Лев Николаевич
Толстой

Полное собрание сочинений. Том 82


Письма
1910 (майноябрь)




Государственное издательство

художественной литературы

Москва — 1956


Электронное издание осуществлено

компаниями ABBYY и WEXLER

в рамках краудсорсингового проекта

«Весь Толстой в один клик»



Организаторы проекта:

Государственный музей Л. Н. Толстого

Музей-усадьба «Ясная Поляна»

Компания ABBYY



Подготовлено на основе электронной копии 82-го тома

Полного собрания сочинений Л. Н. Толстого, предоставленной

Российской государственной библиотекой



Электронное издание

90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого

доступно на портале

www.tolstoy.ru


Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, напишите нам

report@tolstoy.ru


Предисловие к электронному изданию

Настоящее издание представляет собой электронную версию 90-томного собрания сочинений Льва Николаевича Толстого, вышедшего в свет в 1928—1958 гг. Это уникальное академическое издание, самое полное собрание наследия Л. Н. Толстого, давно стало библиографической редкостью. В 2006 году музей-усадьба «Ясная Поляна» в сотрудничестве с Российской государственной библиотекой и при поддержке фонда Э. Меллона и координации Британского совета осуществили сканирование всех 90 томов издания. Однако для того чтобы пользоваться всеми преимуществами электронной версии (чтение на современных устройствах, возможность работы с текстом), предстояло еще распознать более 46 000 страниц. Для этого Государственный музей Л. Н. Толстого, музей-усадьба «Ясная Поляна» вместе с партнером – компанией ABBYY, открыли проект «Весь Толстой в один клик». На сайте readingtolstoy.ru к проекту присоединились более трех тысяч волонтеров, которые с помощью программы ABBYY FineReader распознавали текст и исправляли ошибки. Буквально за десять дней прошел первый этап сверки, еще за два месяца – второй. После третьего этапа корректуры тома и отдельные произведения публикуются в электронном виде на сайте tolstoy.ru.

В издании сохраняется орфография и пунктуация печатной версии 90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого.


Руководитель проекта «Весь Толстой в один клик»

Фекла Толстая


 

Перепечатка разрешается безвозмездно.

 

Л. Н. ТОЛСТОЙ
1910 г.

 

ПИСЬМА
1910 (май — ноябрь)

 

ПОДГОТОВКА ТЕКСТА И КОММЕНТАРИИ
Н. С. РОДИОНОВА

 

РЕДАКЦИОННЫЕ ПОЯСНЕНИЯ[1]

В настоящий том включены 248 писем за последние шесть месяцев жизни Л. Н. Толстого, май — ноябрь 1910 г.

По автографам (в том числе и черновым) и машинописным подлинникам публикуются тексты 97 писем, по фотокопиям — 4 писем, по напечатанным текстам — 8 писем и по копиям — 139 писем. Впервые печатаются 157 писем. Машинописные копии, по которым печатаются тексты, в большинстве случаев представляют собою дубликат подлинника машинописного текста, на который переносились обыкновенно с подлинника поправки Толстого.

Тексты девятнадцати писем к С. А. Толстой опубликованы в т. 84 и тексты сорока писем к В. Г. Черткову в т. 89.

При воспроизведении текста писем Л. Н. Толстого соблюдаются следующие правила.

Сохраняются все особенности правописания автора, например: различное написание одних и тех же слов («тетенька» и «тетинька»), ударения, поставленные им, и т. д.

Слова, написанные автором неполностью, печатаются полностью, причем дополняемые буквы ставятся в прямых скобках: «к-ый» — «к[отор]ый»; т. к. — т[ак] к[ак]; б. — б[ыл]. Не дополняются общепринятые сокращения: и т. п., и пр., и др.

Описки (пропуски, перестановки букв, замены одной буквы другой и т. п.) исправляются без оговорок.

На месте слов, не поддающихся прочтению, в скобках ставится: [1 неразобр.], [2 неразобр.], где цифры обозначают число неразобранных слов.

На месте слов, неудобных для печати, ставятся двойные прямые скобки [[1]], [[2]] и т. д., в которых цифры обозначают число пропущенных слов.

Из зачеркнутого в сноске воспроизводятся наиболее важные варианты, помогающие более точному уяснению мысли автора, причем знак сноски ставится при слове, после которого стоит зачеркнутое.5

6 Скобки автора обозначаются круглыми скобками.

Подчеркнутое автором воспроизводится курсивом.

Сохраняется пунктуация автора, если она не противоречит общепринятым нормам.

Новые абзацы вводятся только в тех местах, где начинается резко отличный по теме и характеру от предыдущего текст, причем каждый раз оговаривается в сноске: Абзац редактора. Знак сноски ставится перед первым словом введенного редактором абзаца.

Письма, публикуемые впервые, а также те, которые печатались ранее неполностью или в переводах на иностранные языки, обозначаются звездочкой.

В примечаниях оговаривается только публикация писем по копиям, печатным текстам и т. п.

Все даты по 31 декабря 1917 г. приводятся по старому стилю, а с января 1918 г. но новому стилю.

В примечаниях приняты следующие условные сокращения:

AЧ — Архив В. Г. Черткова (Москва).

Б, IV — П. И. Бирюков, «Биография Льва Николаевича Толстого», т. 4, Гиз, М. — Пгр. 1923.

ГМТ — Государственный музей Л. Н. Толстого (Москва).

Дневник В. Ф. Булгакова — «Лев Толстой в последний год его жизни. Дневник секретаря Л. Н. Толстого В. Ф. Булгакова», изд. 3-е, «Задруга», М. 1920.

«Вблизи Толстого» А. Б. Гольденвейзера — А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого (Записи за пятнадцать лет)», т. 2, М. — Пгр. 1923.

«Летописи», 2, 12 — «Государственный Литературный музей. Летописи. Книга вторая. Л. Н. Толстой», М. 1928; «Государственный Литературный музей. Летописи. Книга двенадцатая. Л. Н. Толстой», т. II, М. 1948.

ЯЗ — Д. П. Маковицкий, «Яснополянские записки» (рукопись).

ПТС, II — «Письма Л. Н. Толстого, собранные и редактированные П. А. Сергеенко», изд. «Книга», II, 1911.

ПТСО — «Новый сборник писем Л. Н. Толстого, собранных П. А. Сергеенко», под редакцией А. Е. Грузинского, изд. «Окто», М. 1912.

ТЕ — «Толстовский ежегодник», 1913.

ТПТ — «Толстой. Памятники творчества и жизни» 4, 1923.

 

  ПИСЬМА
1910 (май — ноябрь)

* 1. Ученикам школы в селе Ключицах. Неотправленное.

1910 г. Апреля 18 — мая 1. Я. П.

Получил ваши письма, милые детки, и отвечу вам всем заодно.

Вы спрашиваете меня все о том, какая у меня жена, какие дети, какой дом и как я живу. Всё это неинтересно, неважно и никому этого знать не нужно. Нужно же знать всем людям, а особенно вам — молодым ребяткам, у которых вся жизнь впереди, — знать то, как надо жить на свете.

Так как я уж старый человек и много об этом самом и думал, и читал, и много испытал, то и хочу я написать вам об этом, — именно о том, как жить надо. Может быть, что из моих слов пригодится вам.

Жить, я думаю, всем нам надо так, чтобы было и себе и другим хорошо. А для того, чтобы себе и другим было хорошо, надо больше жить для души, а меньше для тела.

Для того, чтобы жить так, больше для души, а меньше для тела, надо понимать и помнить учение Христа о том, что надо делать и чего не надо делать. Когда фарисей спросил у Христа, какая главная заповедь, Христос сказал ему:

«Возлюби господа бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим. Сия есть первая и наибольшая заповедь.

«Вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (М. XXII, 37—40).

Для того же, чтобы понятно было, как надо любить бога и ближнего, в евангелии Матф. V, 21—24, сказано так:

«Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду (Исх. 20, 13). А я говорю вам, что всякий гневающийся9 10 на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему «рака», подлежит синедриону; а кто скажет «безумный», подлежит геенне огненной».

Значит, что не то что убивать или драться не надо, а надо не ругаться, не сквернословить, не говорить недоброго слова, потому что от недобрых слов — и ненависть, и ссоры, и драки.

«А еще сказано: если принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой перед жертвенником и пойди прежде примирись с братом твоим и тогда прийди и принеси дар твой».

Значит, что если завелась уж ссора с кем-нибудь, то прежде чем молиться, первое дело поди к тому, с кем поссорился, и помирись с ним.

Для того же, чтобы совсем было понятно, как надо любить и бога и ближнего, сказано еще так:

«Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя итти с ним одно поприще, иди с ним два. Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся».

«Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас».

Слова эти значат то, что жить для души по учению Христа надо так, чтобы, не разбирая чужих и своих, и злых и добрых, любить тех, кто обижает нас, и всем одинаково делать добро.

Жить так кажется трудным, когда привык совсем к другому, к тому, чтобы ругателя обругать, чтобы обидчику дать сдачи, чтобы врагов ненавидеть и воевать с ними. Но трудно это кажется тому, кто не понимает того, что в каждом из нас есть два человека: один телесный, другой духовный, и что можно жить для телесного человека и можно жить для духовного. И что живи для телесного человека, и будет одно горе, а живи для духовного, и будет одна радость. А будет так оттого, что телесный человек хочет всего для себя одного, для одного своего тела, и хочет таких вещей, каких все люди хотят каждый себе. И оттого из-за этих вещей ссорятся друг с другом, злятся друг на дружку. Так что телесный человек никогда не получает10 11 всего того, чего хочет, и всегда недоволен и тем, что у него есть, и другими людьми.

Духовный же человек, напротив, всегда доволен, потому что всегда имеет то, чего хочет. А хочет он только того, чтобы быть в любви и согласии со всеми.

Стоит только понять и поверить в то, что человеку для того, чтобы хорошо жить, надо жить не для тела, а для души, и начать жить так, — то скоро так привыкнешь к совсем другой, чем прежней, жизни, что только будешь удивляться на то, как мог прежде жить иначе.

«Но если одному начать жить так по-божьи, для души, не обороняться, а подставлять щеку, а все другие будут жить по-дьявольски, для тела, то они уж совсем забьют меня. Пускай все живут так, тогда и я стану», часто говорят на это люди, не понимая того, что нехороша жизнь оттого, что люди живут дурно. А ведь тот, кто говорит так, сам человек. Отчего же ему не попытаться жить хоро[шо]. Пускай другие живут, как знают, никто не мож[ет] переделывать людей из дурных в хороших, а себя может. Давай же стану себя переделывать. А главная переделка в том, чтобы жить не для тела, а для души. А если я знаю, что для тела жить плохо, а для души хорошо и свободнее, то какое мне дело до других людей? Пускай живут, как хотят, а я живу и буду жить, как лучше.

Так вот и давайте делать это, каждый над собой и для себя.

А станут делать это люди, и станет хорошо жить людям, и приблизится царство божие и для каждого из нас и для всех людей.

Давайте же жить так, милые детки.

Печатается по машинописному черновику. Черновик испещрен многочисленными чернильными поправками Толстого. Кроме того, сохранились два полных черновика-автографа и начало третьего, написанное Толстым на листах почтовой бумаги. На конверте письма «ключищенских учеников» Толстой пометил: Послать книги ребятам (надо бы написать самому).

Время написания письма определяется с 18 апреля по 1 мая 1910 г. В течение этого времени оно несколько раз переделывалось, что видно из помет В. Ф. Булгакова на черновиках и из записей Толстого в Дневнике (см. т. 58, стр. 43—44).

На всех черновиках помечено рукой В. Ф. Булгакова о том, что письмо не было послано. Вместо письма Толстым были посланы книги и один номер журнала «Свободное воспитание».11

12 Ответ на письма учеников второго и третьего отделений земской школы в с. Ключицы Горбатовского уезда Нижегородской губ.

Учитель Ключицкой школы в своем сопроводительном письме писал Толстому: «В своей школе читал о выдающихся людях. Разговаривая, вспомнили ребята и о Вас. Они меня спрашивали, жив ли Л. Толстой, где он живет, какая и есть ли у него жена, дети, богат ли он и т. д. Я сказал, что... можете, если хотите, ему написать, и он, как и многим, быть может, и ответит. Они выразили сомнение, едва ли это возможно, колебались и потом сразу большинство порешило написать по письму, которые я взялся Вам переслать. Они написаны 9 марта». Всех писем, очень похожих по содержанию, было написано учениками двадцать одно, и все они помечены 9 и 10 марта 1910 г. Учитель школы в Ключицах, не подписавший своей фамилии, письмом от 21 мая благодарил Толстого за книги и журнал и описывал радость детей, впервые получающих ответы на письма издалека, а тем более от «так нравящегося им человека».

* 2. A. Л. Толстой.

1910 г. Мая 1. Я. П.

Нынче получил твое письмо.1 И за то спасибо, милый дружок, и письмо Вари Ольге.2 Я ее очень благодарю и за письмо и за заботу о тебе. Жалко мне очень, что ты поддаешься докторам. Ничего они не знают и не могут. Климат, здоровье, покойный образ жизни — да, а остальное всё вздор и расслабление духовное. От Тани вчера было письмо пригласительное.3 Нынче я встретил мама,4 объявил ей, что хочу ехать и встретил мало препятствий и собрался, уложил и, если буду жив, завтра утром поеду с Душ[аном] и Булгаковым. Мама хочет приехать во вторник 4-го. Всё у меня хорошо. Ольга нынче уехала с детьми.5 Пиши к Тане. Хотя и много вижу здесь приятных людей, в Кочетах, думаю, будет покойнее.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

1 Письмо Александры Львовны Толстой из Крыма, где она лечилась.

2 Письмо В. М. Феокритовой к О. К. Толстой.

3 Письмо T. Л. Сухотиной, приглашавшей Толстого к себе в имение Кочеты Мценского уезда Орловской губ.

4 С. А. Толстая возвратилась из Москвы.

5 Ольга Константиновна Толстая (1872—1951) с дочерью Софьей Андреевной (р. 1900) и сыном Ильей Андреевичем (р. 1903) Толстыми.

12 13

* 3. А. Л. Толстой.

1910 г. Мая 2. Кочеты.

Пишу тебе, голубушка Саша, из Кочетов вечером 2-го. Приехал я с Душаном и Булгаковым!1 Чудная погода, милые Сухотины и всё радостно. Даже и про тебя вспоминаю без боли, но... жутко. Пишу весело, и вдруг от тебя дурные вести. Мама немножко была недовольна, что я не отложил отъезд на день, но все-таки отпустила меня без раздражения. Она приедет сюда 4-го послезавтра, если что-нибудь ее не задержит. Каюсь, что мне от много и многого хотелось уехать из Ясной: очень много суеты и посетителей и других причин. А нынче как раз был посетитель, которого мне жаль было покинуть так скоро. Я едва успел с ним поговорить 1/4 часа. Это Шнякин,2 отказавшийся и отбывший 4 года арестантских рот, — доброволец — такой спокойный, твердый и радостный, сильно сдержанный, рабочий человек, не говорящий лишнего, но всё что скажет, — важно, нужно и добро, и такая сияющая улыбка. Дорогой неприятно было смотрение на меня, но здесь чудесно. Может быть, и напишу здесь то, что хочется. Жду Черткова. Таня и большая и маленькая3 так милы и так приятен Михаил Сергеевич,4 что лучше ничего желать нельзя. Плохо то, что письма твои ко мне и мои к тебе теперь будут еще дольше итти. Raison de plus5 чаще писать, что я и делаю. Хотя нынче и знаю, что пишу глупо, знаю и то, что тебе все-таки будет приятно знать, что у нас делается. Ольга6 уехала к себе. Андрей7 хотел приехать теперь же в Ясную. А здесь завтра приезжает Сережа Сухотин.8 Вот и всё, целую тебя, Варе9 привет.

Печатается по копии из AЧ.

1 Описание поездки Толстого в Кочеты 2 мая см. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 180—188.

2 Савелий Шнякин, освобожденный из тюрьмы крестьянин Самарской губ., сектант-добролюбовец.

3 Старшая дочь Толстого Татьяна Львовна Сухотина (1864—1950) и ее дочь Татьяна Михайловна Сухотина (р. 1905).

4 Михаил Сергеевич Сухотин (1850—1914), муж Т. Л. Сухотиной, земский деятель, член первой Государственной думы, октябрист.

5 [Тем более]

6 О. К. Толстая.13

14 7 Андрей Львович Толстой (1877—1916).

8 Сергей Михайлович Сухотин (1887—1926), сын М. С. Сухотина от первого брака.

9 В. М. Феокритовой.

4. С. А. Толстой от 2 мая.

 

* 5. Ф. О. Масарику (Thomas Garrique Masařyk).

1910 г. Мая 3. Кочеты.1

Дорогой Фома Осипович!

Очень благодарен вам за ваше письмо и сведения о материалах для изучения вопроса самоубийства. Нынче только успел прочесть вашу прекрасную, вероятно стоившую вам больших трудов, книгу о самоубийстве.2 Очень порадовало меня основное совпадение наших взглядов на причину этого явления. Очень бы хотелось до смерти высказать те мысли об этом предмете, которые неотвязно преследуют меня.3 Может быть, кому-нибудь и пригодилось бы. Впрочем, я уже привыкаю не руководиться в своих поступках предполагаемыми последствиями, а только внутренним, духовным требованием. Думаю, что и в этом, судя по вашей последней главе, в которой вы говорите о детерминации, схожусь с вами.

От души желаю вам всего хорошего.

Любящий вас Лев Толстой.

Печатается по копии. На конверте помета Толстого: Ответить мне — благодарить. Дата определяется записью Толстого в Дневнике 3 мая 1910 г. в Кочетах: «Ходил по парку, читая Масарика. Слабо... Думал о самоубийстве и перечитал начатое. Хорошо. Хорошо бы написать. Написал Масарику» (т. 58, стр. 44).

Томаш Гаррик Масарик (1850—1937) — чех, профессор философии в Праге, автор многих трудов по социологии и философии. См. т. 64, письмо № 88, стр. 48; т. 58, стр. 31 и 350.

Ответ на письмо Масарика на русском языке из Праги от 9 мая нов. ст., в котором Масарик писал Толстому по вопросу о самоубийстве и прилагал список литературы по этому вопросу.

1 В копии ошибочно указано место написания: «Ясная Поляна, 3 мая 1910 г.».

2 Thomas Garrique Masařyk, «Der Selbstmord sociale Massenerscheinung der Modernen Civilisation», Verlag von Carl Konegen, Wien, 1881.14 15 («Самоубийство как массовое социальное явление современной цивилизации», изд. Карла Конегена, Вена). На этой книге, сохранившейся в яснополянской библиотеке, Толстым во время чтения сделано свыше сорока пометок (отчеркивания, надписи, знаки вопроса и пр.).

3 Толстой в период 28 марта — 7 августа 1910 г. работал над статьей «О самоубийстве», но не успел ее закончить. В процессе работы он переменил заглавие, назвав статью «О безумии» (см. т. 38, стр. 395 и 584—587; см. также т. 81, письмо № 233).

6. С. А. Толстой от 3 мая.

 

7. Э. Г. Шмиту (Eugen Heinrich Shmitt).

1910 г. Мая 3. Кочеты.

Die Auslegung in Ihrem Artikel* meiner Ansichten hat mir sehr gefallen, obzwar sie unvollständing ist. Die Schuld daran sind nicht Sie, sondern ich. Besonders angenehm war mir in diesem Artikel nicht nur die Auslegung meiner, sondern auch Ihrer mit mir völlig übereinstimmender Ansicht zu finden. Diese unsere Einheit der Ansichten im Grundgedanken ist mir besonders angenehm.

Danke Ihnen für Ihren freundlichen Brief und erwarte mit grossem Interesse die Erscheinung derselben Broschüre mit Ihrem Vorworte.

3/16 Mai 1910.

Kočety.

* «Leo Tolstoy als Gegner der modernen Wissenschaft in Dokumenten des Fortschritts», Verl. Reimer, Berlin, April 1910.

Мне очень понравилось изложение моих взглядов в вашей статье,* хотя оно и неполно. Вина в этом не ваша, а моя. Особенно приятно было мне найти в этой статье изложение не только моего мировоззрения, но также и вашего, вполне с моим совпадающего. Это единство наших взглядов в основных положениях мне особенно дорого.

Благодарю вас за ваше дружеское письмо и с большим интересом ожидаю появления упоминаемой брошюры с вашим предисловием.

3/16 мая 1910.

Кочеты.15

16 * «Лев Толстой как противник современной науки в документах прогресса», изд. Реймера, Берлин, апрель 1910.

Печатается по копии рукой Д. П. Маковицкого. Кроме того, в ГМТ хранится машинописная копия. Впервые опубликовано в книге: Ernste Keuchel, «Leo Tolstoi. Die Rettung wird Kommen... 30 unveröffentliche Briefe an Eugen H. Schmitt», zusammengestellt von E. Keuchel, Hamburg, 1926, стр. 65 («Лев Толстой. Спасение придет... 30 неопубликованных писем Льва Толстого к Эугену Генриху Шмиту», составлено Е. Койхелем, Гамбург).

Евгений Генрих Шмит (1851—1916) — венгерский журналист и писатель по религиозным вопросам, находившийся с Толстым в длительной переписке. См. письма 1894 г., т. 67 и т. 81, письмо № 14. Шмит сообщал Толстому, что посылает свою брошюру, посвященную разбору статьи Толстого «О науке» (см. т. 38, стр. 132), и просил Толстого, прочитав статью, сообщить ему свое мнение.

* 8. A. Л. Толстой.

1910 г. Мая 4. Кочеты.

Третий день в Кочетах, очень хорошо. Мама отложила приезд по причине Андрея с женой.1 Приедет в пятницу. Мне всё так же хорошо. Надеюсь завтра иметь о тебе вести. Пиши чаще, или Варя. Благодарю ее всегда в душе. Тебя целую.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

1 В Ясную Поляну приезжал сын Толстого Андрей Львович со своей второй женой, Екатериной Васильевной Толстой.

9. Г. И. Почепне.

1910 г. Мая 4. Кочеты.

Благодарю вас за ваше письмо. Рад был получить его. Помогай вам бог не переставая подвигаться по избранному вами пути.

Л. Толстой.

Приписка к письму В. Ф. Булгакова. Впервые опубликовано, вместе с письмом В. Ф. Булгакова, в журнале «Вегетарианское обозрение» 1912, 1, стр. 34.

Григорий И. Почепня — вегетарианец из Никольско-Уссурийска (см. т. 80), прислал Толстому длинное письмо, в котором задавал ряд вопросов о вегетарианстве, просил ответить, можно ли вегетарианцу носить кожаную обувь и пр. См. «Список писем по поручению», № 4.

16 17

* 10. А. Л. Толстой.

1910 г. Мая 5. Кочеты.

Все-таки по привычке пишу, вечером вместе с дневником и тебе, милая Саша. Уверен, что твои письма не дошли, но что они есть. Нынче 5-ое, опять нет. Мне, как я и писал тебе, очень хорошо у милой Тани. Вчера был бодр, а нынче вял, сонлив, ничего не работал. Да и пора кончить. Ну, как ты, моя милая? Надеюсь, что идет к поправлению. Советовать могу только то, чтобы ты, хотя и больная, не забывала бы жить душою. Знаю, что ты и сама это знаешь. Послезавтра приезжает мама. Здесь такое чудное одиночество с ландышами, соловьями... Ну прощай пока. Варе привет.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

* 11. И. К. Янину.

1910 г. Мая 5. Кочеты.

5 мая 1910 г.

По моему мнению, самая лучшая форма жизни — земледельческая. Советовать в частных вопросах невозможно. Человек должен решать такие вопросы сам, руководствуясь своим пониманием жизни.

Посылаю вам книгу, которая может содействовать уяснению понимания жизни.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Янина. Дата определяется копией.

Иван Кузьмич Янин (р. 1880) — крестьянин Тульской губ., служивший десятником на ст. Шилово Московско-Казанской ж. д., спрашивал Толстого в письме от 1 мая, следует ли ему возвратиться на родину и заняться хлебопашеством или же готовиться в землемерное училище. Янин ответил Толстому письмом от 23 мая, в котором сообщал, что обещанной Толстым книги не получил, и просил посоветовать ему, «какую книгу купить по религии», так как потерял веру в православие. На конверте Толстой пометил: Послать В Ч[ем] м[оя] в[ера?] и Е[диную] з[аповедь]. Книги, судя по помете на конверте, отправил В. Ф. Булгаков.

17 18

* 12. И. А. Бори (Joseph Alemany Воrі) и Ф. Г. Рюицу (Fréderic
Gimenez Ruiz). Черновое.

1910 г. Мая 7. Кочеты.

Pour remplir autant qu’il est en notre pouvoir d’un vrai crétien, il est tout à fait inutile de changer d’entourage et de lieu. L’idéal d’un Homme éclairé par la vrai réligion du Christ n’est autre chose qu’un perfectionnement moral continuel; c’est à dire de tacher de devenir meilleur, croitre en amour envers Dieu et les hommes. Le perfectionnement est possible dans toutes les conditions.

Je ne connais pas de colonies chrétiennes en Europe et si mème j’en connaissais, je ne vous aurais pas conseillé de quitter votre genre de vie et d’y entrer.

Dans tous les cas je yous souhaite le véritable bien de l’âme qui peut être atteint partout et toujours.

Votre lettre m’a été très agréable.

Votre ami et frère

L. T.

Чтобы выполнить, насколько в наших силах, долг истинного христианина, совершенно бесполезно менять окружающую обстановку. Идеал человека, просветленного истинным учением Христа, есть не что иное, как постоянное нравственное совершенствование; это значит — стараться стать лучше, растить в себе любовь к богу и людям. Совершенствование возможно при всяких условиях.

Я не знаю никаких христианских колоний в Европе, но, даже если бы и знал таковые, я не посоветовал бы вам оставить ваш образ жизни и вступить в нее.

Во всяком случае желаю вам истинного душевного блага, которое может быть достигнуто везде и всегда.

Ваше письмо было мне очень приятно.

Ваш друг и брат

Л. Т.

Печатается по черновику-автографу, написанному на конверте письма И. А. Бори и Ф. Г. Рюица. Дата определяется почтовым штемпелем дня получения: «Благодатное, 7 мая 1910 г.» и подтверждается копией.

Иосиф Алемани Бори и Фредерик Гименец Рюиц — торговые служащие в Барселоне (Испания), писали, что, проникнувшись учением Толстого, они хотели бы уйти из своего города пешком в какую-нибудь христианскую колонию Франции или Швейцарии и просили Толстого указать адрес такой колонии.

18 19

13. C. A. Толстой от 7 мая.

 

* 14. А. Л. Толстой.

1910 г. Мая 7. Кочеты.

Вчера был нездоров, слаб и потому не писал тебе, милая Саша. Вчера же получил, наконец, твои два письма и нынче одно. Спасибо. Нынче я себя лучше чувствую и получил большую, большую радость: приехал Чертков1 и пробудет неделю. Мама же, намеревавшаяся приехать в пятницу, отложила свой приезд от дурной погоды. — Известия от тебя хороши, но боюсь, что ты поддаешься внушениям докторов и милой Вари. Берегись этого, голубушка. Жалко тоже, что вынуждена есть мясо. С Ч[ертковым] так хорошо. Такой друг. Единственный недостаток — тот же, как у тебя, что и ты, и он меня слишком любите. Упрекать вас в этом не могу, потому что сам тем же грешен.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

1 В. Г. Чертков, которому запрещен был въезд в Тульскую губ., получил разрешение в Петербурге приехать в Кочеты для свидания с Толстым. Чертков приехал в Кочеты 7 мая и пробыл там до 20 мая. См. воспоминания В. Г. Черткова «Свидание с Л. Н. Толстым в Кочетах (у М. С. и Т. Л. Сухотиных)» — ТЕ 1913, стр. 61—75, и т. 89.

* 15. А. Л. Толстой.

1910 г. Мая 8. Кочеты.

Пишу второе письмо из Кочетов,1 милая Сашенька. Мне здесь так хорошо, что не верится, что наяву, такая тишина, такой досуг и такой милый entourage2 и такая удивительная природа. Ничего нового не пишу. Да и не успел. И не надо. И так хорошо. От [добра] добра не ищут. Только бы ты вернулась здоровая и выросшая духовно, — то, что мы все делаем, и в чем одном и жизнь, и истинное счастье. Думаю, что ты знаешь это. И радуюсь этому. Целую тебя и люблю очень.

Л. Т.19

20 Печатается по копии из AЧ. Датируется по почтовому штемпелю дня отправления.

1 Толстой ошибся: в действительности это было пятое письмо, написанное им в Кочетах A. Л. Толстой.

2 [окружение]

* 16. А. Л. Толстой.

1910 г. Мая 9. Кочеты.

Получил нынче твое письмецо, милый друг Саша, в котором дурно то, что ты гуляла и почувствовала усталость. Это очень мне грустно. А хорошее то, как ты спорила с своими сожителями о самом важном в жизни. Помогай тебе бог утверждаться в этом, в том, что ты свободна, и никто твоего блага у тебя отнять не может, если ты его полагаешь в том, — в чем оно есть, — в том, чтобы расти душою. Нынче ждали мама, а она, к удивлению нашему, не приехала. Она должна была по телеграмме приехать с Андреем. А вот 12 час, а их нет. Мне очень радостно и хорошо с Чертковым и с Таней и с М[ихаилом] С[ергеевичем]. Нынче первый день немного занялся. Пишу о самоубийстве или скорее по случаю самоубийства: о безумии нашей жизни. Если удастся написать — хорошо, а если не удастся — тоже хорошо.1 Прощай, голубушка, до свиданья.

Л. Т.

Печатается по копии из АЧ. Датируется по почтовому штемпелю дня отправления.

1 Толстой отмечает возобновление своей работы над статьей о самоубийствах, которую он позднее назвал «О безумии». См. т. 38, стр. 395, и т. 58, прим. 451.

* 17. А. Л. Толстой.

1910 г. Мая 9. Кочеты.

Получил и нынче, 9-го мая, коротенькое письмецо твое, милая дочь, где пишешь о том, что шьешь и занимаешься стенографией, а злодейка Варя не дает. Как-нибудь сходитесь с ней — середка на половине. Нынче приехала мама с Андрюшей.20 21 Андрей стал говорить про Молочникова, осуждая его, и я резко, в чем виню себя, je lui ai dit son fait,1 и нехорошо. Удивительно, что здесь же в первые часы приезда я в первый раз высказал мама мои чувства отвращения и страдания к той жизни, в которой участвую, живя в ней. Ушел взволнованный, потом пришел и поцеловал ее, и она, я думаю, поняла и почувствовала. Это было хорошо. Радостно мне присутствие здесь Черткова. Андрей и неприятен и жалок. Знаю, что с такими людьми надо обходиться, помня, что они не виноваты, что не понимают, и стараюсь. Но нынче сорвался. Его не обидел, но говорил резко о том мире, в котором он живет и который считает достойным уважения. Очень, очень у меня нарастает потребность высказать всё безумие и всю мерзость нашей жизни с нашей глупой роскошью среди голодных, полуголых людей, живущих во вшах, в курных избах.2 Ну да что бог даст. Держись, милая. Будь, как была строга и внимательна к себе. Целую тебя, милая дочь.

Печатается по копии из AЧ.

1 [я ему сказал о его поступке,]

2 См. записи в Дневнике 9 и 10 мая, т. 58, стр. 46—49.

* 18. А. Л. Толстой.

1910 г. Мая 10. Кочеты.

Спасибо, милый друг, что пишешь каждый день. Какие бы ни были твои письма, я всегда им рад. Разумеется, чем больше пишешь о своей жизни и телесной и, главное, духовной, тем я радее. Но не принуждай себя, напиши: здравствуй, папа, я жива и тебя люблю, и мне довольно. Нынче уехал Андрей, оставил грустное впечатление. Было холодно, и мне нездоровилось. Но нынче и погода лучше и на душе у меня так хорошо, как редко бывает; мыслей много, которые кажутся мне важными, и ко всем доброе чувство. Хожу по парку, соловьи заливаются со всех сторон, ландыши так милы, что нельзя не сорвать, и так на душе радостно, и одно чувство, и одна мысль лучше другой. Только можешь быть благодарным всем и за всё. Дай бог, чтобы тебе почаще было так. Верь, что так должно21 22 быть. А если1 так, то это значит, что спишь; спокойно жди, когда проснешься. Целую тебя, милую пятипудовую. Варю прошу не очень тебя муштровать.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

Датируется по почтовому штемпелю дня отправления.

1 В копии пропущено недостающее по смыслу слово: не

* 19. А. Л. Толстой.

1910 г. Мая 11. Кочеты.

Нынче пользуюсь тем чудным бюваром со всеми принадлежностями, который мне дала Таня. Получил нынче твое грустное письмо — для меня все-таки приятное какое бы ни было, — о том, как тебе одиноко и как тебя обстригли. И не только тебе, но мне, признаюсь, это жалко. Ну, да была бы голова и то, что в голове и в сердце. Нынче сам себе писал о том, что мне выяснилось с особенной ясностью в последнее время: то, что зла нет и не может быть, — что то, что мы называем злом и что чувствуем как зло, — суеверие. Это — то что мы называем злом, есть только указание наших ошибок, а исправлять себя, освобождаться от ошибок — самая большая радость. Так что то, что мы называем злом, есть только приготовление к радости. Трудно тебе, молодой, поверить в это, но поживешь и не только поверишь, — потому что испытаешь. И знаю, что ты можешь это. Только смелее надо быть не перед другими, а перед самим собою. Хорошо делаешь, что шьешь и стенографируешь. Работа это то, чего больше всего недостает в нашей жизни.

Вчера чувствовал себя бодрым и полным затей. Нынче, напротив, сонливость, слабость и нет энергии мысли, но на душе очень хорошо. К обеду приехали Абрикосовы: отец1 и сын.2 Хрисанф, как всегда, прост, мил, чист, ясен. Мама уезжает 14 или 15. А я еще побуду. Таня говорит, что мы с Чертковым, который остается тоже, не мешаем ей. Радуюсь тому, что скоро увижу тебя бритую, толстую, но милую моему сердцу.

Нынче и вчера ездил верхом очень приятно. Ну, прощай, до свидания. Дружеский привет Варе.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.22

23 1 Николай Алексеевич Абрикосов (1850—1936), знакомый Толстого.

2 Хрисанф Николаевич Абрикосов (р. 1877), женат на внучатной племяннице Толстого Наталии Леонидовне Оболенской (р. 1881). Автор воспоминаний «Двенадцать лет около Толстого» — «Летописи», 2, стр. 377.

* 20. А. Л. Толстой.

1910 г. Мая 12. Кочеты.

Опять вечер 12-го. Со всеми простился и один думаю о тебе и пишу тебе, милая мне Саша. Получил нынче довольно старое твое письмо о том, что я не получаю твоих писем, и о выдернутом зубе. А что кашель? Теперь уже несколько дней получаю каждый день твои письма. Про себя могу сказать, — хотел сказать, — только хорошее, но совестно хвалиться: уверен, что ты поймешь, что я не себя нахожу хорошим, а внешние условия. На себя тоже не жалуюсь, потому что все-таки сознаю себя не таким, очень плохим, каким был прежде. Езжу верхом, утром гуляю по парку. С народом мало общаюсь. Близость Ч[ерткова] мне радостна. Мало, почти ничего не пишу, но очень много задумываю. Как бог велит выполнить. Лев Сухотин и Сергей1 приезжают завтра. Таня уверяет, что мы с Ч[ертковым] не помешаем, и мы проводим мама 15-го, а сами пробудем без нее день или два, так что около 20, 19-го буду в Ясной. До свиданья бог даст. Хорошо говорили нынче о тебе с Ч[ертковым]. Какой милый Хрисанф.2 Он хотел тебе написать.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

1 Лев Михайлович Сухотин (р. 1879), старший сын М. С. Сухотина, и его брат Сергей Михайлович (см. прим. 8 к письму № 3).

2 X. Н. Абрикосов.

* 21. А. Л. Толстой.

1910 г. Мая 13. Кочеты.

Нынче 13-го получил твое нехорошее письмо, милый друг Саша, нехорошее тем, что температура поднялась и тебе нехорошо. Крепись, голубчик, всё больше и больше переноси интересы твоей жизни в себя, — в свою внутреннюю жизнь, 23 24 в приближение к тому, чем для души своей хочешь быть. Знаю, что то, что мне естественно, когда сами собой отпали все плотские страсти, тебе, голубушка, еще трудно, но это все-таки,1 и чем раньше сознаешь это и поставишь на это свою жизнь, тем лучше жизнь. И ты можешь. Радуюсь мысли увидать тебя, если даст бог. Здесь всё так же хорошо. Нынче приехали Лева с женой и детьми — одна воспитанница — и Сережа.2 Ч[ертков] выписывает Тапселя.3 Мне это не совсем приятно, но не могу ни в чем отказать Ч[ерткову], да и Тане это приятно, так что и мне приятно. Всё ничего не пишу, но думается много. Даже письма пишет за меня очень хорошо то Булгаков, то Ч[ертков]. Целую тебя, голубушка, и милую Варю.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

1 В копии пропущено недостающее по смыслу слово: надо [?]

2 См. прим. 8 к письму № 3.

3 Фотограф-англичанин Томас Тапсель (ум. 1915), неоднократно снимавший Л. Н. Толстого по поручениям В. Г. Черткова.

* 22. И. В. Колесникову.

1910 г. Мая 14. Кочеты.

Кочеты, 14 мая 1910 г.

Получил ваше письмо, Иван Васильевич, и очень понимаю ваше чувство возмущения. Я постоянно испытываю его, глядя на жизнь людей нашего мира. Смягчает, даже совсем утишает это чувство мысль и сознание того, что изменение этих безумных и безнравственных условий жизни не в моей власти, тогда как в полной моей власти только моя жизнь и моя деятельность, во всякую минуту настоящего, и что моя деятельность, направленная на самого себя, есть вместе с тем единственное средство воздействия моего на условия внешнего мира. Моя деятельность, направленная на самого себя, это тот рычаг, посредством которого только я могу содействовать превращению дурных условий в хорошие. Правда, перемены этой не только я в свои 82 года, но и молодой человек может не увидать, но всякое внутреннее совершенствование каждой личности неизбежно вносит и зачатки изменения общего строя.24

25 Книга Ничше «Т[ак] г[оворил] 3[аратустра]», по моему мнению, величайшая чепуха. Я кое-где высказывал это мое мнение, объясняя его.1 Мой друг Влад[имир] Григ[орьевич] Чертков пишет о Ничше.2 Я просил его сообщить вам его мнение о Ничше, мнение, с которым я вполне согласен.3 Посылаю вам несколько книг, подтверждающих высказанное мною выше.

Л. Т.

Печатается по копии. На конверте письма Колесникова — помета Толстого: Ответить. Ч[ерткова] просить сказать. Дата копии.

Ответ на письмо Ивана Васильевича Колесникова (см. т. 80, письмо № 93) из Челябинска от 5 мая, в котором он описывал свои впечатления после освобождения из тюрьмы: «Встречаю приспешников, паразитов для всех и себя, дальше: коляска, моторы, босые, отрепанные, церкви, кабаки. Ну, а школу, вероятно, на днях увижу. Грустно, грустно». В приписке к письму Колесников просил Толстого высказать его мнение о книге Ницше «Так говорил Заратустра» и спрашивал, было ли Толстым публично высказано его отношение к этой книге.

1 Книга реакционного немецкого философа Фридриха Вильгельма Ницше (1844—1900) «Also sprach Zaratustra» («Так говорил Заратустра. Книга для всех и никого»). Толстой относился к философии Ницше резко отрицательно. Высказывания Толстого о Ницше см. (по указателю) в тт. 25, 30, 31, 35, 54, 72.

2 Работа В. Г. Черткова о Ницше не была закончена; частично она опубликована в «Свободном слове» 1905, №№ 16 и 17, под заглавием «О значении Ницше».

3 Кроме Толстого, Колесникову ответил В. Г. Чертков 14 мая. См. «Список писем по поручению», № 32а.

* 23. Е. В. Молоствовой.

1910 г. Мая 14. Кочеты.

Хочется написать вам лично, милая Лизавета Владимировна, хоть несколько слов: первое — о том, что Чертков так хорошо ответил на ваш вопрос, что я могу только выразить мое полное согласие с его мыслью, и второе, что помню и люблю вас.

Лев Толстой.

Письмо Толстого является припиской к письму В. Г. Черткова от 14 мая, часть которого воспроизводится ниже. Дата определяется письмом В. Г. Черткова.25

26 Елизавета Владимировна Молоствова, рожд. Бор (1873—1936) — исследовательница русского сектантства. Неоднократно бывала в Ясной Поляне. Е. В. Молоствова прислала Толстому письмо от 1 мая 1910 г., в котором описывала сектантов-иеговистов, живших в Сибири и на Урале, и сообщала, что они просят ее прислать брошюру для распространения, но она сомневается, не навлечет ли это на них большие гонения со стороны правительства. Брошюра, о которой идет речь: Е. В. Молоствова, «Секта иеговистов. Сообщение в отделе этнографии Императорского русского географического общества 30 января 1909 г.» — оттиск из журнала «Живая старина» 1909, 1. На конверте письма Е. В. Молоствовой помета Толстого: Расспросить про брошюры и отвечать. По поручению Толстого на письмо Молоствовой отвечал В. Г. Чертков из Кочетов 14 мая: «Относительно же того, высказать ли им правду о том суеверном, что замечаем в их взглядах, он просил меня сообщить вам мое мнение, с которым он вполне согласен. Мое же не мнение, а самое глубокое убеждение состоит в том, что в подобных случаях высказывать правду и помогать людям братьям из народа выпутываться из этих суеверий, расположение к которым развито в них производимым над ними вековым церковным обманом, представляет нашу священную обязанность. Для нас, не сумевших еще слезть с их спины, единственный случай применять хоть сколько-нибудь в их пользу то сравнительно большое просвещение, которое мы приобрели путем ограбления рабочего народа, представляется именно тогда, когда мы видим заблуждения, в которых они бессознательно втягиваются в своих напряженных поисках за истиной, и имеем возможность раскрыть глаза на эти заблуждения хоть некоторым из них».

* 24. Л. Д. Семенову.

1910 г. Мая 14. Кочеты.

Кочеты, 14 мая 1910 года.

Леониду Семенову.

Как всегда, был очень рад твоему письмецу, милый брат Леонид. Всегда с радостью и умилением думаю о твоей жизни. Перед отъездом моим из дома к дочери в Новосильский уезд к нам зашел Шнякин,1 и мне удалось только самое короткое время пробыть с ним и подкрепиться его силою. Брат Григорий2 зовет меня к вам. Спасибо ему. Думаю, что нет, как ты говоришь, воли высшей на то, чтобы это желание мое, самое горячее, исполнилось, по крайней мере теперь. Думаю, что нет на то воли бога, п[отому] ч[то] знаю, что ничего не хочу своего, ничего, кроме того, чтобы исполнить его волю. Благодарю брата Михаила3 за добрую память.26

27 То, что ты пишешь о твоем отношении к слуху о смерти Добролюбова,4 я вполне понимаю и разделяю. Думаю, что признавать смерть злом есть очень вредное суеверие.

Душан,5 верно, напишет тебе сам. Не забывай меня и давай изредка знать о себе. Любовь твоя и братьев Михаила, Григория и других, кроме того, что вызывает во мне самые хорошие чувства, нужна мне, поднимая меня в своем о себе мнении.

Лев Толстой.

Печатается по копии. Дата определяется копией и записью Толстого в своем Дневнике 14 мая (т. 58, стр. 51).

Леонид Дмитриевич Семенов (Тяншанский) (1884—1917) — внук известного географа П. П. Семенова-Тяншанского, поэт-символист (см. Леонид Семенов, «Собрание стихотворений», изд. «Содружество», Спб. 1905). Под влиянием религиозного перелома и философии своего друга А. М. Добролюбова Семенов разочаровался в жизни «высших классов» и интеллигенции и ушел странствовать по России, а затем поселился в Рязанской губ., где занялся крестьянским трудом. Был связан с целым рядом сектантов. Неоднократно бывал у Толстого в Ясной Поляне (см. т. 77). Ответ на письмо Семенова от 11 мая 1910 г.

1 Савелий Шнякин. См. прим. 2 к письму № 3.

2 Григорий Еремин, крестьянин Рязанской губ., друг Семенова, бывавший с ним у Толстого в Ясной Поляне в 1909 г.

3 Михаил (фамилия не установлена) — крестьянин Рязанской губ., сектант, приходивший вместе с Семеновым в Ясную Поляну в сентябре 1908 г.

4 Александр Михайлович Добролюбов (1876—1930-е гг.), поэт-символист. В 1898 г. А. М. Добролюбов ушел пешком в Соловецкий монастырь и остался там на положении «богомольца-трудника». С 1899 г. ходил странником и проповедником по России, основал непротивленческую секту «добролюбовцев». Слух о смерти Добролюбова в 1910 г. оказался неверным.

5 Душан Петрович Маковицкий.

* 25. А. Л. Толстой.

1910 г. Мая 14. Кочеты.

И нынче получил твое письмо, милая Сашенька, и пишу как всегда вечером. Письмо твое радостное нынче: и жару нет и стенография подвинулась. Может быть, и приведется опять вместе работать. Я здоров, и мне очень хорошо на душе, хотя27 28 и ничего не пишу. Нынче ходил в Желябуху 5 верст, дошел бодро. Ч[ертков] шел издалека за мной. И Таня приехала на дамских дрожках за нами. Погода чудная. И люди такие хорошие, поговорил с мужиками хорошо. Мама завтра едет в Ясную и оттуда в Москву, а мы поедем 20-го. Прощай, душенька.

Твой любящий старик Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

* 26. A. Л. Толстой.

1910 г. Мая 15. Кочеты.

Опять пишу, опять о тебе думаю, тебя чувствую, как каждый вечер. У меня в комнате навоняла лампа, и пишу в Танином кабинете. Она проводила нынче мама через Абрикосовых на Мценск и теперь стоит подле меня, и мы с ней говорили про мама. Таня милая так хорошо умеет видеть в ней — мама — всё доброе. Я ей благодарен за это. Тут теперь всё семейство, и жизнь очень приятна, легка. Остается мне жить здесь 4 дня. Хотя я ничего не делал здесь, мне было очень хорошо. Надеюсь, будет так же до конца. Нынче не было от тебя письма. Надеюсь, будет завтра, и хорошее. Нынче с утра ходил по деревне и много и приятно беседовал с мужиками и бабами. Вечером приехал сосед Матвеев — ученый.1 Какая страшная разница и в пользу первых. Прощай, душенька. Целую тебя. Привет Варе.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

1 Владимир Александрович Матвеев, сосед Сухотиных, дипломат, служивший в Персии, знаток языков и религиозных движений Востока. См. т. 58, прим. 695.

* 27. А. Л. Толстой.

1910 г. Мая 17. Кочеты.

Вчера мы решили, милая Саша, что если писать тебе, то едва ли дойдет до 20-го, когда ты можешь выехать, но нынче получил твое хорошее, бодрое письмо, по которому вижу, что28 29 ты еще не будешь в состоянии выехать до 20-го, и потому пишу тебе хоть несколько слов. Я всё у Сухотиных, мне хорошо, хотя и нездоровится последние дни. Всё ничего не пишу и всё жду тебя с радостью, но был бы очень огорчен, если бы ты приехала раньше, чем это полезно для твоего здоровья. Так мне весело нынче стало от твоего бодрого письма. Хорошо, если опять будем вместе. А главное хорошо, если будем хоть не совсем недовольны собой, а нынче немного менее дурны, чем вчера. Ну, не буду надоедать тебе рассуждениями. Нынче был у меня старик скопец, очень интересный.1 Был сослан и доказывал справедливость их веры: целомудрие во что бы то ни стало. Они тем хороши, что религия для них — важное дело жизни: не пьют, не курят, не едят мяса, не сквернословят. Очень Ч[ертков] и Димочка2 просят докончить хоть кое-как им комедию,3 и я завтра постараюсь сделать, что могу, и послать им, что могу, или свезти сам, так как буду в Ясенках через три — если будем живы — и Димочка встретит нас. Ну, до свиданья, голубушка, е[сли] б[уду] ж[ив]. Иду спать.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

1 Андрей Яковлевич Григорьев (1848—1926?), сектант-скопец, живший в 10 км. от Кочетов. См. т. 58, прим. 888.

2 Владимир Владимирович Чертков (р. 1889), сын В. Г. Черткова.

3 Комедия «От ней все качества» («Долг платежом красен»), написанная Толстым в 1910 г. для любительского спектакля крестьянской молодежи в Телятинках, организованного В. В. Чертковым. См. т. 38, стр. 216.

* 28. А. Л. Толстой.

1910 г. Мая 18. Кочеты.

Пишу еще на всякий случай два слова 18-го вечером.

Я последние два дня был нездоров: чрезвычайная слабость, но нынче не только лучше, но совсем хорошо. По просьбе Черт[кова] нынче занялся поправкой пьесы и думаю отдать; для Телятинской публики, и очень важной публики, годится.1 Здесь Тапсель,2 и снимал нас для кинематографа. А мне всё это, все эти выдумки, роскошь противны всё больше и больше. Нынче нет от тебя письма, и мне недостает чего-то. Прощай,29 30 голубушка. Как ты устроишься с поездкой и когда приедешь? Варе мой сердечный привет.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

1 См. прим. 3 к письму № 27.

2 См. прим. 3 к письму № 21.

29. М. Н. Яковлевой.

1910 г. Мая 18. Кочеты.

18 мая 1910.

Милая М[арья] Н[иколаевна]!1 Получил ваше хорошее, и тронувшее, и порадовавшее меня письмо. Оч[ень] сожалею, ч[то] вы не застали меня, и, если буду жив, буду оч[ень] рад принять вас в августе.

О вашем положении и о том, как вам надо жить, чем руководствоваться, скажу то, во что всей душой верю и чем живу, и с чем надеюсь умереть, а именно следующее:

Истинный идеал религии, истинной религии, — он же идеал христианства, — тем и велик, что он так велик, что человек в теле никогда не может достигнуть его, а между тем, может всегда, во всех условиях постепенно приближаться к нему. В этом приближении и сущность жизни человеческой и единственное истинное благо ее. Отчаяние религиозных людей в том, ч[то] они не могут вполне осуществить в своей жизни того идеала, к[оторый] представляется им, происходит от заблуждения о том, что требования учений не в усилиях приближения к идеалу, а в полном осуществлении его в своей жизни. Часто это заблуждение приводит даже к отречению от признаваемого недостижимым идеала. Не поддавайтесь этому: жизнь и благо — в приближении к идеалу божеского совершенства. И благо это всегда доступное нам и очень большое, и совершенно удовлетворяет тех людей, которые не ставят себе целью своей жизни того, что не дано человеку. «Иго мое благо, и бремя мое легко».2 Говорю вам это смело, п[отому] ч[то] живу этим, и чем больше живу этим, тем более испытываю благо такой жизни и тем больше, несомненнее верю в истинность такого понимания жизни и цели ее. В последнее время я даже пришел к тому30 31 убеждению, что для того, кто положит всю свою жизнь в этом улучшении своей души, нет и не может быть зла, и вся жизнь его неперестающее благо и нет зла. Зло — суеверие. Боюсь, что эти мои рассуждения покажутся вам слишком отвлеченными и неясными, но на всякий случай высказываю вам всё, что думаю и во что верю.

Прибавлю еще то, что помогает жить этой жизнью, т. е. полагать всю свою духовную силу на внутреннее совершенствование — увеличение в себе любви. Помогает этому более всего сознание того, что истинная жизнь наша происходит только в настоящем, что прошедшего и будущего нет, а есть только настоящее, т. е. та безвременная точка, в к[оторой] прошедшее соприкасается с будущим, и что в этом настоящем мы только и живем и в нем только свободны. Из всех этих рассуждений вывожу следующий практический вам совет. Противоречие требований высшего закона и вашей души с требованиями окружающей вас среды есть в той или в другой форме необходимое условие жизни всякого в наше время религиозного человека. Для того, чтобы вам примирить, насколько возможно, это противоречие (совсем устранить его невозможно), вам надо не думать о том, как вам поступить по отношению ваших родителей, чтобы смягчить их или избавиться от их влияния, а все силы души, — и в каждый момент настоящего, — напрягать на то, чтобы перед богом и своей совестью думать мысли, говорить слова, делать поступки, наименее противные любви.

В этом всё, что может сделать человек, искренно желающий жить не по своей, а по божией воле. О том же, что именно выйдет из такой его деятельности, человек не может знать, но что не выйдет ничего дурного, а выйдет только хорошее это наверное знает тот, кто будет жить так.

«Возьми крест свой на каждый день... иго мое благо и бремя легко, ибо я кроток и смирен сердцем».

Но крест все-таки крест, и нужно усилие, чтобы нести его. Но в несении этом человек, если только добровольно несет его, чувствует несомненное благо и благо единственно истинное в жизни человеческой.

Не знаю, успею ли, но очень желал бы и пошлю вам нечто вроде предисловия к книжкам На кажд[ый] день, в к[отор]ом более последовательно, хотя и кратко, высказываю то, что теперь пишу вам.31

32 Не знаю, пользуетесь ли вы книжками «Н[а] к[аждый] д[ень]». Очень советовал бы. Я по своему опыту знаю, что они поддерживают строгое к себе религиозное настроение.

Прощайте, помогай вам бог смолоду стать на тот путь, к[отор]ый ведет нас к единому истинному благу. — Еще совет: старайтесь как можно меньше предпринимать и говорить, а как можно больше воздерживаться от поступков и от слов. Старайтесь кроме того при этом быть радостной, зная, что если вы нерадостны, то виноваты в этом не какие-либо внешние условия, а вы сами.

Полюбивший вас Л. Толстой.

Впервые опубликовано в газете «Русское слово» 1911, № 226 от 2 октября.

Ответ на письмо М. Н. Яковлевой, в котором она писала Толстому о своей жизни, благодарила за его письмо от 6 февраля (см. т. 81, письмо № 110) и сообщала, что 7 мая ездила в Ясную Поляну, чтобы поговорить с Толстым, но его не застала. Просила разрешения приехать в августе.

1 Зачеркнуто: Елена Константиновна — имя Е. К. Угрюмовой, в чей адрес М. Н. Яковлева просила ей отвечать, и надписано карандашом: М. Н.

2 Цитата из евангелия Матфея, гл. II, ст. 30.

* 30. T. Л. Сухотиной.

1910 г. Мая 20. Мценск.

Доехали прекрасно, милая Таничка. Говорить того, чего бы ты не знала, нечего. В Новоселках встретили нас Енгалычевы.1 Тапсель снимал, бегал, но, кажется, неудачно.2 Милому твоему Мише3 особенный привет и благодарность. И всем вашим.

Л. Т.

Адрес: Татьяне Львовне. [1910 г. <22 сент.> Июнь.]

Дата определяется днем отъезда Толстого из Кочетов 20 мая 1910 г. На автографе письмо ошибочно датировано Т. Л. Сухотиной июнем 1910 г.

Татьяна Львовна Сухотина (1864—1950) — старшая дочь Толстого.

Письмо было написано со ст. Мценск Московско-Курской ж. д. после отъезда из Кочетов, где Толстой гостил у Т. Л. и М. С. Сухотиных с 2 по 20 мая 1910 г.

1 Енгалычев — председатель Мценской уездной землеустроительной комиссии, сосед Сухотиных. Через его имение Новоселки лежал путь32 33 Кочеты — Мценск. О встрече Толстого с Енгалычевыми см. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 208.

2 Фотоснимки Тапселя сохранились в AЧ.

3 М. С. Сухотин. См. прим. 4 к письму № 3.

* 31. Б. О. Гольденблату.

1910 г. Мая 23. Я. П.

Борис Осипович,

Ко мне пришел очень, не только интересный, но почтенный человек, Петр Аксенов Фокин,1 отказавшийся от военной службы и из-за этого прострадавший много лет в военных тюрьмах. Теперь его выпустили, но, несмотря на то, что он Тульского уезда, в 12 верстах от Тулы, его приписали к Кашире и требуют от него ежедневного личного явления в тамошнее какое-то учреждение. Нельзя ли ему устроить так, чтобы он мог являться в волостное правление или хоть в Тулу? Уверен, что вы сделаете, что можно, и впредь благодарю вас.

Уважающий вас Лев Толстой.

23 мая 1910.


На конверте: Борису Осиповичу Гольденблату. В Туле, собственный дом на Дворянской.

Борис Осипович Гольденблат (р. 1862) — тульский адвокат, к которому часто обращался Толстой за юридической помощью, главным образом по крестьянским делам.

1 Петр Алексеевич Фокин (р. 1880) — крестьянин д. Высокие Выселки Тульской губ. См. т. 58, стр. 56 и прим. 727.

* 32. А. Л. Толстой.

1910 г. Мая 23. Я. П.

Таня подарила мне бювар с почтовой бумагой и конвертами, в первый раз пользуюсь, чтобы писать тебе, милый друг Саша. Вчера не писал, нынче получил твое письмо с хорошими известиями. Жду тебя к моему кабалистическому числу 28-го. Хоть бы и в июне, но только приехала бы здоровая. У нас живет жалкая Ек[атерина] Вас[ильевна] с девочкой, очень миленькой.1 Бедный Андрей всё мечется, очевидно из-за денег. Жалко его, но помочь ему не знаю и не умею как. Нынче поехал33 34 в Пирогово,2 как она сказала «по денежным делам». Был вечером Сережа.3 Уехал в Никольское,4 а маленький Сережа5 с швейцарцем гувернером6 живет у нас. Завтра приезжает скульптор Трубецкой.7 Нынче был Ив[ан] Ив[анович]. Привез корректур книжечек.8 Две последние — не книжки, а последние корректуры завтра поправлю, и пойдут в свет книжечки, которые очень люблю. Ездил нынче верхом на кривом и очень устал. Он тянет. Утром поправлял пьесу для Телятинского театра.9 Всё еще очень плохо, но немного лучше. С мама был неприятный разговор из-за баб, которых не пускают ходить за травой через усадьбу. Она согласилась пустить, но я собой недоволен, как с ней говорил.10 Был нынче еще солдат, крестьянин Тульского уезда,11 который отказался от военной службы и 8 с половиной лет был мучим по тюрьмам. Интересен и мил тем, что безграмотный и ничего не говорит о христианстве, о вере, об убеждениях, а говорил просто: «зачем мне служить? Мне это не нужно. Как я могу заколоть человека, за что? А он, может, в сто раз лучше меня?» — Он, очевидно, пришел к своему отказу по словам брата, который тоже отсидел 6 лет за отказ. Я попросил Булгакова записать его рассказ. Вот ты бы застенографировала. Я перед этими последними днями был не совсем здоров, а теперь совсем хорошо себя чувствую. Погода у нас и природа как-то особенно хороша, или я их особенно живо чувствую. Ну, прощай, голубушка. Милую Варю поцелуй.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

1 Е. В. Толстая, жена А. Л. Толстого, и их дочь Мария Андреевна (р. 1908).

2 Пирогово — имение брата Толстого, С. Н. Толстого (1826—1904).

3 Сергей Львович Толстой (1863—1947), старший сын Толстого.

4 Никольское — родовое имение Толстых, доставшееся по семейному разделу С. Л. Толстому.

5 Сергей Сергеевич Толстой (р. 1897), сын С. Л. Толстого. См. т. 56, прим. 436.

6 Морис Шарль Христиан Кюэс.

7 Скульптор Павел Петрович Трубецкой.

8 И. И. Горбунов-Посадов, привезший корректуры книжек «Путь жизни».

9 Комедию «От ней все качества».

10 См. т. 58, стр. 56 и прим. 720 и 728.

11 Петр Алексеевич Фокин. См. письмо № 31, т. 58, стр. 56 и прим. 727.

34 35

* 33. И. Чепурину.

1910 г. Мая 25. Я. П.

Ясная Поляна, 25 мая 1910 года.

И. Чепурину.

Получил ваше интересное письмо и очень рад. Желал бы быть вам полезным. Отвечу на следующие три пункта вашего письма:

1) Вы хотите описать свою жизнь — и внутренние душевные перевороты, и внешние события — и затрудняетесь своим незнанием грамматики и нелитературностью языка. Не советую вам стесняться этим. Пишите как можно проще, и, судя по вашему письму, вы прекрасно можете изложить пережитое вами, и это пережитое вами должно быть не только интересно, но и поучительно. И, вероятно, охотно будет принято в печать. Это по первому пункту.

2) Вы желаете быть полезным людям. Об этом я думаю так, что такое желание — быть полезным — и неправильно, и ложно, п[отому] ч[то] человеку не дано знать, чем, как, и кому, и когда он может быть полезен. И революционеры делали и правительство делает теперь то, что считалось и считается ими полезным, и мы видим, какая произошла польза. Так и во всём. Достойная для человека и разумная для него цель есть только одна: внутреннее совершенствование, наибольшее приближение к высшему религиозному идеалу — любви к богу (к совершенству) и к ближнему. И деятельность, направленная к этой цели, во-1-х, всегда достигается, ничто не может помешать ей, и во-2-х, всегда наверное приносит пользу, хотя мы и не можем ни предвидеть, ни определить этой цели. Это по второму пункту.

3) Это мой вопрос о том, что вы разумеете под христианством, когда говорите в письме, что вы стали христианином. То ли, что я разумею под христианством, или что-либо другое. То, что я разумею под христианством, вы поймете из моих книг, которые посылаю вам: Учение Христа, На каждый день, Закон насилия и закон любви.

Брат ваш Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф Толстого, начатый на конверте письма Чепурина и продолженный на двух страницах почтовой бумаги.

Ответ Толстого на письмо крестьянина Саратовской губ. Ивана Чепурина (р. 1880), в котором Чепурин подробно описывал свою жизнь и35 36 просил Толстого посоветовать, как дальше жить. Чепурин писал, что его как крестьянина из бедной семьи «судьба кидала из одного завода в другой, из фабрики в фабрику и т. д.». Всюду он видел несправедливость и оскорбление. Он отправился «бродяжничать» «на четыре с лишним года... побывал в Германии, в Англии, в Америке — Соединенных Штатах и Канаде, побывал в Китае и немного в Японии, познакомился со всей Сибирью» и нигде не нашел удовлетворения. «Встретя на своем жизненном пути в эти бродяжные годы много народа и много разных приключений, — пишет Чепурин, — ...сильно, сильно полюбил и люблю вас... Но что же делать?.. Милый человек, Лев Николаевич! Очень бы я желал услышать на эти слова от вас ответ». Далее он сообщал, что ему хотелось бы описать свою жизнь, но он чувствует «сильную слабость литературно-грамматических правил» и это его пугает. На письмо Толстого Чепурин отвечал 18 июня, а Чепурину на это его вторичное письмо отвечал по поручению Толстого 22 июня В. Ф. Булгаков. См. «Список писем по поручению», № 122.

27—28 августа Чепурин был у Толстого в Кочетах и имел с ним продолжительные беседы. См. т. 58, стр. 97 и прим. 1251.

* 34. М. Э. Коллету (Marcel Edward Collete). Черновое.

1910 г. Мая 26. Я. П.

Получил ваше интересное письмо.

Вполне разделяю выраженные в нем мысли. Оч[ень] рад буду, чем могу, служить вам, или скорее тому общему делу, к[оторому] мы с вами одинаково стараемся служить.

Посылаю вам портрет и книги и бра[тски] жму руку.

Печатается по черновику-автографу Толстого, написанному на полулисте почтовой бумаги. На конверте письмо М. Э. Коллета, помета Толстого: Оч[ень] хорошее письмо, надо отвечать. Повидимому, письмо Коллету не было послано и отправлено только после смерти Толстого Д. П. Маковицким 24 декабря 1910 г., что видно из его пометы на конверте письма Коллета: «Ответ (который тут на конверте) Льва Николаевича переписал и послал 24 декабря 1910 г. Д. П. М.».

Марсель Эдуард Коллет из Франкфурта-на-Майне в письме на французском языке от 1 июня нов. ст. 1910 г. писал Толстому, что готов быть если не его постоянным сотрудником, то его учеником. Он хотел бы для Франции сделать хотя бы часть того, что Толстой сделал для своей страны. Далее в своем письме он обосновывал свою точку зрения на необходимость «единства всех людей как в счастье, так и в несчастье». В заключение он сообщает, что предполагает написать книгу, посвященную трудам Толстого и русской мысли, и просит прислать фотографическую карточку и короткое предисловие на тему — душа русского народа, которое бы он поместил в начале своей книги.

36 37

* 35. М. Кузнецовой.

1910 г. Мая 26. Я. П.

Ясная Поляна, 26 мая 1910 года.

Всегда буду рад ответить. Посылаю статью «Единая заповедь», которая, может быть, пригодится вам.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом на конверте письма Кузнецовой.

Мария Кузнецова (р. 1894) — ученица Угличской женской гимназии, в письме от 21 мая благодарила Толстого за письмо и присланные книги (см. т. 81, № 316) и спрашивала, может ли она в дальнейшем обратиться к Толстому «с какими-либо просьбами или за советом».

* 36. А. П. Остапченко.

1910 г. Мая 26. Я. П.

Ясная Поляна, 26 мая 1910 г.

Всей душой сочувствую вашему горю. Мой совет в том, чтобы покорно нести свое горе, ничего не предпринимая. Ваше свидание с ним и всякие увещания не помогут. Помочь может только, когда оно само придет, его сознание своей великой вины перед вами и вашим сыном. Тогда он сам вернется к вам, и тогда, разумеется, вы простите его.

Таково мое искреннее мнение.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом на конверте письма Остапченко.

Анна П. Остапченко, жившая со своим сыном в Рязани, прислала Толстому письмо, в котором писала, что ее покинул муж. Она просила Толстого посоветовать, что ей делать и как поступать.

37. В. А. Романике.

1910 г. Мая 26. Я. П.

Ясная Поляна, 26 мая 1910 года.

В. А. Романике.

Слухи о том, что ссылают куда-то тех, кто выйдет из общины, ложны. Но выход из общины считаю очень нехорошим делом, и отец ваш, выходя из общины, поступает дурно. Земля — божья и никому в собственность принадлежать не должна. Владеть землею как собственностью — великий грех. Помещики37 38 знают это и хотят и крестьян ввести в этот грех и приучить к нему. Им нужно это, чтобы себя оправдать. Когда у крестьянина будет собственная земля, — хоть 10, хоть 5 десятин собственных, — тогда помещик, у которого 5000 десятин, может сказать крестьянину, что тебе не на что обижаться — у тебя 5 десятин, а у меня 5000; я не виноват, что я и мои предки умели нажить, а ты и твои предки не умели. Наживешь ты, а я проживу, и у тебя будет много, а у меня мало.

