о деятельности Черткова в связи с «Посредником», о чтении драмы «Власть тьмы» в аристократических салонах в Петербурге и о других мерах, принятых для получения цензурного разрешения на издание драмы Толстого «Власть тьмы». В этом письме Чертков писал: «Вне дома дела бездна, и я едва с ними справляюсь; но рад, что внутренно не засуечен. Дело хорошее с одной стороны, радостное, но его так много, что приходится ездить на извозчиках и с завистью смотреть на пешеходов. — Теперь о драме: Стахович прочел ее тете Шуваловой, которой она очень понравилась. Она не понимает, чтó4 5 в ней нецензурного, и находит, что вещь эта скорее против вашего направления — идеализации рабочего народа. Однако Шувалов неохотно взялся говорить об этом с Толстым, и навряд ли он поможет. Через мою мать мне завтра назначено свидание с княгиней Паскевич, сестрою Воронцова, и я попрошу ее прослушать чтение драмы Стаховичем, и, если можно, пригласить своего брата. Это может помочь. А тогда представим в цензуру. — Оказывается, что Татищев представил драму только в цензуру для разрешения на театре. Феоктистов сам взялся цензуровать и сделал такие помарки, при которых первоначальная редакция 4-го действия совсем кастрирована, но вариант и всё остальное не испорчено. Все резкие ругательства в роде «пес» вычеркнуты. Место о банке всё обчерчено. Второй экземпляр с отметками Феоктистова я имею в руках теперь для вставки ваших окончательных поправок. Завтра верну Татищеву и через несколько дней мы узнаем окончательный результат цензуры для театра. А так вообще ничего определенного еще не выяснилось. Вашу статью о жизни и смерти мы внимательно переписываем и надеемся на этих днях вам выслать. Завтра Стахович будет у меня читать драму «Власть тьмы» Репину, на которого я рассчитываю для рисунков. Сейчас не могу продолжать этого письма, но пошлю вам его и в таком виде, несмотря на его бессодержательность, так как не знаю, успею ли завтра утром продолжить. Надеюсь через несколько дней настолько избавиться от неотложных деловых хлопот, чтобы ходить пешком, заниматься столярничеством и собственной письменной работой для народных изданий; но боюсь, что это слишком хорошо и не так скоро осуществится. Прочел рассказ «Два брата» крестьянина. Он мне очень понравился и по содержанию и по слогу, требующему только самых незначительных переделок. Как радостно видеть, что чтение наших книжек вызывает такие неподражаемые подражания. — Мы получили интересное письмо от Манжуры, автора рассказа «О хлебном жуке», который мы вместе читали. Он не уверен, подходит ли к нам этот род рассказов, и говорит, что у него есть еще. Я ему написал сочувственное, одобрительное письмо и прошу выслать нам все его работы в этом роде.

Упоминаемые в письме Черткова лица:

Графиня Елена Ивановна Шувалова (1830—1922), тетка В. Г. Черткова, жена гр. П. А. Шувалова.

Гр. Петр Андреевич Шувалов (1827—1889), генерал-адъютант, член Государственного совета.

Гр. Дмитрий Андреевич Толстой (1823—1889). С 1882 по 1889 гг. занимал пост министра внутренних дел и шефа жандармов.

Княгиня Ирина Ивановна Паскевич (1835—1919).

Гр. Илларион Иванович Воронцов-Дашков (1833—1916), с 1881 по 1897 гг. министр императорского двора и уделов, с 1897 по 1905 гг. — наместник на Кавказе.

Александр Александрович Татищев (1823—1895), пензенский губернатор, с 1886 года сенатор, затем член Государственного совета.

Евгений Михайлович Феоктистов (1829—1898). В 1883—1896 гг. занимал пост начальника Главного управления по делам печати.

Иван Иванович Манжура (1851—1893), этнограф.5

6 2 Адам Васильевич Олсуфьев (1833—1901), генерал-лейтенант в отставке, знакомый семьи Толстых, Был женат на Анне Михайловне, рожд. Обольяниновой (1835—1899), имел сыновей: Михаила Адамовича (1860—1918), Дмитрия Адамовича (р. 1862 г) и дочь Елизавету Адамовну (1857—1898).

Толстой со своей дочерью Татьяной Львовной гостил в это время в имении гр. Олсуфьевых Никольское-Горушки или Обольяново, Дмитровского у. Московской губ., находившемся в 20 верстах от ст. Подсолнечная Николаевской (ныне Октябрьской) ж. д.

3 Написано: Юліѣ. «Повесть об Юлии» — повесть Л. Н. Толстого «Ходите в свете, пока есть свет». Напечатана впервые в России в сборнике «Путь-дорога». Научно-литературный сборник в пользу общества для вспомоществования нуждающимся переселенцам. изд. К. М. Сибирякова, Спб. 1893. О возникновении этой повести и о своей работе над ней Чертков сообщает между прочим следующее в своем,, Примечании к повести «Ходите в свете, пока есть свет»“, напечатанном в полном собрании сочинений Л. Н. Толстого под редакцией П. И. Бирюкова, изд. Сытина. М. 1913, т. XVI, стр. 244—246: «В первое время моего знакомства со Львом Николаевичем в 80-х годах, приводя в порядок разные залежавшиеся его рукописи, я наткнулся на несколько листов, исписанных его убористым почерком, которые, как оказалось, содержали вступление к задуманной им повести из времен древних христиан, и начало и конец самой повести. Рукопись эту я, по своему обыкновению, переписал, и под впечатлением прекрасного содержания... попросил его пополнить, хотя бы начерно, оставшиеся в повести пробелы, для того чтобы общая идея всего замысла не пропала для читателей. Взявшись за это, Лев Николаевич довольно много поработал над повестью, вставив всю недостававшую в середине эпизодическую часть и особенно ярко выставив рассуждения язычника — материалиста, противодействующего идеалистическим стремлениям героя повести, под конец ставшего христианином. Но работа эта над произведением, задуманным Львом Николаевичем значительно раньше, когда он находился в другом настроении, уже не могла им завладеть целиком и, охладев к ней, он ее оставил в недоконченном по существу виде, хотя с внешней стороны она успела принять форму вполне закругленного произведения».

Когда Чертков обратился к Толстому за разрешением распространять эту рукопись, Толстой предоставил ему пополнить те пробелы и недомолвки в полемических рассуждениях действующих лиц противоположных мировоззрений, которые должны были вызывать недоумение и неудовлетворенность у читателей. По окончании работы она была представлена Толстому на просмотр, и он сделал в ней несколько поправок и сокращений, разрешив ее для распространения, однако, по цензурным условиям того времени, она не могла быть напечатана в России. В позднейшие годы, при новом просмотре этой вещи, Толстому бросилась в глаза чрезмерная пространность отвлеченных споров, и, почувствовав, что это произведение вообще не удалось по форме, не представляя из себя ни чисто художественного произведения, ни теоретического рассуждения, — он решил вовсе не включать этой работы в «Полное6 7 собрание сочинений». Но так как оно все-таки вошло в первое посмертное собрание сочинений, издания гр. С. А. Толстой (См. «Сочинения графа Л. Н. Толстого». М. 1911. XI, стр. 237—290, и притом без всяких оговорок от редакции), и так как вообще оно получило довольно широкое распространение в отдельных изданиях, то Чертков и Бирюков сочли себя в праве включить это произведение в «Полное собрание сочинений Л. Н. Толстого», выходившее в издании Сытина, отметив те места, которые были вставлены в 1887 году для пополнения незаконченные, рассуждений.

4 Масоны, т. е. «каменщики», тайное религиозно-мистическое общество, подразделяющееся на различные ордена, ставшее известным в начале XVII в., но возникшее значительно ранее и распространившееся в Англии, Германии и других странах западной Европы. В России масонство развивается во второй половине XVIII века, достигая особенной силы в семидесятых и восьмидесятых годах этого столетия, когда Н. И. Новиков вместе со своими единомышленниками усиленно издавал масонскую литературу. В основе союза масонов лежало учение о ценности христианской этики, о равенстве перед богом людей без различия наций и религий, которое было близко Толстому.

Масонские книги, о которых пишет Толстой, не были доставлены Черткову по неизвестным причинам и издание это не было осуществлено. Следует отметить, что еще в декабре 1885 года, гостя в имении гр. Олсуфьевых Никольском, Толстой обратил внимание на масонские книги в библиотеке гр. Олсуфьева и писал С. А. Толстой: «Я нашел много книг в библиотеке, из которых собираю то, чтò годится для издания — книги особенно хороши нравоучительные масонские». См. «Письма гр. Л. Н. Толстого к жене» (1862—1910). М. 1915, стр. 290.

5 Иван Дмитриевич Сытин (1851—1935) — книгоиздатель, которому было поручено печатание и распространение изданий книгоиздательства «Посредник», выходивших под редакцией Толстого и Черткова. О нем см. примечания к письму Толстого к Черткову № 51 в апреле 1885 года, т. 85 и к письму Толстого к нему от 24 (?) ноября 1888 г., т. 64.

6 Анна Константиновна Черткова (р. 17 апреля 1859 г. — ум. 11 июня 1927 г.) — жена В. Г. Черткова. О ней см. прим. к письму к Черткову № 119, т. 85.

7 Написано: Ященко. Толстой имеет ввиду Ещенко Емельяна Максимовича (род. 1848 г.) крестьянина Воронежской губ., Острогожского уезда, хутора Гирлы, отпавшего от православия. Ещенко очень интересовался религиозными вопросами и посещал молитвенные собрания евангеликов (пашковцев) в доме Е. И. Чертковой (в имении Лизиновка), где и познакомился с Чертковым и заинтересовался этической стороной христианского учения в понимании Толстого. Ещенко пользовался большим влиянием среди своих односельчан и приобрел кружок последователей, которые вместе с ним неоднократно подвергались гонениям и даже избиениям со стороны православного населения, подстрекаемого местным духовенством и полицейскими властями. Отпадение от церкви Емельяна Ещенко произошло около 1880 г. во время его поездки в Область Войска Донского, благодаря его общению с руководителем одной из7 8 имевшихся там сектантских групп, принадлежавших к секте «людей божьих», известной более под кличкой «хлысты», которую сами сектанты для себя считают оскорбительной. Отпавши от церкви, эти сектанты открыто с ней не порывали и в своеобразной форме сохранили многие ее верования и обрядность. В 1884 году Ещенко посетил вождя этой секты П. П. Катасонова и был назначен им «духовным руководителем» группы сектантов, имевшейся в с. Гирлы. Под влиянием жизнепонимания Толстого, Емельян Ещенко отказался от обрядности и сообщил о том своим бывшим последователям в Гирлах, которые избрали себе из своей среды другого духовного руководителя. Емельян Ещенко остался один, покинутый своими прежними последователями, и вскоре уехал на Кавказ, a затем — в 1896 году — в Акмолинскую область. О Ещенко упоминается неоднократно в переписке Толстого с Чертковым с 1887 г. по 1894 год. Ещенко написал неоконченные им записки, хранящиеся в AЧ: «Жетее Е. ѣщенко» (орфография подлинника).

8 «Vісаr of Wakefield» — «Векфильдский священник», повесть Оливера Гольдсмита (1728—1774). Толстой очень ценил эту книгу, которую читал еще в молодости. (См. Дневник Л. Н. Толстого от 7 апреля 1847 г., т. 46.) Книга переводилась с английского и готовилась к печати в несколько сокращенном виде для издания «Посредником», но в то время не была издана.

9 Александр Александрович Стахович (1830—1913), шталмейстер, крупный помещик Орловской губ., близкий знакомый Толстого и его семьи.

Письмо А. А. Стаховича от 28 декабря 1886 г. о драме «Власть тьмы», ныне хранящееся в АТБ, повидимому было переслано Толстому из Москвы в Никольское вместе с письмом С. А. Толстой, полученным им 7 января 1887 г.

10 Статья А. С. Суворина «По поводу драмы графа Л. Н. Толстого» в газете «Новое время» 1887, № 3898 от 5 января.

11 «Календарь с пословицами на 1887 год». Спб. 1887. Повидимому, Толстого интересовал вопрос о том, не встречает ли издание календаря препятствий со стороны цензуры. Разрешение на издание календаря было дано 7 января 1887 г. и не могло еще быть известно Толстому.

На это письмо В. Г. Чертков отвечает письмом от 10—11 января 1887 г., в котором между прочим, коснувшись некоторых затронутых в письмо Толстого вопросов и сообщив дальнейшие сведения о хлопотах по изданию «Власти тьмы», о деятельности книгоиздательства «Посредник» и о работах художника И. Е. Репина, пишет: «... Не знаю, что выходит из вашей работы над повестью о Юлии, наверно превосходное, как всё, что вы пишете. Мне же начало и конец этой повести оставили сильное и радостное впечатление. Что касается до работы над масонскими книгами, то Галя с радостью возьмется за нее, когда вы нам пришлете эти книги. Я очень рад, что вы указываете на «Vісаr of Wakefield». Мне как раз нужно было дать работу по переложению своей двоюродной сестре Чертковой. Я достану эту книгу, прочту и дам ей переложить».

Упоминаемая в письме В. Г. Черткова — Александра Григорьевна Черткова, дочь Григория Александровича Черткова, в замужестве Пашкова, троюродная сестра В. Г. Черткова.

8 9

127.

1887 г. Января 18. Москва.

Письмо ваше сейчасъ получилъ. Завтра, вѣроятно, получу рукописи и все сдѣлаю, какъ вы совѣтуете; но драму, я думаю, лучше напечатать половину экз[емпляровъ] съ одной, а другую половину съ другой редакціей 4-го дѣйствія.1 Напишите, какъ вы думаете. Для цензуры въ этомъ, кажется, ничего нѣтъ противнаго. А остального до 2-го изданія перемѣнять не буду.

Радуюсь, что вы здоровы и работаете. Жду съ нетерпѣніемъ Павла Ивановича2 — милаго. Пришлите мнѣ и «Записки сумаш[едшаго»]3 и начало о «Кесарево кесарю»4... Я нахожусь въ нерѣшительности, чтò писать теперь, окончивъ начерноту повѣсть.5 Все хорошо.

Л. Т.

Напечатано в ТЕ 1913, стр. 43. На подлиннике надпись, сделанная черным карандашом рукой Черткова «№ 122 М. 18 Янв. 87». Можно предположить, что дата означает день написания этого письма, так как письмо Черткова, на которое отвечает здесь Толстой, помечено 15 января и мало вероятно, чтобы этот ответ на свое письмо Чертков успел бы получить 18 января.

Толстой отвечает на письмо Черткова от 15 января 1887 г. из Петербурга. В этом письме Чертков пишет о разрешении драмы «Власть тьмы», о своих предположениях относительно ее опубликования и о редакционной работе по издательству «Посредник»: «... Вы узнали уже от Маши о нашей общей великой радости — драму разрешили без всяких помарок. Однако эпиграфы вычеркнули. Но не теряю надежды, что для следующего издания нам удастся получить разрешение и на эпиграфы, которым я придаю большое значение. Драму здесь много читают в самых разнообразных слоях, и везде впечатление одно и то же — сильное и хорошее. Симон мне сейчас говорил, что он был свидетелем того, как заклятые враги ваших последних писаний восхищались и умилялись, слушая драму, и как они после того стали относиться с большим вниманием и уважением к тем вашим мыслям, изложенным в других сочинениях, которые раньше вызывали в них одно ожесточенное и враждебное отрицание. Так и должно быть, и удивляя и привлекая всех вашим художественным талантом, вы усиливаете убедительность каждого слова, сказанного вами за последние годы.

Я слышал от молодого Алсуфьева, что вы хотите еще кое-что изменить и прибавить в вашей драме. Пожалуйста, позвольте сделать эти изменения во втором издании; но не изменяйте теперь того, что я послал Сытину для печатания. В цензуре еще не знают, что драма эта выйдет в таком доступном народном виде, и они могут придраться к малейшему изменению.9 10 Когда же она уже выйдет в свет в первом издании, то очень трудно будет остановить дальнейшие издания. Я распорядился, чтобы вариант поместили тотчас после ІV действия. Читателям будет очень приятно и хорошо прочесть обе редакции конца этого действия, и на этом месте, как мне кажется, вариант не только не повредит общему впечатлению, но наоборот, прибавит содержания, так как собственно говоря в варианте очень мало повторения. Я вовсе не решился на первый раз трогать разрешенный цензурою экземпляр, и потому оставил до следующего издания вставки о том, кто такие действующие лица, появляющиеся в начале некоторых действий. А это необходимо для удобства простых читателей... » «Постараюсь устроить, чтобы драму дали здесь на балаганах и на фабриках. Это, мне кажется, важнее, чем в императорских театрах. Только не знаю, удастся ли в этом году».

Об упоминаемом в письме Черткова Федоре Павловиче Симон (р. 1861) см. прим. к письму Толстого к нему от 22 февраля 1890 г., т. 65.

1 В драме «Власть тьмы», как известно, сначала был написан первый вариант 4 действия, но на основании отзывов лиц, находивших это действие слишком тяжелым для сцены, Толстой написал второй вариант, в котором ввел новое лицо — старого солдата Митрича. От своего плана — одну половину всего количества экземпляров книги печатать с одним вариантом, а другую половину — с другим — Толстой вскоре отказался (см. письмо № 129), и драма была напечатана с обоими вариантами в одной книге: «Власть тьмы» или «Коготок увязвсей птичке пропасть» — драма в пяти действиях Льва Толстого, изд. «Посредник», М. 1887.

2 Павел Иванович Бирюков (1868—1931), биограф и единомышленник Толстого. Зимой 1883—1884 года познакомился с Чертковым, а в ноябре 1884 г. через Черткова с Толстым. Принимал деятельное участие в работе «Посредника». В 1897 г. зa составление вместе с В. Г. Чертковым и И. М. Трегубовым воззвания о помощи духоборцам «Помогите» выслан на пять лет в Курляндскую губернию, откуда в 1898 г. ему разрешено было переселиться за границу. Принимал участие в переселении духоборцев. Вернулся в Россию в 1905 г.; годы 1914—1917 провел в Швейцарии, в 1927 году переехал в Канаду для работы среди духоборцев, откуда вернулся в 1929 году и поселился в Швейцарии. О нем см. прим. к письму Толстого к Черткову № 50, т. 85 и прим. к письму Толстого к нему от 5—6 апреля 1885 г., т. 63.

П. И. Бирюков должен был посетить Толстого в Москве проездом из Петербурга в имение своей матери Ивановское, находящееся в Костромской губернии, о чем он писал Толстому еще в конце декабря 1886 г. » но сделал это лишь в первых числах февраля 1887 года.

3 «Записки сумасшедшего» — незаконченная повесть Толстого, над которой он работал в 1884 году (см. т. 26 и Дневник Толстого 1884 г., записи от 30 марта, 12 и 27 апреля — т. 49).

Чертков напоминает Толстому об этой рукописи в письме от 10 августа 1886 г. Возможно, что в связи с этим напоминанием, Толстой просит Черткова выслать ему рукопись «Записки сумасшедшего», которая, однако, так и не была им закончена. «Записки сумасшедшего» впервые напечатаны10 11 в «Посмертных художественных произведениях Л. Н. Толстого под ред. В. Г. Черткова, изд. A. Л. Толстой, М. 1912, стр. 125—137.

4 «Кесарево Кесарю» — статья Толстого в окончательном виде получившая название «Что можно и чего нельзя делать христианину», — представляющая как бы послесловие к статье «Николай Палкин», написанная одновременно с этой статьей в 1886 г. См. письмо № 111, т. 85.

Впервые эта статья была напечатана вместе с статьей «Николай Палкин» в изд. «Полное собрание сочинений Л. Н. Толстого, запрещенных в России, под ред. В. Г. Черткова, т. X, статьи 1882—1889 гг., изд. «Свободного слова», Christchurch, 1904, стр. 97—104. В России же впервые появилась почти одновременно в двух изданиях: 1) Л. Н. Толстой, «I. Николай Палкин. II. Что можно и чего нельзя делать христианину» под ред. В. И. Срезневского, изд. Толстовского музея. Пгр. 1917 и 2) Л. Н. Толстой, «I. Николай Палкин. II. Что можно и чего нельзя делать христианину» под ред. В. Г. Черткова, изд. «Солдат-гражданин». М. 1917.

5 Толстой, возможно, имеет в виду «Ходите в свете, пока есть свет».

128.

1887 г. Января 19—21. Москва.

Драму только что нынче получилъ Петровъ.1 Цѣнную посылку съ рукописями до сихъ поръ не получалъ, а жду ихъ очень. — Все, что пишете, радостно. То, чтò я вижу вокругъ себя, одинаково радостно. Работы много по сотрудничеству Петрову. — Чтò сказалъ Потѣхинъ2 о своихъ повѣстяхъ: На міру и Хворая? Отдаетъ ли онъ ихъ въ народъ, т. е. въ Посредникъ или Сытину? Я выпросилъ туда у жены Поликушку,3 и теперь по всѣмъ писателямъ буду просить, кто чтò дастъ. Надо попросить у Григоровича,4,5 выбравъ, чтò больше всего годится. Главное же, мнѣ думается, туда отдать всѣ знаменитыя сочиненія Нѣмцевъ, Франц[узовъ], Англичанъ, к[оторыя] выдержали много изданій, и, главное, переводовъ, и кое-что для этаго дѣлаю, но жатва велика и тутъ, но дѣлателей мало. Вольтеръ,6 Руссо,7 Bernardin de St. Pierre,8 Лессингъ: Натанъ Мудрый,9 Шиллеръ: Разбойники,10 Викфил[ьдскій] Свящ[енникъ],11 Гюливеръ,12 Донъ Кихотъ,13 Сильвіо Пелико,14 Записки Франклина,15 Плутархъ16 и мн. др.

Сейчасъ Семеновъ17 принесъ мнѣ разсказъ — не дурной, но который надо будетъ ему же переработать.

На этой недѣлѣ Сытинъ обѣщалъ свести меня съ издателями. Я заявлю имъ о томъ, что все, чтò отъ меня печатается у Сытина, не принадлежитъ никому и можетъ быть всякимъ перепечатываемо. Если они пожелаютъ имѣть въ этомъ удостовѣреніе,11 12 то я дамъ имъ въ этомъ записку. То же надо бы отъ Посредника.18

У Островской19 я былъ, но ничего она мнѣ не сказала. Не нужно ли спросить у ея деверя у Министра20. Жду съ нетерпѣніемъ П[авла] И[вановича].

Л. Т.

Напечатано (почти полностью) в ТЕ 1913, стр. 43—44. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова, «№ 123 М. 21 Янв. 87». Вполне возможно однако предположение, что письмо это написано не 21-го, а на день или два раньше; во всяком случае оно написано, повидимому, не позднее 21 января, так как в следующем письме, датированном Чертковым 22 января, Толстой пишет, что «вчера» получил письмо Черткова, которое относится к 20 января и не было еще получено Толстым в момент написания комментируемого письма. Таким образом, если датировка, сделанная Чертковым, правильна, надо предположить, что письмо это было написано утром 21 января, а позднее в тот же день Толстой получил письмо Черткова.

Это письмо, так же как и предыдущее, повидимому является ответом на письма Черткова от 2 января, 10—11 января и 15 января 1887 г., так как на следующее письмо Черткова, помеченное 20 января, Толстой отвечает 22 января. В письме от 15 января 1887 г. Чертков писал Толстому: «Посылаю вам ценною посылкой переписанные рассказы Файнермана, так как вы того желали. Только лучше было бы, еслиб вы мне их вернули, не трогая их: это отвлечет вас от более важного; а эти рассказы мы с Ивановым можем исправить, так как недостатки изложения очевидны, и мы уже понемногу становимся опытнее в подобных поправках. Посылаю вам также рукопись Семенова, исправленную и измененную нами настолько, насколько нам казалось нужным. Форма изложения была прекрасная и пришлось только слегка поправить то места, где слог сбивается на литературный. Но конец рассказа ни мне, ни никому из нас не нравится по причинам, изложенным мною синим карандашом на оригинальной рукописи, которую также посылаю вам. Иванов изменил конец, мне кажется, неудачно. Галя потом приписала свой конец (на беловой рукописи) и он мне несравненно больше нравится. Но окончательно решить можете одни вы. Пожалуйста, верните мне поскорее обе рукописи: и беловую и черновую с вашим отзывом или вашими поправками. Листки о жизни и смерти будут вам высланы, надеюсь, завтра. Ах да, посылаю вам еще рассказ Лескова, писанный для нас. Несмотря на отвратительный лесковский слог, мне кажется, что первая часть этого рассказа очень содержательна в хорошем смысле, и что, если цензура разрешит, то это было бы ценным и нужным вкладом в издания «Посредника». Религиозная нетерпимость ужасно развита в народе и как будто в массе увеличивается по мере того, как отдельные личности проникаются истинным смыслом учения Христа. Конец рассказа о займе денег, неудачах купца христианина, запрятывание денег в седло — мне представляется вполне ненужным, скучным и натянутым. Если нужно сказать, что еврей помог12 13 христианину, то достаточно это сказать в нескольких словах. Лескову не хочется выпускать конца, но он на это согласится, если мы иначе не возьмем. Но всё устроится лучше и к обоюдному удовлетворению, если вы мне напишете, что согласны с нашим впечатлением.

1 Иван Иванович Петров (1861—1892) работал у Сытина, ведя дела, связанные с «Посредником». О нем см. примечание к письму № 125, т. 85.

2 Алексей Антипович Потехин (1829—1908) — беллетрист и драматург, автор повестей и пьес, преимущественно из жизни крестьян и мещан. Повесть А. А. Потехина «На миру» впервые напечатана в «Вестнике Европы» 1877, №, № 4, 5, повесть «Хворая» напечатана в «Вестнике Европы» 1876, №№ 2, 3. Отдельным изданием повесть «Хворая» напечатана издательством «Посредник» в 1887 г. (А. Потехин, «Хворая», типогр. И. Д. Сытина. М. 1887. Дозволено цензурой Спб. 28 янв. 1887 г.).

3 «Поликушка» — повесть Л. Н. Толстого, впервые напечатанная в 1863 г. и отданная впоследствии в распоряжение гр. С. А. Толстой в числе других произведений первого периода творчества Толстого, т. е. написанных до 1880 года. Вследствие вновь возникших затруднений со стороны издательницы повесть эта не могла быть напечатана в то время издательством «Посредник». Только после смерти Толстого, на основании его завещания, дочь его Александра Львовна предоставила этот рассказ во всеобщее распоряжение, и он был напечатан немедленно в различных общедоступных изданиях, в том числе и в издании «Посредника» (М. 1911 г.)

4 Дмитрий Васильевич Григорович (1822—1899), писатель, повесть которого «Антон горемыка» произвела на Толстого в молодости очень сильное впечатление. Толстой писал Д. В. Григоровичу 17 октября 1893 г.: «Помню умиление и восторг, произведенные на меня, шестнадцатилетнего мальчика, не смевшего себе верить, «Антоном-горемыкой», бывшим для меня радостным открытием того, что русского мужика нашего кормильца и, хочется сказать, — учителя — можно и должно описать, не глумясь и не для оживления пейзажа, а можно и должно писать во весь рост, не только с любовью, но с уважением и даже трепетом». Именно эту повесть, обрисовывавшую ужасы крепостного права, имел в виду Толстой для издания «Посредника». Но издание не было осуществлено, так как право на издание сочинений Григоровича принадлежало издателю Н. Г. Мартынову.

5 Зачеркнуто: и

6 Франсуа Мари Аруэ Вольтер (1694—1778), французский писатель-сатирик XVIII века, подвергавший критике учение церкви и быт католического духовенства. Выступления Вольтера против жестокости уголовного законодательства с пытками и смертной казнью, его трактат о веротерпимости и записки об уничтожении крепостной зависимости во Франции также вызывали сочувствие Толстого. Тем не менее ни одно его произведение в целости Толстой не счел удобным включить в серию народных изданий, и впоследствии он ограничился лишь извлечением некоторых отдельных мыслей Вольтера в виде афоризмов, включенных им в «Круг Чтения».

7 Жан-Жак Руссо (1712—1778), французский мыслитель, имевший очень большое влияние на Толстого в молодости. Толстой очень13 14 ценил его искренность в «Исповеди», и его взгляды на воспитание, высказанные в сочинении «Эмиль». Особенно же Толстой любил «Исповедание веры Савойского викария» (часть книги «Эмиль»). «Исповедание веры Савойского викария», рекомендованное Толстым для издания в «Посреднике», по цензурным условиям того времени не могло быть тогда напечатано и было издано «Посредником» лишь после 1905 г. (см. изд. «Посредник», перевод Русановой).

8 Bernardin de St. Pierre — Жан-Анри-Бернарден де Сен-Пьер (1737—1814), французский писатель, повесть которого «Павел и Виргиния» — «Paul et Virginie» — произвела большое впечатление на Толстого в молодости и он внес в свой дневник выписки из нее. См. т. 46, стр. 72—73. В позднейшие годы Толстой очень ценил его повесть «Суратская кофейня», которую он перевел и отчасти переделал для народного издания.

9 Готгольд Эфраим Лессинг (1729—1781), немецкий писатель. Его драма «Натан мудрый», в которой проводится идея веротерпимости и равноправия национальностей, пользовалась сочувствием и одобрением Толстого. В переводе П. Вейнберга в стихах с рисунками была издана «Посредником» в 1887 году.

10 Иоганн-Фридрих Шиллер (1759—1805), немецкий поэт и драматург. Драма Шиллера «Разбойники» с рисунками и его трагедия «Дон-Карлос» с 17 рисунками — обе в переводе С. Порецкого — были изданы «Посредником» в 1901 году.

11 «Векфильдский священник», — роман английского писателя Оливера Гольдсмита. См. прим. 10 к письму № 126.

12 «Путешествие Гулливера» — фантастическая сатира на европейскую цивилизацию Джонатана Свифта (1667—1745), английского писателя сатирика. Толстой ценил это произведение и перечитывал его в позднейшие годы, о чем есть упоминания на страницах его «Дневника». (См. «Дневник» записи от 17 ноября 1896 г. и 10 ноября 1897 г., т. 53.)

13 «Дон-Кихот — произведение испанского писателя Михаэля Сервантеса (1547—1616).

14 Сильвио Пеллико (1789—1854), итальянский писатель и политический деятель, стремившийся к объединению Италии и боровшийся за освобождение Италии от власти Австрии; арестованный, как редактор журнала, запрещенного австрийской цензурой, в Милане, провел много лет в тюрьме и был выслан за границу. В 1832 г. опубликовал свои мемуары: «Мои темницы», доставившие ему широкую известность. Книга была переведена на все языки, в том числе и на русский.

15 Автобиографическое произведение американского ученого и общественного деятеля Вениамина Франклина (1706—1790).

16 Плутарх (46—120 н. э.) — греческий писатель и автор многих жизнеописаний и нравственно-философских трактатов. Толстой считал полезной для юношества его книгу «Жизнеописаний» знаменитых людей древней Греции.

17 Сергей Терентьевич Семенов (р. 16 марта 1868 г., ум. 3 декабря 1922 г.), в то время начинающий писатель, из крестьян деревни Андреевки Волоколамского уезда Московской губ. С. Т. Семенов служил мальчиком в14 15 московском трактире, когда познакомился с первыми изданиями «Посредника» — рассказами Толстого, под влиянием которых стал сам писать рассказы из деревенской жизни, показывая их Толстому и работая под руководством его и сотрудников «Посредника». Толстой особенно ценил его правдивое изображение народной жизни, большое знание крестьянской жизни и отмечал простоту и ясность народного языка его рассказов. Желая привлечь к ним внимание, Толстой написал в 1894 г. предисловие к «Крестьянским рассказам С. Т. Семенова». См. т. 30. Занимаясь литературной работой, Семенов не покидал трудового крестьянского образа жизни, стараясь в то же время вводить в свое хозяйство улучшенные способы земледелия, и пользовался значительным авторитетом не только в своей деревне, но и во всей округе. Деятельность С. Т. Семенова вызвала против него вражду со стороны некоторых односельчан, настроенных против него зa его отпадение от господствующей церкви. С. Т. Семенов был убит членами семьи его соседей, подозревавших его в «колдовстве и чернокнижии». О Семенове см. прим. к письму Толстого к нему от 9 сентября 1887 г., т. 64. Рассказ, о котором пишет Толстой, был издан «Посредником» — «В город», рассказ крестьянина С. Т. Семенова. М. 1888.

18 Такое заявление было напечатано в газете «Русские ведомости» 1887, № 67 от 7 марта.

19 Мария Васильевна Островская, вдова писателя А. Н. Островского. Через некоторое время М. В. Островская дала Толстому разрешение на издание «Посредником» пьес «Бедность не порок» и «Не так живи, как хочется». Об этом Толстой пишет П. И. Бирюкову в письме, полученном 22 апреля 1887 г.: «Четвертого дня был у меня Островский — сын (очень полюбился мне), принес подарок от матери — сочинения отца и разрешение печатать в «Посреднике» «Бедность не порок», «Не так живи... » Как вы поступите? Мне кажется, что с формальной стороны нужно бы подтверждение от издателя его сочинений; но когда я сказал это Островскому, он сказал, что спрашивать не надо. Судите, как вы лучше знаете. Но радуюсь очень этому». О переговорах Толстого с наследниками А. Н. Островского о издании его произведений см. примечания к письму № 121 т. 85.

20 Михаил Николаевич Островский (1827—1901), брат писателя. В то время состоял министром государственных имуществ. Вероятно Толстой хотел получить от него разрешение на перепечатку драматических произведений его брата — писателя.

21 Павел Иванович — П. И. Бирюков.

На это письмо В. Г. Чертков отвечал письмом от 24 января, в котором сформулировал те принципы, какими по его мнению следовало руководствоваться при использовании для лубочной литературы произведений классиков: «Я очень сочувствую вашему желанию привлечь в лубочную литературу произведения хороших писателей иностранных и русских. Но как в организации библиотек, так и в этом деле, самым важным представляется мне не привлечение вообще участия хороших писателей, а согласие привлекаемых произведений с тем, что мы считаем истиною;15 16 и не только общее согласие, а отсутствие ложки дегтю. Народ привык воспринимать дурное в слабой форме православной церковности и дрянной лубочной литературы. Но важно при облегчении доступа к нему литературных произведений более художественных и, следовательно, сильных, сохранять возможную чистоту и избегать всякую ложь. Дело улучшения качества лубочной литературы стало уже модным вопросом, и я уверен, что в течение наступающих годов — совсем независимо от нас, будут привлечены в эту литературу самые сильные художественные силы, и притом без всякого разбора, так что для массы представится новый соблазн литературной лжи в более убедительной и увлекательной форме, чем прежде. Этого, разумеется, предупредить невозможно. Но возможно дать тон хорошего, строгого, чистого течения в этом общем движении, так сказать создать школу сознательного отношения к этому делу, высоко поднять и держать знамя христовой истины для того, чтобы все сознающие эту истину сразу видели, куда примкнуть, кому помогать. Это важно, как для сотрудников, вполне разделяющих наше понимание жизни, так и для возможности постепенного образования своего верного критериума у людей, подобных Петрову, не имеющих еще определенных убеждений.

Я признаю, что строгость нравственных требований от книги может доходить до излишнего пуританизма, и быть может я лично склонен к этой крайности, но это не изменяет того, что самое важное — содержание, и что наша главная задача при привлечении произведений в народную литературу (всё равно в какой рамке? должна заключаться в применении к этим произведениям самых высоких и чистых требований и избегать малейших противоречий с учением Христа. Если в самой прекрасной книге между прочим выставляется тип хорошего сознательного христианина и вместе с тем воина, если это выставляется так, что читатель получает впечатление, что это возможно и хорошо, то книга такая, как мне кажете», не должна быть распространяема нами, так как извращение истины тем убедительнее действует, чем ближе к истине и привлекательнее всё остальное содержание.

Я говорю всё это к тому, что мне кажется, дорогой Лев Николаевич, что вы допускаете в себе две оценки книг, и оценки не в зависимости от целесообразности и художественности формы, а две оценки по существу — по степени соответствия содержания к учению Христа. Для изданий «в нашей рамке» вы требуете отсутствия всякого противоречия с учением, а для лубочных изданий вы как бы освобождаетесь от такой определенной оценки и думаете главное о том, чтобы привлекать больше сил. Здесь как будто вас больше всего занимает демократизация литературных произведений. Не знаю, верно ли я вас понимаю; но если у вас действительно есть две оценки по существу, то я не разделяю этого взгляда и не только позволяю себе, но заставляю себя это вам сказать. Вы узнаете, чтó я думаю, а если я ошибаюсь, то откровенность моя не повредит вам, а мне поможет тем, что при случае вы мне поможете разобраться в моей ошибке».

16 17

* 129.

1887 г. Января 22. Москва.

Посылаю вамъ, милый другъ, письмо Файнермана1 — о томъ, что онъ пишетъ объ Абуговѣ.2 Не нуженъ ли такой человѣкъ Сибирякову?3 И о его переписанныхъ экз[емплярахь].4 Вчера получилъ ваше письмо съ доводами, почему печатать такъ, какъ вы распорядились, и совершенно согласенъ.

Адресъ Файнермана: Кременчугъ.

Посылки вашей еще не получалъ. Я живу хорошо, только мало работаю. Цѣлую васъ.

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Одна фраза напечатана в ТЕ 1913. стр. 44. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова № 124 М. 22 Янв. 87», на основании которой датируется это письмо.

Письмо это содержит ответ на письмо Черткова от 20 января 1887 г., в котором Чертков пишет о том, чем он руководствовался, выражая желание печатать драму «Власть тьмы» с обоими вариантами: «Дорогой Лев Николаевич, разумеется, вы лучше, вы одни можете рассудить, в каком виде издать вашу драму. Передайте Ив. Ив. Петрову ваше желание и он будет следить за тем, чтобы оно было в точности выполнено. Я же распорядился так единственно потому, что в вашем отсутствии требовалось дать указание. А мотивы мои были следующие: 1. Большинству, всем читателям, дорого и полезно прочесть драму в обоих вариантах. И им конечно удобнее не тратиться для этого на два экземпляра. 2. Новый вариант предполагает сбывшимся всё то, что изложено в первоначальной редакции, и потому, при чтении последовательном обоих редакций не разбивается общее впечатление. 3. Если в строго художественном отношении при таком чтении несколько и разрушивается цельность или гармония, пропорциональность отдельных частей всей драмы, то это будет заметно только для таких читателей, которые поразвитее и способны к литературной критике. А такие читатели сразу поймут, что новая редакция конца 4 действия вставлена в виде варианта. Те же менее развитые читатели — преимущественно крестьяне, которые этого не сообразят, ничего не потеряют от последовательного чтения обоих вариантов, но напротив много выиграют. 4. Выиграют они потому, что первоначальная редакция придает драме много захватывающей трагичности, которая сделает книгу особенно привлекательною и популярною; а новый вариант вносит вместе с смягчающим элементом вообще, еще в частности весьма нужное и ценное освещение тех обстоятельств народной жизни, отсутствие света — которые способствуют образованию таких несчастных людей, как описанные женщины преступницы.

Вот какие были мои мотивы. Но повторяю, я знаю, что вам все это виднее и вы лучше рассудите. Сейчас не могу больше писать. Рукописи17 18 вышлю вам безотлагательно. Не пришлете ли вы мне для переписки черновые вашего рассказа?».

1 Исаак Борисович Файнерман (1863 (?) —1925) по профессии сперва учитель, затем журналист. Одно время разделял взгляды Толстого. Летом 1884 года жил в деревне Ясная поляна, исполнял обязанности учителя, но не был утвержден в должности, несмотря на то, что принял для этого православие. Был участником нескольких земледельческих коммун, устраивавшихся единомышленниками Толстого. Написал ряд статей о Толстом, издал под псевдонимом Тенеромо книгу «Живые слова Л. Н. Толстого за последние 25 лет его жизни», изд. К. И. Тихомирова. М. 1912. О нем см. прим к письму № 76, т. 85 и к письму Толстого к ному от 14—26 ноября 1886 г., т. 63.

2 Абугов. Сведений об Абугове найти не удалось. Надо думать, что Абугов желал поселиться на земле, так как в письме от 13 февраля 1887 г. Чертков пишет Толстому: «Был у Сибирякова по поводу того человека, о котором Файнерман писал вам. Но оказывается, что Сибиряков теперь никому не дает земли. А только продает ее в полную собственность».

3 Константин Михайлович Сибиряков происходил из семьи богатых золотопромышленников, одно время был близок к народникам, затем в середине восьмидесятых годов сочувствовал взглядам Толстого. О нем см. прим. к письму Толстого Черткову № 53, т. 85 и письму Толстого к К. М. Сибирякову от 17 апреля 1885 г., т. 63.

4 Можно предположить, что Толстой имеет в виду переписанные экземпляры его неизданных писаний, которые в это время иногда переписывались лицами, сочувствовавшими учению Толстого, и предлагались для приобретения.

* 130.

1887 г. Января 23. Москва.

Дорогой другъ, В[ладимиръ] Г[ригорьевичъ].

Сейчасъ получилъ посылку — рукописи и статью Лѣскова.1 Статья Лѣскова, кромѣ языка, въ к[оторомъ] чувствуется искусственность, превосходна. И по мнѣ, ничего въ ней измѣнять не надо, a всѣ средства употребить, чтобы ее напечатать у насъ какъ есть. Это превосходная вещь. — Я перевелъ маленькую вещь Bernardin de St. Pierre Le café de Surate2 и пришлю вамъ ее на дняхъ. Она выражаетъ ту же мысль о томъ, что въ разныя вѣры вѣруемъ, а подъ однимъ Богомъ ходимъ. Разсказъ два брата3 оставьте съ концомъ Гали. Семеновъ — милый юноша — принесъ мнѣ еще разсказъ, к[оторый] я дамъ ему отделать — тоже хорошъ.4 — За переписку моей метафизической чепухи5 (я пробѣжалъ ее) очень благодаренъ. Бѣгуны, по вашему совѣту, отсылаю вамъ назадъ, не трогая.6 Смотрите же18 19 сдѣлайте съ Ивановымъ7 хорошенько, вы похвалились. Покамѣстъ все. Привѣтъ всѣмъ друзьямъ. Какъ адресъ Хилкова?8

Л. Т.

Напечатано (отрывок) в журнале «Голос минувшего» 1913, 5, стр. 223 тт почти полностью в ТЕ 1913, стр. 44—45.

На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова «№ 125 М. 23 Янв. 87». Дата эта подтверждается встречным письмом Черткова, которое было начато 24 января, до получения данного письма, а закончено 26 января, уже после того, как это письмо было получено. В этом письме Чертков пишет о рукописях, посланных Толстому, и об издательской деятельности «Посредника». «Меня беспокоит то, что вы не получили еще посланных мною заказных посылок. Я послал вам три. Сначала те рукописи, о которых говорил в письме, и при них переписанные листки «О жизни и смерти». Потом послал вам переписанную статью о Палкине. Потом — «Записки сумасшедшего». Пожалуйста, сообщите мне, когда получите. Если я причинил вам неудобство тем, что забрал с собою эти рукописи, то мне ужасно жаль и совестно, и я больше не буду. Если будете продолжать о жизни и смерти, а кончить эту вещь непременно следовало бы по важности ее содержания, то не забудьте написать о том, что вы мне говорили, когда мы ходили по бульвару — о трех составных частях человека — тело, порода и вечная сторона. — На рукописи Палкина я позволил себе сделать маленькое замечание, относящееся не до самой мысли, а до впечатления читателя».

1 Николай Семенович Лесков (4 февраля 1831 г. — 21 февраля 1895 г.) — писатель беллетрист. После возникновения «Посредника» сблизился с Чертковым и Бирюковым и в последнее десятилетие своей жизни во многом стал разделять убеждения Толстого.

В этом письме Толстой говорит о его легенде: «Сказание о Федоре-христианине и о друге его Абраме-жидовине», напечатанной впервые в журн. «Русская мысль» 1886, 12, стр. 1—23, о которой Чертков писал Толстому в письме от 15 января (см. прим. к письму Толстого № 128). Вещь эта в издании «Посредника» не была издана. Впоследствии «Посредником» были изданы легенды Лескова в двух книжках: «Совестный Данила и Прекрасная Аза». Две легенды по старинному прологу, составлены Н. С. Лесковым. М. 1889. I. «Лев старца Герасима». Восточная легенда с рис. И. Е. Репина. II. «Повесть о богоугодном дровоколе» (по старинному прологу) Н. С. Лескова. М. 1890.

2 Бернарден де Сен-Пьер, «Суратская кофейня». Произведение это в то время было запрещено цензурой. О нем см. выше прим. к письму Толстого от 19—21 января 1887 г. № 128.

О рассказе «Суратская кофейня» есть упоминание в письме Черткова Толстому от 14 ноября 1889 г., в котором он предлагает издать этот рассказ в переделке Толстого, но без его имени, в виду гонений цензуры на произведения Толстого. «Суратская кофейня» впервые напечатана в журн. «Северный вестник» 1893, I, стр. 265—27219

20 3 «Два брата» — рассказ С. Т. Семенова был первым произведением молодого писателя, принятым для напечатания «Посредником». Толстой одобрил рассказ за исключением конца и предложил сотрудникам «Посредника» сделать некоторые исправления в духе всего рассказа. Из двух вариантов окончания рассказа Толстой одобрил вариант А. К. Чертковой. В исправленном с согласия автора виде напечатано под заглавием: «Два брата», рассказ крестьянина С. Т. Семенова, изд. «Посредник». М. 1887.

4 Рассказ С. Т. Семенова: «В город», тип. И. Д. Сытина. М. 1888.

5 Переписанный Чертковым и посланный Толстому черновик статьи «О жизни» (см. отрывок из письма Черткова в прим. к письму Толстого Черткову № 128).

6 «Бегуны» — статья неизвестного автора о секте бегунов. Секта бегунов или странников возникла в старообрядческой среде не позднее второй половины XVIII века. Она отличалась резким отрицанием гражданской власти, к которой бегуны относились, как к проявлению силы антихриста. Бегуны не признавали паспортов, не выполняли государственных повинностей и жили в лесах, по преимуществу в северных губерниях и в некоторых местностях Поволжья, Урала и Сибири. Статья, о которой идет речь, требовала переработки, за которую хотел взяться Чертков с помощью Иванова. Однако, по цензурным условиям, статья не могла быть напечатана.

7 Николай Никитич Иванов (1867—1912), сын фельдшера, помогал в это время Черткову в его работах по издательству «Посредник». О нем см. прим. к письму Толстого Черткову № 104, т. 85, и к письму Толстого к нему от 9 дек. 1894 г., т. 67.

8 Кн. Дмитрий Александрович Хилков (1858—1914). Д. А. Хилков, окончив пажеский корпус, был офицером гусарского полка. После войны с турками (1877—1878), в которой он участвовал, вышел в отставку, пережив религиозный переворот. Отдал землю крестьянам, за исключением небольшого хутора, на котором поселился. За противоцерковную деятельность был сослан в Закавказье, принимал участие в переселении духоборцев. Одно время входил в социал-демократическую организацию «Жизнь», потом примкнул к партии социалистов-революционеров. Впоследствии вернулся к православию. В 1914 году пошел добровольцем на войну и был убит в Галиции.

О нем см. письмо Толстого к Черткову № 122, т. 85, и письмо Толстого к нему от ноября (?) 1887 г., т. 64.

131.

1887 г. Январь. Москва.

Посылаю вамъ, милые друзья, драгоцѣнную рукопись. Все составлено изъ подлинныхъ словъ перевода Іоанна Златоуста — Бесѣдъ на еванг[еліе] Іоанна.1 Составилъ это прекрасно2 другъ мой Никифоровъ,3 к[оторый] хочетъ то же сдѣлать и изъ другихъ Отцевъ. Постарайтесь поск[орѣе] пропустить въ ценз[урѣ] и напечатать въ Посредник[ѣ].20

21 Напечатано в журн. «Голос минувшего» 1913, 5, стр. 223 и в ТЕ 1913 г. стр. 45. Написано карандашом. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова «№ 126 М. около 23 Янв. 87». Некоторая неопределенность этой пометки дает основание датировать январем без указания числа.

1 Іоанн Златоуст (р. около 344 г., ум. 407 г.) проповедник и писатель, признаваемый одним из «отцов» христианской церкви, занимавший одно время кафедру архиепископа константинопольского, которой он был лишен за обличения, направленные против богатых, против византийской аристократии и византийского двора. Беседы на Евангелие являются одним из главных произведений Иоанна Златоуста. Пересылаемая Толстым рукопись называлась «Поучения св. Иоанна Златоуста». При печатании этой книжки произошла задержка вследствие долгих цензурных мытарств? она была разрешена духовной цензурой лишь 15 апреля 1888 г. и появилась в издании «Посредника» в значительно сокращенном виде против рукописного экземпляра: «Поучения св. Иоанна Златоуста». Извлечение из его бесед, в переводе С.-Петербургской духовной академии, тип. И. Д. Сытина. М. 1888. Толстой очень ценил эту книжку, что видно и из дальнейших писем. См. письма Толстого к Черткову № 135 и 195.

2 В подлиннике: прекрасный

3 Лев Павлович Никифоров (5 февраля 1848 г. — 17 апреля 1917 г.), переводчик. Народник по своим убеждениям, впервые привлекавшийся к суду по делу Нечаева в 1869 г. и неоднократно сидевший в тюрьме, Никифоров сочувствовал критике, которой Толстой подвергал государственный строй и православную церковь и разделял некоторые его взгляды. Сблизившись с Толстым, Л. П. Никифоров писал для «Посредника», выполняя переводные и компилятивные работы. С Толстым познакомился в 1884 году. В своих воспоминаниях Никифоров упоминает об отношении Л. Н. Толстого к его рукописи «Поучения св. Иоанна Златоуста». См. Л. П. Никифоров. «Воспоминания о Л. Н. Толстом» — «Лев Николаевич Толстой» Юбилейный сборник. Собрал и редактировал Н. Н. Гусев. Труды Толстовского музея. М. 1928, стр. 231. О Л. П. Никифорове см. прим. к письму Толстого к нему от апреля — 15 мая (?) 1885 года, т. 63.

132.

1887 г. Февраля 3. Москва.

Хоть словечко хочется приписать не объ дѣлѣ, а о томъ, что вотъ я живъ, и вы живы, и я васъ люблю. Сейчасъ говорилъ съ Левой1 (онъ со мной заговорилъ) о самомъ главномъ, настоящемъ, и такъ хорошо! Очень хорошо. Вотъ и все.

Л. Т.

Печатается впервые. Написано на четверти листа почтовой бумаги. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «№ 127 М. 3 февр. 87», на основании которой и датируется письмо.21

22 1 Лев Львович Толстой, сын Толстого, род. 20 мая 1869 года. О нем см. прим. к письму Толстого к Черткову № 97, т. 85.

* 133.

1887 г. Февраля 6—7. Москва.

Я согласенъ съ вами: Можно1 такъ: вмѣсто словъ: Все я одинъ сдѣлалъ. Мой умыселъ, мое и дѣло — поставить: Отъ меня все.2 Мой грѣхъ. Мое и дѣло».3 Скажу только, что мой умыселъ, мое и дѣло, не значатъ то, что это значитъ на4 юридическомъ жаргонѣ,5 а значитъ въ народномъ языкѣ то, что онъ признаетъ себя виноватымъ не только въ дѣйствіи, к[оторое] могло быть случайно, но въ мысляхъ въ духовномъ смыслѣ. Иначе я и не думалъ. Лгать ему тутъ некогда. А невольно вырываются слова и слова хорошія, такія, к[оторыя] никому не повредятъ. — Никогда не думайте, чтобы ваши замѣчанія и несогласія могли вызвать во мнѣ какую-нибудь малѣйшую тѣнь неудовольствія. Мнѣ всегда хочется согласиться и я сейчасъ соглашаюсь. Такъ и вчера, прочтя ваше письмо. Нынче же, перечтя конецъ драмы, я вспомнилъ, как я чувствовалъ о ней. Но это все равно. И мнѣ кажется, что вы въ этомъ педантичны. Не въ жизни. Въ жизни нельзя быть достаточно строгимъ, и я въ этомъ отношеніи попользовался отъ васъ, но въ художествен[ныхъ] произв[еденіяхъ]. — Издать календарь безъ святцевъ и астрономіи — прекрасно.6 Драму Сытинъ, кажется, напечатаетъ дешевле Петербурга. Я его видѣлъ. Повѣсть Юлія жена переписываетъ и нынче кончитъ.7 Я перечитаю тогда и увижу, стоить ли она работы, въ чемъ сомнѣваюсь. Азбуку съ П[авломъ] И[вановичемъ] кончили и посылаю въ Варшаву.8 Это будетъ вамъ сюрпризъ, только бы прошла цензуру. Посылаю вамъ статью объ Эпиктетѣ,9 составленную Новоселовымъ10 и поправленную Количкой.11 Онъ не доволенъ ей и хочетъ написать свою, а объ этой рѣшайте, куда ее — въ календарь или отдѣльно. Еще у меня есть повѣсть крестьянина (новаго) Михайлова12 — хорошая, очень даже, но к[оторую] нужно поправить, уничтоживъ чудесное. Я далъ сдѣлать это Танѣ,13 предполагая, что вамъ съ Ивановымъ14 (письмо котораго получилъ съ радостью) некогда. Если же у Тани затянется, и вы съ Ивановымъ свободны, то напишите, я пришлю съ П[авломъ] И[вановичемъ]. Онъ уѣхалъ въ Кострому. Помогай вамъ Богъ. Я, слава Богу, живъ немножко.22

23 Мнѣ разсказали содержаніе разсказа Короленко въ Волжскомъ Вѣстникѣ «Море».15 Это прекрасно. Состраданіе къ заключеннымъ, ужасъ передъ жестокостью заключающихъ, и взято изъ середины, какъ всякое поэтическое истинное произведенiе.

Полностью публикуется впервые. (Отрывки напечатаны в ТЕ 1913, стр. 46; М. В. Муратов «Толстой и Чертков по их переписке», изд. Гоа Толст. музея, М. 1934, стр. 143.) На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «М. февр. 87». Письмо это было получено Чертковым 9 февраля, как это видно из его письма Толстому от этого числа, и таким образом не могло быть написано позже 7 февраля 1887 года. Толстой отвечает на письмо Черткова от 4 февраля и потому можно думать, что комментируемое письмо написано не ранее 6 февраля. В письме от 4 февраля Чертков писал Толстому: «посылаю вам маленькую заметку по поводу окончания вашей драмы, потому что привык сообщать вам всё, что думаю. С самого первого чтения элемент лжи в раскаянии Никиты неприятно поразил и меня и Галю и Павла Ивановича. И именно те слова: «мой и умысел» в признание Никиты, которые как будто ничем не вызваны и только стушевывают его действительно справедливое заявление, что он совершил всё зло, так как из-за его греха всё и вышло. Не знаю, согласитесь ли вы с моим образом мысли: но во всяком случае я уверен, что вам не может быть неприятно то, что я не хочу скрывать от вас своего мнения в тех немногих случаях, когда я или не совсем с вами согласен, или не понимаю чего-нибудь, что вы понимаете лучше меня...

Я хочу издать этот календарь без святцев и астрономической статьи — под заглавием «Пословицы на каждый день» — в нашей рамке, копеек в 3, и прибавить восход и заход луны...

Я хочу выпустить новое издание драмы в наивозможно дешевом виде. Мне кажется, что нам необходимо это сделать с таким выдающимся произведением, лишенным литературной собственности. А то какой-нибудь другой издатель выпустит издание более дешевое, чем наше первое, и вместе с тем наживет большие барыши. Я же хотел бы выпустить дешевое без барышей: покупатели будут в выигрыше, и ваше желание избежать денежной эксплоатации вашего литературного труда лучше осуществится. Мне предлагают здесь напечатать по 1 коп. зa лист, шрифтом, как в нашем издании «Севастопольской обороны». Книжка выйдет в 31/4 или 31/2 листа, поступит в продажу по 4 коп. Это как paз покроет все расходы по изданию. Дешевле никто не найдет выгодным издать. Хочу я это сделать по соглашению с Сытиным, с которым уже вошел в сношения по этому поводу... Что вы не присылаете ваш рассказ о Юлии?...

Мне кажется, что драма выиграет и в смысле христианском и со стороны художественной психологической верности, если в заключительных словах Никиты сделать самое маленькое изменение — заменить одно слово другим. Вместо: «Нечего допрашивать. Всё я один сделал. Мой и умысел, мое и дело. Ведите, куда знаете. Больше ничего не скажу!» — написать: «Нечего допрашивать. Всё я один сделал. Моя вина, мое и дело. Ведите, куда знаете. Больше ничего не скажу»! Вот почему я так полагаю: одна23 24 из главных причин, допускавших в Никите то неправильное, греховное отношение к женщинам, которое довело его до состояния слепого орудия в их руках, до — убийства, — лежала в отсутствии критического отношения к себе, в том снисходительном отношении к своим слабостям и порокам, которое снабжало его постоянными оправданиями в тех случаях, когда он видел ужасные последствия своих ошибок. Его любовница отравляет своего мужа. Когда Никита об этом узнает, то у него является к ней отвращение; но он не замечает, что собственно его преступная связь и вызвала это убийство. В другом месте, вспоминая другую свою связь, также вызвавшую преступление, он говорит: «Я не монах. Не я, так другой». Совершив свое ужасное преступление, он ужасается не тому, до чего он дошел, но тому, до чего его довели другие: «Что вы со мной сделали». При свидании с Мариной, находясь в состоянии такого отчаяния, что он готов лишить себя жизни, и вспоминая жизнь с той женщиной, с которой он впервые сошелся, он не себя винит в том, что ее бросил, а ее малодушно упрекает в том, что она не сумела его удержать. Во всем виноваты другие. Он так думал и чувствовал в продолжение всего времени, что находился во власти тьмы. Но лишь только он поддался просветлению, лишь только возродился, нашел свет, осветивший ему выход из положения, казавшегося ему безвыходным, он первым делом должен был почувствовать свою виновность во всем. Я даже думаю, что именно сознание своей виновности и должно было осветить ему всё остальное. Он должен был понять и прочувствовать, что он, именно он, вызвал весь ряд сцепившихся друг зa дружку грехов и преступлений. Он сознал, что он не только виноват перед каждою отдельною личностью, которую он ввел в грех, но еще более виноват перед всеми, перед богом за нарушения его закона и внесение в мир столько зла. И, находясь в таком настроении, он естественно восклицает: «Моя вина, мое и дело» или что-нибудь в этом смысле. Если же он говорит: «Мой и умысел, мое и дело», то это имеет характер только геройского выгораживания людей, действительно виновных. Он так сказал бы, если б побуждением к признанию было желание загородить людей, действительно виноватых — мой умысел, т. е. не вините других. Но Никита в эту минуту находился не в таком настроении. Он находился в радостном состоянии человека, понявшего свою ошибку, и имеющего возможность и потребность высказать это перед всеми. Он сознал свою вину, именно свою вину, он понял, что всё это произошло, и что он до того приписывал другим, что всё это произошло по его вине, было его делом: «Моя вина, мое дело». На других он не указывает, потому что это ему больше не нужно, как извинение своих поступков. Но он умалчивает о других вовсе но из предвзятого желания их оградить, а просто потому, что сказав, что всё произошло по его вине, он всё сказал, что ему нужно было, всё выяснил, что в нем требовало выяснения и отсутствие сознания чего мешало ему итти вперед. Теперь он возродился, начал новую жизнь, пойдет вперед и вперед, и ому дела нет до того, чтобы привлекли к суду официальных виновников каких-то прошлых преступлений.

И оказывается в данном случае, как и всегда, что высшая истина, не вяжется с отступлением от истины в частностях, что любовь к ближнему не может требовать того, чтобы человек говорил «да», когда — «нет» или «нет»24 25 когда — «да». И Никита, находясь в высшем, наиближайшем к богу настроении своей жизни, скажет про себя правду, что он виноват, что он убил, возьмет всё на себя одного: «Всё я один сделал». Но не станет подчеркивать кажущуюся неточность своих слов, прибавлением слов: «Мой и умысел». Если ему нужно было остановить обличение других со стороны Акулины, то он гораздо вернее достигнет это словами: «Моя вина, мое дело», передавая ей таким образом свое настроение раскаяния, не допускающее осуждения других — чем сочиняя на себя, что и умысел его, что могло вызвать со стороны Акулины только более горячий протест и желание выгородить любимого человека, берущего на себя чужую вину.

И для читателя будет лучше: не станут говорить, а главное чувствовать, что и художник-христианин освещает с хорошей стороны ложь в некоторых случаях, допуская таким образом, что хоть иногда цель оправдывает средства — положение, допущение которого логически разрушает всё учение Христа».

1 Слово: можно написано по слову: надо

2 Зачеркнуто: Один я один виноват

3 Кавычки поставлены редактором.

4 Слово: на написано по: в

5 Зачеркнуто: значении слова.

6 Толстой в письме к П. И. Бирюкову резко отрицательно отозвался о статье с астрономическими сведениями, которая была помещена в «Календаре с пословицами на 1887 год». См. Б, III, стр. 59.

7 Повесть «Ходите в свете, пока есть свет». О ней см. прим. 3 к письму № 126.

8 «Новая краткая азбука», составленная Толстым с помощью П. И. Бирюкова, по избранным местам из священного писания ветхого и нового заветов, была издана «Посредником» в 1887 г. Дозволено цензурою. Варшава. 16 апреля 1887.

9 Упоминаемая Толстым статья Новоселова о римском мудреце Эпиктете оказалась не вполне удовлетворительной. В то же время Чертков уже занимался составлением книжки об Эпиктете. Его работа, просмотренная и одобренная Толстым, появилась в издании «Посредника»: «Римский мудрец Эпиктет. Его жизнь и учение», тип. И. Д. Сытина. М. 1889. Вторым изданием напечатана у Сытина и затем появилась в издании «Единение». М. 1917. Из этой книги Толстой включил несколько выдержек в свой «Круг чтения».

10 Михаил Александрович Новоселов (род. 1 июля 1864 г.), в то время последователь Толстого. Принимал некоторое участие в издании и в распространении рукописей Толстого в гектографированном виде, за что в 1888 году подвергся тюремному заключению. Впоследствии М. А. Новоселов сделался православным, издавал серию книг «Религиозно-философская библиотека», освещавшую вопросы веры с точки зрения православия, и стал священником. См. сведения о Новоселове в прим. к письму Толстого к нему от 12—13 октября 1886 г., т. 63.

11 Николай Николаевич Ге (р. 30 сентября 1857 г.), сын художника Николая Николаевича Ге, в то время разделявший взгляды Толстого.25 26 О нем см. прим. к письму 46 т. 85 и к письму Толстого к нему от 4 февраля 1885 г., т. 63.

12 Сведений о Михайлове найти не удалось. О судьбе этой рукописи не осталось материалов в архиве «Посредника».

13 Татьяна Львовна Толстая (р. 4 октября 1864 г.), старшая дочь Толстого, с 1899 г. замужем за Мих. Серг. Сухотиным (1850—1914). Оказывала некоторую помощь отцу в работах для «Посредника». О ней см. прим. к письму Толстого к Черткову № 84, т. 85.

14 Николай Никитич Иванов. О нем см. прим. к письму № 130.

15 Владимир Галактионович Короленко (1853—1921) — писатель. Один из рассказов В. Г. Короленко «Приемыш» был издан «Посредником»: «Приемыш», быль. Влад. Короленко. С рис. Е. Бем и В. Переплетчикова. М. 1892. В позднейшие годы Толстой чрезвычайно ценил статью Короленко о смертных казнях «Бытовое явление». Был лично знаком с Толстым. Посетил Ясную поляну в августе 1910 г. (см. в дневнике Булгакова «Лев Толстой в последний год его жизни». М. 1918, стр. 282—287). О нем говорится в письме Толстого к Черткову 7 августа 1910 г., т. 89, и в Дневнике Толстого 6 и 7 августа 1910 г., т. 58.

Рассказ В. Г. Короленко «Море» был напечатан в газете «Волжский вестник» 1886 г., № 286 от 25 декабря, позднее в переработанном виде печатался под заглавием «Мгновение».

На это письмо Чертков отвечал письмом от 9 февраля, в котором между прочим писал: «... сегодняшнее ваше письмо меня обрадовало тем, что я узнал, что мы согласны в том, в чем мне казалось, что мы немного расходимся. Оказывается, что я не понял народного выражения, и что все мои доводы были изложены напрасно, так как вы так и смотрели и сказали это мне гораздо короче и проще...

Ваше замечание о моем педантизме в отношении к художественным произведениям я буду помнить и буду как можно внимательнее в этом отношении, т. е. буду стараться избегать педантизма. Только покуда мне это самому не совсем очевидно. Как пример, укажу вам на мое отношение к окончанию рассказа Лескова о «Христианине и жидовине». Меня до такой степени поражает это окончание своим диссонансом с духом наших изданий и со всем тем, что мы стараемся проводить в жизни, что я положительно не мог решиться издать его в серии книжек, выражающих наше понимание жизни, в первоначальном виде. Я написал Лескову письмо, копию с которого прилагаю при сем, и он согласился сократить окончание, как я предлагаю. Но после вашего замечания, я снова проверил свое чувство и свои мысли по поводу этого окончания, и, каюсь вам, не могу еще видеть в этом утрировки. Вообще мне трудно делать различие между тем, что проводится в художественной форме, и тем, что мы должны стараться проводить практически в наших поступках. Впрочем, повторяю, я буду помнить ваше замечание, и оно наверное мне нужно, если вы сознали потребность мне его сообщить...

Пожалуйста, пришлите мне во всяком случае «Юлия», стоит ли она работы или нет. Мне она доставит и радость и пользу. А там» издавать ли или нет, это другое дело».

26 27

* 134.

1887 г. Февраля 13. Москва.

Азбуку послалъ вамъ черезъ Петрова.1 Очень — не смѣялся, а улыбался, читая ваши ироническіе укоры за мои сюрпризы. Не буду больше ихъ вамъ дѣлать въ этомъ родѣ, хотя мнѣ казалось, что мой приготовленъ былъ отлично. Но дѣло главное въ томъ, что азбука-то очень, очень желательна. Мнѣ кажется, что это, если она пройдетъ (и нельзя придумать причины, почему бы ее не пропустить), это будетъ любимая, единственная азбука русск[ихъ] людей. А если это будетъ, то будетъ очень важная перемѣна въ тѣхъ первыхъ (столь сильныхъ) впечатлѣніяхъ, кот[орыя] получаетъ ребенокъ, начиная учиться: вмѣсто запутывающаго тумана Свящ[енной] исторіи и непонятныхъ молитвъ — ясность, святость чувства и радость. — Помогай вамъ Богъ. Спасибо, что вы приняли любовно мои замѣчанія — можетъ быть, онѣ вамъ пригодятся, ваша же строгость въ смыслѣ правдивости уже давно мнѣ пригодилась и помогла. Чтò вы не пишете про себя, про свое душевное состояніе? По послѣднимъ двумъ письмамъ вашимъ, по тону ихъ, мнѣ чуется ослабленіе любви. Дай Богъ, чтобъ я ошибался. Напишите, хорошо ли вамъ? Михайлова разсказъ не хочется отнимать у Тани — она начала его. Иванову работу нужно свою — пріучаться строго относиться къ самому себѣ, къ своей работѣ. (Я пишу это ему).2 Онъ прислалъ комедію, чтеніе к[оторой] было мнѣ больно. Это ужасно дурно, видно совершенное отсутствіе критики надъ собой. Надо, чтобы онъ выучился задерживать въ себѣ свои мысли съ тѣмъ, чтобы они перерабатывались, чтобы изъ 1000 мыслей избиралась одна, и потомъ эта одна мысль изъ 1000 мѣстъ, въ к[оторыя] она можетъ быть помѣщена, находила бы наконецъ одно свойственное ей мѣсто. Въ этомъ и еще мн[огомъ] др[угомъ] подобномъ состоитъ внутренняя работа писателя, предшествующая писанію, работа, к[оторую] онъ, Ивановъ, не знаетъ или дѣлаетъ, выписывая на бумагу то, что должно дѣлать въ головѣ. Не сердитесь, милый другъ, а подумайте, прикиньте это къ себѣ, можетъ быть — это правда, и это-то вамъ и нужно. Пиѳагорейцы3 5 лѣтъ должны были молчать, такъ и вамъ надо помолчать.

«Взрывая возмутишь ключи.

Питайся ими и молчи».

(Тютчевъ).427

28 Христіанскую повѣсть (Юлій) жена переписала, я ее перечелъ, и она стоитъ работы — надо поправить, одѣть реальными подробностями, что я и дѣлаю.5 О драмѣ надо бы позаботиться въ томъ смыслѣ, чтобы она была разрѣшена для народныхъ театровъ и въ дирекціи не попала бы въ какія нибудь связывающія ее условія. А то они даютъ поспектакальную плату и за это выговариваютъ себѣ исключительное право. Вотъ этого бы нужно избѣжать.6 Ну, вотъ и все. Цѣлую васъ и всѣхъ помнящихъ меня. Воеводинъ7 письма передалъ Петрову. Ваше письмо Лѣскову одобрилъ и понимаю.8 Такъ, какъ вы пишете лучше, но и то хорошо.

Л. Т.


Да, еще очень нужное и важное для меня дѣло: я писалъ Сибирякову объ Алексѣевѣ,9 моемъ другѣ, который долженъ поступить къ нему въ учителя въ Самару. Алексѣевъ здѣсь, и мнѣ хотѣлось бы дать отвѣтъ ему, а отъ Сибирякова нѣтъ отвѣта. Узнайте, пожалуйста.

Полностью публикуется впервые. Отрывки напечатаны в ТЕ 1913, стр. 47. «Толстой и Чертков», стр. 144. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова «№ 129, 13 февр. 87». Письмо это написано в ответ на письмо Черткова от 9—10 февраля, но еще до получения его письма, помеченного 13 февраля, и это обстоятельство, в известной степени, подтверждает датировку, сделанную Чертковым.

В письме от 9—10 февраля Чертков отвечал на письмо Толстого от 6 февраля и, в частности, писал о посылке азбуки, для проведения через цензуру, в Варшаву, что, по выражению Толстого, было «сюрпризом» для Черткова: «Лев Николаевич, пожалуйста, не готовьте мне сюрпризов с представлениями вещей в цензуру помимо меня. Я ужасно боюсь этих сюрпризов и просто испугался, как прочел ваши слова об Азбуке. Вспомните, какие путаницы и неудачи выходили почти каждый раз, что вы представляли в цензуру помимо меня — с альбомом Ге, драмою, календарем и еще, кажется, с другими вещами. Поправлять это потом несравненно труднее и хлопотливее, чем с самого начала вести дело с цензурою осторожно и принимая во внимание бесчисленное количество текущих обстоятельств, которые вам совсем неизвестны. Пожалуйста, покуда я жив и занимаюсь этим, присылайте лично мне всё, что подлежит представлению в цензуру, и поверьте, что тут нет тени самолюбия с моей стороны. Я нахожусь теперь в письменных сношениях с людьми, которые могут помогать нам, представляя рукописи в четыре различные цензуры. И тут целая тактика. Я могу сегодня, например, узнать, что там-то снисходительнее — и сейчас туда отправлю то, что нам всего нужнее. Главное — не торопиться в этом и действовать, принимая в соображение все мельчайшие обстоятельства.28 29 В Варшавской цензуре как раз находится «Зосима» и, судя по тому, что мы не получаем оттуда ответа, следует предполагать, что что-нибудь там не ладно. Быть может, наводят справки, возбуждено дело, и идет целая кутерьма. А потому как раз туда-то не следует в настоящую минуту посылать «Азбуку». А между тем в Одессе сейчас благополучно. Из Киева жду сообщения. Может быть, там лучше всего. Лучше с азбукой обождать хоть даже несколько недель, чем рискнуть провалить ее. Удивляюсь, что Павел Иванович вам этого не сказал. Если вы уже послали в Варшаву, то делать нечего — всё к лучшему; но если не послали, то, пожалуйста, пришлите мне и вообще умоляю вас, присылайте мне всё, что подлежит цензуре, как бы неважно оно вам ни казалось. Как вы меня напугали вашим «сюрпризом». Этих сюрпризов я боюсь больше огня. Думая о них, мне хочется и смеяться и плакать. Смеяться, потому что мне трогательно, что вы хотите сделать мне приятный сюрприз. Вы лучше сюрприз сделайте — напишите что-нибудь — а уж цензуру оставьте мне.

