Лев Николаевич
Толстой

Полное собрание сочинений. Том 84


Письма к С. А. Толстой
1887—1910




Государственное издательство

художественной литературы

Москва — Ленинград

1949



Электронное издание осуществлено

компаниями ABBYY и WEXLER

в рамках краудсорсингового проекта

«Весь Толстой в один клик»



Организаторы проекта:

Государственный музей Л. Н. Толстого

Музей-усадьба «Ясная Поляна»

Компания ABBYY



Подготовлено на основе электронной копии 84-го тома

Полного собрания сочинений Л. Н. Толстого, предоставленной

Российской государственной библиотекой



Электронное издание

90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого

доступно на портале

www.tolstoy.ru


Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, напишите нам

report@tolstoy.ru


Предисловие к электронному изданию

Настоящее издание представляет собой электронную версию 90-томного собрания сочинений Льва Николаевича Толстого, вышедшего в свет в 1928—1958 гг. Это уникальное академическое издание, самое полное собрание наследия Л. Н. Толстого, давно стало библиографической редкостью. В 2006 году музей-усадьба «Ясная Поляна» в сотрудничестве с Российской государственной библиотекой и при поддержке фонда Э. Меллона и координации Британского совета осуществили сканирование всех 90 томов издания. Однако для того чтобы пользоваться всеми преимуществами электронной версии (чтение на современных устройствах, возможность работы с текстом), предстояло еще распознать более 46 000 страниц. Для этого Государственный музей Л. Н. Толстого, музей-усадьба «Ясная Поляна» вместе с партнером – компанией ABBYY, открыли проект «Весь Толстой в один клик». На сайте readingtolstoy.ru к проекту присоединились более трех тысяч волонтеров, которые с помощью программы ABBYY FineReader распознавали текст и исправляли ошибки. Буквально за десять дней прошел первый этап сверки, еще за два месяца – второй. После третьего этапа корректуры тома и отдельные произведения публикуются в электронном виде на сайте tolstoy.ru.

В издании сохраняется орфография и пунктуация печатной версии 90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого.


Руководитель проекта «Весь Толстой в один клик»

Фекла Толстая


Перепечатка разрешается безвозмездно.


ПИСЬМА К С. А. ТОЛСТОЙ
1887—1910


ПОДГОТОВКА ТЕКСТА И КОММЕНТАРИИ
П. С. ПОПОВА и  Н. Н. ГУСЕВА


РЕДАКЦИОННЫЕ ПОЯСНЕНИЯ

Второй том писем Л. Н. Толстого к С. А. Толстой заключает в себе 472 документа: письма и телеграммы Толстого времени 1887—1910 гг. Из них впервые публикуются 53 письма и 26 телеграмм. Все письма печатаются по автографам, хранящимся в Государственном музее Л. Н. Толстого в Москве. Текст одной телеграммы извлекается из письма В. А. Кузминской. Одно письмо написано на французском языке. Впервые большая часть писем Л. Н. Толстого к С. А. Толстой была опубликована последней под редакцией А. Е. Грузинского в 1913 г. по копиям, сделанным рукой С. А. Толстой. Несколько писем были впервые напечатаны в других изданиях. В «Письмах Л. Н. Толстого к жене» впервые опубликованы следующие письма (номерация писем настоящего тома): 371, 372, 373 (с пропуском шести слов), 374—388, 389 (с пропуском десяти слов), 390—405, 408—412, 414, 415, 417, 418, 420, 422, 424, 426—428, 430, 432—458, 460—486, 488, 490, 491 (с пропуском двадцати трех слов по небрежности корректуры), 492—503, 505—518, 520—523, 527—532, 538—567, 569—594, 596—598, 600—607, 609—621, 622 (с пропуском двадцати восьми слов), 623, 624 (с пропуском сорока семи слов), 625, 626, 628, 629, 631—634, 636—640, 642, 644—651, 653—659, 660 (с пропуском двух слов), 661, 662, 664 (с пропуском четырех слов), 665—667, 668 (с пропуском трех слов), 669, 670, 674, 675 (с пропуском двадцати пяти слов по небрежности корректуры), 676, 678—680 (с пропуском двадцати слов по небрежности корректуры), 681, 685—701, 703—718, 725, 727—730, 733—741, 743—745, 750—756, 770, 771, 777—786, 788—793, 795, 797, 798, 801, 813, 819, 821, 824, 826—828. Во втором издании той же книги (1915 г.):5 6 831 (с пропуском девятнадцати слов), 832—834, 837 и 839. В книге «Письма С. А. Толстой Л. Н. Толстому», М. 1936, впервые опубликованы: 369, 407, 416, 624 (пропущенные в издании С. А. Толстой сорок семь слов, касающиеся присяги и манифеста Николая II), 663 (три отрывка) и 673 (отрывок). В 58 томе настоящего академического издания Толстого впервые опубликовано письмо № 838. В журнале «Русское обозрение», 1891, VI, впервые опубликованы отрывки из писем 466—468, 471 и 474. Письмо № 494 — в «Новом сборнике писем Л. Н. Толстого, составленном П. А. Сергеенко», изд. «Окто», М. 1912; то же письмо в одновременно вышедшем сборнике «Лев Толстой и голод», 1912 (в обоих случаях — отрывок). Письмо № 684 — в статье А. Ксюнина «Почему ушел Толстой» («Новое время», 1910, 8 декабря). Письмо № 837 — в «Русском слове», 1910, № 284, от 9 декабря. Письма 673, 682 и 683 — H. Н. Гусевым в «Литературном наследстве», 37—38, М. 1939; письма 774, 775, 794, 799, 800, 802, 804—812, 814, 815 и 822 — им же в «Записках отдела рукописей» Всесоюзной библиотеки имени Ленина, 4, Соцэкгиз, М. 1939, стр. 36—40.

Письма Толстого все заново продатированы — в издании 1913 г. датировка по большей части не точна. По основаниям датировки письма распадаются на ряд групп. Преобладающая часть писем датируется на основании почтовых штемпелей, причем из содержания писем или из других данных видно, что эти письма писаны накануне того дня, когда они попадали на почту; сюда входят также письма, датируемые двумя возможными днями. Ко всей этой группе относятся письма: №№ 375, 378, 379, 381, 382, 385, 387, 388, 390, 391, 393, 395, 399, 407, 409, 415, 418, 420—422, 425—427, 429, 437, 439, 440, 449—455, 457, 461—463, 466, 469, 471, 476, 480, 481, 493, 495, 496, 502, 511, 516, 531, 534, 535, 540—542, 545—547, 550—555, 557, 559, 560, 565—568, 571—573, 579, 581, 585, 587, 592—594, 602—604, 606, 613, 623, 625, 628, 635, 637, 638, 642—644, 646, 651, 653, 659, 660, 666, 668, 674, 678, 679, 681, 690, 691, 694, 695, 697—699, 705—709, 717, 724, 737—741, 745, 751, 754, 762, 775, 777, 789, 791, 810—812. Есть письма, которые датируются датой почтового штемпеля (дата штемпеля совпадает с датой писания письма); сюда относятся письма: №№ 376, 377, 383, 386, 389, 396, 398, 403, 433—435, 447, 483, 501, 506,6 7 521, 528, 538, 544, 600, 614, 619, 633, 692, 696, 701, 711, 736, 760, 815 и 821.

Во многих письмах даты приведены Толстым или содержатся в тексте его писем, а также ясны из содержания их; таковы письма: №№ 371, 373, 384, 392, 397, 400, 402, 404, 405, 411, 413, 414, 417, 447, 459, 473—475, 478, 484, 490, 494, 505, 507, 508, 510, 512—515, 518, 520, 523, 525, 532, 548, 558, 563, 570, 575, 592, 601, 610, 611, 620, 624, 639, 640, 645, 648, 654, 657, 664, 665, 667, 669, 670, 673, 680—684, 689, 693, 700, 703, 710, 712—715, 716, 718, 721, 726, 727, 729, 744, 752, 753, 755, 757, 759, 761, 766—768, 770, 771, 773, 778, 779, 785, 788, 792—795, 797, 798, 800—807, 809, 813, 824, 826—828, 831, 833, 834, 837, 839.

Ряд писем датируется на основании дневниковых записей Толстого: №№ 410, 412, 424, 428, 430, 432, 458, 460, 467, 470, 472, 629, 650, 687, 733, 781, 786, 822, 832, 840. На основании данных «Ежедневника» С. А. Толстой: №№ 569, 596, 599, 605, 634, 658, 662, 743, 750, 808. На основании помет С. А. Толстой: №№ 514, 574, 618.

Ряд писем датируется на основании дат смежных писем: №№ 374, 380, 401, 408, 446, 497—499, 503, 504, 509, 517, 529, 544, 549, 582, 597, 612, 649, 655, 663, 671, 704, 734, 767 и 790.

Группа писем датируется согласно пометам других корреспондентов, главным образом дочерей Толстого, к письмам которых Толстой часто делал приписки, а также по содержанию этих писем (других корреспондентов, которые в свою очередь делали приписки к тексту Толстого). Таковы №№ 372, 394, 406, 419, 431, 436, 438, 441—445, 448, 456, 464, 465, 468, 477, 482, 489, 500, 533, 537, 539, 562, 564, 576, 578, 580, 588—591, 595, 598, 607, 608, 615—617, 622, 626, 627, 630, 632, 672, 722, 732, 782, 784, 799, 814 и 820.

Группа писем датируется на основании дат встречных и ответных писем (С. А. Толстой и др.): №№ 479, 485, 486, 491, 492, 522, 527, 530, 543, 583, 609, 621, 631, 636, 647, 656, 661, 685, 686, 688, 725, 728—731, 735, 746, 748, 749, 756 и 783.

Несколько писем датируется на основании писем других корреспондентов, посланных одновременно с Толстым: №№ 488, 556, 561, 577, 584 и 676.

Телеграммы датируются по датам бланков.

В случаях, когда основания датировки оказываются сложными и опираются на специальные или противоречивые источники,7 8 соответствующее основание приводится в примечаниях к данному письму: №№ 423, 586, 641, 675, 723, 769, 774, 780, 796, 808, 819 и 838.

Письма Толстого распределяются по годам неравномерно. Самый продуктивный год — 1892 г., во время работы на голоде, когда Толстой отправил С. А. Толстой 62 письма.

При составлении комментария к печатаемым письмам использованы аннотации С. А. Толстой. Они были сделаны последней дважды: 1) при составлении примечаний к первому изданию писем в 1913 г. (их легко отмежевать от примечаний редактора А. Е. Грузинского, так как при примечаниях последнего проставлялось «А. Г.»); 2) дополнительно на листах, вплетенных в экземпляр второго издания писем, поднесенный П. А. Сергеенко. На обороте заглавного листа этого экземпляра С. А. Толстая написала: «Новые пометки я начала вносить 4—17 января 1919 г.». Примечания С. А. Толстой печатаются в кавычках, причем в конце цитаты проставляется: «п. С. А.» (примечания Софии Андреевны) или «н. п. С. А.» (новые примечания Софии Андреевны), — в зависимости от того, воспроизводится ли текст первоначальных примечаний С. А. Толстой по изданию 1913 г. или рукописные пометы 1919 г. Использованы также неопубликованные ежедневные краткие записи С. А. Толстой, наносившиеся ею с 1893 г. в календарях и карманных записных книжках (типа «день за днем», — не опубликованы). Обозначая все отъезды и приезды, записи С. А. Толстой служили в комментариях главным образом отправными данными для хронологизации отлучек Л. Н. и С. А. Толстых, являвшихся началом установления переписки. Обозначаются эти ежедневные записи С. А. Толстой, как «Ежедневник». В комментариях использованы дневники Толстого, которые он с 1888 г. начал вести систематически. Дневники привлекаются как в опубликованной, так и в неопубликованной части их; цитируются они по соответствующим томам настоящего издания.

При комментировании писем Толстого, равно как и при датировке их, наибольшее значение имели ответные письма С. А. Толстой. (В большей своей части они опубликованы в издании С. А. Толстая, «Письма к Л. Н. Толстому», под ред. А. И. Толстой и П. С. Попова, изд. «Academia», М. 1936.)

В примечаниях к каждому письму Толстого цитируются лишь те ответные письма С. А. Толстой, которые остались неопубликованными.8 9 Отрывки из напечатанных писем приводятся в самых редких случаях; в огромном же большинстве указываются лишь даты этих писем с ссылкой на страницы издания, где они были напечатаны целиком.

В настоящем томе H. Н. Гусев приготовил к печати и снабдил комментариями письма последнего периода жизни Толстого (начало XX века), начиная с № 769. Ему же редакция обязана многочисленными справками, использованными в аннотациях, которые H. Н. Гусев доставлял как при самом комментировании тома, так и в качестве официального его рецензента. В установлении текста писем Толстого деятельное участие принимала А. И. Толстая. Редакцией были использованы обильные справки, доставленные Н. П. Чулковым. Наконец по отдельным вопросам использован материал, почерпнутый из опроса ряда лиц: С. Л. Толстого, К. С. Шохор-Троцкого, С. Н. Толстой, В. А. Верховской, В. В. Плюснина, С. В. Короленко, М. Н. Толстой, Д. Д. Дьякова, Е. В. Кудашевой, Е. П. Александровой (Туркестановой), Н. Л. Богушевской, А. Н. Нагорновой, В. В. Арсеньевой (по картотеке яснополянских крестьян) и В. Н. Философова, дававшего, главным образом, разъяснения относительно упоминаемых в переписке местностей, связанных с пребыванием Толстого на голоде 1891—1893 гг. в Рязанской и Тульской губерниях.

При воспроизведении текста писем Л. Н. Толстого соблюдаются следующие правила.

Текст воспроизводится по новой орфографии, но с соблюдением всех особенностей правописания, которые не унифицируются, то есть, в случаях различного написания одного и того же слова, все эти различия воспроизводятся (напр., «тетенька» и «тетинька»).

Неполное написание конечных букв (напр., крючок вниз вместо конечных «ся» или «тся» в глагольных формах) воспроизводится полностью, без каких-либо обозначений и оговорок.

Условные сокращения (т. н. «абревиатуры») типа «к-ой», вместо «которой», раскрываются, причем дополняемые буквы ставятся в прямых скобках: «к[отор]ой».

Слова, написанные неполностью, воспроизводятся полностью, причем дополняемые буквы ставятся в прямых скобках: «т. к.» — «т[ак] к[ак]»; б. — «б[ыл]».9

10 Не дополняются: а) общепринятые сокращения: и т. п., и пр., и др., т. е.; б) любые слова, написанные Толстым сокращенно, если «развертывание» их резко искажает характер записи Толстого, ее лаконический, условный стиль.

Слитное написание слов, объясняемое лишь тем, что слова для экономии времени и сил писались без отрыва пера от бумаги, не воспроизводится.

Описки не воспроизводятся и не оговариваются в сносках, кроме тех случаев, когда редактор сомневается, является ли данное написание опиской.

После слов, в чтении которых редактор сомневается, ставится знак вопроса в прямых скобках: [?].

Из зачеркнутого воспроизводится в сноске лишь то, что найдет нужным воспроизводить редактор, причем знак сноски ставится при слове, после которого стоит зачеркнутое. В отдельных случаях допускается воспроизведение зачеркнутых слов в ломаных скобках в тексте, а не в сноске.

В случаях воспроизведения зачеркнутого неполного слова оно или не дополняется или, если дополняется, то дополняемые буквы ставятся в прямых скобках.

Написанное в скобках воспроизводится в круглых скобках: ( ).

Подчеркнутое воспроизводится курсивом.

В отношении пунктуации: 1) воспроизводятся все точки, знаки восклицательные и вопросительные, тире, двоеточия и многоточия, кроме случаев явно ошибочного написания; 2) из запятых воспроизводятся лишь поставленные согласно общепринятой пунктуации; 3) ставятся все знаки (кроме восклицательного) в тех местах, где они отсутствуют с точки зрения общепринятой пунктуации, причем отсутствующие тире, двоеточия, кавычки и точки ставятся в самых редких случаях.

Рисунки и чертежи, имеющиеся в тексте, воспроизводятся (в основном тексте) факсимильно.

Все даты по 31 декабря 1917 г. приводятся только по старому стилю, а с января 1918 г. только по новому стилю.

В примечаниях приняты следующие сокращения:

ACT — Архив С. А. Толстой (Государственный музей Л. Н. Толстого, Москва).

АС — Архив T. Л. Сухотиной-Толстой (Государственный музей Л. Н. Толстого, Москва).10

11 Б. III — Бирюков П. И., «Лев Николаевич Толстой. Биография», т. III, изд. Ладыжникова. Берлин, 1921.

ГТМ — Архив Л. Н. Толстого (Государственный музей Л. Н. Толстого, Москва).

ДСТ — «Дневники С. А. Толстой»: I — 1860—1891, изд. Сабашниковых, М. 1928; II — 1891—1897, изд. Сабашниковых, М. 1929; III — 1897—1909, изд. «Север», М. 1932; IV — 1910, изд. «Советский писатель», М. 1936.

ПЖ — «Письма графа Л. Н. Толстого к жене. 1862—1910», М. 1915.

ПС — «Переписка Л. Н. Толстого с H. Н. Страховым», изд. Толстовского музея, Спб. 1914.

ПСТ — С. А. Толстая, «Письма к Л. Н. Толстому. 1862—1910». Редакция и примечания А. И. Толстой и П. С. Попова, изд. «Academia», М. 1936.

П. С. Попов



ПИСЬМА К С. А. ТОЛСТОЙ
1887—1910

1887

369.

1887 г. Января 3. Никольское-Обольяново.

Доехали очень хорошо. Здоровы. Достаньте пожалуйста варианты драмы.1 Зайдет Сизова.2

Толстой.

Телеграмма. Толстой с дочерью Татьяной поехал в имение Олсуфьевых Никольское (Обольяново, ныне с. Подьячево).

1 Речь идет о варианте четвертого акта «Власти тьмы». См. письмо Толстого к М. Г. Савиной, т. 63, № 609.

2 Александра Константиновна Сизова (ум. 1908 г.) — писательница.

* 370.

1887 г. Января 6. Никольское-Обольяново.

Продолжаем быть благополучными. Завтра зайдут за драмой, письмами.

Толстой.

Телеграмма.

371.

1887 г. Января 7. Никольское-Обольяново.

Нынче утром, 7-го, получили твое письмо,1 в к[отором] ты пишешь о чтении,2 о том же, что ты собирала его, — т. е. предшествующего письма, еще нет. Радуюсь, что у вас дома, судя по твоим двум письмам3, — хорошо. Вероятно, нынче ночью приедет человек, к[оторый] привезет твои письма и те, к[оторые] ты посылаешь.4 Здесь хорошо — так, как ты знаешь.15 16 Из гостей была Сизова (она поздно получила письмо и не могла зайти к тебе) и Ковалевский.5 Нынче приехал Татаринов.6

Таня тиха и сдержанна, и не скучна, не весела. Все с ней очень aux petits soins.7 Нынче она начала писать няню. Я пишу, когда в духе, ту повесть8 начатую, о к[оторой] я говорил тебе. Я всё время здесь не совсем здоров, и в унылом духе, и без энергии духовной, но отлично. То болел живот, зяб и был запор, а с нынешнего утра стало было хорошо, но я погулял по морозу, и опять немного не по себе. К Всеволожским9 мне ехать не хочется, а хочется домой. Но и Тане не хочется прекословить. Постараюсь сделать, как она хочет. Нынче получил и твое письмо,10 и письмо Стахов[ича]11 о драме — посылаю его тебе и статью в Нов[ом] времени.12 Со всех сторон шумят. А ты не слишком ли разлетелась на Феоктистова.13 Главное, не надо сердиться; а еще лучше вовсе не заботиться. Очень неопределенна здесь переписка, и я мало знаю о вас, и мне это скучно. Была тут елка в манеже. Всё здесь как-то вяло, натянуто. Все добрые люди, но мальчики14 лучше всех. — Ну, прощай, душенька; завтра, получив твои письма, напишу еще. Письма твои оба были такие хорошие, приятные, спокойные и обстоятельные. Целую тебя и всех детей. M-me Seuron15 и Miss Martha16 поклоны.


На конверте: Москва. Долгохамовнический переулок, 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 От 6 января.

2 С. А. Толстая читала у себя в доме «Власть тьмы». Присутствовали при этом чтении кн. С. С. Урусов, Е. П. Ермолова, Л. М. Лопатин, Л. И. Поливанов и др.

3 От 5 и 6 января (ПСТ, стр. 379).

4 От И. Е. Репина, В. Г. Черткова, Файнермана и др.

5 Максим Максимович Ковалевский (1851—1915). См. т. 83.

6 Иван Васильевич Татаринов (1862—1903) — новоторжский уездный предводитель дворянства.

7 [заботливы.]

8 Рассказ «Ходите в свете, пока есть свет». СМ. т. 26, стр. 250.

9 Софья Владимировна (1859—1923), вышедшая замуж за И. В. Татаринова, и Михаил Владимирович (1860—1909) Всеволожские. Их имение Таложня — близ Торжка Тверской губ.

10 Писанное в ночь с 3 на 4 января.16

17 11 Александр Александрович Стахович (1862—1903); его письмо о «Власти тьмы» — от 28 декабря 1886 г.

12 А. С. Суворин, «По поводу драмы графа Толстого» — «Новое время», 1887, № 3898, от 5 января.

13 Е. М. Феоктистов (1829—1898) сам цензуровал «Власть тьмы». С. А. Толстая писала в письме от 3—4 января: «Воздерживаюсь писать о цензуре, во мне кипит столько злобы, что я на всё готова на самое крайнее... Письмо Феоктистову я завтра напишу, — какое оно выйдет, — мне самой любопытно» (ПСТ, стр. 377—378).

14 Михаил Адамович (1860—1918) и Дмитрий Адамович (1862—1937) Олсуфьевы. О них см. т. 83, стр. 359.

15 Анна Сейрон — француженка-гувернантка в доме Толстых.

16 Мисс Марта — англичанка-гувернантка у Толстых.

372.

1887 г. Января 10. Никольское-Обольяново.

Я точно неохотно отпускаю Таню,1 но ее слова: flirtation нет2 — немножко изменили мой взгляд. Flirtation скверно.

Очень грустно мне стало после твоего нынешнего письма. Мне так становилось одиноко без вас, а тут еще ты пишешь и ждешь. Не знаю, уживу ли здесь без Тани, а впрочем видно будет. Всё это время у меня здоровье б[ыло] не хорошо — желудок. Нынче совсем хорошо, но что-то грустно. По утрам я пишу свою повесть. По числу страниц написал много, но не знаю, будет ли на пользу людям, т. е. хорошо. Завтра думаю кончить на черно — подмалевку. Это одно из обстоятельств, по к[оторому] я не уехал. Но хотелось бы уехать, получить от тебя телеграмму такую, к[оторая] бы вызвала. В духе мы с Таней, кажется, хорошем, — тихом и спокойном. Очень жаль мне тебя, что ты рассердилась на М[исс] Марту. Это всегда тяжело, а теперь еще, что ты одинока.

Как хочется получить от тебя хорошее письмо, а то то настроение, в к[отором] написано твое последнее, меня тревожит. Пожалуйста, ты не сердись и особенно на меня. Мне здесь для нерв очень успокоительно, и я рад, что нездоровье пережил здесь, но в Москву очень хочется. А живу, п[отому] ч[то] заехал, и Таня тут, и мне насчет ее неловко и жутко.

Я сейчас поговорил с ней. Она говорит, что ничего нет. Я ей говорил, что если бы она не хотела, не имела в виду, то не следовало бы ехать. Она говорит, что ничегò, ничего нет;17 18 тем лучше, но знаешь, что всё так деликатно, если есть, и не следует трогать.3 — Ну, прощай, душенька, целую тебя и детей.

Л. Т.

1 T. Л. Толстая поехала в Таложню.

2 T. Л. Толстая писала: «Здесь очень хорошо живется, тихо, но весело — никаких flirtations нет...»

3 Имеются в виду отношения T. Л. Толстой и М. А. Олсуфьева.

373.

1887 г. Января 13. Никольское-Обольяново.

13-го вечером.

Я совсем спутался с письмами к тебе, милый друг. То ожидал от тебя письма, то сам хотел приехать, и кончилось тем, что все эти последние дни ни ты обо мне, ни я о тебе не знаем подробно.

Вчера ты получила мою телеграмму,1 а я твое письмо.2 Все первые дни моего пребывания здесь мне очень нездоровилось — болел живот, были бессонницы, и я был не в духе, потом Таня уехала, и мне сделалось скучно и жалко за то, что мы врозь, и я хотел сейчас же ехать, но выпала мятель, и в первый день нельзя было ехать, так что и Мат[ильду] Павл[овну]3 не повезли, а тут оставался день до возвращения Тани. — Ан[на] Мих[айловна]4 ужасно сватает, говорит, что она не сватает, нò содействует, чтобы молодые люди узнали друг друга, и расхваливает свой товар, я отмалчиваюсь особенно потому, что не имею никакого мнения о том, чего нет. Когда будет вопрос, тогда и понадобится ответ. —

Я дописал на черно свою повесть.5 Бумаги измарал много, но очень пока еще нехорошо; но непременно поправлю и кончу, коли буду жив. — Соскучился я очень по тебе и вас, но и просто соскучился от хозяев, добрых самих по себе порознь, но не добрых друг к другу, и от тяжелой, давящей и непривлекательной роскоши жизни. Нынче много ходил гулять, и в караулке, в лесу нашел солдата Митрича6 — живого. Завтра, если Таня не приедет, как обещала утром, то я приеду, а если приедет и будет не устала, то мы приедем. — Так до скорого свиданья, коли Б[ог] велит.

Л. Т.18


19 От Тани была телеграмма, что доехали благополучно. Нынче они едут сюда, и письмо это везут лошади, к[оторые] их привезут завтра утром.


На конверте: Москва. Долгохамовнический переулок, 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Она не сохранилась.

2 От 10 января.

3 Матильда Павловна Моллас — подруга Е. А. Олсуфьевой.

4 Гр. Анна Михайловна Олсуфьева (1833—1901) — мать Е. А., М. А. Д. А. Олсуфьевых.

5 «Ходите в свете, пока есть свет».

6 Действующее лицо из «Власти тьмы». «Живой Митрич» — отставной николаевский солдат, служил лесным сторожем.

374.

1887 г. Апреля 1. Тула.

Ехал очень дурно тем, что жара ужасная, но очень хорошо тем, что интересные и не бесполезные разговоры шли с раскольниками-старообрядцами. Сережа1 б[ыл] в Ясной и хотел вернуться ночью, и я остался ночевать у милого Давыдова. Утром перешел к Сереже, сижу с ним, напьюсь чаю и поеду сейчас, в 3-м часу, в Ясную.

1 Сергей Львович Толстой (1863—1947).

2 Николай Васильевич Давыдов. См. т. 83, стр. 337.

375.

1887 г. Апреля 2. Я. П.

Хоть и совестно посылать на Козловку, но очень хочется писать тебе. Я совсем здоров. Нынче чувствую некоторую унылость, но здоровье со всех сторон прекрасно. Вчера выехал из Тулы в 3. И казалось так хорошо в поле на свете божьем, к[оторый] я давно не видал, что с половины дороги послал Михайлу1 одного, а сам пошел пешком, застал мальчиков2 за обедом. Был бульон и пирожное трудов Ник[олая] Мих[айловича]3. Здоровье душевное так хорошо, что и у Сережи, пока он не пришел, немного пописал, и дорогой всё шел, думал19 20 и, сидя на кучt камней, записывал. Спал прекрасно. Тит4 в слух читал мальчикам в другой комнате «Раздел»5 и очень хорошо. Нынче в изобилии всего напился кофею и работал до самого обеда. И потом головой устал. Мальчики ходили на тягу на пчельник, я ходил к ним навстречу. Грязь страшная. Лева убил валдшнепа 1. Домой пришел в 10-м часу, всё думал и смотрел на звезды. Очень хороша ночь. А тут телеграмма от Дена,6 что он приезжает. Напились чаю и ждут его, а я вот пишу. Как-то ты поживаешь? Где спишь, нервы успокоились ли?

Я приеду непременно повидаться с вами. Что Илья, продолжает ли быть в том хорошем настроении, в к[отором] был? Подкрепи его Бог. Таня также ли спокойна по Митречивски? Не пренебрегает тифлисск[ими] барышнями?7 Маша благополучна ли и малыши?8

Ну, прощай пока.

Л. Т.


Сережу,9 Количку10 целую. На большом листе письмо Бирюкова,11 сыщи его и пришли.


На конверте: Москва. 15. Долгохамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Михаил Филиппович Егоров — сын кучера.

2 Сына Льва и Алкида Сейрона.

3 Николай Михайлович Румянцев — повар у Толстых.

4 Тит Иванович Полин (он же Пелагеюшкин), служил у С.Н. Толстого, позднее у С. Л. Толстого.

5 «Раздел» — рассказ И. Е. Журавова, изданный в «Посреднике» в 1887 г. без указания автора.

6 Владимир Эдуардович Ден (1867—1933) — с 1885 г. по 1890 г. был студентом Московского университета.

7 В конце 1886 г. группа молодых девиц из Тифлиса обратилась анонимно к Толстому с просьбой указать, как наиболее полезно употребить свои силы и знания. Толстой ответил им 17 декабря 1886 г., указав на целесообразность переделки общедоступных книг для народных изданий. См. т. 63, № 587.

8 Младшие дети Толстых.

9 С. Л. Толстой.

10 Николай Николаевич Ге (1857—1939) — сын художника Н. Н. Ге. О нем см. т. 83, стр. 428.

11 Павел Иванович Бирюков (1860—1931). О нем см. т. 63, стр. 227. Письма Бирюкова того времени «на большом листе» не имеется.

20 21

376.

1887 г. Апреля 4. Я. П.

Здоров совершенно, сплю, ем и работаю и пр. как нельзя лучше, так что лечиться и пить воды не от чего. Всё это истинная, точная правда. При том же, поминая тебя, не делаю ничего неблагоразумного. Время всё утро проходит в усидчивой и подвигающейся работе над «жизнью»,1 вечером хожу навстречу ребятам на тягу, а потом пьем чай и болтаем.

Вчера был Буткевич2 и Файнерман,3 кроме 3-х4 мальчиков. Сейчас хочу поехать верхом в Ясенки, т[ак] к[ак] утром почти не ходил. — Получил твои два письма,5 жду еще; вероятно с Колечкой. Пиши о себе и детях всех. Я нынче видел во сне, что ты умерла, и осталось точно тяжелое воспоминание, так ясно видел. М-mе Seuron, к[оторой] кланяюсь, объяснит, что значит. — Ник[олай] Мих[айлович] готовит. Мальчики сбираются к заутрене.

Л. Т.


На конверте: Москва. 15. Долгохамовнич[еский] пер. Графине Софье Андревне Толстой.

1 «О жизни». См. т. 26.

2 Анатолий Степанович Буткевич (р. 1859г.). Принимал участие в революционном движении в бытность студентом Петровской академии. Ученый пчеловод.

3 Исаак Борисович Файнерман. См. т. 63, № 575.

4 Л. Л. Толстой, Алкид Сейрон и В. Э. Ден.

5 От 1 и 3 апреля.

377.

1887 г. Апреля 5. Козловка.

Вчера писал тебе и нынче уже не хотел, да заехал на Козловку и пишу. Вчера мальчик[и] ходили к заутрени, я спокойно спал. Продолжаю быть также здоров. Нынче пришли мужики христо[со]ваться. Как здоровье Тани и всех детей, и твое? Пришли, пожалуйста, ключи от моего стола. Лева с Деном пошел на тягу.


На конверте: Москва. 15. Долгохамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой.

21 22

378.

1887 г. Апреля 7. Козловка.

Пишу опять с Козловки. Но письма на этот раз не нашел. Объясняю себе это тем, что ты напишешь и пришлешь письма с Количкой, к[оторого] мы всё ждем. Вчера был кое кто мужики — вечером Лева привел ребят — Петра,1 Никиту,2 Андрея.3 Они на верху с фортеп[иано] пели и плясали, а потом пили чай, шутили, а под конец и серьезно говорили и читали. Утро я опять всё, — часов 5 под ряд, работал над своей «жизнью». Всё хорошо подвигается. Но вчера очень устал и почти не выходил, и от того вечер был в унылом духе, и из другой комнаты слушал ребят. Но здоров и спал хорошо, и опять всё утро работал. Ребята ездили в Ясенки, привезли письма. Одно есть Тифлис[ское].4 Я его отошлю с Левой и еще другое. Пускай Таня пишет им то, что я писал последним, именно, что книги все разобраны, а что не могут ли они сократить и переделать из романов хороших, особенно английских.5 Кавушка6 здорова, скажи малышам, целуя их. Целую тебя и всех вас. Коректора7 хоть публикуй, — их наберется полк, но сама не ставь себя в состояние суеты — это хуже спячки, — меньше жизни. Очень жаль Англичанку.8 Ну, прощай пока. Очень холодно, но я одет по зимнему.

Л. Т.


На конверте: Москва. 15. Хамовники. Долгохамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Петр Филиппович Егоров (р. 1866 г.) — сын кучера.

2 Никита Васильевич Минаев (1866—1890-е гг.).

3 Андрей Родионович Бочаров (р. 1866 г.).

4 См. прим. 7 к п. № 375.

5 Из английских романистов Толстой рекомендовал с этой целью Диккенса, Д. Элиот, Бульвера, Генри Вуда и Бреддон.

6 Имя лошади.

7 С. А. Толстая писала 3 апреля о большом количестве корректур и отсутствии корректора. Речь шла о корректурах седьмого собрания сочинений Толстого 1887 г.

8 Во время пожара сгорела сестра жившей у Толстых англичанки Марты.

22 23

379.

1887 г. Апреля 9. Я. П.

Получил сегодня на Козловке твои два мало содержательные хорошие письма.1 Но рад был узнать, что всё благополучно. Я живу по прежнему; последние два дня немного похуже здоровье, т. е. тяжесть после обеда и вялость, но вообще хорошо. Милый Ден всё живет у нас, читает, занимается, толкует с ребятами, ходит на тягу, мне переписывает с Файн[ерманом] и очень мило играет на фортепьяно. Очень милый мальчик. Сейчас посылаем за Колечкой, чему он будет огорчен, но нечего делать. — Всё работаю и всё еще не запутался, а подвигаюсь к лучшему. Ну, целую всех, пока прощайте.

Л. Т.


Ключи не забудь. Что Илья по службе?2


На конверте: Москва. 15. Долгохамовнический. Графине Софье Андревне Толстой.

1 От 4 и 7 апреля.

2 И. Л. Толстой в то время отбывал воинскую повинность.

380.

1887 г. Апреля 10. Я. П.

Приехал Количка, привез письма и себя. Темнота и дождик были страшные. А вчера же получил твои два письма. Спасибо, что ты мне всё присылаешь, заботишься. Мне хорошо. Только нынче под ложечкой стало болеть, хотя причин расстройства в пище никаких не знаю. Ник[олай] Мих[айлович] готовит, и ем самые диетные кушанья — бульон, и всего мало. Если искать причину, то дурная погода и слишком напряженная умственная работа. Воздержусь невольно, п[отому] ч[то] голова несвежа, плохо спал — первый раз. —

Письма всё хорошие, и прежде всего твои. Письмо это привезет тебе Ден, и объявления,1 и одно письмо Тифл[исское], и другое с просьбой о сочинениях. Сделаешь по своему усмотрению. Если поправится погода и буду совсем здоров, то провожу Количку до Хилкова.2 Что ты об этом думаешь? Потом, если Бог велит, и к вам приеду. — Что письмо к Попову в острог?3 Передала ли ты? — Количка с Файнерм[аном] переписывают.23 24 Я немного пописал, а теперь вот собрал, что нужно послать с Деном. А он играет наверху на фортепьяно. Целую тебя и детей. Скажи Леве, что я был к нему не так дружелюбен, как желал этого, и жалею. Мне неприятно б[ыло] его барство: «Тит! Тит! то и сё». А теперь жалко. У нас всё та же жизнь. И Ник[олай] Мих[айлович] и Тит помогает, только раз Ден поучился ставить самовар.

Л. Т.

1 Почтовые повестки.

2 Кн. Дмитрий Александрович Хилков (1858—1914). См. т. 85, стр. 414—415.

3 Иван Иванович Попов (1860—1923) — служил статистиком Воронежского земства. В ноябре 1887 г. был выслан в административном порядке в Петропавловск Акмолинской области. См. т. 64.

381.

1887 г. Апреля 11. Козловка.

Пишу опять с Козловки — письма от тебя нет, верно завтра будет. Пишу особенно для того, чтобы отменить вчерашнее сведение, что у меня брюхо болит. Нынче прекрасно себя чувствую и работал, подвигаясь вперед. Файнерман нынче нанялся в пастухи к Ясенск[им] мужикам за 80 р[ублей]. Я ему советовал это, и все очень довольны, и я завидую ему. Нынче получил радостное известие для меня, что Джунковский1 женится на Винер.2 — Он был у них и сделал предложение. С Колечкой живем прекрасно. Я всё в твое воспоминание живу по барски и ем мясо. Читаю для отдыха прекрасный роман Stendhal — Chartreuse de Parme, и хочется поскорее переменить работу. Хочется художественной. Надеюсь, что ты освободилась от коректур.3 И как здоровье твое и Тани и Ильи нравственное состояние. Целую тебя и детей. Пока прощай, душенька.

Л. Т.


На конверте: Москва. 15. Хамовники. Долгохамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Николай Федорович Джунковский (1862—1916) — гусарский офицер; находился под влиянием идей Толстого.

2 Елизавета Владимировна Винер (1862—1928). О ней см. тт. 63 и 83, стр. 566.

3 С. А. Толстая отвечала 13 апреля о том, что корректоров она нашла (ПСТ, стр. 397—398).

24 25

382.

1887 г. Апреля 13. Я. П.

Получил нынче твое последнее письмо, милый друг, и очень пожалел о том, что ты не спокойна и не радостна.1 Я знаю, что это временно, и почти уверен, что завтра получу от тебя хорошее письмо, к[оторое] совсем будет другого духа. Вчера первый день, что я не писал тебе и не был на Козловке. Третьего дня вечером ходил на Козловку с Количкой, и оттуда шли мы в такой темноте по грязи, что перед носом не видно было; очень хорошо. На перекрестке шоссе и стар[ой] дороги видим свет мелькающий и голоса женские, веселые. Думали — цыган[е]. Подходим ближе: дети с палками, девушки, мущина, и во главе Пелагея Федоровна 2 с фонарем; это она провожает жениха Сони 3 на Козловку. — Придя домой, нашли приехавшего Алехина,4 — помнишь, в очках малый? Он едет покупать землю и заехал. Легли спать. Утро вчера очень много занимался, писал совсем новую главу о страдании, — боли.5 Походили гулять, обедали. Да утром еще приехал брат Сытина,6 едущий из Москвы с тем, чтобы где-нибудь в деревне жить, работая; уехал к Мар[ье] Алекс[андровне],7 и Алехин уехал. Впродолжении вечера были посетители: Данила,8 Константин,9 читали Хворую Потехина.10 Файнермана не было. Он в Туле б[ыл] хлопотать о разводе, для к[оторого] куча трудностей. Нынче мы одни с Колечкой пили чай, кофе; потом я писал, он переписывал и топил баню. Обедали; пришел немного выпивший Петр Цыганок 11 и очень много хорошо говорил. Сейчас был в бане и хотел пить чай. Весна второй день — медунички, орешник в цвету, и муха, пчела, божьи коровки — ожили и жужжат и копошатся. Ночь еще лучше: тихо, тепло, звездно, не хотелось домой идти. Занимался нынче тоже хорошо. Пересматривал, поправлял сначала. Как бы хотелось перевести всё на русский язык, чтобы Тит понял.12 И как тогда всё сокращается и уясняется. От общения с професорами многословие, труднословие и неясность, от общения с мужиками сжатость, красота языка и ясность. — Получил письма от Черткова,13 Бирюкова,14 Симона,15 всё хорошие, радостные письма. — Здоровье хорошо. Теперь I hope.16 Да, еще то, что к Хилкову не поеду. I hope, что ты не затягиваешься коректурами и что будни успокоили всех, и тревожится и радует только зелень в саду. I hope, что Илья в струне, малыши здоровы, и Таня25 26 и Маша в хорошем настроении, и что Лева не играет в винт. Сережу17 нынче Файнер[ман] видел в Туле; он б[ыл] в нерешительности приехать или не приехать в Ясную. Я думаю, завтра приедет, пожалуй, и с охотниками. Самая тяга. — Ну, прощай, милый друг. Целую тебя и детей.

Л. Т.


На конверте: Москва. 15. Долгохамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой.

1 От 11 апреля (ПСТ, стр. 394).

2 Пелагея Федоровна Суворова — прачка у Толстых.

3 Софья Васильевна Суворова — дочь В. В. и П. Ф. Суворовых.

4 Вероятно, Аркадий Васильевич Алехин (1854—1908). В начале 1880-х гг. примкнул к народовольцам. В 1889 г. устроил на своей земле одну из первых толстовских земледельческих общин. В 1892 г. сотрудничал с Толстым на голоде.

5 XXXV глава трактата «О жизни».

6 Сергей Дмитриевич Сытин (ум. 1915 г.) — младший брат И. Д. Сытина.

7 М. А. Шмидт (1843—1911). См. т. 64.

8 Даниил Давыдович Козлов (1848—1918) — ученик школы Толстого.

9 Константин Николаевич Зябрев или Константин Михайлович Орехов (см. письмо № 400).

10 Алексей Антипович Потехин (1826—1908). Его повесть «Хворая» напечатана в «Вестнике Европы» за 1876 г., № 2. Отдельно издана «Посредником» в 1887 г.

11 Прозвище телятинского крестьянина Петра Дмитриевича Новикова, плотника.

12 Т. е. чтобы было общедоступно.

13 От 9 апреля. См. т. 86, № 141.

14 В ГТМ сохранилось три письма П. И. Бирюкова, которые можно отнести к апрелю 1887 г.

15 Федор Павлович Симон (poд. 1861 г.). См. т. 63, стр. 400.

16 [Я надеюсь.]

17 C. Л. Толстой

383.

1887 г. Апреля 14. Я. П.

Получил нынче твое доброе письмо,1 как и ожидал. Одно очень нехорошо: это твое нерасположение к Файнерману. Что тебе может мешать человек? И как поставить себя в такое положение, чтобы не уметь обойтись с человеком — обойтись, как с человеком, так, как ты найдешь наилучшим? — Это что-то обидное и жалкое мне за тебя, что ты как будто имеешь врага. Это ужасно мучительно. А главное, за что ты так обвиняешь26 27 его? Зная ого близко, его нельзя никак ненавидеть, а мож[но] только жалеть. Жену свою2 он ужасно любит. И теперь, когда она требует от него развод, и он посылает ей его, и она вместе с тем обещается приехать к нему и не оставлять его, я вижу, как он страдает. Ненавидеть же его нельзя, потому что нельзя же его не назвать добрым человеком. Вообще, думаю, что если ты примешь какие-либо внешние меры для его изгнания, то сделаешь дурно, — главное дурно для себя самой. Ну вот, милый друг, я сказал, а ты подумай, и сделай, как лучше. — «Тае, по лучше как, значит...».3 Нынче по обыкновению занимался. Колечка с Ф[айнерманом] переписывали. Выставили окно. Сейчас поеду в Ясенки. Была больная от лихорадки. Колечка нашел [хинин] и мы дали.

Да, Ольгушка Ершова4 просит рецепт от глаз для своей девочки.

Работал нынче хуже всех дней, но не запутался. Больше новостей у меня нет. Твои новости хорошие, за исключением двух черных: — одна5 с нарывами и физической, распущенностью, а другой Лева, к[оторого] некому без Колечки и поддержать. Хоть бы он в себе поискал, нет ли там где Колечки маленького. Приеду я, когда Колечка уедет. А когда, не знаю. Ну, пока прощай. Только что пообедал, и мысли заснули. Обедали щи зеленые и кашу на сковороде, и ничего больше есть не хочется; а вечером чай с хлебом. Целую тебя и детей.

Л. Т.


Был у меня вчера один мужик из Щекина. Помнишь, он б[ыл] посажен невинно в острог за сопротивление якобы властям и просидел два года, жена его ходила ко мне, и еще погорела без мужа. Он жил у нас зиму в работниках. Все говорят, что примерный мужик. Теперь у него ни лошади, ни семян, ни права идти на работу, п[отому] ч[то] за ним 13 р[ублей] недоимки и не дают паспорт. Надо помочь ему, у кого есть деньги.


На конверте: Москва. 15. Долгохамовнический. Графине Софье Андревне Толстой.

1 От 12 апреля (ПСТ, стр. 395).

2 Эсфирь Файнерман.

3 Слова Акима из «Власти тьмы».

4 «Любимая ученица в школе Л. Н.» (н. п. С. А.).

5 С. А. Толстая писала 12 апреля: "У Тани всё нога болит, рана гноится, а сама она и бледна, и плоха".

27 28

384.

1887 г. Апреля 16. Я. П.

16-го 6 часов вечера.

Пишу нынче из Ясенков, куда приехал, чтобы взять посылку Тани. Файнер[ман], узнав, что тебе неприятно его присутствие, решил уехать к себе. Кстати, это ускорит развод для его жены, да и в пастушестве ему отказали. Интриги другого пастуха. Количка решил вернуться еще в Москву по делам своих друзей, и, должно быть, завтра мы с ним приедем с поездом, выходящим из Тулы в 12 часов (не курьерским).

Вчера б[ыл] день нехороший для писанья, — не выспался, но нынче прекрасно работал, хотя всё еще не кончил. Получил рисунки. Они очень хороши.1 Не получал писем, к[оторые] ты хотела прислать,2 и боюсь с ними разъехаться. Как бы не было нужного. Здоровье и телесное и душевное очень хорошо. Всё растет, сохнет, зеленеет. Все пашут, и мне очень хотелось, но не желалось оторваться от работы. Всё что может задержать меня, это особенно хорошее расположение для работы. Осталось на раз, а перебивать переездом не хочется. Тогда до после завтра. Целую тебя и детей. Если есть от тебя письмо, то его еще не получил. Колечка пошел за ним на Козловку. Последнее письмо3 б[ыло] про Бобр[инского].4

Л. Т.


На конверте: Москва. 15. Долгохамовнич. п. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Речь идет о рисунках художницы Е. М. Бем (1849—1914), иллюстрировавшей «Власть тьмы» и ряд других изданий «Посредника».

2 14 апреля С. А. Толстая писала: «Посылаю завтра письма и рукописи: от Черткова, Ягна и Тимашева-Беринг — в Ясенки. Пошли за ними дня через два» (ПСТ, стр. 401).

3 От 13 апреля (ПСТ, стр. 397).

4 Алексей Алексеевич Бобринский (1864—1910), вращался в театральных кругах. В то время был тяжело болен.

385.

1887 г. Апреля 26. Я. П.

Исполняя обещание, пишу нынче. Ехал спокойно. Беседовал с одним старичком 87 лет, потом с другим 75 лет. Этот очень интересен; потом с старушкой 65 лет. Эта мало интересна. Узнала еще меня барыня из 1-го класса и пришла мне говорить28 29 глупости, т. е. восхваления, но я скоро отделался, почти грубо. Дома истопили. Спал дурно — свежо было всё таки. Нынче утром убирался, ходил за молоком, яйцами, кипятил молоко, ставил самовар, и так скучно стало всё это делать для себя, что решил обедать людской обед, а сам не готовить. Но пришел Ник[олай] Мих[айлович]1 и сказал, что он приготовит и сделает всё, что нужно. А то, говорит, вы целый день всё будете себе готовить, ничего не успеете свои дела делать. Это правда. Всё это пишу тебе, п[отому] ч[то] ты хотела, чтоб я писал о себе, своих мыслях. Это старинные мои мысли, но всегда особенно ясно понимаются мною, когда я один. Привычки мои не очень хитрые, и то, чтобы удовлетворить им, надо, как Ник[олай] Мих[айлович] говорит, целый день хлопотать. Зачем же у меня даже такие привычки? — Их можно удовлетворять, не хлопоча целый день, когда это привычки многих, общие. Чтобы не хлопотать самому целый день и не заставлять других на себя хлопотать, одно средство, чтобы привычки были общие, чтоб все ели одинаково. А когда один, и привычки отличаются от привычек окружающих, то стыдно, как мне всегда стыдно. Здесь только особенно ясно почему.

С 12 часов до 4. Очень усердно работал, всё сначала и всё к улучшению наверно. В 5-м часу пошел ходить. Ходил очень много за рекой, по засике, вернулся, Сережа сын приехал. Я пообедал, потом истопил с ним печку, поставили самовар и пьем чай.

Я получил кучу писем из Тулы. Мало интересны. Пьют чай Тит2 и Аг[афья] Мих[айловна]3. Как-то ты? Ты меня как-то особенно провожала.4 Мне было жалко. Ну, вы поскорей кончайте дела, да приезжайте. Холодно, но соловьи, и кукушки, и фиалки, но что-то не весело. — Так и Сережа говорит. Прощай пока, целую тебя и детей. Если письмо холодно, то не таково мое настроение.

Л. Т.


На конверте: Москва. 15. Долгохамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой.

1 H. М. Румянцев — повар.

2 Тит Борисович Борисков (Борискин). См. т. 83, стр. 444.

3 Агафья Михайловна — бывшая горничная Пелагеи Николаевны Толстой.

4 См. письмо С. А. Толстой от 26 апреля (ПСТ, стр. 406—407).

29 30

386.

1887 г. Апреля 27. Я. П.

Я после обеда, 7 часов, заехал в Ясенки, вот и пишу два слова. Я здоров, Сережа тоже. Нынче становится потеплее. Провел день обычно. Нынче работалось плохо. Жду нынче от тебя известий.

Л. Т.


На обороте: Москва. 15. Долгохамовнич. переулок. Графине Софье Андревне Толстой.

387.

1887 г. Апреля 29. Я. П.

Два дня у меня гостит Масарик.1 Мне с ним очень приятно было. Он сейчас уезжает, и с ним пишу это письмо. Третьего дня, вернувшись из Ясенков, застаю две коляски, это Давыдов2 приехал с компанией, дочерью3 и еще другими дамами и мущинами: Попов4 директ[ор] гим[назии], Фирсов,5 Мяснов с женой,6 и еще кто-то, Лопухин,7 всех 10 человек. Они хотели уезжать, зашел один Давыдов, я позвал их чай пить, вернулся Сережа с тяги, и всех напоили чаем и шампанским полынным, и Сережа уехал с ними в Тулу до четверга. Тут приехал Масарик. Вчера нездоровилось и ничего не работал. Но нынче дождик теплый, и я здоров и работал. Ходил с М[асариком] на Козловку, получил твои два хорошие письма.8 Так радостно, когда чувствую, что у тебя хорошо на душе и что всё было весело. — Масарик ставит самовар и раздувает очень хорошо и думает, и понимает также. — Что Таня с своим отъездом?

Моя матерьяльная жизнь очень хороша. Н[иколай] М[ихайлович] готовит отличные обеды, и я совсем здоров, и заниматься мне ничто не мешает. Нынче весь луг покрылся фиялками, и трава совсем большая. Напишу, Бог даст, завтра получше. Целую тебя и детей.

Л. Т.


На конверте: Москва. 15. Долгохамовническ. переулок. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Фома Осипович Масарик (1850—1936) — чешский общественный и политический деятель, первый президент Чехословацкой республики; в то время профессор философии Пражского университета. Приехал Масарик к Толстому по рекомендации H. Н. Страхова. Масарик описал свою30 31 поездку 1887 г. и разговоры с Толстым в статье «Erinrmruncren an L. N. Tolstoi» — «Illustrierte Beilage der Rigaschen Rundscham, November, 1910 [«Воспоминания о Л. H. Толстом» — «Иллюстрированное приложение к «Рижскому обозрению», ноябрь 1910].

2 Николай Васильевич Давыдов.

3 Софья Николаевна Давыдова.

4 Сергей Николаевич Попов, директор тульской гимназии.

5 Александр Иванович Фирсов, судебный следователь в Туле.

6 Александр Аристионович Мясново (ум. ок. 1931 г.), в то время товарищ прокурора Тульского окружного суда.

7 Сергей Алексеевич Лопухин. См. т. 83, стр. 278.

8 От 26 и 27 апреля (ПСТ, стр. 406—407).

388.

1887 г. Мая 1. Я. П.

Ты, верно, недовольна мной, милый друг, за мои письма. Они, вероятно, вышли пасмурны, как у меня б[ыло] пасмурно на душе эти 2, или 11/2 дня. Пасмурно не значит, что нехорошо, а физически вяло. Что-то, верно, в печени. Но теперь, со вчерашнего вечера, опять прекрасно. И нынче и много работал и еще больше хочется. Тем для писания напрашивающихся столько, что скоро пальцев недостанет считать, и так и кажется, — сейчас сел бы и написал. Что Бог даст после окончания о Ж[изни] и С[мерти]. Ведь будет же конец. А до сих пор нет. Предмет то важен, и п[отому] хочется изложить как можно лучше. Ты думаешь, что хуже, а мне кажется — нет. Вчера приехал Сережа и перешел жить к Филипу, т. е. внизу во флигель, больше от того, что он переехал с мебелью, и ему там, он говорит, так хорошо, что желал бы там и быть всё лето. — Сейчас пообедали, 6-й час, и я понесу письмо в Козловку и верно получу твое. Жаль будет, если не увижу Черткова.1 Ты говоришь: зачем я уехал?2 Разумеется, со многих сторон лучше и радостнее быть вместе, но со стороны работы — а мне недолго осталось — много лучше здесь. И одиночество плодотворно. Ты это имей в виду, да ты и имеешь. — Вчера набрал фиалок, и они теперь передо мной на столе. — Как странно 3-го дня вечером, после отъезда Масарика, на меня нашло такое физическ[ое] состояние тоски, как бывало Арзамаская.3 И, бывало, тогда самое страшное в этом состоянии была мысль о смерти. Теперь же я, напротив, как только почувствовал тоску, так стал думать,чего мне нужно, чего я боюсь?31 32 Как сделать, чтоб этого не было? И стоило мне только подумать о смерти, как я ее понимаю, чтоб тотчас уничтожилась всякая тоска и стало очень спокойное, даже приятное состояние.

Нынче прекрасный, теплый день; окна отворены и у Кузм[инских]4 моют. В пристройке протопят завтра.

Как вы решаете отъезд и как живете? — Одному хорошо, а, разумеется, радее, когда вы все приедете.

Понесу письмо открытым, может быть, в Козловке что припишу.

[Козловка]. Получил твои два письма о Мише.5 Вероятно, теперь уже прошло, иначе ты бы известила. Целую всех. — Удивительный вечер. Я сижу на Козловке.


На конверте: Москва. 15. Долгохамовнический пер. Графине Софье Андревне Толстой.

1 В. Г. Чертков приехал в Москву из Петербурга проездом в Воронежскую губернию и не смог заехать в Ясную Поляну. См. т. 86, № 144.

2 См. письмо С. А. Толстой от 27 апреля.

3 См. т. 83, п. № 82.

4 Речь идет о флигеле в Ясной Поляне, в котором по летам живали Кузминские.

5 Письма С. А. Толстой от 28 и 29 апреля, в которых она сообщала о том, что заболел младший сын, М. Л. Толстой.

389.

1887 г. Мая 3. Я. П.

Спасибо, милый друг, что часто и хорошо пишешь. Нынче получил твои два письма; одно, где Миша еще болен, другое, где здоров.1 Хоть мы скоро и будем вместе, но прошу тебя всегда, также me tenir au courant2 твоих состояний.

Сейчас Сережа перебил это письмо разговором. Как всегда говорить с ним для меня везти 100 пудов. Разговор был дружелюбен. — Погода нынче из всех дней: гроза, жара, соловьи, фиялки, наполовину зеленый лес — так весело, хорошо в Божьем мире. Вчера я половину дня пахал. Устал порядочно, но самое хорошее состояние и было очень хорошо. Пашу я не один, с Конс[тантином].3 Он работает на моей лошади Копыловым,4 а вчера мы вдвоем. Нынче работал над своим писаньем. Не думай, чтобы мне было неудобно и дурно, —превосходно. Только вас недостает. Окна все отворены, и мне кажется, что32 33 сырости мало. На Козловке жандармы ждут проезда,5 и куча рабочих делают насыпь. Я сейчас оттуда и еду в Ясенки с этим письмом. — Жалею очень, что не увижу Чертковых, скажи им это от меня. Я не пишу, п[отому] ч[то] не успею писать толком. Писем у меня пропасть, на к[оторые] надо ответить, и всё не успеваю — от лени. — Тане Кузм[инской] пришла наниматься бывшая у ней кухарка, я сказал, что скажу. Сейчас получил от Раф[аила] Писарева6 письмо с просьбой написать рекомендательное письмо Захарьину7 для его знакомой. — Передай через кого-нибудь общих знакомых, что я очень жалею, что не могу этого сделать. Спасибо, что пишешь про детей. Жаль, что об Илюше ничего определенного. И что о Тане неопределенное. Целую их и тебя и радующегося жизни Мишу и боящегося пропустить Андрюшу.8 Бедняга!

Л. Т.


На конверте: Москва. 15. Долгохамовнический пер. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Первое письмо не сохранилось.

2 [держать в курсе]

3 Константин Николаевич Зябрев — яснополянский крестьянин. О нем см. тт. 83 и 49.

4 «Л. Н. и... Константин работали на поле вдовы Копыловой, у которой было три маленьких сына. Впоследствии Л. Н. построил ей избу, в которой художник H. Н. Ге собственноручно сложил печь» (н. п. С. А.).

5 Ожидался проезд Александра III.

6 Рафаил Алексеевич Писарев, тульский земец. См. т. 83. Упоминаемое письмо не сохранилось.

7 Григорий Антонович Захарьин (1829—1895). См. т. 83, стр. 141.

8 С. А. Толстая сообщала в том же письме об Андрее Львовиче: «Приобрел он от Сытина Пушкина и старательно читает с первой части, почти ничего не понимая, но боясь пропустить».

390.

1887 г. Мая 4. Я. П.

Вчера получил сам на Козловке твое письмо1 ко мне и Филипу2 и порадовался, что всё у вас хорошо. О Грише3 я догадывался. Как жалко его бедного! И Сережу брата, воображаю, как ему тяжело. Хотелось бы его повидать. Вчера у меня б[ыл] дурной день. Ничего почти не писал, п[отому] ч[то] нашла бессонница без всякой видимой причины. Лежу и думаю, и глаза не закрываются, а таращутся. Зато эту ночь выспался,33 34 и только что отпил чай, как пришел милый Поша.4 Мы поговорили, потом я пошел в поле скородить. Там вымочил меня чудный грозовой дождь; вернулся в 1/2 6-го, обедали, говорили, напились чаю и ложимся. Сережа5 уехал вчера, чтоб видеться с Северцовой6 и остаться там для своей службы. П[авел] И[ванович] подтвердил мне впечатление от твоих писем, что у вас всё хорошо, и обрадовал меня известием, что вы все едете в понедельник. — Прекрасно. — Скажи Андр[юше] и Мише, что у Кавушки чудесный жеребеночек, маленький конек, веселенький, гнединький, ржет и бегает, подняв кверху хвостик. — Филип не знает, где что белить. Теперь же уже поздно, тем более, что в субботу праздник. Ну, прощай пока, душенька, целую тебя и детей.


На конверте: Москва. 15. Долгохамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Письмо это не сохранилось.

2 Филипп Родионович Егоров, кучер.

3 Григорий Сергеевич Толстой. У С. Н. Толстого бывали неприятности с сыном.

4 П. И. Бирюков.

5 С. Л. Толстой.

6 Ольга Вячеславовна Северцова, рожд. Шидловская, двоюродная сестра С. А. Толстой, бывшая замужем за П. А. Северцовым.

391.

1887 г. Мая 7. Я. П.

Нынче не было от тебя письма, мой друг. Сережа ездил по найму дачи1 и б[ыл] на Козловке. Захава дом занят; на Козлов[ке] дачи неприятны — рядом с чужими. А отдается Ваныкина дом, где Крамской2 жил, — должно быть, дорого; хозяев не было и завтра узнаем. Еще Кобякова дом,— прелестная местность — за 200 р[ублей]. Сереже очень понравилось. А еще есть Бабурино. Тоже хозяев не было. Сережа говорит, что дом облуплены стены и т. п., но, по моему мнению, в Бабуринской самое лучшее. Нанять дешевле, но положить рублей 50 на подчистку. — Я продолжаю быть здоров и доволен всем, за исключением вашего отсутствия. Но и его переношу мужественно. Вчера после обеда пахал очень усердно и вернулся усталый, но бодрый и здоровый. Нынче утром прекрасно работал. Самая34 35 сердцевина статьи,3 к[оторая] мне недоставала, нынче для меня уяснилась. И мне очень весело от этого. Кроме того, погода и вчера была хороша, а нынче еще лучше. Я только походил по заказу и набрал фиалок, к[оторых] очень много, или я их замечаю больше. Посетители у меня за это время, кроме мужиков, кн. Блохин4 да еще вчера молодого человека, очень жалкого революционера, высланного из Петербурга, нет ли ему переписки?5 Посылаю конверт с письмами и разными статьями. Прошу Таню, чтоб тебя не утруждать, а чтоб утруждать Т[аню], что мне доставляет удовольствие, по двум письмам Тифл[исских] барышень ответить, предложив им заменять лубочные повести (в лист) и романы (в 4 и более) своими сочинениями или переделками из иностранных. По одному письму Макушина послать полное собрание сочинений. — Статью № 1, присланную вместо Протупеи Прапорщика6 передать Петрову7 с моим мнением, что это не очень плохо и может заменить, если понадобится что-нибудь очень плохое.

Статью (№ 2) О Еруслане Лазаревиче8 передать Петрову с моим мнением, что это не дурно и с успехом может подменить старого Еруслана. Статью № 3 передать Петрову с моим мнением, что это тоже не дурно. И могло бы быть и то, и другое еще менее дурно, если бы он их поправил. Статью № 4 передать Губкиной9 с моим мнением, что это хорошо, и я прошу ее меня извинить, что не отвечаю, а ее знакомой советую продолжать также. Одно меня смущает, пусть Таня передаст Губкиной, что я до сих пор не мог добиться — Миташа10 обещал мне — разрешат ли наследники11 печатание этого. Если бы можно бы было узнать (это я обращаю и к тебе, и ко всем), какую часть целого имеют право делать извлечение без спроса собственника. — Сейчас зашиваю посылку и еду в Ясенки купить конвертов, с тем, чтобы отвечать кучу писем, запущенных мною и на к[оторые] нельзя не ответить. Чертковым передай,что и им напишу в Лизиновку.

Мне очень приятно, что В[ера] А[лександровна]12 будет жить около нас. Я совершенно с тобой согласен, что она добрая старушка, и такое на меня всегда производит впечатление. Для девочек это всё равно. Я уже теперь ничего не жду от них, кроме самых разных фасонов шляпок и: «Ах, ma chère». У вас скоро время идет, а здесь радостно, но тихо, и мне кажется», что до сбора всех еще очень долго. — Пожалуйста, не беспокойся35 36 обо мне, я себя очень берегу, ем прекрасно, и от работы или от погоды, но чувствую, что все признаки желудочного нездоровья прошли. Желаю только, чтобы ты была бы также здорова, как я.

Прощай, душенька. Целуй детей. Пиши про них. Почему Леве уединеннее у Шидловских?13 И что ж это Илья?14 Пусть дети: Таня, Маша, Лева напишут мне про него. А то ты не знаешь его и не можешь верно описать. По твоим описаниям плохо, а всё хочется не верить. —

1 Для В. А. Шидловской.

2 Иван Николаевич Крамской (1837—1887), знаменитый русский художник.

3 Статья «О жизни».

4 Блохин — сумасшедший крестьянин. См. т. 25, стр. 387.

5 Сведений о нем не имеется.

6 «Сказка о храбром воине, прапорщике Портупеи» И. Кассирова.

7 Иван Иванович Петров (1861—1892). С декабря 1886 г. — редактор сытинских народных изданий. См. т. 64.

8 «Сказка о славном и сильном витязе Еруслане Лазаревиче, о его храбрости и невообразимой красоте царевны Анастасии Вахрамеевны». Над «Ерусланом» работала С. И. Лаврентьева.

9 Анна Сергеевна Губкина (1857—1922), учительница, давала уроки М. Л. Толстой. Губкина писала Толстому: «Вы, может быть, помните, что предложили через меня одной моей знакомой [Лавровой] сделать сокращенное изложение «Семейства Холмских». Теперь только я получила начало этой работы, и так как Вы были согласны просмотреть его, то я позволяю себе послать Вам эту тетрадку». «Семейство Холмских» — повесть Бегичева.

10 Кн. Дмитрий Дмитриевич Оболенский. См. т. 83.

11 Литературные наследники Д. Н. Бегичева.

12 В. А. Шидловская, рожд. Иславина (ум. 1909 г.), сестра матери С. А. Толстой.

13 С. А. Толстая писала 5 мая 1887 г.: «Лева усердно занимается. Он решил переехать к Шидловским, как только мы двинемся. Завтра уезжает Ольга Северцова с сыном, и ее комната для Левы, около передней, совсем пустая и очень удобная» (не опубликовано).

14 С. А. Толстая писала 5 мая: «Пока он сидит на гауптвахте за то, что, Прокутив и не спав всю ночь, он не пошел на инспекторский смотр».

392.

1887 г. Мая 8. Я. П.

Моют полы в доме и чистят, и я радуюсь вашему скорому приезду. Погода необыкновенно хороша, и уверен, что сырости в доме уж не будет. Я дня два дурно сплю и потому вял и не36 37 работается; а не работается, и на душе не бодро. — П[авел] И[ванович] усердно переписывает, мы с ним говорим и гуляем. Сейчас понесём письма на Козловку. Сережи нет; он хотел остаться в Туле посмотреть проезд государя — не пропустить,— к[оторый] будет завтра, 9-го. О дачах еще ничего не могу сказать, п[отому] ч[то] мне [?] Сережа не дал и не давал ответа о ценах Бабурина и Ваныкина. Завтра, если буду жив, здоров, съезжу сам посмотреть и узнать. — Вчера я писал тебе и нынче пользуюсь случаем. — Если бы вы вздумали переменить время отъезда, то напиши. Экипажи и лошадей устроим. — Больше писать нечего. Да, пристройка на терасе кончена тем, что в ней можно жить, есть полы, потолки, рамы, двери и оклеено бумагой под обои. По-моему не стоит лучше и отделывать. Нечто обои и двери покрасить клеевой краской. Впрочем, сама увидишь, целую те[бя] и детей.

Л. Т.


На конверте: Москва. 15. Долгохамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой.

393.

1887 г. Мая 9. Я. П.

Сейчас ходил с П[авлом] И[вановичем] к Ваныкину смотреть дом. Мне не понравилось. Комнат более 15 и низ очень сыр. Цена, вероятно, около 200 р[ублей]. По моему лучше всего Бабурино, завтра схожу туда и уж, Б[ог] даст, на словах скажу тебе. Нынче мы тихо работали с П[авлом] И[вановичем] (он усердно переписывает), а потом вот обошли круг Ванык[ина] и Козловку. Получил твое письмецо суетливое.1 Жалко, что укладка не ладится. Ну, до свиданья.

Л. Т.


На обороте: Москва. 15. Долгохамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Имеется в виду письмо с пометой «четверг ночь» [7—8 мая] (не опубликовано).

394.

1887 г. Октября 22. Я. П.

Живем мы хорошо, все здоровы и физически, и нравственно. Получили от Саши1 и Левы2 письма очень волнительные,37 38 о том, что ты знаешь. Сейчас приехал Сережа от Стахов[ичей],3 где он оставил Степу,4 намеревающегося уехать в тот же день через Орел в Дорогобуж.5 С[ережа] находит, что он получше — меньше говорит о небесном созданьи, но как бы упорствует на том, чтобы бросить свою жалкую жену.6

У нас посетители были: Буткевич7 в первый день, и 3-го дня дама из Ясенков, свояченица Хомякова8 — довольно комическая и бестолковая, старая вдова, бывшая в Иерусалиме и на Синае и вышивающая воздухи. Я немного пишу по утрам — то идет хорошо, то останавливается, как нынче. Таня начала переписывать,9 но главное не минует твоих «прекрасных» рук.10 Только здорова ли ты, милый друг, боимся мы, как бы у тебя не сделалась невралгия от переезда. Девочки11 и тихи, и веселы, и заняты, и спокойны — весело смотреть на них. Я шью сапоги, но Павел12 спутал мои колодки, и сапоги коротки Тане, стало быть, Маше не будет годиться. Дошью, пойдут Андрюше, к[оторого] целую, а Маше, к[оторую] целую, коли буду жив, сошью другие. Не закрывая письма, несу на Козловку, чтобы приписать в ответ. До сих пор не б[ыло] от тебя писем. Жду, главное, известий от Ильи.13


На конверте: Москва. Хамовники. 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Александр Андреевич Берс. Был в то время вице-губернатором в Орле.

2 Это письмо Л. Л. Толстого не сохранилось.

3 Сергей Львович Толстой был дружен с Михаилом Александровичем Стаховичем (1861—1923).

4 Степан Андреевич Берс, брат С. А. Толстой. О нем см. т. 83, стр. 65.

5 «Ст. А. служил [там] судебным следователем» (н. п. С. А.).

6 Марья Петровна Берс, рожд. Романова. В 1887 г. назревало расхождение между С. А. Берсом и женой в связи с увлечением С. А. Берса Верой Сергеевной Толстой (дочерью С. Н. Толстого), к которой должны быть отнесены слова письма Толстого: «меньше говорит о небесном созданьи».

7 Анатолий Степанович Буткевич.

8 В. А. Хомякова, жившего в Тросне.

9 «Крейцерову сонату».

10 «Л. Н. шутил, вспоминая поговорку Фета» (п. С. А.).

11 Т. Л. Толстая, М. А. и В. А. Кузминские.

12 Павел Петрович Арбузов учил Толстого сапожному ремеслу.

13 И. Л. Толстой в то время дожидался от Н. А. и С. А. Философовых разрешения на брак с их дочерью С. Н. Философовой.

38 39

1888

395.

1888 г. Апреля 17. Подольск.

Пишу из Подольска,1 куда мы дошли в 8 часов. Очень было хорошо идти и питаться чаем и парным молоком, что мы делали 2 раза. Немножко было лишних 3 или 4 версты, на к[оторых] я почувствовал усталость; но за то мы в номере с постелью, к[оторyю] обсыпаем ромашкой. Целую тебя и всех. Таня бы очень одолжила меня, если бы написала Pagès,2 благодарю за письмо очень интересн[ое], с содержанием к[оторого] совсем согласен.3 Не пишу, п[отому] ч[то] некогда, — после.


На обороте: Москва. Хамовнический переулок. 15. Графине С. А. Толстой.

1 Толстой вышел из Москвы пешком в Ясную Поляну 17 апреля в сопровождении H. Н. Ге-сына.

2 Emile Pagès [Эмиль Паже] — профессор философии Сорбоннского университета в Париже. Перевел (не полностью) совместно с Гатцуком на французский язык «Так что же нам делать?» («Quelle est ma vie?», Paris 1888).

3 Вероятно, письмо от 18 апреля 1888 г. (ПСТ, стр. 411).

396.

1888 г. Апреля 19. Серпухов.