Закон 9-го ноября1 о том, что можно крестьянам выкупать землю помещиков, — мошенническая штука, и на нее поддаваться не надо.2

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма другого корреспондента; на конверте этого письма помечено Толстым: По ошибке написал на конверте [2 неразобр.]. Продолжение черновика написано на отдельном листе почтовой бумаги. Впервые опубликовано в «Литературном наследстве», № 37—38, стр. 360.

Василий Антонович Романика — крестьянин Харьковской губ., обратился к Толстому с письмом, отправленным 24 мая 1910 г., в котором писал о своем разногласии с отцом, желавшим выйти из общины, просил у Толстого и спрашивал, правильно ли, что выходящих из общины отправляют заселять «вольные земли в сибирские степи». Вместе с тем Романика просил совета Толстого, а также прислать книг, как он пишет, «более подходящих к этому».

1 Закон 9 ноября 1906 г., разрешавший свободный выход крестьян из сельской общины на хутора и отруба и закрепление земли в собственность. См. т. 80, прим. 4 к письму № 112.

2 В черновике не перепечатанная в подлиннике и копии приписка Толстого: Посылаю книги о земле.

* 38. В. Ф. Флорову.

1910 г. Мая 26. Я. П.

Ясная Поляна, 26 мая 1910.

Советую жить с отцом и работать так, как работают миллионы русских людей.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Флорова.

Василий Ф. Флоров (р. 1890) — крестьянин Смоленской губ., работавший помощником учителя в церковно-приходской школе с жалованьем 8 руб. в месяц, в письме от 22 мая описывал свое тяжелое материальное положение и просил Толстого посоветовать ему, что делать дальше.

38 39

39. Т. Л. Сухотиной.

1910 г. Мая 26. Я. П.

26 мая 1910 г.

Пользуюсь, голубушка Таня, твоим бюваром, чтобы ответить тебе, но не твоей бумагой (всё жалею). Люблю подарки от милых людей, п[отому] ч[то] напоминают то, что приятно. Я доехал чудесно, и дома хорошо, насколько мож[ет] б[ыть]. Мама, как обычно — волнуется тем, что не заслуживает волнения, и, никем не мучимая, сама себя мучит.1

Жалко К[атерину] В[асильевну].2 Мальчик миленький, но, разумеется не Таничка.3 Даже не помню, мальчик или девочка.

От Саши нехорошее письмецо:4 температура повысилась. Нехорошо, потому что или здоровье хуже, или мнительность, вызываемая докторами и Варей.5 О приезде ничего не пишет. Вчера был в Овсян[никове] у Ив[ана] Ив[ановича] по делу наших книжек.6 И оч[ень] приятно, так у них хорошо. Тоже и у меня каждый день бывают оч[ень], оч[ень] хорошие, серьезные близкие мне люди. Вчера вечером было самое гетерогенное7 собрание: Миташа,8 Андрей,9 мама, Фрага — швейц[арец], ни слова не знающий по-русски,10 и... Булыгин,11 Алеша Сергеенко,12 оч[ень] «темный» Скипетров,13 Николаев,14 Гольденв[ейзер],15 еще один готовящийся к отказу милый юноша.16 Вообще тяжело и говорить, говорить и слушать большею частью знакомое, ненужн[ое]. Уже за одно то, что от этого избавляет физический труд, благословен он.17 Еще приезжает Трубецкой.18 Была телеграмма вопросительная, и ему отвечено согласием. Радуюсь мысли, ч[то] скоро увижу тебя, и печалюсь, ч[то] не увижу скоро Мишу.19 Соболезную его хозяйствованию, хотя оно и конституционное, и парк хорош, и дубы, и лошади, и Овсинский, а все-таки без них бы лучше.20 Целую всех.

Л. Т.

Впервые опубликовано в Париже T. Л. Сухотиной («Современные записки», XXXVI, 1928, 29, стр. 217) с пропуском пятнадцати слов, начиная с: Жалко К[атерину] В[асильевну], кончая: или девочка. Дата определяется на конверте, почтовым штемпелем дня отправления: «Засека, 26 мая 1910 г.». Письмо написано Толстым через 5 дней по возвращении в Ясную Поляну из Кочетов.39

40 1 Выражение «никем не мучимая, сама себя мучит» взято из летописи Нестора (см. «Повесть временных лет», по Лаврентьевскому списку, изд. Археологической комиссией, Спб. 1910, стр. 8). Это место из летописи Нестора Толстой поместил в свою «Азбуку», изд. 1872 г., ч. 3, стр. 111—113, см. т. 22.

2 Екатерина Васильевна Толстая, вторая жена А. Л. Толстого. См. прим. 1 к письму № 32.

3 Татьяна Михайловна Сухотина — дочь Т. Л. и М. С. Сухотиных.

4 Из Крыма.

5 Варвара Михайловна Феокритова (1875—1950).

6 И. И. Горбунова-Посадова, жившего с семьей в Овсянникове в 5 км. от Ясной Поляны. В это время шли корректуры последней работы Толстого «Путь жизни». О поездке Толстого 25 мая в Овсянниково см. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 214—216.

7 Разнородное.

8 Дмитрий Дмитриевич Оболенский, старый знакомый Толстых.

9 Андрей Львович Толстой.

10 Кто такой швейцарец Фрага, не установлено.

11 Михаил Васильевич Булыгин.

12 Алексей Петрович Сергеенко, в 1910 г. секретарь В. Г. Черткова.

13 Михаил Скипетров (1889—1913?), бывший студент.

14 Сергей Дмитриевич Николаев (1861—1920), переводчик на русский язык сочинений американского экономиста Генри Джорджа (1839—1907) и пропагандист его взглядов.

15 Александр Борисович Гольденвейзер.

16 Давид Лукич Максимчук (р. 1889?). См. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 213.

17 Об этом же см. запись в т. 58, стр. 57, а также Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 213—214.

18 Павел Петрович Трубецкой, скульптор.

19 Михаил Сергеевич Сухотин.

20 В Дневнике Толстой написал: «Последний день в Кочетах. Очень было хорошо, если бы не барство, организованное, смягчаемое справедливым и добрым отношением, а все-таки ужасный, вопиющий контраст, не перестающий меня мучить» (т. 58, стр. 54).

40. В. А. Молочникову.

1910 г. Мая 27. Я. П.

В. Молочникову.

Ясная Поляна, 27 мая 1910 года.

Очень жаль мне, брат Владимир, что вам так тяжело, и понимаю, что это не может быть иначе. Я, по крайней мере, вероятно, испытывал бы то же, коли не хуже. Но мне все-таки было очень интересно читать хоть малую часть их возражений40 41 и насмешек на то, чем живем не только мы, но жили и живут всегда все люди. Ваша притча о посеве и речах земледельца и горожанина очень хороша, но с главным смыслом ее не согласен. Не согласен, если за земледельца признавать себя и вообще людей, живущих по-божьи. Такие люди не знают, не могут и не желают знать того, что выйдет из их деятельности. Делают они то, что делают, только потому, что следуют высшей воле, которую сознают главным двигателем своей жизни. Соображения же о том, что выйдет из такой деятельности, никак не могут служить мотивом, двигателем деятельности, так как последствия наших поступков нам совершенно неизвестны, да и не могут быть известны, так как они проявляются в бесконечном пространстве и времени. Всякое же наше представление о том, что мы знаем эти последствия, есть самая грубая, вредная и свойственная только невеждам, в истинном смысле слова, ошибка. Такого рода деятельность, обусловленная предполагаемыми последствиями, подобна тому, что бы делал работник, которому хозяин дал определенное дело, указав, что и как ему делать и который, вместо того чтобы исполнять предписанное хозяином, сам бы соображал о том, что может быть полезно ему и другим таким же работникам, и стал бы делать не предписанное хозяином, а то, что он считает для этого нужным. Так, грубый пример: хозяин, положим, предполагает копать канавы для осушения местности, для увеличения количества воды в нижнем течении и для многих других в этом роде соображений, а работник, предполагая, что большая польза произойдет от уравнения местности, не только не копал бы канавы, а стал бы заравнивать их.

Делать мы должны то, что делаем, для себя перед богом, т. е. перед своей совестью, для своего удовлетворения, для своего блага, исполняя то, что нам так определенно предписано, а никак не в виду неизвестных нам последствий, хотя твердо знаем, что последствия эти не могут не быть благими. Настоящее дело, которое свойственно делать разумному и просвещенному в истинном смысле человеку, только такое, последствия которого он не может знать и знает, что не увидит.

Если уж говорить — хотя в сущности этого бы и не надо — с революционерами и вообще устроителями человеческой жизни, надо прежде всего не делать того, что вы делаете — становиться на их точку зрения, а переводить их на свою — от чего они не могут отказаться, переводить на точку зрения, общую41 42 всем людям, личную, и состоящую в том, что, кто бы я ни был, в каких бы условиях ни был, я живу, пока не умру, и мне надо прожить этот срок наилучшим образом, человеческой, т. е. доброй, разумной, благой, а не животной — злой, неразумной и несчастной жизнью.

Если же кто не понимает этого и не хочет с этим соглашаться, то единственный разумный ответ на это — ничем не нарушимое молчание.

Ах, как жалки, заблудшие и затянутые своим заблуждением в инерцию деятельности несчастные люди нашего времени!..

Любящий вас Лев Толстой.

Впервые опубликовано в журнале «Жизнь для всех» 1910, № 7, стр. 134—136. Дата подлинника.

Ответ на письмо В. А. Молочникова от 21 мая, где он описывал тяжелую физическую и моральную обстановку в Новгородской тюрьме.

Молочников ответил Толстому открыткой от 5 июня, в которой сообщал, что получил письмо Толстого уже дома и благодарил за советы, с которыми он совершенно согласен.

* 41. В. П. Некрасову.

1910 г. Мая 31. Я. П.

В. П. Некрасову.1

Ясная Поляна, 31 мая 10 года.

Василий Пахомович,

Приятно было получить ваше письмо. На вопрос ваш ответ мой такой: без вызова со стороны суда, т. е. на вопрос, который от вас требует ответа, я думаю, что не следует высказывать своих мыслей. На вопросы же, когда они к вам обращены, по моему мнению, надо отвечать всю правду, как бы она ни казалась неприятна тем, кому вы отвечаете, и какие бы ни могла иметь для вас последствия.

Лев Толстой.

Василий Пахомович Некрасов (р. 1884, см. т. 81, прим. к письму № 249) в письме от 27 мая благодарил Толстого за первое письмо и книги и сообщал, что ему предстоит осенью выступить свидетелем в суде по делу В. А. Молочникова. Он спрашивал, следует ли ему «высказать на суде все, что наболело давно уже на душе у всех и каждого из нас, прямо без изгиба, не заботясь о последствиях».

1 В машинописном подлиннике по ошибке напечатано: Непрасову

42 43

* 42. И. А. Таверу.

1910 г. Мая 31. Я. П.

Иосиф Аврумович,

Получаю много таких писем и очень сожалею о людях, как вы, попавших в обман. Я отказался от права собственности на все мои сочинения с 81 года. И это дало возможность редакции «Ясная Поляна» прилагать к своему журналу мои писания. Я же не имею ничего общего с редакцией и не знаю, из кого она состоит. Так как вы интересуетесь моими писаниями, посылаю вам бесплатно некоторые книги, что хоть несколько возместит вашу потерю.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Тавера. Дата определяется пометою на конверте об ответе Толстого и о посылке книг 31 мая и подтверждается почтовым штемпелем дня получения: «Засека, 31 мая 1910 г.».

Ответ на письмо Иосифа Аврумовича Тавера, слесаря на сахарном заводе Киевской губ., от 28 мая 1910 г., в котором он писал Толстому, что, не имея средств приобрести сочинения Толстого, очень обрадовался, прочитав объявление о приложении к журналу «Ясная Поляна» полного собрания сочинений Толстого, и подписался. Но, получив вначале «Круг чтения», в течение полугода не получает ничего. Об отношении Толстого к книгоиздательству «Ясная Поляна» см. т. 81, «Список писем по поручению», № 23.

43. В. Г. Черткову от 31 мая.

 

* 44. М. М. Белову. Неотправленное.

1910 г. Июня 1. Я. П.

Белову.

Михаил Михайлович,

На ваши вопросы о цели жизни думаю, что ответят вам посылаемые вам мною книги. На другой же вопрос ваш о том, как вам поступить по отношению к браку: жениться или не жениться? выскажу вам свое убеждение, согласно с учением Христа и величайших мудрецов мира. Оно в том, что высший идеал, т. е. лучшее, чего может достигнуть человек, — это полное целомудрие. Если же человек не может этого, то, сойдясь с женщиной или женщина с мужчиной, они должны на43 44 всю жизнь быть верны друг другу. Очень советую вам не думать, что целомудрие невозможно, а всеми силами стремитесь достигнуть его. Знаю много людей, проживших так, и жизнь таких людей была и счастливая, и более полезная для других, чем жизнь женатых.

Теперь о вашей охоте к писательству, очень советую вам этим не заниматься, в особенности стихотворством. Последнее время стихотворство это сделалось повальной болезнью, в особенности среди крестьян. Я получаю ежедневно по несколько таких писем с очень дурными стихами и такими же, как ваша, просьбами о совете. Писать можно только тогда, когда знаешь, что имеешь сказать что-нибудь новое, неизвестное людям, мне же совершенно ясное, и писать тогда всякий искренний человек станет непременно прозой, а никак не стихами, которые своим размером и рифмой только мешают ясному и точному выражению мыслей. Кроме того, в этой страсти к писательству главная причина — дурное чувство и тщеславия, и часто даже корыстолюбия. Советую вам бросить это занятие.

От всей души желающий вам блага

Лев Толстой.

1-го июня 10 г.

Ясная Поляна.

Судя по тому, что письмо сохранилось среди черновиков писем Толстого и не было свернуто для вложения в конверт, можно предположить, что оно не было отправлено.

Ответ на письмо Михаила Михайловича Белова (р. 1887), крестьянина Костромской губ., в котором он благодарил Толстого за его «труды... плодотворную работу... за мысли и чувства к родному народу». Он также описывал свою жизнь, страсть к чтению и задавал ряд вопросов, на которые и ответил в своем письме Толстой. К письму Белов приложил свои стихотворения в честь Толстого, написанные в 1908 г., по случаю восьмидесятилетнего его юбилея.

* 45. Н. В. Ченцову.

1910 г. Июня 1. Я. П.

Очень сожалею, что не могу сказать вам приятного. Стихотворение ваше, по моему мнению, нехорошо, и я позволяю себе, от души желая вам добра, посоветовать вам не писать стихотворений.

Желаю вам добра.44

45 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Ченцова. Дата определяется пометой на конверте об ответе Толстого 1 июня 1910 г.

Николай Вениаминович Ченцов (р. 1881) — учитель с. Костино, близ ст. Болшево Северных ж. д. См. т. 73, стр. 302 и 303.

Ответ на письмо Ченцова из Москвы от 31 мая 1910 г. с просьбой оценить его стихотворение «Пришлец» (посвящается Л. Н. Толстому).

* 46. В. Фильчукову.

1910 г. Июня 3. Я. П.

Фильчукову.

3 июня 1910 г. Ясн. Поляна.

Не советую итти в колонии. Адрес даю, но не советую итти, потому что тяготятся пришельцами.

Продолжаю думать и говорить то, что вы сами пишете: оставаться на месте и любовно отвечать на все предъявляемые требования (разумеется, не исполняя того, что противно совести). Претерпевший до конца спасен будет.

Помогай вам бог любви, который живет в вас. Извещайте меня о себе.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Фильчукова.

В. Фильчуков — сын псаломщика из Кубанской области (см. т. 81, письмо № 7), прислал Толстому письмо от 29 мая 1910 г. (почт. шт.), в котором сообщал, что он вышел из семинарии и возвратился к отцу; для отца выход его является большим горем, и отец не понимает его. Так как жить в таких условиях крайне тяжело, то он просил Толстого указать адрес общины, чтобы иметь возможность жить своим трудом.

47. В. Г. Черткову от 3 июня.

 

* 48. Н. С. Чернову.

1910 г. Июня 4. Я. П.

Чернову.

Писательство в наше время сделалось какой-то эпидемией, я получаю ежедневно от 2-х до 3-х писем, как ваше, стало быть до 1000 писем в год. Быть кузнецом, работая даже 17 часов в день, все-таки без всякого сравнения не только почтеннее, но и нужнее, чем писать сочинения никому ненужные, каковые выходят ежедневно тысячами и к каковым я причисляю и свои.45 46 Нужно я считаю одно: жить доброй жизнью, т. е. не переставая совершенствоваться в любви к людям, а этого достигнуть можно гораздо легче в кузнечной, чем в писательской профессии. А что личное совершенствование есть не только главное, но единственное дело жизни всякого человека, явно из следующего соображения: люди, и я в том числе, страдают от того, что живут дурно, так и совершенно справедливо говорят люди. Но если это так, то очевидно, что жизнь людей может улучшиться только тогда, когда люди перестанут жить дурно, будут жить хорошо. Всех людей заставить жить хорошо не может ни один человек, себя же каждый вполне может заставить жить хорошо, а не дурно. И потому единственно, что может сделать всякий разумный человек для улучшения жизни людей, хотя бы и в самой малой степени — это то, чтобы самому перестать жить дурно и начать жить как можно лучше. Выбор такой деятельности имеет то преимущество перед всеми другими, что, во-1-х, приближение к такой деятельности всегда во всех условиях: кузнеца, писателя, царя, доступно и возможно для всякого человека, и, во-2-х, выгода такой деятельности перед всеми другими еще и в том, что деятельность эта, доставляя неперестающую радость тому, кто посвятит себя ей, не может не вызывать подражания. Если же, хотя бы и не все, но многие люди избрали эту деятельность, то достигнута была бы и главная цель — улучшение жизни всех людей.

Советую вам не заниматься писательством.

Для того же, чтобы вам яснее был мой взгляд на ученую, умственную деятельность, посылаю вам книги «На каждый день», в которых на 19 и 20 числа найдете мысли, касающиеся отчасти этого дела.

4-го июня 1910 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Чернова и продолженным на полулисте почтовой бумаги. В своем Дневнике Толстой по поводу письма Чернова писал: «Потом письма. Одно серьезное по ответу на эпидемию писательства» (т. 58, стр. 60).

Николай Степанович Чернов (р. 1886) — крестьянин Самарской губ., кузнец, в письме к Толстому описывал беспросветную тяжесть своей жизни (работу по 17 часов в сутки) и вместе с тем — свое стремление учиться и стать писателем. Он просил помощи Толстого и ответа на вопрос: «Что мне делать?»

46 47

* 49. М. А. Бочарникову.

1910 г. Июня 5. Я. П.

5 июня 10 г.

Михаил Александрович,

Мысль ваша мне очень нравится, но, не имея нужных по этому предмету знаний, не могу взять на себя советовать или предлагать что-либо по этому вопросу.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 86, л. 49. Сохранился и черновик-автограф, написанный на конверте письма Бочарникова.

Ответ на письмо Михаила Александровича Бочарникова, «старого фабричного» из Москвы, «прослужившего более пятидесяти лет». Бочарников писал, что отечественное производство холстины из льна и пеньки «теперь идет за бесценок за границу, в обмен мы получаем дорого стоящий хлопок. В результате наживаются заграничные капиталисты и фабриканты, а крестьяне, которым зимой просто нечего делать, и помещики разоряются». Он призывал Толстого сказать свое слово, которое «много поможет российскому крестьянству. Еще лучше выпустить брошюрку о достоинстве льна и хлопка... Лев Николаевич! — писал Бочарников, — нас машины всех убили, а в деревне силы есть для льняного производства».

* 50. М. Герингу (Mathew Gering). Черновое.

1910 г. Июня 5. Я. П.

I will be very glad to receive you, или в этом роде.

Я буду очень рад принять вас,

Печатается по черновику-автографу на конверте письма Геринга. Кроме автографа Толстого, на конверте помета Д. П. Маковицкого: «Просит позволения приехать. Отв. Л. H.».

Мэтью Геринг — магистр права университета в Эдинбурге (Небраска, США), прислал Толстому письмо на английском языке от 11 июня нов. ст., в котором сообщал, что имеет рекомендательное письмо и поручение от своего личного друга Вильяма Брайана (кандидата в президенты США от демократической партии, приезжавшего к Толстому в декабре 1903 г.), и просил разрешения приехать в Ясную Поляну в августе. Геринг приезжал 15 июля. См. об этом Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 265 (там Геринг назван «Рокки») и «Список писем по поручению», № 91.

47 48

* 51. Неизвестной.

1910 г. Июня 5. Я. П.

Iasnaia Poliana.

Le 5/18 Juin 1910.

Madame,

Je suis bien étonné que vous n’ayez jamais reçu le feuillet de l’album que vous m’aviez fait parvenir. Il est possible que j’ai négligé de vous le retourner comme lettre recommandée, et que la poste l’ait égarée. Quoiqu’il en soit, je vous envois ci-joint ce que vous me demandez.

Excusez ma négligence auprès de la personne intéressée et recevez, M[adame], mes salutations.

Ясная Поляна.

5/18 июня 1910.


Милостивая государыня,

Я очень удивлен, что вы вовсе не получили присланный мне вами листок из альбома. Возможно, что по недосмотру я не отправил его вам заказным письмом и почта его затеряла. Как бы то ни было, я посылаю вам то, что вы просите.

Простите мне небрежность по отношению к заинтересованному лицу и примите, милостивая государыня, мой привет.

Печатается по рукописной копии из AЧ. Дата определяется копией.

Каких-либо сведений о корреспондентке, «даме-итальянке», кроме записи от 4 июня, приводимой В. Ф. Булгаковым в своем Дневнике, не имеется: «Где-то затерялся листок из альбома для автографов одной дамы-итальянки с несколькими автографами каких-то других знаменитостей, который она прислала Льву Николаевичу для подписи. Лев Николаевич очень беспокоился за этот листок. Ввиду того, что поиски его оказались безрезультатными, решил сам написать итальянке извинительное письмо» (Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 222).

* 52. В. О. Гольденблату.

1910 г. Июня 7. Я. П.

Уважаемый Борис Осипович.

Подательница — мать обвиняемого в убийстве товарища молодого малого Василия Прокофьева Снеткова. Дело очень трогательное. Возьметесь ли вы за его защиту? Хорошо бы было. Постараюсь завтра поговорить с вами по телефону.

Лев Толстой.

7 июня 1910 г.

48 49

В Туле

Адрес: Борису Осиповичу Гольденблату, свой дом, Дворянская улица.

Б. О. Гольденблат — см. письмо № 31. Сведений о В. П. Снеткове и его деле не имеется. Вероятно, к этому делу относится запись Толстого в Дневнике: «Баба мать убийцы» (т. 58, стр. 62).

* 53. Н. П. Журавлеву.

1910 г. Июня 8. Я. П.

8 июня 10 года. Ясная Поляна.

Журавлеву.

Рад был получить ваше письмо, потому что, несмотря на кое-где шутливый тон его, понял серьезность и искренность писавшего. Посылаю вам книги, которые яснее всего покажут вам сущность той связи, которую вы нашли в тех из моих писаний, которые читали.

Что касается отношении к вам ваших семейных, то советую вам не огорчаться их непониманием и раздражением, а смотреть на то и на другое, как на необходимое условие вашей жизни, как на тот материал, над которым вы призваны работать. Работа же ваша над этим материалом должна состоять в одном: в кротком перенесении всех тех вытекающих из вашего положения неприятностей и неперестающем отвечании добром и любовью на всякие нападки на вас и на то, что вам дорого. Если вы избрали иное нравственно-религиозное руководство в жизни, чем то, которым руководствуется ваша мать, то покажите на деле, что избранное вами выше прежнего.

Желаю вам успеха не только в главном, но в единственном деле жизни всякого человека — в нравственном совершенствовании.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Журавлева и продолженным на полулисте почтовой бумаги.

Николай Павлович Журавлев (р. 1890) — крестьянин Новгородской губ., окончивший в 1904 г. двухклассное министерское училище и служивший мальчиком-писцом в коммерческой конторе, прислал Толстому49 50 длинное письмо от 25 мая, в котором описывал подробно свою жизнь в деревне. Он писал, что познакомился с некоторыми писаниями Толcтого во время своей службы в городе. На родине же в деревенской глуши, где он сейчас живет с матерью, имеется поблизости только церковно-приходская школа, в библиотеке которой, разумеется, нет ничего Толстого. Он прочитал «каждую из книжек по нескольку раз, основательно», увидал, что «все они пропитаны какою-то особенной любовью и связаны между собою какою-то таинственною нитью, чего не замечал у других писателей». Далее он сообщал, что приобрел большой портрет Толстого и повесил его в избе. Мать же его, будучи неграмотной, по наущению духовенства, считая Толстого богоотступником, грозит сжечь портрет и книжки. Далее Журавлев просит Толстого «хоть в шутку» ему ответить и заканчивает письмо пожеланием «много лет здравствовать».

54. Г. И. Почепне.

1910 г. Июня 9. Я. П.

Почепне,

9 июня 1910 г. Ясн. Пол.

Рад, что письмо мое было вам приятно.

На то, что вы сомневаетесь в том, как меня называть, скажу вам, что, по моему мнению, все люди прежде всего братья и относиться нужно ко всякому человеку, как брат к брату.

Насчет того, что товарищи ваши от вас отшатнулись, советовал бы вам, несмотря на их отношение к вам, быть с ними ласковым и добрым.

Читать советую вам и в семье и самому следующие две книги, которые посылаю вам: «На каждый день» и «Евангелие».

О том, хорошо ли посылать вашего мальчика в детский сад, ничего не могу сказать, но думаю, что от этого вреда быть не может. Для чтения же мальчику обратитесь в Москву, в Посредник. Все книги, издающиеся там для детей, написаны в хорошем духе и могут быть только полезны ребенку (Москва, Арбат, д. Тестова, Ив. Ив. Горбунову).

Книги мои все разделяются на два сорта: одни, писанные до 81 года, и они находятся в распоряжении моих наследников (Москва, Хамовнический, 21), они и дороги, да я и не считаю их для души полезными, другие же, писанные после 81 года, советую вам, если вы хотите познакомиться с моими истинными взглядами, приобрести мои сочинения последних лет, которые50 51 можете выписать от разных фирм и в том числе опять же от Горбунова. Эти книги притом же и дешевы, так как на них нет права собственности и всякий издает их.

От души желаю вам всего лучшего, что есть на свете, того, чтобы совершенствоваться в самоотречении, смирении и любви ко всем людям.

Лев Толстой.

На конверте письма Толстой пометил: Отношение между всеми людьми. Впервые опубликовано в журнале «Вегетарианское обозрение» 1912, I, стр. 34.

Ответ на письмо Г. И. Почепни от 25 мая 1910 г., в котором он благодарил Толстого за первое письмо (см. № 9). Почепня спрашивал Толстого, можно ли его называть в письмах: «Дорогой Лев Николаевич, потому что Вы граф — Ваше сиятельство, а я крестьянин — мужик, которого титул: «эй ты, мужик!» Далее он задавал ряд вопросов, на которые в своем письме ответил Толстой.

* 55. В редакции газет. Неотправленное.

1910 г. Июня 7—10. Я. П.

В газеты.

Я уже два раза1 заявлял в печати о том, что я не могу и почему не могу удовлетворять требований людей, обращающихся ко мне за денежной помощью, но число таких людей, письменно и лично обращающихся ко мне за деньгами, всё увеличивается и увеличивается, и потому считаю нужным еще раз повторить мое прежнее заявление.

30 лет тому назад я распорядился своим имуществом, включая и мои сочинения, вышедшие и до 81 года, так, чтобы наследники мои: 9 человек детей и жена разделили между собою при моей жизни по законам наследования после умершего, всё, что я имел. На все же сочинения мои, какие я писал после 81 года, я отказался от права собственности, предоставив печатание и перепечатывание их всем, кто хочет.2 И потому с 1881 года, не имея никакой собственности, я, очевидно, никак не могу удовлетворять не только поступающие ко мне просьбы на тысячи и больше рублей ежедневно, на удовлетворение которых не достало бы состояния Ротшильдов, но не могу оказывать и самой ничтожной денежной помощи. И потому очень51 52 прошу всех нуждающихся людей, подпавших тому странному недоразумению, по которому видят во мне обладателя миллионов, обратить внимание на это мое заявление и избавить себя и меня от тяжелых чувств, которые вытекают от этого странного недоразумения, избавить себя от того тяжелого разочарования и тех недобрых чувств, которые, обращающиеся ко мне люди, письменно и особенно лично, должны испытывать, не получая ответов на свои просьбы или получая при личном объяснении определенные отказы, а во-вторых — признаюсь в эгоистическом чувстве — и избавить меня, доживающего последние месяцы, если не дни своей жизни, и потому желающего одного: чтобы быть в любовных, хотя бы не во враждебных отношениях с людьми, от мучительного чувства сознания своей виновности перед людьми за то, что я вызвал в них недобрые к себе чувства и, вместе с тем, не имею никакой возможности исполнить их желание или хоть как-нибудь смягчить их разочарование.

Тем более, что обращаться ко мне за денежной помощью после этого моего заявления, нельзя уже потому именно, что одно из двух: или справедливо то, что я не имею собственности и потому не могу оказывать никакой денежной помощи; или же, как то стараются внушить люди, дурно расположенные ко мне, что это несправедливо, и я перевел воображаемые миллионы или сотни тысяч на жену, но в сущности пользуюсь ими, — то также неосновательно обращаться за денежной помощью с надеждой успеха к такому лгуну и обманщику.

Очень, очень прошу все редакции газет, которым не будет послано прямо это письмо, перепечатать его. Сочту это за большое себе одолжение.

Печатается по копии, сверенной с тремя черновиками, являющимися первоначальными вариантами, сравнительно мало различающимися между собою; отличие главным образом состоит в расположении абзацев, отдельных фраз и слов. Судя по надписи на черновиках В. Ф. Булгакова: «Не послано. Май 1910 г.», письмо не было отправлено. Дата определяется записями Толстого в Дневнике 1910 г. 7—10 июня (см. т. 58, стр. 62).

Письмо в редакции газет вызвано ростом числа «просительных» писем и личных обращений к Толстому за денежною помощью. Об этом см. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 224, и «Вблизи Толстого» А. Б. Гольденвейзера, 2, стр. 48.52

53 1 В сентябре 1907 г. (см. т. 77) и в октябре 1908 г. (см. т. 78). См. H. Н. Гусев, «Два года с Толстым», изд. «Посредник», М. 1911, стр. 34, 35, 215.

2 См. письмо редакторам газет «Русские ведомости» и «Новое время» и примечание к нему в т. 66, стр. 47 и 48. Формальный акт о разделе имущества Толстого между членами его семьи был утвержден 7 июля 1892 г. См. об этом воспоминании С. Л. Толстого «Очерки былого», Гослитиздат, 1949, стр. 189 и 190.

* 56. Н. К. Муравьеву.

1910 г. Июня 11. Я. П.

Николай Константинович,

Очень совестно мне утруждать вас, особенно п[отому], ч[то] вы всегда так добры ко мне, но опять к вам с просьбой, которую передаст вам Иван Евграфович Зотов. Дело, кажется, сложное и, как всегда, кажущееся совсем правым, когда слышишь одну сторону. Вы решите, что и как сделать.

Дружески жму руку.

Лев Толстой.

11 июня 1910.

Николай Константинович Муравьев (1871—1937) — московский присяжный поверенный, к которому обращался Толстой в последние годы своей жизни за юридическими советами. См. письма №№ 188 и 190 и т. 78.

Иван Евграфович Зотов из Калуги, писавший Толстому, что он вместе с товарищами был у него в феврале 1910 г., просил рекомендовать хорошего адвоката для ведения своего дела. Дополнительных сведений об И. Е. Зотове и его деле не имеется.

* 57. Е. Б. Сергееву.

1910 г. Июня 11. Я. П.

11 июня 1910 г. Ясная Поляна.

Сергееву.

Егор Борисович,

Думаю, что ответы на ваши вопросы вы найдете в книгах, которые посылаю вам. Кроме того, скажу вам еще следующее.

Жизнь людей нашего мира нехороша, и вы страдаете от этой дурной жизни. Причина дурной жизни одна, и не может быть53 54 никакой иной, как та, что люди живут дурно. И потому очевидно, что для того, чтобы жизнь людей перестала быть дурной, надо, чтобы люди перестали жить дурно. Как же сделать то, чтобы люди перестали жить дурно? Заставить их жить хорошо? Многие думают так. Так думают Николай II и Столыпины, и так же думают и революционеры. Но, как мы видим на деле и как то же самое вытекает из здравого смысла, средство это не только не улучшает, но ухудшает положение. Так что заставить людей силою перестать жить дурно, а жить хорошо, нельзя. Ни один человек, как это и не может быть иначе, не может влезть в душу другого человека и изменить ее.

Как же быть? Всё дело в том, чтобы заставить людей жить лучше, а мы не имеем этой власти над другими людьми. Дело кажется безнадежным вам и очень многим, которые не только собираются лишить себя жизни, но и убивают себя от этого несогласия дурной жизни людей с требованиями их души. Но если вы и люди, так же как и вы страдающие от дурной жизни людей, вдумаются посерьезнее в дело, то оно не покажется им уж таким безнадежным. И даже не только не безнадежным, приводящим к отчаянию и самоубийству, но, напротив, делом, требующим напряжения всех душевных сил и дающим полное удовлетворение.

Жизнь людей, от которой я страдаю, дурна от того, что люди живут дурно. Чтобы жизнь перестала быть дурной и прекратились бы страдания, нужно, чтобы люди перестали жить дурно и стали хороши. Сделать этого я не могу, потому что жизнь всех других людей вне моей власти. Да, жизнь людей вне моей власти, это справедливо, но только не всех людей. Не всех, потому что в числе всех людей есть один, находящийся в полной моей власти. И этого человека я могу заставить жить хорошей, а не дурной жизнью. И человек этот есть не кто иной, как Лев Толстой или Иван Петров, и всякий человек, рассуждающий о дурной жизни людей. И стоит только этому Льву Толстому или Ивану Петрову сделать это рассуждение, как он тотчас же увидит, во-первых, то, что этот самый Лев Толстой или Иван Петров и всякий NN сам полон всяких гадостей и сам живет дурно и что если только захочет заняться тем, чтобы заставить этого NN перестать жить дурно, а заставить жить хорошо, то работы ему будет так много, что некогда будет54 55 думать о дурной жизни других людей, и работа эта, в которой он всегда совершенно полновластен, будет для него так радостна, что он тотчас же испытает уменьшение чувства страдания от дурной жизни других людей и даже полное прекращение этого чувства. Это во-первых. Во-вторых же, начав такую работу над собой, такой человек естественно делает и то рассуждение, что это средство, которое одно во власти людей и которое может изменить дурную жизнь всех и сделать ее из дурной — хорошею, возможно и для каждого человека. Кроме того, такая внутренняя над собой работа человека, доставляя ему радостное состояние удовлетворения своих желаний, не может не вызвать и в других людях подражания. Так что этим же путем достигается и та цель воздействия на других людей, для изменения их жизни, которой стараются насилием достигнуть как правительства, так и революционеры. Во всяком же случае средство это, т. е. стремление каждого человека к изменению своей жизни из дурной в хорошую, есть одно единственное средство не только для прекращения тех страданий, которые испытывают люди от дурной жизни людей, но и для прекращения и самой дурной жизни людей, если только люди поймут всю ошибочность легкомысленно, самоуверенно негодующего, хвастливого осуждения дурной жизни тех людей, над которыми они не имеют власти при полном отсутствии всякого усилия над своей, предполагаемой настолько совершенной жизнью, что над ней не требуется уже никакой работы.

Только не оправдывали бы люди свою дурную жизнь осуждением дурной жизни других людей и работали бы над самим собою, не принимая ни прямого, ни косвенного участия в этой, осуждаемой ими, дурной жизни, и дурная жизнь эта, мучительная для вас и для других людей, сама собой исчезла бы, как снег от весеннего солнца.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Сергеева и продолженным на четырех страницах почтовой бумаги.

Егор Борисович Сергеев — крестьянин Калужской губ., находившийся на военной службе в крепости Новогеоргиевск, прислал Толстому письмо от 6 июня, в котором писал о лжи и несправедливости окружающей жизни, которые он видит постоянно вокруг себя. Он просил у Толстого совета, как дальше жить.

55 56

* 58. Ж. Бергману (J. Bergman) и Карлу Карлсону Бонду (Carl
Carlson Bonde). Черновое.

1910 г. Мая 23 — июня 12. Я. П.

A Monsieur le В-on Bonde.

Monsieur,1

L’état de ma santé ne [me] permettra pas d’entreprendre le voyage de Stockholme, et c’est avec un sincère regret que je suis obligé de ne pas profiter de votre aimable invitation. J’espère cependant si j’en aurai la possibilité de présenter un mémoire sur la question de la paix au congrès de Stockholme.

Dans tous les cas je vous prie, Monsieur, d’accepter l’assurance de mes sentiments distingués.

L. T.

A monsieur le docteur Bergman.


Господину б-ну Бонду.

Милостивый государь,

Состояние моего здоровья не позволит мне предпринять путешествие в Стокгольм, и потому искренне сожалею, что я не могу воспользоваться вашим любезным приглашением. Всё же надеюсь, если мне удастся, представить Стокгольмскому конгрессу доклад по вопросу о мире.

Во всяком случае прошу вас, милостивый государь, принять уверение в моем искренном почтении.

Л. Т.

Господину доктору Бергману.

Печатается по черновику-автографу, написанному на развернутом листе почтовой бумаги. Кроме того, имеется начало другого черновика, написанного на конверте письма Бергмана, следующего содержания: «Malheuresement l’état de ma santé ne me permet[tra] pas d’entreprendre un voyage lointain. Dans...» (К сожалению, состояние моего здоровья не позволит мне предпринять столь далекое путешествие. В...). Дата определяется почтовым штемпелем дня получения письма Бергмана: «Засека, 23 мая 1910 г.», когда, вероятно, было написано начало черновика на конверте, и пометою рукой A. Л. Толстой на конверте письма Бергмана об ответе Толстого 12 июня.

Ж. Бергман — доктор филологических наук, секретарь организационного комитета XVIII Всеобщего конгресса мира в Стокгольме, прислал Толстому приглашение от 29 мая нов. ст. прибыть на конгресс мира, который должен состояться 1—6 августа.

Приглашение повторил Карл Карлсон Бонд в письме от 13 июня нов. ст. 1910 г. На конверте его письма Толстой пометил: Отвечать.

1 В черновике написано два раза: Monsieur

56 57

* 59. А. Симоновой.

1910 г. Июня 13. Отрадное.

Отрадное,1 13 июня 1910 года.

А. Симоновой.

Очень рад известию о том, что ваш муж освободился от вредной привычки. На ваш вопрос, как вам обходиться с вашим мужем, ответ один: как для всех людей, так в особенности для самых близких — обходиться с любовью, т. е. с заботой о их благе, а не о себе.2

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Симоновой.

Александра Симонова из с. Броварки Полтавской губ. в письме от 9 июня писала, что на масленой в этом году она приезжала к Толстому с мужем, страдающим алкоголизмом, который хотел узнать мнение Толстого о гипнотизме. «Вы сказали, — пишет Симонова, — «нет, в гипнотизм не надо верить, а свихнулись — подымайтесь и так без конца, всю жизнь». Это точные Ваши слова. И теперь Вы, Лев Николаевич, послужили для моего мужа сами гипнотизмом. Благодаря Вам он бросил пить. Кажется, слава богу! Но он впал в мрачное состояние духа и ни с кем не говорит, кроме детей». В конце письма Симонова пишет: «Хотелось бы знать Ваше мнение, как мне с мужем быть?»

1 12 июня 1910 г. Толстой поехал гостить к В. Г. Черткову, снимавшему дачу в имении «Отрадное» Подольского уезда Московской губ., близ ст. Столбовая Московско-Курской ж. д.

2 В черновике подпись: Л. Т.

* 60. Кривину.

1910 г. Июня 14. Отрадное.

Кривину.

Отрадное, 14 июня 1910 г.

Вопрос, который вы мне предлагаете, можете решить только вы сами. То, что военная служба противна и требованиям разума и всем каким бы то ни было религиозным учениям в их истинном, не извращенном смысле, вы знаете сами. И потому вопрос для вас только в том, что в вас сильнее: страх перед ожидаемыми страданиями за отказ или сознание нравственной невозможности поступить противно вашей вере. Решить это, разумеется, можете только вы сами. Мой совет только в том,57 58 чтобы в случае вашего поступления в военную службу не только не придумывать соображений, по которым вы не могли поступить иначе, а не переставая ясно чувствовать свою вину, т. е. то, что вы дурно поступили, сделав то, что вы сделали.

Желаю вам всего лучшего, а самое лучшее на свете есть сознание приближения к тому идеалу добра, который всегда стоит перед нами.

Печатается по копии. Письмо Кривина не сохранилось, и сведений о Кривине не имеется.

61. С. А. Толстой от 14 июня.

 

62—64. С. А. Толстой от 18 (два письма) и 19 июня

 

* 65. Т. И. Чернышову.

1910 г. Июня 19. Отрадное.

19 июня 1910 г.

Очень сожалею о том, что бессвязно переданные мои слова огорчили вас. Если крестьянин, работающий на земле, спрашивает моего совета, бросить ли свою жизнь и стать учителем, я всегда советую ему оставаться на земле. Если же учитель спрашивает совета, оставаться ли учителем, всегда советую оставаться, не ограничиваясь одной грамотой, а стараясь внушить детям нравственно-религиозные начала, могущие руководить их в жизни. Одна же грамота есть орудие, могущее быть обращенным на зло так же, как на добро, и при строе нашей жизни — скорее на первое. Желаю вам найти удовлетворение в своей деятельности.

Лев Толстой.

Печатается по копии из AЧ с заглавием: «Учителю, читавшему в газетах о разговоре Льва Николаевича с молодежью из Пречистенских курсов».

Ответ на письмо земского учителя из Череповца Новгородской губ. Тимофея И. Чернышова, который писал, что на него произвело крайне тягостное впечатление высказывание Толстого, будто бы учителя, выбившиеся из народной среды, сидят на шее трудового народа. Это высказывание Толстого о труде сельского учителя Чернышов прочитал в газетном58 59 сообщении о беседе Толстого с рабочими, учащимися на Пречистенских курсах в Москве. Первое сообщение об этой беседе было напечатано в газете «Русское слово» 1910, № 131 от 10 июня, и затем перепечатано в других газетах.

После этого в Ясной Поляне был получен еще ряд писем от учителей, взволнованных словами Толстого. См. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 229 и 230, и «Список писем по поручению», №№ 128 и 129.

66—68. С. А. Толстой от 22 и 23 июня (два письма).

 

* 69. Т. Л. Сухотиной.

1910 г. Июня 23. Тула.

Милая, дорогая Таничка. Пишу тебе с Тульского вокзала, возвращаясь от Черткова. Сегодня 23-го мы выписаны мама, к[отор]ая телеграфирует, что умоляет приехать нынче.1 Варя же извещает, что она в своем тяжелом нервном раздражении.2 Мы провели у Ч[ертковых] 11 дней прекрасно. Нынче там б[ыл] Эрденко, к[оторый] играл удивительно.3 Когда увидимся? Чем скорее, тем лучше. Оч[ень] ты меня уж привлекла последним посещением.

Письмо это передаст тебе Григорьев Андр[ей] Яковлев[ич], скопец. Он приезжал к Ч[ертковым], чтобы повидать меня, и был всем очень приятен и мил.4 Он хотел, чтобы я написал что-нибудь Матвеевой.5 Но без прямого вызова считаю неудобным. Но при случае передай ей мой привет. Милого Мишу целую, про Таничку уж не говорю и не имею для нее подходящего эпитета. — Пишу на станции и вокруг меня толпа. Чувствую тяжесть шапки Мономаха.6 Пиши.

На конверте помета Т. Л. Сухотиной: «Папа, 23 июня 1910 г.».

Судя по записям В. Ф. Булгакова в его Дневнике (стр. 247 и 249) и Д. П. Маковицкого в ЯЗ 1910 г. от 21 июня, Толстой выехал со ст. Столбовая в 5 ч. 30 м. вечера и приехал в Засеку в 9 ч. 50 м. вечера. Следовательно, письмо написано в Туле вечером 23 июня.

1 С. А. Толстая из Ясной Поляны прислала Толстому телеграмму следующего содержания: «Умоляю приехать 23».

2 Вторая телеграмма от имени В. М. Феокритовой, подтверждающая необходимость немедленного приезда Толстого по случаю сильного нервного расстройства С. А. Толстой (текст ее см. в т. 84, прим. к письму59 60 829, стр. 398), была составлена и послана не В. М. Феокритовой, а самой С. А. Толстой (см. т. 58, стр. 68—69, прим. 902—904, и «Дневник С. А. Толстой» за 1910 г., М. 1936, стр. 69—73). В. Ф. Булгаков в своем Дневнике (стр. 246) по поводу этих двух телеграмм С. А. Толстой, полученных 22—23 июня 1910 г. в Отрадном пишет: «Именно с этих двух телеграмм... начался последний крестный путь Л. Н-ча, приведшей его к могиле».

3 Михаил Гаврилович Эрденко (1887—1940), скрипач, профессор Киевской, а затем Московской консерватории, и его жена Евгения Иосифовна Эрденко (ум. 1953), профессор Московской консерватории по классу фортепиано. В. Ф. Булгаков в своем Дневнике (стр. 246 и 247) записывает: «Эрденко играл днем, потому что вечером Льву Николаевичу надо было ехать, и в два приема — до и после прогулки Льва Николаевича. Лев Николаевич несколько раз плакал и горячо благодарил артиста и аккомпаниаторшу, его жену. Эрденко играл, между прочим, Чайковского... «Колыбельная» и «Осенняя песнь» ему очень понравились». О том же см. А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», стр. 58.

4 Об А. Я. Григорьеве см. прим. 1 к письму № 27.

5 Варвара Дмитриевна Матвеева, соседка Сухотиных.

6 См. запись в Дневнике В. Ф. Булгакова, стр. 248.

* 70. К. Ф. Смирнову.

1910 г. Июня 24. Я. П.

Ясная Поляна, 24 июня 1910 года.

К. Ф. Смирнову.

От запоя, так же как и ото всех душевных болезней, есть только одно лекарство. И лекарство не телесное, а душевное. Лекарство это душевное в том, чтобы понять хорошенько самого себя, понять, что в тебе живет дух божий, что дан он тебе не для того, чтобы ты угождал своему телу и осквернял свою душу всякими мерзостями и хуже всего заглушающим голос души вином, а для того, чтобы ты исполнял данное тебе богом дело на земле. А дело это очень просто и всем понятно. Оно в том, чтобы всех любить. Только пойми это и бросишь всякие низости, и рука не подвинется, чтобы наливать в себя тот страшный яд, которым отравляется не только тело, но губится то, что не имеет цены, — душа человеческая.

Посылаю вам кое-какие книги, почитайте их и будьте уверены, что если вы только последуете моему совету и будете60 61 думать о душе, то легко бросите свою губительную привычку. Человек бывает делать не во власти то, что сверх его сил. Но удержаться от того, чтобы не делать дурного, всегда во власти всякого человека. Помогай вам бог. Через месяц по получении этого письма напишите мне.

Брат ваш

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным чернилами на полулисте почтовой бумаги.

Кирилл Фаддеевич Смирнов — крестьянин Ярославской губ., обратился к Толстому с письмом, в котором писал, что он много лет страдает запоем, видит «гибель от этого» и «терпит материальную нужду», но не имеет сил бросить. Он просит Толстого помочь ему. Смирнов ответил Толстому письмом от 26 июля, в котором благодарил Толстого за письмо и совет, сообщал, что бросил пить, «и благодаря трезвости поправился здоровьем и материальным положением». Книг же, про которые Толстой писал, он не получал.

71. H. Н. Гусеву.

1910 г. Июня 25. Я. П.

Спасибо, милый Н[иколай] Н[иколаевич], за письма. Я был у Ч[ертков]ых и там ваше длинное хорошее письмо. Что не пишу вам чаще, простите и знайте, ч[то] это не от недостатка памяти о вас и, главное, любви к вам. Весь стареюсь, слабею, и обратно пропорционально увеличиваются требования не столько других ко мне, а самого к себе.

У Ч[ертковых] пробыл оч[ень] хорошо 10 дней. Кое-что по мелочам пишу всякое, что, вероятно, дойдет и до вас, т[ак] к[ак] вы принадлежите к тем людям, к[оторые] приписывают несвойственное значение моим мыслям. Приписываю же я важность, во-1-х, книжечкам из Н[а] к[аждый] д[ень], переработанным, к[оторые] печатаются в Посреднике, и еще начатой мн[ой] статье о безумстве, сумашествии нашей жизни в самом простом смысле этого слова. — Хотелось бы до смерти (до смерти в обоих смыслах) высказать то, что имею сказать, о признаках этого безумия и о причинах его и способе лечения.

Почему-то мне кажется, что скоро увижусь с вами. Может быть, оттого, что оч[ень] желаю этого. Вырезку из газет о поступках несчастных безумных напрасно прислали и читали.1 Я стараюсь не слышать, не читать и не говорить о последствиях61 62 явных для меня причин, тем более, что, читая, слушая такие рассказы, слишком легко, — что и обычно делается, — обвинять невинных.

Братски целую вас

Л. Толстой.

25 июня.

Печатается по подлиннику, находящемуся у Н. Н. Гусева. Впервые опубликовано H. H. Гусевым в его книге «Из Ясной Поляны в Чердынь», изд. Сытина, М. 1911, стр. 51—52.

Николай Николаевич Гусев (р. 1882) — см. т. 81, письмо № 48.

Ответ на письмо H. Н. Гусева от 13 июня из Чердынского земского арестного дома, где он отбывал двухнедельное наказание за самовольную отлучку из Корепина на один день.

1 H. Н. Гусев приложил к своему письму вырезку из газеты «Утро России» 1910, № 166 от 8 июня, с письмом в редакцию А. А. Стаховича под заглавием «Случай», в которой говорится «о расправе администрации с крестьянами при применении закона 9 ноября 1906 г. в соседнем Лебедянском уезде Тамбовской губ., имевшей место в первой половине мая», в результате чего было убито 6 крестьян и 15 ранено.

72. А. Н. Остольской.

1910 г. Июня 25. Я. П.

25 июня 1910 г. Ясная Поляна.

Остольской.

«Хилость, старость, смерть — вот жемчужины жизни», — пишете вы, подразумевая, вероятно, то, что хуже этого ничего не может быть.

Я испытывал две первые и готовлюсь каждый час к третьей и кроме радости и благодарности той силе, которая послала меня в жизнь, ничего не испытываю. Очевидно, кто-нибудь из нас ошибается. Думаю, что не я, а вы. Думаю так, во-первых, потому, что жизнь есть стремление к благу и во мне это стремление получает удовлетворение, у вас же нет, а во-вторых, потому, что я в своем понимании схожусь не только со всеми величайшими мудрецами мира — от браминов, Будды, Лаотзе, Христа, Магомета, Сократа, Эпиктета, Марка Аврелия и до Руссо, Канта, Эмерсона и др., но и с огромным большинством людей, вы же сходитесь с разными странными, трудно понимаемыми62 63 писателями-декадентами самого последнего времени и с крошечным меньшинством запутавшейся и мало мыслящей, и мало просвещенной кучкой людей, называемой интеллигенцией.

Простите, если письмо это покажется вам резким. Руководило мною чувство участия к вам и подобным вам многим несчастным, которые, рассуждая самым детско-превратным образом, с безграничной самоуверенностью решают вопрос о том, хорош или не хорош мир, в отрицательном смысле только потому, что они воображают себе, что мир существует только для их удовольствия, а удовольствие они не находят, потому что ищут его не там, где оно есть и может быть.

Еще раз прошу не сердитесь на меня, а подумайте о том, что я пишу, и верьте, что руководит мною только чувство участия к вам, как к любимой меньшой сестре.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на отдельной бумаге. Впервые опубликовано вместе с письмом Остольской, вызвавшим ответ Толстого, в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 362—363.

Антонина Игнатьевна Остольская со ст. Мотовиловка Юго-Западной ж. д. писала Толстому, что только в самоубийстве она видит спасение от бессмысленности жизни человека.

* 73. Неизвестной («Вихне»). Черновое.

1910 г. Июня 26. Я. П.

С 81 года я не имею никакой собственности. Всё мое имение с 81 года по моему требованию перешло к моим наследникам — сыновьям, дочерям и жене, и потому раздавать ничего никому уже давно не могу.

Печатается по черновику-автографу, написанному на оторванном свободном листе почтовой бумаги письма неизвестной. Дата определяется почтовым штемпелем дня получения. На конверте письма помета Толстого: Глупое. Отве[тить], что у Бир.

Ответ на письмо неизвестной молодой девушки, по имени Вихны, из г. Орши. В письме она писала о противоречии образа жизни Толстого с его взглядами, изложенными в книге «В чем моя вера?». См. письмо № 55.

63 64

* 74. С. П. Ситникову. Черновое.

1910 г. Июня 27. Я. П.

Получил ваше письмо и спешу ответить, как сумею, на ваш вопрос о том, можно ли ва[м] искупить грех брата и как это сделать?

Мое мнение то, что никто не может искупить не только чужих, но и своих грехов. То, что какие-нибудь молитвы, или жертвы, или вера могут искупить грехи — всё это или суеверие, или обман.

Людям открыт закон их жизни великими учителями мира Христом и другими мудрыми людьми, открыт этот закон людям и в сердце их, и люд[ям] надо всеми силами стараться по мере сил своих исполнять этот закон. И чем точнее и ближе исполня[ет] человек этот закон, тем жизнь его лучше, спокойнее и радостнее, что бы с ним ни случилось. А закон этот оч[ень] прост. Он весь в том, чтобы любить бога, т. е. совершенство любви, и ближнего, т. е. всех людей, с к[оторыми] сходишься в жизни.

Бедный брат ваш не знал этого закона и искал, вероятно, не исполнения закона любви, к[оторому] никто и ничто помешать не может, а чего-нибудь другого, и потому и находил, что жизнь невыносима. И мне оч[ень] жалко его. Понимаю, что вам должно быть особенно жалко.

Но искупать его грех ничем нельзя, главное, п[отому], ч[то] о том, что бывает с людьми после телесной их смерти людям не дано [знать], так что всё, ч[то] толкуют о рае и аде, и молитвы за умерших, всё это пустые выдумки. Людям дано знать, как им надо жить для того, чтобы исполнить волю бога, и, когда они ее исполняют, им хорошо и больше им ничего не дано и не нужно знать.

Посылаю вам Н[а] к[аждый] д[ень] и Е[диную] з[аповедь]. Из книг этих вы ясно поймете мои мысли об этом предмете.

Брат ваш

Печатается по черновику-автографу, написанному на почтовой бумаге. Копии письма не сохранилось. На конверте письма Ситникова помета Толстого: Ответить. Дата определяется пометами на конверте рукой В. Ф. Булгакова и в регистрационной книге писем рукой Д. П. Маковицкого об ответе Толстого 27 июня.

Степан Платонович Ситников из г. Вятки прислал Толстому письмо от 23 июня, в котором писал, что 21 июня отравился его брат Максим вследствие тяжести жизни. Смерть брата его мучит, и он не знает, как искупить вину брата. Просил совета у Толстого.

64 65

75. В. Г. Черткову от 27 июня.

 

* 76. Н. С. Караулову.

1910 г. Июля 1. Я. П.

1 июля 10 г. Ясная Поляна.

Николай Семенович,

Вас мучает мысль о том, что будет, когда всё кончится и останется только ничего. И вы спрашиваете, что такое это ничего. В этом странном вопросе вашем есть ясный ответ в самом вопросе. То, что останется все-таки ничего, показывает то, что всё, что есть, всегда духовно, есть произведение нашей духовной силы (мысли). И эта духовная сила одна есть и потому не может уничтожиться. Это то, что мы называем богом вне себя и душою в самих себе. Вот всё, что могу вам ответить. Более ясно выраженную эту же и другие, с этой связанные мысли, вы найдете в моих книжках «На каждый день».

Печатается по копии. На конверте письма Караулова помета Толстого: Останется тот, кто думает.

Ответ на письмо от 25 июня 1910 г. ученика Алексеевского коммерческого училища в Москве Николая Семеновича Караулова.

* 77. М. Е. Ковалеву.

1910 г. Июля 1. Я. П.

1 июля 10 года. Ясная Поляна.

Матвей Егорович,

Для того, чтобы быть в состоянии понимать в их истинном смысле учение Христа и других мудрых учителей человечества, надо прежде всего освободиться от всяких ложных, суеверных учений. И таково одно из самых запутанных и лживых учений, так называемой, христианской церкви, в котором нет ничего христианского с его выдумками о рае, аде, божественности Христа, искуплении рода человеческого и всяких таинств, и чудес, и мощей, и икон и т. п. вздора.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Ковалева. На конверте помета Толстого: Письмо интересное. Послать книг. Д[етское] е[вангелие] и др.

Ответ на письмо от 22 июня 1910 г. крестьянина Тетюшского уезда Казанской губ. Матвея Егоровича Ковалева, благодарившего Толстого за ранее присланные его книги, которые «все теперь разобраны народом». Он просил Толстого ответить на вопрос: «Как мне верить в бога?»

65 66

* 78. В. Н. Наумову.

1910 г. Июля 1. Я. П.

1 июля 10 г. Ясная Поляна.

Вы говорите, что если нет загробной жизни, то для чего мне подставлять другую щеку. Подставлять другую щеку и вообще жить доброй, любовной жизнью надо совсем не для того, чтобы кто-нибудь за это мне отплатил, а только потому, что, подставляя другую щеку и вообще живя доброю, любовною жизнью, человек получит единое, истинное, возможное в этой жизни благо. О том же, что будет после нашей смерти, никто никогда не знал и не знает и знать не может. Знаем только то, что наша душа, т. е. то, чем мы живем, не подлежит смерти, а что с ней будет после смерти тела, нам не дано и не нужно знать.

Спрашивать же о том, зачем подставлять щеку и жить доброю, любовною жизнью, всё равно, что спрашивать: зачем пить чистую, а не грязную, вонючую воду, когда хочется пить. Вот всё, что могу ответить на ваши вопросы. Присылаю вам краткое изложение моих взглядов, из которого вам будут более понятными мои мысли.

Печатается по копии.

Ответ на письмо сектанта из Пятигорска Владимира Николаевича Наумова, возражавшего Толстому против его высказываний о загробной жизни в книге «В чем моя вера?».

* 79. Н. Пестрякову.

1910 г. Июля 1. Я. П.

Пестрякову.

1 июля 10 года. Ясная Поляна.

На первый вопрос отвечаю вам тем, что цель правительства в деле закона 9 ноября состоит в том, чтобы уничтожить справедливое и мудрое сознание русского народа о том, что земля не может быть предметом личной собственности, и сделать из крестьян маленьких помещиков, так, чтобы землевладелец пяти, десяти тысяч десятин мог бы смело смотреть в глаза крестьянину и сказать ему: мы с тобой в равных условиях, у тебя — пять — десять — пятнадцать десятин, а у меня пять тысяч, мы равные землевладельцы, мои предки нажили, наживай и ты, оставляй своим наследникам. Может быть, есть и цель внести66 67 раздор в могущественную и страшную для правительства среду крестьян с тем, чтобы ослабить их.

На второй вопрос о продовольственной ссуде не могу ответить, потому что не знаю. Это знает всякий старшина и тем более земский начальник.

На третий и четвертый вопрос о вегетарианстве отвечаю то, что люди, перестающие есть мясо, делают это для удовлетворения своей естественной нравственной потребности, сострадания к живым существам, удовлетворяют своему чувству доброму и законному, свойственному человеку, тем более свойственного человеку, чем более он развит и потому не нуждается в разрешении вопроса о том, куда денутся все прирученные, домашние животные, и о том, как противодействовать вообще размножению животных. Исполняя вложенный в него нравственный закон, человек всегда может быть уверен, что последствия исполнения им этого закона не могут быть не только вредны, но наверное во всех отношениях будут благотворны.

Что же касается гипнотизма, магнетизма и всех т. п. глупостей, то очень советую вам не приписывать им никакого значения и ими не заниматься.

Печатается по копии. Конец письма о вегетарианстве опубликован в «Вегетарианском обозрении» 1913, 3, стр. 112.

Ответ на письмо крестьянина д. Поганки Казанской губ. Никиты Пестрякова.

На конверте письма помета Толстого: Спросить у М. С. [Сухотина] о продовольственных ссудах. Вложено сострадан[ие]. Надо ему следовать. На конверте же помета Д. Н. Маковецкого об ответе Толстого 1 июля и о посылке книги Генри Джорджа «Единый налог».

О законе 9 ноября 1906 г. см. письмо № 37 и прим. к нему.

80. С. Троицкой.

1910 г. Июля 1. Я. П.

1 июля 10 г. Ясная Поляна.

Не знаю, какой мой разговор вы читали о женщинах. Я всегда думаю и не могу думать иначе, как так, что женщина по своим высшим духовным силам ничем не отличается от мужчины.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Троицкой. Впервые опубликовано вместе с письмом Троицкой, вызвавшим ответ Толстого, в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 361.

67 68

81. Т. Л. Сухотиной.

1910 г. Июля 6. Я. П.

Я прогнал Сашу с того места, где провел черту — так хочется поговорить с тобой, думать о тебе. Много, кажется, нужно сказать тебе, но всё скажем понемножку, когда приедете. Теперь же скажу, что многих стараюсь поменьше любить — тебя в том числе, — многих без старания и страха люблю, а многих, как ни стараюсь, не могу, как хотел бы, любить. И за это без всякого старания себя не люблю. Ну вот и всё. Мар[ья] Алекс[андровна]1 только всё лучшеет, не так, как мы с тобою. До свидания, голубушка, целую тебя и старого2 и Таничку.

Твой.....

Впервые опубликовано на французском языке в Париже T. Л. Сухотиной в журнале «Europe» 1928, № 67, стр. 494, и на русском языке ею же в «Современных записках», Париж, 1928, XXXVI, 30, стр. 217 и 218. Письмо Толстого является припиской к письму А. Л. Толстой к Т. Л. Сухотиной, находившейся в Кочетах. Датируется по письму А. Л. Толстой.

1 М. А. Шмидт. См. письмо № 183.

2 М. С. Сухотина, мужа Т. Л. Сухотиной.

* 82. Е. К. Унковской. Неотправленное.

1910 г. Июля 7. Я. П.

Благодар[ю] за оч[ень] приятн[ое] мне изве[стие].

Печатается по черновику-автографу, написанному на конверте письма Унковской. Дата определяется почтовым штемпелем дня получения; письмо, как видно по помете на конверте, отправлено не было, так как Унковская не сообщила своего адреса.

Е. К. Унковская прислала Толстому с Кавказа письмо от 12 июля 1910 г., в котором писала:

«Глубокоуважаемый Лев Николаевич,

В глухой деревушке Кавказа я встретила одного перса-торговца, и на часовой цепочке у него я заметила открытый медальон с Вашим изображением. Видя мое изумление, вот что он мне сказал: «Я всегда ношу при себе портрет Толстого, потому что люблю его больше, чем самого себя; люблю его за то, что он хочет спасти мир. Мы, персы, лучше его понимаем».

Прошу вас верить в мое глубокое почитание и в то чувство радости, которое я испытала при сознании, что Вы, принадлежа всем, все-таки прежде всего наш — русский».

68 69

* 83. И. Неклюдову.

1910 г. Июля 10. Я. П.

10 июля 10 г. Ясная Поляна.

Вы спрашиваете, что должен делать рабочий, если ему предстоит содействовать угнетению своих братьев рабочих посредством сбивания цены работы. Но точно такой же вопрос должно поставить и о том, что должен делать рабочий, когда ему предстоит выбор: идти к фабриканту в приказчики, конторщики, надсмотрщики с увеличением жалования или отказаться? Или, что еще важнее, идти в солдаты, которые усмиряют рабочих, или отказаться и быть посаженным в тюрьму или арестантские роты?

На все эти вопросы: именно, что делать рабочему в таких положениях, никто не может ответить, кроме самого рабочего. При теперешнем понимании рабочими своего положения вопроса этого вовсе нет. При том же понимании рабочими своего положения, которое я, основывая его на религиозном сознании, стараюсь передать в статье «Единственное средство», вопрос этот должен возникнуть для каждого рабочего: и при сбивании цен на работу, и при прямом, в виде помощников, содействии хозяевам против рабочих, и при поступлении в войска. И ответ на этот вопрос может быть дан только самим рабочим более или менее определенный, по мере ясности религиозного сознания.

Если религиозное сознание рабочего настолько ясно и живо, что он не может поступить противно ему, он откажется от поступка, противного этому сознанию, каковы бы ни были последствия отказа; как откажется всякий по-старому религиозный человек осквернить икону или причастие, или как откажется всякий неразвращенный человек взять на себя обязанность палача, каковы бы ни были последствия отказа.

Если же религиозное сознание его неясно и не живо, то он согласится на предложенное ему и сделает, как и вы предполагаете, поступок, противный выгоде всех, только бы не быть с семьей поставленным в тяжелое положение.

Всегда были и всегда будут люди слабые и люди сильные. Но дело не в том, а в том, чтобы люди слабые, поступая противно своему, а главное, противно благу многих братьев, знали бы и чувствовали, что, поступая так, как они поступают, они — поступают дурно, а не думали бы, как думает теперь большинство, и69 70 вы с ними, что это так и должно быть и что улучшиться положение рабочих может не их нравственным усилием, а какими-то внешними, не зависящими от их доброй жизни средствами.

Этим-то дорога и важна та религиозная основа деятельности, которую я считаю неизбежно необходимой для улучшения положения не только рабочих, но всех людей мира. Дорога она тем, что человек, живущий и действующий во имя религиозной основы, если он силен, то не отступит от своей основы, хотя бы он должен был понести величайшие страдания или смерть. Ежели же он менее силен, он в самом главном не отступит от требований своего сознания, в менее главном уступит, но, и уступая, будет знать, что поступает дурно. Самый же слабый человек, который приведет те самые доводы, которые вы приводите, если и будет содействовать для своих выгод выгодам хозяина, будет все-таки знать, что он сделал не то, что должно.