Эпиктета получил. Прочту и сообщу. Повесть Михайлова, если можно, пришлите нам. Иванов напротив нуждается в работе. Рассказ Короленки достанем».

Упомянутый в письме Черткова рассказ «Зосима», по некоторым сведениям отрывок из романа Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы», — в издании «Посредника» напечатан не был.

1 Иван Иванович Петров. О нем см. прим. к письму 128.

2 Толстой имеет в виду не особое письмо к H. Н. Иванову, которое, повидимому, написано не было, а дальнейшие строки комментируемого письма, которые Чертков должен был сообщить Иванову. Рукопись комедии Иванова «Грех», которую имеет в виду Толстой, хранится в ГТМ.

3 Пифагорейцы — ученики и последователи греческого философа Пифагора (р. в VI в., ум. в V в. до н. э.). Его мировоззрение является соединением религиозного мистицизма и этики с высоко развитыми математическими знаниями, причем «математические начала» (по словам Аристотеля) он признавал за начала всего существующего. В Кротоне им был основан религиозный союз, в основе которого лежало стремление к нравственному совершенствованию, выражавшееся в установлении целого ряда очистительных обрядов, связанных с учением о загробной жизни, о бессмертии и переселении душ. В IV веке пифагорейство пришло в упадок.

Толстой с большим сочувствием относился к этической стороне учения пифагорейцев, которые, между прочим, так же как и он, признавали необходимость вегетарианского питания.

4 Федор Иванович Тютчев (23 ноября 1803 г. — 15 июля 1873 г.) — поэт. Цитата взята из стихотворения Тютчева «Silentium». См. «Сочинения Ф. И. Тютчева. Стихотворения и политические статьи». Спб. 1886, стр. 88—89. Это издание имеется в Яснополянской библиотеке, на книге сделаны пометки Толстым. Заглавие стихотворения «Silentium» подчеркнуто.

5 В Дневнике С. А. Толстой от 3 марта 1887 г. сделана запись: «Левочка написал повесть из времен древних христиан, теперь работает над статьей29 30 о жизни и смерти». См. «Дневники С. А. Толстой, I860—1891», М. 1928, стр. 137.

6 Когда пьесы Толстого «Власть тьмы» и «Плоды просвещения» были приняты на сцену императорских театров, то дирекция предложила обычный авторский гонорар за каждое представление, так называемые «разовые». Толстой сначала решительно отказался, так как вообще уже в то время отказался от всякого гонорара за свои писания, но когда он узнал, что поспектакльная плата всё-таки будет отчисляться в кассу театра и может пойти на усиление средств для содержания балета и другие затраты, которым Толстой не сочувствовал, то он согласился получать минимальную сумму «разовых», с условием, что произведения его будут ставиться не только на императорской сцене, но будут разрешены для постановки и в частных театрах. Получаемый же гонорар он целиком употреблял на благотворительные цели, а позднее из этих же средств отчислял на помощь заключенным или ссыльным за религиозные убеждения и за отказ от военной службы.

7 Владимир Васильевич Воеводин, один из посетителей кружка друзей «Посредника», сочувствовавший его направлению.

8 В. Г. Чертков в своем письме к Н. С. Лескову от 26 января 1887 г. просил его внести несколько изменений в конец рассказа «О Федоре христианине и друге его Абраме-жидовине», который должен был быть издан в «Посреднике». Чертков находил, что рассказ нуждается в переделке, начиная с XII главы, так как в конце рассказа слишком значительную роль играет денежная помощь и приобретение богатства и тем ослабляется нравственная ценность произведения. Копия письма Черткова к Н. С. Лескову хранится в AЧ.

9 Василий Иванович Алексеев (р. 15 декабря 1848 г., ум. 11 августа 1919 г.), окончил физико-математический факультет петерб. университета в 1873 г., пробыл учителем в доме Толстых около четырех лет (1877—1881 гг.). Будучи студентом, сблизился с революционным кружком Н. В. Чайковского, в который входил и А. К. Маликов, выработавший религиозно-этическое жизнепонимание, известное в то время, как учение о «богочеловечестве». В связи с начавшимися среди чайковцев арестами В. И. Алексеев уехал в Америку, где встретил Н. В. Чайковского и других своих товарищей по кружку. Они образовали трудовую земельную коммуну в штате Канзас, где и прожили два года, но коммуна их, как большинство русских интеллигентских коммун, скоро распалась. Вернувшись в Россию в мае 1877 г., В. И. Алексеев, через А. А. Бибикова, был приглашен учителем к трем старшим детям Толстого: Сергею, Татьяне и Илье. В это время В. И. Алексеев пришел уже к убеждению о необходимости религиозного жизнепонимания. См. письмо Толстого к Н. Н. Страхову от 3 января 1878 г. — «Переписка Л. Н. Толстого с Н. Н. Страховым», изд. О-ва Толстовского музея, Спб. 1914, стр. 140, и т. 62. Толстой нашел со стороны В. И. Алексеева поддержку и сочувствие своим религиозно-этическим исканиям и сблизился с ним, сохранив с ним дружеские отношения и после того, как Алексеев уехал из Ясной поляны. Оставив дом Толстых в 1881 г., В. И. Алексеев некоторое время работал на земле, арендуя участок земли в имении Толстых в Самарской губ., а с начала девяностых годов всецело отдался30 31 педагогической работе. С 1900 года занимал место директора коммерческого училища в Нижнем Новгороде. В декабре 1886 года Толстой писал В. И. Алексееву: «Что вы делаете и намерены делать? Есть у меня знакомый богатый купец Сибиряков. Он предлагает людям, желающим работать, жить у него на земле. Кроме того он устраивает там ремесленно-хозяйственную школу. Не согласитесь ли вы поселиться у него или не возьмете ли место учителя? » О В. И. Алексееве см. прим. к письму Толстого к нему от 5 октября 1881 г., т. 63 и примечания к письму № 22, т. 85.

* 135.

1887 г. Февраля 22? Москва.

Бываютъ періоды ослабленія жизни, энергіи, животной жизни (отъ болѣзни), и такой періодъ я пережилъ и переживаю и1 очень счастливъ и спокоенъ.2 Но отъ этаго и не успѣлъ писать вамъ. Ваше письмо длинное — то самое, чего мнѣ хотѣлось отъ васъ. Спасибо вамъ за него. Вы вѣрно не можете себѣ представить мою радость при чтеніи его. Какъ все хорошо: и ваша жизнь с женою и съ матерью, и тѣ запросы жизни, к[оторые] встаютъ передъ вами. Очень радуюсь и люблю васъ.

3Ну, какъ бы не забыть отвѣтить по пунктамъ: 1) о повѣстяхъ, 2) о сборникѣ, 3) о Буддѣ. — Кажется все. Повѣсти Засодимскаго не дурны вмѣстѣ.4 Послѣдняя особо хороша. «Абдулка»5 тоже недурно, но языкъ непривычный.

Сборникъ прекрасная мысль. Въ предисловіи измѣнять я не могу. Разъяснить то, что вы замѣтили, можно, сказавъ: «А хорошо было вдовѣ, п[отому] ч[то] добраго ея дѣла и счастья отъ того, что она его сдѣлала, никто не могъ отнять у нее, а богачу было худо, п[отому] ч[то] на совѣсти его осталось дурное дѣло, и горечь отъ дурнаго дѣла не прошла отъ бочки золота».6 — За Будду благодарю, попытаюсь продолжать и кончить его, а если не пойдетъ, то сдѣлаю, какъ вы хотите.7 Что Іоанна Зл[атоуста]?8 Это чудесная статья. Неужели нельзя пропустить ее? Что сборникъ стихотвореній?9 Я тоже его очень люблю и желаю. П[авелъ] И[вановичъ] нынче пріѣхалъ. Растетъ не по днямъ, а по часамъ. — Пошлю статьи по почтѣ, а то онъ авось10 поживетъ. Какой хорошій Емельянъ! Какъ бы я желалъ побесѣдовать съ нимъ. Написали ли вы отвѣты на его вопросы? Это трудно. Какъ здоровье А[нны] К[онстантиновны]?

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Отрывок напечатан в ТЕ 1913, стр. 48—49. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова31 32 «№ 130 М. 21 февр. 87». Последнее из тех писем, на которые отвечает Толстой в этом письме, окончено Чертковым 20 февраля, и потому можно предположить, что это письмо написано несколько позже. Учитывая, однако, что Чертков, повидимому, выставлявший дату вскоре по получении письма, вероятно, не мог сделать значительной ошибки, можно предположить, что письмо было написано 22 февраля, тем более, что следующее письмо Толстого помечено Чертковым 23 февраля. Письмо является ответом на письма Черткова от 13, 14 и 18—20 февраля 1887 г. В письме от 13 февраля Чертков писал: «Посылаю вам заказною бандеролью два рассказа Засодимского — автора рассказа «От сохи к ружью», который мы вместе читали. Первый рассказ «Два ворона» [«Черные вороны»] изображает зло. Второй написан для нас, для того, чтобы в той же книжечке изобразить добро ради контраста и смягчения впечатления от первого чисто отрицательного рассказа. Оба мне нравятся очень и мне кажется, что они составят прекрасную книжечку, которая, если и не внесет ничего нового в наши издания, то по крайней мере обогатит их книжечкой весьма симпатичной, занимательной и проникнутой духом того, что единое на потребу. Посылаю вам для того, чтобы вы высказали ваше мнение и указали бы на изменения, если найдете нужным».

В письме от 14 февраля Чертков писал о том, что хочет выпустить сборник объемом больше 10 печатных листов, который, как и все издания этого размера, не подлежал бы предварительной цензуре, и потому в него можно было бы включить ряд рассказов Толстого и других авторов, не разрешенных для отдельного издания. Чертков предлагал поместить предисловием к этому сборнику предисловие, написанное Толстым для сборника «Цветник», но считал желательным упростить язык. В том же письме Чертков писал: «Теперь относительно Будды. Я переписал ваше черновое начало и прилагаю его при сем. Я поражен важностью содержания и силою и «целесообразностью» формы изложения. Эту вещь просто грешно не довести до конца. А потому — вот что предлагаю. Или вы сами, Лев Николаевич, довершите эту начатую работу, это лучше всего: никто так не сделает, как вы. Или же пришлите мне весь нужный материал с вашими указаниями и черновыми, и я этим займусь, если бог даст. Если вы теперь заняты другим, или сердце не лежит к серьезной основательной отделке этой вещи, то запишите хоть на черно, как-нибудь то главное, что вы помните о Будде и его учении, то, что по вашему существеннее всего. Расскажите сами те случаи из его жизни, которые помните, и пришлите мне всё, что вы напишете, в самом беспорядочном виде черновых набросков. Я разберусь в ваших набросках и постараюсь, если нужно, докончить работу. Это в том случае, если вы не можете теперь сами ее докончить. В крайнем случае ничего не пишите, а только пришлите мне материал — испробую свои силы».

В длинном письме, начатом 18 и оконченном 20 февраля, Чертков писал о своей жизни и своем душевном состоянии: «Не ради самооправдания, но единственно для того, чтобы доставить вам удовольствие, отвечаю вам, дорогой братец Лев Николаевич, на ваше последнее письмо, что я думаю, что вы ошибаетесь, предполагая во мне или в нас обоих ослабление любви. Но меня, нас обоих, и радует и трогает такое ваше32 33 чувство, если, как мы подумали, оно вызвано тем, что в последних письмах я вам не писал о нашем душевном состоянии. Это еще раз нам подтверждает то, что вы нас любите, и что вам недостает в моих последних письмах сообщительной задушевности, которая действительно отсутствовала в них; но поверьте правдивости моих слов, исключительно вследствие того, что я всё торопился и успевал только писать вам о деле, откладывая до более спокойной минуты всё то, о чем так хотелось поделиться с вами мыслями и чувствами. Завтра воскресение, утром я не буду заниматься столярною работою и хочу вместо того написать вам поподробнее про нас самих. А покуда, раньше чем лечь спать, скажу вам про себя главное, а именно, что я спокоен и счастлив, как пашковцы говорят «во Христе». Только я этим не хочу сказать, что я, как они выражаются, «имею в себе Христа», напротив того, часто его дух меня покидает, и я каюсь, когда замечаю это. Я хочу только сказать, что я сознаю, что живу только в те часы или минуты, когда помню его истину, что я дорожу все больше и больше этим состоянием, и что состояние это не заслоняется для меня никакими хлопотами и делами, но, напротив того, становится всё более доступным для меня. И, разумеется, я это не могу ставить себе в заслугу. Нет никакой заслуги в тусклом зеркале, что оно под известным углом отражает слабое подобие луча света, падающего на него. Но я радуюсь тому, что я теперь сравнительно с прежним легче и скорее становлюсь под тем углом к свету, при котором получается хотя и очень слабое, но всё-таки какое-нибудь отражение. И мне кажется, что главное условие, облегчающее мне это, заключается в том, что Галя около меня, и что нет такой области, в которой мы лишены обоюдного общения и единения. Не знаю, как благодарить бога за всё то благо, какое я получаю от этого единения с женой. При этом я всегда вспоминаю тех, кто лишен возможности такого духовного общения с женами, и которые, как казалось бы, гораздо, гораздо более меня заслуживают этого счастья. Но так как я глубоко уверен, что всё, что не зависит от нас самих, всё, чему мы извне подвергаемся, для нас и разумно и хорошо, то я и объясняю себе это обстоятельство, с первого взгляда кажущееся несправедливым, тем, что люди эти, именно потому, что они сильнее меня и могут обходиться меньшим, именно, потому-то лишены той роскоши духовного единения с женой, которою я пользуюсь. Силы их больше и задача и условия их жизни соразмерно труднее и значительнее». Далее он писал о том, что живет с матерью «мирно», но испытывает сомнения, следует ли ему брать у нее на жизнь деньги, и в заключение, в приписке, сообщает Толстому, что посылает ему письмо Емельяна Ещенко.

1 Написано по: но

2 Толстой в августе-сентябре 1886 г. пережил болезнь — воспаление надкостницы от ушиба ноги (см. прим. к телеграмме Толстого к Черткову 11 августа 1886 г. № 110, т. 85). Повидимому, в феврале — начале марта Толстой переживал физическое недомогание, но душевно чувствовал себя хорошо. Ср. записи С. А. Толстой в Дневнике от 3 марта 1887 г.: «Он жалуется на боль под ложечкой. Мы мирно и счастливо прожили зиму» и 9 марта 1887 г.: «Он очень переменился; спокойно и добродушно смотрит на всё».33

34 3 Абзац редактора.

4 Павел Владимирович Засодимский (1843—1912), автор ряда произведений из жизни деревни и детских рассказов.

В письме Толстого говорится, вероятно, о двух рассказах, предложенных автором для «Посредника»: «Черные вороны» и «Весь век для других», изданных вместе в одной книжке, как пополняющие друг друга но содержанию: первый, изображающий типы эгоистов-корыстолюбцев; второй — пример самоотверженной любви. «Черные вороны» и «Весь век для других». Два рассказа П. В. Засодимокого. «Посредник» М. 1887. В письме Черткова от 13 февраля 1887 г. первый рассказ носит еще неокончательное заглавие «Два ворона».

5 «Абдулка-музыкант», расскаэ Вас. И. Немировича-Данченко. После некоторого упрощения слога, которое было сделано самим автором, был напечатан вместе с другим его маленьким рассказом «Турчаночка» и двумя рассказами других авторов Борковой и Ладыженского в одном сборнике. «Абдулка-музыкант. Турчаночка. — В. Немирович-Данченко. Желание. — Борковой. Чужой. — Ладыженского». «Посредник». М. № 163.

6 Повидимому, Толстой отвечает на предложение Черткова внести изменение в предисловие к сборнику «Цветник», который предполагалось выпустить вторым исправленным изданием. Вставка «А хорошо было вдове» и т. д. включена во второе издание книги. «Цветник». Сборник рассказов. Новое исправленное и пополненное издание. Киев. 1888. О предисловии Толстого к сборнику «Цветник» см. письма А. К. и В. Г. Чертковых, приведенные в статье А. Л. Бем о «Цветнике». — «Толстой. Памятники творчества и жизни», сб. 2, ред. В. И. Срезневского. М. 1920, стр. 183—186.

7 Об очерке Толстого «Сиддарта, прозванный Буддой, т. е. святой. Жизнь и учение его» см. письмо Толстого к Черткову № 95 от 16—17 января 1886 г., т. 85, и письмо Черткова от 14 февраля, отрывок из которого приведен выше. Не закончив очерк, Толстой предложил эту работу М. А. Новоселову, а затем передал эту тему Черткову, который, поработав над ней сам, передал ее А. П. Барыковой и, наконец, А. И. Эртелю. Однако ни та, ни другая работа не удовлетворила вполне Толстого. Чертков, работавший над этой рукописью, не довел работу до конца. Впоследствии первая часть этого очерка была напечатана в журнале «Единение» (1916 г. №№ 1—2 Москва). Написанная Толстым часть этой работы помещается в т. 25.

8 «Поучения св. Иоанна Златоуста» — рукопись Л. П. Никифорова. См. прим. к письму № 131.

9 «Гусляр». Сборник стихотворений. Спб. 1887.

10 Зачеркнуто: и.

11 Емельян Максимович Ещенко. О нем см. прим. к письму Толстого к Черткову № 126.

136.

1887 г. Февраля 23. Москва.

Я забылъ отвѣтить на вопросъ о печатаніи драмы для литературнаго фонда.1 Прошу всѣхъ печатать, гдѣ и какъ хотятъ,34 35 и правъ собственности ни я ни мои наслѣдники заявлять не будемъ.

Сытинъ говорилъ мнѣ, что передать издателямъ о томъ, что всякій можетъ печатать, онъ просилъ Петрова; но до сихъ поръ ничего не сдѣлано. Не объявите ли вы это въ газетахъ отъ «Посредника»? Это было бы хорошо. Редактировать вы сами съумѣете какъ. — А желательно бы. 2

Объ азбукѣ вы меня огорчили. Я вѣдь посылалъ ее въ Варшаву не отъ себя, а отъ Баронесы Менгденъ,3 почтенной дамы, не имѣющей никакого касательства ни до чего запрещеннаго и вмѣстѣ съ тѣмъ пописывающей. Жена ей написала, и она ждетъ. Если вы не знаете лучше пути, то пошлите ей въ Варшаву.

Здѣсь былъ Рачинской,4 и я говорилъ ему про азбуку эту. Онъ просилъ меня позволить ему написать о ней Побѣдоносцеву, 5 утверждая, что Поб[ѣдоносцевъ] непремѣнно пропуститъ, но я отказался, боясь. Что вы думаете? Обнимаю васъ.

Л. Т.

Напечатано (почти полностью) в ТЕ 1913, стр. 49. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «№ 131 М. 23 февр. 87», на основании которой и датируется письмо. В этом письме Толстой отвечает на некоторые места писем Черткова от 9—10 и 13 февраля, остававшиеся раньше без ответа. В письме от 9—10 февраля Чертков высказывал опасения за судьбу «Новой краткой азбуки», которую Толстой без его ведома послал в Варшаву для представления в цензуру (см. прим. к письму Толстого к Черткову от 13 февраля 1887 г. № 134). В письме от 13 февраля он писал Толстому: «В. М. Гаршин сказал мне, что здесь есть один издатель, который хочет издать роскошное издание вашей драмы с тем, чтобы доход пошел в литературный фонд. И Гаршин спрашивал меня, можно ли это сделать. Я сказал ему то, что говорю всем, обращающимся с подобными «прошениями», что всё ваше, что напечатано и печатается «Посредником», не подлежит «литературной собственности» и что поэтому, кто хочет, может издавать, как хочет. Но ради их полного успокоения я обещался написать вам об этом. Если не получу от вас ответа на это, то буду считать, что я поступил правильно».

1 Литературный фонд — сокращенное название «Общества для пособия нуждающимся литераторам и ученым», учрежденного в 1859 г. в Петербурге. Инициаторами и составителями проекта устава были А. В. Дружинин, К. Д. Кавелин и другие литераторы. История Литературного фонда за первые двадцать пять лет его существования ивложена в книге: «XХV лет (1859—1884). Сборник, изданный комитетом общества для пособия нуждающимся литераторам и ученым». Спб. 1884.35

36 2 В газете «Русские ведомости» 1887 г., № 64 от 7 марта было напечатано письмо к редактору за подписью „Редакция книжного склада «Посредник»“, в котором говорилось: «В виду частого обращения к нам с просьбами о приобретении разрешения для перепечатки или перевода произведений Льва Николаевича Толстого, изданных нами, мы считаем нужным объявить, что все изданные «Посредником» произведения Льва Николаевича Толстого, на основании желания самого автора, составляют общее достояние и потому свободны от всякой литературной собственности. При этом мы убедительно просим лиц, желающих перепечатать какие-либо из этих произведений, обращаться непосредственно к нам для получения подлинников в последней их редакции, так как автор делает иногда в своих произведениях изменения, которые следует принимать в соображение при последующих их изданиях».

3 Бар. Елизавета Ивановна Менгден, рожд. Бибикова (1822—1902), жена служившего тогда в Варшаве бар. В. М. Менгдена. О ней Толстой упоминает в дневнике 1857 года в записях от 25, 28 января и 3 февраля, т. 47. В своих воспоминаниях С. А. Толстая пишет: «Льву Николаевичу пришло в голову попросить нашу хорошую знакомую баронессу Менгден, жившую в Варшаве, представить эту азбуку в тамошний цензурный комитет. Сначала духовные особы и там отказали баронессе Менгден. Но вдруг почему-то ее одобрили, о чем с недоумением пишет она 14 марта, прибавляя: «cela a été fait en un tour de main» [это было сделано в один миг]. (С. А. Толстая. «Моя жизнь», ч. V, стр. 30. Рукопись хранится в АТБ.)

4 Сергей Александрович Рачинский (р. 2 мая 1833 г., ум. 2 мая 1902 г.) — известный деятель по народному образованию. Был профессором московского университета по кафедре ботаники. В 1867 году, оставив профессуру, поселился в своем имении Татеве Бельского уезда, Смоленской губ. Будучи монархистом и православным, С. А. Рачинский считал необходимым национально-религиозное воспитание и полагал, что преподавание в деревенской школе должно вестись священниками. С. А. Рачинский писал, что «Новая азбука» Толстого и его «Книга для чтения» имеют очень большое значение для сельской школы и должны вытеснить другие пособия. «С. Рачинский. Заметки о сельских школах» Спб. 1888, стр. 57. О С. А. Рачинском см. прим. к телеграмме Толстого к нему от 30 сентября 1881 г., т. 63.

5 Константин Петрович Победоносцев (1827—1906), с 1880 по 1905 гг. обер-прокурор святейшего синода. О нем см. прим. к письму Толстого к нему от 15 марта 1881 г., т. 63.

На это письмо В. Г. Чертков ответил письмом от 25 февраля, в котором между прочим писал: «Дорогой Л[ев] Н[иколаевич], мне ужасно жаль, что я вас огорчил своими сомнениями о цензурности азбуки. Я только хотел сказать, что я думаю, что ее не разрешат... Я совсем не знал, что вы собирались представить ее в Варшаве через бар. Менгден. Лучше этого быть ничего не может. Я думал, что вы хотели просто послать в цензуру, по примеру того, как мы послали «Зосиму» туда. И в таком случае было бы лучше сделать это через другую цензуру, где у меня есть знакомый. Но36 37 узнав то, что вы сообщаете в последнем письме, я также думаю, что лучше всего прибегнуть к бар. Менгден, что мы и сделаем. Я уже распорядился относительно вставок, предложенных Павлом Ивановичем. К его приезду новый экземпляр будет готов, и мы, не откладывая, пошлем к бар. Менгден... Прилагаю образчик заявления, которое я думаю поместить в нескольких газетах. Я очень рад, что вы захотели этого. Это устранит массу недоразумений и несправедливостей, и вместе с тем послужит ясным неопровержимым фактом, подтверждающим то, что для многих кажется только теорией. И это будет хорошо не для вас, а для других. А главное прекратятся недоразумения и несправедливости, которые я постоянно вижу, глядя со стороны. Замечание о ваших изменениях я поместил для того, чтобы не только быть в состоянии давать издателям исправленные последние варианты, но для того, чтобы они, когда помещают в больших неподцензурных сборниках, пользовались бы вашими оригиналами, не урезанными цензурой, например: «Власть тьмы» с эпиграфом и т. д. Если позволите, я хотел бы поместить в газетах это письмо через две недели, тогда, когда поступит в продажу новое дешевое издание драмы, заказанное мною здесь и дешевле и лучше, чем издает Сытин. И на будущее время мы сразу издавали бы все ваши новые вещи сразу в самой дешевой форме. В данном случае я не знал, что вы пожелаете сделать это объявление, и потому допустил первое не самое дешевое издание драмы. Если же мы сделаем объявление сейчас, то какой-нибудь Суворин успеет в своей типографии выпустить раньше появления нашего дешевого издания, издание более дешевое, чем наше первое. А это не желательно. Желательно, чтобы мы, как первые издатели ваших новых вещей, сразу выпустили бы их в таком дешевом виде, чтобы всю выгоду от вашего отказа от литературной собственности получали прежде всего читатели, а не делали бы гешефтов на этом коммерческие издатели. Через две недели мы выпустим издание в такую цену, чтобы оно только окупилось, и тогда никакой другой издатель на дешевом издании не наживется; а будут другие издатели печатать издания более роскошные и следовательно наживаться насчет тех, кто желает тратиться на хорошую бумагу и размашистый шрифт. И потому мне кажется, что лучше напечатать объявление через две недели для того, чтобы одновременно с этим объявлением предложить покупателям издание вашей последней новой вещи в самой для них выгодной форме. Впрочем, разумеется, сделаю, как вы пожелаете».

Упоминаемый в письме Черткова Алексей Сергеевич Суворин (1834—1912), публицист, издатель газеты «Новое Время», владелец книгоиздательства и книжной торговли. О нем см. прим. к письму Толстого к нему от 31 января 1889 г., т. 64.

* 137.

1887 г. Февраля 23... марта 1. Москва.

Посылаю вамъ нынче полученное письмо, милый друтъ. Я еще не успѣлъ видѣть его. — Стаховичъ1 передастъ вамъ.37 38 Посудите съ нимъ, какъ и что лучше сдѣлать. — Я пишу еще А. А. Толстой.2 — Обнимаю васъ.

Л. Т.

Печатается впервые. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова «№ 133 М. 2 Марта 87». Надпись обозначает день получения письма, так как 3 марта Чертков пишет Толстому, что получил его письмо «вчера». Письмо это не могло быть написано позднее 1 марта и ранее 23 февраля, когда было написано предыдущее письмо Толстого, не содержащее упоминаний об этом деле. Вероятно письмо написано в последних числах февраля 1887 года.

Письмо Толстого является сопроводительной запиской к письму Ф. А. Щербины, заведывавшего статистическим отделением Воронежской земской управы, о политическом арестованном Ив. Ив. Попове, как это видно из письма Черткова Толстому от 3 марта 1887 года: «Вчера Стахович передал мне вашу записку о Попове вместе с письмом о нем Щербины, которого я лично знаю за человека серьезного и основательного. Сегодня я был по этому поводу у А. А. Толстой. Она обещалась обратиться к Плеве, который уже раз исполнил ее просьбу подобного рода». Об Ив. Ив. Попове см. прим. к письму к нему от 24 апреля 1887 г., т. 64.

Вячеслав Константинович Плеве (р. 8 апреля 1846, ум. 15 июля 1904), в то время товарищ министра, а впоследствии министр внутренних дел. Убит по постановлению боевой организации партии с.-р. Е. С. Сазоновым.

1 Александр Александрович Стахович. О нем см. прим. к письму Толстого Черткову от 7 января 1887 г., № 126.

2 Гр. Александра Андреевна Толстая (р. 17 июля 1817 г., ум. 21 марта 1904 г.), двоюродная тетка Толстого, фрейлина двора. О ней см. прим. к письму Толстого к ней от 1 мая 1857 г., т. 60. Ее биография и ее воспоминания о Толстом напечатаны в книге «Переписка Л. Н. Толстого с гр. А. А. Толстой», изд. О-ва Толстовского Музея. Спб. 1911. Возможно, что к этому случаю относится бездатное письмо, помещенное в вышеуказанном издании под № 183, в котором Толстой пишет: «Только что писал вам бескорыстное письмо, милый друг, и вот приходится опять просить. Помогите этому хорошему и несчастному человеку. Чертков и Стахович передадут подробности... »

138.

1887 г. Марта 4. Москва.

Спросите Сибирякова1 о мѣстѣ въ пріютѣ. М. А. Шмидтъ2 можетъ быть пошла бы. Я бы желалъ вѣрно знать, прежде чѣмъ писать ей. Хорошо бы было и для нея и для дѣтей.

Л. Т.


На обратной стороне: Петербургъ, 32, Миліонная, В. Г. Черткову38

39 Напечатано в книге Е. Е. Горбуновой-Посадовой «Друг Толстого — Мария Александровна Шмидт, М. 1929, стр. 20. Открытое письмо. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова «№ 134 М. 4 Марта, 87». Почтовые штемпели: «Москва, 4 марта 87», «С. Петербург, 5 марта 1887».

Письмо это повидимому является откликом на письмо Черткова от 18—20 февраля 1887 г., в котором он писал Толстому о Сибирякове: «Он спросил меня, знаю ли я какую-нибудь женщину, разделяющую наши взгляды, которая приняла бы место руководительницы приюта, состоящего из 6 девочек от 8 до 13 лет, живущих в этом приюте и ходящих заниматься в соседнее учебное заведение. Матерьяльное обеспечение: квартира, стол и 50 р. в месяц. Я здесь ищу, но навряд ли найду. Может быть вы знаете? ».

1 Константин Михайлович Сибиряков. О нем см. прим. к письму № 129.

2 Мария Александровна Шмидт (1844 — 18 октября 1911), единомышленница и друг Толстого. О ней см. прим. к письму Толстого к Черткову № 59, т. 85. В это время М. А. Шмидт жила в предместье Тулы Новоселках и думала о работе в приюте, как это видно из ее письма к Толстому, от 8 марта 1887 года, в котором она пишет, что услышала о намерении Толстого предложить ей место начальницы приюта и что рада была бы взять это место, но боится, что узнала об этом слишком поздно (АТБ). В письме от 10 марта 1887 г. Чертков сообщил Толстому, что, по словам Сибирякова, место в приюте уже занято.

* 139.

1887 г. Марта 12—18. Москва.

Мучаетъ меня совѣсть, что не отвѣчалъ вамъ, милые дорогіе друзья, на два хорошія письма: и нездоровится1 и очень занятъ былъ надъ мыслями о жизни и суевѣріи смерти,2 — и главное, не хочется писать вамъ кое-какъ между дѣломъ. — Объясненья никакого не нужно, по моему. Что хорошо, то будетъ всегда хорошо, а что нехорошо, то только можно испортить.

О свободѣ воли я совершенно такъ же думаю; вы хорошо выразили. Одно думаемъ, п[отому] ч[то] Учитель одинъ. Познайте истину и свободны будете. — Какъ часто вспоминаю стихи Хомякова «Тьмы за тьмами»3 и что больше понимаю, то дальше открывается. Конца нѣтъ. Это особенно чувствовалъ послѣднее время, думая о жизни.

Лѣскова статью не прочелъ еще.4 Сейчасъ прочту. «Попутчикъ» — какъ бы не повредилъ намъ.5

Мнѣ очень хорошо и радостно, несмотря на нездоровье. Количкино6 общество много содѣйствуетъ этому. Прощайте.

Л. Т.39

40 Печатается впервые, за исключением фразы «Попутчик» — как бы не повредил нам», напечатанной в ТЕ, стр. 49. На подлиннике надпись черным карандашом рукою Черткова: «№ 135, М. » Письмо написано не ранее 12 марта 1887 года, так как содержит ответ на письмо Черткова от 10 марта, и не позже 18 марта, так как Чертков в письме от 19 марта извещает Толстого о получении этого письма. Так как предыдущее письмо Толстого к Черткову написано 4 марта, а следующее 2 апреля, то очевидно, что Чертков в письме от 19 марта имеет в виду именно комментируемое письмо. То обстоятельство, что письмо было написано в середине марта, подтверждается и тем, что к этому времени относится недомогание Толстого, о котором он говорит в своем письме. «Два хорошие письма» Черткова, которые предшествовали этому письму, были написаны 3 и 10 марта 1887 года. В первом из этих писем Чертков пишет: «Видясь с здешними художниками и писателями, мне приходится много думать о значении искусства, и я несколько раз чуть было не брался изложить просто, наивно свое понимание значения искусства с точки зрения христианской. Это так просто для нас, так естественно вытекает из нашего общего понимания жизни, что, казалось бы, не стоит об этом говорить. А между тем поражаешься как это ново и неизвестно тем людям, которые пишут художественные произведения и картины и музыку и проч. Главное, мне кажется, что искусство для христианина есть такое же дело любви, как всё остальное. И потому важнее всего, каким делом задался художник, то ли это именно дело, которое требуют окружающие обстоятельства, т. е. помогают ли его произведения тем, которые в данную минуту больше всего нуждаются в помощи. С другой стороны, если служить людям искусством, то нужно действовать действительно искусно, форма должна быть на высоте содержания, а содержание должно быть наивысшее, доступное мне. Репин рисует картон к большой картине предания Христа в Гефсиманском саду и рядом с этим работает несколько недель с большим расходом усилия и таланта над изображением кокетки с татарином в Крыму; потом, вспомнив, что Пушкинский юбилей и что на выставке не будет ничего Пушкина, берется за большую картину, изображающую Дон-Жуана в монашеской одежде на коленях перед смущенной вдовой командора. А из шкапа он вынимает ряд старых эскизов к картинам, задуманным им с действительным содержанием, но которые он не исполнил, потому что их не разрешили бы на выставке. Формою он владеет, а содержание для него вопрос второстепенный и случайный. С другой стороны, как бы ни было важно и хорошо содержание, если форма слаба, то всё пропало... Впрочем, я, кажется, говорю вам труизмы и это не может быть интересно для вас».

В письме от 10 марта Чертков пишет: «Я много думал последнее время об отсутствии свободы воли, которое мне кажется очевидным, но в смысле, не приводящем к фатализму или индиферентизму, а, напротив, самом отрадном и подтверждающем учение Христа о сыновности богу и воле отца. При свободе воли существует смерть, при сознании отсутствия свободы воли, смерть исчезает. Я даже не удержался и стал записывать свои мысли по этому поводу, но не знаю, стоит ли? » Далее, сообщая о различных практических делах, связанных с издательством «Посредник», Чертков между прочим пишет: «Посылаю вам на прочтение последний рассказ Лескова,40 41 взятый из Прологов. Пожалуйста, отчеркните те места, которые по-вашему лучше изменить или выпустить. Там есть такие места, и мы внимательно перечтем весь рассказ. Вот для этого ваши отметки нам очень пригодились бы».

1 О недомогании Толстого имеется запись этого времени в Дневнике С. А. Толстой от 14 марта 1887 года: «Л[ев] Н[иколаевич] нездоров, боли и нытье в желудке, расстройство пищеварения — и при этом самое бестолковое питание, то жирное, то вегетарианское, то ром с водой и проч. В духе он унылом, но добром». См. «Дневники С. А. Толстой (1860—1891)», изд. Сабашниковых М. 1928, стр. 139.

2 Толстой работал в то время над статьей «О жизни» и читал 14 марта 1887 г. в Психологическом обществе при московском университете реферат «О понятии жизни» (См. «Вопросы философии и психологии» 1889 г., кн. I, стр. 100).

3 Алексей Степанович Хомяков (1804—1860), поэт и теоретик славянофильства. Толстой имеет в виду стихотворение Хомякова «Звезды», в котором имеются стихи:

«Звезды мыслей тьмы за тьмами

Всходят, всходят без числа

И зажжется их огнями

Сердца дремлющая мгла».

«Полное собрание сочинений» А. С. Хомякова, т. IV. М. 1900, стр. 250.

4 «Статья Лескова» — вероятно рассказ «Скоморох Памфалон», о котором Чертков в письме от 14 февраля 1887 г. сообщал, что хочет поместить его в издаваемый «Посредником» сборник. Об этом рассказе, повидимому, он писал Толстому в письме от 10 марта 1887 г.

5 Рассказ финского писателя Пэйверинта «Попутчик» (изд. «Посредник», М. 1887), выставляющий лицемерие церковных (лютеранских) пастырей. Толстой опасался цензурных репрессий в связи с изданием этого рассказа; однако, книжка вышла в свет благополучно и не повлекла никаких преследований при первом издании.

6 Количка — H. Н. Ге младший (о нем см. прим. к письму Толстого к Черткову от 2 мая 1884 г., № 16, т. 85), живший в это время в доме Толстых и помогавший С. А. Толстой в издании сочинений Толстого.

* 140.

1887 г. Апреля 2. Я. П.

Хотѣлъ вамъ писать, милые друзья, до отъѣзда, но не успѣлъ. Третьяго дня я уѣхалъ въ деревню, самъ не знаю зачѣмъ. Хотѣлось и побольше уединенія и страшно было обозлиться отъ жизни тамъ,1 лѣтомъ при открыт[ыхъ] окнахъ и весеннемъ воздухѣ и солнцѣ. Боюсь, что забуду отвѣтить на ваши вопросы — письма вашего не взялъ съ собой — ни вашего,41 42 В[ладиміръ] Г[ригорьевичъ], ни Бирюкова. Если забуду, простите: очень я увлекся своей работой о жизни и смерти. Мѣсяца 11/2 ни о чемъ другомъ не думаю ни днемъ ни ночью. Вы вѣрно думаете, что напрасно.2 Очень можетъ быть, но не могу иначе, и работа мнѣ кажется не толчется на мѣстѣ, а подвигается и даже приближается къ концу. Работа потому меня затягиваетъ, что работаю для себя и для другихъ: себѣ навѣрное многое уяснилъ, во многомъ себя утвердилъ и потому надѣюсь, что хоть немного также подѣйствуетъ и на нѣкоторыхъ другихъ.

Одинъ изъ вашихъ вопросовъ помню, о повѣсти изъ первыхъ вѣковъ. Все хочется освободиться и поправить. А такъ не хочется посылать.

П[авелъ] И[вановичъ], кажется, спрашиваетъ про брошюры медицинскія. Одна милая женщина врачъ Трутовская3 приносила и читала, кромѣ ея прекрасной брошюры о сифилисѣ, еще о несчастныхъ случаяхъ; тоже прекрасно; очень полезная будетъ книга и написана съ знаніемъ и дѣла и народа. Немного тонъ ласково-развязный, и потому есть длинноты, не нужное, но этотъ недостатокъ возмѣщается большими достоинствами.

Азбуку вы, вѣрно, получили съ разрѣшеніемъ.4 Это будетъ лучшая побѣда кампаніи нынѣшней зимы. Сейчасъ въ деревнѣ читалъ Раздѣлъ5 и Мірское дитя.6 Очень хорошо оба, особенно первое.

Есть у васъ стихотворенія Алмазова? Тамъ есть стихотвореніе: Истина.7 Если выкинуть изъ него рѣчь перваго юноши о винѣ и конецъ о возстановленіи Ерусалимск[аго] храма, то это прекрасная вещь, только бы цензура пропустила.

Здѣсь теперь Лева8 со мною и его товарищи и Файнерманъ. Мнѣ не мѣшаютъ работать и мнѣ очень хорошо. — Радуюсь въ чужѣ на васъ и почти не огорчаюсь о болѣзни А[нны] К[онстантиновны].9 Видно такъ надо пока. Въ жизни, въ настоящей жизни, не можетъ быть ничего лучше того, чтò есть. Желать другаго, чѣмъ то, чтò есть, значитъ перестать жить. Въ концѣ недѣли пріѣдетъ Количка,10 проѣздомъ къ себѣ.

Зима кончилась — и я безъ раскаянія оглядываюсь назадъ, надѣюсь и вѣрю, что и вы тоже. Что-то мало я васъ чувствовалъ эту зиму. Кланяйтесь Иванову11 и благодарите его за письмо. Ну, пока прощайте, пишите на Козловку.12

Л. Т.

42 43

Павла Ивановича письмо просилъ жену прислать мнѣ и тогда отвѣчу по пунктамъ. Вспомнилъ: — это былъ проектъ календаря, — очень хорошій, кажется. Но, получивъ письмо, отвѣчу.

Полностью публикуется впервые. Отрывки напечатаны в ТЕ 1913, стр. 45—51 и «Толстой и Чертков», стр. 144. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова, «№ 136 Я. П. 2 апр. 87». Датировка подтверждается сопоставлением слов Толстого о том, что он уехал из Москвы «третьего дня», с письмом его к Н. Н. Ге старшему от 7 (?) апреля 1887 г. (т. 63), в котором он пишет, что «уехал из Москвы во вторник на страстной», т. е. 31 марта. Это письмо является ответом на письма Черткова от 23 марта и П. И. Бирюкова, полученное Толстым перед отъездом. В письме от 23 марта Чертков, сообщая о разных делах, связанных с издательством «Посредник», между прочим, пишет:

«Разрешены также переложение «Фабиолы» Озмидовой. Вещь эта не имеет претензии на художественность; но зато в высшей степени содержательна и с успехом заменит нашу первую «Фабиолу», также не художественную, но очень любимую. Еще разрешен рассказ «О жуке», который мы читали вместе в Москве. Теперь я хочу придержать эти рукописи, если нужно даже несколько месяцев, для того чтобы в это время представить в ту же цензуру всё то главное, что мы желаем пропустить и что имеется на готове. Хочу послать туда «Крест» и «Пасху» Иванова, «Суратскую кофейню». Теперь как нельзя более кстати была бы ваша повесть о первых христианах. Я бы послал ее туда без обозначения вашего имени. Нужно ковать железо, покуда горячо. Неужели повесть эта всё еще в таком же виде, что ее нельзя печатать? Может быть ее можно напечатать, а вы бы ее окончательно отделали по печатному экземпляру для 2-го издания? Если это можно, то, пожалуйста, пришлите ее сюда ко мне, хотя бы в черновом виде. Я переписал бы и послал бы в Одессу. Ужасно хотелось бы воспользоваться наступившею благоприятною минутою, чтобы выпустить как можно больше хорошего, следовательно прежде всего — всё то ваше, что готово, или почти готово».

1 Написано: тут. Повидимому, опискавместо: там. Если предположить, что перед словом «тут» пропущена точка, что точка после слова «солнце» поставлена случайно и что слово «боюсь» написано с большой буквы ошибочно, то не исключена возможность такого чтения данного места: Хотѣлось и побольше уединения и страшно было обозлиться от жизни. Тутъ лѣтомъ при открытыхъ окнахъ и весеннемъ воздухѣ и солнцѣ боюсь, что забуду отвѣтить на ваши вопросы — письма вашего не взялъ съ собой — ни вашего, В[ладиміръ] Г[ригорьевичъ], ни Бирюкова.

2 Повидимому, Толстой высказывает это предположение потому, что Чертков неоднократно просил его взяться за художественные писания для народа, которые по мнению Черткова могли иметь гораздо более сильное влияние, чем статьи в форме рассуждений на те же темы, доступные к тому же благодаря трудности изложения лишь более или менее образованному читателю.43

44 3 Вера Константинова Трутовская (1858—1895), женщина-врач. Упоминаемая здесь книжка ее напечатана в «Посреднике» под заглавием: Трутовская В. К., «Дурная болезнь или сифилис. Описание ее и советы о том, как уберегаться и лечиться от нее». С вступлением и заключением от издателей, тип. И. Д. Сытина. М. 1888. На обложке рисунок И. Е. Репина.

Несколько раньше Толстой упоминает о Трутовской в письме к Бирюкову: «3-его дня были у меня доктора: Михайлов, Попов и Архангельская. Архангельская читала статью женщины-врача Трутовской о сифилисе. Прекрасная статья. Автор взяла еще исправить по нашим замечаниям и принесет через неделю. Это прекрасно и в календарь и отдельной книжкой. Очень и это радостно». См. письмо Толстого к Бирюкову от 20 (?) марта 1887 г., т. 63.

Трутовская, посетив Толстого, судя по данному письму, вероятно уже сама читала свою статью после исправления, согласно замечаниям Толстого. Книжка Трутовской о несчастных случаях была издана «Посредником»: «Первая помощь в несчастных случаях и при внезапном заболевании людей». Составлено женщиной-врачем. 1889.

4 Дозволено цензурой 16 апреля 1887 года.

5 «Раздел» — рассказ крестьянина И. Г. Журавова, в то время служившего в Туле половым в трактире. Издан без указания автора: «Раздел», изд. «Посредник». М. 1887.

В письме от 3 апреля 1887 г. Толстой пишет С. А. Толстой о том, что лакей «Тит вслух читал мальчикам в другой комнате «Раздел» и очень хорошо». См. «Письма Л. Н. Толстого к жене». М. 1915, стр. 306.

6 «Мирское дитё» П. Засодимского, изд. «Посредник». М. 1887.

7 Борис Николаевич Алмазов (1827—1876), поэт и журналист. После напечатания в журнале «Современник» повести Толстого «История моего детства» поместил в журнале «Москвитянин» 1852 г., октябрь, одобрительный о ней отзыв.

Стихотворения Б. Н. Алмазова вышли отдельным изданием: «Стихотворения» Бориса Алмазова. М. 1874. Стихотворение «Истина», напечатанное в этом сборнике (стр. 281—294), Толстой предлагал включить в Сборник стихотворений «Гусляр» и взялся, было, сделать значительные сокращения в нем, но не прислал его для печати. В яснополянской библиотеке сохранился сборник «Народное чтение», т. II, составленный священником Фед. Понятовским, Спб. 1883, в котором помещено стихотворение Б. Алмазова. На полях этой книги сделаны рукой Толстого предполагаемые сокращения.

8 Лев Львович Толстой, сын Л. Н. Толстого.

9 Анна Константиновна Черткова, здоровье которой было очень слабо в эти годы, страдала длительным желудочным заболеванием и общим упадком сил.

10 Николай Николаевич Ге младший.

11 Иванов Николай Никитич, о нем см. прим. к письму № 130.

12 Козлова-Засека или Козловка, станция Московско-Курской ж. д., ныне называющаяся «Ясная Поляна», в 31/2 верстах от Ясной поляны.

44 45

* 141.

1887 г. Апреля 16. Я. П.

Получилъ въ Ясной радостное письмо ваше и каждый день хочу отвѣчать. Занятъ очень своей работой. Вашъ совѣтъ, какъ всегда, хорошій. Надо перевесть по русски. И я это сталъ дѣлать, живя въ деревнѣ: имѣя передъ собой не професоровъ, но людей. —

Количка со мной. Завтра ѣдемъ съ нимъ въ Москву на недѣлю.1 Какъ бы сдѣлать такъ, чтобы увидаться?

Сейчасъ получилъ рисунки Бемъ2 — очень хороши — очень пріятно б[ыло] смотрѣть, хотя и самъ иначе представлялъ, но и такъ можно. Еще получилъ повѣсть Тищенко.3 Должно быть очень хорошо. Я знаю начало.

Любящій васъ Л. Т.


На обратной стороне: Петербургъ. 32, Миліонная, Владиміру Григорьевичу Черткову.

Полностью публикуется впервые. Отрывок напечатан в ТЕ 1913, стр. 51, письмо открытое. Почтовые штемпели: «Ясенки почт. отд. 16 апреля 1887» и «С. Петербург городск[ой] почт[амт] 18 апреля 1887». На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «№ 137 Я. П. 16 апр. 87». Письмо является ответом на письмо Черткова от 9 апреля 1887 г., в котором Чертков писал о своих переживаниях за прошедшую зиму: «Вы говорите, что оглядываясь назад, вы довольны вашею зимою, и я понимаю, в каком смысле вы это говорите. Я также в общем доволен своей жизнью. Но иногда беспокоит меня то, что мне стало слишком легко, покойно жить. Жена мне дает то, чего я прежде не имел, и чего многие и теперь не имеют. И я чувствую, что я теперь должен быть требовательнее к себе. Но кажется требовательность эта у меня мало проявляется. Или это от того, что при нормальных условиях жизни, сама жизнь делается ровнее, легче. Может быть от того вы мне теперь меньше пишете, что есть другие люди, которым труднее жить и которым больше нужна ваша помощь, и вы это инстинктивно чувствуете. В таком случае я очень радуюсь и за них и за вас. Но тем не менее у меня часто бывает такая потребность бòлыпего общения с вами. Мы с Галей вместе; но мы очень одни; и знаете ли, такого единения, как с вами, у нас ни с кем нет... В сношениях моих с другими эта зима дала мне хороший урок: я убедился, что я слишком дорожил одобрением тех людей, которых особенно люблю. И когда я видел непонимание с их стороны и осуждение, по тому горькому и даже раздражительному чувству, которое я испытывал, я убедился, что я во многом больше дорожил мнением людей, — чем сознанием вины или правоты перед богом. И я часто вспоминал ваши простые, но такие важные и трудно исполнимые слова о том, что делать нужно для бога, а не для людей. И теперь, хотя мое внимание больше45 46 направлено самими обстоятельствами на эту истину, однако я еще чувствую себя очень слабым в этом отношении».

Далее Чертков сообщал, что жена его ждет ребенка, что они твердо решили ребенка не крестить и что мать Черткова тяжело переживает это решение. Переходя к делам, Чертков просит Толстого вернуть посланные ему на отзыв рисунки Е. М. Бем к «Власти тьмы», пишет о писателе-рабочем В. И. Савихине, как о самобытном и одаренном человеке, для которого очень полезна переписка с Толстым, и, наконец, говорит о своем отношении к работе Толстого над книгой о жизни: «Не думайте, что я не сочувствую вашей работе над выяснением значения истинной жизни и недоразумения, называемого смертью. Я теперь всё больше понимаю, что желательно только делать то, к чему влечет. А помимо этого — вопрос, который вы выясняете, очень важный и выяснение его нужно людям. Для скольких людей всё было бы ясно, еслиб только они поняли, в каком смысле нет и не может быть смерти, и что смерть может существовать только для тех людей, которые отождествляют свою жизнь с своею органической оболочкой, что так же бессмысленно, как отождествлять свою жизнь, например, с испражнениями своего тела.

Одного только я немножко боюсь — это того, чтобы вы не писали об этом, имея в виду одну образованную среду. Если вы это сделаете по старой привычке, то будет очень жаль и скажете много ненужного. Всё, что нужно людям, поддается выражению в общедоступной форме. Я в этом твердо убежден. И это прекрасное мерило для того, чтобы проверять, чтò действительно нужно, чтò нет. Ужасно хотелось бы мне прочесть, чтò вы написали».

1 Толстой выехал в Москву с H. Н. Ге младшим 18 апреля. В письме к С. А. Толстой 16 апреля он писал: «Колечка решил вернуться еще в Москву по делам и должно быть завтра мы с ним приедем с поездом, выходящим из Тулы в 12 час... Всё, чтò может задержать меня, это особенно хорошее расположение для работы. Осталось на раз, а перебивать приездом не хочется. Тогда до послезавтра». «Письма гр. Л. Н. Толстого к жене», изд. 2, М. 1915, стр. 313. На другой день в письме к И. И. Петрову Толстой писал: «Завтра, 18-го, думаю быть в Москве».

2 Елизавета Меркурьевна Бем, художница (р. 12 февраля 1843 г., ум. 25 июля 1914 г.). Иллюстрации Бем к драме «Власть тьмы» хранятся в ГТМ. О ней см. прим. к письму № 68, т. 85 и к письму Толстого к Е. М. Бем от 6 (?) июня 1885 г., т. 63.

3 Федор Федорович Тищенко (р. 1858 г.), писатель, по происхождению крестьянин. По окончании гимназии учился в ветеринарном институте, откуда был исключен за участие в студенческих беспорядках. С 1886 года начал печатать свои рассказы в «Русском богатстве» и других журналах. Присланная Толстому повесть Тищенко «Семен-сирота и его жена» была переделана автором по указаниям Толстого, который в середине сентября 1887 года обратился к В. В. Стасову с просьбой передать ее М. М. Стасюлевичу для печати. (См. «Лев Толстой и В. В. Стасов. Переписка 1878—1906 гг. » Ред. и прим. В. Д. Комаровой и Б. Л. Модзалевского. Труды Пушкинского Дома Академии наук СССР, Лгр. 1929, стр. 80.)46 47 Напечатана в журнале «Вестник Европы» 1888, № 1. «Посредником» издана под тем же заглавием в 1888 г. Цензурное разрешение: Москва 17 мая 1888 г. Свою переписку с Толстым Ф. Ф. Тищенко опубликовал в журнале «Русская мысль» 1903» № 11, а свои воспоминания о Толстом — «Л. Н. Толстой. Воспоминания и характеристика» напечатал в журнале «Голос минувшего» за 1916 г., № 11.

* 142.

1887 г. Апреля 18. Я. П.

Нынче собираюсь уѣзжать на нѣсколько дней въ Москву и съ этимъ письмомъ посылаю назадъ рисунки Бёмъ. Они прекрасны. Нечто Никиту1 надо бы иначе. Съ рисунками посылаю вамъ повѣсть Тищенко «Семенъ сирота». Прочтите поскорѣй и внимательно. Очень, очень хорошо. Есть длинноты — это одинъ недостатокъ.

Тищенко, тотъ, к[оторый] написалъ «Грѣшницу» въ Р[ускомъ] Б[огатствѣ].2 Эту повѣсть онъ давно прислалъ мнѣ, я вернулъ ему назадъ; впрочемъ вы все увидите изъ его письма. — Если бы можно было напечатать ее прежде въ журналѣ, чтобы дать ему денегъ, к[оторыя] ему нужны, было бы хорошо. Сдѣлайте это. А то можно и прямо въ Посредникъ, давъ ему гонораръ — по моему — хорошо бы извѣстный % съ листа. Вы спишетесь съ нимъ. Я такъ ему пишу. Это очень даровитый человѣкъ. И очень чуткій.

Я все писалъ свою статью,3 Количка переписывалъ, и мы чудесно прожили 2 недѣли. Надѣемся такъ прожить и до смерти въ этой жизни.

Въ вашемъ послѣднемъ письмѣ два пункта, на к[оторые] хочется отвѣтить: 1) Очень радостно мнѣ было читать то, что вы говорите о себѣ, что чувствуете, что много дѣлали для людей. Это очень важно. Я старъ и то только, только начинаю немножечко исправляться. Если вы спозаранку начнете — какъ вамъ хорошо жить будетъ! Другое это то, что вы сдѣлали себѣ огорченіе изъ радости ожидаемаго ребенка вопросомъ о крещеніи. Придетъ время — тогда. A хотѣлось бы мнѣ, чтобы у васъ были дѣти: я буду радоваться ужасно. Прощайте, мои друзья. Сейчасъ сходилъ въ Ясен[ки],4 усталъ, голова болитъ, и очень глупъ и очень доволенъ.47

48 Повѣсть Тищенко читайте внимательно, воздерживая[сь] отъ сужденій до конца. — Повѣсть Савихина6 жду съ радостью. Должно быть завтра прочту.7

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Отрывки напечатаны в ТЕ 1913, стр. 51—52. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «№ 138, Я. П. 19 апр. 87». Дату Черткова, повидимому, следует считать не точной: письмо написано Толстым в день отъезда из Ясной поляны в Москву, а, судя по письмам Толстого к С. А. Толстой от 16 апреля и к И. И. Петрову от 17 апреля 1887 г., Толстой выехал в Москву 18 апреля.

Это письмо, так же как и предыдущее, является ответом на письмо Черткова от 9 апреля, содержание которого изложено в комментарии к предыдущему письму.

1 Никита — действующее лицо драмы «Власть тьмы».

2 Повесть «Грешница» напечатана в журнале «Русское богатство» за 1887 г., №№ 7 и 8 за подписью Ф. Тарасенко.

3 Статья «О жизни», над которой работал в то время Толстой и которую переписывал H. Н. Ге младший.

4 Ясенки, тогдашнее наименование станции Московско-Курской жел. дор., называемой ныне «Щекино» и находящейся в 7 верстах от Ясной поляны. Недалеко от станции находится деревня Ясенки и почтовая станция, носящая то же название.

6 «Повесть Савихина» — написанная белыми стихами поэма из деревенской жизни «Два соседа», о которой Чертков писал Толстому 9 апреля. Повесть эта была возвращена Савихину для исправления, и затем издана «Посредником». В. Савихин. «Два соседа, деревенская побывальщина в стихах». М. 1888.

7 Абзац от слов: Повесть Тищенко до конца написан на полях во всю длину почтового листка.

* 143.

1887 г. Апреля 24—25. Москва.

Я вчера не уѣхалъ, какъ писалъ П[авлу] И[вановичу],1 и ѣду нынче и вотъ пишу вамъ два слова. Какъ бы мнѣ хотѣлось повидаться съ вами, милые друзья. Когда и какъ вы ѣдете? И пробудете ли въ Москвѣ? Таня пришлетъ вамъ повѣсть Трироговой (у ней псевдонимъ).2 Это повѣсть въ родѣ «Кружевницы»;3 сюжетъ совсѣмъ другой, но похоже тѣмъ, что изъ того же двороваго быта и также трогательно. Даже лучше. Кое-что надо поправить, сократить. А[нна] К[онстантиновна], вѣрно, сдѣлаетъ это прекрасно. Исключить надо48 49 Сашу помѣщицу — она ни къ чему — и подробности конца. Впрочемъ вы сами увидите. Авторъ бѣдный и хорошій человѣкъ, и ей надо бы выговорить какое нибудь вознагражденіе Вы спишетесь съ ней.

Еще въ этотъ пріѣздъ въ Москву вошелъ въ сношеніе съ двумя писателями крестьянами: одинъ молоканинъ молодой,4 другой фабричный Кассировъ,5 написавшій для Никольской6 болѣе 400 печатн[ыхъ] листовъ, расходящихся въ миліонахъ. Очень радостно было сойтись. Очень можетъ быть, что я ему могъ быть полезенъ. Я ему внушилъ, чтó надо, и онъ, нетронутый дикій человѣкъ, живо понялъ и принялъ, какъ мнѣ кажется, мои слова.

7Я все работаю надъ Ж[изнью] и С[мертью], и что дальше, то яснѣе. Эта работа для меня ступень, на к[оторую] взбираюсь. Во время работы этой приходятъ мысли изъ этой же работы, к[оторыя] могутъ быть выражены только в худож[ественной] формѣ, и когда кончу или перерву, Богъ дастъ, то и напишу.

Повѣсть «Ходите въ свѣтѣ» передѣлывать нe могу.8 Когда увидимся, переговоримъ о ней, и вы ее возьмете и выключите, измѣните, какъ получше, общими силами и напечатайте. Мысли тамъ добрыя, но написано не художественно — холодно. Я впрочемъ оставляю эту повѣсть въ Москвѣ у жены, если мы не увидимся, то вы проѣздомъ возьмите ее.

Дай вамъ Богъ поскорѣе выбраться изъ Петерб[урга.] Съ Богомъ вездѣ хорошо самому человѣку, но друзьямъ хочется, чтобы ему было лучше, и мнѣ очень хочется за васъ обоихъ, чтобы вы скорѣе выбрались изъ Петерб[урга] и тихо и здорово прожили до рѣшенія семейнаго дѣла. — Помогай вамъ Богъ. Поцѣлуйте Бирюкова. Любящій васъ Л. Толстой.

Сборникъ очень хорошъ. Гусляръ мнѣ не нравится.9

Ивановъ10 очень любезенъ мнѣ. Я порадовался за него, что онъ ѣдетъ. Въ тотъ вечеръ, какъ онъ быль, былъ Лѣсковъ. Какой умный и оригинальный человѣкъ!

У меня дома все хорошо.

Полностью публикуется впервые. Отрывки напечатаны в Б, III, стр. 67 и 72 и в ТБ 1913, стр. 52 и 53. На подлиннике синим карандашом надпись рукой Черткова: «№ 140 М. 25 Апр. 87». Вероятнее, что письмо написано 24 апреля, так как, если верна датировка письма Толстого к С. А. Толстой от 25 апреля, он в этот день был уже в Ясной поляне. Повидимому, Толстой не получил в Москве письмо Черткову от 23 апреля 1887 г., в49 50 котором тот писал ему относительно своего отъезда из Петербурга: «Мне очень хотелось бы повидаться с вами, и вы теперь в Москве как будто ближе. Но я не вижу возможности поехать к вам теперь только для того, чтобы повидаться. Вчера Галя и Павел Иванович предложили мне съездить в виду того, что ей гораздо лучше, и что он будет присматривать за нею Но я не мог решиться на эту поездку хотя бы уже по одному тому, что пришлось бы истратить на удовлетворение своего личного влечения такую сумму чужих денег, которая была бы достаточна на прокормление нищей крестьянской семьи чуть не в продолжение целого года. Наше же общее с вами дело не требует сейчас моего свидания с вами. Я знаю, что после каждого свидания с вами я всегда становлюсь бодрее и лучше; но ведь и для меня открыт доступ к тому же Источнику, из которого вы черпаете, а потому не следует произвольно тратить деньги для того, чтобы черпать именно из вашего ведра. Другое дело, если б какое-нибудь общее дело требовало моей поездки к вам. Но этого я сейчас не вижу. Мы хотели бы выехать отсюда около 27 или 28 и остановиться в Москве на несколько дней».

1 В письме к П. И. Бирюкову от 24 апреля 1887 г. Толстой между прочим пишет: «Я нынче еду назад в деревню». (См. т. 63.)

2 Наталия Петровна Трирогова-Аристова (р. 1852? г.). Сохранилось ее письмо от 21 марта 1887 г., написанное по прочтении письма Толстого «к тифлисским барышням», в котором она просит дать ей литературную работу, чтобы «хотя на 35 году жизни отрешиться от своего «я» и приносить пользу ближнему». (АТБ) Судьба рукописи, о которой пишет Толстой, осталась неизвестной. Чертков в письме от 28 апреля 1887 г. пишет Толстому, что он рукописи не получал.

3 «Марья кружевница», повесть О. Н. Хмелевой, изд. «Посредник». М. 1886. В повести освещается крепостной быт.

4 Повидимому, Федор Алексеевич Желтов, о котором Толстой пишет Черткову в письме от 21 июля 1887 г. № 149. Молоканин — последователь секты молокан, именующих себя «истинно духовными христианами», впервые обнаруженной в семидесятых годах XVIII века в Тамбовской губернии. Молокане отрицают обряды, таинства и священство православной церкви, признавая в то же время божественность Христа и боговдохновенность книг старого и нового завета. Одна из наиболее распространенных русских сект.

5 И. Кассиров — литературный псевдоним писателя И. С. Ивина, который поставлял литературный материал для издателей лубочной литературы, сочиняя повести, романы, переделывая согласно требованиям этих издателей различные литературные произведения. По происхождению крестьянин Можайского уезда, Московской губ.; учился в сельской школе, которой не кончил; печататься начал с 1877 года. Попытка Толстого привлечь Кассирова к работе в «Посреднике» не имела успеха. О нем см. Пругавин А. С. «Запросы народа и обязанности интеллигенции в области умственного развития и просвещения», изд. «Русская мысль», М. 1890, стр. 174—175. Им написана статья о лубочной литературе — Ивин И. С. (крест.), «О народно-лубочной литературе» — «Русское обозрение» 1893, №№ 9, 10.50

51 6 Никольская — улица в Москве, на которой были сосредоточены помещения издательств и книжных лавок, распространявших лубочную литературу.

7 Абзац редактора.

8 В письме от 2 апреля 1887 г. Толстой, отвечая на письмо Черткова от 23 марта, выражал согласие поработать над этой повестью. Здесь он сообщает о том, что не может выполнить это намерение.

9 Изданный «Посредником» сборник стихотворений «Гусляр» (Сиб. 1887) составлялся в значительной степени по указаниям Толстого. Подчеркивая слово «Гусляр», Толстой имеет в виду показать, что ему не нравится название сборника.

10 Николай Никитич Иванов был у Толстого в Москве проездом из Петербурга в Воронежскую губернию, где его отец служил земским фельдшером.

* 144.

1887 г. Мая 10. Я. П.

Спасибо, что написали мнѣ, милый другъ. Каюсь, что я подумывалъ, не пріѣдете ли вы на нѣсколько часовъ изъ Москвы, но вы лучше сдѣлали, что не пріѣхали, да и по времени вамъ нельзя б[ыло] успѣть.1 Живы будемъ здѣсь — увидимся. Мое уединеніе — только улучшенное П[авломъ] И[вановичемъ], завтра кончается, и я радъ.2 Послѣдніе дни не работалось, и я б[ылъ] въ дурномъ духѣ.3 Многое и многое хочется написать — кажущееся готовымъ въ головѣ. И все не разсужденія — а не знаю, чтò выйдетъ. Передайте мою любовь женѣ. Ѳ[едору] Э[дуардовичу],4 его женѣ5 и Николаю Лук[ичу].6 — Дай Богъ вамъ прожить хорошо до...7 смерти.

Обнимаю васъ.

Л. Т.


Писали ли вы Тищенко?8 Онъ очень ждетъ вашего письма и мнѣнія.

Печатается впервые. Письмо написано на одной стороне полулистка почтовой бумаги. На другой стороне этого полулистка письмо П. И. Бирюкова к Черткову, датированное «10 мая 1887 года Ясная поляна». На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «№ 142». Дата устанавливается по письму Бирюкова. Толстой отвечает на письмо Черткова от 2 мая 1887 г., в котором Чертков писал: «Дорогой Л[ев] Н[иколаевич], я сейчас был у ваших, и так странно было обедать с ними без вас. Когда С[офья] А[ндреевна] прочла мне ваши два последние письма, то мне так захотелось поскорее съездить к вам. Но теперь этого нельзя: Галя с дороги устала, и я не могу ее оставить, а мать во вторник утром проедет через Москву и рассчитывает, что мы к ней присоединимся. А едет она в деревню главным образом, чтобы побывать там с нами перед ее отъездом51 52 в Англию. Одним словом, я чувствую, что не должен теперь ехать к вам, что это было бы неразумно. А ехать к вам под ложным предлогом я не могу». Далее Чертков сообщает, что посылает рисунки Е. М. Бем к «Власти тьмы», высказывает свои соображения по поводу этих рисунков и, наконец, пишет о повести Толстого «Ходите в свете, пока есть свет»: «Мы только что с Галею прочли «Ходите в свете» и находимся под сильным впечатлением этой чудной и крайне важной по своему значению вещи. Отсутствие того, что вы называете художественностью не лишает этой вещи своего значения. Это не художественный рассказ, а мысли, выраженные в разговорной форме. И следовало бы назвать эту вещь: «Ходите в свете. Беседы между язычником и христианином» или что-нибудь в этом роде для того, чтобы читатель не искал занимательного легкого чтения или художественного рассказа. И в таком случае повествовательная сторона книги оживляла бы содержание предполагаемой исключительно поучительной книги. Вы очень много сказали в этом рассказе, дорогой Л[ев] Н[иколаевич], и именно такого, что нам всем нужно. И если он покажется многим скучным и не занимательным, то будет читаться и внимательно перечитываться теми, кому нужнее всего поддержка и выяснение того, для чего и как жить. Я уверен, что вы этой книгой многим и надолго поможете. Как Галя говорит, вещь эта в другой форме отчасти выражает то, что есть в «Что же нам делать», и многое высказано лучше, любовнее и убедительнее, чем там. Что касается до изменений, то действительно нам кажется, что есть кое-что недосказанного, и вообще очень желательно сделать кое-какие изменения. Не одинаково везде выдержано и местами — в ущерб мысли. Мы с радостью попробуем сделать то, что нужно, и пришлем вам».

1 По поводу проезда А. К. и В. Г. Чертковых через Москву (из Петербурга) в Воронежскую губернию, Толстой пишет С. А. Толстой 2 мая: «Жаль будет, если не увижу Черткова». 3 мая, Толстой опять пишет С. А. Толстой: «Жалею очень, что не увижу Чертковых. Скажи им это от меня»... (См. «Письма графа Л. Н. Толстого к жене», изд. 2-е. М. 1915, стр. 316 и 317.)

2 П. И. Бирюков приехал в Ясную поляну, повидимому, 4 мая (см. письмо Толстого к С. А. Толстой от этого числа) и уехал 11 мая, как это видно из письма Толстого к Н. Н. Ге-старшему от 10 (?) мая 1887 г. (см. т. 64). Слова «мое уединение завтра кончится» объясняются предстоящим приездом семьи Толстого.

3 В письме от 4 мая 1887 г. Толстой писал С. А. Толстой: «Вчера у меня был дурной день. Ничего почти не писал, потому что нашла бессонница без всякой видимой причины. См. «Письма гр. Л. Н. Толстого к жене». М. 1915, стр. 318.

4 Федор Эдуардович Спенглер (1860—1908), сочувствуя взглядам Толстого, поселился в деревне и был в течение нескольких лет сельским учителем в Воронежской губ. О нем см. прим. к письму № 4, т. 85.

5 Ольга Николаевна Спенглер, рожд. Озмидова (р. 1866 г.), разделяла взгляды Толстого. В 1884—1885 годах сотрудничала в «Посреднике». С 1887 года жена Ф. Э. Спенглера. О ней см. прим. к письму № 97, т. 85 и к письму Толстого к ней от мая 1886 г., т. 63.52

53 6 Николай Лукич Озмидов (1844—1908) познакомился с Толстым в начале восьмидесятых годов. До известной степени одно время разделял его воззрения и занимался тогда перепиской его сочинений. Впоследствии разошелся с Толстым и его единомышленниками. О нем см. т. 63, стр. 310—311, и т. 85, стр. 26—27.

7 Многоточие в подлиннике.

8 О Ф. Ф. Тищенко и его повести «Семен сирота» см. прим. к письму № 141.

* 145.

1887 г. Мая 13 (?) Я. П.

Здравствуйте, милые друзья!

П[авелъ] И[вановичъ] 3-го дня уѣхалъ въ Москву, прожилъ съ недѣлю, и мнѣ очень радостно было съ нимъ. Онъ переписалъ мнѣ всю мою статью, к[оторую] я опять вновь передѣлываю.1 Теперь я остался одинокъ, но не одинокъ, особенно послѣдніе дни. При П[авлѣ] И[вановичѣ] былъ въ самомъ большомъ упадкѣ духа, а теперь опять немного ожилъ. То, чтò вы пишете о лучахъ прямыхъ и черезъ призму, я понялъ и такъ же думаю. — Если уже говорить о воздѣйствіи на другихъ, о чемъ я [не]2 долженъ думать и стараюсь не думать, то я всегда объ одномъ безсознательно стараюсь, чтобы направить зрѣніе людей на вѣчное одно солнце, а самому отскочить; и видѣть, что меня считаютъ за солнце, не изъ скромности (тутъ не можетъ быть и рѣчи объ этомъ), а изъ стыда и жалости и омерзенія къ себѣ, всегда при этомъ испытываю мучительное чувство. Какъ рѣзать что-нибудь липкое, и къ ножу прилипаетъ, и вмѣсто рѣзанія выходитъ какая то путанница грязная. Вотъ тоже и когда своя личность липнетъ къ этому ножу или, скорѣе, ножъ нечистый, загрязненный своей личностью и вмѣсто того, чтобы счищать, грязнишь.