В Серпухове в 6 веч[ера], идем дальше. Несмотря на дождь, не промокли. После первой, не совсем хорошей ночи в Подольске, вчера спал прекрасно. Очень весело и бодро шли. Горе, что не нашли писем в Серпухове. Пишу со станции. Может быть письмо в 7. Ну, что делать. Целую всех.

Л. Т.


На обороте: Москва. Хамовники. 15. Графине С. А. Толстой.

39 40

397.

1888 г. Апреля 21. Тула.

Пишу нынче, четверг, вечером, от Раевских,1 очень милых и любезных, у кот[орых] ночуем. Дошли мы превосходно, и дошли бы нынче, в четверг, до Ясной, но с нами случилась досада: вели мы с собой больного, жалкого мальчика,2 и всё было хорошо, но послали его вперед с попутной бабой на телеге к Ивановым,3 с письмом к Кнерцеру,4 думая, что она подождет нас, а она увезла куда-то мальчика, и мы его потеряли, и весь вечер искали, и в поисках заехали к Раевским, к[оторые] оставили нас ночевать. Тем более неудобно б[ыло] нынче ехать до Ясной, что там нынче все Философовы5 и молодые Раевские6 были там и при нас приехали. Путешествие очень удалось. Как я ни стар и как ни знаю нашу жизнь, всякий раз узнаешь во всех отношениях: и нравственном и умственном. Ну, прощайте, целую всех. Мешают писать, из Ясной напишу больше.

Л. Толстой.


На конверте: Москва. Хамовники. 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Раевские: Иван Иванович (1835—1891) и Елена Павловна, рожд. Евреинова (1840—1907).

2 В ГТМ хранится письмо Е. П. Раевской Толстому, в котором идет речь о найденном Толстым мальчике, находившемся в больнице (почтовый штемпель 30 апреля).

3 В Туле, на Киевской улице, находилась «черная лавка» Ивановых. Здесь обычно останавливались лошади Толстых.

4 Николай Андреевич Кнерцер, тульский врач.

5 Семья Философовых состояла из Николая Алексеевича и Софьи Алексеевны Философовых и их детей: Наталии, Александры и Владимира, которые приезжали в Ясную Поляну навестить дочь, С. Н. Толстую, 28 февраля 1888 г. вышедшую замуж за Илью Львовича Толстого.

6 Дети И. И. и Е. П. Раевских.

398.

1888 г. Апреля 23. Я. П.

Лева1 тебе рассказал уже, милый друг, про вчерашний день и то, как мы пришли и как я, падая от сна, заснул чуть не в 10 часов. Мне грустно было, и очень, твое письмо.2 Я тебе обещал,40 41 что буду писать тебе о себе всю правду, не скрывая, о том же прошу тебя и надеюсь, что ты так и сделаешь. Мне грустно было узнать по твоему письму, что тебе не хорошо на душе, да не хорошо и телу, но радостно было знать и чувствовать, что я знаю о тебе всю самую настоящую правду. Надеюсь, что это прошло; ежели же нет, то напиши, как думается и чувствуется, и я сейчас приеду, если увижу, что это нужно. Ты из моих слов, что я буду уставать на пахоте так же, как и в путешествии, выводишь в связи с письмом Бирюкова,3 что я хочу, во что бы то ни стало, мучить и убивать себя. Это совершенно несправедливо, п[отому] ч[то] я всегда настаиваю на том, что человек должен делать всё только для своего блага. Дело только в том, что уставать, и даже очень сильно на воздухе весной, в путешествии или на пахоте есть положительное благо во всех отношениях, а обратное, т. е. отсутствие усталости труда, есть зло. Я себя чувствую прекрасно. Молодые4 наши очень милы, и сотоварищи мои, т. е. Дунаев,5 приятнее, деликатнее, чем я ожидал. Нынче целое утро я провозился в кабинете, очищая всё от пыли и расставляя всё по местам, с тем, чтобы, если завтра придется, сесть за стол и писать, что весьма возможно и приятно. Нынче утром прошел на деревню к Титу Борисову. Но уже не застал его, он умер. Сейчас еду в Ясенки получить письма и свезти это на почту.

Нынче же выставил и открыл везде окна. О балконе Танином распоряжусь. Пожалуйста, что нужно, пиши мне; мне очень весело будет всё исполнять. Целую тебя и дочерей, к[оторые] тебе помогают и наверно только того желают, и тому радуются, и мальчиков, и Сашу. Иван6 в числе мальчиков.

Л. Т.

1 Л. Л. Толстой приехал из Ясной Поляны в Москву (ПСТ, стр. 415).

2 От 19 апреля (ПСТ, стр. 413).

3 Оно не сохранилось.

4 И. Л. и С. Н. Толстые.

5 Александр Никифорович Дунаев (1850—1920); в 1886—1919 гг. директор Московского торгового банка. О нем см. т. 64. Дунаев присоединился к путешественникам в Серпухове. Кроме H. Н. Ге и А. Н. Дунаева, в путешествии принимал участие С. Д. Сытин.

6 Иван Львович Толстой (1888—1895) — младший и последний ребенок Л. Н. и С. А. Толстых.

41 42

399.

1888 г. Апреля 25. Я. П.

Вчера ходили на Козловку за письмом, но не было. Мы прожили и этот день очень хорошо. Молодые собираются нынче в ночь ехать, и всё укладывались, и всё также милы. Дунаев оба дня готовил обед и очень хорошо. Я же, противно своим ожиданиям, ничего не писал, а только читаю, гуляю, беседую с приходящими и своими и больше лежу и читаю. Здоровье очень хорошо. Вчера была гроза и сильный дождь, и нынче тоже, и свежо. Но съезжу сейчас на Козловку на Танином караковом жеребчике. Он прекрас[но] ходит. Я третьего дня ездил на нем в Ясенки. Ну, пока прощайте, целую всех.

Л. Т.


На обороте: Москва. Хамовники 15. Графине Софье Андревне Толстой.

400.

1888 г. Апреля 28. Козловка.

Письма твои1 я все получил, милый друг, и на вас за молчание не пеняю, надеюсь, что также и вы, и что вы также продолжать будете. Нынче, четверг утро, пишу с Козловки, куда я пришел гуляючи, и где получил твое открытое, от вторника,2 — письмо. Не скучай ты, голубушка, об Иване и не тревожь себя мыслями. Дал Бог ребеночка, даст ему и пищу.3 Нынче утром пришел твоя антипатия Константин,4 и представь, у него вчера жена5 родила двойню мальчиков, и, как надо ожидать при ее болезненном состоянии (лихорадка), они к вечеру же умерли. Колечка и Дунаев со мною. Мы живем очень хорошо, Дунаев поварничает очень успешно, а я ничего не делаю, — берегу себя по твоему приказанью. Боль не повторялась, и нынче я чувствую себя совсем ожившим. Вчера получил только письмо и посылку Маши.6 Очень ее благодарю за акуратность, пусть также продолжает; прошу ее прислать мне по два № Русского Дела 12 и 137 в бандероли на Козловку. Вчера пришел вечером Влас8 и еще Константин,9 бывший староста, чтобы записаться в общество трезвости,10 — общество, надеюсь, будет иметь успех. Еще Петр Осипов11, Раевский молодой12 и его учитель.13 Я их всех сообщу, когда съедемся. — Что концерт.14 Таня может это устроить. 42

43 Пожалуйста подумай и напиши мне всё, что нужно для приготовления к вашему приезду, не жалея подробностей. Мне доставит большое удовольствие устраивать. Окна отворяю, и сырости не будет. Колодезь не опасен, п[отому] ч[то] завален землею, но поправить надо, и я распоряжусь, равно и в том доме, и о балконе (напиши, что именно о балконе). Я пишу, что сделаю, а теперь еще не делаю, п[отому] ч[то] А. Я.15 третьего дня отпросился к себе на 2 дня и его нет. Как он приедет, вероятно нынче, там мы возьмемся за всё, и за беленье, и установку, и что еще напишешь.

Насчет меня же ты, ни мало не стесняясь, напиши, что тебе с Иваном веселее, лучше будет, если я приеду, то мне будет очень радостно и здорово приехать, и дело найдется. — Так и сделай. Мне так хорошо, легко и просто, и любовно с тобой, так и тебе, надеюсь. Погода б[ыла] скверна, а нынче, кажется, хочет поправиться. Уже совсем сухо. Целую всех вас. Вы, девочки милые, пишите; а если мальчики, под руководством Левы, тоже написали, еще бы лучше.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовники. 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 От 23—24 апреля и 25 апреля.

2 От 26 апреля.

3 С. А. Толстая писала 26 апреля: «Иван худ и плохо поправляется, и меня это тревожит» (не опубликовано).

4 К. Н. Зябрев.

5 Надежда Ивановна Зябрева.

6 На маленьком клочке бумаги М. Л. Толстая писала: «Получил ли ты из Ясенков рукописи и письма, которые я тебе послала?..» (Не датировано.)

7 В газете «Русское дело», № 12 от 19 марта 1888 г., помещена статья крестьянина Т. М. Бондарева «Трудолюбие и тунеядство, или торжество земледельца». В № 13 от 27 марта было опубликовано предисловие Толстого к этой статье.

8 Влас Анисимович Воробьев — яснополянский крестьянин.

9 Константин Михайлович Орехов — племянник камердинера Толстых А. С. Орехова.

10 Общество (согласие) было организовано Толстым в декабре 1887 г.

11 Петр Осипович Зябрев — яснополянский крестьянин, ученик Толстого.

12 Иван Иванович Раевский-младший (1871—1931).

13 Алексей Митрофанович Новиков (ум. 1927 г.). Служил домашним учителем у Толстых в 1889—1890 гг., работал на голоде с Толстым в43 44 1891—1892 гг. После 1917 г. был профессором медицинского факультета Средне-Азиатского университета (в Ташкенте). Автор воспоминаний: «Л. Н. Толстой и И. И. Раевский» («Международный Толстовский альманах», изд-во «Книга», 1909); «Зима 1889—1890 годов в Ясной Поляне» («Лев Николаевич Толстой. Юбилейный сборник», под ред. H. Н. Гусева, 1928).

14 Т. Л. Толстая писала об этом концерте Толстому 22 апреля 1888 г.: «Вчера приходил Пругавин и очень огорчен, что ничего не сделано решительно для концерта». Судя по письму С. А. Толстой Толстому от 29 апреля, концерт не состоялся (ИСТ, стр. 417).

15 Управляющий Александр Яковлевич Парфенов.

401.

1888 г. Апреля 29 или 30. Я. П.

Получил вместе твое открытое и закрытое письмо,1 милый друг. Михайло2 свободен и охотно едет, — он и передаст тебе это письмо. — Ты всё грустишь, голубушка, это мне очень грустно, п[отому] ч[то] я вижу, как тебе тяжело и как ты не можешь иначе с кормлением и беспокойством о нем, и как бы желал помочь тебе, и не знаю, как. О моем здоровье ты не беспокойся, п[отому] ч[то] нет никакого основания. Я чувствую себя прекрасно и также питаюсь и буду питаться.

Когда вы думаете приехать?3 Если скоро, то я напишу о вещах и попрошу выслать, если же нет, то я, как писал, с радостью и пользою приеду. Где ключ от Кузминского дома?

Нынче едут Дунаев и Рахманов.4 Они оба у тебя будут и расскажут про нас. Дунаев очень был приятен. Он, кроме того что умный и образованный, еще и очень добрый человек; недостаток его — недостаток тонкости, не деликатности, а художественной тонкости. — Я с нынешнего дня чувствую себя совсем бодро и хорошо и чуть было не начал нынче писать.

Всегда страшно начинать, когда дорожишь мыслью, как бы ее не испортить, не захватать дурным началом.

У нас еще один художник — Бакшин, из Академии. Он пришел пешком. Он едет завтра, кажется. — Спасибо девочкам, что они помогают. Целую всех.

Л. Т.


На четвертой странице: Графине Софье Андревне Толстой.

1 Открытое письмо — от 28 апреля, закрытое — от 27 апреля (не опубликовано).44

45 2 C. A. Толстая просила в письме от 28 апреля: «Милый друг, пришли поскорее бывшего нашего кучера Михайлу, сына Филиппа, если он может приехать, чтоб дожить в Москве эти две недели» (не опубликовано).

3 С. А. Толстая писала в ответ 4 мая: «Намереваюсь я приехать не позже 15-го мая» (ПСТ, стр. 420).

4 Владимир Васильевич Рахманов (1865—1918), в 1888 г. — студент медицинского факультета Московского университета; позднее врач. См. т. 64.

402.

1888 г. Мая 3. Я. П.

Боюсь, что сделал большой перерыв в письмах, и что ты беспокоилась. Вышло п[отому], ч[то] Бакшин хотел ехать, но не уехал. — Письмо твое приятное1 получил 3-го дня, и мне стало веселей, а вчера получил от малышей.2 Враг я медицинских усовершенствований, но для тебя, при твоем беспокойном характере, советовал бы свесить Ивана, и весить с тем, чтобы верно знать, хорошо ли твое кормление или нет. Мне по всему кажется, что твое молоко хорошо и достаточно, и что с помощью прикорма ты выкормишь лучше всего; но что тебе мешает беспокойство и, вероятно, неосновательное. — Про себя скажу, что я живу ни то, ни сё — нет бодрости ни телесной, ни умственной — всё желчь и живот. Боли были только один раз и скоро прошли, но что-то разладилось в животе. Ты скажешь, что это от неедения мяса, и, пожалуйста, не говори и не думай этого. Я охотно его бы ел, если бы меня манило на него и чувствовал бы от него лучше, но нет ни того, ни другого. Теперь я ем простоквашу и очень много, и мне она и приятна, и отлично действует.

Вчера, в понедель[ник], первый день я после обеда попахал, и так как по переменкам с Количкой, то без усилия. — Нынче только пришли штукатуры и маляры, 85 к. в сутки, четыре человека. Надо их подгонять. Александр] Яковл[евич] очень, кажется, деловитый человек. Сережа еще не приезжал, верно нынче вечером.

Тут как всегда нищета большая, и еще на святой сгорела Шевыревка,3 21 двор, — ходят просить погорелые.

Андрюше и Мише скажи, что Кавушку я нынче видел с желтеньким жеребенком. Целую их и благодарю. Вот незабудка, я нынче нашел.45

46 Нынче похоже на лето, первый хороший теплый день. Целую тебя и девочек, и Леву, и Сашу, и Иван[а].

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовники. 15. Графине Софье Аидревне Толстой.

1 От 20 апреля (ПСТ, стр. 416).

2 Андрея и Михаила Львовичей. Не датированы.

3 Шевелевка — деревня в 9 км. от Ясной Поляны.

403.

1888 г. Мая 5. Я. П.

Вчера получил твое письмо, милый друг, о твоей боли.1 Это ужасно грустно и жалко. Решить вопрос о том, до какой степени ты можешь и должна терпеть, можешь только ты. Надо надеяться, что, как и в те разы, это будет продолжаться не очень долго и может зажить при помощи от кормилицы. Но всё решишь ты, и советовать нельзя. Мой совет один: — не отчаиваться и во всем, и в этих страданиях находить хорошее и нужное.

Я чувствую себя очень хорошо. Погода не веселая, дожди и холодно. Нынче едем с Колечкой сеять, — больше он. Я только показываю. Вчера ездил в Ясенки, получил там посылку от Маши. Сережи всё еще нет. — Беление дома дело очень трудное, чтобы не переломать и не перепортить мебель. Вчера, напр[имер], мы застали маляров, спящих на наших постелях. Их изгнали. Постараюсь, чтобы не перепортить всего и кончить скорее. Я думаю, в неделю кончат. Но воняет очень.

Да где ключ от Кузминских и ключ от пристройки на балконе?

1 См. ПСТ, стр. 418—419.

404.

1888 г. Мая 7—8. Я. П.

Дня два или три был совсем без известий о тебе, милый друг, и очень беспокоился и хотелось ехать в Москву, чтобы быть с тобой, но нынче, в субботу, получил твоих 2 письма от 4-го и 5-го,1 и оба утешительные, — вижу — чувствую, что ты духом46 47 бодра и что боль сосцев сдается. Дай Бог тебе терпения только, а пройти-то пройдет. Сережа приехал 3-го дня, хотя и не щедр он на рассказы, но изо всего я понял, что ты не в дурном духе, — не раздражена, не огорчена, а это главное. — Сытин,2 твоя правда, б[ыл] мне тяжел, но чтож делать, — надо стараться и с Сытиными вести себя разумно и добро. Нынче он хотел уходить, но я дал ему денег взаймы 2 р. на билет и 1 р. он отдаст Бакшину.

Обо мне теперь уж нет ни малейшего повода беспокоиться. Я чувствую себя очень хорошо. В простокваше нахожу большое средствие3 и поглощаю пропасть, и всё на пользу. Целую неделю мы с Количкой пахали и сеяли по полудню, и то по переменкам, так что усталости большой не было. — Дом, верх, нынче кончили подштукатуривать и белить. Завтра буду уставлять по местам хаос мебели и вещей. Ал[ександр] Як[овлевич] предлагал белить подоконники, я было согласился, но потом решил, что они будут вонять и липнуть долго. Как ты думаешь? Ответь скорее. Кузм[инских] дом отперли, а пристройки ключ затем хотели, что там видно через окно, что протекло. От Илюши и Сони получил нынче письмо.4 Они живут в Александр[овке],5 оклеили избу, а главное, Соню рвет. Письмо милое, как они все. Посылаю его. У меня здесь куча писем, и без моих милых помощниц плохо. Мне жаль, что малыши от них отходят.6 Леву целуй, и себя, и малышей, и девочек.

Л. Т.


Нынче пахали огород, и всё время бегал Кавушкин жеребенок и сосал мать, и Васька Анисьин7 без парток, и оба такие милые; и я думал о Ване и своих.

Какие два чудные летние дня.

Прилагаемое письмо, писанное вчера, пусть Маша перешлет Орлову.8 Ваганьковск[ий] пер., дом Горшанова.


На конверте: Москва. Хамовнический переулок, № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 См. ПСТ, стр. 420.

2 С. Д. Сытин.

3 Любимое выражение Толстого, заимствованное у самарского крестьянина Василия Никитича, говорившего, что он в чае «большое средствие» для себя нашел.47

48 4 Это письмо не сохранилось.

5 Александровна (Протасово то ж) принадлежала Толстым и находилась в 3 км. от Никольского-Вяземского.

6 Для них С. А. Толстая нанимала в то время гувернера.

7 Василий Александрович Копылов.

8 Александр Иванович Орлов — автор двух книг, вышедших при участии Толстого: «Н. В. Гоголь, как учитель жизни», М. 1888, и «Французский ученый Влас Паскаль», М. 1889. См. т. 64. Письмо Толстого к нему не сохранилось.

405.

1888 г. Мая 9. Я. П.

Сегодня 9-го, поев простокваши, пошел на Козловку и получил твое письмо,1 к[оторое] ты называешь как-то нескладным, но к[оторое] мне б[ыло] очень приятно, п[отому] ч[то] из него увидал, что ты бодра и боли или уменьшаются, или ты привыкаешь их переносить. Марья Ал[ександровна] была вчера и действительно рассказала про тебя и вас, так что я понял, но сказала тоже, что мой приезд облегчил бы тебе отъезд, — если бы я взял малышей. — Это очень поощрило меня ехать, но по письму увидал, что это не нужно, и что девочки заменят меня. Да и теперь уж так коротко; только бы ничего не задержало и не помешало. — Второй день праздник, и работы нет в доме. Завтра начнем. Верх кончен совсем, только развесить и расставить, и не перепутать, и не сломать. Низ кончат, я думаю, дня в три, так что к субботе будет готово. —

Очень сочувствую Леве2 и его экзаменам, — чтобы они его выпустили скорее и совсем без забот летних занятий. Да не поверит он тому, что многие говорят, что без папирос хуже готовиться. Это грубое суеверие. Мы живем очень хорошо: в изобилии и чистоте. Только холодно нынче и всё дожди. Мое здоровье хорошо, если есть апатия к работе, то это всётаки от непривычных условий, непривычной, но очень полезной молочной пищи. Кони3 я спрашивал: написал ли он рассказ и передает ли мне сюжет. Прелестный сюжет,4 и хорошо бы и хочется написать.

Ключ от ключей у меня и пока не нужен.

До свиданья, целую тебя и всех.


На конверте: Москва. Хамовнический переул. № 15. Графине Софье Андревне Толстой.48

49 1 Письмо это не сохранилось.

2 Л. Л. Толстой держал переходные экзамены в Поливановской гимназии из седьмого в восьмой класс.

3 Анатолий Федорович Кони (1844—1927) — сенатор, судебный деятель; знакомый Толстого с 1887 г.; автор воспоминаний о Толстом.

4 Сюжет, легший в основу «Воскресения» (см. т. 33).

* 406.

1888 г. Ноября 10. Ясенки.

Приписываю в Ясенках. Благодарю за письмо.1 Мы, как видишь, благополучны.

Л. Т.

Приписка к письму М. А. Кузминской-Эрдели.

1 От 8 ноября (не опубликовано).

1889

* 407.

1889 г. Марта 22. Спасское.

Мы решили, распросив про Спаское,1 слезть в Хатькове2 и, наняв за 1.50 к. лошадку, доехали в 9-ом часу к Серг[ею] Сем[еновичу]3 по прекрасной зимней дороге. Только кое где просовы. Кн[язь] только лег спать, но, несмотря на то, принял нас очень радостно. Напились чаю и ложимся спать. 11 ч.

Л. Т.


На обороте: Москва. Долгохамовнический переулок. № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Имение С. С. Урусова в Дмитровском уезде Московской губ.

2 Станция Хотьково Северной железной дороги.

3 Кн. Сергей Семенович Урусов (1827—1897) — сослуживец по Севастополю и давнишний знакомый Толстого. См. т. 63. О поездке Толстого к Урусову см. в Б. III, стр. 103.

408.

1889 г. Марта 24. Спасское.

Живу я здесь пока превосходно. Вчера ходил много по окрестным деревням, но ничего не писал, читал и беседовал с Урус[овым] и Пошей. Поша уехал вчера вечером. Ур[усов] очень мил дома с своим старым, богобоязненным и таким же как он барственным Герасимом1 и его сестрой.2 Встает он в 4 часа и пьет чай и пишет свое какое-то мне непонятное математич[еское] сочинение. Мне готовили чай к моему вставанью, 9, но я отказался впредь. Он обедает в 12 и чай, так что это сходится с моим завтраком, и ужинает с чаем в 6.50

51 Ест он постное с рыбой и с маслом и очень озабочен о здоровой для меня пищи — яблоки мне каждый день пекут. Нынче пятница — завтра пошлют письмо, а я пишу тебе нынче. Я нынче утром немного занялся;3 потом слушал сочинение Ур[усова].4 Как и все его писанья — есть новые мысли, но не доказанно и странно. Но он трогателен. Живет, никаких раздоров ни с кем кругом себя, помогает многим и молится Богу. Например, перед обедом он ходит гулять взад и вперед по тропинке перед домом. Я подошел, было, к нему, но видел, что ему мешаю, и он признался мне, что он гуляя читает часы и псалмы. — Он очень постарел на мой взгляд.

Деревенская жизнь вокруг, как и везде в России, плачевная. Мнимая школа у священника с 4 мальчиками, а мальчики, более 30, соседних в 1/2 версте деревень безграмотны. И не ходят, п[отому] ч[то] поп не учит, а заставляет работать.

Мужики идут, 11 человек, откуда то. Откуда? Гоняли к Старшине об оброке, гонят к Становому. Разговорился с одной старухой; она рассказала, что все, и из ее дома, девки на фабрике, в 8-ми верстах5 — как Урусов говорит, повальный разврат. В церкви сторож без носа. Кабак и трактир, великолепный дом с толстым мужиком. Везде и всё одно и то же грустное: заброшенность людей самим себе, без малейшей помощи от сильных, богатых и образованных. Напротив, какая то безнадежность в этом. Как будто предполагается, что всё устроено прекрасно и вмешиваться во всё это нельзя и не должно, и оскорбительно для кого-то и донкихотно. Всё устроен[о] — и церковь, и школа, и государственное устройство, и промышленность, и увеселенья, и нам, высшим классам, только о себе следует заботиться. А оглянешься на себя, наши классы в еще более плачевном состоянии, коснеем.

Хотел князю дать «О жизни». Если есть, пришли русскую, а нет, то французскую.6

Целую тебя и всех детей.

Письма присылай.

Л. Т.


На конверте: Москва. Долгохамовнический переулок, № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Герасим Павлович, бывший дворовый С. С. Урусова.

2 Дарья Павловна.51

52 3 Толстой читал «Записки» H. Н. Муравьева-Карского («Русский архив», 1889, кн. 4).

4 «Философия сознания веры» (не напечатано). Толстой охарактеризовал положительно этот труд в своем Дневнике от 24 марта 1889 г. См. т. 50.

5 Мануфактурная фабрика Л. Кнопа.

6 С. А. Толстая перевела совместно с братьями Тастевен на французский язык книгу Толстого «О жизни», которая была издана в 1889 г. в Париже.

409.

1889 г. Марта 25. Спасское.

Вчера написал закрытое письмо, но на почту не ездили. Ездят здесь в четверг и воскресенье. Живу очень хорошо; немного начал заниматься.1 Пришли, пожалуйста, Stead'a2 книгу, в Неделе «Письмо Французу»3 и статью Татьянин день.4 Тане всё это поручи. Еще книжечки и листки о пьянстве5 и другие хорошенькие книжечки Посредника, какие найдутся в шкапе. Да у Машеньки сестры6 попросить книгу Арсения (кажется) схимонаха7 и пришли.

Л. Т.


На обороте: Москва. Долгохамовнический пер., № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 25 марта Толстой записал: «Начал поправлять «Исхитрилась» («Плоды просвещения»). См. тт. 27 и 50.

2 Stead W. Т., «Truth about Russia» [В. Т. Стэд, «Правда о России»], London, Paris, New Jork and Melbourne [Лондон, Париж, Нью-Йорк и Мельбурн], 1888, 464 стр. Седьмая книга этого труда озаглавлена: «Граф Толстой и его евангелие».

3 Письмо к Роману Роллану. Напечатано в «Неделе», 1888, № 46. См. т. 64.

4 «Праздник просвещения». См. т. 26.

5 Издательством «Посредник» был выпущен стенной листок «Вино».

6 М. Н. Толстая, собираясь поступить в монастырь, в 1889 г. переехала в Белев.

7 Арсений (Александр Иванович Минин, 1823—1879).

410.

1889 г. Марта 27. Спасское.

Нынче, вторник, оказия (т. е. завтра) в Троицу1 и вот пишу. Князь меня выдал.2 Я не скрывал, но не считал нужным писать, тебя тревожить, так как боль, хотя и сильная, продолжалась52 53 недолго. Урусов так старательно ухаживает за мной, и мы так хорошо живем, что лучше не надо. Получил твое письмо3 и рад б[ыл] узнать, что всё у нас здорово и благополучно; только грустно было слышать ноту раздражения в тебе на темных людей и на Машу. Если я ошибаюсь, то виноват.

Я хожу по окрестностям. Очень интересный край. Везде заводы, и в народе рядом и изобилие, и роскошь, и нищета от пьянства.

Завтра пойду во Владимирскую губернию, это за три версты отсюда. Ур[усова] именье на границе. У Ур[усова] вчера было неприятное ему событие — работник, даже два отказались. Я вздумал ему предложить выписать из Ясной. Я не знаю, как зовут — фамилию — Александра Яковл[евича]; попроси Таню написать ему, что я предлагаю желающим порядочным молодым мужикам в Ясной поступить сюда на работу дворника при доме за 60 р[ублей] в год и проезд на счет Князя — одному, а то и двум. Да еще, чтобы она прислала мне листков как печатных, так и литографированных, о пьянстве. Я здесь пропагандирую, до сих пор мало успешно.

Вчера я позанялся4 хорошо, но нынче б[ыл] не в духе, и день прошел даром. Теперь вечер, 10-й час, и мы после разговоров и пасьянса разошлись. Я встаю в 9 и засыпаю не рано. Читаю и иногда пишу. Но вчера писал вечером и от того долго не мог заснуть. Нынче не хочу этого делать. Здесь еще полная зима, хотя скворцы прилетели.

То, что у вас тихо, очень хорошо для Левы и его экзаменов. Пользуется ли он этой тишиной? I hope5, точно, что все здоровы и ничто тебя не мучает. Целую тебя и детей.

Л. Т.


Ур[усов] говорит, что если Лева приедет (хотя я не думаю этого), то слезал бы в Хатькове. —

Да, Таня, пришли Math. Arnold'a,6 в шкапу, в бумагу обернут[ую], переписанную. Леночку7 целую.

Таня! Твоя деятельность как? Держись вообще.

Что Сережа пишет о Нибелунгах?8 Андрюшу, Мишу, Сашу, Ваню поцелуй.

М. Kate9 и Mr. Lambert10 поклоны.


На конверте: Москва. Долгохамовнический пер., № 15. Графине Софье Андревне Толстой.53

54 1 Сергиев посад, ныне — Загорск.

2 С. С. Урусов отправил письмо С. А. Толстой (от 24—26 марта), в котором он описал болезнь Л. Н. Толстого (хранится в ACT).

3 От 24 марта (ПСТ, стр. 428).

4 26 марта Толстой был занят писанием пьесы «Исхитрилась».

5 [Я надеюсь,]

6 Мэтью Арнольд (1822—1888) — английский поэт и критик.

7 Дочь М. Н. Толстой от ее гражданского брака со шведом Гектором де Клеен — Елена Сергеевна Толстая (1863—1940), по мужу Денисенко.

8 С. А. Толстая писала 24 марта: «От Сережи было письмо, всё пропитанное Нибелунгами». Письмо C. Л. Толстого касалось посещений представленного в Петербурге на Мариинской сцепе «Кольца Нибелунгов» Вагнера приезжей труппой пражского антрепренера Неймана.

9 Miss Kate Hoperaft — англичанка-гувернантка.

10 Lambert — гувернер.

411.

1889 г. Марта 29, Спасское.

29 Марта, вечер.

Вчера получил, милый друг, еще более грустное от тебя письмо.1 Вижу, что ты физически и нравственно страдаешь, и болею за тебя: не могу быть радостен и спокоен, когда знаю, что тебе нехорошо. Как ни стараюсь подняться, а всё делается уныло и мрачно после такого письма. Ты перечисляешь всё, чему я не сочувствую, но забываешь одно, включающее всё остальное, чему не только не перестаю сочувствовать, но что составляет один из главных интересов моей жизни — это вся твоя жизнь, то, чему ты сочувствуешь, т. е. то, чем ты живешь. И так как не могу смотреть иначе, как так, что главное есть духовная жизнь, то и не перестаю сочувствовать твоей духовной жизни, радуясь ее проявлению, огорчаясь ее упадку, и всегда не только надеюсь, но уверен, что она всё сильнее и сильнее проявится в тебе и избавит тебя от твоих страданий и даст то счастье, кот[орому] ты как будто иногда не веришь, но кот[орое] я постоянно испытываю, и тем сильнее, чем ближе приближаюсь к плотскому концу. —

Если бы не мысль о том, что тебе дурно, мне было бы превосходно здесь. Ур[усов] милейший hôte;2 я чувствую, что я ему не в тягость, и мне прекрасно. Встаю в 8, пишу, да пишу (кажется, очень плохо, но всётаки пишу) до 12. Обедаем; потом я иду гулять. Вчера ходил за 10 верст на огромный, бывший54 55 Лепешкинск[ий], завод, где — помнишь — был бунт, кот[орый] усмиряли Петя3 и Перфильев.4 Там 3000 женщин уродуются и гибнут для того, чтоб были дешевые ситцы и барыши Кнопу.5 А нынче ходил за 3 версты в деревню Владим[ирской] губ[ернии]. Дорога старым бором. Очень хорошо. Жаворонки прилетели, но снегу еще очень много. Скворцы перед самой моей форточкой в скворешнице показывают всё свое искусство: и по иволгиному, и по перепелиному, и карастелиному, и даже по лягушечьему, а по своему не могут. Я говорю професора, но милей професоров. Целую очень тебя и также очень всех детей. Спасибо Тане за открытое письмо.6 Я не откажусь и от закрытого. Не унывай, Таня. Князь велит кланяться. Пожалуйста, пиши чаще, бывают оказии и сверх положенных дней.


На конверте: Москва. Хамовники, дом Гр. Толстого. Графине Софье Андревне Толстой.

1 От 26 марта (ПСТ, стр. 430).

2 [хозяин;]

3 Петр Андреевич Берс (1849—1910), брат С. А. Толстой. Одно время был чиновником особых поручений при московском губернаторе.

4 Василий Степанович Перфильев — московский губернатор.

5 Мануфактурная фабрика, принадлежавшая московским купцам Лепешкиным, в 1882 г. перешла во владение торгового дома «Л. Кноп».

6 От 26 марта.

412.

1889 г. Апреля 1. Спасское.

С тех пор, как не писал тебе, получил твое письмо1 и много писем с почты и от американцев.2 Живу я по прежнему очень хорошо. Нынче чуть чуть поболел живот. Приписываю это тому, что вчера поел осетрины, а может быть и тому, что сделал слишком большое усилие вчера же, рубя и пиля, и таская лес. Здесь тоже тает, и становится похоже на весну. Вчера поправлял коректуру об искусстве3 и всю перемарал (Урусов достал сына дьякона, кот[орый] сейчас переписывает), и в лесу рубил и пилил с мужиками, работающими там. Очень приятно было валить большие ели и пилить пахучие, смолистые бревна. И славный попался отец с сыном. (Не всё мрачные картины.) Все предшествующие дни я хотел кончить комедию4 и нынче55 56 дописал последний, 4-й акт, но до такой степени плохо, что даже тебе совестно дать переписывать. По крайней мере с рук долой. И если захочется другой раз заняться этим, то буду поправлять.

Завтра еду в Троицу; какие-то будут известия от вас. По этому письму решу и когда собираться домой. И к вам хочется, и здесь хорошо. —

Очень интересно мне знать, как ты приняла мое последнее письмо. Я его не перечитывал, но знаю, что писал то, что не только тогда или иногда думаю, но что всегда чувствую. И странно, твое последнее письмо, хотя ты и выражаешь там какое-то странное и незаконное отвращение ко всему, как ты выражаешься, русскому, — последнее письмо твое мне было особенно радостно, п[отому] ч[то] было как бы ответом на то мое письмо, к[оторое] ты не получила.5 Что-то будет завтра, главное бы физическая боль не мучала бы. — Я вчера хотел было пройти к Троице, но не мог от разлившегося ручья и зашел в лес. — Князь очень мил. Встает в 3, 4, ставит самовар, пьет чай, курит и делает свои вычисления. После обеда и весь день тоже, за исключением отдыхов, пасьянса и гулянья. Боюсь, что все вычисления эти не нужны. У него есть эта неясность мысли, самообманывание, при к[отором] ему кажется, что он решил то, что ему хочется решить. Папиросы, водка изредка, в малых порциях, и чай, боюсь, еще более затуманивают. Но простота и стремление к добродетели истинные, и пот[ому] с ним очень хорошо. У него цветут розаны — много, и он советовал положить листки в письмо. Ну, пока прощай, целую тебя и Таню, и Леву (что он и его дела по гимназии). И Андрюшу (неужели всё горло?), и Машу, и Сашу, и Ваню. Kate и Lambert мое почтение.

Л. Т.


На конверте: Москва. Долгохамовнической пер., № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 От 28 марта.

2 Толстого в Спасском посетили три американца — два пастора (Ньютон и Кёррил) и ученый (Батчельдер Грин). Вильям Вильберфорс Ньютон (Newton) напечатал воспоминания о своем посещении Толстого («А run through Russia, or the Story of a visit to count Tolstoy», отдельное издание 1894 г.).

3 Толстой выправлял присланную ему Л. Е. Оболенским корректуру статьи «Об искусстве». См. т. 30.56

57 4 «Исхитрилась».

5 Письмо от 28 марта, в котором С. А. Толстая писала: «...я не даром, хоть и полу-шутя говорю: «Я больна своей нелюбовью ко всему русскому» (ПСТ, стр. 431—432).

* 413.

1889 г. Мая 3. Алачково.

Пишу нынче 3-го, середа, из деревни1 одного из моих неизвестных тебе знакомых, купца Золотарева,2 25 верст за Подольском, в стороне от дороги. Теперь 8-й час вечера и льет дождь, к[оторый] несколько раз пугал нас, но ни разу не намочил.

Шли мы вчера очень хорошо и бодро и ночевали, не доходя Подольска.3 Я устаю, но чувствую себя здоровым совершенно.

Попов4 очень приятный товарищ — добрый и серьезный. Если погода будет хороша, то завтра после ночи, проведенной в чистых постелях, без клопов, пойдем дальше. Жду в Серпухове письма.

Пожалуйста в моей комнате вырезанные сапоги вели прибрать в сырое место. Попов напомн[ил], что они пересохнут и испортятся. Целую детей.

Л. Т.


На обороте: Москва. Долгохамовнический пер., 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Деревня Алачково, Серпуховского уезда Московской губернии. Здесь остановился Толстой, предприняв пешеходное путешествие из Москвы в Ясную Поляну. Вышел Толстой из Москвы 2 мая с Е. И. Поповым.

2 Максим Петрович Золотарев — московский купец. См. т. 50.

3 В деревне Сырове Добрятинской волости, в 5 км. от Подольска.

4 Евгений Иванович Попов (1864—1938). См. т. 64. О путешествии Толстого с Поповым из Москвы в Ясную Поляну см. Е. И. Попов, «Отрывочные воспоминания о Л. Н. Толстом» — «Летописи» Государственного литературного музея, II, М. 1938, стр. 376—377.

414.

1889 г. Мая 4. Серпухов.

Сейчас, 7 часов вечера, 4-го, получил твое письмо1 в Серпухове. Спасибо. Я ни разу не намок. Иду прекрасно. Сейчас меня узнала по портрету и довезла нас в тарантасе добродушнейшая57 58 сестра Доктора Алексеева.2 Я редко бывал так здоров. Правда. Целую тебя. Иду.

Л. Т.


На обороте: Москва. Долгохамовнический пер., № 15. Графине Софье Аидревне Толстой.

1 Оно не сохранилось.

2 Анна Семеновна Выборни, жила в имении близ станции Лопасня.

415.

1889 г. Мая 7. Я. П.

Пришел в Тулу 5-го, в субботу, очень легко, именно благодаря холоду. Зашел к Свербееву1 и у него ночевал. Приезжал Давыдов2 и Ю[рий] Оболенский.3 С 1-м прекрасно беседовали.4 Зашел к Раевской.5 На почте не было твоего письма, и я потому не написал тебе. Тут встретил Долнера6 и его товарища,7 и они со мной прошли до Ясной, где всё, сколько я успел узнать, очень хорошо. В[асилий] А.8 очень старается. Дом протоплен. Я еще не опомнился от дороги и потому не решил еще, как к Маше:9 пешком или по жел[езной] дор[оге]. Видно будет, и напишу тебе. Ты опять в волнении, и мне очень больно это. Прощай пока. Целую тебя и детей.

Л. Т.


На обороте: Москва. Долгохамовнический пер., № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Дмитрий Дмитриевич Свербеев (1845—1920) — с 1886 по 1892 г. был тульским вице-губернатором.

2 Н. В. Давыдов.

3 Юрий Александрович Оболенский (1825—1890) — был членом совета министерства финансов (1876 г.).

4 Ср. запись в Дневнике под 6 мая, т. 50.

5 Е. П. Раевская.

6 Анатолий Владиславович Дольнер (1867—1896). О нем см. т. 51.

7 Алексей Алексеевич Пастухов (р. 1868 г.) — с 1889 по 1894 г. служил в Белеве преподавателем рисования и черчения.

8 Надо думать, что Толстой описался, проставив В. А. Следует В. Я. — т. е. Василий Яковлевич Парфенов, брат А. Я. Парфенова.

9 1 мая М. Л. Толстая уехала с И. Л. и С. Н. Толстыми в Александровский хутор.

58 59

416.

1889 г. Мая 7. Я. П.

Москва. Хамовники Графине Толстой.


Совершенно здоров. Дома беспокойство напрасно

Толстой.

Телеграмма.

417.

1889 г. Мая 9. Я. П.

Вчера пропустил день не писавши, надеясь, что ты и не ждешь этого. От тебя, однако, получил,1 за что очень благодарю, С радостью вижу, что ты спокойнее, и надеюсь, что так и продолжится до твоего, уж скорого теперь приезда. Нынче 9-е и погода совсем теплая. Ты спрашиваешь, как я переносил холод дорогой? Очень хорошо: надел фланель, жилет, фуфайку и даже шалью накрыл голову и шел гораздо легче и приятнее, чем в жар. Дома скорее было неудобно. Дорòгой избы, в к[оторых] нас ночевало человек по 15, теплые, а дом холоден был. И несмотря на то, что В[асилий] Я[ковлевич] топил внизу, мы опять протопили, и топим каждый день, и только при топке хорошо. В первый же день явился Дунаев с хлебом и громким говором. Я попытался позаняться, но не шло дело. Такого житья, как у Урусова, нигде нет. Скажи ему, и благодари и за то житье и за письмо,2 на к[оторое] постараюсь ответить. Дай Бог ему поскорее уехать в деревню и продолжать прежнее или начать другое дело. Булыгин3 встретил меня на дороге и нынче был здесь. И с утра еще несчастная Софья Фоминична,4 совсем сошедшая с ума. Она принесла мне 2 р., к[оторые] я ей 2 года тому назад дал, и пила кофе, и говорила рядом высоко религиозные вещи и невообразимую чепуху, к[оторую] нельзя слушать без смеха. — Я, должно быть, последую твоему совету ехать за Машей,5 а не идти, но не решил еще. Очень хочется кончить начатое писать.

Здоровье хорошо. Прошу Таню взять мне у Сытина книжек новых, житие Макария и других, и главное пьянственных, и листков и привезти. Попов сидит и переписывает т[ак] наз[ываемую] Крейц[ерову] сонату, а я хочу написать набравшиеся письма, начиная с твоего. Пока прощай, целую тебя и детей.

Л. Т.59


60 Очень жаль, что не увижу милую Ал[ександру] Андр[еевну]6. Передай ей мою любовь и неисполненное намерение отвечать на ее письма. Жаль, что я не видал, как Ваничка ходит. — Нынче во сне видел, что я кому-то показываю, как он ходит. Целую малышей: А[идрюшу] и М[ишу] и С[ашу], и Kate и Lambert поклоны.

Радуюсь тому, что одна часть забот Левы7 миновала. Авось он стал милостивее; а то он б[ыл] очень строг.

А ты, милая Таня, сделай, пожалуйста, следующее: Чертков пишет,8 что они пока кормят мукой нестли и грудью, тем малым, что есть в них, но желали бы иметь уверенность в том, что в случае нужды могут иметь кормилицу (у них, пишут, нет). Повидай Хабарова,9 Александра Николаевича, и попроси его от меня не отказать помочь Черткову в нахождении и осмотре кормилицы, а я напишу Черткову адрес Хабарова с обнадеживанием в том, что Хаб[аров] исполнит его просьбу.

Л.


На конверте: Москва. Хамовники, 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Письмо от 7 мая (ПСТ, стр. 438).

2 Не датировано; хранится в ГТМ.

3 Михаил Васильевич Булыгин (1863—1942) — один из друзей Толстого.

4 Брандт, жившая в имении Бабурино, в 5 км. от Ясной Поляны. Толстой знал ее с 1850-х гг.

5 См. письмо С. А. Толстой (ПСТ, стр. 437).

6 О приезде в Москву А. А. Толстой С. А. Толстая писала 7 мая 1889 г. (ПСТ, стр 438)

7 Выпускные экзамены Л. Л. Толстого.

8 В письме к Толстому от 2 мая.

9 Александр Николаевич Хабаров (р. 1862 г.) — врач, специалист по детским болезням.

418.

1889 г. Мая 10 или 11. Я. П.

Петр Филипов1 пришел ко мне. Сначала он думал, что опоздал, и потому нанялся в Туле. В Туле же ему отказали, п[отому] ч[то] тот, к кому он нанялся, продал лошадь. Теперь он свободен и предлагает свои услуги. Если место не занято, я советую Князю его взять. Я жив, здоров, занимаюсь письменной работой. Если Князь согласен, пусть ответит тотчас же открытым письмом.

Л. Т.60

61
На обороте: Москва. Хамовники, 15. Графине Софье Аидревне Толстой.

1 Петр Филиппович Егоров — яснополянский крестьянин. Его Толстой рекомендовал С. С. Урусову.

* 419.

1889 г. Октября 18. Я. П.

1 Всё, что она пишет, вполне справедливо. Танино письмо очень хорошее, доброе — она просит прислать ей денег поскорее.2 Она просит 300 или 350 р. И видно, ей и хочется и совестно, и она просит не присылать, если неудобно, и обещается, если пришлешь, заработать их. — У нас всё прекрасно. Дети здоровы и милы — все. Я занимался до завтрака,3 теперь еду в Ясенки и везу это письмо. Целую тебя и Леву. Дай Б[ог], чтобы у тебя б[ыло] хор[ошо].

1 Приписка к письму М. А. Кузминской.

2 Т. Л. Толстая в то время находилась в Риме.

3 Поправкой «Крейцеровой сонаты».

420.

1889 г. Октября 21. Я. П.

Почти в одно и то же время, как уезжала Дуняша,1 принесли письма с Козловки и в том числе письмо от Тани.2 И не успели послать с ней. Ей, видно, очень хорошо. М-me Helbig3 с ней очень хороша, а Рим с своей красотой, и в особенности Саmpagna,4 где ее вилла, видно, что приводит Таню в восторг. И не может быть иначе. Какая-то там велик[ая] кн[ягиня] Екатерина5 и красавица римская принцесса, роскошь жизни, и это всё еще поддает прелести жизни. И письма ее к Маше и Kate такие добрые. У нас всё продолжает быть очень хорошо. Посетители мои уехали, остались незаметные Попов и Рахма[нов]. Я нынче целое утро до 5-го часа пристально работал, поправлял всё то же.6

Дети очень милы, и мальчики. Алексей Митроф[анович]7 очень хороший не только учитель, но и педагог. Очень жаль, что ты не находишь иностранцев.8 Если не найдешь, не огорчайся. Мы сами можем разделить между собой языки. Я возьму61 62 какой-нибудь. Ваничка больше льнет ко мне. Ласково хватает меня за ноги и даже головой прячется мне в колени, что меня очень трогает.

Погода очень унылая.

Целуй Леву и скажи, чтоб он на меня не обижался за возражение на его рассуждение.

Целую тебя, милый друг. До свиданья, скорого.

Да, главное, не написал того, для чего начал писать, именно: Таня, стыдясь и конфузясь, просит денег, говоря, что если не посланы, то можно послать денежным пакетом на имя М-me Helbig, телеграфируя ей. Madame же H[elbig] дает Тане, сколько она хочет. Вот и всё. Но так как, сколько я помню, деньги посланы, то это ни к чему.

Л. Т.


На конверте: Москва. Долго-Хамовнический пер., 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Авдотья Васильевна Попова — экономка.

2 От 10 октября 1889 г., хранится в ACT.

3 Надежда Дмитриевна Гельбиг (1845—1924), рожд. кн. Шаховская — пианистка; жила в Риме. Летом 1887 г. приезжала в Ясную Поляну.

4 Кампанья — низменность к югу от Рима.

5 Вел. кн. Екатерина Михайловна (р. 1827 г.), дочь Михаила Павловича.

6 Последнюю часть «Крейцеровой сонаты». См. т. 50.

7 А. М. Новиков.

8 Гувернера.

* 421.

1889 г. Октября 22. Я. П.

Милая мама, у нас всё хорошо. Все здоровы и веселы. Получили сегодня ваше письмо о темных.1 Очень грустное письмо. Ничего такою страшного нет, побыли они всего день, у одного просто была лихорадка, и сейчас последние Попов и Рахманов уезжают. В хозяйственном отношении тоже всё хорошо. Я представляю из себя и вас и Дуничку. Много приходится бегать, но это весело. Дети очень милы, очень милы.2 Сегодня все (3) выходили. От Тани было сегодня письмо к вам. Она наслаждается всеми прелестями Италии и очень довольна всем. Про деньги пишет, что занимает.

Прощайте, не беспокойтесь о нас. Не спешите и не уставайте слишком. Если у нас что случится, сейчас же телеграфируем. Таня пишет, что получила письмо от Левы и непременно ответит ему. Она очень была ему рада.

М. Т.62


63 Очень, очень у нас хорошо. Только бы не сглазить. Целую тебя и Леву.

Письмо писано М. Л. Толстой с впиской и припиской Л. Н. Толстого.

1 Письмо ото не сохранилось.

2 Написанное второй раз «очень милы» надписано рукой Толстого над строкой.

422.

1889 г. Ноября 21. Я. П.

Кашляют Маша и Kate и начал Mr. Holzapfel1, так что я его не пустил гулять, а ходил с мальчиками2 на пруды, — исключая большого, по твоему распоряжению, хотя крепки так, что лошадь пройдет, — и потом пилили с ними. Ваничка только чешется и чуть чуть покашливает, но весел и мил чрезвычайно. Сейчас ложится спать, 9-й час. —

Ты верно очень устала, опоздав с поездом.

Таня! очень поцелуй от меня Элен3 и скажи, чтоб она серьезно не верила тому, что она больна.

Л. Т.


На обороте: Москва. Хамовническ. переул., 15. Софье Андревне Толстой.

1 Гувернер в доме Толстых.

2 Андрей и Михаил Львовичи Толстые.

3 Елена Сергеевна Толстая.

* 423.

1880—1889 гг.

Я жив, здоров. Сейчас кончил поправку коректур и устал нервами ужасно. Будь только ты, душенька, здорова.

Л. Толстой.

Датируется приблизительно на основании почерка. Других данных для датировки и комментирования письма нет.

1890

424.

1890 г. Марта 20. Я. П.

Все мы совершенно здоровы — здоровы те с крайних концов, к[оторые] более всего тебя беспокоят, т. е. В[аничка] и я, и все остальные. На мне совсем подтвердилось то, что выздоравливают после 2-х недель. И девочки, мальчики, одни лучше других. Сейчас писал свой дневник и избранил себя в нем за то, что не сумел поговорить с И[льей] по душе, чего мне очень хотелось.1 Целую Соню,2 его3 и А[нночку].4 Гостей никого не было.

Л. Т.

1 См. т. 51, запись в Дневнике от 19 марта.

2 С. Н. Толстую — С. А. Толстая поехала навестить семью И. Л. Толстого.

3 И. Л. Толстого.

4 Анна Ильинична Толстая (р. 1888 г.) — старшая дочь И. Л. и С. Н. Толстых.

* 425.

1890 г. Марта 27. Я. П.

Сейчас приехал Сережа. Очень жалеет, что не заехал.1 Мы все здоровы и веселы и тебя ждем, но не спеши.

1 Л. Толстой приехал в Ясную Поляну из Петербурга, не заезжая в хамовнический дом Толстых в Москве.

426.

1890 г. Мая 4 или 5. Пирогово.

Как жаль, что ты милого Дьякова1 не уговорила проехать сюда.2 Сережа очень желал, хотел послать ему телеграмму.64 65 А может, вы с ним завтра приедете. Мне здесь очень хорошо; хотя и не исполняется то, на что я надеялся — не работается. Сер[ежа], разумеется, ужасно желает твоего с малышами приезда. И мы завтра будем поджидать. — Ну, во всяком случае, до свиданья, целую тебя и детей. Девочки вчера приехали.3

Л. Т.


Если от Чертк[ова] будут письма о Послесловии, то пришли.


На обороте: Козловка Засека. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Дмитрий Алексеевич Дьяков (1823—1891) — друг Толстого. См. т. 83, стр. 100.

2 Толстой уехал в Пирогово, имение своего брата С. Н. Толстого.

3 Дочери С. Н. Толстого.

427.

1890 г. Мая 6. Пирогово.

Хотел тебе не писать о моем нездоровьи, та[к] к[ак] оно не важно, но боюсь, что тебя огорчит знать, что я как будто скрыл. У меня опять желтуха, не такая сильная, как тот раз, и начавшаяся без колик, но настоящая желтуха, — со всеми теми же признаками и слабостью. Началось это, мне кажется, еще 1-го Мая вечером или еще 30 Апр[еля] (не помню): я почувствовал чрезвычайную слабость и в роде лихорадки — помнишь, я говорил. Потом я поехал и проехал хорошо, хотя устал больше, чем следовало. На другой день тоже не совсем чувствовал себя здоровым, но прошел вечером верст 10. На другой день еще слабее, и показалась желтизна, и в животе нытье, и теперь всё то же. — Здесь за мной ухаживают превосходно. Ем я бульон и спаржу, к[оторую] они достали для меня, ставлю клестиры и принял по совету Флоринского1 и ревеню, и соды. Сейчас хочу надеть компрес. Письмо это ты получишь завтра, когда, я надеюсь, дело пойдет на поправку. Если я и Маша не писали тебе, то это произошло от того, что нездоровье это так незаметно овладевало мной, что не стоило сначала и говорить про него.

Сегодня Сережа уехал в Тулу, с тем, чтобы вернуться нынче же. Девочки же поедут кататься ему навстречу и свезут ему это письмо.65

66 Так вот, ты не беспокойся, если мы не приедем 8-го.

Мы будем тебя извещать правдиво всякий день.

Целую тебя и детей.

Надеюсь, что у тебя всё благополучно.

Л. Т.


На конверте: Моск. Курск. дороги. Станция Козловка Засека. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Имеется в виду популярный лечебник «Домашняя медицина» врача В. М. Флоринского.

428.

1890 г. Июня 4. Я. П.

Нынче свежо и я Ван[ю] не выпускал вечером. Он весел и мил. Я здоров, голоден, но слаб. — Не изнуряй себя, пожалуйста. — Сейчас с Левой говорил о его поездке,1 к [оторую] я не одобряю.

Л. Т.

Приписка к письму Т. Л. Толстой к С. А. Толстой.

1 Под 4 июня Толстой записал в Дневнике: «С Левой был разговор о его поездке. Я говорил ему, что он барин и что ему надо опомниться и покаяться» (т. 51).

* 429.

1890 г. Сентября 4. Я. П.

Таня сестра смотрела Мише в горле и ничего не усмотрела. Он по моему объелся и язык у него дурной. Он учился и совсем здоров. Маша очень болела животом, ей грели теплое и теперь лучше. Это ее обстоятельства, кот[орые] она застудила или переработала на пожаре,1 теперь пришли. — Я совершенно здоров; но не весел. Не могу работать, писать и имею слабость скучать об этом. Теперь 6 часов, мы только что пообедали, Ваня опять faisait les frais de la conversation2 и играет с Таней и Сашей в прятки, а я перед обедом пилил с мужиками и Верой К[узминской] и Машей Пироговской,3 а теперь понесу это письмо на Козловку. Лева с Фом[ичем]4 на охоте. Тебе письмо от Фета,5 недурное, уведомляет, что за Сент[ябрь] приедет. — Вот и всё. Не торопись, будь спокойна и помни, что всё, что66 67 так иногда волнует, через год не поймешь даже, как мог беспокоиться.

Ждем от тебя письма.

Л. Т.

1 «Пожар был на деревне Ясная Поляна, и дочь Маша накачивала воду, заливала огонь и надорвалась» (н. п. С. А.).

2 [занимал всех своим разговором]

3 Марья Сергеевна Толстая (р. 1872 г.), младшая дочь С. Н. Толстого по мужу Бибикова. Ее мемуары «Мои воспоминания. Отец и дядя» напечатаны в сборн. «Лев Николаевич Толстой», Гиз, М. — Л. 1928, стр. 101—104.

4 Михаил Фомич Крюков — слуга в доме Толстых.

5 Оно не сохранилось.

430.

1890 г. Сентября 6. Я. П.

Пишу тебе, милый друг, без уверенности, что ты получишь. Теперь 6-й час, четверг. А ты хотела быть в пятницу. У нас всё вполне благополучно. Ваня здоров и Миша тоже, хотя его не выпускают по этому холоду. Вера Толстая,1 2 раза опаздывавшая, нынче рано утром уехала. Дети хорошо учатся. Ал[ексей] Митр[офанович] доволен ими. Маша поднялась и нынче обедает у Тани вместо Саньки,2 к[оторый] у нас. Я бесплодно стараюсь писать и рублю лес. —

Прощай, до свиданья. Сейчас иду снести это письмо.

Л. Т.


На конверте: Москва. Долгохамовнич. пер., дом 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Вера Сергеевна Толстая (1865—1923), дочь С. Н. Толстого.

2 Александр Александрович Кузминский (1880—1930), сын А. М. и Т. А. Кузминских.

* 431.

1890 г. Ноября 22. Я. П.

Всё написано правильно. Ваничка не плакал с ухом. Глаз лучше, подсыхает и меньше красно. Ко мне так трогательно льнет и такой маленький и миленький. — Я получил кучу писем — всё скучные, не скучные, а лишние, однообразные и отвлекающие.67

68 Теперь все идут спать дети, а мы может быть почитаем Одисею, как вчера. Прощай пока, целую тебя, Таню и Леву.

Л. Т.

Приписка к письму М. Л. Толстой к С. А. Толстой.

432.

1890 г. Ноября 23. Я. П.

Новостей, слава Богу, у нас никаких. Все вполне здоровы. Ваничкина оспа подсыхает, на глазу гораздо лучше. Нынче утром приехал Петя Раевский1 — у них акт, и он свободен. Я посылал девочек2 в Ясенки, они ездили за мукой, — главное — погодой пользоваться чудной. Я как заведенные часы — так же встаю, гуляю, пишу, опять гуляю, читаю про себя и вслух Илиаду. Разница только в том, что пишу много и охотно.3 — Подвигаюсь. Сейчас 9 часов, я ходил погулять, — тихо, теплый снег, — и зашел к Агафье Михайловне. Завтра поеду в Тулу, и если не вернусь засветло, то приеду с поездом, а лошадь оставлю у Раевских. Мальчики4 хорошо учатся и катаются на коньках. — Целую тебя и детей.

Л. Т.


На обороте: Москва. Долгохамовнический переулок, № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Петр Иванович Раевский (1873—1920), сын Раевского старшего. В то время гимназист тульской гимназии.

2 М. Л. Толстая и В. А. Кузминская.

3 «Царство божие внутри вас».

4 Андрей и Михаил Львовичи Толстые.

1891

433.

1891 г. Января 29. Я. П.

Ты всё узнала про нас от Куз[минских]1. Всё совершенно благополучно. Ваня ходил гулять, и Маша водила гулять и Сашу. Ивану Александр[овичу]2 получше. Он ходит. Вчера получил от Левы письмо,3 и очень, очень ему благодарен: он так обстоятельно и точно сделал то, что мне нужно. — Тут же получил письмо и от Грота4 с тем же определением, к[оторое] мне нужно. — Писем много получил и надо отвечать, и всё не то что не успеваю, а не хватает заряда: выпустишь что есть на работу, а дальше и нет. Но когда буду писать, м[ожет] б[ыть] нынче вечером, напишу и Леве. Сейчас еду зa Таней, хотя мы никто не помним, когда она хотела [приехать], еду в Ясенки, а вечером поедем на Козловку. Дела5 твои, вероятно, главные уже сделаны. Целую тебя.

Л. Т.


На обороте: Москва. Долгохамовническ. пер., № 15. Софье Андревне Толстой.

1 А. М. Кузминский и его дочь М. А. гостили в Ясной Поляне и, приехав оттуда в Москву, навестили С. А. Толстую в Москве 29 января.

2 Иван Александрович Бергер (1867—1916) — в 1890-х гг. управляющий в Ясной Поляне.

3 Не датировано; хранится в ГТМ.

4 Николай Яковлевич Грот (1852—1899) — профессор философии Московского университета. Толстой просил Грота дать ему определение науки и искусства для его статьи об искусстве. Письмо Грота неизвестно.

5 С. А. Толстая ездила в Москву выкупать имение Гриневку и вновь заложила его в Дворянском банке.

69 70

434.

1891 г. Марта 15. Я. П.

Хотя мы и ничего не уговаривались о письмах, я еду в Ясенки и свезу это письмецо. Все благополучны, теперь 4-й час. [У] Андр[юши] болела голова утром, но теперь он совсем здоров. Ал[ексей] Митр[офанович] вернулся, Саша ходила гулять, няня уехала, Ван[я] весел и мил. Хорошо ли ты доехала?


На обороте: Москва. Долгохамовнический переулок, д. № 15. Гр. Софье Андревне Толстой.

435.

1891 г. Марта 29. Я. П.

Ваничка спал дурно, просился на руки, но не плакал. Нельзя разобрать, что у него болит. Утром он сказал, что зубы; но может быть он это так сказал. Утром, в 8-м часу, был весел в постели. Я пощупал, и мне показалось, что маленький жар. Мы его не выпускали. Он б[ыл] весел. Таня мерила темпер[атуру], и оказалось 37. — Теперь 2 часа, он спит, хорошо. Вот тебе подробный отчет. Если бы ты была дома, то пожалуй бы и не заметила и наверное не обратила бы внимания. Всё дома хорошо. Маша встала и пошла гулять немного. Саша с Л[идой]1 гуляют к Козловке, и Таня едет за ними на Козловку в тележ[ке]. Я еду в Тулу и там брошу это письмо. Хочу вернуться к обеду. — Целую Кузминских и особенно Машу, за кот[орую] очень рад. Ив[ану] Ег[оровичу]2 привет. Вези ее к нам. Завтра будет телеграмма раньше этого письма.

Сейчас раскрыл письмо, чтоб написать результат градусника у Ванички. Оказалось, что есть маленький жар, 37 и 8. Он проснулся, и мы его не выпустим.


На обороте: Петербург. Невский 77. Т. А. Кузминской для передачи С. А. Толстой.

С. А. Толстая поехала в Петербург в связи с арестом XIII части полного собрания сочинений Толстого; в XIII часть входила «Крейцерова соната», задержанная цензурой.

1 Miss Lidia — гувернантка.

2 Иван Егорович Эрдели (р. 1870 г.) — жених М. А. Кузминской, с которой обвенчался в октябре 1891 т.

70 71

436.

1891 г. Марта 31. Я. П.

Приписать к этому могу следующее: Руднев1 прямо определил: ветряная оспа, и так и велел тебе написать. Сейчас 10 часов. Ваничка спит тихо. Пожалуйста, не беспокойся и верь, что мы пишем самую строгую истину и заботимся о том, чтобы делать и всё, что нужно, и всё, что ты могла бы найти нужным. Целую тебя.

Л. T.

Приписка к письму T. Л. Толстой.

1 Александр Матвеевич Руднев — главный врач Тульской губернской больницы.

437.

1891 г. Апреля 1. Я. П.

У нас всё бы очень хорошо, если бы не эта Ваничкина ветрен[ая] оспа. Андрюша написал тебе правильно с моих слов, что новых оспинок не образуется, а прежние подсыхают. На лбу одна больше всех, вот такая: [дан размер] а остальные такие [дан размер] и меньше. Питается он преимущественно молоком, что очень хорошо; спит на руках больше, и няня не спит ночи, но очень бодра и нежна с ним. Иногда его носим —

он просится — в одеяле, но всё время он в постели. Теперь 10 часов, и он уже лег и спит. —

Письмо это свезет Сережа. Буду очень внушать, чтоб он не забыл. Он очень добродушен. Из Сергиевск[ого] я нынче получил ответ о мужике больном, условный, что принят [?], если не хронический, и потому я решил вести его в Тулу. Руднев обещал принять и обратить на него внимание. Мальчики очень милы, особенно Андрюша. — Мы читали по вечерам Семейную хронику.1 Писем особенно интересных не было. Работа моя идет успешнее, чему я очень рад. Я совсем, очень здоров. Про девочек не пишу, щадя их скромность, т[ак] к[ак] они буд[ут] читать это письмо. Стахов[ич],2 верно, не успел еще получить письма. Письмо3 о том, что Лосинский4 подал прошение Государю об усыновлении, так чтобы попросить кого нужно дать ходу этому делу. Воспользуйся как можно лучше Петербургом, чтоб тебе и тем, с к[оторы]ми ты будешь, б[ыло]71 72 как можно приятнее. А дело не важно. Поцелуй от меня дорогую Ал[ександру] Андр[еевну], если увидишь ее еще, и, само собой разумеется, Таню и Кузминских. — У Саши б[ыл] расстроен ж[елудок], теперь х[орошо]. Она здорова и мила. Целую тебя.

Л. Т.5


На конверте: Петербург. Невский 77. Татьяне Андревне Кузминской для передачи С. А. Толстой.

1 С. Т. Аксакова.

2 М. А. Стахович.

3 См. письмо Толстого Стаховичу от 1 апреля, т. 65.

4 Смотритель ясенковской станции Семен Алексеевич Лосинский.

5 Десять слов в конце письма восстановлены по тексту ПЖ. Автограф дефектный.

438.

1891 г. Апреля 2. Я. П.

А я ходил на деревню к бабе, пригласившей меня, как костоправа, к вывихнутой в локте руке (застарелый вывих, при к[отором], вероятно, возвратится владение рукой),1 и всё думал с раскаянием о том, что я промолчал на их выражение желания ехать в концерт и они приняли это за неодобрение, и б[ыло] жалко, что я таким trouble fête,2 и шел скорее назад, чтобы их поощрить, а они остались. Я нынче по разным своим ходам мыслей вспомнил о короле Лире и предложил им прочесть его, и сейчас станем читать.

Ваничке мерили температуру, но теперь 9 часов вечера, и, продержав 5 минут, не дошло 37, так и вынули, решив, что жару нет, что очевидно и на ощупь. Мы, остальные, все веселы, здоровы и хорошо ведем себя. —

Получили от тебя два письма3 и надеемся сейчас получить еще с Козловки. Ну, пока прощай, целую тебя и всех Кузминских.

Л. Т.


От Левы давно не было писем, и мы не написали. Напишу, если успею, нынче, а то завтра.

Письмо распадается на три части; в начале письма писала Т. Л. Толстая, затем следует текст Толстого, после чего идет приписка снова T. Л. Толстой.72

73 1 Далее Толстой пишет о намерении своих двух дочерей ехать на концерт в Тулу.

2 [нарушателем празднества,]

3 Сохранилось всего одно письмо С. А. Толстой к Толстому за время ее поездки в Петербург в 1891 г. от 29 марта из Москвы.

439.

1891 г. Апреля 3. Я. П.

Я вернулся в 9 — так поздно п[отому], ч[то], проголодавшись, из больницы зашел к Раевским, там пообедал и застал Зиновьевых супругов1 и С. Д. Свербееву,2 к[оторую] Э[лена] П[авловна]3 выписала на меня. И потому я должен б[ыл] посидеть. Потом пошел на почту и вот вернулся при лунном свете и прелестном воздухе. Посылали на Козловку, чтобы получить от тебя письмо. Целую тебя. Когда тебя ждать?

Рассказали мне про смерть Ол[ьги] Фед[оровны],4 и мне жалко очень стало во всем этом Государя. Ему должно быть очень больно. —

Приписка к письму дочерей: Марии и Татьяны.

1 Николай Алексеевич Зиновьев (1839—1917), тульский губернатор с 1887 по 1893 г., и его жена Мария (или Матрена) Ивановна Зиновьева.

2 Софья Дмитриевна Свербеева, сестра тульского вице-губернатора.

3 Е. П. Раевская.

4 Жена вел. кн. Михаила Николаевича, умерла 1 апреля 1891 г.

440.

1891 г. Апреля 4. Я. П.

Хотел тебе написать, и, отъискивая конверт, нашел этот — с вложенной в него этой бумажкой, вероятно, изготовленный Лидой с В[анечкой] и С[ашей]. — Нынче приехала одна С. Д. Свербеева с маленькой Любой1 и, кажется, получила от нас столь же хорошее впечатление, как и мы от нее. Все, — включая и Ваничку, вполне здоровы. Вчера получили статью Страхова.2 Согласен с тобой, что она до неприличия преувеличивает мое значение, но, кажется, что, независимо от того, что она так льстит мне, я не ошибусь, сказав, что она замечательно хороша, не только хорошо написана и умно, но задушевно, сердечно. Так понимать сущность христианства может только73 74 христианин, или лучше ученик Хр[иста]. Скажи это Н[иколаю] Н[иколаевичу]. Я буду писать ему.3 Известия твои мне не приятны. Писать к Госуд[арю]4 не надо было и просить его ни о чем не надо. Это только может повредить всем и подать лишний повод к раздражению. — Мы очень рады были видеть Леву. Он всё жалуется на здоровье, но вид хороший. Целую тебя.

Л. Т.


На конверте: Петербург. Невский, 77. Татьяне Андревне Кузминской для С. А. Толстой.

1 Любовь Дмитриевна Свербеева (р. 1879 г.), дочь Д. Д. Свербеева.

2 H. Н. Страхов, «Толки о Толстом». В яснополянской библиотеке сохранился отдельный оттиск этой статьи из журнала «Русское обозрение», т. II, стр. 287—316.

3 Толстой ответил H. Н. Страхову письмом от 7 апреля 1891 г. См. ПС, стр. 428—429.

4 С. А. Толстая отправила 31 марта Александру III письмо, в котором просила принять ее, чтобы лично «изложить условия, могущие содействовать возвращению моего мужа к прежним художественным, литературным трудам». См. ДСТ, II, стр. 24.

441.

1891 г. Апреля 5. Я. П.

Подписываюсь во всем, что написала Таня.1 Боюсь, что вчера посланное письмо в Козловку не поспело во-время, и пот[ому] это спешу послать. У нас очень хорошо. Нынче прекрасный день, все здоровы и дружны. Я понемногу подвигаюсь в своей работе.2 Я еду в Ясенки, чтоб занять овса для погорелых. Целую тебя и всех друзей.

Приписка к письму Т. Л. Толстой.

1 Т. Л. Толстая писала о состоянии здоровья своего младшего брата Ивана, о том, что Толстой занимается пилкой деревьев в аллеях с Львом Львовичем и др.

2 «Царство божие внутри вас».

442.

1891 г. Апреля 6. Я. П.

Продолжаем жить по прежнему хорошо, ожидая тебя и известий от тебя, кот[орые] доходят хорошо и за к[оторые] очень благодарен. Мы вполне все здоровы. Целую тебя.

Л. Т.

Приписка к письму дочерей.

74 75

443.

1891 г. Апреля 7. Я. П.

Опять только подписываюсь под их сведения[ми]. Еду на Козловку и радуюсь мысли получить опять твое письмо. Целую тебя. Лева приехал с хандрой, а уехал бодрый и веселый. Мне всегда с ним радостно.

Л. Т.

Приписка к письму дочерей.

444.

1891 г. Апреля 8. Я. П.

Вчера ездил на Козловку и долго ждал поезда, он опоздал, но зато привез твои письма, за к[оторые] спасибо. Гости нынешние1 приехали после того, как я кончил свой урок работы. Вчера получил письмо от Страх[ова],2 за к[оторое] благодари его, если увидишь; и вчера же до получения письма от него писал ему.3 — Какие условия тебе предлагают от театр[альной] дирекции о пьесе? Ведь ты знаешь, что я никаких условий не желаю и предоставляю всем играть, где и как хотят. Поэтому ты очень хорошо сделала, что не приняла их условий.4 — Дети все продолжают быть очень милы и радостны. У Ван[ечки] и следов не найдешь оспы. Днем у нас очень тепло, а ночи холодные. Письмо твое Леве Сережа прислал сюда проезжая. Он очевидно разъехался с Левой. Я пошлю ему. Как глупа редакция, не приняв Танин прекрасный рассказ.5 Ну пока до свиданья, милая. Целую тебя.