А если только рабочие будут знать и помнить то, что они должны делать не перед семьей, не перед товарищами, а перед своей совестью, перед богом, то очень скоро изменилось бы их положение, и уже не так трудно было бы им делать то, что должно перед богом и перед совестью.

Думаю, что ваш вопрос вызван преимущественно тем, что вам неизвестно или непонятно мое религиозное понимание жизни. Думаю, что если бы оно было вам известно, вы бы не сделали вашего вопроса или иначе поставили бы его.

Теперь же на ваш вопрос о том, что делать рабочему, когда ему предлагают сбить цену, отвечаю: если он религиозный человек и живо чувствует свою связь с братьями рабочими и грех содействия их угнетению — отказываться от работы, какие бы ни были последствия. Если же он слаб и не чувствует живо свою связь с братьями рабочими и своего греха содействия их угнетению, то — принять предложение хозяина, но знать и чувствовать свой грех и быть готовым отказаться от него и искупить его.

Очень рад буду, если мое объяснение удовлетворит вас.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным чернилами на шести страницах почтовой бумаги.

Ответ на письмо И. Неклюдова, железнодорожного рабочего с разъезда № 59 Ташкентской ж. д., от 4 июля 1910 г. Прочитав «Единственное средство» Неклюдов просил Толстого разъяснить ему, «что же, наконец, должен... делать» рабочий.

70 71

* 84. И. М. Шеховцову.

1910 г. Июля 10. Я. П.

10 июля 10 г. Ясная Поляна.

Шеховцову.

Иван Маркианович,

Не думайте, что отвечаю, не вникнув в ваше положение. Думаю, что понимаю всю тяжесть его. — Но, несмотря на всю тяжесть этого вашего положения, не советую внешним образом изменять его, т. е. уходить от жены и детей. Добрая жизнь, т. е. жизнь терпеливая, любовная, не только к любящим, но и к делающим нам зло, везде и во всех условиях возможна. И если только вы положите все силы своей души на то, чтобы простить все грехи жены, терпеть ее нападки и обходиться с ней кротко и любовно — любовно не в смысле половом — напротив, чем больше вы воздержитесь от полового общения, тем будет лучше, — если вы положите на это все свои душевные силы, то вы найдете спокойствие и счастье, не выходя из тех условий, в которых живете.

В этом мой искренний совет, рад буду, если вы последуете ему.

Посылаю вам книгу «На каждый день», чтение которой может поддерживать вас в добром настроении.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Шеховцова и продолженным на одной странице почтовой бумаги. Ответ на письмо конторщика Вознесенского рудника Екатеринославской губ., в котором он описывал тягости семейной жизни и свои разногласия с женою.

85. A. Л. Толстой.

1910 г. Июля 11. Я. П.

Ради бога, никто не упрекайте мамà и будьте с нею добры и кротки. Л. Т.

Печатается по тексту первой публикации в книге А. Б. Гольденвейзера «Вблизи Толстого», стр. 112. Кроме того, в архиве Т. Л. Сухотиной (ГМТ) хранится копия, переписанная ее рукой, датированная 12 июля. Дата определяется по записи А. В. Гольденвейзера и по копии Т. Л. Сухотиной.71

72 Как сообщает в своей книге А. Б. Гольденвейзер, эта записка Толстого была передана им А. Л. Толстой секретно и была вызвана тяжелыми объяснениями, которые происходили между С. А. и Л. Н. в ночь с 10 на 11 июля. См. А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», стр. 111—112. См. Дневник Толстого, т. 58, стр. 78, а также «Дневники С. А. Толстой» под 10 июля 1910 г., стр. 98—100.

* 86. С. Ф. Попову.

1910 г. Июля 12. Я. П.

12 июля 10 г. Ясная Поляна.

То, что вы были арестованы и просидели так долго в тюрьме, было для меня грустной новостью. Напишите, пожалуйста, о том, как вы провели время в тюрьме — ваше душевное состояние и пришлите, пожалуйста, протокол.

Очень желаю в чем могу братски служить вам. О себе могу написать только то, что хотя и плохо и медленно, но стараюсь подвигаться к той единой цели всех людей: к исправлению своих грехов и к исполнению заповеди Христа любви к богу и ближнему.

Посылаю вам «Предисловие» к книге, которая выходит и которую пришлю вам.1 В предисловии этом я стараюсь изложить свое понимание жизни.

Любящий вас брат.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным карандашом на двух страницах почтовой бумаги. Па конверте Толстой пометил: Сделать всё, о чем просит, и известить Ч[ерткова].

Сергей Федорович Попов — знакомый Толстого крестьянин Козловского уезда Тамбовской губ. (с. Пыльно-Лапино), писал Толстому о том, что был арестован козловскими жандармами, теперь освобожден.

1 Предисловие к книге «Путь жизни» 1910 г.

* 87. В. М. Рабчуку.

1910 г. Июля 12. Я. П.

12 июля 10 года. Ясная Поляна.

Рабчук.

Очень, очень радостно было получить ваше письмо. Если мое письмо сделало вам пользу, то и ваше сделало такую же нравственную пользу мне.

Будем помогать друг другу, и бог поможет нам.72

73 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Рабчука.

Владимир Максимович Рабчук из Брест-Литовска в ответ на письмо В. Ф. Булгакова, написанное по поручению Толстого (см. «Список писем по поручению», №№ 82, 99 и 133), прислал Толстому письмо от 8 июля, в котором писал о перевороте в его жизни, происшедшем под влиянием взглядов Толстого, изложенных в этих письмах.

88. В. Г. Черткову от 12 июля.

 

89. Э. И. Каплан.

1910 г. Июля 13. Я. П.

Э. И. Каплан.

13 июля 10 г. Ясная Поляна.

Получил ваше письмо и почувствовал в нем искренность ваших вопросов. Постараюсь ответить на них. Мне это легко потому, что те самые вопросы, которые стоят перед вами, стоят предо мною.

1) «Зависит ли духовное здоровье человека от физического, или наоборот?»

Зависит в известной, низшей степени, т. е. что человеку трудно быть добрым, любящим со всеми, когда он сам физически страдает. Но эта самая задержка духовной жизни побуждает к поднятию на высшую ее ступень, так что страдание физическое — болезнь, если только человек всеми силами стремится к достижению высшего совершенства, не умаляет это стремление, а, напротив, вызывает необходимость его усиления. По опыту скажу, что, когда поддавался мысли о том, что я по телесному нездоровью не могу быть тем, чем хотел бы быть, я падал всё ниже и ниже; если же смотрел на эти страдания как на вызов к усилению внутренней работы, то, напротив — достигал самого радостного для себя состояния. Практически мое правило в том, что лечение вообще скорее вредит, чем делает истинную пользу жизни человеческой.

2) «Как любить врагов душою, живя среди них и сталкиваясь на каждом шагу с их обыденной ложью, себялюбием, материализмом, невоздержанностью и т. д.?»

Знаю, что трудно, и легко сказать себе: нет, таких людей я не могу любить. Но избави бог от такой мысли, это только усилит недоброе чувство и, главное, увеличит довольство собою.73 74 «Я, мол, хорош, а все остальные дурны». Как ни трудно, старайся любить самых неприятных тебе, как это прекрасно сказано в евангелии, и только не ослабевай, не опускай постромки,1 и придет время, что и почувствуешь, что любишь тех, которых, казалось, никак не мог любить. То же могу сказать по опыту, хотя и малому, и слабому.

3) «Следует ли уйти от мира сего, если жизнь в нем становится невыносимой?»

Разумеется, нет, по тому самому, что я отвечал на первые два вопроса, да, кроме того, это и невозможно. Странно сказать, мир людей именно таких, каких мы считаем дурными, нужен для нас, чтобы на деле показать нам нашу слабость, нашу дурноту, то, что мы не лучше тех самых, кого мы хотим осуждать.

Вы говорите, что страдания от жизни среди мира бывают бесполезны. Да, они бесполезны, если человек не пользуется ими, как благом, как теми муками, которые сопутствуют всякому рождению, как телесному, так и духовному.

Вот всё, помогай вам бог!

Лев Толстой.

Впервые опубликовано в журнале «Вегетарианское обозрение» 1910, № 6, 7, 8, стр. 10.

Эсфирь Исааковна Каплан-Перпер (1889—1933). Подвергалась административным преследованиям царского правительства. В 1911—1915 гг. — секретарь журнала «Вегетарианское обозрение». В 1917 г. вышла замуж за И. И. Перпера. См. т. 81, письмо № 176.

Ответ на письмо Э. И. Каплан от 11 июня 1910 г., в котором она задавала ряд вопросов. Вопросы эти цитирует в своем ответе Толстой. Письмо Каплан с ответом Толстого было опубликовано в ПТСО, № 246, стр. 362.

1 Последующие четыре слова вписаны Толстым собственноручно.

90. С. А. Толстой от 14 июля.

 

91—92. В. Г. Черткову от 14 июля (два письма).

 

93. П. Т. Дорофееву.

1910 г. Июля 18. Я. П.

Дорофееву.

Любезный брат Петр Терентьевич,

Письмо ваше получил и прочел с удовольствием, потому что вижу, что вы человек истинно религиозный. А это дороже всего74 75 на свете. Я не только не обижаюсь за высказанное вами, но благодарю вас за ваши добрые чувства. О том же, что вы считаете меня во лжи, гордости и полном заблуждении и советуете мне принять ваши верования, скажу только то, что лучше бы было, если бы вы не думали это, а предоставили решение об этом каждой душе человеческой и богу. Я более 30 лет всеми силами души искал истины о боге и его законе и держусь того, к чему пришел с радостью и спокойной совестью, каждый день и час ожидая смерти. Но, и будучи совершенно спокоен и уверен в том, что я в этой жизни ничего не найду другого и должен держаться того, что мне открыто богом, никак не осуждаю верований других людей, а от всей души уважаю их, зная, что всякий истинно верующий верит в то, что ему открыто богом.

Поддерживает меня в моей вере то, что то, во что я верю, одно и то же во всех религиях мира, так же как и в христианской, и всё только в том, как и сказано в евангелии: чтобы любить бога, т. е. стремиться к божескому совершенству, угождать богу, а угождать богу можно только тем, чтобы любить ближнего, как самого себя, как сказано у Иоанна: «кто говорит: я люблю бога, а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить бога, которого не видит?» И это учение одно во всех верах. И я держусь этого учения, и мне очень хорошо. Думаю, что и вам хорошо, если вы всей душой верите вашему учению, и рад за вас.

Посылаю вам две книжки,1 которые, надеюсь, не будут вам неприятны.

18 июля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на четырех страницах почтовой бумаги. Подлинник находился в 1922 г. у адресата. Кроме того, сохранилась заверенная копия, присланная Бежецким уездным отделом народного образования. Впервые опубликовано: отрывок — «Единение» 1916, 3. Полностью: «Голос Толстого и Единение» 1920, 2/14, стр. 6.

Петр Терентьевич Дорофеев — крестьянин Тверской губ., в письме к Толстому одобрял новый рассказ Толстого «Благодарная почва», прочитанный им в газете «Биржевые ведомости», и вместе с тем убеждал Толстого вернуться к православию.

1 В черновике: Е[диную] з[аповедь] и Н[а] к[аждый] д[ень].

75 76

* 94. Л. Д. Семенову.

1910 г. Июля 18. Я. П.

Оч[ень] рад был, милый брат Леонид, получить твое письмо. — Хотя и соединяет нас одно и то же, то, что одно твердо соединяет людей, всегда радостно получить еще косвенное подтверждение.

Беско[нечная] лин[ия], вед[ущая] к богу

Я Толстой Ты Семенов.

Приятно и это маленькое, самое шаткое соединение.

Бесконечн[ая] линия, ведущая к бесконеч[но] отдал[енному] б[огу], линия, по к[оторой] б[ог] входит в души людей. Самое твердое соединение, хотя и кажется далеким.



Вот глупость, к[отор]ая пришла мне в голову сейчас, пиша тебе. Мож[ет] б[ыть], ты поймешь эту чепуху. — Поймешь хоть то, что я не меньше твоего помню и люблю тебя. На днях были здесь Сутковой1 и Картушин.2 — Много поминали Добролюбова3 и его близких друзей. Передай мой привет и любовь всем, кто меня помнит.

Л. Толстой.


Что слышно, что знаешь про Добролюбова?

18 июля 1910 г.

Ясная Поляна.

Ответ на письмо Л. Д. Семенова, отправленное из Урусова Рязанской губ. 15 июля 1910 г.

По поводу письма Толстого к Семенову см. А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», стр. 136 и 137.76

77 1 Николай Григорьевич Сутковой (1872—1932) — одно время последователь Толстого, затем — Добролюбова, занимался литературно-издательской работой, земледелием. О пребывании Суткового в Ясной Поляне см. Дневник Толстого 1910 г., т. 58, стр. 72, 76; А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», стр. 59, 63, 65, 95—100, 104, 106—111; Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 252.

2 Петр Прокофьевич Картушин (1880—1916) — богатый донской казак, в то время сочувствовавший взглядам Толстого, дававший свои средства на печатание и распространение его сочинений.

3 Об А. М. Добролюбове см. письмо № 24, прим. 4.

95. П. И. Бирюкову.

1910 г. Июля 19. Я. П.

Милый, милый Поша. Так радостно получить ваше письмо. Ведь сердце сердцу весть подает. Вы так же дороги мне, как я вам. — У Мар[ьи] Ал[ександровны] пожар,1 но она перенесла — главное потерю рукописей, как свойственно человеку, живущему духовной жизнью. Надо у ней учиться. Ее все любят и все готовы помочь. Передам ей ваши слова. У меня хуже пожара. С[офья] Ан[дреевна] взволнована, раздражена, почти душевно больна — ненависть к Черткову, ревность к нему, и мне оч[ень] трудно.2 Но я чувствую, что это и поделом и на пользу мне. Непременно приезжайте все со всей семьей.3 Думаю, что С[офья] А[ндреевна] будет рада принять вас, хотя ничего в ее положении нельзя предвидеть. А не у нее, то у Чер[тковых],4 у Николаевых.5 Да мы с Сашей сделаем всё, чтобы вас с семьей устроить. Мне такая радость побыть с вами.

Да, дети великий вопрос. Вот где: неделание: не сделать вредного.

До свидания, пожалуйста. Чем раньше, тем лучше. Привет вашей жене.6

Л. Т.

19 июля 1910.

Впервые, опубликовано Б, IV, стр. 205. На конверте помета Толстого: Саша, припиши О Чертков[е], помета рукой А. Л. Толстой: «Отв. Л. Н. и А. Т. 19 июля 10 г.» и помета В. Ф. Булгакова: «Л. Н. будет отвечать».

Павел Иванович Бирюков (1860—1931) — один из друзей Толстого, его биограф. В 1910 г. служил в Костромском губернском земстве по отделу народного образования.

Ответ на письмо от 16 июля 1910 г.77

78 1 М. А. Шмидт жила в 6 км. от Ясной Поляны в д. Овсянникове. Об этом пожаре 6 июля 1910 г. Д. П. Маковицкий писал в неопубликованных ЯЗ: «У Марьи Александровны был пожар... Сгорели все ее рукописи. Между ними все письма Льва Николаевича к ней, с которых копий нет. А также коллекция копий и писем Льва Николаевича к другим с 80-х и начала 90-х годов и ею переписанные копии с сочинений Льва Николаевича с вариантами, например «Критика догматического богословия», «Соединение и перевод 4-х евангелий» — эти любимые ее сочинения Льва Николаевича».

2 Болезнь Софьи Андреевны Толстой была определена приезжавшим в Ясную Поляну 19—21 июля профессором Московского университета невропатологом Григорием Ивановичем Россолимо (1860—1928) как «дегенеративная двойная конституция: паранояльная и истерическая, с преобладанием первой. В данный момент эпизодическое обострение». См. А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», стр. 145; В. Ф. Булгаков, «Трагедия Льва Толстого», изд. «Прибой», Л. 1928, стр. 60. На почве обострившегося нервно-психического заболевания С. А. Толстой ее отношения к В. Г. Черткову приняли болезненно-ненормальный характер. Особенно неприемлемо для нее было стремление Черткова осуществить волю Толстого о передаче всех его сочинений в общую собственность. Непосредственным поводом «ненависти» С. А. Толстой к Черткову в данное время явилось то, что в распоряжении Черткова хранились Дневники Толстого последних лет. По ее настоянию Дневники эти были взяты у Черткова, но переданы не ей, а положены в сейф тульского отделения Государственного банка. См. заявление в тульское отделение Государственного банка от 16 июля, напечатанное в этом томе, № 303.

3 П. И. Бирюков с семьей приехал в Ясную Поляну 30 июля и пробыл там до 4 августа. Это последнее, при жизни Толстого, свое пребывание в Ясной Поляне Бирюков описал в т. IV «Биографии Льва Николаевича Толстого», стр. 207—209.

4 Чертковы жили тогда в Телятинках.

5 Сергей Дмитриевич Николаев и его жена Лариса Дмитриевна жили в это время в д. Ясная Поляна.

6 Павла Николаевна Бирюкова, рожд. Шарапова.

96. М. Г. Болквадзе.

1910 г. Июля 20. Я. П.

20 июля 10 г. Ясная Поляна.

Малахий Георгиевич,

Приятно и неприятно было получить 1-й № вашего журнала и ваше письмо. Приятно было узнать, что становится всё больше и больше людей, соединенных одной истиной, и особенно приятно было узнать про вас и вашу деятельность. Неприятно же было78 79 то, что вы слишком много поместили меня. Но приятного без сравнения больше, чем неприятного, и от души благодарю вас. Помогай вам бог в вашей деятельности, но будьте осторожны, чтобы не вызвать слишком скоро гонения, которые перервут эту благотворную деятельность.

Братски приветствую вас. Думаю, что не нужно говорить о том, что буду рад всегда, чем могу, служить вам.

Лев Толстой.

20 июля 1910.

[P. S. к письму Болквадзе от 20 июля 1910 г. Ясная Поляна.]


После того, как написал это, прочел внимательно весь № журнала. И вот мои замечания.

1) Обращение к читателям ... 5

2) Толстой — неважно ... 3

3) Стихотворение Гуриели прекрасно, но жаль, что стихи ... 5

4) Стихот[ворение] Ковалевской — оч[ень] плохо и еще хуже оттого, что стихи ... 1

5) Учитель Кустинович — неуместно в журнале с вашей задачей ... 2

6) Элиза Ожешко — плохо ... 2

7) Человек и общество ... 2

8) Еванг[елие] любви и общественное презрение ... 5

9) Интенданты и защита ... 5

10) Сквернословие ... 21/2

11) В защиту женщины ... 5

12) Переоценка слов ... 3

В этой статье есть дурное слово: вы орете.

13) Смерть ... 5

14) Епископ Кирион — слишком частный вопрос ... 1

15) Кн. Сангушко — тоже ... 2

Посылаю вам предисловие к книге «Пути жизни», составленной, как «Круг чтения», из изречений разных мыслителей. Книга печатается. Предисловие же может иметь интерес и отдельно от книги.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на трех страницах почтовой бумаги; часть письма подписана Толстым и им датирована. Подпись и дата воспроизводятся по черновику-автографу79 80 На конверте письма помечено Толстым: Отвеч[ать]. Впервые опубликовано в журнале «Защита человека» 1910, 2.

Ответ на письмо Малахия Георгиевича Болквадзе, редактора-издателя ежемесячного иллюстрированного журнала «Защита человека», издававшегося в Петербурге (см. тт. 80 и 81). Болквадзе прислал Толстому № 1 журнала «Защита человека». Помещенным там статьям и рассказам Толстой дал краткую оценку и расставил отметки по пятибалльной системе.

97. В. Г. Черткову от 20 июля.

 

* 98. М. Ф. и С. М. Соломахиным.

1910 г. Июля 22. Я. П.

22 июля 10 года.

Всегда дорожу общением с вами, и с отцом и с сыном. Не пишу много лично, потому что слаб и нездоровится.

Любящий вас обоих Лев Толстой.

Печатается по копии. Письмо является припиской к письму В. Ф. Булгакова от 22 июля по поручению Толстого. См. «Список писем по поручению», № 190.

99. В. Г. Черткову от 22 июля.

 

* 100. В. П. Богданову. Черновое.

1910 г. Июля 18—20—23. Я. П.

Будем же так же, как Александр, пользоваться всяким случаем, чтобы избавляться от всего дурного, затемняющего нашу душу.

Печатается по черновику-автографу Толстого, написанному на складном конверте (секретке), сверенному с копией. Основанием датировки являются: почтовый штемпель дня получения: «Засека, 18 июля 1910 г.», копия, датированная 20 июля 1910 г., и помета на секретке рукой А. Л. Толстой о посылке письма 23 июля.

Ответ на письмо В. П. Богданова, «бывшего нищего» из Петербурга, прочитавшего про молодого крестьянина Александра из рассказа Толстого «Благодарная почва» и приветствовавшего Толстого.

80 81

101. Ф. Ефремову.

1910 г. Июля 23. Я. П.

23 июля 10 года. Ясная Поляна.

В книгах, которые вам посылаю, я, как умел, выразил мои взгляды. Желал бы, чтобы они ответили вашим требованиям. Сколько я понял из вашего письма, вы тяготитесь своим положением бедности. Как ни странно это сказать, — я же мучительно тягочусь теми условиями богатой жизни, из которой никак не могу вытти. С какой бы радостью я променялся с вами.

И потому позволяю себе советовать вам: не тяготиться вашим положением. Вы служите делу не только не грешному, но полезному. Благодарите за это судьбу и дорожите вашим положением.

Позволяю себе дать вам еще совет: не заниматься стихотворством. Если у вас есть досуг и есть что сказать людям, высказывайте это как можно яснее и проще, а не обременяя себя условиями размера и рифмы.

Брат ваш

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Ефремова и продолженным на полулисте почтовой бумаги, оторванной от письма Ефремова. Кроме того, на том же конверте рукой Толстого помечено: Послать Н[а] к[аждый] д[ень].

Впервые опубликовано в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 361.

Ответ на письмо Филиппа Ефремова, почтальона из Баку, описывавшего свою тяжелую жизнь, сообщавшего, что удается иногда печатать свои стихотворения в газете «Заря Востока» и просившего совета Толстого, как «прозреть умственно».

* 102. Э. Мооду (Aylmer Maude).

1910 г. Июля 23. Я. П.

Мr. Моод,

Софья Андреевна читала мне место из вашей биографии о словах моей покойной дочери Маши,1 выражавшей вам свое недоброе чувство к Ч[ерткову] и будто бы удивление перед моим пристрастием к этому человеку. Думаю, что такое определение ее отношений к Ч[ерткову] совершенно неправильно, так как если и могли быть временами недоразумения между ними, как это и было в действительности, то общее отношение ее к моему лучшему другу всегда было любовное и исполненное81 82 уважения, как и не могло быть иначе у горячо любящей меня дочери к моему лучшему в продолжение многих лет помощнику и другу. И потому я просил бы вас выключить это место из вашей биографии.

Вообще очень сожалею о том недобром отношении вашем к Ч[ерткову], так как для биографа такое отношение и несвойственно и неправильно и должно ввести в заблуждение читателя.

Очень буду вам благодарен, если вы примете во внимание эти мои замечания.

Лев Толстой.

23 июля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по фотокопии с машинописного подлинника. Дата подлинника.

Эйльмер Моод (Aylmer Maude, 1858—1938) — английский биограф Толстого, переводчик на английский язык его сочинений. Автор биографии Толстого в двух томах: «The Life of Tolstoy», 1908, Редактор английского издания Оксфордского университета собрания сочинений Толстого, «Oxford Universiti Press». Э. Моод прислал Толстому только что выпущенный второй том написанной им биографии Толстого на английском языке. Биографию вслух читала Льву Николаевичу С. А. Толстая. На стр. 613, 621, 623 Моод приводит выдержки писем к нему Марии Львовны Оболенской от 10 сентября 1902 г., от 22 января 1905 г. и от 15 июня 1906 г., где Моодом сделаны пропуски вместо имени. По этому поводу Моод в письме к Н. С. Родионову от 8 июля 1929 г. (ГМТ) сообщал:

«В этом письме есть ошибка... Как я объяснил это Льву Николаевичу в моем ответе ему (датированном 10 августа 1910 г.), в приведенном месте я не упоминал Черткова, а лишь анонимного «X». Могу только предположить, что Софья Андреевна, читая это место Льву Николаевичу, произнесла: Чертков вместо «X». Если это так, то это является одним из недоразумений, происшедшим на почве неладов между Чертковым и Софьей Андреевной» (перевод с английского).

1 Мария Львовна Оболенская (1871—1906), вторая дочь Толстого, наиболее близкая к своему отцу по взглядам, много помогавшая ему в работе.

* 103. О. А. Степановой.

1910 г. Июля 23. Я. П.

23 июля 10 года. Ясная Поляна.

Степановой.

Получил ваше письмо нездоровый. Но письмо ваше так интересно, что все-таки, хотя коротко, отвечаю.82

83 Есть большая опасность, которой вы недостаточно остерегаетесь, та, чтобы в вопросах религиозных желать уяснить себе больше того, что дано нам знать с полной ясностью. Ничто так не лишает людей истинного религиозного чувства, дающего твердую основу жизни, как слишком большие запросы и попытки определения того, познание чего не дано и не нужно нам. Таково, по моему мнению, ваше разделение на дух и душу. Я знаю только одно духовное начало само в себе, которое я называю богом, и то же начало во всех отдельных существах, которое в этом отделенном состоянии мы понимаем, как душу, и так и называем. Видение же и всякие материальные проявления духовной силы, которую видят в чудесах и в тех проявлениях, о которых вы пишете, суть вообще очень опасные допущения и советовал бы вам о них не думать. Если бы я увидел видение или услыхал бы голос не материальный, то я бы отвернулся и пожелал бы только одного, чтобы не видеть и не слышать этого, то же, что видел и слышал, приписал бы галлюцинации. Главное то, что ни мне, ни вам, никому не нужно этого, а вреда от этого нет конца. Очень рад, что вы пользуетесь книгами На кажд[ый] д[ень]. Я теперь их переиздаю в другом виде. Посылаю вам связное изложение моих взглядов, выраженных в новом издании «На кажд[ый] день».1

Прощайте, братски и дружески жму вашу руку.

Любящий вас

Печатается по копии. Черновик написан рукой А. Л. Толстой под диктовку Толстого.

Ольга Аполлоновна Степанова из Воронежской губ. прислала Толстому длинное (на 20 страницах почтовой бумаги) письмо от 17 июля на философские и религиозные темы.

1 Подразумевается новый сборник Толстого «Путь жизни».

* 104. А. М. Левитскому.

1910 г. Июля 23—24. Я. П.

24 июля 10 года. Ясная Поляна.

Левитскому.

Александр Михайлович,

Вполне понимаю вашу неудовлетворенность определением бога — разумением — одной из сторон его проявления.83

84 В книгах «На каждый день», в числах от 1-го до 5-го включительно, вы, я думаю, найдете мое более определенное, если оно вас интересует, отношение к этому вопросу.

Думаю, что никакое определение человеком бога не может быть не только полно, но хотя бы удовлетворительно. При определении того, что мы понимаем под словом бог, главная опасность не в том, что не вполне определим его, что невозможно, а что мы скажем что-либо лишнее, умаляющее или извращающее это понятие.

С совершенным уважением

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Левитского и подписанным инициалами: «Л. Т.».

Ответ на письмо Александра Михайловича Левитского из Москвы.

* 105. Н. П. Фоньчикову.

1910 г. Июля 24—25. Я. П.

24 июля 10 г. Ясная Поляна.

Фончикову.

Николай Павлович,

Закон и пророки в двух заповедях Матф[ея] XXII гл., стихи 36—40. А в евангелиях, посланиях и откровениях много лишнего. Из евангелий и посланий я выбрал то, что понимаю. А о том, что будет после смерти, нам знать не дано. Одно нам дано и нужно знать — то, чтобы жить в любви к ближним и надеяться после смерти на бога. А от бога ничего кроме добра быть не может.

Посылаю вам то, что выбрано мною из евангелий и то, что выбрано из посланий Иоанна. Для меня вполне достаточно, если я буду следовать тому, что сказано в этом послании и в евангелии. Думаю, что и для других людей, если они будут хоть мало-мальски следовать этому, не нужно будет заботиться о смысле разных непонятных слов в евангелиях, посланиях и откровении.

Печатается по копии, сверенной с началом сохранившегося черновика-автографа (первый абзац).

Ответ па письмо крестьянина Симбирской губ. Николая Павловича Фоньчикова.

84 85

106. В. А. Поссе.

1910 г. Июля 25. Я. П.

25 июля 10 г. Ясная Поляна.

Владимир Александрович,

Прочел в июльском № вашего журнала письмо к Черткову Н. Юрьина.1 Письмо это написано так искренно и хорошо, что мне хотелось бы вместо Черткова самому ответить на него.

Совершенно согласен со словами Юрьина, что вопрос этот для многих очень важен. Думаю, что ответом господину Юрьину может служить моя прилагаемая при этом статейка о науке. Я не помню и не знаю, была ли она напечатана; во всяком случае думаю, что вам не лишнее напечатать ее.2

Лев Толстой.

Печатается по копии, сверенной с первой публикацией в журнале «Жизнь для всех» 1910, 8—9, стр. 207.

В. А. Поссе — знакомый Толстого, редактор журнала «Жизнь для всех».

Николай Юрин, живший на ст. Алабино Киево-Воронежской ж. д., не получая ответа на свое письмо к Толстому от 18 февраля 1910 г. с возражениями против взглядов Толстого, изложенных в статье «О науке» (см. т. 37), написал открытое письмо к В. Г. Черткову, напечатанное в журнале В. А. Поссе «Жизнь для всех» 1910, 7, стр. 152—156 (см. т. 81, письмо № 141). Письмо Юрина от 18 февраля было получено Толстым и на конверте его тогда же Толстой написал: Л[ев] Н[иколаевич] поручил мне написать вам, что в вашем письме он нашел <горячее желание> выражение оч[ень] твердой веры в благодетельность науки, но не нашел ни одного возражения на высказанные <В статье> им мысли <о ложной науке>, но весь конспект тогда же зачеркнул и пометил: Б[ез] О[твета].

В своем письме Н. Юрин, возражая против взглядов Толстого на науку, указывал, что наука «может быть употреблена и на хорошие и на дурные дели. Никакая вещь сама по себе не может быть ни дурной, ни полезной, ни вредной: эти мерки к ней не приложимы. Хорошо или дурно, полезно или вредно для человека (или иного существа) может быть только последствие, результат применения, употребления вещи, а не она сама. Как сказать: полезен или вреден, например, нож? Он удобнейшее приспособление при питании человека, но ведь этим же самым ножом можно резать не только хлеб, но и людей. Все дело — в воле человека, употребляющей те или иные вещи на те или иные цели. И, значит, хороша или85 86 дурна (по своим последствиям) может быть только одна воля. Следовательно, и знания, как всякая иная вещь, не могут быть сами по себе хороши или дурны: это зависит от употребляющей их воли».

1 Правильная фамилия корреспондента: Юрин.

2 Речь идет о статье Толстого 1909 г. «Еще о науке», впервые напечатанной в газете «Киевские вести» 1909, № 331 от 13 декабря. В журнале Поссе «Жизнь для всех» она была напечатана вместе с публикуемым письмом Толстого. См. прим. выше и т. 38, стр. 170, 544 и 545.

По поводу этой переписки см. А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», стр. 166 и 170.

* 107. В. Н. Бабинцеву.

1910 г. Июля 26. Я. П.

26 июля 10 г. Ясная Поляна.

Бабинцеву

Владимир Николаевич,

Понимаю всю тяжесть вашего положения, в особенности душевного состояния, и от всего сердца сочувствую вам. Письмо ваше застало и меня больным, поэтому пишу вам кратко.

Посылаю вам несколько книг, которые, желал бы, чтобы сколько-нибудь ответили на ваши душевные запросы. В них найдете и мои мысли о молитве.

Брат ваш

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Бабинцева. Кроме того, сохранилась копия, переписанная рукой Д. П. Маковицкого. В черновом автографе и в копии Маковицкого подпись Л. Т.

Инженер-техник Владимир Николаевич Бабинцев, как видно из его письма, отправленного из Петербурга 22 июля 1910 г., по окончании университета и технического института в 1888 г., был у Толстого в Ясной Поляне. В 1889 г. уехал на Дальний Восток. В 1904 г. при осаде японцами Порт-Артура бомбой, попавшей в его квартиру, была убита его семья: жена и дети, сам он был искалечен. Пробыв около трех лет в Японии, он возвратился совершенно одиноким и безнадежно больным в Россию. Он пишет, что умирать не боится, «но невыносимо тяжело ждать смерти без всякого утешения». Он горячо просит Толстого прислать ему два слова утешения. В приписке он пишет: «Простите, что посылаю письмо без марки, — денег нет; конверт и бумагу достал кое-как, а марки не мог. Ни близких, ни родных у меня нет, — я совершенно один, а потому и достать негде». Далее в черновике и в копии Маковицкого написано: Послать Н[а] к[аждый] д[ень] — все книги и О в[ере], р[азуме] и м[олитве].86

87 Бабинцев ответил Толстому письмом от 12 августа 1910 г., в котором благодарил Толстого за письмо и книги, рассказывал о том, как они помогли ему; по просьбе доктора больницы просил прислать еще книжек «На каждый день» для раздачи больным.

На конверте этого письма Бабинцева Толстой пометил: Послать по адресу док[тора] Васильева Н[а] к[аждый] д[ень].

108. В. Ф. Булгакову.

1910 г. Июля 26. Я. П.

Блатову — вполне хорошо.

Тучаку — тоже.

Трушову — тоже.

Кабанову — тоже.

В подлиннике под автографом Толстого надпись В. Ф. Булгакова: «Аттестат, выданный Л[ьвом] Н[иколаевичем] за написанные мною по его поручению письма 26 июля 1910 г. В. Б.». Впервые опубликовано В. Ф. Булгаковым в его Дневнике, стр. 251. Кроме того, см. В. Ф. Булгаков, «Трагедия Льва Толстого», изд. «Прибой», Л. 1928, стр. 63 и 64. См. «Список писем по поручению», 192, 196, 199, 200.

109. В. Г. Черткову от 26 июля.

 

* 110. Е. И. Петровской.

1910 г. Июля 27. Я. П.

27 июля 10 г. Ясная Поляна.

Петровской.

К счастью, милая Евгения Ивановна, я почти уверен, что не ошибся. Уверенность моя основывается, кроме личного впечатления от выражения лица, голоса, еще и на том радостном опыте последних лет, из которых я убедился, как в этом отношении пошло вперед нынешнее молодое поколение. Из большой распущенности большинства выделилось воздержание немногих, но число которых всё увеличивается. Очень часто при таком же вопросе хорошим молодым людям они прямо отвечают признанием своего греха. Когда не отвечают отрицательно, то, по моим наблюдениям, всегда искренно (не забудьте, что такие разговоры я веду только с людьми, с которыми уже сблизился духовно).87

88 Да, видеть, что число таких людей, дорожащих своей душой, всё растет и растет, составляет одну из лучших радостей и моих последних дней. Радостно мне это особенно потому, что ни в одном грехе я не чувствую себя столь гадким и виноватым, как в этом, и потому, вероятно, ошибочно или нет, но считаю этот грех, против целомудрия, одним из самых губительных для жизни.

Благодарю вас за доброе чувство ко мне и дружески жму руку.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Петровской и продолженным на полулисте почтовой бумаги. Об этом письме см. В. Ф. Булгаков, «Замолчанное о Толстом», Прага, 1926, стр. 194, где опубликован отрывок письма, и Н. Н. Гусев, «Замолчанное о Толстом. Ответ на статью В. Ф. Булгакова», М. 1926, стр. 5.

Ответ на письмо Евгении Ивановны Петровской (р. 1870) от 24 июля со ст. Рассыпная, в котором она писала, что прочла в газете «Русские ведомости» последнюю статью Толстого «Из дневника» (рассказ «Благодарная почва»), ей стало «не легко и радостно, как всегда, а тяжело и грустно», потому что она не могла поверить в искренность отрицательного ответа молодого крестьянина на вопрос Толстого, имел ли он до сих пор грех с женщиной. В конце письма она рассказывает о том моральном влиянии, которое на нее всегда имел Толстой.

* 111. В. А. Лебрену.

1910 г. Июля 24—28. Я. П.

Лебрену.

Спасибо вам, милый Лебрен, и за короткое письмецо. Вы один из тех людей, связь моя с которыми твердая, не прямая от меня к вам, а через бога, казалось бы самая отдаленная, а, напротив, самая близкая и твердая, не по хордам или лучам, а по радиусам: не такая





а такая:


Ну да вы поймете. — Когда мне пишут люди о своем желании писать, я большею частью советую воздерживаться. Вам же88 89 советую и не воздерживаться, и не поспешать. Tout vientà point à celui qui sait attendre.1 A y вас есть и будет что сказать и есть способность выразить.

Письмо ваше неосновательно тем, что вы высказываете свое довольство в области духовной, а потом как будто жалуетесь на неудовлетворенность в области вещественной, в той области, которая не в нашей власти и потому не должна вызывать нашего несогласия и недовольства, если духовное на первом плане. — Рад очень за вас, что, как вижу, вы живете одной жизнью с женою. Это великое благо. Передайте мой сердечный привет вашей матушке и ей. Ваше письмо застало меня нездоровым печенью. Оттого и письмо это так неладно. Целую вас. Что же Герцен?2

Л. Толстой.

24 июля 10 г. Я. П.

Печатается по копии. Дата 24 июля определяется копией, 28 июля — пометами Д. П. Маковицкого на конверте письма Лебрена и в регистрационной книге писем. Конверт без почтового штемпеля; повидимому, письмо было привезено и передано Толстому кем-либо лично.

Виктор Анатольевич Лебрен (р. 1882) — француз, в 1906 г. некоторое время работал у Толстого в качестве секретаря. В 1910 г. крестьянствовал на Кавказе близ Геленджика. Автор книги: «Толстой. Воспоминания и думы», изд. «Посредник», М. 1914. См. т. 72, стр. 251.

Ответ на письмо В. А. Лебрена от 15 июня, в котором Лебрен описывал свою жизнь, полную хозяйственных забот, которые мешают ему писать, и приветствовал Толстого от имени своей жены и матери.

1 [Всё приходит во-время для того, кто умеет ждать.]

2 В. А. Лебрен собирался писать статью о Герцене, но не осуществил своего намерения.

* 112. Х. П. Шопову.

1910 г. Июля 26—28. Я. П.

28 июля 10 г. Ясная Поляна.

Я очень рад вашему письму. Такие письма, как это, составляют лучшую радость моей жизни. Только могу повторить то, что писал вам. Главное, что нужно для доброй жизни, это то, чтобы приписывать как можно меньше значения вещественным последствиям поступка и мнению людскому, а более всего исполнению требований закона бога, т. е. ясной совести.

Лев Толстой.89

90 Печатается по копии. На открытке Толстой пометил: Душану. Дата 26 июля определяется пометой Д. П. Маковицкого на открытке Шопова, 28 июля — копией.

Ответ на письмо (открытку) на болгарском языке ученика 5-го класса Христо П. Шопова из г. Панагорице, в котором он сообщал, что под влиянием книги Толстого «Царство божие внутри вас» намеревается отказаться от военной службы и просит Толстого ответить.

* 113. В. Е. Крашенинникову.

1910 г. Июля 28. Я. П.

28 июля 10 г. Ясная Поляна.

Крашенинникову.

Прочел вашу статью и отметил в ней то, что особенно понравилось мне, красным карандашом, а то, что не понравилось, черным. В общем мне вся статья очень нравится, но думаю, что она недостаточно обработана для напечатания, разумеется не в России, а вне ее.

На две вещи обращу ваше внимание: первое то, что ваше выражение: «служение богу» недостаточно разъяснено для читателя не только не знакомого с вашим пониманием того, в чем вы полагаете это служение, но и прямо отрицающего самое понятие бога, а таких читателей в интеллигентном мире большинство. Второе то, что определение вперед той формы жизни — землевладельческой, которую вы предполагаете, не обосновано и представляется произвольным. Но в общем, повторяю, статья мне очень понравилась и порадовала ваша близость — единство взглядов.

Любящий вас Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф, написанный на двух страницах почтовой бумаги.

Василий Ефимович Крашенинников (р. 1883) — в 1910 г. студент медицинского факультета Московского университета, впоследствии работал врачом-хирургом в Реутовской больнице близ Москвы.

Ответ па письмо В. Е. Крашенинникова от 25 июля 1910 г., в котором он писал, что посылает Толстому свою статью «Что такое культура?». Статью Крашенинникова Толстой возвратил автору вместе с письмом после просмотра.

90 91

114. В. И. Бабочкину.

1910 г. Июля 29. Я. П.

Ясная Поляна. 29 июля 10 г.

В. Бабочкину.

Помогай бог. Посылаю кое-какие книги, которые помогут приближаться к доброй жизни и держаться в ней.

Кооперация — дело не дурное, между прочим, но сила вся не во внешнем устроительстве, а во внутреннем, в самом себе. Улучшать жизнь вообще можно только улучшением себя.

Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф на конверте письма Бабочкина. Впервые опубликовано в сборнике: «Толстой. Памятники творчества и жизни», 2, стр. 26.

Василий Иванович Бабочкин — крестьянин, служивший в 1910 г. в трактире в Петербурге, впоследствии агроном. Бабочкин спрашивал Толстого, может ли дать кооперация «некоторые улучшения в жизни крестьян, если ее ввести в деревню».

* 115. Д. Г. Масло.

1910 г. Июля 31. Я. П.

31 июля 10 г. Ясная Поляна.

Масло.

Как вам должно поступить перед богом и своей совестью, не может быть никакого сомнения, и вы сами в глубине души очень хорошо знаете: вам должно оставить Марию и вернуться к жене. Должно вам поступить так, во-первых, потому, что, прерывая связь с Марией и возвращаясь к жене, вы избавляете жену от величайшего несчастья: ревности, злобы и упреков вам и Марии. Саму же Марию избавляете от неизбежно испытываемых ею, если она хорошая женщина, укоров совести и страданий, которые она теперь испытывает и по всем вероятиям будет еще в сильнейшей степени испытывать в будущем. Во-вторых, вам должно поступить так потому, что, оставаясь с Марией, вы угождаете себе, своему эгоизму, отрываясь же от нее, вы отрекаетесь от своего личного счастья ради добра и истины, ради исполнения нравственно-религиозного закона. А самоотречение, как ни тяжело бывает в ту минуту, когда совершается,91 92 всегда сторицей вознаграждается внутренним душевным спокойствием, которое одно дает истинное благо.

От вас будет зависеть, последуете ли вы моему совету или нет, но считаю нужным сказать вам то, что я, как умел, от всей души и всего своего разума, обдумав ваш вопрос, отвечаю вам, любя вас и желая истинного добра и вам, и тем двум женщинам, с которыми вы связаны.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Масло, продолженным на полулисте почтовой бумаги и подписанным инициалами: Л. Т.

Ответ на письмо Доминика Григорьевича Масло из Харькова, в котором Масло писал Толстому про свою семейную жизнь и просил совета.

Масло женат семнадцать лет; имеет двух дочерей — пятнадцати и двенадцати лет; жена в течение последних шести лет больна. В 1909 г. он встретил одну женщину — Марию, находившуюся в крайне бедственном положении, помог ей материально и потом сошелся с ней. В 1910 г. оставил семью и живет с Марией в другом городе, но тоскует без детей, которых очень любит. Обращался за советом к римско-католическому духовенству, так как сам католик. Духовенство требует его возвращения к семье. «Терзания совести, — пишет Масло, — заставили меня обратиться к вам за советом, многоуважаемый Лев Николаевич. Я себе дал честное слово, что Ваш совет для меня будет роковым; как Вы посоветуете, так и исполню: вернуться к детям и жене или навсегда остаться жить с Марией. Но, как бы то ни было, я послушаю Вашего решения, хотя бы стоило это жизни одному из нас (подразумеваю здесь Марию и себя)».

* 116. Неизвестному (священнику А. Т. Т.).

1910 г. Июля 31. Я. П.

31 июля 10 г. Ясная Поляна.

Письмо ваше тронуло меня. Всей душой желаю и постараюсь помочь вам в вашем исключительно трудном положении. На прямой, основной, сам собой возникающий вопрос, оставаться ли вам в вашем положении, или выйти из него, никто кроме вас самих не может ответить. Не потому, чтобы могло быть какое-нибудь сомнение в том, что с нравственной, религиозно-нравственной точки зрения вам несравненно лучше выйти из вашего ложного положения, чем оставаться в нем, но потому, что решение этого вопроса зависит от тех препятствий — не эгоистических, — стоящих на пути правильного положительного92 93 решения, а отчасти нравственных требовании ваших близких: жены, родителей, — зависит, главное же, от твердости силы вашего религиозного — в истинном смысле этого слова — религиозного миросозерцания — веры. Может быть, что эти внешние препятствия будут не настолько сильны, чтобы преодолеть вашу внутреннюю духовную потребность, или ваша духовная потребность будет так сильна, что вы во что бы то ни стало порвете всё, что связывает вас, и, исполняя волю бога, отдадитесь ей. Но может быть и то, что эти препятствия будут сильнее, или ваша духовная потребность недостаточно сильна. Всё это можете знать и решить только вы сами. То, что поступить сообразно с высшими духовными требованиями лучше всего — это вы сами знаете. Этого и я желаю вам. Но может быть и то, что вы не осилите и останетесь в своем положении. Может быть и это, и у меня не повернется язык, чтобы осудить вас. Одно, что я позволяю себе в этом случае советовать вам, это то, чтобы, оставаясь в своем ложном и дурном положении, не оправдывать себя разными софизмами, как это делается обыкновенно, а сознавали бы всю1 преступность своего положения, старались бы в этом положении, искупая преступность его, как можно больше забывать себя, служить людям, но и все-таки сознавали бы себя виноватым, преступным и были готовым при первой возможности покинуть свое положение.

Вот всё, что имею сказать на ваше хорошее, искреннее и умное письмо. То, что говорю, говорю обдумавши, строго проверяя себя, с искренним желанием, как брат, служить ему.2

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на трех страницах почтовой бумаги и подписанным: Л. Т.

Ответ на письмо от 26 июля 1910 г. священника из Лужского уезда Петербургской губ., который подписался: А. Т. Т.

А. Б. Гольденвейзер в своих воспоминаниях по поводу этого письма пишет: «Л. Н. рассказал мне о полученном им письме священника, которое его очень тронуло.

— Это обычная история: кончил курс, сейчас же женили, дали приход, а потом вдруг чувствует, что не может больше продолжать этот обман.

Л. Н. отвечал ему» («Вблизи Толстого», стр. 132).

1 В копии, перепечатанной с черновика, исправлено рукой А. Л. Толстой: сознавать на: сознавали бы всю

2 В копии зачеркнуто карандашом перепечатанное с черновика:

<Посылаю вам несколько книг, которые, может быть, чем-нибудь пригодятся вам: Н[а] к[аждый] д[ень], Е[диную] з[аповедь], О в[ойне и о]>

93 94

* 117. М. Смолиной.

1910 г. Июля 31. Я. П.

Марии Смолиной.

Я уже второе письмо получаю о том, что я будто бы сказал, что человеку, имеющему пять детей, что у него трое лишних. Сколько я помню, я никогда не говорил этого, если же и мог сказать, то никак не в том смысле, который приписывают этим словам. Всякое средство для противодействия деторождению я не могу не считать в высшей степени преступным, равняющимся почти убийству. Мое мнение о браке и вообще о половых отношениях очень простое и определенное. Целомудрие есть высший идеал в этом отношении. Чем больше оно соблюдено, как вне брака, так и в браке, тем лучше. Мысль эту я высказывал много и много раз и с разных сторон в своих писаниях.

С совершенным уважением

31-го июля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии.

Ответ на письмо от 27 июля 1910 г. Марии Смолиной из Житомира, в котором она писала, что прочла в местной газете «Волы» (1910, № 180-181) беседу Толстого с «каким-то рабочим-сектантом». «Вы спросили его, сколько у него детей, и он сказал: «пять»; Вы сказали, что трое лишних». Смолина недоумевает и возмущается, как Толстой мог сказать эти слова.

На конверте письма Смолиной помета Толстого:

Не знаю, где я сказ[ал] о лишних детях. Едва ли это правда. Мое мнение, что, чем больше целомудрия, тем лучше.

118. В. Г. Черткову от 31 июля.

 

* 119. Т. Крахмалю. Черновое.

1910 г. Июль. Я. П.

Любезный брат.

Получил ваше приятное письмо, из к[оторого] вижу, что жизнь ваша трудная. Деньгами помочь вам не могу, п[отому] ч[то] не имею своих. Думаю, что во всяком положении можно жить для души по-божьи. «Возьми крест свой на каждый день и94 95 следуй за мной, ибо иго мое благо и бремя легко». Если думать только о том, как по-божьи прожить каждый час, не загадывая о будущем, то и крест и иго покажутся легкими. У каждого из нас свой крест. Помогай вам бог нести ваш с любовью к богу и людям.

На первый вопрос ваш о том, как, по моему мнению, лучше жить с женой, отвечаю тем, что самое лучшее всегда во всяком возрасте и положении соблюдать целомудрие. Если же женат, то и с женою легче всего жить, как брат с сестрою.

На второй вопрос о молитве, отвечаю тем, что молитва внешняя общественная, по моему мнению, не нужна. Нужна молитва уединенная и внутренняя. Самая же дорогая молитва, это молитва ежечасная и особенно при встрече с человеком. Я по крайней мере сам для себя, сходясь с человеком или имея какое-нибудь дело с ним (вот теперь когда пишу письмо вам), стараюсь вспомнить, что во всяком человеке такой же бог, какой и во мне, и что мне надо с уважением и любовью обойтись с ним и прошу об этом бога. Такую молитву считаю самой важной и нужной. Брат ваш

Печатается по черновику-автографу, написанному на почтовой бумаге. Месяц определяется пометой рукой В. Ф. Булгакова на черновике-автографе. Сведений о Т. Крахмале не имеется.

* 120. В. Э. Добровольскому. Черновое.

1910 г. Августа 2. Я. П.

Благодарю вас за присылку рукоп[исей], а главное за ваши добрые чувства ко мне. Исполняя ваше желание, посылаю карточку.

Печатается по черновику-автографу, написанному на конверте письма Добровольского. Дата определяется пометою на конверте об ответе Толстого 2 августа.

Виктор Эрастович Добровольский — преподаватель русского языка и словесности в Петербурге, в письме от 6 июля 1910 г. писал, что несколько раз собирался в Ясную Поляну, «и всегда удерживала мысль, что даже самое глубокое уважение к великому человеку и самое горячее желание увидеть его не дает права самовольно явиться к нему и нарушать его покой». Далее он благодарил Толстого за его статью «О самоубийстве», напечатанную С. А. Толстой в газетах (см. т. 81, письмо № 166), и рассказывал о сильном впечатлении этой статьи на молодежь. Вместе с письмом Добровольский послал Толстому рукописи нескольких своих музыкальных сочинений.

95 96

121. В. Г. Черткову от 2 августа.

 

122. А. К. Чертковой от 2 августа.

 

* 123. П. С. Грушевскому.

1910 г. Августа 3. Я. П.

Ясная Поляна. 3 авг. 1910 г.

Единственное и несомненное добро, которое мы можем и должны делать, состоит в том, чтобы совершенствовать свою душу в любви к богу, к высшему совершенству и к ближнему — ко всем людям без исключения. Добро это, делаемое для себя, невольно и неизбежно распространяется и на всех людей. И возможность этого добра открыта всякому, и поощрение к этому добру, и награда за это добро испытываются тотчас же тем, кто его совершает.

Посылаю вам несколько книг, из которых вы полнее узнаете мои мысли о жизни и смысле ее.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге.

Ответ на письмо юноши из Новгородской губ. Петра Семеновича Грушевского, писавшего Толстому о тяжестях крестьянской жизни. Он писал, что близок к самоубийству, так как не может ответить на вопрос: «Какая цель жизни?» — несмотря на то, что прочел «В чем моя вера?» — и просит Толстого ответить.

На конверте этого письма помета Толстого: В[алентину] Ф[едоровичу]. Послать О ж[изни], Д[етское] е[вангелие] и еще хороших. Кроме Толстого, Грушевскому ответил В. Ф. Булгаков в тот же день. См. «Список писем по поручению», № 220.

* 124. В. В. Черткову.

1910 г. Августа 4. Я. П.

4 авг. 1910.

Я думаю, что первое — кувшин и камень, значит, что в вещественном мире всегда побеждает то, что более грубо.

Второе же значит то, что тот бог, к[отор]ого только и можно истинно любить, это такой бог, которого мы сознаем, чувствуем,96 97 но никак не знаем, не понимаем, как понимаем всё другое, кроме бога.

Как жаль, что тебя, милый Димочка, давно не видал.

Л. Т.

Владимир Владимирович Чертков (р. 1889) — сын В. Г. и А. К. Чертковых.

Ответ на письмо В. В. Черткова от 4 августа, в котором он писал, что не понимает двух изречений, помещенных Толстым в сборнике «На каждый день», 14 июля, § 8: «Падает камень на кувшин — горе кувшину, падает кувшин на камень — горе кувшину» (Талмуд), и еще одна мысль 4 августа, § 7: «Я люблю только одно и не знаю, что это такое. Ангелус».

На конверте письма В. В. Черткова помета Толстого: Димочке Черткову.

По поводу этого письма см. А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», стр. 206 и 207.

* 125. Е. Нелидовой.

1910 г. Августа 5. Я. П.

5 августа 10 г. Ясная Поляна.

Получил ваше милое, дышащее искренностью письмо и от всей души благодарю вас за него.

Получать такие доказательства духовной близости, единства людей, вещественно далеких и чуждых, составляет одну из лучших радостей моей жизни. Помогай вам бог на том пути, к которому он влечет вас.

В знак благодарности моей вам посылаю вам одну книжечку «На каждый день». Меня чтение этих книжечек поддерживает и укрепляет. Если не найдете всех книжечек «На каждый день», возьмите «Круг чтения», это почти то же самое.

Прощайте, милая девушка, дай бог вам всего хорошего.

Лев Толстой.

Кроме второго экземпляра машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф Толстого, написанный на конверте письма Нелидовой.

Елизавета Нелидова (р. 1893) в письме от 2 августа писала о глубоком впечатлении от чтения «Крейцеровой сонаты» и восторженно благодарила Толстого за все сделанное им.

97 98

126. Д. Н. Ренскому.

1910 г. Августа 1—5—7. Я. П.

Ренскому

5 августа 10 г. Ясная Поляна.


«Возлюбленные, будем любить друг друга, потому что любовь от бога, и всякий любящий рожден от бога и знает бога; кто не любит, тот не познал бога, потому что бог есть любовь.

«Бога никто никогда не видел: если мы любим друг друга, то бог в нас пребывает и любовь его совершенна есть в нас.

«Бог есть любовь и пребывающий в любви пребывает в боге и бог в нем».

I Посл. Иоанна, гл. IV, ст. 7, 8, 12, 16.


1 Именно потому, что я верю в того бога, в которого учил нас верить Иисус Христос и сущность которого так ясно определена в этих стихах, да и во всем евангелии, я не могу последовать вашему совету и вернуться к учению той вредной секты, называющей себя православной церковью, к которой вы меня призываете. Не могу я вернуться к этой секте и потому, что секта эта отрицает истинного христианского бога — любовь, ставя на его место злое, неразумное существо, которое будто бы за исполнение и неисполнение людьми самых странных, неразумных и часто безнравственных требований обещает им или вечное блаженство, или вечное мучение (вечное мучение и бог любовь!). Не могу я вернуться, не только вернуться, но и не относиться с отрицанием к этой вредной секте еще и потому, что секта эта, соединившись с правительством, т. е. с людьми, захватившими власть и совершающими всякого рода злодеяния, старается для оправдания этого правительства развращать темный народ и молодые поколения, внушая им ложные понятия о боге и законе его. Сама же держится и распространяется только благодаря насилиям этого самого правительства.

Пожалуйста, простите меня за то, что я прямо высказываю вам то, что считаю истиной. Я был вызван к этому вашим письмом. Казалось бы, так естественно вам, вполне убежденному в истинности98 99 того, что вы исповедуете, оставить закоснелого грешника, меня, погибать в своем заблуждении, тем более, что вы не имеете ничего сказать нового, такого, чего бы я не знал и не слышал бы тысячи и тысячи раз от всех тех людей, которые именно потому, что сами в глубине души не верят в то, что проповедуют, всеми силами стараются всех обратить в свое суеверие. Для того, чтобы их суеверие могло казаться им твердым, им нужно, чтобы большинство людей верило тому же, чему они верят.

В заключение позвольте и мне дать вам такой же совет, как и тот, который вы даете мне, а именно тот, чтобы в хорошую, светлую минуту вы бы, забыв на время про свое священство и про других людей, которых, вам кажется, что вы призваны обращать и спасать, подумали бы серьезно и искренно не о том боге, который казнит людей вечными муками и улетел на небо и т. п., а о том едином, истинном, благом боге любви, который живет и в вашей душе и которого вы не можете не сознавать; подумали бы о себе, о своей душе и, сознав свои заблуждения, сделали бы то, что естественно вытекает из такого сознания.

Брат ваш2

Печатается по копии, сверенной с двумя черновиками, из которых один начат Толстым на конверте письма Ренского и продолжен на двух страницах почтовой бумаги, а второй перепечатан на машинке и собственноручно исправлен Толстым. Впервые опубликовано в журнале «Голос Толстого и Единение» 1920, 1 (13), стр. 7.

Письмо написано 1 августа, что видно по почтовому штемпелю дня получении: «Засека, 1 августа 1910 г.» и по первой копии, перепечатанной с автографа; исправлено 5 августа, что видно по копии с подлинника и по записи Толстого в Дневнике за 1910 г. 5 августа: «Поправил письмо священнику» (т. 58, стр. 89). На конверте же письма Ренского помечено рукой A. Л. Толстой об ответе Толстого 7 августа 1910 г.

Как сообщает А. Б. Гольденвейзер, «письма этого Лев Николаевич, кажется, решил не посылать, считая его слишком резким» (см. «Вблизи Толстого», стр. 208), но, как видно из пометы на конверте, письмо все же было отправлено 7 августа.

Дмитрий Никифорович Ренский — священник Христорождественской церкви в Палашах, в Москве, прислал Толстому резкое письмо по поводу его религиозных взглядов и политических выступлений и призывал вернуться в лоно православной церкви.

1 В черновике имеется обращение: Дмитрий Никифорович,

2 Во втором черновике подпись: Лев Толстой.

99 100

127. В. Г. Черткову от 7 августа.

 

* 128. Неизвестным. Неотправленное.

1910 г. Августа 8. Я. П.

Вам приходится нынче осенью поступать в военную службу. Как мне говорит Фокин,1 вы все понимаете, что военная служба дело богопротивное и что согласиться на такую службу дело самое несогласное не только с учением Христа, но и с простым здравым смыслом. И вот об этом самом деле вы хотите посоветоваться со мной. Совет мой об этом деле такой:

То, что поступить в военную службу, т. е. обещаться убивать людей и обучаться убийству, дело дурное и противное и совести, и закону божьему, и даже здравому разуму, это вы сами хорошо знаете. Если бы не знали, то и не приходили бы ко мне. Дело, стало быть, не в том, что хорошо ли, дурно ли это дело, а в том, как вам поступить в вашем положении. На это ответ мой такой: если живешь для души, для бога, и тебе легче понести и тюрьму, и всякие беды, чем отступить от совести и бога, то что бы ни было, откажешься от солдатства, то и спрашивать не о чем. Если же ты слаб и боишься всех тех бед, которых не миновать, если откажешься, то делай то, чего от тебя требуют, поступай в солдаты и делай, как и все, и тоже спрашивать не о чем. Только одно советую тем, кто из вас будет не в силах отказаться и согласиться служить, это то, чтобы, и поступив на службу, вы не верили тем рассуждениям, которые внушают солдатам, что военная служба полезна для защиты от врагов и злых людей и что военная служба доброе дело. Советую вам не верить этому и не обманывать и не оправдывать себя в своем дурном деле. А если по слабости и поступите на военную службу, то чтобы знали, что эта служба дурное, грешное дело и что, чем меньше будешь участвовать в нем и чем скорее избавишься от этого дурного и грешного дела, тем лучше. Только это одно могу посоветовать.

А кто из вас как поступит, т. е. пойдет на службу или откажется, это решит каждый из вас по своим духовным силам.

Советую только то, чтобы решать так или иначе не из страха перед людьми, не из желания похвалы от людей, а решать дело только перед своей совестью, перед богом. Не можешь, хоть и хотел бы, да, не можешь перед своей совестью и богом итти на100 101 службу — не ходи, откажись. Боишься мучений от людей, не можешь, хоть бы хотел, не можешь решиться отказаться, иди в службу, но только знай, что ты делаешь дурное дело.

Помогай вам бог сделать так, чтобы как можно меньше потом каяться.

Лев Толстой.

8 августа 1910.

Кроме машинописного подлинника со многими собственноручными поправками Толстого, сохранился черновик-автограф Толстого, написанный на четырех страницах почтовой бумаги.

Письмо это представляет собой обращение к пяти молодым крестьянам д. Высокие выселки Тульского уезда, которых предполагал привести к Толстому П. А. Фокин. Свидание это не состоялось, и послание Толстого осталось неотправленным.

В своем Дневнике Толстой записал по этому поводу: «Пришли Телятниковские ребята. Но 5 человек, обещавших придти, не пришли. Всё это похоже на подвох. Слава богу, только жалко их» (т. 58, стр. 91). См. об этом А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», стр. 197 и 205.

Д. П. Маковицкий в ЯЗ 3 августа 1910 г. отмечает: «Вчера встретил Фокина, который сказал ему о будущих новобранцах, которые хотят придти ко Льву Николаевичу поговорить с ним. Лев Николаевич назначил им место свидания — Телятинки или Овсянниково. Сегодня же сказал Марии Александровне и Булгакову, что передумал и что прислать их в Ясную. «Не провокация ли это? — задал вопрос Лев Николаевич. — В рабочее время пять парней отходят из дому. Если да, то Мария Александровна или Чертковы могут поплатиться за совращение, как Молочников («за совращение»), а я неприступен», — сказал Лев Николаевич».

1 О П. А. Фокине см. письмо № 31.

* 129. Т. Е. Игольникову.

1910 г. Августа 9. Я. П.

9 авг. 10 г. Ясная Поляна.

Игольникову.

Вы спрашиваете о значении глав 6—10 откровения Иоанна. Если вы спрашиваете меня об этом, то, вероятно, думаете, что написанное в этих главах имеет важное религиозное значение. На это должен сказать вам, что не только откровение Иоанна очень пустая, ненужная и запутанная книга, но и все те книги,101 102 которые считаются Священным писанием, начиная от первой главы библии и до последних посланий суть такие же книги, как и всякие другие, какого бы то ни было сочинителя, и приписывать им особенное значение и считать священными большое и очень вредное заблуждение. Священно одно: это душа человеческая, его разум и его искание истины, а истина может быть и в самой незаметной книге и в словах самого неизвестного и незаметного человека столько же, сколько и в какой бы то ни было признаваемой священной книге. Вы живете в Петербурге, и вам легко будет достать «Круг чтения». Там на 8-е августа вы найдете эту самую мысль, выраженную с разных сторон. Истина только тогда истина и тогда действительно священна, когда она выражена просто и доступно каждому человеку, и таковы истины, выраженные во многих книгах восточных учений: браминизма, буддизма, Лао-Тсе и в близком нам евангелии, как, например, в гл. V и VI Матфея.

Для того, чтобы вам понятен был мой взгляд на этот вопрос и вообще на истину в религии, посылаю вам «Учение Христа», в самой простой форме изложенное мною, и «Единую заповедь». Есть еще моя книга «В чем моя вера», но вы можете достать ее в каждом книжном магазине в Петерб[урге], если же не сможете достать, я пришлю ее вам.

Рад буду, если мое письмо удовлетворительно ответит на ваши вопросы.

Печатается по копии. На конверте письма Игольникова Толстой пометил: Марка. Послать письмо о вере в непогрешимость писания вообще и откровения.

Тимофей Ефимович Игольников — служащий из Петербурга; в письме от 1 августа просил Толстого объяснить смысл «откровения» Иоанна, в частности главы 6, 7, 8, 9 и 10.

130. А. К. Чертковой от 9 августа.

 

131. Т. Л. Сухотиной.

1910 г. Августа 9—10. Я. П.

Никто не выехал тебя встречать, милый голубчик Таничка. Саша хотела, я ее задержал. Уж как я тебе рад, не могу сказать,102 103 да и все. Ты всегда нужна, а потому всегда рады тебе. Целую тебя, голубушка.

Л. Толстой.

[9—10 авг. 1910]

Впервые опубликовано в Париже на французском языке в журнале «Europe» 1928, 67, р. 495 и 496, на русском языке — «Современные записки» 1928, XXXVI, 32, стр. 218.

Дата 9—10 августа поставлена на подлиннике рукой А. Л. Толстой: «Папа 9—10 авг. 1910».

* 132. Е. И. Петровской.

1910 г. Августа 10. Я. П.

10 августа 10 г. Ясная Поляна.

Е. М.1 Петровской.

Е[вгения] И[вановна].

2 Вы спрашиваете: «какими путями получаются такие чистые молодые люди?» Я знаю одно средство: истинное религиозное сознание, не вера, доверие, а религиозное сознание, действенное, руководящее жизнью, если и не всей жизнью, то все-таки признаваемое руководителем жизни.

Само собою разумеется, что религиозное сознание не обеспечивает верный успех. Успех будет зависеть от взаимной силы сознания и страстности натуры и окружающих соблазнов. Я говорю только то, что религиозное сознание есть главное условие успеха.

Ответ же на другой вопрос: «что может сделать воспитатель?» вытекает из первого и состоит в том, что пусть воспитатель, насколько может, знакомит воспитанника с теми общими всему человечеству решениями религиозных вопросов, которые даны величайшими учителями жизни всех народов, и сам пусть дает пример следования в жизни этим решениям. И он сделает всё, что может.