Только написалъ вамъ тогда письмо и вспомнилъ объ Емельянѣ3 (какъ по батюшкѣ?), а забылъ ему передать свою любовь, самую искреннюю. По всему, чтò я знаю о немъ, онъ мнѣ очень близокъ. Желаю быть такъ же близокъ ему.

Николая Лукича любите. Онъ очень хорошій. Я знаю, мнѣ кажется, его чувство къ дочери — онъ слишкомъ любитъ ее, и эта любовь мучаетъ его.4 Иванова милаго поцѣлуйте отъ меня. Я часто о немъ вспоминаю. Какъ его тѣлесное здоровье? Духовное должно быть хорошо.53

54 Посылаю вамъ письмо Тищенко.5 Это очень тонкій, чувствительный и даровитый человѣкъ. Онъ мнѣ напоминаетъ своимъ душевнымъ складомъ Достоевскаго;6 и у него падучая.

7Какъ здоровье дорогой А[нны] К[онстантиновны]? Извѣщайте меня о себѣ. Какъ душевное состояніе? Отъ Колички получилъ письмо — хорошее. Ему вездѣ хорошо. Хозяйничаетъ и устраивается, чтобы ѣсть съ рабочими и работать, и для отца и брата хозяйничать. Это ужасно трудно, но онъ такой силачъ нравственный, что можетъ быть и выйдетъ.8 Пишете ли вы ему? Напишете.9 Рѣпину10 писать не хочется, a видѣть его былъ бы очень, очень радъ, если бы онъ заѣхалъ. Ну, теперь все. Прощайте!

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Небольшой отрывок напечатан в книге Б, III, стр. 82. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «№ 143. Я. П. 18 мая». Число «18» переделано из «19». Имеющееся указание в письме, что Бирюков «уехал 3-го дня», прожив в Ясной поляне неделю, позволяет предположить, что письмо это было написано 13 мая, так как Бирюков уехал из Ясной поляны 11 мая (см. прим. к письму 147 от 10 мая). Таким образом возможно, что в данном случае пометка Черткова означает день получения письма.

Ответ на письмо Черткова от 10 мая из имения его матери Лизиновка. В этом письме Чертков пишет о своем отношении к художнику И. Е. Репину: «Ужасно полюбил я этого человека. Еще перед самым выездом пришлось мне побывать с ним в течение нескольких часов. (Он опять просил меня посидеть для него.) Он чуткий, впечатлительный к хорошему, человек, и вместе с тем замечательно самобытный и отличается от всех других знакомых мне петербургских писателей и художников тем, что он более их всех свободен от условных шаблонных воззрений какой-либо среды или кружка. Ужасно мне хотелось бы, чтобы он повидался с вами, потому что мне кажется, я уверен, что это было бы хорошо и для него и для всех, кто будет пользоваться его художественными работами, и вам было бы приятно видеть его. Он занят теперь такими работами, которые по содержанию своему близки и дороги нам с вами, и общение его с вами не может не отразиться хорошо на этих работах и через них на многих людей. Он и хотел бы заехать к вам в Ясную. Дней через 10 он думает съездить в Новгород и Киев и на обратном пути хотел бы заехать к вам в Ясную. Я почти взял слово с него, что он заедет из Киева к Н. Н. Ге и потом к вам. Но я чувствую, что он это сделает, если только будет возможно, наверное, в том случае, если узнает от вас, что вы будете рады его посещению. И вот все это я вам говорю в надежде, что вы ему напишете два слова в этом смысле. Он так вас недавно знает, что опасается, что вам может быть тягостно посещение такого человека, который не может исповедовать во всем полного согласия с вашими взглядами. А между тем он гораздо ближе к этим взглядам,54 55 чем сам подозревает. Я с ним очень сблизился и, знаете, во многом чувствую с ним больше единения, чем с так называемыми единомышленниками. Кстати, какое недоразумение это понятие о единомышленниках. Единомыслие бывает со всеми там, где есть любовь и кроткая терпимость, и наоборот, часто не бывает его там, где основные начала, представления об учении Христа, повидимому, сходны. Об этом хотелось бы вам много сказать; да трудно, для меня невозможно, высказаться письменно».

Далее Чертков пишет Толстому о своем отношении к нему: «Поразительно ясно стало мне то обстоятельство, что мы с вами ученики одного учителя — Христа, и что нет другого посредника между богом и людьми, как Христос. Все те, которые смотрят на Христа сквозь призму, будь эта призма — церковь или наука (как у Оболенского), или Толстой, как, увы, для некоторых, все они не непосредственные ученики Христа, не прямо у него черпающие и проверяющие себя, все они — на ужасно шаткой почве. Не знаю, поймете ли вы то, что я говорю в том смысле, в каком я это разумею; если да, то вы увидите, что это то самое, что и вы сознаете. Но и сквозь призму лучше смотреть на Христа, чем совсем смотреть в другую сторону. И всякая призма должна в свое время растаять, если только продолжать смотреть сквозь нее всё на того же Христа. Ведь это так, не правда ли? Пожалуйста, скажите, понимаете ли вы меня, и так ли это, для того, чтобы я знал, могу ли я продолжать разговаривать с вами письменно так сокращенно и с полуслова. В противном случае я лучше оставлю эти вещи до свидания, если бог даст, мы когда-нибудь лично свидимся. Вот будет радость для меня. Как хочется иногда этого. Всегда хочется, а иногда особенно. Но это желание личное, и потому ничтожное...

Галя, прочитав это мое письмо, справедливо говорит, что следует сделать вставку о призмах: Призмы церковную и научную нельзя сравнивать с призмою «толстовскою» в том отношении, что первые вносят свое в учение Христа, намеренно перетолковывают его, гнут в свою сторону. А единственная цель ваша «толстовская» есть восстановление истинной мысли Христа. Для вас оно так и есть, потому что вы смотрите на Христа прямо без всяких призм. Но те, которые через ваши писания смотрят на Христа и только через эти писания и вашу личность, для них вы представляете призму. То, что вы не досказали, они не понимают. Там, где вы выразились резко и немного односторонне, они возводят в принцип эту недомолвку и т. д. »

1 Толстой имеет в виду статью «О жизни», над которой он продолжал работать и после отъезда П. И. Бирюкова, как это видно из его писем к Н. И. Страхову от 20 мая 1887 г. (ТТ, 2. М. 1925. стр. 51—52) и к Н. Л. Озмидову от 12 июня 1887 г., т. 63.

2 Слово: не пропущено в подлиннике.

3 Емельян Максимович Ещенко, о нем см. прим. к письму № 126.

4 Толстой имеет в виду встречающиеся в письмах Черткова упоминания о том, что Н. Л. Озмидов настаивает на том, чтобы его дочь О. Н. Спенглер и ее муж жили с ним вместе. На этой почве между Н. Л. Озмидовым и Ф. Э. Спенглером возникали семейные недоразумения.55

56 5 Толстой находился в переписке с Ф. Ф. Тищенко, присылавшим ему свои рассказы, с 1886 года, но лично познакомился с ним в 1894 году. См. Ф. Ф. Тищенко. «Л. Н. Толстой. Воспоминания и характеристика» «Голос минувшего» 1916, № 11, стр. 157—190.

6 Федор Михайлович Достоевский (р. 30 октября 1821 г., ум. 28 января 1881 г.), как известно, был болен эпилепсией. Не разделяя многих взглядов Ф. М. Достоевского, Толстой высоко ценил его, как писателя художника. Свое отношение к Ф. М. Достоевскому Толстой высказал в письме к H. Н. Страхову, написанном по получении известия о смерти писателя в начале февраля 1881 г.: «Как бы я желал уметь сказать всё, что я чувствую о Достоевском! Вы, описывая свое чувство, выразили часть моего. Я никогда не видал этого человека и никогда не имел прямых отношений с ним; и вдруг, когда он умер, я понял, что он был самый близкий, дорогой, нужный мне человек. И никогда мне в голову не приходило меряться с ним, никогда. Всё, чтò он делал (хорошее, настоящее, чтò он делал) было такое, что чем больше он сделает, тем мне лучше. Искусство вызывает во мне зависть, ум тоже, но дело сердца — только радость. Я его так и считал своим другом, и иначе не думал, как то, что мы увидимся, и что теперь только не пришлось, но что это мое. И вдруг читаю — умер! Опора какая-то отскочила от меня. Я растерялся, а потом стало ясно, как он мне был дорог, и я плакал и теперь плачу. На днях, до его смерти, я прочел «Униженные и оскорбленные» и умилялся... » (Письмо Толстого к Н. Н. Страхову от 5—10 (?) февраля 1881 г., т. 63).

7 Абзац редактора.

8 Толстой, очень ценивший трудовую жизнь, которую вел, работая на земле, H. H. Ге-младший, высказывает здесь некоторое сомнение в том, насколько хватит у H. Н. Ге сил вести такую жизнь. Н. Н. Ге работал на земле до 1894 года, когда произошел резкий поворот в его образе жизни.

9 Воспроизводится написание слова в соответствии с автографом.

10 Илья Ефимович Репин (р. 24 июля 1844 г., ум. 29 сентября 1930 г.) художник. С Толстым Репин познакомился в 1880 г. И. Е. Репин с 1885 г. в продолжение нескольких лет оказывал содействие изд-ву «Посредник», иллюстрируя некоторые его издания. В частности Рении сделал иллюстрации к произведениям Толстого «Два брата и золото», «Вражье лепко, а божье крепко», «Как чертенок краюшку выкупал», и к некоторым другим изданиям «Посредника». В августе 1887 года И. Е. Репин посетил Ясную поляну, где написал портрет Толстого и сделал много зарисовок. О Репине см. прим. к письму в № 35, т. 85, а также прим. к письму Толстого к нему от 31 марта — 1 апреля 1885 г., т. 63.

* 146.

1887 г. Мая 30. Я. П.

Все собирался на оборотѣ рукописи — программы довести, к[оторую] вы мнѣ прислали, отвѣтить вамъ, но не переписали еще; а я хотѣлъ себѣ оставить переписанное.1 А нынче получилъ56 57 ваше письмо Тищенко.2 Мнѣ кажется, что вы слишкомъ строги; но справедливы. Меня подкупило его писанье не столько самыми достоинствами, сколько тѣми признаками поэтическаго дарованія, к[оторыя] я нашелъ въ нихъ. Письмо ваше3 я пошлю ему и еще вложу начало письма ко мнѣ: тамъ вы высказываете самые главные недостатки, к[оторые] я видѣлъ, но будучи подкупленъ, не вспоминалъ.

Ну, смотрите же, понимайте съ полуслова и не требуйте опредѣленій, и не придирайтесь къ словамъ: Богъ, для меня, это то, къ чему я стремлюсь, то, въ стремленіи къ чему и состоитъ моя жизнь, и к[оторый] поэтому то и есть для меня; но есть непремѣнно такой, что я его понять, назвать не могу. Если бы я его понялъ, я бы дошелъ до него и стремиться бы некуда было, и жизни бы не было. Но, чтò кажется противорѣчіемъ, я его понять и назвать не могу, a вмѣстѣ съ тѣмъ знаю его, — знаю направленіе къ нему, и даже изъ всѣхъ моихъ знаній это самое достовѣрное. Не знаю его, a вмѣстѣ съ тѣмъ мнѣ всегда страшно, когда я безъ него, а только тогда не страшно, когда я съ нимъ.4 Еще страннѣе то, что знать его больше и лучше, чѣмъ я его знаю, теперь, мнѣ теперь, въ моей теперешней жизни и не нужно. Приблизиться мнѣ къ нему можно и хочется и въ этомъ моя жизнь, но приближеніе нисколько не увеличиваетъ и не можетъ увеличить моего знанія. Всякая попытка воображенія о томъ, что я познаю его (н[а]п[римѣръ], что онъ Творецъ или милосердъ или что нибудь подобное) удаляетъ меня отъ него и прекращаетъ мое приближеніе къ нему. Еще страннѣе то, что любить по настоящему, т. е. больше себя и больше всего, я могу только его однаго; только въ этой любви нѣтъ никакой остановки, никакого умаленія (напротивъ, все прибавленіе), нѣтъ никакой чувственности, нѣтъ виляній, угодливости, нѣтъ страха, нѣтъ самодовольства. Все, чтò хорошо, любишь только черезъ эту любовь; такъ что выходить еще то — что любишь, a слѣдовательно живешь только черезъ него и имъ.5 Ну, вотъ какъ я думаю, чувствую скорѣе. Прибавить надо только то, что мѣстоимѣніе онъ уже нѣсколъко нарушаетъ для меня6 Бога. «Онъ» какъ то умаляетъ его.

7Мои давно пріѣхали. Я все живу въ своей работѣ о жизни и смерти. И очень сильно живу ею. — Мнѣ очень хорошо. — Радуюсь тому духу, к[оторый] вижу въ вашемъ письмѣ. Кланяйтесь и передайте мою любовь вашей женѣ, Ѳед[ору]57 58 Эдуард[овичу], Ольгѣ Николаевнѣ, Иванову и Озмидовымъ. Отъ Ник[олая] Лук[ича] получилъ хорошее письмо8 и хотѣлъ отвѣчать, да не буду. — Тетради его не получалъ. Работа его интересуетъ меня и думаю, что она будетъ на пользу людямъ. — Емельяну кланяйтесь. — Новый Цвѣтникъ хорошее дѣло.9 Что два брата?10 Что Гусляръ?11 (Пропущенъ ли?) Что Эпиктетъ (его стоитъ издать).12 Что превосходныя избранныя мѣста Іоан[на] Злат[оуста]?13 Прощайте, цѣлую васъ.

Л. Толстой.


Скажите, зачѣмъ вамъ нужно было знать, какъ я понимаю Бога?

Полностью печатается впервые. Отдельные отрывки из этого письма напечатаны в различных изданиях. Впервые большой отрывок с пропуском нескольких слов, начиная фразой «Бог для меня это то, к чему я стремлюсь» и кончая словами „«Он» как-то умаляет его“ напечатан в сборнике «Спелые колосья», сост. Д. Р. Кудрявцев, в. I, изд. «Элпидина. Женева. 1894, стр. 7—8. Отрывок со слов «Ну, смотрите», кончая словами „«Он» как то умаляет его“ в Б, III стр. 82—83. Два отрывка со слов «А нынче получил ваше письмо» и кончая фразой «Там вы высказываете самые главные недостатки, которые я видел, но будучи подкуплен не вспоминал» и со слов «Новый цветник» до слов «что превосходные избранные места Іоан. Злат. » в Т. Е. 1913, стр. 53. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «Я. П. 30 мая 87 г. ». Письмо Черткова к Ф. Ф. Тищенко, о котором Толстой пишет, что получил его «нынче» (слово «нынче» Толстой обычно употреблял в смысле «сегодня»), помечено 21 мая. Но в виду того, что неизвестно, когда именно письмо Тищенко было закончено Чертковым и отослано Толстому, проставленная Чертковым дата на письмо Толстого оставляется без изменений.

Толстой отвечает на письма Черткова от 16 и 19 мая 1887 г. В письмо от 16 мая Чертков писал: «Чем больше я общаюсь со всякими людьми, разделяющими и неразделяющими наше понимание жизни, тем теснее я всегда чувствую себя в согласии с вами. И я знаю, что это но воображение, поддерживаемое тем, что мы редко видимся. Я знаю, что это действительно так. Я чувствую что-то подобное по отношению к Христу, но — с другим оттенком. И для меня особенно понятны слова, приписываемые Христу: «Я в отце моем, и вы во мне, и я в вас»... «Да будут едино, как мы едино. Я в них и ты во мне: да будут совершенны во едино».... И ужасно мне хотелось бы быть в таком единении — сквозь Христа — с возможно большим числом людей. Но редко, очень редко так бывает. Большею частью общение происходит не сквозь самый центр круга, но сквозь какую-нибудь точку, находящуюся на большем или меньшем расстоянии от центра. Одна из таких точек — вы. С вами я общаюсь сквозь центр; а с некоторыми другими не сквозь центр, а сквозь вас. Но зато радостно сознавать, что тот центр, через который мы с вами сливаемся, находится посредине круга,58 59 не имеющего окружности; и потому, как бы далека от центра ни была точка, через которую я с кем-нибудь общаюсь, — от меня зависит сознавать, что точка эта все ж таки находится в том же беспредельном круге центр которого — истина, оформленная для людей Христом...

«Галя играет на пианино — (у нас всего здесь много, и много лишнего) — и мне приходит мысль, что так и жить надо, как текут сонаты Бетховена: противоположные, даже враждебные темы встречаются, и вместо столкновения или вражды, они спорят между собой с такою любовью, с таким напряженным, настойчивым желанием согласия, что действительно согласие выжимается из первоначально несогласных звуков, и все недоразумения, все индивидуальные точки зрения — гармониею сливаются в одно общее и торжествующее согласие, в котором каждый отдельный звук нашел свое место и нужен для цельности общего. При таком процессе любовного слияния, даже диссонансы не только не режут слуха, но напротив придают красоту, красоту жизни, связанной с прошлым и вытекающей из нее в будущее так хорошо и неизбежно, благодаря общему духу, что без диссонанса осталась бы на ее месте пустота, ничем другим незаменимая.

«Вы пишете, что у вас набралось много новых тем для рассказов. Посылаю вам одну вашу «Программу», которая может вам теперь пригодиться. Если нет, то, пожалуйста, верните мне ее; она хороша и так, несмотря на два-три места, неясных для обыкновенного читателя. Если эта программа не осуществится в ваших руках, то ею когда-нибудь может воспользоваться другой. А до тех пор, в особенности если вы ее чуть-чуть яснее местами обозначите, она сильна и убедительна сама по себе. В рассказе «Ходите в свете» то не совсем удобно, что приписывается христианам первых веков то, что они еще тогда, как мне кажется, не чувствовали. Но во всяком случае это не важно. Важна та истина, представителями которой они выставлены. Но вам следовало бы писать повести такие из современной жизни, имея само собою под руками весь материал, нужный для технического совершенства рассказа. А то искать в источниках — ужасная трата времени и ненужная: для настоящего — современное и нужно. А для будущих поколений теперешнее современное само собою станет — исторической повестью. Вы же теперь всегда вложите только то, что всегда было и будет современное.

Хотелось бы, как вы выражаетесь, ближе чувствовать вашу жизнь. Но и так хорошо. Должно быть вам хорошо. А если сейчас не совсем хорошо, то не миновать вам того, что будет опять вам очень хорошо. Такова уж наша безвозвратная участь, нас, верующих Христу. Ах, да, пожалуйста, Л[ев] Н[иколаевич], если найдется у вас свободная минутка, то черкните мне хоть в нескольких словах, что именно вы разумеете под выражением «бог». Мне это очень нужно для одной работы, которую хочу предпринять, имеющей целью по возможности устранить ужасное разделение между людьми, недоразумения собственно из-за терминологии».

В письме от 19 мая В. Г. Чертков просил Толстого:

«Пожалуйста, если только возможно, напишите мне, чтò вы разумеете под словом бог. Напишите на черно: я разберу, пойму с полу-слова. А мне это нужно и, как мне кажется, не одному мне».59

60 1 Толстой имеет в виду вероятно черновой набросок программы повести из крестьянской жизни, хранившийся в архиве Черткова и озаглавленный «Миташа. Программа». Датировано 15 сентября 1886. На обложке, в которой сохраняется рукопись, рукой Черткова написано: «Переписано из расшитой тетради 5. Программа рассказа и продолжение дневника». См. т. 26.

2 Чертков в письме к Ф. Ф. Тищенко сообщает, что, получив рукопись рассказа «Семен-Сирота», пересланную Толстым, он не сделал попыток поместить ее в один из толстых журналов, отчасти вследствие уверенности, что редакции этих журналов «не примут вашей повести, как неудовлетворяющей некоторым условным требованиям, которые они ставят», отчасти же потому, что не успел этого сделать, так как должен был уехать в Воронежскую губернию. Далее отмечая, что повесть «очень значительна по содержанию и проникнута верным освещением», Чертков указывает на ее недостатки — чрезмерную растянутость, излишнюю литературность слога — и посылает Тищенко свою переделку первых страниц его рассказа.

3 Толстой имеет в виду, повидимому, письмо Черткова от 23 мая, которое тот прислал ему вместе со своим письмом к Тищенко. Начало этого письма Черткова к Толстому, повидимому, действительно было отослано Тищенко, так как в архиве Толстого, хранящемся в Ленинской библиотеке, имеется лишь его вторая часть, начинающаяся словами: «А письмо мое к Тищенко вместе с образцом переделки пошлите ему в прилагаемом конверте, если вы находите, что стоит посылать». Первая часть этого письма нашлась в архиве Толстовского музея, куда она, повидимому, попала вместе с письмами Толстого к Тищенко из архива последнего.

4 Зачеркнуто: (Путь, жизнь, истина).

5 Зачеркнуто: (выходитъ что я глазъ черезъ который смотритъ онъ со мною вмѣстѣ).

6 Зачеркнуто: понятіе.

7 Абзац редактора.

8 В архиве Толстого (рукописное отделение Всесоюзной библиотеки им. В. И. Ленина) имеется бездатное письмо Н. Л. Озмидова к Толстому, в котором он между прочим сообщает, что посылает «книгу переписанную мною для вас на память от меня. Я думаю, что она вам поможет при справках ваших»... «Мне она помогает. Теперь я пишу четвероевангелие ваше своими словами и пишу 5 главу». В другом, более раннем, тоже бездатном письме Озмидов писал Толстому, что сделал попытку «собрать главные изречения Христа, распределить их по алфавиту и против каждого изречения ваш перевод» и добавлял, что хочет, переписав эту рукопись набело, послать ее в подарок Толстому. В Гос. Толстовском Музее имеется рукопись Н. Л. Озмидова «Четвероевангелие. Пересказано по смыслу перевода Л. Толстого с греческого языка Н. Л. Озмидовым». В рукописи 235 страниц.

9 Толстой имеет в виду второе издание сборника «Цветник», для которого материал подбирался в значительной степени заново. «Цветник». Сборник рассказов, издание второе, новое, исправленное и пополненное. М. 1889. Дозволено цензурою: Киев. 16 декабря 1888 г.

10 Рассказ С. Т. Семенова «Два брата». См. прим. к письму № 130.

11 Сборник стихотворений. О нем см. прим. к письму Толстого № 135.60

61 12 Толстой имеет в виду книжку об Эпиктете, о которой писал Черткову в письме от 6—7 февраля 1887 г. (№ 133).

13 Об этой книге см. прим. к письму Толстого к Черткову от января 1887 г. № 131.

Чертков в письме, написанном в начале июля 1887 г., отвечал на вопросы Толстого: «Два брата» печатаются и на этих днях должны появиться. Задержка произошла от нескольких недоразумений и случайностей между Сытиным и складом «Посредник». Последняя случайность была та, что разрешенная рукопись и рисунки к ней пропали. Но теперь они отыскались в цензуре и отосланы Сытину для печатания. «Гусляр» пропущен цензурой в количестве 11 тысяч экземпляров. Ha-днях дело решится об остальных 9 тысячах, которые напечатаны несколько позже первых. Таким образом пока будет выпущено нами 20 тысяч, из них половина отпечатана с «Дедом Софроном» в виде приложения. Это произошло от того, что в наборе этих 10 тысяч вышла ошибка по размеру шрифта и количеству строчек на страницу, и цензура не признала книгу эту в 10 листов, т. е. не признала ее неподцензурною. Нам нужно было что-нибудь прибавить, в виде балласта, чтобы вышло 10 листов: и мы выбрали самое невинное в цензурном отношении из всего, что мы раньше печатали. Рукопись из Иоанна Златоуста была представлена варшавскому духовному цензору через баронессу Менгден, но цензор отказался ее просматривать на том основании, что всё из Иоанна Златоуста может быть разрешено только в Петербурге. Мы теперь представляем ее в Петербурге. Не знаю еще результата. «Эпиктета», исправленного Количкой, я передал Павлу Ивановичу, который хотел его еще переделать. Не знаю, что он с ним сделал. Справлюсь“.

* 147.

1887 г. Июня 20. Я. П.

Спасибо вамъ, милый другъ, что пишете мнѣ — и о томъ, чтò дѣлается у васъ въ душѣ. Оба послѣднія ваши письма — все объ одномъ, — о самомъ важномъ и вмѣстѣ не важномъ. На первое ваше письмо хотѣлъ я отвѣчать то, что, мнѣ думается, не надо обдумывать своего и настоящаго и будущаго положенія. Если обдумываешь свое настоящее положеніе, то всегда стараешься объяснить — оправдать его. А этаго-то и не надо — не желательно. Самое лучшее положеніе для души — это не то, что не быть виноватымъ, а чувствовать себя виноватымъ, какъ и вы и я себя чувствуемъ. Есть разница въ томъ, чтобы желать исправить свою вину — и я знаю, что и вы и я, мы не перестаемъ этаго желать — и дѣлать, что умѣемъ для этаго — или желать быть правымъ, чистымъ, невиноватымъ, высоко носить передъ людьми голову. И желать этаго нехорошо,61 62 въ особенности, п[отому] ч[то] этаго никогда живой человѣкъ не достигнетъ, и что въ сознаніи своей вины (долга передъ Богомъ) и въ стремленіи къ исполненію его — вся жизнь.

Первое письмо ваше застало меня въ состояніи отвращенія къ себѣ и своей жизни, и я живо почувствовалъ за васъ и понялъ васъ. Еще несогласенъ я съ тѣмъ, что вы хотите отдѣлаться отъ Посредника. Не думайте, чтобъ желаніе того, чтобы Посредникъ продолжал[ся] и съ вами, имѣло какой нибудь вѣсъ въ этомъ моемъ мнѣніи. Всегда всѣ люди подпадаютъ тому обману, что дѣло, на к[оторое] они смотрятъ издалека, не дѣлая его, преувеличивается въ ихъ глазахъ, и дѣло к[оторое] они дѣлаютъ, уменьшается въ ихъ глазахъ до самыхъ малыхъ размѣровъ. Такъ это и съ вами по «Посреднику». Это вашъ хомутъ и везите съ радостью и любовью, пока хомутъ разорвется или отпряжетъ васъ хозяинъ. Говорю это безъ малѣйшаго сомнѣнія, такъ же, какъ вы мнѣ говорите: пишите хорошія повѣсти, такъ же, какъ говоритъ1 человѣкъ, пользующiйся добрымъ дѣломъ другаго, и знающій поэтому значеніе его дѣла больше, чѣмъ дѣлающій. Это о «Посредникѣ» и о первомъ письмѣ.

2Теперь о вчерашнемъ. — Вижу я, что вы сближаетесь съ нуждами народа, съ забытыми братьями нашими. Они забыты такъ давно, такъ окончательно, что всѣмъ намъ, желающимъ возстановить это братство, мало однаго сознанія родства, нужна длинная работа, к[оторая] у меня не только не кончена, но только начинается; вы позади меня въ этомъ отношенiи, и потому — этому я за васъ радуюсь. Но о деньгахъ, о своемъ отношеніи къ нимъ, я ничего сказать не могу. Каждый по своему умывается. Дѣло въ томъ, чтобы самому внѣшнему предмету этому не приписывать значенія; а то — тотъ же грѣхъ, к[акъ] и съ деньгами. Приписывать же значеніе надо только тому, чтò уничтожаетъ значеніе многихъ пустыхъ вещей, въ томъ числѣ и денегъ.

Хочется мнѣ написать сказочку такую.3 Былъ царь, и все ему не удавалось, и пошелъ онъ къ мудрецамъ спросить, отчего ему неудача. Одинъ мудрецъ сказалъ: отъ того, что онъ не знаетъ4 часа, когда чтò дѣлать. Другой сказалъ: отъ того, что онъ не знаетъ того5 человѣка, кот[орый] ему нужнѣе всѣхъ. Третій сказалъ: отъ того, что онъ не знаетъ, какое дѣло дороже всѣхъ другихъ дѣлъ. И послалъ царь еще спрашивать

62 63


Страница письма Толстого к В. Г. Черткову от 20 июня 1887 года.


у мудрецовъ у этихъ и другихъ: какой часъ важнѣе всѣхъ, какой человѣкъ нужнѣе6 всѣхъ7 и какое дѣло8 дороже всѣхъ.9 И не могъ никто отгадать. И все думалъ объ этомъ царь и у всѣхъ спрашивалъ. И отгадала10 ему11 дѣвица. Она сказала, что важнѣе всѣхъ часовъ теперешній, потому что другого ни однаго нѣтъ такого же. A нужнѣе всѣхъ тотъ человѣкъ, съ к[оторымъ] сейчасъ имѣешь дѣло, п[отому] ч[то] только этого12 человѣка13 и14 знаешь. А дороже всѣхъ дѣлъ то, чтобы сдѣлать этому человѣку доброе, п[отому] ч[то] это одно дѣло15 тебѣ навѣрно на пользу. —

Вотъ эта мысль не разрѣшаетъ для меня вопросъ денегъ, а ставитъ его на то мѣсто, к[оторое] ему подобаетъ. Цѣлую васъ. Поклоны и любовь вашей женѣ, Н[иколаю] Л[укичу], Ал[ександрѣ] Прох[оровнѣ],16 Ѳ[едору] Э[дуардовичу], О[льгѣ] Н[иколаевнѣ], Иванову, Емельяну.

Я получаю много писемъ изъ Америки. Два отъ старинныхъ членовъ Non resistance.17 — И это меня радуетъ. И здѣсь братья и тамъ.

У васъ какъ будто зарождается холодность къ П[авлу] Ивановичу. Если ошибаюсь, простите, а если правда, подумайте о немъ, а не о себѣ, о своей правотѣ, и возстановится благо любви. А его нельзя не любить.

Полностью публикуется впервые. Два отрывка напечатаны в ТЕ 1913, стр. 53—54 и один отрывок в Б, III, стр. 83. Притча о мудрой девице, включенная в это письмо, напечатана с незначительными изменениями во втором издании сборника «Цветник». Киев. 1888, стр. 159. На подлиннике письма надпись синим карандашом рукой Черткова «№ 145. Я. П. 20 июня 87». Так как второе из писем Черткова, на которое отвечает Толстой было написано 17-го июня и послано на почту в тот же день с нарочным, как это видно из текста этого письма, и могло быть получено в Ясной поляне 19 июня, а Толстой указывает, что получил его «вчера», то датировку, сделанную Чертковым, можно считать правильной.

Толстой отвечает Черткову на письма от 12-го и 17-го июня 1887 г. В первом из этих писем Чертков пишет: «Дорогой друг Л[ев] Н[иколаевич]; жизнь наша здесь течет спокойнее и сравнительно гораздо, как мне кажется, правильнее, чем в Петербурге: хотя если посмотреть не туда, а к тому миру крестьян, который копошится, как муравейник, около нас, то поражаешься ненормальностью своей жизни в барском доме, на барских харчах; но — дай бог — не в барских занятиях. Я чувствую, что мы трудимся, и если не тем нормальным трудом, каким трудится простой рабочий человек (это, мне кажется, от нас пока закрыто — лишь бы только я не ошибался), то, по крайней мере, мы сознаем, что [стремимся] к тому, чтобы трудиться, как они. Мы идем против течения барской жизни, и нас, по крайней63 64 мере, не относит дальше от того берега. Я даже чувствую, что при малейшем ослаблении течения, уносящего нас вниз, мы делаем заметное движение в смысле приближения к тому берегу. Оказывается, однако, что отсутствие матери не развязывает нам рук. Мы живем на всем готовом и все наши физические усилия направлены еще только на то, чтобы возможно меньше утруждать людей, нас окружающих, готовых и даже желающих нам служить»... «Знаете ли, я в Петербурге убедился, что наше понимание жизни, наше — в смысле тех, которые в общем понимают, как мы — это понимание жизни не застраховано от зарождения аскетизма и вытекающих из него нетерпимости и осуждения других. Я знаю, что обличения нужно всегда принимать с благодарностью, и что, как бы даже они ни были несправедливы, можно всегда извлечь из них пользу для себя, хотя бы тем, что расшевеливают и косвенно или случайно задевают за слабое место и обнаруживают его. Но несправедливое осуждение, осуждение в том немногом, что сознаешь в себе хорошего, что сознаешь в действиях правильного, такое осуждение, как ни старайся его не замечать, как ни старайся осуждающий его не показывать, такое осуждение содействует отчуждению, разобщению. И как я писал на-днях Павлу Ивановичу я вижу больше любви и христианства в, так сказать, язычниках, как Репин и Гаршин, общение с которыми действует на меня ободрительно в хорошем смысле, чем в своих, так сказать, единомышленниках».

Далее Чертков, сообщив, что он продолжает работу над вставками в рукопись «Ходите в свете», пишет о том, что желал бы уйти от работы в «Посреднике», а, в заключение, опять говорит о том, что чувствует себя хорошо. «Я больше и больше думаю о том, как бы освободиться от своей подавляющей деловой переписки по делам изданий. Как рад я был бы, еслиб нашел кого-нибудь, кому бы мог передать это дело. Об этом мне очень хотелось бы переговорить с вами. Так бросить я не могу, п[отому] ч[то] это и нехорошо по отношению к тем лицам, которые связаны со мной в этой работе, и по отношению к самому делу, которое налажено теперь, и остановится, если я выну свой винтик самовольно, не заменив его другим и не сговорившись с другими участниками. И выходит, что колесо вертится и меня увлекает с собою. А оставить свое обязательное механическое участие в этом деле, мне очень хотелось бы, не потому, чтобы оно мне надоело, а единственно потому, что оно меня связывает, а мне следует быть более свободным. Я чувствую несостоятельность письменной работы за столом, не вытекающей, как у писателя, из внутренней потребности своей природы, а чисто — деловой, механической, когда кругом живые люди, работающие и физически часто страдающие такими страданиями, которые я мог бы несколько облегчить, если имел бы время общаться с ними. Хотелось бы и самому поработать серьезно физически, и столярным мастерством, и отчасти полевыми работами. И ничего этого я не могу сделать из за «Посредника», сидящего у меня на шее. Я не унываю, но недоумеваю, и чувствую, что со стороны кто-нибудь другой и больше всех вы, мог бы мне помочь разобраться в этом деле, в котором я связан с другими, а не действую просто сам по себе. Ужасно хотелось бы, чтобы мне развязали руки, и, уверяю вас, что не из желания «погулять», а п[отому] ч[то] чувствую, что дело это незаконно меня стесняет. Я думаю, что должен64 65 же где-нибудь быть такой человек, который находится в том положении, в котором я находился, когда начинал заниматься изданиями. Я мог бы передать ему свою роль, — хотя бы механическую сторону своего участия: и он был бы очень рад посвящать свои труды и свое время такому хорошему делу. Я перебирал всех своих знакомых, но не нахожу... Вообще, Л[ев] Н[иколаевич], нам хорошо, так хорошо. И мне кажется, что я чувствую, что что бы ни случилось, всё будет хорошо, по крайней мере, я желаю такого состояния и себе и всем, кого люблю. У вас оно есть, я знаю».

Во втором письме Чертков пишет, что продолжает делать вставки в рукопись «Ходите в свете», и снова говорит о том, что его беспокоит вопрос, как вернуть крестьянам хотя бы часть тех денег, которые он получает от своей матери. «Главное же мое внимание помимо моей воли обращено к бедным крестьянам, которые обращаются ко мне за помощью материальной. В этом году я не чувствую в себе возможности отказывать во всякой материальной помощи тем нуждающимся, которые обращаются ко мне и живут кругом. Стараюсь не помогать деньгами, а вещественными предметами, которые им нужны. Но всё это ужасно сложно и опасно. Хочу оставлять здесь, т. е. отдавать тем крестьянам, у которых отнято, половину, по крайней мере, того, что мать передает в мое распоряжение, т. е. 10 000 рублей. Из этого может выйти страшное зло. И я со всех сторон соображаю, как достичь возможно меньшего зла при этом возвращении то[го], что награблено — тем, у кого награблено.

1 Зачеркнуто: всякий.

2 Абзац редактора.

3 Зачеркнуто: тему

4 Зачеркнуто: време

5 Зачеркнуто: какой

6 Зачеркнуто: друг

7 Зачеркнуто: других людей.

8 Зачеркнуто: важ

9 Зачеркнуто: другихъ дѣлъ

10 Написано по неразобранному слову.

11 Зачеркнуто: разъ

12 Написано по слову: этому

13 Написано по слову: человѣку

14 Зачеркнуто: к, теперь можешь сдѣлать доброе только

15 Зачеркнуто: для

16 Александра Прохоровна Озмидова (ум. 1889), жена Н. Л. Озмидова и мать Ольги Николаевны Спенглер, жены Федора Эдуардовича Спенглер, упоминаемых в этой фразе.

17 Толстой получал в это время письма от нескольких членов американского общества непротивления (Non resistance) — в частности от Гаррисона и Уипля (Whipple). С 1889 г. у Толстого начинается переписка с одним из старейших членов этого общества Адин Баллу (Adin Ballou) (1803—1890), и с помощником и учеником Баллу — Вильсоном. См. прим. к письму к Баллу, т. 64. О них говорит Толстой в книге «Царство Божие65 66 внутри вас». Книгоиздательством «Посредник» была издана книга А. Баллу «Учение о христианском непротивлении злу насилием». М. 1908.

18 В ответ на это письмо Чертков в письме от 26 июля писал: «Добрый Л[ев] Н[иколаевич], спасибо вам за ваше письмо. Как всегда вы мне написали то, что мне было нужнее всего. Я с вами согласен и буду продолжать с «Посредником» до тех пор, пока естественным путем не подвернется кто-нибудь, кто может меня заменить, и тогда я передам ему механическую сторону дела не из-за желания освободиться от хомута — для того, чтобы по возможности не слишком разбрасываться и лучше делать то, что ближе всего ко мне и сильнее всего напрашивается.

О денежной помощи я вас понимаю и также согласен. К Павлу Ивановичу у меня нет охлаждения. Напротив того, только потому и мучает меня так некоторое разобщение с ним, что я его очень люблю и дорожу единением с ним. Это я верно знаю. Писал же я вам про него, потому что вы самый близкий к нам обоим человек и можете каждому из нас при случае помочь разобраться в наших обоюдных с ним отношениях. Вы очень верно говорите, что не следует думать о своей правоте. Я действительно об этом думал слишком много, и это мешало мне входить в его положение. В этом смысле я уже ему написал накануне получения вашего письма, и слова ваши послужили для меня хорошим подтверждением того, что я только начинал смутно сознавать».

148.

1887 г. Июля 4. Я П.

Посылаю вамъ, милые друзья, программу повѣсти,1 (очень благодарю, я ее списалъ, и она можетъ быть мнѣ понадобится) и Притчу, к[оторая] плоха, но все-таки я немножко поправилъ ее.2 Картинки Ге,3 по моему, лучше прежнихъ. Если это небольшой расходъ, то лучше ими замѣнить. — Рукопись о Буддѣ я отдалъ Новоселову4 — онъ хотѣлъ писать. Здѣсь у меня только англійская поэма,5 а то все въ Москвѣ. Если хотите, я добуду изъ Москвы и пришлю вамъ. П[авелъ] И[вановичъ] у меня спрашивалъ для цензора, изъ какого сочиненiя взяты мѣста Іоанна Златоуста?6 Всѣ изъ бесѣдъ на Евангеліе Іоанна. Я кончилъ свою статью, посылаю печатать;7 все ею занимался, a кромѣ того, покосомъ, и время очень полно. Передайте мою любовь всѣмъ друзьямъ

Л. Т.

Напечатано (почти полностью) в ТЕ 1913, стр. 54. На подлиннике надпись синим карандашом рукою Черткова «№ 146 Я. П. 4 июля 87». Ответ на письмо Черткова от 26 июня 1887 г., в котором Чертков писал: «Галя кончает редактирование нового «Цветника» и мы хотим выслать его вам66 67 для просмотрения. Мне кажется, что он будет теперь гораздо лучше но нам необходим ваш отзыв. Посылаю вам одну вашу притчу, давно написанную. Мы хотели бы ее поместить в «Цветник», так как это прекрасная и нужная вещь. Быть может, вы захотите сделать какие-нибудь изменения, хотя она и так хороша. (Есть одно или два слова, которые я не разобрал). Пожалуйста, верните мне, как можно скорее. Верните мне также, если вам сейчас не нужно, ту программу повести, которую я вам доставил, в том случае, если вы там сделали какие-либо поправки. Я бы переписал начисто и доставил бы вам безотлагательно. И вместе с тем вписал бы ваши поправки в сохранившийся у меня экземпляр. Можете ли вы мне прислать материал для «Будды» вместе с тем началом вашего изложения, которое я переписал и доставил вам в Москву, или без этой рукописи, если вы ее оставили в Москве. Мне очень бы хотелось заняться «Буддою», если вы сами этого не сделаете...

Мы здесь живем любовно. Озмидовы всё еще живут с нами.

Я был в переписке с Тищенко. Он хорошо принял мое письмо, посланное через вас. Я ему предложил 100 рублей за его повесть, потому что больше дать «Посредник» не может. Он сначала не соглашался, а потом согласился. Поучения Иоанна Златоуста, не принятые варшавским цензором, были опять не приняты на рассмотрение московскою цензурою. Теперь П[авел] И[ванович] представил в петербургскую через одного знакомого священника. «Ходите в свете» я почти кончил и доставлю вам скоро. Скажите мне, стоит ли печатать на наших книжках прилагаемые рисунки Ге. Клише готовы, но рисунки нам что-то не нравятся. Сравните их с существующими и скажите, заменять ли или нет».

1 Программа повести из крестьянской жизни, о получении которой Толстой писал Черткову 30 мая 1887 года. См. прим. к письму № 146.

2 Возможно, что Толстой имеет в виду притчу «Три сына», помещенную во втором издании сборника «Цветник». Киев, 1888 г., стр. 154—158.

3 Толстой имеет в виду иллюстрации Н. Н. Ге для второго издания народных рассказов Толстого в издании «Посредника», о которых писал Чертков в письме от 26 июня 1887 года.

4 Начатое Толстым изложение жизни Будды, которое Чертков послал ему 14 февраля с просьбой докончить изложение или поручить эту работу другому лицу, указывая, что он сам готов, если Толстой найдет это нужным, взяться за это изложение. См. прим. к письму 135.

5 E. Arnold, «The Light of Asia». London. Первое русское издание: «Свет Азии». Поэма Эдвина Арнольда, перевод А. Анненской под редакцией В. Лесевича. Спб. 1890.

6 П. И. Бирюков в письме от 20 июня 1887 г. писал Толстому: «Для духовной цензуры требуется указать, откуда взяты поучения Иоанна Златоуста. Об издании их взялся хлопотать один мой знакомый священник. Если вы сами не знаете верно откуда, то сообщите мне адрес автора, я напишу ему или сами напишите ему и сообщите мне». АТБ.

7 Рукопись «О жизни». Работа эта была отправлена для печати лишь 3 августа 1887 г. См. «Дневники С. А. Толстой 1860—1891», изд. М. и С. Сабашниковых. М. 1928, стр. 145.

67 68

* 149.

1887 г. Июля 21. Я. П.

Усталъ я очень, милые друзья, и потому не осуждайте письмо. Милый другъ П[авелъ] И[вановичъ] прожилъ у меня дня 4.1 Очень радостно — все радостнѣе и радостнѣе съ нимъ. Онъ вамъ все разскажетъ. Я немножко нездоровъ и все занятъ своимъ писаніемъ о «Ж[изни] и см[ерти]». И нынче утромъ, а вечеромъ передъ отъѣздомъ П[авла] И[вановича] вновь перечелъ, желая сколько нибудь поправить повѣсть о Ю[ліи] и П[амфиліи],2 ну и прочелъ. Все очень плохо по формѣ — очень. Поправки ваши, разумѣется, всѣ на пользу. И прибавки можно оставить первыя, но послѣдняя, несмотря на то, что мнѣ сначала, когда я ее читалъ отдѣльно, безъ связи со всѣмъ, мнѣ очень понравилась, по моему, мѣшаетъ впечатлѣнію. Памф[илій] долженъ съ грустнымъ лицомъ молчать на всѣ рѣчи и это сильнѣе. А на опроверженіе есть всегда опроверженiе и на доказательства — антидоказательства. Ну да дѣлайте, какъ хотите. Вообще не стоитъ надъ этимъ трудиться. Цѣлую васъ всѣхъ. Какъ здоровье Ан[ны] К[онстантиновны]. Вы не пишете. Посылаю вамъ повѣсть Семенова3 — не совсѣмъ хороша, даже совсѣмъ не хороша. Я хотѣлъ написать ему, да потерялъ его адресъ. А послана эта повѣсть въ Москву еще въ Маѣ. — Еще повѣсть съ письмомъ Желтова.4 Этому я сейчасъ пишу. Это молоканинъ вполнѣ христіанскаго духа по письмамъ. Таланта художественнаго нѣтъ, но исправивъ повѣсть, сокративъ длинноты, я думаю, можно напечатать.

Ну прощайте. Что не ѣду къ вамъ — жалѣю, но такъ, какъ жалѣютъ о томъ, что невозможно по нравственнымъ причинамъ.

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Два отрывка напечатаны в ТЕ 1913, стр. 55. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова: «Я. П. 21 июля 87 г.». Ответ на письмо Черткова от 7-го июля 1887 г. В этом письме Чертков благодарит Толстого за присланную ему в исправленном виде притчу (см. комментарий к предыдущему письму) и просит по мере печатания статьи «О жизни» высылать, если это возможно, корректурные листы. Далее Чертков просит узнать у Новоселова, работает ли он над рукописью о Будде, и выражает готовность сам за эту работу взяться, если Новоселов за работу эту не принялся и но может приняться энергично. Далее Чертков пишет: «Посылаю вам вашу статью «Ходите в свете». Измененные места обозначены синим карандашом и номерованы для того, чтобы68 69 вы могли удобнее сравнить их с вашею первоначальною редакциею, помещенной на особых листах, приложенных при рукописи. Как я вам уже писал, большие вставки мои были вызваны сознанием потребности наметить возможность опровержения веских доводов врача против христианства. Цель моя была не убедить читателя, а только передать безразличному читателю, по возможности, впечатление, что в смысле рассуждения можно одинаково убедительно и нападать на христианство и защищать его. Чему читатель отдаст предпочтение, зависит не от убедительности рассуждений, а от него самого. Я постарался наметить возражения решительно на каждое обвинение врача против христианства, не внося от себя никаких новых вопросов в содержание изложенных бесед. Нужно ли было то, что я вставил, и, если нужно, хорошо ли исполнил это, я, разумеется, судить не могу, и меня очень интересует ваш отзыв. Повесть эта, хотя, как вы справедливо говорите, и не сильно художественная, но кажется мне весьма содержательной и нужною по важности всех тех вопросов, которых она касается, и по компактности мыслей. И эта форма изложения весьма удобная для ознакомления с нашим пониманием учения Христа людей, желающих узнать его, но не знакомых с ним и судящих о нем из третьих рук. Одно место — самый конец — в высшей степени сильно и тепло и производит на всех самое радостное впечатление. Мне хотелось бы поместить его отдельно в книжечку с «благочестивыми мыслями», которою Галя хочет заняться по окончании «Цветника». Пожалуйста, сообщите мне была ли Киликия республикою, подвластною римской империи, или она находилась под непосредственным управлением римского наместника. Соответственно с вашим ответом, я сделаю, где следует, изменения и, когда вернете мне рукопись, вставлю еще несколько примечаний, поясняющих слова, непонятные простому читателю. Очень прошу вас предоставить мне издание этой вещи, так как провести ее будет очень трудно, и у меня уже есть план, как это сделать с наименьшим риском. Для Софьи же Андреевны я переписал бы беловой экземпляр тотчас же по получении обратно от вас рукописи, и послал бы ей этот экземпляр безотлагательно вместе с тем оригиналом, который она мне вручила в Москве. Она могла бы печатать эту вещь независимо в полном собрании. А потому очень прошу вас вернуть мне возможно безотлагательно тот экземпляр, который я вам высылаю теперь ценной посылкою в Тулу.

Пока до свиданья или до следующего письма, дорогой друг, Л[ев] Н[иколаевич]. Ужасно мне хочется вас видеть, и большую радость вы доставили бы нам всем, если бы навестили нас. Но я не решаюсь просить вас об этом».

1 П. И. Бирюков заехал к Толстому проездом из Петербурга в Воронежскую губернию к Черткову, который просил его приехать к себе в связи с делами издательства «Посредник». В «Дневнике» С. А. Толстой от 19-го июля 1887 г. имеется запись об этом пребывании П. И. Бирюкова в Ясной поляне. „Павел Иванович Бирюков тоже тут: он из лучших, смирный, умный и тоже исповедующий «толстоизм»“. — «Дневники С. А. Толстой 1860—1891». М. 1928, стр. 145. А. К. Черткова писала Толстому 15 июля 1887 г., что Бирюков находится у них «уже третий день» — возможно,69 70 что он выехал из Ясной поляны 21 июля и, вероятно, это письмо Толстого было послано с ним.

2 «Повесть о Юлии и Памфилии» — так называет Толстой повесть «Ходите в свете, пока есть свет», которую Чертков послал ему 7 июля 4887 г. со своими вставками. Об этой повести см. комментарий к письму № 126.

3 «Повесть Семенова», которая была послана С. Т. Семеновым Толстому в Москву — повидимому, не вполне законченный и лишенный заглавии рассказ, который Чертков возвратил автору в сентябре того же года. Вероятно, об этом рассказе С. Т. Семенов писал Толстому 31 апреля 1887 г.: «я в настоящее время пишу еще один рассказ, который думаю окончить к 15 апреля». (АТБ)

4 Федор Алексеевич Желтов (р. 12 февраля 1859 г.), молоканин, о знакомстве с которым, повидимому, упоминает Толстой, не называя его по имени, в письме от 24—25 апреля 1887 г., № 143. Житель села Богородского, Нижегородской губернии, по ремеслу кожевник, познакомившись с Толстым и его друзьями, постоянно поддерживал с ними личную и письменную связь. Сотрудничал в издательстве «Посредник», написав листок «Перестанем пить вино и угощаться им» и рассказ «На Волге или злом горю не поможешь». Тип. И. Д. Сытина. М. 1888. «На сходке». М. 1896 и «Перед людьми». Тип. И. Д. Сытина, М. 1892. Ф. А. Желтов являлся одним из видных представителей молокан и был деятельным сотрудником молоканского журнала «Духовный Христианин». Письма Толстого к Желтову за 1887 год см. в т. 64.

* 150.

1887 г. Августа 4. Я. П.

Хоть я и чувствую всегда наше общеніе, милые друзья, а письмо ваше, дорогая Анна Константиновна, мнѣ особенно было радостно. Всѣ мнѣ говорятъ и пишутъ, что вы больны, слабы, а письмо такое здоровое, бодрое. Такъ и надо. П[авелъ] И[вановичъ] милый вчера уѣхалъ и увезъ въ типографію статью о жизни. Началъ я писать о Жизни и смерти, а когда дописалъ, оказалось, что вторую часть заглавія пришлось выкинуть, п[отому] ч[то] для меня, по крайней мѣрѣ, это слово потеряло совершенно то значеніе, к[акое] я ему придавалъ въ заглавіи. Дай то Богъ, чтобы хоть на нѣкоторыхъ читателей она произвела то же дѣйствіе. П[авелъ] И[вановичъ] засталъ у насъ много (ихъ и всегда много, и я только радъ имъ,) но особенно много гостей, и въ томъ числѣ Алекс[андру] Ан[дреевну] Толстую, которая тоже нынче уѣхала. Мы, слава Богу, прожили съ ней дней 10 не сталкиваясь, а любовно, и такъ и разстались,1 Цвѣтникъ я тогда же получилъ,70 71 очень одобрилъ, какъ подборъ — не одобрилъ во многихъ мѣстахъ изложеніе и проставилъ балы по моему сужденію всѣмъ статьямъ отъ 5 до 1. Поправлять я воздержался, а то это меня бы далеко завлекло, но вы сами поправьте языкъ.2 Не скучайте и не тяготитесь переправкой. Если вы знаете хороший и дурной языкъ, а вы это очень хорошо знаете, то вы можете и писать хорошимъ, а не дурнымъ языкомъ. Впрочемъ изложеніе не важно, a содержаніе прекрасно. Я теперь послѣ долгаго времени въ первый день безъ опредѣленной начатой работы, и все мнѣ открыто во всѣ стороны, и это очень весело. Боюсь, что на что-нибудь не отвѣтилъ, если да, то простите и напишите. Передайте мою любовь Спенглерамъ, Озмидовымъ, Иванову, Емельяну. До свиданія, милые друзья.

Л. Толстой.

Полностью публикуется впервые. Отрывки напечатаны в ТЕ 1913, стр. 55 и в Б, III, стр. 68 и 76. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «№ 148 Я. П. 5 авг. 87». Дата эта является спорной. Толстой пишет, что П. И. Бирюков увез в типографию рукопись статьи «О жизни» «вчера», а в Дневнике С. А. Толстой имеется запись от 4 августа: «Вчера вечером повез П. И. Бирюков статью «О жизни» в печать». («Дневники С. А. Толстой 1860—1891». М. 1928, стр. 145.) В виду того, что Чертков мог поставить дату на письме Толстого, лишь вычисляя по его получении, когда оно могло быть послано, письмо предпочтительно датировать на основании записи С. А. Толстой. Письмо является ответом на письма А. К. Чертковой от 25 июля и В. Г. Черткова от 26 июля 1887 г. А. К. Черткова писала, что Владимир Григорьевич не успел написать «с сегодняшней почтой, так как уехал с П. И. Бирюковым в дер. Гирлы к Емельяну Ещенко. Далее она писала: «Пожалели мы, что нет вас с нами, дорогой Л[ев] Н[иколаевич], но мы совершенно хорошо понимаем причину вашего неприезда и совершенно согласны с вами. Точно так же мы вполне согласны с вами относительно длиннот вставок в повести «Ходите в свете», и, конечно, поступим так, как вы находите лучшим. Получили ли вы наш «Цветник» и какое ваше мнение о нем? Боюсь, что изложение многих (новых) вещей плохо, так как большинство их моего переложения, а у меня, и сожалению, плохой язык. Впрочем некоторые из них исправлены Олей Спенглѳр и Димой».

В. Г. Чертков писал: «Дорогой брат Л[ев] Н[иколаевич], разумеется, я понимаю, что вы не могли приехать. Я и не думал, что вы приедете. Только последние дни, не получая письма от П[авла] И[вановича], мы cтали предполагать, что, может быть, вы собираетесь с ним приехать и откладываете выезд со дня на день».... «Как и писала вам Галя, мы, разумеется, сделаем с повестью «Ходите в свете» так, как вы желаете. Вам виднее, и я сам чувствую, что вставки мои слишком многословны и утомительны71 72 для читателя. Но я жалею, что некоторые доводы врача останутся, совсем без противовеса, п[отому] ч[то] считаю всю повесть больше рассуждением, чем художественным рассказом, в котором сочувствие читателя привлекается другими путями, не примененными в этой вещи. На некоторые вопросы, как например, о супружеских отношениях, Памфилий отвечает обстоятельным изложением христианских взглядов. То, что он воздерживается от этого в других не менее важных вопросах, оставляет, как мне кажется, пробел там, где чувство читателя не задобрено в пользу Памфилия, вследствие того, что слишком мало его знает и чувствует. Это я вам сказал только потому, что П[авел] Ив[анович] говорит, что вы хотели знать, что я думаю. Но я признаю и этого даже говорить нечего, что вы лучше всё это понимаете, чем я. Во всяком случае повесть эта хорошая и сделает свое дело, несмотря на то, что она не так хорошо исполнена, как вы желали бы. Не надо забывать, что то, чтò для нас так известно и ясно, то для большинства читателей совсем ново и еще непонятно. А потому даже самое слабое и неполное выражение истины очень нужно. Павел Иванович, как всякий, приезжающий от вас, принес с собой свежего, подкрепляющего воздуха. Мне было очень радостно узнать от него о вашей жизни и работе. Бог вам в помощь, дорогой Л[ев] Н[иколаевич], и в том и в другом. Какую чудную статью вы написали! Пожалуйста, присылайте нам корректурные листы, по мере их получения вами, если окажется свободный экземпляр. Если вам нужно чтò переписать поскорее, то присылайте мне. Переписчиков здесь много, и — всё люди одного духа с вами. Если есть у вас какие-нибудь черновые, вам ненужные, то вы бы прислали их сюда. Хоть по ним я пожил бы с вами. Я читаю теперь ваше исследование Евангелия и нахожу в этом большую радость. Я теперь, кажется, освободился от остатков мистических верований и боязни их нарушения. Но не жалею, что так долго избегал их нарушения извне. Я теперь, по крайней море, понимаю состояние людей, воспитанных в мистических представлениях о жизни и соединяющих с этими представлениями то, что для всякого человека выше и святее всего. И я чувствую, как опасно и жестоко начать с разрушения там, где новое содержание еще не выяснилось. Продолжать буду в следующем письме».

1 Александра Андреевна Толстая гостила в Ясной поляне с 25 июля по 4 августа 1887 г. Гр. А. А. Толстая пишет, что Толстой «оставался кроток во всё время моего пребывания в Ясной поляне, хотя прений между нами было не мало». См. «Переписка Л. Н. Толстого стр. А. Л. Толстой» Изд. О-ва Толстовского Музея. Спб. 1911, стр. 33.

2 Рукопись подготовленного к печати для второго издания сборника «Цветник», посланная на просмотр Толстому и возвращенная им с поправками и пометками, по предположению А. К. Чертковой, впоследствии пропала при обыске. См.,, Письмо А. К. Чертковой о «Цветнике»“. — «Толстой. Памятники творчества и жизни», сб. 2, ред. В. Й. Срезневского. М. «Задруга». 1920, стр. 183.

72 73

151.

1887 г. Августа 7. Я. П.

На всѣ три вопроса ваши, милый другъ, не могу дать вамъ ясныхъ отвѣтовъ.

Vicar of Wakefield1 прелестная вещь. Винеръ-Джунковская2 теперь кажется, взялась за это. Она человекъ надежный, но не знаю ничего о ней уже давно. Книги масонскія были у меня, но я отдалъ ихъ назадъ Олсуфьевымъ.3 Я возьму ихъ опять зимою. О Буддѣ ничего не знаю, п[отому] ч[то] не знаю ничего про Новоселова.4 Вчера получилъ отъ молодого Островскаго5 письмо, онъ напоминаетъ мнѣ о моемъ проектѣ переводить и сокращать классическія сочиненія всѣхъ вѣковъ и народовъ. Хорошее бы было это дѣло.

Это я вспомнилъ потому, что вы ищете себѣ работу. Работы, особенно вамъ, пропасть, только стоитъ покопаться въ старинѣ. Напишу въ другой разъ, а увидимся — переговоримъ. Пишу наверху въ суетѣ, только чтобы отвѣтить. Цѣлую васъ. Мою любовь передайте друзьямъ нашимъ.

Л. Т.

Напечатано (за исключением последней фразы в ТЕ, 1913, стр. 56). На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова: «№ 149 Я. П. 7 авг. 87 г. », на основании которой и датируется это письмо.

Ответ на письмо Черткова от 2 августа 1887 года. В этом письме Чертков, отвечая Толстому на его письмо от 21 июля 1887 г., пишет, что вполне согласен с отзывами о рассказах Ф. А. Желтова и С. Т. Семенова и собирается написать последнему и прислать это свое письмо к нему на просмотр Толстого. Далее Чертков пишет:

«Просматривая ваши старые письма, я вспомнил, что, будучи у Олсуфьевых, вы нашли там несколько масонских книжек, о которых мне написали, что следовало бы ими воспользоваться для наших изданий. Где эти книжки теперь? Следовало бы ими заняться. Не можете ли вы мне их доставить? В том же письме вы пишете о Vicar of Wakefield, что следовало бы его издать с значительными выпусками. Взялся ли кто-нибудь за это? Если нет, то я раздобуду русский перевод, если он существует, сокращу его, постараюсь получить разрешение издать и напечатаю. Я жду вашего ответа о Будде. Если никто, более способный к этой работе, чем я, не занимается ею, то мне очень хотелось бы попытаться взяться за нее».

1 Роман Гольдсмита «Векфильдский священник», о котором Толстой писал Черткову 7 января 1887 г., что желательно выпустить эту книгу в издании «Посредник». См. прим. к письму № 126.

2 Еливавета Владимировна Винер (р. 9 июня 1862 г., ум. 16 апр. 1928 г.), была с 1887 года замужем за Н. Ф. Джунковским. О ней Толстой впервые73 74 упоминает в письме к С. А. Толстой 2 мая 1886 г. Сообщая о том, что приехала и поселилась в крестьянской избе в деревне Ясная поляна девица «дочь крымских помещиков, воспитывавшаяся в Астраханской гимназии, потом жившая с сестрой в Одессе», Толстой прибавляет, что она, «прочтя «В чем моя вера» в первый раз, говорит, что все ее взгляды теперь изменились, но не решила еще, что ей делать... » «В пользу ее говорит то, что она скромная и вчера вовсе не хотела приходить ко мне, но я просил Файнермана пригласить ее с тем, чтобы понять, что такое и зачем она приехала».

Б. В. Винер приехала из Одессы в Ясную поляну и всё время своего пребывания исполняла усердно все деревенские женские работы. Позднее в течение нескольких лет состояла сотрудницей «Посредника», главным образом, по переводам с английского и французского языков. О ней см. прим. к письму Толстого к ней 1886 г. 20—26 (?) мая, т. 63.

3 См. прим. к письму от 7 января 1887 г. № 126.

4 См. прим. к письмам от 21—23 февраля 1887 г. № 135 и от 4 июля 1887 г. № 148.

5 Михаил Александрович Островский, сын драматурга. В архиве Толстого хранится бездатное письмо М. А. Островского, в котором он пишет Толстому, что, выполняя его предложение, узнавал, нет ли желающих помогать своим трудом изданию народных книжек, переводя и сокращая выбираемые для этой цели произведения. Теперь среди его знакомых находятся люди, готовые делать эту работу безвозмездно, для других же потребуется небольшое вознаграждение. Островский просит Толстого сообщить «насколько подвинулось у вас это дело, сделан ли выбор, когда можно будет приступить к работе». (АТБ)

* 152.

1887 г. Августа 15(?) Я. П.

Получилъ дней пять назадъ ваше письмо о Семеновѣ. Не знаю его адреса (виноватъ). Шлапаковъ былъ коректоромъ у Кушнерева въ типографіи. Тамъ надо узнать. У насъ — завтра будетъ недѣля — живетъ Рѣпииъ и пишетъ мой портретъ и отнимаетъ у меня время, но я радъ и очень полюбилъ его. Вы правы, онъ очень хорошій и серьезный человѣкъ.1 Мы много говорили съ нимъ.2 Онъ очень много подвинулся съ тѣхъ поръ, какъ я не видалъ его. Онъ идетъ своимъ путемъ туда же, куда всѣ, и я боюсь тревожить его. Онъ говоритъ, что вы вѣрно разсердились на него, на что я, разумѣется, только охаю, увѣряя его, что это такъ же вѣроятно, какъ и то, чтобы вы увели у мужика двухъ лошадей. Онъ послѣ завтра уѣзжаетъ въ Петербургъ. Я послѣ своего писанія о жизни ничего еще не74 75 началъ и не получилъ еще коректуръ.3 Пишите, пожалуйста. Какъ вы и всѣ ваши?

Цѣлую васъ.

Л. Толстой.

Печатается впервые. На подлиннике синим карандашом рукой Черткова. «№ 150 Я. П. 16 авг. » В письме Толстого есть указание, что завтра будет неделя», как живет в Ясной поляне художник Репин, который «послезавтра» собирается уехать в Петербург. По дневнику С. А. Толстой «художник Репин приехал 9-го, уехал 16-го в ночь». См. «Дневники С. А. Толстой 1860—1891». М. 1928, стр. 145. Сопоставляя эти данные, можно сделать вывод, что письмо не могло быть написано 16-го, а было написано, вероятно, 15-го августа.

Ответ на письмо Черткова от 6 июля 1887 г., в котором Чертков писал, что у него не оказалось адреса писателя С. Т. Семенова, которому он хотел написать по поводу его повести, упомянутой в письме Толстого от 21 июля 1887 г. № 149. Далее Чертков пишет: «Мне это ужасно жаль, и я хочу сделать всё возможное, чтобы отыскать его адрес возможно скорее, потому что мне очень хочется ему написать по поводу ухудшения его рассказов. Вчера мы с Галей были у Спенглеров и там прочли двум крестьянам рассказ «Два брата». В печати он мне еще больше понравился, чем в рукописи, и крестьянам тоже очень понравился. После этого мне еще более захотелось написать Семенову и указать ему на достоинства этою рассказа и на ложный тон его последнего. Я также приготовил посылку с книгами для него, а то он до сих пор не видел в печати своего первого рассказа. Не можете ли мне помочь разыскать его адрес, Л[ев] Н[иколаевич], указав мне, к кому я могу письменно обратиться. В своем письме к вам он просит вас доставить несколько книжек какому-то Шлапакову. Быть может, вы дадите мне указание, как найти адрес этого лица, который, повидимому, друг Семенова и, вероятно, знает его адрес».

1 Толстой, повидимому, имеет в виду отзыв Черткова о И. Б. Репине, содержащийся в письме Черткова к Толстому от 10 мая 1887 г. См. прим. к письму № 145.

2 Может быть прочтено: говоримъ

3 С. А. Толстая 19 авг. 1887 г. писала в своем дневнике: «начали печатать статью, но шрифт не хорош, будут перебирать набор». См. «Дневники С. А. Толстой 1860—1861». М. 1928, стр. 146.

*153.

1887 г. Августа 27. Я. П.

Получилъ ваши письма, милые друзья, въ одинъ день съ длиннымъ письмомъ отъ дорогого П[авла] И[вановича]. И очень это мнѣ радостно часто въ моемъ уединеніи среди людей. Вы, милый другъ В[ладиміръ] Г[ригорьевичъ], попадаетесь на то, [на] что мы всѣ попадаемся: считать тѣхъ людей,75 76 к[оторыхъ] мы любимъ и к[оторые] насъ любятъ, въ 100 разъ лучше, чѣмъ они есть — именно такими, какими мы сами хотѣли бы быть. Вы мнѣ пишете про мою умную любовность. Да если бы она была! Только (отъ всей души говорю) иногда вижу возможность такого состоянія и то не для испорченнаго себя и то иногда, а не имѣю и подобія ея. Вижу иногда и желаю такого состоянія духа, при кот[оромъ] не было бы возможности непріятнаго чувства отъ разногласія съ людьми и не было бы самаго разногласія. И по правдѣ сказать — ото самое ставлю не то что идеаломъ — а признакомъ того пути, по к[оторому] мнѣ надо идти для своего исправленія. Ужасно мучительно разногласіе людей, особенно мучительно, п[отому] ч[то] про себя думаешь, что ты не имѣешь своего мнѣнія, а только держишься истины, и вдругъ истина не только непонятна, но оскорбляетъ людей, отталкиваетъ отъ тебя ихъ. Что-то тутъ не такъ. Въ чемъ нибудь виноватъ я. Чѣмъ нибудь я осквернилъ истину. Это ужасно и это мучаетъ меня. — Я живу по старому, только физически сталъ слабъ послѣднее время. Поправляю свою печатающуюся статью, но дѣло идетъ очень медленно. Почти въ одно время съ Катехиз[исомъ] Штундистовъ,1 к[оторый] я вамъ послалъ съ очень полюбившимся мнѣ молодымъ человѣкомъ, и о к[оторомъ], о Катехизисѣ, жду вашего мнѣнія, я получилъ еще изъ Финляндіи отъ начальника тамошнихъ инженеровъ, Генерала Седергольма,2 сочиненіе о христіанскомъ ученіи, совершенно близкое, совпадающее съ нашимъ пониманіемъ и включающее въ себѣ нѣкото[pыя] положенія изъ «Въ чемъ моя вѣра» 5[-й] заповѣди.3 Посылаю вамъ это письмо. — Ну, прощайте, милые друзья.

Передайте мою любовь вашей матери.

Л. Толстой.

Полностью публикуется впервые. Небольшой отрывок напечатан в сборнике «Спелые колосья», вып. 3-й, изд. Элпидина, Женева, 1895 г., стр. 134. На подлиннике надпись черным карандашом рукою Черткова: «. № 151 Я. П. 27 авг. 87», на основании которой и датируется это письмо. Оно является ответом на письмо Черткова от 19 августа и было получено Чертковым не позднее 1 сентября, так как Чертков отвечал на это письмо 2 сентября по пути в Москву. В письме от 19 августа Чертков писал Толстому о своем отношении к H. Л. Озмидову: «Дорогой мой Л[ев] Н[иколаевич], по временам так особенно хочется общения с вами, что вcё остальное, самое, казалось бы, нужное и неотложное отступает на второй план. Сейчас я нахожусь под тяжелым впечатлением письма от Озмидова,76 77 последнего из целой серии, которые он мне пишет из Россоши с тех пор, как уехал от нас. Здесь он прожил долго и общение наше было хорошее и спокойное. Но мы с Галей заметили, что у него есть как бы «пунктик» — его собственное учение о жизни, «вечные истины» и проч., вы знаете. «Пунктик» в том смысле, что всякий вопрос он сводит на это, и когда говорит об этом, то особенно воодушевляется, кричит, и малейшее — не то, что бы возражение, но просто замечание, тогда приводит его в какую-то ярость. Заметив это, мы, разумеется, избегали раздражать его и, когда доходили до этого пункта, то давали ему высказываться и меняли разговор».

Далее Чертков, указав, что H. Л. Озмидов считает непогрешимыми свои суждения и слишком сухо относится к людям, пишет Толстому: «Но я думаю, что вам бы следовало ему написать. Может быть, ваша умная сердечность его немного смягчит, а то он в ужасно сухом и жестоком ко всем другим настроении. Притом мнительность его развилась до крайних пределов, и он видит недоброжелательство к себе даже в тех немногих, которые, кроме добра, ему ничего не желают и не оказывают».

В конце письма Чертков пишет о том, что он «ужасно рад», что Репин побывал в Ясной поляне, что он не мог на Репина ни за что сердиться и в заключение сообщает о приезде своей матери.

1 Катехизис «Иисусова братства по Евангелию (штунды)» был составлен народным учителем Ткаченко и пользовался распространением среди сектантов штундистов в Антоновской и Новобугской волостях Херсонского уезда. Катехизис этот был послан Толстому Д. Р. Кудрявцевым при письме от 1 августа 1887 г., в котором Д. Р. Кудрявцев писал Толстому: «Так как вера твоя разничает от нашей только в догмате святыя Троицы и в понимании молитвы Господней, то, посылая тебе катехизис наш, надеемся, что ты, ознакомившись с ним, и себя причислишь к числу Иисусова братства по Евангелию». См. Б, III, стр. 81. Толстой благодарил Кудрявцева за посылку этого катехизиса, и в ответ на это письмо Кудрявцев просил Толстого отредактировать катехизис, чтобы лучше обеспечить «успех распространения истины». Копия катехизиса находится в AЧ.

2 Карл Роберт Седергольм (Carl Robert Sederholm, 1818—1903), военный инженер. В 1887 году состоял начальником окружного инженерного управления в Финляндии. Упоминаемое в письме сочинение Седергольма — рукопись, которая не могла быть опубликована в России по цензурным условиям.