Л. Т.

1 Д. Д. Оболенский и Илья Дмитриевич Исаков. И. Д. Исаков (ум. 1911 г.) — алексинский уездный предводитель дворянства (1886—1888).

2 Оно не сохранилось.

3 См. ПС, стр. 428—429.

4 О переговорах с театральной дирекцией в Петербурге относительно постановки в императорских театрах «Плодов просвещения» имеется подробная запись в дневнике С. А. Толстой (ДСТ, II, стр. 27).

5 Т. Л. Толстая писала в том же письме: «Сегодня я получила ответ от «Родника», что рассказ мой не принят, мне было немного досадно; может быть, Маша снесет его в «Семейные вечера».

75 76

445.

1891 г. Апреля 9. Я. П.

Таня пишет Маше1 и хотела тебе приписать. Я, же приписы ваю здесь, чтобы сказать, что мы живем по прежнему, по хорошему, ждем тебя. Очень жалею, что мое письмо огорчило тебя. Я тоже высказал, что б[ыло] на душе.2 И разумеется напрасно. Бог даст всё кончится благополучно. Да и нечему кончаться. Тебя мне жалко за твой невольный арест. Целую тебя.

Л. Т.


На обороте: Петербург. Невский, 77. Татьяне Андревне Кузминской для передачи С. А. Толстой.

1 М. А. Кузминской.

2 Толстому были не по душе предпринятые С. А. Толстой хлопоты. См. а. № 440.

446.

1891 г. Апреля 10. Я. П.

Я всякий раз только приписываю тебе, милый друг, и это мне неприятно, нынче хочу хорошенько написать. А то я выдумал новую методу: вечером с детьми пью чай, заряжаюсь им и иду писать или письма деловые, или два дня писал новую работу, вечернюю. И это мешало писать тебе толком. Двухдневное писанье это1 до сих пор, несмотря на то, что бумаги исписал и не мало, не привело ни к каким результатам, если не считать результатом того, что, написав не так, как нужно и как хочешь, знаешь, что так писать не надо, а надо — писать иначе. Но зато утренняя работа моя идет понемногу, — лучше, чем прежде.

Третьего дня после гостей; Мит[аши] и Исак[ова] у меня к вечеру заболел живот — немного, и вчера целый день было не по себе. Но я почти ничего не ел, пил только жидкое и нынче совсем здоров. Вчера получил от Левы коротенькое письмецо.2 Он бодр, хотя опять жалуется на желудок. Мы с ним говорили про его университет. Он поговаривал, что бросит, и я очень внушаю ему, что это будет ему вредно, дурной antécédent,3 кот[орый] ослабит его, что это гигиенически нравственно76 77 нехорошо. И с радостью увидал в письме, что он занимается и находит удовольствие в переводе Цицерона, про к[оторого] он прежде говорил с тоской. Вспомнил о тебе, что ты права, когда говоришь, что он очень легко поддается влиянию и что ему надо говорить, что я и делал. Вообще он хорош. Помогай ему Бог. Мы все здравствуем и благоденствуем; но ты напрасно обижаешь нас: начиная с себя, знаю, что всем без тебя жизнь кажется не полною.

Я вчера писал тебе и нынче подтверждаю, что твое положение, неприятность и тяжесть его, я очень понимаю, сочувствую и очень желаю, чтобы поскорее ты бы от него избавилась.

Нынче день потеплее других, но всё свежесть в воздухе, и нет ни малейшего веселья, блеска, сиянья в весне, а тихая, подкрадывающаяся, серая. Нынче, возвращаясь к дому по шоссе, встречаю двух полицейских верхом. Дедушка! Не видал ли человека в сером и белых портках? Нет, а что? Из острога бежал. Потом еще полицейские, тот же вопрос. С работы убежал и сидит где-нибудь в лесу, в овраге голодный! А нынче же были две бабы, идут к мужьям в острог. Один сослан обществом за то, что побил отца; а побил отца за то, что отец развратник приставал к его жене. Я написал о нем Давыд[ову]. Если правда, нельзя ли помочь. Про Сергея Телятинск[ого] знаем, что Руднев выражает[ся] о его состоянии осторожно, а Ал[ексей] Митр[офанович] заинтересовал в нем Эл[ену] Павл[овну,] и она б[ыла] у него и кое что снесла ему.

Надеюсь, что у нас будет также всё хорошо и радостно, когда ты приедешь, и тебе будет после Пет[ер]сб[ургских] треволнений хорошо отдохнуть дома, где, несмотря на твое ложное представление и пики нам, — тебя любят, что ты знаешь. Целую тебя и всех Кузминских, и Ив[ана] Егор[овича].4 Что же это Вера скучна? Это не надо. Что же Стахович? Сделал ли по моему письму?5

Что Лесков? Видела ли ты его! Ты бы повидала его. Дала бы ему знать; ему бы это б[ыло] приятно.

1 Толстой приступил к писанию нового рассказа — «Записки матери».

2 Оно неизвестно.

3 [прецедент,]

4 Эрдели.

5 Толстой интересовался исходом дела Лосинского. См. п. 437.

77 78

447.

1891 г. Апреля 11. Я. П.

Дочери уверяют, что это письмо тебя не застанет, но я очень сомневаюсь в этом и пишу, хотя писать нечего. Все новости и интересное на твоей стороне. А я дурно спал ночь, и теперь 10-й час, вернувшись с прогулки с Поповым, чувствую себя усталым. Ну, помогай тебе Бог, приезжай к нам поскорее. Я ничего нынче не писал, только читал прекрасную книгу, историю суждений древних о вегетарьянстве.1

Целую тебя и Кузминских.

Л. Т.

Первая часть письма писана М. Л. Толстой.

1 «Ethics of diet» Хауарда Уильямса.

448.

1891 г. Апреля 12. Я. П.

Вчера ты пишешь,1 что я только пишу приписочки, и я как раз написал тебе длинно и о себе и о своей работе. Нынче у меня б[ыло] столкновение с Ван[ечкой]. Он взял баранки и понес Снобу.2 Я говорю: не надо, он не слушает. Прихожу в гостиную, он кидает Снобу; говорю: отдай, он не дает. Я отнял у него, он заплакал, но очень коротко, и сейчас же помирился, и я обещал дать для Сн[оба] того, чего не жалко, и он б[ыл] рад. Жалко баловать его. — Не знаю, писали ли мы тебе, что Телятинск[ий] больной вчера умер в больни[це]. Я в Ясенк[ах] видел Соф[ью] Ал[ексеевну],3 она опять больна, задыхается. Ну, пока прощай, надеюсь, до скорого свиданья, целую тебя.

Л. Т.

Написано на одном листе с Т. Л. Толстой.

1 Письмо С. А. Толстой не сохранилось.

2 Комнатная охотничья собака.

3 С. А. Философова.

449.

1891 г. Мая 7. Я. П.

О Ваничке то ничего и не написала. Расстройство желудка его совсем прошло, и он рано и спокойно заснул. Я нынче хорошо работал, — писал, а потому чувствую себя бодро и хорошо.78

79 Как ты себя чувствуешь? Ты уезжала, мне показалось, грустная и нездоровая: седые волосы твои трогательно трепались на ветру. — Надеюсь, что ты вернешься спокойная и здоровая. Кажется волнительных дел не предстоит тебе,1 да и половина семьи с тобой,2 что должно действовать успокоительно.

Маляры сказали, что в Кузм[инском] доме осталось на день, А в павильоне3 — это Таня пусть вникает — будут оклеивать бумагой под обои, и красить, шпатлевать снаружи. Я одобрил это, хотя шпатлевание мне показалось излишне.

Урусовы4 уехали хорошо, ласково и натурально. Маша переводит вегетарьянск[ую] книгу не дурно.5 Ну, прощай, целую всех вас. Андрюша, надеюсь, так же добродет[елен], как и здесь.

Л. Т.

1 С. А. Толстая ездила в Москву в связи с вступительными экзаменами, сыновей Андрея и Михаила в Поливановской гимназии.

2 В Москве находились дети Толстых: Татьяна, Андрей и Михаил.

3 Павильоном в Ясной Поляне называлась деревянная летняя постройка с одной комнатой, между домом и флигелем.

4 В Ясную Поляну приезжала вдова умершего кн. Л. Д. Урусова кн. Марья Сергеевна Урусова с двумя дочерьми: Ириной Леонидовной, и Марьей Леонидовной (1867—1895).

5 «Ethics of diet» X. Уильямса.

450.

1891 г. Мая 8. Я. П.

Грип, как у тебя был, и скучно, что даже голова тяжела, и ничего не мог работать, даже письма не мог дописать. Постараемся не дать одичать Саше, к чему она, как и все дети летом, стремится. Всё у нас незаметно. Счастливые народы не имеют истории. Так и мы. Целую вас.

Л. Т.

Приписка к письму М. Л. Толстой.

451.

1891 г. Мая 9. Я. П.

Грип мой так усилился, ч[то] я целый день сижу дома и даже по совету М[аши] положил компресс. Совершенно то же, что б[ыло] у тебя. — Все у нас благополучны и здоровы и пока79 80 не пьяны.1 Ваня над моей головой утром отчаянно и долго пел громкие песни. Маше, кажется, лучше. Вчерашнее твое письмо2 доставило большую радость Mr Борелю.3 Нынче приехал Петя Раевский и ко мне неизвестный учитель из Калужской губернии. Вот и всё, что могу написать о нас. Я лежу на диване и читаю. Женщина Анисья, Савостьяна дочь,4 умерла. Я вчера видел ее утром и даже упрекнул Машу, что она неверно определила горловой чахоткой, так она была свежа, а к вечеру она умерла. Всё время желала смерти.

Лева очень весел, учится по английски — ловит рыбу саком в пруду, при чем присутствовали Ваня, Саша, няня,5 и что-то пишет.6 Боюсь за разочарование.

Л. Т.


На обороте: Москва. Долгохамовнический пер., 15. Софье Андревне Толстой.

Секретка.

1 «9 мая храмовой праздник» (п. С. А.).

2 С. А. Толстая сообщала о выдержанных экзаменах сыновьями Андреем и Михаилом (ПСТ, стр. 445).

3 Гувернер.

4 Дочь Севастьяна Макаровича Макарычева (1821—1893), который выведен Толстым в третьем варианте «Декабристов» под именем Севастьяна.

5 Анна Степановна Суколенова — крестьянка из деревни Судаково.

6 В 1891 г. Л. Л. Толстой выступил в печати со своими беллетристическими произведениями.

452.

1891 г. Мая 10. Я. П.

Получили вчера твое самое первое письмо и последнее: первое проскочило дальше на юг. Вчера же ночью принесли телеграмму тебе, в к[оторой] сказано: Крейцерова Соната и Послесловие пропущены. Марьяне. Кажется так. Я справлюсь, если не так, то поправлю.1 Вчера же получили два письма от Т[ани] К[узминской]. Одно к тебе, в к[отором] она хочет приехать 11, а другое Маше, в к[отором] она после получения твоего письма пишет, что приедет 16-го.

Все у нас благополучны и здоровы, исключая меня, хотя нынче и кашель, и насморк, и головная боль — лучше. Что в тебе нашел Флеров?2 — День нынче прелестный. Лева с Борелем80 81 ездили верхом. М[аша] поехала в Телят[инки] за Матреной для Тани, Ваничка только что вернулся веселый, здоровый, искусанный весь комарами и загорелый. Это последнее письмо. За тобой будет выслано воскресенье в Тулу, как ты писала. Целую всех.

Л. Т.


На обороте: Москва. Долгохамовнический пер., 15. Софье Андревне Толстой.

1 «Это разрешение было дано вследствие моих хлопот в Петербурге и свидания с государем Александром III (подпись следует читать: Мсерианц. Он был тогда инспектором типографии в Москве)» (п. С. А.).

2 Федор Григорьевич Флеров — московский врач.

3 Матрена Чурюхина (или Чурюкина) — телятинская крестьянка, была кормилицей Д. А. Кузминского.

453.

1891 г. Июля 11. Я. П.

Вчера я не успел написать тебе, милый друг, но надеюсь, что девочки тебя обо всем обстоятельно известили. Как я и предполагал, моя боль в боку не имеет никакой связи с желудком и почти прошла, так что я второй день купаюсь без вреда. Как-то ты устроишь свои дела?

Я всё это время думал составить и напечатать объявление об отказе в праве собственности от моих последних писаний, да всё не думалось об этом; теперь же думаю, что может быть это будет даже хорошо в отношении упрека тебе со стороны публики в эксплуатации, как пишет артельщик,1 если ты напечатаешь от себя в газетах такое объявление: можно в форме письма к редактору: М. Г. прошу напечатать в уважаемой газете вашей следующее:

Мой муж, Л[ев] Н[иколаевич] Толстой, отказывается от авторского права на последние сочинения свои, предоставляя желающим безвозмездно печатать и издавать их. Сочинения эти следующие: Чем люди живы. Упустишь огонь не потушишь. Свечка. Два старика. Где любовь, там и Бог (с французского). Тексты к лубочным картинам. Сказка об Иване Дураке. Как чертенок краюшку выкупал. Много ли человеку земли нужно. Зерно с куриное яйцо. Крестник. Три старца. Кающийся грешник. Власть тьмы. В чем счастье.2 О переписи в Москве. Так81 82 что же нам делать. О том, в чем правда в искусстве.3 Последние главы из книги о жизни.4 Праздник просвещения 12 января. Трудолюбие или торжество земледельца. Плоды просвещения. Для чего люди одурманиваются. Крейцерова соната. Послесловие.

Делая это известным, прошу тех, которые захотят печатать эти сочинения, держаться того текста, который напечатан в моем издании. Примите уверение

Гр. Софья Толстая.


Я думаю, что это было бы хорошо. Но если это не нравится тебе, то не делай, не печатай от себя; а пусть будет от меня. Тогда так: М. Г. Отказываясь от авторского права на последние сочинения мои, я предоставляю всем предающим печатать и издавать их... Сочинения эти следующие:...

Примите уверение и т. д.

Л. Толстой.


Если же и это тебе неприятно, то не делай и этого. —

Мне не особенно это желательно: есть и хорошие и дурные стороны такого объявления. — Ваничка здоров совсем и очень мил. Все тоже здоровы и приятны. Одна Леночка5 не совсем. Ты знаешь, что Варя и Вера6 приехали. А нынче Маша наша уехала с Борисом7 в Пирогово, с тем, чтобы привезти завтра Варю.8 Вчера я получил письмо от Дунаева,9 которое очень поразило нас. Если ты его увидишь, он верно расскажет тебе о той девушке Бооль, о к[оторой] мы говорили.10 До свиданья, целую тебя.

Л. Т.


На конверте: Москва. Долгохамовнический пер., дом № 15. Софье Андреевне Толстой.

1 Матвей Никитич Румянцев, до 1907 г. заведовал складом книг сочинений Толстого, издаваемых С. А. Толстой. По поводу того, что для розничной продажи оставалось всего 600 экземпляров XIII тома полного собрания сочинений Толстого, он писал С. А. Толстой 1 июня 1891 г.: «думаю приостановить продажу, пока допечатают все. Публикацию нам пожалуй из-за 600 экземпляров и не следует [делать], а то может выйти, что у Суворина в Петербурге, когда у него вышел Пушкин дешевого издания, переколотили стекла». 22 июня он писал С. А. Толстой: «будете писать публикацию, нельзя ли 13 том для розничной продажи назначить цену дороже рубля. Но не так, как вы говорили, по 80 к.».

2 Отрывок из главы X «В чем моя вера?».

3 Предисловие к сборнику «Цветник». См. т. 26.82

83 4 См. т. 26.

5 Е. С. Толстая.

6 Гр. Варвара (1871—1920) и Вера Сергеевны Толстые, дочери С. Н. Толстого.

7 Борис Николаевич Нагорнов (1877—1899), внучатный племянник Толстого, сын Н. М. и В. В. Нагорновых.

8 В. С. Толстую.

9 От 2 июля 1891 г.

10 Клара Карловна Бооль (р. 1870 г.), с 17 лет была учительницей и гувернанткой. Увлекалась идеями Толстого.

454.

1891 г. Августа 15. Пирогово.

Я прекрасно доехал1 и прекрасно живу. Вчера и нынче понемногу работал, а теперь, 4-й час, еду на Станцию2 верх[ом] за письмами. Девочки, меньшие две,3 у Лизаньки.4 Они все ездили на днях в Тулу для свиданья с проезжающим мимо Гришей.5 Напишите мне. Если я не нужен, то поживу еще здесь несколько дней. Скажите И[вану] А[лександровичу],6 чтоб мужикам подтвердил об овсе, чтоб отдать Юдину.7 Если Горбунов8 приехал, то пришлите его сюда, и с статьей предисловия.


На обороте: Козловка Засека. Моск. Курск, ж. д. Софье Андреевне Толстой.

1 В Пирогово, к брату С. Н. Толстому.

2 Лазарево Московско-Курской ж. д.

3 Дочери С. Н. Толстого — Варвара и Мария.

4 Кн. Елизавета Валерьяновна Оболенская, дочь М. Н. Толстой.

5 Григорий Сергеевич Толстой (1853—1928), сын С. Н. Толстого.

6 И. А. Бергер.

7 Ясенковский купец. Толстой занимал у Юдина овес для крестьян, пострадавших от пожара.

8 Иван Иванович Горбунов-Посадов (1864—1940) — сотрудник и с 1897 г. руководитель издательства «Посредник».

455.

1891 г. Сентября 4. Я. П.

Милая жена. Начала М[аша],1 я продолжаю, вернувшись с длинной прогулки, к[оторую] мы — я, Батерсби,2 Таня и Горбунов, сделали. — Батерсби очень мил, очень, и нам очень83 84 приятно, хотя и тяжело говорить по-английски. Ваничка здоров, бодр и весел. Событие главное у нас без тебя то, что она3 страшно огорчена. Так жалка. Я вчера пришел к ней, у ней нос распух от слез, сидит одна и плачет. Жалко, что даром пропало ее горе, — не подействовало на виновника его. Таня велела тебе сказать, что она отправила Родивоныча4 и дала ому 50 р[ублей] лишних против Сережиных денег. Что мальчики? Андрюша и Миша, главное Андрюша, помните, гимназия не вся хорошая, что в гимназии можно жить хорошо и дурно, можно сойтись с хорошими товарищами и с дурными, хорошо поставить себя с учителями и дурно, стать на ногу бодрого и ленивого ученья, и что очень важно, как станешь сначала. У меня всё не совсем в порядке желудок, но я так осторожен, что не ем даже хлеба и пью воду Эмс. Нынче лучше — нет изжоги. Целую тебя и детей.

С. А. Толстая повезла сыновей Андрея и Михаила для учения в Москву.

1 Первое слово: Милая написано рукой М. Л. Толстой.

2 С. Гарфорд Баттерсби (S. Harford Battersby) — приходский пастор (rector) в Винслоу.

3 Т. А. Кузминская. Об эпизоде, который здесь имеется в виду, С. А. Толстая записала в своем дневнике под 19 сентября 1891 г.: «Перед самым отъездом я услыхала от Левы страшную историю о падении М[иши] К[узминского] с кормилицей Митички, и о том, что всё это подробно известно моим мальчикам...» (ДСТ, II, стр. 69).

4 Филипп Родионович Егоров — кучер Толстых.

456.

1891 г. Сентября 5. Я. П.

Собрался писать письма, и вот Таня принесла свое, чтобы приписать. В числе писем, к[отор]ые хотел написать, было и письмо в Редакцию о праве печатания; но, просмотрев оглавление, решил, что не стоит того, особенно без «И[вана] И[льича]».1 Но сейчас с Тульск[ой] почтой получил опять письмо с просьбой от Редакции журнала «Колосья»,2 издающего Русск[их] писателей, о разрешении печатать мои вещи, и сам не знаю, как быть. Еще подумаю. Ты пожалуйста не огорчайся, знай, что мне важнее всего наше с тобой согласие и любовь. У нас очень хорошо. Мы все очень дружны — самые согласные из взрослых84 85 детей. А мне стало Илюшу жалко, мы как то говорили про него. Если буду жив, когда ты вернешься, съезжу к нему пожить. —

Приписка к письму T. Л. Толстой.

1 «Когда я издавала полн. собр. сочин., Лев Николаевич принес мне в день моих имении эту повесть и сказал: «это мой подарок для нового издания»; потом он включил ее в отданные на общее пользование сочинения» (п. С. А.).

2 Письма этого нет в ГТМ. «Колосья» — научно-литературный журнал, выходивший ежемесячно в Петербурге с 1884 по 1893 г.

457.

1891 г. Сентября 8. Я. П.

Два дня эти, несмотря на гостей,1 очень по многу писал и поэтому доволен и весел, несмотря на гостей, очень милых, но всегда стеснительных, как гостей. Лева уехал, — нам жалко, но тем будет, я думаю, приятнее и легче с ним, и для мальчиков хорошо. Я на него совсем полагаюсь о детях. — Мы все здоровы. Целую тебя; бьет 10, пора ехать.

Л. Т.

1 В Ясной были М. А. Новоселов и Петр Николаевич Гастев.

458.

1891 г. Сентября 12. Я. П.

Посылаю тебе письмо в Редакцию без исключения Ив[ана] Ил[ьича].1 Сколько я не думал и не старался, без Ив[ана] И[льича], т. е. с этим исключением, заявление это теряет всякий смысл. А не посылать заявления очень мне тяжело, особенно теперь, когда 13 т[ом] разошелся и печатается или готовится к печати новый. Пожалуйста, голубушка, подумай хорошенько с Богом (я называю «с Богом» так, как думает человек перед смертью в виду Бога) и сделай это с добрым чувством, с сознанием того, что тебе самой это радостно, п[отому] ч[то] ты этим избавляешь человека, которого ты любишь, от тяжелого состояния. Потерь тут никаких, я думаю, тебе не будет, но если бы и были, то тем это должно быть тебе радостнее,85 86 п[отому] ч[то] только тогда дело доброе — доброе, когда сделана хоть какая-нибудь жертва. А то что же «на тебе, Боже, что мне не гоже». —

Ну вот, помогай тебе Бог сделать, как лучше для себя. Но только не делай ничего с дурным чувством. Во мне же к тебе ни в том, ни в другом случае, кроме доброго чувства к тебе, никакого нет и не будет.2

Ждем телеграммы и твоего приезда. Письмо это вероятно только только застанет тебя.

Целую тебя.

Л. Т.


На конверте: Москва. Долго-Хамовнический переулок, дом № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 В таком виде текст письма Толстого был помещен в «Русских ведомостях» от 19 сентября 1891 г., № 258.

2 По поводу просьбы, содержащейся в этом письме, на которую Толстая согласилась.

* 459.

1891 г. Сентября 27. Я. П.

Вера,1 вернувшись, рассказала нам, как ты взволнована и расстроена нашим планом,2 и это нас очень огорчило, не за то, что не исполнится наше желанье, а за то, что тебе неприятно. Повторяю то, что и писал тебе о заявлении: главное для меня, чтобы не нарушить любви и согласия. Поедем на время, устроим и вернемся, и всё сделаем так, чтоб ты была радостна и покойна. У нас все здоровы и бодры и я в особенности. Вчера, когда ты уезжала, я был вял, но нынче, напротив, выспался прекрасно, много писал и много ходил и ездил в Ясенки. Начал писать статью о голоде,3 но не кончил и боюсь испортить. — Соф[ья] Алекс[еевна] проезжает нынче ночью, и девочки все три4 реши[ли] ехать на Козловку, оттуда с почтовым в Ясенки, а из Ясенков назад в 11/2 в Козловку. С[офья] А[лексеевна] и Саша5 тебе передадут вероятно это письмо.

Я было колебался, но пустил девочек. Ваничка особенно мил и не переставая весел. — Как то вы решили? Целую тебя и детей.

Л. Т.


Письмо Грота6 получил в Ясенках.

Письмо тебе от Феоктистова7 о том, что Крейц[ерова]86 87 Сон[ата] разрешена только в полных сочинен[иях| и потому, если по заявлению моему ее будут печатать отдельно, то ее не будут пропускать. А так как это будет убыток, то не заявлю ли я, что я разрешаю печатать всё, кроме К[рейцеровой] С[онаты]. —

Я готов заявить, что мне известно, что К[рейцерова] С[оната] не будет пропущена цензурой; но в этой форме не пропустят заявления; а писать, что я не разрешаю ее печатать, я не могу, п[отому] ч[то] это не правда. Я думаю, что надо просто не отвечать.

1 В. А. Кузминская.

2 Очевидно, речь шла о плане организации помощи голодающим и связанном с ним отъезде.

3 Имеется в виду статья о голоде, которую Толстой передал для печатания в журнал «Вопросы философии и психологии» и которая не была пропущена цензурой.

4 Две дочери и В. А. Кузминская.

6 Александра Николаевна Философова, сестра жены И. Л. Толстого.

6 От 19 февраля.

7 От 25 сентября (ACT).

460.

1891 г. Октября 23. Я. П.

Грот1 вероятно рассказал тебе, как мы усердно работали; не знаю только, с успехом ли. Какой он энергической и милый, приятный для жизни человек. У меня осталось такое хорошее, радостное впечатление от последнего нашего разговора, что, как вспомню, так весело станет.

Надеюсь, что ты хорошо доехала. Наши девочки ездили в Тулу, вернулись, особенно интересного ничего не почерпнули. Если живы, здоровы будем, то вероятно поедем в конце недели. У меня со вчерашнего дня насморк и тяжесть головы; исполняя твое предписанье, не сдвинусь с места, пока не буду совсем здоров. — Нынче б[ыл] Оболенский2 и провел целый день, и кое-что дельного сказал. Жалею, что он не был при Гроте. Нужно бы включить в его статью то, что людям, к[оторые] будут в распоряжении комитета, прежде всего будет поручено объездить или списаться, исследовать всю Россию — урожайные местности, чтобы узнать, есть ли в России и сколько хлеба. Никто этого не знает, а в этом всё. Узнать же это очень легко.87 88 Я берусь в две педели одной перепиской узнать это. Всякий местный человек, как я, н[а]п[ример], в Крапивенском уезде могу очень легко узнать это. Ну, пока прощай, целую тебя и детей. — Надеюсь и желаю очень, чтобы ты с Левой хорошо сговорилась. Чтобы всё было по-хорошему.

1 См. вапись в Дневнике Толстого от 22 октября 1891 г., т. 52.

2 Кн. Дмитрий Дмитриевич Оболенский. С. А. Толстая писала Толстому 26 октября: «Оболенский написал статью (пойдет передовой) о своем издании альбома в пользу голодающих и в ней упомянул, что ты даешь свою повесть».

461.

1891 г. Октября 24. Я. П.

Очень разочаровало нас, в особенности меня, то, что вчера не было от тебя письма, милый друг. Утешаюсь тем, что ты хотела писать с Левой, а он не поехал, или что почта как нибудь спутала. — Главное, мне хочется знать про твое здоровье — не разделяю физическое и духовное, хотя и считаю, что основой физическ[ого] духовное. А твое духовное состояние при отъезде было такое хорошее, что я был спокоен. Надеюсь, что сейчас привезут хорошие известия. Телеграму от Левы получили и ждем его. Нынче было письмо от И. И. Раевского,1 к[оторый] приглашает нас ехать в воскресенье, что мы и исполним. Я все эти дни пишу2 по утрам, перед обедом гуляю. Все мы здоровы. Цыгане всё живут у березняка, и нынче поручик3 посылал за мужиками выгонять их, но они продолжают жить, несмотря на поручика и на мятель 9°. Прощай. Целую тебя и детей.

Из-за сундука под лестницей достали желтый башмачок Ваничкин, и он стоит на сундуке, и я проходя вспоминаю его, что не раз делал и без башмачка.

1 От 24 октября 1891 г.

2 «Царство божие внутри вас».

3 «Так называли лесничего в нашей местности» (п. С. А.).

462.

1891 г. Октября 26. Я. П.

Всегда, когда принесут, как теперь, бумагу и говорят: припиши, не знаешь, что.1 Спасибо за деньги.2 Начнем с чего нибудь. Но меня теперь неотвязно тяготит вопрос: есть ли в88 89 России достаточно хлеба? Я кажется напишу об этом в газету; тем более, что ту статью, вероятно, не пропустят, — и тем и лучше. — Очень меня порадовало, что прекратилось лихорадочное состояние и поты. Теперь, наверно, и нравственное состояние поправится. То, что ты пишешь о психическом расстройстве, ужасный вздор.3 Доказательство, что причина органическая, т. е. болезнь тела, — лихорадочное состояние и поты. — Тебе не следует скучать, т. е. грустить. С тобой дети: сам Ваничка, аккуратный и в добром настроении находящийся Андр[юша]. (И Миша поправится.) И мы скоро приедем. Целую тебя нежно.

1 Очевидно, принесла М. Л. Толстая, писавшая первую, половину письма.

2 С. А. Толстая писала 25 октября: «Посылаю вам 500 рублей, с прежними 600: Лева берет 200, Сережа 100 на голодающих, итого 900 р.». Под этими словами С. А. Толстая позднее пометила: «Эти деньги были наши, не жертвованные, а пока для начала дела помощи».

3 См. ПСТ, стр. 448.

463.

1891 г. Октября 29. Бегичевка.

Ах, как хочется, чтобы письмо это застало [тебя] в хорошем духовном состоянии, милый друг. Буду надеяться, что это так, и завтра — день прихода почты — буду с волнением ждать и открывать твое письмо. — Ты пишешь, что ты остаешься одна, несчастная, и мне грустно за тебя. Но будет об этом. Напишу о нас. Выехали по хорошей погоде в катках больших все: Лева, Попов и мы 5-ро1 с М[арьей] К[ирилловной].2 На станции встретили Ивана Иваныча, к[оторый] ехал с нами. На станции, как и везде, народа черного, едущего на зарабо[тки] и возвращающегося после тщетных поисков, — бездна.

Нас с билетами 3-го класса посадили во 2-й. Тут нашелся Керн3 и потом Богоявленский.4 Жара страшная, и мы все осовели от нее. На Клекотках простились с Левой и Поповым и нашли две тройки в санях за нами. Ехать решили что нельзя, п[отому] ч[то] шел снег с ветром, и ночевали не дурно в бедненьк[ой], но не очень грязной гостинице.

Девочки так ухаживают за мной, так укладывали всё, так старательны, что только можно желать уменьшения, а не увеличения89 90 заботы. Всё это твоя через них действует забота, и я ценю ее, хотя и не нуждаюсь в ней, или так мне кажется. Рано утром поднялись, но выехали в 10. Ехали хорошо, тепло. Я надел раз тулуп, — и приехали5 в два. Дом теплый, топленный, — всё прекрасно приготовлено. Мне Ив[ан] Ив[анович] уступил свой великолеп[ный] кабинет. У девочек две комнаты с особым ходом. Общая большая комната для repas.6 Сам он поместился в маленькой комнатке Ал[ексея] Митр[офановича], рядом с своим Федотом.7 Нынче я настоял, чтобы он пошел в кабинет, а я на его место. И сейчас перешел, и мне прекрасно, и тепло, и уютно, и за перегородкой спит Федот. Обед простой, чистый, сытный; молока вволю.

После обеда заснул. Приехали вещи. Девочки разобрались; вечером приехал Мордвинов,8 зять Ив[ана] Ив[ановича], земский начальник, весь поглощенный заботой о народе. Когда он уехал, и в 9 часов разошлись, я сел писать статью о том, что страшно не знать, достанет или недостанет хлеба в России на прокормление, и до 11 часов пописал.9 Потом спал прекрасно. Утром продолжал статью. Между прочим побеседовал с Ив. Ив., и больше определилась деятельность девочек. Тане я очень советую взяться за дело пряжи и тканья, т. е. устройства этого заработка. Маша будет при столовых и пекарне. Я сейчас был в 3-х деревнях, из к[оторых] в двух приискал места для столовых, в обоих человек на 50. — Описывать слегка нищету и забитость этих людей нельзя. Но хорошо, здорово их видеть, если можно только хоть сколько-нибудь служить им, и я думаю, что можно. От Грота ты, вероятно, знаешь, что статью мою в числе других повезли в Петерб[ург], в цензуру, и, вероятно, запретят. И я рад. Я напишу другую и эту переделаю. Надо добрее, то и трудно, чтобы быть правдивым и добрым. Если это напишу, пришлю тебе. Ты с Гротом просмотри и пошли в Р[усские] В[едомости]. — Ну, пока прощай, целую тебя и детей, маленьких и миленьких, как говорил Фет, и тебя, не маленькую, но милую. Ив[ан] Ив[анович] уехал к Писареву10 и вероятно привезет его с собой.

Л. Т.

1 Кроме Толстого ехали: Татьяна и Марья Львовны, В. А. Кузминская и М. К. Кузнецова.

2 Марья Кирилловна Кузнецова, портниха и горничная С. А. Толстой.90

91 3 Эдуард Эдуардович Керп — бывший лесничий в казенной Зясеке.

4 Николай Ефимович Богоявленский (р. 1862 г.) — земский врач.

5 В Бегичевку, Данковского уезда Рязанской губ., имение И. И. Раевского. Бегичевка стала центром деятельности Толстого помощи нуждающимся в голодные годы (1891—1893).

6 [еды.]

7 Федот Васильевич Афанасьев — повар у Раевских.

8 Иван Николаевич Мордвинов (1854—1917), был женат на Маргарите Ивановне Раевской (1856—1912).

9 Статью «Страшный вопрос»; напечатана была в «Русских ведомостях» за 1891 г., № 306, от 6 ноября.

10 Рафаил Алексеевич Писарев (1850—1906).

464.

1891 г. Ноября 2. Бегичевка.

Мы до сих пор еще не получили писем, милый друг, и я не спокоен о тебе. Надеюсь, что завтра получим, и хорошие от тебя вести. Деятельность здесь самая радостная, если бы можно назвать радостною деятельность, вызванную бедствием людей. Три столовые открыты и действуют. Трогательно видеть, как мало нужно для того, чтобы помочь и, главное, вызвать добрые чувства. Нынче я был в двух во время сбора и обеда. В каждой около 30 чел[овек]. В числе их одна попадья вдова и дьячиха. Нынче я сделал наблюдение, что очень приглядываешься к страданиям, и не поражает и большое лишение и страдание, п[отому] ч[то] видишь вокруг худшие. И сам страдающий видит тоже. Девочки наши все очень заняты, полезны и чувствуют это. Мы не распространяем своей деятельности, чтобы не превзойти свои средства; но если бы кто хотел быть полезным людям, то здесь поприще широкое. И так легко и просто. Устройство столовых, к[отор]ым мы обязаны Ив[ану] Ивановичу, есть удивительная вещь. Народ берется за это как за что-то родное, знакомое, и смотрят все как на что-то, что так и должно быть и не может быть иным. Я в другой раз опишу тебе подробнее. Ив. Ив. всем нам очень мил. Сердечен, умен и серьезен. Мы все его больше и больше любим. Жить нам прекрасно. Слишком роскошно и удобно. Писарев б[ыл] вчера, нынче должна была быть она.1 Завтра Таня хотела к ней съездить. Наташа2 очень милая, энергичная, серьезная. Богоявленский был 2 раза. Написал я эту статью.3 Прочел ее Писар[еву]91 92 и Раевск[ому], они одобрили, и мне кажется, что она может быть полезна. Красноречия там нет, и места для него нет, а есть нечто, точно нужное и мучающее всех. Пошли ее поскорее в Рус[ские] Вед[омости], и, если будут предлагать, то возьми с них, чем больше, тем лучше, денег для наших столовых. Если пришлют, хорошо, а не пришлют, тоже хорошо. Денег не нужно, но если пришлют, то здесь найдется им употребление.

Я пишу это, и сам боюсь. Боюсь, чтобы деньги эти и всякие, если бы прислали их, не спутали нас, не увлекли в деятельность сверх сил. Нужнее всего люди. Пиши подробнее о себе, своем здоровье, о детях. Целую тебя, милый друг, и детей. Верно девочки припишут.

Попроси Алек[сея] Митр[офановича], которого благодарю за его хорошее письмо, просмотреть статью и поправить знаки и даже выражения, где могут быть неправильны, под твоим наблюдением; коректуру, верно, ты просмотришь. Поклон М-r Борелю.

Ну, пока прощай.

1 Евгения Павловна Писарева, рожд. гр. Баранова.

2 Наталья Николаевна Философова, позднее Ден. Принимала деятельное участие в оказании помощи голодающим.

3 «Страшный вопрос».

465.

1891 г. Ноября 4. Бегичевка.

Хочется приписать тебе хоть неск[олько] слов, милый друг. Жить здесь очень хорошо, чувствуется, что приносишь пользу, и было бы мне и всем нам вполне хорошо, если бы не мысль о тебе, о том, что тебе тяжело и грустно. Жаль, что не пришлось видеться с Дьяк[овым]1 перед смертью. Ничто так не напоминает о своей близости к смерти, как смерть таких близких, как он б[ыл] мне. И напоминание это на меня всегда действует ободряюще. Я совсем здоров. Нынче писал рассказ для Об[оленского].2 Очень бы хотелось, чтобы вышло. Целую тебя и детей.

В статье «Страшный вопрос», там, где говорится о бане и театре, замени, пожалуйста, театр фабрикой, т. е. так, чтобы92 93 сказать: но если крыша опасна на фабрике, где постоянно работают тысячи чел[овек] и т. д. Или вовсе выкинь всё сравнение, как найдешь лучше.3

Приписка к письму T. Л. Толстой.

1 О болезни Д. Л. Дьякова С. А. Толстая писала 28 октября (ПСТ. стр. 453).

2 «Кто прав?»

3 В напечатанном тексте «Страшный вопрос» сохранен пример бани и театра; выдвинутые Толстым в настоящем письме изменения текста использованы не были.

466.

1891 г. Ноября 7. Хутор Мордвиновых.

Дня два не писали тебе, милый друг. Кажется, Наташа посылает на почту, и я пользуюсь этим случаем. Вчера получили твои два письма: одно унылое1 и другое более бодрое,2 в к[отором] ты пишешь о Клейнере3 и его советах тебе, и о твоем письме в Газету.4 — Я вчера еще сам себя спрашивал: что мне сосет и грустно? И отвечал себе: ты, твое здоровье и душевное состояние. Слава Богу, что теперь лучше. Только бы получить подтверждающее то же известие! —

Событий у нас за это время никаких. Маша ездит каждый день в три столовые в Рыхотск[ой] волости, за 4 версты. Там много дела — и в том, чтобы следить за хозяйками (те, у к[оторых] столовые), и допускать просящихся, и отклонять попытки злоупотреблений. И тут есть. И, разумеется, не важно, что поест тот, кто желает, но, во 1-х, не достанет тем, кому нужно, и хождение ненуждающегося возбуждает дурные чувства в других. Кроме того, со вчерашнего дня там началась выдача муки от земства, и потому надо было отчислить тех, к[оторы]м при этой выдаче уже не нужно. Таня же облюбовала ближнюю большую деревню,5 где уж получают от земства муку, но, несмотря на то, остается много бедняков, к[оторых] она и хочет кормить. Нынче она хотела начать. Вера взялась за школу6 и с увлечением занимается ею; иногда ездит и ходит с дочерьми. Я хожу и езжу в Рыхотскую волость, где три столов[ые], и по утрам пишу. Пишу я статью художеств[енную] для Оболенск[ого]. Половина сделана; кончаю свою большую работу,7 и 3-го, дня поправил корект[уры] Гротовск[ой] статьи93 94 и послал их. Если он будет печатать, то ты, верно, просмотришь в коректурах новые поправки. Нынче хочу написать статью описание столовых. Это очень важно. Как они устраиваются и как идут, с тем, чтобы каждый знал, как пользоваться этим чудесным, простым, практическим, народным и лучше других достигающим цели. Это тем более нужно, что ты в своем письме упомянула о них. Твое письмо8 очень хорошо. Только одно жалко, что говоришь, как бы восхваляя, о своих. Но всё очень хорошо. Милый Страхов.9 Я писал ему маленькое письмо в Петерб[ург]. Как я рад, что Сережа в Москве.10 И рад про него узнать. А то ничего не знал. И рад, что он с тобой. Радуюсь на Андрюшу, что он понимает тебя и хочет тебе быть утешением. Одно это желанье есть уж огромное утешенье. — Вчера мы после обеда получили почту с твоими письмами, но не получили газет. Я целое утро б[ыл] дома и решил идти пешком к Мордвиновым,11 по Дону версты 4. Это прелестная прогулка. Таня собралась со мной, потом Ив[ан] Ив[анович], потом Маша; только Вера осталась, п[отому] ч[то] у ней школа вечером. Мы пошли, надеясь вернуться вечером же. Шел снег с ветром; но, когда мы пришли и посидели, то оказалось, что ехать нельзя — такая мятелъ, и вот мы засели и ночевали. Здесь очень милая семья: подростки дети, учительницы, бабушка.12 Наташа оказалась тоже тут и не могла уехать. Теперь утро, и я от Мордвинов[ых] пишу тебе, особенно в виду того, что, узнав о метели, ты будешь беспокоиться. Чтобы ты не беспокоилась в этом отношении, я тебе скажу, что я сам страшно боюсь этого, и как только мы приехали, я сделал уговор со всеми, к к[оторому] и сам первый подписался, чтобы в случае малейшей опасности мятели не ездить, а ждать. Так вот, милый друг, все наши новости, целую тебя и детей и жду хороших вестей, и надеюсь тебе всё давать хорошие.

Л. Т.

1 От 1 ноября 1891 г. (ПСТ, стр. 455).

2 От 4 ноября.

3 Сергей Михайлович Клейнер — московский врач.

4 4 ноября С. А. Толстая сообщала в своем письме-призыве о помощи голодающим в редакцию «Русских ведомостей» от 3 ноября.

5 Село Екатерининское, Епифанского уезда, Тульской губ.

6 В Бегичевке.

7 «Царство божие внутри вас».

8 Напечатанное в «Русских ведомостях» от 3 ноября.94

95 9 С. Л. Толстая виделась с Н. Н. Страховым во время его пребывания в Москве.

10 Брат Толстого Сергей Николаевич.

11 Мордвиновский хутор «Утес» находился в 2 км. от Бегичевки.

12 Екатерина Ивановна Раевская (1817—1899), рожд. Бибикова — писательница. См. ее дневник в «Летописях» Государственного литературного музея, II, М. 1938.

467.

1891 г. Ноября 9. Бегичевка.

Получили твое письмо с Раевским,1 милый друг, и всё бы хорошо, если бы не инфлуенца детей. Вот уж именно: I hope,2 что им теперь лучше, и всё прошло, и что ты не очень измучилась. Впрочем, самое тяжелое, твое ухаживанье за больными, не подкосит тебя так, как твое неопределенное нервное состояние, к[отор]ое мучило тебя последнее время.Ты глухо пишешь, что тебе лучше. Но как, до какой степени? Напиши подробно. Эта твоя болезнь моя заноза. Вчера я с Машей ездил на одной лошадке в наши столовые в Татищево, за 5 верст, а Таня ходила в свою ближайшую столовую. У нас теперь идет пертурбация с тех пор, как деревни стали получать муку от земства. Прежде были определенно и несомненно нуждающиеся, а теперь с выдачей является сомнение, и казалось бы должно уменьшиться количество посещающих столовые, а оно еще увеличилось.

Время идет, запасы истощаются. Те, к[оторые] не были нуждающимися, становятся ими; и, кроме того мне кажется, что начинается волнение, недовольство, требовательность в народе. Здесь один мужик, Епиф[анского] уезда, из деревни Курицы, ездил, как говорят, ходоком к Сергею Алекс[андровичу]3 в Москву жаловаться на Писарева, что им не выдают хлеба достаточно, и будто С[ергей] А[лександрович] сказал ему, что дадут всем, и он, вернувшись, мутит народ. На деньги твои, почти на все 1100 р[ублей], мы решили купить дров, к[оторые] нашлись в околодке. Это было самое нужное и трудное достать. Хлеба в нашей местности, судя по тому, что закуплено теперь земством, должно достать хотя на половину, но топлива совсем нет. Эти же дрова близко и дешево, по 18 рубл[ей] за саж[ень]. Они пойдут по столовым и прямо в помощь нуждающимся. Если же бы остались, то всегда могут быть променены95 96 на хлеб. Я в практическом деле вполне доверяюсь Раевскому, а это его мнение.

Вчера, возвращаясь с Машей домой, уж под домом мы встретили сани с факелом, к[оторые] ехали нам навстречу, так Ив[ан] Ив[анович] беспокоится и заботится о нас. И дома застали двух Р[аевских]4 и Ив[ана] Алек[сандровича], к[оторый], встретившись с ними в Туле, приехал с ними. Нынче Таня и Маша были опять по своим столовым, Вера в школе, а я писал. Теперь же 3 часа. Они все на двух парах уехали к Наташе и вернуться хотели засветло к Мордвиновым, на половине дороги, где я их встречу. Мне очень многое хочется писать, но последние два дня, несмотря на то, что совершенно здоров, ничего не пишется. А хочется писать это заключение к моей большой статье,5 статью Оболенскому, к[оторую] начал и много написал, и статью о столовых,6 о наилучшем, по моему, способе помощи, к[оторую] нынче писал. Это нужнее всего: хочется сообщить другим самый простой и практический способ помощи. Еще хочется написать короткое письмецо в газету, с включением письма, полученного от Попова.7 Постараюсь успеть написать это на отдельной бумажке и тогда вложу в это письмо. Спасибо тебе за хлопоты о моей статье. Перемены так незначительны, что ничего неприятного нет. Получил я еще письмо от одной г-жи Вагнер,8 из Курск[ой] губ., кот[орая] спрашивает совета, где бы она бы могла в продолжении 10 мес[яцев] прокормить от 60 до 80 челов[ек].

Я ее направил в Оренбург, но предложил заехать к нам.

О Леве я бы беспокоился, если бы не знал, как там9 трудно и медленно сообщение. Прощай, душень[ка], целую тебя и детей.

Л. Т.


Перечтя внимательно письмо Попова, я нашел в нем подробности, внушившие мне сомнение в подлинности сведений, — именно то, что Свящ[енник] отъисповедывал 50 чел[овек]. — Это было в газетах, в известиях из Казани, — и решил не печатать. Твоя мысль не печатать в газетах о том, что деньги, полученные за представления Плод[ов] Просв[ещения], пожертвованы театральной дирекцией, — очень хороша.


На конверте: Москва. Хамовнический переулок, дом № 15. Графине Софье Андревне Толстой.96

97 1 От 6 ноября (ПСТ, стр. 458).

2 [Я надеюсь]

3 Вел. кн. Сергей Александрович (1857—1906) — московский генерал-губернатор.

4 И. И. Раевского (младшего) и П. И. Раевского.

5 К «Царству божию внутри вас».

6 «О средствах помощи населению, пострадавшему от неурожая». Напечатана в книге «Помощь голодающим», М., изд. «Русские ведомости», 1892, стр. 469—586.

7 Письмо это не сохранилось.

8 Екатерина Дмитриевна Вагнер (ум. 1918 г.), рожд. Былим-Колосовская.

9 «Сын Лев, оставив университет, уехал на помощь голодающим в глухие степи Самарской губернии» (п. С. А.).

468.

1891 г. Ноября 11. Бегичевка.

Ездили мы с Машей целый день. И день был удачный. И погода была хороша, и всё спорилось. Мы теперь открываем столовые около другого центра запасов. Прежние столовые около склада Раевского, теперь около склада Ершова,1 вашего московс[кого] предводителя. Там его управляющий будет отпускать провизию на открывающиеся вокруг него столовые. И там очень нужно. Много нужды. Маша застала человека, действительно не евшего два дня и ослабевшего. Я вчера устраивал две столовые для Веры, для ее денег, на новом основании, именно на том, чтобы нам не отбирать тех, кот[орые] имеют и не имеют права ходить, а на совесть людей предоставить ходить всем без разбора, ограничивая только количеством заготовленного обеда. Это интересно очень, как пойдет.

Не помню, писал ли тебе я или Та[ня], что вчера явился к нам студент Дубровин, 4-го курса юрист, желая помогать и ехать в Самару. Теперь хлопочет здесь. Нынче он ездил за дровами. Узнай, что про него знают.

Я уморился, надышался воздухом, и кругом болтают, и потому кончаю. Но, несмотря на болтовню кругом и усталость, помню одно то, что хотелось бы получить от тебя добрые вести. Сейчас приехала Наташа и говорит, что ее мать пишет, что ты встала и дети, кроме Саши и Ванички. но что и им лучше. Что это значит, что ты встала? — Прощай пока, целую тебя и детей.

Л. Т.

Приписка к письму Т. Л. Толстой.97

98 1 Склад Ершова находился в Грязновке, в 9 км. от Бегичевки. Владимир Иванович Ершов (1844—1899) — в 1890—1892 гг. московский губернский предводитель дворянства.

469.

1891 г. Ноября 14. Бегичевка.

Сейчас едет назад ямщик, привозивший Ив[ана] Ивановича] с Эл[еной] Павл[овной], и вот пишу хоть немного. Мы все здоровы вполне. Дело идет хорошо. Открыто наших 17 столов[ых]. И всё нужно еще и еще. Со всех сторон прибывают и сотрудники, и средства. С вчерашней почтой получено более тысячи. — Твоих писем получили 3.1 Одно унылое; но за то последнее, от 9 (кажется), более, даже совсем бодрое. От Дунаева получили письмо. Он пишет о тебе хорошо. Он понимает тебя и любит; понимает хорошее в тебе. Попрекнул я тебя за то, что ты себя упрекаешь в том, что переехала в Москву. Ты сама себя мучаешь и, главное, не верно оцениваешь чувства других к тебе. Je suis sûr, que tu ne t'imagines pas avec quel amour nous pensons et parlons de toi.2 Вчера получили известие, очень нас поразившее грустно. Аничка, т. е. Анна Петр[овна],3 скончалась. Поболела неделю и умерла. Ник[олай] Ник[олаевич] пишет,4 и, видно, очень огорчен. — Здесь приехал Матв[ей] Ник[олаевич] Чистяков5 от Черткова и еще Тулинов, студент, помнишь.6 От Левы б[ыло] письмо коротенькое вчера. — Он здоров.


На обороте: Москва. Хамовнический переулок, № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 От 8, 9 и 10 ноября.

2 [Я уверен, что ты себе не представляешь, с какой любовью мы думаем и говорим о тебе.]

3 Анна Петровна Ге (1832—1891) — жена художника H. Н. Ге.

4 Николай Николаевич Ге (1831—1894).

5 Матвей Николаевич Чистяков (1854—1920). См. т. 65.

6 Николай Иванович Тулйнов.

470.

1891 г. Ноября 17. Бегичевка.

Не пишется, пот[ому] что нынче ждал почты и известий о тебе, милый друг. — Письмо это свезет тебе98 99 H. Т. Владимиров.1 Он очень замечательный тип нового русского деятеля из крестьян: деятельный, умный, практичный и общественный. Хотел я с ним послать несколько слов о нашей деятельности и список полученных пожертвований и целое утро писал, но не кончил и решил подождать. Главное: у меня есть написанная, не поправленная, большая статья о столовых,2 потом у Грота статья3 и эта.4 Надо подождать, выдет ли Гротовская, чтобы не б[ыло] повторений и недосказанного. Да и нынче голова тяжела, оттепель. Не торопясь, соображу завтра. Лева тебе всё про нас расскажет. И кроме хорошего, ничего и рассказывать нельзя. Все здоровы, бодры, заняты, дружны. Нынче видел во сне Сашу. Что она, поцелуй ее особенно от меня. Я как будто забывал о ней. И теперь, насколько забывал, настолько живо помню и люблю ее. — Последнее время, с приездом Элен[ы] Павлов[ны] и мальчиков, было очень суетно. Да и кроме того постоянно приезжают то тот, то другой. Матв[ея] Ник[олаевича] я задержал здесь в надежде окончить последнюю главу большой статьи. Это очень бы развязало меня. —

Ты спрашиваешь меня, куда и как употребить деньги? Я думаю, что нам надо теперь, сейчас — хлеб подешевел — купить несколько вагонов ржи, — по крайней мере, такое количество, к[оторое] обеспечило бы нам около 20 столовых, на к[оторые] нужно хлеба до новины тысяч 8. Впрочем ничего загадывать нельзя и не надо, а жить и действовать по мере требований обстоятельств. Владимиров много хорошего придумал и обещал. Посмотрим, что будет? Посылаю тебе мои черновые двух статей, к[оторые] я готовил. Ты всё разберешь. Прочти их и скажи свое мнение. Список пожертвований надо начать с тех, к[оторые] присланы тебе. — Ну, прощай, голубушка. Не пишется, во 1-х, п[отому] ч[то] Лева расскажет, а во 2-х, потому, что нынче получу от тебя известие. Только бы дал Бог, чтобы ты была здорова и добра, как ты последнее время; но чтобы здорова была, как была летом. Зима верно тебя поправит.

Постоянно думаю о тебе и люблю.

Л. Толстой.


На конверте: Графине Софье Андревне Толстой.

1 Нил Тимофеевич Владимиров. Его направила к Толстому С. А. Толстая с письмом от 12 ноября 1891 г. (ПСТ, стр. 464).

2 О столовых идет речь в статье Толстого «О средствах помощи населению, пострадавшему от неурожая».99

100 3 Статья, предназначенная для «Вопросов философии и психологии» и запрещенная цензурой.

4 С. А. Толстая писала об этой статье 20 ноября: «О коротенькой статье я такого мнения: как отчет — не довольно полный и ясный; как статья — не довольно интересна и чувству ничего не говорит. Так что она не удовлетворяет» (ПСТ, стр. 468).

471.

1891 г. Ноября 19. Бегичевка.

Известий о нас тебе теперь много с разных сторон, но хочется тебе написать, милый друг. Получили 3-го дня твои два письма нам1 и одно Ивану Ив[ановичу].2 Во всех трех мне слышна была горькая нота, и мне это было очень больно. Но дело в том, что тебе больнее, и я тотчас же хотел ехать к тебе. Но девочки советовали ехать всем вместе. И после совещания решили подождать еще известий, но во всяком случае ехать к тебе всем, не откладывая, поручив здесь продолжение дела, кому можно. Девочки все три кашляют и в насморке, но в общем здоровы. Я совершенно здоров. Не сглазить, давно не б[ыло] даже изжоги. Вчера я с вечера усердно писал статью, описывающую нашу деятельность, сегодня утром проснулся в 7-мь и писал, не выходя из комнаты. Пустая статья, но нужна тем, что сообщает другим приемы заведения и ведения столовых. Она еще не переписана, и едва ли к завтраму кончу. С Влад[имировым] я ошибся и послал тебе какую то другую рукопись.3 Потом в 10 часов поехал верхом по всем дальним столовым и проездил по прекрасной погоде до 5 часов. Положение становится всё напряженнее и напряженнее: проедаются последние средства, и количество совсем неимущих всё увеличивается. Главное топливо и праздность и мужчин, и женщин. Нынче пишу Владимиро[ву] о высылке нам лык для работы лаптей.4 Лен на днях получится. Знаменательный признак нужды, что по 3-м небольшим деревням в один день набралось охотников отдать на прокорм 80 лошадей, и приходят еще и еще просить взять лошадей. Отдают незнакомому человеку, неизвестно куда своих лошадей, и всё хороших, молодых. Очевидно, считают этот риск выгоднее верной погибели, если оставить у себя лошадь.

В последнюю почту получено нами повесток на 3300 р[ублей].100

101 Твои, т. е. тобой собранные, пожертвования очень хороши. Поразительны 1500 арш[ин] материи и комична вермишель. Ее надо будет раздать в праздники. Материя же тоже поразительно нужна. Нынче я видел вдову с детьми, положительно голую. Только один мальчик может выходить. Я еще не видел такой бедности. Таня написала нынче маленькое письмо в газеты,5 — не знаю, пошлет ли, в к[отором] она пишет, как устройство столовой, присутствие людей извне, посещения — ободряют людей. Это совершенно справедливо и очень заметно. — Нынче Ив[ан] Ив[анович] уехал в Данков, и мы одни. Теперь у девочек сидит Марг[арита] Ив[ановна]6 и пьют чай, а я пишу. Матв[ей] Никол[аевич] всё у нас. Я его не пускаю, и он ждет, и нам полезен и приятен. Ну, пока прощай. Целую тебя и детей от Вани, через Сашу, М[ишу], Андр[юшу] до Левы. Надеюсь скоро увидеться. Дай только Бог тебя найти здоровой. Надеюсь на мороз. Что-то даст завтрашняя почта, т. е. какие известия о тебе?

Л. Т.


Привет Ал. Митр., Борелю и Лидии.

Напиши, пожалуйста, как посланы горох, чечевица и мука.

Мы ничего этого не получали, т[ак] к[ак] не получали на это квитанции.


На конверте: Москва. Хамовнический пер., дом № 15. Графине Софье Андреевне Толстой.

1 Одно из них от 13 ноября (ПСТ, стр. 466).

2 Оно неизвестно.

3 «Кто прав?»

4 Письмо это неизвестно.

5 Это письмо напечатано в анонимном фельетоне «Даровые столовые в деревнях», опубликованном в «Новом времени» от 20 ноября, № 5650.

6 М. И. Мордвинова (1856—1912), жена И. Н. Мордвинова.

472.

1891 г. Ноября 23. Бегичевка.

Каждый день вижу тебя во сне, милый друг. Дай Бог, чтобы ты была здорова и спокойна. Мы все совершенно здоровы и изо всех сил бережем друг друга. Таня пишет страшный вздор:1 предвидеть ничего нельзя, а предвидеть дурное даже дурно.101

102 Наташа обещала приехать в воскресенье, и мы было решили, получив от нее самые свежие известия, ехать в Москву. Теперь болезнь Ив[ана] Ив[ановича] невольно задерживает нас. И дело нельзя бросить, и его, милого человека, к[оторого] я, чем больше с ним живу, тем больше люблю.

Занят я очень. Статья моя о столовых, кажется, готова, но еще не переписана. Надеюсь завтра выслать ее тебе.2 Ты просмотришь и пошлешь к Гайдебурову.3 Он всегда так желателен, а я его обхожу для Р[усских] В[едомостей], совсем мне чуждых. Кроме того, он скорее других напечатает. Впрочем делай, как знаешь. Я вижу, что ты живешь этим делом не меньше нашего. То писанье, то разговоры с народом, приходящим с разными требованиями и просьбами, то поездки — весь день полон. Нынче был исправник,4 льстивый челов[ек], к[оторый] будто представлялся. Завтра, говорят, приедет губернатор Рязанский.5

Очевидно, их беспокоит наше присутствие. Столовых открыто теперь 28, и всё просят открывать новые. Помощников никого еще нет. Матв[ей] Никол[аевич] остается у нас, видя, что дела много, и хорошо и много помогает. Денег у нас тысяч 6, кажется, и мы на все покупаем хлеба. На днях был премилый человек, Протопопов,6 бывший моряк, стоявший со мною вместе на 4-м бастионе в Севастоп[оле], а теперь Председатель Епиф[анской] Земск[ой] управы. Мы ему поручили купить нам ржи. Завтра буду писать еще. Теперь ждет посланный с телеграммой в Клекотки. Прощай, до свиданья, целую тебя и детей. Что Лева. — Утешительно то, что брат7 и сестра8 тут у Ив[ана] Ив[ановича].

Л. Толстой.


Сейчас приехала Марг[арита] Иван[овна] и будет ночевать у брата.

1 Т. Л. Толстая писала С. А. Толстой (почтовый штемпель 22 ноября): «Вчера заболел у нас Ив. Ив. и сегодня еще лежит в жару. Богоявленский говорит, что грипп, но всегда страшно, когда старики заболевают» (ACT).

2 «О средствах помощи населению, пострадавшему от неурожая».

3 Павел Александрович Гайдебуров (1841—1893) — с 1876 г. редактор «Недели».

4 Данковский уездный исправник Праль; ему была поручена слежка за Толстым; донесения его напечатаны в «Красном архиве», 5 (96), 1939, стр. 221 и сл.102

103 5 Дмитрий Петрович Кладищев. Его донесения департаменту полиции о деятельности Толстого см. там же.

6 Николай Петрович Протопопов (р. 1834 г.). В № 22 «Московских ведомостей» за 1892 г. напечатано «Письмо к издателю» Протопопова совместно с Р. А. Писаревым; в письме идет речь о деятельности на голоде Толстого, которая, с точки зрения авторов письма, вызывает «одни только чувства глубокой благодарности и признательности».

7 Дмитрий Иванович Раевский (1859—1896).

8 Кроме М. И. Мордвиновой, у Раевского были сестры: Магдалина Ивановна Цингер и Александра Ивановна Бергер.

473.

1891 г. Ноября 24. Бегичевка.

Сейчас 6 часов утра, 24-го. Пишу еще. Вчера отослал письмо с вечера. Ив. Ив. всё в жару и очень беспокоен. Всё заботы об общих делах, а сидеть едва может. Написал однако письмо Эл[ене] Пав[ловне].1 Сейчас отправляется отсюда в Тулу человек верный с письмами и с нашими деньгами, 6000, кот[орые] мы посылаем Писареву, чтобы положить в Тульск[ий] банк и выдавать за купленный хлеб, кот[орый] будет приобретать вместе с земским Протопопов, председатель Земской управы Епиф[анской]. — Меня немножко мучает совесть перед Эл[еной] Павл[овной], что я не известил ее тотчас же. Но вышло так, что, когда он 20-го вернулся из Данкова, не стоило посылать, казалось, что ничтожный грипп, к[оторый] пройдет, тем более, что на другой день он был совсем свеж и здоров утром и свалился опять к вечеру 21-го. 22-го мы ждали перерыва, чтоб он сам написал. И вот послали только 23-го. Он сам написал письмо Эл[ене] Павл[овне]. С большим трудом. Вероятно ее уже не будет, когда ты получишь это письмо. Нам будет легче, когда она будет здесь. Богоявл[енский] каждый день бывает и не находит ничего опасного. Матв[ей] Ник[олаевич] очень нам помогает, сам больной к нему привязался. —

Мы все совершенно здоровы и были бы бодры, если б эта болезнь и хозяина, и дельца главного, и милого и дорогого человека не подавляла нас. Целую тебя и детей.

Л. Т.


На конверте: В Москву. Гр. Софье Андревне Толстой.

1 Письмо Толстого к Е. П. Раевской неизвестно.

103 104

474.

1891 г. Ноября 25. Бегичевка.

Вчера, 24-го, получили твои два письма,1 милый друг. Ты напрасно меня упрекаешь в дипломатии: не дипломатия, а дело такое, что я, зная тебя, знаю, что ты будешь скрывать всю тяжесть своего состояния, а нам лучше знать. И, разумеется, всё брошу и приеду к тебе, и буду жить с тобой не с упреком, а с радостью. Я совсем собрался ехать к тебе на той неделе, после получения тех писем, но девочки не пустили, просили подождать, а тут заболел Ив[ан] Ив[анович]. —

Вчера вечером, в 10, приехала Эл[ена] Пав[ловна]. Она и не уезжала в Москву; говорит, тоска была и не хотелось уезжать. Ему не лучше. Называют это инфлуенцой, а это горячка по старинному. Лежит в жару, 39° почти, бредит, тяжело дышит. Богоявленский тут постоянно, и говорит, что опасного нет. Но нам всё время страшно и жалко и его и Эл[ену] Пав[ловну]. Не потеет, кашель. В легких ничего нет. Пишу всё это и для сыновей, чтоб они знали всю правду. —

Вчера получили опять пожертвований тысячи на 2 слишком и письма. Столовые расползаются как сыпь. Теперь уже 30, и идут хорошо. Я вчера вечером посетил две; трогательно видеть, как ребята с ложками бегут толпою. Попался нищенка мальчик из чужой деревни. Его пригласили и накормили, и спать положили в столовой. — Послал я тебе нечаянно начало повести.2 Ты не угадала, — хотя всегда угадываешь, — к чему клонит. Спиши и пришли мне, если я прежде не приеду. Приеду же я, как только поправится Ив. Ив.

Вчера, прочтя твои письма, страшно захотелось тем сердцем, к[оторое] ты во мне отрицаешь, не только видеть тебя, но быть с тобою. — Статью мою, Гротовскую, пожалуйста возьми в последней редакции без смягчений, но с теми прибавками, кот[орые] я просил Грота внести, и вели переписать, и пошли в Петерб[ург] Ганзену3 и Диллону,4 и в Париж Гальперину.5 Пускай там напечатают; оттуда перейдет и сюда, газеты перепечатают. Адресы Гальпер[ина], Ганз[ена] и Диллона сейчас впишу, если они найдутся у Тани; а если нет, то пошли к Лескову (его адрес в Рус[ской] мысли), он отдаст и Ган[зену], и Диллону, а Гальпер[ина] можно узнать через Рише.6 A Рише знает Грот.104

105 Мы все здоровы. К нам приехала Бибикова,7 дочь Вас[илия] Ник[олаевича], на лошадях. Мы ее выписывали, чтоб ей передать деньги и научить ее, как вести столовые. У нас еще (у Дм[итрия] Ив[ановича])8 гостит кореспондент Майков,9 недурной молодой чел[овек]. План Левы взять Цингера10 и Ив[ана] Ал[ександровича] прекрасный. Целуй его и Андр[юшу], Мишу, Сашу, Ваню. Алекс[ею] Митр[офановичу] душевный привет.

Мальчикам Раевским скажи, что теперь, 9 часов утра 25, температура 38,8. Пульс хорош. Это слова Богоявл[енского]. Эл[ена] Павл[овна] говорит, что если им очень хочется приехать, то она не запрещает этого, но никак не вызывает их.


На конверте: Москва. Хамовнический переулок, д. № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 От 17 и 20 ноября.

2 «Кто прав?»

3 Петр Готфридович Ганзен (1845—1930) — датчанин, журналист, переводчик.

4 Эмилий Михайлович Диллон (1854—1933) —англичанин, корреспондент газеты «Daily Telegraph»; лично познакомился с Толстым в 1890 г. Автор статей по русской литературе и о России и посмертного труда о Толстом: «Count Leo Tolstoy», London, Hutchinson, 1934.

5 Илья Данилович Гальперин-Каминский (1858—1935), переводил произведения Толстого на французский язык.

6 Шарль Рише (р. 1850 г.) — профессор Парижской медицинской школы; физиолог и психолог. В августе 1891 г. приезжал с Н. Я. Гротом к Толстому в Ясную Поляну.

7 Анна Васильевна Бибикова (р. 1873 г.) — дочь старого знакомого Толстых В. Н. Бибикова.

8 Раевского.

9 В «Биржевых ведомостях» опубликована его статья под инициалами «М. М.» — «У Л. Н. Толстого в голодный 1891—1892 г.» (№ 233, от 2 августа 1903 г.).

10 Николай Васильевич Цингер — сын профессора В. Я. Цингера.

475.

1891 г. Ноября 28. Бегичевка.

Ты уж знаешь страшное событие.1 Теперь 12 ч[асов] ночи 27-го, полон дом наехавшими родными: Писарев, Долгорукая,2 Давыдова,3 Давыдов Н. В. и еще разные знакомые. Теперь105 106 11/2 суток, что он умер. Умер он легко, без страданий — инфлуэнца, перешедшая на легкие. Ваня застал его, но уже без памяти. Эл[ена] Пав[ловна] страшно жалка, также и дети.

Сейчас получил и твое письмо, и сведения от Ал[ексея] Митр[офановича]. — Мы все совершенно здоровы и желали бы пробыть здесь несколько дней после похорон, чтобы не было того впечатления людям, что всё дело оборвалось и кончилось со смертью Ив[ана] Ив[ановича]. Я говорю: желали бы, но всё будет зависеть от твоего мужества. Я понимаю, что тебе страшно жутко, но вместе с тем не могу не видеть, что нет никаких оснований для беспокойства. — Всё решится само собою. Одно знаю, что люблю тебя всей душой и стремлюсь тебя увидеть и успокоить.

Нынче Таня сестра пишет Вере, что в Петерб[урге] слух прошел, что мы уезжаем, и что ропщут, говоря, что нельзя оставлять дела, на к[оторое] сделаны такие пожертвования. — И действительно нельзя. Теперь на время здесь остается Матв[ей] Ник[олаевич]; но он не может один вести дело. Но впрочем всё обсудим вместе спокойно и любовно. —

Посылаю тебе статью о столовых. Мне хотелось не обидеть Гайдебурова, к[оторый] прислал тоже пожертвования из своей газеты и скромно писал Тане: за что ваш батюшка меня забыл? Но я готов согласиться и с тобой и отдать в Р[усские] В[едомости].4 — Ты прочти ее, исправь, перепиши (можно и не переписывать), впиши пожертвования твои и Танины и приложи. Если что-нибудь не ладно или задержка выйдет в чем нибудь, то мы подъедем, и я поправлю. Тороплюсь писать, чтобы отослать письмо с Писаревым. Мне ужасно жалко его. Я очень, очень его полюбил. И не могу простить себе, что я так не понимал его прежде. Но зато как нам радостно, молодо, восторженно было часто последнее время вместе быть и работать. Я начал было нынче несколько слов о нем написать и хотел напечатать, и потом раздумал. Впрочем, не знаю.5

Ну, до свиданья, целую тебя и детей. Спасибо Леве, что пишет. Надеюсь, зубы его прошли. Нынче Илюша вернулся из Гродно. Его Давыдов видел на поезде. Они уезжали, а он приехал.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовнический пер., № 15. Графине Софье Андреевне Толстой.106

107 1 И. И. Раевский скончался 26 ноября.

2 Лидия Алексеевна Долгорукова, рожд. Писарева (1851—1916).

3 Екатерина Павловна Давыдова, рожд. Евреинова.

4 Статья Толстого «О средствах помощи населению, пострадавшему от неурожая» была помещена в сборнике «Русских ведомостей» «Помощь голодающим».

5 Некролог И. И. Раевского Толстым опубликован не был; напечатан был в «Красном архиве» за 1924 г., № 6 («Памяти Ив. Ив. Раевского — неизвестная статья Л. Н. Толстого»).

476.

1891 г. Декабря 11. Молоденки.

Пишу из Молоденок, куда мы прекрасно (чудная дорога и ночь, так что езда была удовольствием) доехали.1 Не успел написать тебе, и тоскливо всё о тебе. Тем более, что Таня сказала, что у тебя шла кровь носом. Неужели опять б[ыло] дурно? Без ужаса не могу подумать, как тебе одиноко одной. Надеюсь, что и не будет припадков и, если будут, то ты с мужеством перенесешь их. Насколько тебе нужно для мужества сознание моей любви, то ее, любви, столько, сколько только может быть. Беспрестанно думаю о тебе и всегда с умилением. —

Надеюсь, что письмо это придет раньше обычн[ой] почты. Целую тебя, детей. Поклон всем.

Л. Толстой.


На обороте: Москва. Хамовнический пер., дом № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Навестив С. А. Толстую и пробыв в Москве до 9 декабря, Толстой вновь отправился в Бегичевку.

477.

1891 г. Декабря 12. Бегичевка.

Очень я занят практическ[ими] делами — нынче была отправка лошадей и приготовление к прокормлению лошадей на местах, на барде, при винокур[енных] заводах. Не знаю, как удастся. Кроме того, много дела, к[оторое] делаешь дурно — прямой помощи страдающим. Нынче, нап[ример], был в доме, где мать, внук 10 л[ет] и мужик, все середь дня лежат на печи, а в комнате дух виден, и топить нечем. И боишься забыть про таких, п[отому] ч[то] так много подобных. Мне хорошо, повторяю, если бы не беспокойство о тебе. Вчера б[ыла] телеграма107 108 Гроту.1 У меня сердце оборвалось. Береги себя. Пожалуйста, ходи гулять и помни про мою любовь.