На третий вопрос о вашем посещении меня отвечаю, что рад буду видеть вас, но сейчас и нездоровится, и очень занят, и на днях думаю уехать к дочери.3

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Петровской и продолженным на почтовой бумаге.103

104 Ответ на письмо Е. И. Петровской от 7 августа 1910 г., являвшегося ответом Толстому на его письмо от 27 июля. См. № 110.

1 Ошибка в копии, следует: Е. И.

2 В черновике-автографе обращение: Е[вгения] И[вановна].

3 В черновике-автографе подпись: Л. Толс[той].

133. В. А. Молочникову.

1910 г. Августа 11. Я. П.

11 авг. 1910.

Не успел еще ответить на ваше предпоследнее письмо, где вы пишете о горе, выражающемся в раздражении жены (они, матери, не могут иначе, и к этому надо приучать себя), как получил нынче ваше о суде. Надеюсь, да и не думаю, чтобы было так худо. Но вы правы, худого нет вне нас, а если внешние условия указывают нам на худое в нас, то это только хорошо. Говорю о себе, т. е. себя имея в виду. Я последние дни нездоров и оттого пишу только несколько сло[в]. Спасибо, что пишете.

Любящий вас

Л. Толстой.

Впервые опубликовано в газете «Русское слово» 1910, № 254 от 4 ноября.

Ответ на письмо В. А. Молочникова от 8 августа, в котором Молочников сообщал, что 9 сентября в судебной палате будет разбираться его дело, но что Маклаков, который по просьбе Толстого согласился защищать Молочникова в суде, уехал за границу, и неизвестно, возвратится ли ко дню суда. Молочников сообщал также, что по распоряжению местной администрации уволен с работы как «сын крамольника» его старший сын А. В. Молочников, и писал о тяжелом состоянии его жены в связи с этим событием.

134. А. М. Хирьякову.

1910 г. Августа 11. Я. П.

Спасибо вам, дорогой Александр Модестович, за ваше последнее замечательное и очень поразившее меня письмо. Я не заслужил его, т[ак] к[ак] не ответил на ваше предпоследнее1. А не ответил я потому, что хотел возражать вам, а потом решил,104 105 что лучше, когда увидимся, на что надеюсь и чего очень желаю, поговорим. И вдруг такое хорошее письмо. Пожалел, что короткое. Надеюсь и оч[ень] советовал бы еще подробнее описать всё пережитое вами (вы так хорошо это делаете), описать для всех.

Да, если бы не знать той эволюции суеверия наказания, которую пережил сам и по преданиям, нельзя бы было поверить, что могут совершаться те дела, к[отор]ые вы описываете: когда африк[анский] негр убивает врага и съедает его, я больше понимаю его, больше вижу человеческого, звериного человеческого, но все-таки — человеческого, чем во всех, — от высших до низших участников того дела, к[отор]ое было над вами сделано. Противоречие тут в том, что звериное производит зверское, но разумное человеческое, к[оторое] предполагается при электричествах, револьверах и т. п., должно бы производить разумное человеческое, а оно производит усиленно жестокое звериное. От этого я особенно ясно понял то ваше душевное состояние, к[отор]ое вы описываете.

Поздравляю вас с освобождением. Я 6-го августа подумал о вас. Как ни тяжело это вам было, думаю и чувствую по вашему письму, что пережитое вами оставило важные и благотворные следы в вашей душе. Поздравляю и вашу жену и дружески жму ей и вам руки и надеюсь повидать вас.

Лев Толстой.

11 авг. 1910.

Впервые опубликовано А. М. Хирьяковым в его статье «Три встречи» — «Современник» 1911, 11, стр. 365 и 366. Письмо Хирьякова, на которое отвечал Толстой, опубликовано там же.

Александр Модестович Хирьяков, отбывший заключение в крепости за редактирование газеты «Голос», по просьбе Толстого (см. т. 81, письмо № 127) накануне своего освобождения написал подробное письмо о жизни заключенных в крепости и о своем душевном состоянии и отправил его Толстому, во избежание тюремной цензуры, сразу же после своего освобождения. Письмо это, по записям А. Б. Гольденвейзера, произвело на Толстого сильное впечатление. Лев Николаевич говорил про это письмо: «Да, это очень сильно. Гораздо сильнее, чем какой-нибудь рассказ Андреева «О семи повешенных». Здесь действительно пережитое, и оттого это так сильно действует. А там чувствуешь, что это придумано» («Вблизи Толстого», стр. 255).

1 От 7 марта 1910 г. (см. т. 81, прим. к письму № 127).

105 106

* 135. А. Мирову.

1910 г. Августа 11—12. Я. П.

11 августа 10 г. Ясная Поляна.

А. Мирову.

Посылаю вам несколько книг, из которых вы узнаете яснее, как я понимаю о вере. Вкратце же попытаюсь высказать вам всё в простых и ясных словах. Прежде всего для того, чтобы можно было понять истинную веру, надо отказаться от ложной. Для того, чтобы строить дом, надо прежде всего расчистить место, а на старых, гнилых бревнах ничего дельного и прочного не построишь. Наше же понятие так с детства загромождено теми обманами, которые называются православной верой, что нам, прежде чем понять истинную веру, надо первым делом очистить место от всех тех чудес и таинств, мощей, икон и, главное, от веры в то, что всё то, что написано в книге библии, со всеми посланиями и откровениями, есть священное писание, будто бы данное людям самим богом. И потому надо прежде всего перестать верить всему этому, а брать из всего того, что нам выдается за истину, только то, что сходится с нашим разумом и совестью, что доступно, ясно и понятно самому простому человеку и даже ребенку. Говорят, что православное священное писание дано самим богом. То же самое говорят и учители других вер о своих священных писаниях. Но в том, что священные писания даны прямо от бога, кроме того, что они все различны, никак нельзя поверить. В то же, что наша совесть и наш разум, даны нам прямо от бога, в это уж никак нельзя не верить; и потому держаться надо не того, что люди нам выдают за священное писание, а того, что самим богом вложено нам в душу, — держаться нашей совести и разума.

А истинное учение веры очень просто, коротко и понятно всякому, если б только разные учители веры не запутывали этого; но всё в том учении евангелия, которое я послал вам. А еще короче истинное учение веры будет такое: бог дух вошел в душу каждого человека, и потому все люди не только братья, равные между собою, но во всех их живет один и тот же дух божий. Тела людей разделяют их между собою, но тот дух, который живет в них, соединяет их, и это единство душ мы познаем любовью. И потому весь закон бога, как и сказал Христос, — в том, чтобы любить бога всем сердцем и душою,106 107 ближнего, как самого себя. И что в этом одном весь закон бога (Мф. XXIII, 36—40). Об этом самом подробнее сказано в книжке Е[диная] з[аповедь], которую и посылаю вам. Все эти таинства, откровения, мощи, иконы, катехизисы, богослужения — всё это придумано только затем, чтобы затемнить и скрыть эту единую заповедь. А заповедь эта кроме того, что она дает истинное благо как каждому человеку отдельно, так и всем людям, особенно еще важна тем, что она не только не разъединяет людей, как наши православные, католические, протестантские, старообрядческие и другие секты, а, напротив, соединяет всех людей всего мира: двести пятьдесят миллионов индусов, 500 миллионов китайцев и других, исповедующих браминизм, буддизм, конфуцианство, таосизм, магометанство и друг.

И все эти веры, хотя часто и заглушенные разными ложными, как и у нас, наростами и обрядами, все так или иначе одинаково исповедуют единую заповедь любви к богу и ближнему.

Посылаю вам книжки о разных верах. Очень рад буду, если вам понятно и на пользу будет то, что я, много думавши об этих предметах и дошедши теперь до последнего предела жизни, старался, как умел, передать вам.

Ни ада не бойтесь, ни на рай не надейтесь. И ад, и рай мы сами делаем себе любовью или отсутствием любви в той одной жизни, которую мы знаем.

О том, что будет с нами после телесной смерти, я думаю так: если веришь в бога, то знаешь, что пришел ты в эту жизнь от бога, а потому и, уходя из этой жизни, придешь к тому же богу, от которого пришел. А бог есть любовь, а от бога любви, кроме всего хорошего, ничего быть не может.

Если же мы не знаем того, что с нами будет за гробом, то, видно, так этого хотел бог, и нам догадываться о том, что будет там, и придумывать разных ангелов и дьяволов и разные раи и ады совсем не должно, да и не нужно.

Печатается по машинописной копии с собственноручными поправками Толстого. Кроме того, сохранилась еще одна копия, в которую перенесены поправки с первой. На копии дата 11 августа, на конверте письма Мирова, помета об ответе Толстого 12 августа. Часть письма, начиная со второго абзаца, была опубликована в журнале «Голос Толстого и Единение» 1920, 2 (4), стр. 6.

А. Миров — мастеровой, служивший в Черкизове, под Москвой, прислал Толстому письмо, в котором сообщал про диспуты православных миссионеров со старообрядцами, сектантами и «с вашими ребятами»,107 108 которые происходят в Черкизове, и про тот интерес, который вызывают у мастерового населения разъяснения «ваших ребят». Заканчивая письмо, Миров писал: «Теперь я вас прошу, Лев Николаевич, ради Христа, пришлите мне письмо, опишите все, как нужно верить. Вот главное дело: чудеса. Были они или нет? И нужно ли верить в страшный суд, в воскресение Христа, вознесение и второе пришествие? В его рождение, преображение? Все это чудеса ведь! Объясните мне, Лев Николаевич, ради бога попроще и поясней».

136. В. Г. Черткову от 12 августа.

 

* 137. В. И. Ермохину.

1910 г. Августа 13. Я. П.

13 августа 10 г. Ясная Поляна.

Прочел с большим интересом ваши две статейки, особенно понравилась мне о безбрачии. С мыслями, выраженными о смертной казни, я вполне согласен, но в ней нет той цельности, которая есть в статье о безбрачии. Вижу, что мы с вами одних и тех же взглядов, и мне всегда приятно быть в общении с такими людьми.

Печатается по копии. На конверте письма Ермохина Толстой написал: Кто Ермохин? Выписать книжечку. В поисках человеч[еского] совершен[ства] и счастья.

Василий Иванович Ермохин — крестьянин Томской губ., навестивший Толстого, по его словам, «лет шесть тому назад», в письме от 1 августа писал: «Многоуважаемый Лев Николаевич. Шлю я тебе мои две статейки: «Разговор двух крестьян о смертной казни» и «Вред безбрачия» да третью заметку по поводу изобретения воздухоплавания...»

В статье «Вред безбрачия» Ерохин полемизирует с книжкой «В поисках человеческого совершенства и счастья. Подбор мнений выдающихся мыслителей по разным вопросам умственной, нравственной, семейной и общественной жизни человека». Он высказывает мысль, что формула: «плодитесь, множьтесь и наполняйте землю» устарела и ее надо заменить формулой: «совершенствуйтесь».

* 138. Шри Парамахамса (Shri Paramahamsa).

1910 г. Августа 13. Я. П.

Sorry I can not.


Жалею я не могу.108

109 Печатается по тексту, приведенному Д. П. Маковицким в ЯЗ от 13 августа 1910 г.

Шри Парамахамса — индусский проповедник, выразивший желание приехать к Толстому. Но Толстой, собираясь ехать в Кочеты к Сухотиным, не мог его принять (см. запись в Дневнике 5 августа, т. 58, стр. 89 и прим. 1152). Не зная, как ответить, просил об этом совета В. Г. Черткова. См. письмо к Черткову от 7 августа (т. 89). Из письма секретаря Шри Парамахамса от 18 октября нов. ст. известно, что ответ Толстого был послан (ГМТ — АЧ). По поручению Толстого отвечал 2 сентября В. Г. Чертков. См. «Список писем по поручению», № 268.

* 139. Н. Петрову.

1910 г. Августа 13. Я. П.

Ясная Поляна 13 августа 10 г.

Получил ваше письмо и рад тому, что вы, судя по письму, понимаете свой грех. Половое общение, блуд есть, по моему мнению, всегда и во всех условиях грех и противный духовному существу человека поступок. Воздерживает нас от этого греха и учение закона бога, и наша совесть и, главное, стыд, — мужчины перед женщиной и женщины перед мужчиной. Ваш же грех особенно велик: и потому, что стыда между братом и сестрой должно бы быть гораздо больше, чем между чужими, а вы пренебрегли им, грех ваш особенно велик и потому, что, соблазнив сестру, вы испортили ее жизнь и причинили ей большие страдания стыда перед людьми и мучений перед своею совестью.

Совет мой вам только один: во что бы то ни стало прекратить эти сношения и стараться, вам и ей, чистой и доброй жизнью, лучше всего врозь, хотя на время, загладить свой грех.

Вы упоминаете о детях. Каким образом могут быть у вас дети? Или ваше сожитие неизвестно окружающим вас людям, или никто не знает, что вы брат с сестрой? Я думаю, что нет такого греха, которого нельзя бы было исправить, и первый шаг к исправлению есть сознание во всей полноте своего греха и, главное, прекращение его. От всей души желаю вам избавиться от вашего тяжелого положения, и, как я думаю, нет другого средства избавления, как то, которое я предлагаю вам.

Печатается по копии, сверенной с машинописным черновиком, исправленным рукой Толстого.

Ответ на письмо Н. Петрова из Киева от 11 августа 1910 г.

109 110

* 140. И. М. Шеховцову.

1910 г. Августа 13. Я. П.

13 августа 10 г. Ясная Поляна.

Шеховцеву.

Рад был получить ваше письмо. Суждения ваши об обязанности супругов считаю справедливыми, но думаю, что нельзя определять время, когда можно иметь детей, а нужно всегда стремиться к полному целомудрию. Если же супруги не выдержали, то на детей пусть смотрят как на возможность искупления греха, посредством наилучшего воспитания ребенка.

Книгу «Круг чтения», первый том, посылаю вам. Следующий том на днях выйдет у Сытина.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Шеховцова.

Ответ на письмо И. М. Шеховцова, который благодарил Толстого за первое письмо от 10 июля (см. № 84), рассказывал о добром влиянии этого письма на него и его жену и просил прислать «Круг чтения».

141—142. В. Г. Черткову от 14 августа (два письма).

 

* 143. С. К. Ромм.

1910 г. Августа 16. Кочеты.

Ромм.

16 августа 10 г. Кочеты.

1 Письмо ваше вызвало во мне следующие мысли, которые и сообщаю вам:2

Люди отдают детей в гимназию, где их учат закону божьему, т. е. вконец извращают их понятия и развращают их нравственность, и родители эти потом наивно спрашивают: что нужно делать, чтобы хорошо воспитать детей? Всё равно как если бы человек высеял свои семена на землю, заросшую сорными травами, и спрашивал бы потом, что надо сделать для того, чтобы хорошо возрастить эти высеянные в сорную траву семена?110

111 Происходит это оттого, что люди в деле воспитания приписывают важность, чему хотите — орфографии, истории, пению, латинскому языку, но только не тому одному, что одно важно, т. е. не катехизису и т. п., а истинному закону божию, т. е. объяснению смысла жизни и установлению вытекающего из него нравственного руководства. Мало того, что не приписывают важность, но, зная несомненно, что всё то, что преподается в казенных заведениях под именем закона божия, есть явный обман и ложь, родители все-таки отдают детей в эти заведения. Вообще главное правило в деле воспитания не только у нас, но и везде, по-моему, в неделании, т. е. в том, чтобы воздержаться, насколько возможно от деятельности, не говорю уже насильственной, но какого бы то ни было воздействия на детей, как, например, отдача их в казенное заведение или принудительное обучение. Деятельность же воздействия воспитатели должны позволять себе не по рассуждению, не по советам чужих людей, не по теориям, а только тогда, когда они всем существом чувствуют, что не могут поступать иначе. Правило это неделания само собой допустимо только тогда, когда сами родители живут духовной жизнью, т. е. сами нравственно совершенствуются.3

Печатается по копии.

Ответ на письмо от 11 августа (почт. шт.) С. К. Ромм, учительницы из Юзовки Екатеринославской губ., вдовы, имевшей трех детей. Она писала, что под влиянием книг Толстого «О труде и роскоши» (см. «Так что же нам делать?», гл. XXXIX, т. 25) и «В чем счастье?» (см. «В чем моя вера?», отрывок из гл. X, т. 24; отрывок под заглавием «В чем счастье?» был напечатан в журнале «Русское богатство» 1886, 1, стр. 133—149) поняла всю бессмыслицу городской жизни и советовалась с Толстым, как быть с подрастающими детьми. «Как мне быть с ними, чтобы вырастить их добрыми и крепкими духом?»

1 Перед началом текста зачеркнуто: Б[ез] О[твета]. Далее написан первый абзац письма.

2 Далее Толстым на конверте написано:

(из запис[ной] книжки) <кроме>

(В конце же выписки).

Второй и третий абзацы были перепечатаны из Записной книжки за 1910 г. (см. т. 58, стр. 205 и 206), где имеются некоторые разночтения с копией и, видимо, с несохранившимся подлинником.

3 Далее на конверте написано: Посылаю вам еще кое-что из того, что я писал о воспитании.

111 112

144. Ф. А. Страхову.

1910 г. Августа 16. Кочеты.

16 авг. 1910.

Федор Алексеевич,

Сейчас дочитал (вновь) вашу книгу Искание истины1 (я прежде читал, но недостаточно внимательно) и в восхищении. В особенности первые пять отделов. И остальные хороши, и я вполне разделяю мысли, высказанные в них, но первые 5 так хороши, так значительны, так хорошо высказаны в них те, первой важности метафизические истины, наиболее ясное выражение которых так нужно людям, и в к[отор]ых так опасно обычное перехождение за пределы, доступного человеческому пониманию, что книга эта сделает много добра людям, когда будет оценена по ее достоинству. А что она будет оценена, этого не может не быть. Я все первые пять отделов исчеркал, отмечая особенно поразившие меня места: о возражениях материалистов о духе и материи, о боге, о любви. Какие прекрасные сравнения! Как прекрасен отдел: Вечность, Детство.

Я теперь гощу у дочери Тани Сухотиной. И ее муж Мих[аил] Серг[еевич], и его взрослые сыновья от первой жены оч[ень] умные молодые люди. Один из них проходит курс философии в Швейцарском университете.2 Так вот я нынче вечером хочу почитать им места из вашей книги. Habent sua fata libelli.3

Как моим писаниям приписывается совсем не подобающее им значение, так ваши книги проходят совершенно неизвестными среди людей, к[отор]ым они, казалось бы, так крайне нужны.

Я последнее время ничего и не хочу, и не могу писать. И эта старческая бездеятельность (внешняя, внутренняя тем энергичнее совершается) мне приятна.

Что вы и телесно, и духовно? Напишите мне.

Истинно любящий вас Лев Толстой.

Печатается по фотокопии с автографа. Подлинник погиб в 1918 г. в сейфе одного из московских банков. Впервые опубликовано (факсимиле) в «Петербургской газете» 1911, № 305 от 6 ноября.

Федор Алексеевич Страхов (1861—1923) — один из друзей Толстого. См. т. 81, письмо № 254.

1 Федор Страхов, «Искание истины (Сборник статей и мыслей. Со вступительным письмом Л. Н. Толстого)», изд. «Посредник», М. 1911.112

113 2 В Кочетах в это время находились сыновья М. С. Сухотина Лев Михайлович и Сергей Михайлович Сухотины.

3 Pro captu lectoris habent sua fata libelli — изречение из латинской грамматики III в. Терентиуса Мауруса (Terentius Maurus), взятое поэтом Фетом эпиграфом к третьему выпуску «Вечерних огней», означающее в переводе на русский язык: «По разумению чтеца, свои судьбы имеют книги».

Ф. А. Страхов ответил письмом от 30 августа, на конверте которого Толстой пометил: Б[ез] О[твета].

145. М. Е. Шашкину.

1910 г. Августа 16. Кочеты.

16 августа 10 года. Кочеты.

Шашкину.

Тем пороком, каким вы страдаете, страдали многие и многие люди и потом выздоравливали и проживали хорошую и полезную для себя, и для других жизнь. От всех пороков, и так же как и от вашего, есть только одно лекарство. Лекарство это в том, чтобы жить духовной жизнью, т. е. для души, для бога. А жить для души, для бога значит понимать, что явились мы на свет не по своей воле, а по воле бога, и потому и жить надо не для себя, не для того, чтобы угождать себе и делать свою волю, а жить для бога, угождать ему и делать его волю. Для того же, чтобы понять его волю, надо читать учение мудрых и святых людей и, главное, евангелие.

Приезжать вам ко мне не нужно. Я вам ничего не скажу такого, что бы не было сказано в моих книгах. Посылаю вам1 некоторые из них.

Главное будьте уверены, что вы победите вашу слабость. Если и падете, не унывайте и боритесь сначала, и опять сначала.

Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф, написанный на двух страницах почтовой бумаги. Впервые опубликовано в сборнике «Толстовский музей в С.-Петербурге», СПБ. 1912, стр. 42—58.

Ответ на письмо Мефодия Ефимовича Шашкина (р. 1884), описывавшего свою тяжелую, полную с самого детства лишений жизнь, свои страдания от мучающего его порока, которым он давно страдает. Теперь он думает о самоубийстве, так как не в силах превозмочь тягости жизни.113

114 1 По черновику: Д[етское] е[вангелие], Л[юбите] д[руг] д[руга], Эпик[тет].

Шашкин ответил Толстому письмом от 25 октября, в котором писал, что письмо Толстого его не удовлетворило, и описывал подробности своей бедственной жизни.

На конверте этого письма, полученного 20 октября 1910 г. Толстой написал: <Б[ез] О[твета], не читай> В[алентин] Ф[едорович] спросить, правда ли и как.

Второе письмо Шашкина осталось без ответа. Толстой об этом письме, как сообщает В. Ф. Булгаков в своем Дневнике (стр. 348), намеревался еще посоветоваться с Булгаковым, но не успел, так как письмо было получено всего за один день до ухода из Ясной Поляны.

146. В. Г. Черткову от 20 августа.

 

* 147. Е. Нелидовой.

1910 г. Августа 22. Кочеты.

22 августа 10 года. С. Кочеты.

Милая девушка,

Рад был узнать из вашего письма то, что христианский идеал вам понятен и влечет вас к себе. В том же, что вы думаете облегчить себе приближение к этому идеалу общением с молодым человеком, я вижу большую и очень обычную ошибку. Нельзя соединять внутреннюю, духовную, христианскую деятельность с личными, исключительными привязанностями, особенно привязанностью мужчины к женщине и женщины к мужчине. Такие привязанности всегда переходят в любовь, влюбление, чувство эгоистическое и потому самое противное христианскому идеалу самоотвержения и целомудрия. Такое соединение двух противуположных стремлений приводит всегда к тому, что не только не достигается ни внутреннее совершенствование, ни личное счастье, но является разочарование и в христианском идеале, и возможности личного счастья.

Очень бы рад был, если бы вы поверили мне и постарались освободиться от привязанности к молодому человеку, несовместимой с христианским идеалом.

Пишу вам это, желая вам истинного блага.1

Любящий вас114

115 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге. На конверте письма Нелидовой Толстой пометил: Б[ез] О[твета]. Затем внизу конверта: Нелидовой надо бы ответить.

Ответ на письмо Елизаветы Нелидовой от 19 августа 1910 г.

1 В черновике подпись: Л. Т.

148. Т. Салехову.

1910 г. Августа 22. Кочеты.

Салехову.

22 августа 10 года. С. Кочеты.

Закон бога в том, чтобы — как сказал Христос: любить бога, т. е. совершенство, всего душою и всем сердцем, и ближнего, как самого себя. И этот закон один и тот же для всех людей и высказан во всех великих верах, исповедуемых человечеством, и в браминизме, и в буддизме, и в таосизме, и в конфуцианстве, и в магометанстве, и в бабизме, и в бехаизме, и др. Во всех верах есть очень много лишнего, между собою несогласного. Есть это в магометанстве, и в христианстве, как они проповедываются теперь, есть и в браминизме, и в буддизме, и во всех верах. Всё это и несогласное, и противоречивое, и сложное, и запутанное, и чудесное, очевидно, есть суеверие, ложь, часто обман, и всему этому не надо верить. А верить надо и нельзя не верить тому, что одно и то же во всех верах и что ясно, и просто, и согласно с требованиями души. И это одно во всех верах есть признание высшего совершенства бога, к которому надо приближаться, и любовь ко всем людям братьям.

Посылаю вам несколько книг, из которых вы яснее поймете эту единую веру.1

Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф, написанный на клочке почтовой бумаги с двух сторон. Впервые опубликовано в журнале «Голос Толстого и Единение» 1920, 2 (14), стр. 7.

Табриз Салехов (р. 1893) — татарин из г. Малмыжа Вятской губ., в письме просил разъяснить: 1) идеи евангелия, о любви к ближнему; относится ли понятие «ближнего» только к христианству или «ко всем народностям вселенной», 2) если мы признаем долг братства, то почему не исполняем его?

1 Далее в черновике написано: (О верах книжечки и Д[етское] е[вангелие], Е[диную] з[аповедь] и Н[а] к[аждый] д[ень]).

115 116

* 149. К. Байрамову.

1910 г. Августа 23. Кочеты.

23 августа 10 г. Сельцо Кочеты.

Письмо ваше мне было очень приятно. С мыслями вашими вполне согласен. Одно в письме вашем не одобряю — это то, что вы меня восхваляете не по заслугам.

Помогай вам бог совершенствоваться в добродетели любви. Как вы сами верно пишете, что в этом главное дело жизни.

Мне интересны были ваши сведения о бабизме.1 Пишите о них подробнее, буду благодарен.

Любящий вас брат

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом.

Ответ на письмо Касума Байрамова из г. Нухи. Касум Байрамов писал Толстому, что, после того как видался с ним 28 мая 1902 г. в Гаспре, он стал вегетарианцем, бросил курить и пить. Прежде он был бабистом, но теперь в бабизме разочаровался.

1 Демократическое движение в Иране в XIX в., возглавляемое Бабом.

* 150. О. Е. Кюнелю (О. E. Kühnel).

1910 г. Августа 23. Кочеты.

О. E. Kühnel

Ich meinerseits habe keine Einwendung gegen Verfassen und Verlegen meiner Biografie niemandem gegenüber.

Leo Tolstoy.

1910.


Kocety, Blagodatnaja

Toula gouv.


О. E. Кюнелю

Я со своей стороны не имею ничего против написания и издания моей биографии кем бы то ни было.

Лев Толстой.

1910.


Кочеты, Благодатная Тульской губ.

Печатается по копии.116

117 Немецкий писатель доктор О. Е. Кюнель в письме к Толстому от 29 августа нов. ст. из Вюртенберга (Германия) сообщал, что занят работой по составлению биографий знаменитых людей. В третий том он предполагал поместить биографию Толстого, на что просил разрешения.

* 151. А. Ф. Аншиной.

1910 г. Августа 24. Кочеты.

А. Ф. Аншиной.

Август 1910 г. Кочеты.

А. Ф., то, что вы предполагаете делать, я считаю в высшей степени полезным. Я даже очень прошу вас делать это, и не только по книге «Мысли мудрых людей»,1 но и по книгам «На каждый день», которые вам посылаю. Само собою разумеется, что для учеников надо выбирать наиболее доступные им мысли и даже стараться передавать их там, где они изложены слишком литературным языком, в более простой форме. Если вы согласны со мною и будете делать это, то я очень просил бы вас передавать мне результат вашей деятельности.2

С совершенным уважением и желанием вам успеха в этом очень, очень важном деле, остаюсь готовый к услугам.3

Печатается по копии, видимо являющейся дубликатом подлинника, сверенной с тремя машинописными черновиками, исправленными Толстым, один из которых им подписан: «Лев Толстой». Дата определяется почтовым штемпелем дня получения: «Благодатное, 24 августа 1910 г.» и подтверждается пометой на конверте письма Аншиной. Добавление к этому письму см. письмо № 167.

А. Ф. Аншина — земская учительница в Черкизове, под Москвой, сообщала Толстому, что предполагает в своей школе не ограничиваться только преподаванием по программе, но «ежедневно уделять сколько-нибудь времени для чтения ученикам книжки «Мысли мудрых людей». Аншина спрашивала Толстого: «Будет ли это полезно?»

1 «Мысли мудрых людей на каждый день, собраны гр. Л. Н. Толстым». См. т. 40.

2 В черновике № 1 Толстой вписал: Было бы очень хорошо, если бы и другие учителя последовали вашему примеру.

3 Далее в черновике № 1 зачеркнут следующий текст Толстого, подвергавшийся дополнительным его исправлениям (см. письмо № 167):


Передавать нравственные мысли ученикам предпочтительно по книжкам «На каждый день» я считаю еще и потому, что в этих книгах мысли расположены в определенном порядке, по числам117 118 месяцев. Так что в 1-м числе говорится о вере, 2-м о душе в себе, 3-м о душе во всех людях, 4-м о боге, 5-м о любви, соединяющей душу с другими душами и богом, 6-м о грехах, мешающих соединению, 7-м грех чревоугодия, 8-м блуда, 9-м праздности, 10-м корыстолюбия, 11-м недоброжелательства, 12-м соблазн гордости, 13-м неравенства, 14-м устроительство жизни для других людей, 15-м наказания, 16-м тщеславия, 17-м суеверие государства,* 18-м церкви, 19-м науки, 20-м — для борьбы с грехами, соблазнами и суевериями, нужно усилие, 21-м жизнь в настоящем, 22-м усилие неделания, 23-м воздержание в слове, 24-м воздержание в мыслях, 25-м для борьбы с грехами — самоотречение, 26-м с соблазнами — смирение, 27-м с суевериями — правдивость, 28-м для живущего такой жизнью нет зла, 29-м нет смерти, 30-м о том, что будет после смерти, не дано знать человеку, 31-м жизнь благо.

* В одном из черновиков Толстым сделана сноска: Этот отдел придется пропустить.

А. Ф. Аншина ответила Толстому письмом, в котором благодарила Толстого за его письмо и писала, что в случае опубликования ее письма в газетах адрес ее родственников, данный ею для писем, не должен упоминаться. На конверте помета Толстого: Принять к соображению об адресе.

152. В. Ф. Краснову.

1910 г. Августа 24. Кочеты.

Краснову.

24 августа1 10 г., с. Кочеты.

Получил ваше письмо, Василий Филиппович, из Туринска и рад был узнать про вас, но огорчился о том положении, в котором узнал про вас.

Письмо ваше застало меня не дома, а у дочери в Орловской губернии, и потому поручений ваших, как о рукописи Ходынки (не знаю, есть ли она у меня),2 а также и о письмах вашего племянника (не можете ли вспомнить, когда они были посланы мне?) исполнить не могу.3 Помогает мне теперь не Гусев (он сослан), а моя дочь Александра, а она ничего не знает про письма, это было до нее. Про Ходынку же она говорит, что ей помнится, что она была отослана в указанный вами журнал. То же помнится и мне. Книги и брошюры, какие есть у меня, а также и карточку посылаю. Пишите свою биографию. Это очень полезно и хорошо и вам, и тем, кто будет читать. Остерегайтесь только преувеличения. Лучше недоговорить, чем переговорить.118 119 А вы много пережили и горячо чувствовали, и умеете хорошо передавать — это видно по вашим письмам.4 То, что вы пишете о перемене мировоззрения среди революционеров, я думаю несправедливо. Чем дольше я живу и вдумываюсь в условия жизни и причины жестокости и безумия нашей жизни, тем всё яснее и яснее для меня становится то, что одна из причин этого — суеверие о том, что один человек не только может устраивать жизнь другого, и даже многих людей, но что забота о таком устройстве и насилие, употребляемое при этом, суть не только не дурные, и глупые, и безрезультатные, и жестокие дела, но нечто очень возвышенное и похвальное.5 Родители устраивают жизнь своих детей, религиозные учителя устраивают веру своих пасомых, правительства устраивают всю и гражданскую и экономическую и всякую жизнь своих подданных, революционеры же6 едва ли не больше всех страдают этим суеверием,7 желая также устроить жизнь людей по-своему. Только бы каждый думал о своей жизни: как получше прожить: как можно меньше делать гадостей, а не заботился бы о жизни других, и 0,9 существующего зла исчезло бы. А только старайся8 жить так, и он волей-неволей будет влиять на жизнь других людей и самым могущественным образом содействовать улучшению ее.

Прощайте, дай бог, тот бог, который живет во всех людях, и голос которого зовет нас к единению и любви, дай вам этот бог того блага, которое он дает всем, кто ищет его.

Любящий вас Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф с подписью Толстого, написанный на четырех страницах почтовой бумаги. На конверте письма Краснова Толстой пометил: Мне отвечать и сыскать письма племянника. Впервые опубликовано: «Голос Толстого и Единение» 1918, 4 (10), стр. 8.

Ответ на письмо В. Ф. Краснова (см. т. 81, письмо № 23) от 14 августа из г. Туринска Тобольской губ., куда он был сослан после ареста в апреле.

Краснов в своем письме подробно описывал муки ссыльных во время длинного этапного пути по воронежским, пензенским, саратовским и самарским степям до Сибири.

1 По черновику-автографу дата: «23 авг. Кочеты».

2 Рукопись Краснова «Ходынка. Рассказ не до смерти растоптанного» была отправлена по поручению Толстого в редакцию журнала «Русское богатство» в мае 1910 г.119

120 3 В конце своего письма Краснов писал:

«Вот что еще, дорогой Лев Николаевич! Я прочел только вчера «Бытовое явление» Короленко.

И мне вспомнились письма моего казненного племянника, посланные Вам год назад. Где они и пригодились ли Вам на что? Не отошлете ли их, хотя на время, Короленко для использования, с упоминанием и подлинного имени казненного? Я уже написал Короленко, что есть у Вас такие письма. И охотно дам ему маленькие сведения от себя о его семье, детстве...» Писем племянника Краснова не сохранилось.

4 Краснов в своем письме писал: «Хотелось бы здесь приняться за описание своей жизни. Но неудача с «Ходынкой» подрезала крылья у мысли, воображения и памяти. Прошлое потускнело как-то, и пережитое не дорого мне стало. Я попрежнему не знаю, не умею, как это сделать хорошо, ясно и понятно... Это я не как вопрос задаю Вам, а просто делаю горестное признание. Можно ли научиться этому из каких-либо книг, учебников и всяких там «теорий словесности», тоже не знаю! А живой обмен, беседа, вероятно, сразу бы указала мне путь. Но мне не удалось повидать ни Вас, ни Короленко, что я собирался сделать этой осенью».

5 В черновике зачеркнуто: и все революционеры очень держатся этого суеверия.

6 В черновике зачеркнуто: перестраивает эту жизнь по-своему. От этого суеверия весь ужас и все [1 неразобр.] нашей жизни. Только тем и живут, что верят.

7 В черновике зачеркнуто: в возможность переустройства жизни других людей по-своему. В подлиннике Толстым надписаны последующие семь слов.

8 В черновике написано: каждый далее зачеркнуто: как мужики говорят, для души

153. В редакции газет.

1910 г. Августа 24. Кочеты.

Редактор сочувственного мне периодического издания «Вегетарианского Обозрения» просит меня о содействии его журналу. Позволяю себе обратиться к вам с просьбой, не говорю разменяться объявлениями в его и вашем издании, но прямо прошу бесплатно напечатать его объявление.

Исполнением моей просьбы очень обяжете готового к услугам Льва Толстого.

24 авг. 1910 г.

Кочеты.

Печатается по копии. На копии сделана приписка: «Таких текстов с собственноручной подписью Льва Николаевича было послано Перперу120 121 в Кишенев 4, чтобы разослать газетам, которые сам выберет». Кроме того, на конверте помета Толстого: Послать просьбу о печатании объявлений Рус[ское] сл[ово], Р[усские] в[едомости], Р[ечь]. Впервые опубликовано в журнале «Вегетарианское обозрение», 1910, 8, стр. 6.

Письмо в редакции газет было написано в ответ на просьбу редактора кишиневского журнала «Вегетарианское обозрение» И. И. Перпера (см. т. 81, письмо № 176). Письма Толстого были посланы И. И. Перпером в «Русские ведомости», «Речь», «Русское слово» и «Биржевые ведомости», причем первые две газеты напечатали объявление о «Вегетарианском обозрении» по пяти раз на первой странице, вторые две объявления не напечатали». См. Иос. Перпер, «Лев Николаевич и «Вегетарианское обозрение» — «Вегетарианское обозрение» 1911, 8, стр. 6.

154. В. Г. Черткову от 24 августа.

 

*155. В. А. Воронову.

1910 г. Августа 25. Кочеты.

25 августа 10 года, село Кочеты.

Получил ваше интересное письмо и с радостью отвечаю вам. Тот бог, которому учат церковники и веру в которого внедряют в людей с детства (тот бог, который улетел куда-то на небо и до сих пор летит, тело которого едят в кусочках хлеба и т. п.), до такой степени нелеп, что когда люди, как вы, освободятся от церковного обмана, они, с одной стороны, всё еще нет, нет, да и вспоминают, как что-то настоящее, рассказы про этого выдуманного бога, а с другой стороны, боятся всякого упоминания о боге, приписывая ему прежнее, грубое, идолопоклонническое значение.

В конце вашего письма вы излагаете свое понимание бога как совершенство и как добро, заключающееся в каждом человеке. И это ваше понимание, по моему мнению, справедливо, хотя и не полно.

Посылаю вам в числе книг «Мысли о боге» и «Предисловие к На каждый день». В этом предисловии вы увидите в 4-ом № мое понятие о боге. Что же касается тех мест, которые смущают вас в моих писаниях и в изречениях Магомета, то вы напрасно приписываете слову бог значение бога личного, которого можно121 122 просить. Бог есть то всё, что отдельно живет в душах людей. Без этого понятия о боге нельзя ничего разумного мыслить. Впрочем, вы сами поймете, как я понимаю бога из тех книг, какие посылаю.

Любящий вас брат1

Пишите чаще, всегда рад общению с вами.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на полулисте почтовой бумаги.

Ответ на письмо от 20 августа 1910 г. крестьянина Владимирской губ. Василия Андреевича Воронова с религиозными вопросами. В конце письма Воронов писал, что круг читателей книжек Толстого все расширяется. «Сейчас он уже охватывает, — пишет Воронов, — около десяти деревень и многих фабричных рабочих, которые, как бросают работу в 8 часов, каждый вечер часов до 12-ти читают книги». Поэтому Воронов просит Толстого прислать еще ряд книг. Письмо Воронова Толстой пометил в Дневнике в записи 25 августа (см. т. 58, стр. 96).

1 В черновике подпись: Л. Т.

* 156. А. ван Пердеку (Albert van Perdeck). Неотправленное.

1910 г. Августа 25. Кочеты.

Albert van Perdeck, Agencia Sarsotti, Parana,

Republica Argentina, S. America.


Es war mir besonders angenehm zu erfahren, dass es gibt ein Mensch, der vollständig gleich das Leben begreift wie ich.

Uber Spanische Ubersetzungen meiner Schriften hab ich keine Kentniss. Uber Italienische Ubersetzungen stelle ich Ihre Frage an Giusto Vitali1 (Roma, Piazza di Petro, 31, Italia) bittend Ihn er möge direct Ihnen antworten.

Ausserdem bemerke ich, dass ich schätze sehr «Für alle Tage» und empfehle es Ihnen zu lesen.

Leo Tolstoy.

25 August — 6 September 1910.

Kocety.

Альберту ван Пердеку, Агентство Сарсотти, Парана,

Аргентина, Юж. Америка.

Мне было чрезвычайно приятно узнать, что есть человек, который понимает жизнь совершенно так же, как я.

Я ничего не знаю об испанских переводах моих сочинений. Относительно же итальянских переводов я запросил Джиусто Витали122 123 (Рим, Площадь Петра, 31, Италия),1 прося его ответить вам непосредственно.

Кроме того, обращаю ваше внимание еще на то, что я ценю очень «На каждый день» и советую вам читать эту книгу.

Лев Толстой.

25 августа — 6 сентября 1910.

Кочеты.

Печатается по копии, переписанной рукой Д. П. Маковицкого. На копии приписка: «Ему ответил не Лев Николаевич, а я от себя. Д. П. Маковицкий».

Ответ на письмо от 26 июля нов. ст. на немецком языке Альберта ван Пердека, испанца, жившего в Аргентине, Южная Америка, Парана, Сарсотти.

А. Пердек писал, что он около двух лет назад начал читать книги Толстого и с тех пор в нем произошла такая перемена, что он кажется себе совсем другим человеком. Он благодарил Толстого за это и сообщал, что испанские переводы сочинений Толстого очень несовершенны, и потому просил указать ему лучшего издателя на испанском и итальянском языках.

1 Ошибка: следует Giulïo. О Д. Витали см. письмо № 191.

157. В. Г. Черткову от 25 августа.

 

158. А. Б. Гольденвейзеру.

1910 г. Августа 26. Кочеты.

Спасибо вам за ваше хорошее письмецо, милый Алекс[андр] Бор[исович]. Спасибо за вашу дружбу и ко мне и к моему лучшему другу В[ладимиру] Г[ригорьевичу], но вы слишком мрачно смотрите на мое положение. Без преувеличения и хвастовства скажу правду, что не только не худо, но часто даже очень, очень хорошо. Какое удивительное свойство — духовное понимание (сознание) жизни. Оно, как самый удивительный волшебник претворяет всякое зло внешнее в благо и величайшее такое зло в величайшее благо. Не говорю, чтобы я обладал этим свойством, но я имею счастье помнить, предчувствовать его возможность.

Может быть, мы еще долго пробудем здесь. Отчего бы вам не приехать сюда? О том, что все здесь будут рады вам (без вашей123 124 музыки разумеется), говорить нечего. Вчера написал бате пустое письмо1. Мне хочется быть в общении с ним, хотя бы как[ом]-нибудь. Напишите подробнее об его здоровье. Дружеский привет милой Ан[не] Ал[ексеевне]2.

До свиданья, надеюсь.

Лев Толстой.

26 авг.


Пишу в парке, где каждый день гуляю и кое-что записывал. А нынче живо вспомнил о вас и вот пишу.

Печатается по подлиннику-автографу, находящемуся у А. Б. Гольденвейзера. Впервые опубликовано А. Б. Гольденвейзером в его книге «Вблизи Толстого», стр. 271.

Ответ на письмо А. Б. Гольденвейзера от 23 августа из Тулы, которое им опубликовано в вышеупомянутой книге (стр. 267—268).

1 См, т. 89, письмо В. Г. Черткову от 25 августа 1910 г.

2 Анна Алексеевна Гольденвейзер, рожд. Софиано (1881—1929), жена А. Б. Гольденвейзера.

* 159. П. И. Карпову.

1910 г. Августа 28. Кочеты.

28 августа 10 г. Кочеты.

Получил ваше грустное письмо, Пимен Иванович, и огорчился за вас. Огорчился не оттого, что вы больны, что вы тяжело работаете, что полиция надоедает вам, а оттого, что вы так нехорошо переносите это. Ничего вам по этому вопросу не могу сказать иного, кроме того, что вы найдете в посылаемых вам книжках «На каждый день», в числах 28, 30 и 31.

И не думайте, что мне легко советовать мужественное, спокойное и даже радостное перенесение страданий, легко, потому что я сам не испытываю их. Не думайте этого, потому что все люди подвержены страданиям, которые могут быть рассматриваемы, как бесцельные мучения или как испытания, религиозное, кроткое перенесение которых может быть рассматриваемо, как испытания, которые, как ни странно это сказать, могут быть превращены в большое духовное благо. Все мы подлежим этим испытаниям и часто много более тяжелым, чем те, которые вы переживаете.124

125 Помогай вам бог, живущий в вас, сознавать себя. А когда есть это сознание, нет страданий, нет и смерти.

Простите, если вам неприятно будет это письмо. Пишите, когда можете.

Любящий вас Лев Толстой.

Печатается по копии.

Пимен Иванович Карпов (р. 1887) — крестьянин Курской губ., писатель, поэт, автор книги «Говор зорь. Страницы о народе и интеллигенции», Спб. 1909, романа «Пламень» — из жизни и веры хлеборобов, изд. «Союз», Спб. 1914, и ряда других.

Ответ на письмо П. И. Карпова от 19 августа 1910 г., в котором он описывал тягости крестьянской жизни и просил помощи у Толстого, чтобы «избегнуть неминуемой... гибели».

160. С. А. Толстой от 29 августа.

 

161. М. Н. Яковлевой.

1910 г. Августа 29. Кочеты.

Очень сожалею, милая Мария Николаевна, что вы не застали меня. Может быть, я бы сумел сказать вам лучше устно то, что теперь постараюсь написать. Посылаю вам предисловие к книжкам «На каж[дый] д[ень]». Книжки же Н[а] к[аждый] д[ень], думаю, что у вас есть. Если вы внимательно прочтете их, вы и там найдете то, что должно успокоить вас. Я же на тот вопрос, который мучает вас теперь, скажу вам следующее: то, что мучает вас, мучает меня уже давно и продолжает мучить и до сих пор. Я так же, как и вы, уверен, что больше вас страдаю от роскоши той среды, в которой я живу, рядом с ужасной бедностью огромного большинства того народа, к[отор]ый кормит, одевает, обслуживает нас. Страдаю от этого ежечасно и не могу избавиться, могу находить только средние пути, при которых не нарушаю любовь с окружающими меня и делаю, что могу, для того, чтобы сгладить разницу положения и разделения между нашим кругом и рабочими.

Самая обыкновенная ошибка, и вы делаете ее, в том, чтобы думать, что, узнав путь к идеалу, вы можете достигнуть его. Если бы идеал был достижим, он бы не был идеал, и если бы125 126 люди достигли его, жизнь бы кончилась. Идеал всегда недостижим, но из этого не следует то, что надо махнуть на него рукой и не следовать идеалу, а только то, что надо все силы свои полагать на всё большее и большее приближение к нему. В этом приближении и жизнь и ее благо. Есть такие люди, которые могли, не имея тех препятствий семьи, которые для вас есть, сразу разорвать связи с преступной жизнью богачей. Такая старушка Мар[ья] Ал[ександровна] Шмидт живет в 2-х верстах от Засеки (жаль, что вы не побывали у нее)1. Но есть и такие, как и мы с вами, к[отор]ые не умеют или не осилят этого сделать, но это не мешает и этим людям жить для души и подвигаться к совершенству. Только не заглушайте в себе стыд и раскаяние перед своим положением, а разжигайте его в себе и вместе с тем не забывайте требований любви к семейным, и вы пойдете по тому пути, к[оторый] ведет к истинному благу. Прощайте, помогай вам живущий в вас бог.

Любящий вас Лев Толстой.

Кроме подлинника-автографа, имеется второй машинописный экземпляр подлинника, с одною поправкою Толстого и им подписанный. Впервые опубликовано в газете «Русское слово» 1911, № 220 от 2 октября.

М. Н. Яковлева (см. письмо № 29) в своем письме от 25 августа писала, что вот уже второй раз она не застает Толстого в Ясной Поляне. Первый раз она ездила 8 мая, но не застала Толстого, так как он, так же как теперь, гостил у T. Л. Сухотиной в Кочетах.

1 Во втором подлиннике (машинописном) Толстой вписал: Есть немало таких и мужчин.

* 162. Г. Вольфу.

1910 г. Августа 30. Кочеты.

Григорию Вольфу до востребования. 30 авг. 1910.

Кочеты.


Такая религия, от которой можно по произволу отказаться и которую можно по произволу принять, не есть религия. И такое оставление и принимание религии ради вещественной выгоды есть дело мне совершенно чуждое, о котором я поэтому и не могу иметь никакого суждения.126

127 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Вольфа.

Григорий Вольф — ученик 8-го класса кишиневской гимназии, еврей, прислал Толстому письмо, отправленное из Кишинева 25 августа, в котором просил Толстого дать ему совет, следует ли ему перейти в православие для того, чтобы иметь возможность получить высшее образование.

163. З. М. Гагиной.

1910 г. Августа 30. Кочеты.

30 августа. Кочеты.

Очень рад был после долгого перерыва получить известие от вас, милая Зинаида Михайловна. Рад и тому, что вы беретесь опять за то важное дело, которым вы жили и которое вы так хорошо делали. А я на днях получил прилагаемое письмо от учительницы и от души ответил ей то, что думаю, об этом важнейшем вопросе:1 о средствах нравственного воздействия на детей, в этом отношении развращаемых и родителями, и учениями церкви. Что вы думаете об этом? Пожалуйста, напишите мне и о себе и об этом.

Любящий вас Л. Толстой.

На конверте письма Гагиной Толстой пометил: Послать переписку о нравст[венном] учении, и Саша напишет. Впервые опубликовано в журнале «Вестник теософии» 1914, 12, стр. 92.

Зинаида Михайловна Гагина (р. 1864, см. т. 81, письмо № 183) — в 1910 г. учительница в начальной школе Михайловского уезда Рязанской губ.

Ответ на письмо З. М. Гагиной от 24 августа, в котором она сообщает, что опять начала преподавать в школе.

1 См. письмо к А. Ф. Аншиной № 151. Как видно из ответа З. М. Гагиной, письмо Аншиной не было приложено.

164. Т. Ф. Картеру (Thomas F. Carter). Черновое.

1910 г. Августа 30. Кочеты.

I am sorry not to be able to receive you. I am not at ho[me] и т. д.

Я сожалею, что не могу вас принять. Я не дома и т. д.127

128 Печатается по черновику-автографу. Копии с отправленным текстом не сохранилось. На конверте пометы: 1) Д. П. Маковицкого: «Отв. Л. Н. 30/VIIІ»; 2) T. Л. Сухотиной: «Л. Н. Отв.». Дата определяется пометою Д. П. Маковицкого на конверте и почтовым штемпелем дня получения.

Томас Ф. Картер — американский миссионер, посетивший Ясную Поляну в 1904 г., прислал Толстому письмо из Гельсингфорса, в котором сообщал, что 14 сентября он будет проезжать через Тулу, по дороге в Китай, и просил разрешения заехать в Ясную Поляну вместе с женой.

* 165. Н. Д. Платонову.

1910 г. Августа 30. Кочеты.

Николаю Платонову.

30 авг. 1910.

Дорогой брат Николай,

Анна Константиновна переслала мне ваше глубоко тронувшее меня и порадовавшее меня, несмотря на ваше тяжелое внешнее положение, письмо.

Помогай вам бог жить духовной жизнью так сильно, чтобы телесные страдания всё больше и больше теряли свою силу. О том, чтобы облегчить эти телесные страдания, будем стараться мы — любящие вас братья и сестры. Посылаю вам денег и нынче списываюсь с Анной Константиновной,1 чтобы узнать — сделали ли они то, что вы желали, а если нет, то чтобы они мне указали, что надо сделать, так как я очень плох в практических делах.

Помогай вам бог, который живет в вас и вне вас и которого вы знаете.

Пожалуйста, пишите мне и давайте возможность хоть чем-нибудь послужить вам.

Любящий вас брат

Печатается по копии.

Николай Дмитриевич Платонов (р. 1886, см. т. 81, письма №№ 222 и 250) из Петербургской губернской тюрьмы был переведен в Ярославскую губернскую тюрьму, затем в каторжную «Коровники», где заболел туберкулезом.

Письмо Толстого вызвано письмом Н. Д. Платонова к А. К. Чертковой, которое она переслала Толстому. Письма этого не сохранилось.128

129 1 См. письмо к А. К. Чертковой от 30 августа в т. 89.

Н. Д. Платонов ответил Толстому письмом из Ярославской губернской тюрьмы от 9 октября 1910 г., переправленным через А. К. Черткову.

166. А. К. Чертковой от 30 августа.

 

167. А. Ф. Аншиной.

1910 г. Августа 31 — сентября 1. Кочеты.

31 авг. 1910. Кочеты.

Уважаемая А. Ф.

К тому письму, которое я писал вам, считаю нужным прибавить просьбу о том, чтобы вы записывали хорошо переданные мысли учеников и сообщали мне.

Если бы мне удалось воспользоваться этими пересказами учеников из вашей школы, а также из школ других учителей, которых я прошу о том же, я бы составил книгу из этих пересказов учеников и издал бы ее, предоставив, само собой разумеется, материальные выгоды от издания тем учителям, которые были бы участниками составления книги.

Л. Толстой.

Печатается по машинописной копии; кроме того, хранится копия, переписанная рукой Д. П. Маковицкого. Дата 31 августа определяется копией, 1 сентября — записью Толстого в своем Дневнике 1 сентября 1910 г.: «Поправил переписку с Аншиной» и Д. П. Маковицкого в ЯЗ 1 сентября 1910 г.: [Лев Николаевич] «переделывал письмо А. Ф. Аншиной о чтении с школьными детьми «На каждый день». Письмо является дополнением к письму Толстого № 151.

* 168. А. А. Воскресенской. Черновое.

1910 г. Сентября 1. Кочеты.

Милостивая Государыня,

Сын ваш не приходил, а я не дома1 [2 неразобр.], но если смогу, то сделаю, что возможно.

Печатается в русской транскрипции по черновику, написанному рукой Д. П. Маковицкого, вероятно под диктовку Толстого, латинскими129 130 буквами (по-чешски): «М. Г-ня, Sin vasch ne prichodil, a ja ne doma, n[o] iesli smogu, to sdelaiu č[to] vozmozno». На конверте Толстой пометил: Ответить, что сделаю, что возможно. Дата определяется пометой на конверте рукой Д. П. Маковицкого: «Отв[етил] Л[ев] Н[иколаевич] 1/ІХ».

Анна Александровна Воскресенская, вдова учителя, прислала Толстому письмо от 29 августа, в котором писала, что ее душевнобольной сын Всеволод Евгеньевич Воскресенский отправился пешком к Толстому в Ясную Поляну. См. письмо № 218.

На конверте письма, кроме пометы Толстого, рукой Д. П. Маковицкого написано: «А. Воскресенская. Москва о сыне душевно-больном, пошедшем в Ясную Поляну. 1/IX».

1 Далее следуют два условных значка, применявшихся Д. П. Маковицким для сокращения, расшифровка которых неизвестна. Возможно, что они обозначали местопребывание Толстого в Кочетах.

* 169. Д. А. Олсуфьеву.

1910 г. Сентября 1. Кочеты.

Что делать, милый Дмитрий Адамович, не могу не утруждать вас. Сделаете — хорошо, не сделаете, значит, не могли. Одно могу прибавить — то, что пишущий мне о Звягинцевой очень почтенный человек и не революционер.

Посылаю вам его письмо. Красным подчеркнуто всё, касающееся дела.

Не знаю, где вы, а все-таки посылаю письмо.

Dans le doute abstiens toi.1 Серьезно, от души любя вас, повторяю сказанное. На днях здесь была Маша,2 и много говорили про вас любящие вас.

Дружески жму руку

Лев Толстой.

Дмитрий Адамович Олсуфьев — см. т. 81, письмо № 38.

Письмо к Олсуфьеву было вызвано письмом к Толстому из Екатеринодара от 26 августа 1910 г. народной учительницы, знакомой Толстого Е. А. Юшко, которая хлопотала за сосланную в Архангельскую губ. учительницу Софью Ивановну Звягинцеву, заболевшую горловой чахоткой.

1 [В сомнении воздерживайся.]

2 Мария Николаевна Толстая, рожд. Зубова, жена Сергея Львовича Толстого, двоюродная сестра Д. А. Олсуфьева.

130 131

* 170. Л. В. Томилову.

1910 г. Сентября 1. Кочеты.

Льву Викентьевичу Томилову.

1 сент. 1910. Кочеты.

Очень сожалею, любезный брат Лев, о том испытании, которое тебя постигло. Помогай тебе бог перенести его с покорностью его воле, с смирением и кротостью. Если я могу чем-нибудь служить тебе, то прошу тебя — напиши. Напиши также, в чем тебя обвиняют.

Любящий тебя брат

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на полулисте писчей бумаги и подписанным: Л. Т.

Лев Викентьевич Томилов (Лев Рыжий) (р. 1873), как пишет в своем Дневнике В. Ф. Булгаков, «один из крайних опрощенцев, бывший у Льва Николаевича, ходит всегда босой, с палкой. Голова с чудной рыжей шевелюрой, непокрытая. Уже пожилой человек» (стр. 312).

Ответ на письмо Томилова от 20 августа 1910 г. (почт. шт.) за подписью «Лев». Томилов писал Толстому, что находится в следственной камере Орской тюрьмы и следователь на допросе читал ему статью, по которой он «заслуживает 4 года роты и водворения на Сахалин».

171. С. А. Толстой от 1 сентября.

 

172. П. И. Бирюкову.

1910 г. Сентября 1. Кочеты.

Получил ваше письмо, милый дорогой друг Поша, с извещением о сроке суда. Помогай вам бог перенести это испытание так, как вы хотите его перенести. Я плохой ценитель тех чувств, к[отор]ые должны вызываться этим ожиданием, п[отому] ч[то] сам — как ни странно это кажется, — тюрьму для себя (мож[ет] б[ыть], скоро бы и почувствовал и заговорил другое) считал бы благом. Впрочем, для вас другое дело. А кроме того, я почти уверен, что для вас кончится ничем. Кто будет защищать вас? И в чем обвинение?1

Неужели только биография?131

132 Спасибо за присылку «История мо[ей] ссылки» и за Предисловие. Нынче же прочел и то и другое. Ссылка оч[ень] интересна и поучительна. Где она была напечатана?2 Предисловие оч[ень] хорошо по мыслям, выраженным во вступлении. Но перечисление религий, боюсь, что недостаточно обосновано. Это огромное дело, если его вести с научной точки зрения, с научными приемами, как историю религий. Такие есть книги, и они совсем не удовлетворяют. Но если вы спросите меня: как вести это дело? я не знаю. Тоже где было напечатано?

Как относится ваша жена к тому, что ожидает вас? Вероятно, хорошо. Дай бог. О земстве не читал, но передал Мих[аилу] Серг[еевичу]. Я начинаю чувствовать возраст. Не могу много работать, нет памяти, но, слава богу, все-таки стал немножко менее дурен и друзей своих люблю не меньше, а больше прежнего, больше ценю. Прощайте, милый друг, пожалуйста изредка хоть пишите. Братский, дружеский привет вашей жене.

Лев Т.


Если не пошлю вам с этим письмом, то оч[ень] скоро пришлю вам отдельно мою переписку с учительницей Моск[овской] губ.3 о том, как вести в школе преподавание нравственных истин. Мое мнение, что это можно делать, передавая детям избранные, наиболее простые понятные мысли из Кр[уга] чт[ения] и еще лучше из На кажд[ый] день, с тем чтобы дети пересказывали их. И хорошие пересказы записывать, и из этих пересказов составить книгу. Что вы об этом думаете? И как относится к этой мысли ваше земство?

Л. Т.

Впервые опубликовано в газете «Русские ведомости» 1910, № 256 от 6 ноября. Дата определяется записью Толстого в Дневнике 1 сентября: «Написал после обеда письма Соне и Бирюкову» (см. т. 58, стр. 98).

Письма Толстого (№№ 172 и 173) являются ответом на письмо П. И. Бирюкова от 29 августа, в котором Бирюков писал, что получил повестку в суд в качестве обвиняемого, и сообщал, что посылает Толстому несколько книг: 1) «Ежегодник костромского губернского земства за 1909 год», в котором он принимал некоторое участие; 2) брошюрку с воспоминаниями об обстоятельствах его ссылки; 3) номер журнала «Духовный христианин», где помещены статьи Бирюкова «О разных верах».

1 В ответном письме от 15 сентября Бирюков сообщал: «Меня будут судить за хранение и распространение Ваших сочинений: «Не убий», «Солдатская и офицерская памятка», «Письмо к фельдфебелю», «Обращение132 133 к русским людям: к правительству, революционерам и народу», «Конец века»... Защищать меня будет местный адвокат... Николай Александрович Огородников».

2 В том же письме Бирюков сообщал Толстому, что его статья о ссылках была напечатана два года назад в малораспространенном петербургском издании «Исторический сборник о минувшем» 1909, стр. 52—99.

3 См. письма к А. Ф. Аншиной №№ 151 и 167.

173. П. И. Бирюкову.

1910 г. Сентября 2. Кочеты.

2 сентября.

Вчера, милый Поша, написал не совсем правду о том, что прочел ваши воспоминания о ссылке. Я прочел их вчера, но не все и торопясь. Нынче перечитал спокойно, и хочется написать вам, что они оч[ень] хороши. Ваша, именно ваша кроткая твердость и строгая правдивость, а кроме того, или скорее именно от этого, особенно возмутительными, более чем по описаниям некоторых самых ужасных насилий, представляются те меры, к[отор]ые употребляются против вас. Так, пожалуйста, пишите и продолжайте любить меня, как я вас.

Л. Т.

Впервые опубликовано Б, IV, стр. 209 и 210.

* 174. П. Н. Давыдову.

1910 г. Сентября 4. Кочеты.

Давыдову.

4 сентября 10 года. Кочеты.

Дорогой брат Петр Никитич,

Получил ваше письмо и, как всегда, с умилением и радостью читал его, так оно утешительно и очевидно искренно. Помогай вам бог не только до конца заключения, но и до конца жизни, прожить с этим чувством сознания в себе бога, которое, как вы верно говорите, не всегда в нашей власти вызвать, но все-таки возможно более или менее приготовлять себя к тому, чтобы мы могли испытывать его. Как ни странно это сказать, я прямо завидую вам, и чем дальше живу, тем более испытываю это133 134 чувство; завидую, но только без недоброжелательства, какова обыкновенно бывает зависть, но с любовью и восхищением перед вашей страдательной деятельностью. Как ни странно это кажется, но такая страдательная деятельность гораздо более влияет на людей, чем самая напряженная деятельность, деятельность насильственная, задорная и революционная. Благодарю за то, что пишете мне, пишите почаще, и доставили бы мне большое удовольствие, если бы дали возможность быть чем-нибудь вам полезным.

Книгу «Семья и школа» я совсем не знаю, и если есть такая, она написана не моим сыном.1

Посылаю вам книгу «На каждый день», которую я, по крайней мере, считаю самым лучшим моим писанием за всю мою жизнь. Я сам каждый день читаю по этой книге и всегда испытываю душевную пользу.

Прощайте, любящий вас брат

Печатается по копии. На конверте помета Толстого: Душану ответить и помета рукой Д. П. Маковицкого: «Отв[етил] Л[ев] Н[иколаевич] 4 сентября».

Петр Никитич Давыдов (р. 1885) — отказавшийся в 1908 г. от военной службы, был приговорен к четырем годам арестантских отделений. См. т. 78. П. Н. Давыдов прислал Толстому письмо из Бийской тюрьмы от 16 августа (на письме тюремный штемпель: «Проверено 17 августа 1910 г.»), в котором писал о своем душевном состоянии и о том, что не раскаивается в своем поступке, так как, пишет он, «в страданиях за истину вижу смысл моей жизни. Да и страдать за нее очень хорошо и радостно!»

1 «Семья и школа» — журнал, издававшийся в Москве, в котором никто из сыновей Толстого участия не принимал.

*175. И. Шикунову.

1910 г. Сентября 4. Кочеты.

Иону Шикунову.

4 сентября 10 г. Кочеты.

Отвечать на все ваши вопросы, на каждый отдельно — никак невозможно, да и не нужно. Если вы поймете хорошо то, что я сейчас скажу вам, вы сами найдете ответы на ваши вопросы. Вы спрашиваете, что такое значит свят и был ли Христос святым. Таких святых, чтобы они были совсем особенные от других134 135 людей, таких, тела которых оставались бы нетленными, которые творили бы чудеса и т. п., никогда не было и не может быть. Все люди одинаковые, такой же был и Христос, как и все люди, и всё, что написано об его чудесах — всё это неправда и выдумано уже после теми, кто писал о нем. А писали о нем много разного и на разных языках и переписывали, и переводили с одного языка на другой, и много было лишнего и вздорного во всех этих писаниях. Потом изо всех этих писаний те люди, которые себя провозгласили церковью, это было при Константине, греческом императоре, выбрали из всех этих писаний всё то, что им нужно, то, что им на руку, и сказали, что всё это истинная правда, такая правда, которая будто бы открыта людям самим богом. Всё это неправда, и даже прямо можно сказать, простой обман, и потому всё то, что выдается церковью за священное писание, написанное будто бы святым духом, нужно читать с разбором и брать из всего этого то, что разумно, понятно и, главное, нужно для души, для хорошей жизни, а остальное всё отбрасывать и не считать за истину.

Кроме того, нужно знать и то, что, кроме такого мудрого и высокой жизни человека, каким был Христос, было много других людей в разных землях и у разных народов: были такие у индейцев — Будда, Кришна, у китайцев Конфуций, Лао-Тзе, Ми-Ти, у древних персов Зороастр, у арабов Магомет. И с учениями всех этих мудрых и высокой жизни людей сделали то же самое, что сделали и с христианством, а именно: заглушили и затемнили самое главное в учении, а напихали туда всякого лишнего вздора: разные обряды, поклонения статуям и образам и рассказы про выдуманные чудеса, которых никогда не было и не может быть. Таково и чудо в Иерусалиме о том, как огонь сходит с неба. Это уже самое простое и гадкое мошенничество, и верить этому никак нельзя. Главное же советую вам не заботиться о том, какие были чудеса и справедливы ли они. Чудеса нам ни к чему не нужны, были ли они, или не были, а заботиться человеку всякую минуту нужно об одном, о том, как прожить свою жизнь по воле бога, для души, значит по совести, а этому научить не могут никакие ни обряды, ни чудеса, но научить могут только мудрые люди и их истинное учение. Таково истинное учение Христа, как я его понимаю. Мне этого довольно. Я уже одной ногой стою в гробу и каждый час жду смерти, и знаю, что для жизни и для смерти135 136 мне ничего другого не нужно, как верить в это учение и по мере сил исполнять его.

Не помню, посылал ли вам книги, или нет, но на всякий случай посылаю вам книги: «Христианское учение», «На каждый день» и «Учение Христа».

Печатается по копии.

Ответ на письмо сектанта Ионы Шикунова из Самарской губ. (см. т. 80).

176. А. В. Архангельскому.

1910 г. Сентября 6. Кочеты.

А. В. Архангельскому.

6 сент. 10 года. Кочеты.