3 Толстой имеет в виду VI главу своей книги «В чем моя вера», в которой он разъясняет пятую заповедь нагорной проповеди Христа (Ев. от Матфея гл. 5, ст. 44—48). См. т. 24.

* 154.

1887 г. Сентября 6...10. Я. П.

Получили ли вы катехизисъ Штундистовъ?1 Вотъ что они пишутъ мнѣ.2 Мнѣ представляется, что вы бы могли очень77 78 хорошо сдѣлать то, чего они желаютъ. Я не могу. Я бы сталъ все передѣлывать сначала. А впрочемъ ежели никто не возьмется, тогда пришлите мнѣ, я попробую. Вамъ пропасть дѣла, а я еще вамъ подваливаю. Еще и еще. Петрову я послалъ Статью о вредѣ табака.3 Посмотрите ее: она годится въ Посредникъ. Еще повѣсть Журавова — автора Раздѣла. Въ ней много хорошаго — особенно эпизодъ загнанія лошадей. Этотъ эпизодъ стоило бы напечатать отдѣльно, если уже не всю повѣсть. Но и всю повѣсть можно бы исправить. Вы на это мастеръ. Вообще Журавовъ идетъ впередъ во всѣхъ отношеніяхъ, и я радуюсь на него.4 Рукописей вашихъ не получалъ еще, вѣрно на нихъ объявленіе.5 Какъ получу, то не задержу. Я все съ своей работой о жизни. Радуюсь на то, что вы ближе, и что А[ннѣ] К[онстантиновнѣ] хорошо. Очень очень хочется повидать васъ, милые друзья, и вѣроятно сбудется. — До свиданія.

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Отрывок напечатан в ТЕ 1913, стр. 56. На подлиннике надпись черным карандашом: «№ 153», сипим карандашом: «Я. П. Сент. 87». Письмо не могло быть написано раньше 6 сентября 1887 года, так как в нем имеется указание на то, что еще не получены рукописи, о которых Чертков 4 сентября писал, что они посылаются. Оно написано не позднее 10 сентября 1887 года, потому что ответное письмо Черткова написано 12 сентября. Проставленный на подлиннике «№ 153», повидимому, надо считать ошибочным, так как если сделанная выше датировка верна, то письмо это должно было быть написано до письма от 15 сентября, помеченного Чертковым «№ 152». Толстой отвечает на письмо Черткова от 4 сентября 1887 года, в котором Чертков сообщал о том, что он вместе с женой переезжает в Крёкшино, подмосковное имение Пашковых.

1 О «Катехизисе штундистов», см. прим. к письму от 27 августа 1887 г. № 153.

2 Повидимому, Толстой пересылал вместе с этим письмом письмо, полученное им от Д. Р. Кудрявцева. См. прим. к письму № 153.

3 М. А. Новоселов в бездатном письме к Толстому, хранящемся в АТБ, которое можно отнести к началу сентября 1887 года, писал: «Посылаю вам статейку одного студента медика о табаке. Он хотел передать ее в «Посредник», но не знал, как это сделать». Толстой послал ее И. И. Петрову, который ведал в типографии Сытина дела, связанные с издательством «Посредник».

4 О крестьянине-писателе Журавове и его повести «Раздел» см. прим.к письму от 2 апреля 1887, № 140 и к письму Толстого к нему, т. 64.78 79 По сообщению А. К. Чертковой рукопись была взята автором для переработки и название ее осталось неизвестным редакции.

5 Рукопись Ф. Ф. Тищенко «Семен-сирота» и отредактированная В. Г. и А. К. Чертковыми рукопись Трутовской о сифилисе. — О посылке этих рукописей Чертков писал Толстому 4 сентября, прося просмотреть их и вернуть для печати. «Объявление» — повидимому, повестка на заказное почтовое отправление.

* 155.

1887 г. Сентября 14. Я. П.

Получилъ ваше письмо Газенвинкил[ю],1 милый другъ, вчера, а нынче посылку о сифилисѣ и Семена сироту. Письмо Газ[енвинкеля] и вашъ отвѣтъ навели меня вотъ на какую мысль: правда, нужно дѣлать все, чтò возможно при существующиъ условіяхъ — дѣьлатъ въ смыслѣ издательской дѣятельности, но мыслить и выражать свои мысли нужно независимо отъ существующихъ условій. Часто это меня смущаетъ для себя и для другихъ. Чтò какъ мы не даемъ ходъ своей мысли и выраженію ея въ виду существующихъ условій? Вѣдь это самое грѣховное самоубійство. Сборникъ Газенв[инкиля] есть мысль и ея выраженіе. Надо его сдѣлать, независимо отъ того, пропустятъ или нѣтъ. Сдѣлать, вы знаете, чтò значитъ: собрать, прикинуть, свѣрить, выкинуть, прибавить, предисловіе сдѣлать. Но это — только примѣръ: вѣдь такихъ мыслей важныхъ, самыхъ важныхъ мыслей — очень много. И отъ того только мы 1800 л[ѣтъ] п[ослѣ] Хр[иста] живемъ въ такомъ мракѣ, что эти существующія условія принимаются людьми за чтò-то могущее остановить мысль. Не при мнѣ, но когда-нибудь посѣянное взойдетъ. Надо сѣять. забывая про условія. Надо дѣлать дѣло внѣшнее и внутреннее;2 сообщать мысли и выражать ихъ.

3Сознаніе незаконности, несоотвѣтственности христіанству войны и насилія вѣдь такъ назрѣло вездѣ, что нужна4 ужъ грубая проповѣдь варварства, чтобъ поддержать этотъ обманъ. Я5 можетъ быть заблуждаюсь, получая письма отъ русскихъ, Американцевъ, Чеховъ, Сербовъ, Французовъ, выражающихъ это сознаніе, но мнѣ кажется, что это держится на волоскѣ. Вчера получилъ письмо отъ Серба съ описаніемъ секты назареновъ6 въ Венгріи и Сербіи. Все то же: отрицаніе клятвы, войны и то же гоненіе отъ правительства и то же замалчиваніе79 80 книжниковъ. На дняхъ получилъ свѣдѣнія о сектѣ въ Іерусалимѣ Адвентистовъ.7 Опять то же, и они слышали о моей книгѣ и желаютъ ее имѣть. Пошлите, пожалуйста, вотъ адресъ: (по англійски) Яффа, Русск. Императ[орское] Вице-Консульство, Владимиру Николаевичу Тимофееву для передачи Платону Григорьевичу Устинову, a послѣдняго прошу доставить въ Іерусалимъ Мистеру Спефордъ.

Съ содержаніемъ письма вашего Газенв[инкилю] согласенъ, но только съ оговоркой, что все, чтò вы говорите, справедливо по отношенію тѣхъ людей, к[оторые], зная истину, поддѣлываются подъ ложь. Это великій грѣхъ и зло; но исправлени[е] книгъ людьми, не знающими другой истины кромѣ орфографіи и научныхъ свѣдѣній, есть неизбѣжная естественная дѣятельность, к[оторая] наступитъ рано или поздно, и не имѣющая въ себѣ ничего вреднаго, какъ нѣтъ ничего вреднаго въ томъ, что ребенокъ или жеребенокъ растетъ. Намъ заниматься этимъ не слѣдуетъ, да и нельзя: я опытомъ узналъ это и въ началѣ ошибся въ этомъ.

8Семена сироту читали вчера вслухъ, и Таня сестра9 ревѣла, а Маша моя10 выскочила отъ слезъ изъ комнаты, я же скрывалъ свои слезы въ темнотѣ, гдѣ сидѣлъ. Прелестная вещь. Въ общемъ она выиграла, но нѣкоторыя подробности и черты въ языкѣ малороссійскаго быта напрасно выключены. Я ихъ возстановлю и пришлю вамъ черезъ день.

11О сифилисѣ прекрасно, и прекрасно предисловіе и заключеніе. Я поправилъ только «гной» вмѣсто «матеріи» и простой народъ.

Что вы мнѣ не пишете про катехизисъ Штундистовъ? Отличное дѣло ваши книжечки для Сытина. Увидимся, Богъ дастъ, чего очень, очень хочется.

Л. Т.


Да, чтобы напечатать Семена сироту въ Вѣстникѣ Европы, надо обратиться къ Стасову.12 Я ему13 сейчасъ напишу письмо и скажу, что если онъ можетъ сдать туда, то обратился бы къ вамъ, а вы уже пошлете ту или другую редакцію по соглашенію съ Тищенко.14

Напечатано (с пропусками и искажениями) в сборнике «Спелые колосья» 1895, вып. 3, стр. 143 и (отрывки) в ТЕ 1913, стр. 56—58. На подлиннике надпись черным карандашом рукою Черткова № 154», синим карандашом: «Я. П. 14 сент. 87», на основании которой оно и80 81 датируется. Дата подтверждается почтовым штемпелем на конверте письма Толстого к Стасову о повести Тищенко — Тула, 15 сентября 1887 г. Письмо является ответом на бездатное письмо Черткова, которое было написано из имения родственников Черткова Пашковых, Крекшино, куда Чертковы переехали 5 сентября. Упоминаемое Чертковым письмо Газенвинкеля, повидимому, было возвращено Толстым и не сохранилось в его архиве. В своем письме Чертков писал:

«Дорогой Л[ев] Николаевич], посылаю вам письмо Газенвинкеля, которое, наверное, доставит вам такое же удовольствие, как и нам. Посылаю вам также мой ответ ему для того, чтобы вы знали, что его добрые порывы не встречены равнодушием, а главное, — чтобы не писать вам второй раз то, что я случайно в этом письме высказал о сотрудничестве Сытину, при отсутствии духовной цели жизни. Я об этом много думал, и хотя высказался неполно, но вы поймете. Прошу вас очень, добрый Л[ев] Николаевич], сказать мне, если вы найдете, что я в чем-нибудь ошибаюсь, так как это поможет мне лучше разобраться. Письмо Газенвинкеля и мое письмо к нему вместе с моей запиской в склад, пожалуйста, вложите опять в прилагаемый конверт и пошлите, принимая в соображение, что письмо это заказное.

В Москве мы застали Сытина, только что вернувшегося с Нижегородской ярмарки, где большой сбыт получили маленькие детские книжонки в золотых пестрых обложках какого-то другого издателя. Поэтому Сытин спешит из конкуренции выпустить серию подобных же по наружному виду книжечек и набирает первый попавшийся материал для содержания, так как главное для успеха этих книжечек — их наружный вид. Для того, чтобы заменить пошлое и скверное содержание, мы стряпаем на полных парах такие книжечки из подходящих рассказов в нашем новом «Цветнике». Галя сегодня уже испекла 10 таких книжечек, и отрадно знать, что они пойдут гулять по всей России и Сибири, и будут читаться десятками тысяч детей вместо той дряни, которою Сытин собирался было наполнять эти заманчивые обложки. В этой очевидной целесообразности нашей издательской работы заключается весьма отрадная и ободряющая ее сторона... » «Мы здесь в шести верстах от станции, которая на расстоянии 3/4 часа езды от Москвы. Несмотря на мою близость к вам и на мое всегдашнее желание вас видеть, я не чувствую себя в праве поехать к вам, так как чувствую, что мое место около Гали, а работы полны руки. А знаете ли, Л[ев] Николаевич], я и так чувствую себя постоянно всё ближе и ближе к вам, и люблю вас так, как хотелось бы в 1/1000 доли этой любви любить всякого человека — ближнего вообще».

1 Николай Борисович Газенвинкель, разделявший взгляды Толстого, выражал желание принять участие в работе «Посредника» путем выбора и обработки предназначенных для народного чтения произведений. В сохранившемся в архиве Толстого письме (от 19 июля 1887 года из гор. Вильна) Газенвинкель предлагал свой труд для этой цели и указывал на желательность издания сборников избранных произведений русских поэтов для народного чтения. Письмо его к Черткову, которое Чертков пересылал Толстому со своим ответом, содержало проект сборника мыслей81 82 и статей, выражающих религиозное мировоззрение в духе Толстого и направленных против власти и всякого насилия.

2 Зачеркнуто: распространять.

3 Абзац редактора.

4 Написано: нужно.

5 Слово: я написано по слову: надо.

6 Назарены — секта, возникшая среди населения Венгрии и распространившаяся среди населения Сербии и Болгарии. Возникновение секты, повидимому, относится к началу XIX века. Назарены отрицательно относятся к церковной иерархии и к государственной власти, признают принцип «непротивления злу злом», отказываются от военной службы по религиозным убеждениям. О них см. В. Ольховский «Назарены в Венгрии и Сербии», изд. «Посредник», М. 1905, и И. М. Трегубов «Назарены. Религиозное движение в Венгрии, Сербии и Болгарии», под ред. и с пред. К. С. Шохор-Троцкого, изд. «О-ва истинной свободы в память Л. Н. Толстого». М. 1920. Работа В. Ольховского (В. Д. Бонч-Бруевич) в дополненном виде перепечатана в сборнике Влад. Бонч-Бруевич, «Среди сектантов», Гиз. М. 1920.

7 Адвентисты — секта, основанная В. Мюллером (1782—1849) в Сов. Америке в тридцатых годах XIX века. Веруют в близость кончины мира и второго пришествия Христа. Часть адвентистов строго соблюдает субботний день вместо воскресного. В России появились в конце XIX и в начале XX века. Многие адвентисты отказываются от военной службы по религиозным убеждениям. Об общине адвентистов в Иерусалиме написал Толстому М. А. Новоселов, который сообщал о них со слов одного своего знакомого: «Шесть лет тому назад в Иерусалиме образовалась секта, члены которой известны под именем адвентистов (advenio), получивших такое название по тому воззрению, которое они положили в основу своей жизни. Во всем они опираются на Евангелие, из которого выделяют, как основу своего религиозного мировоззрения, слова Иисуса, что мы не знаем ни дня ни часа, когда сын человеческий придет на землю. Отсюда вытекают все остальные положения, которыми они руководствуются в своей жизни. Так как мы не знаем, когда явится Христос, то должны ждать его постоянно и быть вечно готовыми принять его, т. е. вести такой образ жизни, который соответствовал бы словам Христа. Мы не должны думать о следующем дне, не должны ничего запасать себе, не должны вступать в брак (ибо в царствии божием не женятся) и проч. И действительно они строго следуют на деле этим выводам». (АТБ). Далее Новоселов писал, что адвентистов в Иерусалиме 28 человек, большинство из которых американцы, и живут они общиной, ставя себе целью помогать всем нуждающимся и питаясь тем, что им подают жители Иерусалима. В заключение Новоселов просил Толстого послать адвентистам английское издание «В чем моя вера» и сообщил адрес, который приводится далее в комментируемом письме Толстого к Черткову.

8 Абзац редактора.

9 Татьяна Андреевна Кузминская, сестра С. А. Толстой.

10 Марья Львовна Толстая.

11 Абзац редактора.82

83 12 Владимир Васильевич Стасов (1824—1906), художественный и музыкальный критик, служивший в Публичной библиотеке в Петербурге. Постоянный сотрудник журнала «Вестник Европы». Толстой часто обращался к нему за библиографическими справками и другими материалами для своих работ. О нем см. прим. к письму Толстого к нему от 31 марта 1878 г., т. 62.

13 Зачеркнуто: прилагаю ему письмо.

14 Повесть Ф. Ф. Тищенко Семен-сирота появилась в журнале «Вестник Европы» 1888 г. № 1. Письмо Толстого к В. В. Стасову о рассказе Ф. Ф. Тищенко «Семен-сирота» напечатано в книге «Л. Н. Толстой и В. В. Стасов. Переписка 1878—1906 гг. », Труды Пушкинского дома Академии наук СССР, Лгр., 1929, стр. 80.

* 156.

1887 г. Сентября 15. Я. П.

Получилъ ваше письмо Семенову, очень одобрилъ его, приписалъ нѣсколько словъ и отправилъ.

Л. Толстой

Адрес: Крекшино, ст. Галицыно, Московско-Брестской желѣз[ной] дороги, Владиміру Григорьевичу Черткову.

Печатается впервые. Письмо открытое с почтовым штемпелем «Почтовый вагон 15 сент. 1887 г. ». Надпись рукою Черткова черным карандашом «№ 152», синим карандашом: «Я. П. Сент. 1887». Письмо это является ответом на письмо Черткова, посланное Толстому 14-го сентября, и следует предположить, что оно написано не ранее 15-го сентября. Чертков сообщал Толстому, что написал Семенову по поводу его рассказа, упоминаемого в письме Толстого от 21 июля 1887 г. № 149, пытаясь указать ему на недостатки его творчества, и посылает это свое письмо, вместе с рукописью, возвращаемой Семенову, на просмотр Толстому: «Мне страшно давать другому указания в таком деле, в каком он по природе способнее меня. Я боюсь что-нибудь наврать и сбить или спутать его. Вот почему мне показалось, что не следует пожалеть лишнего рубля, чтобы сначала послать вам на просмотрение то, что я ему пишу, и попросить вас переслать ему рукопись его с моим письмом, если вы найдете, что слова мои могут помочь, а не повредят ему».

В своем письме к Семенову, помеченном 9 сентября, Чертков подробно писал о недостатках его последних рассказов, указывая с одной стороны на то, что не следует подражать слогу книжек, «составляемых большинством интеллигентных писателей», и на искусственность назидательного конца: «Рассказы, в которых в заключение всего порок карается и добродетель вознаграждается более или менее внешним образом, всегда производят впечатление натяжки и неестественности, потому что так не бывает в действительной жизни. Важнее и ближе к действительности83 84 показать внутреннее счастье человека, служащего добру, и несчастье человека, служащего лжи и злу, хотя бы внешние обстоятельства, как часто бывает, казались бы наоборот более счастливыми у злого человека».

*157.

1887 г. Сентября 15. Я. П.

Нынче получилъ ваше письмо о катехизисѣ. Все это вѣрно. Никогда не надо забывать этаго и напоминать другъ другу, какъ вы и дѣлаете. Я все это знаю и очень, а такъ подкупленъ былъ радостью того, что основныя правила жизненныя христіанскаго ученія распространяются, что забылъ. Я живу гораздо, гораздо хуже, чѣмъ бы желалъ, послѣднія недѣли двѣ.

Статья1 набрана больше половины; я все передѣлываю и кажется запутался — хочу сдѣлать лучше, a дѣлаю хуже. Нѣтъ плодотворной умственной работы, въ к[оторую] вѣришь, а жизнь окружающая съ веселой молодой и добродушной суетой часто закрываетъ настоящую жизнь. Вообще я плохъ. Вчера разсердился на Сережу сына и наговорилъ ему непріятностей, чего давно со мной не было. — Смотрите, не похвалите меня опять за смиреніе. Пишу, п[отому] ч[то] хочется, чтобы вы представляли меня, какой я есть теперь. — Средство противъ этаго упадка духа я знаю одно: не стараться дѣлать хорошее, а все вниманіе употреблять на то, чтобы не сдѣлать дурного.

2До свиданія, милые друзья. А вы, кажется, здѣсь на новомъ мѣстѣ въ особенно хорошемъ духѣ. Помогай вамъ Богъ.

Л. Т.


Народу у насъ всегда пропасть. Илья3 сынъ здѣсь въ отпуску. Онъ хорошъ — хоть медленно, но идетъ впередъ. Маша дочь, такъ хороша, что постоянно сдерживаю себя, чтобъ не слишкомъ высоко цѣнить ее. Еще здѣсь шуринъ мой Берсъ Степанъ, 4 мой любимый, горячій, умный, живой, правдивый человѣкъ. Онъ женатъ на еврейкѣ; 5 я не видалъ его 9 лѣтъ. И теперь онъ и жена его, особенно онъ, сталъ очень близокъ ко мнѣ. Всегда страшно вѣрить, но радостно. —

Печатается впервые. На подлиннике надпись рукой Черткова черным карандашом: «№ 155», синим карандашом: «Я. П. 15 сент. 87». Письмо это является ответом на письмо Черткова, помеченное 12 сентября 1887 г.,84 85 на которое Толстой, повидимому, отвечал в день получения, что показывают слова «нынче получил» — «нынче» Толстой обычно употреблял в смысле — сегодня. Это обстоятельство позволяет думать, что письмо написано не позднее 15-го сентября и до некоторой степени подтверждает датировку, сделанную Чертковым, хотя возможно, что если письмо Черткова было отправлено немедленно по написании, то оно могло быть получено и 14 сентября.

В своем письме от 12 сентября Чертков, отвечая на предложение Толстого отредактировать посланный ему «катехизис штундистов», сформулировал свое принципиальное отрицательное отношение к попыткам сплотить единомышленников вокруг некоторого символа веры. Чертков писал: «Добрый, дорогой Л[ев] Н[иколаевич], я постоянно думаю об вас и живу совсем близко к вам духом. Получивши катехизис я заглянул в него, увидел, что очень хорошо, мне это было очень радостно, и я продолжал заниматься своим делом, а другим давал читать этот катехизис, между прочим Озмидову, которого он очень заинтересовал. Он сделал некоторые отметки черным карандашом на полях и написал издателю письмо. После получения вашего последнего письма, я внимательно прочел катехизис (сделал отметки синим карандашом в местах, которые мне не понравились). Что же? Очень отрадно видеть, что люди этим занимаются. Собственно говоря, это не что иное, как компиляция из вашего перевода Евангелия, изложенная в форме, показавшейся наиболее удобной кружку единомышленных нам людей — для их частной цели — попытки сплотить, как они выражаются, в одну духовную семью людей, как они сами говорят, верных главным основам своей веры и расходящихся только в подробностях. Насколько осуществима такая цель и насколько она желательна, если бы могла удасться, это вопросы для меня далеко не разрешенные. Лютеранство, например, сплочено до известной степени (главным образом в отрицательном отношении к обрядным религиям), и что же? — Оно мертво. Более мелкое деление лютеранства, «адепты» которого считаются сотнями тысяч — revival’исты — тоже сплочены весьма точным и полным катехизисом, из которого они не выступают — и в общем эта секта отличается узостью, нетерпимостью и отсутствием поступательного движения в раскрытии истины. Я верю в духовное движение, которое происходит в народе, преимущественно на юге России. Из общения с Емельяном я многое себе выяснил по отношению к приемам распространения этого движения и вместе с Емельяном вижу, что всеубивающая форма подкрадывается с первых же шагов во всякую группу людей, мнящих, что они нашли правду. Емельян считает около 30-ти ближайших братьев, в обращении которых он так или иначе принимал некоторое участие. Но он сам теперь убеждается в том, что между ними едва ли найдется человек пять, в которых разумение действительно самобытно развивается и претворяется в плоть и кровь. Остальных занимает больше форма исповедания новой веры, протестующей, они участвуют на собраниях, с умилением слушают хорошие слова, живут трезвее и аккуратнее православных, но — на тех же началах личной жизни. Это та почва, на которой вырастает протестантизм, новое вероисповедание со своими особенными катехизисами, догматами и символами веры.85 86 Движение это не духовное (выше времени и пространства), а историческое, представляющее известную ступень «культурного» развития определенной народности в определенную эпоху. И великий соблазн принимать эти кажущиеся грандиозными исторические движения за действительное возрождение духа, которое всегда происходит везде в тех людях, в которых осуществляется дух божий, о котором неизвестно, как он приходит и куда направится дальше. Кружок людей, повидимому, получивший мирское «культурное» образование, обособляет себя в особое «братство» с своим основным «догматом» (т. е. случайною формою выражения истины, которой они придают ошибочно непреложное значение). Они воображают себя призванными сплотить сотни тысяч других людей, которых они обособляют, называя их «штундистами», «расколом лютеранства», от всех остальных людей. И вот между прочим они измышляют для этой цели катехизис, т. е. прибегают к самому безнадежному приему определения неопределяемого и заключения в точные рамки того, что только и имеет значение и силу, когда оно бесконечно разнообразно в своем выражении, и безусловно свободно в своей форме. И для своей пропагандистической и организационной цели они естественно заимствуют прием катехизисов, догматов и «братств», созданных отживающей церковностью. В старые мехи пытаются влить вино новое. Катехизическая форма для нашей цели жизни — служения духом и делами богу и людям — мне представляется не только нецелесообразною, но и опасною. Озмидов уже возражает на одни пункты и предлагает свои новые. Найдутся сторонники первоначального катехизиса, некоторые примут одни пункты, исключая другие, другие — наоборот, окажется на словах и на бумаге разногласие, точно исследованное и определенное. Одним словом — то самое, что мы видим во всех так называемых вероисповеданиях. Нельзя учиться разумению жизни по наставлениям веры. Учит сама жизнь. Она ставит вопросы в бесконечно-разнообразных формах и последовательности. Пробуждающееся и развивающееся в человеке разумение в каждом человеке по своему отвечает на эти вопросы, и из столкновений и слияний этих ответов образуется постоянное развитие духовной жизни человечества, вечно движущееся вперед, раздающееся вширь и проникающее вглубь, не стесняемое никакими определенными рамками. Ваше появление на свете, дорогой Л[ев] Н[иколаевич], ваша жизнь, ваши писания по воле божьей, а не по произволу человеческому, гораздо более содействуют этому сплочению, хотя вы никогда и не задавались такою целью, чем это «Иисусово братство по Евангелию», появлению которого я не могу не радоваться, но в достижение частной цели которого я не верю, и наружным примерам которого я не могу сочувствовать и посвятить им свой труд. Еслиб в России было не одно такое братство, а 10, и было бы где-нибудь в Москве такое центральное бюро, в свою очередь сплочающее их, то тогда я еще меньше верил бы этому делу. Жизнь и деятельность людей, как Сютаев и Емельян, представляется мне гораздо более истинною и действительною, хотя они и не вызывают никакой внешней организации и не задаются целью влиять на сотни тысяч людей. Катехизис этот представляет только образчик целого ряда литературных работ, которые будут в свое время вызваны вашими писаниями и будут черпать материал в этом86 87 большом источнике. И если б я сейчас имел время заняться этим, я взялся бы за целый ряд подобных работ, в роде, например, выписки и составления из всех ваших писаний таких выдержек, которые при полной компиляции не имели бы характера ни автобиографического, ни полемического, ни филологического исследования, но выражали бы христову истину в применении к современной жизни, начиная с основ учения и последовательно выводя все из них. Если когда-нибудь я достаточно освобожусь от другого, чтобы заняться этим, то предвижу для себя от такой работы много радости и пользы. И во всяком случае я уверен, что в свое время и эта, и подобные работы будут вызваны вашими писаниями. Вам же, Л[ев] Н[иколаевич], если я имею право вам что-либо советовать (в чем я сомневаюсь), я советовал бы вам не браться зa исправление этого катехизиса. Не разменивайте вашу силу на заплатки. Пишите свое, задуманное в свободе духа, для всех людей, а не в виде частного одолжения отдельным людям. А если вы уже так мягкосердечны, что не можете отказать частным просьбам, то напишите для «Посредника» еще несколько художественных рассказов, которые оказывают пользу не только штундистам, но всем людям, в том числе и штундистам и тем не штундистам, которые больше штундистов нуждаются в помощи. Целую вас и чувствую себя за одно с вами».

Упоминаемая в письме Черткова секта штундистов — религиозное течение, возникшее среди немецких лютеран в конце ХVІІ века и получившее название от слова stunde — час. В России получило распространение во второй половине XIX века, преимущественно на Украине. Отрицая обряды православной церкви и ее духовенство, штундисты в то же время считают необходимой веру в божественность Иисуса Христа и в искупление им грехов, и признают боговдохновенность книг ветхого и нового завета, хотя некоторые из них толкуют библейские чудеса символически. Богослужение штундистов отличается большой простотой и заключается в проповеди, пении религиозных песнопений и молитве.

О них см.: А. Рождественский, «Южно-Русский штундизм». Спб. 1889; и В. Д. Бонч-Бруевич «Материалы к истории и изучению русского сектантства и старообрядчества», I и III. Спб. 1910 г.

Упоминаемый в письме Черткова Сютаев, Василий Кириллович (1819—1892), религиозный искатель, крестьянин Тверской губ., во многом близкий по своим взглядам к жизнепониманию Толстого.

1 Толстой имеет в виду свою статью «О жизни».

2 Абзац редактора.

3 Илья Львович Толстой отбывал в это время военную службу вольноопределяющимся в Сумском драгунском полку.

4 Степан Андреевич Берс (1855—1910), брат С. А. Толстой, приехал с женой в Ясную поляну 19 августа 1887 г. и прожил там около двух месяцев.

5 Мария Петровна Берс умерла 20 октября 1892 г. от сыпного тифа, работая на голоде в Рязанской губернии. Толстой по поводу ее смерти писал 22 октября 1892 г. С. А. Толстой: «Смерть Марии Петровны очень трогательна. Древние говорили, что кого бог любит, те умирают87 88 молодыми, и смерть ее хороша. У всех останется самое хорошее чувство к ней, а со всех сторон, кроме горя, ее ничего не ожидало». См. «Письма Л. Н. Толстого к жене». М. 1915, стр. 427.

* 158.

1887 г. Октября 3. Я. П.

Опять затерялъ адресъ Семенова. Напишите, пожалуйста.

Л. Т.

Адрес: Москва, Брестская жел. дор., станція Голицыно, Крёкшино.

Владиміру Григорьевичу Черткову.

Печатается впервые. Открытое письмо. Почтовый штемпель: Тула: 3 окт. 1887. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «Я. П. 2 окт. ». Повидимому Толстой, сообщивший Черткову (см. письмо № 156), что он отправил письмо Черткова Семенову со своей припиской и переслал ему рукопись, не сделал этого своевременно, так как потерял адрес Семенова, а слуга в доме Толстых по ошибке отправил всё по адресу Черткова (см. письмо № 159). На это указывает открытка Черткова Толстому со штемпелем 7 окт. 1887 г.: «Получил и отправил Семенову вашу посылку с его рукописью, моим письмом и вашею припискою, которую я для себя списал, так она мне поправилась».

* 159.
В. Г. Черткову и П. И. Бирюкову.

1887 г. Октября 10. Я. П.

Получиль ваши радостныя письма, милые друзья. Въ вашемъ, В[ладиміръ] Г[ригорьевичъ] такъ много сказано, что не знаю на что отвѣчать. Больше всего меня трогаетъ то, что вы пишете о себѣ: о той трусости, какъ вы называете, передъ физическими страданіями, и к[оторая] вызывается въ васъ преимущественно жел[ѣзной] дорогой. Мнѣ думается, что это физическій, только физическій недугъ, какъ зубная боль, ревматизмъ, и что къ этому состоянію надо относиться совершенно такъ, какъ къ физическому страданію, не приписывая ему ни на волосъ больше значенія. Ну, болитъ зубъ, или животъ, или найдетъ жутость и болитъ сердце. Ну и пускай себѣ болитъ, a мнѣ что за дѣло?88 89 Либо поболитъ и пройдетъ, либо такъ я умру въ этой боли. Ни въ этомъ ни въ другомъ случаѣ нѣтъ ничего дурнаго. Мнѣ кажется, что не бояться своей боли — это можно, когда знаешь ее по опыту — это значитъ: отнять у нея все мучительное. А что физическое — это я знаю, п[отому] ч[то] испытывалъ это въ очень сильной степени въ желѣзной дорогѣ. Помню давно я разъ сѣлъ ночью въ 1-й классъ, онъ б[ылъ] весь пустой, и на меня нашелъ ужасъ, что я съ ума сойду.1 У васъ это приняло другую складку, но это навѣрно то же ощущеніе, к[оторое] многіе испытываютъ въ болѣе или менѣе сильной степени — какой то излишекъ въ себѣ мыслей, ощущеній, переполнено, что-то надуто. Это физич[еская] боль, и чтобъ побѣдитъ ее, чтобъ она не мѣшала — мнѣ кажется, надо согласиться съ ней, покориться ей, и не думать, какъ мы дѣлаемъ, о борьбѣ съ нею. А то приготавливаешься къ борьбѣ и въ воображеніи своемъ ее преувеличиваешь и заробѣешь передъ ней. Разумѣется, главное средство безбоязненности — это привычка мысли представленія о плотской смерти. Если хорошо представишь себѣ смерть и вызовешь въ своей душѣ то, чтò уничтожаетъ страхъ ея (въ ней только и есть страхъ, ея самой нѣтъ), то то, чтò вызовешь — съ излишкомъ достаточно для уничтоженія всѣхъ плотскихъ страховъ и сумасшествія и одиночнаго заключенія. 25 лѣтъ сумасшествія или одиночнаго заключенія вѣдь во всякомъ случаѣ только кажутся удлиненіемъ агоніи, въ сущности же удлиненія нѣтъ, п[отому] ч[то] передъ той истинной жизнью, к[оторая] дана намъ, часъ и тысяча лѣтъ все равно.

2Ваше письмо къ Файнерману3 я понялъ не такъ, какъ вы объясняете: вы клеплете на себя. И я не пот[ому], что люблю васъ, а потому думаю, что знаю васъ, знаю, что у васъ не можетъ быть недобраго чувства къ людямъ. Много хочется написать, спросить, да нынче некогда. Надо о дѣлѣ.

4Жена вамъ, П[авелъ] И[вановичъ],5 писала въ Петерб[ургъ], и я приписалъ о Гоголѣ вотъ что:6 перечелъ я его переписку 3-й разъ въ жизни. Всякій разъ, когда я ее читалъ, она производила на меня сильное впечатлѣніе, а теперь сильнѣе всѣхъ. Я отчеркнулъ излишнее, и мы прочли вслухъ — на всѣхъ произвела сильное впечатлѣніе и безспорное. 40 лѣтъ тому назадъ человѣкъ, имѣвшій право это говорить, сказалъ, что наша литература на ложномъ пути — ничтожна, и съ необыкновенной силой показалъ, растолковалъ, чѣмъ она должна89 90 быть, и въ знакъ своей искренности сжегъ свои прежнія писанья. Но многое и сказалъ въ своихъ письмахъ, по его выраженію, чтò важнѣе всѣхъ его повѣстей. Пошлость, обличенная имъ, закричала: онъ сумашедшій, и 40 лѣтъ литература продолжаетъ идти по тому пути, ложность к[oтopaго] онъ показалъ съ такой силой, и Гоголь, нашъ Паскаль, — лежитъ подъ спудомъ. Пошлость царствуетъ, и я всѣми силами стараюсь, какъ новость, сказать то, чтò чудно сказано Гоголемъ. Надо издать выбранныя мѣста7 изъ его переписки и его краткую біографію — въ Посредникѣ. Это удивительное житіе.8

9Помогай вамъ Богъ, дорогая A[нна] К[онстантиновна], также бодро и радостно жить и работать. Вспомнилъ о васъ и улыбаться хочется.

Братски цѣлую васъ всѣхъ. Григ[орій] Иван[овичъ] послалъ вамъ назадъ рукопись Семенова. Это недоразумѣніе, ужъ вы поймете. Я началъ писать новое, да нейдетъ еще.

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Отдельные небольшие отрывки напечатаны в сборнике «Спелые колосья» 1895 г., вып. 3, стр. 181 и в ТЕ 1913 стр. 58. На подлиннике надпись черным карандашом рукой В. Г. Черткова: «Я. П. 10 окт. № 157», на основании которой и датируется письмо. Письмо это является ответом на письмо Черткова от 3 октября, к которому было приложено письмо П. И. Бирюкова от того же числа. В этом письме Чертков между прочим писал о том, что у него гостит П. И. Бирюков, привезший с собой копии писем Толстого «к французу» (т. е. Р. Роллану от 3 октября 1887 г., см. т. 64) и «к русской женщине» (см. письмо к неизвестной женщине от сентября-октября 1887 г., т. 64): «Павел Иванович приехал к нам и принес с собой частичку вас. Нам было и так хорошо, а стало еще теплее и светлее. От него мы узнали, что вы не думаете теперь приехать к нам. Ну что же, видно так надо. Если б я любил людей больше самого себя, как вы пишете в том чудном, вдохновенном письме, которое вы нам всем написали в ответ французу, то всегда желал бы, чтобы вы остались там, где находитесь. И я рад, что могу искренно радоваться зa людей, вас окружающих, что вы с ними, а не с нами, тем более, что с нами-то вы всегда духовно. Павел Иванович рассказал нам про вас и ваших — все такое, чему мы радовались всею душою. Он прочел нам ваши письма к русской женщине и французу. Последнее поразило меня количеством и глубиною своего содержания и обворожительною убедительностью изложения. Это — целый капитал, из которого, я знаю, что я вместе со многими будем много черпать.

Я хотел тотчас же перед тем, чтобы лечь спать, писать вам, так я был полон вами, так хотелось поговорить с вами. Но я случайно спросил Павла Ивановича, говорили ли вы ему про мое письмо к Файнерману,90 91 и он мне сказал, что письмо это вам не понравилось, что вы нашли в нем раздражение против Файнермана. Зачем скрывать, лучше чистосердечно скажу вам, что мне это было больно, — не самолюбию моему, поверьте мне в этом, а — мне самому. В ответ Файнерману я сообщил то, что сознаю своей главной слабостью, и о чем я давно собирался написать вам, и я не сознавал в себе, как и не сознаю теперь, никакого раздражения против Файнермана».

Далее Чертков рассказывает о тяжелом психическом состоянии, которое охватывает его иногда и связано с жутким ощущением, отчасти напоминающим переживания при мании преследования. В частности нервная боязнь железной дороги образовалась у Черткова, как он сообщает, зa несколько лет до этого времени, после того, как начав ездить по железной дороге в вагонах III класса для общения с народом, он этим возбудил подозрение властей и подвергся преследованию со стороны субъектов, пристававших к нему с провокационными разговорами. Впоследствии Чертков получил доказательства того, что в это время за ним специально следили агенты охранного отделения.

1 Состояние острой тоски и страха сумасшествия несколько раз было пережито Толстым. В дневнике С. А. Толстой, в тетради «Мои записи разные для справок», имеется следующая запись от 9 декабря 1870 г. о Толстом: «Иногда ему кажется — это находило на него всегда вне дома и вне семьи, — что он сойдет с ума, и страх сумасшествия до того делается силен, что после, когда он мне рассказывал, на меня находил ужас. Дня три тому назад он воротился из Москвы... Вернувшись, он все говорил: «какое счастье быть дома». См. «Дневники С. А. Толстой (1860—1891)». М. 1928, стр. 33.

2 Абзац редактора.

3 Чертков послал 19 сентября 1887 г. Толстому свое письмо Файнерману, упоминаемое в выдержке, приведенной выше в ненумерованном примечании к комментируемому письму. О своем письме Файнерману Чертков писал Толстому 19 сентября 1887 г.: «Из моего письма к Файнерману вы увидите, что у меня бывают полу-болезненные, полу-малодушные состояния, в которых я опасаюсь для себя лично страданий. Но я теперь не так мечусь, как бывало прежде в таком состоянии. Оно всплывает и напоминает мне о возможности своего наступления, но продолжается недолго».

4 Абзац редактора.

5 П. И. Бирюков жил в это время у Чертковых, помогая в работах, связанных с издательством «Посредник».

6 См. письмо к П. И. Бирюкову от 3? октября 1887 г., т. 64.

7 Написано: мѣстами

8 Книжка о Н. В. Гоголе была составлена А. И. Орловым на основе выбранных Толстым мест из «Переписки с друзьями», просмотрена Толстым и издана «Посредником» без указания имени автора под заглавием «Николай Васильевич Гоголь, как учитель жизни». М. 1888. На обложке портрет, исполненный И. Е. Репиным.

9 Абзац редактора.

91 92

* 160.

1887 г. Октября 16. Я. П.

Милые друзья, В[ладиміръ] Г[ригорьевичъ] и А[нна] К[онстантиновна]. Держитесь крѣпко, время наступаетъ вамъ трудное — экзаменъ во всѣхъ отношеніяхъ. Если помнить и вѣрить, что «да будетъ воля твоя. Не моя, но твоя»,1 то все легко, все хорошо, а если не помнить, не вѣрить, то все трудно, все дурно. У насъ б[ылъ] въ дѣтствѣ дурачекъ садовникъ (Гриша въ Дѣтствѣ).2 Мы ходили слушать въ темнотѣ, какъ онъ въ оран жереѣ молился Богу. Послѣ молитвъ и стиха объ праведныхъ по правую и окаянныхъ по лѣвую руку, онъ начиналъ разговаривать съ Богомъ: ты мой хозяинъ, мой кормилецъ, мой лекарь, мой аптекарь. Если бы онъ былъ женщина, онъ бы сказалъ, ты мой акушеръ. И какіе бы ни были лекари, аптекари и акушеры, все-таки Онъ, Его законъ, останется надъ ними главный и все сдѣлаетъ по своему. Изъ этаго не слѣдуетъ, какъ вы, вѣрно, съ маленькой досадой думаете, что не надо пользоваться тѣмъ, что сдѣлали люди для облегченія своей матерьяльной жизни. Надо пользоваться всѣмъ, но въ предѣлахъ разума, — т[о] е[сть] того, что ясно несомнѣнно. — Пожалуйста, не думайте, что я хочу философствовать, я просто хочу дать совѣтъ, какъ старый человѣкъ и отецъ семейства. Позвать къ себѣ жить въ то время, какъ ждешь родовъ жены, человѣка опытнаго въ дѣлѣ родовъ, несомнѣнно, употребить все то, что можно, для облегченія начавшихся страданій, — тоже; но впередъ придумывать средства облегчить страданія, к[оторыхъ] еще нѣтъ — сомнительно, тѣмъ болѣе что средство не общеупотребительное. Я бы былъ рѣшительно противъ и хлороформа, и веселящаго газа. Богъ даетъ роды, Богъ дастъ и силы. И прибавитъ еще силъ. Мнѣніе моей жены тоже противъ газа. Она говоритъ, что если употреблять такое новое средство, то нужно, чтобы распоряжался этимъ человѣкъ авторитетный и опытный, а то можно сдѣлать больше вреда, чѣмъ пользы. Тоже она и за кормленіе. И въ этомъ нашъ опытъ сходится, именно въ томъ, что, противно всѣмъ предписаніямъ докторовъ, женщины кормили и этимъ самымъ пріобрѣтали силы и выкармливали хорошихъ дѣтей. Такъ свояченицѣ Т[атьянѣ] А[ндреевнѣ] Захарьинъ3 запретилъ ей кормить,92 93 а она съ тѣхъ поръ поправилась. Жена принимаетъ большое, искреннее, сердечное участіе въ васъ, и это меня очень радуетъ.

Есть взглядъ на медицину такой, какой мнѣ приписываютъ, что медицина есть зло и надо отъ нея избавляться и ни въ какомъ случаѣ ею не пользоваться: этотъ взглядъ неправиленъ. Есть другой взглядъ такой, что человѣкъ помираетъ и страдаетъ не п[отому], ч[то] такъ ему свойственно, а только п[отому], ч[то] не поспѣлъ докторъ или ошибся, не нашелъ лѣкарства, или еще медицина не поспѣла всего выдумать, что она вотъ вотъ выдумаетъ. Этотъ взглядъ, къ несчастью, самый распространенный (особенно между врачами) и самый ложный и вредный. Отъ первой ошибки иногда пострадаетъ тѣло, а отъ 2-й всегда страдаетъ духъ. Насъ, неученыхъ людей, разумное отношеніе къ медицинской помощи всегда будетъ (да и ученыхъ тоже) такое: искать впередъ помощи отъ угрожающей смерти и страданій я не буду (п[отому] ч[то] если стану это дѣлать, то вся жизнь моя уйдетъ на это и все таки ея не достанетъ), но пользоваться тѣми средствами огражденія себя отъ смерти и страданій, к[оторыя] приспособляются людьми, спеціально занятыми этимъ дѣломъ, и к[оторыя] невольно вторгаются въ мою жизнь, я буду, но только въ предѣлахъ того, что подтверждается ясностью для меня своего дѣйствія, опытомъ, распространеніемъ и удобствомъ пріобрѣтенія, т. е. тѣми средствами, пользованіе которыми не нарушаетъ моихъ нравственныхъ потребностей. Тутъ, разумѣется, безпрестанныя дилеммы, и рѣшеніе ихъ въ душѣ каждаго. — Помогай вамъ Богъ, милые друзья.

Уже недѣли двѣ какъ я каждый день все собираюсь писать Марьѣ Александровнѣ: все думаю о ней. Какъ то она живетъ? И потому очень обрадовался, узнавъ о ней. Передайте ей мою любовь. Она такой человѣкъ, что, гдѣ она ни устроится, и ей и другимъ будетъ хорошо.

Полностью печатается впервые. Отдельные отрывки напечатаны в сборнике «Спелые колосья» 1895, вып. 3, стр. 182—183 и в Б, III, стр. 83 и «Толстой и Чертков», стр. 149. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «Я. П. 16 окт. 87», на основании которой датируется письмо. Это письмо является ответом на письмо Черткова от 12 октября 1887 г., в котором Чертков писал Толстому: «Сюда приехала на несколько дней знакомая Гали — женщина врач. Она очень советует Гале принять во время родов веселящего газа (кажется, так называется) для уменьшения страданий, которые, по ее словам, могут очень истощить93 94 такой слабый организм, каков Галин. Гале уже раньше предложили хлороформу, но у нее есть нежелание быть в бессознательном состоянии, и она не соглашалась. И к газу она относится отрицательно, но вместе с тем у нее является сомнение, как поступить, если это действительно может сохранить ее силы от истощения, тем более, что она во что бы то ни стало хочет сама кормить, хотя все настойчиво отговаривают ее от этого. Она меня спросила моего совета о газе, и признаюсь, я не знал, что ей сказать. С одной стороны мысль о газе неприятная, с другой не решаюсь высказаться против того, что может уменьшить ее физические страдания, и что, кто знает, быть может и дано природою для этой цели. Пожалуйста, добрый Л[ев] Н[иколаевич], скажите мне ваше мнение — это поможет мне разобраться. Сейчас еду встречать М. А. Шмидт, которую я просил приехать сюда, чтобы переговорить о том, не может ли она зажить вместе с нами для того, чтобы помогать нам по письменной части дела изданий, с которою я не успеваю справляться, и дело от этого страдает. Мы оба были бы ужасно рады, еслиб это состоялось. Она была бы нам помощницей и поддержкою во всем хорошем».

Письмо написано по поводу ожидаемого рождения ребенка у Чертковых. После этого письма Толстой в двадцатых числах октября приехал в Крекшино и провел у Чертковых несколько дней, чем и объясняется некоторый перерыв в переписке.

1 Фраза, взятая в кавычки, является соединением двух евангельских текстов, передающих слова Христа: «Да будет воля твоя» (Ев. от Матф., гл. 26, ст. 42) и «Не моя воля, но твоя да будет» (Ев. от Луки, гл. 22, ст. 42).

2 Юродивый Гриша описан в повести Толстого «Детство», гл. XII. См. т. I, стр. 33.

3 Григорий Антонович Захарьин (1829—1897), московский врач, профессор и директор терапевтической клиники Московского университета; почетный член Академии наук. Был лично знаком с Толстым.

Фразу, относящуюся к Т. А. Кузминской, следует понимать так, что она, несмотря на запрещение врача, продолжала кормить, и поправилась.

На это письмо Чертков отвечал 19 октября 1887 г.: «Вы написали мне как раз то, что мне хотелось получить от вас, добрый Л[ев] Н[иколаевич]. Всё, что вы говорите совершенная истина и утверждает меня. Я должен вам сказать, что сомнения были с моей стороны. У Гали их не было с самого начала, и она сама по себе думает точь в точь так же, как и вы. Я с своей стороны чувствовал, что она права. Но окруженный людьми, любящими Галю и советующими мне один одно, другой другое, мне хотелось обеспечить себе уверенность, что я не поддаюсь упрямству, не склоняясь на увещевания, которым подвергаюсь. Вот вы меня вполне и успокоили в этом отношении, и между прочим высказали некоторые мысли о медицине, которые важны не для нас одних. Но напрасно вы подумали, что ваши слова могли вызвать в нас маленькую досаду. Мне это было жаль, так как вы повидимому чувствуете нас более далекими от вас, чем есть в действительности. Мы ждем родов со дня на день и очень счастливы и спокойны».

94 95

* 161.

1887 г. Ноября 2. Москва.

Радуюсь вашей радости, милые дорогіе друзья, очень, очень радуюсь. Маша и Илюша прибѣжали ко мнѣ съ сіяющими лицами съ вашей телеграммой. Да и всѣ мои радуются за меня, за васъ и за нее. — Какъ назовете? — Ничего больше не пишется, хочется только, чтобъ вы знали, что я съ вами.

Л. Т.


Поша уѣхалъ вчера.

Я почему-то былъ увѣренъ, что мальчикъ, — и какъ будто удивился.

Полностью публикуется впервые. Напечатано, зa исключением приписки, в книге «Толстой и Чертков», стр. 149—150. На подлиннике надпись, сделанная чернилами, рукой Черткова: № 159, 2 нояб. 87. Москва, на основании которой датируется это письмо. Письмо написано на одной стороне листка почтовой бумаги. На обороте приписка С. А. Толстой «От души поздравляю и обнимаю милую молодую мать, дай бог ей поправляться и кормить благополучно. Берегите ее, главное, по ночам, Владимир Григорьевич, а то нервы бывают слабы; чтоб ребенка иногда уносили ночью; особенно, когда беспокоен. А то всё жалко ребенка, а сил нет и бывает плохо и вредно матери. Простите, что вмешиваюсь; я очень вам всё время сочувствовала и рада вашей радости. Зимой, бог даст, увидимся, а пока желаю всего лучшего, здоровья и радости. Преданная вам С. Т. »

Письмо является ответом на телеграмму Черткова о рождении его дочери Ольги (Люси), родившейся 1 ноября 1887 года. В архиве Толстого телеграмма не сохранилась, а имеется лишь открытка Черткова от 1 ноября 1887 г., в которой он пишет о рождении дочери: «Дорогой Л[ев] Н[иколаевич], я дал вам телеграмму, что у нас благополучно родилась девченка. Началось в 6 часов вчера вечером, разрешилась в 6 часов утра сегодня. Всё произошло правильно и нормально. Говорят, что роды были сравнительно легкие. Воображаю, или, вернее, не могу себе вообразить, какие же должны быть страдания матери при нелегких родах! Мы очень счастливы, все трое. Галя слаба и засыпает, дочь бодра и орет. Она очень симпатична, несмотря на безобразную бездну, которую видишь перед собой, когда она раскрывает рот. Галя очень хорошо всё вынесла и мужественно. Иду к ней. В. Ч.».

* 162.

1887 г. Ноября 8. Москва.

Письмо это написала жена утромъ, а въ обѣдъ получили ваше. Я не писалъ вамъ, милые друзья, п[отому] ч[то] жутко было. Думаю: напишу объ общихъ вѣчныхъ дѣлахъ, а они95 96 поглощены своимъ задушевнымъ дѣломъ и не расположены слушать, или напишу о частномъ дѣлѣ, а у нихъ свое,1 поглощающее ихъ дѣло. Все время думаю о васъ и боюсь, и отъ того не пишется. Терпите, милый другъ, А[нна] К[онстантиновна], хуже не будетъ, а только все лучше и лучше. Теперь самое тяжелое время.2 Я немного осудилъ васъ за поиски няни: неужели вы не нашли в деревняхъ около крестьянскую женщину?

Сейчасъ была Ольга Алекс[ѣевна] Баршева,3 другъ Мар[іи] Ал[ександровны]. Мар[ія] Алекс[андровна] пріѣхала и вызвала къ себѣ Ольгу Алекс[ѣевну], она была больна в Ивановѣ4 и теперь больна, но все-таки завтра (понедѣльникъ) хочетъ ѣхать къ вамъ. Не знаю, задержитъ ли ее О[льга] А[лексѣевна]. Если она слаба, то я просилъ уговорить ее переждать. — Спасибо вамъ большое, что пишете мнѣ. Пожалуйста, пишите мнѣ, очень, очень вы близки кь сердцу. А милыя мои дѣвочки волнуются при каждомъ полученіи письма и вчера были очень огорчены тѣмъ, что плохо идетъ кормленіе. Письмецо ваше нынче хорошее, а въ предъидущемъ я видѣлъ слѣды безсонныхъ ночей. Все будетъ легко и хорошо, если все, что вы предпримете — няня, кормилица ли — будетъ сдѣлано съ отреченіемъ отъ себя, отъ своей воли. Какъ хочется видѣть васъ. Можетъ быть и пріѣду. Передайте мои поклоны Л[изаветѣ] И[вановнѣ],5 О[льгѣ] І[осифовнѣ]6 и всѣмъ вашимъ сожителямъ.

Печатается впервые. Письмо является припиской к письму С. А. Толстой, датированному 8 ноября 1887 г., и написано на четвертой стороне листка почтовой бумаги, три стороны которого заняты письмом С. А. Толстой. На подлиннике надпись, сделанная чернилами, рукой Черткова: «№ 160 8 нояб. Москва». Письмо датируется на основании даты письма С. А. Толстой.

В своем письме С. А. Толстая рекомендует В. Г. Черткову женщину, которую он может взять в няни для своей дочки, и дает некоторые советы в связи с упадком сил и болезненным состоянием А. К. Чертковой. Письмо С. А. Толстой и приписка Толстого являются ответом на письма Черткова от 5, 7 и 8 ноября 1887 г., последнее из которых, вероятно, было послано с нарочным, так как иначе оно не могло бы быть получено в Москве в тот же день. В этих письмах Чертков сообщал Толстому о здоровье девочки и о положении А. К. Чертковой, которая тяжело переносила кормление и хворала. В письме от 7 ноября Чертков писал: «... я пишу вам, чтобы попросить вас или опытную Софью Андреевну сообщить нам, если с своей стороны вам знакома подходящая женщина. Главное, желательно, чтобы96 97 она была женщина добрая и незатейливая и знала бы, что идет к нам только на время, не ожидая и не домогаясь того, чтобы остаться у нас постоянной нянькой, так как при первой возможности Галя хочет сама няньчить своего ребенка совершенно независимо от наемной помощи. Марья Александровна, если она приедет, если б и пожелала, никак не может сама в этом отношении помочь. Ночью она должна высыпаться; а днем у нее будет достаточно работы по делам изданий (которые, между прочим, стоят пока), но стоять долго не могут: они могут только или идти вперед или идти назад». В письме от 8 ноября Чертков сообщает, что А. К. Чертковой несколько лучше и он может „опять думать теперь об изданиях «Посредника»“.

Далее он извещает Толстого, что пересылает ему письмо Лескова об издании легенд «Сказание о Федоре-христианине и его друге Абраме жидовине», «Скоморох Памфалон», и пишет о некоторых других издательских делах «Посредника».

1 Зачеркнуто: задушевное

2 Зачеркнуто: Вас

3 Ольга Алексеевна Баршева (ум. 3 февраля 1893 г.), подруга М. А. Шмидт, бывшая вместе с ней надзирательницей в Николаевском женском училище в Москве и разделявшая взгляды Толстого. В последние годы своей жизни О. А. Баршева жила на Кавказе вместе с М. А. Шмидт, работая на земле. О ней см. Е. Е. Горбунова-Посадова «Друг Толстого М. А. Шмидт», изд. Толстовского музея, М. 1928.

4 Поселок Иваново Тульской губ., близ ст. Тарусская Московско-Курской ж. д., где жила одно время М. А. Шмидт.

5 Елизавета Ивановна Черткова (1831—1922), мать В. Г. Черткова. О ней см. в биографии Черткова, вошедшей в прим. к письму № 1 в т. 85.

6 Ольга Иосифовна Дитерихс (8 ноября 1840—26 марта 1893), мать А. К. Чертковой.

* 163.

1887 г. Ноября 13. Москва.

Очень захватили меня разныя дѣла и болѣзнь жены.1 Опаснаго нѣтъ, но она очень страдаетъ. Мои же занятія: коректуры и дополненія и исправленія статьи.2 Очень порадовали хорошимъ письмомъ съ хорошими извѣстіями. Пожалуйста, напишите Сытину, чтобы онъ ко мнѣ обращался, я могу и хочу служить, сколько могу, этому дѣлу.3 Поклоны всѣмъ вашимъ. Цѣлую васъ и внучку. 4

Любящій васъ Л. Т.


На обратной стороне письма: Московско-Брестская ж. д.; Галицино, Крекшино, В. Г. Черткову.97

98 Полностью публикуется впервые. Небольшой отрывок напечатан в ТЕ 1913, стр. 58. Открытое письмо. Почтовый штемпель: Москва 13 нояб. 1887. На подлиннике надпись чернилами рукой Черткова: «М. 13 нояб. 87».

Ответ на письма Черткова — одно бездатное, написанное около 10 ноября, и другое от 11 ноября 1887 г. В первом из этих писем Чертков писал Толстому о том, что необходимость иметь няню отпала, так как должна приехать тетка А. К. Чертковой, очень опытная в уходе за детьми, и касался некоторых текущих дел, связанных с изданиями «Посредника». Вместе с тем он писал, что приписка Толстого к письму С. А. Толстой (см. письмо Толстого к Черткову от 8 ноября 1887 г., № 162) показалась ему немного «строгой» и что он, читая ее А. К. Чертковой, пропустил несколько слов, чтоб не огорчать больную. Во втором, открытом письме от 11 ноября, Чертков писал: «Гале сегодня гораздо лучше. Я перенес ее в другую комнату на кровать. Я теперь, что является передышка, чувствую усталость большую, и мне очень хорошо. Сегодня ночью я разделся и выспался. За это время мы все, окружающие Галю, очень сблизились между собою. Я слишком устал сейчас, чтобы писать что-либо от себя. А для того, чтобы пополнить остающееся место на этом листочке, запишу мысль, которая мне пришла в голову сегодня утром и которая кажется мне прекрасною: «При разногласии с человеком, если ты чувствуешь, что ты прав, то не старайся его убедить; а старайся сделать так, чтобы ему было приятнее согласиться с тобою. Это много действительнее и вполне устраняет возможность того враждебного чувства, которое так часто зарождается при пререканиях».

1 О болезни С. А. Толстой имеются сведения в ее письме к T. А. Кузминской от 18 ноября 1887 года: «Ты, верно, догадалась, милая Таня, что если я не писала тебе, то потому, что всё болела. Невралгия доходила до такого ужаса, что я с вытаращенными глазами просиживала напролет ночи, а к утру с постели уже встать не могла... Теперь третий день мне лучше... И не одна невралгия, а грипп был, и какую-то болезнь почек нашел доктор и я пила горячие Виши». (ГТМ)

2 Толстой держал в это время корректуру своей статьи «О жизни».

3 И. Д. Сытин стеснялся лично обращаться к Толстому по делам издания книжек «Посредника» и списывался с Чертковым, жившим в то время в Крёкшине Московской губ., что иногда замедляло ход издательской работы в тех случаях, когда необходимо было знать мнение Толстого.

4 Толстой называет «внучкой» дочь Чертковых, вспоминая слова Черткова, который 5 ноября 1887 г. писал Толстому: «Вам, вероятно, хочется знать о здоровьи Гали и (как ее назвать) вашей внучки, что ли? Мне представляется, что в этом роде должно быть ваше отношение к нашей девченке».

* 164.

1887 г. Ноября 15. Москва.

Статью о книжечкахъ Посредника1 сообщаю только какъ интересное. Не всякому слуху вѣрь2 — (заглавіе надо замѣнить лучшей пословицей), — по моему, хорошая вещь. Надо сократить98 99 и измѣнить конецъ и все сгладить. Не обидь сироту3тоже хорошо. Обѣ, полагаю, надо напечатать, исправивъ. Третья же — Пагубная мать4 — кажется, плоха. Разумѣется, онъ нуждается въ деньгахъ. Я далъ 10 рублей. Вы рѣшите сами, что можно въ этомъ отношеніи ему сдѣлать. Посылаю еще вещь Полушина,5 которая мнѣ не особенно нравится, и письмо Семенова.

Напечатано в ТЕ 1913, стр. 58. Письмо написано рукой М. А. Шмидта. На оригинале чернильная надпись рукой Черткова «№ 163 М. 15 Нояб., писано под диктовку». Если дата верна, надо предположить, что № поставлен ошибочно, так как следующее письмо, на котором поставлен Чертковым № 162, имеет почтовый штемпель «20 ноября» и датируется Чертковым, как написанное позднее, чем это письмо. В комментируемом письме Толстой пишет Черткову о некоторых рукописях, не упоминавшихся ранее в письмах Черткова, так, точно они уже известны Черткову, и надо думать, что о них Толстой говорил с Чертковым при личном свидании или о них шла речь в каком-либо письме Черткова Толстому, которое могло случайно не сохраниться.

1 Толстой имеет в виду статью под заглавием «Новости народно-лубочной литературы», появившуюся в газете «Русские ведомости» № 308 от 8 ноября 1887 г., которую он послал Черткову. В этой статье о «Посреднике» говорилось: «В последнее время в обществе прошел слух, что издания «Посредника» стали, т. е. пошли очень тихо и туго, что на них почти совсем прекратился спрос и т. д. В объяснение этого указывалось на то, что издания «Посредника», разошедшиеся в миллионном количестве экземпляров, вполне будто бы удовлетворили существующий в народе запрос на подобного рода чтение, и что поэтому в дальнейших изданиях уже не встречается, якобы, никакой потребности. Но если бы это действительно было так, то новые лубочные издания не могли бы найти себе сбыта, а между тем, все эти издания, сделанные в количестве 12000 экземпляров, разошлись необыкновенно быстро, и теперь Лузина и Морозов приступили уже ко 2-му изданию. Затем Губанов тоже готовится к изданию рассказов графа Толстого. Факты эти лучше всего свидетельствуют, насколько справедливы приведенные выше слухи».

Упоминаемые в письме Черткова О. В. Лузина (наследница П. Н. Шарапова), И. А. Морозов, Губанов — издатели лубочной литературы. Об их издательской деятельности и о предпринятых ими изданиях народных рассказов Толстого в подражание «Посреднику» см. А. С. Пругавин, «Запросы народа и обязанности интеллигенции в области умственного развития и просвещения», изд. журн. «Русская мысль». М. 1890 и А. Пругавин, «Народно-лубочная литература» — «Русские ведомости» 1887 г., № 141 от 25 мая.

2 «Не всякому слуху верь» — повесть И. Г. Журавова. О ней Журавов писал Толстому 20 декабря 1887 г.: «Особенно я горел душой о том сочинении, в котором описывается собственно вся моя семейная жизнь, т. е.99 100 «Не обидь сироты», о остальных я ничего не скажу. И если вам не угодно будет исправить сочинение «Не всякому слуху верь», пущай остается так, самому же мне теперь нет времени исправить». (АТБ) Повесть «Не всякому слуху верь» была напечатана «Посредником» под заглавием «Злая невестка». Рассказ крестьянина Журавова, тип. И. Д. Сытина. М. 1888.

3 «Не обидь сироту» — повесть Журавова, о которой автор в письме к Толстому от 12 апреля 1888 г. (ATБ) говорит, что она принята Чертковым к изданию в «Посреднике», напечатана не была.

4 Повесть Журавова, повидимому, отклоненная «Посредником».

5 Николай Абрамович Полушин. Народный писатель — сотрудник «Посредника». Писал по большей части небольшие юмористические рассказы и сцены для народного театра. В издании «Посредника» напечатаны: «Исай, эфиопский царь» сказка Н. А. Полушина. М. 1888, «Что такое жена? » комедия в одном действии (для народного театра) и «Сказка о том, как мужик жену урезонил». Сочинения Н. А. Полушина. М. 1888, и «Василиса Марковна» или «Правда и в сарафане сильна». М. 1889. Впоследствии он сделался постоянным сотрудником редакции изд-ва Сытина. Заимствуем из воспоминаний И. Д. Сытина следующие строки: «Много трудов и забот положено было мною на создание отрывного календаря. Я просил Л. Н. Толстого рекомендовать мне человека, способного посвятить себя всецело этому делу. Он указал мне Полушина — народника, типа шестидесятников. Этот человек отдал новому делу всего себя и в течение 15 лет положительно священнодействовал». (См. «Полвека для книги». 1866—1916. Литературно-художественный сборник, посвященный пятидесятилетию издательской деятельности И. Д. Сытина». М. 1916, стр. 25.)

Толстой, повидимому, имеет в виду повесть Полушина, о которой автор писал Толстому в письме от 17 ноября 1887 г. (АТБ): «Что мой «Мироед»? Мне очень хотелось бы услышать от Вас слово о моем маленьком, но сердечном труде».

* 165.

1887 г. Ноября 20. Москва.

Не знаю, написала ли вамъ Таня1 о Полушинѣ, но онъ сейчасъ прислалъ ко мнѣ племянника, и пишу вамъ о немъ. Онъ въ нуждѣ, и, если можете, пришлите ему 40 р[ублей] пока. Мнѣ хочется выговорить ему черезъ Сытина % съ экземп[ляра].2 Адресъ его: Москва, Николаю Абрамовичу Полушину, Полуэктовскій переулокъ, д. Пафнутьева.


На обратной стороне письма: Брестская жел. дорога, Ст. Голицино, Крекшино.

Владимиру Григорьевичу Черткову.

Печатается впервые. Письмо открытое. Почтовые штемпели: Москва 20 нояб. 1887, Голицынское п. о. 20 нояб. 1887. На подлиннике надпись чернилами рукой Черткова «№ 162 М. 20 нояб. 87». Так как это письмо,100 101 повидимому, написано позже, чем письмо, помещаемое под № 164 и датируемое 15 ноября 1887 г., оно помещается здесь под № 165.

1 Татьяна Львовна Толстая.

2 Толстой, повидимому, имел в виду гонорар за рукописи Полушина, принятые к изданию в издательстве «Посредник» и напечатанные в следующем году (см. прим. к письму от 15 ноября 1887 г. № 164). Чертков в письме от 20 ноября 1887 г. сообщил Толстому, что переводит Полушину «тою же почтой 40 р. за его комедию и сказку» и выразил готовность увеличить этот гонорар, если Толстой найдет это нужным, но советовал не предлагать Сытину платить авторам % с каждого проданного экземпляра книжки, так как такое предложение будет неприемлемо для Сытина.

* 166.

1887 г. Ноября 22. Москва.

Какой вы смѣшной, что оговариваетесь о томъ, что мнѣ пишете о достоинствѣ и недостаткахъ моего писанія. Кромѣ добраго чувства и пользы, ничего не могутъ возбудить ваши замѣчанія. Да и всё правда. А впрочемъ и эти оговорки ваши мнѣ очень пріятны. Я чувствовалъ этотъ недостатокъ и исправлялъ его, сколько могъ — въ напечатанномъ меньше, но чтó дѣлать, что такъ выходитъ. Есть даже нѣкоторое извиненіе въ этомъ. Я пишу главное для себя: тотъ, на кого я нападаю, кого я убѣждаю — это я. Чтó же дѣлать, что я еще такое непривлекательное лицо, съ к[оторымъ] надо говорить такимъ путаннымъ языкомъ. Богъ дастъ, я самъ сдѣлаюсь яснѣе и проще, тогда только мнѣ и можно будетъ говорить просто съ собой и черезъ себя съ другими — какъ вы хотите. А напустить на себя тонъ учительный — вы сами знаете — что нельзя.

Рукописи буду вамъ пересылать.

Гончаровой1 записку вчера же послалъ къ Плевако2 черезъ вѣрнаго человѣка, но отвѣта, к[оторый] обѣщали мнѣ, не получилъ. Завтра узнаю.

Къ Полушину пойду завтра и поговорю съ нимъ.

Тогда вамъ напишу.

Drummond’a3 статью прочелъ. Очень хорошо. Также и письмо Лѣскова,4 такое радостное для меня.

Въ послѣднемъ письмѣ не пишете ничего о семъѣ, о здоровьѣ. Пожалуйста пишите.

Нынче получилъ письмо отъ Джунковскаго,5 онъ проѣзжаетъ съ женой въ П[етер]б[ургъ] и хочетъ видѣться, чему я очень радъ.101

102 Передайте мою любовь женѣ и Марьѣ Александровнѣ.6

Жена все болѣетъ невралгіей — періодически теперь. Маша болѣетъ глазами. Не нарадуюсь я на эту дѣвочку — все у ней цѣльно, изъ одного источника — отъ отношеній ко мнѣ, матери, прислугѣ до пищи и отношеній къ лѣченію. Они и всѣ хороши, но эта какъ то особенно ясна.

Любящій васъ очень

Л. Толстой.

Отрывок напечатан в книге «Толстой и Чертков», стр. 151. Полностью публикуется впервые. На подлиннике надпись чернилами рукой Черткова «22 нояб. 87», на основании которой датируется письмо. Толстой отвечает на письма Черткова от 15, 19 и 20 ноября 1887 г. В первом из этих писем Чертков сообщал, что, получив открытое письмо Толстого (от 13 ноября 1887 г. № 163), он написал Сытину, чтобы тот обращался непосредственно к Толстому за указаниями относительно изданий «Посредника». Вместе с тем Чертков просит Толстого, если у него будут подходящие к изданию рукописи, не передавать их Сытину помимо него. В конце того же письма Чертков сообщал, что посылает письмо Лескова и статью Друммонда, напечатанную в журнале «Christian», пересылаемую Толстому Е. И. Чертковой. В письме от 19 ноября Чертков писал: «Так как дело в помощи ближнему, и не зная никого больше, к кому мог бы обратиться, то обращаюсь к вам, дорогой Л. Н. Из прилагаемой выписки из письма гостившей у нас во время вашего посещения врача Гончаровой вы увидите, в чем дело. Не можете ли вы попросить кого-либо из ваших домашних съездить к Плевако немедленно и навести требуемую справку». В конце письма Чертков писал, повидимому, о статье Толстого «О жизни», которая печаталась в это время: «Многое хотелось бы вам сказать, и в особенности про вашу статью, и не все одобрительное. Да лучше отложу до свидания, и то, если только вы захотите послушать моих суждений. Впрочем, очень вероятно, что они неверные. Одно, однако, знаю, что статья эта для нас радостная и важная; но так хотелось бы, чтобы вы выражали сознаваемые вами истины в форме не полемической, которая наименее убедительная, а в форме самой привлекательной для тех, кто с вами вперед не согласен, и доступной всем простым людям. Мне кажется, что то, чтò есть в этой статье самого важного, вечного и общечеловеческого, не только можно изложить в общедоступной форме, но что оно много выиграло бы от такого изложения».

В письме, помеченном 20 ноября 1887 г., Чертков отвечает на письмо Толстого от 20 ноября 1887 года о писателе Полушине и в заключение возвращается к статье Толстого о жизни, подробнее развивая свою мысль о ней, высказанную в предыдущем письме.

1 Екатерина Дмитриевна Гончарова (ум. 1922) — одна из первых русских женщин-врачей, учившаяся в Париже (окончила медицинский факультет в Сорбонне). Родная племянница жены А. С. Пушкина — Наталии Николаевны, рожденной Гончаровой. В течение нескольких лет102 103 работала в качестве врача на фабрике, принадлежавшей ее брату; вела культурно-просветительную и кооперативную работу среди населения.

«Записка» ее, упоминаемая в письме Толстого, касалась одного юридического дела, о котором она в письме к А. К. Чертковой от 7 июня 1918 г. дала следующие сведения: «Лев Николаевич был в Крёкшине, и я говорила с ним о деле станового, побитого зa дон-жуанство. Плевако защищал инициаторов [скандала] — купцов, а мне нужно было, чтобы он взял на себя защиту бедняка, неправильно обвиненного. Лев Николаевич вызвался написать Плевако. Тем временем я съездила в Москву, повидалась с Плевако, и устроила дело... »

Зимой 1887 года Е. Д. Гончарова жила у Чертковых в Крёкшине, как друг семьи и как женщина-врач.

2 Федор Никифорович Плевако (1843—1908), московский адвокат.

3 Henry Drummond (Друммонд, 1851—1897), английский богослов и естествоиспытатель.

4 Толстой очевидно имеет в виду письмо Лескова к Черткову, пересланное последним при письме от 15 ноября 1887 г.