Твой Л. Т.


Вышли, пожалуйста, им то, что они просят.2


На конверте: Москва. Хамовническ. пер., № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

Приписка к письму T. Л. Толстой.

1 Н. Я. Грот был в то время у Толстого в Бегичевке. Телеграмма Гроту неизвестна.

2 Приписка сделана на обратной стороне обращения (за подписью С. Покровского) поселенцев из Кеми о содействии их передвижной библиотеке.

478.

1891 г. Декабря 13. Бегичевка.

Давно от тебя нет известий, милый друг, скучно и жутко. Да что делать. Верно завтра, воскресенье, будет. — Одного не люблю, когда в твоих письмах есть сдержанность, невысказанное. Это я сейчас чувствую и очень больно. Правда — лучше всего. Мы все здоровы и очень заняты. И теперь еще больше будем заняты с отъездом милого Чистякова. Мы все его полюбили очень. Да и нельзя. И кроткий, и умный, и деловитый человек. Все мы бережем друг друга и сами себя, и потому, по пословице, и Бог должен беречь нас. Главный характер теперешнего периода столовых тот, что они стали популярны, и народ видит в них не одно средство покрытия нужды, но и средство поживиться. Много просьб от богатых принять членов их семей в столовые. И как сделана ошибка по одному, так их набирается куча. Борьба с этим возможна. И были случаи уже уменьшения числа и откидыванья излишних. Этим мы и заняты с одной стороны, а с другой увеличиванием, т. е. распространением столовых. Нынче я был с тем молод[ым] чел[овеком], Келером,1 к[оторый] б[ыл] у тебя (к[оторый] оказался милым, и твое суждение о нем верно), в деревне, в которой мы еще не были, для открытия, по их просьбе, столовой. Староста оказался пьяным; пьян тоже сосед мужик, у к[оторого] умерло от тифа три человека и нынче жена, и кроме того оказалось, что указывали как на бедных на семьи, у к[оторых] 3 лошади,108 109 2 коровы, 10 овец и пьют чай, и к[оторых] я застал выпивши в будни. Такое соединение дурного с жалким, что ужасно трудно разобраться. Я уехал, не открыв столовой, а между тем зная, что там есть много истинно страшно бедных. Надо поехать после. Третьего дня был в деревне: лежат середь дня на печи в чуть топленной избе мать, внук и сын, и лежат так целый день. Дров нет и купить не на что. Самое утешительное в нашем деле это не общее дело расширения столовых, количество кормящихся людей, а отношение к этим отдельным лицам, как нынче к некотор[ым] голым детям, к[оторым] можно дать одежду. Тюки, привезен[ные] Наташей, оказались полны прекрасным платьем. Кто это прислал? Надо поблагодарить того, кто прислал. Наташа у нас с Вакой2 и сейчас едет домой и везет это письмо. Целую тебя, милый мой друг. И люблю тебя очень, очень.

От Левы было коротенькое письмо. Он здоров и очень деятелен. Целую детей.

Вели нам прислать газеты и сборник.3


На конверте: Москва. Хамовнич. пер., дом № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Владимир Васильевич Келлер — земский деятель.

2 Владимир Николаевич Философов.

3 Сборник «Помощь голодающим», М. 1892. В этой книге помещены две статьи Толстого: «О средствах помощи населению, пострадавшему от неурожая» и «Сказка» («Работник Емельян и пустой барабан»).

479.

1891 г. Декабря 18. Бегичевка.

Пишу буквально несколько сл[ов], только чтоб ты видела мой почерк. Н[иколай] Я[ковлевич], милый человек, тебе все расскажет про нас.1 Все хорошо: и материальное, и, смею думать, духовное. Топчемся, как белки в колесе, а результаты — дело Божее. Коншин2 тоже оказался премилый человек.

Еду сейчас в столовые около Писарева, и везу ему деньги, и хочу окончательно устроить Новоселова3 с товарищами в этой стороне под его покровительством.

Не могу сказать тебе, как твое последнее письмо обрадовало меня.4109

110 Только, душенька, пожалуйста, пиши всю правду. Раньше срока приехать к тебе ничего не значит. Илюша тут и очень мил. При случае он может заменить меня.

Целую тебя и детей.

Л. Т.


На конверте: Софье Андревне.

1 Н. Я. Грот. См. ПСТ, стр. 483.

2 Александр Николаевич Коншин (1867—1919) — из семьи фабрикантов-мануфактуристов; позднее принимал участие в переселении духоборов и в издательстве «Посредник».

3 Михаил Александрович Новоселов.

4 От 14 декабря; в нем С. А. Толстая писала: «Конечно, мне дороже всего — твое ласковое отношение ко мне, и детей тоже. Ты не беспокойся обо мне» (не опубликовано).

480.

1891 г. Декабря 20. Бегичевка.

Время так скоро идет в здешних хлопотах, что мне кажется, что я вчера писал тебе, а прошло, кажется, уже дня три (ровно три). У нас всё то же, стало быть всё хорошо.

Вчера был Писарев, и мы с ним уладили большие дела. — Всё хорошо. И он, и мы довольны друг другом. Нехорошо то, что картофеля нет, нельзя его сохранить без подвалов, и он весь — десятки тысяч пудов — пойдет на винокур[енные] заводы, а не на пищу людей. Ах, это винокурение. Пьянство не ослабевает. В деревне Ив[ана] Ив[ановича], даже в двух, открываются кабаки, и нет возможности их запретить.

Вчера наши сожители решили переехать от нас за 18 верст, в центр самых дальних столовых, в Ефремов[ском] уже уезде, и нам недоставало человека, чтобы поместить его в другом дальнем конце. И вот нынче явился, — пришел пешком, один из темных, из Полтавы, Леонтьев.1 Леонтьев этот, несмотря на фамилию, самый еврейский тип. Но человек, кажется, тихий, и трудолюбивый, и толковый. Он привез из Полтавы собранные там средства на содержание двух столовых. Из помощников наших самый полезный Гастев.2 Всё делает весьма скоро, умно. Про Новоселова нельзя судить, п[отому] ч[то] у него несколько дней страшно болят зубы. Нынче я был дома, а Коншин с Черняевой3 поехали в одну сторону за 7 верст, Гастев в другую 110 111 за 7 в[ерст] и Маша одна в третью, верст за 5. Утро было хорошо, но к вечеру, 4-м часам, поднялась сильная метель, и я очень тревожился. Послал за Машей, а она приехала, потом вернулся Гастев, и позднее всех вернулись те. Я очень беспокоился. Пишу это, чтобы ты знала, как мы благоразумны и бережем друг друга. —

Коншин завтра едет, скажи милому Гроту. Что такое Количка ничего не пишет про горох? Что моя статья? Твое письмо вчерашнее опять хорошее, успокоительное, но что то ты уж слишком хвалишься своим здоровьем.4 Во мне запало сомнение: правда ли? Вижу тебя часто во сне. И теперь тороплю время, поскорее быть с вами. Целую тебя и детей. Видел очень живо во сне Аг[афью] Мих[айловну]. Жива ли она? От Левы бодрые и дельные письма. Мы тоже пишем ему. Ну, до свиданья, милый друг.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовнический пер., № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Борис Николаевич Леонтьев (1866—1909). См. ч....

2 Петр Николаевич Гастев (р. 1866 г.), в 1891—1892 гг. работал с Толстым на голоде.

3 Марья Владимировна Черняева, бывшая курсистка, затем учительница.

4 От 17 декабря (ПСТ, стр. 477—478).

481.

1891 г. Декабря 24. Бегичевка.

Получили вчера еще твое письмо,1 милый друг, через Протопопова. Протопопов приехал с другим г-ном Обольяниновым.2 Оба они петербургские и плохо понимающие условия жизни, а вместе с тем возбужденные отчасти фальшивым представлением о голоде и раздраженно осуждающие правительство. При том занятии делом, в к[отором] мы находимся, это производит неприятное впечатление. Но они недурные люди, в особенности Протопопов. Самое неприятное впечатление произвели мне письма Левы.3 Легкомыслие, барство и нежелание трудиться. 111

112 Я очень боюсь, что он совершенно бесполезно потратит там деньги жертвованные, чужие. Он свел теперь дело на то, чтобы покупать и раздавать муку, т. е. делать то самое, что делает земство или администрация. Купить же рожь и раздать сделает земство или чиновники не хуже его, так что ему незачем и быть там. Проще передать деньги земству. Очень мне это жалко: и то, что деньги тратятся даром, и главное то, что он так легкомыслен и самоуверен. Я писал ему об этом и по почте, и с Протопоп[овым].4

Посетителей у нас бездна. Накануне Прот[опопова] был Леонтьев, темный, — приехавший из Полтавы, с деньгами на столовую. Нынче я его устроил в 15 верстах от нас, — самый дальний пункт в одну сторону. Новоселов, Черняева и Гастев, к[отор]ых мне очень жалко, что ты так осудила,5 они очень и очень хорошие, самоотверженные люди и работники, — уехали в другую сторону, тоже на самый дальний пункт от нас, за 15 же верст, и поселились там в избе, без чаю, молока, пищи иной, как та, к[оторая] в столовых, без постелей и т. п. —

Если будет хороша погода, я завтра проведаю их. Потом 3-го дня приехала и вчера уехала одна Вагнер, сестра милосердия, выдержавшая курс сестер Красн[ого] Креста, мать 17-летнего сына, готовая ехать повсюду с небольшими деньгами. Я ее направил в Казань, к Соловьевой.6 Нынче приехала Эл[ена] Павл[овна]. Очень она жалка и мила. Я нынче ездил далеко верхом по столовым. Надо всё объездить перед отъездом. Всё идет хорошо, всё независимо от нашей воли расширяется. Третьего дня был в деревне, где на 9 дворов одна корова; нынче был в деревне, где почти все нищие. Я говорю нищие в том смысле, что это всё люди, не могущие уж жить своими средствами и требующие помощи — не держащиеся уже сами на воде, а хватающиеся за других. Таких всё больше и больше.

Мы все здоровы и, кажется, не дурны. Я приятно и легко занят. Маша не совсем хороша, но плохого нет. Целую тебя и детей.

Пишу лениво, но это не значит, чтобы таково было чувство к тебе. Радуюсь его силе.


На конверте: Москва. Хамовнический пер., № 15. Графине Софье Андревне Толстой.112

113 1 От 20 декабря.

2 Лев Александрович Обольянинов — член Гдовской земской управы.

3 Письма эти не сохранились. О них см. (С. А. Толстая, «Моя жизнь», часть VI, стр. 196.

4 Известно письмо Л. Л. Толстому от 23 декабря, см. т. 66.

5 В письме от 20 декабря (ПСТ, стр. 483—484).

6 Вepa Соловьева жила во время голода в Тетюшском уезде Казанской губ.

1892

482.

1892 г. Февраля 4. Бегичевка.

Мучался о тебе, милый друг, вроде как в тот вечер о наших девицах. Только дай Бог, чтобы так же напрасно. Нынче получил от Ермол[аева]1 выписку и сводил счеты и писал деловые письма, и считали с конторщиками. Всё вполне уяснил и мог бы тебе похвастать. От Писар[ева] получил весь первый заказ 12 ваг[онов]. От Кол[ечки] 1 ваг[он] ржи и 4 гороха, из к[оторых] один послан Наташе. Знаю, и где они, и сколько осталось. Утомляют и мучают попрошайки. А нынче я решил насчет дров; и с завтрашнего дня будем выдавать записанным, более чем 200, семействам записки на дрова.

Если успеешь, похлопочи у казны и у Хомякова2 о дровах. Нынче я убедился, что эта нужда ужасная и что попрошайничество очень путает представление о действительности нужды. Сейчас написал письмо Тулинову3 о горохе, к[оторый] он просил у нас, и, между прочим, желая подбодрить их, высказал то, что сам чувствую. Много есть тяжелого, и самое тяжелое это попрошайничество, недовольство, требовательность, зависть и т. п. И мы на это досадуем. Нам кажется, что всё должно идти гладко, ровно, без тяжести борьбы и напряжения, — не напряжения труда (его не много нужно, и он легок), а напряжения доброты, насколько ее есть; а как же это может быть, когда находишься в исключительном положении и делаешь исключительное дело. Всё кажется — и нам так казалось сначала — что это что-то вроде partie de plaisir;4 но чем дальше входишь в дело, тем тяжелее, и попрошайничество есть показатель исключительного положения. — Ох! как ты доехала! Не было ли у тебя мрачных мыслей? У меня нет. И если вспомню о тебе,114 115 то проходят, и чувствую только грусть, что тебя нет. Прощай, голубушка, целую тебя и детей.

Л. Т.


Узнай о льне Мартынова,5 но не обидь его. Если бы можно послать телеграму, узнав его адрес, известив, что Цизарев6 пишет, что послали, а что ничего нет.

Завтра поеду, если хороша погода, в Андреев[ку]7 о соломе и тамошних столовых.

Приписка к письму М. Л. Толстой.

1 Григорий Алексеевич Ермолаев — ссыпщик хлеба на станции Клекотки.

2 Дмитрий Алексеевич Хомяков (1841—1919) — сын А. С. Хомякова. В «Моей жизни» С. А. Толстой есть указание, что Хомяковым было пожертвовано 50 куб. саженей дров (тетрадь VI, стр. 215).

3 Письмо это написано В. М. Величкиной. См. т. 66.

4 [прогулки;]

5 Николай Авенирович Мартынов (ум. 1913 г.) — художник, сотрудник «Русских ведомостей». Статья его о Толстом напечатана в № 309 «Русских ведомостей» за 1891 г.

6 Цызарев — председатель Тульской уездной земской управы.

7 Село Ефремовского уезда, в 17 км. от Бегичевки.

483.

1892 г. Февраля 5. Бегичевка.

Как обрадовало меня твое письмецо,1 не могу тебе выразить. Мы очень осторожны и тихи. Я нынче утром хорошо писал.2 Целую тебя и детей.

Приписка к письму М. Л. Толстой.

1 Письмо это не сохранилось.

2 Вероятно, «Царство божие внутри вас».

484.

1892 г. Февраля 6. Бегичевка.

Сейчас 8 часов утра четверга. Яков Петров1 едет в Москву и пришел спросить, не будет ли письма. Вчера мы писали тебе, и с тех пор ничего нового. Мы здоровы, бодры. Нынче хотели ехать — я в Куркино2 (Ефрем[овского] уезда), много там115 116 дела, и проведать Гастева, к[оторый] один; а Маша в Осин[овую] Гору.3 (Они вчера кидали жребий с В[ерой] М[ихайловной],4 кому ехать, и вышло Маше). Но опять метель, и придется дожидаться. Вчера стали выдавать записки на дрова. Вчера получили Танино письмо и твое,5 и объявления на посылки. Вероятно, Танина там. Был вчера у Наташи. У нее всё жар. Теперь покойно, что С[офья] А[лексеевна] там. — Новоселов тоже всё болен. Теперь зубами. Маша всё спит. Целую тебя, Таню, Веру6 и детей.

Вероятно, теперь будет оттепель. Это бы хорошо для Таниной поездки.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовнический переулок. Дом № 15. Гр. Софье Андреевне Толстой.

1 Яков Петрович Шугаев — приказчик Раевских.

2 Куркино — большое село Ефремовского уезда, в 20—22 км. от Бегичевки.

3 Осиновая Гора — деревня Данковского уезда, в 15 км. от Бегичевки.

4 Вера Михайловна Величкина (1870—1918) — врач, автор воспоминаний «В голодный год с Львом Толстым», Гиз, М.—Л. 1928. Впоследствии жена В. Д. Бонч-Бруевича; член ВКП(б). После Октябрьской революции стояла во главе отдела Охраны здоровья детей.

5 Письма эти неизвестны.

6 В. А. Кузминская.

485.

1892 г. Февраля 9. Бегичевка.

Третьего дня ездил в Ефрем[овский] уезд, в Куркино. Погода была очень дурна, дождь. Я доехал до купца Сычева1 и, помня твои наказы, остался ночевать. Прекрасно спал, купил солому, устроил, что нужно б[ыло] для корма там лошадей, и вернулся вчера благополучно, повидав Гастева и столовые тамошние, в к[оторых] многое неправильно было. Дома у нас Англичанин Стевени,2 возвращающийся из Самары от Левы с хорошими известиями о нем. Он здоров и хлопочет. — Дело всё видоизменяется и растет. Но труда особенного нет. Помощники много и хорошо работают. Вчера я купил 1000 п[удов] проса для переделки в пшено и для корма лошадей отходом. Всё это поручил Григор[ию] Федор[овичу] Кузнецову,3 и тот116 117 прекрасно действует; свел счеты на мельнице и осмотрел и исправил столовые.

Еще хороший, кажется, будет помощник Страхов.4

Вчера получил твое письмо обо всех толках по случаю статьи М[осковских] В[едомостей].5 Всё это пройдет и забудется, и чем скорее, тем лучше. Мы же давай содействовать тому, чтобы это скорее забылось, т. е. молчать об этом. От Грота очень хорошее письмо. Скажи ему, что благодарю его за добрые речи.6 Разумеется, чем добрее, тем лучше. — Но мандарин не зол, а прямо в глаз, от того возбуждает.7 А о Петрове его очень благодарю.8 Я воспользовался, и Писарев телеграфировал. Что, он не думает приехать к нам? — Таню сейчас ждем. Она приезжает, а Англич[анин] уезжает.

Маша едет в Чернаву за почтой и по дороге открывать столовые в двух деревнях. С ней едет Страхов, кот[орого] мы помещаем в Скопинск[ом] уезде. — Я очень хорошо думаю последнее время, и на душе хорошо. Целую тебя и детей. —

Пишу, торопясь. Постоянно тебя теперь вспоминаю.

Л. Толстой.


На конверте: Графине Софье Андревне Толстой.

1 Иван Николаевич Сычев.

2 Вильям Барнс Стевени (William Barness Steveni) приезжал в Россию с целью изучения голода и постановки помощи голодающим. Ему принадлежат: «Personal recollections of Count Tolstoy in 1891 and 1892» (Anglo-Russian Literary Society. Proceedings 1917, № 80, p. 32—55). Он же опубликовал книгу: «Trough famine sticken Russia», London 1892, третья глава которой озаглавлена: «I interview Count Tolstoy» (p. 15—23).

3 Кучер у Раевских.

4 Федор Алексеевич Страхов (1861—1923) — последователь Толстого, религиозный мыслитель.

5 Передовая статья в № 22 «Московских ведомостей», направленная против Толстого.

6 В письме к Толстому от 30 января Н. Я. Грот писал, что ему приходится «ежедневно спорить и защищать» Толстого от нападок в петербургских аристократических кругах.

7 В своем письме Грот сообщал, что давал читать письма о голоде, предназначавшиеся к печати, своему тестю, попечителю Лавровскому, которому сначала статья понравилась, «но как дошел до места о Вольтере и о мамадышских крестьянах, так вдруг рассердился».

8 О помощнике М. Н. Анненкова Петрове см. в том же письме Грота (см. прим. 6).

117 118

486.

1892 г. Февраля 12. Бегичевка.

Погода превосходная и мы хотим воспользоваться ею, чтобы съездить в Богород[ицкий] уезд: — я, Таня, Наташа и Лева. Проездим вероятно дня 4. К Бобрин[ским]1 50 верст, оттуда 20 в Успенское.2 — Если будет дурная погода, то не поедем санями, а вернемся жел[езной] дорогой. Будем очень осторожны. —

Как мне жаль, милый друг, что тебя так тревожат глупые толки о стат[ьях] М[осковских] В[едомостей], и что ты ездила к С[ергею] А[лександровичу].3 — Ничего ведь не случилось нового. То, что мною написано в ст[атье] о голоде, [писалось] много раз, в гораздо более сильных выражениях. Что же тут нового? Это всё дело толпы, гипнотизация толпы, наростающего кома снега. Опровержение я написал.4 Но, пожалуйста, мой друг, ни одного слова не изменяй и не прибавляй, и даже не позволяй изменить. Всякое слово я обдумал внимательно и сказал всю правду и только правду, и вполне отверг ложное обвинение.

Студенты мне очень помогли.5

Целую тебя и детей.

Л. Т.

1 В Богородицк.

2 К Василию Николаевичу Бибикову (1892—1893).

3 См. ПСТ, стр. 492—493.

4 Оно не сохранилось. Опровержение не было подписано. С. А. Толстая затребовала другой текст телеграммой. См. письмо С. А. Толстой от 16 февраля (ПСТ, стр. 497).

5 О них писала С. А. Толстая 10 февраля.

* 487.

1892 г. Февраля 14. Богородицк.

Не посылай заявления воскресенье привезет Львов1 здоров благополучны.

Толстой.


На обороте: Москва. Хамовники. Графине Толстой.

Телеграмма.

1 Кн. Георгий Евгеньевич Львов (1861—1925), в 1892 г. — непременный член Тульского губернского присутствия; впоследствии председатель Совета министров Временного правительства.

118 119

488.

1892 г. Февраля 14. Богородицк.

Г-ну Редактору Правительственного вестника.

Милостивый Государь.

В ответ на получаемые мною от разных лиц письма с вопросами о том, действительно ли написаны и посланы мною в английские газеты письма, из которых сделаны выписки в № 22 «Московских Ведомостей», покорно прошу поместить следующее мое заявление:

Писем никаких я в английские газеты не писал. Выписка же, напечатанная мелким шрифтом и приписываемая мне, есть очень измененное (вследствие двукратного — сначала на английский, потом на русский языкслишком вольного перевода) место из моей статьи, еще в октябре отданной в русской журнал и не напечатанной,* и после того отданной по обыкновению моему в полное распоряжение иностраных переводчиков.

Место же в статье «Моск. Вед.», напечатанное вслед за выпиской из перевода моей статьи крупным шрифтом1 и выдаваемое за выраженную мною мысль будто бы во втором письме о том, как должен поступить народ для избавления себя от голода, есть сплошной вымысел. В этом месте составитель статьи пользуется моими словами, употребленными в совершен[но] др[угом] смысле, для выражения совершенно чуждой и противной моим убеждениям мысли. С совершенным уважением

Лев Толстой.

12 февраля 1892.


* Вместо «напечатанной» лучше поставить не пропущенной цензурой.

Вот черновое, с кот[орого] беловое я прямо послал в Редакцию Прав[ительственного] Вестн[ика] из Богородиц[ка], кажется, очень хорошо. И если напечатают, то разъяснит для тех, к[оторые] хотят разъяснения.2 — Соф[ья] Ал[ексеевна] тебе расскажет, милый друг, про нас, до середы.

Дальнейшие же наши похождения такие: Доехали мы прекрасно до Богородицка. Застали Бобр[инского] и поехали с Димером3 до Бибиковых. Там поездили по деревням, и я нашел, что при той большой выдаче, к[оторая] дается, помощь столовых не нужна. Верочка4 приехала к нам одна. Сережа119 120 брат как будто б[ыл] недоволен, что мы к нему не приехали, и я поехал в тот же вечер к нему. С ним было очень хорошо. Переночевал и утром вернулся к Биби[ковым] с Верой. И, поев блинов, поехали в Богор[одицк] с Бобр[инским]. С Левой простились, он поехал к Сереже брату.

Мы доехали прекрасно, ночуем и завтра, Бог даст, будем в Бегичевке. Целую тебя и детей.

1 Крупным шрифтом в газете напечатано следующее: «В другом письме граф Толстой задается «самоважнейшим вопросом»: понимают ли сами крестьяне серьезность своего положения и необходимость во-время проснуться и самим предпринять что-нибудь, в виду того, что никто другой им помочь не может, ибо если сами они ничего не предпримут, «они передохнут к весне, как пчелы без меду». Детальному разбору письма Толстого от 12 февраля посвящен № 71 «Московских ведомостей» от 12 марта 1892 г. В обширной передовой статье даны параллельно русский текст, с которого переводил Диллон, английский перевод на русский; приложены тексты писем Толстого к Диллону и Диллона к Толстому.

2 «Письмо это «Правительственный вестник» отказался напечатать на том основании, что полемика не допускалась в этой газете. Посоветовавшись с Н. Я. Гротом, я дала отгектографировать 100 экз. письма Льва Никол. и разослала в 30 периодических изданий, из которых многие его напечатали» (п. С. А.).

3 Сокращенное имя гр. Владимира Алексеевича Бобринского (1867—1921).

4 В. С. Толстая, дочь С. Н. Толстого.

* 489.

1892 г. Февраля 16. Бегичевка.

Надеюсь, что до тебя дошло мое заявление и письмо, а главное, ч[то] ты успокоилась. Целую тебя, милая, и детей.

Приписка к письму T. Л. Толстой.

490.

1892 г. Февраля 16. Бегичевка.

Сейчас получил твои письма из Чернавы,1 милый друг, и все счеты. Я писал тебе, что не понимал, зачем ты послала еще 10.000 и хочешь еще послать 5000. Теперь же я понял. Я писал Алехину,2 что по общей смете нам понадобится еще 22 вагона, предоставляя ему заказать, где найдет более удобным. Количка же принял это за заказ ему; и это вышло очень хорошо, п[отому] ч[то] как раз в это время Писарев отказал в этих 15120 121 вагонах, к[оторые] должны были придти через него. Не думаю, чтобы это было лишнее. Верно нельзя счесть, п[отому] ч[то] постоянно дело изменяется. Это количество, с тем, что есть, нужно на 5000 чел[овек] на остальные 5 месяцев. Но так как многие столовые теперь изменяются — без хлеба, то было бы меньше. Но приходится теперь очень много открывать новых в Скопинск[ом] уезде. — Нынче опять Таня была там с Пошей, и нужда там страшная.

Софья Алексеевна пишет,3 что лен послан Цезыревым, и что он представил ей все документы, и что лен зачем то попал к Сурову.4 Понять всё это очень трудно. Если Цизарев или Мартынов послали лен мне, то мне же должны были послать дубликат. Если они послали даже Сурову (с к[оторым] я никаких дел не имею) для доставки мне, то должны были написать мне об этом. Если же лен пропал, то мне то уж ни в каком случае нельзя, да и нет резона искать его, т[ак] к[ак], где он пропал, может знать тот, кто его послал, а не тот, кто его не получал. —

Сейчас немножко волновался по случаю отсутствия Тани, но вот она приехала, и мы сидим все вместе бодрые и здоровые, и деятельн[ые].

Богоявленскому5 всё не лучше. Целую тебя, милый друг, и Леву, и всех. Если Леве нужно будет хлеба, то пусть он сам выписывает или покупает там, пока можно купить. —

У нас денег теперь около 6 т[ысяч].

Л. Толстой.

1 Одно из писем, которые здесь имеет в виду Толстой, от 11 февраля (ПСТ, стр. 494—495).

2 Письмо это не сохранилось.

3 Письмо С. А. Философовой не сохранилось.

4 Павел Васильевич Суров — комиссионер.

5 H. Е. Богоявленский болел сыпным тифом.

491.

1892 г. Февраля 18. Бегичевка.

Получил нынче утром твое письмо1 с Пошей и очень рад был и тому, и другому. Особенно рад, что ты успокоилась. Я не мог беспокоиться, п[отому] ч[то] знал, что не сделал ничего особенно дурного; в том смысле, что дурное я всегда, к сожалению,121 122 делаю, но с этой статьей ничего не сделал и, главное, не хотел сделать дурного и ни в чем не каюсь, и потому и беспокоиться не мог. — Вчера мы были очень деятельны, все вечером писали письма, так что всех б[ыло] готово к отправке 32 письма, из коих моих 20, да еще большинство иностранных.2 Нынче утром была выдача, а потом Таня с Верой3 поехали открывать столовую, на своем хлебе, в Полев[ых] Озерках,4 а Маша ездила в Орловку5 и принадлежащие к ней столовые, чтоб привести всё в порядок после Кузнецова, к[оторому] я, как ни тяжело было, отказал. — Столовые на своем хлебе приходят в порядок. Их желают и просятся в них. И хотя и жалко видеть, как дети идут туда с маленьким ломтиком хлеба, да еще с лебедой, нельзя давать хлеб тогда, как они получают по пуду на душу, а рядом в Скопинск[ом] уезде по 15 ф[унтов], из к[оторых] половина скверные отруби. Третьего дня Страхов открыл там 5 столовых в новом селе. Нужда там большая, и вчера Таня в сторону Александровой6 осмотрела деревню, где надо открыть [столовую] и куда я поеду завтра с Пошей. Поездка наша удалась очень хорошо. Лева расскажет, как ехали туда; назад тоже ехали прекрасно и приехали все здоровые. — Результат поездки тот, что туда направлять силы не нужно. — Алехин Арк[адий] здесь; поехал в Вязьму и в четверг вернется и сядет на место с Страховым в Муравлянке7 и заменит его, когда тот уедет. Кажется, он будет хороший помощник. Страхов прекрасный, — и жалко, что не может остаться.

Теперь ответы на твои вопросы:

1) Посылка на твое имя и переводы тотчас же были отправлены и вероятно тобой уже получены,

2) равно и письма Левы.

3) Насчет Маши ты хотя и не ошиблась, но я к удовольствию своему вижу, что это проходит. И пройдет, не оставив следов.8

4) Лева сам ответит. Он не имел намерения оставаться.

5) Поша вероятно поедет в Самару.

6) Количке я просил выслать денег за горох, к[отор]ый меня просил купить Тулинов, всего на два вагона, да и то мы писали ему, что лучше бы, если можно, купить только один.

7) Ты спрашиваешь, переводить ли Количке еще 5000? А я думаю, почему ты послала ему перевод в 10.000. Я думал, что мы кончили покупку у него ржи. Если же ты выписала еще на122 123 10 т[ысяч], то не беда, понадобится и эта рожь. У него все таки дешевле других мест.

8) Лук и капусту еще не получали.

9) Соф[ья] Алекс[еевна] очень смешна и действительно хочет запутать нас счетами. Но я постараюсь не даться ей. То, что пожертвованные miss Macdonald9 50 ф[унтов] нам она считает уплатой в счет тысячи, только забавно. — Должны же мы ей действительно за забранную у них рожь на наши столовые более чем на 1000 р[ублей]. — Я в последнее время привел всё это в ясность. То, что она не заплатит 500 р[ублей], кот[орые] пойдут на то же дело, но через руки Наташи, не представляет никакой важности.

Окончательный счет с ней сделаем, когда получится всё заказанное от Колички.

10) Из провизии ничего не нужно.

11) У Богоявленского сыпной тиф. Всё 40,5. Его лечат врач Матвеев10 и его сестра врач,11 и нынче привезут доктора из Данкова. —

Счеты наши хлебные все теперь приведены в ясность, и я с Пошей намерен всё это бухгалтерски изложить. С Соф[ьей] Алекс[еевной] я сочтусь через Писарева. А то она очень бестолкова. Писарев же на днях совсем переезжает сюда. Еще не можешь ли ты через кого-нибудь [помочь] — не может ли это Петров, протекцию к[оторого] обещал Грот, — в том, что у нас до 50 вагонов, с дровами, разной клажи на платформе станции Клекотки и по дороге, вдруг, и в самую масляницу, когда нельзя найти подвод, — сделано распоряжение взыскивать за полежалое всё в увеличающейся прогрессии? Девочки уморились и спят, а я ходил днем по деревням и устав выспался и теперь ночью пишу тебе.

Ну вот, прощай пока, милый друг, целую Леву, Андрюшу, Мишу, Сашу, Ваню. — Не беспокойся о заразительности тифа Богоявл[енского], мы бережемся и не ходим. Хотя, кажется, что это не прилипчиво.

Соня! Таня хотела тебе писать, да разоспалась и не успела.

Ванечка! Напиши мне письмо. Я тебя люблю!

Папа.


На конверте: Москва. Хамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой. Свой дом.123

124 1 От 16 февраля (ПСТ, стр. 497).

2 В архиве Черткова сохранился писанный рукой М. Л. Толстой список писем Толстого, которые он писал 17 февраля.

3 В. А. Кузминская.

4 Деревня Епифанского уезда, в 10 км. от Бегичевки.

5 Село Епифанского уезда, в 8 км. от Бегичевки.

6 Имеется в виду район, обслуживаемый А. А. Александровой. См. прим. 5 к п. № 509.

7 Село Скопинского уезда, в 20 км. от Бегичевки.

8 Имеется в виду увлечение М. Л. Толстой П. И. Раевским.

9 Сведений не имеется.

10 Александр Петрович Матвеев, служил в Рязани полковым врачом.

11 Вера Петровна Матвеева — земский врач.

492.

1892 г. Февраля 22. Паники.

Наташа едет в Москву, и я случайно попал к ней,1 и вот пишу тебе. — Мы здоровы и благополучны. Бирюков нам очень помогает хорошо. Нынче утром Тане немножко нездоровилось, — живот болел, и она сидит дома.

Я же поехал с Репиным2 верст за 20 в Рожню,3 но погода и дорога так дурна, что мы решили вернуться и заехали к Наташе. Богоявленскому немного лучше. Меньше жар, и ванны ему помогают. Нынче получил твое письмо4 в Клекотки и очень тебе благодарен. Деньги посылай Колечке 5000; а остальные отдавай Леве. Мы приблизительно должны удовлетвориться тем, что есть и подойдет. Помощников известных и хороших присылай: чем больше, тем лучше. —

Наташа всё расскажет подробнее о нас и Богоявл[енском]. —

У нас столовые без хлеба очень хорошо идут. Стоят дешево, питают прекрасно, так что в них без хлеба можно быть сытым и стоят 50 к. в мес[яц] на человека. Теперь все просятся. Еще хорошо идет помощь дровами. Мы много роздали и раздаем, надеясь на пожертвованные.

Перед этим я был не в духе, а теперь, напротив, в очень хорошем настроении. Корм лошадей тоже налаживается. Только мятели задержали. —

I hope, что Лева поправился. Он был плох на вид у нас.

Целую вас всех.

Л. Т.


На конверте: Софье Андревне.124

125 1 В усадьбу Философовых, в 6 км. от Бегичевки.

2 Илья Ефимович Репин (1844—1930). О пребывании И. Е. Репина в Бегичевке см. воспоминания Репина «Далекое близкое», «Искусство», М.—Л. 1944, стр. 376, и дневник Е. И. Раевской — «Летописи» Государственного литературного музея, II, М. 1938.

3 Деревня Данковского уезда, в 25 км. от Бегичевки.

4 От 18 февраля, в котором С. А. Толстая запрашивала об оставшихся деньгах. Письмо обращено к Т. Л. Толстой (неопубликовано).

493.

1892 г. Февраля 26. Бегичевка.

Пишу опять в Клекотки, милый друг. У нас туда теперь беспрестанно случаи, и надеюсь от тебя получить оттуда более свежие известия, чем через Чернаву. Что Таня? Как доехала? и поправляется ли и поправилась ли?1 Без нее нам скучно, но ведем себя, как и при ней, — примерно. Всё та же метель, и мы никуда в даль не ездим. Я даже никуда не ходил, кроме как около дома. Читаю, немного пишу, но главное соображаю, распоряжаюсь. Помощники, особенно Поша, чудесные. Все те, к[оторые] были тут воскресенье,2 разъехались, и мы одни. Нет даже и Эл[ены] М[ихайловны],3 и Вер[а] Мих[айловна] приезжала только на понедельник и опять уехала. Хотела приехать нынче, да верно что-нибудь задержало. Теперь 10-й час и ее нет. Главное занятие теперь, кроме обычной выдачи на столовые и упорядочения ходящих, выдача дров, в кот[орых] нужда всё больше и больше. И радостно, что мы можем раздавать много. И раздаем очень пока хорошо, разумно: кому даром, кому исполу, кому за деньги. Разумеется, не без ошибок, но кажется, что делаем нужное. Другое дело — это устройство приютов для маленьких детей от 1 до 3-х лет, или скорее — разливной, с молочной кашкой на крупе и пшене, кот[орые] устраиваются и принимают определенную форму. —

Я напишу подробнее, когда это совсем пойдет. — Вообще нужно опять написать отчет о пожертвованиях и о том, что сделано. А сделано, как оглянешься назад, с того времени, как писал последний отчет, не мало. Столовых более 120 разных типов; устраиваются детские, с завтрашнего дня поступают на корм лошади, и много сделано разными способами в помощи дровами. Часто страшное испытываешь чувство; люди вокруг не бедствуют, и спрашиваешь себя: зачем же я здесь, если они125 126 нe бедствуют? Да они [не] бедствуют то от того, что мы здесь, и через нас прошло — как мы умели пропустить — тысяч 50.

Нынче пришел лук. Хотя он и померз, он не пропадет и весь пойдет в дело. Сначала мне показалось его слишком много, но потом мы решили, что весь понадобится. По чем он ровно? Нынче мы не могли уж выдать на выдаче картофеля, п[отому] ч[то] весь вышел; мы скупаем по 2 р. за меру, и начинают просить больше. Нынче же, читая газету Рус[ские] Вед[омости] о грибном торге, я прочел, что картофель продавали за мешок в три меры от 20—30 коп. — Если это так, если бы мера стоила даже в двое дороже — до 15 коп., то выгодно бы было прислать нам. Если это так, попроси кого-нибудь купить, и пришли нам вагона два. Теперь мороза уже не может быть выше 5°, и картофель может дойти безвредно. —

Нынче приехал Михайла4 с двумя лошадьми: Мирон[ихой] и Мухорт[ым]. Михайло уедет назад, а лошади нам пригодятся очень. А то стесняло нас неимение их. —

Рожь постоянно приходит. Нынче Ермол[аев] пишет,5 что на Клекотках 13 вагонов. Мы возим старательно по складам, и счет теперь ведется, и мы знаем, сколько и где у нас чего. О ценности мешков я знаю. Их всех почти на 1000 р. И мы постараемся, чтобы они не пропали. — Доктор Богояв[ленский] очень слаб. Жар спал, но у него расстройство желудка и большая слабость. Если Ек[атерина] Ив[ановна] Барат[ынская]6 не выезжала, то не лучше ли отговорить ее ехать к нам и направить в иное место.

Леву я вполне понимаю. Как ни кажется иногда ничтожной и нескладной деятельность здесь, московская жизнь как-то особенно тяжело переносится после этой. Это я говорю совсем не потому, что не хочется ехать к вам, в Москву; напротив, — очень хочется и с радостью об этом думаю; но я — другое дело — я, во 1-х, стар; во 2-х, у меня есть письменная работа, к[оторая] иногда представляется тоже нужной и кот[орую] удобнее вести в Москве.

От тебя то было часто, — а теперь давно, — т. е. дня три, нет известий, и я только не говорю, но я о тебе беспокоюсь не меньше, чем ты обо мне. И имею основание, п[отому] ч[то] всё так тебя тревожит. Дай Бог, чтоб все были здоровы и чтоб ты не слушала разговоров Стаховичей7 и т. п. обо мне и об отношениях ко мне общества. Ведь это всё должно быть давно решено,126 127 и мы должны знать, каково должно быть отношение ко мне общества, и не заботиться о том, что говорят. Мне иногда мучает мысль, что я не ответил Гроту на его милые, сердечные письма.8 Теперь уж поздно. Но скажи ему, что я его люблю и благодарю за его любовь ко мне. — Напиши поподробнее о себе, Тане, Леве; целую тебя и детей. Мы все совершенно здоровы, и только скучаем о дурной погоде и дороге. — Если что забыл ответить, прости. Вспомню — напишу.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовнический переулок, № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 T. Л. Толстая уехала нездоровая в Москву 24 февраля.

2 П. Н. Гастев, М. В. Алехин, М. А. Новоселов.

3 Елена Михайловна Персидская — сотрудница на голоде 1891—1892 гг.

4 Кучер.

5 Письмо Ермолаева от 26 февраля.

6 Екатерина Ивановна Баратынская, рожд. Тимирязева — первая жена московского вице-губернатора Л. А. Баратынского.

7 19 февраля С. А. Толстая сообщала: «Вчера был старик Стахович и страшно меня опять расстроил» (ПСТ, стр. 503).

8 От 30 января и 7 февраля.

494.

1892 г. Февраля 28. Бегичевка.

Жили мы впродолжении этих мятелей в совершенном уединении и тишине; вчера, 27, поехал я опять в Рожню (Таня знает) верхом, но опять не доехал. Намело снегу горы, и дорог нет нигде. Был в Колодезях и друг[ой] деревне о дровах и приютах для детей, потом ковал с мужик[ами] и приехал домой в 5. Дома нашел Е. И. Баратын[скую] с письмом Шведа;1 тотчас же после приехал Высотский,2 приятель Владимирова, потом к вечеру два брата Алехины,3 из Полтавы Скороход[ов]4 и Сукачев,5 их товарищ. Всем порознь я очень рад, но все вдруг слишком много. Нынче Высоцк[ий] уезжает и везет это письмо. Скорох[одов] с Сукач[евым] поедут в Куркино к лошадям. Митрофан Алехин поедет с Пошей в Орловку на выдачу и с тем, чтобы заведывать Орлов[скими] столовыми и вести у нас всю бухгалтерию, чего он мастер. Он очень симпатичен, — не похож на Арк[адия]. — Теперь о хлебе.127

128 В последнем письме я, помнится, объяснил тебе, что значит то, что Количка принял заказ на 22 вагона, а я не понимал, что это значит. Так всё прекрасно. Пускай он закупает. Только не знаю, есть ли у него свидетельства. Он пишет6 нынче, присылая подробный отчет, что ему нужны 24 свидетельства. Выслала ты их ему? Если нет, то вышли, если можешь, или добудь (ты, Таня) и вышли. Вам из Москвы удобнее и скорее списаться с губернаторами. И Количке подтверди, чтобы он закупал, если есть время.

О Гроте я писал:, а он еще пишет письмо и присылает гектограф[ическое] заявление для отправки в газеты и журн[алы]. Я всё подписал и отправляю. — Ради Бога, милый друг, не беспокойся ты об этом. Я по письму милой Ал[ександры] Ан[дреевны]7 вижу, что у них тон тот, что я в чем то провинился и мне надо перед кем то оправдываться. Этот тон надо не допускать. Я пишу, что думаю, и то, что не может нравиться ни правительству, ни богатым классам, уж 12 лет, и пишу не нечаянно, а сознательно, и не только оправдываться в этом не намерен, но надеюсь, что те, кот[орые] желают, чтобы я оправдывался, постараются хоть не оправдаться, а очиститься от того, в чем не я, а вся жизнь их обвиняет.

В частном же этом случае происходит следующее: Правительство устраивает цензуру, нелепую, беззаконную, мешающую появляться мыслям людей в их настоящем свете, невольно происходит то, что вещи эти в искажен[ном] виде являются за границей. Правительство приходит в волнение и вместо того, чтобы открыто, честно разобрать дело, опять прячется за цензуру, и вместе чем то обижается и позволяет себе обвинять еще других, а не себя. То же, что я писал в статье о голоде, есть часть того, что я 12 лет на все лады пишу и говорю, и буду говорить до самой смерти, и что говорит со мной всё, что есть просвещен[ного] и честного во всем мире, что говорит сердце каждого неиспорченного человека, и что говорит христианство, к[оторое] исповедуют те, к[оторые] ужасаются. Пожалуйста, не принимай тона обвиненной. Это совершенная перестановка ролей. Можно молчать. Если же не молчать, то можно только обвинять не Моск[овские] Вед[омости], к[оторые] вовсе не интересны, и не людей, а те условия жизни, при к[оторых] возможно всё то, что возможно у нас. Я давно тебе хотел написать это. И нынче рано утром, с свежей головой, высказываю то,128 129 что думаю об этом. — Заметь при этом, что есть мои писания в 10000 экземпл[яров] на разных языках, в к[оторых] изложены мои взгляды. И вдруг по каким то таинственным письмам, появившимся в англ[ийских] газетах, все вдруг поняли, что я за птица! Ведь это смешно. Только те невежеств[енные] люди, из кот[орых] самые невежеств[енные] это те, что составляет двор, могут не знать того, что я писал, и думать, что такие взгляды, как мои, могут в один день вдруг перемениться и сделаться революционными. Всё это смешно. И рассуждать с такими людьми для меня и унизительно, и оскорбительно.

Боюсь, что ты будешь бранить меня за эти речи, милый друг, и обвинять в гордости. Но это будет несправедливо. Не гордость. А те основы христианства, к[оторыми] я живу, не могут подгибаться под требования нехрист[ианских] людей, и я отстаиваю не себя и оскорбляюсь не за себя, а за те основы, к[отор]ыми я живу.

Пишу же заявление и подписал, п[отому] ч[то], как справедливо пишет милый Грот, — истину всегда нужно восстановить, если это нужно. — Те же, к[оторые] рвут портреты, совершенно напрасно их имели.8

Вот как я разболтался натощак. И боюсь, что не отвечу на что нибудь существенное и не скажу, что нужно. Если так, напишу послезавтра в Чернаву. Получил Ив. Ал.9 письмо Леве и прочел его. Из него понял отчасти их там работу. — Пошу буду направлять к нему. Целую его, Таню. Нынче надеюсь получить о ней известие. Богоявл[енский] ужасно слаб, но не хуже. Спасибо милому Ваничке.10 Надеюсь, что его болезнь прошла. Иначе бы ты написала.

Екат[ерина] Ив[ановна] отправля[ется] к Стебуту.11

Целую тебя крепко.

Л. Т.


На конверте: Софье Андревне.

1 Ионас Стадлинг (Ionas Stadling, p. 1847 г.) — по национальности швед, автор ряда книг о России. Совместно с Вильямом Ризоном (William Raeson) опубликовал в 1897 г. книгу: «In the Land of Tolstoi. Experiences of Famine and Misrule in Russia», London, James Clarke and Со; XIV 286 p. Ему же принадлежит: «With Tolstoy in the Russian famine». The Century, New Jork 1893, 46 (new series, v. 24, p. 249—263). По-русски: «У графа Л. H. Толстого в голодный год». Рассказ американца Стадлинга «Лев Толстой и голод». Сборник под редакцией Ветринского. Нижний-Новгород 1912, стр. 166—167.

2 Капитон Алексеевич Высоцкий.129

130 3 Алексей и Митрофан Алехины. См. т. 65.

4 Владимир Иванович Скороходов (1861—1924). См. т. 65.

5 Евгений Андреевич Сукачев (ум. 1905 г.) — жил в 1890 г. в земледельческой общине Алехина.

6 В письме от 16 февраля (ACT).

7 Письмо А. А. Толстой к С. А. Толстой от 19 февраля 1892 г. (ACT).

8 С. А. Толстая писала 22 февраля: «Тут говорят, что расстроенная молодежь, усумнившаяся в тебе, рвет твои портреты» и т. д. (стр. 505).

9 Письмо это неизвестно.

10 За его письмо от 21 февраля.

11 Иван Александрович Стебут (1833—1923) — заслуженный профессор, общественный деятель и практик по сельскому хозяйству.

495.

1892 г. Февраля 29. Бегичевка.

Пишу через Чернаву, милый друг, и неохотно, п[отому] ч[то] уверен, что придется написать через Клек[отки] письмо, к[оторое] придет раньше. Мы все здоровы и благополучны, несмотря на эту ужасную погоду. Мятели не кончаются и дорог нет, и это мешает делу. Но теперь помощников слишком много, и они, молодые и сильные, ездят, куда нужно. У нас теперь Кат[ерина] Иван[овна], к[оторая] очень покойна и добра, и едет в понедельн[ик] в свое место на лошадях, к[оторых] ей даст Дм[итрий] Ив[анович]. У нас же Швед Стадленг, очень приятный. Он ездил вчера в Пеньки с Машей, а нынче в Пол[евые] Озерки с Верой. И еще Алехин, химик, и его брат, художник, Митр[офан]. Митрофан ездил нынче с Пошей в Орловку и поместится там на месте Кузнецова, а химик поедет к брату Аркадию на место Страхова в Муравл[янку], Боршевое и т. д. У нас же Вера Мих[айловна], к[оторая], бедняжка, заболела: болит горло и жар. Надеемся, что ничего серьезного, но мы ее не выпускаем, и Кат[ерина] Ив[ановна] ее опекает. Злоба дня у нас дрова и кормильни для детей. Раздача дров, несмотря на некот[орые] хитрости, идет хорошо, но кормление детей еще не наладилось. Лошадиное кормление тоже началось. Лошадей уже собралось на месте более 50, — и набирается еще. Что Таня? Что Лева? Швед говорил, что он с ним хотел ехать. Что ж такое у детей, — что жар к вечеру. Целую тебя и детей.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовнич. пер., № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

130 131

496.

1892 г. Марта 1. Бегичевка.

Пишу только, чтобы ответить на вопросы твоего письма, сейчас полученного из Чернавы. О том, что Бибик[ов]1 всё привез, ты, я думаю, знаешь. Главное же, хочу ответить на твой вопрос о том, платить ли Усову2 по счету за дрова. Пожалуйста, плати, и поскорее, и если будешь писать, пиши поласковее. Он сделал на[м] большое благодеяние, доставив нам эти дрова за баснословно дешевую цену, именно дрова, кот[орые] в Москве стоят около 30 р[ублей] за саж[ень], за 4 и 5 р[ублей], т. е., очевидно, только за работу рубки, колки и подвоза. Благодаря ему, мы могли сделать много помощи дровами. —

Лева у нас. Очень мил. Поша с Тушиным3 уехал открывать столовые в Рожню, а я ходил нынче в Горки и Никитское4 по детским приютам. И мне кажется, что это хорошо. Завтра едет Екат[ерина] Ив[ановна] с Вер[ой] Мих[айловной] в Ефрем[овский] уезд. Вера Мих[айловна] ее будет там шапронировать и вернется. И я еду с ними до Куркина, им через него ехать — посмотрю там лошадей на кормах и вернусь, если хороша будет погода, а то переночую. Я берегу себя, как больше нельзя. Целую Таничку милую и детей и тебя — last, but not least.5 Маша только желает всё кончить и освободиться;6 надеюсь, что осуществит свои добрые желания.

Поша и Швед едут после завтра с Левой. Очень хорошая компания.


На конверте: Москва. Хамовнич. пер., № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 А. А. Бибиков. См. т. 83.

2 Павел Александрович Усов — управляющий Рязано-Уральской ж.д.: в 1891—1892 гг. жил около Калуги в имении «Лужки».

3 Владимир Николаевич Тушин. См. т. 66.

4 Села Епифанского уезда, в 2—3 км. от Бегичевки.

5 [хотя последнюю, но не менее дорогую.]

6 Имеются в виду отношения М. Л. Толстой с П. И. Раевским.

131 132

497.

1892 г. Марта 2. Бегичевка.

Опять пишу несколько слов, милый друг, чтобы только не забыть, что нужно. Если будет время, напишу завтра еще. Вот что:

Мы должны Писареву 1700 с чем то рублей. Он уезжает из Тулы 6-го и желает их там получить. Если ты получишь это письмо так, что Писарев может успеть получить, то пошли ему переводом по телеграфу. Я не посылаю от себя, п[отому] ч[то] нам нужно здесь иметь около 4000 для уплаты за кукурузу с наложным платежей. Это одно. Другое то, что Соф[ья] Алексеевна желала получить два или три вагона кукурузы. Пожалуйста передай ей, чтобы она прислала нам сюда денег по 400 р[ублей] на вагон. В противном же случае я могу не иметь денег в Клекотках. Если же ей не нужно, то мы оставим всю кукурузу за собой. Рожь, к[оторая] забрана у ней, возмещается рожью же, так что мы ничего не должны им.

Сейчас получил с Петей замечательно умное письмо Страхова.1 Целую тебя и детей. Ездил нынче в Куркино и остался очень доволен кормлением лошадей.

Л. Т.

1 Письмо неизвестно.

498.

1892 г. Марта 4. Бегичевка.

Получил вчера твое письмо1 с Лиз[аветой] Прох[оровной] (заб[ыл] фамилию).2 Слава Богу, что у вас всё хорошо. Таню ждем и не ждем. У нас всё хорошо. Все здоровы. Только очень хлопотно. И дрова, и кормление лошадей, и приюты, и новые столовые, и новые люди, и, главное, пришедший хлеб, и распределение его по складам. Но как всегда бывает: идет всё волнами — прилив и отлив. Когда наберется слишком много вдруг дела, то начинает уменьшаться. Так и теперь. Всё хорошо, приходит в порядок, и я надеюсь, что к моему отъезду всё будет в порядке и оставить будет не трудно, т. е. не вредно для дела, главное п[отому], ч[то] тут будет Писарев, к[оторый] верно не откажется иметь высший, главный надзор над всем. Алехины, особенно два меньшие, Митр[офан] и химик, кажется,132 133 очень полезны будут. Да и тот3 деятелен, но слишком смел. Его надо сдерживать. Скороходов драгоценен.

Теперь в отношении средств, мы опять кажется уж в 4-й раз переживаем период, когда я чувствую, что мы зарываемся и надо сдерживаться. Я теперь боюсь, что недостанет денег на всё, что начато, и только прошу всех сдерживаться. — Тревожит меня еще заказанная мною кукуруза с наложным платежем.

Денег у нас теперь не хватит — остается около 3000, и постоянно расходуются, а нужно на все 9 вагонов 3600. Пожалуйста, пришли с первым случаем 3000. Если с Таней, то с Таней, а нет, то можно и с тем, кто поедет. —

Письмо это везет в Клек[отки] Петя, к[оторый] пробыл здесь два дня. Маша, сколько я видел и понял, старалась развязать завязанное, т. е. говорила, что до 4-х лет не надо говорить об этом, но не разорвала совсем. Так я думаю по словам Веры, но не успел с Машей самой переговорить, что сделаю нынче. Вообще же, как я заметил, она вела себя хорошо и более спокойна, чем бывала прежде. Она прекрасно работает, и от нее мне кроме радости до сих пор ничего нет. Еще попроси Таню написать и как нибудь кончить с Стаховичевской пожертвованной мукой. Я не знаю, где, как. А дорога кончается. Не могут ли они нанять, а прикащик их, и мы бы заплатили. — Прощай пока, милый друг, теперь не на долго, если будем живы. —

Детей целую. Лева на всех нас произвел самое хорошее впечатление нравственно и нехорошее физически. Компания их поехала прекрасная: Поша неоцененный и милый Швед.4

Так до свиданья, крепко целую тебя.

Л. Т.


Вкладываю подписанный и посланный через Епифань чек. —


На конверте: Москва. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Вероятно, это письмо С. А. Толстой от 1 марта.

2 Елизавета Прохоровна Кутелева (1862—1913) — акушерка-фельдшерица.

3 Аркадий Васильевич Алехин.

4 Стадлинг.

133 134

499.

1892 г. Марта 5. Бегичевка.

Как и пишет Маша,1 всё у нас хорошо. Мы оба в очень сдержанном, напряженно акуратном духе. Я вчера написал отчет, — отчет о том, что и что сделано. И, кажется, просто, коротко и ясно. Надо только переписать и вписать цифры. Другой отчет денежный составим, Бог даст, нынче.2 — Пожары от столовых пугают и пот[ому] приходится изменить дело: надо будет выдавать муку, т. е. не печь хлеба, и все столовые переделать в бесхлебные. Сейчас все сотрудники разъезжаются.

Все они очень млады, но хорошие. Я здоров и бодр. Буду что-нибудь хорошенькое писать. Тебя видел во сне и па яву о тебе помню и думаю с любовью. Таня, — да, чтоб была она здорова, скверность какая! — пусть не торопится приезжать, а как ей приятнее. Кутелева приехала. Отчего темные Кутелеву меньше обращают, чем Наташу?3

Целую вас и детей. Достаньте пожалуйста номера газеты Р[усские] В[едомости], где отчеты, и свой новый опять пришлю.

Целую тебя, милый друг, и Таню — чт[об] она б[ыла] здорова — и детей — вобче! —

Л. Т.

1 Письмо М. Л. Толстой неизвестно

2 За март 1892 г. в «Русских ведомостях», где Толстой обычно печатал свои отчеты о помощи голодающим, его отчетов не имеется.

3 «Шутка Л. Н-ча, намекавшего, что Кутелева была очень некрасива и не молода, а Наташа Философова, напротив, была красивая девушка, еще очень молодая» (н. п. С. А.).

500.

1892 г. Марша 7. Бегичевка.

Доживаем последнее время, и дела всё делается больше и больше; но вместе с тем и видится хоть не конец ему, но то, что оно придет в большую правильность. Нынче я для опыта затеял записывать всех приходящих с просьбами, и оказалось в обыкновенный день не выдачи 125 чел[овек], не считая мелких просителей лаптей, одежи и т. п. Нынче принимала их Таня и я отчасти, когда хотел и нужно было. Они все меня берегут. Маша ездила в Колодези за Наташиными владениями, а Вера в Бароновку и Софьинку. Я же утром немного писал, а после134 135 завтрака ездил к Лебедеву1 свести счеты по складу. Чудесная погода и верхом очень хорошо. Если погода не переменится, то дорога простоит до 15. Это и нам нужно для развоза провианта по складам. Делаем учеты и, главное, сметы, — сколько в какой склад нужно провианта до новины. Надеюсь до отъезда привести всё в совершенную ясность. Митрофан Алехин, к[оторый] один из помощников живет с нами, большой знаток бухгалтерии и очень акуратно всё высчитывает и записывает. Писарев приехал. Завтра увижу его и попрошу заменить отчасти меня, и, если он согласится, уеду спокойно. Мы все здоровы вполне, если не считать констипацию Тани и маленькую горловую боль Веры. Прощай, голубушка, целую тебя и детей.

Не очень хочется писать, п[отому] ч[то] пишу через Чернаву — и уверен, что будет случай через Клекотки, и ты получишь это письмо после.

1 Федор Егорович Лебедев, жил в Грязновке, имении Ершовых.

501.

1892 г. Апреля 13. Тула.

Пишу хоть несколько слов, милый друг, из Тулы, перед отъездом1 — скоро час. Доехали, спали хорошо. Я очень нервами упал, вероятно после усиленной работы последнего времени.

Едем с бодростью и самыми добрыми намерениями спокойного и добросовестного, но только, исполнения долга. Погода прекрасная. Беру шубу всё таки на всякий случай у Раевских. Всё утро писал. Сейчас б[ыл] Давыдов. Очень добр.

Маша пошла к Зиновьевым.

Целую тебя, Таню. — Чтоб она была здорова. Не для меня, а для себя и детей.

Л. Т.

1 Толстой с дочерью Марьей Львовной ехал из Москвы через Тулу в Бегичевку.

502.

1892 г. Апреля 14 или 15. Бегичевка.

В Клекотки доехали благополучно и так заторопились уехать поскорее, что не успели написать тебе. Ехали хорошо,135 136 но в темноте долго, сбились с дороги и попали па Мясновку,1 и Петр Вас[ильевич],2 к[оторого] мы взяли в Туле, ехавший впереди на телеге, свалился с возом. Хорошо, что не ушибся. И тут же Самаринская лошадь, коренная, стала хрипеть, упала и издохла. Мы дошли до перевоза пешком. Все уже спали, но услыхали нас и перевезли.

Здесь только Высоц[кий] и Митрофан.3 — Спать легли в 2. Но выспался я до 10 отлично и нынче вхожу в дело. Нужда в помощи на лошадей и на посев, к[оторый] идет и надо делать скорее, ко времени. Послал Высоц[кого] к Писареву, а сам еду к Мордв[инову] узнать, что они, земство, делают по посеву и лошадям, чтобы нам делать, что они не доделают. Целую тебя, Таню больную, чтоб она была здорова, и детей.

1 Деревня Епифанского уезда, в 4 км. от Бегичевки.

2 Повар П. В. Бойцов.

3 М. В. Алехин.

503.

1892 г. Апреля 14 или 15. Бегичевка.

Писал утром и пишу сейчас, 11-й час вечера, с Ермолаевым, к[оторый] приехал считаться. Я нынче занимался выдачей семян, и вечером мы подготовляли с Митр[офаном] Вас[ильевичем] отчет. Считали приход и расход, и всё ясно и сходится. Недостает последних пожертвований тебе в приходе и Таниного списка пожертвований поименно: книжки ее тут нет. Я пришлю вам отчет, оставив en blanc1 то, что вы впишете. Живем хорошо. Маша спокойно деятельна. Погода прекрасная. Зеленя положительно плохи. Целую Таню (чт[обы] он[а] б[ыла] зд[орова]). Kipling2 плох. — Была Кутелева. Действует очень спокойно и энергично. Присылайте больше народа, если будут проситься, — особенно хороших. А то многие уходят. Целую тебя, милый друг, и детей.


На обороте: Москва. Хамовническ. пер., № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 [незаполненным]

2 Редьярд Киплинг (1865—1936) — английский писатель.

136 137

* 504.

1892 г. Апреля 18. Пагиково.

J’écris de Pashkovo,1 où je suis venu pour acheter l’avoine et le blé, qui s’y vend. Le neveu de Ermolaeff2 retourne tout de suite à Klekotky et je profite de l'occasion pour te donner de nos nouvelles.

Comme il n’y a pas d'enveloppe, j’écris en Français. Nous nous portons bien, le temps est admirable. Nous sommes, moi et Marie, très actifs et de bonne humeur. Je suis beaucoup plus tranquille que je ne l’étais auparavant. Je ne me fais pas d’illusions, je tâche de faire aussi bien que possible ce qu’il est indispensable de faire et je m’en trouve très bien. — Tout va bien. J’ai visité 4 cuisines et j’ai trouvé tout le monde satisfait, j’ai fais quelques dispositions et j’eus le sentiment que ma tournée était nécessaire. — Je reviens de chez les Pissareffs. Je n’ai trouvé à la maison que Madame, mais comme elle sait tout ce qui se fait par son mari, nous nous sommes concertés pour les semences. — Demain nous avons l’intention de faire avec Marie une tournée dans le district d’Effremov. Aujourd’hui Marie est allée à Doubky. J’embrasse Tania (il faut qu’elle se porte bien) et les enfants. —

L. T.


Il est 2 heures après midi. J’ai une faim de chien ce qui prouve l’état florissant de ma santé.

Л. T.


На четвертой странице: Москва. Хамовнический переулок, № 1,5. Графине Софье Андревне Толстой.

Пишу из Пашкова,1 куда я приехал, чтобы купить овса и ржи, которая здесь продается. Племянник Ермолаева2 возвращается сейчас в Клекотки, и я пользуюсь случаем, чтобы сообщить тебе о нас.

Так как нет конверта, пишу тебе по-французски. Мы чувствуем себя хорошо, погода восхитительная. Мы, т. е. я и Маша, очень деятельны и в хорошем настроении. Я гораздо спокойнее, чем раньше. Не строю себе иллюзий и стараюсь делать как можно лучше то, что необходимо делать, и чувствую себя очень хорошо. Всё идет хорошо. Я посетил 4 столовых, нашел всех довольными, сделал несколько распоряжений, и у меня такое чувство, что моя поездка была необходима. Возвращаюсь от Писаревых. Я застал у них только ее, но так как она знает всё, что делает ее муж, мы условились о семенах. — Завтра мы собираемся с Машей проехаться в Ефремовский уезд. Сегодня Маша отправилась в Дубки. Целую Таню (нужно, чтоб она была здорова) и детей.

Л. Т.137

138 Сейчас два часа дня. Я голоден, как собака, это доказывает бодрое, цветущее состояние моего здоровья.

1 Село Епифанского уезда, в 7 км. от Бегичевки.

2 Вероятно, один из сыновей Д. А. Ермолаева — Иван или Николай.

505.

1892 г. Апреля 19. Бегичевка.

Опять пользуюсь случаем. Вчера, после моего франц[узского] письма, я, вернувшись домой, лег отдохнуть. Меня разбудили Писарев и Балашев.1 Бал[ашев] едет нынче, и вот я посылаю письмо с ним. Писарев очень мил. Очень дорожит столовыми, к[оторые] так не нравились нашим помощ[никам]. И помогает во всем.

Теперь забота наша посев, и народ одолевает, но я не робею и разбираюсь по немногу. Мы с Машей не поехали нынче, 19-го, во 1-х п[отому], ч[то] тут дел было много неконченных; отчет надо докончить. Немного осталось и у Маши дела, и она лежит, страдает, но не очень. Даже не грели овес. — Я нынче писал письма; все ответил. А в Чернаву мы посылаем завтра. Скучно, нет от вас писем. Интересов у нас мало, потому пишу о чтении. Kipling совсем слаб, растрепан, ищет оригинальности; но за то Flaubert M-me Bovary2 имеет большие достоинства и не даром славится у французов.

У нас Митроф[ан] и Скороходов. Митроф[ан] замечательно мил и приятен, Скороходов неспокоен и не счастлив, и потому с ним грустно. Сейчас ездил верхом к Лебедеву и в те столовые. Всё очень хорошо. Особенно детские, к[отор]ые совсем утвердились. Погода чудная, жарко. Мы покупаем горох, просо на столовые, и овес, и картофель на семена. Я выписал еще вагон семени из Калуги, через Усова. Теперь 7-й час, Маша ест суп в постели, а я сейчас пойду обедать. Петр Вас[ильевич], как всегда, спокоен и мил.

Целую тебя, милый друг, и Таню, к[оторая] должна быть уже здорова, и детей.

Л. Т.


Сейчас приехала Наташа и привезла твое письмо.3

Слава Богу, что все здоровы и всё хорошо. Жалко, что не заехала [?].138

139 1 Знакомый Р. А. Писарева, богатый калужский помещик.

2 Густав Флобер, «Мадам Бовари».

3 Вероятно, письмо от 17 апреля (неопубликовано).

506.

1892 г. Апреля 21. Бегичевка.

Кажется, вчера писал тебе.1 Нынче опять пишу, милый друг, с посланным, привезшим телеграмму от Усова о том, что конопл[яного] семени у них нет. Я нынче посылаю телеграмму в Орел Саше брату, прося его о том же. Вчера опять писал отчет, считал, путался и распутывался, и, кажется, добрался толка. Меня спутало, главное то, что я не умею считать и вести бухгалтерию, а у нас она нетолько двойная, но тройная, и не в смысле порядка, а беспорядка. Решил я под конец сделать так: счесть, сколько у нас в остатке в действительности, потом сколько у нас в расходе, и по этому определить, сколько мы получили. Вышло это почти согласно с теми записями получения, к[оторые] у нас тут есть. Насколько неверно, настолько должно быть или два раза записано в приход, или не записано в расход. Главное, я не знаю, куда израсходованы те 16 т[ысяч], к[оторые] значатся по записке А[лександра] Н[икифоровича]2 в расходе. Я об этом пишу ему и Тане3. Но это не мешает моему отчету; и я его перепишу и пришлю на днях.

Всего прихода до 12 Апреля 141 т[ысяча], расхода 108 т[ысяч] и в остатке 33 т[ысячи]. — Одолевают нас теперь с семенами и лошадьми; но роздали мы еще очень мало и не спешим. А то как ошибешься и дашь, кому не следует — беда. Вчера я ездил верхом в Софьинку и Бароновку4 и опять получил самое хорошее впечатление от столовых и главное от детских приютов. Все довольны. В избу к хозяйке собрались все бабы с детьми, и дети здоровенькие и сытенькие, и бабы всем и хозяйкой довольны. Третьего дня вечером была у нас Наташа, рассказала про вас. Вчера из Чернавы б[ыло] письмо Хилкова с Кавказа.5 Он живет в прекрасной местности и, кажется, хорошо устраивается. Еще очень интересное письмо от англичанина6 — сочувствующего и признающего невозможность продолжения той жизни, к[оторой] мы живем.139

140 Купил я нынче гороха, пшена, круп у управля[ющего] Бутурлина.7 Сейчас получил письмо от Эл[ены] Пав[ловны],8 она жалостно умоляет, чтоб мы не уезжали. Здесь хорошо в своем роде весною. Дон, крутой берег, дальний вид. Погода чудная. Маша здорова. Нынче хотим ехать. Едва ли успеем. Как ты съездила?9 Жаль, что не б[ыло] письма в Клекотках. —Грустно тебе в городе, да ты езди побольше с детьми — маленькими за город — отдыхать и думать и радоваться. Целую тебя, милый друг, и Таню, к[оторая], как здоровая, едва ли теперь уж с тобой, и детей. — Всем друзьям наш привет.

Л. Т.


На конверте: Графине Софье Андреевне Толстой.

1 Толстой ошибся: предшествующее письмо от 19 апреля.

2 А. Н. Дунаев.

3 Оба письма неизвестны.

4 Деревни Данковского уезда, в 7—9 км. от Бегичевки.

5 Письмо Д. А. Хилкова от 29 марта.

6 Какое письмо имеет в виду Толстой, не установлено.

7 Дмитрий Сергеевич Бутурлин — помещик села Хитрова, Данковского уезда.

8 Письмо Б. П. Раевской от 20 апреля.

9 В Ясную Поляну.

507.

1892 г. Апреля 22. Бегичевка.

Милый друг, посылаю отчет,1 к[оторый] можно напечатать, как он есть, без тех подробностей, к[оторые] можно бы еще прибавить. Он составлен так, что дает действительный и точный отчет о нашем деле и употреблении денег, хотя и не имеет полной бухгалтерской точности. Ошибка, могущая быть в нем, состоит в тех 23.755 р., которые мы показываем полученными нами от русских жертвователей. Этих сведений я не имел и вывел эту сумму по остатку. Я думаю, что она так и есть в действительности. Если же нет, то всё равно все деньги пошли на то же, и ошибка только в цифрах, а не в деле. — Отчет же дает понятие жертвователям о том, как употреблены и употребляются их деньги. Это главное. Если Таня еще с тобой, просмотрите с ней вместе, и если можете что прибавить — прибавьте, особенно в жертвованиях вещами, но не изменяйте стоившего нам большого труда этого отчета. Лучше же всего,140 141 если что можно написать подробнее, то написать прибавление подробностей в другом отчете. —

Целую тебя и детей. Не знаю, когда дойдет тебе это письмо, во всяком случае сообщаю о себе; сегодня, 22, мы здоровы, и я еду один в Андреевку.

Л. Толстой.

1 Письму предшествует текст отчета о помощи голодающим, подписанный 21 апреля.

508.

1892 г. Апреля 25. Бегичевка.

Получил твои письма1 и посылки с Вер[ой] Мих[айловной], милый друг. Всё бы прекрасно, если бы не Танино нездоровье. Но неприятно только нездоровье, а ни как не то, что она не помогает. Теперь самое хлопотливое прошло или проходит, именно раздача семян, картофеля. И народ подъезжает. В[ера] М[ихайловна] приехала, и нынче телеграмма от Матв[ея] Н[иколаевича], что он будет 2-го Мая. Высоцкий же может приехать каждый день. — Нынче суббота, но уже съехались сотрудники: Алехины 3 брата, Леонтьев, Дудченко.2 А вчера еще приехала Пинская3 с своим помощником. У них идет дело хорошо, и там особенно нужна помощь, так что мы им дали тысячу четыреста рублей. Мы купили кое-что, но много не закупаем, п[отому] ч[то] надеемся, что после посева всё подешевеет. Погода ужасная, сушит, как в Июле. Саша брат телеграфирует из Орла, что высылает вагон семян коноплян[ых]. Я ему телеграфирую, чтобы он тебе прислал счет; а ты ему тотчас же переведи деньги.

Письмо это привезет тебе человек Мордвиновых. Он может рассказать про зеленя и народ. Интересные письма из Германии и приятные.4 Посылаю обратно два чека подписанные. Таня напрасно пишет, чтобы я написал receipt.5 Я бы мог, но послано ей. Впрочем, напишу. Да скажи ей, чтоб она послала Hapgood расписки в получении всех полученных денег. Таня, голубушка, отвечать нужно только Hapgood6 и Американцу, к[оторый] chargé d'affaires.7 Hap[good] ты сама получше отвечай, да и Char[gé] d’af[faires] тоже. Посылаю для этой цели листок с моей подписью. — Пожалуйста, не думай, милая,141 142 что ты нам нужна. Ты нам приятна и дорога так, а для дела, как ты ни полезна для него, мы в тебе не нуждаемся.