Письмо ваше было мне очень приятно. Я вижу в нем вашу искренность и истинное религиозное чувство. Ответ мой на ваш вопрос, ответ мой, который мне приходилось много раз давать близким мне по взглядам людям, состоит в том, что в том вопросе, который стоит для вас, нужно действовать только тогда, когда не можешь поступать иначе, и одно, что я говорю в таких случаях, как ваш, когда человек знает, как ему должно поступать и признает себя бессильным поступать сообразно требований своей совести, то одно и главное это то, чтобы не искать себе оправданий, а, поступив несогласно с своей совестью, знать, что поступил дурно.

Думаю, что когда наступит для вас решительное время, вы поступите так, как должно. Если же бы вы и не отказались решительно от исполнения военной службы, то знайте, что мое сочувствие и уважение к вам нисколько от этого не уменьшатся. Буду очень рад, если вы мне сообщите о том, как вы решите предстоящий вам вопрос.

Любящий вас

Печатается по копии. На конверте помета Толстого: Ответить. Впервые опубликовано почти полностью в журнале «Единение» 1916, 3, столб. 95 и 96.

Александр Владимирович Архангельский (1888—1916) — автор ряда статей по вопросам воспитания, вегетарианства и нравственности. В 1910 г. осенью отказался от воинской повинности. В 1914 г. за подписание воззвания против империалистической войны был осужден по 129 ст. Уголовного уложения.

136 137

* 177. А. Колодному.

1910 г. Сентября 6. Кочеты.

Желание ваше, посредством диплома высшего учебного заведения обеспечить1 свое положение, не заключает в себе ничего хорошего.2 Формально принять религию, в к[оторую] не в[еришь]3 — есть поступок дурной.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным карандашом на адресной стороне открытки. Дата определяется почтовым штемпелем дня получения: «Благодатное, 6 сентября 1910 г.» и подтверждается копией.

Абрам Колодный — еврей из г. Пинска, в открытке описывал свое тяжелое материальное положение, которое может улучшиться только путем поступления его в высшее учебное заведение, для чего нужно креститься. Колодный писал: «Остается одно из двух: креститься или покончить с собой. Посоветуйте, как поступить, не откажите ответить несчастному ученику Вашему А. Колодному».

1 В черновике: материально

2 В черновике: Для достижения же этой дурной цели

3 В черновике: для практических целей

178. М. Ганди (М. Gandhi).

1910 г. Сентября 7. Кочеты.

7 сент. 1910 г. Кочеты.

Получил ваш журнал Jndian Opinion1 и был рад узнать всё то, что там пишется о непротивляющихся. И захотелось сказать вам те мысли, которые вызвало во мне это чтение.

Чем дольше я живу, и в особенности теперь, когда живо чувствую близость смерти, мне хочется сказать другим то, что я так особенно живо чувствую и что, по моему мнению, имеет огромную важность, а именно о том, что называется непротивлением, но что в сущности есть не что иное, как учение любви, не извращенное ложными толкованиями. То, что любовь, т. е. стремление душ человеческих к единению, и вытекающая из этого стремления деятельность есть высший и единственный закон жизни человеческой, это в глубине души чувствует и знает каждый человек (как это мы яснее всего видим на детях),137 138 знает, пока он не запутан ложными учениями мира. Закон этот был провозглашен всеми, как индийскими, так и китайскими и еврейскими, греческими, римскими мудрецами мира. Думаю, что он яснее всего был высказан Христом, который даже прямо сказал, что в этом одном весь закон и пророки. Но мало этого, предвидя то извращение, которому подвергается и может подвергнуться этот закон, он прямо указал на ту опасность извращения его, которая свойственна людям, живущим мирскими интересами, а именно ту, чтобы разрешать себе защиту этих интересов силою, т. е., как он сказал, ударами отвечать на удары, силою отнимать назад присвоенные предметы и т. п. и т. п. Он знает, как не может не знать этого каждый разумный человек, что употребление насилия несовместимо с любовью как основным законом жизни, что, как скоро допускается насилие, в каких бы то ни было случаях, признается недостаточность закона любви и потому отрицается самый закон. Вся христианская, столь блестящая по внешности, цивилизация выросла на этом явном и странном, иногда сознательном, большей частью бессознательном, недоразумении и противоречии.

В сущности, как скоро было допущено противление при любви, так уже не было и не могло быть любви как закона жизни, а не было закона любви, кроме насилия, т. е. власти сильнейшего. Так 19 веков жило христианское человечество. Правда, во все времена люди руководствовались одним насилием в устройстве своей жизни. Разница жизни христианских народов от всех других только в том, что в христианском мире закон любви был выражен так ясно и определенно, как он не был выражен ни в каком другом религиозном учении, и что люди христианского мира торжественно приняли этот закон и вместе с тем разрешили себе насилие и на насилии построили свою жизнь. И потому вся жизнь христианских народов есть сплошное противоречие между тем, что они исповедуют, и тем на чем строят свою жизнь: противоречие между любовью, признанной законом жизни, и насилием, признаваемым даже необходимостью в разных видах, как власть правителей, суды и войска, признаваемым и восхваляемым. Противоречие это всё росло вместе с развитием людей христианского мира и в последнее время дошло до последней степени. Вопрос теперь стоит очевидно так: одно из двух: или признать то, что мы не признаем138 139 никакого религиозно-нравственного учения и руководимся в устройстве нашей жизни одной властью сильного, или то, что все наши, насилием собираемые, подати, судебные и полицейские учреждения и, главное, войска должны быть уничтожены.

Нынче весной на экзамене закона божия одного из женских институтов Москвы законоучитель, а потом и присутствовавший архиерей спрашивали девиц о заповедях и особенно о шестой. На правильный ответ о заповеди архиерей обыкновенно задавал еще вопрос: всегда ли во всех случаях запрещается законом божиим убийство, и несчастные, развращенные своими наставниками девицы должны были отвечать и отвечали, что не всегда, что убийство разрешено на войне и при казнях преступников. Однако, когда одной из несчастных девиц этих (то, что я рассказываю не выдумка, а факт, переданный мне очевидцем) на ее ответ был задан тот же обычный вопрос: всегда ли греховно убийство? она, волнуясь и краснея, решительно ответила, что всегда, а на все обычные софизмы архиерея отвечала решительным убеждением, что убийство запрещено всегда и что убийство запрещено и в ветхом завете и запрещено Христом не только убийство, но и всякое зло против брата. И, несмотря на всё свое величие и искусство красноречия, архиерей замолчал, и девушка ушла победительницей.

Да, мы можем толковать в наших газетах об успехах авиации, о сложных дипломатических сношениях, о разных клубах, открытиях, союзах всякого рода, так называемых художественных произведениях и замалчивать то, что сказала эта девица; но замалчивать этого нельзя, потому что это чувствует более или менее смутно, но чувствует всякий человек христианского мира. Социализм, коммунизм, анархизм, армия спасения, увеличивающаяся преступность, безработность населения, увеличивающаяся безумная роскошь богатых и нищета бедных, страшно увеличивающееся число самоубийств, всё это признаки того внутреннего противоречия, которое должно и не может2 [не] быть разрешено. И, разумеется, разрешено в смысле признания закона любви и отрицания всякого насилия. И потому ваша деятельность в Трансвале, как нам кажется на конце света, есть дело самое центральное, самое важное из всех дел, какие делаются теперь в мире и участие в котором неизбежно примут не только народы христианского, но всякого мира.139 140 Думаю, что вам приятно будет узнать, что у нас в России тоже деятельность эта быстро развивается в форме отказов от военной службы, которых становится с каждым годом всё больше и больше. Как ни ничтожно количество и ваших людей, непротивляющихся, и у нас в России число отказывающихся, и те и другие могут смело сказать, что с ними бог. А бог могущественнее людей.

В признании христианства, хотя бы и в той извращенной форме, в которой оно исповедуется среди христианских народов, и в признании вместе с этим необходимости войск и вооружения для убийства в самых огромных размерах на войнах, заключается такое явное, вопиющее противоречие, что оно неизбежно должно рано или поздно, вероятно очень рано, обнаружиться и уничтожить или признание христианской религии, которая необходима для поддержания власти, или существование войска и всякого поддерживаемого им насилия, которое для власти не менее необходимо. Противоречие это чувствуется всеми правительствами, как вашим британским, так нашим русским, и из естественного чувства самосохранения преследуется этими правительствами более энергично, как это мы видим в России и как это видно из статей вашего журнала, чем всякая другая антиправительственная деятельность. Правительства знают, в чем их главная опасность, и зорко стерегут в этом вопросе уже не только свои интересы, но вопрос быть или не быть.

С совершенным уважением Leo Tolstoy.

Печатается по копии. Впервые опубликовано в Б, IV, стр. 210—212; кроме того, опубликовано вместе с письмом Ганди к Толстому от 15 августа нов. ст. из Иоганнесбурга в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 347—352. Ганди опубликовал письмо Толстого, переведенное на английскии язык 26 ноября 1910 г., в журнале «Indian Opinion» и вторично в «The golden Number of Indian Opinion», 1914, с портретом Толстого. Письмо Ганди является ответом на письмо Толстого от 25 апреля 1910 г. (см. т. 81, № 318).

Над русским текстом письма Толстой работал 6—7 сентября (см. записи Толстого в Дневнике, т. 58, стр. 100 и 101). Написав письмо, Толстой отправил его для перевода на английский язык В. Г. Черткову, который его перевел и 14 сентября отправил свой перевод на одобрение Толстому, сообщив при этом, что написал от себя ответ Ганди по поручению Толстого и ответ другу Ганди Калленбаху. Письма эти, одобренные Толстым, опубликованы в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 348—350. См. также письма к В. Г. Черткову (т. 89).140

141 1 «Indian Opinion» — журнал, основанный в 1899 г. Ганди в г. Натале (Трансвааль, Южная Африка), печатавшийся на английском языке и на трех индусских наречиях.

2 В копии пропущено слово: не необходимое по смыслу и напечатанное в предыдущих публикациях.

* 179. И. Межевову.

1910 г. Сентября 7. Кочеты.

Межевову.

7 сент. 10 г. Кочеты.

Учение Христа показывает нам совершенство во всех верах. Достигнуть совершенства в этой жизни мы не можем ни в чем, но приближаться к совершенству мы всегда можем во всех делах. Так в деле собственности совершенство в том, чтобы не иметь ничего, в деле семейном, чтобы не любить своих семейных более всех других, в деле целомудрия, не иметь никакого полового общения, так и в деле непротивления совершенство в том, чтобы обидчику подставить другую щеку и снимающему кафтан отдать и рубашку. Таково совершенство. Христианская же жизнь состоит во всё большем и большем приближении к совершенству: так в делах собственности, стараться не приобретать возможно больше, а стараться иметь как можно меньше, в деле привязанности к семейным стараться делать как можно меньше различие между семейными и всеми остальными людьми, в деле целомудрия стараться приблизиться к полной чистоте, насколько можешь, в деле непротивления стараться как можно меньше противиться нападающим людям. Христианство показывает идеал, т. е. полное совершенство, которое никогда, или очень редко, и то только в некоторых отношениях, может быть достигнуто, жизнь же христианская состоит во всё большем и большем по мере сил приближении к этому совершенству — идеалу. Указание же, как это вы делаете, на то, что совершенство-идеал не может быть достигнуто и что поэтому учение, показывающее совершенство-идеал, неправильно, происходит или от желания оправдать свою противную христианскому учению жизнь, или от непонимания того, в чем состоит сущность христианского учения.

Печатается по копии. Отрывок письма был опубликован в журнале «Единение» 1916, 3, столб. 2 и 3. Письмо, написанное 7 сентября, было отправлено 9 сентября, как это видно по отметкам Д. П. Маковицкого.141 142 Кроме того, сохранился черновик-автограф, написанный на половине страницы почтовой бумаги:

(К письму Межевову)

Сущность же христианского учения в том, чтобы любить бога — совершенство и ближнего больше самого себя и приближаться к этому идеалу. И приближение это не только всегда, во всех условиях дает здесь, в этой жизни, истинное благо. Учение евангелия есть учение о благе, как это и выражено греческим словом евангелие, значащее благовествование, т. е. возвещение о благе.

Ответ на письмо Игната Межевова со ст. Дулево Владимирской губ., в котором он писал, что благодарит Толстого за прочитанные и повлиявшие на его жизнь книги «В чем моя вера?» и «На каждый день», но не может разобраться в вопросе о «непротивлении злу со злом».

180. И. В. Галанту.

1910 г. Сентября 9. Кочеты.

И. Галанту.

9 сентября 10 г. Кочеты.

Илья Владимирович,

Я прочел вашу брошюру и нахожу, что несправедливость и неразумие установления черты оседлости выяснено в брошюре с полной убедительностью для людей, доступных доводам здраваго смысла.

Мое же отношение к тому распоряжению правительства, по которому людям воспрещается пользоваться естественными правами всякого живого существа и жить на поверхности земного шара там, где ему удобно или желательно, — не может быть иное, как отрицательное, так как я всегда считал и считаю допущение всякого насилия человека над человеком источником всех бедствий, переживаемых человечеством. Насилие же в ограничении места жительства не могу не считать кроме того в высшей степени нелепым и не достигающим своей цели, как вы показываете это в своей брошюре.1

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Галанта. Впервые опубликовано в ПТС, II, стр. 342.142

143 Ответ на письмо киевского присяжного поверенного и сотрудника газеты «Киевская мысль» Ильи Владимировича Галанта, в котором он писал, что посылает свою брошюру «Черта еврейской оседлости», и просил Толстого высказаться по этому вопросу.

1 В первой публикации подпись: Лев Толстой.

181. В. Г. Черткову от 9 сентября.

 

* 182. Неизвестным (адвокатам).

1910 г. Сентября 9? Кочеты.

20 августа 10 г. С. Кочеты.

Меня просил незнакомый мне, содержащийся в Москве в Таганской тюрьме, некто Николай Ильин Тужаков-Кольцов,1 о том, чтобы я просил вас взять на себя его защиту. Исполняю его просьбу и прошу вас извинить меня, если эта моя передача вам его просьбы затруднит вас.

С совершенным уважением Лев Толстой.

Адрес мой в настоящее время: Тульская губ., п. о. Благодатное.

Печатается по машинописным подлинникам в двух экземплярах. На подлинниках письмо датировано 20 августа 1910 г. Дату эту следует считать ошибочной, так как письмо Тужикова-Кольцова было получено, как видно по почтовому штемпелю, 9 сентября, следовательно обращение Толстого, вызванное им, не могло быть раньше этого дня. Подлинники были напечатаны в двух или более экземплярах без обращения и, повидимому, должны были быть переданы адвокатам, к которым предполагалось обратиться с просьбой защищать Тужикова-Кольцова. Но неизвестно, были ли они переданы кому-либо из московских адвокатов и защищал ли на суде кто-нибудь из них Тужикова-Кольцова.

Николай Ильич Тужиков-Кольцов (см. «Список писем по поручению», № 22) — отказавшийся от участия в войне с Японией в 1904 г. и за это приговоренный к четырем годам каторжных работ. По отбытии срока, как видно из его писем, он вновь отказался от военной службы, и дело его было передано в Московский окружной суд по 12 уголовному отделению. Дальнейших сведений о судьбе Тужикова-Кольцова не имеется. Письмо Толстого к адвокатам вызвано письмом Н. И. Тужикова-Кольцова от 28 августа 1910 г., в котором он просил Толстого рекомендовать защитника по его делу.

1 Фамилия корреспондента Толстого не Тужаков-Кольцов, а, как видно по его подписи на письме, Тужиков-Кольцов.

143 144

183. М. А. Шмидт.

1910 г. Сентября 10. Кочеты.

10 сентября.

Здравствуйте, дорогой старый друг и единоверец. Милая Марья Александровна. Часто думаю о вас, и теперь, когда не могу заехать в Овсянниково, чтобы повидать вас, хочется написать вам всё то, что вы знаете. А именно, что по-старому стараюсь быть менее дурным и что, хотя не всегда удается, нахожу в этом старании главное дело и радость в жизни, и еще то, что вы тоже знаете, что люблю, ценю вас, радуюсь тому, что знаю вас. Пожалуйста, напишите мне о себе, о телесном и о душевном.

Крепко любящий вас Лев Толстой.

Впервые опубликовано в журнале «Голос минувшего» 1919, 5—12, стр. 195.

Марья Александровна Шмидт (1843—1911) — бывшая классная дама Николаевского сиротского института в Москве, последовательница учения Толстого и друг всей семьи Толстых. С 1894 г. жила в Овсянникове, близ Ясной Поляны. См. прим. к письму № 95.

* 184. В. А. Поссе.

1910 г. Сентября 10. Кочеты.

В. А. Поссе.

10 сентября 10 г. С. Кочеты.

Очень бы желал быть полезным вашему журналу, дорогой Владимир Александрович, чем-нибудь новым, но у меня ничего нет и едва ли будет, таким я себя чувствую слабым последнее время. Само собою разумеется, что всё, что я писал — к вашим услугам, и в особенности буду рад вашему помещению мест из «Круга чтения». У Ивана Ивановича1 выходят маленькие книжки, сокращенные из книг «На каждый день». В них выбраны самые важные, по моему мнению, мысли из всех, и кроме того расположены они в определенном, имеющем внутреннее значение порядке. Книжки эти еще не все вышли, но на днях выйдут, и если бы вы выбрали из них, это было бы очень хорошо.

Любящий вас144

145 Печатается по копии. На конверте помета Толстого: Отвечать.

Ответ на письмо В. А. Поссе от 1 сентября, в котором Поссе писал о своем журнале «Вопросы жизни», благодарил Толстого за статью «О науке», где «так выпукло выражена совершенно верная мысль, что современная наука орудие угнетения трудящихся масс народа», и просил Толстого прислать еще что-нибудь для публикации в журнале.

1 И. И. Горбунов-Посадов, руководитель книгоиздательства «Посредник».

185. Е. Копылу.

1910 г. Сентября 10. Кочеты.

Е. Копылу.

10 сент. 10 г. Кочеты.

Мне по моим годам, с каждым днем ожидающему смерти, всегда желавшему и теперь особенно желающему быть в любви со всеми людьми, очень тяжело ваше, человека разумного и религиозного, недоброе ко мне отношение. Вероятно, я чем-нибудь заслужил его и был виноват перед вами, и потому, хотя я и не помню, в чем именно я поступил нехорошо, я от всей души прошу вас простить меня и верить в то, что если я сделал вам неприятное, то совершенно невольно.1

Печатается по копии. Впервые опубликовано Е. Копылом в его брошюре «Переписка крестьянина К. с гр. Л. Н. Толстым. Предсмертное письмо Льва Николаевича к К. 10 сентября 1910 г. Описание поездки крестьянина в Ясную Поляну», Киев, 1910, стр. 2.

Евмений Копыл (ум. после 1911) — крестьянин Черниговской губ., неоднократно писавший Толстому полемические письма. Письмо Е. Копыла, вызвавшее ответ Толстого, отправленное Копылом 2 сентября 1910 г., не сохранилось; судя по помете А. Л. Толстой на конверте, оно было отправлено обратно Копылу 9 сентября. См. «Список писем по поручению», № 274.

1 В первой публикации подпись: Лев Толстой.

Копыл ответил Толстому длинным письмом, отправленным 21 сентября 1910 г. На конверте этого последнего письма Копыла, полученного 24 сентября 1910 г., Толстой пометил: Отослать письмо и следующие письма Копыла. Отослать не раскрывая. А впрочем, В[алентин] Ф[едорович], разберите, чего он хочет и в чем упрекает. В. Ф. Булгаков в своем Дневнике сообщает, что он также «не в силах был ни прочесть его полностью, ни понять» (стр. 308). Копыл свое ответное письмо Толстому опубликовал сам в той же брошюре (стр. 3—7).

145 146

* 186. С. И. Манягину.

1910 г. Сентября 10. Кочеты.

Манягину.

10 сентября 10 года. С. Кочеты.

Получил ваше интересное письмо, Семен Иванович, и очень рад отвечать на него, потому что вижу, что то, о чем вы пишете, для вас серьезное дело, а это очень редко в наше время, и у нас одни люди — ученые, считают, что религия совсем ненужное дело, а другие, — большинство мало ученых или мало думающих, верят тем обманам, которым их учит духовенство. Таких же, которые понимали бы учение Христа в его настоящем смысле, очень мало, и, как я вижу по вашему письму, вы один из таких.

Посылаю вам мою книгу евангелие, в которой выбрано то, что, по моему мнению, важно в учении Христа, остальное же всё я считаю, что нужно откинуть и не стараться объяснить разными выдумками непонятные слова и чудеса. Для того, чтобы вам яснее было, как я смотрю на то, что называется священным писанием, посылаю вам письмо, которое я на днях написал такому же человеку, как вы, который также интересуется вопросами религиозными и тревожится теми же сомнениями, какими и вы.1 Посылаю вам еще несколько книг, которые могут вам быть интересны.

Полюбивший вас

Печатается по копии.

Ответ Толстого на письмо рабочего-ткача Раменский мануфактуры Семена Ивановича Манягина от 26 августа, в котором Манягин писал о своем понимании евангелия и христианства и своих диспутах с православным духовенством.

1 Вероятно, Толстой послал свое письмо к И. Межевову от 7 сентября (см. № 179). Манягин отвечал Толстому письмом от 24 сентября, в котором восторженно благодарил Толстого за его письмо и просил выслать обещанные книги: «Евангелие», «Христианское учение» и «На каждый день». С письмом Манягин послал Толстому «Благодарность за ответ Льву Николаевичу Толстому», начинающуюся следующими строками:

В Туле барин есть простой,

По прозванью Лев Толстой.

На вопрос ответ дает,

Ни копейки не берет...

146

147 На конверте письма Манягина Толстой пометил: Оч[ень] хоро[шее] письмо. Послать просимые книги.

На это письмо Манягина отвечено и посланы книги В. Ф. Булгаковым 27 сентября 1910 г., что видно из его пометы на конверте.

* 187. В. А. Маклакову. Неотправленное.

1910 г. Сентября 10. Кочеты

Сердечно благодарю.


Адрес: Маклакову Петербург Дума.

Телеграммы адвокатам В. А. Маклакову и Н. К. Муравьеву (см. № 188), написанные Толстым на совместной телеграмме об оправдании на суде В. А. Молочникова. Вместо телеграмм, Маклакову и Муравьеву были посланы письма (см. №№ 189 и 190).

* 188. Н. К. Муравьеву. Неотправленное.

1910 г. Сентября 10. Кочеты.

Сердечно благодарю.


Адрес: Муравьеву Москва.

См. прим. к письму № 187.

* 189. В. А. Маклакову.

1910 г. Сентября 10. Кочеты.

10 сентября 10 г. С. Кочеты.

Очень вам благодарен, милый Василий Алексеевич, за вашу защиту Молочникова и за извещение. Удивляюсь на вашу энергию, как вы на всё поспеваете, и, главное, не удивляюсь, а любуюсь на вашу доброту, что вы всегда рады помочь человеку.

Любящий вас

Печатается по копии. См. прим. к письму № 187.

147 148

* 190. H. K. Муравьеву.

1910 г. Сентября 10. Кочеты.

10 сентября 10 г. С. Кочеты.

Получил телеграмму от вас и Маклакова и очень благодарю вас, Николай Константинович, за участие в деле близкого мне человека.1

Мне кажется, что я уже так надоел вам своими поручениями, что вы должны бы давно отказывать мне, а вместо этого вы всё продолжаете делать мне доброе и приятное.

Благодарю за то, что известили.

Любящий вас

Печатается по копии. См. прим. к письму № 187.

1 Участие в качестве защитника по делу В. А. Молочникова.

191. Д. Витали (Giulio Vitali).

1910 г. Сентября 12. Кочеты.

Monsieur,

Le docteur Makovizky m’a communiqué votre lettre au sujet du livre que vous écrivez. Je trouve que les exposés des articles du 1-er au 6-ème rendent avec toute la clarté désirable ma manière d’envisager les questions réligieuses et morales. Je crois seulement que l’article 7 sur l’amour sexuel n’est pas au niveau de l’importance des articles précédents.

Recevez je vous prie, Monsieur, l’assurance de ma sympathie et de ma réconnaissance pour les bons sentiments que vous manifestez dans votre lettre à mon égard.

Léon Tolstoy.

12/25 sept. 1910.

Kocety.


Милостивый государь,

Доктор Маковицкий передал мне содержание вашего письма по поводу книги, о которой вы пишете. Я нахожу, что изложение пунктов от 1-го до 6-го передает со всей желательной ясностью мое отношение к вопросам религиозным и нравственным. Мне только кажется, что148 149 7-й пункт, о половой любви, уступает по cвoeй значительности предыдущим.

Примите, м. г., уверение в моей симпатии и благодарности за те добрые чувства, которые вы мне выражаете.

Л. Толстой.

12/25 сент. 1910.

Кочеты.

Печатается по фотокопии с подлинника-автографа, опубликованного Витали в его книге: «Leone Tolstoi. Contrata bifrliografia e lettere autografe», Roma, Libreria Editrice Romana 1911, стр. XVII. Кроме того, сохранился черновик-автограф, написанный на одной странице бумаги.

Джулио Витали — итальянский писатель, автор вышеупомянутой биографии и других статей о Толстом. Письмо Толстого вызвано письмом Витали к Д. П. Маковицкому от 13 сентября нов. ст. 1910 г., в котором он советовался относительно своей работы. Д. П. Маковицкий в ЯЗ 12 сентября 1910 г. записал: «Я получил письмо — ответ от Джулио, в Италии, из Рима. Пишет о своей книге о Толстом. Лев Николаевич говорил с восторгом о его письме: «Описывает содержание моих взглядов, религиозных, прекрасно».

Сохранилось письмо Витали к Толстому от 27 июня нов. ст. 1910 г. на французском языке, в котором он писал, что занят составлением книги о Толстом, заказанной ему издательством, так как, хотя Толстой и очень популярен в Италии, но его знают недостаточно глубоко. Он просил в своем письме прислать хронологический список всех произведений Толстого. Судя по приведенной выше записи в ЯЗ, на письмо Витали отвечал Д. П. Маковицкий. В сентябре Д. П. Маковицкий получил новое письмо Витали от 13 сентября нов. ст., где он излагал в семи пунктах мировоззрение Толстого. Толстой решил сам ответить на это письмо Витали к Маковицкому. Кроме Толстого, Витали ответил и Д. П. Маковицкий 12 октября. Его ответ опубликован в вышеупомянутой книге Витали на стр. IX. См. запись Толстого в Дневнике 1910 г.: «Очень хорошее [письмо] от итальянца в Риме о моем мировоззрении» (т. 58, стр. 101).

192. И. К. Пархоменко.

1910 г. Сентября 12. Кочеты.

12 сентября 10 г. С. Кочеты.

Иван Кириллович,

Для того, чтобы делать добрые дела, быть радостным, надо не вспоминать свои дела, считая их добрыми, а, напротив, не переставая видеть перед собой высший идеал свой — совершенство и все совершенные дела считать ничтожными, а важным149 150 и доставляющим радость считать только все дальнейшее движение на пути к идеалу — совершенству.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Пархоменко. Сначала Толстой пометил на конверте: Б[ез] О[твета], но тут же написал черновик письма. Впервые опубликовано И. К. Пархоменко в его воспоминаниях «Три дня у Толстого» — «Сборник воспоминаний о Л. Н. Толстом», изд. «Златоцвет», М. 1910, стр. 157.

Иван Кириллович Пархоменко — художник, писавший портрет Толстого в Ясной Поляне 19—21 июля 1909 г. Портрет воспроизведен в т. 57 наст. издания.

Ответ на письмо И. К. Пархоменко от 5 сентября об исповедуемой им «религии радости».

193. С. А. Толстой от 14 сентября.

 

194. С. А. Толстой от 16 сентября.

 

195. В. Г. Черткову от 16 сентября.

 

* 196. П. А. Свашенко.

1910 г. Сентября 17. Кочеты.

Свашенко.

17 сентября 10 г.

Ответы на ваши вопросы: есть ли бог? и какой он, каково его отношение к миру и человеку, и чем жив человек? — я думаю, вы найдете удовлетворительные в книгах «На каждый день», в отделах от первого до шестого, да и вообще во всем содержании этих книжек.

О колониях, хотя такие и есть кое-какие, я не даю вам адресов, потому что я лично не советую вам выходить из той среды, в которой вы находитесь, а стараться, не покидая эту среду, удовлетворять своим духовным требованиям.

Печатается но копии.

Ответ на письмо Петра А. Свашенко из г. Дергачи Харьковской губ. с рядом религиозных вопросов и с просьбой сообщить адреса толстовских колоний, чтобы туда переселиться.

150 151

197. В. Г. Черткову от 17 сентября.

 

* 198. М. Ададурову.

1910 г. Сентября 13—18. Кочеты.

То, что вы мне пишете о моем понимании бога и любви, очень удивило меня. Если вы уже приписываете мне, как это видно по вашему письму, такое несвойственное мне значение, то, я думаю, вам прежде, чем указывать мне на мои ошибки, следовало бы познакомиться с моим взглядом на бога и любовь, который я много раз выражал в разных моих писаниях и в котором, как мне кажется, нет ничего мистического.

Взгляд мой на то и на другое я могу, для вашего удобства, чтобы вам не читать моих скучных книг, выразить очень коротко и просто.

Знаем мы несомненно только одно: нечто нематериальное свое «я», которые мы и все люди, думающие прежде нас об этом, называли и мы называем душою. Такое нечто нематериальное существо «я» мы сознаем не только в себе, но и во всех живых людях и даже во всем живом. Это же самое нематериальное нечто, дающее жизнь всему живому само в себе, все мудрые люди, прежде мыслившие об этом, признавали существующим, давая ему разные названия, также признаю и я и называю это существо богом.

Теперь, так же как в мире материальном всё телесное стремится к единению, и стремление это мы называем тяготением, так и в мире духовном всё духовное стремится к единению и стремление это мы называем любовью, тем чувством, которое знает каждый человек в себе и которое только задерживается в людях их телесными и чувственными увлечениями. Вот в самых общих чертах мое credo. Более подробное изложение его вы найдете во многих и многих моих книгах и более точное в книгах «На каждый день», которые отчасти напечатаны, отчасти печатаются.

С совершенным уважением

Печатается по копии. Дата определяется: записью 13 сентября Толстого в своем Дневнике: «Глупое от Ададурова. Отвечал» (т. 58, стр. 102), пометою A. Л. Толстой на конверте письма Ададурова об ответе Толстого151 152 18 сентября и записями Д. П. Маковицкого в ЯЗ от 16 и 18 сентября 1910 г.

М. Ададуров (р. 1847) из Саратова прислал Толстому письма: от 7 сентября (на 12 страницах писчей бумаги), от 9—10 сентября (на 20 страницах почтовой бумаги) и открытку от 10 сентября. На конверте второго письма имеется помета Толстого: Прочесть, Ададурову не посылать прежнего письма и на открытке — Б[ез] О[твета].

Ответ на первое письмо Ададурова от 7 сентября. Оба письма Ададурова наполнены резкими нападками на Толстого, которого он упрекает в том, что он вуалирует истину «небывальщиной, мистификацией». О письмах Ададурова к Толстому см. т. 58, прим. 1329. Получив второе письмо, Толстой решил не отвечать, но, видимо, раздумал и послал свое написанное 13 сентября письмо.

Ададуров отвечал Толстому новым письмом от 21 сентября с выпадами и резкостями такого же характера. На конверте этого письма помета Толстого: Б[ез] О[твета].

* 199. Л. Ф. Анненковой.

1910 г. Сентября 18. Кочеты.

Анненковой.

Спасибо, милая Леонила Фоминишна, за ваше доброе письмо и ваше участие в моем испытании. Буду стараться поступать не для себя, а перед богом по его воле, а что выйдет и как удастся — не знаю. Как жаль, что не пришлось повидаться с вами, по всей вероятности, последний раз. Думаю вернуться 22-го. М[ария] А[лександровна]1 мне расскажет про вас. Так что я хоть немного через нее почувствую вас. Хорошо вы пишете про себя. Я это понимаю и опытом знаю, что всё то, что мы называем страданием, на пользу нам.

Любящий вас старый друг Лев Толстой.

Печатается по копии.

Леонила Фоминична Анненкова (1845—1914) — близкая знакомая Толстого, разделявшая его взгляды. Письмо Л. Ф. Анненковой к Толстому не сохранилось. Приводим по поводу этого письма запись от 17 сентября 1910 г. Д. П. Маковицкого в ЯЗ: «Лев Николаевич получил письмо от Леонилы Фоминичны Анненковой, побывавшей в Ясной и ужасающейся на поступки Софии Андреевны. Леонила Фоминична просила Льва Николаевича не уступать Софии Андреевне, возвратиться из Кочетов только с тем условием, чтобы не было препятствий к свиданиям с Чертковым».

1 М. А. Шмидт.

152 153

* 200. И. В. и К. Гуляевым.

1910 г. Сентября 18. Кочеты.

Ивану и Клавдии Гуляевым.

18 сент. 10 г. Кочеты.

Думаю, что вообще, чем большего целомудрия достигают вступившие в брак супруги, тем это лучше. Думаю, что для того, чтобы жить целомудренной жизнью, нет супругам надобности разъезжаться. Можно, не разъезжаясь, но изменив некоторые обычные условия брачной жизни, продолжать жить мужу с женой дружно, как брат с сестрой.

Разъехаться же не советую, потому что, как вы сами верно говорите, при отдельной жизни супруги могут скорее подвергнуться соблазнам и впасть в худший грех, чем если бы они продолжали жить вместе.

От всей души желаю вам добра.

Брат ваш Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф, написанный на клочке бумаги.

Ответ на письмо И. В. Гуляева от 8 сентября из Воронежа, в котором он подписался за себя и за свою жену Клавдию.

И. В. Гуляев в своем письме писал: «...при всей моей готовности отпустить жену к выходу из супружества, чего она хочет в силу чистых душевных стремлений, — я все-таки сейчас, первое время смущен душой и, прежде чем сказать жене что-либо окончательно, чувствую сильную потребность в Вашем добром, братском совете, в Вашем, так сказать, родительском благословении, которого и прошу у Вас этим письмом от всей души».

* 201. П. В. Калачеву.

1910 г. Сентября 18. Кочеты.

Получил ваше письмо от 24 авг[уста], милый друг Калачев, и, как всегда при получении писем от друзей, находящихся в том же положении, как и вы, испытал смешанное чувство и радости за вас, и сострадания к вам, и зависти к вам, и стыда за свое свободное и обставленное всеми удобствами жизни положение.

Чувство это я всегда испытываю и испытал при чтении вашего письма, но, как и всегда, успокаиваюсь мыслью о том,153 154 что в сущности по внешним условиям всем людям равно, что всё в самом себе, в том, насколько перенес свою жизнь из жизни животной в жизнь духовную. Этого всё большего и большего движения от животного к духовному желаю себе и стараюсь достигать, этого же желаю и вам. Я теперь живу и жил более месяца у дочери в Новосильском уезде. Приедет ли туда Кудрин?1 Оч[ень] бы желал. Я думаю уехать отсюда домой 22 сент[ября]. Дневник ваш оч[ень] желаю иметь, т. е. прочесть. Вы скажете, что с ним делать. Со всех сторон слышу про отказывающихся. Недавно получил письмо из Африки и вошел в сношение с одним индусом2 и англичанином, которые основали колонию для христиан, признающих нравственно-религиозный закон непротивления насилию и, главное, неучастия в насилии, в какой бы то ни было форме. Английское правительство оч[ень] строго преследует их, очевидно чувствуя, как и не может быть иначе, в верующих в закон любви, не допускающий насилия и участия в нем, свою главную опасность. Имеете ли вы свидание с братом.3 Чем заняты ваши дни? Как телесно переносите тюремную жизнь? Не могу ли чем-либо быть вам полезным, хотя бы приятным? Вы бы мне доставили радость, — если бы дали возможность чем бы то ни было послужить вам. Влад[имир] Гр[игорьевич] вернулся в Телятенки с семьей,4 надеюсь скоро увидать его. Любящий вас друг и брат

Лев Толстой.

18 сент. 1910 г.

Петр Васильевич Калачев (р. 1886) из г. Бугуруслана Самарской губ., отказавшийся в 1908 г. от военной службы и приговоренный к четырем годам исправительно-арестантских отделений. См. т. 81, письмо № 89.

Ответ на письмо Калачева из Киевской тюрьмы от 24 августа 1910 г., в котором Калачев сообщал, что долго не писал Толстому потому, что находился это время в унылом состоянии духа и «не хотелось незначительным урывать у Толстого времени... Теперь же, — писал Калачев, — чувствую себя совсем иначе». Калачев писал, что если Толстому будет интересно, то перешлет с освобождающимся досрочно Кудриным тетрадки своего дневника, начатого в тюрьме.

1 Андрей Иванович Кудрин. См. прим. к письму № 210.

2 См. письмо № 178.

3 Александром Васильевичем Калачевым. См. т. 81, письмо № 218.

4 В. Г. Черткову был запрещен в марте 1909 г. въезд в Тульскую губ. и разрешен лишь в июне 1910 г.

154 155

202. H. H. Гусеву.

1910 г. Сентября 18. Кочеты.

Сажусь писать вам, милый Н[иколай] Н[колаевич], и вперед знаю, что ничего хорошего не напишу, но не хочется оставлять вашего такого хорошего письма из тюрьмы без ответа.

Я прожил месяц у Сухотин[ых]. 22-го еду домой. Писал мало. Но как будто что-то нужно сказать и оч[ень] хочется. Мож[ет] быть, ложный аппетит. Сейчас занят был маленьким письмом Гроту в сборник об его брате философе.1 Хотелось сказать о различии между жизнепониманием людей научных и религиозных и о преимуществе вторых в смысле строгости и определенности, т. е. как раз обратное тому, что обыкновенно полагается. Ну, да вы прочтете, если напечатается.

Когда я пишу заключенным, как нынче Калачеву,2 я испытываю сложное чувство радости, сострадания, зависти и стыда за свою жизнь. К вам, как заключенному, я только не испытываю сострадания, но зато больше зависти и стыда за свою жизнь. — Надеюсь, вы теперь на воле. Напишите. Много получаю хороших писем и встречаю религиозных людей. Нынче (со страхом, что я ошибаюсь, думая, что есть то, чего мне хочется) думал о том, что наша революция — с ее подавлением и грубостью приемов этого подавления — было то самое, чего только можно желать людям, как я верующим в то, что сила не в силе, т. е. в обмане, а сила в мысли, т. е. в правде, в сознании своего назначения и положения. И ничто не могло вызвать этого в огромной массе народа с такой ясностью и силой, как наша неудачная революция и, главное, подавление ее.

Надеюсь, скоро теперь увидимся, если не умру раньше вашего срока. Во всяком случае, пока жив, всегда с любовью и уважением думаю о вас.

Л. Толстой.

1910, 18 сент.

Печатается по подлиннику-автографу, находящемуся у H. Н. Гусева. Впервые опубликовано в газете «Утро России» 1910, № 313 от 30 ноября.

Ответ на письмо от 31 августа 1910 г. H. Н. Гусева из чердынского земского арестного дома, где он отбывал двухнедельный арест за «самовольную отлучку». 12 сентября Толстым помечено: Отвечать. Гусев.

1 См. письмо № 219.

2 См. письмо № 201.

155 156

203. В. А. Молочникову.

1910 г. Сентября 18. Кочеты.

Спасибо, милый Владимир, что пишете мне и всегда такие хорошие письма. Про ваше оправдан[ие] телеграммой извести[ли] меня защитники.1 Видно — сами были рады и за себя, и за вас, и за меня, и за дело.

О том, как мы, семейные люди, связаны и прошедшим и настоящим и должны довольствоваться сделками — для меня давнишняя истина. Я говорю о помещении сына.2 Оно и на пользу — не даст хода самодовольству, тщеславию, с которыми никогда не надо переставать бороться — так оно хитро в самых неожиданных формах подкрадывается.

Я прожил здесь больше месяца и 22-го возвращаюсь.

Поздравляю вашу жену.

Любящий вас Л. Толстой.

1910, 18 сент.

Впервые опубликовано в журнале «Жизнь для всех» 1911, 11, стр. 159.

Ответ на письмо В. А. Молочникова от 11 сентября 1910 г., в котором он подробно описывал свой суд, кончившийся его оправданием.

1 См. письма № 189 и 190.

2 Молочников сообщал, что отправил своего сына Александра в Череповец учиться в техническом училище.

204. Т. Салехову.

1910 г. Сентября 18. Кочеты.

Любезный брат Табриз С. Алехов.1

Письмо ваше от 5 сент[ября] я получил и прочел с удовольствием ваши суждения о боге и жизни человеческой; прочел с удовольствием, п[отому] ч[то] согласен с вами. Если у всех людей одна душа, то у всех и один бог, а потому и вера должна быть у всех людей одна. А для того, чтобы у всех людей была одна вера, надо каждому в своей вере, магометанину в своей, христианину, еврею, буддисту и др., каждому в своей то, что одно и то же во всех верах. А во всех верах есть одно и то же, и это то, что одно и то же во всех верах, и есть самое главное, и этого, одного и того же во всех верах, и надо всеми силами156 157 держаться. А это, одно и то же во всех верах, есть то, что все люди равны, все братья, п[отому] ч[то] во всех один и тот же дух божий, и что поэтому надо со всяким человеком обращаться с любовью и уважением, и что этого самого и хочет дух божий, живущий в нас. Если будешь верить в это, то будешь исполнять это, т. е. стараться жить в любви со всеми людьми, не разбирая того, все ли и много ли людей живут так, а жить самому по этому закону, зная, что в такой жизни найдешь самое большое благо. Удивляюсь, что книги мои не дошли до вас. Когда вернусь домой — я живу теперь не дома и вернусь 22-го — узнаю почему. Теперь же посылаю вам отсюда несколько книг.

Брат ваш Л. Толстой.

18 сент. 1910.

На конверте письма Табриза Салехова Толстой пометил: Марка. Ответить: Послать Ед[иную] зап[оведь], Мити, О боге, Н[а] к[аждый] д[ень]. Впервые опубликовано в журнале «Единение» 1916, № 3, столб. 2 (отр.).

Ответ на письмо Табриза Салехова от 5 сентября 1910 г. Он писал, что не получил от Толстого обещанных книг (см. письмо № 148), и просил Толстого ответить ему, как следует понимать бога каждому человеку вне зависимости от национальности и вероисповедания. Вместе с тем он сообщал и свои мысли по этому вопросу.

1 Правильно: Табриз Салехов.

Табриз Салехов в ответном письме от 1 октября 1910 г. писал: «Получив Ваше письмо, я снова ожил духом, словно свалились с меня какие-то неведомые тяжести, и мной овладела неизъяснимая радость...» В приписке к письму он писал: «Лев Николаевич! Я написал было одну статейку относительно «любви к брату, к людям». Прочтите, я Вам шлю ее».

На конверте этого письма рукой A. Л. Толстой под диктовку Толстого написано: Рад, что получил письмо, но нездоров и не имею времени читать статейку, потому что... На том же конверте помета рукою Д. П. Маковицкого: «Отв[етил] Д[ушан] П[етрович] 12—X. [Статья не получена]».

* 205. Д. Н. Татищеву. Неотправленное.

1910 г. Сентября 18. Кочеты.

18 сент. 10 г. Кочеты.

Граф Дмитрий Николаевич,

Присоединяю и мою просьбу к обращенной к Вам просьбе моей дочери Татьяны Львовны Сухотиной.157

158 Хотя я и уверен, что, ввиду особенности положения Платонова,1 вы, по чувству человеколюбия, исполните то, о чем вас просит Таня, я приму исполнение Вами нашей просьбы за особенное себе одолжение, за которую вперед приношу Вам мою сердечную благодарность.

С совершенным уважением, готовый к услугам

Лев [Толстой].

На машинописном подлиннике, подписанном одним именем, надпись рукою В. Ф. Булгакова:

«Ярославскому губернатору.

Не было послано, так как Татищев резко ответил на письмо Т. Л. Сухотиной».

Кроме подлинника, сохранился черновик-автограф Толстого, написанный на копии письма В. Г. Черткова к Татищеву с просьбой облегчить положение Платонова.

Дмитрий Николаевич Татищев (р. 1867) — знакомый T. Л. Сухотиной, в 1910 г. был ярославским губернатором.

1 Н. Д. Платонов, см. письмо к нему № 165.

Татищев ответил на такую же просьбу о Платонове T. Л. Сухотиной отказом. По этому поводу Д. П. Маковицкий в ЯЗ 5/22 сентября пишет: «Лев Николаевич за обедом сам прочел часть письма Татищева, где он пишет, что 1) преступнику облегчать наказание не следует и 2) перевод из тюрьмы в тюрьму обходится дорого, а казна и так уже много расходует на арестантов. Лев Николаевич стал по этому поводу горько шутить о «милостивости казны», что она заботится о ста восьмидесяти тысячах арестантов». О письме к губернатору Татищеву см. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 302, и А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», стр. 308—309.

206. М. Д. Челышеву.

1910 г. Сентября 18. Кочеты.

18 сентября 1910 г. Кочеты.

Михаил Дмитриевич!

Вы знаете мои взгляды. Хотя я не отрицаю пользы вашей деятельности, но во всех делах совершенствования, как и личного, так и общественного, полагаю главным условием изменение внутреннего понимания жизни, т. е. религиозное просвещение. И потому, не отрицая вашей деятельности и сочувствуя вашим добрым намерениям и энергии, сожалею, что не могу деятельно участвовать в вашей работе.

С совершенным уважением Лев Толстой.158

159 Печатается по копии. Впервые опубликовано в газете «Биржевые ведомости» 1910, № 11973 от 17 октября.

Михаил Дмитриевич Челышев (1866—1914) — член третьей Государственной думы от Самарской губ., октябрист, выступавший против пьянства и винной монополии.

Ответ на письмо М. Д. Челышева от 27 августа 1910 г., в котором Челышев просил Толстого высказаться и тем поддержать законопроект, внесенный по его инициативе в Государственную думу, об ограничении казенной винной торговли, предоставлявший право сельским обществам выносить постановления о закрытии «казёнки».

* 207. П. П. Николаеву.

1910 г. Сентября 19. Кочеты.

19 сент. 10 года.

Очень рад был получить ваше письмо, уважаемый Петр Петрович. Я так давно ничего не знал о вас, а всё, что вас и вашей работы касается, мне интересно и близко. Рад буду получить вашу работу. До сих пор она еще не дошла до меня. Уверен, что она очень много выиграла от вашей переработки и нисколько не удивляюсь тому, что она взяла так много ваших трудов и времени. Предмет, которым вы заняты, есть предмет самой первой важности всегда и особенно нужный в наше время. Прочту со всевозможным вниманием и с всевозможной откровенностью выскажу вам свое мнение. Хотя я понимаю вашу боязнь за сына, не могу не пожалеть о том, что вы живете так далеко от нас.1

По странной случайности с той же почтой, с которой получил ваше письмо, получил 1) Книгу «Проклятие войны», которая выставляет все ужасы войны и поэтому была запрещена, и теперь вновь печатается;2 2) письмо от моего молодого друга Булгакова,3 который вместе со своим сотоварищем с радостью думают о том, как они откажутся нынче осенью на призыве от военной службы и 3) замечательно интересный рассказ некоего Кудрина, который за отказ же от воинской повинности отбыл арестантские роты и вот рассказывает всё им пережитое. Рассказ этот пошлю вам,4 если есть копия его у моего друга Черткова.

Печатается по копии.

Петр Петрович Николаев (1873—1928) — по происхождению казак, в 1905 г. переселившийся с семьей в Ниццу. Философ-идеалист, автор159 160 книги «Понятие о боге как совершенной основе жизни (Духовно-монистическое мировоззрение)», I, Женева, 1907—1915; II, Женева, 1910 (?). См. т. 77.

Ответ на письмо П. П. Николаева от 10/23 сентября 1910 г. На конверте Толстой пометил: Отвечать. Николаев в своем письме вкратце изложил сущность своего идеалистического учения, по которому единственной реальностью признается только дух. Николаев прислал Толстому переработку первой части книги и отдельно отпечатанные листы второй части книги. См. записи Толстого в Дневнике, т. 58, стр. 115, 116, 121 и прим. 1472.

Полученная позднее вторая часть книги Николаева была одной из тех книг, которую Толстой просил привезти ему после своего ухода из Ясной Поляны. См. письмо № 290.

1 Николаев писал, что одним из мотивов его переселения за границу было желание избавить сына от воинской повинности. Сын П. П. Николаева — Лев Петрович Николаев (р. 1898), врач.

2 См. письмо № 209.

3 См. письмо № 210.

4 Рассказ А. И. Кудрина был получен Николаевым 1 октября, переведен им на французский язык в 1913 г. и опубликован в Женеве под заглавием: «Récit d’André Ivanovitch Koudrine sur son refus du service militaire, rapporté d’après ses propres paroles».

* 208. С. Ф. Попову.

1910 г. Сентября 19. Кочеты.

Попову.

19 сент. 10 года. С. Кочеты.

Сергей Федорович,

Не помню, получил ли я ваше первое письмо. Знаю только, что на такие письма, как ваше, всегда отвечаю.

На все ваши вопросы посылаю вам письмо, которое я писал по такому же поводу.1 Посылаю вам еще составленную мною по евангелию книгу.2 Ее запретили за то, что в ней нет описания чудес всяких.

То, что меня отлучили от церкви, мне совершенно всё равно. Письмо ваше мне приятно.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Попова.

С. Ф. Попов писал Толстому, что не получил ответа Толстого на его прежние письма. См. письмо № 86.160

161 1 Вероятно, имеется в виду письмо к И. Шикунову, № 175, от 4 сентября. Сведений о посылке копии его Попову не имеется.

2 «Учение Христа, изложенное для детей».

209. Ф. П. Купчинскому.

1910 г. Сентября 19—20. Кочеты.

Купчинскому.

Кочеты, 19 сент. 10 г.

Филипп Петрович!

Получил вашу книгу* и благодарю за присылку ее. Я прочел ее, и хотя всегда думал, что ничего не может усилить моего ужаса перед войною, книга ваша произвела на меня это неожиданное мною впечатление. Вы так хорошо со всех сторон рассматриваете последствия этого и обмана и преступления, что я думаю, что она на всякого или на большинство читателей произведет такое же впечатление, как и на меня. Очень желаю ее распространения, но не берусь взять на себя заботу об ее переводах на иностранные языки. Я и слаб, и стар, и болен, так что едва успеваю делать самое крайнее необходимое, и потому, пожалуйста, не сетуйте на меня за то, что не исполняю вашего желания. Прекрасную книгу вашу возвращаю и думаю, что те исключения, которые, судя по отметкам, вы в цензурных видах предполагаете делать, не уменьшат ее значения.

С совершенным уважением и сочувствием


* Проклятье войны (Война).


Еще думал о вашей книге и пришел к убеждению, что книга ваша настолько хороша и важна по своему содержанию, что я не должен умалчивать перед вами о тех недостатках, которые, по моему мнению, могут ослабить ее действие на читателей. Недостатки я вижу в преувеличенности описаний ужасов войны, в описаниях этих луж крови, гор трупов, хождения по ним, разрывания друг друга зубами и т. п. Такая преувеличенность, высказывая намерения автора, подрывает доверие читателей и ослабляет впечатление. Книга много выиграла бы, если бы было исключено из нее всё преувеличенное, а также и описания природы, и в некоторых местах даже и описание чувств, испытываемых разными людьми. Книга так хороша и содержание ее так161 162 важно, что нельзя не пожалеть о том, что может ослабить ее действие, и не постараться это исправить. Таково мое мнение, и я счел нужным сообщить его вам.

Уважающий вас

20 сент. 1910 г.

Печатается по копии. Черновик был написан Д. П. Маковицким под диктовку Толстого 19 и 20 октября. Впервые опубликовано в газете «Копейка» 1910, № 157 (512) от 5 ноября. Письмо писалось в два приема, причем дата 20 сентября поставлена рукой Д. П. Маковицкого.

Филипп Петрович Купчинский — литератор, живший за границей, приезжал в Ясную Поляну 9 февраля 1909 г. Толстой тогда передал ему свою статью о смертной казни, озаглавленную «Нет худа без добра». См. т. 38, стр. 49 и 498.

Ответ на письмо Ф. П. Купчинского, в котором он просил Толстого сообщить ему свое мнение о посылаемой книге «Проклятье войны». Так как книга за оскорбление бога и армии была запрещена, то, предполагая ее перевести на английский и французский языки, просил Толстого рекомендовать издателей и переводчиков. О книге Купчинского «Проклятье войны» (Спб. 1911) см. т. 58, прим. 1348.

210. В. Ф. Булгакову.

1910 г. Сентября 20. Кочеты.

Спасибо вам, милый Валентин Федорович, за письмо и присылку статейки (я как будто знал ее) и за рассказ Кудрина.1 И прекрасно вы его записали. И рассказ очень хорош. Я читал его здесь вслух. Он производит сильное впечатление. Может быть, увижусь с вами прежде, чем получите это письмо. Думаю выехать и приехать 22-го. Привет всем друзьям.

Л. Толстой.

20 сен.

Впервые опубликовано В. Ф. Булгаковым в его Дневнике, стр. 276 и 277.

Ответ на письмо секретаря Толстого В. Ф. Булгакова от 16 сентября. Булгаков писал из Телятинок, что посылает записанный им рассказ Кудрина об его отказе от военной службы и заключении в тюрьме, свою статью «Себе или Гоголю?», написанную в 1909 г., и сообщал о намерении своем отказаться от воинской повинности.

1 Андрей Иванович Кудрин (1884—1917), крестьянин Самарской губ., отказавшийся от военной службы в 1905 г. и приговоренный к пяти годам арестантских отделений. После своего досрочного освобождения в начале162 163 сентября 1910 г. Кудрин ездил повидаться с Толстым в Ясную Поляну, но там его не застал, так как Толстой гостил у Сухотиных в Кочетах. Записанный Булгаковым рассказ Кудрина был издан в Берлине в издательстве Ладыжникова под заглавием «Что Андрей Иванович Кудрин рассказал Толстому». В России рассказ Кудрина был опубликован в журнале «Истинная свобода» 1920, 3, стр. 9—19.

211. А. Б. Гольденвейзеру.

1910 г. Сентября 21. Кочеты.

Напрасно вы думаете, милый Ал[ександр] Бор[исович], что ваше сообщение б[ыло] мне неприятно. Как ни тяжело знать всё это и знать, что столько чужих людей знают про это, знать это мне полезно. Хотя в том, что пишет В[арвара] М[ихайловна] и что вы думаете об этом есть большое преувеличение в дурную сторону, недопущение и болезненного состояния и перемешанности добрых чувств с нехорошими.

Я нашел у себя книжечку Клименко о Чайковском.1 Откуда она у меня? Не знаете ли вы? Она мне была интересна. Завтра едем. Не хочу говорить иначе, как до свидания.

Л. Т.

21 сент. 1910.

Печатается по подлиннику-автографу, находящемуся у А. Б. Гольденвейзера. Впервые опубликовано в его книге «Вблизи Толстого», стр. 297 и 298.

Ответ на письмо А. Б. Гольденвейзера, отправленное из Телятинок, вместе с которым он прислал выписку из дневника В. М. Феокритовой, касающуюся С. А. Толстой.

1 И. А. Клименко, «Петр Ильич Чайковский. Краткий биографический очерк», М. 1908.

212. В. П. Некрасову.

1910 г. Сентября 21. Кочеты.

Некрасову.

21 сент. 10 г. С. Кочеты.

Получил ваше умное и хорошее письмо, милый Некрасов.

Книги, какие могу, вам высылаю. На ваш вопрос о невозможности исполнения вегетарианства, который обыкновенно163 164 делают не желающие совершенствования, а отыскивающие средства оправдания своей распущенной жизни, на этот вопрос мне часто приходится отвечать, но отвечаю особенно вам. Весь смысл христианского учения в том, что оно ставит перед человеком идеал совершенства. Идеал этот — полное совершенство — очевидно недостижимо. Дело же и призвание христианина в том, чтобы, насколько он может, он приближался к этому идеалу. Таково приближение в смирении, самоотвержении, правдивости, в незлобивости, в прощении обид, в целомудрии, а также и в любви к людям и ко всему живому. Если можешь не убивать людей — прекрасно, можешь не убивать скотину и птиц — еще лучше, можешь не убивать рыб, насекомых — еще того лучше. Старайся дойти, до чего можешь, не рассуждая о том, что возможно и что невозможно. Делай то, что для тебя возможно по твоим силам, и всё в этом. Те возражения, которые вам делают, делаются обыкновенно во всех отраслях учения теми людьми, которые хотят продолжать жить дурной жизнью, но нужно твердо помнить то, что я сейчас писал вам, что христианское учение не в том, чтобы быть совершенным, а в том, чтобы приближаться, насколько можешь, к совершенству.

Любящий вас Лев Толстой.

Впервые опубликовано в журнале «Жизнь для всех» 1910, 11, стр. 77 и 78.

Ответ на письмо В. П. Некрасова (см. письмо № 41) от 14 сентября 1910 г., в котором он излагал свои взгляды на жизнь и рассказывал о чтении крестьянам Новгородской губ. книжек Толстого и об их сочувственном отношении к взглядам Толстого, за исключением теории вегетарианского образа жизни.

213. С. А. Толстой от 22 сентября.

 

* 214. T. Л. и М. С. Сухотиным.

1910 г. Сентября 22. Мценск.

Доехали хорошо, милые друзья. Поддевка только была впору, даже не пожалел бы, если б была еще теплее. Благодарить вас нечего, милые друзья, как всегда, и еще больше, чем всегда, люблю вас. Постараюсь исполнить все советы, и, главное, своей совести.164

165 На душе очень хорошо. Смотрю на то, что меня ожидает, со страхом, но и с желанием сделать, что должно1. Поцелуйте Таничку и скажите, что я огорчен, что не простился с ней, а также и с Сережей.2

Таня, пиши и не забывай писать о своем здоровьи. Ты мне в этом отношении жалка. А я так не привык жалеть тебя, да ты и не подходишь к этой роли. Ну и всё.

Л. Т.

Адрес: Татьяне Львовне.

Дата определяется пометой рукой Т. Л. Сухотиной на конверте: «Папа со Мценска 22 сент. 1910».

Письмо написано со ст. Мценск, через которую Толстой возвращался 22 сентября 1910 г. в Ясную Поляну. Поездка эта описана Д. П. Маковицким в ЯЗ. См. также X. Н. Абрикосов, «Из воспоминаний о Толстом» — юбилейный сборник «Лев Николаевич Толстой» — «Труды Толстовского музея», Гиз, М. — Л. 1928, стр. 274 и 275.

1 Толстой имеет в виду тяжелую домашнюю атмосферу в Ясной Поляне. См. об этом его письма к П. И. Бирюкову (№ 95) и Т. Л. Сухотиной (№ 247).

2 Дочь Т. Л. Сухотиной, Татьяна Михайловна, и ее пасынок С. М. Сухотин.

* 215. Ю. Б. Жилинскому.

1910 г. Сентября 24. Я. П.

Ю. Жилинскому.

Ясная Поляна. 24 сент.10 г.

Для того, чтобы чувствовать то, что, как вы говорите, вы не можете чувствовать, а именно довольство и даже радостное состояние при каких бы то ни было, даже самых тяжелых условиях, нужно еще одно, что мне хочется посоветовать вам: это то, чтобы помнить, что истинная жизнь наша происходит в момент настоящего и потому избегать всего того, что делается во имя будущего, всяких ожиданий, как хорошего, так и дурного, а знать, что в настоящую минуту быть довольным и радостным всегда зависит только от меня. Меня мучают, раздражают, огорчают, я имею радостную возможность переносить это не только без раздражения, но с любовью. То же самое, если я страдаю физически, если я умираю, если меня или близких165 166 моих ожидает нужда, страдание, от меня зависит принимать это с огорчением, страхом или радостью и уверенностью в том, что жизнь есть благо и не может быть ничем иным.

Очень рад буду, если этот совет мой пригодится вам, я даю его по внутреннему опыту, мне он всегда был полезен в той мере, в которой я держался его.

Печатается по копии.

В своем Дневнике В. Ф. Булгаков сообщает: «Юрий Б. Жилинский, бывший студент-медик Московского университета, был в Ясной Поляне 22 мая 1910 г., проходя пешком на Кавказ. Впоследствии выбыл из университета, жил в земледельческой колонии Воронежской губ. В 1912 г. отказался от военной службы. Был арестован, но затем освобожден» (стр. 212). Письмо Толстого явилось ответом на письмо Жилинского к Булгакову. «Я дал Льву Николаевичу прочесть это письмо, — передает В. Ф. Булгаков. — Как всегда, в таких случаях, страшно. И радостно и страшно, — говорил о нем Лев Николаевич. Он сам ответил Жилинскому, по свойственной ему доброте и отзывчивости» (стр. 303).

* 216. В. Е. Крашенинникову.

1910 г. Сентября 24. Я. П.

Крашенинникову.

24 сент. 10 г. Ясная Поляна.

С мыслями, выраженными и очень хорошо выраженными в вашей статье, я вполне согласен, за исключением одного места, того, в котором вы предвидите ту форму общественной жизни, в которую сложатся люди, руководящиеся не насилием, а нравственно-религиозным законом.1 Не надо покидать точки зрения субъективной, т. е. показывать то, что свойственно и хорошо делать человеку и что, напротив, несвойственно и нехорошо. С этой точки зрения высказанные истины бывают неопровержимы. Говоря же с объективной точки зрения, т. е. о предполагаемых последствиях жизни людей по законам религиозно-нравственным, всегда можно ошибиться и встретить бесчисленное количество возражений. И потому я считаю, что никогда не надо покидать точки зрения субъективной, того, что должен и чего не должен делать человек, как вы и указываете это очень сильно в вашей статье.

Любящий вас Лев Толстой.166

167 Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф Толстого, написанный на конверте письма Крашенинникова.

Ответ на письмо В. Е. Крашенинникова от 22 сентября, присланное вместе с его статьей «Что такое культура?», которую он переработал согласно указаниям Толстого. См. письмо № 113.

1 На полях рукописи статьи Крашенинникова «Что такое культура?», на стр. 7, отчеркнуто рукой Толстого и написано: Нельзя предвидеть той формы, которую примет общество людей, живущих нравственно.

217. М. Левину.

1910 г. Сентября 24. Я. П.

М. Левину.

Духоборам я не предполагал отдать неполученную премию, но просил не присуждать мне премию и тем не ставить меня в неприятное положение, так как я откажусь от нее, а отказ этот может быть неприятен моим наследникам.

Отказываюсь же я потому, что убежден в безусловном вреде денег.

24 сент. 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Левина. Впервые опубликовано в «Летописях», 2, стр. 244.

М. Левин — норвежский журналист, бывший русский подданный. Был в Ясной Поляне 20 февраля 1910 г. См. т. 58, стр. 19 и 32, и Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 81—83.

Ответ на письмо Левина от 1 октября нов. ст. из Христиании (Норвегия), в котором Левин писал, что он уже много лет агитирует в норвежской печати в пользу того, чтобы Толстому была присуждена Нобелевская премия. Он прочел в русских газетах, что Толстой будто бы заявил, что откажется вновь от Нобелевской премии в пользу духоборов. Об этом было напечатано в газете «Речь» 1910, № 252 (1890) от 14 сентября.

* 218. В. Е. Воскресенскому.

1910 г. Сентября 24—25. Я. П.

Ясная Поляна, 24 сент. 1910 г.

Хорошим может быть труд только тогда, когда он хорош как для того, кто трудится, так и для тех, кто будет пользоваться167 168 трудом. Не думаю, чтобы тот труд, который вы имеете в виду, был бы таким трудом. Я бы советовал вам на то время, которое вы будете находиться в больнице, более определенный труд и прямо направленный для пользы людей. Таким трудом могло бы быть изложение в самой простой доступной простолюдинам и детям форме учений древних моралистов. Хорошо было бы вам для начала такого изложения взять теперь учение Сократа.1

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте писем Воскресенского и Е. Н. Довбни. Дата 24 сентября определяется копией, дата 25 сентября — пометой В. Ф. Булгакова на конверте об ответе Толстого.

Всеволод Евгеньевич Воскресенский (1885—1929) — студент-филолог Московского университета. См. письмо № 168.

Ответ на письмо В. Е. Воскресенского из психиатрической клиники, отправленное вместе с препроводительным письмом ординатора той же клиники Евгения Николаевича Довбни. Оба письма были отосланы в одном конверте из Москвы 21 сентября 1910 г.

В. Е. Воскресенский писал Толстому: «Глубокоуважаемый и дорогой Лев Николаевич! Я хотел увидеть вас и отправился пешком из Москвы, захватив с собой узел, в котором были две-три книги, письма и записки. Меня задержали, отправили в участок, из участка повезли в карете с двумя городовыми в приемный покой, где я пробыл две недели с лишком... Я, оставив многие и многие свои заблуждения и искренно раскаявшись в них, хочу спросить Вас, признаете ли Вы хорошим тот умственный труд, который только и возможен в палате — чтение книг и записывание мыслей и чувств одинокого, страдающего от того унижающего, оскорбительного взгляда, что он душевнобольной человек. Я думаю, что такой труд можно признать хорошим».

1 В черновике: Сократа, Мар[ка] Авр[елия], Эпикт[ета], Будды, Конфуция и др.

219. К. Я. Гроту.

1910 г. Сентября 25. Я. П.

К. Я. Гроту.

25 сентября 1910 г. Ясная Поляна.

Посылаю вам, уважаемый Константин Яковлевич, в форме довольно длинного письма мои воспоминания о вашем милом брате.1

Естественно в этих воспоминаниях выступило более, чем нужно было, ярко различие наших, моих с Николаем Яковлевичем, 168 169 взглядов на основные вопросы. Вспоминая свои отношения с Николаем Яковлевичем, я не мог удержаться от того, чтобы не высказать то, что считал самым главным в нашем общении.

Если будете печатать это письмо, то просил бы напечатать его всё, или вовсе не печатать. Прошу также известить меня о получении.

С совершенным уважением Лев Толстой.2

Печатается по копии. Впервые опубликовано в сборнике «Н. Я. Грот в очерках, воспоминаниях и письмах», СПб. 1911, стр. 207, без последнего абзаца.

Константин Яковлевич Грот (р. 1853) — профессор-славист, сын академика Якова Карловича Грота (1812—1893) и брат Н. Я. Грота.