5 Николай Федорович Джунковский (1862—1916). О нем см. прим. к письму Толстого к Черткову № 122, т. 85 и к письму Толстого к Джунковскому от 25—31? декабря 1888 г., т. 64. Н. Ф. Джунковский писал Толстому 18 ноября 1887 г.: «Дней через 10 я с женой еду в Петербург и не могу удержаться от горячего желания повидать вас. Я не знаю, где вы в настоящее время, дорогой Лев Николаевич, а потому очень прошу вас, черкните словечко, в Москве ли вы или в Ясной поляне». (АТБ)

6 Марья Александровна Шмидт.

* 167.

1887 г. Ноября 27... декабря 1. Москва.

Только что шелъ къ столу, чтобы писать вамъ, милый другъ, какъ принесли вашу послѣднюю записку, что Галѣ лучше. Спасибо вамъ. Я очень радъ. Я хотѣлъ было ѣхать къ вамъ вчера, да не совсѣмъ силенъ эти дни. Обойдется, Богъ дастъ, они — дѣти — вѣдь часто кричатъ и требуютъ пищи, кот[орая] имъ и не необходима, также, какъ и большіе. Если бы совсѣмъ не было молока, тогда надо что нибудь предпринимать, а если есть и происходить процессъ образованія молока, то его и достаточно и тѣмъ болѣе будетъ достаточно, чѣмъ увѣреннѣе въ этомъ будетъ Галя. А слабость, худоба ребенка ничего не значитъ. Моя Маша была ребенкомъ лѣтъ до 2-хъ такая несчастная, худая, слабая, что, казалось, вотъ вотъ погаснетъ, а потомъ набрала силу. Вѣрить надо въ то, что есть то, чтó должно быть, если только мы не дѣлаемъ того, чего не должно быть. 103 104 Хочется очень мнѣ побывать у васъ, да все не могу кончить послѣднюю главу своей книги,1 а не кончивъ, не слѣдуетъ уѣзжать. — То, чтó вы хотите писать мнѣ, мнѣ, разумѣется, полезно, но не приписывайте мнѣ несвойственнаго мнѣ значенія. — Я тѣломъ слабъ и умомъ, но живется хорошо. —

Пожалуйста, пишите мнѣ.

Л. Толстой.


Здорова ли М[арья] А[лександровна]?

Отрывок напечатан в книге «Толстой и Чертков», стр. 151. Полностью публикуется впервые. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «№ 165 М. 1 Дек. 87». В письме есть указание, что оно написано по получении «последней записки» Черткова, с сообщением, что А. К. Чертковой стало лучше. В АТБ сохранились два письма Черткова этого времени, в которых говорится о здоровье А. К. Чертковой — от 26 ноября и от 28 ноября 1887 года. В первом из них есть указание, что А. К. Чертковой стало лучше, во втором говорится, что она очень слаба. Если предположить, что письмо Толстого написано вслед зa получением письма Черткова от 26 ноября и до получения его письма от 28 ноября, то оно должно быть с наибольшей вероятностью датировано 27 ноября. Если же датировка, сделанная Чертковым на подлиннике, верна, то надо предположить, что Толстым была получена 1 декабря еще одна записка от Черткова, которая не сохранилась. Так как выяснить этот вопрос точно в настоящее время не представляется возможным, письмо датируется 27 ноября.... 1 декабря 1887 г.

В письме от 26 ноября Чертков сделал попытку сформулировать свое отношение к Толстому и приложил листок с незаконченной записью своих размышлений на эту тему. Эту запись имел в виду Толстой, написав в последних строках комментируемого письма Черткову: «То, что вы хотите писать, мне разумеется полезно, но не приписывайте мне несвойственного мне значения». Чертков писал Толстому в своем письмо: «Дорогой друг, я начал было записывать то, чтò так напрашивается вам высказать из самой глубины моей души по поводу вашего служения Пославшему посредством ваших писаний, и что удобнее обстоятельнее высказать письменно, нежели словесно. Но я не уверен, что это может вам пригодиться, и потому раньше, чем продолжать, посылаю вам прилагаемый первый листок. Вы увидите, с какой стороны я отношусь к вашим писаниям, и сообщите мне, желаете ли, чтобы я досказал. Если вы ничего не ответите, я буду знать, что посторонние суждения вам не нужны, и отлично это пойму. Если вы захотите, чтобы я высказался, то я сделаю это смелее, зная, что вы сами того желаете».

На приложенном к письму отдельном листке сделана следующая запись: «Помимо чувства самой глубокой личной любви, которую вы вызвали к себе во мне, вы мне дороже всех на свете, как лучший мне известный ученик того учителя — Христа, которые я живу. Помимо примера вашей жизни, по которому я, не переставая, сам учусь, как лучше применять104 105 к жизни учение нашего общего учителя, вы мне еще особенно дороги, как проповедник этого учения, понявший его лучше, глубже других и обладающий святым даром слова для передачи этого учения другим людям вашими писаниями. Таким образом, кроме радости личного пользования для своей собственной жизни общением с вами, ваша жизнь и дело доставляют мне еще и радость высшего разряда, — радость тому, что через вас, как орудие, проводник, возрождается и светит свет Христов для всех людей. За лучами этого света я слежу и вижу, как они отражаются на людях. Эти лучи достигают до массы людей через посредство главным образом ваших писаний. И вот, следя за вашими писаниями и наблюдая действие, которое они производят на тех или других людей, я не могу не приходить к некоторым выводам о том, какие из употребляемых вами форм, способов изложения учения истины лучше достигают цели — сильнее, неотразимее, полнее, доносят до сознания людей то, чтó вы хотите передать. Когда я в первый раз читаю какое-нибудь ваше писание, то чтение это решительно всегда вызывает во мне внутренний радостный восторг: я всегда узнаю в ваших словах или то самое, до чего я сам додумался, дочувствовался, дожил, — или то, до чего, как мне представляется в эти минуты, я вот-вот должен был дойти, и вы меня предупредили. Читая вас, я часто чувствую, что вы меня ведете туда, куда я стремлюсь, проводите благополучно через такие затруднения сознания, усложнения мысли, сомнения совести, черев которые пробраться самому по себе мне стоило бы много времени и напряженных усилий, как бывало тогда, когда я вас еще не знал. Не удивительно, следовательно, что от каждого вашего нового произведения я прихожу в действительное восхищение. Но лишь только я ознакомился с содержанием вашего писания, усвоил, переварил его, оно получает для меня новое, не личное, не эгоистическое значение: я отношусь к нему, как к пище для других людей, для людей вообще. А по отношению к самому себе то, чтó я прочел, распадается для меня на две части: одно я прочел раз, оно мне было нужно, хорошо, но с меня довольно; другое я готов еще и еще читать и опять перечитывать, и когда бы и сколько бы я ни читал, я всегда найду удовлетворение и пищу, с каждым разом глубже и лучше пойму, и всегда оно меня ободряет, подталкивает вперед, выше. И я уверен, я знаю и вижу на опыте, что те ваши произведения или части их, которые для меня никогда не стареют, не оскудевают, те самые и на посторонних людей, даже еще далеко или вовсе не разделяющих наше понимание жизни, производят самое сильное, неотразимое впечатление, имеют самое действительное влияние. — Разбирая всё, что вы писали с тех пор, как вы учитесь у Христа, я различаю несколько разрядов писаний, и если вы думаете, что это может вам так или иначе пригодиться, то сообщу вам, каковым мне представляется их относительное значение с точки зрения обнаружения для людей истинного разумения жизни».

1 Последняя — XXXV глава — книги «О жизни», корректуру которой Толстой в это время держал, внося, как обычно, изменения и добавления в текст.

105 106

* 168.

1887 г. Декабря 6. Москва.

Брошюру прочелъ.1 Она очень плоха — многословіѳ глупое и не даетъ ничего. Получилъ сегодня письмо отъ Тищенко, проситъ прислать ему рукопись.2 У меня ли она? Мнѣ кажется, я послалъ ее вамъ. Извѣстите, пожалуйста. Если не у васъ, то она въ Ясной. — Я говорилъ вамъ, кажется, о книгѣ доктора Покровскаго Дѣтское Воспитаніе.3 Это превосходная книга для народа, если ее передѣлать и сократить, и если даже и не передѣлать, то4 очень полезная книга и въ томъ видѣ, въ какомъ она теперь. Она есть у меня. Я пришлю вамъ при случаѣ, если вы не скоро будете въ Москвѣ. Покровскій сейчасъ былъ у насъ и отдаетъ книгу безвозмездно для распространенія въ народѣ и даже клише тѣхъ рисунковъ, к[оторыхъ] въ нихъ много.

Радуюсь тому, что у васъ, по послѣднимъ извѣстіямъ, хорошо. Я все время вожусь надъ послѣдними главами «О жизни», разъ 30 передѣлывалъ и, кажется, уясняется. Я и задержалъ печатаніе. — Пропасть, пропасть хочется с вами переговорить. Если вы нескоро пріѣдете, я по снѣгу пріѣду.

Любящій васъ всѣхъ четверыхъ5 Л. Толстой.

Полностью публикуется впервые. Отрывки напечатаны в ТЕ 1913, стр. 59 и «Толстой и Чертков», стр. 151. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова: «№ 166 М. 6 Дек. 87», на основании которой и датируется письмо. Письмо является, повидимому, ответом на посланную Чертковым с М. А. Шмидт недатированную записку, в которой Чертков писал, что М. А. Шмидт сама «расскажет про нас» и приглашал Толстого приехать вместе с М. А. Шмидт.

1 По ответному письму Черткова от 8 декабря 1887 г. видно, что Толстой писал о брошюре И. И. Моллесона. Брошюра эта, повидимому, была послана Чертковым Толстому с М. А. Шмидт. Иван Иванович Моллесон, врач (р. 1842 г.), в 1887 г. состоял врачем в женской гимназии и реальном училище в Перми. Им написана брошюра «Деревенские беседы земского врача о холере». Пермь, 1888.

2 Ф. Ф. Тищенко письмом от 30 ноября просил Толстого вернуть его рукопись. В своем письме к Ф. Ф. Тищенко от 15 октября Чертков дал подробный разбор его повести «Крестьянское житье», которая по мнению Черткова не подходила для издательства «Посредник», и сообщал, что рукопись пересылается Толстому.

3 Егор Арсеньевич Покровский (1838—1895) — врач, специалист по детским болезням, основатель и редактор журнала «Вестник воспитания».106 107 Упоминаемая его книга под заглавием «Физическое воспитание детей у разных народов, преимущественно России». Материалы для медико-антропологического исследования («Известия имп. о-ва любителей ест. антр. и этн. », т. XLV, вып. I. Труды антропологического отдела, т. VII, вып. I.) М. 1884 — большой труд с многочисленными иллюстрациями. Редакция «Посредника» предполагала, сократив и упростив изложение, выпустить общедоступное издание книги, но по недостатку сотрудников, издание это не было осуществлено.

Небольшая популярная брошюра Е. А. Покровского «Об уходе за малыми детьми», изданная «Посредником» в 1888 г., выдержала ряд изданий и была одобрена Ученым комитетом министерства народного просвещения для распространения в народных читальнях. См. еще т. 50.

4 Зачеркнуто: прекрасное

5 Толстой, повидимому, имеет в виду В. Г. и А. К. Чертковых, их дочь Ольгу и М. А. Шмидт.

* 169.

1887 г. Декабря 15. Москва.

Получилъ и тотчасъ прочелъ рукопись Семенова. Первый разсказъ слабъ, главное, отъ того, что видно вліяніе моихъ разсказовъ, особенно «Гдѣ л[юбовь], т[амъ] и Б[огъ]», но 2-й очень хорошъ. 1 Надо только заглавіѣ перемѣнить такъ, чтобы не подчеркивать. — А конецъ очень правдиво трогателенъ. Я все время занятъ окончаніемъ своей статьи и не свободенъ. Теперь зарекся больше не передѣлывать. — Жду отъ васъ хорошихъ извѣстій о Галѣ.

Л. Т.


На обратной стороне письма: Брестская дорога, Голицыно, Крекшино, Владиміру Григорьевичу Черткову

Полностью публикуется впервые. Отрывок напечатан в ТЕ 1913, стр. 59. Письмо открытое. Почтовые штемпели «Москва 15 декабря 1887» и «Голицынская 15 декабря 1887». На последнем штемпеле число «15» может быть прочитано и как «16». На подлиннике надпись чернилами рукой Черткова «№ 167 М. Дек. 87». Толстой отвечает на письмо Черткова от 11 декабря 1887 г., в котором Чертков писал: «Посылаю вам заказной бандеролью только что полученные последние рассказы Семенова. Пожалуйста, сообщите мне, хоть вкратце, ваш отзыв. Мне кажется, что содержание их чересчур подражательно и бледно, хотя мысль их хорошая и изложение тоже. Я ему напишу после вашего отзыва».... «Очень меня обрадовала Мария Александровна, сообщив, что по окончании вашей статьи, вы займетесь «Посредником». Надеюсь, что я верно понял, что вы хотите писать сами для народа. Это очень важно. Давно вы для него ничего не писали. И несколько ваших рассказов очень оживили бы наше107 108 дело и в глазах читателей и Сытина, который последнее время жалуется, что наши издания плохо идут и возобновился спрос на прежние, плохие. Ваши рассказы сразу бы опять подтолкнули дело в гору. Приезжайте писать рассказы здесь, а мы вам будем переписывать».

1 Как видно из письма Черткова к С. Т. Семенову, хранящегося в ГТМ, датированного 3 декабря, Чертков посылал Толстому два рассказа Семенова: «Фуфайка» и «Храма не строй, сироту пристрой». Первый из этих рассказов не был принят издательством и Чертков писал о нем: «Мысль рассказа хорошая. Но общий характер рассказа подражательный. Читая его, поминутно вспоминаешь и почти узнаешь многие места из разных рассказов Льва Николаевича, в особенности из «Где любовь... » Это совсем не годится. Подражать содержанию никогда не следует. Выходит скучно, приторно и главные достоинства того, чему подражаешь теряются. Я Вам указывал на некоторые книжки «Посредника», как на образец изложения слога, но никак не думал, что вы станете подражать их содержанию. Писать нужно непременно свое, а никак не повторять на новый лад то, что раньше было сказано в другой книжке другим писателем. О втором рассказе Чертков писал, что он будет напечатан. В письме от 22 января 1888 г. Чертков писал Семенову, что название его рассказа «Храма не строй, сироту пристрой» заменено другим: «Сон Максима». Рассказ напечатан в книжке «Наследство. Дворник. Сон Максима». Три рассказа крестьянина С. Т. Семенова. М. 1889.

* 170.

1887 г. Декабря 19. Москва.

Получилъ вчера ваше письмо, милые друзья, и очень мнѣ стало васъ жалко, главное, Анну Константиновну. Воображаю, как вы мучаетесь. Хотѣлось бы мнѣ пріѣхать къ вамъ, да я не то что нездоровъ, а слабъ, и отъ того и не предпріимчивъ и думаю тоже, что и для васъ буду только обузой, а не помощью. Боюсь обѣщаться, но хочется мнѣ безпрестанно. Пожалуйста, извѣщайте почаще и о томъ, чтó скажетъ докторъ.1 Квартиру, только опишите хорошенько какую, въ какую цѣну — я буду искать.2 — Я 2-й день бросаю курить и случайно или отъ этаго, не могу связать двухъ мыслей.

Любящій васъ Л. Толстой.


Сейчасъ получилъ ваше письмо о ребенкѣ (3 часа) и сейчасъ иду сдѣлать, чтó могу. И очень, очень радъ всему этому.

Печатается впервые. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова «№ 168 М. Дек. 87». Толстой отвечает на письмо Черткова, о котором он пишет, что оно получено «вчера», и которое не нашлось в архиве Толстого. Приписка является ответом на письмо Черткова, помеченное 19 декабря. Как видно из письма Толстого, он отвечал немедленно108 109 по получении письма Черткова, которое, как спешное, несомненно было послано нарочным и доставлено в день написания.

Эта датировка подтверждается и тем, что телеграмма Толстого (№ 172), посланная, как это видно по телеграфному бланку, 20 декабря, извещавшая о выполнении поручения Черткова, была отправлена, очевидно, на следующий день после этого письма, так как приписка к этому письму написана после 3-х часов дня, а телеграмма послана в 2 ч. 5 м. В письме от 19 декабря Чертков писал Толстому: «Дорогой Лев Николаевич, еще раз обращаюсь к вам за помощью в добром деле, которое для тех, кого оно ближе всего касается, остается добрым делом, несмотря на то, что не чиста причина, побудившая меня принять в нем участие. У Архангельской, проходом в городской госпиталь, остановилась и родила одинокая, нищая женщина. Она вперед решила отдать ребенка в воспитательный дом, чтобы не ходить с ним зимою по миру. Так и сделала; но, родивши его, успела так к нему привязаться, что рассталась с ним с отчаянным горем, но все же таки рассталась, дала унести от себя в воспитательный дом, не видя возможности идти с ним по миру зимою без всякого пристанища. У нее очень много молока, и если врач, которого мы ожидаем, признает необходимым испробовать молоко другой женщины, то эта может нам быть очень полезна, хотя мы хотим, если только есть какая-либо возможность, обойтись Галиным молоком»... «Теперь важно, как можно скорее, получить ребенка из воспитательного дома, так как со дня на день его могут услать в уезд и тогда может произойти большая проволочка и вообще большие затруднения. Обращаюсь к вам опять в надежде, что кто-нибудь из ваших семейных или близких возьмется исполнить это поручение для того, чтобы избавить вас от хлопот, требующих отвлечения вас от занятий, более вам свойственных, нужных для людей, и в которых никто не может вас заменить. Сделать вот что нужно. Отправиться безотлагательно с прилагаемым билетом в воспитательный дом и заявить там, что ребенка под этим номером мать берет назад к себе, и чтобы поэтому его не высылали в деревню. Если есть у вас в Москве подходящий знакомый человек, то поручите ему сейчас же взять ребенка и привезти сюда. В противном случае сообщите мне телеграммою для того, чтобы я мог в воскресенье послать зa ребенком отсюда (нужно только узнать, выдают ли детей по воскресеньям). Вы получите это письмо завтра утром. На тот случай, что вы найдете, кому поручить привезти ребенка, я завтра же (т. е. в субботу) пошлю лошадей на платформу 33-й версты к тому поезду, который выезжает из Москвы в 6 ч. вечера».

1 В письме Бирюкову от 19 (?) декабря 1887 года Толстой писал о Чертковых: «Вчера была Марья Александровна... Она приезжала за детским доктором: их девочка очень плоха. Очень жалко их и хочется съездить к ним, не знаю, удастся ли».

2 Толстой имеет в виду квартиру, которую хотели нанять Чертковы, думавшие на время переехать в Москву. Просьба помочь в поисках квартиры, повидимому, содержалась в утраченном письме Черткова или была устно передана М. А. Шмидт.

109 110

* 171.

1887 г. Декабря 20. Москва.

Посылаю вамъ, милый другъ, ребенка. Все сдѣлалось легко. Боюсь за морозъ, но и боюсь держать безъ матери. Очень жалѣю, что самъ не могу пріѣхать. Посылаю письмо Директора.1 Отвѣтьте ему о матери. Помогай вамъ Богъ. Я тороплюсь заня[ться].

Любящій васъ Л. Т.

Печатается впервые. Написано на обрывке листка почтовой бумаги. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова: «№ 169, М. Дек. 87». Судя по тому, что Толстой пишет «посылаю... ребенка», а телеграмма о выезде женщины с ребенком помечена 20 декабря, надо думать, что записка эта была написана 20 декабря и, вероятно, послана с женщиной, везшей ребенка.

1 Директор воспитательного дома, к которому обращался Толстой по просьбе Черткова, чтобы отыскать ребенка женщины, приглашенной кормить дочь Чертковых (см. прим. к письму от 19 декабря 1887 г. № 170). Директором воспитательного дома состоял в то время Антон Яковлевич Германов.

На это письмо Толстого Чертков отвечал письмом от 21 декабря 1887 года: «Ребенок доехал благополучно. Радуюсь за всех, кто принял участие в этом деле. У нас — духовно Гале лучше, а мне хуже, потому что я слаб и плох. Физически не хорошо — ребенок наш голоден, потому что молока у матери мало, а прикорм из коровьих сливок не переваривается ребенком. Московский врач много разумного и симпатичного нам высказал, но дочурка наша его не поняла и продолжает хворать по-своему, пренебрегая всякой наукой. У меня шум и путаница в голове, что, разумеется, не имеет никакого значения, но чувствую в себе приступы раздражительности против людей, что очень скверно, и я с этим борюсь. Я заметил, что, как ни становишься раздражителен, против себя никогда не раздражаешься, даже в самые раздражительные минуты. А потому невозможно раздражаться против того, кого любишь, как себя. И оказывается, что я никого на свете не люблю, как себя. Неужели это так с каждым человеком? С вами как?

Я обрадовался тому, что вы подчеркнули слово «не могу» приехать, так как мне и нам всем грустно было в вашем предыдущем письме, что вы боитесь стеснить нас. При братских отношениях, при жизни общей, не личной, не может быть ни стеснения, ни боязни стеснить. И я утешаю себя тем, что вы, вероятно, (что с вами так редко бывает) не верно выразили свое чувство».

110 111

* 172.

1887 г. Декабря 20. Москва.

Ребенка везетъ женщина почтовымъ. Толстой.


На телеграфном бланке: Бр[естская] дор[ога] ст. Голицыно Крекшино Черткову.

Телеграмма. Пометка на бланке: отправлено 20—12, 2. 5 д. получено 3. 20 д. » На обороте бланка надпись, очевидно, сделанная на телеграфе станции Голицыно: «ИЗ Москвы г. Черткову. Крекшино отправлено 20/12—3 час. 25 мин.»

1888

* 173.

1888 г. Января 10. Москва.

Я только что соскучился о томъ, что нѣтъ извѣстій о васъ, какъ получилъ ваше письмо, и очень радуюсь тому, что у васъ все хорошо и увижу всѣхъ васъ. Нынче ходилъ смотрѣть комнаты и лучше Столицы на Арбатѣ не нашелъ. Хороши толстыя стѣны; и похоже на то, что пищу можно имѣть здоровую. До свиданья.

Л. Т.


На обратной стороне письма: Брестская желѣз[ная] дор[ога] Голицыно. Крекшино.

Владиміру Григорьевичу Черткову.

Печатается впервые. Письмо открытое. Почтовые штемпели: «Москва 10 Янв. 1888», «Голицынская Моск. г. 10... » На подлиннике карандашная надпись рукой Черткова: «№ 171 М. 10 Янв. 88».

Письмо это является ответом на письмо Черткова, которое, повидимому, не сохранилось, и связано с предполагаемым приездом Чертковых в Москву. Об этом приезде Чертков писал Толстому 29 декабря: «Я начинаю чувствовать, что в Москве мы пробудем самый короткий срок на пути в Лизиновку, а после нашего отъезда туда не предвижу, когда мне с вами придется лично свидеться. Разумеется, будет, что бог даст, но мы с Галей думаем, что следует и хотим зажить там, в деревне, безвыездно. А между тем очень и хочется и нужно с вами повидаться спокойно до предстоящей, повидимому, долгой разлуки. Приезжайте сюда, если можете, захотите и найдете нужным».

Толстой приехал к Чертковым в Крёкшино в первых числах января 1888 г., причем в это свое посещение он впервые сообщил А. К. Чертковой план повести, «как муж жену убил», впоследствии названной «Крейцерова соната». Вероятно, во время этого посещения шла речь о том, чтобы нанять для Чертковых меблированные комнаты в Москве, о поисках112 113 которых Толстой пишет в комментируемом письме. Выезд Чертковых из Крёкшина в Москву произошел внезапно — скорее, чем они предполагали, вследствие неприятностей, которые у них начались с местным священником и сельской властью из-за некрещения ребенка и из-за отказа принять священника в день праздника крещения (6 января). Пробыв дней десять в Москве, Чертковы уехали в имение матери В. Г. Черткова Лизиновку, Воронежской губ., куда и адресуются следующие письма Толстого.

* 174.

1888 г. Января 24. Москва.

Какъ вы доѣхали, милые друзья? Я послѣ васъ еще нѣсколько дней находился въ томъ же упадкѣ духа и не могъ работать. Нынче 2-й день сталъ оживать и началъ о Гоголѣ — мнѣ интересно.1

Какъ вамъ понравилась сказка Кассирова?2

Печатается впервые. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова: «М. 24 Янв. 88. № 170». Число«170» зачеркнуто черным карандашом и заменено числом «173». Исправление это, так же, как и аналогичные поправки в следующих письмах, показывают, что в нумерация этих писем, по мнению самого Черткова, произошла какая-то ошибка, которую он и пытался исправить позднее. Так как это письмо, судя по его содержанию, является первым, написанным по приезде в Лизиновку, а следующее письмо могло быть написано позднее и, к тому же, как недатированное точно, должно быть помещено после датированных писем этого месяца, комментируемое письмо помещается здесь под № 174, а не 175. Датировка, сделанная Чертковым — «24 Января» до известной степени подтверждается датами ближайших писем Черткова Толстому: письмо Черткова от 26 января написано до получения, а письмо от 28 января — после получения комментируемого письма.

1 О своем самочувствии и о своей работе над статьей о Гоголе Толстой писал Н. Н. Страхову 24 января 1888 г.: «Не писал я потому, что был нездоров — желчь и упадок деятельности... Теперь хочется написать предисловие к статье о Гоголе прекрасной одного Орлова»... (См. «Толстой и о Толстом». Новые материалы. Сборник II, изд. Толстовского музея. М. 1925, стр. 56.) Толстой имеет в виду изданную «Посредником» брошюру А. И. Орлова. См. прим. 8 к письму № 159. Предисловие закончено не было.

2 О Кассирове см. прим. к письму от 24—25 апреля № 143. Упоминаемая Толстым сказка Кассирова не была одобрена Чертковым, давшим о ней отрицательный отзыв в письме к Толстому от 29 января 1888 г., и не была издана «Посредником».

На это письмо Чертков отвечает письмом от 28 января 1888 г.: «Очень вы меня обрадовали вашим письмом, дорогой друг Л[ев] Н[иколаевич],113 114 о том, что вы себя чувствуете бодрее. Я этого ждал и чувствую, что вам еще предстоит много поработать на общее благо. Статью о Гоголе мы как раз переписали. Теперь подожду вашего предисловия, так как важно подать в цензуру и то и другое разом. Пришлите мне его в черновом виде. Я живо перепишу, так как привык к вашей руке. В. Ч.

* 175.

1888 г. Январь? Москва.

Очень хочется, чтобъ лошадь удалась, хочется и васъ всѣхъ видѣть. Какъ Богъ дастъ, не знаю. Я живу въ усыпленьи, какъ и видѣлъ меня П[авелъ] И[вановичъ]

Л. Т.

Печатается впервые. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова «№ 172. М. Янв. 88». Письмо, повидимому, является ответом на приглашение Черткова приехать к нему в деревню. По сообщению А. К. Чертковой, упоминание о лошади означает, что Чертков искал подходящую верховую лошадь для Толстого на случай его приезда. В сохранившихся письмах Черткова к Толстому упоминаний о поисках для него верховой лошади нет. Возможно, что об этом говорил Толстому П. И. Бирюков, приезжавший в конце января на несколько дней в Москву из Воронежской губернии от Чертковых. Если это предположение верно, письмо следует датировать концом января и оно написано позднее, чем письмо от 24 января, на котором рукой Черткова поставлен № 173. Не вполне исключена, однако, возможность и другой датировки. Возможно, что комментируемое письмо является ответом на приглашение Черткова приехать к нему в Крёкшино, куда он неоднократно приглашал Толстого в конце 1887 года и куда, действительно, Толстой приезжал в первых числах января 1888 года. В этом случае оно должно было быть написано после того, как П. И. Бирюков, о котором упоминается в этом письме, приезжавший в конце декабря (1887 года к Чертковым в Крёкшино из Петербурга, побывал у Толстого. Если Толстой имел в виду приезд в Крёкшино, то письмо могло быть написано в последних числах декабря 1887 г. или в первых числах января 1888 года.

* 176.

1888 г. Февраля 2. Москва.

Спасибо за оба письма ваши, дорогіе друзья. Пожалуйста такъ и пишите почаще. П[авелъ] И[вановичъ] вчера уѣхалъ. Вчера же пришелъ Семеновъ и принесъ двѣ рукописи: «Ошибка» — очень хорошая повѣсть, и другая маленькая «Наслѣдство» — слабѣе, но можетъ быть напечатана, особенно, какъ114 115 онъ думаетъ, въ одну книжечку съ его маленькими разсказами о церкви и сиротѣ.1 Къ наслѣдству надо завострить конецъ, что я ему посовѣтую, когда онъ нынче зайдетъ ко мнѣ. Очень, очень хорошій молодой человѣкъ. Я долго съ нимъ вчера бесѣдовалъ. Это добрая почва, к[оторой] на пользу идутъ наши бесѣды и письма. Нынче я отдалъ Сытину нѣсколько рукописей «Тифлисск[ихъ] барышень»2 и въ томъ числѣ и двѣ Семенова и еще одну Никольскаго «Лядащій»,3 чтобы онъ переслалъ вамъ. Семенову я попросилъ его дать 20 р. въ счетъ его гонорара. Ему нужда сейчасъ. Никольскій это сельскій учитель въ Курской губерніи, молодой человѣкъ христіанскаго духа. Это его первый опытъ. Адреса его не знаю еще. Мнѣ передала это его знакомая, и когда она зайдетъ, я спрошу и сообщу вамъ. Съ нимъ надо войти въ сношенія.

— Въ Рус[ской] Стар[инѣ]4 запретили мое предисловіе и статью Бондареву.5 Я хочу ее перевести по англійски и напечатать въ Америкѣ. Еще читалъ комедію «Пить до дна, не вид[ать] добра».6 Есть много недостатковъ — кое что я вымаралъ, но очень много хорошаго, особенно о пьянствѣ, и напечатать бы ее хорошо, если бы пропустили. — Я все такъ же слабъ или лѣнивъ. Ничего не пишется, и потому съ статьей [о] Гоголѣ7 не дожидайтесь меня. Новоселова выпустили,8 и онъ очень хорошъ, не разсердился и очень бодръ и добръ.

9Цѣлую васъ всѣхъ милыхъ друзей отъ старыхъ до малыхъ и съ радостью думаю о васъ; только бы вамъ Богъ далъ еще и еще больше любви и единенія. Вѣчный этотъ обманъ (я для себя говорю), что важнымъ кажется видимое дѣло: дошить сапоги или дописать книгу, а приблизиться къ другимъ людямъ кажется ничѣмъ; а на волосокъ приближеніе къ людямъ важнѣе всѣхъ сапогъ и дѣловъ и книгъ. И какъ оглянешься назадъ на свою жизнь, такъ и видишь очевидное подтвержденіе этого. Плохо не отъ того, что нѣтъ сапогъ, дома, книги, а отъ того, что разъединился, когда могъ соединиться. —

Поповой разрѣшили выйти замужъ.10 — Илья женится в феврале.11

Полностью печатается впервые. Отрывки напечатаны в ТЕ 1913, стр. 60 и (последние три фразы) в журнале «Единение». М. 1916, № 1, стр. 8. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова: «М. 2 февр. 88 г. ». Синим карандашом проставлено «№ 171». Число «171» переправлено черным карандашом на «173». Датировка Черткова до известной115 116 степени подтверждается тем, что в письме к П. И. Бирюкову, датируемом 2 февраля 1888 г., Толстой так же, как и в этом письме, упоминает, что Бирюков уехал «вчера». Комментируемое письмо является ответом на письма Черткова от 26 и 28 января 1888 г. В первом из этих писем Чертков сообщает о том, как складывается жизнь его и его семьи по возвращении в Лизиновку, пишет, что М. А. Шмидт взялась вести хозяйство, что он перестал есть мясо и пить пиво, и что, как только привезут его верстак, он примется за столярную работу. Вспоминая о свидании с Толстым в Москве, Чертков в письме от 26 января пишет: «Я был так рад повидаться с вами в Москве, и, признаюсь, грустно было расставаться с вами, несмотря на то, что, уезжая далеко от вас, я никогда не чувствую, что мы в действительности расстаемся. Но есть какое-то личное материальное удовлетворение при личном общении, от которого плотски больно бывает отказываться. Но я знаю, что боль эта незаконная, и сознание это лишает эту боль той тягости, которая мешала бы радостности жизни. Мне очень хочется знать про вас. Пожалуйста, пишите. Так хотелось бы пользоваться хоть кратким, но постоянным письменным общением с вами. Общение с вами — самая светлая, радостная сторона моей жизни. Много сил я почерпнул и черпаю из него, и оно помогает мне двигаться вперед». Письмо Черткова от 28 января приведено в комментарии к письму Толстого от 24 января № 174, на которое оно является ответом.

1 Упоминаемый Толстым рассказ Семенова о церкви и сироте носит название «Сон Максима» и напечатан в книжке: «Наследство. Дворник. Сон Максима». Три рассказа крестьянина С. Т. Семенова, тип. Сытина. М. 1888. Рассказ, первоначально озаглавленный «Ошибка», издан под заглавием: «Вино». Рассказ крестьянина С. Т. Семенова, тип. Сытина. М. 1889.

2 «Тифлисские барышни» — так называл Толстой нескольких девушек, живших в Тифлисе и предложивших ему свое участие в переделке произведений для народных изданий. О них см. прим. к письму к ним от 17 декабря 1887 г., т. 64. В этом письме к «тифлисским барышням» Толстой писал: «Книжки сытинских изданий, большие так называемые романы, все разосланы желавшим заняться их переделкой кроме одной, которую и посылаю. Остаются мелкие — листовки; переделка или замена их хорошим содержанием еще более нужна. Посылаю таких 4. Если же бы вам вздумалось независимо от посылаемых книг составить из известных хороших романов Диккенса, Элиота и др., сокращая и опрощая их книжки в размере той, которую посылаю, то это было бы очень хорошо»...

3 Чертков в своем ответном письме от 5 марта и в письме от 4 апреля 1888 г. называет автора этого рассказа не «Никольским», а Филипьевым. В копировальной книге писем В. Г. Черткова (AЧ) сохранилась копия письма Черткова к Григорию Александровичу Филипьеву о рассказе «Ледащий». В письме от 4 апреля 1888 г. Чертков пишет Толстому: «Ледащий — Филипьева — прекрасный рассказ, касается как раз весьма важного для народа вопроса — его отношения к конокрадам, ворам и т. п. Изложение невозможное — литературное и притом фальшиво-литературное. Требует полного переложения слога с точным сохранением содержания.116 117 Я скоро жду к себе Засодимского и надеюсь вместе с ним приготовить этот рассказ к печати. С автором я вошел в сношения». Не исключена возможность, что Толстой назвал автора Никольским ошибочно или это был псевдоним, которым рассказ был подписан. Рассказ напечатан издательством «Посредник» без фамилии автора — «Лядащий». М. 1888.

4 «Русская старина» — ежемесячный исторический журнал, основанный М. И. Семевским, издававшийся с 1870 по 1917 год.

5 Тимофей Михайлович Бондарев (1820—1898), крестьянин из Области Войска Донского, сосланный в Сибирь за переход в секту иудействующих, автор книги «Торжество земледельца или трудолюбие и тунеядство». О нем см. прим. к письму № 74, т. 85 и прим. к письму Толстого к Бондареву от 15—20 (?) июля 1885 г., т. 63. Толстой пытался напечатать в «Русской старине» статью Бондарева, представлявшую собою сокращенное изложение его выше указанного большого труда. Статья Бондарева была набрана для № 2 журнала «Русская старина» за 1888 г., но не была выпущена в свет.

Труд Бондарева с предисловием Толстого был выпущен отдельным изданием в России после смерти автора: Т. М. Бондарев, «Торжество земледельца или трудолюбие и тунеядство», изд. «Посредник». М. 1906.

6 «Пить до дна — не видать добра», комедия Дм. Д. Кишенского, не была напечатана издательством «Посредник», вследствие цензурного запрещения.

7 Слово: о отсутствует; в слове Гоголь последняя буква не дописана. О предисловии Толстого к книжке о Гоголе см. прим. к письму от 24 января 1888 г. № 174.

8 М. А. Новоселов был арестован по административному распоряжению за распространение размноженной на гектографе рукописи Толстого «Николай Палкин».

9 Абзац редактора.

10 Вероятно, Толстой имеет в виду Анну Ивановну Попову, жену политического арестованного Ивана Ивановича Попова, о котором он писал в письме к Черткову № 137 и в письме к гр. А. А. Толстой в октябре — ноябре 1887 г. См. «Переписка Л. Н. Толстого с гр. А. А. Толстой», изд. Толстовского музея. Спб. 1911, стр. 363. И. И. Попов был сослан в декабре 1888 г, на пять лет в Сибирь и жена его получила разрешение обвенчаться с ним, выразив желание следовать зa ним в ссылку. О Попове см. прим. к письму Толстого к нему от 24 апреля 1887 г., т. 64.

11 Илья Львович Толстой (1866—1933) женился 28 февраля 1888 г. на Софье Николаевне Философовой (1867—1934).

* 177.

1888 г. Февраля 7. Москва.

Давно вамъ не писалъ, милые друзья, a дѣла набралось много. О сказкѣ Кассирова1 я согласенъ: меня подкупило то, что онъ самъ читалъ ее мнѣ. Сытинъ, вѣроятно, все таки напечатаетъ ее.117

118 Теперь посылаю вамъ статью молоканина Желтова,2 Нижегородской губерніи. Мнѣ кажется — недурно и можетъ быть напечатано. Посылаю вамъ и его письмо, чтобы вы составили себѣ понятіе объ этомъ, какъ мнѣ кажется, очень серьезномъ человѣкѣ. О Буддѣ книжку, я не знаю, какую вы спрашиваете. Arnold’a поэма?3 Эта, кажется, у васъ. Ссылки же у меня на Beal4 англійское изложеніе китайскаго текста о Буддѣ. Книга эта была у меня изъ Румянц[евской] библіотеки. Купить ее вамъ? Или выписать, такъ какъ ея, когда я спрашивалъ, не было. Вчера уѣхалъ отъ меня Русановъ5 съ своимъ молодымъ другомъ Буланже6 (Павелъ Александровичъ Буланже, въ управленіи желѣзной дороги въ Екатеринославлѣ). Очень радостное чувство оставили во мнѣ они оба. Буланже необыкновенный, нѣжный, сердечный и непоколебимо твердый въ религіозномъ чувствѣ человѣкъ. Я его очень полюбилъ. Онъ напоминаетъ Количку.7 У насъ 4 дня тому назадъ въ семьѣ б[ыла] скоропостижная смерть Оболенскаго,8 мужа моей племянницы. — Я ничего продолжительнаго не работалъ. — Предисловіе остановилось.9 Статья о пьянствѣ тоже не выходитъ. Послѣдніе дни поправлялъ и добавлялъ переводъ американской книжки о пьянствѣ.10 Алексѣева книжка одна вышла; на всякій случай посылаю вамъ.11

О Семеновѣ, к[оторый] б[ылъ] здѣсь, я кажется писалъ вамъ. Прекрасный юноша. — Что Залюбовскій?12 Пишетъ ли онъ свои записки? И пріѣдетъ ли въ Москву? Передайте ему мою любовь.

Цѣлую васъ всѣхъ милыхъ друзей. Архангельская13 была и на дняхъ хочетъ пріѣхать съ Дрентельнъ14 читать объ акушерствѣ.

Л. Толстой.


О Полушинѣ я узнавалъ, онъ не пьетъ и очень жалокъ своимъ безвыходно стѣсненнымъ положеніемъ. Хорошо бы ему дать дѣло, если бы оно было нужно.

Полностью печатается впервые. Отрывки напечатаны в ТЕ 1913, стр. 60—61. На подлиннике надпись рукой Черткова: «М. 8 февр. 88. 172». Написанное синим карандашом число «172» зачеркнуто и черным карандашом написано «175». Толстой пишет, что Русанов уехал от него вчера. В письме Русанова к Толстому от 18 февраля 1888 г. есть указание, что Русанов видел Толстого в последний раз перед своим отъездом 6 февраля.118 119 На основании этого указания письмо датируется 7 февраля 1888 г. Комментируемое письмо является ответом на письмо Черткова от 29 января 1888 г., в котором Чертков пишет о рукописях, присланных в «Посредник», и о том, что необходимо подбирать материал для чтения на каждый день, причем высказывает намерение подобрать новый материал для сытинского отрывного календаря. Вместе с тем Толстой отвечает на открытое письмо Черткова от 2 февраля 1888 года, в котором Чертков сообщает, что начал писать о Будде, и просит прислать ему «ту большую книгу», которой пользовался Толстой, когда писал на эту тему. В письме от 29 января Чертков писал: «Сказка Кассирова мне не понравилась. Главный ее недостаток — тот же, какой вы когда-то нашли в нашей переделке сказки «О трех мужиках и бабе ведунье», а именно она касается глубоких, святых евангельских истин легким, шуточным тоном и тем опошляет их. Кроме того и как сказка, она составлена плохо, неинтересно, представляет какой-то майонез из разных сказок, русских и переводных. Местами она мучительно отзывается пародиею на «Крестника». Одним словом, на мой взгляд она совсем плоха и вредит тем истинам, которым предназначена служить. А ваше мнение какое? — Барыкова — авторша той сказки в стихах, которую мы в Москве читали вместе, отдает нам это стихотворение даром и написала мне очень доброе письмо, предлагая вообще свое даровое сотрудничество по переводам с английского, французского, немецкого и польского. Чтобы не терять время, я послал ей оставшуюся у меня часть французской книги об Эпиктете (первую часть для нас уже переводят). Но необходимо иметь запас переводных работ для подобных случаев и потому обращаюсь к вам с просьбой вспомнить, какие романы и вообще книги иностранные могут подойти для наших изданий в переводе или переделке, а также вспомнить по возможности всех общечеловеческих мудрецов, т. е. мыслителей в роде Сократа, Эпиктета, Марка Аврелия, Паскаля, Руссо и т. п. И очень прошу вас сообщить мне список этих сочинений и лиц. Я приобрету эти книги и буду держать их в запасе, постепенно знакомясь с их содержанием. — Посылаю вам листок из Сытинского отрывного календаря. Он имеет громадное распространение. Все учителя, священники, волостные писаря в нашей окрестности его приобрели у разносчиков. А между тем, посмотрите, какую между прочим пошлую и грязную дрянь он содержит. Когда отрывается листок, то просто трудно удержаться от прочтения напечатанного на оборотной странице. Это бывает всегда утром. Какой прекрасный случай принимать ежедневно глоток здоровой, ободрительной духовной пищи. Какою насмешкой звучат пословицы (помещенные после этого гаденького анекдота) и взятые из вашего календаря. К будущему году я непременно хочу пополнить все обратные страницы этого календаря хорошим содержанием — из нашего нового «Цветника», из Марка Аврелия и т. п. Помогите мне в этом. Отмечайте и присылайте мне всякие подходящие отрывки из разных писателей, попросите ваших семейных помочь нам в этом. Читая всякую книгу, надобно отмечать хорошее, выписывать, переводить. Занятие это интересное и радостное, не требует напряжения, и всякая ничтожная капля пойдет в дело».119

120 Упоминаемая в письме Черткова «Сказка про трех мужиков я бабу ведунью», изд. журн. «Воспитание и Обучение». Спб. 1879. О переделке этой сказки см. прим. к письму Толстого к Черткову № 95, т. 85.

1 О сказке Кассирова см. письмо от 24 января 1888 г. № 174.

2 Федор Алексеевич Желтов. О нем см. комментарий к письму № 143. Возможно, что упоминаемая здесь рукопись Желтова — рассказ, о котором Чертков пишет Толстому в письме от 5 марта, не называя заглавие рассказа и отзываясь о нем, как о скучном и растянутом. Письмо Желтова к Толстому — вероятно, посланное 28 января 1888 г., в котором Желтов писал об отношении к собственности по евангелию, об отношении к людям и о воспитании детей. См. комментарий к письму Толстого к Желтову от 1—2 (?) февраля 1888 г., т. 64.

3 Поэма Э. Арнольда «Свет Азии». О ней см. прим. к письму от 4 июля 1887 г. № 148.

4 Beal. «Outline of Buddhism from Chinese sources». 1870. (Биль. «Происхождение буддизма по китайским источникам»). Сочинение это легло в основу популярного очерка Черткова о жизни и учении Будды.

5 Гавриил Андреевич Русанов (1846—1907), в то время состоявший членом харьковского окружного суда. Разделял жизнепонимание Толстого, о котором писал в своем завещании: «Толстой дал мне счастье, я стал христианином». Около тридцати лет был болен сухоткой спинного мозга, лишившей его в конце концов совершенно способности двигаться, но переносил свою болезнь с необыкновенной кротостью и терпением. Свое первое знакомство с Толстым Русанов описал в своих воспоминаниях «Поездка в Ясную поляну 24—25 августа 1883 г.» — ТЕ 1912 г., стр. 51—87. О нем см. прим. к письму Толстого к нему от 25 марта 1885 г., т. 63.

6 Павел Александрович Буланже (1864—1925). В течение долгого времени разделял взгляды Толстого и был лично близок с ним. После высылки Черткова за границу в 1897 г. за участие в помощи духоборам, Буланже напечатал свое сообщение о положении духоборов на Кавказе и был выслан за границу. В конце 1899 г. получил разрешение вернуться в Россию. Написал: воспоминания «Болезнь Л. Н. Толстого в 1901—1902 годах» — «Минувшие годы» 1908, № 9, стр. 33—69, очерк «Как Л. Н. Толстой писал Хаджи Мурат». — «Русская мысль» 1913, № 6, статьи «К смерти Л. Н. Толстого» — «Русские ведомости» 1911 г. № 256 от 6 ноября, «Как писалась драма «Живой труп» — «Русское слово» 1911, № 232 от 9 октября и ряд других литературных работ. О нем см. прим. к письму Толстого к нему от 10 мая (?) 1886 г., т. 63.

7 Николай Николаевич Ге-сын.

8 Кн. Леонид Дмитриевич Оболенский (1844—1888), женатый на Елизавете Валериановне Толстой, дочери сестры Л. Н. Толстого М. Н. Толстой. Отец Н. Л. Оболенского, женившегося на М. Л. Толстой.

9 Повидимому, предисловие к книге А. И. Орлова: «Николай Васильевич Гоголь, как учитель жизни». См. прим. к письму № 174.

10 В архиве Толстого хранится правившаяся Толстым корректура книжки «Пора опомниться. О вреде спиртных напитков. Составлено по120 121 изложению американского священника, бывшего профессора химии Л. П. Пакина. Книга издана под тем же заглавием в 1888 г.

11 В феврале 1888 г. «Посредником» были изданы книжки П. С. Алексеева: «Чем помочь современному горю? Как остановить пьянство?» М. 1888 (вышла в свет 9—15 февраля 1888 г.) и «О вреде употребления крепких напитков. Сведения о действии водки, вина и спирта на человека, изложенные по книге д-ра Ричардсона П. С. Алексеевым». М. 1888 (вышла в свет 16—23 января 1888 г.).

12 Алексей Петрович Залюбовский (р. 1863? г.) отказался от военной службы, был сослан в Асхабад, затем заключен в дисциплинарный батальон, откуда был освобожден в 1887 г. О нем см. прим. к письму Толстого к Черткову № 88, т. 85 и к письму Толстого к брату Алексея Петровича Залюбовского, Анатолию Петровичу Залюбовскому от 20 (?) ноября 1885 г., т. 63.

13 Александра Гавриловна Архангельская (1851—1905), врач, основательница земской больницы при ст. Апрелевка Звенигородского уезда.

14 Елизавета Сергеевна Дрентельн (р. 1857 г.), врач.

* 178.

1888 г. Февраля 9. Москва.

И не получивъ вашего послѣдняго письмеца, хотѣлъ писать вамъ, милые друзья. Самое важное, тронувшее меня событіе за послѣднее время было пріѣздъ сюда Русанова съ Буланже. Русановъ видимо умираетъ и знаетъ это и радостенъ и свѣтелъ. Буланже, к[оторый] ходитъ зa нимъ, какъ нянька. Да я писалъ про это. — Живу я почти ничего не дѣлаю. Начатыя статьи о пьянствѣ и о Гоголѣ лежатъ, и принимаюсь продолжать и останавливаюсь — не идетъ. Вижусь съ людьми, пишу изрѣдка письма — отношенія съ своими домашними и разнообразными людьми — и все радостныя. Статью Бондарева и предисловіе теперь хочу печатать за границей.1 Составилъ еще давно книжку изъ пророковъ выбранныя мѣста, и Тихомировъ2 хочетъ напечатать, какъ вторую книгу для славянскаго чтенія.3 А когда пропуститъ цензура, можно будетъ напечатать въ Посредиикѣ. Этимъ занимался. Одну переводную статью о пьянствѣ поправилъ и прибавилъ, но плохо. Читаю Герцена4 и очень восхищаюсь и соболѣзную тому, что его сочиненія запрещены: во-первыхъ, это писатель, какъ писатель художественный, если не выше, то ужъ навѣрно равный нашимъ первымъ писателямъ, а во-вторыхъ, если бы онъ вошелъ въ духовную плоть и кровь молодыхъ поколѣній съ 50-ыхъ121 122 годовъ, то у насъ не было бы революціонныхъ нигилистовъ. Доказывать несостоятельность революціонныхъ теорій — нужно только читать Герцена, какъ казнится всякое насиліе именно самымъ дѣломъ, для к[отораго] оно дѣлается. Если бы не было запрещенія Герцена, не было бы динамита и убійствъ и висѣлицъ и всѣхъ расходовъ, усилій тайной полиции и всего того ужаса правительства и консерваторовъ и всего того зла. — Очень поучительно читать его теперь. И хорошій искренній человѣкъ. Человѣкъ и люди могутъ исправиться только тогда, когда ихъ ложный путь заведетъ въ болото, и онъ самъ увидитъ, ахнетъ и5 станетъ вылѣзать и другому закричитъ: не ходите. А наше правительство задерживаетъ людей, идущихъ въ болото, тогда, когда они еще не дошли до него, когда они идутъ по6 ровной веселой дорогѣ. Мало того, одинъ человѣкъ, выдающійся по силѣ, уму, искренности, случайно могъ безъ помѣхи дойти по этой дорогѣ до болота и увязнуть и закричать: не ходите. И чтó жъ? Отъ того, что человѣкъ этотъ говоритъ о правительствѣ правду, говоритъ, что то, чтò есть, не есть то, чтò должно быть, опытъ и слова этаго человѣка старательно скрываютъ отъ тѣхъ, к[оторые] идутъ за нимъ? Чудно и жалко. А, должно быть, такъ должно быть, и это къ лучшему.

Тиличеевъ7 очень благодаренъ, но нельзя ли его передѣлку, исправивъ, напечатать. Сытинъ согласенъ, и 1/2 к[опѣйки] такая книжечка годилась бы. Алексѣеву8 книжку никто не понимаетъ изъ простыхъ. Пишите подробнѣе о вашемъ житьѣ. Всѣ мелочи о васъ мнѣ интересны.

Любящій васъ Л. Т.

Полностью печатается впервые. Отрывки (о работах для издательства «Посредник») напечатаны в ТЕ 1913, стр. 61 и (о Герцене) — в «Листках свободного слова» 1899, № 7, стр. 2. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова: «М. 9 февр. 88 № 173». Зачеркнуто написанное синим карандашом число 173 и написано более мягким черным карандашом: «176». Письмо датируется на основании пометки Черткова.

Толстой дополнительно отвечает на письмо Черткова от 20—29 января, в котором Чертков между прочим писал: «Тиличееву посылаю 15 р. за его перевод статьи о пьянстве; и не говорю ему ничего о судьбе его работы. Останется же она «без последствия», так как Сытин сказал мне, что ему невыгодно выпускать такую маленькую книжку о пьянстве. Их и так много в обращении». Возможно, что под «последним» письмом Черткова Толстой подразумевает и какое-либо другое письмо Черткова, написанное позднее, но не сохранившееся в архиве Толстого. В начале122 123 комментируемого письма Толстой пишет о приезде Буланже и Русанова и о своих работах то, чтó писал в предыдущем письме от 7 февраля 1888 г.

1 См. прим. к письму от 2 февраля 1888 г. № 176.

2 Дмитрий Иванович Тихомиров (1844—1915), московский педагог, автор многих книг для школьного обучения. В 1888 году Тихомиров готовил к изданию «Книгу для церковно-славянского чтения». Руководство для учеников двуклассных городских училищ, часть вторая. Составил Д. Тихомиров. М. 1889.

3 Повидимому, Толстой дал свои выписки из ветхого завета для книги Тихомирова, упоминаемой в предыдущем примечании.

4 Александр Иванович Герцен (1812—1870). Толстой, будучи в 1861 году зa границей, познакомился в Лондоне с Герценом и высоко ценил его, неоднократно перечитывая его произведения. В письме к H. Н. Ге отцу 13 февраля 1888 г. Толстой писал: «Всё последнее время читал и читаю Герцена... Что за удивительный писатель. И наша жизнь русская за последние 20 лет была бы не та, если бы этот писатель не был скрыт от молодого поколения. А то из организма русского общества вынут насильственно очень важный орган». См. т. 64.

5 Зачеркнуто: закр

6 Зачеркнуто: Обман

7 Александр Дмитриевич Тиличеев писал Толстому 7 февраля 1888 г.: «Очень благодарю вас зa доставление мне работы. Сегодня я получил 15 руб. (за перевод о пьянстве) от Черткова при очень милом письме» (АТБ)

8 О книге Алексеева см. прим. к письму № 177.

* 179.

1888 г. Февраля 17. Москва.

Жалко мнѣ очень Галю и вашу дѣвочку. Надѣюсь, что теперь будетъ извѣстіе, что устроились. Вѣдь ее уже и безъ груди прикармливать можно. Письма ваши и др[угихъ], к[оторыя] вы мнѣ прислали, не отсылаю. Если нужно, напишите. Письмо ваше Олѣ1 лучше не посылать. Нельзя удержать свое сужденіе о лицѣ, съ к[оторымъ] примиряешь, а это то сужденіе больше всего мѣшаетъ примиренію. Вообще думаю, что вамъ надо отстраняться отъ вмѣшательства въ эти отношенія — не отъ холодности — я знаю, что ее въ васъ не можетъ быть, а отъ сознанія невозможности пронизать тѣмъ находящимся у васъ въ рукахъ орудіемъ, то, чтò раздѣляетъ людей. Я на себѣ, по крайней мѣрѣ, испытывалъ необходимость такого отстраненія и переносилъ ее безъ укоровъ совѣсти. Я же, откровенно говоря, не имѣю никакого опредѣленнаго сужденія объ этихъ отношеніяхъ123 124 и знаю, что очень тяжело быть призвану къ сужденію о нихъ, чтò вы невольно испытываете, и чтò я испыталъ, когда мнѣ въ Москвѣ разсказывалъ Ник[олай] Лукичъ.2

О Билѣ сейчасъ спрошу, пойду гулять — и выпишу вамъ черезъ Готье,3 если не слишкомъ дорого. Арнольдъ, несмотря на стихотворную форму, чрезвычайно вѣренъ Билю и взялъ у него почти все существенное. Ко мнѣ поступаютъ рукописи по передѣлкамъ, вызваннымъ Тифлис[скими] барышнями, а здѣсь въ Москвѣ существуютъ кружки — одинъ, мнѣ знакомый, въ немъ участвуетъ Сербская,4 занимающаяся изданіемъ и выборомъ книгъ для народа. Я предложилъ кружку просматривать эти рукописи и рѣшать, стоить ли ими замѣнять то, что передѣлано, и Сытину предложилъ имъ дать на просмотръ рукописи. Обѣ стороны согласились. Вы не имѣете ничего противъ? Это все рукописи такія, к[оторыя] чуть чуть лучше прежнихъ. Такъ какъ вновь печатается старое, то невольно является вопросъ — не замѣнить ли менѣе дурнымъ? Я эти дни составлялъ для Тихомирова книгу славянскую для чтенія изъ Вѣтхаго, а главное, Нов[аго] Завѣта.5 Пріятная была работа.

Спасибо брату Емельяну за добрый совѣтъ и вамъ тоже.6 Чтò-то еще нужно было, да не вспомню. Чтó Залюбовскій7 и Ивановъ?8 Залюбовскаго зоветъ къ себѣ Поповъ.9 Цѣлую васъ всѣхъ и, по слову Емельяна, желаю больше любить.

Л. Т.

Полностью печатается впервые. Отрывок напечатан в ТЕ 1913, стр. 61—62 и в журнале «Голос минувшего» 1913, № 5, отр. 224. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «М. 17 февр. 88 №» черным карандашом «174», число 174 черным карандашом переделано на 177. Письмо его, как видно из ответного письма Черткова от 20 февраля 1888 г., было получено им 19 февраля вечером. Так как письма из Москвы в имение матери Черткова Лизиновку Воронежской губ. доходили обычно на третий день, датировка Черткова может быть принята, хотя вполне возможно, что письмо это было написано несколько раньше. В этом письме Толстой, отвечает на письма Черткова от 10, 11, 12—13 февраля. При первом из этих писем Чертков пересылал письма Емельяна Ещенко, Battersby, Репина и свое письмо к О. Н. Спенглер, дочери Н. Л. Озмидова, написанное Чертковым в связи с разногласиями, которые были в то время между Н. Л. Озмидовым и Ф. Э. Спенглером. При этом Чертков писал Толстому: «Письма Емельяна, Battersby, Репина — всё это хорошо, и я радуюсь тому, что вы им радуетесь. Но вот что не хорошо.... Не знаю, что делать для124 125 содействия единения между Олей и Федей, и не зная, могу ли я сколько-нибудь содействовать этому, и, наоборот, не напорчу ли я скорее. Я посылаю не Оле, а вам то письмо, которое я ей написал в ответ на прилагаемое же ее письмо ко мне. Вы проницательны и духовны. Если найдете, что следует ей послать это письмо, то верните его мне. Если нет, то разорвите, чему я буду более рад, чем если мне его вернете.... Я боюсь соваться туда, где без меня, может быть, всё лучше устроится. Вот это-то сомнение побуждает меня послать мое письмо к Оле — сначала к вам».

В письме от 11 февраля Чертков писал о затруднениях с кормлением его маленькой дочки и об очередных делах издательства «Посредник». В том же письме, в связи с своей работой над книжкой о Будде, Чертков писал Толстому: «О Будде, пожалуйста, узнайте в Румянцевской библиотеке точное и подробное заглавие книги Beal, о которой вы пишете, и попросите Павла Ивановича поскорее мне ее выписать. Поэма Arnold’a действительно у меня. Я ее прочел. Это было первое, что я прочел о Будде, я увидел, что я с ним заодно, и мне очень хотелось бы способствовать единению с ним, как можно больше людей вообще, и русских простых людей в частности. Попытаюсь изложить, так как ни вы, ни Павел Иванович этого не делаете. А после вас двоих я считаю себя в праве пытаться, так как кроме вас никого подходящего не знаю. Этой работой я кроме того удовлетворяю и Урусова. Он просил меня когда-то в Лондоне познакомиться с каким-то буддистом. Я этого тогда не сделал и потом заметил, что Урусову это причинило огорчение. Теперь же за работою над Буддою я радуюсь вместе с Урусовым, который не умер, а только тело его разложилось. Кстати согласны ли вы с таким определением плотской смерти; она есть освобождение своей личности от условий времени и пространства? Я потому спрашиваю, что от последнего нашего разговора о бессмертии (в гостинице) я сохранил невыясненное впечатление. Я хотел бы, чтобы вы написали о смерти небольшую притчу, выражающую итог того, чтó сказано о смерти в вашей статье о жизни. »

Упоминаемый в письме Черткова Battersby (Вильям Баттерсби), друг Черткова, английский журналист, помогавший Черткову в переводе на английский язык книги «В чем моя вера».

В письме от 12—13 февраля Чертков пишет: «Опять наш ребенок голодает и опять ищем мать с ребенком для прикорма».

1 Ольга Николаевна Спенглер.

2 Николай Лукич Озмидов.

3 Владимир Гаврилович Готье (1843—1896), владелец магазина иностранных книг в Москве.

4 Ольга Яковлевна Сербская. М. А. Шмидт в недатированном письме к Толстому 1887 года пишет, что Сербская ее «большая приятельница», «горячо любящая» мысли Толстого. (АТБ)

5 Толстой имеет в виду материал, который он готовил Д. И. Тихомирову для «Книги для церковно-славянского чтения». М. 1889. На русском языке книга издана под заглавием: «Как жить по слову божию». Русский сборник статей и изречений, содержащих в себе нравственное учение из книг ветхого и нового завета. Русский текст к «Книге для церковно-славянского125 126 чтения». Составил Д. Тихомиров. Изд. учебного магазина «Начальная школа» Е. Н. Тихомировой. М. 1889. Цензурное разрешение от 17 октября 1888 г.

6 Толстой имеет в виду письмо Емельяна Ещенко от 8 февраля 1888 г., которое переслал ему Чертков со своей припиской. В этом письме Ещенко писал: «Мне Павел Иванович говорил, что вы хотите сочинить книжку против пьянства. Я этому очень рад, потому что мне совесть говорит, что это дело нехорошее, если человеку пить водку, а наипаче христианину, который отдал себя в жертву богу. За это спасибо, что вы сообщили нам это дело. Я думаю, что хорошо было бы, если бы в этом сочинении уместили хотя малую часть напротив курения табаку, потому что люди говорят, что дурно пить водку, и курят табак. Вот я слыхал от Владимира Григорьевича, что и вам делает небольшую помеху в вашей головной работе курение папирос. Я очень рад, что ваша совесть начала признавать лишним. Я в этом советую вам своим духовным разумением так: если ваша совесть признала лишним курить папиросу, то советую вам дать от разумения помощь духу над плотью, чтобы он мог отсекти эту непоследнюю часть плотской привычки. И в этом только можно претерпеть не более 4—5 дней. Но это будут страдания плоти; а дух и разум будут работать свое дело. А если же ваша совесть еще не говорит об этом небольшом поступке, то продолжайте лучше курить, но и не томитесь этой плотской привычкой, чтобы курить только один раз в день. В этом только будет продолжаться одно беспокойствие. А вы сделайте одно, на что укажет ваш разум. Я замечаю, что и Владимир Григорьевич считает лишним эту привычку. Я очень рад, но не знаю, как решится. Надеюсь, что господь управит его.

Затем прощай, дорогой брат Лев Николаевич. Целую вас братской любовью. Поклонитесь от меня братцам и сестрицам вашим. У Владимира Григорьевича я часто бываю. До свидания. Остаюсь брат ваш, любящий вас. Еще желаю более любить».

В своей приписке Чертков писал: «Мы говорили с Емельяном о курении, и это письмо его к вам выражает то, что мы думали вместе с ним. В подчеркнутом месте он не совсем ясно выразился. Я ему говорил, что, судя по себе, я думаю, что ваши попытки не курить отчасти расстраивают вашу возможность писать для нас всех. Я, кажется, сегодня перестал совсем курить».

7 Алексей Петрович Залюбовский. О нем см. прим. к письму № 177.

8 Николай Никитич Иванов.

9 Евгений Иванович Попов (р. 16 марта 1864 г.), познакомился с Толстым осенью 1887 года, разделял многие взгляды Толстого и принимал участие в толстовских земледельческих общинах. Работая на земле, пропагандировал «ручное земледелие», возделывая так называемый «хлебный огород». Е. И. Поповым написана книжка: «Жизнь и смерть Е. Н. Дрожжина». Берлин, 1895, и ряд работ, связанных с преподаванием детям математики. В феврале 1888 года Е. И. Попов жил в Новгородской губ. близ станции Боровичи в имении своей жены Елены Александровны, урожд. Зотовой.

126 127

* 180.

1888 г. Февраля 29. Москва.

И жалѣю и не жалѣю васъ, милые друзья, за ваши волненія съ кормленіемъ. Какъ вы сами знаете, всякое матеріальное бѣдствіе можно сдѣлать для себя казнью, мукой и такимъ событіемъ, к[оторое] потомъ съ радостью будешь вспоминать. И мнѣ кажется, что вы дѣлаете по послѣднему, помогай вамъ Богъ. Пишите, пожалуйста, обо всѣхъ этихъ подробностяхъ. —

Биля я вамъ выписалъ черезъ Готье. Онъ пришлетъ вамъ. — Вчера мы женили Илью, и онъ уѣхалъ въ деревню. Что-то будетъ? До сихъ поръ не было ничего похожаго на ихъ намѣренія. Свадьба во фракѣ и съ пѣвчими и Tout le tremblement.1 Удивительно, какъ на свѣтѣ легко всё дѣлать сложно — сложно, роскошно, глупо, безнравственно, всё дѣлается само собой, а чтобы ничего не сдѣлать лишняго, требуется большое усиліе. Я живу не слишкомъ скверно, но лѣниво, вяло, ничего не пишу — не имѣю желанія писать, несмотря на то, что кажется, что еще многое нужно мнѣ, выработавъ, высказать. «О жизни» до сихъ поръ въ духовной цензурѣ.

До свиданья, милые друзья. Желаю больше и больше любить.

Л. Толстой.


Передайте другой листокъ Емельяну.2

Печатается впервые. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова «М. 2 Марта 88», синим карандашом «№ 175». Число «175» перечеркнуто и черным карандашом написано «178». Повидимому, Чертков на этот раз поставил дату получения, а не написания письма. Толстой пишет о том, что свадьба его сына Ильи Львовича была вчера, а И. Л. Толстой женился 28 февраля 1888 г. Поэтому письмо датируется 29 февраля 1888 г. Толстой отвечает на письмо Черткова от 26 февраля, в котором он писал Толстому: «Дорогой Лев Николаевич, опять обращаюсь к вам с просьбою помочь нам. У Гали с каждым днем молоко убывает, так что у кормилицы опять не хватает молока на обоих детей на своего и на нашего. И опять наш ребенок голодает, и опять Галя от этого понятно мучается.... Просьба моя состоит в том, чтобы вы повидались с Покровским и попросили бы его, самого или через кого-нибудь из его товарищей врачей, помочь нам, если возможно, вот в чем... Ведь в Москве постоянно рожает во всяких родильных домах и тому подобных местах масса бедных женщин. Между ними наверное есть известное количество таких случаев, что ребенок умирает во время родов или вскоре после. Не согласилась бы какая-нибудь такая женщина приехать к нам в кормилицы?»127

128 1 Можно перевести: со всем прочим шумом.

2 Толстой отвечал Ем. Ещенко на его письмо о курении. Письмо Толстого к Ещенко о курении см. в т. 64.

3 На это письмо Чертков отвечал письмом от 5 марта, в котором писал: «Спасибо вам за ваше доброе письмо, дорогой друг Л[ев] Н[иколаевич]. Вы совершенно правы в том, что из всякого материального бедствия можно сделать то, о чем приятно будет вспоминать. И в особенности это так с теми физическими страданиями, которые вытекают из своего нежелания поступить против совести, как в нашем случае»... «Мучительно только видеть физические страдания другого человека. А Галя не может не страдать, присутствуя при постоянном голодании ребенка. И физически она очень изнурилась зa последнее время. Она, слава богу, духом бодра и в общении с людьми подает мне светлый пример редкой любовности, кротости и незлобивости, доходящей до безответности. Но физически она страдает, и, вероятно, будет страдать, покуда окончательно не установится кормление нашего ребенка... » «Как жаль, что вы перестали писать для народа. В вашем писательском содействии нашему книжному делу ощущается со всех сторон громадная потребность. Вы оживили бы дело, начатое с таким успехом, но которое мы все обязаны поддерживать, по мере сил, до самой смерти. Когда вас не будет больше, то пусть оно развивается само по себе. Но жаль, если при вашей жизни вы лишаете его вашей поддержки, непосредственной поддержки вашим писательским талантом. Впрочем, я понимаю, что не имею права вас укорять. И, кажется, лишнее даже обращать ваше внимание на это соображение, так как вы сами по себе понимаете это лучше моего, и, если не пишете, то не по равнодушию»

* 181.

1888 г. Марта 4. Москва.

Я сейчасъ иду еще къ Покровск[ому]1 и очень радъ хлопотать. Когда найдется, я постараюсь направить ее такъ, чтобы она одна доѣхала, и надѣюсь, что это очень легко. Хочется кое что написать вамъ по душѣ и напишу въ закрытомъ. — «О беремен[ности] и родахъ» получилъ, прочелъ, кое что замѣтилъ.2 Все таки хорошо.

Чтó дѣлать съ этой рукописью?

Л. Т.


Петра3 мало видѣлъ, а онъ очень полюбился мнѣ.


На обратной стороне письма: Воронежской губерніи Россоша, Владиміру Григорьевичу Черткову.

Печатается впервые. Письмо открытое. Почтовые штемпели: Москва 4 марта 1888, Россоша 6 марта 1888. На подлиннике надпись синим карандашом «177» перечеркнута и написано черным карандашом «№ 180». Как видно из письма Черткова к Толстому от 7—8 марта 1888 г., комментируемое128 129 письмо так же, как и два другие, помещаемые здесь под №№ 182 и 183, получены были Чертковым в один и тот же день 6 марта и, повидимому, он, проставляя номера, не мог руководствоваться порядком, в котором они получались. Между тем в комментируемом письме есть определенное указание на то, что оно написано раньше закрытого письма, на котором Чертков проставил № 179 — об этом последнем письме Толстой пишет «напищу в закрытом». Поэтому нумерацию Черткова приходится изменить, помещая комментируемое письмо раньше, чем то, которое помечено Чертковым «№ 179».

Толстой отвечает на письмо Черткова от 1 марта 1888 г., в котором Чертков писал: «Посылаю вам, дорогой Л[ев] Н[иколаевич] книжку Дрентельн по акушерскому делу, проредактированную мною. Пожалуйста, верните мне ее сюда, как можно скорее, с вашим отзывом. Мне она очень нравится.... Теперь мне хотелось бы, не откладывая, издать ее, как она есть». Письмо это, как видно по штемпелю на конверте, было получено в Москве 3 марта, и на следующий день Толстой начал энергично искать кормилицу для ребенка Чертковых.

1 Врач Е. А. Покровский. О нем см. прим. к письму от 6 декабря 1887 года, № 168. Слова «иду еще к Покровскому» указывают, повидимому, на то, что Толстой был уже у Покровского по получении письма Черткова от 26 февраля 1888 г. с просьбой попросить Покровского указать кормилицу для ребенка Чертковых. (См. прим. к письму от 29 февраля 1888 г., № 180.)

2 Рукопись женщины-врача E. С. Дрентельн, вскоре после того изданная «Посредником» под заглавием «О беременности, родах и уходе за родильницей и новорожденным», М. 1888 г.

3 Петр Семенович Апурин (1865—1918), крестьянин дер. Екатериновки Лизиновской вол. Воронежской губ., в то время помогавший Черткову по хозяйственным делам и в частности по расчетам, связанным с издательством «Посредник». О П. С. Апурине см. прим. к письму Толстого к Черткову № 6, т. 85. Чертков в письме к Толстому, написанном около 25 июня 1888 г., сообщал Толстому, что П. С. Апурин будет в Москве и к нему зайдет.

* 182.

1888 г. Марта 4? Москва.

Пишу от Покр[овскаго]. Есть двѣ кормилицы, у обѣихъ умерли дѣти, но одна молода, 17 лѣтъ, а другая не нравится Покровскому. Молодая годится и хороша, но только Покров[скій] боится, что у ней скоро пропадетъ молоко. Будутъ заявляться еще. Когда будетъ вполнѣ подходящая, телеграфирую.

Л. Т.