Целую вас и детей.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовники, 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 От 21—23 апреля.

2 Николай Иванович Дудченко — племянник С. Т. Дудченко.

3 М. Л. Пинская; центром ее деятельности по организации столовых для голодающих было село Тормасово, Ефремовского уезда.

4 Под этими письмами Толстой мог разуметь следующие полученные за этот период письма: 1) от Кеммерера (Р. Kämmerer) от 25 апреля н. ст.; 2) от Роберта Пилоти (Piloti) от 29 апреля н. ст.; 3) от Марии Книтчке (Knitschke) от 20 апреля н. ст.

5 [расписку в получении.]

6 Изабелла Флоренс Гапгуд. См. т. 26.

7 [поверенный в делах.] Имеется в виду уполномоченный Соединенных Штатов Георг В. Вуртс (George W. Wurts). Вместе с письмом Вуртс препроводил Толстому для помощи голодающим чек на 504 р. 30 к., присланный государственным департаментом из Вашингтона.

509.

1892 г. Апреля 26. Бегичевка.

Нынче заедет купец, возвращаясь в Клекотки, и вот я готовлю письма,1 и первое пишу тебе, милый друг, а то, пожалуй, не успею или успею дурно. Не знаю, как вы с Таней решили с моим отчетом: не нашли ли таких неправильностей и пропусков, что решили прежде исправить. Если так — делайте. Я одно изменение имею сделать, это то, что в конце отчета сказано: 1200 с чем-то рублей, полученные за проданные предметы, вошли в число остатка 32 т[ысяч] с чем-то рублей, а надо сказать: сверх 32 т[ысяч] (с ч[ем]-то) получено еще 1200 р[ублей] (с ч[ем] то) за разные проданные предметы. У нас идет напряженная работа с раздачей семян и теперь лошадей. (Это очень трудно — раздать так, чтобы не было обиды.) Вчера я целый день ездил верхом (самая покойная езда на Мухортом), отчасти по этому делу, и для открытия столовой в Екатериновке,2 и для приютов в Ек[атериновку], Софьинку и Бароновку, и мне было очень хорошо нравственно и всё сделал, как умел и мог, физически — тоже хорошо; я совершенно здоров, но погода142 143 ужасная. По полям ярового ветром несет, не переставая, целые тучи пыли, как это бывает по дорогам в Июле. Я никогда не видывал ничего подобного. Эта сушь не обещает ничего хорошего. Помощников нам нужно, и чем больше, тем лучше. Лошадей мы купили теперь 19 и всех раздали. Раздали 1 на трех, так что один хозяин, получающий лошадь, обязуется обработать еще два надела. Я не ошибся, написав в отчете, что для удовлетворения крайней нужды в лошадях нужно бы 100 л[ошадей]. Нужно больше в нашем округе. Думаю, что после раздачи картофеля в конце ап[реля] и начале мая будет перерыв напряженных занятий. Эл[ена] Павл[овна] пишет письмо жалостное, упрашивает нас не уезжать от нее. Я отвечаю ей, что мы только благодарны ей и боимся ее стеснить.3 — Уехала ли Таня к Олсуфьевым и как поправляется? Лето и купанье ей будут полезны. Чертков пишет о положении народа у них и о цынге.4 Это страшно. Просит тебя прислать как можно больше капусты. Я думаю, он писал тебе? Если же нет, то пошли ему 300 п[удов] капусты. Ужасно особенно то, что все эти страшные страдания цынги: слепота и всякие уродства проходят и уж всегда предупреждаются хорошей, стоящей 50 к. в ме[сяц] на человека, пищей. От тебя мало писем. Последнее, что я знаю, это то только, [что ты] приехала в Москву. Мы теперь с Машей одни. Вчера Митр[офан] Ал[ехин] уехал к Александровой5. и в ту сторону за разными делами и не возвращался. Скорох[одов] занят лошадьми, да и вообще он в обычном, ежедневн[ом] деле плохой помощник. Очень хороший, чистый и сердечный чело[век], но беспокойный, мятежный. Видел Андрюшу сегодня во сне. Как он живет? Как все твои дела, не дела денежные, а с детьми?

Прощай, милый друг, целую тебя, Таню, если она с тобой, и детей.

Пожалуйста купи учение 12 Апостолов и пошли: Белый Ключ, Тифлисск[ой] губ., Борчалинский уезд, Триолетск. приставство, село Башкичет, Дмит[рию] Александ[ровичу] Хилкову.

Прилагаемое письмо Hapgood6 перешли, на ее письме нет адреса. При этом же два подписанных чека.

1 В AЧ сохранился список, написанный рукой М. Л. Толстой, писем, писанных Толстым 25? апреля.

2 Деревня Данковского уезда, в 7 км. от Бегичевки.143

144 3 Письмо к Е. П. Раевской опубликовано в «Красном архиве», 1924, VI. См. также т. 66.

4 Письмо В. Г. Черткова от 16 апреля из Россоши, Воронежской

губ.

5 Александра Александровна Александрова работала на голоде в Скопинском уезде.

6 Письмо неизвестно.

510.

1892 г. Апреля 27. Бегичевка.

Вот полученное вчера письмо Рубцова.1 Как это случилось, что он не получил денег, когда уж давно в наших счетах значатся эти 844 р[убля]. Пожалуйста, голубушка, разъясни и исправь это. Это ужасно обидно, т[ак] к[ак] он жертвовал и трудился для нас. Я пишу ему.2 Сегодня понедельник, 27, 12 часов дня. Приезжал один госп[один], в Раненб[ургском] уезде ведущий столовые, и сейчас возвращается. Я с ним посылаю это. Мы живы, здоровы, очень заняты, всё хорошо и приятно. И видится, что особенные дела весенние скоро придут к концу. Лошадей роздал и больше не покупаем, овес тоже. Теперь раздали картофель. И когда кончится, то отдохнем. Деньги у нас все вышли, и потому, пожалуйста, пришли с первым случаем тысячи три. — Вчера, воскр[есенье], не получили ничего из Чернавы, главное, не б[ыло] от тебя письма. Верно опоздало или едет с кем-нибудь в Клекотки. Жара чрезвычайная, и дождя нет. Что Таня?3 Чистяков пишет,4 что приедет 2 Мая. Теперь остается 5 дней. Кроме того, каждый день может приехать Высоцкий. Вчера был у Писарева, видел там кое-кого, Корсакова5 из Богород[ицка], и общий голос, что ржи дурны и от засухи всё хужеют. Писарев очень энергично работает и уж начинает думать о будущем годе. Я думаю, что это преждевременно, и загадывать не надо хорошего, и еще менее дурного.

Что это у тебя за гувернер с финиками?6 Я не успел и поговорить с В[ерой] М[ихайловной]. Я перешел в комнату Е[лены] М[ихайловны]. Маша меня туда перевела, п[отому] ч[то] в спальне ужасно жарко. Маша очень заботится обо мне и для себя, и для тебя, и для меня. Очень благодарю тебя за фуражки и блузы.

Целую тебя, милый друг, и детей.

Л. Т.144


145 Надеюсь, что Ан[дрюша] не унывает и будет летом работать, чтоб выдержать, а то он ошибается. Ему надо учиться, чтобы иметь всё то, что он любит, а то он ошибается.


На конверте: Москва. Хамовники, 15. Софье Андревне Толстой.

1 Николай Карпович Рубцов. Письмо Толстого писано на обороте письма Рубцова.

2 Письмо Толстого Рубцову неизвестно.

3 О T. Л. Толстой С. А. Толстая писала 29 апреля: «Сегодня уехала к Олсуфьевым Таня, до субботы» (ПСТ, стр. 521).

4 Это письмо не сохранилось.

5 Михаил Михайлович Римский-Корсаков, был помощником епифанского попечителя по оказанию помощи голодающим.

6 Гувернер Фольхорт, которого пригласила С. А. Толстая.

511.

1892 г. Апреля 28. Бегичевка.

Скороходов едет в Орел за коноплян[ым] семенем, пишу, чтобы просить тебя выслать Р. А. Писареву, куда он напишет, те деньги, кот[орые] я для этой покупки беру у него, так к[ак] у нас нет. Получил сегодня твое письмо из Клекоток.1 Спасибо. Напрасно ты думаешь, что мы с М[ашей] унывали. Напротив, до сих пор дело спорится и не трудно. Нынче приехал оригинальный старик Швед из Индии.2

Л. Т.


На обороте: Москва. Хамовники. Софье Андревне Толстой.

1 От 25 апреля.

2 Абрам фон Бонде. О нем см. Сухотина-Толстая, «Друзья и гости Ясной Поляны», М. 1922, стр. 125—139.

512.

1892 г. Мая 1. Бегичевка.

Что-то давно тебе не писал, милый друг, т. е. давно, значит два дня. — У нас нового ничего особенного. Всё продолжается раздача картоф[еля] и проса и приходит к концу. Много попрошайничества и всяких хитростей, чтобы захватить побольше и без нужды. И это тяжело. Впрочем, мне всё не нравится эти последние два дня, п[отому] ч[то] я не в духе, — вероятно, от145 146 физическ[их] причин; но здоров, также и Маша. Еще новость: приехал дня два тому назад от Чертк[ова] его секретарь и приятель, Евдоким,1 с моей рукописью,2 и я ее перечитывал и перечитываю и исправляю. И опять путаюсь и мараю и недоволен. Еще новость: был у нас некто Бер3 от комитета наследника, посланный в Ряз[анскую] губ. Я взял у него 840 р. на коноплян[ое] семя. Он добрый, разумный человек. Еще б[ыл] вчера Зиновьев у Писарева, осматривал поля и пришел к заключению, что 1/3 озимого пропала. Не знаю, как в других местах. Это мне рассказ[ывала] Евг[ения] Павл[овна] Писар[ева], заезжавшая вчера. Еще 3 дня тому назад явился к нам старик, 70 лет Швед, живший 30 лет в Америке, побывавший в Китае, в Индии, в Японии. Длинные волоса, желтоседые, такая же борода, маленький ростом, огромная шляпа; оборванный, немного на меня похож, проповедник жизни по закону природы. Прекрасно говорит по английски, очень умен, оригинален и интересен. Хочет жить где-нибудь, он б[ыл] в Ясной, и научить людей, как можно прокормить 10 человек одному с 400 сажен земли без рабочего скота, одной лопатой. Я писал Черткову о нем и хочу его направить к нему.4 А пока он тут копает под картоф[ель] и проповедует нам. Он вегетарианец, без молока и яиц, предпочитая всё сырое, ходит босой, спит на полу, подкладывая под голову бутылку и т. п. — Нынче 1-е мая; завтра приедет Матв[ей] Ник[олаевич] и уедут Митроф[ан] и Скороход[ов]. Одного Мит[рофана] мне жалко, но другого нет. Он очень хорош, но противоположное «Копки»,5 слишком решителен, суетлив. Но и с ними хорошо, и без них будет также. Второй день холодно. А дождя так и не было. Вера Мих[айловна] очень усердно работает. Маша не отдыхает. — Надеюсь, что ты разъяснила недоразумение с Рубцовым. Пришли нам 3000. Я уже писал об этом. Повторяю на всякий случай. Я пишу: пришли [?], но разумею Таню. Я думаю, ее нет. Пускай она не торопится. Какая глупая история с Кронштатским Иваном! Зачем Гроту было его спрашивать?6 Это хорошо, что ты здорова и бодра. Ты и потратила уже много сил, да и еще придется потратить, как и всякому человеку, к[оторый], как ты, не бегает от работы, а ищет ее. Я всегда — admire7 твое трудолюбие, только иногда не одобряю то, на что оно направлено. Ну, пока прощай, целую тебя и детей.

Л. Т.146


147 На конверте: Москва. Хамовники, 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Евдоким Платонович Соколов.

2 «Царство божие внутри вас».

3 Николай Николаевич Бер — чиновник особых поручений при министерстве двора. Он упоминается Толстым в его рассказе «Ходынка». См. т. 38.

4 См. т. 88, письмо от 28 апреля 1892 г.

5 «Копки — этим шуточным словечком определялась медлительность» (н. п. С. А.).

6 T. Л. Толстая сообщала Толстому 26 апреля, что Грот хотел заинтересовать какое-нибудь духовное лицо в статье Толстого «Первая ступень», чтобы повлиять на духовных цензоров, и дал статью Иоанну Кронштадтскому.

7 [любуюсь на]

513.

1892 г. Мая 2. Бегичевка.

Вчера писал через Клекотки, а нынче получил твое письмо от 28-го, где ты пишешь, что Таня уезжает к Олсуф[ьевым], и о деньгах, и о капусте. О деньгах, 1000 р[ублей] мы получили, но давно уже всё истратили и теперь находимся в нужде. Пожалуйста, если будет случай скоро, то пришли и не 3, а 5 тысяч, если же не будет случая, то пришли по почте. Случай, я думаю, будет: или Ек[атерина] Ив[ановна] Бар[атынская], или Таня, смотря кто прежде поедет. Еще, если увидишь Ек[атерину] Ив[ановну], а если не увидишь, то пошли к ней Таню сказать, что Вальцова мне пишет длинное письмо с разными вопросами о столовых, и я не отвечал ей, п[отому] ч[то] она в письме пишет, что уезжает в Москву. На вопросы же ее нужно отвечать, и вот мои ответы: 1) Продукты для выдачи в столовые надо покупать, и деньги на этот предмет взять у нас. Взять пока 500 р[ублей], к[оторые] Ек[атерина] Ив[ановна] взяла бы с собой. 2) Хлеб лучше всего бы было брать печеный из пекарень Кр[асного] Кр[еста] и платить за это мукой и кукурузой в пекарни. 3) Выдавать муку на посыпку лошадям считаю неудобным: не разберешься, кто нуждающ[ийся], кто нет. 4) На приварок выдается и у нас теперь только — пшено и горох. Соли надо купить. — Если Ек[атерина] Ив[ановна] еще в Москве, передай ей это, прося ее передать Вальцовой мое извинение, что не ответил ей.147

148 Капуста пришла очень хороша, и я думаю, что Черткову можно послать. Вот всё о делах, милый друг. У нас со вчерашнего дня ничего нового. Деньги Писареву не нужно посылать. Семя всё мы не получали, и очень жалею, что не выписал раньше и больше. Опять заколодила моя 8-я глава,1 но всё надеюсь кончить. Погода скверная. Читаю Grieve2. Прегадко. Нынче срок приезда Чистякова, но еще нет. Теперь 9 часов вечера, суббота. За столом, на к[отором] стоит самовар, к[оторый] Швед называет идолом, сидит Маша, Саша Филос[офова], Вер[а] Мих[айловна], Митроф[ан], Скороходов и Швед, съевший яблоко и больше ничего не желающий. Про него говорят, что он самый антихрист, он обещает прокормить 20 чел[овек] на осьминнике и копает уж, но только с уговором, чтоб ему душу продать. — Маша сейчас говорит: мы просим помощников, а им нечего делать будет. А я говорю ей, что кажется, что нечего делать, п[отому] ч[то] мы, заваленные делом раздачи семян, ничего не делаем по столовым, т. е. предоставили их себе. А потребность в них при длинных днях и работе больше, чем когда-нибудь. Целую тебя и детей. Не скучай, скоро увидимся.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовники, 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 «Царство божие внутри вас».

2 «The history of David Grieve ву Mrs. Humphrey Ward».

514.

1892 г. Мая 4. Бегичевка.

Вчера писал тебе, милый друг, и был немного в затруднении, написать ли или не написать тебе о том, что у меня 3-го дня, следов[ательно], 2 Мая, были довольно сильные боли в животе, похожие на те, к[оторые] бывали у меня при камнях.

Я тотчас поставил несколько клестиров, горячее на живот, потом компрес и через 3 часа боли прошли, и вот теперь, 4-е, 2-й час дня, я совсем здоров, только напуган этим приступом, и осторожен, как только можно быть. Еще не ем ничего твердого, и не хожу, и не езжу, хотя ничего не болит. Маша удивительно хороша, — точно как ты, ходила за мной и хотела148 149 писать тебе тотчас же, но я удержал ее и, как видишь, сделал очень хорошо, п[отому] ч[то] всё прошло, и я только больше, чем прежде, обеспечен от болезни, вследствие осторожности, к[оторую] вызвал этот припадок. Маша предложила пить воду, и хотя я не очень верю в нее, я буду пить понемногу, зная, что ты бы это советовала. Это наверно были камни, п[отому] ч[то] очень было резко больно, хотя и не долго. Ни желтухи, ни окраски мочи, ни жару не было. — Сейчас только мы проводили от себя заезжавшего к нам Анненкова1 с своей свитой — человек 20 и Глебов,2 и Кристи,3 и Трубецкой,4 и Костычев5 (друг Ге), и разные профессора, инженеры, не хочется осуждать, но нельзя не сказать, что странно.

Твое письмо вчера получили из Чернавы от 30-го с известием о пропуске статьи у Грота6 и с отчетом. Всё это интересно и приятно. Одно неприятно, что непременно будут ругательства. Ты, пожалуйста, не сердись на это. Это так должно быть, только жалко тех, кто бранятся и сердятся. — Вчера еще важное событие б[ыло] то, что приехал Матв[ей] Ник[олаевич]. Еще почему-то мне прислали из Комитета Наследн[ика] вагон ржи.7 Писареву нужно послать деньги, куда он напишет. Если не напишет, то сверх 5000 пришли еще 900. — Странно сказать, но я истинно люблю эти боли. Бога вспомнишь. А главное, до этого я дня два был в страшно дурном расположении духа, ничего не мог работать. А теперь так свеж и бодр и 2-е утро хорошо работаю. Прощай, душенька, пожалуйста же, не беспокойся и знай, что я всю тебе написал правду.

Целую Таню и детей.

Л. Т.

1 Михаил Николаевич Анненков (1834—1899) — генерал, строитель Закаспийской жел. дор., исследовал в то время причины обмеления Дона.

2 Владимир Петрович Глебов (1850—1926) — уполномоченный Красного Креста по Тульской губ.

3 Григорий Иванович Кристи — уполномоченный Красного Креста по Рязанской губ.

4 Кн. Сергей Николаевич Трубецкой (1862—1905), в качестве уполномоченного по общественным работам в Рязанской губ. жил в то время в Рязани.

5 Павел Андреевич Костычев (1847—1895) — ученый агроном.

6 «Первая ступень».

7 «Ошибкой. Вагон ржи был назначен графу Глебу Толстому, сыну бывшего министра Дм. Толстого» (п. С. А.).

149 150

515.

1892 г. Мая 12. Бегичевка.

Удивительное дело, до твоего приезда1 я был так старателен, чтобы не пропустить случая писать тебе, а после — распустился, точно как будто уже мы не врозь и тебе не нужно знать; а тебе еще нужнее знать с твоей заботой о моем здоровьи. Здоровье хорошо, третьего дня и вчера я далеко ездил — верст по 20 по разным деревням и не устал. Нынче только, вторник, сижу дома — дождик, и не хотелось, да и прямой нужды не было. Тем более, что помощницы две явились: Элен[а] Мих[айловна] и Антипова2 Они уже ездят и хлопочут. Всё это время раздаем семя, и большая от этого суета. Но при поездках хорошо. Третьего дня, н[а]п[ример], я нашел совершенно случайно деревеньку около Осиновой Горы в 10 дворов, — и на 10 дворов 5 лошадей, 3 коровы, и все огороды не засожены, и поля ржаные все пропащие и не пересеянные. И вот радостно, что можно помочь. Дождь прекрасный, и большая доля опасности на будущ[ий] год устранена им. — Маша дома хлопочет в свободное от народа время [над] освежением и очисткой дома. Очень бодра и заботлива обо мне. Сейчас была Нат[аша] и Саша. Соф[ья] Алекс[еевна], говорят, приезжает. Швед грустен, сидит в уголке и зябнет, но говорит всё также радикально и умно.

Я писал два дня, но не хорошо. Сейчас, 10-й час, иду пить кофе. Хорошо, что экзамены до сих пор выдерживали мальчики. Надеюсь, что тебя ничто не задержит.

Прощай пока, целую тебя, Таню, детей. Я право не верю, что Таня больна. Она, как ты — вдруг свернется и вдруг опять расцветет, и бодра, свежа. Главное, поменьше леченья и искусственности во всем.

К нам чтоб отнюдь до нашего приезда не ездила. Ну вот, слышу певучий голос Мат[вея] Ник[олаевича] и женские голоса, там еще Кутелева приехала нынче отдохнуть.

1 В связи с нездоровьем Льва Николаевича С. А. Толстая в начало мая 1892 г. приезжала в Бегичевку; 9 мая она выехала обратно.

2 Александра Александровна Антипова (р. 1870 г.) — сестра жены С. И. Бирюкова, по мужу Олышева.

150 151

516.

1892 г. Мая 11 или 12. Бегичевка.

Пошли пожалуйста в Полтаву Александру Александровичу Волкенштейну1 шестьсот (600) рублей за выписываемое нами пшено.

Л. Толстой.


На обороте: Москва. Хамовники. Софье Андревне Толстой.

1 Врач, муж народоволки Л. А. Волкенштейн.

517.

1892 г. Мая 13. Бегичевка.

Вчера написал тебе письмо в Чернаву, к[оторое] не поехало, опоздало. Это приедет раньше. Очень тебе благодарен за всё, целую тебя. Я совсем здоров. Очень занят, пишу, а Мат[вей] Н[иколаевич] едет.

518.

1892 г. Мая 15. Бегичевка.

Пишу, чтоб сказать, что мы здоровы и благополучны с Американц[ем], к[оторый] б[ыл] у нас с Конемау.1 Завтра напишу больше.

Л. Т.

15 Мая 12 ч.


На обороте: Москва. Хамовники, 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 «Conemaugh» — пароход, на котором был провезен через Ригу хлеб, пожертвованный американцами русским голодающим.

*519.

1892 г. Мая 16. Бегичевка.

Вышли 3500 руб. Ге1 скорее. Через Петра2 Нежин Толстой Мск Хамовники 15 графине Софье Толстой.

1 H. Н. Ге — сын художника,

2 П. Н. Ге — сын художника.

151 152

520.

1892 г. Мая 16. Бегичевка.

Послал тебе сейчас телеграмму, милый друг, прося переслать 3500 р[ублей] Количке. Он пишет,1 что закупает хлеб, и просит прислать свидетельства на 6 вагонов и деньги. Свидетельства Кр[асного] +, как говорят, перестанут даваться на бесплатный провоз с 28 Мая, и потому надо поспешать воспользоваться ими. Писарев дал мне 18, и я все их уж разместил. — У нас, как ты знаешь, б[ыл] прекрасный дождь, и всё повеселело, но хорошего, даже посредственного, урожая уже быть не может. У нас дело с раздачей семени кончается, теперь идет пересмотр записанных в столовые. Завтра выдача. Теперь суббота, 11 часов вечера, и девицы — Маша, Антипова, — очень милая и деятельная девица, и Вера Михайловна, превратившаяся в перезженный сухарь, сидят и подготовляют книжки к завтрашней выдаче; а мы с Матв[еем] Николаевичем] писали письма и телеграммы и отправляли почту и в Клекотки, и в Чернаву. Я нынче и вчера ходил пешком по ближним деревням, в подробности вновь описывая их. Всякая такая работа вне дома и среди их только радует. Нынче была телеграмма от Левы из.Самары; он, очевидно, узнав из газеты о моем нездоровьи, спрашивает, где я и здоров ли. Ермолаев умно отвечал ему, что я в Бегичевкѳ и здоров. Он телеграфирует от 14-го и пот[ому], вероятно, завтра будет здесь.

Третьего дня у нас был Стебут, и мы отправили с ним Элену Михайловну на место Екат[ерины] Ив[ановны]. Что она? Боюсь, что прививка2 расстроит ее, как Лелю Берс.3 — Здоровье мое вполне хорошо, и работалось хорошо, и мне кажется, что я разделался или завтра окончательно разделаюсь с концом моей статьи.4 Швед всё также похож на пророка Иеремею и интересен. Как я рад буду познакомиться с нашим новым педагогом.5 Вегетарианство, если только оно не имеет целью здоровье, всегда связывается с высоко нравственными взглядами на жизнь. Это нескромно, но я пишу это не для тебя и себя, а для него. — Американец с Конамо мало интересен, — обещал прислать мне два вагона муки. Денег у нас едва ли останется приходится везде прибавлять сверх сметы, и число столов[ых] всё растет, — уже 212. Целую тебя и детей.

Л. Т.152


153 На конверте: Москва. Хамовники. Графине Софье Андревне Толстой.

1 В письме от 15 мая 1892 г.

2 «Вследствие укуса бешеной кошки» (п. С. А.).

3 Елена Александровна Берс (1837—1920) — двоюродная сестра С. А. Толстой.

4 «Царство божие внутри вас».

5 Фольхорт.

521.

1892 г. Июня 3. Клекотки.

Доехали благополучно до Клекот[ок]. Лошади Раевских везут. Напиши поскорее. У Эл[ены] Павл[овны] умер брат, орлов[ский] губернатор].1

Целую тебя и всех.

Л. Т.


На обороте: Козловка-Засека. Moсковско-Курской ж. д. Графине Софье Андреевне Толстой.

1 Дмитрий Павлович Евреинов.

522.

1892, г. Июня 7. Бегичевка.

Сейчас приехала Таня, Илюша, Ваня1 и Давыдовы.2 Мы все здоровы и бережемся и разъезжаем. Спешу написать тебе хоть несколько слов. Я в нынешний раз виноват перед тобой — не писал. А тебе очень благодарен за известия. Надеюсь, что твои недуги теперь уже прошли, не оставив следов. Теперь 12 часов, и я только вернулся из Осин[овой] Горы, здорово усталый. Целую тебя и детей.

Л. Толстой.


На обороте: Московско-Курск. жел. дороги, станция Козловка-Засека. Графине Софье Андревне Толстой.

1 И. И. Раевский (младший).

2 Василий Васильевич Давыдов и его жена Екатерина Павловна, рожд. Евреинова.

153 154

523.

1892 г. Июня 8. Бегичевка.

8-го, 2 часа дня.

Посылаю объявления.1 Мы продолжаем быть благополучны и здоровы. — Народу здесь много, но это не мешает нам заниматься и делами продовольствия и мне моим писаньем.2 Я нынче доволен, п[отому] ч[то] много и хорошо писал.

Матв[ей] Ник[олаевич] оставил дела в большом порядке, и его преемник, Высоцкий, чудесный работник. Не могу достаточно нарадоваться на такого помощника.

Сейчас ожидаются Писаревы, Философо[вы] и тут Давыдовы, и я спешу уйти. Вчера я ездил, нынче пойду ходить по ближним.3 В свои поездки я, глядя на поля, решил, что урожай не так плох, как казалось, и, несмотря на то, что приходят депутации о том, чтобы продолжать, можно будет спокойно уехать, хотя и многих жалко. Целую тебя и детей.

Л. Толстой.


Таню4 и ее детей и всем сожителям, Ал[ексею] Мит[рофановичу] и другим привет.

1 Почтовые повестки на получение денег.

2 «Царство божие внутри вас».

3 Столовым.

4 Т. А. Кузминская.

* 524.

1892 г. Июня 11. Бегичевка.

Козловка М.-К.

Толстой.


Повестки должны быть дубликаты платим полежалое вышли скорей.

Лев Толстой.

Телеграмма.

* 525.

1892 г. Июня 13. Бегичевка.

Я совсем виноват перед тобой, милый друг, в этот приезд я тебе мало, редко пишу. Как-то всё кажется, что вот вот увидимся. Сейчас, 11 часов ночи 13-го, вернулись с Машей154 155 благополучны из нашей поездки. Эл[ена] Пав[ловна] дала свой прекрасный кабриолет ресорный, и мы на паре без кучера объездили Ефремовские дальние столовые, верст 120. Всё было очень хорошо и с пользой. Если ничто не помешает, приедем во вторник, как ты желала. Готовим всё к тому, чтобы откланяться, для чего надо будет приехать еще один последний раз. Ну, пока до свиданья, целую тебя и детей.

Л. Т.

* 526.

1892 г. Июня 15. Кашино.

Козловка-Засека Толстой.


Будем вторник Туле.

Толстой.

Телеграмма.

527.

1892 г. Июля 15 или 16. Бегичевка.

Маша тебе, вероятно, описывала1 всё наше путешествие, к[оторое] было не только безопасно и безвредно, но очень мне приятно. Здесь все приготовились и приготовляются давать отчеты последние. Провизию остальную всё свозим в Бегичевку. Делаем перерыв всех столовых — думаю —до конца Сентября. Что дальше будет, покажут обстоятельства. Но одно, что я и прежде думал и в чем теперь еще более утвердился, это то, что самых слабых людей, старых, больных — небольшое количество — всегда бесприютных и беспомощных, нынешний год при неурожае и потому при неподаваний милостыни, при дорогом хлебе и при привычке, взятой ими и теми, кто о них заботился, что их кормят, — что нельзя их бросить. И это то самое дело, к[оторым] мы займемся теперь. — Их надо как-нибудь устроить. Нынче приходила такая команда из Татищева. Вчера приходила Бегичевская вся деревня. Но целые деревни мы не можем кормить, а бездомных нельзя бросить. В этом было и главное дело прошлого года. И теперь, как это устроится, не знаю. Вчера я целый день был дома. Все съехались. А нынче поеду в сторону Орловки и по деревням, попробую, испытаю, как это устроится.

Торопят меня, едет Гриша2 к Давыдовым и свезет письмо в Клекотки.155

156 Я здоров, хотя слаб и не пишется. Получены два вагона, и нет дубликатов, и потому, пожалуйста, все объявления присылай. Целую тебя, Леву и детей. Тани, верно, еще нет. — Здесь все благодушны и дружны.

1 Письмо М. Л. Толстой к С. А. Толстой от 12 июля из Богородицка. Поездка была предпринята Толстым на лошадях с Марьей Львовной и В. А. Кузминской; выехав из Ясной Поляны, ночевали в Пирогове, затем у Бибиковых, направляясь через Богородицк в Бегичевку.

2 Григорий Иванович Раевский (1875—1905).

528.

1892 г. Июля 17. Бегичевка.

Не понимаю, что наделал Количка. За горох требуют 154 р[убля] и за полежа[лое] 6. — Получил все твои посылки и благодарю за них. Мы все благополучны и здоровы. Но положение народа, особенно в нашей местности, очень дурно. Положительно хуже прошлого года. Так что искать худшего негде. — Напишу после толком, а теперь только при отправке чеков. Целую тебя и детей.

Л. Толстой.


На обороте: Управлению Сызрано-Вяземской желез. дор. На станцию Клекотки получено для столовых на мое имя 463 пуда гороха в вагоне № 200987. По недоразумению свидетельство Красного Креста не было предоставлено. За посланные по недоразумению без свидетельства Кр. кр. на станцию Клекотки для столовых 463 п. гороха в вагоне 200987 взыскивается 154 тарифу. Прошу покорно приказать отпустить горох и принять свидетельство.

529.

1892 г. Июля 19. Бегичевка.

Очень давно, т. е. два дня, не писал тебе, милый друг. Нынче видел газету, в к[оторой] твой отчет. Всё очень хорошо. Мне надо писать свой, и я завтра принимаюсь за него; но боюсь, что много сведений не достанет. Скажи Тане, чтобы она прислала всё, что у нее есть, и тебя прошу прислать, что у тебя есть. Понадобится мне, наверное, следующее; 1) список пожертвований,156 157 сколько от кого получено. Это должно быть у Тани (конверты денежные у нее; на последние же получения посылаю список); 2) счеты Колички, капустника и, если есть, Штильмана, чтобы знать, сколько заплачено за продукты; 3) счет Пинской и Баратынской. Это уж наверное мне нужно, но может понадобиться и многое другое, и потому прошу прислать всё, касающееся этих дел. — Дела наши понемногу уясняются: т. е. определяется то, что нужно, и как сложится дело. Нужно, необходимо кормить население местности втрое или вчетверо меньше прошлогодней, но нужда в этой местности хуже прошлогодней. Кроме того, т[ак] к[ак] осталось около 10 вагонов разного хлеба и денег (не знаю сколько, кажется, около 12 т.), то надо продолжать детские приюты, как я и обещал в последнем отчете. К приютам же этим мы хотим пристроить теперь, сейчас самых нуждающихся и слабых. Столовые же придется открыть их позднее — в сентябре. Заведовать этими делами будем просить покамест Ив[ана] Ив[ановича], чтобы отпустить Высотского, к[оторый] и так измучался, и выпишем Пошу. На время, на неделю, осталась Элен[а] Михайл[овна], и к 28 вернется одна из Винеров,1 и еще остаются Антипова и Корибут.2 Леонтьев ушел, но тоже обещал вернуться, если понадобится.

Мы здоровы. Машу и Веру сбивает, т. е. мешает им, отнимает у них время общественность и гости. И у меня тоже. Вчера целый день — после обеда Самарины;3 3-го дня Писарев, Философо[вы]. Нынче были Нечаевы,4 но я не выходил. Я очень много занимался эти последние дни и устал, но, кажется, кончил, и так написал Черткову,5 и завтра начну отчет и то, что имею сказать про это. Постараюсь сказать цензурное отдельно, чтобы напечатать.

Хорошо, что вы все здоровы. Целую тебя и детей. Привет всем домочадцам. У нас всё это время были сотрудники, сдавали отчеты и все разъехались. Остались только два брата Алехины, уезжающие завтра. Я, слава Богу, самым любовным образом расставался со всеми, также и с Алехиными. Не перестаю радоваться тому, что знаю и любим такими хорошими людьми.

Л. Т.

1 Елизавета или Цецилия Владимировна Винер.

2 Марья Георгиевна Корибут (ум. 1934 г.) — по мужу Домелунген, в то время курсистка.157

158 3 Петр Федорович Самарин (1830—1901) с женой Александрой Павловной.

4 В сельце Сторожеве, Данковского уезда, жили богатые помещики Дмитрий, Софья, Анна и Юрий Степановичи Нечаевы.

5 Письмо неизвестно.

530.

1892 г. Июля 21 или 22. Бегичевка.

Напишу хоть несколько слов с Верой.

Вчера ходил пешком далеко, за мной посылали и разъехались, что я прошел верст 30 и очень устал. Но совершенно здоров. Занят отчетом,1 для кот[орого] жду матерьялы и от Тани, и от Высотского, к[оторый] очень мил, но медлителен. Дело всё обозначилось, и надо поскорее написать. От Левы вчера получил письмо2 и очень благодарен ему за него. Целую тебя и детей. Я в нынешний раз мало и редко знаю о тебе.

Л. Т.

1 «Об употреблении пожертвованных денег с 12-го апреля по 20-е июля». Напечатан в № 301 «Русских ведомостей» от 31 октября 1892 г.

2 От 14 июля.

531.

1892 г. Июля 24. Бегичевка.

Сейчас уезжает Капитон Алексеевич1 и сдает нам все счеты. Всё удивительно хорошо и акуратно. Чудесный человек — я ему очень благодарен. Сейчас же и получил твое письмо, в к[отором] ты пишешь о болезни Андрюши и Ванички.2 Андр[юше] лучше, надеюсь, что и Ваничке тоже. Ты пишешь, боясь, что я хочу вернуться и опять жить в Бегичевке; пожалуйста, не думай этого. Всё устроится без моего личного присутствия, особенно, если Пошу выпишем.

Остаюсь здесь только на несколько дней, — дня на 4, 5, может быть, и меньше, пока начну и хоть на-черно напишу отчет, для кот[орого] может понадобится справиться на месте. Кроме того, надо получить счеты. Посылаем завтра получить по объявлениям. К этому же врем[ени] может приехать Попов от Черткова за рукописью, кото[рую] думаю, что кончил.3 Остаются здесь одни девицы Антиповы,4 склад же поручил Раевским, пока еще дела мало.158

159 Мы здоровы. Губа моя совсем прошла, и я бодр, а то был не в духе.

Нынче был у Философовых и Мордвинова по делу. По последнему письму твоему решу, когда именно поеду, и тотчас же телеграфирую. Нынче же уезжает Элен[а] Михайловна.

Прощай пока, милый друг, целую тебя и детей.

Л. Т.


На конверте: Московско-Курская жел. дор. Козловка-Засека. Графине Софье Андревне Толстой.

1 К. А. Высоцкий.

2 От 20 июля (ПСТ, стр. 532).

3 «Царство божие внутри вас».

4 Сестры Александра Александровна и Наталия Александровна Антиповы.

532.

1892 г. Июля 26. Бегичевка.

Сейчас очистил всю свою запущенную кореспонденцию,1 и последнее, кажется, 12-е письмо пишу тебе, милый друг. Дело наше совсем ясно, не только обозначилось, но и устроилось. Теперь нам здесь больше нечего делать и во вторник, коли будем живы и здоровы, как теперь, приедем домой. Попов приехал вчера, и статью, я думаю, что кончил, он и Ал[ексей] Митр[офанович] переписывают ее. Приюты, кот[орые] нужны были, и при них кормление стариков и сирот, мы устроили почти везде, где нужно. (Осталась Андреевка, и туда поехал Ваня.) Всех сотрудников отпустили и все счеты их получили. Поше я нынче написал, прося его приезжать. До него же дело будут вести Раевские. Главная надежда на Эл[ену] П[авловну].

Два дня, к[оторые] мы остаемся еще — теперь 1-й час ночи с субботы на воскресенье, я посвящу на составление отчета в черне. (Таня не прислала мне имена — счет пожертвований русских, да это сделаем дома.) Кроме того, Маша нездорова, обычным нездоровьем, и получу завтра от вас письма, и может, и даже должна, приехать Пинская, от к[оторой] одной нет окончательного отчета.

Ездила ли ты, или едешь в Москву? Здоровы ли все? Посылаю письмо Бобринского об утонувшем матросе.2 Я думаю, что надо бы пожертвовать от нас 200 р. Как ты думаешь? Если159 160 да, то пошли по адресу. Целую тебя и детей. До свиданья.

Л. Т.


Письмо это не пошло нынче, воскресенье, и потом едва ли мы приедем во вторник. Когда поедем верно, — телеграфируем.


На конверте: Московско-Курская ж. д. Козловка-Засека. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Ни одного письма Толстого от 26 июля, кроме письма к С. А. Толстой, не сохранилось.

2 Оно не сохранилось.

* 533.

1892 г. Сентября 10. Бегичевка.

Всё у нас хорошо. К стыду своему я теперь не захватил сюда бумаг, к[оторые] нужны. Но это не помешает мне дописать отчет. За исключением цыфр, кот[орые] поправлю в Ясной — кончу здесь. Главное, знаю про столовые. Я нынче никуда не ходил, занимался дома. Завтра поеду в Андреевку, чтобы посмотреть на месте степень нужды. Впечатление Узловой1 было ужасно.

Самарины, и особенно он, были чрезвычайно милы. Здесь так все претерпелись к бедствию, что идет везде непрестанный пир во время чумы. У Нечаевых были имянины, на к[оторых] была Самарина,2 и обед с чудесами франц[узского] повара, за кот[орым] сидят 2½ часа. У Самариных роскошь, у Раевских тоже — охота, веселье. А народ мрет. А как рассказывал Поша, когда он спросил про смерть в Татищеве одного человека от холеры, то ему ответили: «Да что ж тут такого, у нас 2-й год мрет народ семьями и никто не заботится».

Не хочется осуждать и не осуждаю в душе, а больше жалею и боюсь. Контраст между роскошью роскошествующих и нищетой бедствующих всё увеличивается, и так продолжаться не может. Целую Машу, Андрюшу, Мишу, Сашу, Ваню. Поклоны всем. Пока прощай. Иду спать. Тетю Таню и ее народ [целуй?].

Приписка к письму Т. Л. Толстой.

1 Т. Л. Толстая писала Софье Андреевне: «В одном поезде с нами ехали вчера Давыдовы — тоже в Молоденки, — и Зиновьев с Львовым, чтобы усмирять бунт в Бобриках, где крестьяне не дают Бобринскому рубить160 161 лес, который они считают своим. В Узловой мы нагнали поезд с 400 солдат, которых туда гонят с ружьями, готовыми зарядами и музыкой. Это произвело на нас всех и особенно на папа ужасно неприятное впечатление. Зиновьев казался очень сконфуженным и жалким» (ACT).

2 Александра Павловна Самарина.

* 534.

1892 г. Сентября 21 или 22. Я. П.

Как видишь, всё по старому, по хорошему. Как то у тебя? Дай Бог, чтобы также. Поутру голос у Вани лучше, и мы хотим попробовать на сутки прекратить спринцованья! Я совсем здоров, и жизнь, как заведенные часы, с тою разницей, что вместо гулянья режу дрова с Евг[ением] Ив[ановичем] очень умеренно — часа 2, 3, и с отдыхами. Поеду сам на Козловку, свезу это письмо. Целую тебя и детей.

Л. Т.


Вчера писал отчет, да не кончил.

Приписка к письму T. Л. Толстой.

* 535.

1892 г. Сентября 23. Я. П.

Опять еду на Козловку с письмом к тебе и думая о тебе. Поздравляю тебя1 и целую тебя и детей.

Л. Т.

1 23 сентября — день свадьбы Л. Н. и С. А. Толстых.

* 536.

1892 г. Сентября 23. Я. П.

Муж,1 дети, Илья, сестра поздравляем с тридцатилетием.

Ясная Поляна.

Мск. Хамовники 15. Толстой.

1 Так как телеграмма коллективная и без подписи, то Лев Николаевич обозначен в ней словом «муж».

161 162

* 537.

1892 г. Сентября 24. Я. П.

Всё по старому. Мы здоровы и добродушны. Тебя не достает и тебя жалко. Целую тебя и детей.

Л. Т.

538.

1892 г. Октября 21. Я. П.

Сейчас получили телеграмму, что Мар[ья] Петр[овна]1 скончалась, — в 9 час[ов] утра, 20.

У нас все здоровы.

Л. Тол[стой].


На последней странице: Москва. Хамовники, дом Гр. Толстого, Графине Софье Андревне Толстой.

1 Марья Петровна Берс — рожд. Романова, жена С. А. Берса. В 1892 г. работала на голоде в Бегичевке, где умерла от тифа.

539.

1892 г. Октября 22. Я. П.

Верочка не велела мне читать ее письма, и я знаю, что она написала всё, только не обо мне. А обо мне писать нечего. Я здоров и всё также мало разнообразен. Утром весь вхожу в свою работу, а потом прозябаю; но не неприятно. Ни на чем так не чувствую старость, как на этой умственной усталости. Илюша хочет балтироваться в члены Управы. Это со всех сторон не хорошо: и не хорошо деньги брать, и не хорошо, что новый предлог отлучек из дома. Я сказал ему это. И жалею, что огорчил его. Снег теперь очевидно, что стает, и осень еще будет длинная и мокрая. Я думал вчера о том, что нехорошо печатать мои портреты в разных видах в новом издании. Это совестно и неприлично при жизни. Как ты думаешь? Что статья в Р[усских] В[едомостях]? 1 Что Лева, приедет ли сюда до отъезда?

Целую тебя и детей.

Л. Т.


Смерть М[арьи] П[етровны] очень трогательна. Древние говорили, что кого Бог любит, те умирают молодыми. И смерть162 163 хорошая. У всех останется самое хорошее чувство к ней, а со всех сторон, кроме горя, ее ничего не ожидало.

Приписка к письму В. А. Кузминской.

1 Отчет Толстого о помощи голодающим с апреля по июль 1892 г. См. прим. 1 к п. № 530.

540.

1892 г. Октября 23. Я. П.

Со вчерашнего дня новостей у нас совсем никаких. Все вполне здоровы. Маша ездила в Крыльцово к больным. Таня и Вера ходили гулять. Я хожу гулять, пишу утром. Вечером писал письма и читал с девочками. Нынче начали Фауста Гете, перевод Фета. Поклонись ему хорошенько от меня. Скажи, чтобы он не думал, как он иногда думает, что мы разошлись. Я часто испытываю это, — и с ним особенно, что люди составят себе представление о том, ч[то] я должен отчудиться от них, и сами отчудятся меня.

Из Бегичевки не имели еще известий. Я боюсь за Пошу.1 Березки теперь можно сажать будет, уж много стаяло. — Еду сам на почту, везу это письмо. Целую тебя и детей. Надеюсь, что ты теперь спишь хорошо в Москве.

Л. Т.


Дрова от Карпова так дурны, что я писал ему, чтобы он больше не присылал; поэтому и тебе не советую выписывать через него.


На обороте: Москва. Хамовнический пер., 15. Софье Андревне Толстой.

1 П. И. Бирюков работал в то время на голоде в Бегичевке.

541.

1892 г. Октября 26. Я. П.

Посылаю нынче коректуру отчета. Я изменил там всё, что нужно и можно, и больше изменять не могу.1 Я пишу Чупрову,2 к[оторый] заменяет Соболевского,3 чтобы они прислали коректуру тебе. Ты просмотри, пожалуйста, с Левой — нет ли163 164 каких грубых ошибок. Получил вчера твои письма.4 Очень жалею, что мое желание5 огорчило тебя. Я же не огорчаюсь. Так мне как-то ridicule6 показалось при жизни себя предлагать публике во всех видах. — Но ты права, что это будет мало заметно. Вообще, чем меньше, тем лучше.

У нас по старому. Девочки ездили в Тулу. Они не наладятся жить и, кажется, скучают, особенно Маша и Вера. От Поши было письмо,7 и Маша видела сиделку, к[оторая] была при смерти Машеньки. Она вдруг ослабела и почувствовала, что умирает — кое какие распоряжения делала, маленькие долги заплатить, и сказала: Господи, прости мне мои грехи. И скоро потеряла сознание. И в таком положении была око[ло] суток. Похоронили ее в Никитском. Таня была у Зиновьевых. Он в Москве и у Давыд[овых]. Он дома и очень ласков, по ее словам. Но назначения еще нет.

Снег, кажется, ляжет. Целую тебя и детей.


На конверте: Москва. Хамовнический переул., № 15. Софье Андревне Толстой.

1 В связи с замечаниями редактора В. М. Соболевского, который писал Толстому в письме от 24 октября, что по цензурным условиям «лучше совсем избежать из отчета вопрос о смертях от голода».

2 Александр Иванович Чупров (1842—1908) — профессор политической экономии Московского университета. Письмо Толстого к Чупрову неизвестно.

3 Василий Михайлович Соболевский (1847—1913) — редактор «Русских ведомостей».

4 Письма эти не сохранились.

5 «Не печатать портреты в новом издании 1893 года» (п. С. А.).

6 [смешным]

7 От этого письма П. И. Бирюкова от 22 октября сохранился один листок, не содержащий сведений о М. П. Берс.

542.

1892 г. Октября 28 или 29. Я. П.

Мы все живы, здоровы. Очень жаль, что не видал Леву.1 Помогай ему Бог. Я заговорился с писарем, а девочки вдруг собрались, и пот[ому] пишу хоть два слова. Вчера не было письма от тебя. Целую тебя и детей.

Л. Т.164


165 На обороте: Москва. Хамовнический переулок. 15. Софье Андревне Толстой.

1 Осенью 1892 г. Л. Л. Толстой поступил вольноопределяющимся.

543.

1892 г. Октября 30 или 31. Я. П.

Хотя ты и не велела ждать ничего нынче, мы всё таки посылаем на Козловку, во 1-ых, чтобы перетелеграфировать тебе, от Веры, т[ак] к[ак] она едет с курьерским, а во 2-ых, чтобы написать тебе. У нас зима совершенная. Уж дней 5 градуса 3, тишина и такой иней, какого я, кажется, никогда не видал: иглы чуть ли не в вершок, и усыпаны поля им, и гнутся чудно разукрашенные деревья. Пруд копают. Плотину он1 не прудил. Боится оттепелей. И прав. Березки закопаны в земле. Иван Алекс[андрович] 2-ой день как уехал на Дон на санях и лошади для Поши.

Жизнь наша идет всё одинаково — хорошо. Девочки затеяли читать и подучивать ребят и девушек деревенских: они приходят по вечерам и через день. Маша кроме того ездит по больным. Вчера она ездила в Тулу с Аннушкиной Веркой,2 у к[оторой] глаза болят. Я вчера тоже был в Туле. Особенной нужды мне не было, но б[ыло] несколько просьб до Давыдова и Зиновьева и хотелось воспользоваться чудной погодой, проехаться. И я поехал верхом в час, а в 6 вернулся. Пришел к Давыдову, он в суде. Я пошел в суд и там застал большое дело о шайке воров. Обвинял Лопухин.3 Я посидел там с час. И мне это б[ыло] нужно. А потом пошел с Дав[ыдовым] к нему, по дороге встретил Зиновьева. Он вернулся с нами. И я им передал, что было нужно. — Вчера получил письмо от Черткова, одно из Тулы,4 вот с этим обращением в газеты, к[оторое] он хочет поместить в Рус[ских] Вед[омостях], а второе5 с Козловки, в к[отором] он обещается сам приехать. Но нынче получилась от него телеграмма, ч[то] он приехать не может.

Сообщение его пошли, пожалуйста, в Рус[ские] Вед[омости], прося их напечатать. Сопоцько6 в тот же день пишет из Бегичевки, что нужда там страшная и всё увеличивается, и что он всё больше и больше народа допускает в столовые. Всё это очень тяжело.165

166 По разговорам с Зин[овьевым] вижу, что нужда действительно нынешний год хуже прошлогодней; но мы как будто выпустили весь заряд своей энергии и теперь только хотим как-нибудь отделаться.

Зин[овьев] сказал мне, что Илюша выбран в члены Управы.

У вас ли еще брат Сережа? Ему бы не грех отдать нам наши многочисленные визиты. Мы и то к нему ехали. Напрасно ты не чувствуешь нас; мы — я — тебя чувствуем. Ну, прощай пока, целую тебя и детей.

1 «Управляющий И. А. Бергер» (п. С. А.).

2 Вера Деева — дочь кухарки Анны Петровны.

3 Сергей Алексеевич Лопухин — товарищ прокурора в Туле.

4 От 17 октября. Письмо Черткова в газеты о голоде (от 15 октября) цензурой не было пропущено.

5 Письмо это неизвестно.

6 Михаил Аркадьевич Сопоцько — бывший студент, исключенный из университета за участие в студенческих беспорядках. Впоследствии резко изменил свои взгляды и стал активным членом «Союза русского народа». См. т. 65.

544.

1892 г. Октября 30 или ноября 1. Я. П.

Вчера девочки поехали в Тулу провожать Веру и взять свидетельства1 у Зиновьева, а я, по обыкновению, в 4-м часу пошел гулять им на встречу и дошел до самой Тулы, так меня встретили уж в городе и, одев в теплую одежу — свою и Дмитрия Олсуфьева, ехавшего с ними, привезли меня домой в 7 часов. Так хороша была и погода, и дорога для ходьбы. Дома застал приехавшего Булыгина и Раева,2 так что гостей б[ыло] много. Вечером Таня и Маша с Д[митрием] Ад[амовичем] ездили на Козловку и привезли твое письмо,3 к[оторое] их очень огорчило тем, что ты так огорчилась таким неважным и никому не вредным делом.4 Они всё снесли с верху, и у Маши девочки теперь в ее комнате. И сейчас учатся. — Дми[трий] Ад[амович] очень мил был. Он тебе верно и передаст это письмо. Еще были письма вчера от Дунаева5 и от Страхова.6 Стр[ахов] пишет очень интересно о чтении поэта Мережк[овского] о литературе.7 Признаки совершенного распадения нравственности людей fin de siècle8 и у нас.166

167 И письмо от Левы,9 хорошее, бодрое; но нехорошо тем, что очень осудительное. — Нынче я пошел с Ев[гением] Ив[ановичем] и Олс[уфьевым] и потом б[ыл] у Игната,10 он очень болен, и послал его к Рудневу. Думал о тебе. Тебе должно быть одиноко теперь: не с кем поговорить из своих взрослых. — Погода у нас всё чудная.

Прощай, душенька, целую тебя и детей.

Л. Т.


Ев[гений] Ив[анович] просил свою мать11 прислать его полушубок в наш дом, с тем, чтобы прислать его сюда с Таниными вещами.


На конверте: Софьи Андревне.

1 Свидетельства Красного Креста для дарового провоза продуктов питания, предназначенных голодающему населению.

2 Павел Константинович Раев, занимался в Хатунской школе.

3 Письмо неизвестно.

4 «Тем, что крестьянских ребят Марья Львовна собирала в детских комнатах дома: я боялась какой-нибудь заразы» (п. С. А.).

5 От 31 октября.

6 Письмо неизвестно.

7 Речь идет о докладе писателя-мистика, впоследствии белоэмигранта, Д. С. Мережковского о причинах упадка современной русской литературы, читанном в Русском литературном обществе 26 октября 1892 г. (См. Петербуржец, «Маленькая хроника», в «Новом времени», № 5987 за 1892 г.)

8 [конца века]

9 Письмо это не сохранилось.

10 Игнат Севастьянович Макаров — ученик яснополянской школы.

11 Анна Панкратьевна Попова, рожд. Новакович (1844—1914).

545.

1892 г. Ноября 2. Я. П.

Вчера получили твое письмо1 и писал тебе с Олсуфьевым. Мы живем по старому. У Тани мигрень, но она с нами обедает и даже не лежит. Читаем вслух Карамазовых,2 и очень мне нравится. Скажи Саше, что ее щенок болен. Мы его будем лечить. Нынче никто никуда не ездил. Посылали за Ив[аном] Ал[ександровичем] и Пошей, к[оторых] ждали сегодня, но теперь 10 час[ов] и их нет. Репин стесняет нас.3 Мы бы съездили в Пирогово, Таня к Мамон[овой],4 а мы всё его жда[ли].

Целую тебя и детей.

Л. Т.167


168 На обороте: Москва. Хамовники, 15. Софье Андревне Толстой.

1 Возможно, письмо от 27 октября.

2 «Братья Карамазовы», роман Ф. М. Достоевского.

3 И. Е. Репин гостил в это время в Ясной Поляне.

4 Софья Эммануиловна Дмитриева-Мамонова (1860—1945) — знакомая Толстых.

546.

1892 г. Ноября 5. Я. П.

Вчера не писал тебе, милый друг, но за то видел тебя всё во сне и писал Леве.1 Девочки тоже ему написали. Я постоянно за него боюсь, боюсь за то, чтобы не заболтался в этом сквернейшем в нравственном отношении городе. Там все соблазны роcкошной столицы, moins2 тех добрых сторон передового движения общественной мысли к[оторое] слышится в других свободных столицах. Я помню, как я в молодости ошалел особенным, безнравственным ошалением в этом роскошном и без всяких принципов, кроме подлости и лакейства, городе. То же ошаление я видел на Сереже3 и боюсь теперь за Леву. Особенно вспоминал, как он нравственно хорош, лучше т. е. стал, последнее время, главное, в смысле доброты.

Нынче вечером наконец приехали в 7 ч. вечера Пав[ел] Ив[анович] и Ив[ан] Ал[ександрович]. Пав[ел] Ив[анович] рассказывает про тамошнее дело, и всё у него идет хорошо. Он не выходит из рамок наших средств, но нужда растет, и по тому, что он говорит, и из других сведений я вижу, что очень плохо. Нам угрожали было приехать Зинов[ьевы] и Леонт[ьевы],4 но не приехали вчера. Мы здоровы. Таня теперь хочет ехать к Мамоновой завтра. — Поша будет у тебя, вероятно, завтра, после этого письма, и всё расскажет. Я совсем здоров; немножко работаю физически и, когда могу, как нынче, много над своей работой. У нас снег и зимний путь, а в Бегичев[ке] нет, и Ив[ан] Ал[ександрович] на санях насилу доехал. При случае возьми у Готье5 или вели прислать Дикенса — «Martin Chuzlewit». Мы читаем Достоевского. — Что Фет.6 Целую тебя и детей.

Л. Т.


Степа мне писал письмо, упрекая меня в том, что я не дал знать.7 Я отвечал ему. Что Элена Павловна? Видаешь ли ты168 169 ее? Поша говорит, что она ему написала грустное письмо.8 Такое же она писала Маше.9 Она всё лежит. Передай ей мое большое уважение и любовь. Мне так жалко ее.


На конверте: Москва. Хамовники, № 15. Графине Софье Андревне Толстой

1 Письмо это неизвестно.

2 [без]

3 Сергей Львович Толстой служил в Петербурге с осени 1888 г. по март 1890 г., ведя светский, рассеянный образ жизни.

4 Семья тульского вице-губернатора И. М. Леонтьева.

5 Книжный магазин Готье.

6 С. А. Толстая сообщала о здоровье Фета 8 ноября.

7 О смерти жены.

8 и 9 Письма эти неизвестны.

547.

1892 г. Ноября 7. Я. П.

Пишу тебе и для тебя, и для себя. У меня уж сделалась привычка вечером общаться с тобой и писать, и получать. Поша тебе расскажет всё про вчерашнее. Довольно тяжело было с гостями, но мы, кажется, ничем не обидели их. Одно только, что заморили их прогулкой.

Вчера получили твое огорченное письмо о Тане.1 Она, было, написала одно письмо не в духе, но удержалась, а другое не удержалась.2 Всё это так глупо, когда видишь, как мне видно со стороны, как вы любите друг друга. Я видел, как Тане больно было вчера узнать, что она тебе сделала больно, — и как вам нельзя поэтому — да и никому нам нельзя — сердиться, обижаться друг на друга, а главное, доказывать свою правоту. Все мы такие слабые, жалкие, что если понимать друг друга, то только можно жалеть и любить, а никак не сердиться. Мне вот тебя ужасно жалко за твою осеннюю тоску, да еще в Москве и не здоровой. Утешаюсь только тем, что на тебя как скоро это находит, также скоро и проходит.

Вчера вечером пришел еще черный Анатолий Буткевич, кот[орого] ты боишься, и добрый, кроткий и жалкий. Он вчера рассказ[ывал] мне, как он 9-[ти] лет бегал с палкой от гардин, в виде ружья, за братом, прицеливаясь, и не попал в дверь,169 170 а в притолку, и проткнул себе глаз. Глаз вытек, и он был на волоске от сумашеств[ия] или смерти. А теперь у него другой глаз болит. Ну вот и сердись и осуждай такого 9-летнего, а отчего и не 32-летнего.

Вчера получил письмо Левы.3 Дай Бог, чтоб он поскорее прошел это испытанье так, чтоб ему радостно, а не стыдно б[ыло] вспомнить. — Нынче утром Попов (тоже жалкий, робкий, кроткий, желающий быть как можно лучше) и Буткевич пошли к Булыгину. А Таня в 1-м часу поехала в Тулу, с тем чтобы сделать там кое-какие дела — о девочке слепой от Мордвиновой и о дровах и потом ехать к Мамоновой. Она вернется во вторник. Всегда страшно отпускать. Она и уехала. С[оня] Мамонова ездит всегда одна и указала ей, как кого спросить. Так что мы с Машей обедали вдвоем. Как ты думаешь о Машиной поездке на Дон? Мне тоже страшно отпускать, но поездка теперь полезна для дела, в отсутствие Поши. Целую тебя и детей.

Л. Т.


Письмо это везет Маша сейчас, 10 час[ов], на Козловку. Что-то будет от тебя?


На конверте: Москва. Хамовники, 15. Софье Андревне Толстой.

1 Письмо это неизвестно.

2 В ACT сохранилось письмо Т. Л. Толстой от 4 ноября, в котором она писала С. А. Толстой о ее требовании не пускать ребят в дом.

3 Письмо не сохранилось.

4 С. А. Толстая в письме от 8 ноября высказалась отрицательно о поездке Марьи Львовны в Бегичевку (ПСТ, стр. 547).

548.

1892 г. Ноября 9. Я. П.

Вчера получилась большая почта из Тулы и тобой присланные письма и брошюры, и «Вопросы Фил[ософии] и Пс[ихологии]», с статьей Грота1 и Соловьева,2 и, главное, письмо Трегубова3 с статьями Антония4 и Ключевского,5 к[оторыми] он меня задирает и просит высказать мнение. Всё это мне живо напомнило всю эту праздную, умственную суету Московскую.170 171 Разумеется, можно держаться в стороне от нее, но трудно. — Ты как бы спрашиваешь, когда мы приедем? И ты пишешь, что М[итя] Олс[уфьев] сказал тебе, что я высказал, как мне тяжело в Москве. Это не справедливо. Я сказал ему, что я всегда говорю, что мне очень трудно покидать место, на к[отором] я сижу и на к[отором] мне естественно сидеть, и нужно усилие, чтобы уехать, и важные причины. Вот Таня приедет, и мы подержим совет, т. е. я предоставлю им решать за меня. Я никак не могу сам решить; дай я поеду туда или сюда, если только нет для этого особой нужды, т. е. если кому нибудь не нужен. И напрасно ты говоришь, что, живя в Москве, я или мы своим видом упрекаем кого то.6 Я никогда не тоскую в Москве. Мне совершенно также чувствуется, как и здесь. Но только, рассуждая, я знаю, что здесь лучше. Не знаю, пошлю ли этот листок. А то он пожалуй вызовет пререкания, а мне только хочется как можно теснее и любовнее жить с тобой, а не пререкаться. — Два дня не получал от тебя писем, если не считать нынешнего к Тане.7 Ее нет, как ты знаешь. И нынче от ней письмецо открытое; она пишет, что дорогой встретила Георг[ия] Львова и с ним поехала к ним, к Львовым,8 что она давно обещала, с тем, чтобы от них уехать в 9 утра и в тот же срок, т. е. завтра, во вторник, — вернуться. Мы и пошлем за ней. Я рад, а то я беспокоился, как она ночью доедет. Еще б[ыло] письмо от Левы,9 уж ответ на наше. Он всё в бодром, хорошем духе и радуется на возможность освободиться через 2 месяца. Спрашивает мое мнение об этом. Я сейчас напишу ему,10 что, разумеется, чем скорее он освободится, тем лучше. Я всё боюсь за него. Вчера и я не писал тебе — погода была дурная, метель, и мы не ездили и не посылали, но также, как всегда, думал о тебе. Очень приятна мне здесь после усталости утренней работы — я стал больше уставать — тишина вечеров. Никто не развлекает, не тревожит. Книга, пасьянс, чай, письма, мысли свои о хорошем, серьезном, о предстоящем большом путешествии туда, откуда никто сюда не возвращается. И хорошо. Только ужасно грустно по твоим письмам, — по нынешнему Тане, — что ты всё тоскуешь. Как бы тебе дать спокойствия, радостного, довольного, благодарного спокойствия, к[оторое] я иногда испытываю? — Целую тебя и детей.

Л. Т.171

172 1 Статья Н. Я. Грота «Основание нравственного долга. — IV. Типические формы эвдемонизма» — напечатана была в кн. 15 журнала (ноябрь 1892 г.).

2 Трактат В. С. Соловьева «Смысл любви»; в кн. 15 журнала было помещено продолжение (статья вторая) «Смысла любви», начатого печатанием в предшествовавшей книге «Вопросы философии и психологии» (кн. 14).

3 Иван Михайлович Трегубов (1858—1931) — один из последователей Толстого, занимался преимущественно сектантскими делами. Трегубов прислал Толстому статьи Антония и Ключевского о Сергии Радонежском при письме от 28 октября 1892 г.

4 Антоний (Алексей Павлович Храповицкий, 1864—1936) — церковный писатель; автор ряда статей о Толстом, после Октябрьской революции белоэмигрант, активный враг советской власти.

5 Василий Осипович Ключевский (1841—1911) — профессор русской истории в Московском университете и Духовной академии. Толстой высказывался о Ключевском отрицательно. Речь Ключевского, о которой пишет Толстой, вошла в его «Очерки и речи», М. 1913, стр. 199—215.

6 Имеется в виду письмо С. А. Толстой от 3 ноября (ПСТ, стр. 545).

7 Письмо С. А. Толстой к T. Л. Толстой от 6 ноября.

8 В их имение Поповку, Алексинского уезда Тульской губернии.

9 Письмо не сохранилось.

10 Письмо Толстого к Л. Л. Толстому неизвестно.

549.

1892 г. Ноября 12. Я. П.

Пишу тебе, милый друг, из нашей столовой (передней). Мы с Таней только что пили чай, Филипок1 пошел закладывать. А мы только что прочли вслух Потап[енки] очень милый рассказ: «Поздно». У Тани болят немного зубы (в роде флюса), я здоров, но очень стар. Беспокоюсь о Маше,2 хотя надеюсь по всему, что она доехала до мятели. Нынче морозно и много снега. Мы вчера еще собрались в Пирог[ово], но в 12 пошел снег, мы отложили, а нынче было тоже снежно, да и у Т[ани] заболели зубы, так что мы совсем отложили. — Два дня не писал тебе, и мне скучно. Но за то получали два дня письма твои,3 и хорошие. Письмо о девочках пришло после того, в к[отором] ты о них пишешь. — Ваня! Мы скоро приедем и будем тебя носить в корзинке. И туда принесем, что ты не догадаешься. А когда откроем крышку, ты увидишь то, чего ты никогда не видал. Целую тебя, и мама, и братьев. — Если мой башлык в Москве, пришлите мне.

Л. Т.172


173 На обороте: Москва. Хамовники, № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Филипп Петрович Борисов — конюх.

2 М. Л. Толстая поехала в Бегичевку.

3 От 8 и 9 ноября.

550.

1892 г. Ноября 15. Я. П.

Вчера не получили писем, но только от того, что не были на Козловке. Сейчас 10-й час, едет Таня и получит за 2 дня. Дай Бог, чтобы хорошие — и от Маши должно бы быть известие. Погода прекрасная — бодрящая. Вчера я опять был в Туле у Давыдова. Тянет меня туда набор, к[оторый] мне нужно было видеть,1 и прогулка. Нынче хорошо занимался и ходил только гулять, зашел к Константину.2 Девочка3 жива, но жалкая, жалкая. Голова с кулачок. Удивительные те законы, по к[оторым] одни дети и люди живут, а другие мрут, но есть законы. Bodelaire4 получил. Не стоило того. Это только, чтобы иметь понятие о степени развращения fin de siècl'а.5 Я люблю это слово и понятие.

У нас тепло в доме, и мы здоровы. Вечером у Тани были девочки крестьянские, и я ей помогал учить. У нас возили в солдаты Курнос[енкова]6 и Жарова,7 и пьяны, — как и должно быть — они подрались, и один рекрут пырнул ножом Ефима Жарова, — кажется, не опасно. А Курнос[енкова] приняли, несмотря на то, что он ездил к женщине, к[оторая] умеет отчитывать от солдатства, и он заплатил ей деньги. Сопоцько пишет частые письма о положении там.8 Должно быть очень тяжело. Я теперь часто вспоминаю свои распоряжения об уменьшении порции хлеба и т. п. и ужасаюсь на свою жестокость, так притерпишься. А удивительно, как нынешний год все равнодушны к голоду, а он есть, и сильный. Прощай, милый друг, до скорого свиданья.

Целую тебя и детей.

1 О рекрутском наборе идет речь в статье Толстого «Царство божие внутри вас».

2 Константин Николаевич Зябрев (1846—1896) — яснополянский крестьянин-бедняк. См. т. 49.

3 У К. Н. Зябрева было двадцать два человека детей, умиравших в малолетстве. Из дочерей выжили Анастасия и Мария.173

174 4 Бодлер Шарль (1821—1862) — французский поэт, один из родоначальников декадентства. О резко отрицательном отношении к нему Толстого см. трактат «Что такое искусство?», т. 30.

5 [конца века.]

6 Андрей Петрович Курносенков — яснополянский крестьянин.

7 Ефим Ильич Жаров (1871—1906) — яснополянский крестьянин.

8 Эти письма М. А. Сопоцько не сохранились.

551.

1892 г. Ноября 16. Я. П.

Сейчас едем за Поповым и надеемся получить от тебя и письма, и вести. Пишу, чтоб сказать, что у нас всё хорошо. Мы здоровы. От Маши письма.1 Она хорошо доехала и там хорошо работает. Прощай. Целую тебя и детей.

Л. Т.


На обороте: Москва. Хамовники, № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 От 13 и 14 ноября.

552.

1892 г. Ноября 18. Я. П.

Как-то случилось, что вчера зачитался я вечером и записался обязательными письмами1 и не успел написать тебе. Погода была чудная, и я ездил верхом на Козловку; но и от тебя не было. Нынче приехала Маша, веселая, здоровая и, кажется, с пользой съездившая. Положение там очень тяжелое. И нужны и люди, и средства, и руководство. Но какая то апатия на всех. Таня нынче ездила в Тулу достать деньги и передать их и свидетельства Львову, к[оторый] взялся выписать нам 50 ваг[онов] дров. Я нынче хорошо занимался и всё приближаюсь к концу.2 Очень многое хочется писать. Но часто это бывает обманчивый позыв. — Мы решаем ехать в Москву 25-го. И с большим удовольствием думаю о том, что увижу нетолько тебя, но детей. Что Андрюша? Отчего ты так отчаиваешься в нем?3 Мне, напротив, он всегда кажется как-то лучше, чем он бы мог почему то быть. — После завтра хотели приехать Давыдовы. Я читаю очень хорошую книгу автора Robert Elsmere.4 Задача автора: показать обманчивость, подкупание людей174 175 женской красотой. Очень тонко и умно. — Ну, пока прощай. Нынче никто из нас не едет. Сильный ветер.

Целую тебя, детей. Mr Mocquan5 (кажется, так) и Лиде кланяюсь.

Л. Т.

1 Известны два письма Толстого от 17 ноября 1892 г. к Л. И. Микулич-Веселитской и Т. А. Кузминской.

2 Имеется в виду «Царство божие внутри вас».

3 С. А. Толстая писала об Андрее Львовиче 14 ноября (ПСТ, стр. 552).

4 Гумфри Уорд (Humphry Ward, p. 1851 г.) — английская писательница, автор вышедшего в 1888 г. романа «Robert Elsmere» [«Роберт Эльсмер»] и переведенного в 1889 г. на русский язык. См. т. 50. Вероятно, в 1892 г. Толстой читал роман Ward «Miss Bretherton» [Уорд, «Мисс Бритертон»], экземпляр которого сохранился в яснополянской библиотеке.

5 «Moccand [Моккан] — новый гувернер, живший прежде у Раевских» (п. С. А.).

553.

1892 г. Ноября 21. Я. П.

Как то случилось, что после последнего глупого (такое у меня осталось впечатление) письма к тебе два дня не писал тебе, милый друг. Но знаю, что Таня писала.1 Теперь же пишу днем 1-й час, перед нашим отъездом в Пирогово. Таня нынче рано утром, в 5, уехала к Сереже2 с Ив[аном] Ал[ександровичем], (что я всегда не одобряю), а мы, пользуясь чудесной погодой, с Машей едем сейчас на два дня в Пирогово, или, мож[ет] быть, доедем и до сыновей.3 Пожалуйста, не беспокойся. Погода прекрасна, и мы все возможные предосторожности гигиенические соблюдаем и совершенно здоровы.

Вчера у нас был Давыдов с дочерью;4 обедали и приятно провели вечер. Вчера получили твое письмо от 18-го.5 Твои письма уже который раз запаздывают на день, и узнали про Машу Обол[енскую].6 Как жаль и как неразумно бояться заразы. Никогда прежде не боялись, и не больше было болезней. И я жду, что доктора решат наконец, что заразы нет, как они решили теперь для холеры. Я думаю, что кончил свое писанье. Евг[ений] Ив[анович] остается дома переписывать, и, вернувшись 23-го вместе с Таней, если будем живы, я пересмотрю, и Евг[ений] Ив[анович] уедет к Черткову 25-го, а мы к тебе.175

176 Что Саша? Ты, пожалуйста, нам пиши точно также, п[отому] ч[то] написанное 21-го письмо придет к нам 23-го.