1 Николай Яковлевич Грот (1852—1899), профессор, философ-идеалист, был редактором журнала «Вопросы философии и психологии», где печатался трактат Толстого «Что такое искусство?» (см. т. 30). «Воспоминания о Н. Я. Гроте» см. т. 38, стр. 421. См. письмо № 223. После первого письма к Толстому К. Я. Грота от 1 сентября 1910 г. с просьбою дать воспоминания в сборник, посвященный памяти его брата Н. Я. Грота, Толстой приступил к писанию своих воспоминаний о Гроте в виде письма к К. Я. Гроту. Работой этой он был занят, судя по записям в Дневнике, с 14 по 27 сентября. Воспоминания Толстого о Н. Я. Гроте напечатаны в т. 38 (см. стр. 421—425 и 589—591).

2 Подпись воспроизводится по первой публикации.

220. И. А. Малиновскому.

1910 г. Сентября 25. Я. П.

Ясная Поляна. 25 сент. 1910 г.

Иоанникий Иоанникиевич,1 от души благодарю вас за присылку вашей книги. Я еще не успел внимательно прочесть ее всю, но, уж и пробежав ее, я порадовался, так как увидел всё ее большое значение для освобождения нашего общества и народа от того ужасного гипноза злодейства, в котором держит его наше жалкое, невежественное правительство. Книга ваша, как я уверен, благодаря импонирующему массам авторитету науки, главное же — тому чувству негодования против зла, которым она проникнута, будет одним из главных деятелей этого освобождения. Такие книги, как я вчера, шутя,2 сказал169 170 моему молодому другу и вашему земляку и знакомому В. Булгакову, могут сделать то, что мне казалось невозможным: помирить меня даже с официальной наукой. Мог ли я поверить 50 лет тому назад, что через полвека у нас в России виселица станет нормальным явлением и «ученые», «образованные» люди будут доказывать полезность ее. Но, и как всякое зло неизбежно несет и связанное с ним добро, так и это: не будь этих ужасных последних пореволюционных лет, не было бы3 и тех горячих выражений негодования против смертной казни, тех и нравственных, и религиозных, и разумных4 доводов, которые с такой очевидностью показывают преступность и безумие ее, что возвращение к ней же будет невозможно. И среди5 этих доводов одно из первых мест будет занимать ваша книга. Надеюсь, уверен, что не ошибаюсь теперь.

Еще раз благодарю вас за присылку, а главное, за написание вами прекрасной книги и от души желаю вам лучшего блага в мире: продолжения такой же плодотворной деятельности.

С искренним уважением и любовью

Лев Толстой.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом на отдельном листе. Впервые опубликовано в газете «Речь» 1910, № 286 (1524) от 18 октября.

Иоанникий Алексеевич Малиновский (1868—1932) — профессор сначала Томского университета, затем Киевского, автор ряда трудов по вопросу о смертной казни: «Русские писатели-художники о смертной казни», Томск, 1910; «Кровавая месть и смертная казнь», Томск, 1910. Кроме того, см. его статью «Л. Н. Толстой о смертной казни» — «Сибирская жизнь» 1912, № 247 от 7 ноября. См. т. 58, прим. 1370.

Письмо Толстого вызвано присылкою И. А. Малиновским своей книги «Кровавая месть и смертная казнь» с надписью: «Льву Николаевичу Толстому, обличителю всякого насилия и, в частности, великого зла, именуемого смертной казнью». См. записи Толстого в Дневнике (т. 58, стр. 105 и 106) и Дневник В. Ф. Булгакова (стр. 307, 314, 317, 318). Д. П. Маковицкий в ЯЗ от 25 сентября 1910 г. по поводу книги Малиновского записал: «Получена книга Малиновского о смертных приговорах, казнях и убийствах. Лев Николаевич говорил об этой книге, что в ней Малиновским собрано много очень важного и поразительного материала не только относительно казней, но и убийств и всяких жестокостей... Мысль автора та, что смертная казнь развращает народ; это самое утверждает и Лев Николаевич. Лев Николаевич читал из книги вслух, как приговоренные убивали самих себя, не будучи в состоянии выдержать ожидания смертной казни». Далее Д. П. Маковицкий сообщает, что Толстой имел намерение написать о книге Малиновского.170

171 1 В копии ошибочно перепечатано отчество: Иоанникиевич следует: Алексеевич. В черновике вместо имени и отчества написано: NN.

2 В черновике слово шутя вписано карандашом рукою В. Ф. Булгакова.

3 В черновике зачеркнуто: в известном кругу русских людей и того ясного сознания преступности, жестокости, глупости смертной казни.

4 В черновике написано: и научных, пропущенное в копии.

5 В черновике зачеркнуто: которых и рукою В. Ф. Булгакова карандашом надписано: этих доводов.

И. А. Малиновский, еще не получив ответа Толстого, прислал ему второе письмо от 29 сентября, в котором писал о прочитанных им в «Вестнике Европы» очерках Толстого «Три дня в деревне», а также о своей книге «Кровавая месть и смертная казнь».

221. В. Г. Черткову от 25 сентября.

 

222. В. А. Воронову.

1910 г. Сентября 27. Я. П.

27 сентября 1910 г.

Сейчас перечел письмо это к вам Булгакова и от всей души подтверждаю то, что в нем сказано. Братский привет вам и всему кружку ваших друзей.

Лев Толстой.

Печатается по рукописной копии, сверенной с первой публикацией текста в Дневнике В. Ф. Булгакова, стр. 294.

Письмо является припиской Толстого к письму Булгакова Воронову от 27 сентября, опубликованному Булгаковым в его книге: «Жизнепонимание Льва Николаевича Толстого. В письмах его секретаря В. Ф. Булгакова», изд. Сытина, М. 1911, стр. 36—38. См. «Список писем по поручению», № 320.

223. К. Я. Гроту.

1910 г. Сентября 27. Я. П.

Уважаемый Константин Яковлевич, мой приятель и ваш знакомый Александр Модестович Хирьяков1 был так добр, что взялся передать вам мое поручение. Поручение это состоит в том, чтобы сделать в посланном вам письме о Н[иколае] Я[ковлевиче]171 172 те изменения, содержание которых он передаст вам, разумеется в том случае, если вы будете печатать мое большое письмо.2

С совершенным уважением

Лев Толстой.

27 сент. 1910 г.

См. письмо № 219. Впервые опубликовано в Собрании сочинений графа Л. Н. Толстого, XX, изд. С. А. Толстой, М. 1911, стр. 478.

1 См. письмо № 134.

2 См. т. 38, стр. 590 и 591.

224. П. Д. Долгорукову.

1910 г. Сентября 30. Я. П.

П. Долгорукову.

30 сент. 10 года.

Благодарю вас, князь Павел Дмитриевич, за присылку книги1 и за письмо, в котором извещаете меня о судьбе моего доклада. Библиотека всё лето была открыта, и заведывало ею всё то же лицо.2 Очень бы желательно пополнить ее книгами, более подходящими к требованиям народа.3 Коли живы будем, надеюсь при свидании более подробно поговорить об этом.

Дружески жму руку.

Лев Толстой.

Впервые опубликовано П. Д. Долгоруковым в «Отчете о деятельности и денежных суммах Московского общества грамотности за 1910 г. и 1911 г.», М. 1912, стр. 9.

Павел Дмитриевич Долгоруков (1866—1927) — председатель Общества мира в Москве, председатель Московского общества грамотности, рузский уездный предводитель дворянства, член Государственной думы второго, третьего и четвертого созывов от г. Москвы.

Ответ на письмо П. Д. Долгорукова от 22 августа, где он сообщал о тех причинах, по которым письмо Толстого Конгрессу мира в Стокгольме в 1909 г. не было оглашено. См. т. 38, стр. 119—125, 306—318 и 520—521. Долгоруков также спрашивал Толстого о Народной яснополянской библиотеке. См. ниже прим. 2.

1 Какие книги переслал Долгоруков Толстому, не установлено.

2 Библиотека в честь восьмидесятилетия Л. Н. Толстого в Ясной Поляне, организованная Московским обществом грамотности. На открытие172 173 библиотеки приезжал в Ясную Поляну Долгоруков 30 января 1910 г. См. Дневник, т. 58, стр. 13, 14 и 313, и Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 53 и 54.

Библиотека до 1913 г. находилась в д. Ясная Поляна, в избе А. Елисеева, заведовала ею Мария Валентиновна Шумилина (ум. 1915 в Туле), дочь управляющего имением Ясная Поляна Валентина Евгеньевича Шумилина. В 1913 г. библиотека была переведена в усадьбу. В 1928 г. была переведена в новую Яснополянскую школу и, наконец, в 1929 г. в Телятинскую школу.

3 В ответ на письмо Толстого Долгоруков прислал для Яснополянской библиотеки несколько сот маленьких книжек от 1 до 10 копеек. См. А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», стр. 303.

* 225. М. Дониях. Неотправленное.

1910 г. Сентября 30. Я. П.

Уч[ени]це гимназии

Дониях.

Ясная Поляна. 30 сент. 10 г.

Ответы на ваши вопросы вы нигде и никогда не найдете, пока не будете с такой самоуверенной решительностью, как в этом вашем письме, обращаться с теми ответами, которые дают на ваши вопросы величайшие умы всего человечества.

Вы цитируете слова кого-то в романе о том, что назначение жизни людей в том, чтобы всем соединиться в любви друг к другу. Истина эта, хотя она и говорится действующим лицом романа, не выдумана Толстым, а есть величайшая истина, проповеданная всеми мудрецами мира, от браминов, Будды, Лао-Тзе до Сократа, Марка Аврелия, Эпиктета, Христа, Магомета. Но вам она не нравится. Вы говорите: я не верю в это — и готово. Нехорошо это. Если хотите что-нибудь знать и не быть такой дурой, как весь легион таких же, как вы, самоуверенных и развязных барышень, то прежде всего научитесь понимать свое невежество и стыдиться его, а не задавать, воображая, что это очень мило, вопросы о том, что такое жизнь, а зачем жить мне, такой возвышенной среди всех таких ничтожных людей, окружающих меня.

Неужели вы не могли подумать о том, что вопросы о том, что такое жизнь и зачем жить, не вам одним пришли в голову и что миллиарды людей тысячи лет тому назад задавали себе эти вопросы и что величайшие умы человечества ответили на173 174 них.* Не спрашивать надо, а учиться у великих учителей жизни от Браминов, Будды, Христа до Канта, Шопенгауэра, Эмерсона, Рескина и других.

Простите, что без смягчения высказал вам то чувство, которое вызвало во мне ваше самоуверенное и... письмо. Думаю, что правда будет вам полезна.

Лев Толстой.


* Ответы на эти вопросы вы найдете в книжках «На каждый день», которые посылаю вам, а также и ответы на многие другие самые важные вопросы.

Л. Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф, начатый на конверте письма Дониях и продолженный на клочке бумаги. Выноска в письме написана рукой В. Ф. Булгакова под диктовку Толстого.

Ответ на письмо ученицы 6-го класса женской гимназии г. Сарапула М. Дониях. Прочитав «Крейцерову сонату», она спрашивала Толстого о смысле жизни женщины.

Письмо вследствие своей резкости отправлено не было по желанию Толстого. Вместо него ответил В. Ф. Булгаков и послал книжки «На каждый день». См. подробнее об этом в Дневнике Булгакова, стр. 327 и 328. В ответном письме Дониях благодарила Толстого за книжки и за ответ Булгакова по поручению Толстого.

226. В. А. Молочникову.

1910 г. Сентября 30. Я. П.

Спасибо, милый Молочников, за ваше письмо о Соловьеве1 и Смирнове.2 Какая сила! И как радостно — все-таки радостно за них и стыдно за себя.

Напишите, к кому писать о том, чтобы их перевели? От кого зависит? Одно остается, сидя за кофеем, к[оторый] мне подают и готовят, писать, писать. Какая гадость! Как бы хотелось набраться этих святых вшей. И сколько таких вшивых учителей, и сколько сейчас готовится.

Спасибо, что пишете.

Л. Толстой.


Где я сказал еще эту глупость о том, что в тюрьмах хорошо живется[?]3.174

175 Впервые опубликовано в газете «Утро России» 1910, № 313 от 30 ноября, с датой 1 октября 1910 г. Основанием даты 30 сентября являются почтовый штемпель дня получения и копия.

Ответ на письмо В. И. Молочникова, в котором он описывал проводы на железную дорогу двух свидетелей по его делу Соловьева и Смирнова.

1 Александр Николаевич Соловьев (1887?—1911), крестьянин Демьянского уезда Новгородской губ., отказавшийся от военной службы по религиозным убеждениям. Приговорен в 1908 г. к четырем годам арестантских отделений. Умер в Ошмянской тюрьме от туберкулеза.

2 Самуил Иванович Смирнов (р. 1880), крестьянин Ярославской губ., отказавшийся в 1909 г. от военной службы по религиозным убеждениям, присужденный к четырем годам арестантских отделений. Освобожден из тюрьмы в 1912 г.

3 В своем письме Молочников писал о словах Толстого в его рассказе «Разговор с прохожим» (см. т. 37).

227. Г. И. Почепне.

1910 г. Сентября 30. Я. П.

Лекцию по вегетарианству составить не могу. Я слаб здоровьем и занят сейчас другими, более важными работами. Может быть, насчет лекции вы спишитесь с г-ном Перпером, редактором «Вег[етарианского] Обозрения» (Киев, Пушкинская, 4).

Л. Толстой.

Печатается по тексту первой публикации в «Новом сборнике писем Л. Н. Толстого», изд. «Окто», М. 1912, стр. 375, с датой: «1910 г., середина октября». Дата 30 сентября определяется пометой В. Ф. Булгакова на конверте письма Почепни о своем ответе. Там же помета Толстого: В[алентину] Ф[едоровичу] ответить. Видимо, письмо Толстого было переписано и отправлено В. Ф. Булгаковым.

228. В. Г. Черткову от 1 октября.

 

* 229. В. Преображенской.

1910 г. Октября 2. Я. П.

Преображенской.

2 октября 10 г. Ясная Поляна.

Письмо ваше так искренно, что я хочу искренно, ничего не смягчая, ответить вам. Вы прекрасно выражаете и, очевидно,175 176 чувствуете всю пустоту, не скажу — жизни, но той жизни, которую вы ведете. Но, простите меня за правдивость, это ваше отчаяние перед жизнью указывает только на ваше поразительное.....1 невежество в том самом главном и едином, что нужно знать всякому человеку. Неужели вы думаете, что все миллиарды живших до вас людей на всем земном шаре не задавали себе этих самых вопросов, которые вы себе задаете? Задавали и отвечали на них величайшие умы и сердца всего человечества, и ответы их служили руководством и помощью для тех людей, которые сами не умели дать себе эти ответы. Ответы эти даны в Индии браминами, Буддой, в Китае Конфуцием, Лаотзе, в древне-европейском мире Сократом, Эпиктетом, Марк Аврелием, потом Христом, Магометом, величайшими мыслителями христианского мира: Кантом, Шопенгауэром и другими. Как же не быть бессмысленной и ужасной той жизни, которая, как происходит это в нашем мире, руководством к пониманию ее имеет только тупых, ограниченных, односторонних мыслителей, как Дарвин, Маркс и легион им подобных? Отчаяние ваше, и тысяч и тысяч людей интеллигенции, находящихся в вашем жалком положении, происходит от того, комического, если бы последствия его не были так ужасны, заблуждения о том, что религия есть нечто пережитое человечеством и что возможно установление какого-либо разумного миросозерцания без религии, не в смысле признания такой основы жизни, которая не выводится из рассуждений и наблюдений, а есть неминуемое условие всякой разумной жизни. Такая религия всегда была, есть и будет, и без нее никогда не жило и не может жить человечество. То же, что несчастная, маленькая группа людей, выросшая на задавленном трудом пролетариате, группа, называемая интеллигенцией, живет без религии, не только не доказывает того, что можно жить без религии, но своим жалким и бедственным положением, которое вы так живо описываете, но которое не сознается еще другими, только подтверждает то, что разумная жизнь без религии никогда не была и не может быть.

На днях я послал в сборник памяти Грота длинное письмо,2 в котором высказываю свое мнение о ложном взгляде «науки» на религию и о губительных последствиях для философии и для науки вообще такого взгляда. Если вас интересует этот вопрос, загляните в этот сборник.176

177 Печатается по копии. Полностью публикуется впервые. Отрывок был опубликован в журнале «Голос Толстого и Единение» 1917, 3, стр. 6. На конверте письма Преображенской пометы Толстого: Ответить и В. Ф. Булгакова: «Ответил 2 октября 10 г. Л[ев] Н[иколаевич]».

В. Преображенская — студентка-медичка, 29 сентября 1910 г. обратилась к Толстому с письмом, в котором писала о неудовлетворенности жизнью. Она просила Толстого разрешить ее сомнения о смысле и цели жизни.

1 Многоточие в копии.

2 См. т. 38, стр. 421.

230. М. Н. Яковлевой.

1910 г. Октября 2. Я. П.

Яковлевой

2 окт. 10 г.

Получил ваше хорошее письмо, и хочется ответить. Но знайте, что если я когда и не отвечу, это не значит, что мне неприятно ваше письмо, а значит только, что недосуг.

Ответить хочется вам вот на что: во-первых, на то, что вы пишете про свои неуспехи в совершенствовании, то и как я знаю, что вы искренни и пишете правду, то, что чувствуете, то это сознание своего неуспеха в движении вперед есть только важный признак настоящего совершенствования; только тогда действительно совершенствуется человек, когда он не видит этого, но, не переставая, желает. Это одно. Другое то, что вы не можете себе представить, какие могут быть последствия от вашей кроткой, доброй жизни. Если бы вы видели последствия своей доброй жизни, а это была бы уже не добрая жизнь для души, для бога, а подобие доброй жизни для людей. Знаю, что трудно, особенно молодым, жить для души, для бога, забывая о последствиях своей деятельности, но нужно приучаться к этому, потому что в этом главная сила и благо человека. То же, что всякий добрый поступок, в какой бы глуши он ни был совершен, неизбежно будет иметь свои непременно благодетельные последствия, — в это должен верить всякий человек, верящий в бога: «а если я не могу их видеть, эти последствия, если бы даже их и не было, — что мне за дело? Я делаю для бога, для того бога, который живет во мне». Таковы все ваши маленькие усилия доброй, мирной жизни в семье. Знаю, что трудно, но советую вам делать усилие в этом направлении.177 178 Читаете ли вы «Круг чтения» и «На кажд[ый] д[ень]»? Я читаю и нахожу в этом подкрепление, советую и вам.

Лев Толстой.

Впервые опубликовано в газете «Русское слово» 1910, № 226 от 2 октября.

Ответ на письмо М. Н. Яковлевой от 27 сентября.

* 231. Т. Я. Братусеву.

1910 г. Октября 3. Я. П.

Братусеву.

3 октября 10 года Ясная Поляна

Я потому не отвечал вам и не советую приезжать ко мне, что от вашего, да и от всякого проекта для осчастливления рода человеческого никакого добра не ожидаю, а не ожидаю я добра от всяких проектов потому, что человеку не надо устраивать жизнь других людей. Человеку дана в распоряжение только своя собственная жизнь, и он может по мере сил улучшать ее, т. е. уничтожать в себе всякие недостатки и пороки и приближаться к совершенству и богу. Это дано человеку, и это всякий может в себе сделать. А люди же, напротив того, всё устраивают не себя, а других людей; так поступают правительства, так поступают революционеры, так поступают и все прожектеры и все те, которые так, как вы, придумывают проекты для того, чтобы сделать из земли рай, а не ад. Потому советую вам перестать заниматься вашим проектом, во всяком же случае ко мне с сообщениями о вашем проекте не обращаться.

Ответ на письмо Тита Яковлевича Братусева, спрашивавшего, почему сам Толстой лично не ответил на его письмо о «всемирном проекте». См. «Список писем по поручению», № 305.

* 232. К. Я. Гроту.

1910 г. Октября 5. Я. П.

5 окт. 1910 г. Ясн. Пол.

Уважаемый Константин Яковлевич

Мои друзья находят письмо мое о вашем брате заслуживающим распространения и желают напечатать его как в России,178 179 так и за границей. Вы очень обяжете меня, если разрешите мне дать эту возможность тем, которые хотят напечатать письмо. Если почему-нибудь это вам неприятно, пожалуйста, известите меня.

Печатание во всяком случае произойдет позднее выхода вашего сборника.

Печатается по копии. Письмо к К. Я. Гроту было вызвано просьбою В. Г. Черткова к Толстому разрешить опубликовать «Воспоминания о Н. Я. Гроте» в отдельном издании (см. т. 38, стр. 421). К. Я. Грот ответил Толстому письмом, в котором не возражал против опубликования воспоминаний отдельной книжкой, но просил отодвинуть это издание до выхода сборника.

На конверте этого письма помета Толстого: Послать Ч[ерткову] о Гроте.

233. Н. П. Петерсону.

1910 г. Октября 5. Я. П.

Ясная Поляна, 5 окт. 10 г.

Получил ваше письмо, милый Николай Павлович, и узнал в нем вас и всё то, что я люблю в вас и что истинно достойно любви ото всех. Статьи ваши прочел и со многим согласился, с основною же мыслью вашей (о спасении, спасении в том смысле, как вы его понимаете), как всегда, к сожалению, не могу согласиться — ни с вами, ни с дорогою для меня памятью Николая Федоровича.1 Вы находите, что мысль моя о том, что избавление, освобождение от зла есть та религиозная основа жизни, которая соединяет и может соединить людей, несправедлива, что эта основа недостаточна. Основа эта ведь есть не что иное, как любовь, то самое чувство, которое свойственно всем людям, как каждый это сознает в себе и как это мы яснее всего видим на детях.

Любовь есть бог, бог есть любовь, как выражает это апостол Иоанн и как мы все — я, по крайней мере — вполне сознаем. И потому, с моей точки зрения, вся деятельность наша, преимущественно усилия неделания, должна быть направлена на соединение всех, которое составляет сущность и цель любви. Достигается же эта цель очень определенной деятельностью, деятельностью воздержания себя и исправления себя от всех179 180 тех грехов, соблазнов и суеверий — блуда, корыстолюбия, недоброжелательства, гордости, тщеславия, мстительности, ложных церковных научных учений, — которые препятствуют достижению цели любви — единения.

Вот всё, что я хотел сказать вам. Не помню, когда и о чем я просил вас не писать мне. Мне даже очень совестно, если я когда-нибудь просил вас об этом. Пожалуйста, пишите мне обо всем, что вам близко к сердцу и в особенности о том, в чем вы не согласны со мной и критикуете меня. Это всегда, в особенности от таких искренних людей, как вы, полезно, а потому и приятно. Книги Николая Федоровича у меня нет, и поэтому, пожалуйста, пришлите мне ее. Непременно внимательно перечту ее.

Прощайте!

Искренно любящий вас

Лев Толстой.

Печатается по подлиннику, находящемуся у сына Н. П. Петерсона, профессора М. Н. Петерсона. Кроме того, в ГМТ хранится копия, им удостоверенная.

В. Ф. Булгаков в своем Дневнике сообщает, что письмо к H. П. Петерсону было Толстым ему продиктовано (стр. 340). Впервые опубликовано в сборнике ПТС, II, № 559.

Николай Павлович Петерсон (1844—1919) — старый знакомый Толстого, был учителем в его школах в 1861 и 1862 гг. (см. т. 8, стр. 512—513), впоследствии разделял религиозно-аскетические взгляды Н. Ф. Федорова. В 1910 г. состоял членом окружного суда в г. Верном.

Ответ на письмо Н. П. Петерсона от 24 сентября, в котором он писал, что посылает Толстому свою статью «Единение людей — может ли быть целью жизни человеческой», написанную по поводу письма Толстого к «Славянскому съезду в Софии» (см. т. 38, стр. 176—177). «Мне хотелось бы, чтобы Вы увидели, — писал Петерсон, — как я бываю счастлив, когда могу в чем-либо согласиться с Вами, и как мне тяжело, как мне больно и обидно, обидно за Вас самих, когда я вынужден бываю писать Вам то, что Вы просили не писать Вам. Во всяком случае около Вас немного таких, которые любили бы вас так искренно, как люблю Вас я. Вместе со статьею по поводу Вашего письма посылаю (заказным бандерольным отправлением) две статьи мои по поводу книги Родионова «Наше преступление» (И. А. Родионов, «Наше преступление (Не бред, а быль). Из современной народной жизни», Спб. 1910).

На конверте письма Петерсона Толстой написал: Хорошо бы получить книгу «Наше преступление» и выписать книгу «Философия общего дела».180

181 1 Николай Федорович Федоров (1828—1903), библиотекарь Румянцевского музея, автор книги «Философия общего дела», 1, Верный, 1906; 2, М. 1913. См. т. 49, стр. 209, т. 63, стр. 83.

* 234. В. Е. Крашенинникову.

1910 г. Октября 6. Я. П.

Крашенинникову.

Ясная Поляна, 6 окт. 10 г.

Изменение, которое вы сделали в вашей статье, совершенно согласно с тем, что я считал нужным, и выражено очень хорошо. Что же касается печатания, то это дело ваше, решайте сами. Могу подтвердить только, что статья хорошая. Разумеется, совершенно согласен на упоминание о моем участии в ее написании.

Лев Толстой.

В. Е. Крашенинников (см. письма к нему №№ 113 и 216) в письме от 2 октября писал Толстому, что он вполне согласен со сделанными Толстым замечаниями к статье «Что такое культура?» и внес в рукопись соответствующие изменения. Вместе с тем он спрашивал Толстого, следует ли издавать эту статью, и если следует, то не разрешит ли Толстой указать, что статья написана по его личным указаниям. Статья В. Е. Крашенинникова «Что такое культура?» была напечатана в болгарском журнале «Възраждане» в переводе на болгарский язык.

235. В. Г. Черткову от 6 октября.

 

* 236. И. Фельдману.

1910 г. Октября 8. Я. П.

Фельдман. 8 октября 1910 г.

Думаю, что исполнение требований нравственного закона-совести обязательнее исполнения желаний даже матери. А прощение грешника и сострадание, и любовь к нему есть одно из главных требований нравственного закона-совести и христианского учения.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Фельдмана.181

182 И. Фельдман (р. 1894) — ученик 6-го класса гимназии в г. Шавлях Ковенской губ., в письме от 4 октября рассказывал о семейном положении своих родителей. Он просил также выслать ему книгу «На каждый день». Книга была послана вместе с письмом, согласно распоряжению Толстого, написанному на конверте: Послать Н[а] к[аждый] д[ень].

237. А. К. Чертковой от 8 октября.

 

238. В. Г. Черткову от 8 октября.

 

* 239. П. Олейнику и Я. Витвицкому.

1910 г. Октября 9. Я. П.

Петру Олейнику1

и Якову Витвицкому.

Не знаю, о какой статье2 вы говорите. Сколько мне помнится, это давнишняя выписка из моего дневника. Мысли, выраженные там, хотя и не ясны вполне, признаются мною вполне справедливыми и теперь.

Ответы же на ваши вопросы вы найдете в моих книжках «На каждый день» и в не напечатанном еще предисловии к ним, которое и посылаю вам.

Желаю, чтобы эти ответы удовлетворили вас.

Печатается по копии. На конверте письма Олейника и Витвицкого Толстой пометил: Отвечать.

Ответ на письмо от 1 октября Петра Олейника и Якова Ивановича Витвицкого из Житомира, в котором они задавали в связи с опубликованной в газетах статьей Толстого «Три фазиса жизни» ряд вопросов о «путях приближения к богу».

1 Фамилия перепечатана в копии неправильно: Олейкин вместо Олейник.

2 Статья «Три фазиса жизни» представляет собою выписку из Дневника Толстого за 1889 г. (см. т. 50), опубликованную В. Г. Чертковым впервые в «Листках Свободного слова», Purleigh (Англия), 1899, стр. 48—52, а затем в феврале 1910 г. в ряде русских газет. Последняя публикация была вызвана появлением этой выписки в нескольких газетах в искаженном виде под заглавиями: «Последний этап моей жизни» и «Ход моего духовного развития». См. т. 81, письмо № 115 и письмо к В. Г. Черткову от 9 февраля 1910 г., т. 89.

182 183

* 240. В. И. Шпигановичу.

1910 г. Октября 9. Я. П.

Шпигановичу.

9 октября 10 года, Ясная Поляна.

Владимир Иванович,

Ответ: нет тех условий, в которых человек не мог бы исполнить требований своей совести. Они могут быть очень трудны, как они трудны в прекрасно описанном вами случае. Но дело всё в том, что условия становятся невыносимо трудными только тогда, когда подлежащий им человек ставит задачей своей жизни устроение ее в известных, определенных им в своем воображении, внешних условиях (поставить себя в условия бедности, равные большинству народа), а не служение делу божию посредством увеличения в себе любви во всех, каких бы то ни было условиях1.

Только смотри он так на свое положение, и оно представится ему не несчастьем, не препятствием в деле жизни, а испытанием, материалом для работы над собой в деле увеличения любви. И случится или не случится то, что предсказывает Достоевский, из направленной так в прежних условиях деятельности любви, кроме блага для себя и для всех окружающих, ничего выйти не может. Часто мешает правильному в таких случаях решению вопроса повсюду подкрадывающийся дьявол тщеславия — желания поставить себя в положение, одобряемое уважаемыми людьми, и выйти из осуждаемого людьми положения, несогласия своей жизни со своими убеждениями. Только искренно скажи себе, что важно для меня не то, как будут судить об этом люди. Пускай считают меня лицемером, обманщиком — чем хотят, — буду делать то, что велит мне бог — моя совесть. Только перед ней быть бы правым, а люди пусть думают обо мне и судят, как хотят. Такое отношение к вопросу много помогает решению его. Только бы он смотрел на свое положение не как на бедствие, а как на испытание, которое может увеличить его истинное благо, и только бы был свободен от заботы о мнении людей и решение — какое оно будет, никто не знает, кроме его самого — решение найдется и приведет к истинному благу его жизни и всех близких ему, как ведет к этому всё то, что случается183 184 с нашей внешней жизнью, если мы с сознанием своего истинного, свободного ни с чем не зависимого любящего «я» принимаем всё то, что случается с нами.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге. На конверте письма Шпигановича помета Толстого: Спросить у Душана, кто это?

Ответ на письмо от 6 октября 1910 г. Владимира Ивановича Шпигановича из Воронежа, в котором он писал об одном враче, стремившемся переменить свой обеспеченный образ жизни и уйти жить среди бедноты и встретившем противодействие жены и детей. В своем письме Шпиганович ссылался на слова из поучения старца Зосимы в романе Достоевского «Братья Карамазовы».

1 В черновике зачеркнуто: он сознает, что уход от любящей, хотя и ложной любовью, жены, было бы нарушением любви.

241. Е. И. Лозинскому.

1910 г. Октября 10. Я. П.

Лозинскому.

10 октября 10 г. Ясная Поляна.

Очень рад был прочесть вашу прекрасную статью, с содержанием которой вполне согласен.

Статья эта очень полезна тем, что уничтожает ложное представление многих вегетарианцев о том, что они что-то сделали очень хорошее и отделяются от других людей тем, что питаются здоровою пищею, а не трупами.

Лев Толстой.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на полях газеты «Киевские вести» 1910, № 254 от 22 сентября, стр. 3, в которой помещена статья Лозинского. Впервые опубликовано в журнале «Вегетарианское обозрение» 1911, 2, стр. 29.

Евгений Иустинович Лозинский (р. 1867) — присяжный поверенный, публицист, автор книги: «Л. Толстой об интеллигенции и рабочем вопросе», Спб. 1911. См. т. 57, стр. 302 и 318, и т. 79.

Письмо Толстого вызвано статьей Е. И. Лозинского «Вегетарианство и антропофагия (Письмо в редакцию)» в газете «Киевские вести» 1910, № 254 от 22 сентября, в которой Лозинский писал по поводу того, что журнал «Вегетарианское обозрение» перепечатал в № 3-4 большую выдержку из его статьи «О нравственном начале в жизни и воспитании ребенка», напечатанную в февральской книжке журнала «Вестник воспитания»184 185 за 1910 г. Лозинский протестовал против того, что «Вегетарианское обозрение» перепечатало те именно места из его статьи, которые «представляют специфический интерес для последователей вегетарианского учения», но выпустило «основную мысль», без которой приведенные места способны представить в совершенно ложном свете его «принципиальное отношение к современному вегетарианскому течению в его целом».

Д. П. Маковицкий 11 октября пишет в ЯЗ: «За завтраком Лев Николаевич беседовал о статье Лозинского в «Вегетарианском обозрении». — Прекрасная статья. Сочувствует вегетарианству. Но Лозинский считает, что прежде всего надо перестать жить так, как мы живем, т. е. жизнью, основанной на поедании людей».

242. Д. Е. Троицкому.

1910 г. Октября 11. Я. П.

Священнику

Д. Троицкому.

11 октября 10 г. Ясная Поляна.

Любезный брат Дмитрий,

Я человек очень грешный и только тем и занят, чтобы исправляться, как могу и умею, от многочисленных моих грехов и моих греховных привычек. Прошу бога о помощи мне в этом деле, и он помогает, и я, хотя и черепашьими шажками, но все-таки подвигаюсь с его помощью.

В этом же движении нахожу и единственный смысл, цель и благо моей жизни. «Царство божие внутри вас есть, и царство божие силою (т. е. усилиями)1. Я верю в это и делаю какие могу для этого усилия, а вы вот предлагаете мне совершение известных обрядов и произнесение известных слов, которые покажут, что я признаю непогрешимой истиной всё то, что люди, назвавшиеся церковью, признают истиной, что вследствие этого все мои грехи простятся — как-то кем-то простятся, и мне не только не нужно будет работать внутреннюю, тяжелую и вместе с тем радостную духовную работу своего исправления, а что я буду как-то спасен от чего-то и получу какое-то вечное блаженство.

Для чего вы, любезный брат Дмитрий, с таким странным предложением обращаетесь ко мне?185

186 Ведь я не обращаю вас и [не] советую вам бросить то зловредное, по моему мнению, заблуждение, в котором вы находитесь и в которое вы старательно, извращая их души, вводите тысячи и тысячи несчастных детей и простых людей. Для чего же вы меня, человека, стоящего по своему возрасту одной ногой в гробу и спокойно ожидающего смерти, не оставите в покое? Ведь обращение меня в церковную веру имело бы смысл, если бы я был мальчик, или взрослый безбожник, или безграмотный якут, никогда ничего не слыхавший о церковной вере. Но ведь я 82-летний старик, воспитанный в том самом обмане, в котором вы находитесь и к которому вы меня приглашаете и от которого я с величайшими страданиями и усилиями освободился много лет тому назад, усвоив себе миросозерцание не церковное, но христианское, которое дает мне возможность спокойной, радостной жизни, направленной на внутреннее совершенствование, и готовность такой же спокойной и радостной смерти, в которой я вижу возвращение к тому богу любви, от которого изшел.

Любящий вас брат.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Троицкого и продолженным на двух страницах почтовой бумаги.

Впервые опубликовано Д. Е. Троицким вместе со своим письмом к Толстому от 9 октября под заглавием «Православно-пастырское увещание графа Л. Н. Толстого» в журнале «Христианин» 1913, II, стр. 508—510.

Про протоиерея Христорождественской церкви в Туле Д. Е. Троицкого тульский епископ Парфений доносил Синоду: «В числе приходских пастырей г. Тулы есть между прочим протоиерей Дмитрий Троицкий; он с 1897 г., по благословению бывшего тульского епископа Питирима, взял на себя труд быть увещевателем графа Толстого. Обыкновенно в год раза два протоиерей Троицкий посещал Ясную Поляну. Граф принимал его, приглашал иногда к столу, но от бесед по вопросам веры отказывался. В минувшем октябре, узнав о болезни графа, протоиерей Троицкий написал ему; по получении ответа написал вторично и также получил от графа вторичный ответ». («Рапорт правительствующему Синоду Парфения, епископа тульского и белевского» — исторический журнал «Дела и дни» 1920, I, стр. 298.)

Далее в рапорте епископа Парфения приводятся письма Толстого от 11 октября и 23 октября; см. далее письмо № 273. О посещении Толстого священником Троицким 4 января 1908 г. см. Н. Н. Гусев, «Два года с Л. Н. Толстым», М. 1928, стр. 54—57.

1 В копии пропущено слово: берется

186 187

* 243. П. П. Трубецкому.

1910 г. Октября 11. Я. П.

11 октября 1910.

Vous m’obligerez beaucoup, cher Troubetzkoy, en faisant ce que sera en votre pouvoir pour Belinky. Je vous serre cordialement la main.

Léon Tolstoy.

Вы меня очень обяжете, дорогой Трубецкой, если вы сделаете, что сможете, для Белинького. Дружески жму вам руку.

Лев Толстой.

Печатается по копии. Письмо является припиской к письму П. П. Трубецкому переписчика на машинке Толстого Самуила Моисеевича Белинького (р. 1877), жившего в Телятинках у Чертковых.

Павел Петрович Трубецкой — русский скульптор, живший постоянно в Париже и часто приезжавший в Россию и в Ясную Поляну, автор нескольких скульптурных портретов Толстого.

Белинький в своем письме обращался с просьбой помочь найти работу его брату Якову. Трубецкой ответил Толстому пространным письмом, а его и С. М. Белинького просьбу исполнил.

244. В. Г. Черткову от 11 октября.

 

245. Редакторам газет.

1910 г. Октября 11—22. Я. П.

Милостивый государь, Господин Редактор,

Прошу Вас поместить следующее мое заявление в Вашей газете: слышу, что опять появились объявления об издании журнала «Ясная Поляна», и опять получаю различные ко мне обращения, основанные на соображении о том, что я издаю этот журнал или принимаю в нем участие. Считаю нужным заявить, о чем уже несколько раз было заявлено в печати, что не только не издаю этого журнала и не принимаю в нем никакого участия, но даже не имею ни малейшего понятия о том, кто издает его.1 Знаю только то, что в продолжение последних лет я получал и получаю письма (такое получил ныне от Рыжикова)2 от лиц, обращающихся ко мне с просьбой возвратить им посланные в редакцию деньги, на которые они не получили никаких книг и которые, несмотря на свои просьбы, они не могут никак выручить.187

188 И потому прошу все те лица, которые имели и имеют дело с редакцией «Ясная Поляна», не обращаться более ко мне3 по этому поводу.

Прошу другие газеты, особенно провинциальные, перепечатать это мое заявление.

Лев Толстой.

11 октября 10 года

Ясная Поляна.4

Печатается по машинописному подлиннику, сверенному с машинописным черновиком, исправленным и подписанным Толстым. Впервые опубликовано в газете «Русские ведомости» 1910, № 236 от 14 октября. В подлиннике напечатана дата 11 октября, тогда как в подписанном черновике Толстым собственноручно написана дата 12 октября. Письмо редакторам газет было вызвано рядом писем, полученных Толстым в период 6—12 октября (см. «Список писем по поручению», №№ 344, 349, 350, 351, 354). На конверте одного из них (письма С. И. Григорьевой, № 349) Толстой пометил: Написать об Ясной Полян[е] в газеты.

1 См. т. 81, «Список писем по поручению», № 23.

2 Письмо Н. Г. Рыжикова было получено 10 октября. См. «Список писем по поручению», № 350.

3 В черновике зачеркнуто Толстым: и притом советую, судя по прошедшему, стараться не иметь никакого денежного дела с редакцией «Ясная Поляна».

4 После текста письма в черновике рукой Толстого написано:

1) Р[усское] С[лово]

2)

3)

Дальнейшее перечисление газет написано в черновике рукой A. Л. Толстой за исключением названия последней газеты № 13, написанного рукой В. Ф. Булгакова: Р[усские] вед[омости], Бирж[евые] вед[омости], Копейка, Петерб[ургская газета], Новое время, Киевские вести, Речь, Русь, Утро России, Одесский листок, Утро в Харькове, Сибирская жизнь (г. Томск, Дворянская ул., соб. д.).

246. В. Г. Черткову от 12 октября.

 

247. T. Л. Сухотиной.

1910 г. Октября 12. Я. П.

Вот и пишу тебе, милая Таничка. И так совесть мучает, ч[то] не написал до сих пор. Хорошо ли у вас дома? Надеюсь, что хорошо. А у нас не похвалюсь: всё так же тяжело. Особенного188 189 нет, но каждый день упреки, слезы. Вчера и нынче было особенно худо. Сейчас 12-го и 12-й час ночи. Только что были разговоры с упреками о каком-то завещании Ч[ертко]ву, о к[отор]ом она откуда-то, как говорит, узнала. Я молчал, и так разошлись.1 Нынче же утром думал о том, что объявлю, что уезжаю в Кочеты, и уеду. Но потом раздумал. Да, странно, вы, любящие меня, должны желать, чтобы я не приезжал к вам. Надеюсь, что и не приеду. Остальное всё хорошо. Хотя не похвалюсь работой.2 Да и тем лучше. Довольно уже я намарал бумаги. Из посетителей был на днях приятный мне Наживин.3 Жду Ив[ана] Ив[ановича].4 Сейчас прервала меня С[офья] А[ндреевна], требуя, чтоб я прочел выписки из моих дневников, когда я был влюблен в нее. И опять слезы и сейчас опять пришла, и опять слезы и просьбы не писать тебе о ней. Привет Мише, Таничке и всем вашим. Отец Л. Т.

(12 окт. 1910)

Впервые опубликовано (небольшой отрывок) П. И. Бирюковым (Б, IV, стр. 213), полностью — Т. Л. Сухотиной в Париже (см. «Современные записки» 1929, XXXVI, 33, стр. 218—219). Дата определяется содержанием письма. Кроме того, на подлиннике внизу поставлена та же дата рукой Т. Л. Сухотиной.

1 См. записи Толстого в Дневнике 11, 12, 13 и 14 октября и в «Дневнике для одного себя», т. 58, стр. 117, 118, 141 и прим. №№ 1485, 1489, 1493, 1495.

2 В эти дни Толстой работал над своей статьей «О социализме». См. т. 38, стр. 426—435 и 592.

3 Иван Федорович Наживин (р. 1874), писатель, в то время разделявший взгляды Толстого, был у Толстого 10—11 октября. См. т. 58, стр. 116—117 и прим. 1481 и 1488.

4 И. И. Горбунов-Посадов.

* 248. П. Сергееву.

1910 г. Октября 14. Я. П.

Поликарпу Сергееву.

14 октября 10 года. Ясная Поляна.

1) Живет человек на свете для того, чтобы исполнить волю того, кто послал его в мир. А воля его в том, чтобы 2) увеличивать в себе любовь к себе подобным. А увеличивать в себе любовь к себе подобным можно только борьбою с тем, что мешает189 190 проявлению любви ко всем. Мешают же этому наши грехи, соблазны и суеверия.

Посылаю вам книги «На каждый день», в них вы найдете в числах от 2-го до 7-го, в чем, по моему мнению, назначение человека, в числах от 8-го до 20 вы найдете мысли о грехах, соблазнах и суевериях, препятствующих любви. От 20 до 28 мысли о том, как бороться с грехами, соблазнами и суевериями. От 28 до конца мысли о том, что жизнь всегда добро для тех, кто исполняет закон бога, и о том, что есть смерть и чего мы ожидаем после смерти.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Сергеева и продолженным на почтовой бумаге.

Поликарп Сергеев (р. 1888) — крестьянин Тульской губ., служивший в Благовещенске в 37-м Сибирском стрелковом полку младшим унтер-офицером. Ответ на письмо от 25 сентября 1910 г., в котором он спрашивал: 1) для чего человек существует на земле и 2) к чему он должен стремиться? — и просил выслать книги.

* 249. П. Смирнову.

1910 г. Октября 14. Я. П.

14 окт. 10 г. Ясная Поляна.

Я полагаю что русский народ религиозен не благодаря учению церкви, а несмотря на учение церкви.

Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, перепечатанного на открытке, сохранился черновик-автограф, написанный на полулисте почтовой бумаги.

Ответ на письмо П. Смирнова из Москвы от 11 октября 1910 г.

* 250. N. N.

1910 г. Октября 14—16. Я. П.

14 октября 10 г. Ясная Поляна.

Прочел ваше письмо и рад бы дать вам совет, но никак не могу этого сделать при тех сложных условиях, в которых вы находитесь. Если бы вы не нарушили целомудрия, я бы советовал вам во что бы то ни стало удерживать целомудрие. Если бы муж ваш не был убежден (несправедливо), что молодому сильному190 191 человеку нельзя жить без половых сношений, то, любя вас, он мог бы согласиться жить с вами, как брат с сестрой, как поступают некоторые знакомые мне супруги. И обоим было бы очень хорошо.

Развод же, уход от мужа или тот выход, о котором вы говорите — разрешение с вашей стороны распутства вашему мужу, оба выхода безнравственны, и я смело советую вам не делать ни того, ни другого.

По моему мнению, вам остается одно: терпеливо, не нарушая любви к мужу, нести ваше положение, удерживая себя в целомудрии, насколько хватит вам сил, стараясь не нарушить ни целомудрия, ни любви. Боритесь, сколько будет сил. В этом теперь задача вашей жизни и в этом мой совет. А как вы его решите, знаете только вы сами.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на двух страницах почтовой бумаги. Основанием датировки являются: копия, где письмо датировано 14 октября, и помета на черновике-авто графе на конверте письма NN об ответе Толстого 16 октября 1910 г.

Ответ на письмо N. N. от 8 октября, в котором она писала о тяжести супружеской жизни и просила совета Толстого, как быть.

* 251. Леону де Рони (Léon de Rosny).

1910 г. Октября 16. Я. П.

Rosny.

Cher confrère,

Jev[ou]s serai trés obligé des communications que v[ou]s avez l’intention de me faire au sujet des travaux ainsi que des plans de l’alliance universelle dont le but ne peut ne pas m’interésser.

Recevez, cher confrère1, l’assurance de ma sympathie et de ma parfaite estime.

L. T.

16 Octobre 10.


Рони.

Дорогой собрат,

Я вам буду очень обязан за сообщения, которые вы намереваетесь мне сделать по вопросу о трудах и программе всемирного союза, цель которого не может не интересовать меня.

Примите, дорогой собрат, уверение в моем расположении и совершенном уважении.

Л. Т.

16 октября 10.191

192 Печатается по черновику-автографу, написанному на почтовой бумаге. Фамилия адресата и дата написаны рукой А. Л. Толстой. Дата определяется по черновику.

Леон де Рони (1837—1914) — французский востоковед и этнолог, профессор японского языка в Сорбонне, инициатор международных съездов ориенталистов. См. т. 73.

Ответ на письмо Леона де Рони от 24 октября нов. ст. из Фонтени (Франция). Рони писал, что давно собирался поставить Толстого в известность о существовании научного Всемирного союза — Международной ассоциации людей науки, литературы, искусства, который успешно развивает свою деятельность в пяти частях света и многие из комитетов которого занимаются разработкой вопросов, близких Толстому.

252. В. Г. Черткову от 17 октября.

 

* 253. М. И. Зайцеву. Черновое.

1910 г. Октября 17. Я. П.

Все мои писания, начиная с (Исповеди) 81 года, заключают в себе только те ответы, которые я умел дать на вопросы, занимающие вас. Посылаю вам книги, которые в более сжатой форме отвечают на эти вопросы. Эти самые вопросы мучают не только вас, но и всех искренне мыслящих людей нашего времени.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Зайцева.

Ответ на письмо учителя в с. Екимовское Рязанского уезда и губ. Михаила Ивановича Зайцева, писавшего, что его очень интересуют вопросы о боге и загробной жизни.

* 254. Киселевой.

1910 г. Октября 17—18. Я. П.

17 октября 10 года. Ясная Поляна.

Цель жизни каждого отдельного человека одна: внутреннее совершенствование, состоящее в увеличении в себе любви. То, что в этом цель жизни, доказывается тем, что, во-первых, это совершенствование в противоположность всем другим целям жизни, которые не в нашей власти, зависит только от нашей воли и потому всегда возможно; во-вторых, тем, что это совершенствование192 193 в любви тотчас же дает тем большую радость и спокойствие, чем больше сделал усилия для этого совершенствования. В-третьих, тем, что цель жизни, положенная в совершенствовании, уничтожает страх прекращения жизни личности в смерти, так как любовь переносит интересы жизни вне личности; и, в-четвертых, еще и потому, что все величайшие учители жизни от Браминов, Будды и до Христа, Магомета и всех других мудрецов только именно эту цель указывали людям.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Киселевой и продолженным на почтовой бумаге.

Письма Киселевой, отправленного из Оренбурга 13 октября 1910 г. (почт. шт.), не сохранилось. На конверте надпись Толстого: Просто уничтожить письмо, и A. Л. Толстой: «Письмо уничтожено. Отв[етил] 18 окт[ября] 10 г. Л[ев] Н[иколаевич]».

255. З. М. Гагиной.

1910 г. Октября 18. Я. П.

З. Гагиной.

18 октября 10 года. Ясная Поляна.

Очень вас благодарю, милая Зинаида Михайловна, за ваше письмо. Ценю вашу любовь и дорожу ей.

Передайте детям мою благодарность за их трогательные, милые письма. Посылаю им в благодарность мои карточки.

Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф, написанный на конверте письма З. М. Гагиной. Впервые опубликовано в журнале «Вестник теософии» 1914, 12, стр. 92.

Ответ на письма З. М. Гагиной и двенадцати ее учеников, которые все написаны на одном листе почтовой бумаги.

* 256. В. П. Покровскому.

1910 г. Октября 18. Я. П.

В. П. Покровскому.

18 октября 10 года. Ясная Поляна.

Я сочувствую вашему намерению и желаю вам радостного исполнения его. «Круга чтения» для народа нет особенного,193 194 есть общий «Круг чтения», который выходит вторым изданием. Вышедшую часть высылаю вам. Когда выйдут остальные — пришлю. Посылаю еще «На каждый день».

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на отдельном листе бумаги и разнящимся от копии тем, что черновик написан Толстым от имени третьего лица, вместо «я»: «Л[ев] Н[иколаевич] очень сочувствует».

Ответ на письмо от 12 октября 1910 г. отставного подполковника пограничной стражи В. П. Покровского из Гродно. Он писал о своем намерении поступить в сельские учителя, чтобы служить «тому народу, у которого мы много взяли и ничего не дали, а если и дали, то не хлеб, а камень». Он просил Толстого выслать ему «Круг чтения для народа».

* 257. И. Фомину.

1910 г. Октября 18. Я. П.

18 октября 10 года. Ясная Поляна.

Получил ваше письмо, любезный брат Иван Фомич, и, как вы верно угадали, читая его, радовался лучшей для меня радостью жизни: сознания полного духовного общения с человеком, которого никогда не видал, никогда, вероятно, не увижу, но с которым чувствуешь себя связанным неразрывной связью. Вы знаете эту связь. Это связь единения, приобретаемая сознанием в себе бога.

Благодарю вас за ваше письмо и посылаю вам те книги, которых, может быть, нет у вас и которые, думаю, что пригодятся вам.

Любящий вас брат1

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Фомина и продолженным на отдельной бумаге.

Ответ на письмо от 16 октября 1910 г. крестьянина д. Камнево Ливенского уезда Орловской губ. И. Фомина, в котором Фомин благодарил Толстого за высланный год назад труд Толстого «Соединение и перевод четырех евангелий».

1 Далее в черновике написано: Д[етское] е[вангелие], Н[а] к[аждый] д[ень].

194 195

* 258. А. Шишкину.

1910 г. Октября 18. Я. П.

А. Шишкину.

18 октября 10 года. Ясная Поляна.

Мысль ваша о вреде истребления лесов, мне кажется, справедливой, но не думаю, чтобы чья-нибудь проповедь о пользе сохранения лесов, тем менее моя, которой вы приписываете несвойственное ей значение, могла бы остановить это истребление лесов. Уничтожение лесов вызывается такими настоятельными, временными потребностями отдельных и самых разнообразных личностей, что довод о благе всех людей не может не только остановить это истребление, но и заметно подействовать на уменьшение его.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Шишкина. Кроме того, на конверте карандашом помета Толстого: Хорошее письмо, но Б[ез] О[твета] о лесах. Несмотря на первоначальное свое намерение оставить письмо без ответа, Толстой все же, как видно, ответил. На конверте помечено, повидимому ошибочно, что на письмо ответила A. Л. Толстая 18 октября.

Крестьянин Андрей Шишкин из Калуги писал о пользе близости человека к природе, а также о необходимости сохранения лесов. В конце письма он взывал к Толстому: «Употребите остаток дней своих, когда каждая минута дорога, когда каждая Ваша строчка ценится дороже золота, напишите горячее краткое слово в защиту лесов, в защиту деревьев, которые истребляет безжалостная рука современного человечества».

259. П. Брызгалову.

1910 г. Октября 21. Я. П.

21 октября 10 года. Ясная Поляна.

Для того, чтобы жизнь была такая, какую вы желаете и желают все разумные люди, такая, чтобы люди не ездили друг на дружке, а жили бы по-братски, помогая друг другу, для этого нужно не устраивать общины, отделяясь от всех других людей, а нужно там, где живешь и с кем живешь, стараться жить по душе, по-божьи, по учению Христа, а не по учению мира. Общин устраивалось много, но все люди в общинах живут не лучше, чем в миру, а часто даже много хуже.195

196 «Царство божие внутри вас есть». Это значит, что для того, чтобы наступило царство божие, надо каждому прежде всего установить его, царство божие, в себе, в своем сердце. Ни один человек и никакие люди не могут устроить царство божие на земле. Одно, что могут и должны делать люди, это жить так, чтобы приближалось царство божие не для нескольких людей, не для одной части людей, а для всего рода человеческого. И это самое — то, что нужно для того, чтобы пришло царство божие, — исправлять самого себя, — может делать каждый человек. И в этом истинная жизнь каждого человека. И в этом же и истинное благо.

Советую вам и вашим друзьям оставаться жить в своих семьях и своем обществе и, живя так, по-внешнему прежней жизнью, внутренне изменять себя, насколько можешь, исполняя учение Христа в том, чтобы любить бога, т. е. совершенство, и ближнего, как самого себя. А для того, чтобы исполнять это учение, надо начинать с самого начала, как входить на гору не миновать с самого низа. Исполнять это учение сначала хоть в том, чтобы не ссориться, не обижать, а прощать того, кто обидит; не только не драться, но не ругаться; не осуждать, не пить, не курить, не распутничать, не лгать, не завиствовать, не участвовать в злых делах, вообще слушаться не своих похотей, не людских желаний, повелений и советов, а слушаться только бога и своей совести. И только начни жить так, и увидишь, что везде можно жить для души, по-божьи, и что для этого не нужно никаких общин.

Посылаю вам несколько книг, из которых вы увидите, почему я думаю так, как пишу вам.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге. Впервые опубликовано в ПТСО, № 258, стр. 375 и 376, как письмо к крестьянину N. и подписанное: Лев Толстой.

Ответ на письмо от 14 октября 1910 г. крестьянина Челябинского уезда Павла Брызгалова, писавшего о стремлении некоторых крестьян жить братскими общинами, как жили первые христиане. Он просит Толстого ответить: «Может, эти общины уже есть — где? И как они живут? Нужно ли для этого разрешение нашего правительства. Если нужно, то дозволит ли оно, или нет? Кого просить об этом?»

В конце черновика приписка Толстого: Послать Е[диную] з[аповедь], В ч[ем] моя в[ера?], мелких, Н[а] к[аждый] д[ень] и предисловие.

196 197

* 260. Г. Виллиаму.

1910 г. Октября 21. Я. П.

Георгию Вильяму.

21 окт. 10 г. Ясная Поляна.

Я очень тронут вашим письмом и от души благодарю вас за него.1

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Виллиама.

Ответ на письмо Георгия Виллиама из Москвы от 18 октября, в котором он благодарил Толстого за то доброе, что Толстой сделал своими сочинениями людям, в том числе и ему.

1 В черновике подпись: Л. Т.

261. Неизвестной «X».

1910 г. Октября 21. Я. П.

X.

21 октября 10 года. Ясная Поляна.

Письмо ваше произвело на меня очень неприятное впечатление. Вы осуждаете всех окружающих вас, бессознательно высказывая этим уверенность в вашем превосходстве над всеми и полное самодовольство. Вы желаете быть полезной людям. Но тот, кто желает быть полезным людям, должен прежде всего постараться быть не вредным им. А если вы хорошенько вглядитесь в себя, то легко увидите, что вам в этом отношении предстоит очень много работы над собой, хотя бы той, чтобы научиться не осуждать людей и любить их. Посылаю вам книгу «На каждый день», в ней вы найдете мои ответы на ваши вопросы. Обратите внимание на число 22-ое.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма неизвестной, продолженным на почтовой бумаге и подписанным инициалами: Л. Т. Впервые опубликовано в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 362.

Ответ на письмо неизвестной «X», гимназистки 6-го класса Саранской женской гимназии (без подписи), в котором она желчно и с раздражением описывала гимназические порядки, педагогов и подруг гимназисток.

197 198

* 262. П. Подмарькову.

1910 г. Октября 21. Я. П.

21 октября 10 года. Ясная Поляна.

Если будете думать, что можно и должно быть целомудренным, то если и падете, то все-таки во всем вероятиям будете, женившись, верным мужем. Если же будете думать, что можно и должно для здоровья быть нецеломудренным, то по всем вероятиям будете развратным человеком.

Посылаю вам одну книгу «На каждый день». Прочтите там на 10-ое число. Об этом же вопросе найдете во всех вышедших книгах «На каждый день»: июнь, июль, август, сентябрь, январь, февраль.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге.

Ответ на письмо от 17 октября 1910 г. Петра Подмарькова из станицы Нижне-Чирской Области Войска Донского, в котором Подмарьков писал: «Вы проповедуете в своих сочинениях соблюдение полного целомудрия в жизни, а я думаю, что это с вашей стороны заблуждение, представляющее из себя уклонение от законов природы... До брака возможно быть чистым в нравственном отношении, а в браке полное целомудрие уже соблюсти нельзя».

* 263. А. Я. Смирнову.

1910 г. Октября 21. Я. П.

Смирнову.

21 октября 10 года. Ясная Поляна.

Алексей Яковлевич,

Приятно было получить ваше письмо. Посылаю вам книги, которые могут поддержать вас в вашем понимании жизни.

Советую вам, как старик молодому человеку, применять это ваше понимание жизни ко всем, хотя бы кажущимся самым неважным случаям жизни. Ничто не укрепляет так, как это применение своей веры к жизни.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Смирнова. Сбоку приписка Толстого: Послать Н[а] к[аждый] д[ень] и ев[ангелие].198

199 Ответ на письмо молодого крестьянина из Костромы Алексея Яковлевича Смирнова, писавшего о сильном впечатлении, полученном от книжек Толстого, перевернувших его взгляды. Он просил Толстого поддержать его «в новом жизнепонимании».

* 264. В. Д. Строганову.

1910 г. Октября 21. Я. П.

Строганову.

21 окт. 10 г. Ясная Поляна.

Не буду оспаривать вами выраженных мыслей, потому что нахожу в них много такого, что признаю и я и чего никто не может не признать. Боюсь только, что вам неясно мое понимание назначения и смысла человеческой жизни. Основной смысл человеческой жизни для меня именно в борьбе с этим злом, кот[орое] есть неизбежное условие человеческой жизни. В борьбе, заключающейся не в насилии, а в внутреннем совершенствовании, которое достигается каждым человеком соответственно его внутренней духовной силе. Коротко сказать: задача жизни человеческой есть, по моему мнению, не осуществление вполне царства божия на земле, как думают некоторые, но приближение к этому бесконечно от нас отдаленному царству внутреннего совершенствования каждого отдельного человека.

Лев Толстой.

Письмо, повидимому, было Толстым продиктовано А. Л. Толстой: на обороте письма Строганова сохранилась ее стенографическая запись.

Ответ на письмо Виктора Дмитриевича Строганова (р. 1848) из Одессы от 17 октября, в котором он писал о своем понимании добра и зла.

* 265. И. М. Трегубову.

1910 г. Октября 21. Я. П.

И. М. Трегубову, Петербург,

Чернышев пер., 16, кв. 17.

21 октября 10 г. Ясная Поляна.

Получил ваше письмо, дорогой Иван Михайлович, и не могу так или иначе ответить на ваш вопрос. Вы в своем последнем письме совершенно верно осуждаете всякие оправдания199 200 какого бы то ни было насилия. Но дело в том, как только человек связал себя какими бы то ни было обязательствами, хотя бы с такой общиной, как ваша, имеющей самые высокие цели, так уже является необходимость руководствоваться не своим личным стремлением к осуществлению полноты идеала и своей личной слабостью в достижении его, а внешними условиями того учреждения, с которым связал себя. Поэтому-то не могу ответить на ваш вопрос: как лучше поступить общине? Как поступить каждому отдельному человеку, я очень хорошо знаю, так же, как и вы, знаю, что отдельному человеку надо все силы употреблять на то, чтобы исполнять тот идеал, который он признает истинным и который стоит перед ним. Как же поступить общине в том случае, к[ото]рый представился вам, не знаю и не могу знать.

Прощайте, дружески жму вам руку и желаю, чтобы мой ответ удовлетворил вас.

Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранилась стенографическая запись черновика письма, продиктованного Толстым Д. П. Маковицкому.

Ответ на письмо Ивана Михайловича Трегубова (1858—1931) (см. т. 66, стр. 124), последователя взглядов Толстого. Трегубов писал об организованном им в 1908 г. в Петербурге кружке «Община свободных христиан», некоторые члены которого в отдельных случаях допускают отступления от принципа непротивления злу насилием. Он спрашивал Толстого, как поступить с этими членами — исключать их из кружка или нет.

* 266. С. А. Трейгеру.

1910 г. Октября 21. Я. П.

Г-ну С. А. Трейгеру.

21 октября 10 года. Ясная Поляна.

М[илостивый] Г[осударь].

Извините меня. Не могу высказать своего мнения за или против сионизма, так как вопрос этот не интересует меня и, кроме того, я не имею времени заняться им.

С почтением Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф, написанный на конверте письма Трейгера.200

201 C. A. Трейгер — сотрудник страхового общества «Саламандра» в Фастове Киевской губ., в своем письме подробно критиковал сионистское движение и просил Толстого высказать свой взгляд на сионизм.

267. Д. Н. Анучину.

1910 г. Октября 21. Я. П.

Уважаемый Дмитрий Николаевич, мой старый знакомый и единомышленник, очень почтенный человек, крестьянин Михаил Новиков1 желал бы поместить своего сына в типографские ученики. Если это от вас зависит и вы захотите сделать это, то вы меня очень обяжете. Михаил Новиков, кроме того, что очень хороший человек, еще и даровитый, самобытно мыслящий писатель. Я думаю, что статьи его могут пригодиться «Русским Ведомостям».

Уважающий вас Лев Толстой.

Печатается по копии. Дата определяется по воспоминаниям М. П. Новикова и по письму к А. Н. Коншину (см. № 268). Впервые опубликовано в газете «Русские ведомости» 1910, № 252 от 2 ноября.

Дмитрий Николаевич Анучин (1843—1923) — редактор московской либеральной газеты «Русские ведомости», академик, профессор Московского университета по кафедре географии и антропологии, этнограф и археолог.

1 О М. П. Новикове см. письмо № 279.

* 268. A. H. Коншину.

1910 г. Октября 21. Я. П.

Просьба к вам, Александр Николаевич: мой старый знакомый и единомышленник и очень почтенный человек, крестьянин Михаил Новиков, желал бы поместить своих детей на работу. Если это возможно, то вы очень обяжете меня. Давно не видал вас, но это не мешает мне помнить и любить вас. Очень бы рад был повидать вас.

Лев Толстой.

21 окт. 1910.


На обороте: Александру Николаевичу Коншину.201

202 Александр Николаевич Коншин (1867—1919) — знакомый Толстого с 1898 г., участник книгоиздательства «Посредник», финансировавший журнал «Свободное воспитание». См. т. 71, стр. 464.

Письмо Толстого было передано лично М. П. Новикову 21 октября, когда он был в последний раз у Толстого, и было вручено Новиковым А. Н. Коншину.

269. В. Г. Черткову от 21 октября.

 

270. Письмо в редакцию. Неотправленное.

1910 г. Октября 22. Я. П.

М. Г., ввиду возобновляемых от времени до времени проектов и предложений о покупке теми или иными издателями права на издание моих сочинений, считаю необходимым печатно заявить, что никакие права на издание моих сочинений не подлежат продаже.

Временное распоряжение изданием моих произведений, напечатанных до 1881 года (за исключением тех из них, которые я отдал или могу еще отдать во всеобщее пользование) было мною предоставлено лично моей жене, Софье Андреевне Толстой, — без права передачи этого уполномочия в третьи руки.

Всё же написанное мною после 1-го января 1881 года (или же написанное и раньше, но неизданное до этого срока), насколько оно подлежит изданию, предоставлено, как я уже неоднократно заявлял в печати, во всеобщее пользование, т. е. после первого появления в печати этого материала у тех или других, по моему усмотрению, издателей, кто угодно в России и за границей имеет право свободно и безвозмездно перепечатывать и переводить эти произведения, не спрашивая ни у кого специального для этого разрешения.

Таким образом, предложения о покупке исключительного, постоянного ли или временного, права на издание каких бы то ни было моих писаний, всё равно напечатанных уже, или еще ненапечатанных и появились ли они в свет раньше, или позже 1881 года, являются плодом совершенного недоразумения, так как на это не было и нет моего согласия.

Печатается по тексту первой публикации в книге А. Б. Гольденвейзера «Вблизи Толстого», 2, стр. 323 и 324. Дата определяется по письму Толстого к В. Г. Черткову от 22 октября.202

203 По поводу этого заявления А. Б. Гольденвейзер писал: «Лев Николаевич поручил Владимиру Григорьевичу Черткову приготовить такое заявление на всякий случай ввиду слухов о предложениях, делаемых Софье Андреевне относительно продажи прав на издание его сочинений» (стр. 323). Письмо было написано В. Г. Чертковым 19 октября и подписано Толстым 22 октября 1910 г. Как сообщил В. Г. Чертков, письмо в редакцию осталось неотправленным.

271. В. Г. Черткову от 22 октября.

 

272. Ефимову. Черновое.

1910 г. Октября 23. Я. П.

Оч[ень] сожалею, что по нездоровью не могу принять.

Толстой.