На обратной стороне письма: Воронежской губерніи Россоша, Владиміру Григорьевичу Черткову.129

130 Печатается впервые. Письмо открытое. Почтовые штемпели: «Москва 5 Марта 1888» «Россоша 6 Марта 1888». На подлиннике синим карандашом надпись: «178». Число 178 перечеркнуто и написано: «181». В начале письма пять строк старательно зачеркнуты. Можно разобрать отдельные слова: «Покровский [2 неразобр.] искать кормилицу... Если найдется и когда найдется [1 неразобр.] так что [1 неразобр.] приедет [2 неразобр.] вас и особенно потому что...»

В письме от 4 марта 1888 г. № 181 Толстой писал, что идет к Покровскому, а в этом письме указывает, что пишет от Покровского. Оба эти письма получены в Россоше одновременно — 6 марта. Поэтому можно предположить, что комментируемое письмо тоже написано 4 марта, но опущено на несколько часов позже предыдущего, может быть, вечером того же дня, и потому московский почтовый штемпель поставлен 5 марта.

* 183.

1888 г. Марта 4? Москва.

Мнѣ ужасно жаль васъ, милые друзья, за ваши мученія съ вашей Олей. Простите меня, если я ошибаюсь, но я думаю, что вы мучаетесь за свой грѣхъ. И грѣхъ вашъ въ томъ, что вы вѣрите медицинѣ — наукѣ больше, чѣмъ Богу. Родился ребенокъ, есть мать съ молокомъ, ну и надо кормить и клистировъ не ставить. А если ребенокъ кричитъ отъ недостатка молока или отъ боли въ желудкѣ — запора, то надо было ждать и терпѣть. И молока бы прибавилось, можетъ быть (даже вѣроятно), и желудочекъ самъ бы началъ дѣйствовать — тоже больше, чѣмъ вѣроятно; а если бы этаго не случилось, то ребенокъ бы умеръ, т. е. то самое, что и теперь можетъ случиться, и что весьма вѣроятно при тѣхъ перемѣнахъ кормилицъ и неправильности отправленія желудка.

Разница была бы, для меня, не вѣрящаго въ пользу клистировъ и чужого молока, та, что при всемъ, что бы ни случилось, у меня бы совѣсть была бы покойна, у васъ же она не можетъ быть покойна. Мнѣ достаточно не вѣрить въ медицину или вѣрить въ то, что не можетъ Богъ допустить того, чтобы ребенокъ умеръ или выжилъ отъ того, что есть деньги и докторъ, мнѣ достаточно вѣрить въ это, и уже больше сомнѣній у меня быть не можетъ. Вамъ же нѣтъ конца сомнѣній. Вы сдѣлали по наукѣ, но все ли?, вполнѣ ли? И нѣтъ конца. — Вы не сердитесь на меня, милые, я можетъ быть, ошибаюсь, не сообразивъ всего, но такъ я думаю, такъ и написалъ. Если же бы вы согласились со мной, вы спросили бы: чтò дѣлать теперь?130 131 Теперь развязывать грѣхи, т. е. обходиться безъ кормилицы и безъ клистировъ.

Печатается впервые. На подлиннике надпись синим карандашом «№ 176». Зачеркнуто черным карандашом и написано «179». Письмо это было получено Чертковым одновременно с двумя открытыми письмами, помещаемыми под №№ 181 и 182. Оно несомненно написано позднее, чем письмо № 181, в котором Толстой пишет, что собирается написать «закрытое письмо», и, вероятно, позднее, чем письмо № 182, которое было написано у врача Покровского, повидимому, 4 марта. Вероятно, комментируемое письмо было написано в тот же день 4 марта, по возвращении от Покровского или — самое позднее, — утром 5 марта, так как, если бы оно было написано позднее, то наверное, не могло бы быть получено Чертковым 6 марта.

На это письмо Чертков ответил письмом от 7 марта, к которому сделан post-scriptum 8 марта. В письме от 7 марта Чертков писал: «Мы получили вчера ваши три письма. Я думаю, вы сами понимаете, какое чувство самой теплой благодарности ваши хлопоты за нас вызывают в нас, тем более, что вы хлопочете, исполняя желание наше, которое вы не одобряете. Закрытое ваше письмо нас не рассердило, как не может ничего нас рассердить, исходящее от вас, так осязательно любящего нас. Но скажу вам откровенно, что письмо это произвело на меня очень тяжелое и грустное впечатление. Я в нем не узнал вас, и мне стало жаль, что вы всё это так написали. Мне было жаль и Галю, которую это письмо сильно ошеломило. Отвечать вам на это письмо мне теперь не хочется, потому что не хочется ни оправдываться, ни в свою очередь осуждать вас. Если вы будете помнить содержание вашего письма, то я уверен, что вы сами для себя в свое время решите, справедливо ли, так жестоко обвинять людей в безбожии и недобросовестности за то, что у них другое отношение к медицине, чем у вас. Если мы и ошибаемся в нашем взгляде на медицину, что я признаю вполне возможным, то надеюсь, что в свое время мы увидим нашу ошибку. Бог вам судья, а не я, как и нам он же судья. Вообще мы искренно сознаем себя так виноватыми перед богом и людьми, если не в том, в чем вы нас осуждаете, то в другом, что признаем себя вполне заслуживающими такие письма. Но за вас мне жаль, что вы написали такое письмо. Я вас люблю, как всегда и как не могу иначе. И если вы в чем-нибудь оказываетесь несовершенным, то это только приближает вас ко мне. Ваш друг и брат В. Ч.»

К этому письму сделан post-scriptum, помеченный 8 марта 1888 г., написанный кем-то, повидимому, под диктовку Черткова, который своей рукою сделал лишь поправки. В этом post-scriptum’e Чертков, отвечая Толстому, излагает свой взгляд на медицину: «О медицине я вам сказал, что защищаться мне не хочется, и это правда. Но в ответ на выраженный вами взгляд на медицину, я не только могу, но должен ответить. Скажу прежде всего, что глубоко уважаю, признаю и разделяю то сознание, из которого вы исходите, о том, что «не может бог допустить того, чтобы ребенок умер или выжил от того, что есть деньги и доктор». Это совершенно справедливо. Но почему? А потому что тот же бог, который, если можно131 132 так выразиться, распоряжается жизнью и смертью ребенка, распоряжается и всем остальным на свете. Я верю, что всё устроено богом к лучшему, и что во всем механизме мировой жизни нет и не может быть ни одной случайности. В этом, как вы видите, я с вами согласен с тою только разницей, что из этого для меня не вытекает отрицание медицинской помощи. Если человек тонет в пруде, то и вы, и я, мы признаем, что не предосудительно, а хорошо броситься в воду его спасать. Мы не скажем: «Не может быть, чтобы бог допустил, чтобы этот утопающий умер или выжил от того, что мне вздумается или нет броситься в воду спасать его, или от того, умею ли я или нет плавать». Точно так же мы не возьмем заряженного револьвера и не станем стрелять из него зря, куда попало, успокаивая себя тем, что не может жизнь или смерть окружающих нас людей зависеть от такой глупости, как направление, по которому полетит оловянный шар из железной трубки».

* 184.

1888 г. Марта 11. Москва.

Получилъ нынче ваше письмо, милый другъ, въ отвѣтъ на мое дурное, и ужасно, ужасно мнѣ было больно за то, что я вамъ обоимъ сдѣлалъ больно. Должно быть — даже не должно быть, a навѣрное — мое письмо б[ыло] нехорошо: послѣ того, какъ я написалъ его, я всякое письмо ваше распечатывалъ съ волненіемъ — предполагая, что это отвѣтъ на мое. Что есть въ немъ правда, нисколько не извиняетъ меня. Неправда въ томь, что я сдѣлалъ больно людямъ, к[оторыхъ] я люблю. Смягчающее вину обстоятельство то, что я началъ писать, и мнѣ пришла мысль о васъ и вашей слабости (какъ мнѣ кажется) по отношенію къ врачебной (исключительной) помощи, и я готовъ былъ умолчать. Думаю, не надо умалчивать передъ ними. И это правда, но надо не дѣлать больно — никогда, ни за чтó. Очень, очень мнѣ жаль за себя. Вы простите.

Емельяну хотѣлъ бы написать, да не знаю, съумѣю ли, передайте ему мою благодарность за письмо.1 Рукописи и письма посылаю. —

Письма Сыт[ину] и Bop[oпaeвy]2 прочелъ и письмо Сытину не одобрилъ: есть раздраженіе, а мысль самая правильная.3 Воропаевъ хотѣлъ пріѣхать ко мнѣ. Александра Мак[едонского]4 только что прочелъ. Это превосходно. Я кое-что отмѣтилъ. Заключеніе все длинно, хотя и хорошо, и не нужно, п[отому] ч[то] сама вещь съ ужасной силой говоритъ за себя. Вмѣсто всего заключенiя я бы тутъ въ концѣ помѣстилъ бы132 133 преданіе о мирномъ таинственномъ народѣ: оно все выражаетъ. Я отмѣтилъ кое что въ смыслѣ цензурномъ и совѣтую еще многое выкинуть въ видахъ цензурной безопасности.

Это чтеніе меня раззадорило: хочется писать въ этомъ историческомъ родѣ. Очень, очень желаю, чтобы это прошло и напечаталось, это самая полезная книга. А представьте, я все это время много разъ толковалъ и думалъ объ такихъ историческихъ разсказахъ и заказалъ даже такіе5 двумъ женщинамъ. Полушинъ прислалъ мнѣ комедію — посылаю ее вамъ тоже.6 — Она ужасно плоха — я сказалъ это ему, но вы прочтите и посудите, нельзя ли напечатать всё таки. — Ну пока прощайте. Покровскій говорилъ вчера, что у него есть еще очень хорошая кормилица, но старо молоко, и онъ надѣется и очень хочетъ для васъ найти еще лучше. Завтра узнаю и телеграфирую вамъ.

Очень любящій васъ Л. Толстой.

Полностью публикуется впервые. Небольшой отрывок напечатан в ТЕ 1913, стр. 62. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова: М. 11. Марта 88. Синим карандашом: «№ 178». Написанное синим карандашом зачеркнуто и черным карандашом написано «182».

В этом письме Толстой отвечает на письмо Черткова от 7 марта 1888 г. (см. прим. к письму № 183 от 4 марта 1888 г.,) и на письма Черткова, одно из которых помечено 6 марта 1888 г., другое бездатное, датируемое А. К. Чертковой началом февраля 1888 г. В письме от 6 марта 1888 г. Чертков писал Толстому: «Дорогой Л [ев] Н[иколаевич] посылаю вам копии с моих писем к Воропаеву и Сытину по поводу неодобрения ими некоторых рукописей, доставленных им мною для издания. По этим письмам вы узнаете, в чем дело, и если повидаетесь с Воропаевым и поддержите мое предложение, то не сомневаюсь, что всё устроится к лучшему. А между тем очень важно сохранить добрые отношения с Воропаевым, так как от степени его личного сочувствия к вам много зависит успех нашего книжного дела, который сильно пострадает, если придется разойтись с Сытиным».

В письме от начала февраля 1888 г. Чертков писал по поводу посылаемой Толстому рукописи книжки об Александре Македонском: «Мне кажется, что подобное изложение истории имеет особенное значение, т. е. до сих пор, насколько мне известно, ни на русском, ни на каком другом языке никогда но излагалась история с точки зрения хоть сколько-нибудь христианской. Мне очень хочется знать ваше мнение об этой работе. Хотелось бы получить ваш подробный отзыв о ее достоинствах и недостатках для руководства на будущее время. В виду цензурных соображений придется брать исторические эпохи из самых отдаленных и не чересчур подчеркивать освещение, предоставляя фактам говорить самим за себя. Мне кажется, что одна очистка изложения от всякого условного133 134 освещения в роде государственного или научного, придает тому, о чем рассказывается, страшную убедительность в самом желательном для нас смысле. Некоторое же освещение от времени до времени с нашей точки зрения еще более осмыслит такие книжки. Как вы думаете?»

1 Толстой имеет в виду письмо Ем. Ещенко, полученное им 8 марта 1888 г. (хранящееся в АТБ), в котором Ещенко просит Толстого написать свое мнение о допустимости половой жизни. Об этом письме см. прим. к письму № 188 от 20—25 марта 1888 г.

2 Д. А. Воропаев (ум. 1890 г.) один из учредителей т-ва И. Д. Сытина, состоявший членом правления этого издательства. См. «Полвека для книги». Литературно-художественный сборник, посвященный пятидесятилетию издательской деятельности И. Д. Сытина. М. 1916, стр. 369.

3 Письмо Черткова к Сытину, не одобренное Толстым, вероятно, было написано под впечатлением того, что Сытин сообщил Черткову о затруднениях для печатания книжек издательства «Посредник», встречаемых со стороны его товарищей по издательству, к числу которых принадлежал и Воропаев, в виду их боязни цензурных и, вообще, правительственных репрессий.

4 Толстой имеет в виду рукопись книжки об Александре Македонском, пересланную ему Чертковым. Рукопись эта была начата А. М. Калмыковой, докончена П. В. Засодимским, а затем обработана Чертковым. При окончательной обработке рукописи были приняты во внимание указания Толстого и, в частности, соответствующим образом было изменено заключение. Рукопись об Александре Македонском сперва была напечатана вместе с рукописью о Марке Аврелии в одной книжке: «Два победителя. Царь македонский Александр и римский император Марк Аврелий». Спб. 1890. Затем была издана отдельно «Посредником» под заглавием «Александр Македонский — знаменитый завоеватель, прозванный Великим». М. 1890.

5 Написано: таки

6 Комедию эту, о которой упоминается в дальнейших письмах Толстого №№ 185—188, от 13 марта и от 20—25 марта 1888 г., Чертков в письме к Толстому от 20 марта и от 13 июня 1888 г. называет «Седьмая репка». Рукопись ее была передана артисту Андрееву-Бурлаку, который предполагал поставить на сцене некоторые комедии Полушина до появления их в печати.


На это письмо Чертков отвечал письмом от 15 марта 1888 г., в котором писал: «Дорогой, добрый брат Лев Николаевич, вы сами знаете, что последнее ваше письмо нас очень обрадовало и согрело. В особенности я рад за Галю, которая очень впечатлительна, в особенности в настоящее время от изнурения и кормления через силу. Я вперед знал, и всегда чувствую, что вы будете жалеть, что причинили боль. Прощать же мне вас нечего, потому что я никогда и не сердился на вас. А только я почувствовал некоторую оторванность там, где привык к полному единению. И знаете ли, это хорошо, — такие случаи будят человека и служат как бы предостережением, напоминанием о том, что в конце концов человек остается и должен оставаться один перед своим богом, и что не только134 135 нечего страшиться этого одиночества, но оно необходимо для того, чтобы люди не повторяли друг друга, а всякий вносил бы в жизнь порученную ему долю божества. Посылаю вам листок из моего дневника, в котором выражено мое настроение духа за последнее время. Мысли эти я записал еще в Крекшине, обращаясь к Гале».... «Как меня обрадовало ваше одобрение Александра Македонского. Заключение и так мы упростили, и совершенно согласны с вами, что лучше заменить его преданием о мирном народе. Мне очень жаль, что я написал Сытину в раздражительном настроении. Мое письмо его огорчило, и я уже поспешил попросить прощения и постараюсь загладить. Дай бог, чтобы это не повредило делу. Уж вы, пожалуйста, скажите ему, как я жалею».

* 185.

1888 г. Марта 13. Москва.

Пишу вамъ отъ Андреева Бурлака,1 к[оторый] мнѣ придумалъ комбинаціи, выгодныя для милаго и бѣднаго Полушина. Онъ совѣтуетъ его вещи не печатать пока, а играть. Комедію, к[оторую] я вамъ послалъ, верните мнѣ поскорѣе, мы ее поправимъ и постараемся поставить такъ, чтобы онъ имѣлъ поспектакальную плату.2 Теперь же Андреевъ беретъ его «Что такое жена» въ Петербургъ читать тамъ съ постановкой и за чтеніе будетъ платить ему. Тоже надо сдѣлать и съ Омутомъ3 и съ сказкой, если это будетъ годиться. Я сейчасъ зайду къ Сытину и постараюсь задержать печатаніе. —

Вчера получилъ милое трогательное и вполнѣ справедливое письмо Гали, за к[оторое] очень, очень люблю и благодарю ее.

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Напечатано (за исключением последней фразы) в ТЕ 1913. стр. 62—63. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова «№ 13 Марта 88». Синим карандашом: «№ 180» число «180» зачеркнуто и написано «183».

Последняя фраза письма является как бы ответом на письмо А. К. Чертковой от 7 марта 1888 г., которое она написала по поводу письма Толстого к Черткову от 4 марта 1888, за № 183. В этом письме А. К. Черткова писала о том, как ей было тяжело примириться с мыслью, что она сама не может выкормить ребенка, и как она и В. Г. Чертков решились искать кормилицу лишь тогда, когда выяснилось, что нет другого выхода.

1 Владимир Николаевич Андреев-Бурлак (1843—1888), артист-рассказчик, выступавший с большим успехом в трагических и комических ролях. Автор сборника рассказов. Предложение его, о котором говорится в этом письме, осталось неосуществленным вследствие его смерти.135

136 2 Комедия Полушина «Седьмая репка». См. прим. к письму № 188 от 22—25 марта 1888 г.

3 Эта рукопись была напечатана «Посредником» под заглавием «Омут или в город на чалочке, а из города на палочке». Рассказ в лицах из деревенской жизни (для народного театра) Н. А. Полушина. М. 1889. На обложке рисунок Л. Дитерихса (брата А. К. Чертковой).

* 186.

1888 г. Марта 19. Москва.

Кормилица выѣзжаетъ 19-го десять часовъ вечера.

Толстой.


На телеграфном бланке: Вор[онежская] Россошь Черткову.

Печатается впервые. Телеграмма. На телеграфном бланке пометки: «В Россошь из Москвы 19-го 1888 г. Подана в 7 ч. 57 м. пополудни». Толстой телеграфирует Черткову, что выезжает кормилица для ребенка Чертковых (см. письма 181 и 182).

* 187.

1888 г. Марта 19. Москва.

Получилъ ваши письма и былъ очень тронутъ ими. Нынче опоздалъ отправить кормилицу съ 12 [ти] часовымъ и отправляю вечеромъ. Она дѣвушка жалкая и на видъ симпатичная; дай Богъ, чтобы сошлась съ вами и выкормила Олю. — Покровскій очень много старался. Я его сегодня поблагодарю. Акушерка, к[оторая] доставила эту кормилицу, на вопросъ мой: сколько ей за ея хлопоты? сказала: 25 р. Я ей далъ и еще далъ 15 р. на дорогу, итого 40 р. Верните взятыя у жены. Письмо къ Сибирякову возвращаю. Я очень радъ, что это такъ устроилось — это лучше. П[авелъ] И[вановичъ] съ Сибиряковымъ проѣхали третьего дня въ Самару, и я ихъ видѣлъ. П[авелъ] И[вановичъ] охрипъ, горло болитъ, но духомъ радостенъ. Сибиряковъ, какъ всегда, кротокъ. На обратномъ пути черезъ недѣлю обѣщались прибыть.1 Книги о Маркѣ Авреліи2 у меня здѣсь нѣтъ, если она есть, то въ Ясной; на Мар[ью] Алекс[андровну] вы не сѣтуйте, она васъ обоихъ очень любитъ и цѣнитъ, и не можетъ быть причиной разъединенiя.3

Посылаю вамъ книжечки о пьянствѣ.4 Ну, пока всё.

Целую васъ.

Л. Т.136

137 Печатается впервые. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова: «182». Число 182 зачеркнуто черным карандашом и написано: «185». В письме есть указание, что оно написано в тот день, когда Толстой отправил кормилицу Чертковым, и потому, на основании телеграммы от 19 марта 1888 г., № 186 об отъезде кормилицы, оно должно быть датировано 19 марта 1888 г.

Письмо написано в ответ на письма А. К. Чертковой от 9 и 14 марта 1888 г. и на письма Черткова от 15 и от 16 марта 1888 г. А. К. Черткова в своем письме от 14 марта пишет, что она была очень тронута «последним» письмом Толстого (см. письмо № 184 от 11 марта 1888 г.) и упоминает о некоторых недоразумениях, возникших между Чертковыми и М. А Шмидт. Чертков в письме от 15 марта 1888 г. также пишет о впечатлении, которое на него произвело письмо Толстого (см. прим. к письму № 184). В письме от 16 марта Чертков пишет о своем обращении к К. М. Сибирякову с предложением пожертвовать некоторую сумму для оплаты гонорара за произведения авторов, писавших для «Посредника», с тем, чтобы т-во Сытина, от имени которого Воропаев в январе 1888 года, повидимому, выразил согласие участвовать частично в оплате гонорара, было бы освобождено от этих платежей совершенно: «Посылаю вам мое письмо к Сибирякову, на которое я уже получил его согласие. И я очень этому рад за наше дело. Освобождаясь сам от этих 2000 р., Сибиряков вместе с тем освобождает от литературной собственности все те книжки, которые мы подготовим для народа в течение года. И действительно, с нашим отрицанием собственности как-то не вяжется продажа торговому издателю в собственность тех книг, которые мы желаем доставлять народу. Вот, чтò хочу вас попросить, дорогой Л[ев] Н[иколаевич], пожалуйста, будьте моим посредником в установлении этого дела с Сытиным и Воропаевым, т. е. повидайтесь с ними, если можно, немедленно и скажите им от меня, что, ради избежания всякого разногласия относительно достоинства содержания доставляемых мною изданий, я желаю сохранять их в полном своем распоряжении, не принимая за право издания их никакой платы с фирмы Сытина».

1 Написано: прибыть.

2 Марк Аврелий-Антонин, римский император (121—180 н. э.), философ, разделявший учение стоиков. В течение многих лет вел запись своих размышлений.

А. К. Черткова в письме к Толстому от 9 марта упоминает о том, что много читала Марка Аврелия.

3 Толстой опасался охлаждения в отношениях между Чертковыми и М. А. Шмидт, приехавшей к ним (в имение Лизиновку), чтобы помочь в уходе за ребенком и в работе по домашнему хозяйству. Причина была в том, что М. А. Шмидт настаивала на осуществлении ее советов и приёмов воспитания, которые в некоторых случаях не разделялись Чертковыми. Это обстоятельство в конце концов побудило М. А. Шмидт уехать от Чертковых, с которыми она, однако, рассталась вполне дружественно, сохранив добрые отношения с ними до конца жизни.

4 Об этих изданиях см. прим. к письму 188 от 20—25 марта 1888 г.

137 138

* 188.

1888 г. Марта 20—25. Москва.

Получилъ комедію Полушина и отнесъ ее къ Андр[ееву] Бурл[аку] съ тѣмъ, чтобъ онъ сдѣлалъ свои замѣчанія и, если онъ одобритъ, то постараемся исправить.1 Деньги 50 р. я отдалъ вчера Полушинымъ.2 Они очень, очень рады, но боюсь, что это не то, что имъ нужно, но дѣлать нечего, надо дать. А онъ мнѣ очень нравится.

Доѣхала ли кормилица и какъ пошло кормленіе? Дай Богъ, чтобы у васъ обоихъ душа была спокойна по отношенію къ Богу по поводу вашего ребенка. И увѣренъ, что это будетъ, п[отому] ч[то] вижу, что требованія ваши къ себѣ у обоихъ большія. Помогай вамъ въ этомъ Богъ. — На дняхъ у меня былъ Желтовъ, молокан[инъ] Нижегородскій.3 Это молодой человѣкъ очень умный и религіозный. Вѣрованія ихъ самыя разумныя и свободныя отъ догматики и суевѣрія. Онъ б[ылъ] съ матерью.4 Они проѣздомъ были — ѣздили на ярмарку.5 Еще пріѣхалъ Количка.6 Про него говорить нечего. Мнѣ б[ыла] большая радость видѣть его. Онъ пробудетъ еще дней 10. Отецъ его пишетъ и рисуетъ. А онъ служитъ тѣмъ, кто требуетъ его службу, и все ниже и ниже подчиняетъ свое животное духу. — Здѣсь въ Русск[омъ] дѣлѣ напечатали Бондарева, хотя и съ пропусками, но и то хорошо.7 Послѣ завтра должно выдти предисловіе къ нему въ видѣ послѣсловія.8 Если не задержитъ цензура, я пришлю вамъ нѣсколько экз[емпляровъ]. — Здѣсь еще гоститъ одинъ французъ, professeur de philosophie Pagés,9 молодой человѣкъ. Онъ перевелъ «Что же намъ дѣлать»10 и человѣкъ очень свободный и близкій къ истинѣ. — Я ничего не пишу — нѣтъ потребности. Но думаю и надѣюсь, что буду и желаю этаго. Наше согласіе противъ пьянства распространяется очень медленно — теперь 270 членовъ, но, мнѣ кажется, прочно и твердо.11 Вышли 4 книжечки объ этомъ.12 Есть ли онѣ у васъ? Я посылаю, передайте Иванову съ моей любовью. — О Сытинѣ и его компаньонѣ: я заходилъ къ Сытину и сказалъ, что хотѣлъ бы видѣться съ компан[ьономъ] (забылъ фамилію), Сытинъ сказалъ, что онъ пріѣдетъ ко мнѣ. Потомъ я другой разъ зашелъ. Сытинъ говорить, что комп[аньонъ] извиняется — онъ присяжный и потому не можетъ, какъ только освободится, такъ пріѣдетъ. Въ промежутокъ138 139 были получены всѣ ваши письма. И я теперь не тороплюсь и жду, a кромѣ того самъ зайду завтра и переговорю о всемъ.13

14Поцѣлуйте отъ меня Емельяна. Письмо его очень важное.15 Я бы хотѣлъ написать ему въ томъ смыслѣ, какъ и я понимаю, что дѣторожденіе въ бракѣ не есть блудъ, но хотѣлось бы лучше обдумать это, чтобы написать основательно, п[отому] ч[то] и въ мнѣніи о томъ, что плотское общеніе, хотя бы и съ женою, ради одной похоти, грѣховно, есть правда. — Я думаю, что оскопленіе себя есть такой же грѣхъ, какъ и плотское общеніе ради похоти. Такъ же, какъ я думаю, что одинаковый грѣхъ объѣдаться, какъ и уморить себя голодомъ или отравиться. Законна пища для тѣла такая, при которой человѣкъ можетъ служить другимъ людямъ, и законно плотское общеніе такое, при кот[оромъ] продолжается родъ человѣческій. Скопцы правы, когда они говорятъ, что сожитіе съ женой, если оно дѣлается безъ духовной любви, только для похоти и потому не во время, что это блудъ, но они неправы въ томъ, что общеніе съ женою для рожденія дѣтей и въ духовной любви — грѣхъ. Это не грѣхъ, а воля Божья.

Оскопленіе по моему въ родѣ вотъ чего: Скажемъ, жилъ бы человѣкъ невоздержно и имѣлъ бы привычку изъ своего хлѣба курить вино и варить пиво и напиваться, и почувствовалъ бы человѣкъ, что это дурно и грѣхъ, и вмѣсто того, чтобы бросить дурную привычку и научиться на дѣло — на кормъ людей и животныхъ употреблять свой хлѣбъ — рѣшилъ бы, что одно средство избавиться отъ грѣха — это сжечь свой хлѣбъ, и такъ бы и сдѣлалъ. И вышло бы то, что грѣхъ въ немъ остался бы тотъ же, и сосѣди его все также варили вино и пиво, а только бы онъ не могъ кормить ни себя, ни семью, ни добрыхъ людей. Не даромъ Христосъ хвалилъ дѣтей, говорилъ, что ихъ царство небесное, что то, чтó скрыто отъ мудрыхъ, открыто имъ. Мы и сами это знаемъ: не было бы дѣтей — не рожались бы вновь дѣти, не было бы и надежды на царствіе Божіе на землѣ. Только на нихъ вся надежда. Мы уже изгажены и трудно намъ очиститься, а вотъ съ каждымъ поколѣніемъ въ каждой семьѣ новыя, невинныя, чистыя души, к[оторыя] могутъ остаться такими. Мутна и грязна рѣка, да ключей много чистыхъ вливаются въ нее, и есть надежда, что вода очистится. —

Вопросъ этотъ большой, и я радъ подумать о немъ. Знаю только одно, что одинаково скверно и грѣховно похотливый139 140 блудъ и оскопленіе. Но второе — оскопленіе — хуже. Въ блудѣ нѣтъ гордости, а есть стыдъ, а въ оскопленіи нѣтъ стыда у людей, а они еще гордятся тѣмъ, что сразу нарушили законъ Божій для того, чтобы не подпасть соблазну и не16 бороться. Сердце свое надо оскопить, тогда внѣшнее оскопленіе не будетъ нужно, a внѣшнее оскопленіе не спасетъ отъ соблазна. Попадаются на этотъ обманъ люди, потому что уничтожать въ сердцѣ похоть блудную одну никакъ нельзя, надо уничтожить всякую похоть, надо возлюбить Бога такъ, чтобы возненавидѣть всю прелесть міра, и это путь длинный, а тутъ какъ будто сразу короткимъ путемъ можно избавиться отъ самаго явнаго и постыднаго грѣха, да горе то въ томъ, что короткимъ путемъ этимъ часто никуда не пріѣдешь, а только въ болото.

Цѣлую васъ, милые друзья. Передайте мою любовь Озмидовымъ, Спенглерамъ, Залюбовскому, Иванову.

Полностью печатается впервые. Небольшие отрывки об изданиях «Посредника» напечатаны в ТЕ, стр. 63, и о половой жизни в сборнике «О половом вопросе», изд. «Свободное слово». Christchurch, 1901, стр. 37—39. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «183», зачеркнуто черным карандашом и написано «186». Письмо датируется на основании следующих соображений. Письмо не могло быть написано ранее 22 марта, так как открытое письмо Черткова, в котором он пишет, что отправляет рукопись Полушина, о получении которой пишет Толстой, было получено в Москве 22 марта. Оно не могло быть написано позднее 25 марта, так как Чертков отвечает на него 28 марта, письма же из Москвы в Лизиновку обычно приходили на третий день, и лишь в очень редких случаях получались скорее. Поэтому надо полагать, что письмо было написано между 22 и 25 марта 1888 года.

1 Комедия Полушина «Седьмая репка». О предложении артиста Андреева-Бурлака относительно исполнения комедий Полушина см. письмо от 13 марта № 185. Чертков в открытом письме к Толстому от 20 марта пишет, что рукопись этой комедии получил «вчера» и отправляет ему «сегодня».

2 Деньги, уплаченные Толстым Полушину в счет гонорара, были взяты у С. А. Толстой, которой Чертков перевел их 31 марта, как он пишет в письме к Толстому от этого числа.

3 О Ф. А. Желтове см. прим. к письму № 149 от 21 июля 1887 г.

4 Мария Ивановна Желтова, рожд. Горохова (1942—20 апреля 1897).

5 Написано: ярманку.

6 Николай Николаевич Ге. О его приезде М. Л. Толстая в письме к Л. Ф. Анненковой от 21 марта 1888 г. писала: «К нам вчера приехал большой наш друг, Николай Николаевич Ге, сын художника. Вы, вероятно, слыхали о нем. Прекрасный человек, живущий вполне по убеждениям ОТЦА, и большой его друг». (AЧ)140

141 7 Статья Бондарева «Трудолюбие или торжество земледельца» напечатана в еженедельной газете «Русское дело» от 19 марта 1888 г., № 12, стр. 12—14.

8 Послесловие Толстого к статье Бондарева напечатано в газете «Русское дело» от 27 марта 1888 г., № 13, стр. 11—13. За напечатание этого произведения редактору газеты «Русское дело» С. Ф. Шарапову было объявлено третье предостережение министром внутренних дел.

9 Е. Pagés (Эмиль Паже или Пажес, как писал его фамилию Толстой), профессор философии, в Сорбонне (Париж), изучавший русский язык.

10 «Quelle est ma vie?» Traduit par E. Pagés et A. Gatzouk. Paris. 1888.

11 Согласие против пьянства было образовано Толстым в декабре 1887 года. Вступавшие в него подписывали заявление, в котором писали о своем решении никогда не пить опьяняющих напитков и о желании разъяснять другим вред пьянства. Некоторые друзья Толстого, в том числе и Чертков, сочувствуя всякой борьбе с пьянством, в то же время находили, что нежелательно объединение в отдельное общество людей, подписавших заявление о том, что они не будут пить вино, и потому не присоединялись к этому заявлению. Согласие не было оформлено юридически и не превратилось в общество, имеющее устав. О нем см. Б, III. М. 1922, стр. 71. Текст заявления об отказе от спиртных напитков опубликован в «Известиях Общества Толстовского Музея». 1911 г. №№ 3—5, стр. 6.

12 Толстой имеет в виду книжки: Алексеев П. С., «Чем помочь современному горю? Как остановить пьянство?» тип. И. Сытина. М. 1888. Алексеев П. С. «О вреде употребления крепких напитков. Сведения о действии водки, вина и спирта на человека, изложенные по книге д-ра Ричардсона», тип. И. Д. Сытина. М. 1888. [Без автора]. «Вино для человека и его потомства — яд», тип. И. Д. Сытина. М. 1888. [Без автора]. «Пора опомниться! О вреде спиртных напитков. Составлено по изложению бывшего профессора химии А. П. Панина, тип. И. Д. Сытина. М. 1888. Первые две из этих книжек вышли в феврале, а две последние — в марте 1888 года.

13 Толстой заходил к Сытину и его компаньону Воропаеву, чтобы выяснить вопрос об участии фирмы Сытина в оплате авторского гонорара за издания «Посредника». Чертков, в январе 1888 года поставивший этот вопрос, затем признал это нежелательным. В конце марта Сытин и Воропаев известили Черткова о своем согласии участвовать в уплате гонорара за издания «Посредника» с тем, чтобы они потом переходили в их собственность, но Чертков отклонил их предложение, находя, что оно будет вредно для дела улучшения лубочной литературы, и не считая возможным признать принцип собственности в этом деле.

14 Абзац редактора.

15 Толстой имеет в виду письмо Ем. Ещенко, помеченное почтовым штемпелем от 6 марта 1888 г. и переписанное рукой Черткова. В своем письме, на которое Толстой дает ответ в комментируемом письме к Черткову, Ещенко писал: «Вот я желаю вам, братец, от своей любви разъяснить свое горе, под которым я нахожусь и посейчас. Вот в чем мое горе. Моя невестка приняла очень неприятное учение. Это учение под названием скопческой секты, — но я не хочу вам писать об этом подробно,141 142 потому что вы сами знаете ихнее учение. Но моя невестка Ефросиния Иванова очень сильно напустилася на мою жену, т. е. на свекровь свою. Она нападает на нее за то, что она рождает детей, это, она говорит, не христианство, если рождать детей, за это страшный грех, она считает это блудом. Она говорит, что, где только было сказано в слове божьему о блуде, то это самый блуд. Если выйти замуж и жить с своим мужем и иметь детей, то это ключ ада. За это и Адама бог выслал из рая, что он согрешил с Евой. Но я благодарю бога, что моему разуму это не мешает, потому что вся неправда перед моими глазами клейменная, но мне одно очень тяжело, что она нападает на мою жену своим злым характером, невозможной работой. А ее злоба является на ней за того, что она [жена] имеет слабость за последнее время к родам, и она в это время имеет очень большую слабость, так что больше лежит в постели, то мне очень трудно слышать этакои неприятности от своей невестки. Но этая злоба является от скопческого учения. Добрый брат, Лев Н[иколаевич] прошу вашой милости, напишите письмо на имя Ефросинии Ещенковой, потолкуйте о блуде, что есть блуд. Затем до свидания. Я пишу у доми Владимира Григорьевича. Поклонитца всем братцам. Остаюся ваш брат, любящий вас, еще желаю больше любить. Емеля Ещенко». Далее следует приписка Черткова: «Я вам переписал письмо Емельяна — под конец он мне диктовал. Его единомышленники много страдают от влияния скопческого аскетизма. В соседстве Емельяна живут такие люди и они многих из друзей Емельяна сбивают с толку и он давно страдает от этого. Вот почему ему так хочется, чтобы вы написали письмо о действительном значении половых сношений и о блуде».

16 Зачеркнуто: нарушить его блудом над строкой написано: бороться.

На это письмо Чертков отвечал письмом от 28 марта 1888 г., в котором между прочим писал: «За Полушина я очень рад, что вы с ним видаетесь. Он мне писал, что одно только поддерживает его — это общение с вами. И я этому верю и желаю ему одного, чтобы теперешнее его общение с вами содействовало бы развитию в нем возможности получения поддержки помимо вас и всяких людей — непосредственно от внутреннего источника силы..... Количке скажите, что я постоянно думаю о нем, как о брате, свободном и освобождающем себя от главных недоразумений и слабостей, отличающих нашего брата, посильных учеников Христа. (Главный наш недостаток тот, что мы слишком склонны быть больше вашими последователями, чем учениками и последователями Христа и вашими, Льва Николаевича, братьями.) Скажите ему, что еслиб он сейчас сюда приехал, то он, и именно он, очень помог бы мне в очень трудное для меня время. Он и вы себе не можете представить, как мне трудно. Напечатание изуродованной вырезками и лживым предисловием статьи Бондарева не могу одобрить. Думаю с Галею, что ему самому было бы очень больно прочесть этот номер «Русского дела». И кроме того думаю, что в таком виде и обстановке слова Бондарева мало кому нужны. — Ваше Согласие против пьянства встречает сочувствие в большинстве хороших людей. (Употребляю выражение «хорошие люди» — для краткости; считаю же, что мы все без исключения — порядочная дрянь, в которой от времени до времени кое-что блестит и радует).... Ваше письмо мы получили и как раз142 143 при Емельяне. Ваши слова о блуде очень, очень были нужны нам всем и нужны будут всем людям больше всяких философских споров и рассуждений. Так, по крайней мере, мне кажется. Емельян весь просветлел от радости, Галя плакала, читая, а мне стало особенно стыдно за свою прошлую, распутную, блудливую жизнь. Когда вы не имеете потребности или возможности основательно — писательски — изложить занимающую вас мысль, то вам непременно следовало бы записывать ее в сыром виде в дневник, в роде того как вы в письме ответили Емельяну о скопцах. Больше ничего не нужно. Всё, что нужно, сказано, а остальное будет писательство — то самое, в котором вы сами лучше кого-либо сознаете, много соблазнов. Статья о жизни была бы для читателей лучше, еслиб всё, что там есть нужного людям, не сгруппировано было в «статью». Всякая систематизация ужасно суживает значение того, что говорится, и включает истину в самую неудобовоспринимаемую форму, вызывающую протест со стороны почти всякого читателя, связанного какою-нибудь своею системою, а таких читателей 99/100. Форма книг, статей — теперь устарела. Теперь не только писатель должен прежде всего быть человеком, а не сочинителем, но и читатели — лучшие — прежде всего люди, а не ученики или изучатели. И потому, чем непосредственнее, сырее, записанные на бумагу ваши мысли, тем они сильнее, привлекательнее, убедительнее. (Художественное произведение — другое дело — там почти конца нет улучшениям, и вы совершенно правы, что «Власть тьмы» — конец — требует еще работы: побудительная причина — раскаяние — скомкана.)»

* 189.

1888 г. Марта 29?. Москва.

Третьяго дня получилъ хорошее извѣстіе о кормилицѣ, а вчера Залюбовской1 разсказалъ о васъ. Все хорошо, кромѣ неполнаго согласія съ Ник[олаемъ] Лукичемъ2 и еще нездоровья Ольги Спенглеръ и ея отъѣзда. И то и другое очень, очень жалко. У насъ теперь избытокъ радостныхъ друзей: и Количка, и П[авелъ] И[вановичъ]. У насъ все хорошо, за исключеніемъ тѣхъ же грѣховъ, какъ и у всѣхъ грѣшныхъ: неполное согласіе, чтó то затаенное, невысказанное съ сыномъ Сергѣемъ. Пишу это и затѣмъ, что не переставая страдаю отъ этаго, и затѣмъ, чтобы сказать, что я понимаю, какъ трудно распутывать такіе грѣхи. И въ самомъ дѣлѣ какъ не быть трудному такому распутыванью — вѣдь въ этомъ все дѣло жизни. Если бы это б[ыло] легко, то сейчасъ бы и было Ц[арство] Б[ожіе]. А то нѣтъ: легче гору просѣчь тунелемъ, чѣмъ развязать грѣхъ, разъединяющій двухъ людей.

О многомъ, многомъ хочется и нужно писать вамъ — теперь хоть самое главное. Посылаю назадъ рукопись Марк[а]143 144 Авр[елія].3 Хорошо. Нужно хорошее біографич[еское] вступленіе. Нѣкоторыя — я вычеркнулъ, нѣкот[орыя] очертилъ карандашемъ — считаю лучше выкинуть. Чѣмъ короче, тѣмъ сильнее. Еще посылаю рукопись Семенова Солдатка.4 Онъ много прибавилъ и вышло цинично. Надо какъ нибудь это исправить. Умъ хорошо, два лучше. Вы прочтите и подумайте. — О Китаѣ изъ Simon5 готова очень хорошая статья,6 я вчера ее передалъ назадъ Гацуку,7 чтобы упростить слогъ. Орловъ8 написалъ о Паскалѣ9 и 2-й разъ исправляетъ. Я думаю, будетъ недурно. Былъ здѣсь французъ Pagés10 и еще чехъ Масарикъ.11 Оба профес[сора] философ[іи]. Но оба сердечные и свободные люди. Пришло въ голову издавать Посредникъ международный въ Лейпцигѣ безъ цензуры на 3-хъ или 4-хъ языкахъ. Программа: Всё, чтó выработалъ духъ человѣческій во всѣхъ областяхъ — такое, чтó доступно пониманію рабочихъ трудящихся массъ и чтó непротивно нравственному ученію Христа:12 мудрость, исторія, поэзія, искусства... Устройства учрежденій никакого не нужно: — Посредникъ [съ] расширенной программой.13 Все, чтó у васъ есть, не пропускаемое цензурой14 — статьи Озмидова,15 Декларація Гарисона и очеркъ его жизни,16 Легенда Костомарова,17 Достоевскаго,18 Лѣскова,19 — все, чтó есть, печатать въ Лейпцигѣ на 4-хъ языкахъ — Рус[скомъ], Фр[анцузскомъ], Нѣм[ецкомъ], Анг[лійскомъ], и на оберткахъ печатать краткую программу.

Цѣлую васъ, милые друзья. Л. Толстой.

Полностью публикуется впервые. Отрывки напечатаны в ТЕ 1913, стр. 63—64. На подлиннике надпись твердым черным карандашом рукой Черткова: «М. 31 Марта 88». Более мягким черным карандашом написано 184. Число 184 зачеркнуто и мягким черным карандашом написано: 187. Толстой пишет, что получил хорошее известие о кормилице «третьего дня», имея в виду открытое письмо Черткова от 25 марта 1888 г., на котором проставлен московский почтовый штемпель от 27 марта. Если эти слова Толстого верны, надо думать, что комментируемое письмо написано 29, а не 31 марта. Если письмо написано 29 марта, возможно, что пометка Черткова соответствует дате получения письма. Толстой отвечает на открытое письмо Черткова от 25 марта, в котором Чертков писал о том, что кормилица благополучно доехала и кормление идет «пока хорошо».

1 В подлиннике написано: Залюбовской. Толстой имеет в виду Алексея Петровича Залюбовского. О нем см. примечания к письму № 177.144

145 2 Николай Лукич Озмидов.

3 Толстой имеет в виду рукопись книжки, которая была издана «Посредником» в том же году: «Размышления императора Марка Аврелия о том, что важно для самого себя», тип. И. Сытина. М. 1888. Об этой рукописи Чертков писал Толстому в письме от 19 октября 1887 года, сообщая, что А. К. Черткова делает выдержки из книги «Размышления императора Марка Аврелия о том, что важно для самого себя». Перевод Л. Урусова. Тула. 1882. Над рукописью этой работали и другие сотрудники «Посредника», а окончательная редакция и биографическое вступление принадлежат Черткову.

4 «Солдатка» — повесть С. Т. Семенова, описывающая положение крестьянской женщины — солдатки, попавшей в город на заработки. Указанные Толстым места, которые он нашел циничными, были несколько смягчены, но цензура всё же в то время не разрешила издание этой КНИЖКИ. Впервые напечатана под заглавием «Жена без мужа» в книжках «Недели» 1889 г., № 9. Под заглавием «Солдатка» напечатана в собрании сочинений С. Т. Семенова, т. I. «Крестьянские рассказы», изд. «Посредник». М. 1909.

5 Написано: Semon. Толстой имеет в виду книгу: «La cité chinoise» par G. Eug. Simon, ancien consul de France en Chine. Русский перевод: Г. Симон. «Срединное царство». Спб. 1884. Об этой книге Толстой писал П. И. Бирюкову в ноябре 1887 года: „Еще принес мне Новоселов книгу Simon (в русском переводе) о Китае. Непременно достаньте и прочтите. Меня это чтение привело в восторг и вам, именно вам, потому что там описано земледелие, да и вся жизнь китайцев — чтение это будет очень, радостно и полезно. Вот книга, которую надо, необходимо изложить для «Посредника»“.

6 Рукопись эта была издана «Посредником» под заглавием «Как живут китайцы». Составлено по книге Симона, бывшего французского консула, в Китае. Тип. И. Д. Сытина. М. 1889.

7 Повидимому, Александр Александрович Гатцук, в то время студент московского университета, племянник Алексея Алексеевича Гатцука, издателя «Газеты Гатцука» и «Крестного календаря».

8 Александр Иванович Орлов, бывший провинциальный актер и журналист. После ряда житейских неудач и разочарований почувствовал потребность изменить свою жизнь. Толстой предложил ему заняться работой по подготовке изданий для народа и дал переводить с французского «Мысли» Паскаля, отметив отдельные места. Кроме того Орлов составил для «Посредника» книжку о Гоголе. См. письмо № 174 от 24 января 1888 г. Работа А. И. Орлова для «Посредника» была непродолжительна и в дальнейшем он перестал интересоваться этим делом и прекратил сношения с издательством.

9 Блэз Паскаль (1623—1662), французский математик и физик, сделавший ряд ценных открытий, религиозный мыслитель. Упоминаемая здесь книжка А. И. Орлова была составлена на основании биографии Паскаля, «Vie de Pascal», написанной его сестрой m-me Реrіеr и приложенной к книге: «Pensées de В. Pascal». Сокращенный перевод и извлечения, сделанные Орловым, были окончательно проредактированы145 146 Толстым и напечатаны под заглавием «Французский ученый Влас Паскаль; его жизнь и труды». Составлено А. И. Орловым. В двух частях. Часть I «Жизнь Паскаля», часть II «Мысли Паскаля», изд. «Посредник». М. 1889.

Паскаль записывал свои мысли главным образом по вопросам религии и этики. Толстой высоко ценил эти размышления Паскаля. В марте 1876 года Толстой писал гр. А. А. Толстой: «Читали ли вы жизнь Паскаля — Blaise Pascal, его Pensées. Какая чудесная книга и его жизнь. Я не знаю лучше жития». ПТ, стр. 266.

10 Pagés Е. — Эмиль Паже перевел на французский язык при содействии А. А. Гатцука «Так что же нам делать». О нем Толстой пишет в письме к Страхову от 25—26 (?) марта и к А. А. Толстой от 26(?) марта 1888 г., т. 64.

11 Написано: Масрик. Толстой имеет в виду профессора философии Пражского университета Т. Г. Массарика (р. 1859). Т. Г. Массарик, чешский общественный деятель, в течение многих лет член австрийского парламента, автор ряда работ по вопросам философии и социологии, в 1919—1935 гг. президент Чехословацкой республики. Познакомившись с Толстым в 1887 году, Массарик несколько раз посещал его в последующие годы.

12 Зачеркнуто: научно

13 Мысль о создании «международного» Посредника не раз являлась у Толстого. В письме к П. И. Бирюкову от 6 ноября 1889 г. Толстой в связи с тем, что движение непротивления злу злом, представителями которого были Баллу и Гаррисон в Америке, замалчивается в печати, писал: «И кажется мне, что наше участие в деле будет состоять в том, чтобы уже сделать невозможным замалчивание. Помогай Бог. Международный Посредник. Вот Черткова прогонят за границу и будет Международный Посредник».

14 Зачеркнуто: кни

15 О рукописях H. JI. Озмидова см. прим. к письму № 140 от 30 мая 1887 г.

16 Вильям Ллойд Гаррисон (Garrison, 1804—1879), американский общественный деятель, один из создателей общества борьбы против рабства («аболиционистов»), по поручению которого им написан трактат под заглавием «Декларация чувств (Declaration of Sentiments) — о принципах и целях этого общества. Гаррисон проповедовал идеи непротивления злу злом и был противником всякого применения насилия.

17 Толстой имеет в виду легенду Н. И. Костомарова «Сорок лет». М. 1881, окончание которой написано Толстым в 1890 году. О ней см. письмо Толстого к Черткову № 95, и прим. к нему, т. 85, стр. 308, 312.

18 Цензура ставила препятствия к изданию «Посредником» отрывка из романа «Братья Карамазовы» Достоевского «Старец Зосима». Издание это «Посреднику» осуществить не удалось.

19 Толстой, вероятно, имеет в виду произведения И. С. Лескова «Скоморох Памфалон» и «Сказание о Федоре-христианине и друге его Абраме-жидовине», не разрешенные цензурой для отдельного издания в издательстве «Посредник».

146 147

* 190.

1888 г. Апреля 6. Москва.

По всѣмъ письмамъ отъ васъ, милый и дорогой другъ В[ладиміръ] Г[ригорьевичъ], вижу, что въ васъ происходить усиленная, напряженная духовная работа. И, говоря правду, не столько радуюсь, сколько боюсь за васъ, какъ бы не перегнулась палка въ другую сторону, т. е. не было бы излишней дѣятельности мысли. Въ тѣхъ письмахъ и отрывкахъ, к[оторые] вы мнѣ прислали и за к[оторые] благодарю, вы говорите въ концѣ самое главное, что сверхъ силъ не бываетъ, и иго легко. Но и это даже слишкомъ много сказано: — зачѣмъ предположеніе, что можетъ быть сверхъ силъ. Сверхъ силъ значить только, что я не умѣю и не готовъ работать. И иго уже что то означаетъ непріятное, a непріятнаго — нѣтъ отъ Бога, а только отъ насъ. Это я, милый другъ, не вамъ говорю только, а и себѣ, и часто говорю, и чѣмъ чаще, тѣмъ лучше. Недовольство, усталость, уныніе, потребность того, чего нѣтъ, все это отъ того, что мы составляемъ планы, что хотимъ достигнуть чего-то видимаго. Стоитъ только ясно1 понять, что я ничего удовлетворяющаго меня, видимаго достигнуть не могу, и что потому большее или меньшее достиженіе теперь безразлично, а что дѣло только въ томъ, насколько я не спускаю постромки и везу, что успокоеніе мое не въ томъ видимомъ, чего я достигъ, а въ томъ, что я знаю и люблю общее дѣло божье и своей жизнью участвую въ немъ, и дѣлается хорошо и радостно. Я иногда испытываю это состояніе и желаю его вамъ — состояніе, при кот[оромъ], какъ мягкая лошадь, влегъ въ хомутъ, повисъ на немъ, опираешься на него и не то, что рвешь, бьешься, тужишься, а спокойно всю тяжесть свою отдаешь на общее дѣло. Для этаго состоянія мнѣ нужно, или признаки этаго состоянія: равнодушіе къ смерти плотской и отсутствіе всякаго загадыванія даже на часъ впередъ; и бываетъ хорошо. Богъ поможетъ намъ. Весна на васъ всегда дурно дѣйствуетъ; а вы, вѣрно, мало въ полѣ работаете. Это вы, милый другъ Галя, посылайте его. Устройте ему такъ, чтобъ онъ часовъ 6 былъ въ работѣ или ходьбѣ внѣ дома. — Очень мы испорчены и надо поправлять другъ друга. Самому нельзя думать объ этомъ, a мнѣ и Галѣ можно. Цѣлую васъ и Олю2 и всѣхъ друзей нашихъ; разумѣю подъ ними всѣхъ, съ кѣмъ мы въ сношеніяхъ, въ какихъ бы ни147 148 было. Ну, теперь слѣдующій листокъ о дѣлахъ по пунктамъ, а ихъ много,

Л. Т.


1) Сытина я просилъ написать вамъ свое мнѣніе и рѣшение. Ему хочется, чтобы все оставалось по старому; и что же — онъ правъ, и такъ лучше. Онъ и прежде говорилъ, что не желалъ пользоваться исключительнымъ правомъ, и теперь тоже. Да и въ самомъ дѣлѣ, въ этой дешевой литературѣ, я думаю, и нѣтъ большой выгоды въ исключительномъ правѣ собственности. Письма вашего къ Сытину я не передалъ нарочно, но при случаѣ покажу его или прочту ему изъ него.

2) Барыковой3 «Три загадки» не помню, а эти всѣ три штучки мало интересны. Въ такой сжатой формѣ должно быть что нибудь сильное и оригинальное, а этаго нѣтъ. Но стихъ необыкновенной натуральности и легкости, и по направленію своему это хорошо. — Вообще сотрудница это очень хорошая. Я не люблю стихотворную форму; чтò бы она паписала въ прозѣ исторію, историческую эпоху или личность по образцу Алек[сандра] Мак[едонскаго],4 Римъ, Греція, Средніе вѣка, Америка — все прекрасно бы было.

3) Посылаю вамъ разсказъ «Вьюга» Тимковскаго.5 Разсказъ недурно написанъ и по мысли очень хорошъ. Если вамъ понравится, присылайте въ цензуру. Онъ отдаетъ его въ наше распоряженье.

4) Посылаю Солдатку Семенова.6 Прочтите и обсудите. Мнѣ не нравится — грубо, но исправить можно. Зато конецъ хорошъ.

5) Посылаю вамъ О Китаѣ, составленную статью Гатцукомъ, которому, если статья одобрится, намъ надо дать вознагражденіе. Составлена статья хорошо, но языкъ очень дуренъ, и кажется, онъ самъ не въ силахъ поправить его. Онъ еще прилагаетъ картинки, на к[оторыя] есть клише — онъ взялъ изъ журнала дяди, тоже рѣшайте.

6) Еще лежитъ у меня Паскаль, 3-ій разъ передѣланный, к[отораго], если успѣю вновь перечесть, пошлю вамъ.

7) Марк[а] Авр[елія] посылаю — хорошо.

8) Гоголя, пропущеннаго7 — тоже.

Посылаю Паскаля. Мыслей слишкомъ много. Порядокъ ихъ тотъ, какой нуженъ, но много лишнихъ — выключите ихъ.148

149 Хорошая будетъ книга.

Все это пошлю съ Количкой, к[оторый] ѣдетъ, чему я очень радъ.8 Но онъ медлитель.

Полностью публикуется впервые. Отрывки напечатаны в ТЕ 1913, стр. 64—66. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова: «М. 6 Апр. 88, 185». Число 185 зачеркнуто и написано: «188». Дата подтверждается письмом Черткова к Толстому от 8—9 апреля, из которого видно, что комментируемое письмо получено Чертковым 8 апреля вечером.

Толстой отвечает на письма Черткова от 26 марта и 31 марта 1888 г. В письме от 26 марта Чертков писал Толстому: «Всё писал вам, всё думал о вас, но рвал, чтò писал, большей частью по совету Гали, которая, как мне кажется, верно судит о том, что нехорошо мне писать вам (не о вас о ней, а о других). — Иногда, как будто хочется мне удалиться на несколько лет и отдохнуть от того, от чего нельзя отдохнуть. Хозяин знает свое дело и распоряжается нами, как следует. Иго его легко, если помнишь, что сверх сил не бывает и не может быть». Вместе с этим письмом Чертков послал выписки из писем, которые он написал 18 и 23 марта Толстому, но не послал, а разорвал, дав переписать из них лишь некоторые места. В первой выдержке (из письма от 18 марта) Чертков писал, что человек, понявший учение Христа, в бòльшей степени ответствен за свои дела и ему грозит опасность, на словах исповедуя истину и осуществляя на деле столько ту ее йоту, которая ему легче всего дается», попасть во власть самообмана и оказаться «гаже всех», потому что «кому ничего не дано, о того ничего и не взыскивается». Далее Чертков писал: «Мне тяжело это писать. Вам, вероятно, тяжело читать; а между тем я это пишу. И пишу единственно потому, что мне кажется, что это — правда. Я пренебрегаю тем неприятным впечатлением, которое мои слова могут, пожалуй, на вао произвести, потому что одного жажду в настоящую минуту, одного ищу, одно ценю — правду. Она одна вывозит, когда всё шатается. Правда — строгая к себе и любовная, мягкая к другим. Столько и в себе и кругом лжи и обмана, что иногда всё наше общение — нас, на словах верующих учению Христа, — представляется мне какой-то отвратительной комедией, которую мы перед кем-то играем неизвестно для чего». Во второй выдержке (из письма от 23 марта) Чертков писал: «Дeлà меня пугают и в других и в себе. Страшная опасность — дела. Я вижу всё в черном, мне тяжело, но это, наверное, всё пройдет и устроится без всякой посторонней помощи. А пока я и кругом и в себе вижу почти-что только одну погоню за делами, которые в действительности — призраки, а внутри, в душе, вижу почти-что только самообман и обман других. И что ужаснее всего — самообман и обман самые благонамеренные, искренние. Я, вероятно, преувеличиваю, и, если сделать в моих словах надлежащие оговорки и урезки, то думаю, что выйдет то самое, чтò и вы думаете. — Вообще я с вами так же, как и всегда, но как-то всё меньше и меньше чувствую, что вы со мною. В конечном результате я вполне спокоен, цель наша, ваша и моя, — одна и средства один. И цель будет достигаться,149 150 потому что она сама собою достигается. И в этом достижении мы с вами всегда будем за одно».

В письме от 31 марта Чертков писал, что получил согласие от Сытина и Воропаева, на сделанное им в свое время предложение об участии т-ва Сытина в оплате части гонорара по изданиям «Посредника» с тем, чтобы книжки переходили в их собственность, но что теперь он считает это неприемлемым. Чертков пишет, что передача книжек в собственность Сытина настолько для него нежелательна, что он, до получения от Сытина ответа, не будет высылать ему рукописей. В приписке к этому письму Чертков пишет: «Ответьте мне, согласен ли Сытин с Воропаевым на мое предложение? Или попросите их мне ответить откровенно и точно. А то я не могу давать дальнейший ход рукописям, которые я готовил для издания Сытиным. Прилагаю мое письмо к Сытину, которое я не послал ему, потому что побоялся, что он не поймет. А вы поймете и скажете ему чтò нужно из этого письма. Посылаю также три стихотворных перевода Барыковой (авторши «3-х загадок»), чтò мы читали в Москве, и ее письма, для того, чтобы вы лучше знали, какова она. Она просит, чтобы ей указали на недостатки стихотворений этих. Один вы можете это сделать с пользой для нее и для дела наших изданий. Сделайте же ваши примечания и о содержании и о форме. Отметьте слабые места в стихотворении. Ну, да вы сами знаете».

1 Слово: ясно написано по слову: твердо, дальше зачеркнуто: сказать

2 Дочь Чертковых.

3 Анна Павловна Барыкова, рожд. Каменская (1839—1893), по матери своей (рожд. Толстой) приходилась троюродной племянницей Толстому. Стихи ее народнического направления печатались в «Отечественных записках», «Деле», «Русском богатстве» и других журналах. В конце своей жизнй, она разделяла жизнепонимание Толстого и была в течение нескольких лет деятельной сотрудницей «Посредника». Упоминаемые здесь «Три загадки» — сказка в стихах в былинном духе, имела успех в свое время. Напечатана в книге «На память внукам». Сборник стихотворений А. Барыковой. М. 1890. Стихотворения Барыковой собраны в книге: А. П. Барыкова, «Стихотворения и прозаические произведения». Спб. 1897.

4 Толстой имеет в виду рукопись «Александр Македонский». О ней см. прим. к письму № 184.

5 Николай Иванович Тимковский (1863—1922), в то время начинающий беллетрист. Его рассказ «Вьюга» был издан «Посредником» вместе с другим его рассказом «Жестокий муж» под общим заглавием «Мой грех до меня дошел». М. 1890, сначала без имени автора, в серии «Для взрослых». В эту серию выделялись рассказы, касающиеся брачных отношений, о подкинутых детях, а также книжки, рисующие разгул и пьянство с их последствиями. Н. И. Тимковский написал книгу «Душа Толстого», К-во писателей. М. 1913. В архиве Толстого имеются два недатированные письма Н. И. Тимковского к Толстому относительно рассказа «Вьюга», в одном из которых он просит сообщить передана ли в «Посредник» рукопись, а в другом просит написать, чтобы150 151 издательство «Посредник» выслало бы какой-либо гонорар за рассказ «Вьюга», сообщая, что в кружке, в котором он состоит, иссякли деньги, нужные на книги, повидимому, для деревни.

6 О рукописи Семенова «Солдатка», так же как и о рукописях Гатцука о Китае, Орлова о Паскале, о книжке «Размышления М. Аврелия» см. комментарий к письму Толстого к Черткову № 189 от 29 марта 1888.

7 Цензурное разрешение на книгу А. И. Орлова «Николай Васильевич Гоголь как учитель жизни» было получено 30 марта 1888 г.

8 Поездка H. Н. Ге к Чертковым не состоялась.

На это письмо Чертков отвечает письмом от 8—9 апреля. В заключительной части этого письма, помеченной 9 апреля, Чертков писал: «Вчера утром написал вам первый лист, а вечером получил от вас письмо — такое доброе и умное, какое меня всегда поддерживает в хорошем, и помогает вернее и смелее идти вперед. Всё, что вы написали о сверх сил и легком иге, безусловно справедливо и было мне крайне нужно. Действительно неприятное бывает только от нас самих. И как часто забываешь эту старую азбучную истину, знакомую еще и Будде и стоикам, и, наверное, всем искателям правды божьей! Если я страдаю нравственно, то я должен искать в своем прошлом или настоящем, в своих грехах или грехах тех, с кем я сроднился, причины моих страданий. И ошибочнее и опаснее всего думать о тяжести воображаемого ига, налагаемого извне.... Я всегда замечал в других, что посколько они считают себя несчастными и жалеют себя, ровно постолько они безжалостны и злы к людям. Большая часть женщин, например, злее и бессердечнее всего после того, как они поплакали по поводу себя. Я и вижу, и знаю это, и всё сам попадаюсь в этом же самом. И о составлении планов, и о невозможности нахождения себе удовлетворения в результатах, и о жизни в ближайшем настоящем — во всем вы поразительно правы и резюмируете то самое, что кусочками постоянно всплывало в моем сознании в особенности в последнее время. Жить, не загадывая даже на час вперед, — это для меня теперь та обетованная земля, в которую я стремлюсь, и я знаю, что приближаюсь к этому; но — микроскопическими шагами. Конечно, бог мне поможет, как он помог и помогает вам»... «Я очень благодарен и тронут готовностью Колички приехать сюда. Если он еще не выехал, то лучше ему сейчас и не приезжать. Хочу ему написать».

* 191.

1888 г. Апреля 14. Москва.

Такъ запустилъ переписку съ вами, милые друзья, что и не знаю, на что отвѣчалъ, на что нѣтъ, постараюсь вспомнить.

1) Гончаръ самоучка,1 я не помню, чтобы отдавали его ему. Разсказъ этотъ мнѣ показался незначительными

2) Орелъ2 — недурно, именно дурного нѣтъ.

3) Посылаю фельетонъ Мопассана.3 Вотъ хорошо бы напечатать хоть въ Цвѣтникѣ.151

152 4) Посылаю разсказъ, передѣланный Буткевичемъ Анатоліемъ,4 онъ мнѣ не5 нравится.6

5) Съ Сытинымъ вы дѣлайте сами. По моему, лучше оставить все по старому.

6) Легенда о Царѣ Александрѣ — плоха.

Мы какъ будто не поняли другъ друга: — по моему, въ концѣ Алекс[андра] Макед[онского] надо помѣстить преданіе, к[оторое] разсказывается въ серединѣ. — У насъ все благополучно и здорово. Меня очень облегчило извѣстіе, что у васъ все здорово теперь. Передайте мою любовь Лизав[етѣ] Иван[овнѣ].8 Цѣлую васъ.

Любящій васъ Л. Толстой.


Колечка еще у насъ.

Напечатано (почти полностью) в ТЕ 1913, стр. 66. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова: «М. 14 Апр., 88, № ». Черным карандашом проставлено число: «186». Число: 186 зачеркнуто и черным мягким карандашом написано: «189».

Толстой отвечает на некоторые, в свое время оставшиеся не отвеченными, места из писем Черткова от 4 и 8 апреля. В письме от 4 апреля Чертков, между прочим, писал: „«Гончар самоучка» — отличный рассказ в новом для нас роде. Требует некоторых исправлений содержания и слога, за которые я и берусь. Сытин пишет мне, что он уже заплатил за этот рассказ, и требует его от меня. Я же ему пошлю его только после исправления мною. Для того, чтобы на будущее время избегать подобные случаи, прошу вас, если вы признаете какую-нибудь вещь достойною приобретения, то платите за нее за мой счет и сообщайте мне. Я же тотчас же вышлю вам деньги, имея теперь в своем распоряжении предназначенные для этой цели Сибиряковские деньги“. В письме от 8 апреля Чертков писал: «...согласно вашим указаниям я в «Ал. Македонском» выкидываю всё заключение и кроме того снова перечитываю всё изложение с целью сократить все излишние разжевывания значения сообщаемых фактов. Засодимский привык писать специально для детей и потому часто делает нравоучительные пояснения в таких местах, где самый факт говорит за себя красноречивее всего без комментарий. Вообще в подобных исторических рассказах, для большей их убедительности, следует быть очень осторожным и не утрировать. Вся сила должна заключаться не в пояснениях и замечаниях автора, а в подборе и распределении сообщаемых фактов и в тоне изложения, свободном от патриотического, государственного и тому подобного духа. — Вы мне писали, что следовало бы вместо заключения поместить сказание о праведном народе. Но с одной стороны мне жаль отымать это сказание из того места, где оно помещено — в конце наступательных походов Александра; а с другой стороны — мне кажется, что прилагаемое древнее «сказание о гордом завоевателе» весьма152 153 подходит для окончания нашей книжки об Александре и лучше того предания о праведном народе подводит нравственный итог содержанию всей книжки. Я однако не достаточно уверен в себе, чтобы самому решить, и потому прошу вас сказать мне ваше мнение об этом».

1 Изданный «Посредником» рассказ неизвестного автора «Гончар-самоучка». М. 1889, о том, как один крестьянин своим личным опытом изобрел способ делать глиняную посуду.

2 «Орел», рассказ Анатолия Лемана. Киев. 1888. Дозволено цензурою: 18 февраля 1888. Этот рассказ был вторично напечатан в сборнике «Три рассказа. I. Совесть. II. Орел. III. Как в старину судили», тип. И. Д. Сытина. М. 1890. Дозволено цензурою: Киев, 27 ноября 1889 года.

3 Толстой имеет в виду рассказ Гюи де Мопассана «Месть» («La mère sauvage»), напечатанный в газете «Русские ведомости», № 103 от 14 апреля 1888 года.

4 Анатолий Степанович Буткевич (р. 7 ноября 1859 г.), в то время студент московского университета, поселившийся в Крапивенском уезде Тульской губернии на хуторе; разделял взгляды Толстого. Занявшись пчеловодством, он сделался впоследствии известным специалистом в этой области. Напечатал ряд работ по пчеловодству, в том числе в издании «Посредника»: «Самоучитель пчеловодства». М. 1905, «Пчелы-друзья человека» и «Азбука доходного пчеловодства».

5 Зачеркнуто: очень

6 Об этом рассказе Буткевич в письме от 13 марта 1888 г. писал Толстому, что читал своим ученикам «переложение одной повести из ирландской жизни «До последней капли крови» («Отечественные записки» [18]80 г. № 10), которое только что кончил. Кажется понравилось. Перепишу и пришлю вам или брату. Может быть можно будет напечатать». (АТ) В указанном Буткевичем номере журнала «Отечественных записок» напечатан рассказ мистрис Беренс «До последней капли крови». Рассказ о голоде в Ирландии. Переложение, сделанное Буткевичем, издано не было.

7 Абзац редактора.

8 Елизавета Ивановна Черткова, мать В. Г. Черткова, гостила у него с 9 по 19 апреля.

* 192.

1888 г. Апреля 17. Москва.

Посылаю вамъ письмо Орлова. Постарайтесь исполнить его желаніе.1 Получилъ нынче ваше послѣднее радостное письмо. Радуюсь2 этому, хотя желалъ бы для васъ болѣе ровности. Мы съ Колечкой собираемся завтра идти пѣшкомъ в Ясн[ую] Поляну. Пишите мнѣ туда. Цѣлую васъ и Галю и Ольгу3 и всѣхъ, кто меня помнитъ. Очень радъ, что вы сошлись съ Поповымъ.

Л. Т.

153 154

На мѣсто статьи Буткевича посылаю статью Элснера.4 Что вы скажете о ней? Покаяніе5 тоже нехорошо — не стоить печатать.

Полностью публикуется впервые. Отрывки напечатаны в ТЕ 1913, стр. 66. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова: «М. 18 Апр. 88, № 187». Число «187» зачеркнуто и черным, более мягким карандашом написано: «190». Толстой пишет, что собирается «завтра» идти пешком в Ясную поляну. Толстой вышел вместе с Н. Н. Ге младшим и А. Н. Дунаевым из Москвы 18 апреля, как это видно из его письма к С. А. Толстой от 18 апреля 1888 г. (см. ПЖ, стр. 323), и потому письмо к Черткову он мог написать не позже 17 апреля.

Толстой отвечает на письмо Черткова от 13 апреля, в котором Чертков писал: «Думаю о вас, дорогой брат Л[ев] Н[иколаевич], находясь в состоянии большой радости, не вызванной, как мне кажется, ничем внешним, но исходящей из внутреннего равновесия. Такие состояния со мною бывают не часто и не надолго; но радостность этих мгновений бесконечно радостна, и мне представляется, чтò я говорю? — я чувствую и знаю, что сами эти мгновения важнее и вечнее, если можно так сказать, временной бесконечности, состоящей из вчерашнего дня, сегодняшнего, завтрашнего, послезавтрашнего и т. д., без конца. Вечна не эта материальная бесконечность, вечно только то, для чего существует одно настоящее, и нет прошлого и будущего. Неведомая мне сила, для которой я стал проводником, освободила меня от той полной зависимости от условий времени и пространства, в которой я обыкновенно вращаюсь, и Христос, и Будда, и Марк Аврелий, и Паскаль, и вы, и Колечка, и Гаршин, и даже Фрей и Озмидов — совсем близки ко мне, около меня, и я с вами общаюсь еще теснее, чем при личном свидании, теснее и крепче, и почти что радостнее, потому что при таком общении нет даже возможности разногласия, которое бывает при личных материальных сношениях. Я чувствую, что я согласен со всеми вами, а то, в чем мне кажется, что вы ошибаетесь, или грешите иногда, в этом вы со мною сами согласны в моем теперешнем общении с вами вне времени и пространства. И я занимаю такое же положение по отношению к вам. Хочу оговориться — что между вами есть даже один, с которым я вполне и безусловно согласен, ошибки которого я никогда не сознаю, и этот один, разумеется, Христос. Я радуюсь, что нахожусь в таком состоянии, радуюсь и за себя и за вас всех, так как отношусь к вам ко всем хорошо, а это хорошо и для вас. Я знаю, что это мое радостное состояние должно пройти и, вероятно, очень скоро; но оно достигается и опять достигается. Царство божие усилием берется. Оно не достигается даром, и только тот, кто хочет творить дела отца, узнает об этом учении, от бога ли оно, или Христос сам от себя говорил. И в такие минуты, как теперь, мне понятен смысл всех страданий нравственных и психических, которые я переживал. Они представляли то усилие, то трение, которое было необходимо, чтобы додвинуться до моего теперешнего положения. Сейчас течение обстоятельств толкнет меня дальше, телега моя застучит, заскрипит, по лошади посыпятся удары кнута,154 155 если она еще не такая «мягкая», как та, о которой вы пишете. Я — лошадь — буду и спотыкаться, и тужиться, и падать и вскарабкиваться на ноги, и все же таки всё это хорошо (хотя и могло бы быть лучше), — хорошо, потому что я непременно подвинусь вперед и на следующей площадке радостного отдыха, осматриваясь, увижу уже ниже себя ту радостную площадку, на которой стою теперь и с которой вам пишу. Какая чудная вещь жизнь. И как глупы и жалки те, которые не хотят жить и предпочитают прозябать. Если они не могут жить, то их назначение прозябать. Но если они могут, да не хотят, то очень их жаль. — Сколько они упускают такого хорошего, радостного, о чем и во сне себе представить, нельзя. Е. И. Попов здесь, и очень, очень он мне симпатичен.