До свиданья, целую тебя и детей.

Л. Т.


На конверте: Москва, Хамовники, 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 В ACT хранятся письма T. Л. Толстой к С. А. Толстой от 19 и 20 ноября 1892 г.

2 К Сергею Львовичу Толстому в имение Никольское-Вяземское.

3 Илья Львович и Сергей Львович жили по соседству друг от друга: имение Ильи Львовича, Гринево, находилось в 5 км. от Никольского-Вяземского.

4 Софья Николаевна Давыдова.

5 Письмо это неопубликовано.

6 Марья Леонидовна Оболенская (р. 1874 г.) — внучатная племянница Толстого, заболевшая скарлатиной.

1893

554.

1893 г. Января 30. Я. П.

Здравствуй, милая Соня. Надеюсь, что ты идешь на поправку. Пожалуйста, напиши правдиво и обстоятельно. Мы доехали хорошо. Дорогой немного развлекал нас жалкий Глеб Толстой.1 Ужасно жалко видеть этот безнадежный идиотизм, закрепляемый вином с добрым сердцем. Мог бы быть человек. В доме тепло, хорошо, уютно и тихо. И в доме и на дворе. И тишина эта очень радостна, успокоительна. — Утром занимался до часа, потом поехал с Пошей в санях в Городну. Там нищета и суровость жизни в занесенных [?] так, что входишь в дома тунелями (и тунели против окон) — ужасны на наш взгляд, но они как будто не чувствуют ее. — В доме моей молочной сестры2 умерла она и двое ее внуков в последний месяц, и, вероятно, смерть ускорена или вовсе произошла от нужды, но они не видят этого. И у меня, и у Поши, к[оторый] обходил деревню с другой стороны, — одно чувство: жалко развращать их. Впрочем, завтра поговорим с писарем. Погода прекрасная. Вечером читали вслух, и я насилу держался, чтоб не заснуть, несмотря на интерес записок Григоровича.3 «Рус[ская] мысль» здесь. —

Целую всех вас.

Л. Т.


На обороте: Москва. Хамовнический переулок, 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Граф Глеб Дмитриевич Толстой (1862—1904) — сын министра внутренних дел, служил земским начальником в Рязанской губ.

2 Кормилицей Толстого была Авдотья Никифоровна Зябрева. Молочная сестра Толстого — ее дочь Авдотья Осиповна Данилаева (1828—1892).

3 Воспоминания Д. В. Григоровича, печатавшиеся в «Русской мысли», 1892, № 12; 1893, №№ 1 и 2.

177 178

555.

1893 г. Января 31. Я. П.

Вчера приехал Ев[гений] Ив[анович], к[оторый] к сожалению не был у вас и не привез никаких писем. Напоив его чаем, легли спать около 12. Нынче отправили утром Пошу. Я по обыкновению писал, Маша ездила в Мостовую. Работалось мне дурно, и я рано кончил и лег. Проснувшись в час, поехал в Ясенки к писарю и старшине поторопить их об отправке приговоров крестьян о продовольствии и узнать еще подробности о нуждающихся. Он даст мне список самых нуждающ[ихся], и мы раздадим муку. Общей нужды нет, такой, как около Бегичевки, но некот[орые] также в страшном положении. Такое же впечатление и Маши. Так что поедем в Бегич[евку], как только приедет Таня, если она хочет приехать. Нужно ли тебе, Таня голубушка? — Нужда в нек[оторых] случаях ужасная. Тоже дров нет от снега. В Ясенк[ах] умер мужик от холода и голода — неделю не топил. Погода чудесная, — тепло. Я ездил верхом. Живу в Таниной многосложной и приятной комнате. Сейчас едут на Козл[овку] за М[арьей] К[ирилловной] и привезут верно известия о вас. Дай Бог, чтобы хорошие. Целую вас.

Маша здорова, бодра. Я думаю, что ей здорово во всех отношениях уехать из Москвы.


На обороте: Москва, Хамовнич. переулок, № 15. Софье Андревне Толстой.

556.

1893 г. Февраля 3. Я. П.

Получили от тебя два письмеца,1 но вчера не было; и за то спасибо. Но чем чаще и подробнее будете писать, тем нам веселее. Хорошо, что Лева приехал и бодр. Ты пишешь, были Ге,2 Сол[овьев],3 Стал[ыпин],4 Сух[отин],5 Сер[ежа],6 Касатк[ин],7 — все милые люди, но слишком много вдруг не асимилируется. В этом неудобство города. Two is company, three is none.8 Мне по именам хотелось бы всех их видеть, но вместе наверно не вышло связного и интересного разговора. А ты опять вся в корректурах.9 Боюсь я, что ты совсем расстроишь себе нервы, и я бы советовал тебе сдать эту работу коректору. — Мы поедем, когда приедет Таня. Завтра увижусь178 179 с новым Зем[ским] нач[альником], Тулубьевым,10 и сговорюсь о том, что сделать здесь. Вчера ездил в Ясенки, нынче ездил в Тулу, видел у Давыд[ова] Львова. Свидетельств больше нет, а Поша пишет, что дров мало и очень нужны. Нельзя ли достать из Петерб[урга], из комитета Наследника,11 через Алекс[андру] Андр[еевну] или кого еще. Посоветуйся с кем-нибудь, и если да, то пусть Таня напишет. Работается хорошо. После обеда поправляли с М[ашей] Амиеля.12 Оч[ень] хорош. У меня на столе есть письмо Герцога.13 Пусть Таня привезет. Мы вполне здоровы. Только бы вы были такие же.

Целую всех. Едим чудесно и также спим. На дворе прекрасно, в доме тепло.


На обороте: Москва. Хамовнический переулок, дом № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 От 30 и 31 января.

2 Художник H. Н. Ге.

3 Владимир Сергеевич Соловьев (1853—1900) — философ-идеалист, профессор Московского университета. См. т. 49.

4 Александр Аркадьевич Столыпин — сын старого товарища Толстого по Севастополю А. Д. Столыпина, позднее черносотенный сотрудник «Нового времени».

5 Михаил Сергеевич Сухотин (1850—1914) — сын старинных знакомых Толстого; в 1899 г. женился на старшей дочери Толстого Татьяне Львовне.

6 Сергей Львович Толстой.

7 Николай Алексеевич Касаткин (1859—1931) — художник-передвижник.

8 [Двое составляют компанию, трое — нет.]

9 В 1893 г. С. А. Толстая выпускала девятое издание сочинений Л. Н. Толстого.

10 Иван Васильевич Тулубьев — помещик Тульского уезда.

11 Комитет по оказанию помощи голодающим.

12 Имеется в виду переведенный с французского языка М. Л. Толстой дневник Амиеля («Fragments d’un journal intime» [«Отрывки задушевного дневника»]), изданный «Посредником». См. т. 31.

13Александр Александрович Герцог.

557.

1893 г. Февраля 4. Я. П.

Не знаю, написала ли тебе сегодня Маша,1 а она уже ушла на конюшню, чтоб ехать за Т[аней], и потому пишу, чтобы сказать, что мы здоровы, ч[то] у нас всё хорошо. Нынче б[ыл]179 180 Зем[ский] Нач[альник] Тулубьев, и мы с ним сговорились о помощи, кажется благоразумно. Если ничто не изменит наших планов, то поедем в субботу.2 Пожалуйста, пиши почаще, хоть по несколько слов.

Л. Т.


На обороте: Москва. Хамовнический переулок, д. № 15, Графине Софье Андревне Толстой.

1 Есть письмо М. Л. Толстой к С. А. Толстой от 3 февраля 1893 г. (ACT).

2 6 февраля, в Бегичевку.

558.

1893 г. Февраля 5. Я. П.

Теперь вечер 5 числа. Мы собираемся ехать завтра, девочки укладывают, а я пишу письма.1 Пожалуйста, ты об нас не беспокойся. Мы в путешествии будем осторожны, как только ты могла бы желать. Если будет метель, не поедем. Я по тому говорю это, что мне ломит сломанная рука, и, кажется, идет на ветер и на оттепель. — Я вчера тебе написал мельком о том, что здесь делается. Дело стоит так: нужда большая в Мостовой, Городне, Подъиванкове и Щекине, деревни верст за 10. Маша ездила туда нынче. Но до сих пор, благодаря заработкам, к[оторые] тут есть, всё еще кое-как кормятся. Кроме того, неизвестно, сколько и кому выдадут от земства. А выдавать начнут на днях. И потому мы решили с новым З[емским] Н[ачальником] Тулубьевым (он б[ыл], у нас, как говорит, 5 лет) (хороший, кажется, малый, бывший лейб-гусар), что подождем до выдачи, а тогда, вернувшись из Бегичевки, устроим здесь, в чем поможет Тулубьев. У него же я и купил для этого рожь. —

Таня приехала благополучно, но мне жалко ее отрывать от увлекшего ее занятия живописью. Мож[ет] быть мы отправим ее одну к тебе, тем более, если Лева уедет, и ты останешься одна. Хотя Лева тебя, как видно, теперь более всего мучает. — Мне думается, что его нездоровье одно из тех ослаблений жиз[ненной] энергии, к[оторые] часто бывают в этом возрасте. Я помню в таком положении был Влад[имир] Алек[сандрович],2 в таком положении был брат Сергей. Он лечился, пил рыбий180 181 жир. — Мы здоровы. Погода стояла тут прекрасная, и всё ездил верхом.

Я писал тебе о выхлопатывании свидетельств бесплатных из Комитета наследника. Подумав хорошенько, я решил, что этого не надо, поэтому ты оставь это. — В тот день, как я был в Туле, я видел Давыд[ова] и Львова и узнал, что Писарев тут. Он, кажется, поехал к себе, но не надолго, и вернется в Тулу. Я постараюсь увидать его и достать от него свидетельства. — Если будет что для чтения, то пришли нам, н[а]п[ример], Сев[ерный] вестн[ик] и еще, что попадется. Никифоров3 хотел переслать мне некот[орые], не просмотренные мною, томы Мопасана. Если они вернулись к Готье4 по абонементу Маракуева,5 то Лева пусть возьмет их и пришлет мне. Они у Готье знают. Целую тебя и детей.

Л. Т.


На обороте: Москва. Хамовнический переул., дом № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 5 февраля, кроме письма к С. А. Толстой, Толстой писал Е. С. Денисенко и Ф. А, Желтову.

2 Иславин — дядя С. А. Толстой.

3 Лев Павлович Никифоров (1848—1917) — народоволец, был лично хорошо знаком с Толстым и находился с ним в переписке (см. «Ежемесячный журнал» Миролюбова, 1914, № 1). Переводчик. Его переводы некоторых рассказов с предисловием Толстого издавались «Посредником».

4 Магазин иностранных книг в Москве на Кузнецком мосту.

5 Владимир Николаевич Маракуев — журналист и издатель, знакомый Толстого.

559.

1893 г. Февраля 6. Клекотки.

Пишем из Клекоток, куда благополучно приехали, но без Маши. Она по случаю афер осталась на день с Мар[ьей] Кирилловной1 в Ясной. Мы, — т. е. Таня, Евг[ений] Ив[анович],2 я и Петр Вас[ильевич],3 сейчас едем далее. Погода тихая, прекрасная, 14 град. От тебя, к огорчению нашему, письма нет. Целую тебя крепко и пеняю за то, что не пишешь. — Оттуда еще напишем.

Л. Т.


Если озябнем или устанем, остановимся в Молоденках.181


182 На обороте: Москва. Хамовнический пер., дом № 15. Графине Софье Андревне Толстой

1 М. К. Кузнецова.

2 Попов.

3 Бойцов — повар.

560.

1893 г. Февраля 9. Бегичевка.

Таня тебе, вероятно, всё опишет,1 милая Соня, а я только подтвержу и скажу о себе. Доехали мы хорошо. Боялись за Машу, но и она благополучно приехала. В доме было свежо, но теперь мы так натопили, что жарко. Погода всё нехороша. Дороги дурны, мятель, небольшая, но сообщение есть. Нынче приехала Заболоцкая,2 вчера уехал Сопоцько. Вчера я ходил в ближайшие деревни. Нынче ездил в Софьинку. Впечатление мое, что нужда большая, но к ней еще больше привыкли, чем в прошлом году, и дело нашей помощи идет хорошо там, где я был. Но мы намерены объехать все 90 столовых, а видели теперь 5. Приезд наш, по моему мнению, очень был нужен, в особенности п[отому], ч[то] Линденберг3 ссорится [?] с Семеновым;4 и тот, и другой хочет уезжать — Линденб[ерг] теперь, а Семенов к весне. Главное, сам П[авел] И[ванович] замотался и едва ли доживет до весны. Надо всё устроить попрочнее. Можно Сопоцько поручить дело П[авла] И[вановича] и на место Сопоцько поместить из двух вновь приехавших. Всё это, вероятно, устроится и объяснится скоро. Мы здоровы и веселы. По крайней мере, девочки font bonne mine à mauvais jeu.5 A я чувствую, что надо было приехать; занят своей работой по утрам, и был бы доволен, если бы не тревожился о тебе и теперешнем твоем одиночестве; особенно, не получив ни одного хорошего письма от тебя. Отчет напишу здесь6 и если успею, рассказ,7 к[оторый] я обещал в сборник для переселенцев.

Вчера написал много писем.8 Читал хорошую и мне интересную книгу русскую, о Руссо.9 Теперь читаю скверную повесть Потапенко.10 — Очень хочется хорошей погоды и дороги. Тогда скоро всё объездим и вернемся. — Что дети? Андрюша: он меня интересует и сам по себе и п[отому], ч[то] он тебя тревожит. — Петр Вас[ильевич] ночует около меня и ночью храпит. А я, чтобы прекратить его храп, свищу. Нынче182 183 Мар[ья] Кир[илловна] слышала свист и верно думала, что домовой. Живем мы всё также: обедаем в час, ужинаем в 8. Пища прекрасная. Прощай пока. Целую тебя.

Л. Т.

1 Письма соответствующего содержания от Т. Л. Толстой не сохранилось.

2 Одна из сотрудниц по оказанию помощи голодающим, приехавшая в район Бегичевки осенью 1892 г.

3 Герман Романович Линденберг — художник, сотрудничал на голоде.

4 Сергей Терентьевич Семенов (1868—1922) — крестьянский писатель, произведения которого ценил Толстой. О столкновениях между Семеновым и Линденбергом см. Семенов, «Воспоминания о Л. Н. Толстом», стр. 52—53.

5 [притворяются довольными.]

6 «Отчет Л. Н. Толстого об употреблении пожертвованных денег с 20-го июля 1892 г. по 1 января 1893 г.» напечатан в № 81 «Русских ведомостей» от 24 марта 1893 г.

7 В книге «Путь-дорога. Научно-литературный сборник в пользу общества для вспомоществования нуждающимся переселенцам», Спб., изд. Сибирякова, 1893, напечатана повесть Толстого «Ходите в свете, пока есть свет» (стр. 231—273). См. т. 26. Возможно, что в феврале 1893 г. Толстой работал над другим рассказом, предназначавшимся для сборника «Путь-дорога».

8 См. т. 66.

9 Толстой читал, вероятно, «Этюды о Ж.-Ж. Руссо» А. Алексеева (М. 1887).

10 О какой повести идет речь, сказать затруднительно. В октябре того же года Толстой возмущался повестью И. Н. Потапенко «Семейная история».

561.

1893 г. Февраля 12. Бегичевка.

Пользуемся случаем на Клекотки. Девочки написали тебе,1 я приписываю. Очень поспешаем, чтобы поскорее вернуться. Письма, если нужные, то присылай сейчас. Не могу еще сказать верно, когда вернемся, но очень хочется поскорее. Я писал тебе, почему нельзя сейчас же. Мы здоровы и все друг друга бережем, поэтому ты за нас не бойся. Девочки, равно и я, только здоровеем.

Л. Т.


На обороте: Москва. Хамовнический пер., дом № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Коллективное письмо к С. А. Толстой Т. Л. и М. Л. Толстых от 12 февраля.

183 184

562.

1893 г. Февраля 13. Бегичевка.

Сейчас суббота вечер. Пишу тебе, милый друг, чтоб завтра отправить в Чернаву. Я дома, один, только что вернулся из деревень по Дону: Никитское, Мясновка и до Пашкова, куда ходил пешком. Чудная погода и дорога. Много обошел, и ощущение, что сделал кое что полезного. Сопоцько, к[оторый] приехал нынче утром, выезжал мне навстречу, и мы с ним вернулись. Девочек нет еще. Они утром поехали к Мордвиновым на блины. Приезжали звать, и они не могли отказаться. Оттуда хотели ехать по далеким деревням, но Ладыженский,1 к[оторого] я встретил дорогой и к[оторый] тоже б[ыл] у Мордвинова, сказал мне, что они решили ехать только в ближние деревни. Погода прекрасная, они с кучерами и обе здоровы, поэтому жду их без беспокойства. —

Очень досадно, что нельзя помогать дровами, кот[орые] страшно нужны. Нынче пишу Писареву, прося его уступить нам из его излишних запасов. К Сопоцько приехали два помощника. К Философ[овым] приехала их помощница, кажется, очень деловитая девица. Вчера приехал Цингер Иван2 и предлагает свои услуги. Мне бы очень хотелось, чтобы он остался на весну, на место Поши, — главное п[отому], ч[то] он Раевским свой чел[овек]; но боюсь, что он слишком молод. — Вчера читали Прощение «Pater» Coppée,3 и Таня стала подбивать всех съиграть это для крестьян, и они читали это вслух, разобрав роли:4 Шарапова, ее приятельница,5 Таня, Поша, Цингер, но, кажется, ничего из этого не выйдет. — Я встаю рано, в 7, в 8 пью кофе и с 1/2 9 до 1 и более усердно работаю, потом обедаю, потом еду, куда нужно, возвращаюсь к 6. В 8-м ужинаем, часто девочки затевают экстренный чай. Таня рисует, читаем, пишем письма, беседуем. Я чувствую себя очень хорошо. О тебе ужасно мало знаем. Это тяжело. Пожалуйста, пиши чаще. Вчера было известие через Эл[ену] Павловну, и в середу Получил твое единственное длинное письмо.6 — Дороги теперь хорошие и погода, и потому мы очень скоро всё объездим. Надеюсь, что устроим, т. е. решим, как и кому заместить Пошу. Цингеру мы предложили, но он робеет и просит подумать. Скажи Кат[ерине] Ив[ановне], передав ей мой привет, что я всё советовал ей ехать сюда, а теперь не184 185 советую. С ее здоровьем заехать сюда и на мельницу, в холода или ростепель, неблагоразумно.

С большим волнением буду ждать завтрашнюю почту, — письмо от тебя. Целую тебя, милый друг.

Л. Т.

1 Лев Викторович Ладыженский — владелец имения Пятова, Епифанского уезда, земский начальник.

2 Иван Васильевич Цингер — сын профессора-математика.

3 «Pater» [«Отче наш») Коппэ впоследствии был издан «Посредником» под заглавием «Прощение».

4 Спектакль этот не состоялся.

5 Павла Николаевна Шарапова (1867—1945), с 1899 г. жена П. И. Бирюкова.

6 От 7 февраля (см. ПСТ, стр. 555—556).

563.

1893 г. Февраля 14. Бегичевка.

Сейчас 11 часов вечера, воскресенье. Были все сотрудники, пили чай, читали и только что ушли, а вечером присылал Як[ов] Петр[ович]1 сказать, что едут в Москву, и вот пишу тебе хоть неск[олько] слов. Мы благополучны и здоровы. Девочки езди[ли] обе в разные стороны довольно далеко, а я оставался дома. Дело объезда приходит к концу. Мороз сильный, но тихо, и дороги хороши. Сегодня получил твои три письма,2 из кот[орых] последнее более спокойное и хорошее. На Ваню Раевского мы и так возлагаем надежды. Я написал тебе, что ссорились Линд[енберг] с Семен[овым]. Это было чуть чуть и ни в ком не оставило неприятного чувства, напротив, они все премилые люди. Нынче была опять Заболоцкая, и простилась уже. Она уезжает на этой неделе. Она удивительно самоотверженная девица. Совсем расстроила свое здоровье здесь. — То, что ты хлопотала о свидетельствах, очень хорошо; только если их дадут, то надо скорее. Нынче получил письмо ст Америк[анского] консула3 и Бобр[инского], о том, что если нам нужно денег, то они пришлют.4 Должна быть, это не мне. Я ответил.5 Письмо от Элен, — счастливое. Она пишет, что тебя просила.6 Ты подожди. Таня всё сделает.

А ты всё мучаешь себя коректурами. Зачем ты так ночи не спишь?7 Как жаль Аничку!8 Это ужасно.

Ну, пока прощай, до скорого свиданья. Целую тебя и детей. Ан[ну] Кар[енину] читать Мише, разумеется, рано, 185


186 На конверте: Москва. Хамовнический переулок, дом 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Я. П. Шугаев — приказчик Раевских.

2 В ГТМ имеются письма С. А. Толстой от 8 и И февраля.

3 Крауфорда (J. М. Crawford), от 4—16 февраля 1893 г.

4 Гр. Андрей Александрович Бобринский (р. 1859 г.) писал Толстому 14 февраля 1893 г., что Комитет для вспомоществования, состоящий при миссии Северо-Американских Соединенных Штатов в Петербурге, узнав о благотворительной деятельности Толстого, постановил ассигновать в его распоряжение две тысячи рублей.

5 Письмо неизвестно.

6 Е. С. Денисенко в это время выходила замуж и просила помочь ей купить приданое.

7 С. А. Толстая писала 11 февраля: «Ложусь около 3-х часов ночи; читаю корректуры ночью и утром, чтобы день был более свободный» (ПСТ, стр. 458).

8 Анна Александровна Берс, рожд. Митрофанова, жена А. А. Берса. С. А. Толстая писала 11 февраля о том, как она расшиблась, упавши в обморок (ПСТ, стр. 558).

564.

1893 г. Февраля 16. Бегичевка.

Каждый день приходится писать тебе, милый друг Соня. Вчера писал с Як[овом] Петр[овичем], а нынче уже вторник, завтра почта. Наши дела почти приходят к концу: остаются одни Ефремовск[ие], Сопоцькины столовые, на кот[орые] достаточно 2-х, 3-х дней, самое большее. Но у него побывать необходимо; это говорит и Поша, да я знаю. Он усерден, деятелен, но юн. — У меня второй день насморк и кашель, и я по приказанию дочерей, а главное, помня тебя, не выезжаю, и не выеду, пока не пройдет совсем. А только гуляю потихоньку. Если бы не дочери и память о тебе, я бы даже не обратил внимания и ездил бы. —

Так что мы время своего отъезда намечаем на субботу. Так это Тане удобнее для ее школы.1 Мы же на самое короткое время проедем в Ясную и поскорее к тебе, чтоб ты перестала тревожиться и не спать до 3-х часов. К субботе мы надеемся получить ответ о дровах от Писарева, к[оторому] я писал, и решим дровяной вопрос, т. е. можно ли теперь — теперь только и нужно — раздать дров.

Бобринскому и Амер[иканскому] консулу я тоже ответил,186 187 что деньги будут приняты с благодарностью. К этому же времени напишем отчет, к[оторый] Поша нынче, кажется, кончает и к[оторый] надо будет чем-нибудь закончить. Ну, пока прощай. Теперь не упрекаю тебя больше за молчание. Вчера еще получили письмецо твое из Клекоток, — старое.2 Я очень рад, что ты сошлась с Матильдой для Саши.3 Я думаю, она хорош[ая] учительница и тебя освободит. Девочки здоровы и бодры. Таня сейчас приехала, — ездила за 20 верст. Маша еще не приезжала. Тоже поехала за 20 в[ерст]. Еще не приезжала. Она хороша. Они, верно, припишут.

1 T. Л. Толстая брала уроки в Училище живописи, ваяния и зодчества.

2 Письмо, написанное в ночь с 5 на 6 февраля (неопубликовано).

3 Матильда Павловна Моллас (1857—1921) — преподавательница французского языка на Высших женских курсах в Москве. С. А. Толстая писала 11 февраля, что сговорилась с Моллас об уроках дочери (ПСТ, стр. 557—558).

565.

1893 г. Февраля 21. Я. П.

Таня, живая грамота, надеюсь, приехала благополучно и всё тебе про нас рассказала, милый друг, а я вот в тот жѳ день вечером пишу с Ив[аном] Цингером, к[оторый] нынче приехал и нынче же в ночь едет. Он бросит это письмо в ящик. Мой кашель прошел, и я совсем здоров, а Маша всё кашляет, и я ее никуда не пущу, пока не пройдет. Все кашляли и Марь[я] Кир[илловна].1 Нынче я очень много занимался утром и устал, а вечером еще исправлял и добавлял П[авла] И[вановича] отчет. И кончил, прибавив немного. Но боюсь, не пропустят. Кроме того, побывав там и пиша отчет, я почувствовал, что здесь далеко не так нужна помощь, как там. Здесь первый год и есть заработки. И потому, поговорив с Тулубьевым, к[оторому] я дал знать, я постараюсь здесь, если нет вопиющей надобности, о чем я и еще узнаю здесь, ничего не делать или ограничиться самой ничтожной помощью. Если расширять помощь, то там. Поэтому мы очень скоро приедем. Хочется всех вас видеть и Леву, к[оторый] с вами.

Л. Т.

1 М. К. Кузнецова.

187 188

566.

1893 г. Февраля 23. Я. П.

Сейчас приехал из Тулы, куда ездил нынче утром после обычных занятий. Теперь, 10-й час вечера, едут на Козл[овку] за М[арьей] Кир[илловной], и надеемся получить письмо от тебя. Вчера был земск[ий] нач[альник] Тулубьев, и мы решили ничего здесь не предпринимать. Только съезжу для очищения совести в Щекино после завтра; а завтра, если буду ж[ив] и з[доров] и погода хорошая, съезжу к Булыгину. В Туле все очень удачно и скоро сделал: добыл 40 свидетельств, и Львов обещал выписать дрова. Поэтому пошлите ему 700 р[ублей]. Исполнил и разные дела у Давыдова и Зиновьева. Зиновьевы, Писаревы, Давыдовы — всех видел с приятностью.— Приедем в субботу, если всё будет благополучно. Не едем раньше, п[отому] ч[то] только один день свободный, и Ивана Александ[ровича] надеемся дождаться. Целую тебя и детей. До свиданья. Погода чудная, и мы здоровы.

Л. Т.


На конверте: Москва, Хамовнический переулок, д. 15. Графине Софье Андревне Толстой.

567.

1893 г. Февраля 25. Я. П.

Вчера приехал Лева, и мы заговорились, да и метель была, и не послали на Коз[ловку], и не писали. Мы все здоровы. Лева не поправился, и мне жалко смотреть на него, как из такого жизнерадостного, красивого мальчика сделался такой болезненный. Хотя я надеюсь, что это пройдет. Духом он бодр и весел. Ходил гулять, ездил в Ясенки. Ив[ан] Ал[ександрович] приехал. Львову не посылай деньги. Мы ему передадим те, к[оторые] ты выслала в Ясенки. Они получены, и завтра получу. Если ничего не помешает, приедем в субботу с курьерским. Будь бодра и здорова и не думай о холере. Целую тебя. Таню и детей.

Л. Т.


На обороте: Москва. Хамовнический перeул., дом 15. Графине Софье Андревне Толстой.

188 189

*568.

1893 г. Июня 16. Я. П.

Мне также.1 Особенно в этот раз, т[ак] к[ак] ты уезжала тревожная. Надеемся получить от тебя письмо. Хотели писать идти в Овсянник[ово], но дождь помешал. Я ничего не делаю 2-й день, т. е. не пишу. Соблюдай себя, не торопись. —

У Сережи оказалось 340 р. голодающих денег; так что, если ты выхлопочешь что за П[лоды] П[росвещения], то с прочим хватит.

1 Эти слова Толстого примыкают к тексту T. Л. Толстой, к которому письмо является припиской: «Я не люблю, когда вы уезжаете, — хоть сижу вас мало, но чувствуется в доме центр, которого теперь нет».

569.

1893 г. Июля 11. Клекотки.

Мы доехали очень хорошо. Не слишком жарко. Ровно ничего не случилось.

Едем во-время, в 9. В 1 час, вероятно, будем на месте. За нами два экипажа.

Л. Т.


На обороте: Московско-Курская дорога. Станция Козловка-Засека. Графине Софье Андревне Толстой.

570.

1893 г. Июля 13. Бегичевка.

Таня верно писала про наш приезд. Вчера, 12-го, я ездил в Андреевку к Сопоцько, свез ему деньги, 300 р[ублей], и распорядился о дровах, кот[орые] у нас все вышли. Юсуповы1 желают пожертвовать 500 р[ублей] на наши столовые; управляющий их должен привезти мне деньги. Нынче, 13-го, я собирался пойти к Шарапову,2 в Татищево, кот[орого] я видел вместе с его старшей сестрой,3 кот[орая] здесь, приехав из Женевы, но вечером пошел страшный ливень (у Мордвиновых даже град, к[оторый] выбил хлеб), кот[орый] продолжался до самой ночи. Приехала Павла Ник[олаевна]4 за деньгами. Всё дошло и всё нужно скорее закупать. По утрам я переправлял свою и русскую5 [и] фран[цузскую] статью.6 Хозяева очень милы.189 190 Здоровье наше хорошо. Целую тебя и детей. Кузминские также. Завтра пойду в Татищево и окольные деревни. Есть письмо от Страхова, к[оторый] пишет, что в августе заедет.7 Я напишу ему, приглашая.


На обороте: Московско-Курская жел. дорога. Станция Козловка-Засека. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Кн. Феликс Феликсович Юсупов гр. Сумароков-Эльстон и его жена Зинаида Николаевна.

2 Николай Николаевич Шарапов — брат жены П. И. Бирюкова, студент. Умер молодым человеком в 1890-х гг.

3 Анна Николаевна Шарапова — эсперантистка, переводчица Толстого.

4 П. Н. Шарапова.

5 Толстой писал статью «Не-делание». Напечатана в «Северном вестнике», 1893, № 9, стр. 281—304.

6 Толстой предполагал поместить свою статью «Не-делание» в парижском журнале Жюля Симона «Revue de famille».

7 Письмо от 29 июня 1893 г. (ПС~, стр. 445).

571.

1893 г. Июля 15. Бегичевка.

Сейчас приехал П[авел] И[ванович] и получил ваши письма. Сейчас 4 часа, четверг. Таня ездила и ходила в Софьинку, я сидел дома, переправляя свою франц[узскую] статью, сейчас поеду в Прудки, Пеньки и оттуда заеду к Философов[ым], к кот[орым] все собираются и к[оторые] вчера были у нас. Поразительно письмо Попова1 и Чертк[ова]2 о Дрожжине. Не будет таких людей, никогда узел не развяжется, а когда есть эти люди, становится страшно, особенно за мучителей. Вчера в Татищеве получил мучит[ельное] впечатление. Нет хуже деревни. Обступили заморыши, старые и молодые, и, главное, дети в чепчиках, изможденные, улыбающиеся. Особенно одна двойнишка. Мы устроили с старшей Шараповой доставать им молока, кроме детских. Это необходимо при повальных теперь детских поносах. Еще пристроил на год бездомных. И так изведу все деньги. Еще не достанет. Спасибо за письма Маше, целую. Мар[ье] Алек[сандровне] и всем поклон.

Л. Т.190


191 На обороте: Московско-Курская жел. дор. Станция Козловка-Засека. Графине Софье Андревне Толстой.

1 От 6 июля 1893 г.; Попов сообщал о тяжелом положении Е. Н. Дрожжина, в 1891 г. отказавшегося от воинской повинности. См. т. 66.

2 Не сохранилось.

572.

1893 г. Июля 17. Бегичевка.

Вот и прошли наши десять дней. Остается 2 дня. И я не видал, как прошли: утром пишу, поправляю по русски и франц[узски] статью о З[оля] и Д[юма],1 а вечером езжу. Вчера только не успел, — помешали гости; Самарин снимал фотографии, и я ему прочел статью, потом приехали: Писарева,2 Долгорукая Лидия, Бобринская.3 Я поехал, было, на Осин[овую] Гору, это 13 верст, но не доехал, вернулся. Нынче — тоже. Очень жарко. Я даже не купаюсь, а то прилив к голове. Вечером ездил верхом в Осин[овую] Гору и Прудки Осин[овые]. Везде нужно и для народа, насилу доживающего до нови, и для жалких заморышей детей. Денег казалось много, а не только все разместятся — чуть достанут. Хозяева очень милы. Нынче вечером барышни: две наши и две Философ[овы], были в гостях в Никитском у Ив[ана] Ив[ановича] Цингера, Ал[ексея] Митр[офановича].

Радуюсь вернуться, хотя и здесь было хорошо. Целую тебя и всех наших. — Привет нашим гостям и сожителям.


На обороте: Московско-Курск. жел. дор. Станция Козловка-Засека. Графине Софье Андревне Толстой.

1 «Не-делание».

2 Евгения Павловна Писарева, рожд. гр. Баранова.

3 Кн. Лидия Алексеевна Долгорукова, рожд. Писарева (1851—1916) и ее сестра гр. Александра Алексеевна Бобринская.

573.

1893 г. Сентября 9. Я. П.

Нынче с утра Ваничка опять кашлял тем же неприятным кашлем, но только утром. После завтрака мы его пустили гулять. Погода у нас совершенно летняя. Они ходили к поручику.191 192 Таня поручила им снести деньги. Шли лесом и принесли и белых грибов и рыжиков. Он очень весел и мил. И надо надеяться, что кашель его пройдет без лечений. Саша тоже в насморке. После обеда мы их не пускали. —

Лева жалуется, но наслаждается погодой, много ходил, и если ему не лучше, то наверное не хуже. Таня писала в мастерской Зин[аиду] Мих[айловну],1 и Лева с нею. Маша ездила, отвезла Мар[ью] Ал[ександровну] в Овсянниково и пробыла там весь день. Писала, в лесу работала и, вернувшись в сумерках, тоже очень довольна своим днем. Я писал так же, как и вчера, ответ немцу о том, что я полагаю под словом религия.2 Потом немного заснул и пошел за рыжиками в дальние елочки. Набрал полну корзину. Вечером не рубил, не пилил, а писал письма,3 и теперь вот свезу их сам на Козловку.

Вчера вернулась с почтовым Таня Андр[еевна],4 здоровая и очень довольная впечатлением, кот[орое] на нее произвели Херадин[овы],5 и Миша6 у них. Болезнь его была, как кажется, сильное расстройство желудка от объедения. Я не видал ее нынче, но Таня дочь была у нее и говорит, что она здорова, только слаба. Тяжелее всего ей была ночью дорога из Тулы, хотя она взяла коляску Лабазова.7 Ходя за грибами, думал об Андрюше, об его отношениях с тобой и о том, как тебе тяжело главное от принятого им недоброго тона, когда ты обращаешься к нему. Прощай, целую тебя, Андрюшу, Мишу. Дружеский привет Павлу Петровичу.8


На конверте: Москва. Хамовнический переулок, дом № 15. Софье Андреевне Толстой.

1 Лицо это неизвестно.

2 Георг фон-Гижицкий (Gizycky, 1851—1895) — профессор философии в Берлине. Письмом от 6 августа 1893 г. Гижицкий обратился к Толстому с просьбой от лица «Германского общества этической культуры» ответить на вопрос о взаимоотношениях религии и этики. Ответная статья Толстого носит название: «Религия и нравственность».

3 В. Г. Черткову (т. 87), С. Л. Толстому и А. Г. Макееву (т. 66).

4 Т. А. Кузминская.

5 Иван Петрович Херадинов (1834—1895) — помещик села Барыкова, Тульского уезда. Жена его — Елена Павловна, рожд. Шушманова.

6 Кузминский, гостивший у Херадиновых.

7 У Лабзовых (Лабазовых) был лучший конный двор в Туле.

8 П. П. Кандидов, был репетитором у Толстых.

192 193

574.

1893 г. Сентября 11. Я. П.

Нынче пишу в торопях, сейчас едут, а мы с Таней зачитались Мопасаном.1 Погода удивительная. Постоянно поминаю и жалею тебя. Что это от тебя нет писем. Мы все здоровы. Ваничка всё меньше и меньше кашляет. Целую тебя и детей.

Л. Т.

1 К этому времени относится усиленный интерес Толстого к творчеству Гюи де Мопассана. В 1894 г. вышел в изд. «Посредник» роман «Монт-Ориоль» в переводе Л. П. Никифорова, с предисловием Толстого.

575.

1893 г. Сентября 12. Я. П.

Саша с Ваничкой принесли мне это письмо,1 и я рад, что не пропущу нынешнего дня, не написав тебе. Я ходил нынче за грибами по черте2 и на пчельник — нашел несколько белых и всё о тебе думал. Верно ты ездила нынче, воскресенье, за город. Красота и теплота необычайная. Что твое здоровье? Будь, пожалуйста, осторожнее при перемене образа жизни, воды. И одна, некому о тебе позаботиться. Я знаю, что ты воздержна, но ты необдуманно ешь, что попало.

У нас дама, Минкевич, про к[оторую], верно, Таня писала тебе. Дама умная, но лишняя. Она нынче уезжает. Вера нынче рано утром уехала к Хер[адиновым]. По письму Хер[адин]овой, Мише лучше, но еще есть жар маленький, вечером 38. Вера решит, ехать ли ему. Маша ездила вчера, а нынче приехали Мар[ья] Ал[ександровна] и Кат[ерина] Иван[овна] и едут нынче с дамой и заодно привезут Веру. — Ваничка по утру еще кашляет, но только поутру. Сейчас лежал со мной на диване внизу. Я рассказывал ему сказки. Он очень мил. Целую мальчиков. Скажи им, что я прошу их заботиться о тебе.

Лева нынче ездил на охоту и сейчас пришел ко мне и жалуется, что объелся и изжога. Он дурно сделал, что ездил. Я сказал ему, и он согласен. —

Мы, большие, здоровы и тебя любим и ждем уж скоро. Бог даст, погода постоит до тебя. Целую тебя, прощай.

Л. Т.193

194 1 На одной из страниц листа, на котором писано письмо Толстого, имеется письмо сына Вани к матеря с поправкой Толстого.

2 «Чертой» называется часть казенного леса «Засеки», соприкасающаяся с имением Ясная Поляна.

576.

1893 г. Сентября 14. Я. П.

Хоть два слова припишу, что мы здоровы и были бы вполне благополучны, коли бы ты была с нами.

Л. Т.

Приписка к письму T. Л. Толстой.

577.

1893 г. Сентября 15. Я. П.

Вчера не успел тебе написать хорошенько. —

Нынче Ваничка пришел за чай, и я ему рассказал, что ты нездорова. Я видел, как это огорчило его. Он сказал: а что, как она очень заболеет. Я говорю: мы тогда поедем к ней. Он говорит: и Руднева повезем с собой. Потом пришел Лева и послал его к Тане спросить письма вчерашние. Надо видеть, как он всё понял, с какой радостью побежал исполнить, как огорчился, что Лева думал, что он не так передал. Очень мил, больше чем мил — хорош. Вчера была прекрасная, свежая погода, и я пошел пешком в Тулу. Там мне хотелось видеть Булыгину,1 Давыдова и на почту. Я очень приятно и легко дошел и встретил Дав[ыдова], но мы не узнали друг друга. Но, узнав на его квартире, что он поехал к нам, я поспешил и взял извощика до Рудак[овой] горы, а тут встретил Казнач[еевского] извощика, к[оторый] предложил меня довезти. В Засеке же я встретил Дав[ыдова] и вернул его в Ясную. Он очень мил, рассказывал, что в Figaro напечатана выдержка из моей последней книги Ц[арство] Б[ожие] о рекрутском наборе. Это немножко неприятно. Еще мне неприятно то, что Маша опять завязала отношения с З[андером].2 Она отказала ему резко, слишком, кажется, резко. Он отвечал ей письмом, к[оторое] и меня тронуло. Я написал ему письмо,3 жалея его, и думал, что на этом кончится. Но она на это письмо написала ему другое, в кот[ором] говорит, что не отказывает, что всё194 195 остается на том, что было, когда он уехал, т. е. ждать до нового года. Она мне очень жалка. Я надеюсь, что она опомнится. Но надо, чтобы это сделалось в ней самой и в ее отношениях с ним. Внешнее воздействие может только помешать хорошему и разумному исходу. Она не говорила этого ни Тане, ни Вере, но говорила мне под условием, чтоб я не говорил им. Я говорил ей нынче, чтоб она тебе написала. А она сказала, что уже написала во вчерашнем письме и нынче опять пишет.4 Не брюскируй5 ее. Очень это жалко, но если она так болезненно настроена, то помочь ей можно только лаской и добром. То, что ты пишешь про Раевских, тоже очень тяжело.6 После П[ети] Р[аевского] и П[оши] выбрать З[андера]! — Когда увидимся, переговорим. Главное, надо как ей, так и нам, ничего не предпринимать. Я ей это говорю, а она написала другое письмо. Она точно больная. Воображаю, как это огорчит тебя. Дай Бог, чтобы меньше, чем меня. Целую тебя и детей.

Л. Т.


На конверте: Москва, Хамовнический переулок, дом № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Жена М. В. Булыгина, Анна Максимовна, рожд. Игнатьева (1862—1909), по первому мужу Славновская.

2 Николай. Августович Зандер, был учителем игры на скрипке сыновей Толстого. Позднее был врачом.

3 Письмо это неизвестно. По справке М. Л. Толстой, оно было от 6 сентября. В другом письме к Зандеру от 3 августа Толстой отклонял предложение Зандера, сделанное Марье Львовне.

4 Имеется в виду письмо М. Л. Толстой от 15 сентября.

5 Не будь с ней резка.

6 См. письмо С. А. Толстой от 12 сентября (ПСТ, стр. 571).

578.

1893 г. Сентября 18. Я. П.

У нас, как видишь, всё хорошо, кроме Маши, состояние к[отор]ой огорчает меня. Я не говорю с ней, и не знаю, что с ней. Хотя она довольно спокойна и весела. Всё то некогда, то я не в духе, и не сберусь поговорить с ней. Завтра поговорю.

У нас сидят 3 доктора: два холерных и Буткевич.1 Я пишу всё ответ немцу2 о религии и понемножку, по вечерам, работаю.

Очень Ваничку люблю. Вчера пришел утром и говорит: а я все сидел в зале и думал, скоро ли мама приедет!195

196 Как он тебя любит!

Письма были от Страхова3 и от Левенфельда.4

Лева умница, что раздумал ехать за границу. Я думаю, что ему лучше всего будет жить тихо в Москве под наблюдением доктора в хорошо топленных комнатах, а не переезжать из места в место за границей, и слушая в каждом городе новые и плохие докторские советы. Поблагодари Пав[ла] Петр[овича] за письмо. Я рад б[ыл] узнать о нем и его душевном состоянии.

Мише и Андрюше скажи, что я их прошу помнить о тебе и делать так, чтобы тебе не страдать от них.



Je m’amuse tout seul!5

Прощай, до свиданья, радуемся скоро увидать тебя.

Погода дурная. Всё дожди.

Целую тебя и детей.

Л. Т.

Приписка к письму T. Л. Толстой.

1 Андрей Степанович Буткевич (р. 1865 г.) — врач. См. т. 65.

2 Профессору Гижицкому.

3 От 12 сентября (ПС, стр. 448—449).

4 Рафаил Левенфельд (ум. 1910 г.) — переводчик и автор биографии Толстого (на немецком языке),

5 [Забавляюсь в одиночестве!] — «Это постоянно напевал живший при мальчиках француз» (н. п. С. А.).

579.

1893 г. Сентября 21. Я. П.

Вчера отвезли Пошу и получили твои два добрые письма.1 Я еще не спал и прочел их. А все уж разошлись. Поша тебе рассказал про нас. Всё очень хорошо. И меня радует, что погода к твоему приезду, кажется, устроится. Таня очень занята письмами и приготовленьями к отъезду, даже не рисует. Дети маленькие ходят собирать по убранным садам яблоки. И няня с восторгом натаскала кучу. Лева как будто пободрее. Евг[ений] Ив[анович] мне переписывает. И мы с ним перечитываем и исправляем196 197 перевод глубокомысленнейшего писателя, Лао-Дзи, и я всякий раз с наслаждением и напряжением вникаю и стараюсь передать, соображая по франц[узскому]2 и, особенно хорошему, немецкому переводу.3 Не говорю о самых отвлеченных, но прелестных местах, вчера, н[а]п[ример], переводили4 следующее: «Добрый человек есть воспитатель недоброго; недобрый человек есть Schaz, сокровище доброго. Если недобрый человек не уважает своего воспитателя, а добрый чел[овек] не любит свое сокровище, то, как бы эти люди не были учены, они в великом заблуждении» и т. п. Неправда ли, прекрасно? Или: делай добро в темноте ночи, как вор, чтобы никто не видал тебя. Когда тот, кому ты сделаешь добро, не будет знать, кто его сделал, тебе будет та выгода, что ты не испытаешь неблагодарности, а ему и всем людям, что облагодетельствованный чел[овек] будет любить всех людей, про каждого чел[овека] думая, что это он сделал ему добро. Маша с Верой пошли пешком в Тулу, хотелось пройтись. Вернутся с поездом почт[овым] и тут же свезут Лиду. Какая она неполная — зачаток, 1/8 человека, доброго человека. Я пишу всё свои ответы немцу о религии. Но нынче мало писал, — голова болела, и я пошел гулять на Козловку, Ваныкино и домой. Так тепло б[ыло], что я всю дорогу шел босиком.

Сейчас пришел Лева и зовет наверх. Лида уезжает, и. Саша плачет, и няня тоже. Ваничка очень рад был твоим письмам. Его бедствие, что он с Мит[ей]5 хочет непременно, чтобы всё, что Митя, то и он. Что наши мальчики? Ils s’amusent tous seuls6. Пусть они насчет ученья помнят очень умное изречение их старшего брата, Сережи, к[оторый] говорит, что не стоит того дурно учиться, так мало нужно труда для того, чтобы избавиться от всех неприятностей и унижений, связанных с дурным учением.

Целую вас.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовнический переулок. Дом № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 От 16 и 19 сентября (ПСТ, стр. 574—577).

2 Толстой имеет в виду перевод: «Lao Tseu». Traduit avec comment, perpetuel par St. Julien. Paris 1842.

3 Немецкий перевод Виктора Штрауса «Lao Tse Taute-King» [«Лао-Тзе. Устав разума и добродетели»]. Leipzig 1870.197

198 4 Перевод Лao-цзы Толстого и Е. И. Попова полностью не напечатан. Сокращенный перевод вышел в 1909 г. в изд. «Посредник» — «Изречения китайского мудреца Лao-Tce, выбранные Л. Н. Толстым».

5 Д. А. Кузминский.

6 [Они увеселяются в одиночестве.]

580.

1893 г. Октября 18. Я. П.

Вчера не писал, да и нечего было. Нынче Поша уехал, он остался вчера на день. Мы вечером читали вслух повесть Гуревич — и очень огорчились. Уж очень, очень плоха.1 Потом я немножко с Пошей перевел Лаодзи.

Утром нынче хорошо писал и возьмусь теперь за другое. Нынче хорошие письма: от Левы, от Ге старшего2 и от Лескова.3 — Ждем нынче Халевинскую.4 Марь[я] Алекс[андровна] уезжает нынче к себе.

Верно, будут от вас известия. Пока прощайте, целую всех.

Л. Т.

Текст Толстого занимает четвертую страницу почтового листа, на остальных страницах — письма В. А. Кузминской и М. Л. Толстой.

1 Любовь Яковлевна Гуревич (1866—1940) — писательница. С 1891 по 1898 г. совместно с А. Л. Волынским издавала и редактировала журнал «Северный вестник». Переводчица, редактор т. 85 настоящего издания. Речь идет об ее повести «Поручение», напечатанной в «Северном вестнике», 1893, 10, стр. 195—234.

2 Оба эти письма не сохранились.

3 В этом письме Н. С. Лескова (почт. шт. 16 октября) идет речь о задуманной Толстым статье «Христианство и патриотизм» («Письма Толстого и к Толстому», 1928, стр. 151—152).

4 Марья Михайловна Холевинская (р. 1856 г.) — земский врач в Крапивенском уезде. В 1896 г. по просьбе Толстого дала И. П. Новикову сочинения Толстого, запрещенные цензурой, за это была арестована и выслана в Астрахань.

581.

1893 г. Октября 20. Я. П.

Ждал известий о Леве,1 о решении его и Захарьина. Вчера хотел ему написать, да был так вял и так зачитался вечером, что пропустил время. Зачитался я Север[ным] Вестн[иком], повестью Потапенко2, — удивительно! Мальчик 18 лет узнает,198 199 что у отца любовница, а у матери любовник, возмущается этим и выражает свое чувство. И оказывается, что этим он нарушил счастье всей семьи и поступил дурно. Ужасно. Я давно не читал ничего такого возмутительного! Ужасно то, что все эти пишущие и Потап[енки], и Чеховы, Зола и Мопасаны даже не знают, что хорошо, что дурно; большей частью, что дурно, то считают хорошим и этим, под видом искусства, угощают публику, развращая ее. Мне эта повесть была coup de grâce,3 уяснившая то, что давно смутно чувствуется. Еще там о сумашествии и преступности интересно было. Вчера я много писал, — всё о религии, — и потом объелся за завтраком и весь вечер был вял. Нынче Маша с Верой поехали в Тулу. М[аша] повезла больных. Я утром много писал, всё тоже, — и пошел им навстречу, дошел до Басова и вернулся, они меня нагнали в засеке. И теперь пишу, и очень хорошо. — О Ваничке поминаю часто, скажи ему, что в корзинке мне некого носить. Как жаль, что Таня ковыряет себе зубы, пускай бы сами портились, а не дантист. Тулонские беснования,4 кажется, кончились, это утешительно. Я перехожу завтра на верх, чтобы не топить совсем низа. Больше писать нечего. Письмо это верно тебе не нужно, но всё-таки посылаю. Целую Таню, Леву, Андр[юшу], Ми[шу], Сашу, Ваню и тебя. Привет С. Э.5 и Ко[ле]6.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовники, 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 С. А. Толстая 18 октября писала о предполагавшемся приеме Л. Л. Толстого профессором Захарьиным.

2 Толстой читал повесть Потапенко «Семейная история» по первой публикации в «Северном вестнике» за 1893 г. (август — сентябрь).

3 [счастливым случаем]

4 Толстой имеет в виду празднества в Тулоне, которые происходили в 1893 г. по поводу заключения франко-русского союза.

5 Софья Эммануиловна Мамонова.

6 Николай Леонидович Оболенский (1872—1934) — внучатный племянник Толстого, впоследствии женившийся на Марье Львовне Толстой.

582.

1893 г. Октября 24. Я. П.

О нас писать нечего, милая Соня. Все здоровы, всё по-старому. А вот ваши дела меня постоянно занимают, и из них твое здоровье занимает не последнее место. Ты и поехала нездоровая,199 200 и писала, что не здорова и Флеров1 нашел, что ты не хороша. Напиши о себе да получше. Москва с своими гостями, в к[оторых] ты не виновата, я знаю, должна cуетить тебя и расстраивать нервы. Известия о Леве хороши,2 т. е. не хуже, чем я ждал. Только жалко с ним расстаться и беспокойно.

Дунаев торопит и всё расскажет, хотя и нечего. Целую тебя и детей.

Л. Т.

1 Врач Федор Григорьевич Флеров, лечивший С. А. Толстую.

2 О состоянии здоровья Л. Л. Толстого С. А. Толстая писала 23 октября (ПСТ, стр. 577).

583.

1893 г. Октября 26 или 27. Я. П.

Вчера уезжала от нас Мар[ья] Мих[айловна] Халевин[ская], и поздно привезли письма.1 Мы с Машей еще не спали и прочли, и оба долго не спали. Нынче она лежит. Вы все три2 вместе почти нездоровы. Она хотела крепиться и не слечь, но не выдержала и теперь лежит, хотя самое больное уже прошло. Мне за тебя завидно себе, что я пользуюсь такой тишиной и досугом, тогда как ты в большой суете и тяготишься ею, как нельзя не тяготиться особенно пустою холостою суетою. — Но меня радует твое стремление к сосредоточению, и я знаю, как по твоей быстро переменяющей свои настроения натуре эти стремления искренни. — Ты, мне всегда кажется, можешь удивить не только меня, но и самую себя. — Вчера мы читали Мимочку, 2-ю часть3. Хорошо, но есть преувеличения и подражание самой себе. Чтение это отравляла для меня Мар[ья] Алек[сандровна]. Она в гриппе и так слаба и жалка, но всё сидела, не хотела уйти. Нынче ей, кажется, лучше, хотя она всё время утверждает, что ее здоровье превосходно. Леонтьев кончает свою переписку, и мне жалко его. Он такой тихий, спокойный и серьезный, мне очень симпатичный человек. Вчера мы, он, Поша и я, хорошо говорили по случаю занимающего меня вопроса о религии, о различии религии, философии и науки. A propos de4 филос[офия]: был у тебя Грот? или продолжает свою querelle d'allemand5.

Мне очень жаль Чайковского6, жаль, что как то между нами, мне казалось, что то было; Я у него был, звал его к себе, а он, кажется, б[ыл] обижен, что я не б[ыл] на Евг[ении] Он[егине].7200 201 Жаль, как человека, с к[оторым] что то б[ыло] чуть чуть неясно, больше еще, чем музыканта. Как это скоро, и как просто и натурально, и ненатурально, и как мне близко. Всё хотел досадить твои желуди,8 но то была грязь и дождь, то мороз. Я думаю, выберется время, и я сделаю это.

Если Таня соскучилась по мне, то и я по ней. Это хорошо, что Лева чувствует себя лучше. Пожалуйста, напиши, застало ли это письмо его в этом улучшении. Одному ему не следует ехать ни в каком случае, хотя не для него, но для нас.

Статья о новой книге очень плохая, но интересная тем, что пишущий республиканец считает своим долгом противодействовать ей.9 А нынче я получил письмо от Датчанина,10 к[оторый] тоже по случаю книги пишет, что у них в Дании много молод[ых] людей отказываются от воен[ной] службы, и их сажают в тюрьмы на время, кот[орое] они должны бы служить. Что то еще хотел написать, да в эту минуту забыл. Целую тебя и детей.

Л. Т.

1 Среди них письмо С. А. Толстой от 25 октября (ПСТ, стр. 582-583).

2 М. Л., С. А. и Т. Л. Толстые.

3 Повесть Л. И. Микулич-Веселитской «Мимочка отравилась», напечатанная в «Вестнике Европы», 1893 №№ 9—10.

4 [По поводу]

5 [нелепую ссору.]

6 С. А. Толстая сообщала в письме от 25 октября: «Узнали сегодня грустное событие: умер от холеры в Петербурге Чайковский композитор».

7 Опера Чайковского «Евгений Онегин», впервые была поставлена в Московской консерватории 17 марта 1879 г.

8 «Я не успела посадить жолуди там, где еловая посадка, и просила Л. Н. досадить мои жолуди» (н. п. С. А.).

9 Речь идет о статье, посвященной разбору вышедшей в 1893 г. книги Толстого «Царство божие внутри вар». С. А. Толстая препроводила эту статью Толстому при письме от 25 октября.

10 Из Копенгагена от датского литератора Андрэ Люткена (от 17/29 октября 1893 г.).

584.

1893 г. Октября 30. Я. П.

Лишаемся Верочки, о чем очень жалеем. Она вам расскажет подробности о нашем житье. События из нашей жизни, неизвестные вам, следующие: Третьего дня был, Булыгин, и я любовался на двух на «ты» товарищей пажск[ого] корпуса, теперь товарищей по жизни.1 В этот же день пришел, как он говорил, «из за нарочно» крестьянин Калужской, старообрядец,2 считающий201 202 теперешнее правительство царством антихриста, начавшимся со времени Петра, к[оторый] б[ыл] сам Сатана. Он сидел за свои речи в остроге, но продолжает говорить то же с диким упорством убеждения. Все его рассуждения очень дики, но выражения иногда поразительны. Антихр[ист] всех царей примотал к табачной державе, всем людям велел клясться, что они, не щадя отца и матерь, будут защищать табачную державу. Всё основано на вычислениях 666 и т. п. Я читал и слыхал про таких, но в первый раз видел такого. Вчера я пошел в Тулу: были дела к Давыдову, и на почту с тем, чтобы вернуться с поездом. В Туле у Давыд[ова] встретил Сережу. Он приезжал занимать денег, чтобы не продавать хлеб, для устройства завода картоф[ельного] и для того, чтобы развязаться с машинистом, обманувшим его. У Давыдова театр,3 играют Островск[ого] «Последнюю жертву», приезжают, — вчера и приехали: Алексеев,4 Федотов с женой,5 и я с ними обедал, а вечером по поезду благополучно приехал домой и привез бугор писем, из к[оторых] интересно письмо «Дедушки».6 Он всю картину опять переделал. И крестов уже нет. А есть тот момент, когда троих привели на распятие. Еще интересен № Die Waffen nieder7 , к[оторый] посылаю. Это Поше к сведению. Это преинтересный и npекрасно ведомый журнал, к [оторый] надо выписать и к[оторым] надо пользоваться. Письма твои, Таня, я подписал и посылаю.8 Еще скажи Евг[ению] Ив[ановичу], что очень и мне б[ыло] интересно, что Стасов мне пишет длиннейшее письмо9 с выписками критическ[их] статей о Штраусе10 и уведомляет о существовании нового перевода11 1890 года, к[оторый] я надеюсь получить от Стасова же.

Девочки выздоровели, и М[арья] А[лександровна] тоже. Я здоров, только рука так сильно болит, что писать больно. Верно будет или мятель, или дождь. — О религии я совсем кончил, завтра займусь Тулоном.12

Сведения о тебе, милый друг Соня, дошедшие до меня, не утешительны — о здоровьи. Одно утешенье, что ты вдруг опускаешься и вдруг справляешься. О Леве всё время хорошо. Спасибо ему за письмецо.13 Напишу как нибудь ему отдельно, а нынче всем вообще.

Одобрение Тани m-lle D[etraz]14 мне очень приятно. Я согласен.

Л. Т.202

203 1 Михаил Васильевич Булыгин. Его товарищем по Пажескому корпусу был П. И. Бирюков.

2 Старообрядец Михаил Максимович, по прозвищу «табачная держава», умер в 1910 г. Выведен Толстым в «Божеском и человеческом».

3 Спектакль состоялся в Туле, в зале Дворянского собрания.

4 Константин Сергеевич Алексеев-Станиславский (1863-1938). Свое знакомство с Толстым Станиславский описал в книге «Моя жизнь в искусстве», «Academia», 1928, стр. 234-238. 7 декабря 1933» г. Е. П. Туркестанова (Александрова) сообщила: «Во время обеда у Н. В. Давыдова пришел неожиданно Л. Н. Толстой. Он просил рассказать ему содержание репетируемой пьесы, и Станиславский, конфузясь и теряя слова, с трудом изложил содержание «Последней жертвы».

5 Александр Александрович Федотов — сын артистки Малого театра Гликерии Николаевны Федотовой с женой Наталией Николаевной Федотовой (ум. 1920 г.), по сцене Васильевой II — артисткой Малого театра.

6 Несохранившееся письмо художника Н. Н. Ге, в котором, очевидно, речь шла о его картине «Повинен смерти» («Суд синедриона»).

7 «Die Waffen nieder» [«Долой оружие»] — ежемесячный журнал, издававшийся с 1891 г. в Дрездене и в Вене. Издательницей журнала была Берта Зуттнер.

8 Письма, написанные T. Л. Толстой по поручению Толстого.

9 Письмо Стасова от 24 октября 1893 г. («Лев Толстой и В. Стасов», стр. 103).

10 Виктор Штраус — немецкий переводчик и писатель; переводил Лао-цзы.

11 См. прим. 9.

12 Статья «Христианство и патриотизм».

13 Л. Л. Толстой писал о том, что профессор Захарьин направляет его за границу.

14 Гувернантка младшей дочери Толстых.

585.

1893 г. Ноября 2. Я. П.

Но1 никаких не получил, а зато получил из Тулы два приятных письма от Стасова о юбилее Григоровича,2 на к[отором] написанное мною ему письмо было, кажется, ему приятно, и от Страхова,3 к[оторый] пишет об отзыве обо мне философа Куно Фишера.4 Он пишет между прочим слова Куно Фишера, что желание славы есть последняя одежда, которую снимает о себя человек. Он говорит это про Шопенгауера, к[оторый] будто бы не снял этой одежды до конца. Я чувствую постоянно всю силу этого соблазна. И постоянно борюсь с ним.203

204 Гости нас не покидают. Одна Мар[ья] Ал[ександровна]5 заменила другую М[арью Александровну],6 наша [?] уехала нынче. — Но гости не неприятные. Вчера я перешел наверх, и у нас очень хорошо и тепло, и воздуха много, а печей меньше. И без Васи,7 — кажется, управляемся легко. Целую вас всех.

Буланже8 списал о религии и свезет в Москву, а я жду переводчика и ответ от переводчицы.9 Грот просит,10 но по цензурным условиям не годится, а вымарывать потеряет весь смысл.

Ждем нынче известия.

Л. Т.

1 Эти слова Толстого являются продолжением текста письма М. Л Толстой, которая писала С. А. Толстой так: «У нас всё хорошо, папа здоров совсем. Ездил на Козловку за письмами».

2 В письме В. В. Стасова к Толстому от 31 октября 1893 г. подробно говорится о впечатлении, произведенном на юбилее Д. В. Григоровича письмом, присланным юбиляру Толстым и прочитанным в конце банкета Вейнбергом («Лев Толстой и В. Стасов», стр. 111).

3 Письмо Страхова от 29 октября 1893 г.

4 Страхов в письме к Толстому цитирует из книги К. Фишера о Шопенгауэре (ср. Куно Фишер, «Артур Шопенгауэр». Перевод под ред. В. П. Преображенского, М. 1896, стр. 113—114, 123).

5 Дубенская, рожд. Цурикова (1854—1924).

6 М. А. Шмидт.

7 Вероятно, Василий Севастьянович Макарычев, он же Макаров — яснополянский крестьянин.

8 Павел Александрович Буланже (1864—1925). См. т. 63, стр. 350.

9 Софии Вер из Рима. Ей Толстой разрешил перевод на немецкий язык статьи «Религия и нравственность».

10 Статью «Религия и нравственность» для журнала «Вопросы философии и психологии».

586.

1893 г. Ноября 5 или 6. Я. П.

Сейчас написал кучу писем1 и получил телеграмму от Стевени2 и посылаю за ним, и тороплюсь, а написать несколько слов хочется. Мы здоровы и благополучны всё в том же составе. Одна кадриль3. Известие, полученное мною нынче от Хилкова, страшно удивило меня: его мать приехала к нему с Приставом и, отобрав у него детей, увезла их. Трудно даже понять, на чем основываются такие поступки.204

205 Мы живем без прислуги очень приятно. Забота о служении себе развлекает, и просто весело. Видел нынче Ваничку во сне. Что его свинка? А у меня вчера нашелся во рту зуб и начал болеть до тех пор, пока я не открутил его. Нынче получил твое письмо к М[арье] А[лександровне]4. Когда едет Лева?5 Вы верно известите меня нынче. Как твое здоровье, Соня? Целую тебя.

Хотел написать Гроту в ответ на его письмо,6 но не успел. Поблагодарите его за письмо. Я очень рад ему. Целую всех целуемых и кланяюсь нецелуемым.

1 Письма к В. Г. Черткову (т. 87), художнику Н. Н. Ге, Д. А. Хилкову и Ю. П. Хилковой (т. 66).

2 Вильям Барнс Стевени. С. А. Толстая сообщала Льву Николаевичу 2 ноября: «Получена телеграмма Стевени: «Кроникль» (Chronicle) берет статью. Когда могут вас видеть в Москве» (ПСТ, стр. 586).

3 Этими словами Толстой определяет количество живущих в Ясной Поляне — четыре человека. В Ясной Поляне оставались: Лев Николаевич с дочерью Марией, М. А. Цурикова и Б. Н. Леонтьев.

4 Письмо это неизвестно. Судя по письму С. А. к Толстому от 31 октября, С. А. Толстая обращалась к М. А. Шмидт с просьбой переписать (за плату) «Царство божие внутри вас».

5 За границу.

6 От 31 октября.

1894

587.

1894 г. Января 25. Гриневка.

Мы доехали очень хорошо1. Шел снег, но теплый, и было светло, так что без малейших затруднений скоро доехали. Здесь тепло (в доме), просторно, тихо.

Мы с Таней чувствуем одинаково упадок приятный нервов. Я оба дня немного и не дурно работал.2 Выходил мало. Не хотелось. Машу бросили в Туле. Иван Алекс[андрович] встретил нас и повез ее к М[арье] А[лександровне]. Здесь никого не видали, кроме Сони3 и милых детей, особенно Миша.4 Нынче посылают на почту. Ждем от вас писем. Как вы? — Соня ездила сейчас с Ан[ночкой] в Никольское.5 Нашла всё там прекрасным. Теперь 2 часа, мы пообедали, и я пойду походить. Кашляю всё также — не больше, но и не проходит. Я берегусь. Целую тебя и детей.

Л. Т.


На обороте: Москва. Хамовнический переулок, дом № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 В Гриневку, имение И. Л Толстого.

2 «Христианство и патриотизм» («Тулон»).

3 Жена И. Л. Толстого — Софья Николаевна.

4 Дети И. Л и С. Н. Толстых: дочь Анна и Михаил (1892—1919).

5 В то время принадлежу C. Л. Толстому.

588.

1894 г. Января 28. Гриневка.

Живем мы здесь очень тихо и хорошо. — Только нынче были гости Ивановы, — сестра Трескина с детьми и мужем.1 Они206 207 простые, обыкновенные люди. Я по утрам пишу, остальное время читаю или гуляю. Вчера ходил в Никольское; любовался на Сережин дом и intérieur2. Домой меня привез его помощник кучер на вороной кобыле; Ал[ександр] Аф[анасьевич]3 был во Мценске. Кашляю мало, — гораздо меньше, чем в Москве; но есть какая то боль или скорее неловкость в груди, а главное — слабость, упадок энергии и физической и умственной, проявившийся с этим нездоровьем. Может быть, это новая ступень старости, к к[оторой] я еще не привык. Надо привыкать. Нынче получили Левино письмо и твое.4 Поездка его в Париж ничего не представляет неприятного. Очень он только жаден к новым впечатлениям. То, что он расстался с доктором5 (я не вижу из письма, чтоб их отношения расстроились), очень хорошо. Мне это присутствие доктора не нравилось — не для меня, а для Левы. — Надо каждому итти своим особенным и всегда новым путем. И путь Левы меня интересует. А что выйдет из всего, никто не может знать. Здоровье его меня мало беспокоит, я как то уверен, — дай Бог не ошибиться, — что. оно в свое определенное время восстановится совершенно независимо от докторов и климата, разумеется, если не случится что-нибудь особенное. Меня интересует его душевная жизнь и внутренняя работа. Сейчас хочу написать и ему6.

От Ильи7 было два письма из Берлина.8 Соня пишет ему, и мы уверены, что и без письма и телеграмм они не разминутся в Париже, т[ак] к[ак] у них точки соприкосновения Димер Боб[ринский]9 и Саломон.10 Таня не совсем бодра, — то желудок, а то зябнет. Впрочем, нынче она лучше. По утрам она рисует, гуляет, по вечерам мне усердно переписывает. — Я читал Michel Teissier.11 Как бездарно! Как всё выдумано. Не видно той страсти, из за к[оторой] он погубил всё, и еще менее видна его, Тесье, талантливость. Рядом с этим читал старый роман Dumas отца Silvandère12. Какая разница. Бодро, весело, умно и талантливо, и sobre13 и без претензии. А этот с важностью мажет и воображает, что он психолог... Целую детей. Об Андрюше не могу вспомнить без неприятного чувства за его смело глупые речи о том, как Немца убить штыком. Стараюсь забыть и забуду, но неприятно. Прощай, целую тебя. Что Поша, приехал ли? Письма ко мне пересылай. Иногда бывают нужные. А кроме того, если не пересылать, слишком много наберется.207

208 1 Андрей Иванович и Наталья Владимировна Лимонт-Ивановьг с четырьмя сыновьями. Н. В. Лимонт-Иванова — сестра В. В. Трескина, приятеля И. Л. Толстого.

2 [внутренность дома.]

3 А. А. Успенский — управляющий С. Л. Толстого.

4 Оба письма не сохранились.

5 В. Горбачев, об отъезде которого Л. Л. Толстой писал 3 февраля.

6 См. письмо к Л. Л. Толстому от 28 января. См. т. 66.

7 И. Л. Толстой с В. Н. Философовым ездил за границу.

8 Письма эти не сохранились.

9 Гр. Владимир Алексеевич Бобринский.

10 Карл Альфонсович Саломон.

11 Роман французского писателя Эдуарда Рода (1857—1910) «La vie de Michel Tessier» [«Жизнь Мишеля Тессье»].

12 Роман Александра Дюма (1803—1870) «Silvandire» (1844).

13 [скромно]

589.

1894 г. Января 30. Гриневка.

Беспокоимся, что от тебя три дня нет писем. Я хотел уже телеграфировать, чтобы узнать, не случилось ли что, но нынче получил от Веры Т[олстой], к[оторая] пишет о тебе. Я в последнем письме жаловался еще на нездоровье, теперь чувствую себя совсем здоровым, также и Таня, и здешняя семья.

Л. Толстой.


На обороте: Москва. Хамовнический переулок, д. № 15. Графине Софье Андреевне Толстой.

590.

1894 г. Февраля 1. Гриневка.

Приписываю только, чтоб самому сказать, что мы совсем здоровы; и я успокоился, получив твое письмо.1 Только очень дурно, что ты не спишь.

Л. Т.

Приписка к письму Софьи Николаевны Толстой к Т. Л. Толстой.

1 Письмо неизвестно.

208 209

591.

1894 г. Февраля 3. Я. П.

Получил вчера здесь письмо1 в кот[ором] всё хорошо, кроме твоих бессонниц. Целую те[бя].

Приписка к письму T. Л. Толстой. Письмо писано по приезде Толстого из Гриневки в Ясную Поляну.

1 Письмо неизвестно.

592.

1894 г. Февраля 3. Я. П.