Впервые опубликовано в Дневнике В. Ф. Булгакова, стр. 318.

Известный летчик Ефимов прислал Толстому телеграмму из Москвы от 22 октября с просьбой разрешить ему приехать в Ясную Поляну, чтобы услышать мнение Толстого «о ему близком и дорогом деле воздухоплавания». Текст телеграммы Ефимова опубликован В. Ф. Булгаковым в вышеупомянутой записи его Дневника.

273. Д. Е. Троицкому.

1910 г. Октября 23. Я. П.

Троицкому.

23 октября 10 года. Ясная Поляна.

Получил ваше доброе письмо, Дмитрий Егорович, и благодарю за него. Совершенно согласен с тем, что смирение есть величайшая и необходимая добродетель. Как я всегда говорю, человек подобен дроби, в которой знаменатель определяет его мнение о самом себе. Самое лучшее, когда знаменатель этот ноль (полное смирение), а ужасно, когда знаменатель этот возрастает до бесконечности. В первом случае, каков бы ни был знаменатель, он имеет действительное значение, во втором же случае — никакого.

Посылаю вам книги «На каждый день», в которых на 25-ое число вы найдете мое мнение об этой величайшей добродетели.203 204 Одно, с чем несогласен с вами, это то, чтобы в признании своего несовершенства и ничтожества надеяться на внешнюю помощь, а не на то внутреннее усилие, которое не должно никак ослабевать и которое одно приближает хотя немного к совершенству или хотя избавляет от порочности: царство божие силою берется. Еще раз благодарю вас за доброе письмо и братски приветствую.

Печатается по копии. Кроме копии, сохранилась стенографическая запись письма, написанная А. Л. Толстой под диктовку Толстого. Впервые опубликовано Д. Е. Троицким вместе со своим письмом от 22 октября 1910 г. в статье «Православно-пастырское увещание графа Л. Н. Толстого» в журнале «Христианин» 1913, II, стр. 511—514.

Ответ на письмо тульского протоиерея от октября 1910 г.

274. А. К. Чертковой от 23 октября.

 

275. А. Бархударову.

1910 г. Октября 24. Я. П.

24 октября 10 г. Ясная Поляна.

Мережковского не читал и, судя по тем выпискам, которые вы делаете, читать, а тем менее оправдываться, не нахожу нужным.

Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф на конверте письма Бархударова. Впервые опубликовано вместе с письмом Бархударова в сборнике Толстовского музея «Толстой и о Толстом», I, М. 1924, стр. 36 и 37.

Ответ на письмо петербургского студента Александра Бархударова от 20 октября, в котором он писал: «Я приходил всегда к заключению, что Ваша жизнь очень разнится от Ваших воззрений, иначе говоря: в теории Вы один, на практике другой». Подтверждение своего взгляда Бархударов нашел в книге Д. С. Мережковского «Толстой и Достоевский» (изд. «Общественная польза», СПб. 1909, стр. 64) и просил Толстого ответить, делал ли он разъяснения по поводу книги Мережковского и где их можно найти. См. запись Толстого в Дневнике (т. 58, стр. 122).

204 205

276. Неизвестному (студенту Я. Г-гу).

1910 г. Октября 24. Я. П.

Я. Г.

24 октября 10 года. Ясная Поляна.

Если вы могли поверить какому-то профессору Петражицкому,1 что закон любви, написанный в сердцах всех людей и провозглашенный всеми величайшими людьми мира от Браминов до Христа и всех новейших великих мыслителей, что закон этот несостоятелен (так как допущение противления злу насилием вполне уничтожает этот закон), потому что есть люди, которым нужно насилие, и другие, как профессора правоведения, которые кормятся оправданием насилия, если вы могли поверить в этом деле одному из таких профессоров, то вы неизбежно поверите той нелепости и лжи, что целомудрие вредно, а разврат полезен.

Верьте себе, милый юноша, и великим учителям человечества, а не профессорам. Я много писал и о том, и о другом. Если вас точно интересует мое мнение об этом, то прочтите то, что посылаю вам.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на одной странице писчей бумаги. Впервые опубликовано вместе с письмом студента Я. Г-га в газете «Голос студенчества» 1910, № 8 от 4 ноября.

Ответ на письмо от 15 октября студента Петербургского университета, подписанное: Я. Г-г. Он писал, что с «гимназической скамьи» проникся учением Толстого о непротивлении злу, но уже на первом курсе теория профессора Петражицкого и другие начали разрушать в нем веру в этот принцип.

1 Лев Иосифович Петражицкий (1867—19..), профессор Петербургского университета по кафедре философии права и автор ряда научных трудов по теории права и нравственности, член первой Государственной думы. Об отношении Толстого к теории проф. Петражицкого см. «О праве (письмо студенту)» (т. 38, стр. 54).

277. А. И. Редрову.

1910 г. Октября 24. Я. П.

24 окт. 1910 г. А. Редрову.

Булгаков так хорошо передал вам то самое, что я мог и желал бы сказать вам, что мне остается только прибавить, повторить205 206 то, что мне радостно было получить ваше письмо и что, любя вас, желаю вам постоянства на том пути, на который вы вступили. Чем дальше будете итти, тем тверже и свободнее будете себя чувствовать. Главное, советую вам на все встречающиеся препятствия, как и на то, которое теперь предстоит вам (ваши отношения с родителями), не смотреть как на зло, а как на испытание силы и искренности вашего убеждения. В нашей власти претворить в добро всё то, что представляется нам злом.

Любящий вас Лев Толстой.

Печатается по копии. Приписка к письму В. Ф. Булгакова А. И. Редрову от 23 октября. Впервые опубликовано вместе с письмом В. Ф. Булгакова, на котором сделана приписка Толстого, в газете «Голос студенчества» 1910, № 8 от 4 ноября. См. «Список писем по поручению», № 378.

Александр Ильич Редров (р. 1888) — бывший студент-юрист Московского университета, под влиянием прочитанных им книг Толстого вышел из университета. Его родители требовали возвращения в университет. Он просил Толстого дать ему свой совет.

* 278. И. И. Горбунову-Посадову.

1910 г. Октября 24. Я. П.

Горбунову.

24 октября 10 года. Ясная Поляна.

Иван Иванович,

Получил листовки, высланные вами Саше, и очень заинтересовался ими. Разобрал их на четыре сорта: самые хорошие, хорошие, посредственные и плохие. Вышло почти что поровну. И вот мне хочется заменить плохие и отчасти посредственные книгами безразличными, только не безнравственными и вредными, но самыми разнообразными, которые чередовались бы с книгами остальными, одного определенного направления. Однообразие это, я думаю, тяжело и действует обратно той цели, с которой они распространяются, вызывая скуку, в особенности если книги с нравственными целями не совсем хорошие. Книги эти я бы заменил, во-первых, простыми, веселыми, без всякого замысла рассказами, даже сборниками смешных,206 207 веселых, невинных анекдотов. В[тор]ое — практическими руководствами земледелия, садоводства, огородничества. Третий отдел — выбрал бы самые лучшие стихотворения: Пушкина, Тютчева, Лермонтова, даже Державина. Если мания стихотворства так распространена, то пускай, по крайней мере, они имеют образец совершенства в этом роде. Об этом еще придется подумать. Вы же с своей стороны выскажите ваше мнение.

До свидания, милый друг, ваш Лев Толстой.


Приложение: список книг, изд. «Посредник», с отметками Толстого.


1. Очень хорошие книги.

1.

Л. Н. Толстой,

«Три старца», «Кающийся грешник» [№ 581, М. 1910].

1.

»

«Любите друг друга» [№ 729, М. 1909].

1.

»

«Сестры» [по Мопассану, № 575].

1.

»

«Зерно с куриное яйцо» [№ 574, М. 1910].

1.

»

«Работник Емельян и пустой барабан» [№ 576].

1.

»

«Ильяс» [№ 728, М. 1910].

1.

»

«Бог один у всех» [по Бернарден де Сент-Пьеру», № 577].

1.

»

«Большая медведица», «Камни», «Вражье лепко, а божье крепко» [№ 727, М. 1910].

1.

»

«Где любовь, там и бог» [№ 6, М. 1910].

1.

»

«Крестник» [№ 573, М. 1910].

1.

»

«Для души. Изречения мыслителей разных стран и разных веков» [№ 773, М. 1910].

1.

»

«Упустишь огонь не потушишь» [№ 5, М. 1910].

1.

»

«Изречения Магомета, не вошедшие в Коран» [№ 742, М. 1910].

1.

»

«Лаотзе» [№ 763, М. 1910].

1.

»

«О смерти» [№ 752].

1.

»

«О бессмертии» [№ 751].

207 208

1.

Л. Н. Толстой,

«Об истинной любви» [№ 755].

1.

А. Аполлов,

«Борьба света с тьмой» [№ 641, М. 1908].

1.

С. Семенов,

«Недруги» [№ 378].

1.

»

«Дворник» [№ 669, М. 1910].

1.

»

«Шпитонок» [№ 156].

1.

»

«Подпасок» [№ 749, М. 1910].

1.

»

«Левониха» [№ 443, М. 1910].

1.

»

«Марфуша сирота» [№ 759, М. 1910].

1.

»

С немецкого «Под выстрелами», «Калека» [рассказ Гюи де Мопассана, № 486].

1.

»

«Житие св. Филарета Милостивого» [№ 19, М. 1909].


2. Хорошие книги.

2.

Л. Н. Толстой,

«Ассирийский царь Ассархадон» [№ 500, М. 1909].

2.

»

«Много ли человеку земли нужно» [№ 24, М. 1910].

2.

»

«Для совести» [«Изречения мыслителей разных стран и разных веков», № 782, М. 1910].

2.

»

«О добре и доброте. Мысли разных писателей» [№ 754, М. 1909].

2.

»

«Ответ мертвеца», перевод Лукьянской [№ 347].

2.

»

«Ледащий» [№ 74, М. 1910].

2.

А. Пакин,

«Пора опомниться» [№ 246].

2.

В. Чертков,

«Злая забава» [(Мысли об охоте), № 777].

2.

И. Горбунов-Посадов,

«Белый гость» [сборник притч и рассказов, № 397, М. 1910].

2.

»

«Мститель» [сборник притч и рассказов, № 465, М. 1909].

2.

И. Старинин,

«Об одном добром человеке» [№ 309, М. 1909].

2.

»

«Дядя Фаддей» [№ 274, М. 1910].

2.

С. Семенов,

«Чья вина?» [№ 207, М. 1909].

2.

»

«Невеста» [№ 463, М. 1909].

2.

»

«Хорошее житье» [№ 560, М. 1910].

208 209

3. Не дурные.

3.

И. Горбунов-Посадов,

«Рох и его собака» [сборник рассказов, № 408, М. 1909].

3.

»

«Дочь китайского вельможи и другие рассказы» [№ 432, М. 1910].

3.

»

«Мудрец Солон» [сборник притч и рассказов, № 393].

3.

Н. Селезнев,

«Белая береза» [№ 750, М. 1909].

3.

Е. Горбунова,

«Наши зеленые друзья — деревья» [№ 338].

3.

Б. Гриниченко,

«Голос совести» [№ 511, М. 1910].

3.

А. [К.] Ч[ерткова],

«Подвиг» [М. 1910].

3.

(Д. Е. Оболенский),

«Странник» [№ 9].

3.

Ю. Безбородко,

«Великодушный Голиаф» [№ 204, М. 1910].

3.

М. Конопницкая,

«Покинутые», «Мариська» [№ 306, М. 1910].

3.

С. Семенов,

«Не в деньгах счастье» [№ 58, М. 1910].

3.

»

«Красна девица» [песенник для взрослых, № 470].

3.

»

«Крестьянские работы [и деревенская жизнь по месяцам года]».

3.

Л. Н. Толстой,

«Безубойное питание или вегетарианство. Мысли разных писателей», № 753].

3.

С. Стахович,

«Сиротка» [№ 313].

3.

В. Гаршин,

«Сказание о гордом Аггее» [№ 380, М. 1910].


4. Низший сорт.

4.

А. Аполлов,

«Необыкновенный случай» [№ 194, М. 1908].

4.

Ф. Горностаев,

«Два ребенка» [№ 492].

4.

»

«Гончар-самоучка» [№ 68].

4.

И. Франко,

«К свету» [№ 531, М. 1910].

4.

М. Конопницкая,

«Убийца» [№ 775, М. 1910].

4.

Н. Телешов,

«С богом» [№ 403, М. 1910].

4.

»

«Домой» [№ 322, М. 1910].

4.

»

«Елка Митрича» [№ 801, М. 1910].

4.

Н. Дядин,

«В простоте душевной» [№ 770, М. 1910].

4.

И. Горбунов-Посадов,

«Христианочка» [№ 409, М. 1910].

209 210

4.

И. Горбунов-Посадов,

«Волки» [сборник рассказов и притч, № 402].

4.

И. Старинин,

«Получка» [№ 564].

4.

А. Волгин,

«Отказались» [№ 484, М. 1910].

4.

»

«Житие св. Павлина Ноланского» [№ 736].

4.

А. Додэ,

«Крушение корабля» [№ 383, М. 1910].

4.

Гюи де Мопассан,

«Месть». Ф. Коппе, «Сиделка» [№ 169, М. 1909].

4.

А. Пушкин,

«Станционный смотритель» [№ 358, М. 1910].

4.

И. Наживин,

«Бабушка» [№ 497, М. 1910].

4.

»

«В неволе» [№ 498, М. 1910].

4.

»

«Вино — яд» [№ 359].


Кроме машинописного подлинника, сохранился список книг, составленный по разметкам Толстого, который воспроизводится в приложении с найденными библиографическими справками (в прямых скобках), а также и самые пачки книг с отметками Толстого на обложках: «1, 2, 3 и 4», синим и красным карандашом, с надписями Д. П. Маковицкого: «1 — очень хорошие, 2 — хорошие, 3 — не дурные, 4 — низший сорт».

Д. П. Маковицкий в ЯЗ от 23 октября записал, что «Лев Николаевич просил отобрать по одному экземпляру каждой из семидесяти книжек, взял их с собою и до 10 часов 40 м. был занят чтением и пересматриванием их и распределением на четыре разряда; красная отметка — для хорошо грамотных, синяя — для малограмотных. 1. Очень хорошие. 2. Хорошие. 3. Не дурные. 4. Низший сорт.

Первый — третий разряды будет постоянно выписывать, а четвертый тем, которые просят книжек для продажи».

24 октября утром Лев Николаевич сказал: «Я нынче ночью думал об этом. Мне еще нужны все другие книжечки, которые находятся в народной библиотеке, и каталог «Посредника». Я хочу все их пересмотреть. Четвертый разряд надо выбросить и заменить книжечками веселого содержания, а то это однообразие наскучит».

279. М. П. Новикову.

1910 г. Октября 24. Я. П.

Новикову.

24 октября 10 года, Ясная Поляна.

Михаил Петрович,

В связи с тем, что я говорил вам перед вашим уходом, обращаюсь к вам еще с следующей просьбой: если бы действительно210 211 случилось то, чтобы я приехал к вам, то не могли бы вы найти мне у вас в деревне, хотя бы самую маленькую, но отдельную и теплую хату, так что вас с семьей я бы стеснял самое короткое время. Еще сообщаю вам то, что если бы мне пришлось телеграфировать вам, то я телеграфировал бы вам не от своего имени, а от Т. Николаева.

Буду ждать вашего ответа, дружески жму руку. Лев Толстой.

Имейте в виду, что всё это должно быть известно только вам одним.

Л. Т.

Впервые опубликовано в газетах: «Русские ведомости» 1910, № 262 от 13 ноября, и «Новое время» 1910, № 12455 от 13 ноября.

Михаил Петрович Новиков (1871—1939) — крестьянин д. Боровково Тульской губ. См. т. 53, прим. 318, стр. 446—447, т. 58, стр. 121, 142, прим. 1537, 1797, 1760, тт. 73—74. М. П. Новиков был в Ясной Поляне 20—21 октября 1910 г.

Содержание секретного разговора Толстого с Новиковым, касающегося намерения Толстого покинуть Ясную Поляну, приведено в воспоминаниях М. П. Новикова «Мое последнее свидание со Львом Николаевичем» — см. объединенный выпуск журналов «Голос Толстого и Единение» 1920, 3—15, и «Истинная свобода» 1920, 7, стр. 5—13. Цитаты из этих воспоминаний напечатаны в прим. 1537 в т. 58, стр. 549—550. См. также воспоминания С. Л. Толстого, к которому из Ясной Поляны с письмом Толстого приезжал Новиков («Очерки былого», Гослитиздат, 1949, стр. 264).

М. П. Новиков ответил Толстому письмом от 29 октября 1914 г. Письмо Новикова было одно из последних четырех писем к Толстому, с содержанием которых ему довелось ознакомиться; оно было прочитано Толстому В. Г. Чертковым в Астапове, за четыре дня до смерти, 3 ноября 1910 г. Ввиду того, что Толстой был уже не в силах сам писать, В. Г. Чертков под его диктовку пометил на конверте письма М. П. Новикова: «Поблагодарить. Уехал совсем в другую сторону». См. В. Чертков, «О последних днях Л. Н. Толстого», изд. Сытина, М. 1911, стр. 16—17.

* 280. Т. Л. Сухотиной.

1910 г. Октября 24. Я. П.

24 утро.

Милая Таничка, сейчас пришел к Саше. Она начала с того, что сказала: когда я сомневаюсь в чем-нибудь, я спрашиваю себя: как бы сделала, решила Маша. Я не знал, что ей сказать,211 212 и молчал. Но ей видно б[ыло] нужно высказать. Она начала говорить что-то невнятное. — «Я поссорилась». — Что, с кем? Она заревела. И насилу выговорила: — с Таней, и совсем раскисла. Ты прости... Да ты уже и простила. Я сам кисну, когда пишу тебе это.1 Вот и всё. У нас всё по-старому. Худого ничего, но и хорошего нет.

Не могу достаточно быть благодарным Тому, кто это устроено за мою старость и близость к смерти. Так это всё разрешает и к хорошему, радостному. Целую тебя, голубчик.

Л. Т.

См. запись Толстого в «Дневнике для одного себя» от 24 октября (т. 58, стр. 142).

Написано на секретке. Заказное. Почтовый штемпель получения: «Благодатное. 27 октября».

1 Зачеркнуто: У нас

281. В редакцию газеты «Голос студенчества».

1910 г. Октября 25. Я. П.

Очень желал исполнить ваше желание, но боялся, что желание мое, вследствие и большого количества занятий и слабости здоровья, так и останется желанием. Но мой молодой друг В. Булгаков придумал послать вам мою переписку со студентами двух разных университетов.1 Он думает, что это пригодится для вашего издания. А пригодится ли это для вашего издания, решите вы сами.

Желаю успеха вашему делу и вам самим.

Лев Толстой.

Ясная Поляна, 25 октября 1910 года.

Печатается по первой публикации в газете «Голос студенчества» 1910, № 8 от 4 ноября.

Редакция газеты «Голос студенчества» в письме к Толстому просила сообщить его мнение «о задачах студенчества в школе». Подлинника письма редакции, вызвавшего ответ Толстого, не сохранилось. Текст его опубликован в том же номере «Голоса студенчества», что и ответ Толстого.

1 См. письма №№ 276 и 277.

212 213

* 282. Т. Соломиной.

1910 г. Октября 25. Я. П.

25 октября 10 года. Ясная Поляна.

Благодарю вас за добрые чувства, вызванные преувеличенной оценкой моих писаний.

Очень бы желал видеть вас, но очень слаб, и потому советую вам не ездить. Письменное же общение с вами мне приятно.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Соломиной и подписанным инициалами: Л. Т.

Соломина Т. (р. 1884), давшая адрес: «Курск, вокзал, врачу Е. С. Соломину, Т. Соломиной», в письме от 24 октября 1910 г. писала, что посылает свое стихотворение, посвященное Толстому, чтобы хоть чем-нибудь выразить глубокую благодарность ему «за все хорошее, что получила» от его произведений. Она писала далее, что в трудные минуты, когда в отчаянии не знала, что делать, сочинения Толстого «давали мир и покой» ее душе, и просила разрешения приехать повидаться с ним.

283. В. Г. Черткову от 26 октября.

 

* 284. Альтенбургской колонии учащихся. Неотправленное.

1910 г. Октября 27. Я. П.

27 октября 1910 г. Ясная Пол.

Благодарю за название. Посылаю в вашу читальню несколько составленных мною книг «На каждый день». Пришлю остальные, когда выйдут.

Печатается по копии. В копии помета неизвестной рукой: «Не послано по желанию Льва Николаевича».

Сведений об Альтенбургской колонии учащихся не имеется. Повидимому, Альтенбургская колония учащихся (Германия) сообщала о своем решении назвать свою библиотеку именем Толстого.

285. А. В. Архангельскому.

1910 г. Октября 27. Я. П.

Не следует думать о последствиях своих поступков, а тем более не следует руководиться в своим поступках ожидаемыми от них последствиями. Будем делать, что нам велит совесть,213 214 как и вы поступили, а последствия сложатся не так, как мы соображаем, а как угодно тому высшему началу, которое руководит нашей жизнью. Благодарю за ваше письмо, радуюсь за вас. Помоги вам бог, который в вас, всё больше и больше утверждаться на том пути, на который стали.1 Сколько отказавшихся, до сих пор неизвестно, да и едва ли будем в состоянии это узнать.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Архангельского. Впервые опубликовано в журнале «Единение» 1916, 3, стр. 96. Дата определяется почтовым штемпелем дня получения: «Засека, 27 октября 1910 г.». На конверте помета A. Л. Толстой об ответе Толстого 27 октября, причем число 27 исправлено на 28. Повидимому, письмо к Архангельскому — последнее письмо, написанное Толстым из Ясной Поляны постороннему корреспонденту.

А. В. Архангельский (см. письмо № 176) сообщил Толстому, что он отказался от воинской повинности, но его отказ, «повидимому, решили замолчать». Он писал Толстому: «Очень был бы благодарен Вам, если бы взяли на себя труд сообщить мне, сколько окажется отказавшихся в этот год в России».

1 Последней фразы в черновике-автографе нет.

286. С. А. Толстой от 28 октября.

 

287. A. Л. Толстой.

1910 г. Октября 28. 6 ч. утра. Щекино.

Щекино, 6 ч. утра, 28 октября 1910 г.

Доехали хорошо. Поедем, вероятно, в Оптину.1 Письма мои читай. Ч[ертко]ву скажи, что если в продолжение недели, до 4 числа, не будет от меня отмены, то пусть пошлет заявление в газеты.2 Пожалуйста, голубушка, как только узнаешь, где я, а узнаешь это очень скоро, — извести меня обо всем: как принято известие о моем отъезде, и всё, чем подробнее, тем лучше.

Печатается по копии, сверенной с первой публикацией в сборнике ТПТ, стр. 135.

Письмо было отправлено с кучером А. П. Елисеевым, который отвозил Толстого, покинувшего Ясную Поляну, на станцию Щекино. В ночь с 27 на 28 октября 1910 г. Толстой решил осуществить свое заветное желание: отказаться от мучительных для него условий барской жизни,214 215 не соответствующих его убеждениям. Стремление Толстого уйти совсем из дому усилилось особенно в последние полгода жизни вследствие крайне напряженных отношений с женой С. А. Толстой, резко протестовавшей против намерения Толстого передать все свои сочинения в общую собственность и подозревавшей наличие завещания Толстого об этом на имя В. Г. Черткова. Внешним толчком к уходу послужило посещение С. А. Толстой рабочего кабинета Толстого в ночь с 27 на 28 октября, копание в его бумагах. Об этом Толстой подробно записал в Дневнике (см. т. 58, стр. 123—125).

Перед своим отъездом (в 4 ч. утра) Толстой написал письмо к своей жене в двух редакциях, опубликованное в т. 84 (письмо № 837).

1 Оптина введенская пустынь — древний мужской монастырь в двух верстах от г. Козельска Калужской губ. Толстой на протяжении своей жизни четыре раза был в Оптиной пустыни: в 1877, 1881, 1890 гг. и 29 октября 1910 г. См. С. А. Толстая, «Четыре посещения гр. Львом Николаевичем Толстым монастыря Оптина пустынь» — ТЕ, стр. 3—7.

2 Заявление в газеты об авторском праве на сочинения Толстого. См. письмо № 270 и письмо к В. Г. Черткову от 22 октября в т. 89, а также письмо В. Г. Черткова к Толстому от 20 октября 1910 г. (там же).

288. В. Г. Черткову от 28 октября.

 

289. A. Л. Толстой.

1910 г. Октября 28. 7 ч. 53 м. вечера. Козельск.

28-го 7 ч. 53 м. пополудни.

В Ясенки из Козельска.

Ночуем Оптиной. Завтра Шамордино.1 Адрес Подборки. Здоров.

Николаев.2

Адрес:   Ясенки

              Черткову

               Саше

Телеграмма печатается по копии. Впервые опубликовано в сборнике ТПТ, стр. 139. Телеграмма отправлена в дополнение к письму к А. Л. Толстой (см. № 287).

Со ст. Щекино Толстой отправился через Горбачево до ст. Козельск. В Оптину пустынь прибыл в 81/2 вечером 28 октября и пробыл до второй половины дня 29 октября. В 61/2 вечера приехал в Шамордино.

1 См. прим. 5 к письму № 291.

2 Условные фамилии, придуманные Толстым: для себя — Т. Николаев, для А. Л. Толстой — Фролова, для В. Г. Черткова — Семенов.

215 216

290. А. Л. Толстой.

1910 г. Октября 28. 7 ч. 30 м. вечера. Козельск.

28 октября 1910 г.

Ст. Козельск.

Доехали, голубчик Саша, благополучно. Ах, если бы только у вас бы не было не очень неблагополучно. Теперь половина восьмого. Переночуем1 и завтра поедем, если будем живы, в Шамардино.2 Стараюсь быть3 спокойным и должен признаться, что испытываю то же беспокойство, какое и всегда, ожидая всего тяжелого, но не испытываю того стыда, той неловкости, той несвободы, которую испытывал всегда дома. Пришлось от Горбачева4 ехать в 3-м классе, было неудобно, но очень душевно приятно и поучительно.5 Ели хорошо и на дороге и в Белеве,6 сейчас будем пить чай и спать, стараться спать. Я почти не устал, даже меньше, чем обыкновенно. О тебе ничего не решаю до получения известий от тебя. Пиши в Шамардино и туда же посылай телеграммы, если будет что-нибудь экстренное. Скажи Бате,7 чтоб он писал и что я прочел отмеченное в его статье место, но второпях, и желал бы перечесть — пускай пришлет.8 Варе9 скажи, что ее благодарю, как всегда, за ее любовь к тебе и прошу и надеюсь, что она будет беречь тебя и останавливать в твоих порывах. Пожалуйста, голубушка, мало слов, но кротких и твердых.

Пришли мне или привези штучку для заряжения пера (чернила взяты), начатые мною книги Montaigne,10 Николаев,11 2-й том Достоевского,12 Une vie.13

Письма все читай и пересылай нужные: Подборки,14 Шамардино.

Владимиру Григорьевичу скажи, что очень рад и очень боюсь того, что сделал. Постараюсь написать сюжеты снов и просящиеся художественные писания. От свидания с ним до времени считаю лучшим воздержаться. Он, как всегда, поймет меня.

Прощай, голубчик, целую тебя [[4]].

Л. Т.


Еще пришли маленькие15 ножнечки, карандаши, халат.

Печатается по копии, сверенной с первой публикацией в сборнике ТПТ, стр. 142—143. Письмо написано по приезде Толстого на ст.216 217 Козельск Рязано-Уральской. ж, д. (линия Горбачево — Смоленск), куда Толстой прибыл по пути в Оптину пустынь 28 октября в 4 ч. 50 м. дня. Письмо было отправлено В. Г. Черткову для передачи Александре Львовне Толстой и ею получено только в Астапове.

1 В Оптиной пустыни.

2 Шамординский женский монастырь, где жила сестра Толстого, монахиня Мария Николаевна Толстая (см. письмо № 297).

3 В опубликованном тексте: спокоен

4 Горбачево — узловая станция Московско-Курской и Рязано-Уральской ж. д.

5 В опубликованном тексте: Ел

6 Белев — железнодорожная станция в 80 км. от Горбачева.

7 В. Г. Черткову.

8 Повидимому, имеется в виду составленная Чертковым краткая история унитарианского движения в Англии под заглавием «Унитарианское христианство», присланная Толстому Чертковым при его письме от 25 октября 1910 г. См. т. 89.

9 В. М. Феокритовой.

10 В опубликованном тексте: Монтейнь

Мишель Монтэнь (Michel Montaigne, 1533—1592), французский писатель-философ. Его книга, которую начал перечитывать Толстой: «Essais de Montaigne suivi de sa correspondance et de la servitude volontaire d’Etienne de La Boétie. Edition variorum, accompagnée d’une notice biografique, de notes historiques, philologiques, etc. et d’un Index analitique par Charles Louandre», I, Paris, G. Charpentier et Cie, éditeurs» [«Опыты Монтэня, с приложением его переписки и сочинения Этьена Ла Боэти «О добровольном рабстве»; к изданию приложены примечания различных авторов, биографическая заметка, исторические, филологические и т. п. примечания и указатели, составленные Шарлем Луандром», I, Париж, Ж. Шарпантье и Ко, издатели].

Книга эта находится в яснополянском кабинете Толстого, на столе около кресла.

11 В опубликованном тексте: Николаев, 2-й том,

П. П. Николаев, «Понятие о боге как совершенной основе жизни», Женева, 1907—1910. См. письмо № 207. Книга находится в яснополянской библиотеке.

12 Ф. М. Достоевский, «Братья Карамзовы» — Полное собрание сочинений Ф. М. Достоевского, т. 14, Спб. 1882, типография бр. Пантелеевых. Книга находится в яснополянском кабинете на том месте, где ее читал в последний раз в Ясной Поляне Толстой.

13 «Жизнь» Мопассана. Какой именно экземпляр просил привезти Толстой, не установлено. Книги этой в яснополянской библиотеке не сохранилось.

14 Почтовое отделение Калужской губ.

15 В опубликованном тексте: ножницы

217 218

291. А. Л. Толстой.

1910 г. Октября 29. Оптина пустынь.

29 октября 10 г. Оптина пустынь.

Сергеенко1 тебе всё про меня расскажет, милый друг Саша. Трудно. Не могу не чувствовать большой тяжести. Главное, не согрешить, в этом и труд. Разумеется, согрешил и согрешу, но хоть бы поменьше.

Этого, главное, прежде всего желаю тебе, тем более, что знаю, что тебе выпала страшная, не по силам по твоей молодости задача. Я ничего не решил и не хочу решать. Стараюсь делать только то чего не могу не делать, и не делать того, чего мог бы не делать. Из письма к Ч[ерткову] ты увидишь, как я не то ч[то] смотрю, а чувствую. Очень надеюсь на доброе влияние Тани и Сережи.2 Главное, чтоб они поняли и постарались внушить ей, что мне с этими подглядыванием, подслушиванием, вечными укоризнами, распоряжением мной, как вздумается, вечным контролем, напускной ненавистью к самому близкому и нужному мне человеку3, с этой явной ненавистью ко мне и притворством любви, что такая жизнь мне не неприятна, а прямо невозможна, что если кому-нибудь топиться, то уж никак не ей, а мне, что я желаю одного — свободы от нее, от этой лжи, притворства и злобы, которой проникнуто всё ее существо. Разумеется, этого они не могут внушить ей, но могут внушить, что все ее поступки относительно меня не только не выражают любви, но как будто имеют явную цель убить меня, чего она и достигнет, так как надеюсь, что в третий припадок, который грозит мне, избавлю и ее, и себя от этого ужасного положения, в котором мы жили и в которое я не хочу возвращаться.

Видишь, милая, какой я плохой, не скрываюсь от тебя.

Тебя еще не выписываю, но выпишу, как только будет можно, и оч[ень] скоро. Пиши, как здоровье. Целую тебя. Л. Толстой.4

Едем Шамардино.5

Душан разрывается, и физически мне прелестно.

Печатается по первой публикации в статье А. С. Николаева «К последним дням жизни Льва Николаевича Толстого» — журнал «Дела и дни» 1920, I, стр. 289—290, сверенной с текстом, опубликованным в сборнике ТПТ, стр. 143—144.218

219 Письмо это было отправлено с А. П. Сергеенко через В. Г. Черткова A. Л. Толстой, с тем чтобы она передала содержание его Т. Л. Сухотиной и С. Л. Толстому. Получено было оно А. Л. Толстой уже в Астапове.

См. запись Толстого в Дневнике, т. 58, стр. 125.

1 Алексей Петрович Сергеенко (р. 1886), в то время секретарь B. Г. Черткова, приезжал к Толстому в Оптину пустынь 29 октября 1910 г., по поручению В. Г. Черткова, с вестями о том, что делалось в отсутствие Толстого у него дома, и в тот же день возвратился обратно.

2 В опубликованном в сборнике тексте дальнейшая часть письма до слов: «не скрываюсь от тебя» выпущена.

3 В. Г. Черткову.

4 Подпись и окончание письма воспроизводятся по тексту, опубликованному в сборнике ТПТ, стр. 144; в тексте, опубликованном А. С. Николаевым в журнале «Дела и дни», окончание выпущено и напечатана подпись: Л. Т.

5 Толстой в сопровождении Д. П. Маковицкого и А. П. Сергеенко 29 октября в 6 ч. вечера выехал из Оптиной пустыни в Шамординский женский монастырь Козельского уезда Калужской губ., где жила его сестра, монахиня Мария Николаевна Толстая.

292. В. Г. Черткову от 29 октября.

 

293. М. Н. Толстой.

1910. Октября 29. Оптина пустынь.

У вас, милая Маша, воображаемые беды,1 чему оч[ень] радуюсь, а у нас самые настоящие и оч[ень], оч[ень] тяжелые. Ты верно уж знаешь всё. Я теперь в Оптиной. Еду к сестре, в Шамардино.2 Очень хочу не возвращаться. Много надеюсь на влияние Сережи и Тани, но ничего не могу предвидеть. Главное, как бы не согрешить. А что будет, не могу и предвидеть. Я рад случаю сообщить тебе о нашем горе, п[отому] ч[то] знаю, что ты своим добрым сердцем принимаешь в нем участие. Случай же, по которому я пишу, это сейчас пришедшая ко мне женщина, вдова, у к[отор]ой 6 чел[овек] детей и к[отор]ая просит о помещении ее детей, хоть сколько можно — одной в приют. Она придет к тебе, вот ее имя.3 Прости за то, что утружд[аю]. Знаю, что ты сделаешь, если можно.

Целую тебя.

Лев Толстой.

29 окт. Оптина пустынь.219

220 Впервые опубликовано C. Л. Толстым в его воспоминаниях: «Очерки былого», Гослитиздат, М. 1949, стр. 264. Письмо было передано Толстым для отправки А. П. Сергеенко, уезжавшему из Оптиной пустыни в Телятинки. А. П. Сергеенко отправил его заказным письмом из Ясенок 3 ноября 1910 г.

Мария Николаевна Толстая, рожд. Зубова (1867—1939) — вторая жена Сергея Львовича Толстого была попечительницей Сергиевского профессионального училища в Москве, переименованного впоследствии в училище имени Льва Толстого.

1 Здесь имеется в виду вызов на дуэль Сергея Львовича Толстого К. В. Сумароковым, бывшим в то время чернским (Тульской губ.) предводителем дворянства. Дуэль С. Л. Толстого с Сумароковым не состоялась. О столкновении С. Л. Толстого с Сумароковым см. С. Л. Толстой, «Очерки былого», Гослитиздат, М. 1949, стр. 235—237, и Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 333 и 334.

2 См. прим. 5 к письму № 291.

3 Далее в копии сделана сноска, написанная рукой А. П. Сергеенко, следующего содержания: «Дарья Григорьевна Окаемова, имеет 6 человек детей, крестьянка». Как сообщила М. Н. Толстая, Окаемова к ней не являлась.

294. С. А. Толстой от 30 октября.

 

295. С. Л. Толстому и Т. Л. Сухотиной.

1910 г. Октября 31. 4-й час утра. Шамордино.

Благодарю вас очень, милые друзья — истинные друзья — Сережа и Таня, за ваше участие в моем горе и за ваши письма. Твое письмо, Сережа, мне было особенно радостно: коротко, ясно и содержательно и, главное, добро.1 Не могу не бояться всего и не могу освобождать себя от ответственности, но не осилил поступить иначе. Я писал Саше через Черткова о том, то я просил его сообщить вам — детям. Прочтите это. Я писал то, что чувствовал, и чувствую то, что не могу поступить иначе.2 Я пишу ей — мама.3 Она покажет вам тоже. Писал, обдумавши и всё, что мог. Мы сейчас уезжаем, еще не знаем куда... Сообщение всегда будет через Ч[ерткова].

Прощайте, спасибо вам, милые дети, и простите за то, что все-таки я причина вашего страдания. Особенно ты, милая голубушка, Таничка. Ну вот и всё. Тороплюсь уехать так,

220 221

Черновик письма Л. Н. Толстого к С. А. Толстому и Т. Л. Сухотиной
от 31 октября 1910 г.

 

 

чтобы, чего я боюсь, мама не застала меня. Свидание с ней теперь было бы ужасно. Ну, прощайте.

Л. Н.

4-ый час утра. Шамардино.

Впервые опубликовано: начало письма до слов: «Я писал Саше» — И. Л. Толстым в его книге «Мои воспоминания», изд. Сытина, М. 1914, стр. 267, и полностью Т. Л. Сухотиной: «Современные записки», XXXVI, Париж, 1928, стр. 219.

Все дети Толстого, за исключением Льва, который был за границей, и Александры, после ухода написали ему письма. Письма эти опубликованы С. Л. Толстым в его книге: «Очерки былого», Гослитиздат, 1949, стр. 259—261.

1 Письмо С. Л. Толстого к отцу от 29 октября, в котором он, единственный из детей Толстого, одобрял уход Толстого, впервые было опубликовано в 1934 г. в прим. 1611 к Дневнику Толстого за 1910 г. (см. т. 58, стр. 574).

2 См. письмо № 291 от 29 октября.

3 См. неотправленное письмо к С. А. Толстой от 30 октября (т. 84, № 838).

296. С. А. Толстой от 31 октября.

 

297. М. Н. Толстой и Е. В. Оболенской.

1910 г. Октября 31. 4 ч. утра. Шамордино.

Милые друзья, Машенька и Лизанька. Не удивитесь и не осудите меня за то, что мы уезжаем, не простившись хорошенько с вами. Не могу выразить вам обеим, особенно тебе, голубушка Машенька, моей благодарности за твою любовь и участие в моем испытании. Я не помню, чтобы, всегда любя тебя, испытывал к тебе такую нежность, какую я чувствовал эти дни и с кот[орой] я уезжаю. Уезжаем мы непредвиденно, потому что боюсь, что меня застанет здесь С[офья] А[ндреевна]. А поезд только один в 8-м часу. Прости меня, если я увезу твои книжечки и Круг чтения. Я пишу Черткову, чтобы он выслал тебе Круг чтения и На каждый день, а книжечки возвращу. Целую вас, милые друзья, и так радостно люблю вас.

Л. Т.

4 ч. утра, 31.221

222 Печатается по копии. Первая часть письма до слов: «Уезжаем мы непредвиденно» опубликована С. П. Спиро в «Русском слове» 1910, № 287 от 12 ноября, полностью — в сборнике ТПТ, стр. 150.

Мария Николаевна Толстая (1830—1912) — единственная сестра Толстого. В 1889 г. постриглась в монахини и жила до самой своей смерти в женском Шамординском монастыре Калужской губ. См. т. 59.

Елизавета Валериановна Оболенская (1852—1935) — племянница Толстого, вторая дочь М. Н. Толстой. В октябре 1910 г. Е. В. Оболенская приезжала в Шамординский монастырь навестить свою мать.

Е. В. Оболенская подробно описала пребывание Толстого в Шамординском монастыре. Напечатано в Б, IV, стр. 240—241. Там же приведена выдержка из письма М. Н. Толстой к С. А. Толстой, где рассказывается о пребывании у нее Толстого и его внезапном отъезде. См. также Е. В. Оболенская, «Моя мать и Лев Николаевич» — «Летописи», 2, стр. 279.

298. Толстым.

1910 г. Октября 31. Горбачево.

Уезжаем. Не ищите. Пишу.

Телеграмма. Печатается по тексту первой публикации в Дневнике В. Ф. Булгакова под 31 октября, стр. 356. Телеграмма была отправлена со ст. Горбачево.

299. В. Г. Черткову от 1 ноября.

 

300. C. Л. Толстому и T. Л. Сухотиной.

1910 г. Ноября 1. Астапово.

1 ноября 10 г. Астапово.

Милые мои дети, Сережа и Таня,

Надеюсь и уверен, что вы не попрекнете меня за то, что я не призвал вас. Призвание вас одних без мама было бы великим огорчением для нее, а также и для других братьев. Вы оба поймете, что Чертков, которого я призвал, находится в исключительном по отношению ко мне положении. Он посвятил свою жизнь на служение тому делу, которому и я служил в последние 40 лет моей жизни. Дело это не столько мне дорого, сколько я признаю, ошибаюсь или нет — его важность для222 223 всех людей, и для вас в том числе. Благодарю вас за ваше хорошее отношение ко мне. Не знаю, прощаюсь ли или нет, но1 почувствовал необходимость высказать то, что высказал. Еще хотел прибавить тебе, Сережа, совет о том, чтобы ты подумал о своей жизни, о том, кто ты, что ты, в чем смысл человеческой жизни и как должен проживать ее всякий разумный человек. Те усвоенные тобой взгляды дарвинизма, эволюции и борьбы за существование не объяснят тебе смысла твоей жизни и не дадут руководства в поступках, а жизнь без объяснения ее значения и смысла и без вытекающего из него неизменного руководства есть жалкое существование. Подумай об этом. Любя тебя, вероятно накануне смерти, говорю это.

Прощайте, старайтесь успокоить мать, к которой я испытываю самое искреннее чувство сострадания и любви.

Любящий вас отец Л. Толстой.

Письмо написано рукой A. Л. Толстой под диктовку Толстого и им подписано уже ослабевшим почерком. Впервые опубликовано в газете «Новое время» 1910, № 12481 от 9 декабря, без последнего абзаца. Полностью опубликовано впервые в Б, IV, стр. 244—245. Первоначальная дата 31 октября зачеркнута. A. Л. Толстая в своих воспоминаниях «Об уходе и смерти Л. Н. Толстого» («Труды музея-усадьбы Ясная Поляна», Тула, 1928, стр. 34 и 35) по поводу написания этого письма рассказывает: «Лев Николаевич через некоторое время... позвал меня и сказал: «Теперь я хочу написать Тане и Сереже». Его, очевидно, мучило то, что он просил меня не вызывать их телеграммой, и он хотел им объяснить причину, почему он не решается увидеть их. Несколько раз он должен был прекращать диктовку из-за подступавших к горлу слез, и минутами я едва могла расслышать его голос, так тихо, тихо он говорил. Я записала стенограммой, потом переписала и принесла ему подписать. «Ты им передай это после моей смерти», — сказал он и опять заплакал». См. об этом письме в книге С. Л. Толстого «Очерки былого», Гослитиздат, 1949, стр. 265.

1 Зачеркнуто: чувствую

301. Эйльмеру Мооду (Aylmer Maude). Черновое.

1910 г. Ноября 3. Астапово.

On my way to the place where I wished to be alone I was [taken ill].


На пути к тому месту, где я хотел найти уединение, я [заболел].1223

224 Печатается по записи В. Г. Черткова под диктовку Толстого, произведенной 3 ноября 1910 г. в Астапове. Впервые опубликовано В. Г. Чертковым в его воспоминаниях «О последних днях Л. Н. Толстого», изд. Сытина, М. 1911, стр. 10.

Толстой еще в Ясной Поляне 24 октября получил письмо от Э. Моода из Англии, в котором Моод запрашивал о здоровье Толстого и говорил, что посылает составленную им биографию Толстого на английском языке «The Life of Tolstoy». Кроме того, Моод писал, что у него остались неизрасходованные 50 фунтов стерлингов от английского фонда «Воскресения» (фонд образовался в Англии от издания «Воскресения»), и просил разрешения прислать эти деньги Толстому для раздачи нуждающимся крестьянам.

Толстой не сразу ответил Мооду потому, что хотел посоветоваться о деньгах Моода с В. Г. Чертковым, и, когда, уже больной, в Астапове увидал Черткова, рассказал ему об этом, но так как сам уже не мог писать от слабости, начал по-английски диктовать Черткову ответ Мооду; ослабев, прервал диктовку письма, которое так и осталось недописанным. Подробнее об этом см. воспоминания В. Г. Черткова «О последних днях Л. Н. Толстого», стр. 10.

1 Последние два слова не были продиктованы Толстым от слабости, они подсказаны Чертковым. См. там же. Это последнее письмо в жизни Толстого.

302. Толстым.

1910 г. Ноября 3. 5 ч. дня. Астапово.

Состояние лучше, но1 сердце так слабо, что свидание с мама было бы для меня губительно.

Телеграмма. Печатается по тексту, опубликованному A. Л. Толстой в ее воспоминаниях «Об уходе и смерти Л. Н. Толстого» — сборник ТПТ, стр. 169. Текст этот, как пишет A. Л. Толстая, приблизительный. Он был продиктован В. Г. Черткову и доктору Д. В. Никитину (р. 1874; в 1902—1904 гг. был домашним врачом Толстого в Ясной Поляне, позднее — у А. М. Горького с 1902 по 1904 г.).

В. Г. Чертков в своих воспоминаниях «О последних днях Л. Н. Толстого», изд. Сытина, М. 1911, стр. 12, сообщает: «Вечером в 5 часов он послал за мной. Я подошел к его кровати. Он спросил: «Где же Никитин? Я его тоже просил прийти». Позвали Никитина. Когда мы оба стояли, нагнувшись над ним, он сказал, что его беспокоит; что Софья Андреевна узнает про его болезнь и приедет в Астапово. И потому просил нас послать телеграмму его детям в Ясную. «Скажите, что я очень слаб и свидание с ней было бы для меня губительно». Никитин ушел передать поручение». Дата определяется этой записью. Телеграмма послана не была.224

225 1 По тексту, опубликованному А. Б. Гольденвейером в его книге «Вблизи Толстого» на стр. 343, вместо: «сердце так слабо» — «чрезвычайная слабость».

Д. В. Никитин в письме к Н. С. Родионову от 13 июля 1930 г. сообщил, что дальнейшие слова были: «но слабость так велика».

 

ДЕЛОВЫЕ БУМАГИ И ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

* 303. В тульское отделение Государственного банка.

1910 г. Июля 16. Я. П.

Посылаю в Тульское Отделение Государственного Банка на хранение ящик с своими рукописями и прошу выдать их обратно только лично мне или зятю моему Михаилу Сергеевичу Сухотину, а по смерти моей моим наследникам.

Лев Толстой.

16-го июля 1910 года.

Ясная Поляна.

Печатается по машинописным подлинникам, сохранившимся в двух экземплярах.

Тетради Дневников Толстого, начиная с 1900 г., были переданы на хранение А. Б. Гольденвейзеру, которым они были положены в несгораемый сейф московского отделения банка «Лионский кредит». Оттуда они были взяты А. Б. Гольденвейзером 2 июля 1910 г. и 3 июля 1910 г. переданы В. Г. Черткову, находившемуся в Телятинках (см. А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», стр. 87 и 88). В связи с требованием Софьи Андреевны по распоряжению Толстого тетради Дневников 14 июля были взяты у Черткова, но переданы не ей, а Александре Львовне Толстой, которая отдала их Татьяне Львовне Сухотиной, находившейся в это время в Ясной Поляне. Т. Л. Сухотина лично отвезла их 16 июля в тульское отделение Государственного банка, и на основании публикуемого здесь заявления тетради Дневников были ею положены на хранение на имя Толстого в несгораемый сейф банка.

См. т. 89 и т. 58, прим. 1014.

226 227

304. Завещание.

1910 г. Июля 22. Лес близ деревни Грумонт.

Тысяча девятьсот десятого года, июля (22) дватцать1 второго дня, я нижеподписавшийся, находясь в здравом уме и твердой памяти, на случай моей смерти, делаю следующее распоряжение: все мои литературные произведения, когда-либо написанные по сие время и какие будут написаны мною до моей смерти, как уже изданные, так и неизданные, как художественные, так и всякие другие, оконченные и неоконченные, драматические и во всякой иной форме, переводы, переделки, дневники, частные письма, черновые наброски, отдельные мысли и заметки, словом всё без исключения мною написанное по день моей смерти, где бы таковое ни находилось и у кого бы ни хранилось, как в рукописях, так равно и напечатанное и притом как право литературной собственности на все без исключения мои произведения, так и самые рукописи и все оставшиеся после меня бумаги завещаю в полную собственность дочери моей Александре Львовне Толстой. В случае же, если дочь моя Александра Львовна Толстая умрет раньше меня, всё вышеозначенное завещаю в полную собственность дочери моей Татьяне Львовне Сухотиной.

Лев Николаевич Толстой.

Сим свидетельствую, что настоящее завещание действительно составлено, собственноручно написано и подписано графом Львом Николаевичем Толстым, находящимся в здравом уме и твердой памяти.

Свободный художник Александр Борисович Гольденвейзер. В том же свидетельствую, мещанин Алексей Петрович Сергеенко. В том же свидетельствую, сын подполковника Анатолий Дионисиевич Радынский.

16 ноября 1910 г. Тульский окружной суд в публичном судебном заседании утвердил к исполнению это завещание Толстого.

305. Объяснительная записка к завещанию.

1910 г. Июля 31. Я. П.

Так как Л. Н. Толстой написал завещание, по которому оставляет после своей смерти все свои писания «в собственность» своей дочери Александре Львовне Толстой, а в случае ее смерти раньше его смерти Татьяне Львовне Сухотиной, то необходимо объяснить, почему, сам не227 228 признавая собственности, он составил подобное завещание, а во-вторых, как он желает, чтобы было поступлено с его писаниями после его смерти.

К «формальному» завещанию, имеющему юридическую силу, Лев Николаевич прибег не ради утверждения за кем бы то ни было собственности на его писания, а, наоборот, для того, чтобы предупредить возможность обращения их после его смерти в чью-либо частную собственность.

Для того, чтобы предохранить тех, кому он поручил распорядиться его писаниями согласно его указаниям, от возможности отнятия у них этих писаний на основании законов о наследстве, Льву Николаевичу представлялся только один путь: написать обставленное всеми требуемыми законом формальностями завещание на имя таких лиц, в которых он уверен, что они в точности исполнят его указания о том, как поступить с его писаниями. Единственная, следовательно, цель написанного им «формального» завещания заключается в том, чтобы воспрепятствовать предъявлению со стороны кого-либо из его семейных их юридических прав на эти писания в том случае, если эти семейные, пренебрегая волей Льва Николаевича относительно его писаний, пожелали бы обратить их в свою личную собственность.

Воля же Льва Николаевича относительно своих писаний такова:

Он желает, чтобы:

1) Все его сочинения, литературные произведения и писания всякого рода, как уже где-либо напечатанные, так и еще не изданные, не составляли после его смерти ничьей частной собственности, а могли бы быть издаваемы и перепечатываемы всеми, кто этого захочет.

2) Чтобы все рукописи и бумаги (в том числе: дневники, черновики, письма и проч. и проч.), которые останутся после него, были переданы В. Г. Черткову с тем, чтобы последний, после смерти Льва Николаевича, занялся пересмотром их и изданием того, что он в них найдет желательным для опубликования, причем в материальном отношении Лев Николаевич просит В. Г. Черткова вести дело на тех же основаниях, на каких он издавал писания Льва Николаевича при жизни последнего.

3) Чтобы В. Г. Чертков выбрал такое лицо или лица, которым передал бы это уполномочие на случай его, Черткова, смерти с тем, чтобы и эта лицо или эти лица поступили также на случай своей смерти, и так далее до минования в этом надобности.2

4) Чтобы те лица, кому Лев Николаевич завещал «формальную» собственность на все его писания, завещали эту собственность дальнейшим лицам, избранным по соглашению с В. Г. Чертковым или теми, кому перейдет вышеупомянутое уполномочие Черткова, и так далее до минования в этом надобности.


Совершенно согласен с содержанием этого заявления, составленного по моей просьбе и в точности выражающее мое желание.

Лев Толстой. 31 июля 1910 г.228

229 Завещание печатается по фотокопии с подлинника-автографа. Впервые опубликовано в газете «Русское слово» 1910, № 266 от 18 ноября.

Объяснительная записка к завещанию печатается по машинописному подлиннику. Последний абзац представляет собою автограф Толстого. Объяснительная записка впервые опубликована В. Г. Чертковым в его статье «О завещательных распоряжениях Л. Н. Толстого». Приложение I к «Дневнику Льва Николаевича Толстого, I, 1895—1899», изд. первое, под редакцией В. Г. Черткова, М. 1916, стр. 248 и 249.

К мысли написать формальное, юридическое завещание Толстой пришел не сразу. Первоначально он предполагал ограничиться своим частным волеизъявлением, неоднократно высказанным как устно, так и письменно в своих Дневниках и письмах. Но в последние два года жизни Толстой наблюдал несочувствие со стороны некоторых членов своей семьи к основной мысли завещания — полному отказу от авторских прав на свои писания и безвозмездному предоставлению их всем, и поэтому он не был уверен в осуществлении своей воли после смерти. Вследствие этого Толстой решил прибегнуть к такому способу осуществления его воли, который не вызывал бы никаких сомнений и дал бы возможность легко и беспрепятственно осуществить на деле его заветное желание.

Первое завещание Толстой написал 27 марта 1895 г. в виде записи в Дневнике. Опубликовано полностью в Дневнике 1895 г., т. 53, стр. 14—16. По поводу этого завещания см. письмо зятя Толстого H. Л. Оболенского к В. Г. Черткову, опубликованное В. Г. Чертковым в его книге «Уход Толстого», М. 1922, стр. 114—117.

Второе завещание — письмо Толстого к В. Г. Черткову от 13/26 мая 1904 г. (см т. 88, письмо № 719) — было опубликовано факсимильно в Приложении I к первому изданию «Дневника Льва Николаевича Толстого, I, 1895—1899», М. 1916, стр. 257 и 258.

В этом письме Толстой поручил В. Г. Черткову вместе с С. А. Толстой «взять на себя труд пересмотреть и разобрать оставшиеся после него» бумаги «и распорядиться ими, как вы найдете нужным». В письме этом, в частности, Толстой высказывается о своих Дневниках, которым он придает больше значения, чем «другим бумагам».

Третье завещательное распоряжение Толстой сделал в дневниковой записи 11 августа 1908 г., продиктовав ее H. Н. Гусеву, который записал ее стенографически (см. т. 56, стр. 144). Впервые было опубликовано в воспоминаниях H. Н. Гусева «Два года с Л. Н. Толстым», изд. «Посредник», М. 1912, стр. 183.

24 июля 1909 г. Толстой обратился к гостившему в Ясной Поляне юристу Ивану Васильевичу Денисенко, мужу своей племянницы Елены Сергеевны Денисенко, с просьбой составить такую бумагу, которая бы обеспечивала предоставление после его смерти всех писаний во всеобщую собственность. Об этом см. т. 57, стр. 100 и прим. 469, Б, IV, стр. 218 и 219, и В. Г. Чертков, «Уход Толстого», М. 1922, стр. 35 и 36.

Четвертое завещательное распоряжение (первое формальное) было собственноручно написано Толстым 18 сентября 1909 г. во время пребывания своего в Крекшине у В. Г. Черткова. Текст этого завещания229 230 см. в т. 80, стр. 267. Факсимильное воспроизведение в Приложении I к первому изданию «Дневника Льва Николаевича Толстого, I, 1895—1899», М. 1916, стр. 259. Но так как по гражданским законам царской России всякую собственность можно было завещать только физическому или юридическому лицу, но нельзя было завещать всему народу, то с юридической стороны это завещание не имело силы.

В пятый раз было написано завещание Толстого 1 ноября 1909 г. По этому завещанию, вследствие того, что В. Г. Чертков просил не назначать его юридическим наследником писаний Толстого, Лев Николаевич назначил своей юридической наследницей младшую дочь Александру Львовну, но в завещании он не указал, кому должно было перейти его литературное наследство в случае смерти А. Л. Толстой, вследствие чего и это завещание с формальной стороны могло быть признано недействительным. См. об этом т. 57, запись от 1 ноября 1909 г., стр. 163 и прим. 839.

Наконец, в шестой раз Толстой решил, во избежание недоразумений с его литературным наследством после его смерти, написать формальное духовное завещание с соблюдением всех требований гражданского закона. Текст такого завещания составил Н. К. Муравьев. Завещание было переписано собственноручно Толстым 22 июля 1910 г. Но так как обстановка в Ясной Поляне, вследствие болезненного состояния С. А. Толстой, не позволяла открыто заняться оформлением завещания, то Толстой вынужден был писать свое завещание в лесу близ деревни Грумонт.

Об этом см. т. 58, запись от 22 июля, стр. 8.3, и прим. 1066, А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», стр. 152—155, и А. П. Сергеенко, «Как писалось завещание Л. Н. Толстого», ТЕ, стр. 76.

Так как по желанию Л. Н. Толстого фактическим душеприказчиком всего его литературного наследства должен был быть В. Г. Чертков, то он предполагал в этом смысле написать дополнительную к официальному завещанию сопроводительную записку.

В. Г Чертков, желая помочь Толстому, по его просьбе составил от имени третьего лица такую записку, и Толстой 31 июля 1910 г. подписал ее, сопроводив своим автографом.

Подробнее об этом см. статью В. Г. Черткова «О завещательных распоряжениях Л. Н. Толстого» — Приложение I к первому изданию «Дневника Льва Николаевича Толстого, I, 1895—1899», стр. 247—249. Факсимиле этого завещательного распоряжения см. там же, стр. 261 и 262.

1 А. П. Сергеенко в своих воспоминаниях «Как писалось завещание Л. Н. Толстого» (ТЕ, стр. 77), пишет: «Лев Николаевич стал писать «Тысяча девятьсот десятого года, июля дватцать второго дня». Он сейчас же заметил описку, которую сделал, написав «двадцать» через букву «т», и хотел ее переправить или взять чистый лист, но раздумал, заметив улыбаясь: «Ну, пускай думают, что я был неграмотный». Затем прибавил: «Я поставлю еще цифрами, чтобы не было сомнения». И после слона «июля» вставил в скобках «22» цифрами».

2 В конце 1927 г. В. Г. Чертков образовал «Комитет по исполнению воли Л. Н. Толстого» на случай его, Черткова, смерти или на случай230 231 невозможности для него вести дела главной редакции. В состав комитета В. Г. Чертков избрал следующих пять лиц: Александра Борисовича Гольденвейзера, Николая Константиновича Муравьева, Николая Сергеевича Родионова, Ольгу Константиновну Толстую, Владимира Владимировича Черткова. Позднее включил в состав комитета Николая Николаевича Гусева. Положение об этом комитете на основании постановления Совета Народных Комиссаров РСФСР от 12 октября 1928 г. было утверждено 2 июля 1928 г. Наркомпросом РСФСР.

 

СПИСОК ПИСЕМ Л. Н. ТОЛСТОГО,
ТЕКСТ КОТОРЫХ НЕИЗВЕСТЕН

(Май — октябрь)

1. Заявление на почту в г. Козельск Калужской губ. от 6 мая о выдаче корреспонденции, присланной Толстым крестьянину П. А. Мельникову (см. т. 81, письмо № 271).

На открытке, присланной Мельниковым, в которой он сообщал, что вследствие неточности адреса почта не выдает ему книг и письма Толстого, и просил его написать соответствующее заявление на почту, Толстой пометил: Сделать, о чем просит.

Там же помета В. Ф. Булгакова: «Мельников. Козельск. Просит сделать заявление о выдаче ему книг. Послано 6 мая 1910 г. Л[ьвом] Н[иколаевичем]» и Д. П. Маковицкого в регистрационной книге писем: «Посл[ал] 6/V Л[ев] Н[иколаевич]».

2. Девитту Миллеру (Dewitt Miller) от 10 мая.

Девитт Миллер из Филадельфии сообщал в письме от 26 апреля нов. ст. 1910 г., что он послал Толстому биографию Жозефа Гунта (Joseph Gunt), которого знал Толстой. На конверте письма Д. Миллера Толстой написал: <Душану> Тане благодар[ить], рад будет получить.

Помета В. Ф. Булгакова на конверте: «Англ[ийское], отв[етил] Л[ев] Н[иколаевич] 10 мая 1910 г.» и Д. П. Маковицкого в регистрационной книге писем: «Отв[етил] Л[ев] Н[иколаевич] 10 V».

3. К. Р. Джонсону (K. R. Jonson) из Канады от 10 мая, приславшему Толстому воззвания о мире.

Пометы В. Ф. Булгакова на конверте и Д. Н. Маковицкого в регистрационной книге писем: «Отв[етил] Л[ев] Н[иколаевич] 10 мая».

4. Горо Токши (Goro Tokshi) из Токио от 10 мая, приславшему Толстому циркулярное письмо о высылке им переведенной книги Миясаки (Miyasaki, «Good Indings»). На конверте автограф Толстого: Есть ли книга?

Пометы В. Ф. Булгакова на конверте и Д. П. Маковицкого в регистрационной книге писем: «Отв[етил] Л[ев] Н[иколаевич] 10 мая».

5. Б. О. Гольденблату от 31 мая с просьбой помочь крестьянам одной из деревень Тульского уезда не выделяться из общины по закону от 9 ноября 1906 г.232

233 6. М. Л. Оболенскому, земскому начальнику Тульского уезда, от 31 мая о том же.

Основанием для предположения о письмах Толстого к Б. О. Гольденблату и М. Л. Оболенскому является соответствующая запись в ЯЗ Д. П. Маковицкого от 31 мая 1910 г.

7. М. С. Сухотину от 28 июня.

Основанием для предположения письма Толстого является следующая запись Д. П. Маковицкого 28 июня 1910 г. в ЯЗ: «Лев Николаевич написал открытку Михаилу Сергеевичу Сухотину (со ст. Бастыево, где Лев Николаевич дожидался лошадей из Никольского), прося его посоветовать хорошего адвоката бастыевским крестьянам, покупающим землю».

8. Ю. Трахтенбергу (р. 1886) из Святотроицкого, в своем письме спрашивавшего Толстого, следует ли ему жениться на разведенной.

Помета А. Л. Толстой на открытке, присланной Ю. Трахтенбергом, об ответе Толстого 23 июля.

9. В. Д. Матвеевой, соседке Сухотиных по Кочетам, от 29 августа поздравлявшей Толстого со днем его рождения 28 августа 1910 г.

Помета Т. Л. Сухотиной на конверте письма Матвеевой: «Л[ев] Н[иколаевич] отв[етил]».

10. Отто Поппу (Otto Popp) от 30 августа. Отто Попп из Дрездена, у которого повесился 17-летний сын, просил моральной поддержки Толстого.

На конверте письма Поппа Толстой пометил: Написать ему. Там же помета Д. П. Маковицкого и в регистрационной книге писем: «Отв[етили] Л[ев] Н[иколаевич] и Д[ушан] П[етрович] 30 августа».

11. К. Войцехович из Казани от 3 октября, приславшей Толстому письмо, в котором сообщала, что решила послать ему свой дневник, написанный ею в психиатрической лечебнице. Вторая часть этого дневника — «Страдания нервнобольных» — записана со слов больных и представляет собой «живую фотографию».

На конверте ее письма Толстой пометил: Прочит[ать] и ответить.

Там же помета В. Ф. Булгакова: «Отв[етил] окт[ября] 1910 г. Л[ев] Н[иколаевич]». Обоснование даты — почтовый штемпель дня получения: «Засека, 3 октября 1910 г.».

12. И. И. Горбунову-Посадову от 8 октября по поводу содействия М. Нестеренко открыть книжную торговлю в Ахтырке Харьковской губ. См. «Список писем по поручению», № 348.

 

СПИСОК ПИСЕМ, НАПИСАННЫХ
ПО ПОРУЧЕНИЮ Л. Н. ТОЛСТОГО

На большинство писем, вошедших в этот список, ответили A. Л. Толстая, Д. П. Маковицкий, О. К. Толстая, T. Л. Сухотина, В. Ф. Булгаков. В комментариях, во избежание излишних повторений, их фамилии, как лиц отвечавших, не упоминаются. Ответы других лиц оговариваются в каждом отдельном случае. Даты установлены по пометам об ответе на конвертах писем, а в случаях отсутствия помет — по почтовым штемпелям.


(Май — ноябрь)

1. В. В. Калинину (с. Озера Коломенского уезда Московской губ.), 1 мая.

Маляр Калинин благодарил Толстого за высланные ранее книги и просил прислать: учебник языка эсперанто, второй том «Полного евангелия» и «На каждый день», а также сообщить адрес «Посредника» и «Обновления».

2. И. С. Небукину (Область Войска донского), 3 мая.

Небукин просил выслать наложенным платежом полное собрание сочинений Толстого. Послать наших, а другие из Москвы.

3. К. Г. Ковалеву (Ростов-на-Дону), 5 мая.

Ковалев благодарил Толстого за ранее присланные книги и просил выслать наложенным платежом полный «На каждый день». Ответить и послать книги.

4. Г. И. Почепне (Никольско-Уссурийск), 5 мая.

В[алентин] Ф[едорович], ответ[и]ть.

См. письмо № 9.

5. Б. А. Краевскому (псевдоним «В. Рудежной») (Харьков), 6 мая.

Краевский просил принять его работы: «Борьба со злом. К психологии современных событий» и «По поводу самоубийства среди учащихся. Психологические соображения». Подождать книги и благодар[ить].

6. С. Платонову (Харьков), 6 мая.

Платонов, ученик харьковского реального училища, прислал Толстому приглашение быть руководителем «Литературного кружка реалистов». Б[ез] О[твета]. Если хотите, ответьте.234

235 7. P. П. Сиксне (Псковская губ.).

Крестьянин-латыш, брат знакомого Толстого К. П. Сиксне (см. т. 76), писал Толстому о влиянии на него умершего брата и просил прислать: «Не могу молчать» и «Ответ Синоду». Ответить и послать всё, что можно.

См. т. 58, запись 6 мая.

8. В. И. Скороходову (Майкоп).