1 Повидимому, Толстой пересылал Черткову письмо А. И. Орлова, выражавшего желание получить гонорар за свою литературную работу для «Посредника». В ответном письме от 19 апреля Чертков сообщает, что послал Орлову 50 рублей.

2 Слово: радуюсь написано по слову: оче[нь]

3 Вероятно, дочь Чертковых Ольга.

4 Толстой послал вместо рассказа А. С. Буткевича, о котором он упоминал в предыдущем письме, повесть А. О. Эльснера. Повидимому, об этой рукописи Толстой писал П. И. Бирюкову в письме, полученном 1 декабря 1888 г.: «Анат. Оттович Эльснер, который написал одну вещь — повесть народную — для Посредника, очень недурную (она у Черткова) — «Вино». Вероятно, об этой повести Чертков 30 ноября 1888 года писал автору, что чувствует себя отчасти виноватым перед ним в том, что так долго задержал у себя его рукопись «Деревня потонула в вине».

5 «Покаяние». Рассказ старого крестьянина (переделка с малороссийского). Киев. 1888. Книжка эта, изданная Чертковым в Киеве, была послана им Толстому при письме, от 13 февраля, причем Чертков писал, что думает напечатать новое издание этой книжки «у Сытина».

* 193.

1888 г. Апреля 26. Я. П.

Спасибо, что скоро написали, милый другъ. Мнѣ здѣсь въ уединеніи еще дороже ваши письма. Боюсь, что ваше сужденіе насчетъ Паскаля, особенно его мыслей, въ серединѣ, слишкомъ строго. Тамъ много есть лишняго, к[оторое] просто надо вычеркнуть. Пришлите мнѣ всю рукопись съ вашими замѣчаниями, я ею займусь и тогда пошлю, куда вы скажете. Мы дошли прекрасно на 5-й день. Съ нами б[ылъ] одинъ еще Дунаевъ.2 Ну пока до другого раза. Цѣлую васъ и жену и дочь и всѣхъ, меня помнящихъ. Л. Т.


На обратной стороне письма: Воронежской губ. Россоша.

Владиміру Григорьевичу Черткову.155

156 Полностью печатается впервые. Отрывок напечатан в ТЕ 1913, стр. 67. Письмо открытое. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «Я. П., 26 Апр. 88», черным карандашом приписано: «188». Число 188 зачеркнуто черным карандашом и написано: «191». Почтовые штемпели: Почтовый вагон 27 аир. 1888, почтово-телегр. контора Россоша Ворон, губ., дата неясна.

Толстой отвечает на письмо Черткова от 19 апреля. В этом письме Чертков писал относительно книжки А. И. Орлова о Паскале: «Орлову я вышлю 50 р. до окончательного расчета «Паскаля». Работа эта требует еще большой переделки. Я думаю, что надо одно из двух: или писать только для образованных людей — или — для всех людей, т. е. так, чтобы было понятно и простым читателям, которых громадное большинство. Не говорю, что всякий простой читатель поймет книжку, написанную для простых людей. Серьезную книгу, хотя и просто написанную, чтобы понять, нужно желать понять, а этого и не желает всякий простой читатель; но если писать для всех, то необходимо, чтобы простой читатель мог понять, если он того пожелает и станет вдумываться. Условию этому не удовлетворяют мысли Паскаля, помещенные в середине рукописи Орлова: между ними есть многое, непонятное простому читателю, отчасти благодаря неудачному переложению, отчасти вследствие того, что сам Паскаль был аристократ мысли и часто выражал в шелковых, золоченых нарядах то, что несравненно яснее и менее рисковано в простых словах, таких, какие употреблял Иисус. А то из мыслей Паскаля, что решительно не поддается простому бесхитростному изложению, то, наверное, не нужно простым людям, и если уже нужно найти этому место, то место ему в книжке для образованных людей такой, как та, о которой Орлов просит вашего позволения напечатать, что она вышла из под вашей редакции Вообще, судя по «Гоголю» и «Паскалю», мне кажется, что литературные способности Орлова пока больше соответствуют книгам для образованных людей, что нужно ему много сблизиться с простыми людьми и много поработать над собою раньше, чем ему возможно достигнута приемов и, главное, склада мыслей, нужных для составления книжек для всех людей. — Если ему нужны деньги, то ему лучше писать для образованных людей, а не для «Посредника». «Гоголь» — очень хорошо, но он на границе того, как можно писать для всех. А «Паскаль» перешел за эту границу и непонятен всем. Если вы согласны со мною, то я постараюсь сократить мысли Паскаля так, чтобы осталось только одно более или менее понятное всем и радостное для всех, ищущих правды. А та книжка Орлова, о которой он пишет, будет заключать все мысли Паскаля без пропусков».

1 Толстой, Н. Н. Ге младший и А. Н. Дунаев пришли в Ясную поляну 22 апреля. См. письмо Толстого к С. А. Толстой от 23 апреля 1888 г. — ПЖ, стр. 324.

2 Александр Никифорович Дунаев (11 августа 1850—19 января 1920), один из директоров Московского торгового банка. Познакомившись с Толстым в 1887 году, А. Н. Дунаев во многом стал разделять его убеждения. О нем см. прим. к письму Толстого к Дунаеву за 1889 год, т. 64.

156 157

* 194.

1888 г. Мая 12. Я. П.

Дорогой Владиміръ Григорьевичъ! Все еще живу одинъ съ Количкой въ деревнѣ. Не пишу ничего, даже писемъ. Только нынче собрался. То, чтò вы мнѣ пишете о моемъ писаніи, справедливо, но въ дѣлѣ писанія есть свои нѣкоторые внутренніе законы, которыхъ не прейдеши: и не напишешь ничего, когда не по этимъ законамъ, и не удержишься отъ писанія, когда нужно. Правила — путь жизни все таки одинъ и тотъ же для всѣхъ людей и для всякихъ дѣлъ — путь Христовъ. — Работаемъ мы немного съ Количкой и бесѣдуемъ. У насъ въ деревнѣ неожиданно прививается согласіе противъ пьянства.1 Я нынче посылаю листокъ Сытину, написанный Соловьевымъ2 изъ Казани и поправленный мною. Несчастному Полушину сейчасъ пишу письмо, к[оторое] огорчитъ его.3 Я говорилъ. ему, что нельзя кормить семью литературной работой его сорта, а онъ разсчитываетъ на это и на мою помощь. Паскаля біографію я увѣренъ, что Н[иколай] Л[укичъ] поправить превосходно, но мысли надо не трогать, т. е. не отступать отъ фр[анцузского] подлинника. Только надо многія выпустить. Да и всѣ ихъ изъ середины поставить въ концѣ отдѣльно.

Какъ живетъ и растетъ ваша Оля и кормилица? Какъ съ ней? Цѣлую васъ и жену. Какъ ея здоровье? Какъ бы вамъ побольше out of door wоrk’a?4

Л. T.


Только что кончилъ письмо, какъ получилъ ваше съ перепиской Орлова. Ваши поправки перевод[а] мыслей — очень хороши. Держитесь только близко подлинника. Вообще весь вашъ планъ изданія Паскаля вполнѣ одобряю.

Спасибо за хорошее письмо. То, чтò я пишу Н[иколаю] Л[укичу], относится къ тому, чтó вы пишете о деньгахъ.5

Нынче четвергъ. Мои пріѣзжаютъ въ субботу.

Два отрывка напечатаны в ТЕ 1913, стр. 67. Написано на полулистке почтовой бумаги с оторванным нижним краем. На подлиннике надпись, синим карандашом: «п. 16 Мая», — черным карандашом «№ 189» (подчеркнуто). Число «189» перечеркнуто более мягким черным карандашом и написано: «192». Надпись «п. 16 Мая», повидимому, обозначает «получено 16 Мая». Письмо датируется 12 мая на основании следующих соображений.157 158 Толстой пишет: «Только что кончил письмо, как получил ваше «с перепиской Орлова». Письмо это, помеченное Чертковым 7 мая, имеет на конверте почтовые штемпели: Россоша 9 мая, Москва 11 мая и, вероятнее всего, было получено в Ясной поляне 12 мая. Толстой пишет: нынче четверг», день 12 мая 1888 года — четверг. Толстой пишет, что ждет свою семью в субботу, а из письма Толстого к С. А. Толстой от 9 мая (см. ПЖ, № 330, стр. 336) можно заключить, что Толстой ждал свою семью в ближайшую субботу, т. е. 14 мая. Сопоставляя все эти данные, можно с некоторой уверенностью датировать комментируемое письмо 12 мая.

Толстой отвечает на письма Черткова от 1 и 7 мая. В первом из этих писем Чертков писал: «Дорогой Л[ев] Николаевич], я очень рад за вас, что вам пришлось прожить несколько дней [зачеркнуто: в обстановке странника] пешком, и что теперь вы в Ясной. Я знаю, что в вас есть то, что делает вас независимым от внешних условий, но все же таки и вам должно легче житься в обстановке более нормальной. Не скрою от вас, что я всей душой надеюсь, что эта перемена в обстановке опять вызовет в вас потребность писать, т. е. открыть людям частичку вашей внутренней жизни для того, чтобы в своей жизни они могли бы пользоваться и вашей. Мне всё кажется, что вам непременно следовало бы заносить в записную книжку в сыром виде все те мысли, которые выпрашиваются из вас, и не с тем, чтобы потом отделывать их форму, а единственно для того, чтобы люди, следующие вашими путями, и потому способные понимать вас с полуслова, могли воспользоваться этими мыслями. У меня есть еще надежда, и ее я не скрою от вас. Это то, что вы станете опять писать для всех простых людей, пуская в оборот данный вам на то от бога талант. И тогда-то из этого рода вашего писания, что будет цензурно, можно будет сейчас же издать для русского народа. А то, что не будет цензурно, будет, по крайней мере, доступно пониманию каждого из тех, кто содержал и содержит нас. В ваши года и при нормальной жизни человек не работает преимущественно физическим трудом. А больше помогает людям результатом своей жизненной опытности и духовной зрелости. И еслиб они могли, то все люди попросили бы вас, раньше, чем умереть плотской смертью, написать для их пользы и радости, как можно больше того, чтó вы имеете сказать, чтó вы надумали и начувствовали в течение вашей жизни.

О Паскале я дал переложить Озмидову. Мы уже сговорились с ним, как это сделать, и из его переделки выходит прекрасное изложение, совсем неузнаваемое, ясное и понятное каждому. А потому, если позволите, я доставлю вам эту рукопись после окончания Озмидовской работы на ваш суд. А пока Орлов потребовал назад свою рукопись, чтобы воспользоваться ею для составления пространного перевода». В письме от 7 мая Чертков писал о работе Орлова над рукописью о Паскале, которая, по его мнению, нуждалась в переделке: «Мне кажется, что мысли Паскаля необходимо изложить просто, и что мы с Озмидовым с этим справимся. Прилагаю образчики нескольких мыслей, переложенных нами. А биографический очерк можно, в крайнем случае, не переделывать. Позвольте мне сделать так, и потом послать вам на суд то, что выйдет.158 159 Только теперь будет большая задержка, потому что всю рукопись я послал Орлову, согласно его желанию». Далее Чертков пишет о своем отношении к деньгам: «Понятие о законном заработке есть политико- экономический обман, всё равно, как и собственность. Это я вам говорю; другому не сказал бы, потому что это показалось бы фарисейством: если неправильно понятие о заработке, то тем более неправильно нанимать людей и т. п. В этом как будто противоречие, и, может быть, в самом деле и есть противоречие. Но пока я не вижу другого выхода, как продолжать иметь дело с деньгами... Ваш взгляд на деньги меня притягивает, но, повторяю, мне далеко не всё еще выяснилось. Надо мне выжить выяснение этого вопроса». В конце письма Чертков излагает свои ближайшие планы работы для «Посредника»: «В ожидании помощника по изданиям, о котором я писал Павлу Ивановичу в Петербург, мне приходится еще много заниматься над бумагами. Относительно лубочных изданий, вот, что я надумал за последнее время: маленьких рассказов и повестей набралось уже достаточно, так говорит и Сытин. А между тем у него есть целая серия толстых книжек, в которую мы еще ничего не внесли, если не считать «Хворую». Необходимо на это обратить особенное внимание. Я хочу поручить нашим сотрудникам переводить хорошие иностранные романы, путешествия, исторические рассказы и т. п., а потом редактировать их переводы. У меня есть в виду несколько переводчиков, сочувствующих нашему издательскому делу и предложивших свое сотрудничество на выгодных для нас условиях. Пожалуйста, укажите мне, какие иностранные книги по вашему мнению наиболее подходят: вы об этом много думали. Другое, что мне кажется, это то, что у вас в прошлом была одна добрая и крайне важная мысль — изложения для всех людей содержания всех человеческих вер, выставляя на первый план то, что в них есть общего, истинного, а на задний — то, что в них есть индивидуального и менее важного. Эту мысль не следует оставить без последствий. Дело это слишком важное и нужное людям, и мне кажется, что при вашей жизни следовало бы его осуществить, или, по крайней мере, начать осуществление его. Это вместе с изложением жизни и учения всех выдающихся мудрецов человечества, в роде Сократа, Диогена, Эпиктета, Марка Аврелия, Паскаля и т. п. будет в роде подведения итога тому, до чего дошло человечество в прошлом и, имея этот материал перед собою, каждому легче двигаться вперед. Это я знаю из своего личного опыта. Единственный путь для передачи всем этих нужных жизненных сведений есть путь книжный, и потому каждому, кто имеет какое-либо отношение к составлению книг, т. е. вам, мне, всем нам следовало бы уделить часть нашего времени и труда на это. Я исподволь пишу о Будде, Поша — о Диогене, Орлов — о Паскале, но этого мало. Присоедините к нам вашу самостоятельную работу и нам работать будет веселее и легче».

1 Согласие против пьянства. См. прим. к письму № 188.

2 Александр Титович Соловьев (1853—1919), учитель, автор книжек против пьянства. О нем см. прим. к письму Толстого к Соловьеву от 12 февраля 1888 г., т. 64. Листок, о котором пишет Толстой, «Вино — яд»,159 160 являлся сделанной по предложению Толстого переработкой книжки автора «Вино — яд», изданной в 1885 г. Об этом листке Толстой писал Соловьеву 6 апреля 1888 года: «Александр Титович! Получил вашу статейку о вине, она мне очень понравилась и я предложу ее напечатать. Желательно бы было одно: немножко сократить, да еще не слишком преувеличивать описаний состояния пьяницы. Преувеличения подрывают доверие, да и не нужно. Дело само за себя говорит. Если вы вздумаете поправить — поправьте, а нет, я и так постараюсь напечатать. Это хорошо, горячо написано и будет полезно. Да еще, не удобнее ли вам проводить через цензуру статьи в Казани? Очень радуюсь за ваше энергичное участие в нашем деле. Книжки ваши вышли. Любящий вас Л. Толстой.

3 Письмо Толстого к Полушину неизвестно, но сохранилось ответное письмо Полушина от 20 мая 1888 года. В этом письме Полушпн писал: «Чтобы назвать мои надежды «несбыточными» — нужно знать их, — а Вы их не знаете. Чтобы вызвать «ряд разочарований» нужно что-нибудь для них делать, а я ничего такого не делаю. Я маленький писатель, пишу небольшие картинки, приношу этим маленькую пользу себе и людям — вот и всё. На этой дороге меня не встретят ни разочарования, ни несбыточные надежды, так как нет причин, их вызывающих. Правда я желал: иметь 50 р. в месяц за мои литературные работы. — Это желание, благодаря Вам и доброму Владимиру Григорьевичу почти исполнилось. Других же желаний, а тем более надежд, связанных с моими литературными занятиями, я не имею». (АТБ)

4 Английское выражение, соответствующее русскому: работа вне дома» — т. е. физический труд на воздухе.

5 Толстой имеет в виду свое письмо к Озмидову, написанное в ответ на его письмо от 24 апреля, в котором Озмидов писал о необходимости заработка и просил Толстого от своего имени и от имени Залюбовского: «если кто будет спрашивать вас о переписке ваших сочинений, то указывать на нас». В этом письме Толстой писал: «О заказах вам по переписке рукописей постараюсь, но боюсь, что не успею — рассчитывать на это нельзя. На какую бы то ни было работу, которая бы кормила известным образом, так же мало можно рассчитывать, как и на право собственности земли или капитала — еще гораздо меньше, потому что рассчитывающий на право собственности, прямо рассчитывает на насилие и не брезгает им, а рассчитывающий на работу постоянную, как будто отрицает насилие. Но все мы так испорчены и слабы, что есть minimum удобств жизни, ниже которых мы страдаем, и нарушается наша способность быть полезным, а работу обеспечить нельзя. И тут является трагизм. Если у меня нет 100000 в банке, я не буду сердиться, но если у меня нет работы, дающей мне minimum, я считаю всех виноватыми. Никуда не уйти христианину от того, чтобы жить ради Христа. Одна эта и есть для него законная жизнь: брать ради Христа от тех, кто дает, от кого попало, и отдавать свои труды, кому попало — не сводя баланса, а только чувствуя всегда свою вину, непрестанно желая больше отдать, чем взять, в этом полагая жизнь — только эта одна и есть форма жизни законная». (См. т. 64.)

160 161

* 195.

1888 г. Июня 10 (?) Я. П.

Такъ давно вамъ не писалъ, милые дорогіе друзья В[ладиміръ] Г[ригорьевичъ] и А[нна] К[онстантиновна], что и не знаю, съ чего начинать, и есть ли какіе нибудь отвѣты или дѣла. Если есть, то вы мнѣ напишите, пожалуйста, а теперь мнѣ хочется только вамъ сказать, что я всегда все по прежнему о васъ думаю и васъ люблю, и хочется отъ васъ опять услыхать то же. — Я не пишу отъ того, что не берусь за перо. Не упрекайте меня: я не нарочно это дѣлаю, а это дѣлается само собой. Работаю я довольно много руками: теперь мы строимъ домъ изъ соломы и глины погорѣвшимъ,1 а вотъ съ понедѣльника пахота и покосъ. Мы это — всегда вмѣстѣ, я и Маша. — Писать, т. е. говорить многое хочется, да все не то — необдуманно. Такъ говорить и то говорить, какъ и чтó я говорилъ прежде, не зачѣмъ; это уже сказано, а надо сказать яснѣе, проще, короче, понятнѣе, коли бы Богъ помогъ, а сказать такъ хочется, да еще не умѣю. Вчера получилъ письмо отъ Орлова (Гоголь),2 онъ, должно быть, у васъ, передайте ему спасибо за его хорошее письмо. Очень радуюсь за него. Ему очень хорошо должно быть. Получилъ книжки новыя и ни одной не б[ылъ] такъ радъ, какъ Іоанну Златоусту.3 Я и не зналъ, что она пропущена. Это для меня б[ыла) большая радость. Напишите подробно, какъ вы всѣ живете. Прощайте, цѣлую васъ.

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Отрывки напечатаны в ТЕ 191 1913 стр. 68 и в журнале «Голос минувшего» 1913, № 5, стр. 224. На подлиннике надпись твердым черным карандашом: «№ 190». Более мягким черным карандашом зачеркнуто: «190» и написано: «193». Можно думать, что комментируемое письмо написано около 10 июня, по следующим основаниям . В письме упоминается о постройке дома из соломы и глины погоревшим. В постройке этого дома (для вдовы Анисьи Копыловой) Толстой принимал участие уже в начале июня 1888 года (Б, III, стр. 89). Книжка поучений Иоанна Златоуста, о получении которой сообщает Толстой, вышла в свет в июне 1888 года. Толстой пишет, что «вчера» получил письмо от Орлова. Это письмо, написанное Орловым из Бирюча Воронежской губернии, куда он заходил, идя пешком к Чертковым, помечено 6 июня, и могло быть получено в Ясной поляне около 9 июня. На основании этих данных можно утверждать, что письмо написано в июне, и предполагать, что оно написано около161 162 10-го числа этого месяца. Письмо это, повидимому, было получено Чертковым после того, как он написал Толстому свое письмо от 13 июня, причем Толстой писал комментируемое письмо, так же еще не получив письма Черткова от 13 июня.

1 «Погоревшая» крестьянская семья — вероятно, Анисьи Копыловой. В воспоминаниях С. П. Арбузова, служившего долго в доме Толстых, об этом рассказывается так: «Этой же весной граф видит, что Анисье Копыловой негде жить — изба плоха; тогда граф решил построить ей новую и принялся за работу. Ему помогала сама Копылова и его дочь Марья Львовна; они приготовили земли, соломы и воды и начали всё это месить вместе. Когда материал был готов, граф начал класть стены, а потом пригласил плотника устроить потолок, притолки, вставить двери и окна. А печную работу он производил сам: только много доставила ему возни выделка сводов. Долго он думал над ними, но все-таки вывел. После печи они вместе с Марьей Львовной делали соломенные щиты для крыши. Изба была совсем готова, и Анисья Копылова и до сих пор живет в ней». См. «Гр. Л. Н. Толстой. Воспоминания С. П. Арбузова, бывшего слуги Л. Н. Толстого». М. 1904, стр. 127.

2 А. И. Орлов, автор книг: «Гоголь, как учитель жизни» и «Французский мудрец В. Паскаль», писал Толстому 6 июня 1888 г. из села Бирюча: «Лев Николаевич, не могу отказать себе в удовольствии послать вам известие о начале моего пешего пути. Я уже отшагал 300 верст от станции Понырей в сторону от железной дороги... Теперь отдыхаю в Бирюче и через несколько дней надеюсь дойти до Черткова в Лизиновку. Иду только по утрам (с 4-х часов) и делаю не более 25 верст в сутки, а затем остальной день и ночь провожу в деревне, какая встретится на пути... Не могу достаточно нахвалиться моим путешествием. На всем пути я не встретил ни одного неприязненного или косого взгляда, везде находил участие и ласковый прием, и чем простее и беднее были мои хозяева, тем обращение было ласковее и душевнее... Право, я уже много друзей оставил на своем пути... От Черткова я направлюсь через Богучар в землю Донского войска... Везде, где бы я ни останавливался, хоть на короткое время, я поставил себе за правило спрашивать, знают ли там вас или слышали о вас? Во многих местах знают; где же не знают — там я о вас рассказываю. Рассказываю я вкратце то, что вы рассказали в так называемой своей исповеди, и к этому рассказу прибавляю ваше объяснение 5 заповедей Христа. И везде меня слушают с величайшим интересом и умилением. Во многих местах крестьяне записывали ваше имя и просили ваших книжек, и я обещал выслать им». (АТБ)

3 «Поучения св. Иоанна Златоуста». Извлечение из его бесед в переводе С.-Петербургской духовной академии. Тип. И. Д. Сытина. М. 1888.

На это письмо Чертков ответил лишь 6 июля, хотя, повидимому, уже после получения этого письма он писал Толстому 21 июня в связи с редакционной работой по «Посреднику». В письме от 6 июля Чертков писал Толстому: «Ваше последнее письмо, дорогой, милый, добрый Лев Николаевич, нас обоих очень обрадовало. Я не ответил на него по душе только сотому, что не был для того достаточно спокоен. А не был спокоен, потому162 163 что слишком много было спросу на меня, — такого спросу, на который я и не успевал и не умел отвечать. Это случается со мною часто. Боюсь, чтобы это не стало моим хроническим состоянием, и вместе с тем не знаю, как сделать, чтобы браться только за то, чтó могу сделать, и устранять от себя те требования извне, которые превышают мои силы. Я сначала волнуюсь, что не могу один справиться, например, со всей разнообразной работой по изданиям, что не могу справиться с домашним хозяйством, что не имею времени и достаточного сознания свободы, чтобы заняться ручным хлебным трудом. За что ни возьмусь, все отрывает меня какой-нибудь спрос на меня извне, и, если отношусь к этому спросу серьезно, любовно, то мне всегда представляется, что он важнее того, от чего он меня отрывает; если же прилепиться к тому, чтó делаю в данную минуту, то приходится нелюбовно отталкивать мешающее, не убедившись даже, важнее ли оно или менее важно того, к чему я прилепился. И выходит, что день за днем проходит в какой-то суете, весьма утомительной и не дающей ни внутреннего удовлетворения, ни внешних удовлетворительных результатов. Я волнуюсь, потом раздражаюсь, сокрушаюсь, каюсь, успокаиваюсь, и потом опять волнуюсь, раздражаюсь и так далее. Это совсем бестолково и не хорошо. Мне это надоедает и я начинаю спасаться в физическом сне, чтò опять скверно, потому что просыпаешь жизнь... Очень меня обрадовало то, что вы с удовольствием для себя работаете руками и горбом и, в особенности, — что постоянно с Машей. Бог ее благословит за это, или, вернее, в этом-то и видно благословение бога на ней,.. Обрадовали меня также ваши слова о том, что вам хочется говорить; и говорить понятно всем. Да, вам следует именно говорить, когда вы пишете, а не сочинять статьи или книги, и говорить непременно по-русски, по-мужицки. По-мужицки гораздо труднее сказать неясное или вызывающее возражение. А когда вы говорите в форме образов, притч, то вы неотразимы. Вам следовало бы прибегнуть к такому приему: написать целую серию коротеньких притч, в роде «Царя и девицы», о которой вы мне написали, как о предполагаемом вами рассказе. Пишите коротенькие притчи без мысли о цензуре. Они неизбежно будут в связи между собою и составят ряд словесных картинок, воспроизводящих то же вечное учение Истины... Я вижу, что в отношении приставаний к вам по поводу того или другого рода писаний — я неисправим. Вы мне постоянно говорите, что это не от вас зависит, что подчиняется процесс писания особым внутренним законам. А я всё продолжаю просить вас, пожалуйста, пишите, да еще пишите так, а не этак. Ну, да я не могу иначе, как высказать вам мое желание, потому что оно такое сильное, неудержимое. Вы же, я знаю, не станете сердиться на меня за то, что я от времени до времени заставляю вас читать несколько, быть может, совсем ненужных и скучных для вас строк о вашем писательстве. Вы говорите, что любите нас и думаете о нас и желали бы слышать то же от нас. Ну, знайте же то, чтó вы и так должны знать, — что мы любим вас, как только умеем любить, и думаем о вас постоянно. Если понимать под любовью не одно личное расположение к человеку, но и оказание ему добра, то, конечно, вы любите нас больше, чем мы вас. Зато думаем-то, я думаю, мы еще больше о вас, чем вы о нас».

163 164

* 196.

1888 г. Июля 5. Я. П.

Просмотрѣлъ я все написанное, какъ могъ въ теперешнемъ состояніи. Можетъ выдти очень хорошо. Только надо какъ можно меньше описаній и эпитетовъ. —

Вы на меня не сѣтуйте, милый другъ, что я теперь ничего не пишу. Вѣдь нельзя жать, не посѣявъ. А кажется мнѣ, что я сѣю, т. е. живу очень полной радостной жизнью и не скажу много, но хорошо иногда думаю. Большую же часть времени и энергіи употребляю на полевую работу.1 И не умѣю вамъ сказать, какъ и отчего, но твердо знаю, что я дѣлаю то, чтó должно.

Цѣлуйте жену и дочь, (какъ хорошо, что она здоровая растетъ) и всѣхъ друзей общихъ.

Ге старшій хотѣлъ пріѣхать на дняхъ, чему я очень радъ.

Л. Т.


О Полушинѣ, къ несчастью, ваше мнѣниіе вѣрно — идетъ равномѣрно хуже. И послѣднее невозможно, несмотря на то, что тема прекрасная.2

Полностью публикуется впервые. Отрывок напечатан в ТЕ 1913, стр. 68. На подлиннике надпись синим карандашом: «№ 5 июля 88». После «№» вставлено мягким черным карандашом: «191», перечеркнуто и тем же карандашом поставлено: «194». Надо думать, что письмо не было написано раньше даты, проставленной Чертковым, так как письмо Черткова, датированное им 6 июля и отправленное из Россоши 7 июля, было написано Чертковым до получения комментируемого письма.

Толстой отвечает Черткову на его письмо от 21 июня. В этом письме Чертков сообщал, что посылает Толстому свое продолжение начатой Толстым рукописи о Будде, и просит просмотреть и поправить его изложение, так как в дальнейшем он хочет передать эту работу Барыковой, для которой она должна послужить «образцом — камертоном того, как ей продолжать», и важно сделать так, чтобы это изложение «не сбило» Барыкову с верного пути. Далее Чертков пишет: «Сейчас получил от вас посылку с сказкою Полушина и обрадовался, думая найти в ней письмецо от вас; но был разочарован тем, что не оказалось там от вас ни пол словечка. Сказка мне и всем нам показалась совсем слабою. Пожалуйста, сообщите мне ваш отзыв о ней, так как я должен написать Полушину и хотел бы раньше знать и ваше мнение. Сказка мне кажется искусственною, головною, и не производит определенного, сильного впечатления. «Эфиопский царь» был хуже его комедий; а эта сказка, как будто, гораздо слабее «Эфиопского царя». Так ли это?»164

165 1 В письме Н. Я. Гроту от 15? июля 1888 года Толстой пишет о своей жизни и своем состоянии: «На словах, глядя вам в глаза, ответил бы и знал бы про чтó сказать; но в письме трудно. Мне трудно особенно теперь, особенно потому, что я каждый день и целые дни на работе в поле и не беру пера в руки, и не скажу, что мало думаю, но совсем иначе думаю» (т. 64).

2 Толстой, повидимому, имеет в виду сказку Полушина «Без любви все ничто», которую Чертков нашел очень слабой и не принял к изданию в «Посреднике».

* 197.

1888 г. Aвгуста 15. Я. П.

Милые друзья! Не сердитесь на меня за то, что не писалъ, и не измѣняйтесь ко мнѣ. Какъ вамъ моя, такъ и мнѣ ваша любовь дорога и нужна. —

Очень много работалъ. У насъ живетъ Ге старшій, и не охота кое какъ слегка вступать въ міръ мысли. —

1Василиса пришла ко мнѣ черезъ мѣсяцъ послѣ того, какъ выслана и разрѣзана (Такъ лучше).2 Но о всѣхъ Полушинскихъ писаньяхъ долженъ сказать, что есть не фальшивыя, а ненатуральныя ноты, к[оторыя], касаясь самого дорогого, производятъ нехорошее на меня впечатлѣніе. То же и послѣдняя. —

Еще давно, когда вы писали Машѣ, что вамъ хорошо, но вы живете, какъ на волканѣ,3 я хотѣлъ спросить, чтó это значить.4 Пожалуйста объясните, это меня за васъ безпокоитъ.

Я буду вамъ писать обстоятельно, но теперь только, чтобъ удовлетворить своей потребности общенія съ вами.

Любящій васъ очень Л. Толстой.

Полностью публикуется впервые. Отрывок напечатан в ТЕ 1913, стр. 68. На подлиннике надпись синим карандашом: «№ 15 Авг. 88 Я. П.» После № черным карандашом написано: «192», зачеркнуто и написано «195». Сбоку зачеркнутое, написанное карандашом число «197».

Толстой отвечает Черткову на его письмо от 3 августа, в котором он писал: «Дорогой Лев Николаевич, пожалуйста, верните мне «Василису» с новым окончанием на отдельной бумажке, которую я вам недавно послал с просьбой исправить. Если не успели, то верните хоть так; только не забудьте сообщить мне ваше мнение об упрощенной форме перечисления действующих лиц, описания обстановки и проч. Скажите, пожалуйста, у вас ли находится комедия Полушина «Седьмая репка»?165 166 Надеюсь, что у вас всё благополучно, у нас — да. Впрочем, не знаю, можно ли это сказать, когда столько грешим, как мы.

Вот еще просьба: не согласится ли Софья Андреевна представить от себя в цензуру те ваши рассказы, которые уже были нами изданы и которые теперь нам запрещены, а именно: 1) Чем люди живы, 2) Бог правду видит, 3) Два старика, 4) Упустишь огонь, 5) Свечка. Их следует представить в одной книжке (не издания «Посредника»). Нам их запретили отдельно. Ей же скорее разрешат, чем нам, в особенности — не отдельными книжками, а собранными в одну. Эту книжку для представления в цензуру следовало бы сброшюровать из ее дешевого ХІІ-го тома. Мы больше не печатаем на наших изданиях название фирмы «Посредника» и потому никому не может показаться странным, что Графиня представит эту книгу в цензуру. Если она согласится исполнить эту просьбу, то поможет нам в весьма затруднительном положении и окажет истинную услугу русскому народу. Пожалуйста, при этом передайте Софье Андреевне мой искренний привет. Ну, пока до следующего письма. За неимением помощника, и не сознавая своего права бросить «Посредник» на произвол судьбы, я всё время занимаюсь изданиями, вместо того, чтобы часть времени уделять физическому труду, что было бы и приятнее и здоровее для меня.

Отсутствие писем от вас мне очень ощутительно. Вы меня так избаловали вашими письмами, что, не получая их от вас теперь, я чувствую, будто живу не во всю».

Просьба Черткова переговорить с С. А. Толстой о представлении в цензуру от ее имени запрещенных в издании «Посредника» рассказов Толстого, осталась без ответа.

1 Абзац редактора.

2 Рукопись Полушина была «разрезана» Чертковым для того, чтобы переставить некоторые сцены. Напечатана под заглавием: ,,«Василиса Марковна или Правда и в сарафане сильна». Рассказ в лицах из деревенской жизни (для народного театра)“ Н. А. Полушина. 1889.

3 Так в подлинике.

4 Чертков писал М. Л. Толстой в письме от 11 июля 1888 г.: «У нас все плотское, слава богу, благополучно. А по духовной части, я себя чувствую, как на вулкане. Сейчас, например, всё хорошо и благополучно; но я по опыту знаю, что вдруг может сию минуту произойти вспышка в вулкане и все благополучие перекувыркнется вверх ногами». (АТБ)

На это письмо Чертков ответил Толстому в письме к М. Л. Толстой от 22 августа 1888 г.: «... Скажите вашему отцу, что я получил его последнюю весточку и хотел бы ему ответить, что нисколько и не думал и не мог сердиться на его прошлое молчание. Но, к стыду моему, я не могу так ответить, потому что действительно во мне возникло нехорошее чувство по этому поводу, которое, впрочем, это письмецо совершенно устранило. Дай бог и ему и вам всего хорошего, всего лучшего — а я не могу писать никому — ни даже ему. Что писать, когда так плох, так скверен, что только огорчаешь окружающих и портишь дело божье. А я именно в таком состоянии теперь. На определенные вопросы я могу отвечать и166 167 отвечаю на его вопрос о «вулкане». Этим я хотел только сказать, что при самых прекрасных намерениях и при отличном сознании добра и правды, совершенно неожиданно для меня плоть моя вдруг берет верх над духом и извергает на окружающих столько зла, что точнее всего сравнить это не с вулканом, а с ведром с помоями, которое вдруг опрокинулось. Понятие о вулкане не изображает, а поэтизирует мое положение». (АТБ)

* 198.

1888 г. Августа 28. Я. П.

Давно уже и отъ васъ нѣтъ [писемъ],1 милые друзья. Не помню, писалъ ли я въ послѣднемъ, что въ вашихъ словахъ о работахъ моихъ въ полѣ и вашихъ за книгами есть нотка упрека.2 Это напрасно, какъ спать 8 ч[асовъ] въ сутки, т. е. жить растительной жизнью нужно, чтобы быть способнымъ жить здоровой животной жизнью, такъ необходимо жить животной жизнью тоже часовъ около 8 или хоть часть сутокъ, чтобъ жить здоровой, не преувеличенной, не суетливой, не безпокойной духовной — умственно сердечной жизнью. Я теперь жилъ больше животной и меньше духовной, но это все равно, какъ отсыпается человѣкъ послѣ того, какъ долго не досыпалъ. Зато даже хочется теперь умственной работы. Сердечная же, слава Богу, не ухудшается навѣрно. Полушина сцены получилъ,3 прочту и на нихъ надпишу свое мнѣніе.

Любящій васъ Л. Толстой.

Напечатано (с небольшими пропусками) в ТЕ 1913, стр. 69. Письмо написано на одной стороне полулиста писчей бумаги, на другой стороне которого написано письмо П. И. Бирюкова к В. Г. Черткову, датированное П. И. Бирюковым: Ясная поляна, 28 августа 1888. На подлиннике письма Толстого надпись черным карандашом «№ 199», последняя цыфра «9» зачеркнута и написано «3». Затем зачеркнуто всё число и написано: «196». Комментируемое письмо датируется на основании письма Бирюкова.

1 Слово: писем в подлиннике пропущено.

2 Возможно, что Толстой имеет в виду слова Черткова в письме от 3 августа: «За неимением помощника и не сознавая своего права бросить «Посредник» на произвол судьбы, я всё время занимаюсь изданиями, вместо того чтобы часть времени уделять физическому труду, что было бы приятнее и здоровее для меня».

3 Повидимому Толстой имеет в виду пьесу Полушина «Василиса Марковна», о которой он уже писал Черткову в предшествовавшем письме (см. прим. к п. 197).

167 168

* 199.

1888 г. Сентября 13. Я. П.

Полушина мнѣ очень жаль; но жалче всего то, что онъ пишетъ, и писаніемъ думаетъ кормиться съ семьей. Чѣмъ скорѣе онъ пойметъ, что это невозможно, тѣмъ лучше для него. А то отъ этаго писанья и надеждъ, вызываемыхъ имъ, онъ все только болѣе и болѣе дѣлается безпокойньмъ1 и неестественнымъ. Какъ ни больно, но для него надо остановить это. Изъ всего, что онъ писалъ, кромѣ перваго разговора въ «Что т[акое] ж[ена]»2 очень хорошаго, ничего не было сноснаго. Все фальшиво до послѣдней степени, также и послѣднія сцены и «Эфіоп[скій] Ц[арь]»3 и хуже всего «Седьмая Рѣпка». Фальшь тѣмъ больнѣе, чѣмъ выше то дѣло, по отношенію къ к[оторому] она фальшь, и потому мнѣ отвратительны вещи Полушина. Мѣсто искать ему я стану, но почти не надѣюсь. Кто такой Серебряковъ,4 про к[отораго] онъ пишетъ, я иикакъ не могу догадаться. Серебрякова я никакого не знаю. — Полушинъ ужасно жалкій образецъ погибели человѣка отъ вина, погибели для насъ, для людей, Богъ видитъ въ нсмъ то,5 чего мы не видимъ.

Л. Т.


Хуже и фальшивѣе Полушин[скихъ] вещей есть въ Посредникѣ только Цар[евна] Меллина.6 — Но что за прелесть листокъ съ пословицами.7 Вотъ бы такихъ побольше на различные тексты Евангелія. Это прекрасно. Изъ новыхъ книгъ очень мнѣ нравятся Поуч[енія] Іоан[на] Злат[оуста],8 Гоголь,9 Маркъ Аврелій.10 A такія, какъ Рыжій Графъ и другія — не нужны.

Напечатано (с пропусками) в ТЕ 1913, стр. 69. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова «№ Я. П., 13 сент. 88». После № черным карандашом написано: «194». Число 194 зачеркнуто и написано: «197». Датируется на основании пометки, сделанной Чертковым.

Толстой отвечает Черткову на его письмо от 6 сентября, в котором он писал по поводу рукописи Полушина «Седьмая репка», переданной Толстым артисту Андрееву-Бурлаку (см. письмо № 188 от 20 — 25 марта 1888 г.) и ставил вопрос о писательстве Полушина: «Дорогой Лев Николаевич, на основании вашего сообщения о том, что рукопись «Седьмая репка» Полушина осталась у Бурлака я обратился письменно к одному168 169 его приятелю, живущему в Крыму, с просьбою, чтобы он принял меры для отыскания этой рукописи в бумагах, оставшихся после покойного. Но сомнительно, чтобы таким путем я скоро получил рукопись. У самого Полушина осталось черновое и он может вновь переписать; но вещь довольно объемистая, и лучше было бы сначала сделать всё возможное для отыскания первоначальной беловой копии. С этою целью посылаю вам выписку из письма от Полушина и прошу вас поручить кому-нибудь письменно справиться у Серебрякова (не знаю, кто он такой), не у него ли залежалась рукопись. Если она у Серебрякова не окажется, а я через некоторое время не получу ответа от приятеля Бурлака, тогда уже необходимо будет переписать.

Пожалуйста, сообщите мне поскорее, согласно вашему обещанию, ваш отзыв о последних сценах Полушина. Он мне необходим для того, чтобы я мог определенно формулировать свой ответ Полушину относительно того, можем ли мы издать эту вещь. Мне в ней не нравится то, что в читателе возбуждается сочувствие тому, что отец, ради искупления своей вины, решился бросить несчастную семью, для того, чтобы по миру собирать на храм. И также мне некоторые штрихи в этих сценах показались утрированными, каррикатурными. Но мне хотелось бы узнать от вас, не замечает ли ваш более верный и опытный глаз таких положительных достоинств в этой вещи, которые оправдали бы ее издание при некоторых изменениях? Полушин мне очень жалок. Он мне пишет тревожные письма, то с согласием на всевозможные изменения в его произведениях, то с самолюбивым утверждением своих авторских прав на неприкосновенность своих «детищ», как он называет эти жалкие потуги зa гонораром. Ужасно больно за него, тем более, что знаешь, что в нем есть несомненное дарование, которое могло бы давать свои добрые плоды, еслиб он его не насиловал. Он с радостью отозвался на мое предложение отыскивать ему какую-нибудь должность, хоть самую скромную, и написал мне, что он и к вам обратится зa этим. Но я не знаю, сделает ли он это. И потому я, на всякий случай, довожу до вашего сведения то обстоятельство, что я ищу, где только могу, место ему и прошу вас дать мне указание или направить к кому следует, если вы сообразите что-нибудь подходящее в этом отношении, хотя я и знаю, что навряд ли вы можете здесь помочь».

1 Написано по: не

2 «Что такое жена?» Комедия в одном действии (для народного театра). «Сказка о том, как мужик жену урезонил». Сочинения Н. А. Полушина. Тип. И. Д. Сытина. М. 1888.

3 «Исай, эфиопский царь». Сказка Н. А. Полушина. Тип. И. Д. Сытина. М. 1888.

4 В выписке из письма Полушина, приложенной к письму Черткова от 6 сентября, сказано, что Андреев-Бурлак говорил, что он передал рукопись «Седьмая репка» и другие сочинения Полушина Серебрякову для передачи Толстому.

5 Зачеркнуто: того

6 «Царевна Меллина. Сказка о том, как появилась на свет насмешка» Кота Мурлыки. Тип. И. Д. Сытина. М. 1888.169

170 7 Издательство «Посредник» выпустило в 1888 году несколько стенных листков с пословицами: «Любовь» — текст ап. Иоанна и подбор народных пословиц о братской любви. «Слово» — народные пословицы о значении слова. «Вино» — беседа и подбор пословиц о пьянстве.

8 См. прим. к письму № 195.

9 «Николай Васильевич Гоголь как учитель жизни». Тип. И. Д. Сытина. М. 1888.

10 «Размышления императора Марка Аврелия о том, что важно для самого себя». Тип. И. Д. Сытина. М. 1888.

11 «Рыжий граф или сила не в силе, а в любви». Составлено по рассказу П. В. Засодимского. Тип. И. Д. Сытина. М. 1888. Рассказ этот впоследствии был переделан и переиздан в 1890 году. Издание исторических рассказов этого типа было предпринято «Посредником» для замены плохих, но популярных в лубочной литературе псевдо-исторнческих книжек, в роде «Английского милорда Георга», на возможность переделки которых указал сам Толстой. В конце концов, однако, от такого рода переделок издательство «Посредник» отказалось.

* 200.
В. Г. Черткову и H. Н. Иванову.

1888 г. Сентября 20....28. Я. П.

Хотѣлъ нынче писать вамъ и получилъ ваше письмо съ листкомъ, въ к[оторомъ] вы спрашиваете объ экз[емплярѣ] «О жизни» для Эртеля.1 Экз[емпляръ] одинъ есть и нынче съ радостью посылаю его Эртелю, очень симпатичному, но, къ сожалѣнію, какъ мнѣ кажется, интересующемуся, какъ и очень многіе, самыми коренными жизненными вопросами не для рѣшенія ихъ для себя, чтобы жить, а для изложенія и вопросовъ и рѣшеній ихъ (различныхъ) для другихъ. Иногда я, признаюсь, предпочитаю ненавистниковъ, ругателей истины, сочувствующимъ ей, но не для того, чтобы ей слѣдовать. Я не про Эр[теля] говорю, а къ слову. Къ совѣтамъ въ календарѣ2 не могу ничего прибавлять. Не могу войти въ тонъ. Мнѣ гораздо легче писать вновь, чѣмъ войти въ прежній тонъ, к[оторымъ], какъ всегда, недоволенъ.

Теперь пишу обращаясь преимущественно къ милому Иванову и его повѣсти.3 Я еe вчера получилъ и прочелъ. — Не хорошо, т. е. не дурно, но хорошаго ничего нѣтъ. Ничего нѣтъ новаго своего, все есть подражаніе читанному и описанія вѣрныя видѣннаго, но ненужныя. Вся повѣсть не нужная, т. е. автору не было потребности писать ее, и читателю ничего она170 171 не скажетъ, ни новаго, ни опредѣленнаго. Напечатать повѣстъ, я думаю, можно. Впрочемъ, вы это знаете лучше меня, сравнительно съ тѣмъ, что у васъ есть. Вы, голубчикъ Н. Д.,4 постарайтесь не думать о писательствѣ, рѣшите, что вамъ писать не нужно и не зa чѣмъ, и тогда, можетъ быть, вамъ придется лѣтъ черезъ 10 или 30 написать что нибудь хорошее, а можетъ быть и ничего не придется написать никогда, и бѣды отъ этаго не только не будетъ никакой, но даже5 это будетъ очень хорошо. Устраивайте такъ свою жизнь, чтобы въ программу ея совсѣмъ не входило писательство. И это я говорю не отъ того, что вы хуже, менѣе способны другихъ людей, а, напротивъ, отъ того, что вы хорошій и способный человѣкъ. Если бы только люди клали въ жизнь всю силу, к[оторую] они кладутъ въ писанье, въ говоренье. Гораздо лучше, чтобъ человѣкъ, способный хорошо писать, ничего бы не написалъ, чѣмъ если бы этотъ человѣкъ истратилъ нужную для жизни силу въ писаньи. Я говорю это по позднему опыту и теперь только учусь тому, чтобы переводить воду, к[оторую] я пускалъ на6 писанье, пускать всю на колесо жизни. Писанье такое дѣло, что если не выскажешь, особенно не напишешь, свою мысль даже тогда, когда она вполнѣ ясна, она не можетъ пропасть, и она7 проявится въ томъ или другомъ видѣ въ жизни, и потери нѣтъ, но если выскажешь неопредѣленно зародышъ мысли, сдѣлаешь себѣ привычку дѣлать это, то это великій душевный вредъ,8 вполнѣ соотвѣтствующій физическому грѣху онанизма, и послѣдствія его дурныя. Мы9 окружены примѣрами этаго при нашей легкости печататься и выгодахъ матеріальныхъ этаго.

Ну, вотъ, милый др[угъ] Н. Д., не сердитесь на меня.

Спасибо, Вл[адиміръ] Г[ригорьевичъ], за ваше предпослѣднее письмо, гдѣ вы за мое осужденіе жесткое книжекъ еще благодарите меня, и главное пишете про себя и семью.

Не вѣрьте, милый другъ Галя, что вы слабы. Вѣдь тутъ большая доля представленія.10 Родили прекрасн[ую] дѣвочку, родите, Б[огъ] дастъ, еще мальчика, и сами выкормите. Чтó всѣ ваши? Передайте мою любовь Лизаветѣ Иван[овнѣ],11 если она съ вами, и роднымъ Гали, к[оторые] у васъ.12 Очень пожалѣлъ о ея братѣ.13 Ник[олаю] Лукичу,14 Залюбовскому,15 Ѳед[ору] Эдуард[овичу],16 Олѣ,17 Емельяну,18 Петру.19 Я живъ, здоровъ. Кузмин[скіе]20 уѣхали, остались ихь дѣвочки.21 Жена уѣзжаетъ въ Октябрѣ,22 а я остаюсь до Ноября съ171 172 дѣвочками. Мнѣ очень хорошо б[ыло] все лѣто и теперь. Любящій васъ Л. Т.

Совсѣмъ забылъ поблагодарить васъ 1) за присылку «Жизни». Мнѣ б[ыло] очень пріятно дать ихъ кое кому и 2) за выписки изъ письма къ Орлову и дневника.23 Это мнѣ всегда хочется знать и радуетъ за любимыхъ людей, что въ нихъ идетъ внутренняя настоящая работа. Все тамъ хорошо и мнѣ б[ыло] радостно читать, и я ни съ чѣмъ не несогласенъ. Вопросъ о томъ, что христ[ианское] ученіе даетъ благо, и пот[ому] кто слѣдуетъ ему, тотъ не можетъ мучаться; а борьба есть мученье — вопросъ, дѣйствительно многихъ вводящій въ заблужденіе. Оправданіе вѣрою въ искупленіе, причащеніе и исповѣдь, все это попытки уничтожить борьбу. — Христіанское ученіе требуетъ совершенства, подобнаго совершенству Отца, а мы всѣ исполнены грѣховъ, и пот[ому] приближеніе къ совершенству есть борьба, а борьба представляется всегда, какъ страданіе, мученіе и пот[ому] христ[iанское] ученіе ведетъ къ страданіямъ, къ мученіямъ. Такъ и понимаютъ его многіе. Съ другой стороны хр[истіанское] ученіе есть благодать, откровеніе блага, и Хр[истосъ] избавилъ людей отъ страданій и мученій. Какъ это соединить? Всѣ исповѣданія христіанскія суть попытки разрѣшенія этаго противорѣчія.

A разрѣшеніе одно только и возможно, то самое, к[оторое] въ приводимомъ вами мѣстѣ Паскаля (жаль, что нѣтъ у меня и не помню вѣрно), разрѣшеніе одно: благо въ борьбѣ, т. е. въ движеніи впередъ къ совершенству, подобному совершенству Отца.

Тутъ происходитъ нѣчто подобное тому, что происходитъ по отношенію работы, тѣлесной, грубой работы. Благо человѣка въ томъ, чтобы кормиться, а кормиться нельзя безъ борьбы, безъ усилій, представляющихся страданіями, мученіями. И вотъ люди придумываютъ средства, какъ бы кормиться безъ труда, какъ въ раю, какъ бы съ себя на другихъ свалить трудъ, какъ бы такія машины выдумать, чтобы онѣ за насъ работали. И разумѣется, ничего не выходитъ, а не выйдетъ до тѣхъ поръ, пока люди не догадаются, что благо тѣлесное и состоитъ въ томъ, чтобы, трудясь, кормиться, что благо, главное, въ трудѣ. То же и съ нашими грѣхами и потребностью блаженства.24 Сколько не придумывай такія состоянія, въ к[оторыхъ] не было или не будетъ грѣховъ, сколько ни увѣряй себя, что Христосъ172 173 или таинства черезъ Христа очистили насъ, грѣхи — все грѣхи, и мы ихъ знаемъ въ себѣ и съ ними не можемъ быть блаженны. И разумѣется ничего не выйдетъ до тѣхъ поръ, пока мы не поймемъ, что блаженство наше и состоитъ въ освобожденiи отъ грѣховъ и въ движеніи къ совершенству. И въ этомъ христ[iанское] ученіе; оно освобождаетъ отъ грѣха и даетъ возможность приближенія къ совершенству.

Со мною по крайней мѣрѣ такъ было и есть. Прежде мнѣ казалось такъ мучителенъ разладъ моей грѣховности съ совершенствомъ Отца, что я хотѣлъ во что бы то ни стало достигнуть, сразу этаго совершенства и, разумѣется, не достигалъ и ослабѣвалъ; точно такъ же, какъ и въ работѣ. Прежде бросался на работу, желая какъ можно скорѣе кончить, и ослабѣвалъ и бросалъ. И только недавно какъ я въ работѣ узналъ, что дѣло не въ томъ, чтобы кончить, а въ томъ напротивъ, чтобы имѣть счастье работать, (часто я жалѣю теперь, что работа кончается), такъ и въ христіанской жизни я начинаю чувствовать радость въ самой работѣ надъ своими грѣхами и надъ приближеніемъ къ Отцу. Не думайте, читая эту нескладицу, что я пишу, что попало. Нѣтъ, я очень знаю, чтó хочу сказать, только не умѣю, можетъ быть. Я описываю очень опредѣленную разницу, происшедшую въ моей жизни: прежде бороться хоть съ самымъ главнымъ грѣхомъ своимъ — злость[ю] недоброжелательства къ людямъ б[ыло] мученіемъ, а теперь это самое дѣло (эта борьба) есть лучшая радость моей жизни. Только что поднимется на кого злость, а я себѣ скажу: «неправда, я его люблю за то, за то», и злость стихаетъ и дѣлается радостно опять, точно также, какъ работа косить, пахать, пока не умѣешь — мука а потомъ радость.

Ну, прощайте, милые друзья. Цѣлую васъ.

Полностью публикуется впервые. Отрывки напечатаны в ТЕ 1913, стр. 70, Б, III, стр. 71—73, 92—93, «Толстой и Чертков», стр. 154. Подлинник вложен в листок почтовой бумаги, на котором черным карандашом рукой Черткова написано: «№ 195, Я. П., 29 Сент. 88». Число «195» перечеркнуто и написано «198». Толстой пишет, что «нынче» получил письмо Черткова. Письмо это помечено 18 сентября и, если оно действительно было послано в день написания, то оно могло быть получено в Ясной поляне 20 сентября. Вместе с тем письмо Толстого написано до получения письма Черткова от 26 сентября, которое, если оно было отправлено своевременно, должно было быть получено в Ясной поляне не позднее 29 сентября. Возможно, что173 174 письмо было начато в день получения письма Черткова от 18 сентября, а приписка к нему, по размеру превосходящая письмо, сделана на несколько дней позднее. Ответ Черткова на это письмо помечен 30 сентября, и надо думать, что оно было отправлено из Ясной поляны не позднее 28 сентября. Поэтому письмо датируется 20.... 28 сентября.

Толстой отвечает Черткову на приписку его к письму Н. Н. Иванова от 15 сентября и на его письма от 16 и 18 сентября. В своей приписке к письму Н. Н. Иванова Чертков писал, что посылает ценной посылкой рукопись Иванова и просит возможно скорее вернуть ее, и, если он найдет ее пригодной для печати, написать Стасову и попросить его устроить печатание рукописи в «Вестнике Европы». В письме от 16 сентября Чертков писал: «Спасибо вам, дорогой Лев Николаевич, за ваше письмо о Полушине и с оценкой изданий «Посредника». Я в таких ваших отзывах нуждаюсь и желал бы их почаще получать, так как всякое подобное ваше слово идет мне в помощь и предохраняет от повторения тех же ошибок. Ведь собственно мне приходится выбирать материал для издания в силу обстоятельств. В действительности же подбором материала следовало бы заняться человеку с большею опытностью и с более верною и чуткою впечатлительностью; мне же подобало бы только действовать под его руководством. Последнее время я не писал вам о всех моих сомнениях по выбору материала единственно потому, что, не получая всегда ответов от вас, я понял, что вам в это время было не до переписки со мною. И потому я теперь особенно радуюсь получению от вас кое-каких указаний. Пожалуйста, не оставляйте меня вашими указаниями: я и дело в них очень нуждаемся.

У нас сейчас гостит Барыкова из Ростова, авторша «Царя Ахриана», та, кому я поручил писать о Будде. Она премилая, добрая и умная женщина и драгоценная сотрудница. Когда она окончит один отдел «Будды», то я доставлю вам рукопись для получения ваших указаний. У нас жизнь идет своим тихим порядком. Ребенок процветает, а Галя хворает. Теперь обнаружилось, что она на втором месяце беременности. Она гораздо слабее, чем была в такое же время при первой беременности и вообще против своего обыкновения за лето почти вовсе не поправилась, ест мало, все худеет и очень слаба. Но мы знаем, что всё будет так, как нужно богу, и спокойно ожидаем того, что будет». В письме от 18 сентября Чертков писал: «Дорогой Лев Николаевич, надеюсь, что вы получили те несколько экземпляров литографированных вашей статьи «О жизни», которые я вам послал. Если вы еще их не все раздали, то, пожалуйста, пошлите один экземпляр по следующему адресу: Павлу Васильевичу Огаркову для А. И. Эртеля, г. Усмань, Тамбовская губ. Нынче летом и осенью Эртель гостил у меня. Он очень сочувственно относится к нашим изданиям, много помог мне разными указаниями, и готовится написать для нас рассказ, весьма сочувственного нам содержания. Он горячо интересуется всеми вашими неизданными писаниями, которые я ему доставляю для прочтения. Ему очень хочется иметь статью «О жизни», которую я ему доставлял только для прочтения. Вот почему я и прошу вас выслать ему эту рукопись. Если не можете, то сообщите мне: я постараюсь раздобыть ее для него другим путем.174

175 Полушин получил место редактора у Сытина.

Я летом перечитывал ваши советы хлебопашцам из календаря, нынче запрещенного. Не знаю, лежит ли теперь ваше сердце к такой работе, но на всякий случай выскажу вам свое мнение. Советы эти принадлежат к числу наиболее одобренных народом ваших работ для него. Не следовало бы допустить, чтобы советы эти вышли из печати. Я думаю даже, что можно было бы их расширить и углубить их назначение в том смысле, в каком я сделал приписку карандашом на прилагаемом листке. Впрочем, вы сами увидите, если прочтете написанное вами. Мне теперь хочется составить род календаря или, вернее, чтения на каждую неделю, на все года безразлично, состоящее из подбора пословиц на главные христианские положения (наподобие одобренного вами листка). В начале каждого месяца крайне желательно было бы поместить ваши «советы» без перечня работ, и, если вы можете, с расширением и усилением их содержания. Я уверен, что подобная книжка удовлетворяла бы в течение круглого года и многих лет духовную потребность многих и многих простых рабочих людей, вовсе почти лишенных всякой поддержки и одобрения с этой стороны. Если вы согласны, то сделайте приписки на прилагаемом листке, и я вышлю вам в таком же виде все остальные ваши советы».

1 Александр Иванович Эртель (р. 7 июля 1855 г., ум. 7 февраля 1908 г.), писатель. О нем см. прим. к письму Толстого к Черткову № 95 от 16—17 января 1886 г., т. 85 и к письму Толстого к Эртелю от 17? сентября 1885 г., т. 63.

Толстой имеет в виду один из гектографированных экземпляров книги «О жизни», которые были сделаны для распространения рукописи, так как издание книги «О жизни» было конфисковано.

2 «Календарь с пословицами на 1887 год». Спб. 1887. Второе издание этого календаря не было разрешено цензурой.

3 Повесть H. Н. Иванова (о нем см. прим. к письму № 130) «В люди», посланная Толстому Чертковым 15 сентября, не была напечатана. Автор, приняв к сведению мнение Толстого и перестав писать беллетристические произведения, не пытался издавать свою повесть.

4 Ошибка — Иванова звали Николай Никитич.

5 Зачеркнуто: ничего

6 Слово: на зачеркнуто.

7 Зачеркнуто: выразится

8 Зачеркнуто: очень

9 Слово: мы написано по слову: я

10 Слово: представленія написано по буквам: воо[бражения]

11 Елизавета Ивановна Черткова, мать В. Г. Черткова.

12 К Чертковым в это время приехали родные А. К. Чертковой — ее отец Константин Александрович Дитерихс (р. 18 января 1825 г., ум. 20 (?) декабря 1899 г.), мать Ольга Иосифовна Дитерихс, рожд. Мусницкая (р. 8 ноября 1840 г., ум. 26 марта 1893 г.), брат Иосиф Константинович Дитерихс (р. 29 июня 1868 г., ум. 14 декабря 1931 г.) и сестра Ольга Константиновна Дитерихс (р. 27 сентября 1872 г.).175

176 13 Александр Константинович Дитерихс (р. 24 апреля 1864 г.), брат А. К. Чертковой, покончил жизнь самоубийством 21 мая 1888 г. Причина самоубийства осталась невыясненной. Подробности о его смерти стали известны Чертковым из рассказов приехавших к ним родных и под этим впечатлением А. К. Черткова написала Толстому письмо, на которое он отзывается в комментируемом письме.

14 Николай Лукич Озмидов (о нем см. прим. к письму № 144).

15 Алексей Петрович Залюбовский (о нем см. прим. к письму № 177).

16 Федор Эдуардович Спенглер (о нем см. прим, к письму № 144).

17 Ольга Николаевна Спенглер (о ней см. прим. к письму № 144).

18 Ещенко Емельян Максимович (о нем см. прим. к письму № 126).

19 Петр Семенович Апурин (о нем см. прим. к письму № 181 от 4 марта 1888 г.).

20 Кузминские Татьяна Андреевна (1846—1925), младшая сестра С. А. Толстой и ее муж Александр Михайлович (1845—1917).

21 Кузминские Мария Александровна (p. 1869) и Вера Александровна (р. 1871).

22 письме от 6 ноября 1888 г. Толстой писал Бирюкову: «Мы еще в деревне. Жену задержали холода, но теперь оттепель, и после завтра она хочет ехать, мы же останемся еще на несколько дней». (См. т. 64.)

23 Толстой имеет в виду выписки из записной книжки Черткова, о которых идет речь в приведенной выше выдержке из письма Черткова от 16 сентября.

24 Зачеркнуто: совершенства

На это письмо Чертков отвечал письмом 30 сентября, в котором писал: «Наконец я дождался от вас, добрый друг Лев Николаевич, письма в прежнем, старом роде. Я не могу сетовать на вас, когда вы не пишете таких писем, потому что я знаю, что тот свет, который есть в каждом из нас, всегда светит кому-нибудь, и ваш свет, когда вы не пишете мне, светит тем другим, кому он и должен светить. Но я не могу не радоваться особенно, когда получаю от вас такие письма, потому что особенно наглядно вижу и чувствую, сколько добра и поддержки они приносят мне и тем, кто около меня. Это для нас всё равно, что окно открыли и впустили свежего воздуху. И дышется легче и живется лучше».

* 201.

1888 г. Октября 9. (?) Я. П.

Получилъ ваши посылки и последнее письмо съ письмомъ Иванова,1 милый другъ. О дѣлахъ: повѣсти Семен[ова]2 хороши тѣмъ, что онъ не мудритъ, не хочетъ идти дальше того, чтó онъ знаетъ и чувствуетъ; но очень ужъ малы по содержанію. Читатель ожидаетъ большаго въ печатной книгѣ и правъ. Но изъ 3-хъ разсказовъ годится ели-ели только одинъ Потрава, а то въ «Богатые люди» не соотвѣтственно наказаніе (какъ176 177 хочетъ представить авторъ излишнюю работу) съ преступленіемъ обмана того, кому обѣщали. Работать немножко побольше не важно, а обмануть очень важно. «Потеря» же не натурально или не начато и, главное, некончено. Почему онъ отдалъ деньги? Это необъяснено и потому ненатурально, а главное, чтò будетъ послѣ и какъ онъ объяснитъ женѣ, куда онъ дѣлъ деньги. — Семенова я люблю и отъ этого еще болѣе боюсь за него соблазна, вознаграждаемаго деньгами писательства. Изъ печатныхъ «Питомка»3 превосходная вещь. Лихіе подарки4 хорошая, а остальныя двѣ плохи, особенно плоха «Аксютка».5 Что разсказъ Вьюга? Я вамъ посылалъ весною ранней — Тимо... (забылъ какъ).6 Онъ пишетъ, спрашивая о судьбѣ своего разсказа. Разсказъ очень хорошъ.

Вопросъ о половыхъ отношеніяхъ между супругами, о томъ, въ какой мѣрѣ онѣ законны, есть одинъ изъ самыхъ важныхъ практическихъ христіанскихъ вопросовъ, въ родѣ вопроса собственности, и не перестаетъ занимать меня. И какъ всегда, вопросъ этотъ разрѣшенъ въ Евангеліи и, какъ всегда, жизнь наша такъ далека б[ываетъ] отъ того рѣшенія, к[оторое] даетъ Хр[истосъ], что мы нетолько не могли и не можемъ приложить христіанскаго рѣшенія, но даже не можемъ понять его. Мѳ. XIX, 11, 12.7 — Вѣдь столь много и ложно перетолковываемое мѣсто это ничего другого не значитъ, какъ то, что если человѣкъ спрашиваетъ, чтò ему по отношенію8 полового9 чувства надо дѣлать, къ чему стремиться? Въ чемъ на нашемъ языкѣ идеалъ человѣка? Онъ отвѣчаетъ: сдѣлаться скопцомъ для Ц[арства] Н[ебеснаго]. И тотъ, кто достигнетъ этаго, тотъ достигнетъ наивысшаго, а кто и не достигнетъ, то и тому будетъ хорошо, что онъ къ этому стремится. Кто можетъ вмѣстить, да вмѣститъ.

Я думаю, что для блага человѣка ему, мужчинѣ и женщинѣ, должно стремиться къ полной девственности, т. е. сознательно искать девственности и тогда выйдетъ съ челов[ѣкомъ] то, чтó должно быть. Мѣтить дальше цѣли, чтобы попасть въ цѣль. Если же человѣкъ сознательно стремится, какъ это среди насъ, къ половому общенію хотя бы въ бракѣ, то онъ неизбѣжно попадетъ въ противузаконіе, въ развратъ. Если человѣкъ сознательно будетъ стремиться къ тому, чтобы жить не для брюха, а для духа, тогда его отношеніе къ пищѣ будетъ такое, какое должно быть, если же человѣкъ впередъ будетъ устраивать себѣ вкусные обѣды, то онъ неизбѣжно впадетъ въ177 178 противузаконіе и развратъ. Хотѣлъ писать еще много, да не пришлось. Посылаю чтó есть и цѣлую васъ.

Полностью публикуется впервые. Отрывки (о рукописях Семенова и Тимковского) напечатаны в ТЕ 1913, стр. 71 и (о брачных отношениях) в сборнике «О половом вопросе. Мысли Л. Н. Толстого», изд. «Свободного слова», № 62. Christchurch, 1901, стр. 55—56. На подлиннике надпись синим карандашом рукой Черткова: «Пол. 11 окт. 88». Чернилами: № 196. Число 196 зачеркнуто карандашом и написано 199. Учитывая, что письмо обычно доходило из Ясной поляны к Чертковым в Ржевск на 3-й день, можно предположить, что оно было написано около 9 октября.

Толстой отвечает на письма Черткова от 26 сентября и от 30 сентября, к которому Чертков приложил полученное им письмо Н. Н. Иванова. В письме от 26 сентября Чертков писал: «Дорогой Лев Николаевич, я на этих днях послал вам три новых рассказа Семенова. Они мне нравятся все три, в особенности «Потрава». Но своей оценке я не доверяю, и мне весьма важно получить ваш отзыв, так как Семенов, нуждаясь в деньгах, склонен торопиться писать, а между тем для пользы его и его читателей желательно, чтобы мы своими требованиями от него содействовали улучшению его писаний. Ваш отзыв о его «Солдатке» в первоначальном виде был очень полезен и вызвал такую обработку этого рассказа, что он теперь имеет серьезное и глубокое значение, которого сначала не имел. Может быть и по поводу этих рассказов вы сообщите мне ваш отзыв и дадите кое-какие намеки, которые я передал бы обстоятельно Семенову и он исправил бы недостатки и пополнил бы пробелы. Пожалуйста, дайте мне ваш ответ (и верните рукописи) по возможности скорее, так как Семенов очень просит денег, а я могу выслать их ему только после получения вашего отзыва». Далее Чертков писал, что посылает папку, под заглавием «Новый сборник рассказов», куда он отобрал из «текущей литературы всё то, что вызывает хорошее с той или другой стороны чувство в читателе и может представить интерес лубочным покупателям». Чертков имел в виду предложить эти рассказы Сытину для издания вместо некоторых издаваемых Сытиным лубочных книг и просил Толстого высказать свое мнение об этих рассказах. В письме от 30 сентября Чертков просил Толстого высказать свой взгляд на супружеские отношения: «Какое плотское общение следует считать похотливым? Ведь помимо, или вернее, рядом с значением средства для достижения определенного результата — рождения детей, плотское сожитие вызывается известным притяжением друг к другу двух тел, соединенных браком воедино, и влечение это в каждом данном случае бывает не преднамеренное, а бессознательное и трудно поддается управлению головою. Если общение законно только, когда имеет целью рождение детей, то лишь только чувствуется, что цель эта достигнута, лишь только жена забеременела, то обоюдное влечение должно было бы смолкнуть у людей с нормальным и естественным состоянием организма? Но так ли на самом деле бывает с такими людьми?»

1 Чертков переслал Толстому письмо Иванова от 30 сентября, в котором Иванов писал Черткову: «Мнение Льва Николаевича относительно моего178 179 писания вообще и повести в частности во многом справедливо и я не стою зa теперешние мои работы, а также такое мнение такого доброго человека, как Лев Николаевич для меня, хотя и больно, но мне кажется, что Лев Николаевич очень глубоко берет и очень строго судит. Если бы я не знал Льва Николаевича и не имел перед собою своих ошибок и несовершенств, то я бы мог заплакать, услышав такое мнение Льва Николаевича, но мне оно только отчасти больно да напоминает о трезвости и строгости по отношению к себе».

2 Чертков послал Толстому на отзыв три рассказа С. Т. Семенова: 1) «Потрава», впоследствии названный «Подпасок Федька» и напечатанный в книжке: «Два рассказа крестьянина С. Т. Семенова: I. Марфуша-сирота. II. Подпасок Федька», тип. И. Д. Сытина. М. 1890. Дозволено цензурой: Спб. 18 апреля 1890. 2) «В богатом дому» и 3) «Потеря». Последние два рассказа не были напечатаны издательством «Посредник».

3 Рассказ писателя-народника Василия Алексеевича Слепцова (1836—1878) «Питомка», впервые напечатанный в журнале «Современник» 1863, т. 97, стр. 174—194. Был переиздан «Посредником» под заглавием «Питомка». Рассказ В. С., тип. И. Д. Сытина. М. 1890. Дозволено цензурой 1 июля 1889.

4 Рассказ Ольги Павловны Руновой (р. 1864), впервые напечатанный в журнале «Книжки недели», 1888 г., № 3, был переиздан «Посредником» под заглавием: «Лихие подарки». Рассказ О. Руновой, тип. И. Д. Сытина. М. 1890. Дозволено цензурой: Спб. 25 августа 1889.