Милый друг Соня,

Нынче в 2 часа я поехал верхом в Ясенки, чтобы взять там посылки, и взял письмо к тебе от Тани, в кот[ором] сам приписал несколько слов; но в Ясенках заспешил и забыл отдать письмо; вспомнил только, ехавши назад, против лавки; не хотелось ворочаться, и я отдал письмо дворнику, прося его отдать на почту. Он обещался: но он не внушает мне доверия, а т[ак] к[ак] Ив[ан] Ал[ександрович] едет сейчас на Козловку, я решил еще раз написать тебе. Мы приехали благополучно; очень жаль было покидать Соню и ее детей, кот[орых] я всех трех, — главное Соню, — больше узнал и полюбил. — Я совсем больше не кашляю и чувствую себя опять бодро. Здесь мы поместились прекрасно: я в Таниной комнате, Таня в Машиной, а Маша с М[арьей] А[лександровной] в девичьей. Под сводами топят, но еще только 12°, и мы только там едим. Письмо твое вчера же получил.1 Всё у вас хорошо и Сережина забота о тебе и внушение, кот[орое] он делает Андрюше. — Ничто так не подействует, как внушение брата, — нехороши только твои бессонницы. Побольше будь на воздухе. Особенно такие прекрасные дни, как нынче. Кроме пересланных тобою писем, я получил в Ясенках два интересных письма: одно от Battersby2 с статьями, написанными разными Reverend'ами3 по случаю выдержек из Ц[арства] Б[ожия], кот[орые] печатались в одном журнале,4 а другое от издателя, кот[орый] просит прислать ему русск[ий] текст для того, чтобы сделать 3-й перевод и издание.5 Ты спрашиваешь, что я пишу? Всё тот же так наз[ываемый] Тулон, в котором я был вовлечен в разъяснения вопроса «патриотизма»,209 210 и это очень интересно и, мне думается, ново и нужно, т. е. доказательство лжи и вреда этого патриотизма. Ты пишешь о том, что можно в Москве устроить уединение: страшно желаю этого и попытаюсь устроить это и быть как можно строже в этом. Девочки обе вполне здоровы. Здесь Хохлов,6 к[оторый] до нас еще пришел к М[арье] Ал[ександровне] пешком из Москвы. Это было неприятно. Он завтра уйдет к Булыгину. Самое мне и тебе интересное под конец о Леве. Письмо его7 огорчительно. Здоровье всё еще не поправляется. То, что он в Париже, а не в Канне, всё равно. Страшно, что далеко очень от нас. Будем ждать и надеяться всего лучшего. Я ему писал раз длинное письмо из Гриневки.8 Прощай, целую тебя и детей, Сережу особенно. Поклон П[авлу] П[етровичу]9 и М-llе D[etraz].

Петр Вас[ильевич]10 приехал. Хотел сам непременно, говоря, что скучно. И нынче пьян.


На конверте: Москва. Хамовнический переулок, дом № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Письмо неизвестно.

2 Письмо Баттерсби от 9 февраля (н. ст.) 1894 г.

3 [Высокопочтенными духовными лицами]

4 Имеются в виду статьи представителей англиканской церкви, опубликованные в февральском номере «The New Rewiew» [«Новый обзор»] за 1894 г., посвященные разбору учения Толстого.

5 Рибльуайт (E. G. Ribblewhite) — редактор «The Weekly Times» писал из Лондона Толстому 10 февраля (н. ст.). См. т. 66.

6 Петр Галактионович Хохлов (1864-1896). См. т. 64.

7 От 26 января (7 февраля) 1894 г. из Парижа.

8 От 28 января. См. т. 66.

9 П. П. Кандидов.

10 Повар П. В. Бойцов.

593.

1894 г. Февраля 6. Я. П.

У нас всё вполне благополучно; мы все здоровы, если но считать бывший у Тани нарывчик на десне, к[оторый] прошел, но ее беспокоит, и я ей советую съездить завтра к Рудневу.1 В комнатах так тепло, что мы отворяем форточки. Я очень рад, что был у Сони и здесь пожил, но очень рад тоже и тому, что время210 211 скоро идет, и мы через три [дня], если буд[ем] живы, приедем в Москву.

Л. Т.


На обороте: Москва. Хамовнический переулок, дом № 15. Графине Софье Андреевне Толстой.

1 Тульский врач А. М. Руднев.

594.

1894 г. Марта 6. Москва.

Ваничка с утра всё собирается писать тебе, но девочки Горб[уновы]1 и Коля Колок[ольцов]2 так завлекли его, что он не успел. Теперь он и Саша здоровы, спят. Маша пишет в Париж.3 Мальчики у Дьяк[овых]4 и должны приехать к 11 (теперь 1/2). Утром были: Март[ыновы],5 Дьяк[овы], Капнист,6 катались, ели и даже плясали. Подошедший Мамонов7 играл. Я нынче мало ходил утром и пошел вечером к Буланже. Не застал его дома, но прекрасно прошелся. От наших письмо утешительное.8 Маленькое улучшение и то же доверие.


На обороте: Московско-Курская ж. д. Станция Козловка-Засека. Графине Софье Андреевне Толстой.

1 Дети Н. И. Горбунова: Наталья и Вера.

2 Николай Николаевич Колокольцов (ум. 1918 г.).

3 В Париже в то время были Л. Л. и Т. Л. Толстые.

4 Андрей и Михаил Львовичи Толстые дружили с сыновьями Д. А. Дьякова — Алексеем Дмитриевичем (1879-1920) и Дмитрием Дмитриевичем (1880—1943).

5 Сыновья Софьи Михайловны Мартыновой, рожд. Катениной, — Георгий и Дмитрий Викторовичи Мартыновы.

6 Сын П. А. Капниста — Дмитрий Павлович.

7 Александр Эммануилович Дмитриев-Мамонов.

8 Письма Л. Л. и Т. Л. Толстых из Парижа от 11 марта (27 февраля).

* 595.

1894 г. Марта 7. Москва.

Таня пишет тебе1 всякие нежности и просит, чтобы ты не тревожилась и [не] суетилась и чтоб у тебя голова не тряслась. И я умоляю тебя о том же. Делай больше распоряжений словами,211 212 а не руками и ногами. Целую тебя. Мар[ье] Ал[ександровне], к[оторая] верно у тебя, наш [?] привет.

Приписка к письму И. Л. и М. Л. Толстых.

1 Письмо от 2 марта (ст. ст.) из Парижа (AСT).

596.

1894 г. Марта 26. Ольгинская.

Пишу с Ольгинской, до кот[орой] доехали прекрасно. И спали, и ели хорошо. В Воронеже видели Рус[анова]1. Снегу здесь нет. Что Лева? Лучше ли ему, чем в тот день, когда мы уезжали? Скажи ему, чтобы он тебя не обижал, а слушался. — Целую нежно Таню, с к[оторой] не успел проститься в Москве, где я так на веки уронил себя.2 И мальчиков, к[оторых] не было. Пишу в вагоне, подъезжая. На станции припишу, что узнаю о Гале.3

Л. Т.


На обороте: Москва. Хамовнический переул., д. № 15.

Графине Софье Андревне Толстой.

1 Гавриил Андреевич Русанов. См. т. 83.

2 «Заговорившись с кем-то, вскочил на поезд уже на ходу» (п. С. А.)

3 Анна Константиновна Черткова (1859—1927), жена В. Г. Черткова, в то время болевшая.

597.

1894 г. Марта 27. Ржееск.

Маша все описала,1 милый друг Соня, так что мне остается только подтвердить ее слова и сказать про себя, что я очень рад, что приехал: и он и главное она так искренно рады, и так мы с ним душевно близки, столько у нас общих интересов, и так редко мы видимся, что обоим нам это хорошо. Она очень жалка и мила, и тверда духом. Я сейчас с ней поговорил с полчаса и вижу, что она уже устала. Приподняться на постели она даже не может сама. Сейчас приехала Лиз[авета] Ив[ановна],2 я еще не видал ее. Я смущался сначала мыслью, что нас слишком много вдруг наехало, но тут столько домиков, что все разместились, и кажется, всем удобно, а нам слишком хорошо. Место здесь очень красивое; постройка на полугоре, вниз идет крутой212 213 овраг и поднимается на другой стороне поросший крупным лесом. Я сейчас ходил один гулять и набрал подснежников. Целую всех по порядку от тебя до Ванички. Страшная вещь болезнь и больная, но нельзя не видеть, как она просветляет людей. Это видно и на Гале, и на Русанове, и на Леве. А всё-таки желаешь здоровья. Завтра напишу еще и Тане.3

Л. Т.

1 Письмо неизвестно.

2 Е. И. Черткова (1832-1922), мать В. Г. Черткова.

3 28 марта Толстой сделал приписку к письму М. Л. Толстой. См. т. 67.

598.

1894 г. Марта 28. Ржевск.

Может быть, это письмо дойдет раньше того, и потому пишем опять. Мы совершенно здоровы. Нам очень хорошо, главное хорошо нравственно среди людей, кот[орые] нас любят. — Галино здоровье, кажется, улучшается. Целую ночь видел тебя, Лева, во сне и сердился на тебя. Всегда толкуют навыворот. Это от того, что мы много говорили о тебе. О тебе, Таня, на яву думаю часто и жалею, что тебя нет. Ну, пока прощай, милый друг Соня. Целую тебя и детей.

Л. Т.

Приписка к письму М. Л. Толстой.

* 599.

1894 г. Апреля 1. Воронеж.

Пишу из вагона, в к[оторый] входил, когда он стоял, из Воронежа. —

Мы вполне здоровы, как расскажет П[авел] И[ванович], и довольны своей поездкой, останемся день в Воронеже.1 С радостью жду послезавтра, когда вернусь, если Б[ог] даст, к вам. Всех целую.

Л. Т.

1 О пребывании Толстого в 1894 г. у Русановых см. интервью с Андреем Гавриловичем Русановым («Встреча с Л. Н. Толстым» — «Воронежская коммуна», № 30, от 30 сентября 1928 г.) и гл. IV воспоминаний Г. Г. Русанова («Воспоминания о Л. Н. Толстом», 1937, стр. 173—184).

213 214

600.

1894 г. Апреля 29. Я. П.

Приехали1 благополучны, здоровы.

Сейчас еду в Ясенки свезти письма и посылки. Как бы хорошо, если бы от тебя узнать нынче. Держись Рудн[евского] правила: ничего твердого, пока не пройдет совсем. О кирпиче сказал и похлопочу. Я целое утро писал корект[уры] Мопасана,2 к[оторые] я посылаю Павлу Иван[овичу]. Пока прощай. Целую тебя и всех.

Л. Т.


На обороте: Москва. Хамовники. № 15, д. Гр. Толстого. Софье Андревне Толстой.

1 Толстой приехал в Ясную Поляну с дочерью Марьей Львовной.

2 Корректуры перевода с французского Л. П. Никифорова с предисловием Л. Н. Толстого, «Монт-Ориоль», изд. «Посредник», М. 1894 (XXXVI).

601.

1894 г. Апреля 30. Я. П.

Вчера, в пятницу, как я и писал тебе, у нас было всё очень хорошо: я ездил в Ясенки и оттуда в Бабурино и Деменку, где отдается хорошенький, новенький домик. Маша была дома, ходила за фиалками, хозяйничала. Вечером приехал проездом в Тулу Булыгин; рассказывал, смеялся и ночевал. Нынче утром я встал в 8, хотел поднимать Машу, — она спит в Левиной комнате, а я под сводами, — но она объяснила мне, что она всю ночь зябла и что у ней болит горло и жар. Пощупал, точно жар, средний. Это она вчера простудилась, ходила за молоком на ледник. Нынче целый день то зноб, то жар. Ничего не ест, пьет. Я считал ей сейчас пульс, 88. Жар не сильный, и утешительно то, что у ней бывают эти ангины. Но жутко. В комнате тепло. Истопили нынче. В обед я послал за Мар[ьей] Алекс[андровной]. Она приехала и будет спать с Машей. Сейчас разотрем уксусом и напоим малиной. Желудок в порядке. — Я сейчас, после обеда в 5 часов, поехал в Судаково1 и оттуда Засекой на пчельник, купальню и через заказ домой. Больше шел пешком, радуясь на красоту Божьего мира. Трава уж с четверть, фиалки отцветают, баранчики сплошные, рожь идет в трубку, овсы214 215 зеленые кое где, на черемухе готов цвет и побеги в два вершка, осина и ранний дуб одеваются.

Тепло, влажно, соловьи, кукушки. Вернулся в 8 и вот пишу. Маша всё то же; пила чай и пьет лимонад. Завтра извещу, что будет. Тоска в ногах, и голова болит, и горло. Горло не очень болит. Надеюсь, что завтра будет лучше. Что будет, напишу всю правду. — Кирпичники завтра придут рядиться.2 Это замарано то, что я хотел выписать одну вещь, а потом решил, что не надо. Жду с нетерпением Таню с Ник[олаем] Ник[олаевичем] в понедельник. Про тебя я не понял, когда ты хотела приехать.

Поскорее бы Лева переезжал. Целительный воздух и тишина. Правда, что теперь немного рано для каменного дома, да и должны завернуть холода. А вот как пройдут, тогда хорошо бы ему приехать. Целую тебя и детей. С Мишей я так и не простился.


На конверте: Москва. Хамовнический переулок, дом № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 «Имение Судаково, в 6 верстах от Ясной Поляны, принадлежало трем сестрам Арсеньевым. Бельгийское общество со временем купило это имение и построило большой завод чугуно-литейный. Завод этот временно прекращал свои работы. Ныне это всё место известно под названием «Косой горы» (н. п. С. А).

2 Зачеркнуто: пожалуйста купи мне про запас туфли.

602.

1894 г. Мая 1. Я. П.

Как обещано, пишу, милый друг, с тем, чтоб ты знала о Маше. С утра ей было получше, меньше жара, но оказалась сильная боль в горле, так что ей трудно и больно глотать. Сейчас смотрел ей горло, с обеих сторон одинаково красно и одинаково больно. Лучше ей немного уже п[отому], [что] она немного поела — сама захотела — овсянки и чаю с молоком. Но теперь к вечеру — теперь 9 часов, — опять тоска и жар сильнее. Но как будто собирается потеть. Сейчас напоим ее малиной и разотрем уксусом. Мы нынче перешли наверх. Она в Сашиной комнате, я в спальне. Хотя и тепло наверху — 16 гр. — мы еще истопили, т[ак] к[ак] вчера мыли верх. Очень жаль ее, бедную, она тиха и покорна, и М[арья] А[лександровна] из всех сил хлопочет за ней ходить, и хорошо, не тревожа ее. Жалко особенно по этой погоде. Сегодня сухой, южный ветер и жара.215 216 Я ходил между часом и четырьмя по засеке, собирал фиалки, и было жарко, как в Июле. Из письма Веры1 вчера знаю, что тебе лучше, и что наши едут завтра. И то хорошо. Прощай пока, целую тебя и детей.

Л. Т.


Да, скажи, пожалуйста, Павл[у] Ив[ановичу], что если можно, то он прислал бы мне еще раз Мопасана в сверстанном виде. Если можно. Да Bel Ami,2 скажи Тане, чтоб она привезла, или сама пришли.


На конверте: Москва. Хамовнический пер., № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 В. С. Толстая. Письмо ее неизвестно.

2 «Bel Ami» [«Милый друг»] — роман Мопассана.

603.

1894 г. Мая 2. Я. П.

Маше нынче гораздо лучше: нет ни жара, ни боли горла (еще немного болит), только слабость и боль во всем теле. Очевидно, болезнь прошла, и я более не беспокоюсь. А сейчас, 8 часов, посмотрел ее, — хуже, чем днем, слабее, но гораздо лучше. За П[етром] В[асильевичем] мы не посылали, Аннушка прекрасно готовит. Жду наших.1 Везу это письмо и еду к ним навстречу, целую тебя и детей. Я давно так праздно не проводил время, как эти два дня.

Письмо твое2 вчера получил. Хорошо, что у вас всё благополучно. Жаль, что Анд[рюша] задержит тебя.


На обороте: Москва. Хамовнич. пер., дом № 15. Графине С. А. Толстой.

1 2 мая уехали в Ясную Поляну Татьяна Львовна, Вера Сергеевна Толстые и художник H. Н. Ге.

2 От 30 апреля (ПСТ, стр. 593).

604.

1894 г. Мая 9. Я. П.

Дети никто про меня не пишут, предоставляя это мне. Я нынче совсем здоров. Вероятно, и ты бы нынче была довольна погодой.216 217 Чудный, ясный и немного прохладный и необыкновенно красивый день.

Хотел Леве писать длинное письмо, да не успел и предпочел всё сказать ему здесь.

Надеюсь, что у тебя не осталось никакого осадка от бывшего неприятного разговора,1 также, как и у меня. И ты, вероятно, поняла это еще вчера.

Целую тебя и детей.

Л. Т.

Приписка к письмам младших детей Толстого.

1 См. Дневник, 15 мая, т. 52.

605.

1894 г. Мая 11. Я. П.

Пав[ел] Ив[анович] расскажет тебе всё про нас, но всё таки пишу, чтоб сказать, что все благополучны и здоровы. Лева приехал в 6-м часу, усталый, но очень довольный всем, что нашел здесь. — Ваничка очень мил и ласков. Удивляемся, что два дня не б[ыло] от тебя писем. Целую вас.

Л. Толстой.


На обороте: Москва. Хамовнический переулок, дом № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

606.

1894 г. Мая 12. Я. П.

Хотел тебе написать по лучше и подлиннее письмо, милый друг Соня, но кончилось тем, что не успел: Crosby,1 я с ним гулял и промок, и что то устал и слаб. Вчера получил твое письмо.2 У меня то наверное ничего не осталось в тот же вечер, как ты уезжала, только бы у тебя не было недобрых и мрачных мыслей, кото[рые], впрочем, очень естественны в теперешнем твоем положении одиночества и в городе, и с тревожащим тебя Андp[рюшей] и беспокойством за него и за Ван[ичку]. Утешаемся тем, что это не надолго, и не успеем оглянуться, как соединимся и будем жить дружно и потому весело.

Нынче привезли лес и положили его на лугу, пред балконом. Сначала мы все возмутились и обвинили В. П.,3 по разобрав дело, я увидал, что больше его класть некуда, и здесь он217 218 займет немного места. Crosby такой, как все Американцы, приличный, не глупый, но внешний. Главное, устал говорить по-англ[ийски].

Прощай, целую тебя и детей.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовнический пер., № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Эрнест Кросби (1856—1905) — американский писатель, организатор «Лиги социальных реформ», проповедник идей Генри Джорджа, автор ряда статей и книг о Толстом. В 1894 г. приезжал в Ясную Поляну.

2 От 9 мая.

3 Можно прочесть «В. И.» — в таком случае это Василий Иванович, служивший приказчиком в яснополянской усадьбе.

607.

1894 г. Мая 13. Я. П.

Яблони в молод[ом] саду цветут недурно. Здоровье мое, или скорее нездоровье, не опасно. Должно быть, простудил желудок. Crosby они напрасно осуждают: он довольно наивен, но чужд нам, как Америк[анец], по воспитанию и нраву. У меня в шкапу есть евангелия Матвея непереплетенные, привези их. Если нет, то купи 50 ш[тук]. Они по 2 к[опейки], в будке у Ильинск[их] ворот. Книги из моего шкапа стоющие привези.

Приписка к письму T. Л. Толстой.

* 608.

1894 г. Мая 14. Я. П.

Сейчас пришли с длинной прогулки с Ваничкой. Мне было с ним очень приятно. Кажется, и ему тоже. Теперь до скорого свиданья. Мое здоровье лучше. У нас Давыд[ов].

Л. Толстой.

Приписка к письму М. Л. Толстой.

609.

1894 г. Июля 28 или 29. Я. П.

У нас всё благополучно; кроме Левы, к[оторый] всё также уныл. Ты знаешь, что утром приехали К[атерина] И[вановна]1218 219 и И[ван] И[ванович].2 К завтраку приехала Маша с Машей Толстой3 на лошадях. Все здоровы. Таня хочет завтра на один [день] съездить в Пирогово, — поедет рано утром на лошадях и вернется в 10 ч. 10 м. на Козловку. Хочет взять Сашу. Она ушла гулять с К[атериной] И[вановной], а я пишу, п[отому] ч[то] сам еду к Чертк[ову],4 а оттуда на Козловку. Целуй от нас всех Кузмин[ских].5


На обороте: Московско-Курская железн. дор. Станция Песочная. Татьяне Андревне Кузминской для передачи С. А. Толстой

1 Е. И. Баратынская.

2 Иван Иванович Бочкарев (1842—1915) — бывший революционер-шестидесятник.

3 М. Л. Толстая с двоюродной сестрой М. С. Толстой.

4 В. Г. Чертков жил в Деминке, близ Ясной Поляны.

5 В наборной рукописи первого издания «Писем Толстого к жене» над настоящим письмом рукой С. А. Толстой написано: «Письмо из Ясной Поляны

в Орловскую губернию на дачу моего брата Александра Андреевича, где тогда жили и Кузминские».

610.

1894 г. Августа 18. Я. П.

С первого же вечера, как ты уехала,1 дорогой друг Соня, мне сделалось и скучно без тебя, и жалко тебя за то, что покидаешь и деревню, и детей — Ваничку — и едешь на тяжелую жизнь. И всё хотел тебе писать и всё не успевал. Даже и это письмо не пойдет нынче, т[ак] ка[к] мы не посылаем на Козловку. Таня верно описала2 тебе те скромные события нашей жизни, какие есть, я могу прибавить только то, что с Количкой мне очень тяжело: тяжело, п[отому] ч[то] он не откровенен. А неоткровенен он п[отому], ч[то] ему тяжело, и мне очень жаль его. Мы собрались с ним нынче, 18-го, ехать к Булыгину, а он с утра ушел к М[арье] А[лександровне], так что мы его не видали. Я думал, что он ушел к Бул[ыгину], и поехал туда. Его там не было, и он, вернувшись от М[арьи] А[лександровны], пришел туда. Так что мы с ним не видались почти. Хотел Бул[ыгин] его привезти нынче вечером, а теперь 11-й час, а их нет. Завтра же он хотел ехать. Вчера я еще получил от его брата Петруши письмо, в к[отором] он жалуется на брата и по-моему совершенно219 220 прав.3 Количка просто нравственно неузнаваем. Стараюсь сделать, что могу и получше, а что выйдет, уж дело его и Божие. Миша всё бегает на дворню к ребятам, я постоянно помню о нем и посылаю за ним. И по моим наблюдениям дурного ничего нет, а есть этот период, через к[оторый] и я проходил, особенно живого интереса к жизни народа и, разумеется, сверстников. Хотели его на скрипке заставить играть, говорит, что мизинец болит, свихнул. По вечерам он читает, ездил в Овсян[никово]. Саша, как всегда, проста и усердна. Ваничка кажется особенно мил, п[отому] ч[то] больше на него обращаешь внимания. Здоровье его превосходно. В вопросах о том, дать ли ему огурца, яблока, грибов, я всегда стою за большую осторожность. Дочери очень усердны, заняты различными письменными работами и в бодром, трудолюбивом, осеннем настроении. Нынче я видел, что возили,4 но вечером помешал дождик. Я два дня писал письма5 и нынче только очистил одну большую порцию. Лева велит мне писать ему. Я непременно сделаю это, и получше, и, главное, поискреннее, но не нынче.

Целую тебя и Леву, и Андрюшу.

Л. Т.

1 В Москву, 15 августа 1894 г.

2 В письме от 18 августа.

3 Письмо П. Н, Ге о запутанных личных делах его брата, И. Н. Ге.

4 «кирпич» (п. С. А.).

5 Письмо В. Г. Черткову см. в т. 87 и шесть писем другим лицам см. в т. 67.

611.

1894 г. Августа 19. Я. П.

Я написал тебе опоздавшее письмо вчера, и теперь очень жалею, что послал его на почту. С Митей1 ты бы получила раньше. Мы все здоровы, скучаем по тебе и жалеем тебя, хотя погода не веселит. У нас Количка. Сейчас уезжает. Связь, кот[орую] приписывают ему, — выдумка. Положение его очень трудное. Но он такой же хороший. Целую тебя, Леву и Андрю[шу].


На обороте: Софье Андревне.

1 Д. Д. Дьяков.

220 221

612.

1894 г. Августа 20—21. Я. П.

У нас всё благополучно, милый друг. Ваня ходил один раз, весел и здоров. Висмут давали один раз, больше не будут. У нас был Сухотин и Кат[ерина] Ив[ановна]. И было приятно. Сухотин очень мил. Остальное всё по старому. Я вполне здоров. Как ты? И мальчики? Целую их и тебя. Кат[ерина] Ив[ановна] расскажет, а я пишу только п[отому], ч[то] хочется.

Л. Т.

613.

1894 г. Сентябрь 7. Я. П.

Я очень рад, что ты поехала в 1-м кл[ассе], хотя и на даровой билет. У нас в одиночестве жизнь теснее. Вчера я стал было записывать свой рассказ, пока вы уехали, думал нынче вечером продолжать, но нынче не в том духе.1 Очень бы желал, чтобы Лева попробовал применить мой совет о гимнастике. Самые легкие движения, но всё таки движения с некот[орым] усилием. Что скажет на это доктор Флеров? Целую всех своих и приветствую М[арью] К[онстантиновну]2 и Павла Петр[овича],

Л. Т.


Два раза спрашивал Ваничку, злился ли он на Сашу, и оба раза Мисс Welch3 отвечала, что, напротив, они были очень дружны. Я обещался ему написать это тебе.

1 В Дневнике Толстого под 6 сентября 1894 г. значатся: «Утром в постели после дурной ночи продумал очень живой художественный рассказ о хозяине и работнике».

2 М. К. Рачинская (1865—1900) — 10 июля 1895 г. вышла замуж за С. Л. Толстого.

3 Анна Лукинична Вельш, англичанка. С 1894 г. по летам жила в Ясной Поляне в качестве гувернантки и преподавательницы музыки.

614.

1894 г. Сентября 10. Я. П.

Хорошо, что получили от тебя письмо.1 Белогол[овый]2 хорош своей бесплатностью, но боюсь, что Зах[арьин] обидится.3 У нас ничего нового после поездки 3-го дня в Овсян[никово] верхами. Детей4 общим советом не выпускают. Я был за прогулку,221 222 но остался в меньшинстве. Сейчас еду в Тулу повидать одного писавшего мне очень интересного оружейника5 и еще кое за чем у Давыд[ова]. Таня вчера лежала, Маша нет-нет, и зубы болят. О кирпиче ничего не спрашивали; я спрошу сейчас у прикащика. Молотят очень усердно. Погода упорно дурная. Дети маленькие веселы и здоровы. Я тоже. И недурно думается и пишется. Целую вас.

О гимнастике я боюсь и спрашивать, хотя я очень склонен думать, что она была бы полезна.

А в самой слабой степени всегда возможна.

1 От 8 сентября. В письме идет речь о советах доктора Белоголового Л. Л. Толстому.

2 Николай Андреевич Белоголовый (1834—1895) — врач и писатель. В его «Воспоминаниях и статьях», М. 1897, имеется глава «Свидание с гр. Л. Н. Толстым».

3 Г. А. Захарьин.

4 Александра и Иван.

5 Петр Дмитриевич Рудаков — слесарь из Тулы, обратился к Толстому с письмом от 5 сентября 1894 г., в котором описывал свою жизнь и ставил вопрос о взаимоотношении науки и религии.

615.

1894 г. Сентября 11. Я. П.

Кафли привезли, а о кирпиче я не знаю, сколько нужно.1 Узнаю от архитект[ора] или печников и тогда пошлю к Гилю.2 У нас, как видишь, всё очень хорошо: гости добрые и не стеснительные. Как у вас?

Л. Т.

1 В 1894 г. была предпринята пристройка к яснополянскому дому,

2 Московский купец, владелец угольных копей и кирпичного завода.

616.

1894 г. Сентября 12. Я. П.

События все описаны, а во внутренней жизни моей мало интересного. Не работается последние два дня. С Ив[аном] Ив[ановичем]1 хорошо придумал, т. е. придумал он, — собирать все те прекрасные статьи, книги и даже письма, кот[орые] я и мы222 223 получаем, переводить и составлять как бы журнал рукописный, исключая всё задорное, осудительное. Не знаю, удастся ли, но мне всегда жалко, что пропадают неизвестные многим те прекрасные, интересные и поучительные, и для души полезные вещи, к[оторые] я получаю. День был нынче не дурной, но был дождик утром, и барометр не поднимается. Как дети, хочется написать: больше не знаю, что писать, и не от того, что нечего, а от того, что надеешься всё сказать, когда увидим[ся], и теперь скоро.

Л. Т.


Думаю обо всех детях — и больше всего о Леве; всё хотелось бы влезть в его душу — понять, как и чем он живет.

Дочери здоровы и, не сглазить, в бодром и деятельном настроении.

Приписка к письму Ивана Львовича Толстого. Строки, писанные Толстым, переплетаются с припиской Т. Л. Толстой. Кроме того, на полях вверху имеется приписка М. Л. Толстой.

1 И. И. Горбунов-Посадов.

617.

1894 г. Сентября 15. Я. П.

Маша хочет ехать на Козловку, и вот я пишу, чтоб сказать тебе, что у нас, несмотря на холод и дожди, всё вполне благополучно: и большие и малые дети совершенно здоровы; сейчас идут, — после завтрака, — за грибами. Маша уверяет, что у Поручика в елочках она вчера видела много грибов, а няня отрицает. Но они всё таки идут и очень веселы. Сейчас Саша с Ваничкой на полу рассматривали карту мира и узнавали, где Патагония, в к[оторую] поехали дети Кап[итана] Гранта,1 и Корея, в к[оторой], я им рассказал, что война. Вчера мне вечером нездоровилось, и я зяб, пришел наверх и для согревания стал играть с М. Вельш Гайдена.2 Я согрелся, но слушать было, думаю, неприятно. Нынче чувствую себя очень здоровыми писалось очень хорошо.

Маша не спала вчера до 2-х часов от страха перед крысой, к[оторая] лазила под постелью. А у М. В[ельш] под простынею. А у меня посреди комнаты оказалась мертвая мышка. Вчера j’ai passé un mauvais quart d’heure.3 Явился вечером студент харьковский в мундире, пришел пешком под дождем из Тулы,223 224 где он, по его словам, остался без возможности ехать далее до Харькова, — он едет из П[етер]б[ур]га, и просит дать ему 10 р[ублей]. Я измучался, наверное, в 10 paз больше, чем он, колеблясь — дать или не дать, и кончил тем, что всё таки дал, и досадно, и совестно. — Нынче целую ночь видел во сне мой обычный сон, что я служу юнкером в военной службе, нынче в уланах, и мундир на мне грязный, и всё не так, как надо, и все надо мной смеются. Видел и Андрюшу на велосипеде. Думал о нем и о Мише. Очень уж, очень у них много всяких земных благ: от этого нет ни охоты, ни времени заняться духовными. Приходил крестьянин попросить похлопотать за брата солдата, к[оторого] в субботу будут судить в Туле за то, что он упустил арестанта. Съезжу в Тулу, мож[ет] б[ыть], завтра, а после завтра мы хотим с Таней съездить в Пирогово. Не знаю, как она, а я нынче поеду, завтра приеду. Она тоже говорит, что на один день, много на два. В доме топили кое где, и тепло. О кирпиче не узнал еще, но нынче поеду в Тулу, и велено узнать у Архит[ектора]. Вот и всё. Целую всех вас.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовнический переул., д. № 15. Софье Андреевне Толстой.

1 Имеется в виду роман Жюля Верна «Дети капитана Гранта».

2 Иосиф Гайдн (1732—1809) — немецкий композитор.

3 [я провел скверных четверть часа.]

618.

1894 г. Сентября 18. Я. П.

Я нисколько не нашел неприятным то, что ты писала1 о твоем отношении к моему писанью и отношении к нему теперь девочек; напротив, нахожу это справедливым и с очень приятным чувством вспоминаю о том времени худож[ественной] работы. Теперь я написал на черно очень мало интересный рассказ, но меня он на время занял. Поправлять же его, теперь по крайней мере, нет охоты. Над своей работой всё копаюсь.2 — Что ты не пишешь ничего об Урусове?3 Мне очень жаль, что я не увижу его. Поклонись ему хорошенько от меня. Мы ведь очень давно не видались. Переменился ли он? Пироговск[ую] поездку мы на время отложили. Но тоже очень хочется видеть Сережу брата,224 225 предоставить ему себя поругать. Уж не много раз нам остается это делать. —

Левиному письму4 был очень рад. Целую его.

Л. Толстой.

1 В письме от 11 сентября.

2 «Хозяин и работник».

3 С. С. Урусов.

4 От 14 сентября.

619.

1894 г. Сентября 19. Ясенки.

Пишу тебе несколько слов из Ясенков, куда мы, гуляючи, пришли с Сашей и Ваней. Погода чудная, и мы взяли все предосторожности. М. Вельш привезла им теплые платья, и они едут с ней домой, а я верхом на Вятчике заеду к старшине. Все эти дни очень напряженно работаю, хотя результатов заметных нет. Благодарю Леву за его письмо.1 Он пишет про свое душевное состояние то самое, что я желаю ему. Только бы он персеверировал.2 Целую тебя и детей.

1 От 14 сентября 1894 г.

2 То есть был настойчивым.

620.

1894 г. Сентября 19. Я. П.

[У] Саши болело ухо и немно[го] красно было горло, жара не было, и нынче она, хотя лежит в постели, но жалуется только на головную боль.

Погода нынче ясная, но очень свежая, так что Таня собралась было вчера идти с Ван[ей] на Козловку, но нынче раздумали и его водили гулять на купальную дорогу.

Таня ездила в Бабурино, за моделью для своей картины, а Маша с нею в Деменку к больному. Вчера я ездил на Козловку за письмами, но не было от вас, что нас огорчило. Что Душан1 и его палец?

Я всё занят тем же, и очень занят. Писем никаких особенных не получали. Получил я книгу О Буддизме L. Rosny, очень для меня интересную.2 Приятно мне очень видеть и чувствовать, как все здесь живущие наши дети дружны между собой. — И225 226 особенно взрослые: Маша с Таней. Чтение Дет[ей] Кап[итана], Гранта продолжает иметь большой успех; участвует и няня, и я иногда, Ваня принес свою бумажку, но когда я взялся писать, он задумался, и вот, я пока исписал всё, а он всё сидит и думает. —

19 Сентября.


Милая мама,

Саша была больна, а теперь почти здорова. Мы сегодня с Т[аней] хотели итти на Козловку, но было холодно — мороз, и нас папа с няней не пустили. Саша всё спешит для тебя делать какой-то подарок, и она думает, что она не успеет. Робинзона3 мы дочли и ждем тебя, чтобы читать сначала, а то, помнишь, мы начали читать с самого интересного.

Мы дочли Робинзона и маленькую книжечку и начали Капит[ана] Гранта. И очень была одна страница, очень интересная: про красных волков. Я очень боялся. Сейчас папà едет в Козловку, и вот я пишу тебе письмо. Пришел будить Таню, чтобы итти в Козловку. И я только намочил палец, чтоб ее брызгать, она проснулась. Прощай, милая мамà. Жду скорее приехать в Москву. Поцелуй Андрюшу, Мишу, Леву, и всех, кто там есть, а тебя даже обнимаю.

Ваня.


На конверте: Москва. Хахмовнический переулок, дом № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

Вторая часть письма — от лица младшего сына Ивана, писана рукой Толстого; рукой И. Л. Толстого приписана лишь подпись.

1 Душан Петрович Маковицкий (1866—1922) — врач, словак. В 1904—1910 гг. был домашним врачом Толстого.

2 Имеется в виду книга, сохранившаяся в яснополянской библиотеке: De Rosny Léon, «Taoisme». Avec une introduction par Ad. Franck. Paris. Ernest Leroux éd. 1892. [Де Рони Леон, «Таоизм». С предисловием Ад. Франка. Париж, изд. Эрнеста Леру. 1892].

3 Д. Дефо, «Жизнь и приключения Робинзона Крузо».

621.

1894 г. Октября 18 или 19. Я. П.

Таня приехала благополучная и здоровая, и нас застала таковыми же. Hе радостны только вести о Леве.1 Должно быть, ужасная погода нынешней осени дурно действует на него. Я226 227 очень рад, что он остается в доме. И так, как вы устроились, кажется, хорошо будет. Мы всё не решаем, какие комнаты закабалить2. Предоставляю это девочкам. Дров будет довольно заготовлено из бурелома и сухостоя. Я указал, что рубить. Канавы Андрей3 сделал сажень 6 и не4 поправил во многих местах. Я скажу ему сделать, если будет погода. Пруд мой промыло. Но починить его будет стоить недорого. Жалко так бросать. Вчера писал бесчисленное количество писем,5 работа же моя делается больше в голове, чем на бумаге. А нынче и совсем дурной день, нет умственной энергии.

С Верой Северцевой6 мы читали Шекспира. Прочли Юлия Цезаря — удивительно скверно. Вот, если бы был молод и задорен, написал бы статью от этом.7 Избавить людей от необходимости притворяться, что они это любят. — Прощай, милый друг, пиши почаще. Всегда радостно и получать, и знать, как всё идет и как ты на всё смотришь. — Надеюсь, что Ван[ичка] здоров, а то ты уж испугалась за него. Поцелуй его и вели писать, также как Сашу. Ну, прощай пока, целую тебя и мальчиков.

Л. Т.

1 В письме С. А. Толстой от 17 октября (не опубликовано).

2 «Т. е. оставить нежилыми и запереть на зиму» (п. С. А.).

3 Вероятно, яснополянский крестьянин Андрей Власов.

4 Можно прочесть: всё, ее.

5 См. т. 67.

6 Вера Петровна Северцова (ум. 1900 г.) — двоюродная племянница С. А. Толстой. В 1898 г. вышла замуж за Д. В. Истомина.

7 Толстым была написана статья о Шекспире в 1903 г. См. т. 35.

622.

1894 г. Октября 20. Я. П.

Таня говорит, что написала это очень глупое письмо. Я не пытаюсь написать умнее, п[отому] ч[то] вот уже 3-й день физически здоров, но в знакомом мне состоянии апатии. Погода бодрящая, еду в Овсянниково. Лева видно пободрее. Это хорошо. Жалко, что он не хочет взять мою комнату, впрочем, воздуху мало. Грот как мало философ. Пишет,1 что слышал, что мне царя очень жалко, и поэтому заключает, что он был очень прекрасный царь и что царствование его было прекрасное,227 228 полезное и т. п. Царствование было очень плохое, и тем более его жаль.

Я у маленькой Верки,2 читая последнюю телеграмму о Государе, говорю: Царь умирает, тебе жаль? Она говорит: нет, не жаль.

Приписка к письму T. Л. Толстой.

1 В письме от 14 октября 1894 г.

2 Дочь А. П. Деевой (р. 1891 г.).

623.

1894 г. Октября 24. Я. П.

Подтверждаю эти последние слова Тани о Леве, что и ему, и нам лучше будет, если он будет в доме. Мне очень хочется вам всем писать, но нынче не успею этого сделать, до завтра. Илюша мне был, к большой моей радости, очень мил, — добр очень, умильно добр.

Целую вас.

Л. Толстой.

Приписка к письму T. Л. Толстой.

624.

1894 г. Октября 25. Я. П.

25 Окт[ября].

Вчера возил письмо на Козловку и оттуда проехал в Овсянниково по делам Тани.1 Мар[ья] Алек[сандровна] всё также здорова, и благодушно-тепло, чисто у нее, и она радостна. Оттуда проехал навстречу Михайле,2 к[оторого] не было дома, до Басова. Встретил его и вернулся домой к 6-му часу. Маша всё еще лежала, но ей легче было. Я посидел у себя внизу, пописал, а потом мы целый вечер — я читал — читали Поланецких3 с большим удовольствием. Прекрасный писатель, благородный, умный и описывающий жизнь, правда, одних образованных классов во всей широте ее, а не одних нигилистов, фельдшериц и студентов, как наши.

По дороге в Козловку застал толпу мужиков, кот[орая] присягала4 священнику, кот[орый] стоял на крыльце и смело — не понимая того, что он делает — обманывал людей. Мне всегда это больно и страшно видеть. Тут же уж стояли казаки и охрана,228 229 кот[орые] выехали для проезда. Это видеть еще страшнее. Вообще при перемене царствования виднее вся та ложь, кот[орая] совершается, и больно и страшно видеть ее. Впрочем, манифест исключительно неприличен: «Россия сильна беспредельной преданностью к нам». — Нынче утром приехала Надя Иванова5 из Тулы. Маша звала ее, и привезли письма, и твое,6 Соня, к Тане. Спасибо, что пишешь, пиши почаще. — Хохлов пробыл здесь день. Я уговорил его ехать назад к отцу и взять от меня 3 р. на дорогу. Это стоило мне большого нравственного усилия. Вообще все разговоры с ним. Он решительно душевно-болен и очень жалок. Он, очевидно, хотел видеть Таню. Всё время он сидел внизу в библиотеке и Т[аню] не видел, но перед отъездом, вечером, он вошел наверх без меня, и, когда Маша вышла, Таня сказала ему: получили вы мои письма? Он: — нет. — Ну, так вы слышали, что говорила вам Маша; всё, что она говорила, — правда. Надеюсь, что вы берете назад свои слова? Это сказала Таня. Он — приходится. Он был очень сконфужен, но, по крайней мере, в этом отношении успокоился. Я всячески убеждал его поселиться у отца и там, отдохнув от той аскетической жизни, к[оторую] он ведет, — он в лаптях, во вшах, — избрать себе какое-нибудь дело, а, главное, сделать так, чтобы люди не боялись его, как теперь, а любили бы его, постараться быть полезным и приятным людям.—

Он слушается меня, когда я говорю ему, но потом опять — забывает. У него нет воли, — инициативы никакой.

Я эти дни писал одно письмо в английск[ие] газеты о том, что христианство не имеет целью разрушать существ[ующий] порядок и заменять его другим, а только спасение людей,7 и письмо баронессе Розен о том, нужно ли приводить в ясное сознание и выражать словами свои религиозные убеждения или не нужно.8 Оба кончил. Свое же изложение веры отложу пока. Всё хочется начать сначала и иначе. Писем никак[их] дня три не получали, вероятно, читают. Я очень хорошо себя чувствую физически и нравственно. Девочки, мне кажется, тоже. Тебя, Соня, как и всё это последнее время, очень люблю. Пишу это письмо к тебе и к Леве вместе. Целую Леву и надеюсь скоро увидать.


На конверте: Москва. Хамовнический переулок, дом № 15. Софье Андреевне Толстой.229

230 1 У Т. Л. Толстой в Овсянникове была земля и усадьба.

2 Кучер Михаил Филиппович Егоров.

3 «Семья Поланецких» — роман Генриха Сенкевича.

4 20 октября умер Александр III. Присяга приносилась вступившему на престол Николаю II.

5 Надежда Павловна Иванова.

6 С почт. шт. «Москва. 23. X и 24. X», архив T. Л. Сухотиной.

7 В ответ на письмо Фойстера (Chas. N. Fayster) из Лондона от 9 сентября н. с.

8 Бар. Анна Германовна Розен.

625.

1894 г. Октября 31. Я. П.

Наших никого дома нет, и не знаю, писали ли они к тебе, поэт[ому] пишу.

Вчера приехал Миша Стах[ович], к[оторый] провожал от Орла тело Госуд[аря].1 Он теперь у нас, и пошел с Т[аней] в мастерскую, Маша пошла с Над[ей] Ив[ановой] к Комарову.2 У него больные, а я еду на Козловку. Вчера получили твое письмо.3 Я ничего никуда не пишу4 и весь поглощен своей работой. М[арья] А[лександровна] вчера приезжала к нам на санях. Нынче туман, и согнал весь снег. I hope,5 что твоя головн[ая] боль прошла и что Андр[юша] поправился. Леве я вчера писал.6


На обороте: Москва. Хамовники, 15. Софье Андреевне Толстой.

1 Александр III умер в Ливадии, в Крыму.

2 Сведений не имеется.

3 От 27 октября.

4 С. А. Толстая боялась газетных выступлений Толстого в связи со смертью Александра III.

5 [Надеюсь,]

6 См. т. 67.

626.

1894 г. Ноября 1. Я. П.

Таня написала мало Саше и Ване, так я припишу им. Саше припишу то, что письмо ее длинное очень мне понравилось, и я бы желал написать ей такое же, да не съумею.

Миша Стах[ович] был очень удивлен вышкой в саду,1 он думал, что это катанье с гор. Аннушка всё время била Верку; так что у нее нет принципов; она и прежде била и теперь бьет. Маша ей говорит: за что ты ее бьешь, а она говорит: я не за то230 231 бью, что она того стоит, а самой станет скучно, и прибьешь. Это я шучу. Она не часто и не больно била. Мальчики деревенские катались по пруду и учитель с ними, а теперь пруд растаял, и катаются одни утки без коньков.

Ване. Я поймал 3-х крыс внизу, и одна защемила себе хвост, и хвост толще твоего пальца. И Маша с Надей Ивановой носили выпускать ее. И так боялись, что влезли на скамейку у Кузминского дома и там выпустили, а сами визжали. А я выпускал своих на прешпекте, и они прыгали так, что на аршин, и забивались под дерево. Мар[ья] Алекс[андровна] тоже выпускала крыс на Кавказе, и там Немец ей сказал, что эти крысы, как только их выпустят, прежде Мар[ьи] Алекс[андровны] дома будут. Но это неправда, я смотрел по следу, они в саду остались. А вчера Таня сказала, чтобы привезли барана из Овсянникова, п[отому] ч[то] все люди хотели мяса, и Стаховичу, и Наде Ив[ановой], и привезли барана и убили его.

Вот это принципы. А еще я очень рад, что у вас все поправляются, и мамà не так беспокоится, и Лева не хуже, А еще у Стаховича такие духи, что весь дом пахнет. А еще то, что я буду очень рад увидать всех вас, а пока целую вас всех и больших, и маленьких.

Мише. Вятчик выздоровел. Андрюше. Ему надо променяться лошадьми с приказчиком и взять себе Тар[пана]. Он лучше всех лошадей.

Мамá. Дрова всё возят из леса, буреломник, и будет много. Сушилку я смотрел, и мне понравилось.

Приписка Толстого к коллективному письму T. Л. Толстой, М. А. Стаховича и Н. П. Ивановой.

1 Беседка на высоких столбах в нижней части парка, открывающая вид на дорогу к Ясной Поляне.

* 627.

1894 г. Ноября 3. Я. П.

Я хотел везти это письмо сам на Козловку, чтобы поскорее получить успокоительные известия,1 но раздумал. Буду ждать и надеяться, что всё уладится. Дай Бог.

Л. Т.

Приписка к письму Т. Л. Толстой.

1 По поводу письма С. А. Толстой от 1 ноября о столкновениях с сыном Андреем.

231 232

628.

1894 г. Ноября 5. Я. П.

У нас Сережа. Передал нам план поездки Маши с Лизой.1 Мне кажется, что это хорошо. Получил вчера твое успокоительное письмо,2 да и Сер[ежа] передал, что у вас всё теперь благополучно. Таня ездила в Тулу нынче, но не кончила своего дела. Завтра поедет и кончит. В понедельник же думаем все ехать.

Если вы найдете, что Маше нужно ехать прежде, то телеграфируй.

Очень радуюсь увидеть всех вас.

Л. Т.


По этому письму, пожалуйста, немедля пошли полное собрание Проф[ессору] Данилевскому,3 знакомый мне и очень симпатичный.

Текст Толстого на обратной стороне обращения В. Данилевского от Харьковского общества распространения в народе грамотности.

1 Елизавета Адамовна Олсуфьева. Повидимому, предполагалась поездка М. Л. Толстой с Е. А. Олсуфьевой за границу.

2 От 2 ноября.

3 Василий Яковлевич Данилевский (1852—1939) — физиолог, профессор Харьковского университета. В письме, с почт. шт. 25 января, Марья Львовна сообщала С. А. Толстой: «В вагоне с нами ехал Данилевский».

1895

629.

1895 г. Января 2 или 3. Никольское-Обольяново.

Вот уже мы вторые сутки здесь, милой друг Соня. Доехали мы так хорошо, что жалко было приехать. Здесь были Ад[ама] Ва[сильевича]1 именины и были гости: Олсуфьевы Васильевны,2 Левицкий,3 Маклаков дядя,4 Апраксины5 и учителя,6 священник 7 и оба сына. Нас приняли очень радостно. Ан[на] Мих[айловна] лежит от расстройства желудка, но бодра и разговорчива и очень сокрушается о том, что Митя не разделяет ее убеждений и предпочитает Алекс[андра] III Александру II. — Я нынче чувствовал себя вялым и ничего не работал, только читал, разговаривал и походил. Таня что-то, здесь мне показалось, очень худа. Мож[ет] быть, это от контраста с Лизой.8 Теперь 12-й час, они еще сидят, а я ушел наверх, куда меня перевели. То я был внизу, и там было холодно. Готовят нам точно также, как дома, и овсянка есть. — Что делается у вас? Пиши нам. Что Лева? продолжает ли быть более бодрым, каким он мне казался предпоследние дни? Ты и все остальные? Маше я хочу написать, чтобы она не худела также, как Таня, и была такая же, как была последнее время. — Мне очень хочется здесь написать нечто, давно задуманное,9 но видно это не в нашей власти, и нынче я был дальше от возможности писанья, чем когда нибудь. Если будут письма интересные и важные, или и газеты, и книги, то пересылайте сюда.

Прощай пока, целую всех вас.

Л. Т.

1 Гр. Адам Васильевич Олсуфьев (1833—1901) — хозяин имения.

2 Так в семье Толстых называли Олсуфьевых не-графов в отличие от графов Олсуфьевых. Речь идет о дочерях Василия Александровича Олсуфьева.233

234 3 Рафаил Сергеевич Левицкий, художник.

4 Брат окулиста — Сергей Николаевич Маклаков.

5 Виктор Владимирович Апраксин — бывший орловский губернский предводитель дворянства; был женат на Александре Михайловне Пашковой.

6 Учителя школы, организованной Олсуфьевыми: Ефрем Андреевич Березкин и Егор Егорович Корольков.

7 Руф Александрович Веселовский.

8 Елизавета Адамовна Олсуфьева (1857—1898).

9 Быть может, речь идет о замысле автобиографической драмы «И свет ко тьме светит».

* 630.

1895 г. Января 7. Никольское-Обольяново.

Лошади поданы, 10-й час утра. Спешу написать тебе хоть неск[олько] слов. Мы благополучн[ы]. Таня худа. О тебе очень сожалел. Надеюсь, что теперь прошла твоя тревога. Ответа на телегр[амму]1 еще не получили. Вчера была суета — ёлка. Но вообще тихо, ровно. Я немножко писал свой рассказ2 и неконченный прочел им, а теперь опять взялся за свой Катихизис.3 Целую тебя, Леву, Машу, Анд[рюшу], Мишу, Сашу и верно уж здорового Ваню, я думаю про него.


На конверте: Москва. Хамовники, 15. Графине Софье Андревне Толстой.

Письмо не окончено; по почте оно не шло.

1 Телеграмма эта неизвестна.

2 «Хозяин и работник».

3 «Христианское учение». См. т. 31.

631.

1895 г. Января 8 или 9. Никольское-Обольяново.

Я просил Таню написать вам с М[ихаилом] Ад[амовичем], но и самому хочется, хотя особенного писать нечего. Здесь много гостей соседей, кот[орых] видишь только за repas,1 а наверху сидишь в одиночестве и утром, и вечером. Погода превосходная три дня, и я много хожу. Нынче ходил за 6 верст к Левицким с Нерадовским,2 хотел и назад итти, но за нами прислали сани. Таня перестала быть так худа, и спит хорошо,234 235 я совершенно здоров, но пишется мало. Здесь две Майндорф3 — девицы, одна, кот[орая] нравилась тебе, Лева, слабая, малокровная, и другая, старшая, добродушная и простая. Читал твою Paix du coeur4 и мне не понравилось, — слишком искусственно. Как хорошо, что страх твой за Ваню был напрасен, но как нехорошо, что ты предаешься таким страхам.5 Видно, хорошо, что у старых родителей-матерей нет детей, а то они, — матери, умирали бы от страхов до старости. Мне всё здесь хорошо, исключая того, что я должен воздерживаться от высказыванья всех своих мыслей.

Третьего дня был в больнице на операции — палец отрезали на ноге отмороженный. Мне очень жаль, что я не видал Илью, зачем он приезжал? Мы здесь как будто ближе от Москвы, чем в Ясной, а письма получаем гораздо реже. Давно не знаем о вас. Напиши поподробнее о всем важном: здоровьи Левы, твоем душевном состоянии и поведении мальчиков. Хотя и скоро вернемся теперь, а всё хочется знать. И недостает этого.

Я всё это время вял, и не идет работа, и я начинаю огорчаться этим и потом себя стыжу за это. Если нет сил и охоты писать, то значит и не нужно. Только бы жить получше, т. е. не делать худого, а это важнее всех писаний.

Ну, пока прощайте, целую вас. Маше отдельно не пишется, п[отому] ч[то] очень хочется с ней поговорить, а в письме не выйдет.

Мне только очень жалко тебя, и часто о тебе думаю, что ты не весела и не бодра и капаешь. Грех это. Делай из всего радость, а если не можешь, то, по крайней мере, будь открыта ко всякой радости, когда она придет, и пользуйся ею, сколько можно. Толстых6 целуй.

Л. Т.


Болван7 продолжает быть болваном. И мне это жалко.

1 [за столом,]

2 Петр Иванович Нерадовский.

3 Дочери барона Ф. Е. Мейендорфа — Мария и Анна.

4 Jean Blaize, «Paix du coeur», [Жан Блэз, «Мир сердца»] 1891.

5 Имеется в виду письмо С. А. Толстой от 6 января (ПСТ, стр. 610).

6 Имеется в виду семья С. Н. Толстого.

7 «Шутка об одном из знакомых, который не выказывал склонности к семейной жизни, а Лев Никол. этого не одобрял» (п. С. А.). Ожидалось предложение Т. Л. Толстой со стороны М. А. Олсуфьева.

235 236

632.

1895 г. Января 12. Никольское-Обольяново.

Хотя Таня всё написала, хочется приписать. Очень жаль, что ты ложишься поздно спать и не перестала говорить об истории с фотографией.1 Видел тебя, Соня, нынче во сне: мы что то вместе писали очень важное. Я последние дня три чувствую себя очень бодро и пишется, и хочется писать, хотя не то, что нужно.2 Маша всё жалуется, что ее письма дурные, а мне они очень, очень нравятся, переносят меня в мир, в кот[ором] я люблю жить, — мир мыслей и чувств. Таня, правда, что поправилась, и ей, кажется, приятно с Майнд[орф]3 и Лизой,4 к[оторую] я в первый раз понял и полюбил. Добрая, простая и очень благородная девушка. — Нас интересует очень, что будет в университете.5 Книжка, кот[орую] прислал Саломон, через Бобр[инского],6 очень хорошая и непременно пойдет в Архив.7

Прощай, до скорого свиданья.

Л. Т.

Приписка к письму Т. Л. Толстой.

1 См. «Дневник» С. А. Толстой, II, стр. 97—99, и тт. 53 и 87.

2 В Дневнике под 29 января Толстой записал: «Больше всего был занят рассказом «Хозяин и работник» (т. 53).

3 А. Ф. Мейендорф.

4 Е. А. Олсуфьева.

5 В университете происходили беспорядки в связи с началом нового царствования.

6 В. А. Бобринский.

7 Описывая жизнь Толстого осенью 1894 г., П. И. Бирюков пишет: «Интересным событием в это время было начало нового периодического органа под редакцией Льва Николаевича, так называемого «Архива Л. Н. Толстого». Содержание его составляли те лучшие из присылаемых Льву Николаевичу статей и писем, которые, по его мнению, могли бы быть с пользою распространены, но которых, по цензурным условиям, нельзя было печатать в России. Журнал этот издавался в рукописи, переписанной в нескольких копиях на машинке ремингтона» («Биография Л. Н. Толстого», 1921, III, стр. 395).

633.

1895 г. Апреля 26. Москва.

Получили нынче письмецо от Ильи о том, что вы благополучно доехали до Орла. — Считаем часы, когда ты в Киеве.1236 237 Я надеюсь, Соня голубушка, что эта поездка тебе будет очень полезна. Жить надо, милый друг, если Бог велит, а уж если жить, то как можно лучше, так, как Он хочет. Ты просила его, и я знаю, искренно и горячо, чтоб Он указал как, и Он наверное укажет. Перемена места и путешествия на меня всегда действовали, вызывая новые взгляды на вещи и новый ряд мыслей и намерений, и прибавляло бодрости. Уверен, что и на тебя также подействует.

У нас вчера, в день вашего отъезда, было следующее, кажущееся незначительным событие, но меня очень тронувшее, почти так же, как зубы Андрюши, к[оторые] продолжают умилять меня.2 Я после завтрака вошел в Танину комнату. Там была Маня.3 Я думал, что она одевается, извинился и хотел затворить дверь. «Нет, вы не мешаете», сказала она, и тут же выступил от стены Сережа сконфуженный, тоже заявляя, что я не мешаю. Они оба были так сконфужены, что я был уверен, что свершилось, но к сожаленью, когда я вернулся после велосипеда, Сережа сказал, что она едет нынче, и когда я спросил о том, что у них было с М[аней], он сказал: щекотливый разговор. Она нынче уехала в Англию. Таня ездила к ней обедать и провожала ее. Андрюше Знам[енский]4 сказал, что два зуба ввинтить, а теперь надо беречь корни. Подробно не помню, что он намерен делать, кажется, теперь едет к Илюше.

Обедали мы одни с Колей5 и Дунаевым,6 к[оторый] пришел в манеж. После обеда ходил с Сашей к Серг[ею] Ник[олаевичу] и к Выгодч[икову]7 за медом. Серг[ей] Ник[олаевич] всё очень не в духе и никуда не едет. Очень бы хотелось помочь им, но не знаю как. Всё-таки постараюсь. Таня с Мишей пошла к ним. Саша спит. Я один дома. — Мое душевное состояние мало деятельно, но не дурное. О тебе думаю с любовью и жалостью. Маша должна вернуться розовой и толстой. Целую ее, Веру и всех Кузминских. Таню очень благодарю за то, что она приехала и увезла тебя. Я это забыл ей сказать. — Таня пришла сейчас от Толстых; говорит, дядя Сережа очень раздражен. Как мне его жаль.

Л. Т.


На конверте: Киев. Шулявская 9. Татьяне Андревне Кузминской для передачи С. А. Толстой.

1 Письмо И. Л. Толстого неизвестно. В Киеве жила семья А. М. Кузминского, туда отвезла С. А. Толстую 24 апреля ее сестра, чтобы отвлечь237 238 от тяжелых переживаний, связанных со смертью младшего сына Ивана, скончавшегося от скарлатины 23 февраля.

2 «Играя и бегая с товарищем вечером, Андрюша выбил себе два зуба о железную изгородь двора» (п. С. А.).

3 Мария Константинова Рачинская.

4 Николай Николаевич Знаменский — зубной врач.

5 H. Л. Оболенский.

6 А. Н. Дунаев.

7 Бакалейный магазин Выгодчикова на Арбате.

634.

1895 г. Мая 21. Никольское-Обольяново.

Милая Соня, поездка наша оказалась неудачной. Погода всё такая же холодная и неприятная, а главное, какое-то небольшое, но всё-таки мешающее пользоваться жизнью, нездоровье. Лихорадочное состояние было вчера, и сонливость, и слабость. Нынче жара нет, но всё еще не совсем чувствую себя бодрым и не выхожу. Ничего не болит, кроме головы, и то немного. Желудок действует. Насморка, кашля нет. Не тиф, наверно, п[отому] ч[то] нынче утром температура б[ыла] ниже нормы. Ан[на] Мих[айловна], Доктор1 и весь дом ухаживали за мной. Я бы нынче вышел, но они не пустили. Лиза расскажет тебе, если еще что не написал. — Получили ваше открытое письмо2 и очень ждем закрытого с большими подробностями о трогательной паре.3 Как из всех мирских жизненных событий резко выделяются по своей важности: рождение, смерть, брак. Все одного характера и все одинаково вызывают особенное чувство аw[е]4 и напоминают о наших обязанностях перед Богом.

Здесь, как всегда, много народа, и, как всегда, все очень просты и добродушны. Нынче долго беседовал с Мишей об его земских делах и искренно сочувствовал его деятельности. Он хороший человек вполне.

Третьего дня начал было писать5 по свойственному мне суеверию, как в новый год, и пошло было хорошо. Ну, до свиданья. Целую тебя. Ты не пишешь о себе. Напиши. Целую Таню, Мишу, Сережу.

Решено ли, объявлен ли? Мне жутко. Каково же им.

Л. Т.

1 Петр Васильевич Плавтов (ум. 1899 г.) — врач больницы в Никольском-Обольянове.238

239 2 Письмо это неизвестно.

3 С. Л. Толстой и М. К. Рачинская.

4 [благоговения]

5 Толстой писал в то время «Воскресение».

* 635.

1895 г. Июля 12. Я. П.

Я очень об тебе тревожусь, милый друг Соня. Приезжай или напиши. Ты всем нужна, и без тебя одиноко. Таня тебе писала о нас.1 Целую тебя.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовники, 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 В письме от 11 июля (ACT).

636.

1895 г. Сентября 13 или 14. Я. П.

Затянул дело до тех пор, пока лошади подъехали, чтоб ехать за Мак[лаковым]1 и Ц[уриковым],2 но всётаки не хочу отпусти[ть] их без письма тебе.

Мой кашель совсем прошел, и я совсем здоров, вчера ездил в Тулу, был у Куна3 и у Давыд[ова], а нынче рубил лес после обеда. До обеда, как обыкновенно. Девоч[ки] очень хороши, и мне жаль, что мол[одые] люди нарушают наше уединение. Что ты, бедная? Как с Андрюшей? Как, казалось бы, легко ему жить радостно для себя и других. Будем надеяться, что это будет.

Целую его и Мишу.

Машиньку4 проводил хорошо, нежно прощались с нею.

Нынче не письмо. Только хотелось сказать, что не переставая помню тебя и люблю и видел во сне.

Л. Т.

1 Василий Алексеевич Маклаков (р. 1870 г.). См. прим. 1 к. п № 733.

2 Александр Александрович Цуриков (1849—1912)—юрист, позднее член Московской судебной палаты.

3 Александр Владимирович Кун (1842—1906) — начальник Тульского оружейного завода.

4 М. Н. Толстая — сестра Толстого, приезжавшая в Ясную Поляну.

239 240

637.

1895 г. Октября 3. Я. П.

Третьего дня Таня писала тебе,1 а вчера я хотел написать, да пропустил время, нынче же непременно хочется поговорить с тобой, милый друг. Надеюсь, что оно застанет тебя в твоем тяжелом одиночестве в Твери.2 У нас все здоровы. У меня была какая то лихорадка, от того и на губе высыпало, и после тебя дни два было не по себе, но нынче совсем здоров. Вера с Сашей поехали в Тулу, и мы их ждем сейчас (З часа). Нынче приехал Илья. Соня беспокоится об Андрее3 и везет его к Рудневу. Завтра она будет в Туле. Султан лежит без ног в яблочном шалаше и умирает своей смертью.

Вот всё про нас. Думаю же я всё о тебе. Как тебе тяжело и одиноко, и тревожно будет в Твери. Могу тебе советовать только то, что сам себе советую в тяжелые и трудные минуты. Fais ce que doit, advienne que pourra.4 Если сделал то, что считаешь должным и что можешь, и делал всё не для себя, то больше ничего большего от себя не должно требовать, а надо успокоиться и отдыхать и молиться. Есть такое состояние, в кот[ором] чувствуешь, что дальше ничего делать путного не можешь, что всякая попытка продолжать делать в таком состоянии усталости, суеты или раздражения только повредит делу, а не подвинет его. И тогда надо остановиться, не волноваться и отдыхать. Для того же, чтобы не волноваться, надо молиться. Ты знаешь это, п[отому] ч[то] сама теперь молишься. Только молиться я предпочитаю не по книжке, не чужими словами, а своими. Молиться я называю обдумывать свое положение не в виду каких-нибудь мирских событий, а в виду Бога и смерти, т. е. перехода к нему или в другую обитель его. Меня это очень успокаивает и утверждает, когда я живо пойму и сознаю то, что я здесь только на время и для исполнения какого-то нужного от меня дела. Если я здесь делаю по силам своим это дело, то что же может со мной случиться неприятного? ни здесь, ни там? Знаю я, что для тебя главное горе разлуки с В[аничкой]. Но и тут всё тоже спасение и утешение: сближение с Богом, а через Бога с ним. От того то и обращаемся мы в горе потерь, смертей к Богу, что чувствуем, что соединение с ними только через него. Пишу, что думаю о тебе. Боюсь за твою тревогу в одиночестве и говорю, что, думаю, может утишить.240 241 Андрюшу целую. Помоги ему Бог найти путь, приближающий его к нему. Пусть, главное, жалеет и блюдет свою душу бессмертную, Божескую, а не туманит ее. Целую тебя нежно.

Саша с Верой сейчас приехали.

Л. Т.


На конверте: Г. Тверь. Европейская гостиница. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Письмо от 1 октября (ACT).

2 В Твери отбывал воинскую повинность A. Л. Толстой.

3 Внук Толстого — Андрей Ильич Толстой (1894—1920).

4 [Делай, что должно, и пусть будет, что будет.] Эти слова Толстой записал перед своей смертью в Дневнике. См. т. 58, стр. 126.

638.

1895 г. Октября 16. Я. П.

Как мне жаль, что Андр[юша] тебя опять будет мучать. У меня соединяется в одно и перевешивает одно другое: горе и тоска погибели Анд[рюши],1 хотя всё надеюсь воскресенья, и радости, и умиления наших отношений с тобой. Нынче много хорошо думал. Сейчас садимся ужинать. На дворе буря, дождь, а в доме и в душе хорошо. I hope, что твое нездоровье прошло и что тебе будет хорошо, и главное — бодрая и такая же, как поехала, приедешь к нам. Начал писать Мише письмо. Не знаю, удастся ли кончить.2 Целую тебя и его.

Л. Т.

1 Имеется в виду связь А. Л. Толстого с яснополянской крестьянкой Акулиной Макаровой.

2 Письмо Толстого к М. Л. Толстому от 19 октября. См. т. 68.

639.

1895 г. Октября 25. Я. П.

Хотел тебе написать, милый друг, в самый день твоего отъезда, под свежим впечатлением того чувства, к[оторое] испытал, а вот прошло полтора дня, и только сегодня, 25-го, пишу. Чувство, к[оторое] я испытал, было странное умиление, жалость и совершенно новая любовь к тебе, — любовь такая, при кот[орой] я совершенно перенесся в тебя и испытывал то самое, что ты испытывала. Это такое святое, хорошее чувство, что не надо бы говорить про него, да знаю, что ты будешь рада241 242 слышать это, и знаю, что от того, что я выскажу его, оно изменится. Напротив, сейчас начавши писать тебе, испытываю тоже. Странно это чувство наше, как вечерняя заря. Только изредка тучки твоего несогласия со мной и моего с тобой уменьшают этот свет. Я всё надеюсь, что они разойдутся перед ночью и что закат будет совсем светлый и ясный. Не писал же я тебе п[отому], ч[то] всё продолжаю быть не бодр мыслью. И не то, что глуп, а нет энергии, охоты писать. И знаю, что пересиливать себя не надо. Так нынче прекрасный, теплый тихий день, и я поехал верхом в Тулу, только чтобы прокатиться. Сегодня же приехал Колаша1 и Илюша, к[оторый] забросил в Козловке записку,2 чтобы за ним выехали. Я застал его еще в Туле, был на почте и вместе с ним вернулись. Он бедствует, переводит свой залог в дворянский банк и хочет просить у тебя 1000 р[ублей].

Мы живем хорошо. Я завтра перейду наверх, чтобы не топить нижнюю комнату. От Тани письмо3 было вчера вечером, с лошадьми, возившими людей. Она пишет, что будет здесь в понедельник, а в Москве днем раньше. Задержалась она затем, чтобы увидаться с Таней сестрой, кот[орая] приезжает в пятницу. Пишет, что она ведет себя не легкомысленно, отказалась от двух литерат[урных] вечеров, Икскуль4 и Гуревич,5 но что ей хорошо, особенно у Эрдели.6 — Как твое здоровье и твои отношения с мальчиками? И то, и другое важно очень. Если бы они хоть в сотую долю жалели, и, главное, понимали тебя, входили в твое душевное состояние, как я. — Только бы они не одуряли себя всякими дурманами, не спешили никуда, они никогда бы не сделали тебе больно, п[отому] ч[то] оба любят тебя. Целую их и милую Сашу. Без нее пусто и без ее смеха не так весело. Прощай пока.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовнический переулок, дом Толстого. Софье Андревне Толстой.

1 Н. Л. Оболенский.

2 Записка эта не сохранилась.

3 Письмо это неизвестно.

4 Варвара Ивановна Икскуль, рожд. Лудковская — жена посла в Англии К. П. Икскуль.

5 Л. Я. Гуревич.

6 В Петербурге Толстые останавливались в то время у М. А. Эрдели.

242 243

640.

1895 г. Октября 28. Я. П.

Вчера получил твое письмо,1 радостное очень. Дай Бог только, чтобы всё так продолжалось, включая мальчиков. Мы по старому, нынче приехала Мар[ья] Мих[айловна],2 завтра ждем Давыдовых. Я вчера был у них, — ездил верхом.

Нынче, 28, я хорошо думал, и кое-что писал, и окончательно бросил начатую повесть.3 Совсем скверно. От Черткова получил дневники и займусь ими.4 Чертковы едут в Петер[бург] жить. — Мы совсем было услали посланного за Бухманом,5 и я остановил его, чтобы написать тебе хоть это. У меня на душе очень хорошо. Целую всех, Мише письмо напишу,6 пошлю завтра.

Л. Т.


Таня уж с тобой.

Я не забываю ее, как она думает.


На обороте: Москва. Хамовнический переулок, д. Толстого. Софье Андреевне Толстой.

1 От 26 октября (ПСТ, стр. 624).

2 М. М. Холевинская.

3 «Воскресение».

4 13 октября 1895 г. из разговора с женой Толстой узнал, что она прочла в Дневнике касавшуюся ее запись 6 октября и расстроилась содержанием этой записи. Взволнованный тронувшей его последовавшей беседой, Толстой записал в Дневнике: «Никогда еще я не чувствовал себя столь виновным и умиленным. Ах, если бы это еще больше сблизило нас». В связи с этим разговором С. А. Толстая попросила Льва Николаевича взять у Черткова находившиеся у него Дневники и уничтожить в них неприятные для нее места.

5 Александр Николаевич Бухман, воспитанник Н. В. Давыдова.

6 Можно прочесть: написал.

* 641.

1895 г. Ноября 2. Я. П.

Пускай приезжают пишу.

Телеграмма. Текст ее извлекается из письма В. А. Кузминской к С. А. Толстой от 4 ноября. Датируется на основании письма № 642. Телеграмма послана Толстым С. А. Толстой по получении им от нее письма от 31 октября, в котором она писала: «Дело вот в чем: сегодня приехала243 244 ко мне актриса Никулина, на бенефис которой 28 ноября пойдет «Власть тьмы». Она просила меня написать тебе просьбу от нее и артистов Малого театра, чтобы ты позволил им (пять человек) приехать к тебе в субботу, скорым поездом (приходит в Тулу в б часов вечера) и уехать с ночным (в 2 часа ночи поезд). Значит, они пробыли бы всего один вечер, часа четыре, в течение которых они умоляют тебя прочесть им вслух «Власть тьмы». Посланная Толстым телеграмма не пришла по назначению. В. А. Кузминская сообщала о происшедшем недоразумении в письме к С. А. Толстой от 5 ноября: «С актерами вышло очень странно: дядя Ляля тебе телеграфировал «пускай приезжают пишу», а на Козловке перепутали и вместо «пишу» послали «Тулу» (письмо с почт. шт. «Почтовый вагон. 5 ноября 1895», датируется 4 ноября по содержанию).

642.

1895 г. Ноября 2. Я. П.