Скороходов просил прислать письмо О. И. Петражицкого, умершего 5 апреля, для передачи его родным. Письмо Петражицкого вернуть. Б[ез] О[твета].

См. письма 1888 г., т. 64.

9. А. И. Гукало (Астраханская губ.), 7 мая.

Гукало просил денежной помощи и спрашивал адрес, откуда бы можно было выписать полное собрание его сочинений. Л[ев] Н[иколаевич] жалеет, ч[то] не может помочь. Адрес и другие книги может прислать.

10. П. К. Константинову (Москва), 7 мая.

Константинов спрашивал: «Чему больше верить, науке или религии», изложенной в библии. Б[ез] О[твета]. Можно ответить, что обе говорят о том, чего не дано знать и не нужно знать человеку.

11. В. Ф. Краснову (Харьков), 7 мая.

Краснов сообщал из Харьковской губернской тюрьмы о своем аресте и просил похлопотать за него. В[алентину] Ф[едоровичу] написать, ч[то] нездоров. Оч[ень] сожалею. Постараюсь сделать, что могу.

См. письмо № 152.

12. Л. И. Ридингер-Шишкиной (Павловск), 7 мая.

Дочь художника И. И. Шишкина писала о современных детях. Л[ев] Н[иколаевич] не понимает, в чем вопрос, или Б[ез] О[твета].

13. Н. Дыньковой (Самара), 8 мая.

Ученица 5-го класса самарской женской гимназии спрашивала о цели жизни и просила позволения прислать свои стихи. Стихи не присылать.

14. И. Медведеву (Москва), 8 мая.

Медведев писал о проекте спасения человечества и о своем намерении приехать к Толстому. Написать, чтоб не ездил и не занимался <пуст>

15. В. С. Хлюпину (г. Кирсанов Тамбовской губ.), 8 мая.

Хлюпин прислал Толстому для просмотра рукописи сочинения своего умершего брата Ф. П. Грюнберга. Какая-то руко[пись].

16. Е. Я. Варзарю (Киев), 9 мая.

Варзарь писал о своем желании заниматься физическим трудом и о противодействии этому со стороны родителей, спрашивал об «обществе толстовцев». В[алентин] Ф[едорович], напишите, я припишу. Приписка Толстого не сохранилась, и сделал ли он ее, неизвестно.

17. С. Виноградову (Петербург), 9 мая.

Виноградов, ученик 7-го класса петербургской Введенской гимназии, просил Толстого прислать его фотографическую карточку. Лeв Николаевич посылает вам подписанную карточку, но поручает мне сказать 235 236 вам, что письмо ваше очень не понравилось ему. Надо в общениях с людьми как можно больше простоты и правдивости.

18. Ф. М. Коляде (Звенигородский уезд Киевской губ.), 9 мая.

Крестьянин Коляда писал о тяжести крестьянской жизни. В[алентину] Ф[едоровичу] ответить: Л[ев] Н[иколаевич] предупреждает, что[бы] устранить недоразумение, хотя и не меняя положения оно...

19. С. К. Лубинскому (Баку), 9 мая.

Лубинский, ученик 3-го класса бакинского реального училища, просил предоставить ему место «по сельскому хозяйству» в Ясной Поляне. В[алент]ину Ф[едоровичу] ответить.

20. П. Мортиеру (Pierre Mortier, Одесса), 9 мая.

П. Мортиер просил разрешения приехать в Ясную Поляну. Таня, ответь отказом.

21. М. Щ. Эйзенштадту (Гора-Кальвария Варшавской губ.)

Эйзенштадт, еврей, спрашивал, не следует ли ему бежать из дому в Палестину обрабатывать землю, чтобы избегнуть «зубрежки Талмуда». В[алентину] Ф[едоровичу] ответить.

22. Н. И. Кольцову (Тужикову-Кольцову), 10 мая.

Кольцов, отбывавший каторжные работы за отказ от военной службы, просил моральной поддержки, просил также Толстого отдать за него долг 5 руб. его товарищу, находившемуся в Москве на гауптвахте при Крутицких казармах. Ответьте, что обращаются с просьбой о деньгах тысячи, а он ничего не мож[ет] и ему оч[ень] это тяжело, что не может. Если чем другим помочь, то будет рад.

См. прим. к письму № 182.

23. Гласину (Орша), 10 мая.

Гласин спрашивал о цели и сущности вегетарианства. Ответить коротенько.

24. Б. Фурману (Туринск Тобольской губ.), 10 мая.

Фурман призывал Толстого выступить печатно по еврейскому вопросу. В[алентин] Ф[едорович], напишите, что для меня нет вопроса евр[ейского], есть общечелов[еческий].

25. А. Ладинскому (Псков), 11 мая.

Ладинский спрашивал Толстого, куда поступить по окончании гимназии. В. Ф. Булгаков послал письмо Толстого «Об образовании».

26. И. Н. Теплову (д. Пахомово Тульской губ.), 12 мая.

Теплов просил рекомендовать его на должность. Ответьте, чт[о] оче[нь] жаль — не могу, п[отому] чт[о] получаю таких писем много тысяч.

27. П. Борисенко (Тула), 13 мая.

Борисенко, рабочий депо, писал, что его отказ есть мясо вызвал недовольство родителей, просил у Толстого поддержки. Написать и послать книги.

28. И. И. Воронкову (Калюбакский горный завод Нижегородской губ.), 13 мая.

Воронков просил у Толстого взаймы 250 руб. на достройку дома; к письму приложил «на память» свою фотографическую карточку. Или236 237 Б[ез] о[твета]. Лев Николаевич сожалеет <что не мож[ет]>. Не имеет денег, к[оторых], если бы он имел милл[ион], было бы недостат[очно], так как о[н] каж[дый] день почти получает таких требова[ний], как ваше, на неск[олько] сот, иногда тыс[яч] руб[лей].

29. Е. П. де-Турже-Туржанской (Смоленск), 13 мая.

Турже-Туржанская прислала Толстому для отзыва свою книгу «Отверженный» (Смоленск, 1910). Благодар[ить] за присылку. Постарается исполнить ваше желание, хотя это представляется оч[ень] трудн[ым], ввиду тех сотен книг и рукописей.

См. т. 81, письмо № 167.

30. И. П. Степанову, 13 мая.

Степанов просил прислать новых книг для распространения среди народа. Если можно, пошлите книги. Булгаков послал каталог «Посредника».

См. т. 81, «Список писем по поручению», № 18.

31. Е. В. Стуловой (Тула), 13 мая.

Стулова писала о предполагавшемся праздновании тридцатилетнего юбилея доктора Ф. С. Архангельского. В[алентину] Ф[едоровичу] ответить.

32. А. Кочетковой (Белгород Курской губ.), 14 мая.

Кочеткова спрашивала Толстого: «Пожалуйста, скажите о существовании бога. Есть ли он на самом деле?» Указать на книги.

32а. И. В. Колесникову, 14 мая.

Ответил В. Г. Чертков. См. письмо № 22.

33. Ш. Миньковичу (Рогачев), 14 мая.

Минькович отвечал Толстому на письмо от 27 марта (см. т. 81). Хор[ошее] письмо. В[алентину] Ф[едоровичу] ответ[ить].

34. Е. В. Молоствовой (Казанская губ.), 14 мая.

Молоствова спрашивала Толстого, следует ли послать сибирским сектантам брошюру ее «Секта иеговистов». Расспросить про брошюры и отвечать.

См. письмо № 23.

35. В. Соловьеву (Красноярск), 14 мая.

Соловьев писал о своем намерении переселиться к духоборам в Канаду, спрашивал их адрес. Ответить.

36. А. Л. Шилову (Петровск-порт Дагестанской обл.), 14 мая.

Шилов послал Толстому на отзыв свои стихи. Стихи.

37. Н. А. Шишову (Рига), 14 мая.

Шишов, подполковник в отставке, писал о своей жизни, а также о своем отношении к этическим проблемам; к письму приложил вырезку своего объявления в газетах: «Ищу нравственно-идейных людей. Мариинская, № 93, кв. 5»; просил Толстого сообщить о его книгах и поставить слова вместо точек, поставленных по цензурным условиям в «На каждый день». Ответить на вопросы.

38. С. Н. Батулину (Таруса Калужской губ.), 15 мая.

Батулин, трактирщик, просил Толстого ответить на вопросы о церкви, о спасителе, о святых угодниках, о вопросах правительственной политики237 238 в России и о том, как должен жить отдельный человек. Ответить и послать книги.

39. П. В. Колесникову (о Ницше), 15 мая. См. письмо № 22 и дневник В. Г. Черткова — ТЕ, стр. 69.

40. К. А. Козлову (д. Ильмень Саратовской губ.), 16 мая.

Козлов просил Толстого во имя любви пожертвовать ему, «сколько вашей милости будет угодно». Марка. Л[ев] Н[иколаевич] просит передать вам, что он не имеет денег. А если бы и имел миллионы, то давно бы роздал их, потому что таких писем, как ваше, уже много лет приходит каждый день неско[лько].

41. Е. А. Колесниковой (Устюжский уезд Вологодской губ.), 16 мая.

Колесникова спрашивала Толстого, посещать ли ей церковь, если против ее убеждений родители принуждают ее к этому. Послать «Н[а] к[аждый] д[ень]», написать, что осуждать не нужно, но и ходить не нужно.

42. Марьяшис (Кишинев), 16 мая.

Марьяшис спрашивала Толстого о возможности вегетарианства для людей среднего достатка, писала, что не понимает учения Толстого. Вегетарианство дешевле. Чего не понимать?

43. Н. И. Тимофееву (Сызрань), 16 мая.

Тимофеев прислал свои стихи и спрашивал, может ли он быть поэтом. Ответить, что не надо ломать язык стихами.

44. В. И. Язвицкому (Женева), 16 мая.

Город есть одно из проявлений ложного строя жизни.

В. И. Язвицкий (р. 1883) — в то время председатель Студенческого русского общества в Женеве, ныне известный писатель, автор ряда исторических романов. В своем письме по поручению группы русских, живших в Швейцарии, Язвицкий просил Толстого ответить па вопрос: «Что же такое город? Как с ним бороться, как победить его или как спастись от него?» См. в этом списке письмо № 87.

45. Е. Яковлевой (Петербург), 16 мая.

Получил ваше письмо и никак не мог понять, чего вы от меня желаете. Л. Т.

46. С. А. Янько (Уфимская губ.), 16 мая.

Янько благодарил Толстого за ранее высланные книги и просил прислать журнал «Ясная Поляна». Ответить.

47. С. Гольдман (Берлин), 18 мая.

Гольдман просила разрешения напечатать ее перевод на немецкий язык легенды, написанной Толстым, которую она называет «Сказание». Не знаю, зачем спрашивать моего разрешения. Легенда хороша в двух первых ответах, но третий — слабо.

48. И. С. Книжнику (Ишим), 18 мая.

Книжник призывал Толстого отказаться от рационализма и осознать «себя христианином не только разумным, но и мистическим», просил прислать «На каждый день». Послать «Н[а] к[аждый] д[ень]», ответить, что мой ответ был бы в изучении других, кроме христианс[тва], религий мира, не говоря уже о конфуцианстве <и> таосизме — преимущественно, буддиз[ме] и браминизме238 239 с их мистицизмом. Мистицизм опасное слово, допущение его для себя узаконяет его и для всех других жизнепониманий.

49. Я. В. Ульрих (Москва), 18 мая.

Ульрих просила Толстого просмотреть сборник его стихотворений «Первый посев». Написать, когда получится рукопись, что обыкновенно.

50. К. Ф. Галушкину (Ansonia Conecticut, Америка), 19 мая.

Галушкин, секретарь Союза русских рабочих в Америке, просил Толстого прислать книг для Союза русских рабочих, а также спрашивал, стоит ли ему возвращаться на родину, откуда он уехал, спасаясь от преследований за отказ от военной службы. Мне. Повидимому, эта помета означает, что Толстой предполагал ответить сам.

51. А. В. Кондратьевой (Москва), 19 мая.

Кондратьева просила Толстого сообщить адрес И. Ф. Наживина. Дать адрес Наживина.

52. А. Н. Шлейченко (Киев), 19 мая.

Шлейченко спрашивал о существовании бога и сочинений: «Откуда вся природа появилась и кто ею управляет?» Ответить мне.

53. Неизвестному (Е. Т., ст. Товаревка), 20 мая.

Е. Т. просил помощи Толстого на продолжение образования, к письму приложил свою рукопись «Бедные люди». Ответить. Не советую выходить из того положения, в к[отором] находитесь.

Сочинения вашего не получал, и если1 [получу], то прошу извинить, что не прочту, так как, получая сотни таких требований, не имеет возможности удовлетворить их.

См. тт. 80 и 81.

54. Киносукэ Шираиши, 20 мая.

См. т. 81, письмо № 205.

55. Н. Виноградову (Петербург), 21 мая.

Виноградов просил Толстого «подписаться на карточке» и обратить внимание на его журнал, который он издает в течение двух лет и на который никто не обращает внимания. Л[ев] Н[иколаевич] не может исполнить вашего желания, не знает вашего журнала.

56. Ф. Гридиеву (Саратов), 21 мая.

Гридиев просил прислать журнал «Ясная Поляна». Об «Я[сной] П[оляне]» и послать «Н[а] к[аждый] д[ень]».

57. Закаблуковской (Бердичев), 21 мая.

Закаблуковская писала о своем страхе перед «эпидемией самоубийств» и спрашивала: «Как жить? Как молиться богу?»

Послать «Н[а] к[аждый] д[ень]». Написать, что в книге найдете ответ на все вопросы.

58. Неизвестной С. К. (ст. Богдашевская), 21 мая.

С. К. просила разрешения прислать свое сочинение для просмотра. Ответить о невозможности исполнить ее желание — чтоб не присылала.

1 В автографе, видимо по ошибке: прошу239

240 59. Правлению Общества взаимопомощи студентов Киевского политехнического института, 21 мая.

Правление общества сообщало, что им издан сборник «На помощь молодежи», куда вошли статьи, письма и заметки о студенческой нужде и самоубийствах учащихся. Сборник этот — отклик души современной молодежи, и потому он вправе надеяться на внимание общества. Письмо заканчивается просьбой прочесть сборник, сообщить свои мысли по вопросам, затрагиваемым в сборнике, и пожеланием Толстому многих лет жизни, «так как, — пишут студенты, — легче становится жить нам, пока слышится Ваш голос любви и правды». Л[ев] Н[иколаевич] благодарит за присылку Сбор[ника], непрем[енно] прочтет и, если будет иметь возможность, т[ак] к[ак] теперь <он> нездоров, ответит вам.

60. А. Хохлову (Новгород), 21 мая.

Хохлов просил сделать выписку лучших книг. В[алентину] Ф[едоровичу] ответить.

61. В. С. Аверьянову (Астраханская губ.), 22 мая.

Крестьянин Аверьянов писал, что изобрел «водоподъемную машину без запружения воды, без ветра, пара и газа», и просил Толстого помочь ему свое изобретение «охлопотать правами». В[алентину] Ф[едоровичу] ничего не смыслю в этих делах и помочь не могу.

62. Н. М. Аммосову (Петербург), 22 мая.

Аммосов, студент Петербургского Политехнического института, писал, что разочаровался в жизни, увидя в славе единственную побудительную причину жизни и деятельности. Ле[в] Ни[колаевич] поручил мне сказать вам, что он с интересом прочел в[аше] письмо и жел[ал] бы отв[етить] и отв[етил] бы вам, если бы не был так зан[ят].

Одно прос[ил] меня пер[едать] вам, ч[то], та побудите[льная] прич[ина] деят[ельности], к[оторую], вы избр[али], не дает в[ам] того блага, к[оторое] вы ищете, а навер[но] жестоко обм[анет] вас.

63. В. Я. Цельмер (Харьков), 22 мая.

Цельмер спрашивала Толстого, верит ли он в идею перевоплощения душ. Б[ез] О[твета]? Можно и ответить.

64. М. У. Плиферу (Екатеринослав), 22 мая.

Плифер спрашивал, «почему нельзя кушать мясо, рыбы и др., что такое бог и вообще идея вегетарианцев». Валентину Федоровичу ответить.

65. В. Е. Крашенинникову, 23 мая.

Крашенинников просил Толстого прислать его новую статью, напечатанную за границей под заглавием: «О жизни человека». В[алентин] Ф[едорович], спросите, какая статья? и ответьте.

См. письмо № 113.

66. Неизвестному (Екатеринослав), 23 мая.

Неизвестный писал, что не выдержал экзамена и ему предстоит воинская повинность. Л[ев] Н[иколаевич] не знает, чего вы от него хотите. Помягче.

67. А. С. Попову (Пермская губ.), 23 мая.

Попов просил рекомендовать его на должность. Марка. Ответить, ч[то] [1 неразобр.] ч[то] не могу и почему не могу.240

241 68. E. M. Рудометову (Пермская губ.), 23 мая.

Рудометов благодарил Толстого за присланные книги и просил при слать еще. Послать книги, каких не посылали.

69. А. Шевсу (Бузулук), 23 мая.

Шевс спрашивал об издательстве «Ясная Поляна». Ответить.

70. А. Перцику (Екатеринослав), 24 мая.

Перцик писал о своем решении распространять сочинения Толстого по копеечной системе, то есть раздробляя книги на листы и выпуская листы ежедневно по копейке каждый лист. Он просил Толстого отказаться пока от гонорара и выразить свое согласие. Согласен. Оч[ень] рад. Считаю лучш[ими]: «В ч[ем] м[оя] в[ера?]», потом «К[руг] чт[ения]», потом «Воскр[есение]». Гонорара не нужно.

Только ему побольше книжек дл[я] раздачи.

71. М. Вилинскому (Актюбинск), 25 мая.

Вилинский спрашивал, следует ли ему поступать в учительский институт для пополнения образования или сразу поступить против своего желания, но по совету родителей, в сельские учителя. Л[ев] Н[иколаевич] советует быть учителем.

72. С. Динголю (Лондон), 25 мая.

Динголь просил разрешить перевести на еврейский язык «На каждый день». Послать книги.

73. И. М. Каплану (г. Нежин), 26 мая.

Каплан просил дать оценку его стихотворению. Л[ев] Н[иколаевич] находит стихи ваши оч[ень] плохими и не советует заниматься стихотворством.

74. С. Линсцер (Конгасал, Финляндия), 26 мая.

Линсцер просила прислать список детских книг. Послать список.

75. Ю. И. Голощекину (Псковская губ.), 27 мая.

Голощекин писал о трудности служения ближнему и о стремлении служить человечеству. Надо служить не людям, а богу, не зная того, что выйд[ет] из моего служения. Притча о работнике.1

Я хочу быть полез[ным] людям и вместо того, чтобы делать то, что мне приказали, положим прорывать кан[аву], чтобы осушить местность, станет заравнивать.

76. Сампилону Даши (Москва), 27 мая.

Сампилон спрашивал, в чем «главный недостаток учения Будды и преимущество учения Христа». Валентин Федорович. Ответьте, ч[то] я в учении Будды считаю истинным и всегда высоко превозносил его. Указать на...

77. С. Илларионову (г. Александров Екатеринославской губ.), 29 мая.

Илларионов просил Толстого посодействовать напечатанию его.

Писать стихи считаю самым пустым делом, потому советую вам этим не заниматься.

1 На черновике около этого места помета рукой В. Ф. Булгакова: «Из письма Молочникова». См. письмо № 40 к В. А. Молочникову, где излагается «Притча о работнике».241

242 78. В. Т. Мишину (Орловская губ.), 29 мая.

Мишин просил Толстого прислать полное собрание его сочинений. Послать книги и написать, что книги до 81 года — не в моей власти, а из этих посылаю самые лучшие.

79. Израилю через А. Мешеншмидера (Белая Церковь), 30 мая.

Израиль просил ответить на ряд религиозных вопросов. Послать «В ч[ем] м[оя] в[ера?]», «На каждый день», «Единая заповедь».

Лев Николаевич думает и написал, что книги ответят на все вопросы.

80. Ф. Ф. Болабольченкову, 31 мая.

Болабольченков благодарил Толстого за совет о земле (см. т. 81, письмо № 258) и просил прислать книг: Конфуция, Ми-ти, Ламеннэ, Балу. Булг[акову] написать и послать книг.

81. К. Грушину (Москва), 31 мая.

Грушин писал о смысле жизни и бессмертии. Послать книги: «В ч[ем] м[оя] в[ера?]», «Н[а] к[аждый] д[ень]» и предисловие, и Булгак[ову] написать.

82. В. М. Рабчуку, 31 мая.

Рабчук писал о жажде к учению, «о цели жизни человека», спрашивал, как приносить пользу ближним. В[алентии] Ф[едорович], ответить, послать книги «Н[а] к[аждый] д[ень]» и «В ч[ем] м[оя] в[ера?]».

См. письмо № 87.

83. А. Е. Врангель, 2 июня.

Врангель послала свое стихотворение «Мать», посвященное Л. Н. Толстому. Л[ев] Н[иколаевич] просит извинить, он не любит стихов и потому сожалеет, что не может исполнить вашего желания. Л. Т.

84. М. А. Лентовской (Петербург), 2 июня.

Лентовская писала, что сочувствует взглядам Толстого, но просит разъяснить ей принцип непротивления злу насилием, так как он не всегда применим в жизни.

Булгако[ву] ответить. Л[ев] Н[иколаевич] много раз отвечал на эти ваши вопросы. Сущность ответов состоит в том, что идеал только тогда, когда он недостижим. Но всегда и всякому человеку возможно приближение к нему. Этот идеал отличается от заповеди или прави[ла].

85. Б. Фельдблюму (Волынская губ.), 4 июня.

Фельдблюм спрашивал, каким способом овладеть «свободно русской речью». Л[ев] Н[иколаевич] не понимает, чего вам нужно.

86. А. И. Францкевичу (Харьков), 4 июня.

Францкевич писал о впечатлении, произведенном на него «Кругом чтения», и сообщал Толстому, что написал было ему письмо о самосовершенствовании, но уничтожил его. В[алентину] Ф[едоровичу]. Совершенствование есть одно дело, которое всегда, везде и всем во всевозможных условиях возможно.

87. В. И. Язвицкому (Женева), 4 июня.

Язвицкий просил разрешить опубликовать взгляд Толстого на город. См. в этом списке письмо № 44.242

243 88. С. П. Ивасенко (Курская губ.), 5 июня.

Ивасенко писал, что собирается приехать к Толстому, чтобы поговорить «о вере и вообще всех делах» и посоветоваться о своем «даре писательства». В[алентин] Ф[едорович]. Об эпидемии писательства и о бесполезности и, главное, о невозможности Л[ьву] Н[иколаевичу] удовлетворить всех писателей, обращающихся к нему и предполагающих в себе дар писательства.

89. М. Нечаеву (Севастополь), 6 июня.

Нечаев вместе с письмом прислал свою рукопись на отзыв. Л[ев] Н[иколаевич] отказывается выражать суждение о вашей статье, так как христианство, о к[отором] вы пишете, есть христианство церковное.

Л[ев] Н[иколаевич] считает церк[овь] христ[ианскую], извращением <христианства> [1 неразобр.] высокого учения, преподанного [Христом].

90. К. Ярву (Москва), 6 июня.

Ярв просил Толстого принять его, чтобы он мог рассказать о своем «безвыходно-угнетенном положении — душевно, как и физически».

Написать. Учтиво отказать. Если что нужно — может написать, предупредив, что ни денежной помощи, ни помощи для помещения на должность Л[ев] Н[иколаевич] не может оказать.

91. Мэтью Герингу (Mathew Gering), 7 июня.

Мэтью Геринг писал, что единственным поводом его поездки в Россию является желание повидать Толстого, поэтому он хотел бы знать, может ли он надеяться на это как личный друг Вильяма Брайана и как горячий поклонник Толстого.

Ответ[ил] ли я? Если не отве[тил], то ответить: My father asks me to inform you that he will be glad to receive you and have news from M-r B[ry]an. Yours truly.

[Отец мой просит меня известить вас, что он будет рад принять вас и получить вести о г. Брайане. Уважающий вас.]

См. письмо № 50.

92. Г. И. Гершези (Москва), 7 июня.

Гершези писал Толстому, что разочаровался в православии, но учения Толстого тоже не может принять и просил дать адрес баптистов. В[алентин] Ф[едорович] ответьте. См. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 225.

93. Ф. Казакову (Область Войска донского), 7 июня.

Казаков прислал Толстому стихотворение Тараса Шевченко. В[алентину] Ф[едоровичу] ответить.

94. Л. Лизандр (Киевская губ.), 7 июня.

Лизандр, разочаровавшаяся в «культурной жизни», просила указать, куда бы обратиться, чтобы «в природе жить». В[алентин] Ф[едорович], ответь[те].

95. В. Гусеву, 9 июня.

Гусев благодарил за присланные книги, спрашивал, куда и сколько за них следует выслать денег, просил посоветовать ему, кого из писателей следует читать и где можно достать полное собрание сочинений Толстого.243

244 В[алентин] Ф[едорович], за книги послан[ные] платить не нужно. Полного собрания не советую покупать. А сове[тую] купить книги Посред[ника], указать Конфу[ция], Мити, Будду и др.

96. А. Дзюбе (Киев), 9 июня.

Дзюба просил разъяснить стихи 15 и 20 гл. 25 евангелия от Матфея о «мерзости запустения» и о «бегстве зимою или в субботу». В[алентин] Ф[едорович], ответьте о необязательности веры в тексты евангел[ия] и послать Д[етское] Е[вангелие].

97. А. Карпину (г. Сольвычегодск), 9 июня.

Карпин, политический ссыльный, сообщал, что в виде благодарности Толстому за его портрет, который он получил после своего приветствия по поводу его 80-летия, он написал повесть, которая была отобрана при обыске и пропала. В письме он прислал свое стихотворение. В[алентин] Ф[едорович], ответьте о моем отношении к повес[тям] и стихам.

98. Д. Мэвору (James Mavor) (Киото, Япония), 9 июня.

Мэвор, профессор университета в Торонто (Канада), просил разрешения приехать в Ясную Поляну. Ответь, что можно приехать.

99. Е. И. Солонину (Саратовская губ.), 9 июня.

Солонин просил Толстого указать пьесы из народного быта для постановки в деревне. В[алентину] Ф[едоровичу]. Ответить о театре.

100. В. М. Рабчуку, 10 июня.

Рабчук благодарил Толстого за письмо, которое совсем переменило его взгляд на жизнь. Валентину Федоровичу. Б[ез] О[твета?].

101. А. Финтктикову (Ясиновскому) (ст. Гришино Екатеринославской ж. д.), 10 июня.

Финтктиков прислал свою драму «Любовь и месть» и письмо, в котором умолял Толстого прочесть ее и вывести его на писательскую дорогу.

В[алентину] Ф[едоровичу]. Сожалею, что не могу.

102. Н. И. Цыбареву (Спас-Заулок Московской губ.), 10 июня.

Цыбарев, крестьянин, прислал Толстому свое стихотворение с просьбой направить его в редакцию. В[алентину] Ф[едоровичу]. Стихи ваши оч[ень] плохи. Не советую этим делом заниматься.

103. М. И. Черненко, 10 июня.

Черненко сообщал, что послал второе издание своей брошюры «Сновидение как предсказание будущего. Новое в области сновидений», Харьков, 1910, и просил Толстого высказать свой взгляд на сновидения. Какая брошюра о сновидениях?

104. Н. Логунову (ст. Чертково Юго-восточных ж. д.), 11 июня.

Логунов, крестьянин, просил Толстого дать свои указания относительно переселения в Новую Зеландию и в Америку и ответить заказным письмом, так как на свое первое письмо он не получил ответа. В[алентин] Ф[едорович]. Дайте адрес духоборов. Пошлите заказным. Извинитесь за неответ. Послать книги и совет никуда не ездить.

105. А. Ф. Грефе (Adolf Friedrich Gräfe) (Берлин), 12 июня.

Грефе прислал Толстому письмо на немецком языке с религиозными вопросами. Душану.244

245 106. Ю. Азманову (г. Белград Бессарабской губ.), 13 июня.

Азманов просил сообщить об общинах духоборов, чтобы переселиться к ним, просил также выслать книги: «Изложение «Евангелия», «Учение Христа», «В чем моя вера?». В[алентину] Ф[едоровичу] ответить.

107. Неизвестной (У. Н.) (Житомир), 13 июня.

У. Н. описывала судьбу ее сына, умершего в тюрьме от чахотки. Марки. Ответить, что получ[ил] письмо.

108. П. Н. Федотову (Харбин), 13 июня.

Федотов, железнодорожный служащий, просил Толстого содействовать получению ответа на его прошение о помещении в психиатрическую лечебницу его больной жены, которое он отправил императрице Марии Федоровне. К письму он приложил соответствующие документы.

109. Тонкинскому волостному правлению Варнавинского уезда Костромской губ., 14 июня.

В письме сообщали, что в волостном правлении хранятся документы Варвары Николаевны Кокориной, рожд. гр. Толстой (р. 3 декабря 1854 г. — ум. 31 августа 1898 г.), дочери корчевского предводителя дворянства гр. Николая Николаевича Толстого. Ответить, что ничего не знаю.

110. С. Ф. Юдину (Саратовская губ.), 14 июня.

Юдин просил материальной помощи для поступления в фельдшерскую школу. Просительное. Марки. Ответить отказом.

111. Д. Витали (Giulio Vitali), 15 (27) июня.

См. прим. к письму № 191.

112. И. П. Бувину (д. Богданово близ с. Богачева Дмитровского уезда Московской губ.), 18 июня.

Бувин прислал Толстому свои стихи и просил содействия к их напечатанию. Написать, чтобы не писал.

113. Н. И. Виноградову (Тверь), 18 июня.

Виноградов прислал на отзыв свои стихотворения. В[алентину] Ф[едоровичу] написать, чтобы не писал.

114. Я. С. Зенченко (Саратов), 18 июня.

Зенченко спрашивал у Толстого совета относительно возможности прекращения службы и возвращения на деревенскую работу при условии взятого вперед жалования. Валентин Федорович, не может быть вопроса — выявить недобрые чувства.

115. Г. А. Дудореву (Пермская губ.), 19 июня.

Дудорев прислал Толстому письмо с просьбой оказать ему, как начинающему писателю, поддержку.

116. М. Косицкому (Екатеринослав), 19 июня.

Косицкий просил Толстого дать ему разрешение на перевод «на еврейский учения великих мудрецов всех народов и разных веков». Ответить, что разрешение (переводить на еврейский язык) перепечатывать и переводить все мои сочинения с 1881 года дано всем.

См. т. 81, письмо № 202.

117. Г. И. Почепне (Никольско-Уссурийск), 21 июня.

Почепня просил разрешения перепечатывать из «Вегетарианского обозрения» статьи Толстого о вегетарианстве и выслать ему рассказы245 246 «Разговор с прохожим» и «Песни на деревне». В[алентину] Ф[едоровичу] ответить и, если можно, послать просимое.

См. письмо № 9.

118. В. А. Тихомирову, 21 июня.

Тихомиров, наставник татарской старообрядческой общины поморского согласия, спрашивал, допустимо ли регистрировать в правительственных учреждениях христианские общины. В[алентину] Ф[едоровичу] написать и послать книги и попроще.

119. Ф. А. Готсданкеру (Нью-Йорк), 22 июня.

Готсданкер, сотрудник газеты «Русско-американское эхо», спрашивал мнение Толстого о все учащающихся случаях самоубийства среди молодежи в России.

120. Неизвестной (Елизавете Николаевне) (Рязань), 22 июня.

Неизвестная учительница просила Толстого научить, что делать и как жить. Послать Н[а] к[аждый] д[ень]. В[алентину] Ф[едоровичу] ответить.

121. А. Д. Старцеву (Богородицкий уезд, Тульской губ.), 22 июня.

Старцев прислал на отзыв два своих стихотворения. Мне [ответить].

122. И. Чепурину (Саратов), 22 июня.

В[алентин] Ф[едорович], отвечать:

О том, чтобы не изменять внешних условий, сказать то, что не изменять, пока не можем изменить. Заставить убивать один тоже друго[го] не мож[ете] заставить, делать ружья... заст[авить] кормить делающих ружья, ...заст[авить] платить подать на [тех], к[то] делает ружья, заставить платить налоги на сахар и керосин, — зависит от чуткости: дело в том, чтобы не делать по рассуждению, а когда не можешь.

См. письмо № 33.

123. П. И. Богданову (Петербург), 23 июня.

Богданов спрашивал о церковных суевериях. В[алентину] Ф[едоровичу] ответить.

124. В. Юркевичу (Сочи), 23 июня.

Юркевич, ученик Морского училища, просил Толстого помочь ему не потерять веры в бога и в смысл жизни. Марки, В[алентину] Ф[едоровичу] ответить. Думаю, что послать книгу.

125. В. А. Зотову (г. Кунгур Пермской губ.), 24 июня.

Зотов писал о необходимости сельскохозяйственного образования и просил денежной помощи для его получения. В[алентину Ф[едоровичу] ответить: 1) нужно не техническое образование, а нравственное, и не нам, а всей Европе. В Нью Йорке 100000 безработных. Так что мысль не верна. 2) Денег у Льва Николаевича нет и почему.

126. В. А. Воронову, 26 июня.

Воронов писал о взглядах Толстого на науку и спрашивал Толстого о вегетарианстве: что же делать с размножающимися животными? Он писал: «Ведь нельзя же отвергать пароходы, железные дороги, фотографии, телеграфы, телефоны, машины и пр. и пр. Ведь это только сейчас246 247 неразумно захвачено, а если бы все эти изобретения распределить разумно, допустить к этому рабочие муравейники, то сколько бы они принесли пользы рабочему народу. Ведь и без этого нельзя, всех не распределишь пахать, земли не хватит». В[алентину] Ф[едоровичу] о[тветьте]. Очень хорошее письмо.

См. письмо № 157.

127. А. П. Молодцову (ст. Ланная Южных ж. д.), 26 июня.

Молодцов просил дать разъяснения о загробной жизни и об оккультных науках. Ответить из 29, 30 числа Н[а] к[аждый] д[ень].

128. И. О. Белугину (г. Мариуполь), 28 июня.

Белугин, учитель, прочтя в газетах слова Толстого: «Народному учителю надо у народа учиться, а не его учить... народный учитель сидит на шее народной», просил разъяснения по этому вопросу. Б[ез] О[твета]. Мой взгляд выражен в разных книгах.

129. А. Вегеза (Самарской губ.), 28 июня.

Вегеза, учитель, описывая тяжелый труд народного учителя в России, укорял Толстого за его слова о том, что народный учитель сидит на шее трудового народа. Б[ез] О[твета]. А мож[ет] б[ыть], В[алентину] Ф[едоровичу] ответить.

130. К. П. Злинченко (Лозанна, Швейцария), 28 июня.

Злинченко — знакомый Толстого с 1895 г. Злинченко запрашивал подробности о покушении на убийство революционера из Одессы Н. Гориновича, несправедливо подозревавшегося в выдаче товарищей, о чем рассказывал Толстой в Ясной Поляне в 1896 г. (см. т. 53, стр. 98 и 452). Написать, что я не только не обладаю большой памятью, но, напротив, всё забыл. Помню смут[но] эту историю, но никаких подробностей ни отрицать, ни утверждать не могу.

131. Н. Мадиевой (Москва), 28 июня.

Мадиева просила разрешения приехать в Ясную Поляну повидаться и посоветоваться с Толстым. Отказать в приезде.

132. В. М. Рабчуку, 28 июня. Послать книг. В[алентину] Ф[едоровичу] написать. Я припишу. Следов приписки Толстого не сохранилось. См. в этом списке письма №№ 82 и 100.

133. П. Соколовскому (Тифлис), 28 июня.

Соколовский просил у Толстого помощи и совета, чтобы удержаться от соблазна соединения с женщиной до женитьбы. Переписать то же письмо, что отправлено за подписью. Я сам посмотрю — годится ли? Какое свое письмо имел в виду Толстой, не установлено.

134. В. С. Гродзскому (Одесса), 1 июля.

Гродзский, чиновник второго разряда Одесской почтовой конторы, в письме от 11 мая сообщил, что он переведен с понижением с должности начальника Немировской почтово-телеграфной конторы за то, что 28 августа 1908 г. подписал вместе с другими приветствие Толстому по поводу его восьмидесятилетия. В письмах от 11 мая и 5 июня 1910 г. просил Толстого выхлопотать у Столыпина перевод его на прежнее место. На конверте этого письма Толстой пометил: Написать Столып[ину] и ответить, что сделаю, что могу. В день получения письма 16 мая 1910 г. Толстой был болен и не мог исполнить своего намерения (см. Дневник247 248 В. Ф. Булгакова, стр. 204). О хлопотах Толстого по делу Гродзского сведений не имеется. На конверте второго письма Гродзского от 15 июня, в котором он повторял свою просьбу и прислал документы, Толстой пометил: Саше ответить и отослать документы.

135. И. Клюшкину (Петербург), 1 июля.

Плюшкин просил у Толстого совета по устройству народной общедоступной библиотеки. Л[ев] Н[иколаевич] думает, что дело вероятно, но не имеет времени.

136. В. П. Салькову (Ферганская область), 1 июля.

Сальков прислал Толстому свою книжку под псевдонимом «Ва-пе-саль» — «Что требуется, дабы быть счастливым и покойным в жизни сей» и просил сообщить свое мнение о ней. Л[ев] Н[иколаевич] прочел вашу книжку, благодарит за присылку ее и просит передать вам, что он нашел в ней хорошие советы и мысли. Отвечать же вам подробно он не имеет времени, т[ак] к[ак] нездоров и все свои свободные минуты употребляет на неотложные свои занятия.

137. И. Кириллову (Черня), 2 июля.

Кириллов просил рекомендовать его на место. Ответить, что ничего не могу и почему.

138. А. А. Абельяну (Нахичевань-на-Дону), 3 июля.

Абельян просил Толстого рецепт доктора Нальтнагеля от изжоги. Душану рецепт.

139. В. Н. Желудкову (Тульская губ.), 3 июля.

Желудков спрашивал, где можно получить разрешение на напечатание стихов. В[алентину] Ф[едоровичу] ответить.

140. Ф. Оздобинскому (г. Познань), 3 июля.

Оздобинский писал, что он уже два года вегетарианец, спрашивал о вегетарианских земледельческих колониях, просил Толстого дать ему место в Ясной Поляне и прислать книгу «Не убий». В[алентину] Ф[едоровичу] ответить. Оч[ень] интересное и хорошее письмо.

141. А. П. Прохорову, 3 июля.

Прохоров, владелец предприятий сушеных овощей и фруктов в Белеве, Москве и Петербурге, писал о вегетарианстве.

В[алентину] Ф[едоровичу].

<Вегетарианство интересует Л[ьва] Н[иколаевича] как одно из оч[ень] многих проявлений нравств[енной] жизни, а никак не одно вегетарианство, выделенн[ое] из всего остального>. Вегетар[ианство] важно и интересно Л[ьву] Н[иколаевичу] как одно из последствий возвышенной, духовной жизни, а как одно, само по себе вегетарианство для Л[ьва] Н[иколаевича] не имеет никакой цены.

142. В. В. Вязовскому (г. Меленка Владимирской губ.), 4 июля.

Вязовский писал, что, по его мнению, творческий труд земледельца требует не меньшего вдохновения и горения сердца, чем написание картин, оперы, пьесы или повестей, и просившему Толстого сообщить ему свое мнение.

Л[ев] Н[иколаевич] говорит, что то, что вы хотите, чтобы он отве[чал], высказано им много и много раз.248

249 143. И. Баранову, 5 июля.

Баранов, лоцман парохода «Нижегородец», спрашивал Толстого, «с каких классиков русских начать чтение», чтобы «познакомиться с литературой».

Марка. Л[ев] Н[иколаевич] не может советовать, не зная, что вас интересует. Чтение полезно только тогда, ког[да] оно отвечает на возника[ющие] вопросы. А если читать для образования, то от этого ничего кроме вреда не бывает. На черновике кроме того рукой A. Л. Толстой надписано: «Чтобы быть похожим на других».

144. М. Мейер (Вильно), 5 июля.

Мейер просила разрешения прислать для просмотра свою рукопись детских рассказов. Обыкн[овенно] ответить.

145. И. Михалюкову (Херсонская губ.), 5 июля.

Михалюков просил Толстого прислать все его сочинения, а если невозможно все, то хотя бы «Войну и мир» и «Анну Каренину». Послать книги и написать, что до 81 года — не в моем распоряжении, и я считаю их, как В[ойну] и М[ир], А[нну] К[аренину] и др., не нужными.

146. Е. Б. Сергееву, 5 июля.

Сергеев в письме от 30 июня (см. письмо № 57) сообщал, что он не получил книг, посланных Толстым. На конверте этого письма Толстой пометил: Посланные книги не получил. На основании этой пометы Сергееву вновь были посланы книги 5 июля с письмом по поручению Толстого, но этих книг он опять не получил, что видно из его вторичного письма от 12 июля. На конверте этого письма автограф Толстого: Послать книг простых.

147. Л. А. Собакину (г. Егорьевск), 5 июля.

Собакин спрашивал у Толстого, как примирить с разумом евангельские чудеса, таинства и посты. 1) О том, что не надо считать всё, что прописано в библии и ев[ангелии] за свящ[енную] истину. Надо прежде всего верить в своей разум, а не в рассказы о чудесах.

Таинства я не признаю, также и пост. Учение Хр[иста] в доброй жизни, в любви ко всем, а не в совершении таинств и соблюдении постов.

148. С. П. Михайлову (д. Гориково Московской губ.), 6 июля.

Михайлов спрашивал Толстого: «Как лучше следовать вашему учению: тайно или же открыто?.. Когда же настанет то время, когда все народы будут родные братья?» В[алентин] Ф[едорович], ответьте.

149. Е. Л. Рысенбергу (Могилевская губ.), 7 июля.

Рысенберг писал Толстому, что разочаровался в жизни, собирается «покончить с собой» и просил Толстого сообщить ему свое мнение о самоубийстве. Б[ез] О[твета]. В[алентину] Ф[едоровичу.]

150. Т. Я. Абрамову (Коломна), 8 июля.

Абрамов, торговец мелочным товаром, просил Толстого исхлопотать разрешение торговать не 12 часов, а 15. Ответить [на] карточке. Так Толстой называл открытку.249

250 151. Н. Антанцеву (Область Войска донского), 8 июля.

Антанцев писал о трудностях своей жизни и просил прислать «за казенный счет» курс гипнотизма, личного магнетизма, месмеризма, о чем он прочел прилагаемое печатное объявление Нью-йоркского института знаний («New-Jork Institute of Scienc» — Москва, Кузнецкий переулок, д. Сокол). Л[ев] Н[иколаевич] оч[ень] сожалеет о том, что вас может интересовать тот вздор, о котором объявляют.

152. Неизвестному (Ораниенбаум), 8 июля.

Неизвестный сообщал Толстому, что в одной из газет было помещено объявление о том, что какая-то интеллигентная дама приглашала вести переписку с целью «серьезного и задушевного обмена мыслей», приложил Толстому копию одного из своих писем к этой даме. Отослать б[ез] о[твета] или ответить о недосуге и неинтересности переписки, судя по ее началу.

153. Д. Руженцову (Смоленская губ.), 8 июля.

Руженцов спрашивал «о будущей жизни после смерти». Ответить, что может найти в Н[а] к[аждый] д[ень] 30 и 31.

154. Е. Валуеву (Коломенский уезд), 9 июля.

Валуев переложил пушкинский «Полтавский бой» (из поэмы «Полтава») на мирный лад и прислал Толстому на отзыв. В[алентин] Ф[едорович], ответьте. Хорошая мысль неясно выражена вследствие стесненных размеров рифмы, да кроме того еще определение вопроса рифмой <Л[ев] Н[иколаевич] не любит стихов, но все-[таки] замечает в ваш[их] ст[ихах]>

Письмо не было отправлено, так как Валуев не указал обратного адреса.

155. П. А. Казулину (Ростов-на-Дону), 9 июля.

Казулин писал, что вместо военной службы он собирается поступить сельским учителем, и спрашивал Толстого, не лучше ли это. В[алентину] Ф[едоровичу]. Решить может только он сам. Предполагаемый выход есть выход самый грубый, эгоистический — заставлять других служить вместо себя и сесть учителем или вообще интеллигентом на шею народа. В 100 раз лучше ему итти солдатом.

156. Е. А. Масло (Киевская губ.), 9 июля.

Масло, сельский писарь, спрашивал, как примирить противоречия в книгах так называемого «священного писания». Хоро[шее] письмо. Послать: В ч[ем] м[оя] в[ера?], Д[етское] е[вангелие], Предисловие и На к[аждый] д[ень] и Зандерленда1 и написать о знании, как надо смотреть на свящ[енное] пис[ание] вообще и на откровение.

157. Неизвестному (Сингапур), 9 июля.

Неизвестный призывал Толстого составить книгу против «жидов, вытягивающих золото из христиан». Душану отвечать, что жид в тебе. Там же помета Д. П. Маковицкого, что на письмо он не ответил, «так как нет адреса».

1 О. И. Т. Сэндерленд, «Библия, ее происхождение и отличительные свойства», изд. «Посредник», М. 1908.250

251 158. Н. Писареву (Петербург), 9 июля.

Писарев прислал Толстому свою брошюру: «Рациональное устройство мелких электрических установок», Спб. 1910. Благодарить за книгу.

159. А. Н. Смирнову (Костромская губ.), 9 июля.

Смирнов, бывший рабочий «Родниковской мануфактуры» в Костромской губ., писал о том, что был уволен с фабрики за пьянство. Он просит Толстого похлопотать о возвращении его на фабрику; пишет, что, бросив пить, желает быть писателем, чтобы бороться со злом и т. д. Булг[акову] отвечать на письмо. Сам сознает себя плохим, а уж хочет учить других.

160. Г. Говядинову (Костромская губ.), 10 июля.

Говядинов, служащий на фабрике, прислал Толстому для просмотра свой рассказ: Андрей Бессильный, «В приемной конторе». Кажется, недурно. Кроме того, к письму приложена следующая копия, списанная рукой Д. П. Маковицкого с письма А. Л. Толстой: «Л[ев] Н[иколаевич] поручил ответить, что рассказ ваш по мысли очень хорош, но написан таким языком, что едва ли он может быть напечатан. Л[ьву] Н[иколаевичу] же по мысли он очень нравится».

161. А. Ю. Крестцову (Петербург), 10 июля.

Крестцов описывал свою жизнь, наполненную личными невзгодами, и просил материальной помощи для лечения безнадежно больной жены и воспитания дочери. К письму приложены подтверждающие документы и удостоверения.

Отослать все бумаги и написать, ч[то] Л[ев] Н[иколаевич] о[чень] сожалеет, ч[то], не может [исполнить] ваше желание, т[ак] к[ак] с 1881 года не имеет никакой собственности, о чем многократно заявлял ввиду подобн[ых] вашему недоразумений.

162. И. М. Куртышу, 10 июля.

Куртыш, заключенный в тюрьму за отказ от военной службы, просил Толстого сообщить адрес В. Г. Черткова и прислать учебники географии, геометрии и библию. Послать всё, о чем просит.

163. К. Пальцевой (Нижний-Новгород), 10 июля.

Пальцева, дочь метельщика и прачки, просила у Толстого денежной помощи для продолжения образования.

Отослать билет и написать, что Л[ев] Н[иколаевич] получает таких пис[ем] каждый день от 3 до 8 и не может иметь ни денег, ни времени для того, чтобы удовлетворять эти требования.

164. Е. Пучешкину (Петербург), 10 июля.

Пучешкин, рабочий, благодарил Толстого за ранее присланные книги, просил прислать других. Послать в Ч[ем] м[оя] в[ера?], Н[а] к[аждый] д[ень].

165. А. Сейферту (Augustin Seifert) (София), 10 июля.

Сейферт, секретарь Всенародного чешского объединения, ответил на письмо Толстого Славянскому съезду в Софии (т. 38).

166. Неизвестной (Т. М.) (Хвалынск).

Т. М. в письме от 11 июля писала о сострадании к животным.

В[алентин] Ф[едорович]!251

252 <Оч[ень] сочувствую> Разделяю ее чувство, но буквально не могу ничего особенного сделать. И, кроме того, если бы мог отдать все силы — употребил бы прежде на защиту братьев-людей, а потом уже животных.

Судя по помете на конверте, письмо осталось без ответа, так как Т. М. не написала своего адреса.

167. А. И. Бахметьеву (Петербург), 12 июля.

Бахметьев просил Толстого высказать свое мнение о его пьесе «Нечистая сила» («Театр и искусство», Спб. 1910), одобренной на конкурсе имени А. Н. Островского и в то же время найденной «несуразной» литературно-театральным комитетом при императорских театрах. О пьесе, не читавши, [не могу] ответить.

168. К. Большакову (Самарская губ.), 12 июля.

Большаков спрашивал Толстого, где можно достать «в неурезанном виде» его религиозные сочинения. <Сделать всё, о чем просит, и известить Ч[ерткова]> и на отдельном клочке бумаги: Написать, где можно достать, и послать З[акон] н[асилия] и З[акон] л[юбви], Е[диную] з[аповедь] и о том, где Н[а] к[аждый д[ень].

169. Ф. Казакову (Макеевка), 12 июля.

Казаков просил у Толстого какого-нибудь дела в Ясной Поляне. Ответить, ч[то] у меня никакого дела нет. <Оч> сожалею, но ничего не могу сделать.

170. В. И. Мацуковичу (Мценск), 12 июля.

Мацукович просил Толстого оказать ему содействие в продолжении образования, а также сообщить адрес Н. М. Горбова, про которого он прочел статью «Новый барин» в газете «Биржевые ведомости» 1910, № 32 от 11 февраля. Дать адрес Горбова.

171. П. X. Полизоиди (г. Решта, Персия), 13 июля.

Полизоиди критиковал взгляды Толстого на брак и описывал самоубийство своей сестры. В[алентину] Ф[едоровичу] ответить.

См. т. 81, письмо № 53.

172. В. В. Попову (с. Воскресенья в Канаде), 15 июля.

Попов, духобор, писал в своем письме о притеснениях со стороны канадского правительства.

173. М. Я. Соковикову (Вятская губ.), 15 июля.

Соковиков прислал Толстому «Воззвание» о помощи на постройку новой избы крестьянскому семейству из трех душ, которые «все слабы рассудком» и от которых все отступились, писал, что собирается прислать свою статью «Ночь под рождество. Из северных рассказов», гонорар от напечатания которой будет предназначен для постройки избы. Ответить отказом и о статье.

174. М. Зайончковскому (Кишинев), 16 июля.

Зайончковский, ученик 4-го класса реального училища, прислал Толстому на отзыв свои стихотворения. Л[ев] Н[иколаевич] не советует вам заниматься стихотворством.

175. Ш. Литваку (Новгород-Волынск), 16 июля.

Литвак спрашивал Толстого: «В чем заключается задача человечества в этом мире и какое назначение дается ему религиями и загробном?»252

253 176. Г. И. Матвееву (Одесса), 16 июля.

Матвеев писал Толстому о заветах Христа и о баптистах.

177. Неизвестному («еврею-христианину») (Одесса), 17 июля.

Неизвестный укорял Толстого за то, что он недостаточно борется с антисемитизмом, и вследствие этого «великие слова» его «превращаются в пошлые сентенции».

Б[ез] О[твета].

Л[ев] Н[иколаевич] просил меня передать вам, что такие чувства <и такие слова, как ваши>, как те, которые вы высказываете в вашем письме, и также выражения должны <производить антисемитизм и поддерживать к> более всего вызывать те самые недобрые чувства к евреям, на к[оторые] вы жалуетесь.

Ответ не был послан, так как адресатом не был указан обратный адрес.

178. Г. А. Борисову (Козлова-Засека), 18 июля.

Борисов, ученик 6-го класса одной из московских гимназий, писал, что после смерти матери ему не к кому обратиться за разрешением волнующих его вопросов, на которые он не может найти ответа. Он, обращаясь к Толстому, писал: «Лев Николаевич, поймите меня, и если вам будет нетрудно, то не ставьте на письме буквы «б. о.», а ответьте мне». На конверте автограф Толстого: Борисову. В[алентин] Ф[едорович].

179. И. П. Бувину, 19 июля.

Бувин прислал выдержки из своего сочинения в четырех частях «Сын дворянина Ресторшева» и два своих стихотворения и просил Толстого дать «решительный совет: писать или совсем оставить свое писательство навсегда заглохнутым?» Не советую писать.

См. в этом списке письмо № 112.

180. Б. Быховскому (Киев), 19 июля.

Быховский читал «Войну и мир» и спрашивал Толстого, выражают ли его собственные мысли слова кн. Марьи (в гл. XXVI ч. 3 т. II) о мгновенности жизни человека на земле.

Прочтите в книгах на К[аждый] д[ень] 29-го и 30 и там найдете ответ на ваш вопрос.

181. Е. Розановой (Вологда), 19 июля.

Розанова прислала Толстому «на суд» несколько своих стихотворений. Советую не писать.

182. И. А. Рыжикову (Петербург), 19 июля.

Рыжиков просил прислать книг: «Соединение, перевод и исследование четырех евангелий» и «Критику догматического богословия». Ответить, что книг этих немного и они запрещены и не могу выслать.

183. М. Сержанину (Любань Минской губ.), 19 июля.

Сержанин просил Толстого прислать ему книг и сообщал, что в свою очередь вышлет со следующим письмом «свою жизнь, мысли, рассуждения, доказательства, суждения и статейки». Написать, чтобы не присылал.

184. М. Д. Ульяниной (Петербург), 19 июля.

Ульянина сообщала Толстому, что она написала две исторические драмы, и просила разрешения выслать их для отзыва. Сочинение. Ответить отказом.253

254 185. С. Г. Фругу (Одесса), 20 июля.

Фруг сообщал, что послал Толстому книгу. Благодарить за присылку книги.

186. И. М. Куртышу, 20 июля.

Куртыш писал, что после болезни чувствует себя очень слабым и что находится теперь в заключении в Седлецкой губернской тюрьме. Написать и послать денег.

См. в этом списке письмо № 162.

187. О. Печурину (Мезень Архангельской губ.), 21 июля.

Печурин, крестьянин Тульской губ., спрашивал Толстого из ссылки о народном энциклопедическом словаре (см. т. 81, письмо № 177). В[алентину] Ф[едоровичу] ответить.

188. Г. Д. Снобченко (см. Борисовка Курской губ.), 21 июля.

Снобченко просил Толстого разъяснить непонятные ему евангельские тексты. Б[ез] О[твета] или В[алентину] Ф[едоровичу] ответ[ить].

189. Г. Эйхборну (Herman Eichbom) (Гриес (Gries), Австрия), 21 июля.

Эйхборн прислал Толстому с письмом свою книгу: «Militarismus und Musik» («Милитаризм и музыка»). Душану ответить учтиво и благодарить, прибавив, что всякое касающееся войны дело — мне <не только более> чуждо <но и неприятно>.

190. М. Ф. и С. М. Соломахиным, 22 июля.

Ответить отцу и сыну и посоветоваться с Ч[ертковым] и Б[улгаковым].

См. приписку Толстого к письму № 98.

191. В. Г. Алексеевой (Москва), 23 июля.

Алексеева писала о своем согласии с взглядами Толстого в «Исповеди» и «В чем моя вера?» и спрашивала, как быть, когда приходится учительнице против своей совести преподавать закон божий. <П[риятно] б[ыло] получить ваше письмо. О словах ев[ангелия] о питании крови Хр[иста], о его воскресении — как и о многих других словах, скажу только то, что всегда отвечаю на такие вопросы.> Далее вместо зачеркнутого Толстой пометил: В[алентину] Ф[едоровичу] от[ветить].

192. Д. Кабанову и неизвестной З., 23 июля.

В письме Кабанова и З. Толстой отчеркнул одну фразу и просил выписать ее в своем ответе и далее написал на конверте конспект ответа.

Текст Толстого: Выписать отчеркнутое. Далее выписки из письма Кабанова и З.: «Коли возможно <тогда> такая дружба, то нечего совершенствоваться, а отдаваться друг другу, прикрывая все слабости полового влюбления дружбой брата и сестры: <идет в разрез с нашими общими убеждениями>

Слова эти мне непонятны. Дружба между целомудренными и стремящимися к целомудрию мужчиной и женщиной вполне возможна. См. письмо В. Ф. Булгакову («аттестат») № 108.

193. Л. Н. Миронову (Курск), 23 июля.

Миронов, отставной артиллерийский офицер, просил разрешения приехать в Ясную Поляну. Саша, ответь, ч[то] занят. Если есть дело, то просит.254

255 194. В. Масютину (Москва), 24 июля.

Масютин, бывший офицер из Москвы, писал о губительности военной службы и войны и предлагал Толстому написать протест против обучения детей военному делу.

Л[ев] Н[иколаевич] получил ваше письмо больной, прочел его со вниманием и совершенно согласен с вами, но едва ли будет иметь досуг и силы исполнить ваше желание.

Сведений об ответе по поручению Толстого нет.

195. В. П. Врадию, 25 июля.

Врадий, редактор «Архангельских губернских ведомостей» прислал Толстому статью: «Пинежский уезд. Опыты расселения северных крестьян в Пинежском уезде Архангельской губ.» («Архангельские губернские ведомости» 1910, № 155 от 21 июля). Поблагодарить за присылку.

196. Ф. И. Блатову (Самара), 5—26 июля?

Блатов писал о своем понимании бога и христианства и просил «авторитетного религиозного указания» Толстого как «человека достойного называться учителем людей». Б[ез] О[твета] или В[алентину] Ф[едоровичу].

Дата 5 июля — по помете на конверте В. Ф. Булгакова и 26 июля — по письму Толстого к Булгакову № 108 от 26 июля.

197. Е. Максимович (Луцк), 26 июля.

Максимович, вдова полковника, просила Толстого «научить, что может написать убитая горем жена на памятнике обожаемому и любимому всей душой мужу». Ответить, что Л[ев] Н[иколаевич] <занят и не может иметь никаких возможностей> сожалеет о том, что не <может> испол[нить] <такую> вашу странную прось[бу]

<как> [неразобр].

198. М. Г. Сахарову (Тула), 26 июля.

Сахарова просила Толстого сообщить адрес художника И. Е. Репина. Дать адрес Репина.

199. С. Р. Трушову (Тотьма), 26 июля.

Трушов, крестьянин, находившийся со своей семьей в ссылке, просил у Толстого денег для возвращения на родину. Саше или В[алентину] Ф[едоровичу] ответить о моем безденежьи.

200. И. А. Тучаку (Бессарабская губ.), 26 июля.

Тучак, учитель церковно-приходской школы, спрашивал Толстого: «Стоит ли мне жениться до 25 лет» и «для чего люди женятся?» В[алентин] Ф[едорович] отвечайте <важнее> главное надо зн[ать], чист ли. Если чист, целомудрие лучше всего. И все силы употребить на удержание его.

201. Н. Апасову (Тула), 28 июля.

Апасов просил прислать ему альбом картин, который поднесли Толстому художники в день его восьмидесятилетнего юбилея в 1908 г. <Б[ез] О[твета]> Ответить. Альбома нет.

202. Кобликову (Тихонова пустынь Калужской губ.), 28 июля.

Кобликов прислал Толстому открытку с обратным ответом с просьбой разрешить приехать в Ясную Поляну. Ответить, что можно, но упомянуть о моем нездоровье и недосуге.255

256 203. О. С. Корневу (Елатьма), 28 июля.

Корнев, гимназист, прислал письмо с религиозными вопросами. В[алентин] Ф[едорович], ответьте.

204. М. Разоренову (Харбин), 28 июля.

Разоренов, ученик 5-го класса гимназии, прислал Толстому свою рукопись «Рубка леса». Ответьте, В[алентин] Ф[едорович].

205. Э. Янсону и А. Аустриню (г. Вольмар), 28 июля.

Янсен и Аустринь просили разрешить перевести на латышский язык «Воскресение». Б[ез] О[твета]. Разрешение на перевод Воскресенья.

206. Неизвестному (Д., Петербург), 29 июля.

Д. прислал письмо и просил Толстого помочь ему «переродиться», дать «якорь спасения». Ответы найдете в книгах К[руг] ч[тения], Н[а] к[аждый] д[ень].

207. Д. Н. Багратиону (Петербург), 30 июля.

Багратион, редактор журнала «Вестник русской конницы», спрашивал Толстого, какой метод выездки верховой лошади он предпочитает: новый «итальянский или старый по системе Филлиса», и просил Толстого прислать для журнала свой портрет верхом на лошади. Ответить. Б[ез] О[твета].

208. В. В. Гусеву (Ялта), 30 июля.

Гусев просил Толстого сообщить точный адрес Максима Горького. 2 марки. Ответить, что не знаю, кажется Капри.

209. С. И. Лягину (Рязанская губ.), 30 июля.

Лягин прислал изложение своей пьесы «Некто» и просил совета по поводу ее напечатания. 2 марки. Ответить отказом.

210. А. Булавицкому (Минусинск), 31 июля.

Булавицкий, торговый служащий, писал, что он много раз пытался перевернуть свою жизнь по евангельским заветам, намеревался поступить в монахи, но в конце концов разочаровался и в монастырской жизни. Оч[ень] хор[ошее] письмо. В[алентину] Ф[едоровичу] отве[тить].

211. В. Г. Артемьеву (Переяславль Полтавской губ.), 1 августа.

Артемьев писал Толстому о противоречиях этических учений древних мудрецов — учителей жизни и учения Толстого.

Б[ез] о[твета]. Отложить. Ответить Саше; Л[ев] Н[иколаевич] получил ваше письмо, оч[ень] б[ыл] заинтересован им и просил отложить его с тем, чтобы ответить, когда будет более здоров и свободен.

212. С. Двумянцеву (Лосиноостровск), 1 августа.

Двумянцев просил принять его по очень важному делу.

Л[ев] Н[иколаевич] во всякое время может принять вас, но он оч[ень] занят и оч[ень] слаб последнее время, потому для него было бы лучше, если бы вы письменно сообщили ему сущность дела.

В ответном письме от 27 августа Двумянцев пространно излагал свой проект международного издательства на языке эсперанто. На конверте этого письма Толстой пометил: Б[ез] О[твета]. Глупое.256

257 213. T. H. Еремину (Томская губ.), 1 августа.

Еремин писал, что путем религиозной проповеди нельзя бороться с пьянством, так как всякая религия основана на тьме, а не на разуме. В[алентин] Федорович], напишите о религии и пошлите книги: Е[диная] з[аповедь], Евангелие, Н[а] к[аждый] д[ень]. См. запись А. Б. Гольденвейзера слов Толстого по поводу этого письма («Вблизи Толстого», стр. 181).

214. Д. Мэвору (James Mavor) (Москва), 1 августа.

Мэвор спрашивал, когда удобнее приехать в Ясную Поляну. Написать ему, когда хочет. Ч[ерткову].

215. М. А. Праведниковой (Тифлис), 1 августа.

Праведникова сообщала Толстому, что ее друга «женщину-толстовку» из Урюпинской станицы приговорили к двум с половиной годам тюрьмы за распространение книг Толстого. В[алентину] Ф[едоровичу] ответить. Просить имя женщины и написать, что я желал бы быть ей полезным, чем могу?

216. Г. Саранову (Псков), 1 августа.

Саранов писал, что после смерти брата он сошелся без обряда венчания с его вдовой. Чувствуя свой грех, он просил у Толстого совета, как ему поступить: «достигнуть законного обряда или порвать узы?» Само собой разумеется.

217. И. Тубакаеву (Киев), 1 августа.

Тубакаев просил Толстого сообщить свое мнение «о женщинах и мущчинах в семейной и в холостой жизни». Л[ев] Н[иколаевич] того мнения, что как в мужчин[ах], так и в женщи[нах] живет один и тот же дух божий и потому разумный и добрый человек. Одинаково уважает мужчину и женщину.

218. Д. М. Венгерову (Москва), 2 августа.

Венгеров спрашивал Толстого: «Почему физические природные проявления организма, имеющие сходство с такими проявлениями остального животного мира и проистекающими из природы человека (иначе они не имели бы места), должны быть подчинены идеям моралистов?.. Чем мотивируется преимущество идеалов духовного совершенствования перед стремлениями человека к жизни физической, которые вложены в него природой и до наших дней?»

В[алентин] Ф[едорович]. Потому, что, во-1-х, удовл[етворение] своих физических потребн[остей] производит борьбу, а борьба производит страдания, а разъединение (общая) людей слабость.

Подчин[ение] же физического нравственному производят единение и вытекающую из него силу, а во-2-х, п[отому], ч[то] достижение блага телесного <недостижимо> вне нашей воли, достижение блага, полагаемого в дух[овном] совершенство[вании] всегда <достижимо> возможно.

219. П. С. Грушевскому, 3 августа.

Грушевский писал Толстому, что посылка с книгами пришла к нему распакованной, поэтому он просит сообщить, сколько ему книг послал Толстой, и прислать еще «журнал для самообразования». См. письмо № 123.257

258 220. К. Замятину (ст. Завидово), 3 августа.

Замятин просил совета по поводу дальнейшего образования его детей, из которых двое глухонемых. Почему не учить их дома своему ремеслу? В[алентину] Ф[едоровичу] Булгакову ответить.

221. С. И. Смирнову (Варшава), 4 августа.

Смирнов сообщал, что он приговорен судом за отказ от военной службы к четырем годам арестантских отделений, и просил прислать книг Толстого и библию. Послать книг разных побольше.

222. В. В. Шеттеру (Москва), 4 августа.

Шеттер просил Толстого разрешить прислать ему свою драму «Иуда» и одобрить ее, так как без этого трудно ее напечатать. Автор. Обычный отказ.

223. И. Г. Рожкову (США), 6 августа.

Рожков, рабочий, благодарил Толстого за его первое письмо, описывал тяжелое положение и эксплуатацию рабочих в Америке и возражал против принципа непротивления.

См. т. 81, письмо № 298.

224. Д. Г. Бурылину, 7 августа.

Бурылин писал Толстому, что он в Оберомергау (Бавария) видел мистерию «Воспроизведение страстей Иисуса и бытие из его жизни» и спрашивал у Толстого его мнение «о допустимости такого представления». Саша, разбери, ч[то] ему нужно. Письмо Бурылина написано крайне неразборчивым почерком.

См. т. 81, письмо № 59.