5 Среди изданий «Посредника» нет книжки, озаглавленной «Аксютка».

6 Рассказ Н. И. Тимковского. О нем и о его рассказе «Вьюга» см. прим. к письму № 190 от 6 апреля 1888 г.

7 Евангелие от Матфея, гл. XIX, ст. 11—12: «Он же сказал им: не все вмещают слово сие, но кому дано: ибо есть скопцы, которые из чрева матерного родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для царства небесного. Кто может вместить, да вместит».

8 Вымарано одно слово.

9 Слово: полового переделано из слова: половыхъ, дальше слово: чувства написано по слову: отношен[ий]

* 202.

1888 г. Октябрь. Я. П.

Мнѣ особенно хотѣлось бы, чтобъ онъ разчелся съ Сытинымъ за взятыя у него книги. И потому, если слѣдуетъ ему получить, то пошлите прямо къ Сытину. О, какой это соблазнъ — деньги за писанье. Цѣлую васъ.

Л. Т.

Печатается впервые. Приписка к письму, которое написал Черткову крестьянин И. Г. Журавов (о нем и его рассказе «Раздел» см. прим. к письму 140 от 2 апреля 1887 г.). На подлиннике надпись синим карандашом179 180 рукой Черткова: «№ 197»; число перечеркнуто черным карандашом и написано: 200. Судя по нумерации, письмо написано позже предыдущего письма, написанного около 9 октября, и ранее следующего письма от 10 ноября. То обстоятельство, что Толстой, делая эту приписку, не упомянул о получении большого и содержательного письма Черткова от 14 октября, дает некоторое основание предположить, что эта приписка была сделана до получения письма Черткова, т.е. не позже 15—16 октября 1888 г. По мнению А. К. Чертковой приписка может быть датирована серединой октября. В виду неясности вопроса письмо датируется октябрем 1888 года.

Журавов пишет Черткову о гонораре за свой рассказ: «Прошу вас, не оставьте на этот раз письма моего без внимания. Всех денег мною от вас получено 35 р. Если возможно, смею опять вас просить — помогите мне, сколько можете. Очень нужда. Может быть, я что еще напишу — тогда можете вычесть». Вместе с тем он дает свой адрес: Тульской губ. и уезда село Хатуш.

* 203.

1888 г. Ноября 6. Я. П.

Получаю письма, к[оторыя] радуютъ меня и вызываютъ на отвѣтъ, говорю себѣ — отвѣчу, и живу день за день и не могу взяться за перо — не могу заставить себя выражать мысли, и время проходитъ и столько времени, что уже забываю письмо, новыя впечатлѣнія заслоняютъ. Этаго — такой неохоты писать — никогда со мной не было.1 Все къ лучшему: меньше пишешь — серьезнѣе живешь — отрицательно по крайней мѣрѣ, немного получше — немного меньше грѣшишь. Да и то нѣтъ: какъ хорошенько обсудишь, въ такомъ состояніи мало работаешь, а пользуешься трудомъ людскимъ также, такъ что грѣшишь столько же. Однимъ утѣшаешься, что хочешь жить по волѣ Божьей. Это одно лучше съ годами — меньше своей воли и легче отдаваться волѣ Бога. Вотъ нынче мнѣ не такъ претитъ писанье и сажусь писать тѣ 10 писемъ, к[оторыя] записалъ, и вамъ въ 1-мъ № «Отвѣтить о семейной жизни». Первое, чтó мнѣ нужно сказать объ этомъ, это то, что я, говоря о томъ, какъ должно жить супругамъ, не только не подразумеваю того, что я жилъ или живу, какъ должно, но напротивъ знаю твердо своими боками, какъ должно, только п[отому], ч[то] жилъ, какъ не должно. Я не отказываюсь ни отъ чего, чтó я сказалъ, напротивъ, старался бы уяснить все, чтó сказалъ, но дѣйствительно необходимо разъяснить, необходимо п[отому], ч[то] мы такъ далеки въ своей жизни отъ того, чтó должно и по нашей совѣсти и по ученію Хр[иста], что истина180 181 въ этомъ отношении такъ же поражаетъ насъ (я это знаю по опыту), какъ2 поразило бы уѣзднаго богатѣющаго купца указаніе о томъ, что надо не собирать для своей семьи и колоколовъ, а отдавать все, чтó есть, только чтобъ избавиться отъ зла. Вы говорите: не спать вмѣстѣ. Разумеется, нѣтъ. Я объ этомъ самомъ уже и думалъ. И мы всѣ знаемъ это въ глубинѣ души, п[отому] ч[то] всегда это совѣстно. Буду писать, какъ попало, все, что я объ этомъ думаю. Есть самое могущественное надъ человѣкомъ чувство влюбленія, к[оторое] сначала зачинается между непознавшими другъ друга людьми разныхъ половъ и к[оторое] приводитъ къ браку, бракъ же тотчасъ имѣетъ послѣдствіемъ3 ребенка. Начинается беременность и, вслѣдствіе ея, плотское охлажденіе другъ къ другу супруговъ — охлажденіе, к[оторое] было бы очень заметно и к[оторое] прервало бы плотское общеніе, какъ оно прерываетъ его между животными, если бы люди не считали плотское общеніе удовольствіемъ законнымъ. Такое охлажденіе, замѣненное заботой о ростѣ и кормѣ ребенка, продолжается до отнятія ребенка, и въ хорошемъ браке (вотъ въ этомъ то отличіе человѣка отъ скота,)4 съ отнятіемъ ребенка опять начинается влюбленное чувство между тѣми же супругами. — Какъ ни далеки мы отъ этаго, все таки несомненно, что такъ должно быть. И вотъ почему. — Во 1-хъ, половое общеніе тогда, когда женщина не готова къ дѣторожденію, т. е. когда у нея нѣтъ мѣсячныхъ, не имѣетъ никакого разумнаго смысла и5 есть только плотское наслаждеяіе6 и наслажденіе очень скверное, постыдное,7 какъ знаетъ каждый совестливый человѣкъ, подобное8 самымъ гнуснымъ неестественнымъ половымъ уродствамъ. Человѣкъ, предаваясь этому, становится неразумнѣе9 животнаго,10 т. е. разумъ свой употребляетъ на отступленіе отъ законовъ разума.

Bo-2-хъ, п[отому] ч[то] всѣ знаютъ и согласны, что половое общеніе ослабляетъ, истощаетъ человѣка и ослабляетъ въ самой сущно[сти] человеческой дѣятельности, въ духовной деятельности. Умѣренность, скажутъ защитники теперешняго порядка, но умѣренности не можетъ быть, какъ только преступлены законы, поставленные разумѣніемъ. Но вредъ излишества (а общеніе внѣ свободнаго періода есть излишество) для мущины еще можетъ быть не великъ при умеренности (отвратительно даже произносить это слово о такомъ предмете),11 если онъ знаетъ одну женщину, но то, что будетъ умеренностью для181 182 мужа, будетъ страшной неумѣренностью для жены,13 находящейся въ періодѣ беременности или кормленія.

13 Я думаю, что отсталость женщинъ и истеричность ихъ происходитъ въ большой степени отъ этаго. Воть въ чемъ должно быть освобожденiе женщины для того, чтобы она стала единымъ тѣломъ съ мущиной и слугой не дьявола, какою она теперь, а Бога. Идеалъ далекій, но великій. И отчего же не стремиться къ нему? Мнѣ представляется, что бракъ долженъ быть такимъ. Пара сходится плотски подъ непреодолимымъ давленіемъ влюбленія, зачинается ребенокъ, и супруги, избегая всего того, чтò можетъ нарушить для нея ростъ или кормленіе ребенка,14 избѣгая всякаго плотского соблазна, а не такъ какъ теперь, вызывая ихъ, живутъ, какъ братъ съ сестрой. А то мужъ, развращенный прежде, свои пріемы разврата переноситъ на жену, заражаетъ ее той же чувственностью и налагаегъ на нее невыносимую тягость быть въ одно и то же время любовницей, матерью и человѣкомъ. И она дѣлается хорошей любовницей,15 измученной матерью и больнымъ, раздраженнымъ, истеричнымъ человѣкомъ. И мужъ любитъ ее, какъ любовницу, игнорируетъ, какъ мать, и ненавидитъ ее за ея раздражительность, истеричность, к[оторыя] онъ самъ произвелъ и производитъ. Мнѣ кажется, въ этомъ ключъ ко всѣмъ страданіямъ, скрытьтмъ во всѣхъ семьяхъ въ огромномъ большинствѣ. —

Такъ мнѣ представляется что мужъ съ женой живутъ, какъ братъ съ сестрой, она спокойно ненарушимо носитъ, кормитъ и при этомъ нравственно растетъ и16 только въ періоды свободные они оба поддаются вновь влюбленью, продолжающемуся недѣли, и опять успокоеніе. Мнѣ представляется, что влюбленье это то напряженiе пара,17 при к[оторомъ] паровикъ разорвало бы, если бы не поднялся спасительный клапань. Клапанъ открывается только при этомъ сильномъ напряженіи, но онъ всегда закрытъ, старательно закрытъ, и цѣль наша должна быть въ томъ, чтобы сознательно закрыть его,18 какъ можно плотнѣе и наложить на него19 гирь, сколько можемъ, желая того, чтобы онъ не открылся. Вотъ въ этомъ то смыслѣ я и20 понимаю: «Кто можетъ вмѣстить, да вмѣститъ», т. е. пусть каждый стремится никогда не жениться и, женившись, жить съ женой, какъ брать съ сестрой. Но паръ набирается и открываетъ клапаны, но не сами мы должны ихъ открывать,182 183 какъ мы это дѣлаемъ, глядя на половое общеніе, какъ на законное наслажденіе. Оно законно только тогда, когда мы не можемъ воздержаться отъ него, и когда оно прорывается помимо нашего желанія.

21Какъ же определить, когда мы не можемъ воздержаться отъ него?

Какъ много именно такихъ вопросовъ, и какъ они кажутся неразрѣшимы, и вмѣстѣ съ тѣмъ, какъ они просты, когда ихъ решаешь для себя и за себя, а не для друтихъ и за другихъ. Для другихъ знаешь только известную постепенность: старикъ предается22 половому общенію съ проституткой — ужасно противно; молодой делаетъ то же — менее противно. Старикъ23 чувственно любезничаетъ съ женой — довольно противно, но менее, чемъ молодой съ проституткой; молодой чувственно относится къ женѣ — еще менее противно, но противно. Такая постепенность есть для другихъ, и мы все, ее,24 особенно неиспорченныя дети и молодые люди, ее очень хорошо знаютъ. Но для себя есть еще другое: есть у каждаго девственника и девственницы сознаніе (часто очень затуманенное ложными взглядами), что ему надо дорожить своей25 чистотой, желаніе сохранить ее, и горе и стыдъ при потере ея, въ какихъ бы то ни было условіяхъ. Есть голосъ совести, к[оторый] всегда ясно говоритъ и послѣ и всегда, что это дурно и стыдно. Все дѣло въ сознаніи, въ разуменіи. Въ міре считается, что очень хорошо наслаждаться любовью, все равно какъ считалось бы хорошо26 открыть спасительные клапаны и выпускать изъ нихъ паръ; по Божьему же хорошо только жить истинной жизнью, работать на свой талантъ для Бога, т. е.27 любить людей, души ихъ, и изъ нихъ перваго, самаго близкаго — свою жену, и помогать ей въ уразумѣніи истины, а не заглушать ея способность воспріятія, делая ее орудіемъ своего наелажденія, т. е. работать паромъ и28 употреблять все мѣры къ тому, чтобы онъ не уходилъ въ спасительные клапаны.

«Да этакъ родъ человѣческій прекратится». Во первыхъ, какъ бы мы строго ни старались о томъ, чтобы не29 иметь полового общенія, спасительные клапаны есть, пока они нужны, и будутъ дѣти. Да и зачемъ лгать? Разве,30 защищая половое общеніе, мы заботимся о продолженіи рода? Мы заботимся о своемъ наслажденіи. Такъ и говорить надо. Родъ человеческий прекратится? Прекратится животное человекъ. Экая183 184 бѣда какая! Выродились допотопныя животныя, выродится и человеческое животное наверное (если судить по внешности въ пространстве и времени). Пускай его прекращается. Мнѣ такъ же мало жалко этаго двуногаго животнаго, какъ и ихтіозавровъ и т. п., только бы не прекратилась жизнь истинная, любовь существъ, могущихъ любить. А это не только не прекратится, если родъ человѣческій прекратится отъ того, что люди изъ любви отрекутся отъ наслажденій похоти, но увеличится въ безчисленное количество разъ, такъ увеличится эта любовь, и существа, испытывающія ее, сделаются такими, что продолженіе рода человѣческаго для нихъ и не нужно будетъ. Плотская любовь только затѣмъ и нужна, чтобы не прекратилась возможность выработки изъ людей такихъ существъ.

Читайте всю эту нескладицу такъ, чтобы угадывать то, чтó я хотѣлъ сказать и чтó бы могъ сказать, но не досказалъ. Мысли эти не случайныя, a онѣ выросли изъ моего сознанія и моей жизни, и я, если Богъ велитъ,31 попытаюсь высказать ихъ ярко и ясно.

Мы еще живемъ въ деревне. Жена, кормящая Ваню,32 должна была ѣхать въ половине октября, но отъ холодовъ застряла и кажется теперь только завтра уѣдетъ. Мы же — я съ двумя дочерьми и 2-мя дѣвочками Кузминскихъ должны ѣхать черезъ недѣлю.

Поша милый уѣхалъ. Изъ Англіи получилъ киижечки и письмо отъ одного Albert Blake Modern Pharisaism33 очень меня заинтересовавш[ія]. Это христіанинъ, отрицающій всѣхъ церковниковъ, очень близкій къ намъ. Выпишите себѣ его книги. Прощайте, милые друзья, цѣлую васъ и вашихъ соседей. Что Николай Лукичъ? Напишите мнѣ про него.

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Большой отрывок напечатан в сборнике «О половом вопросе», изд. «Свободное слово». Christchurch. 1901, стр. 50—54.

Письмо написано на четырех листках: два листка почтовой бумаги, один листок писчей бумаги в 1/4 долю, сложенный пополам, и листок в 1/8 долю листа писчей бумаги. Все листки перенумерованы Толстым. Подлинник вложен в листок почтовой бумаги, на котором синим карандашом рукой Черткова сделана надпись: «№ 198. Я. П. 10 нояб. 88». Число «198» перечеркнуто черным карандашом и проставлено: 201. Дата184 185 10 ноября, повидимому, в этом случае означает день получения письма, потому что Толстой в письме к П. И. Бирюкову от 6 ноября писал: «Нынче только я расписался и Черткову написал длинное письмо, но бестолковое всё о том же предмете — о супружеских отношениях. Хотелось бы внести свою лепту в разъяснение этого страшно запутанного и во всеобщем прогрессе отставшего дела, кажущегося неважным, а в сущности самого коренного». См, т. 64.

Толстой отвечает на письма Черткова от 14, 19 октября и 3 ноября 1888 г. В первом из этих писем Чертков писал Толстому по поводу его письма, написанного около 9 октября (№ 201): «Большое вам спасибо, дорогой Лев Николаевич, зa ваши слова по поводу брачных отношений между мужем и женой. Вы мне очень помогли, и я со всем согласен и хочу практически так относиться к этому делу, как вы говорите. Со стороны же разумения я, хотя и чувствую, что это так, но меня смущает то, что при таком взгляде на половые сношения рождение детей, дело святое само по себе, как будто низводится на степень случайного результата невоздержания от греха. Неужели весь будущий род человеческий держится только тем, что люди так слабы и порочны, что не могут «вместить»? Ведь, если так поставить вопрос, то не получается ли логический вывод, что христианину не следует вступать в брачную жизнь? Вы понимаете, дорогой друг Лев Николаевич, что я не думаю возражать с целью ограждения себя какой-нибудь лазейкой; я только думаю, что в такой постановке вопроса есть что-то неточное или недоказанное, и так как всё, что само по себе добро и справедливо, должно быть непременно и разумно и строго логично, то меня беспокоит то, что я не могу согласовать это кажущееся мне противоречие, дающее как будто некоторое оправдание аскетизму и скопчеству. Если муж и жена признают плотские сношения между собою за слабость, которую следует по возможности избегать, то не обязательно ли для нас делать всё действительно возможное для избежания этой слабости? Не следует ли им, если они искренни в своем стремлении следовать учению Христа, сделать всё решительно от них зависящее для того, чтобы «вместить»? И следовательно первым делом не спать в одной комнате и т. п.?»

В письме от 19 октября Чертков пишет об издательских делах «Посредника» и затем возвращается к вопросу о супружеских отношениях: «Я всё думаю о плотском сожитии мужа с женою, и всё не разберусь удовлетворительно в этом вопросе. ... Мне чувствуется, что вы чего-то не досказали, и мне хотелось бы вас дослушать, так как вопрос этот не пустяшный, а страшно важный по своему применению к жизни».

В письме от 3 ноября Чертков опять просил ответить на вопрос «относительно воздержания от плотского супружеского сожития».

1 Такое состояние переживалось в это время Толстым в продолжение довольно длительного периода. В Дневнике Толстого от 23 ноября 1888 года записано: «Всё не пишу — нет потребности такой, которая притиснула бы к столу, а нарочно не могу. Состояние спокойствия — того, что не делаю против совести, — дает тихую радость и готовность к смерти т. е. жизнь всю». См. т. 50.185

186 2Зачеркнуто: и указа

3 Зачеркнуто: беременность, а дѣти

4 Зачеркнуто: и конча

5 Зачеркнуто: служитъ

6 Первоначально написано: наслажденіемъ

7 Первоначально написано: сквернымъ, постыднымъ

8 Первоначально написано: подобнымъ

9 Зачеркнуто: ниже

10 Зачеркнуто: во 2-х п. ч.

11 Зачеркнуто: по

12 Первоначально написано: женщины

13 Абзац редактора.

14 Зачеркнуто: живутъ

15 Зачеркнуто: матерью

16 Зачеркнуто: и они

17 Зачеркнуто: въ паровикѣ

18 Зачеркнуто: сколько

19 Зачеркнуто: гирь

20 Зачеркнуто: думаю

21 Абзац редактора.

22 Зачеркнуто: проституткѣ

23 Зачеркнуто четыре слова: рождаетъ ребенка [1 неразобр.] противно

24 Зачеркнуто: одо

25 Слово: своей написано по слову: своимъ

26 Зачеркнуто: Изъ спасате

27 Зачеркнуто: тщательно волнистой чертой три строчки.

28 Зачеркнуто: бояться

29 Зачеркнуто: упускать пара и не

30 Зачеркнуто: защищаемъ про

31 Зачеркнуто: выскажу

32 Ваня (р. 31 марта 1888 г., ум. 23 февраля 1895 г.), младший сын Толстого.

33 Альберт Блэк. Современное фарисейство. В библиотеке Толстого в Ясной поляне сохранились две книги А. Блэка: «Modern Рhаrіsаіsm». 1888, и «Marriage» (Брак). Сведения об А. Блэк см. в прим. к письму Толстого к А. Блэку от 12 ноября 1888 г., т. 64.

* 204.

1888 г. Ноября 12. Я. П

Можетъ быть, я не въ духѣ, но мнѣ это очень не понравилось.1 Фальшь по формѣ и по содержанію. Это поэзія для Англійскихъ гостиныхъ, въ родѣ восковыхъ цвѣтовъ.

Бѣлый стихъ — невозможное кривлянье. Есть многое2 вамъ писать, но все нѣтъ такой сильной потребности словесно выражать186 187 мысли, какъ бывало прежде. Я скучаю объ этомъ, а можетъ быть это лучше.

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Отрывок напечатан в ТЕ 1913, стр. 71. Написано на сложенном вдвое листке писчей бумаги величиной в 1/4 долю листа. На подлиннике надпись черным карандашем рукой Черткова: «Я. П. 12 нояб. 88, № 199». На обороте письма черным карандашом написано: «№ 199», зачеркнуто и написано: «202». Как видно из ответного письма Черткова от 16 ноября, Толстой сообщает в этом письме свой отзыв о рукописи поэмы Теннисона «Спасенный», переведенной Барыковой, и возможно, что комментируемое письмо является запиской, приложенной к возвращаемой Черткову рукописи.

1 «Спасенный», повесть в стихах (из Теннисона) А. П. Барыковой, тип. И. Д. Сытина. М. 1888. Дозволено цензурой 21 января 1889. В «Правительственном вестнике» за 1889 г. (№ 81 от 15 апреля) эта книжка указана в списке книг, вышедших 9—15 марта 1889 г., и надо думать, что год на титульном листе проставлен ошибочно.

2 Слова: есть многое написаны по словам: очень хочется.

На это письмо Чертков отвечал Толстому письмом от 16 ноября 1888 г., в котором писал: «Дорогой Лев Николаевич, я понимаю ваше отношение к поэме Теннисона «Спасенный» и готов с ним согласиться и жалею теперь, что задал эту работу Барыковой. Видно во мне сохранилась доля английской сентиментальности, внесенная воспитанием и близким общением с англичанами. Поэму эту я всё-таки думаю напечатать главным образом потому, что не хочется огорчить Барыкову. Ведь вреда, я думаю, она никому принести не может, и может даже с некоторою пользою заменить одну из отвратительных лубочных сказок в стихах.

Ваше отсутствие потребности писательства я понимаю. Понимаю и то, что вы мне раньше говорили о том, что писательство побуждается внутренними законами, которых не прейдеши, а также — о том, что трудно решиться учить людей. И я не хочу, не могу допустить в себе мысли возражать вам на это или полагать, что вам следовало бы поступить иначе. Но у меня есть свое отношение к вашим писаниям, свои наблюдения над их результатами в читателях, и я не вижу причины насильственно воздерживаться от того, чтобы поделиться с вами своими мыслями по этому поводу, лишь бы вы не думали, что я желаю влиять на вас или что-нибудь в таком роде. Когда я испытываю на себе и вижу на других благотворные практические результаты ваших писаний, то естественно желая, чтобы и я сам и люди жили лучше и лучше, я не могу не желать того, чтобы мы получали побольше вспомогательных толчков от вас. Когда я вижу, например, как разврат жизни постепенно втягивает в себя молодых людей, в особенности когда вижу самое начало этого всасывания живого юноши в болото плотских наслаждений, то так хочется помочь ему сделать тот шаг назад, на твердую почву, который может его спасти — передать ему несколько слов предостережения, обращенных непосредственно к его совести и187 188 разуму, и на которые должно откликнуться всё чистое, святое, незапятнанное еще в его молодой душе. И вот в этих случаях я вспоминаю вас и благословенное богом влияние вашего слова, и так, так хочется, чтобы вы помогли этим людям...

Все остальное — разрушение лжи, наросшей на учении Христа, восстановление смысла «Евангелий», обличение закоренелых общих форм лжи — всё это уже сделано вами, насколько можно словами. Как хотелось бы, чтобы вы теперь, на время отложив всякое другое писание, забыв себя, прямо обратились бы ко всему молодому, совсем юному человечеству и сказали бы им только то, что вы теперь сожалеете, что вам не говорили, когда вам было 17—25 лет. Обратились бы к обыкновенным, заурядным людям, а не к тем только, которые сами напряженно ищут и потому найдут, и не к тем, кто решились не найти».

* 205.

1888 г. Ноября 17. Москва.

Получилъ уже въ Москвѣ ваше послѣднее письмо, милые друзья. Много тамъ хорошаго и радостнаго — главное то, что вы строго судите себя, — но есть и грустное, то, что вы не уживаетесь съ людьми. Я знаю это и самъ такой же, и потому могу en connaissance de cause1 совѣтовать: главное, не унывать, судить себя, винить, каяться, ломать себя опять и опять; и пройдетъ немного времени, оглянешься и увидишь, что лучше. — И тогда прибавляется сила на добро и радостно.

О брачной жизни я много думалъ и думаю и, какъ всегда бывало со мной, какъ я о чемъ начинаю думать серьезно, такъ извнѣ меня подстрекаютъ и мнѣ помогаютъ. Третьяго дня я получилъ изъ Америки книгу одной женщины доктора (она писала мнѣ) подъ заглавіемъ: Tocology, a book for every woman, by Alice Stokham M. d.2 Книгу вообще превосходную въ отношеніи гигіеническомъ, но главное трактующую въ одной главѣ3 о томъ самомъ предметѣ, о к[оторомъ] мы съ вами переписывались, и рѣшающую вопросъ, разумѣется, въ томъ же смыслѣ, какъ и мы. Радостно видѣть, что вопросъ давно поднятъ, и научные авторитеты рѣшаютъ его въ томъ же смыслѣ. Ужасно радостно застать себя въ темнотѣ и далеко впереди увидать свѣтъ. Мнѣ по эгоизму моему грустно думать, что я прожилъ свою жизнь по скотски и что мнѣ нельзя уже исправить4 свою жизнь, грустно, главное, что скажутъ: «Хорошо тебѣ, умирающему старику, говорить это, а жилъ то ты не такъ. Мы состарѣемся, то же будемъ говорить». Вотъ въ чемъ главная казнь188 189 за грѣхи — чувствуешь, что ты недостойное орудіе для передачи воли Бога, испорченное, загрязненное. Но за то есть утѣшеніе, что другіе будутъ таковыми. Помогай вамъ и другимъ Богъ. — Я не присылаю вамъ книгу, п[отому] ч[то] самъ читаю, да и хочу перевести. Я пишу ей,5 чтобъ прислала въ Россію. А вы попробуйте выписать. Прочелъ вашу статью о жизни др[евнихъ] Хр[истіанъ] и возвращаю.6 Очень хорошее полезное чтеніе — языкъ труденъ, нехорошъ, но что же дѣлать. Постарайтесь пропустить въ цензурѣ — книга очень полезная. — Я и въ Москвѣ ничего не пишу. Нѣтъ еще потребности. А разбросанныя мысли все больше и больше сосредоточиваются около извѣстныхъ точекъ. Цѣлую васъ съ дочкой и съ Спенглерами. Что же вы не напишете мнѣ про Н[иколая] Л[укича]? Галя! напишите вы. Таня и Маша благодарятъ за память7 и любятъ васъ.

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Отрывки напечатаны в составленном В. Г. Чертковым сборнике «О половом вопросе. Мысли Л. Н. Толстого», изд. «Свободное слово», № 62. Christchurch, 1901, стр. 56 и в ТЕ 1913, стр. 71—72. На подлиннике надпись черным карандашом рукою Черткова: «Москва, 17 ноября 88, № 200». Число «200» зачеркнуто и написано: «203».

Толстой отвечает на письма Черткова от 3 и 10 ноября. В письме от 3 ноября Чертков писал: «Посылаю вам, дорогой Л[ев] Н[иколаевич], заказною бандеролью только что оконченную мною рукопись «Жизнь древних христиан», составленную по одной старой книжке, данной мне Павлом Ивановичем, и кажется теперь запрещенной. В виду цензурных соображений я поместил выписку из «Учения 12 апостолов» второю главою, а не первою, как следовало бы по ее важности — а также с душевною болью смягчил некоторые места, чересчур сильные для цензуры. Мне очень хочется узнать, как понравится вам эта книжка, которую я составлял с радостью и пользою для себя. — Просто жутко становится, когда вспоминаешь, как служили богу первые ученики Христа и сравниваешь их жизнь со своим сном». В письме от 10 ноября Чертков писал: «Вчера вечером я перечитывал ваши письма за последнее время, дорогой друг Л[ев] Н[иколаевич], и меня так живо обдало вами. Как вы добры ко мне и как мало я заслуживаю эту любовь! — Последнее время было неотрадно в нашей домашней жизни. У меня произошел разрыв с двумя людьми, жившими вместе с нами. Молодой человек, помогавший мне в деле изданий, уехал от меня, недовольный нашею обстановкой. С самого начала было условлено между нами, что он будет сам убирать свою комнату и т. п. Он же стал понемногу заявлять всё большие требования и отказался убирать свою комнату. Некоторое время я ему подметал; но он вообще был всё недоволен и уехал. О нем лично я не жалею, хотя жалею, что мое189 190 отношение к нему не было безукоризненно, так как я внутренно досадовал на него. Теперь всё дело изданий опять на моих руках, но я не хочу больше искать себе помощника, разве сам собою найдется человек, вообще преследующий общую с нами цель в жизни, и потому сожительство с которым послужило бы нам помощью, а не затруднением в деле упрощения обстановки нашей жизни. Другой разрыв — с фельдшерицей, живущей у нас и лечащей соседних крестьян — меня ужасно огорчил. Женщина же — неутомимая труженица, — бессеребреница, молодость свою она провела в крайнем революционном движении, а теперь посвятила себя лечению крестьян». «Сейчас получил ваше дополнительное письмо о половых отношениях, признаю, что вы совсем, во всем, что об этом говорите, — правы, правы — ужасно для меня».

1 Может быть переведено: с знанием дела.

2 «Tocology. A book for every woman by Alice Stockham, M. D. Revised edition. Chicago. Alice B. Stockham and C° 1888. Русский перевод: «Токология или наука о рождении детей, книга для женщин д-ра медицины Алисы Стокгэм. С предисловием графа Л. Н. Толстого. С портретом автора и рисунками. С разрешения автора перевел С. Долгов», тип. И. Д. Сытина. М. 1892.

3 Глава XI. «Целомудрие в супружеских отношениях», стр. 140—152, по русскому переводу.

4 Слово исправить написано поверх: сдѣлать

5 В письме к Алисе Стокгэм (от 30 ноября 1888) Толстой писал:« Я получил вашу книгу «Токология» и очень благодарю вас за ее присылку. Я просмотрел ее и нахожу, что она, насколько я в этом компетентен, действительно книга не только для женщин, но для всего человечества. Без работы в этом направлении человечество не может идти вперед; и мне кажется, что мы очень отстали особенно в вопросе, разбираемом вами, в XI главе вашей книги. Странно, но на прошлой неделе, я как раз написал длинное письмо одному из моих друзей на ту же тему» (т. 64).

6 Рукопись эта, составленная по книге епископа Макария: «Примеры благочестия среди соблазнов или поведение древних христиан в отношении к язычникам», была издана без указания автора под заглавием: «Жизнь древних христиан», тип. И. Д. Сытина. М. 1890. Дозволено киевской духовной цензурой 3 июня 1889 года.

7 Толстой имеет в виду приписку А. К. Чертковой к письму Черткова от 10 ноября, в которой она между прочим писала: «целую Машу, Таню. Об Озмидове в следующем письме. Отношения наши с ним гораздо лучше, очень это радостно».

* 206.

1888 г. Декабря 15. Москва.

Хотѣлъ писать вамъ, милые друзья, отвѣчая на ваше послѣднее хорошее письмо,1 и вотъ получилъ еще письмо милаго Хилкова2 и вашъ отвѣтъ ему, и сказать хочется очень многое190 191 я объ очень разнородномъ — О вашемъ имущественномъ положеніи и о вашемъ предпріятіи возвращенія въ Ржевскъ3 ничего опредѣленнаго не скажу, пот[ому] ч[то] мало знаю, мало понимаю все дѣло: скажу только двѣ вещи: 1) что участіе Сибиряковскихъ денегъ,4 если кромѣ труда ужъ неизбѣжны деньги, почему то мнѣ не нравится. (Я говорю: не нравится, п[отому] ч[то] не съумѣю объяснить почему. Когда шли на это деньги, получаемыя вами отъ матери, мнѣ больше нравилось) 2) то, что измѣнять разъ начатое всегда нехорошо, всегда это самообманъ, состоящій въ томъ, что кажется, что, измѣнивъ внѣшнія условія, моя внутренняя жизнь пойдетъ лучше. Мнѣ кажется и для себя я такъ дѣлаю: не надо никогда измѣнять внѣшнія условія той жизни, к[оторую] ведешь, надо, чтобы эти условія измѣнялись сами вслѣдствіе внутреннихъ перемѣнъ. Это я говорю о вашемъ теперешнемъ положеніи: не измѣняйте ничего въ немъ, а пусть оно само измѣнится, если оно не будетъ совпадать съ вашими внутренними требованіями. Еще третье: рѣшая вопросъ своей жизни, попробуйте впередъ допустить, что, какъ бы вы ни поступили, мнѣніе о васъ людей, навѣрно будетъ все одно и тоже — самое скверное — и потому объ немъ ужъ думать совсѣмъ не надо. —

Вашъ отвѣтъ Хилкову я вполнѣ одобряю, но точно также одобряю и мысль и, главное, чувство Хилкова — желаніе не вводить въ обманъ, [1 неразобр.] людямъ. Я о томъ же думаю. Х[илковъ] первымъ условіемъ ставитъ дѣйствовать всегда открыто. Пока прощайте. Цѣлую васъ.

Л. Т.

Публикуется впервые. На подлиннике надпись черным карандашом рукою Черткова: «15 дек., М. № 201». Зачеркнуто: «201», и написано: «204». Датировка Черткова подтверждается записью в Дневнике Толстого от 15 декабря 1888 г.: «Письмо Хилкова к Чертк[ову] и его ответ об исповедании веры и об отречении от церкви и государства»... «Написал Черткову коротенькое письмо».

Толстой отвечает Черткову на его письмо, относящееся к концу ноября, и на письма от 7 и 9 декабря. В первом из этих писем Чертков писал: «Как вы счастливы дорогой друг Л[ев] Н[иколаевич], что не распоряжаетесь ни деньгами, ни поступками других людей, и как мне хотелось бы стать в такое же отношение к деньгам и людям, как и вы. И вместе с тем, поверите ли — впрочем, напрасно я так говорю вы наверно поверите — я не умею и не могу стать в это отношение. Не знаю недостаток ли это разумения, вызываемый соблазном существующего порядка моей жизни,191 192 с которого боишься сойти, не зная, что потом будет; или же особые условия моей имущественной обстановки, отличные от ваших; — но все мои отношения с ближайшими людьми, вне семьи меня окружающими, происходят сквозь тесно сплетенную денежную и распорядительную сеть, и я чувствую, что я с женою и дочерью на одной стороне этой сети, а они все по ту сторону, и так по временам тянет к непосредственному, внеденежному и вне-распорядительному общению с людьми, которое, помимо семьи, доступно мне только письменно. И попал я в это положение распорядителя невзначай, зa свои грехи, и теперь не вижу, как выбраться из него, не ломая и не вредя людям, с которыми связан, хотя всё больше об этом думаю, и соображаю, чем о ведении этого «дела», которое для меня вовсе не дело. Пока вижу только один безгрешный выход передать всё дело отдачи денег крестьянам путем хозяйственной помощи самым бедным — в руки другого человека.

В письме от 7 декабря Чертков пишет о своем предыдущем письме: «Вы же, вероятно, ничего не отвечаете по этому поводу, или потому, что денежные соображения, подобные тем, о которых я вам писал, не вызывают в вас отзывчивости, или потому что вы боялись огорчить меня выражением своего несочувствия. Ну что же делать, я, по крайней мере, описал вам ту рамку, в которой мне приходится жить, и которая составляет самую непривлекательную для вас и трудную для меня сторону моей жизни.

В письме от 9 декабря Чертков пишет, что пересылает полученное им письмо от Хилкова и свой ответ ему, и просит Толстого высказать свое мнение об этих письмах.

1 В Дневнике Толстого от 13 декабря 1888 г. имеется запись: «Письмо хорошее от милого Черт[кова] и его жены. Надо ответить». См. т. 50.

2 Дмитрий Александрович Хилков, князь. О нем см. прим. к письму № 130. В своем письме к Черткову от 28 ноября Хилков писал, что получил экземпляр книги Толстого «О жизни» и думает, что каждый, сочувствующий взглядам Толстого, должен был бы переписывать запрещенные его сочинения, оставляя один экземпляр себе, а другой посылая кому-либо другому. Далее Хилков писал: «Потом еще я думал это последнее время о том, что не мешало бы объявить, в чем смысл учения Иисуса, дабы не было путаницы. Нечто подобное декларации Гаррисона. Я написал записочку о тех вещах, которые казались мне важнейшими, и послал ее Павлу Ивановичу в Петербург. Там нет указаний поступков, а только указание пути, как я понял его из Евангелия и сочинений Льва Николаевича. Также и определение некоторых слов, например — Бог, Христос, жизнь, смерть. Как вам кажется, нужна ли такая декларация — принимая во внимание время, в которое мы живем, и то, что под учение Иисуса подставили другое чуждое ему учение и назвали его — его именем2 .... Как вам кажется.... не обязаны ли мы отречься от церкви и государства? Под словом «мы» подразумеваю тех, которые считают учение Иисуса за истину. Я отлично знаю, что важнейшее есть внутреннее состояние человека — сердце его, но именно потому, что отречение это есть такой пустяк в деле совершенствования личного и вместе с тем такой гнет на всякий свет и всякую истину, мы должны отречься, т. е. начать с легчайшего и малейшего.192 193 Кроме того такое отречение покажет людям, что учение церкви и государства не есть учение Иисуса». (АТБ)

3 Написано: Ржевскѣ

4 Чертков предполагал привлечь К. М. Сибирякова к материальному участию в издательстве «Посредник», так как тяготился пользованием деньгами матери для такой издательской деятельности, которой она не сочувствовала.

* 207.

1888 г. Декабря 21. Москва.

Вчера получилъ и вчера поздно вечеромъ кончилъ Эпиктета.1 Превосходно! Очень, очень хорошо. Я знаю его и все таки много вынесъ изъ вчерашняго чтенія. Я читалъ съ карандашемъ и поправлялъ и замѣчалъ, что казалось нужнымъ. Главныя поправки въ вступленіи въ жизни Э[пиктета]. И то очень мало. Строго ли вы держались подлинника? Я сталъ было сличать, но такъ [какъ] распредѣленіе другое, то я не находилъ и оставилъ. Посылать ли вамъ его? Зачѣмъ? Онъ такъ исправенъ и здѣсь можно бы переписать и отдать въ цензуру. Казалось бы, нѣтъ причинъ запретить. Нечто2 вступленіе, но его лучше тогда оставить.3 Что Паскаль?4 Вотъ будутъ чудныя книги для всѣхъ: Ioa[ннъ] Злат[оустъ],5 Мар[къ] Авр[елiй],6 Сократъ,7 Діогенъ8 и Эпиктетъ.

Теперь о другомъ. Съ недѣлю тому назадъ Сытинъ сказалъ мнѣ, что онъ купилъ журналъ Сотрудникъ.9 (Онъ долженъ быть народный журналъ и потому, что онъ будетъ у Сытина, онъ распространится) и просилъ меня помочь ему. Это меня заставило опять и опять думать объ этомъ — къ несчастью, до сихъ поръ только думать и говорить — я еще ничего не сдѣлалъ, но чувствую себя обязаннымъ дѣлать. Планъ мой въ томъ, чтобы кромѣ мелочей журнальныхъ: распоряженій правит[ельства], смѣси, рецептовъ, новыхъ изобрѣтеній, повѣстей и т. п. въ немъ, въ журналѣ, печатать все то хорошее, что б[ыло] думано и писано съ самаго начала по всѣмъ отраслямъ: мудрости, исторіи, поэзіи, знанія научнаго. Все это можетъ другимъ казаться неяснымъ, но мнѣ ясно, и я буду пробовать.

Эпиктетъ идетъ туда какъ разъ. Согласны вы помѣстить его тамъ?

Какъ я радъ, что вы опять перестали курить. Я каждый день радуюсь на себя, на свое состояніе и, право, чувствую перемѣну къ лучшему.193

194 Посылаю вамъ книжку, составленную отчасти мною.10 Кое что прибавлено и видоизмѣнено въ ней Тихоміровымъ.11 Прочтите и скажите свое мнѣніе. Тихомір[овъ] обѣщалъ издать ее дешевымъ изданіемъ.12

А въ Посредникъ?

Цѣлую васъ.

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Два отрывка напечатаны в журнале «Голос минувшего» 1913, № 5, стр. 225 и в ТЕ 1913, стр. 72—73. На подлиннике надпись черным карандашом рукою Черткова: «21 дек. М. 202». Число «202» — зачеркнуто и написано «205». Датировка, сделанная Чертковым, подтверждается записью в Дневнике Толстого от 21 декабря 1888 г.: «... написал письма Бир[юкову], Чертк(ову]».

Толстой отвечает Черткову на его письмо, написанное во второй половине декабря, в котором он писал: «Посылаю вам, дорогой Л[ев] Н[иколаевич], только что оконченного мною Эпиктета — еще не переписанного на бело, — на случай каких-либо ваших поправок или отметок. Над этой книжкой я много поработал; прерывал работу и снова брался за нее по несколько раз; не знаю только, насколько вышло успешно. При составлении жизни Эпиктета я между прочим воспользовался рукописью об Эпиктете Новоселова, исправленной Количкой, о которой вы мне несколько раз напоминали, — так что их работа не пропала даром. В упрощении слога мне часто помогал Озмидов. — Пожалуйста, Л[ев] Н[иколаевич], наведите через какого-нибудь студента справку, при каких императорах мог жить Эпиктет. Насколько мне известно, точное время его жизни не определено; да это и не важно; но нежелательно, чтобы вышла бы какая-нибудь несообразность».

Вместе с тем Толстой откликнулся на письмо Черткова от 7 декабря, в котором Чертков, между прочим, писал ему, что вновь перестал курить.

1 О рукописи Черткова «Римский мудрец Эпиктет» см. прим. к письму № 133 от 6—7 февраля 1887 г. Книжка была издана под заглавием «Римский мудрец Эпиктет». Его жизнь и учение». М. 1889.

2 Толстой нередко употреблял слово «нечто» (нешто) вместо слова «разве».

3 Написано по: выбр

4 А. И. Орлов. «Французский ученый Паскаль, его жизнь и труды». М. 1889 г.

5 «Поучения св. Иоанна Златоуста», см. прим. к письму № 431 от января 1887 г.

6 «Размышления императора Марка Аврелия о том, что важно для самого себя». См. прим. к письму № 189, от 29 марта 1888 г.

7 «Греческий учитель Сократ». Тип. Сытина. М. 1886.

8 «Греческий мудрец Диоген», тип. И. Д. Сытина. М. 1891.

9 Ежемесячный журнал «Сотрудник народа», с № 3-го 1887 года — «Сотрудник», общедоступное научно-литературное издание, выходившее в 1887—1889 гг., в Москве, редактор-иэдатель П. И. Залесский. В194 195 1888 году вышли две книжки, в 1889 году одна. В декабрьской книжке журнала «Сотрудник» за 1888 год дается новый адрес редакции и главной конторы, косвенно подтверждающий сообщение Толстого о приобретении журнала Сытиным: Москва, Пятницкая ул., дом Сытина. Об этом журнале Толстой писал Бирюкову в письме от 21 декабря 1888 года: «Здесь же Сытин купил журнал «Сотрудник» и просил меня помочь и руководить. И я чувствую, что обязан, не могу не помочь, и планы его довольно определенные, но нет помощников, и у самого мало сил работать. Выйдет или нет это дело, и, главное, что надо стараться помогать, т. е. из дурного делать хорошее».

10 «Как жить по слову божьему». М. 1889. Цензурное разрешение — 12 октября 1888 года. Об этой книге см. прим. к письму № 179 от 17 февраля 1888 г.

11 Д. И. Тихомиров. О нем см. прим. к письму № 178, от 9 февраля 1888 г.

12 О готовящемся дешевом издании этой книги Д. И. Тихомиров писал Толстому 10 марта 1891 г.: «Только сегодня решил с Сытиным вопрос о печатании сборника «Как жить по слову божию». Прошлой зимой и весною Сытин как то всё отнекивался взять издание без согласия «Посредника», а осенью на нас обрушилось запрещение св. синода, который строго-настрого запретил цензуре разрешать кому бы то ни было всё, что заимствовано из богослужебных и других церковных книг. За разрешением я нарочно ездил в синод, имел длинные объяснения с Саблером и другими власть имущими, и вот только недавно получено в Московском цензурном комитете (духовном) дозволение разрешить к печати книги, имеющие учебное значение (для школы). Мы условились с Сытиным печатать книгу в количестве 7200 экз., цена в розничной продаже — 5 коп. (4 печатных листа). Мысль, что так долго не мог исполнить вашего желания, которое я вполне разделял, — очень меня мучила, и я очень рад, что имею теперь возможность написать вам об этом». (АТБ)

На письмо Толстого Чертков отвечал письмом, написанным около 23 декабря, в котором писал: «Дорогой Л[ев] Н[иколаевич], очень меня обрадовал и ободрил ваш одобрительный ответ об «Эпиктете». Да, я старался в точности придерживаться смысла слов, сказанных самим Эпиктетом и ничего решительно не прибавлять такого, чего он не сказал. Выпускал же очень многое. Подчеркните синим карандашом места, которые вам в этом отношении кажутся наиболее сомнительными, и я доставлю вам для проверки подлинные выдержки...

О журнале я в свое время много думал, в особенности с чисто практической стороны, и ознакомился со многими цензурными условиями и сообщу вам на всякий случай свои соображения по этому поводу в следующем письме. Пока скажу только, что, разумеется, следует всеми силами помогать. Вы отлично сделали, что заинтересовались этим делом, и я сделаю всё, что могу, чтобы помочь своими каплями. Но не берите на себя руководства редакцией и не думайте о возможности «направления». Давайте только советы и материал. «Направление при теперешних условиях неосуществимо и всякие попытки направления в нашем смысле будут, во-первых, остановлены, а во-вторых, вселят в цензуре195 196 недоброжелательство к этому журналу. На него следует смотреть, как на короб, который будет наполняться Сытиным тем, что более ходко и что требуется цензурой. Вы же будете вкладывать туда свои чистые семена, т. е. добывать и давать Сытину материал, из которого он будет брать, что ему удобно. Но никак не следует входить в общее содержание и направление журнала. И первое время — так в продолжение года — надо стараться давать только самое цензурное, т. е. выражающее ту сторону наших взглядов, которая совпадает с лучшими убеждениями церкви и государства. Ну да всё это вы сами лучше знаете и понимаете, и, кажется, мне смешно вам давать советы».

* 208.

1888 г. Декабря 25. Москва.

Дорогой В[ладиміръ] Гр[игорьевичъ!] Не успѣлъ послать вамъ книгу, о к[оторой] пишу,1 пришлю на дняхъ. Адресъ Попова посылаю.2 Онъ переживаетъ тяжелыя минуты съ своей женой3 (имя отчество его Евгеній Ивановичъ) и онъ очень одинокъ. Если вы ему напишете, сдѣлаете доброе дѣло. Я вчера получилъ отъ него письмо и нынче отвѣчаю. Я былъ нездоровъ 5 дней, грипъ съ лихорадкой, теперь лучше.4 Нынче получилъ извѣстіе, что у Исаака5 родилась дочь. А у васъ когда? Цѣлую васъ.

Л. Т.

Публикуется впервые. На подлиннике надпись черным карандашом рукою Черткова: «26 дек. М. № 203». «203» перечеркнуто и надписано: «206». К письму сделана приписка рукой М. Л. Толстой: «Адрес Попова мы не нашли, но если писать ему в Новгородскую губ. Боровичи, письмо дойдет. М. Т. »

Чертков, вычисляя день написания этого письма, сделал ошибку: письмо написано 25 декабря, как это видно из записи в Дневнике Толстого от этого числа: «Написал письма Алехину, Черткову, Попову (Евг.), от него б[ыло] трогательное письмо». (См. т. 50.)

В письме, датированном А. К. Чертковой «после 18 декабря», Чертков просил Толстого прислать адрес Е. И. Попова. В комментируемом письме Толстой выполняет просьбу Черткова, вероятно, после получения письма от Е. И. Попова, о котором он упоминает в выше приведенной записи Дневника.

1 Возможно, что Толстой сделал описку, написав вместо «писал» — пишу, и что он имел в виду книгу «Как жить по слову божьему», о которой упоминает в предыдущем письме.

2 Евг. Ив. Попов (о нем см. прим. к письму № 179) от 17 февраля 1888 г. жил в это время в имении своей жены при сельце Соколово близ ст. Боровичи Новгородской губ.196

197 3 Елена Александровна Попова, рожденная Зотова (р. 1866 г.) Вскоре она совсем разошлась с Е. И. Поповым.

4 Толстой писал в Дневнике за 21—25 декабря 1888 г. о своем здоровье: «21 д[екабря]. Не выходил от насморка.... 22 д[екабря]. Всю ночь не спал от боли печени.... целый день боли и всю ночь не спал... 23 д[екабря].... такая же дурная ночь. — 24 декабря. Грипп не проходит еще.... Вечер тосковал. Ночь получше, но плохо. — 25 д[екабря]. Здоровье лучше». См. т. 50.

5 Исаак Борисович Файнерман. О нем см. прим. к письму № 179 от 17 февраля 1888 г.

1889

* 209.

1889 г. Января 2. Москва.

Получилъ оба ваши письма, милый другъ, и письма Барыковой1 (очень хорошее) и Лѣскова.2 То, чтó вы пишете о томъ, какъ бы хорошо б[ыло] такъ ясно, коротко выразить все то, во чтó мы вѣримъ, и почему мы вѣримъ, чтобъ всякому стало ясно, что такъ, а не иначе и надо жить, все это совершенно справедливо и не только желательно, но это одно только и нужно. Все это такъ, да дѣло въ томъ, что3 желать этаго, стремиться къ этому, стараться осуществить это, есть самое хорошее и законное дѣло; но думать, что это легко осуществимо, и что отъ воли единичнаго человѣка зависитъ осуществить или не осуществить это, въ этомъ заблужденье. Намъ, такъ этаго хочется, что кажется легкимъ. Впрочемъ заблужденіе старое: на соборъ въ Никею4 собираются люди и говорятъ: давайте, рѣшимъ и запишемъ, какъ надо вѣровать и жить; или въ французской палатѣ (лѣтъ 10 назадъ) толковали о томъ, что надо составить догматы вѣры и нравственности, избрать комиссію, поручить ей выработать, и вотъ будутъ догматы вѣры, к[оторые] будутъ служить руководствомъ и поддержкою людямъ. Люди никакъ не могутъ повѣрить, привыкнуть къ мысли, что не административныя соображенія производятъ5 разумѣніе людей, а что отъ разумѣнія людей происходитъ и все остальное и административныя и всякія явленія, и что распорядиться, распространить [и] изложить можно, но произвести разумѣніе и выраженіе его нельзя: оно само родится, когда знаетъ и когда хочетъ и въ той формѣ и въ томъ человѣкѣ, въ какомъ хочетъ. Вы напишете въ письмѣ, Емельянъ6 скажетъ въ разговорѣ, я, Хилковъ, Поша, даже люди совсѣмъ чуждые намъ почувствуютъ,198 199 подумаютъ, скажутъ, сдѣлаютъ и изъ этаго всего слагается разумѣніе и является выраженіе его, самородное. Торопить это выраженіе, искать его, можетъ повредить. Вы говорите: написать. Да это была бы безумная гордость, к[оторая] непремѣнно была бы наказана безсиліемъ, если бы я подумалъ о томъ, чтобы написать это. Вижу только одно, что мы всѣ въ одно и то же время начинаемъ чувствовать потребность одного и того же, въ одномъ направленіи думаемъ, какъ будто заносимъ ногу на другую, слѣдующую ступеньку. Если это дѣло Божіе, то онъ поможетъ намъ.

7Ваше письмо я пошлю Хилкову, ему будетъ радостно прочесть. Поша у него, цѣлую васъ. Я все также не пишу.

Любящій васъ Л. Т.


Цѣлую Галю и Олю.

Напечатано (почти полностью) в Б, III, стр. 109. На подлиннике надпись химическим карандашом рукою Черткова: «М. 2 янв. 89 № 204». Число «204» зачеркнуто простым карандашом и написано: «207». В Дневнике Толстого нет записи о том, когда написано это письмо, имеется лишь запись от 29 декабря: «Письмо Черткова, вызывающее на изложение веры. Отвечу».

Толстой пишет Черткову, что получил «оба» его письма, но отвечает лишь на одно письмо — от 25 декабря. Второе письмо могло быть или написанное около 23 декабря, — в котором Чертков отвечает на письмо Толстого о журнале «Сотрудник» (см. прим. к письму 207 от 21 декабря 1888 г.) — или письмо от 29 декабря, в котором Чертков сообщает Толстому о том, что в издании книжек «Александр Македонский» и «Как живут китайцы» произошло промедление, и о других издательских делах «Посредника». В письме от 25 декабря Чертков писал: «Я к утру под рассвет, часто вижу какой-нибудь совсем выдающийся по своей живости и жизненности — сон до такой степени разумный и содержательный, что при окончательном его выяснении я просыпаюсь с сознанием того, что нужно сейчас встать и — что во мне есть силы сделать что-то хорошее и нужное. Сегодня я проснулся от такого сна. Он был поразительно живой и толковый и как-то совсем особенно и прекрасно разрешал какой-то сложный вопрос. Но я его тут же позабыл, так как он, когда я проснулся и стал думать о том, что именно хорошего и нужного мне следует сделать, то сон этот сейчас же заменился одною, как мне кажется, прекрасною мыслью, относящейся до действительной жизни, и о которой мне хочется вам поведать. Мысль эта находится в некоторой связи с проектом Хилкова о декларации, и так как вы пишете, что и вы о том же думаете, то, быть может, соображения мои попадут кстати...» «Когда я вспоминаю, при каких условиях исполнение учения бывало для меня осуществимее всего, давалось легче и радостнее всего, то оказывается, что это бывало тогда, когда199 200 я находился в близком общении с единоверцами. Я знаю, что другие мои единоверцы-друзья, одинаково со мною понимающие учение жизни, сильнее меня и дальше пошли вперед, и потому они, быть может, меньше меня нуждаются в общении между собою. Но я в таком общении очень нуждаюсь для того, чтобы успешнее подвигаться вперед, а не останавливаться и засыпать на месте. И мне кажется, что все мы, стремящиеся к одной цели, слишком мало пользуемся поддержкою обоюдного общения между собою.... С другой стороны и «декларация» Хилкова имеет большое значение в смысле открытого и определенного словесного выражения того, во что мы верим, и какую жизнь признаем праведною — значение не только протеста, откровенно высказанного представителям насилия, но, как мне представляется, — еще большее значение идеала жизни, который служил бы для каждого из нас, признающих его, как бы масштабом, по которому он мог бы проверять свою собственную жизнь; и — еще более важное значение живого слова, которое будило бы разумение и размягчало бы сердце молодых людей, — способных жить по правде, но находящихся в сплетении всех лживых учений современной жизни. И та и другая цель — общения и словесного исповедания — вполне, мне кажется, достижимы на практике. И вот каким путем мне представляется, что можно было бы осуществить это дело: следовало бы прежде всего составить «декларацию», по-просту обращение ко всем людям, в котором ясно и горячо высказать основы нашей веры, начиная с самого корня, с самой сути. Затем определить, как по нашей вере следует жить, что делать, чего не делать — по отношению к самому себе (душе и телу) и к людям (душе и телу их). (В этой последней части само собою выразилось бы наше отношение к государству и церкви — то, о чем говорит Хилков).

«Говоря, как жить, пришлось бы непременно в общих чертах говорить, почему жить так, а не иначе. Например, о семейной жизни: какой с нашей точки зрения, самый целесообразный способ выбирать жену и мужа, как жить супружески; и непременно, хоть в нескольких словах, сказать, почему так хорошо, а иначе нехорошо. Составить такое обращение некому больше, как вам. Когда вы его составите, то оно будет нами пополняться ссылками на более пространные и менее доступные ваши неизданные сочинения. Затем мы все займемся отысканием во всех возможных источниках литературы всех времен, мыслей, подтверждающих положения, выраженные в вашем «обращении» и, таким образом, сам собою составится «Круг чтения», который доставит нам то самое, что есть хорошего в общественном богослужении — духовную пищу и духовное общение с единомышленниками всех времен».

1 Анна Павловна Барыкова. О ней см. прим. к письму № 190.

2 Толстой имеет в виду письмо Лескова к Черткову от 29 ноября 1888 года, которое Чертков переслал ему при своем письме от 25 декабря. В этом письме Лесков пишет: «Веселого и бодрящего дух нет ничего и вдобавок люди сами убивают его друг в друге «рассеянием по углам». Надо бы помнить детскую басню о метле, которую трудно было изломать, пока прутья были вместе, и ничего не стоило переломать все эти прутья порознь. — Я не одобряю вашего отшествия от нас и считаю его за очень200 201 большую и очень грубую ошибку. Не в это время надо расходиться и оставлять единомышленных друзей в одиночестве и без всякой поддержки вниманием и взаимным сочувствием. Я совершенно не на вашей стороне и уверен, что вы поступаете не так, как бы следовало. Вы могли много кого ободрить, поддержать и утешить, а люди дороги и они в утешении нуждаются, ибо не все они богатыри и не все герои. Надо оберегать священную искру, как бы она слабо ни тлела в душе, а вы живых людей бросили и сидите под стрехою... Это своего рода сибаритство и, любя вас, я хочу это вам выговорить, чтобы у меня не оставалось это на душе». (АТБ)

3 Написано по буквам: эта

4 Первый вселенский собор в Никее, созванный в 325 г. в связи с «ересью» Ария, признал необходимым «Символ веры» и составил первую его половину.

5 Зачеркнуто: верования и

6 Емельян Максимович Ещенко, см. прим. к письму № 126.

7 Абзац редактора.

На это письмо Чертков отвечал в письме от 2 января: «С словами вашими о том, что одному человеку нельзя словесно так выражать учение церкви, чтобы оно было для всех убедительно, я, разумеется, вполне согласен, и сам всегда особенно боюсь всего, что носит оттенок организации в деле духовной жизни. Я очень рад, что вы по этому поводу высказались так определенно и ясно».

* 210.

1889 г. Января 23. Москва.

Не случилось ли что съ вами, милые друзья, В[ладиміръ] Г[ригорьевичъ] и А[нна] К[онстантиновна]? Очень давно нѣтъ отъ васъ извѣстій и я начинаю чаще и чаще думать о васъ. —

У насъ все хорошо, если не считать болѣзни: грипъ и что-то въ родѣ кори, перебирающей всѣхъ въ домѣ — главное, дѣтей. Ваничка теперь хуже всѣхъ, 2[-ая] недѣля жаръ и жаръ, онъ таетъ,1 а жена очень мучается и очень жалко ее.2 — Третьяго дня пріѣхалъ сюда Семеновъ (крестьянинъ) и привезъ повѣсть, к[оторую] посылаю вамъ. Повѣсть хорошая. Надо немного поправить грубость приставаній жены къ мужу и преувеличенность побоевъ мужа.3 — Повѣсть повѣстью, но онъ самъ очень милый хорошій и чистый человѣкъ. Онъ не переставая растетъ, какъ все живое, и повѣсть эта не выдуманная, а я знаю, что она въ связи съ его внутренней жизнью. — Грустно, что ему нужны деньги (я знаю и вижу, что дѣйствительно нужны), но все таки мнѣ кажется, что нужда въ деньгахъ есть признакъ отступленія отъ закона. Я и посылаю вамъ повѣсть съ тѣмъ, что бы вы201 202 ему прислали денегъ. Если не спѣшите, то отошлите ему повѣсть, пусть онъ самъ поправитъ и разовьетъ еще мысль ея. Говорилъ онъ, что вы зовете его пріѣхать къ себѣ и совѣтовался со мной: не занять ли ему денегъ и ѣхать. Я не совѣтовалъ: поѣздка будетъ стоить то, чтó нужная ему лошадь взамѣнъ его старой или сѣмена, к[оторыхъ] у него нѣтъ. Впрочемъ, рѣшите вы, какъ лучше. Одно, что хорошій серьезный человѣкъ, и общеніе его съ нами ему и радостно и полезно.4 — Про себя не знаю, какъ сказать: мнѣ большей частью очень хорошо на душѣ, хотя писать я ничего не пишу, а потому почти ничего не дѣлаю и потому должно бы быть стыдно. A мнѣ мало стыдно, а хорошо. — А какъ ясно становится многое, что нужно писать! A нѣтъ чего то, чтó заставляло бы это сейчасъ дѣлать.

У васъ хорошо идетъ работа и я радуюсь на васъ. Прощайте, милые друзья, цѣлую васъ и Саша Олю.5 Напишите побольше. Больше, чѣмъ я въ этотъ разъ.

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Отрывки напечатаны в ТЕ 1913, стр. 73. На подлиннике надпись твердым черным карандашом рукою Черткова: «М. 25 янв., 89, № 205». Более мягким черным карандашом зачеркнуто «205» и написано: «208». В Дневнике Толстого от 23 января 1889 года записано: «Написал письма Черткову и Поше». В комментируемом письме Толстой пишет: «Третьего дня приехал сюда Семенов». В Дневнике Толстого от 21 января 1889 г. записано: «Потом Семенов». Таким образом, очевидно, комментируемое письмо было написано 23 января, и в датировке Черткова произошла ошибка. — Возможно, что письмо могло быть отправлено несколько позже и Чертков мог быть введен в заблуждение почтовым штемпелем.

Толстой не получал писем от Черткова с 5-го января, и это письмо не является ответом на то или иное письмо Черткова.

1 В Дневнике Толстого от 11 января 1889 года имеется запись: «.... Ночью заболел Ваня и Соня напугалась и я». О том же имеется еще несколько записей, относящихся к этому времени, в Дневнике Толстого: 17 января. «Нездоровится. И дома все больны... » 23 января. «Дома все нездоровы Ван[ичка], и Маша». — 24 января. «По признакам у Ван[ички] туберкулы и смерть. Очень жаль Соню. К нему странное чувство «ай», благоговейного ужаса перед этой душой, зародышем чистейшей души в этом крошечном больном теле. Обмакнулась только душа в плоть. Мне скорее кажется, что умрет». Начиная с 25 января в Дневнике появляются записи о том, что здоровье Ванички улучшается. См. т. 50.

2 C. А. Толстая писала Т. А. Кузминской 19 января 1889 г: «Наш Ваничка так было расцвел к праздникам, сыпь прошла, а теперь точно мертвый, вся душа на него наболела» (ГТМ).202

203 3 Повесть Семенова, о которой упоминается в письме Толстого к Черткову от 10 апреля 1889 г. № 220, была издана «Посредником» под названием: «Немилая жена. Рассказ крестьянина». Сочинение С. Т. Семенова, тип. Сытина. М. 1891.

4 В Дневнике Толстого от 23 января 1889 г. записано: «Был Семенов и я поговорил с ним хорошо. Деньги ему нужны, это грустно. Мне кажется, это признак того, насколько он не исполнил». См. т. 50.

5 Саша — Александра Львовна Толстая, которой в то время было 5 лет. Оля — дочь Чертковых.

* 211.

1889 г. Января 26. Москва.

Получилъ сейчасъ ваше письмо и отправилъ.1 Спасибо, что прислали. Все хорошо.

Семеновъ здѣсь въ Москвѣ. Я не совѣтую ему ѣхать. Если хотите, телеграфируйте. А лучше вышлите ему денегъ, или мнѣ поручите дать ему. Буду писать подробнѣе.

Л. Т.


На обратной стороне: Воронежской губерніи Россоша.

Владиміру Григорьевичу Черткову.

Публикуется впервые. Письмо открытое. Почтовые штемпели: Москва 26 января 1889 г. Почт. тел. отд. Россоша. 27 января 1889 г. На подлиннике написано твердым черным карандашом рукою Черткова: «М. 27 янв. 89 № 206. Более мягким карандашом зачеркнуто «206» и написано: 209. Письмо датируется по почтовому штемпелю.

Комментируемое письмо, повидимому, является ответом на письмо Черткова, о котором имеется запись в Дневнике Толстого от 25 января 1889 г.: «Да, письмо от Черткова о допросе жандармами Макара и прославление имени Бога». Можно думать, что это — не датированное письмо Черткова, в котором он писал Толстому: «Дорогой Л[ев] Н[иколаевич], посылаю вам письмо к матери, которое тотчас по прочтении, прошу вас отправить заказным (адрес отправителя на конверте не требуется). Посылаю вам это письмо, потому что знаю, что вы интересуетесь всем, что нас касается. Случаю этому я не придаю никакой важности. Распространился же о нем так подробно, потому что знаю, что мать была бы очень огорчена, если бы я не написал ей про это обстоятельство, тем более, что она может со стороны узнать. Пожалуйста, Л[ев] Н[иколаевич], если окажется возможным, то не говорите никому про эту историю, так как я очень не хотел бы, чтобы до матери дошли бы об этом преувеличенные сплетни: это ее очень огорчило бы. Я вынес хороший урок для себя, увидав, как из того, что я рассердился, вышла такая суматоха — урок в том, что проявленное раздражение никогда не пропадает даром, а идет всё дальше и дальше, пролетая как электричество по проводникам, по всем соприкасающимся203 204 поверхностям, готовым к раздражению и злобе. В этом случае пущенный мною ток случайно попал на специально для этого организованные проводники прокуратуры и жандармерии и потому виднее стала передача тока. Но передается то он всегда от человека к человеку, и самое ужасное — то, что большею частью не видишь всего нескончаемого и непрекратимого раскачания зла, которое пустил ходить по человечеству.

Я вспомнил мысль Хилкова и мой ответ ему, когда следователь потребовал, чтобы в начале моего показания, писанного при них, я записал, какого я вероисповедания. Я всем существом почувствовал, что не мог написать, что я православного вероисповедания, и сказал, что хотя я и крещен в православной вере, но не могу по совести сказать, чтобы верил в догматы этой церкви. Они меня попросили это записать, чтò я и сделал.... Если Семенов будет у вас, то, пожалуйста, укажите ему путь ко мне на ст. Ольгино Вор. Рост. ж. д. и дайте ему от меня денег на дорогу. И пришлите из Москвы телеграмму о дне и часе его прибытия в Ольгино».

О крестьянине Макаре Прохорке, упоминаемом в приведенной выше выдержке из Дневника Толстого, см. прим. к письму № 223.

1 Толстой, повидимому, имеет в виду письмо Черткова к его матери Е. И. Чертковой, упоминаемое в приведенной выше выдержке из письма Черткова.

* 212.

1889 г. Января 31. Москва.

Получилъ вчера и 2-е письмо ваше, милый другъ, въ к[оторомъ] вы пишете о родахъ Ольги Сп[енглеръ] и о вашихъ запискахъ о дѣтяхъ.1 Я не получилъ еще ихъ. — Получилъ и прежнее письмо съ описаніемъ допроса.2 Спасибо, что такъ подробно пишете. Я же рѣшительно не могу писать. Теперь дѣлаю большое усиліе надъ собой, чтобы написать и это. — Ничего не пишу и стараюсь не каяться за это; но зимой съ такимъ количествомъ свободнаго времени и съ такимъ огромнымъ количествомъ невысказаннаго не могу не жалѣть. На васъ же радуюсь: какъ вы много работаете. Цѣните вашу теперешнюю жизнь. Вы всегда ее будете вспоминать съ радостью, несмотря на всѣ тѣ недостатки, к[оторые] вы теперь въ ней видите. Писать мнѣ многое вамъ хочется, но не знаю, чтó вы знаете и чего не знаете. За Семенова надѣюсь вы не сѣтуете на меня, что я отговорилъ его ѣхать къ вамъ.3 Онъ очень хорошій и серьезный человѣкъ. Я думаю, что ему дѣйствительно нужны рублей 50, т. е. что отсутствіе ихъ поставить его въ такія тяжелыя условія, к[оторыя] онъ не въ силахъ твердо, не измѣняя себѣ, перенести. Ваше предложеніе докторамъ я передалъ вчера нашимъ друзьямъ Бутк[евичу]4 и Рахманову.5 Есть у меня почти204 205 подобное же предложеніе отъ предсѣд[ателя] земской управы Краснослободск[ого] уѣзда Пензен[ской] губ[ерніи. ]

Паскаля я читаю и радуюсь.6 Какъ хорошо! Чтó Эпиктетъ?7

Передайте мою любовь Спенглерамъ. Недоношенность 6 недѣль, по моему опыту, ничего не значитъ. Хорошо, что ваши дѣти8 поправляются. У насъ всю зиму больны дѣти. Опасенъ б[ылъ] меньшой Ваня 10 мѣсяцевъ. Но и ему теперь, т. е. дня 4 тому назадъ, стало лучше.

Цѣлую васъ, вашу жену и Олю. Мнѣ кажется, что записки ваши могутъ быть интересны именно какъ всякое приложеніе къ жизни учен[ія] Христа, к[оторое] (приложеніе) точно не начиналось еще. Вотъ эта то отдаленность жизни отъ того, какою она такъ очевидно должна быть, вотъ это то и ужасаетъ меня все болѣе и болѣе въ послѣднее время. И кажется должно показать людямъ, какъ уничтожить эту несоотвѣтственность какъ перескочить черезъ эту пучину, и иногда кажется, что это невозможно — что я тутъ ничего не могу. И находитъ уныніе — незаконное — я знаю. Очень люблю васъ.

Л. Т.

Полностью публикуется впервые. Отрывки напечатаны в Т. Е. 1913, стр. 73—74. На подлиннике надпись черным карандашом рукой Черткова: «М. 1 февр. 89 № 207». Число «207» перечеркнуто химическим карандашом и написано «210». В Дневнике Толстого от 31 января имеется запись: «Написал только письмо Чертк[ову]», — на основании которой и датируется комментируемое письмо.

Толстой отвечает на письмо Черткова от 27 января, о получении которого имеется запись в Дневнике Толстого от 30 января: «От Чертк[ова] письмо приятное». В этом письме Чертков писал: «Дорогой Л[ев] Н[иколаевич] жена и дочка моя последнее время хворали; но теперь поправились. Кстати вспоминаю, что вы меня спрашивали, когда ожидаются у нас роды — в середине апреля. Недели три тому назад Ольга Николаевна Спенглер приехала с мужем и матерью навестить нас на несколько часов. Вечером они собирались уехать, но вместо того, совершенно неожиданно для всех, она у нас родила девочку за 6 недель раньше срока. Ребенок этот, как все недоноски, очень мал и слаб. Но всё обошлось благополучно»..... «С нами живет добрейшая, скромная и опытная фельдшерица-акушерка, которая лечит соседних крестьян. Местные больные стекаются к ней в большом количестве, на ежедневных приемах в соседней слободе у нее бывает по 50-ти больных, и по шести подвод одновременно дожидаются ее, чтобы везти к тяжело больным в соседних деревнях. Крестьяне, видно, имеют потребность в лечении и доверяют ей. Бывает иногда, что они платят охотно по 11/2 рубля за лекарство (хотя вообще мы пока выдаем лекарства даром). Но продолжать так нельзя, так как потребуется слишком большая сумма. И вот мне всё приходит в голову, почему бы не приехать205 206 сюда молодому врачу и лечить население на началах Таирова? Вспоминаю, что у вас в Москве в прошлом году бывали два молодых медика. В виду их и сообщаю вам об отношении здешнего народа к лечению. Если который-нибудь из них пожелал бы попытать такого рода служения народу с целью самому содержаться на счет того, что он получит от больных, то выгода для него [от] начатия этого опыта у нас заключалась бы в том, что он нашел бы здесь готовую аптеку с лекарствами, и даровые постель и стол у нас, покуда не станет сам на свои ноги, так что затрат с первого начала не потребовалось бы с его стороны. Кроме того ему не пришлось бы поселиться, как чужой человек в чуждой ему деревне. Наконец, в случае неудачи опыта, он уехал бы, не истратившись больше, чем на поездку сюда и обратно. Сообщаю это вам к сведению, так как думаю, что подобное дело принесло бы пользу и населению и самому врачу».... «Отношения наши с нашим ребенком постоянно заставляют меня думать о важности разумного обращения с детьми и о скверных приемах, которыми родители так часто портят своих детей и в богатом и в бедном кругах. Вспоминаю