Послал телеграмму. Очень бы желал, чтоб миновала эта суета,1 но нельзя отказать. Важно твое здоровье. Отчего ты оставила леченье — ванны и др[угое]. Ради Бога, не оставляй. Ничто не важно, если ты и телесно и душевно страдаешь.2 Не приехать ли мне к тебе? Всё так ничтожно в сравнении с твоим состоянием. Разумеется не принимай никого. И ради Бога телеграфируй, и я тотчас же приеду к тебе.3 То, что пишешь о мальчиках, грустно, но я и не жду другого. И то хорошо.

Ради Бога, голубушка, не скрывай, не думай о других, а только о себе. Я бы рад пожертвовать тебе многим, но к сожалению тут и жертвовать ничем не придется, п[отому] ч[то] приехать к тебе будет радость. — Все два дня перечитываю дневники, с тем, чтобы уничтожить, что неправда, и нашел только одно место,4 но и то далеко не такое гадкое, как то, кот[орое] огорчило тебя.5 Целую тебя, голубушка, и жду письма,

Л. Т.

1 См. предшествующую телеграмму.

2 См. письмо С. А. Толстой от 31 октября (ПСТ, стр. 628).

3 Имеется в виду письмо С. А. Толстой от 31 октября (ПСТ, стр. 627—628).

4 В Дневниках 1888—1889 гг. вымарано и вырезано тридцать три места (см. т. 50). В Дневниках 1890—1895 гг. изъято двенадцать мест (см. тт. 51—53). О каком месте пишет Толстой в настоящем письме, определить невозможно.

5 Речь идет о вымаранной дневниковой записи в семнадцать строк под 6 октября 1895 г. (т. 53).

244 245

*643.

1895 г. Ноября 4. Я. П.

Не покидает меня мысль о твоем нездоровьи, милый друг. Ради нас всех, не скажу лечись, а берегись.

Последнее письмо твое к Маше1 утешительно тем, что ты хочешь беречься и сидеть. Пожалуйста, голубушка. Вчера кончил свое чтение своих дневников и вынес в том отношении, в кот[ором] мы говорили, самое хорошее впечатление — именно то, кот[орое] вынесет всякий, кто когда-либо будет читать их, что связывала нас и связывает самая неразрывная любовь, что различие верований, т. е. переворот, происшедший во мне, заставил нас страдать, но что победила любовь. Видно, как это понемногу делалось, делалось и совершилось. Вымарать пришлось не больше 2-х стр[аниц]. И те можно бы не марать. Я очень рад, что ошибка телеграф[а] избавила меня от чтения. Эти же господа делали дело полезное для них, и люди очень приятные.2 Целую тебя и детей. Таня была нездорова, теперь ей лучше, и мы все здоровы и дружны.

Приписка к письму В. А. Кузминской.

1 Письмо неизвестно.

2 Режиссер Малого театра С. А. Черневский и декоратор московских императорских театров К. Ф. Вальц, приезжавшие в Ясную Поляну в связи с подготовлявшейся постановкой в Малом театре «Власти тьмы». О них писала в своем письме В. А. Кузминская (почт. шт. «5 ноября 1895»).

644.

1895 г. Ноября 7. Козловка.

Поехал на Козловку с этим письмом, пустым, с тем, чтобы, получив твое, на него ответить. И получил от тебя хорошее письмо,1 порадовавшее меня о твоем душевном состоянии, но физически нехорошо. Нехорошо, что такие средства употребляешь.2 Только могут они, — доктора, — портить, пройдет болезнь только от того, что пройдет ей время и организм преодолеет ее. Вчера Маша с Верочкой ездили в Тулу и у Давыдовых весело танцовали вчетвером с Бухманом. Пишу это письмо от Мар[ьи] Ал[ександровны]. Мы беспокоились о ней. Она уехала от нас такая слабая, больная, но нынче опять здорова и245 246 бодра, и искренно радостна. Я вчера хорошо обдумал свое писанье, — нашел точку зрения настоящую,3 и мне весело. Целую тебя и детей. Очень хорошо всё, главное ты.


На обороте: Москва. Хамовнический пер., д. Толстого. Софье Андреевне Толстой.

1 От 4 ноября (ПСТ, стр. 630—631).

2 Опиум.

3 В своем Дневнике под 5 ноября Толстой записал так: «Я понял, что надо начинать с жизни крестьян, что они — предмет, — они — положительное, а то — тень, то отрицательное. И то же, понял и о Воскресеньи. Надо начать с нее [Масловой]. Сейчас хочу начать» (т. 53).

645.

1895 г. Ноября 12. Я. П.

По последним твоим письмам1 чувствую, что тебе очень грустно и тяжело, и мне стало также грустно и хочется быть с тобою. Когда мы приедем, я не могу сказать сейчас, п[отому] ч[то] не совещался еще об этом с девочками. А вот вечером поговорю. Во всяком случае очень скоро. Я постараюсь, чтобы они ничего не забыли и уложились с акуратностью. Ты права, что чужие люди мешают; а у нас их много: нынче воскресенье, еще Бухман, Мар[ья] Мих[айловн]а и Хирьяков,2 приехавший из Петерб[урга]. Про тех я не говорю: Поша друг, Дунаев такой же, да еще и дрова колет, и печи топит. А Мар[ья] Вас[ильевна]3 всё делает. Но всё-таки было бы лучше, спокойнее, если бы мы были одни. Хорошее бы вошло на ум. Но так это мне и тебе, но им хочется визжать и хохотать. И когда это так невинно, то пускай их. Вчера они с Бухманом с восторгом плясали мазурку, я играл им. Радуюсь, что мальчики хороши и помнят, и жалеют тебя (как бы не сглазить). — Очень благодарю их за это. Ты совершенно права, что им нужно самим рассуждать, а мы им мешаем. Только бы рассуждали, употребляли бы в дело данный им от Бога разум и доброе сердце.

Смотрел фотографию семьи: как Андр[юша] похож был на Ваничку. Вчера мы с Дун[аевым] и Пошей ездили к Булыгину верхами — очень было хорошо. Но не застали ни Бул[ыгина], ни его жены. — Я совершенно одобряю то, что246 247 ты хочешь бросить леченье,4 но не одобряю, что ты хочешь двигаться и вообще нарушать гигиенические предписания. Я бы бросил только лекарства. Очень советую, прошу тебя, милый друг, беречься. Теперь я надеюсь, что скоро пройдет.

Своим здоровьем тоже не могу похвалиться. То болела голова и теперь тяжела, и запоры, и общая чрезвычайная вялость и слабость, хотя веду себя самым благоразумным образом. Ничего не пишу уже с неделю, кроме писем, кот[орые] и то пишу с неохотой. Так до свидания, голубушка, целую тебя и детей.

Л. Т.


На конверте: Москва, Хамовнический пер. Графине Софье Андревне Толстой, д. Толстого.

1 От 8 и 9 ноября (ПСТ, стр. 633—635).

2 Александр Модестович Хирьяков (род. 1862 г.) — литератор, автор книги «Жизнь Л. Н. Толстого», Спб. 1911.

3 М. В. Сяськова — была преподавательницей детей Толстого.

4 См. письмо С. А. Толстой от 9 ноября (ПСТ, стр. 635).

646.

1895 г. Декабря 28. Москва.

Со вчерашнего вечера новостей у нас никаких. Я здоров, но осталась еще слабость желудка, и я очень берегусь. Много нынче писал.1 За обедом были темные: Леон[ила] Фом[инична],2 Мар[ья] Фед[оровна],3 Чертк[ов] с женой, Kennworthy,4 Поша, и потом пришел седун Василий,5 и теперь 10 часов, — те все ушли не было восьми, — кажется, всё сидит один с Таней. Маша пишет мне. Она здорова. Как то вы доехали? Нынче целый день метель и очень сильная.

Вероятно, вследствие моего состояния желудка мне уныло, и потому очень приятно сидеть одному. Мишу пригласили на вечер к Лугининым,6 и он поехал очень довольный и веселый. Это хорошо.

Письма были интересные: от Японца,7 знакомого Кониси,8 христианина и писателя, — он присылает свою статью английскую, и от Страхова:9 жалуется на мертвенность Петерб[урга] и на рабскую подлость людей. На него даже не похоже. Думаю, что вам хорошо, если только все здоровы. Целую тебя и по247 248 старшинству Илью, Соню, Сашу, Анн[очку], Мишу, Андр[юшу]10 и особенно большого Андрюшу,11 если он с вами.

Сейчас хочу надеть большую шубу, и сам снести это письмо в ящик.

Л. Т.


На конверте: Московско-Курской жел. дор. Станция Бастыево. Графине Софье Андревне Толстой.

С. А. Толстая ездила в Гриневку к сыну Илье.

1 Вероятно, «Патриотизм или мир?», см. т. 31.

2 Л. Ф. Анненкова (1844—1914), см. т. 64.

3 М. Ф. Кудрявцева, знакомая Толстого.

4 Джон Кенворти (J. С. Kenworthy) — английский писатель, автор книги о Толстом: «Tolstoy, his Life and Works», London 1902. См. т. 52.

5 В. А. Маклаков. Толстой называл его «седуном», так как он засиживался в гостях.

6 Семья профессора химии Московского университета Владимира Федоровича Лугинина (1834—1912).

7 Японский писатель Иокаи — редактор (в 1904 г.) японского журнала «Дидао-Чоо-Лю». Переписку с ним Толстого см. в т. 60.

8 Даниил Павлович Конисси (Masutaro Konishi, p. 1864 г.) — японец-буддист, принявший православие, окончил в 1893 г. Киевскую духовную академию. 1912—1914 гг. был профессором в Киото.

9 Письмо неизвестно.

10 Сына И. Л. Толстого.

11 А. Л. Толстого.

1896

647.

1896 г. Января 23. Москва.

Нынче получил твое письмо, милый друг. — Надеюсь, что Андрюша уже здоров и ты не тревожишься больше о нем. Поцелуй его за нас. По твоему письму заключаю, что ты им довольна, и радуюсь этому.1 Офицер, о кот[ором] он писал,2 родственник Маклаковых, по рассказам Маклаковых, нежелательный сожитель: и любит выпить, и бросил жену, и во всех влюбляется; а главное нет ничего приятнее, как жить независимо одному. И советую тебе, Андрюша, держаться этого. У нас большое горе: Н. М. Нагорнов умер.3 Маша, кот[орая] была при его смерти, вероятно опишет тебе подробно всё. Доктор — Остроумов4 — определил, что камнем прободение кишки и от того перитонит. Очень жаль, и Вареньку и детей,5 в особенности Варю. У нас всё хорошо, хотя грустно. Таня осталась ночевать с Варей, а мы: Маша, Миша и Коля, сейчас отправив Сашу спать, сидели за чаем и задушевно и грустно говорили.

Миша кажется хорошо учится, сидит смирно дома. Вчера у нас вечером были Сухотин, Миша Олсуф[ьев], Чичерин6 и Дунаев и складно говорили.

У меня насморки, и я второй день не выхожу. И от этого даже не пошел к Нагорн[овым]. Девочки просили не ходить. Как всегда, смерть настраивает серьезно и добро, и жалеешь, что не всегда это настроение, хотя в слабой степени. Сережи всё нет. И Маню не видали. Это очень жалко. Как только Сер[ежа] приедет, я попытаюсь поговорить с ним, т. е. распросить его. Ни Серг[ея] Ив[ановича],7 ни Веры С[еверцевой] не было. Им, кажется, дали знать. Хоронить хотят в пятницу. Я думаю,249 250 ты будешь. А если не будешь, то все равно. Ты дорога для Вареньки была бы теперь и будешь после. Прощай. Целую тебя и Андрюшу.

Л. Т.

1 Письмо от 22 января из Твери, куда С. А. Толстая ездила навещать сына Андрея, отбывавшего там воинскую повинность.

2 В письме к С. А. Толстой от 19 января. Вероятно, речь идет о сыне А. П. Суражевского.

3 Муж племянницы Толстого, Н. М. Нагорнов, умер 23 января 1896 г.

4 Алексей Александрович Остроумов (1844—1908) — профессор терапевтической клиники Московского университета.

5 У Н. М. и В. В. Нагорновых было четыре сына и три дочери. См. т. 46.

6 Борис Николаевич Чичерин.

7 С. И. Танеев (1856—1915) — профессор Московской консерватории, композитор. С. И. Танеев часто бывал в доме Толстых в Москве и прожил два лета (1895 и 1896 гг.) в Ясной Поляне.

648.

1896 г. Февраля 22. Никольское-Обольяново.

Сажусь писать письма и прежде всего хочу написать тебе, милый друг, а то после других еще не знаю, останется ли пороха. Я чувствую себя очень хорошо, совсем здоров, но не знаю от чего: реакция ли московск[ого] нервного возбуждения или просто старость, — слаб, вял, не хочется работать ни умственно, ни физически двигаться. Правда, нынче, 22-го, я утро провел, если не пиша, то с интересом обдумывал и записывал... Не хочется признать, что состарелся и кончил, а, должно быть, надо. Стараюсь приучить себя к этому и не пересиливать себя и не портить. Ну, довольно о себе. Мне всё таки очень хорошо, наслаждаюсь тишиной и добротой хозяев. — Как ты? Проведывают ли тебя Сережа с Маней? Уехала ли Маша?1 Что твой глаз?2 Как ты проводишь ночи? Хорошо ли спишь? Здесь, когда мы приехали, никого не было, кроме стариков3 и М[атильды] П[авловны] Молас. Лиза даже б[ыла] в Дмитрове в тамошней гимназии, к[оторой] она попечительница. Вчера она приехала. — Что Машинька сестра? Когда уедет? Про нее вспомнил пот[ому], что сейчас испытываю ту холодность религиозн[ого] чувства, о кот[орой] с ней говорил. А нам, старикам, близким к смерти, очень неприятно испытывать250 251 эту холодность, особенно, когда знаешь это чувство расширения жизни, переступающей границы рождения и смерти, и недавно его испытывал. — Гроту я просил сказать то, что в двух местах печатаемого письма4 где сказано: быть правдивым в словах и делах, прибавить: в мыслях, так, чтобы вышло: в мыслях, словах и делах. Статью Левшина5 и фотограф[ические] снимки я забыл, пришли, пожалуйста. Пришли и письма и что еще найдешь нужным из получаемых брошюр и книг. Да пришли роман АісагсРа Notre dame d’amour6 и еще какие-то англ[ийские] романы были с ними вместе. Всё это совсем не нужно, и потому, если не попадет тебе под руку, то не трудись. Прощай пока, целую тебя, молодых,7 Мишу, Сашу. Что Андрюша, надеюсь, что не мучает тебя?

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовники. Графине Софье Андревне Толстой. Свой дом.

1 23 февраля М. Л. Толстая уехала в Крым.

2 У С. А. Толстой болели глаза.

3 А. В. и А. М. Олсуфьевы.

4 Толстой имеет в виду опубликование в № 32 журнала «Вопросы философии и психологии», редактировавшегося Н. Я. Гротом, своего письма к П. Новицкой от декабря 1894 г. Поправка, о которой пишет Толстой, была в обоих местах введена в текст. См. т. 67.

5 Вероятно, одна из статей А. Левшина, опубликовавшего ряд очерков по истории женского вопроса в журнале «Колосья» за 1887—1889 гг.

6 Роман французского писателя Жана Экара (р. 1848 г.), вышедший в 1894 г.

7 С. Л. и М. К. Толстые.

649.

1896 г. Февраля 26. Никольское-Обольяново.

Мне очень грустно, милый друг Соня, что прошла неделя и я не получил от тебя ни одного письма, не считая тех открытых двух по две строчки, к[оторые] мы получили,1 Мне бы очень было хорошо, если бы не беспокойство о тебе. Напиши пожалуйста. Я всё также наслаждаюсь тишиной. Тане тоже очень хорошо. Вчера ходили до Милютиной,2 откуда меня привезла Лиз[авета] Адам[овна]. Нынче никуда не выходил, только б[ыл] в бане. Чувствую всё ту же слабость и всё не решу, старость ли это или последствия инфлуенцы. Чувствую,251 252 главное, слабость в коленках и боль даже, когда засижусь, и самое главное, нет энергии в умствен[ной] работе. Здесь никого нет, кроме доктора3 и Мих[аила] Адам[овича]. Оба приятны. Я вчера и нынче читал Соrneill'a и Racin’a, и очень интересные это чтение вызвало мысли. — Здесь они составляют септет на духовых инструментах, — учат и мальчиков, доктор дирижирует и устраивает, и очень этим занят.

Завтра вероятно приедет девушка,4 возившая кружева, и верно привезет от тебя письмо. I hope, что меньшие мальчики не мучают тебя, а что девочка и Сережа с женой радуют. Мне очень жаль, что не увижу Сергея А[лександровича] Рачинского,5 хотя, м[ожет] б[ыть], это и лучше. Целую тебя и детей.

Л. Т.


На конверте: Софье Андревне.

1 Оба письма неизвестны.

2 Ольга Дмитриевна Милютина (1846—1912)—дочь бывшего военного министра гр. Д. А. Милютина, жила в 6 км. от Олсуфьевых.

3 Петр Васильевич Плавтов.

4 Любовь Федоровна Абрикова — горничная Е. А. Олсуфьевой.

5 Сергей Александрович Рачинский (1833—1902)—деятель по народному образованию. См. т. 63, стр. 79.

650.

1896 г. Февраля 27. Никольское-Обольяново.

Письмо твое неутешительно.1 Главное, сдержанность и как будто не то что недовольство, а грусть. Ты, пожалуйста, пиши хорошенько, в хорошем светлом расположении духа. Хотя я и врозь с тобою, но мне хорошо только тогда, когда я знаю, что тебе так хорошо, как может быть, и что мы вместе духом и не скрываем ничего друг от друга. Одно мне за тебя больно, милый друг, это то, что ты предоставлена на съедение мальчиков Андр[юши] и, оказывается, и Миши, и мне за это тебя очень жалко и хотелось бы тебя спасти от их жестокости. Вероятно получу от тебя хорошее письмо с посланным Анны Михайловны, а нет, то напиши.

Мы здесь наслаждаемся, главное, тишиной. Я написал все письма,2 и пишу усердно,3 насколько свойственно мне при моей старости. Тане, как я вижу, — тоже хорошо, — главное, спокойствие. Я совсем здоров.252

253 Надеюсь, что ты не одинока, а что Сережа, Маня и Машинька посещают тебя?

Глаза твои, как мне сказали здесь доктора, как-то особенно называется и не опасно. Бывает простуда, а то поветрие и проходит в неделю. Тяжела только тебе бездеятельность Зато можешь успеть гаммы. К твоей музыке я из всех семейных отношусь более сочувственно. Во 1-ых, я сам прошел через это в твои годы и знаю, как это отдохновляет.

Погода прекрасная, но я как то мало пользуюсь ей. Сейчас пойду пройтись подальше. Прощай пока, целую тебя и детей.

Л. Т.

1 От 26 февраля.

2 См. т. 67.

3 Драму «И свет во тьме светит».

651.

1896 г. Марта 3. Никольское-Обольяново.

Сейчас вечером 3 марта, воскресенье, получили еще твое письмо,1 милая Соня. Я знал, когда я писал тебе с упреками, что упрек будет несправедлив и что ты пишешь. У тебя всё хорошо, как я вижу, и внешне и внутренне. Хотел бы тебе сказать, что твое желание забыться хотя и очень естественно,— не прочно, что, если забываешься, то только отдаляешь решение вопроса, а вопрос остается тот же, и всё также необходимо решить его, —не на этом свете, так в будущем, т. е. после плотской смерти. Как говорят спириты, что если убьешь себя, то придется опять жить такою же жизнью, так и в этом: решить вопрос жизни и смерти своей и близких надо неизбежно, и от этого не уйдешь. Хотел всё это сказать тебе, да не говорю п[отому], ч[то] надо самой это пережить и придти к этому. Одно скажу, что удивительно хорошо бывает, когда ясно не то что поймешь, а почувствуешь, что жизнь не ограничивается этой, а бесконечна. Так сейчас изменяется оценка всех вещей и чувств, точно из тесной тюрьмы выйдешь на свет Божий, на настоящий. Я бодрее, нынче поработал, хожу гулять и всё упиваюсь тишиной и свободой от требований людских. Тане, кажется, тоже хорошо. Лева очень трогателен,2 хочу написать ему еще. Целую тебя, милая, и Сашу, и Мишу.

Л. Т.253


254 На конверте: Москва. Хамовники. Графине Софье Андревне Толстой.

1 От 1 марта (ПСТ, стр. 642—643).

2 Л. Л. Толстой писал 26 февраля Т. Л. Толстой о своих отношениях с молодой женой в письме, пересланном 1 марта Толстому.

* 652.

1896 г. Марта 8. Никольское-Обольяново.

Вполне здоровы будем завтра десять вечера

Толстой.


Мск. Хамовники графине Толстой.

Телеграмма.

653.

1896 г. Сентября 4. Я. П.

Маша писала утром.1 Сейчас едет на Козловку Лопухин мальчик,2 приехавший с Бухманом. У нас всё хорошо. Я здоров, у Саши насморк. Утром работал, играл в тенис, учил Доллан3 по-русски. Молодые4 также милы. Жду от тебя писем и жалею тебя.

Л. Т.


Маша одна, без Тани, ездила в Тулу.


На обороте: Москва. Хамовники, № 15. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Письмо М. Л. Толстой к С. А. Толстой, неверно датированное 4 августа 1896 г.

2 Вероятно, сын Сергея Алексеевича Лопухина — Николай.

3 Дора Федоровна Толстая, рожд. Вестерлунд (1878—1933), с 15 мая 1896 г. жена Л. Л. Толстого.

4 Л. Л. и Д. Ф. Толстые.

654.

1896 г. Сентября 9. Я. П.

Хотя письмо это и не попадет к тебе раньше понедельника вечером, а теперь суббота вечер, я всётаки пишу тебе, милая Соня, п[отому] ч[то] очень думаю о тебе, чувствую тебя. Как254 255 ты провела эти дни? Что главная твоя забота — Миша?1 Надеюсь, хорошо. От тебя было одно маленькое письмецо с грустным известием о Мещеринове. Как очевидно он сам погубил себя, и уже был не вполне нормален, когда, не переставая, через силу работал свою глупую работу.2 — Как мне хочется знать всё про тебя: очень ли ты волнуешься? как? что огорчает тебя и что радует? Дай Бог, чтоб больше было радостного и, главное, чтобы ты ни на что не сердилась. Ты спорила со мной, а я всё таки говорю, что всё житейское так неважно, и всё духовное, т. е. своя доброта, так важно, что нельзя позволять неважному расстроивать важное. Девочки по прежнему — хороши. Таня дурно спит (у ней всё нет); молодые всё милы (нынче она лежит). — Но многого от них нельзя и не должно ждать. Они оба очень дети. Андрюша всё мало дома, хотя худого не знаю. Нынче он ездил в Тулу и вернулся рано и хорош. Саша учится, и Таня занимается ею. Стасов кричит.3 Хотел завтра ехать, но решил остаться еще на день. В нем много доброты и настоящая любовь к искусству и понимание его. Я здоров, хотя еще не позволяю себе распуститься. Вчера ездил верхом в Житовку к погорелым, нынче к Володе (Шеншину)4 и Рису,5 чтоб поместить у них Старшину. Володю не застал, он был в Туле. Погода не хороша, дождь и грязно, но не холодно, и вечера оба последние были без дождя. Я очень занят своей работой, всё бьюсь над одним местом о грехах: вчера как будто уяснил, нынче опять всё искромсал и спутал.6 Хочется писать другое, но чувствую, что должен работать над этим, и думаю, что не ошибаюсь по спокойствию совести, когда этим занят, и неспокойствием, когда позволяю себе другое. Это большое благо иметь дело, в к[отором] не сомневаешься. И у меня есть это счастье. Если кончу, то в награду займусь тем, что начато и хочется.

Как твоя музыка? Я думаю, теперь в Москве, после трудов и в одиночестве, она еще больше тебя успокаивает.

Письмо к тебе было только от Е. П. Раевской.7 Да, вели выслать собрание сочинений мне для Зисермана8 или при случае перешли. Прощай, душенька, целую тебя и Мишу.

Л. Т.


Ты была такая кроткая, любящая, милая последние дни, и я тебя всё такой вспоминаю.255

256 1 См. письмо С Л. Толстой от 4 на 5 сентября (ПСТ, стр. 646).

2 Там же С. Л. Толстая писала: «Ужасное известие, что умер Мещеринов, муж Верочки, сумасшедшим под конец». Александр Григорьевич Мещеринов — муж двоюродной сестры С. А. Толстой, Веры Вячеславовны, рожд. Шидловской, офицер генерального штаба.

3 В Ясной Поляне гостил В. В. Стасов.

4 Владимир Николаевич Шеншин — полковник, владелец имения Судаково.

5 Директор Бельгийского чугунолитейного завода па Косой горе.

6 «О грехах» — вторая часть трактата Толстого «Христианское учение». См. т. 31.

7 Письмо не сохранилось.

8 Арнольд Львович Зисерман (1824—1897) — военный писатель, сосед Толстых. Толстой получал от него материалы для «Хаджи-Мурата». См. т. 35.

655.

1896 г. Сентября 9, 10 или 11. Я. П.

Милый друг,

Пишу несколько слов с Серг[еем] Иван[овичем],1 чтоб сказать от себя, что мы все благополучны, кроме Андрюши, кот[орого] видишь в два дня раз. Где он бывает, не могу понять. Стасов вероятно был у тебя и отдал тебе мое письмо.2 Кажется, ему было настолько хорошо, насколько возможно. Он тронул меня своим ребяческим и искренним отношением к смерти, к[оторой] он боится, не понимает и не хочет понимать. Серг[ей] Ив[анович] играл сейчас сонату Бетхов[ена], к[оторая] не доставила никому удовольствия, хотя он от искреннего добродушия желал сделать мне удовольствие. Работа моя два дня шла хорошо, и я от этого доволен. Приехал учитель немец колонист, умный малый.

Как-то тебе? Как бы хорошо было и тебе и всем, тебя любящ[им], кабы ты была всё такая же, как последние дни.

Погода два дня стоит чудная. Вспоминаю о тебе и жалею, что ты лишена осенней красоты деревни. Вчера ездил на Мишиной лошади. Опять стал ходить проездом. Нежно целую тебя.

Л. Т.


На конверте: Софье Андревне.

1 С. И. Танеев.

2 Стасов передал письмо С. А. Толстой 9 сентября (ПСТ, стр. 649).

256 257

656.

1896 г. Сентября 14. Я. П.

Хотел написать тебе с Андрюшей, милый друг, да не успел. Сначала, вчера и третьего дня, когда я узнал, что ты не приедешь, я так этому огорчился, что хотел не писать из недоброго чувства к тебе; но потом опомнился и подумал, что справедливо или не справедливо ты рассудила, что тебе не должно приезжать, тебе очень должно быть тяжело, и потому надо пожалеть тебя и постараться облегчить тебе твое положение.1 У нас было очень приятно, если бы не твое отсутствие, кот[орое] все чувствовали, хотя, разумеется, и в сотой доле не так, как я. И сыновья, и их жены были очень милы. Ближе всех мне Соня. С ней мне легко. Доллан чужда и молода, а Маня жалка. Ужасно жаль мне и ее и Сер[ежу] за то, что она выкинула. Я говорил и с ней, и с Сережей, уговаривая их прощать больше друг другу. Мне Сережа становится всё ближе, и я очень рад этому. Илюше 13 лет всё. И я вижу, что ему до зареза нужно денег, и он ждет тебя. Что делать! и Дунаев, и Ив[ан] Ив[анович] были очень приятны. Je n’en reviens pas,2 как мог Стасов зыбыть передать тебе мое письмо.3 Мне это жалко, п[отому] ч[то] я писал в самом хорошем расположении (может б[ыть], оно не вышло) и хотел, чтоб тебе было приятно. Сейчас я ездил после обеда в Тулу на Мишиной лошади к ветеринару и вернулся уже при всходе луны; опять чудный вечер. Я ехал и думал: как хорошо! И бывало, когда подумаешь: как хорошо, сделается грустно от мысли, что скоро кончится, а теперь я думаю, как хорошо, и только еще начинается, и будет еще лучше, — и в этой жизни, и, главное, вне этой жизни. —

Тебя мне жалко в особенности п[отому], ч[то] жертвы твои, боюсь, бесполезны. Можно Сониного Андрюшу4 заставлять, но Мишу уж нельзя — с пользой. Хочет он избрать путь бедного нашего Андрюши, кот[орого], когда вспомню об нем, до слез жалко, ничего не сделаешь, хочет избрать путь добрый, нравственный путь усилия, труда — пойдет по этому пути; а заставить его нельзя. Это только себя обманывать. Если он и подчинится на время, то потом наверстает. Хотел написать не отдавать в лицей, но подумал, что в этом области советовать можно только ему, а не тебе. А ему совет один: как можно меньше требовать трудов других, т. е. расходовать денег (а лицей 257 258 это опять большие расходы), п[отому] ч[то] это безнравственно, и как можно больше самому трудиться (чего он совсем не делает), без чего невозможна ни нравственная, ни истинно радостная жизнь.

Прощай, милая Соня, целую тебя.


На конверте: Софье Андревне.

1 С. А. Толстая уехала в Москву 3 сентября.

2 [Не могу опомниться от удивления,]

3 Речь идет о письме от 7 сентября. T. Л. Толстая писала о нем матери 9 сентября (ACT).

4 Внука — Андрея Ильича, которому было тогда два с половиной года.

657.

1896 г. Сентября 16. Я. П.

Как мне тебя жалко, не могу сказать. Погода точно такая, какая была, когда праздновали твои имянины с музыкой от полковн[ика] Юноша и танцовали на терасе.1 Особенно жалко, что ты именно свои имянины не проведешь с нами. Хорошо ли ты съездила к Пете?2 Почти не переставая, думаю о тебе.

Л. Т.


Праздновали тогда твои имянины с музыкой в тот год, как привезена была Дагмара; это лет 203 тому назад. Очень хорошо было мое чувство к тебе. Я его очень помню.

Мы ходили гулять через засеку на завод,4 и было приятно; но [в] Д[оре] мало энергии, — устает, трясет. Мне было бы очень хорошо, если бы тебя не недоставало.

Утром прекрасно работал свое изложение веры и очень был от того доволен.

По рассказам Маши, брат Сережа испортился опять, ворчит и несчастлив. Мне это очень жаль. Вот Мар[ья] Алек[сандровна], та, не переставая, лучеиспускает истинную радость чистой души.

Ну, прощай пока. Жаль, что тебя завтра не будет. А погода будет такая же праздничная. Целую Мишу. Неужели он не встряхнется и не повезет когда-нибудь сам, а всё будет дожидаться, чтоб его по коленкам била накатываем[ая] на него повозка?258

259 1 Полковник Юноша — командир 65-го пехотного московского полка, стоявшего близ Тулы. Празднование именин Софьи Андреевны в 1866 г. с участием Юноши описано в статье «Оригинал Наташи Ростовой» (иллюстрированное приложение к «Новому времени», № 14413, от 23 апреля 1916 г., стр. 11—12).

2 Петр Андреевич Берс, служивший исправником в Клину.

3 «Ровно 30» (п. С. А.). Речь идет о приезде в 1866 г. в Россию принцессы Дагмары (1847—1928) — будущей императрицы Марии Федоровны, жены Александра III.

4 Чугунолитейный завод на Косой горе.

658.

1896 г. Сентября 26. Я. П.

Получил нынче утром твое письмецо,1 милый друг Соня, и немного огорчился на твою слабость, но потом порадовался на то, что ты ее преодолела. В тебе много силы, не только физической, но и нравственной, только недостает чего то небольшого и самого важного, кот[орое] всё таки придет, я уверен. Мне только грустно будет на том свете, когда это придет после моей смерти. Многие огорчаются, что слава им приходит после смерти; мне этого нечего желать; — я бы уступил не только много, но всю славу за то, чтобы ты при моей жизни совпала со мной душой так, как ты совпадешь после моей смерти. На другой день после твоего отъезда думал о тебе и хотел писать тебе на твои слова, что тебе нечем жить.2 Мож[ет] б[ыть], когда-нибудь напишу или скажу, что думаю об этом. Писать лучше, п[отому] ч[то] все лучше обдумаешь. Ну, об этом довольно. Я совсем здоров; не только здоров, но дух очень бодр, как давно не был; прекрасно работал и, кажется, кончил начерно свое изложение веры, по крайней мере так, что если умру, не исправив, всётаки поймут, что я хотел сказать. Теперь хочу писать другое, и начал. Мало того, что здоров телом и духом совершенно спокоен, не так, как я был в то твое отсутствие. Таня приехала нынче рано утром весела и бодра, и довольная своей поездкой.3 Приехали тоже Колаша и Андрюша. С утра же приехали Японцы.4 Очень интересны: образованы вполне, оригинальны и умны и свободномыслящи. Один редактор журнала, очевидно очень богатый и аристократ тамошний, уже не молодой, другой, маленький молодой, его помощник, тоже литератор. Много говорили, и нынче они едут. Жаль, что ты их не видала. Погода всё хороша. Играют в тэнис,259 260 ездят верхом. Я вчера ездил в Тулу, да Давыд[ова] нет, и я тот час вернулся. Целую тебя и Мишу. Очень рад за него, если переход в лицей приведет его в акуратность. — Хотя я и не одобряю того, чтобы для своей перемены внутренней полагаться на перемену внешнюю, но признаю, что иногда это бывает полезно. Дай Бог. О как бы хорошо было, если бы он много, много, много переменился, главное в том, чтобы понял то, что люди предназначены не на то, чтобы им все служили, а чтобы они служили, и что радость жизни не от того, что берешь от людей, а от того, что даешь им. Так несомненно устроена наша жизнь, и тот очень туп, кто не видит этого. Только до возраста внука Миши позволительно не видеть этого. Целую вас обоих.

Л. Т.

26 вечер. С японцами.

1 От 24 сентября (ПСТ, стр. 653).

2 «Я всё тосковала об умершем Ваничке и ничем не могла заполнить оставленную в моей жизни его смертью пустоту» (п. С. А.).

3 Вероятно, имеется в виду поездка, о которой T. Л. Толстая 16 сентября писала предположительно матери, к Стаховичам и к Бобринским (письмо от 16 сентября 1896 г., ACT).

4 Это были: Току-Томи, редактор журнала «Кукумин-Шимбун», и сотрудник того же журнала Фукай. О них см. П. И. Бирюков, «Биография Л. Н. Толстого», 1921, III, стр. 476—478, и т. 53.

659.

1896 г. Сентября 28. Я. П.

Хотя может и не поспеет письмо,1 всё таки пишу с просьбами: 1) привези денег для пожарных2 300 р.; во 2-ых, моих портретов штук 5 надо послать кое кому, а кот[орые] были, последние отдали Японцам. У нас всё хорошо. Маша лежит от обычной, легко переносимой в этот раз, болезни. Из чужих: Поша, Колаша и Рахманов, к[оторый] сейчас уезжает. Теперь вечер, и Андр[юша], кот[орый] приехал вчера и очень приятен, едет на Козловку. Надеемся от тебя получить письмо. Я немножко ослабел в своей деятельности писательской. Разбросался и нынче утром плохо работал.

Погода нынче чудная. Только купаться нельзя. Очень холодно по ночам.

Прощай, милая, целую тебя и Мишу.

Л. Т.260


261 На конверте: Москва. Хамовники, д. Толстого. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Письмо не застало С. А. Толстую в Москве, так как она утром 29 сентября была уже в Ясной.

2 Для пострадавших от пожара.

660.

1896 г. Октября 14. Я. П.

Очень мне на себя досадно, милый друг Соня, что до сих пор не написал тебе. На другой день после тебя, т. е. вчера, я, пользуясь хорошей погодой, предложил Маше ехать в Пирагово, и мы, после моих утренних занятий и обеда, поехали верхами, она на Миронихе, я на Мальчике, и преприятно доехали, провели вечер и сегодняшнее утро, и пообедали, и вот сейчас вернулись, тоже очень приятно.

У нас же без нас были гости: Черкаская1 с братом, гварде[йским] офицером,2 и Болдырев.3 Этих я не видал, и Тулубьевы4 с Ершовым,5 ее братом, женатым на Штевен.6 Этих мы с Машей встретили у церкви. Хотя они милые люди, я рад, что миновал их. Сережа брат всё также разумен, серьезен и добр. Мне было очень приятно порадовать его, и самому порадоваться, увидав его.

Лева ездил вчера7 в концерт с Дорой. Андрюша в день твоего отъезда был всё дома, и я, и Лева, и Маша, все много говорили с ним. Со мной он говорил и хорошо, и дурно: соглашался, что надо воздерживаться от вина, и не соглашался в том, что его отношения.... отвратительны. Но всётаки я рад, что поговорил — он ближе, и что-нибудь западет. Об тебе вспоминаю радостно, опять также, как в тот твой отъезд. Да, Таня рассказывала, что Андрю[ша] играл в тэнис с Черк[асской], но потом кто то приехал к нему с записк[ой]. Т[аня] думает, что от Биб[икова],8 и его нет дома. Мишу и Сашу целую.

Прощай пока. Надеюсь получить от тебя письмо с этим посланным, и хорошее.

Л. Т.

14 Окт. 96. 9 часов вечера.

261 262


Работа моя шла один день прекрасно, другой день плохо, нынче в Пирогове писал письма. Каково твое настроение? Дай Бог, чтоб было спокойное.


На конверте: Москва. Хамовники. Графине С. А. Толстой, свой дом.

1 Кн. Марья Алексеевна Черкасская (р. 1876 г.), с 1898 г. жена А. К. Болдырева.

2 Приезжал, вероятно, ее брат Александр Алексеевич Черкасский (р. 1873 г.).

3 Артемий Константинович Болдырев (р. 1859 г.), камер-юнкер.

4 Владимир Алексеевич Тулубьев с женой.

5 Михаил Дмитриевич Ершов (1862—1919)—тульский и калужский помещик.

6 Александра Алексеевна Штевен (1865—1933)—деятельница по народному образованию.

7 В Тулу.

8 Владимир Александрович Бибиков (р. 1877 г.) — сын старинного знакомого Толстого А. Н. Бибикова.

661.

1896 г. Октября 16 или 17. Я. П.

Сейчас получил твое письмо1, милый друг, хотя оно и грустное, ты тревожна и невесела, но и за то спасибо. На другой день после Пирогова я ездил в Тулу и просидел часа два у Давыдовых. Они одни: муж с женой,2 отпустили дочь3 одну в Крым. Они очень милы. Мне нужно б[ыло] Н[иколая] В[асильевича] по делам. От них узнал, что Елен[а] Павл[овна] приезжает к ним в субботу, и это сделало то, что Маша, решившая было ехать с М[ашей] Толст[ой] в монастырь 16-го, отложила, и вчера ездила в Тулу и привезла оттуда М[ашу] Т[олстую], кот[орую] отправила нынче обратно в Пирагово. Таня обычно нездорова, но занята, копирует и переписывает, и письма пишет, молодые ездили в концерт Фигнер,4 но никого не видали знакомых, и, кажется, самое приятное было поездка туда и назад при лунном свете. Погода всё удивительная, и ее прелесть отравляется мне тем, что ты, кот[орая] так ценишь теперь природу, не пользуешься. Все эти дни было удивительно хорошо. Нынче только густой туман, но и это хорошо, — тихо и не холодно, и я люблю. Андр[юша] был хорош, но вчера вдруг явился наряженный в бабью одежду, похохотал и скрылся, и где то пропадал. Рано утром262 263 нынче уехал к Звегинцевым на охоту,5 куда он ездил прежде и куда его звали, кажется, на два дня. Я с ним как то помирился, какой он есть. Перестал страдать остро за него и радуюсь, когда нахожу в нем человеческое. И оно есть. Есть доброта. И я рад этому для него. Ему хорошо со мной. Я дня два хотя и здоров физически, очень умственно плох, запутался в своей работе, и ничего не идет, а недавно еще я был так доволен. Читаю новооткрытого философа Шпира6 и радуюсь. Читаю по-русски, в переводе, кот[орый] мне прислала дама и кот[орый] очень хотелось бы напечатать, но наверное не пропустит цензура именно п[отому], ч[то] эта философия настоящая и вследствие этого касающаяся вопросов религии и жизни. Я бы напечатал у Грота7 и написал бы предисловие, если бы он сумел провести через цензуру. Очень полезная книга, разрушающая много суеверий и в особенности суеверие матерьялизма.

Нынче рубил деревья на канаве и было хорошо. Я рад, что Миша хорош, даже рад тому, что его не тянет сюда, хотя очень будет жаль, коли ты не приедешь. Ну, прощай пока, целую тебя, Мишу, Сашу.

Л. Т.

1 От 15 октября.

2 Жена Н. В. Давыдова Екатерина Михайловна, рожд. Карпакова.

3 Софья Николаевна Давыдова.

4 Николай Николаевич Фигнер (1857—1919)—певец, артист русской оперы, и его жена, Медея Ивановна, рожд. Мей (р. 1860 г.)—артистка оперы. Фигнеры в то время жили в недавно ими купленном имении в Тульском уезде, в 6 км. от Ясной Поляны, были лично знакомы с Толстыми и бывали у них и в деревне и в Москве.

5 Анна Евгеньевна Звегинцева, рожд. кн. Вонлярлярская.

6 Африкан Александрович Шпир (1837—1890) — философ-идеалист. См. т. 53.

7 В журнале «Вопросы философии и психологии» труд Шпира напечатан не был. По совету Толстого, «Очерки критической философии» Шпира вышли в 1901 г. отдельной книжкой в изд. «Посредник», Задуманное Толстым предисловие написано не было.

662.

1896 г. Октября 23. Я.П.

Это не письмо, а только напоминание того, что я забыл: пожалуйста, пожалуйста, — это не поручение, а просьба, при встрече с каждым человеком спрашивать: 1) нет ли знакомых263 264 в Иркутске таких, кот[орые] могли бы принять участие в заключенных и навестить их,1 и 2) не нужно ли кому хорошего, трезвого, презентабельного человека в швейцары, писаря (тоже спросить у Буланже) на жалованье от 8 р. до 30.

Л. Толстой.


Вчера доехал прекрасно. Как ты, моя милая?


На обороте: Москва. Хамовники, свой дом. Гр. Софье Андревне Толстой.

1 В Иркутском дисциплинарном батальоне находились приговоренные за отказ от военной службы крестьянин Петр Ольховик и Кирилл Середа, за которых хлопотал Толстой.

* 663.

1896 г. Октября 23. Я. П.

Написал тебе это «не письмо», милый друг, и хотел послать с Таней, уехавшей в Тулу, но не успел — она уехала, и вот пишу письмецо, к[оторое] сам свезу в Ясенки. Очень мне вчера было сердечно хорошо провожать тебя, только жалко было, что ты испугалась, и досадно было на бедного, лишенного главного человеческого чувства понимания жизни других людей и поэтому до идиотизма эгоистического Мишу. Пишу это отчасти, даже не отчасти, а совсем для него: ему нужнее всякой тригонометрии и Цицерона учиться понимать жизнь других людей, понимать то, что для других несомненно и часто отравляет жизнь, а для него совершенно неизвестно, то, что другие люди также радуются, страдают, хотят жить также, как и я. Он совершенно лишен этого чутья, и ему надо вырабатывать в себе это чутье, п[отому] ч[то] без него человек — животное и не простое, а страшное, ужасное животное. Говорю я это ему не п[отому], ч[то] он вчера в вагоне, как ты кротко выразилась, ворчал, а п[отому], ч[то] я никогда, исключая как в важных катастрофах, как твоя болезнь, не видал в нем ни искры сочувствия и интереса к чужой жизни — сестер, братьев, твоей, моей. Сочувствие же истинное может выразиться только в обыденной жизни, а не в катастрофах; в исключительных случаях сочувствие не есть сочувствие страдающему, а опять эгоизм — страх перед нарушением привычного и приятного порядка жизни. Меня этот264 265 эгоизм ужасает и действует на меня как вид ужасной, гноящейся, вонючей раны.

Я давно набираю это чувство и вот высказал, только больно то, что знаю вперед, что всё, что я сказал, будет спокойно откинуто, как нечто неприятное, нарушающее эгоистическое самодовольство. Если же нет, и ты, Миша, подумаешь и заглянешь в себе и согласишься и захочешь вызвать в себе не достающее, то я буду очень рад. Только признать свои несовершенства, и сейчас же выступят сами собой все хорошие свойства. А они есть в тебе.

Очень уж наболело у меня сердце от этих двух мальчиков. Андрюша, к[оторый] вчера не пришел к тебе, вернулся опять Бог знает когда. Я лег во 2-м часу,его не было. И нынче доволен и горд и куда то исчез опять.

Ужасно тяжело видеть в моей семье такое противуположное всему тому, что нетолько теперь, но всегда прежде считал хорошим.

Ну, довольно. Тебе и так скучно, а я еще докучаю. Да хотелось излить горе. А кому же ближе, как тебе. Лева нынче, смотрю, вставляет сам двойную раму с Дорой. Я всегда этому радуюсь. Маша ходила на деревню к больным; учит сейчас и переписывает письмо, к[оторое] я написал Иркутск[ому] начальн[ику] дисци[плинарного] батальона.1 Я утро спал, писал, последние дни в своей работе запутался и был бы огорчен, если бы не знал, что это бывает и пройдет и еще лучше уяснится. Ты не скучай и не унывай. Ты говорила, что твой приезд мог быть для нас не так приятен, как прежний. Я, напротив, очень был тобой доволен, и очень хорошо было с тобой, и хотел бы тебя не покидать и для тебя и для себя в духовном отношении.

Таня решила 18 переезжать, я не спорю, но я, если думал, то решил, когда выпадет снег; нынче ветрено и похоже на приближение снега.

Я нынче всё утро в постели сочинял стихи в роде Фета, в полусне. В полусне только это простительно.

Целую тебя, Мишу и Сашу.

Еще событие у меня то, что читаю прекрасную, удивительную статью Carpenter,2 англичанина, о науке.


На конверте: Москва. Хамовники, Графине Софье Андревне Толстой, свой дом.265

266 1 Впервые опубликовано за границей в книге «Письма П. В. Ольховика», изд. В. Черткова, № 5. Лондон 1897, стр. 25—27. См. т. 69.

2 Статью Эдуарда Карпентера «Современная наука» перевел на русский язык С. Л. Толстой; впервые напечатана с предисловием Толстого в журнале «Северный вестник», 1898, № 3.

664.

1896 г. Октября 25. Я. П.

Пишу несколько слов с Андрюшей, к[оторый] всё также огорчителен и жалок. Хотел уехать вчера, не простившись почему-то, — провел ночь вне дома и теперь уезжает с скорым. Как ты перенесла свое положение и дурную погоду? Не переставая думаю о тебе. Писем еще не получали. Верно[?] нынче получим.

Вот просьба, но только чтоб из-за нее ты ничего не предпринимала. В прилагаемой книжке вторая статья: Modern science очень хороша, и мне бы хотелось перевести ее. Маня, в особенности с помощью своего отца, могла бы прекрасно перевести. Статья небольшая, и если ей это улыбается, я очень прошу ее это сделать. Но именно, если это ей приятно.

Целую тебя, Мишу и Сашу.

Л. Т.

Утро 25.


На конверте: Софье Андр. Толстой.

665.

1896 г. Октября 26. Я. П.

От тебя еще не было ни одного письма, милый друг Соня, а я пишу уже третье. Я знаю, что ты не виновата, но мне приятно самому себе похвастаться своим чувством к тебе. Не переставая думаю о тебе, и так хочется влить в тебя спокойствие и уверенность, которые сам чувствую в жизни и кот[орых], я знаю, тебе недостает, и без кот[орых] жить и страшно и стыдно, точно мне дали хорошее приличное платье, а я всё надел навыворот и хожу, неприлично оголившись. — Знаю и утешаюсь тем, что это временно. Та сила жизни, энергия жизни, кот[орая] есть в тебе, запутавшись сначала, после потери привычного русла, и попадая, куда не надо, найдет тот путь, кот[орый] предназначен, 266 267 один и тот же всем нам. Я надеюсь и верю, по[тому что] люблю тебя. Самыми странными и непредвиденными нами путями, но сила, жизнь найдет предназначенное ей русло. Ну, довольно об этом.

У нас нового только то, что пошел было снег и напал порядочно при 4-х°, так что Мар[ья] Ал[ександровна] приезжала на санях, а теперь тает, и дурная, самая осенняя погода. Вчера вечером, — нынче 26,—приехал Сережа. Нам всем он приятен. Если не давала Мане переводить, оставь книгу и пришли сюда, я лучше дам ее перевести Сереже.

Только елочки не успели посадить, а те хорошо посадили. Еще будет тепло.

Я очень плох, — недоволен собой, — ничего не работается и в небодром настроении, — слаб, стар, главное желудок не действует. Стараюсь привыкать и переставлять букву д и б. Не бодр, так добр стараюсь быть, и отчасти удается, насколько это возможно в нашей роскошной, недоброй жизни. —

Практический совет тебе хочется дать: вставать раньше для того, чтобы, главное, ложиться раньше и не сидеть по ночам. Это не помогает уяснять мысли, а напротив. — Мне всегда жалко слышать, когда ты рассказываешь, что не спала до 2-х, до 3-х. Что Миша? Очень жалею, если письмо мое его обидело. Я написал это под впечатлением его таинственного исчезновения вечером и потом ворчанья на тормозе, да и многих прежних впечатлений. Правда, что в эгоизме и отсутствии чутья о жизни других нельзя упрекать, но можно только помогать развивать это чутье. Вот это то я желал бы сделать, но не умел. Нынче написал письмо Андрюше, послал в Тверь.

Ну, прощай, целую тебя. Мишу, Сашу.

Теперь 1-й час дня. Я и не садился за свою работу, а хочу свезти это письмо на Козловку.

Л. Т.


Раздумал посылать письмо Андр[юше] отдельно. Не знаю хорошенько адреса, даже имени полка. Пошли ты.

Андр[юше] послал письмо отдельно.1


На конверте: Москва. Хамовники. Графине Софье Андревне Толстой. Свой дом.

1 Письмо это опубликовано в юбилейном сборнике «Лев Николаевич Толстой», Гиз, 1928, стр. 67—69.

267 268

666.

1896 г. Октября 29. Я .П.

Вот похвастался1 и два — даже, кажется, три — дня не писал тебе. Вчера хотел сам свезти это письмо Маши2 в Ясенки, но выехал верхом на Мальч[ике] и нашел, что так бойко и скользко, что был благоразумен и вернулся. Спасибо за письма,3 ты, кажется, строго исполняешь обещанное и пишешь через день. Мы так и получаем. Нынче должно быть. Я схожу за ними на Козловку. Погода прекрасная, — снежок прикрыл всё, — мороз и солнце. Дай Бог, чтобы письмо было хорошее, т. е. чтобы тебе за это время было хорошо и чтобы с тобой ни внутренно, ни внешне ничего не случилось дурного. Впрочем, внутренняя жизнь тем хороша, и потому она настоящая, что в ней всегда всё идет — иногда и незаметно, и разными обходами, — а всегда к лучшему. И всё, что нехорошего случается в матерьяльной жизни,— в внутренней — всё вырабатывается в хорошее. Я здоров, но желал бы больше свежести головы. Целую Мишу, Сашу. О тебе всё также с любовью хорошей думаю.

Андрюшино настроение, как бы оно ни было мимолетно, всё-таки хорошо.

1 Ср. первые строки предшествующего письма.

2 Письмо это не сохранилось.

3 Письма С. А. Толстой были от 23 25 и 27 октября (последнее письмо неправильно датировано 26-го).

667.

1896 г. Октября 31. Козлова Засека.

Хотел нынче писать тебе, милый друг, да сначала заснул, потом пошел вечером гулять по снегу и так через силу устал, что не успел. Теперь же поехал встречать Таню на Козловку (так славно парочкой в санях по глубокому, мягкому снегу), и вот, дожидаясь ее, взял у начальника] ст[анции] бумаги и пишу тебе. Сейчас получил твою телеграмму1 о приезде Маклакова,2 и стало быть, если с московск[им] поездом, к[оторый] опаздывает и тоже не приходил, не будет от тебя письма, то будет с Макл[аковым], и узнаю о тебе. Не переставая, мыслью живу с тобой. Вчера получил твое письмо к Тане.3 Я всё это время не хорош268 269 здоровьем — слабый желудок и унылость, и тупость мысли, — нет работы.

Вчера получил от Чертк[ова] и Трегубова4 письма с описанием бедствий, претерпеваемых духоборами. Одного, они пишут, до смерти засекли в дисципл[инарном] батальоне, а семьи их, раззоренные, как они пишут, вымирают от бездомности, голода и холода. Они написали воззвание за помощью к обществу,5 и я решил послать им из наших благотворительных денег тысячу рублей. Лучшего употребления не найдут эти деньги, и они тебя поблагодарят за то, что ты против моего желания выхлопотала эти деньги.6 Поэтому, когда приедешь, привези эти деньги, или подожди, я спишусь с Чертк[овым], куда их послать. Передаются же деньги верно через одну всем знакомую Княжну Накашидзе,7 кот[орая] уже передавала им деньги от Квакеров.

Это известие было для меня главным событием за это время. Я написал еще письмо к кавказс[кому] Нач[альнику] батальона8. Поезд подходит. Целую тебя, милый друг, и жду от тебя всего радостного и хорошего. Наши здоровы. Дора скучает, что еще месяц дожидаться возможности дет[ей].

Л. Т.

31 Окт. 96.


На конверте: Москва. Хамовники. Графине Софье Андреевне Толстой. Свой дом.

1 Телеграмма не сохранилась.

2 С. А. Толстая писала 31 октября: «Едет к вам Маклаков... и говорят, что ему необходимо для защиты бабы побывать в Туле и Ясной».

3 От 28 октября.

4 См. т. 87, стр. 378—380.

5 Это воззвание, озаглавленное «Помогите», было подписано Чертковым, Трегубовым и Бирюковым. Все три лица подверглись за составление и распространение воззвания репрессиям.

6 «Гонорар из театра автору за «Плоды просвещения» и «Власть тьмы», сначала поступавший голодающим, потом погоревшим крестьянам; и из них Лев Николаевич взял и духоборам» (п. С. А.).

7 Елена Петровна Накашидзе, сестра единомышленника Толстого И. П. Накашидзе.

8 Имеется в виду письмо начальнику Екатеринодарского дисциплинарного батальона подполковнику Моргунову в связи с пребыванием в батальоне Моргунова кавказских духоборов. См. т. 79.

269 270

668.

1896 г. Ноября 9 или 10. Я. П.

Очень жалею, что не написал тебе вчера, милая Соня, хотя это был только второй день после твоего отъезда. Тебе, ты говорила, и приятны и полезны мои письма. А уж я как желаю, не переставая желаю, сделать тебе хорошо, лучше, облегчить то, что тебе трудно, сделать, чтоб тебе было спокойно, твердо, хорошо. Не переставая думаю о тебе. Как то жутко за тебя: ты кажешься так нетверда и вместе с тем так дорога мне. Лева уехал с Дорой, как хотел, и не приехал нынче. Видно, им там хорошо. Завтра за ним выедут опять. Вчера приехала М[арья] А[лександровна] Дубенская и Коля Оболенск[ий]. Девочки, кажется, очень рады им обоим. Они не стесняют и приятные собеседники. Вчера же была Шеншина1 вечером. Я ездил в Тулу, как и сказал тебе, в тот день, как ты уехала, а вчера на почту и нынче без цели катался верхом. Погода хороша. По утрам пишу и не жалуюсь, хотя, разумеется, недоволен собой. Сейчас девочки с М[арьей] А[лександровной] и Колей едут на Козловку, мож[ет] б[ыть], привезут от тебя письмо, и хорошее.

Как ты нашла Мишу?

Целую Сашу. От Андрюши письмо в Ясн[ую] Пол[яну] для передачи А. М. — это Акул[ине] Макаровой.2 Удивительно это постоянство или упорство. Это неприятно, и для него, кроме дурного, из этого ничего выдти не может; но в этом постоянстве есть что-то хорошее. И я за это рад. По секрету скажу тебе, что мое столкновение с Левой оставило во мне тяжел[ый], очень тяжелый осадок, и мне нужно уничтожить его, и я буду очень стараться.3

Ну, пока прощай.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовники. Графине Софье Андревне Толстой.

1 Вероятно, Татьяна Николаевна, рожд. Глебова.

2 Акулина Васильевна Макарова, яснополянская крестьянка.

3 Ср. дневниковую запись Толстого под 5 ноября (т. 53).

270 271

669.

1896 г. Ноября 12. Я. П.

12 Ноябрь, утро.

День не писал тебе, милый друг, и мне уже скучно. Писать лучше, чем думать, только больше сближает. Получил твое маленькое письмецо,1 в к[отором] ты пишешь, что измучалась и нездоровится, и не спала до 4-го часа. Это всё очень дурно. И то самое, что мне2 мучает в разлуке с тобой. У нас всё хорошо и мирно. Не скажу, чтобы особенно весело, но и не дурно. Коля и Мар[ья] Ал[ександровна] Дуб[енская] из чужих. По-моему, хоть и не мешающие, а всё таки лишние, и без них лучше. Девочки были заняты, и им же веселее от этого. Но они работают много, и на них я всегда радуюсь. — От Иван[а] Мих[айловича] Трегуб[ова]3 и Чертк[ова]4 получил ответ о том, куда послать деньги Духоборам, и еще подробности об их бедств[енном] положении. Письмо это прилагаю. Я думаю, что скоро возбудится сочувствие к ним и помощь, и хорошо начать. Деньги послать вот как: Тифлис. Мало-Каргановская, № 11. Князю Илье Петровичу Накашидзе, а внутри конверта, на бумаге, в которую будут завернуты деньги, надписать: для Е. П. Н.— Е.П. Н. — это Елена Петровна Накашидзе, и она дала этот адрес. Пожалуйста, пошли эти деньги. Это нужно. Я тебе говорил, кажется, про чернильницу какую то дорогую, к[оторую] в подарок мне хотели прислать из какого то клуба в Барцелоне. Я написал им через Таню, что предпочитал бы предназначенные на это деньги употребить на доброе дело. И вот они отвечают, что, получив мое письмо, они открыли в своем клубе подписку и собрали 22. 500 фр[анков], к[оторые] предлагают мне употребить по усмотрению. Я пишу им, что очень благодарен, и как раз имею случай употребить их на помощь Духоборам. Что из этого выйдет, не знаю.5 Очень это странно. А чернильница, говорят, — заказана, и мы ее всё-таки пришлем, вы можете продать ее и употребить деньги, как хотите.

Я совершенно здоров и бодр. Езжу верхом после обеда. Вчера был у Гиля, хлопотал за мать умершего в шахте и за тех, с к[ого] взыскивают судебные издержки, с одного 270, с др[угого] 250 р[ублей] за то, что один сломал спину, а другой ногу. И кажется хлопоты мои не безуспешны.

Работы — пишу во множ[ественном] числе, п[отому] ч[то] у меня много начатых,6 идут не слишком успешно, но и не дурно. На271 272 черно кончил статью об искусстве, и вот, когда Маша кончит переписку, постараюсь привести её в окончательный вид. — Что ты про таинственного Мишу мало пишешь. Нынче думал всё о нем. Как всё переменилось. Для меня в моей юности казалась чем то ужасным жизнь вне дома, в Казен[ном] заведении, а ему это приятно.7 Как он? Целую вас всех троих.

Л. Т.

1 От 9 ноября.

2 Так в подлиннике.

3 Письмо И. М. Трегубова от 6 ноябри 1896 г., см. т. 69.

4 Письмо от 31 октября, см. т. 87, стр. 382.

5 Сохранилось пять писем испанца Деметро Занини Толстому; в последнем письме от 27 декабря 1896 г. он сообщает, что предполагает разыграть в лотерее заказанную чернильпицу и надеется выручить за нее 50 000 франков в пользу духоборов. Дальнейших извещений из Испании не последовало, и деньги ни в виде подарка, ни на помощь духоборам не поступили.

6 В ноябре 1896 г. Толстой работал над произведениями: «Христианское учение», «Что такое искусство?», «О войне».

7 Михаил Львович Толстой (1879—1944), младший сын Толстого, оставив гимназию, с осени 1896 г. поступил живущим в гимназические классы Московского лицея им. цесаревича Николая.

670.

1896 г. Ноября 13. Я. П.

13 Н[оября].

Ужасно грустно мне было, милая голубушка Соня, получить вчера твое письмо к Тане, в кот[ором] ты жалуешься на то, что мы тебе не пишем.1 Я пишу теперь третье письмо. И они писали. Меня только огорчает, что я после твоего отъезда пропустил день. Надо было рассчитывать на промедление.Ты спрашиваешь: люблю ли я всё тебя. Мои чувства теперь к тебе такие, что, мне думается, что они никак не могут измениться, п[отому] ч[то] в них есть всё, что только может связывать людей. Нет, не всё. Недостает внешнего согласия в верованиях, — я говорю внешнего, п[отому] ч[то] думаю, что разногласие только внешнее, и всегда уверен, что оно уничтожится. Связывает же и прошедшее, и дети, и сознание своих вин, и жалость, и влечение непреодолимое. Одним словом, завязано и зашнуровано плотно. И я рад.

У нас всё хорошо. Дружно, здорово. Мне очень хочется скорей соединиться с тобой. Работается плохо, а нынче решил, что не нужно себя насиловать, а отдыхать, и нынче чудный день,272 273 солнечный, поехал верхом к Булыгину утром, так что обедал один в 4. А Лева с Дорой ездили в Тулу кастрюли покупать. Мар[ья] А[лександровна] Дуб[енская] нынче уехала.

Зовут ужинать. Что ты всё не бодра и письма твои нехорошие по духу. Очень, очень хочется поскорее с тобой быть, и без хвастовства, не столько для себя, сколько для тебя, но так как ты — я, то и для себя.

Не понравилось мне то, что тебе статья Солов[ьева] понравилась.2

Ну, прощай пока.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовники. Графине Софье Андревне Толстой. Свой дом.

1 От 11 ноября.

2 Статья В. С. Соловьева «Нравственная организация человечества» в «Вопросах философии и психологии», № 34.

* 671.

1896 г. Ноября 14. Я. П.

Надеюсь получить от тебя письмо и хорошее, милый друг. Едем провожать на Козловку Колю и Гуревич,1 приехавшую нынче утром, и встречать приезжающих Илью и Цурикова.2

Я нынче целое утро не отрываясь писал статью всё о том же — о войне. Не знаю, что выйдет из нее, но не мог не высказать пришедших мне и, кажется, могущих пригодиться людям мыслей.

Я вчера только решил не заставлять себя писать, и как раз так и случилось. Вовсе не хотел писать, а написалось.

Собой я не похвастаюсь. Уныло, грустно и тоскливо всё это время. Верно, скоро пройдет, и нравственных причин нет, кроме заботы и мыслей о тебе, самых хороших, любовных, но грустных. Завтра Лева едет с Д[орой] к тебе. Тебе будет веселей, а я, как сказал, приеду 18-го. Девочки что то не охотятся, ну да у них, как и у всех женщин, перемен бывает много.

Завтра скажу, что после завтра буду с тобою.

Прощай, милая, целую тебя, Сашу и Мишу.

Л. Т.

1 Л. Я. Гуревич.

2 А. А. Цуриков.

273 274

*672.

1896 г. Ноября 16. Я. П.

Хоть несколько слов прибавлю, чтобы сказать, что живу и думаю и чувствую по прежнему. Мало работается, но приятно и отдохнуть. Сережа был у нас, очень приятен. Про Андрея не слыхать ничего. — Жалкий мальчик. Целую вас. До скорого свиданья после завтра, если буду жив.

Приписка к письму Т. Л. Толстой.

1897

673.

1897 г. Февраля 1. Никольское-Обольяново.

1 Февр[аля] вечер.

Милый друг Соня,

Таня написала тебе1 о том, как мы доехали и живем, о внешнем, мне же хочется написать тебе о том, что тебя интересует — о внутреннем, о душевном моем состоянии.

Уезжал я грустный, и ты почувствовала это и от того приехала, но тяжелого чувства моего не рассеяла, а скорее усилила. Ты мне говорила, чтоб я был спокоен, потом сказала, что ты не поедешь на репетицию.2 Я долго не мог понять: какую репетицию? и никогда и не думал об этом. И всё это больно. Неприятно, больше, чем неприятно... мне было узнать, что несмотря на то, что ты столько времени рассчитывала, приготавливалась, когда ехать в Пет[ербург], кончилось тем, что ты едешь именно тогда, когда не надо бы ехать. Я знаю, что это ты не нарочно делала, но всё это делалось бессознательно, как делается всегда с людьми, занятыми одной мыслью. Знаю, что и ничего из того, что ты едешь, теперь не может выдти, но ты невольно играешь этим, сама себя возбуждаешь; возбуждает тебя и ‹то› мое отношение к этому. И ты играешь этим. Мне же эта игра ‹признаюсь› ужасно мучительна ‹и унизительная и страшно нравственно утомительна›. Ты скажешь, что ты не могла иначе устроить свою поездку. Но если ты подумаешь и сама себя проанализируешь, то увидишь, что это неправда: во 1-ых, и нужды особенной нет для поездки, во 2-ых, можно б[ыло] ехать прежде и после — постом.

Но ты сама невольно это делаешь. Ужасно больно и унизительно стыдно, что чуждый совсем и не нужный и ни в каком смысле не интересный человек3 руководит нашей жизнью, отравляет275 276 последние года или год нашей жизни, унизительно и мучительно, что надо справляться, когда, куда он едет, какие репетиции когда играет.

Эго ужасно, ужасно, отвратительно и постыдно. И происходит это именно в конце нашей жизни — прожитой хорошо, чисто, именно тогда, когда мы всё больше и больше сближались, несмотря на всё, что могло разделять нас. Это сближение началось давно, еще до Ваничк[иной] смерти, и становилось всё теснее и теснее и особенно последнее время, и вдруг вместо такого естественного, доброго, радостного завершения 35-летней жизни, эта отвратительная гадость, наложившая на всё свою ужасную печать. Я знаю, что тебе тяжело и что ты тоже страдаешь, п[отому] ч[то] ты любишь меня и хочешь быть хорошею, но ты до сих пор не можешь, и мне ‹всё отврати[те]льно и стыдно и› ужасно жаль тебя, п[отому] ч[то] я люблю тебя самой хорошей не плотской и не рассудочной, а душевной любовью.

Прощай и прости, милый друг.

Целую тебя.

Л. Т.


Письмо это уничтожь.

Во всяком случае, пиши мне и почаще.

Зачем я пишу? Во 1-ых, чтобы высказаться, облегчить себя и, во 2-ых и главное, чтобы сказать тебе, напомнить тебе о всем значении тех ничтожных поступков, из к[оторых] складывается то, что нас мучает, помочь тебе избавиться от того ужасного загипнотизированного состояния, в к[отором] ты живешь.

Кончиться это может невольно чьей нибудь смертью, и это во всяком случае, как для умирающего, так и для остающегося, будет ужасный конец, и кончиться может свободно, изменением внутренним, к[оторое] произойдет в одном из нас. Изменение это во мне произойти не может: перестать видеть то, что я вижу в тебе, я не могу, п[отому] ч[то] ясно вижу твое состояние; отнестись к этому равнодушно тоже не могу. Для этого — чтоб отнестись равнодушно, я должен сделать крест над всей нашей прошедшей жизнью, вырвать из сердца все те чувства, к[оторые] есть к тебе. А этого я не только не хочу, но не могу. Стало быть, остается одна возможность, та, что ты проснешься от этого страшного самнамбулизма, в к[отором] ты ходишь, и вернешься276 277 к нормальной, естественной жизни. Помоги тебе в этом Бог. Я же готов помогать всеми своими силами, и ты меня учи, как?

Заезжать тебе на пути в Пет[ербург], я думаю, лучше не надо. Лучше заезжай оттуда.4 Виделись мы недавно, а я не могу не испытывать неприятного чувства по отношению этой поездки. А я чувствую себя слабым и боюсь себя. Лучше заезжай оттуда. Ты всегда говоришь мне: будь спокоен, и это оскорбляет и огорчает меня. Я верю твоей честности вполне, и если я желаю знать про тебя, то не по недоверию, а для того, чтобы убедиться, насколько ты связана или свободна.


На конверте: Москва. Хамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой, свой дом.

1 Письмо не сохранилось.

2 Репетиция в Петербурге концерта, в котором участвовал С. И. Танеев. Концерт состоялся 8 февраля. С. А. Толстая присутствовала на концерте, приехав в Петербург накануне вместе с Львом Николаевичем. Последний ехал в Петербург, чтобы проститься с ссылаемыми Чертковым и Бирюковым; Толстой приехал преждевременно и выехал обратно из Петербурга (вместе с женой) до отъезда Черткова за границу. См. Дневник 1897 г., т. 53.

3 Имеется в виду С. И. Танеев. После смерти младшего сына Ивана С. А. Толстая пыталась искать успокоения в музыке. Исполнение фортепианных пьес Танеевым привело к тому, что она стала с пристрастием относиться к самому исполнителю. Дневниковые записи С. А. Толстой свидетельствуют о вспышках ее увлечения Танеевым (см. «Дневники Софьи Андреевны Толстой. 1891—1897», II, изд. Сабашниковых, стр. 112, 118, 126, 140, 218). Внешние отношения С. А. Толстой и С. И. Танеева никогда не переходили границ знакомства и дружбы. О пристрастии к себе со стороны С. А. Толстой Танеев сначала не догадывался. Л. Н. Толстой сохранял спокойствие во внешних отношениях с Танеевым; слушал его музыку и исполнение, охотно беседовал с ним, играл в шахматы, но не мог не засвидетельствовать тяжести создавшегося положения. Ср. его дневниковую запись под 28 мая 1896 г. и «Диалог» 28—29 июля 1898 г., т. 53.

4 Под 5 февраля С. А. Толстая записала в своем Ежедневнике: «Поехала в Петербург, заехала к Олсуфьевым». Оттуда (из Никольского-Обольянова) вместе с Толстым она 7-го числа выехала в Петербург.

674.

1897 г. Февраля 16. Никольское-Обольяново.

Как только ты уехала, да еще и до того, как ты уехала, мне сделалось ужасно грустно, — грустно за то, что мы так огорчаем друг друга, так не умеем говорить. Главное, п[отому], ч[то]277 278 у меня к тебе и вообще не было после Петерб[урга], а особенно в нынешнее утро, никакого другого, кроме самого хорошего любовного чувства и никаких других соображений, меня огорчающих. Их и теперь нет. Пишу это затем, чтобы сказать тебе, что это чувство осталось и еще усилилось во мне после твоего отъезда, и я виню себя за то, [что] не могу выучиться обращаться с тобой не логикой, а другим — чувством. Еще пишу затем, чтобы подтвердить то, что мы решили, чтобы ты вызвала меня, как скоро тебе это нравственно будет нужно. Я приеду с радостью. И только при этом условии могу здесь жить спокойно. Целую тебя нежно и просто.

Л. Т.


На конверте: Москва. Хамовники. Графине С. А. Толстой. Свой дом.

675.

1897 г. Февраля 17. Никольское-Обольяново.

Письмо мое вчера уехало. Посылаю то, что думал, и, главное, чувствовал. Нынче — вторник — встал вялым, — не бодрым, но здоровы[м] и надеюсь работать. Вообще как бы вернулся к моему состоянию, в к[отором] был до Петерб[урга]. — Ради Бога, не вини себя ни в чем, п[отому] ч[то] я и не думаю винить тебя, а только себя виню и очень в отношении тебя. Ну, так прощай пока, целую тебя очень и прошу, главное, беречь себя, не мучать себя коректурами и выписать меня, если тебе не хорошо. — Напиши поподробнее о детях,