Лев Николаевич
Толстой

Полное собрание сочинений. Том 81


Письма
1910 (январь — апрель)




Государственное издательство

художественной литературы

Москва — 1956


Электронное издание осуществлено

компаниями ABBYY и WEXLER

в рамках краудсорсингового проекта

«Весь Толстой в один клик»



Организаторы проекта:

Государственный музей Л. Н. Толстого

Музей-усадьба «Ясная Поляна»

Компания ABBYY



Подготовлено на основе электронной копии 81-го тома

Полного собрания сочинений Л. Н. Толстого, предоставленной

Российской государственной библиотекой



Электронное издание

90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого

доступно на портале

www.tolstoy.ru


Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, напишите нам

report@tolstoy.ru


Предисловие к электронному изданию

Настоящее издание представляет собой электронную версию 90-томного собрания сочинений Льва Николаевича Толстого, вышедшего в свет в 1928—1958 гг. Это уникальное академическое издание, самое полное собрание наследия Л. Н. Толстого, давно стало библиографической редкостью. В 2006 году музей-усадьба «Ясная Поляна» в сотрудничестве с Российской государственной библиотекой и при поддержке фонда Э. Меллона и координации Британского совета осуществили сканирование всех 90 томов издания. Однако для того чтобы пользоваться всеми преимуществами электронной версии (чтение на современных устройствах, возможность работы с текстом), предстояло еще распознать более 46 000 страниц. Для этого Государственный музей Л. Н. Толстого, музей-усадьба «Ясная Поляна» вместе с партнером – компанией ABBYY, открыли проект «Весь Толстой в один клик». На сайте readingtolstoy.ru к проекту присоединились более трех тысяч волонтеров, которые с помощью программы ABBYY FineReader распознавали текст и исправляли ошибки. Буквально за десять дней прошел первый этап сверки, еще за два месяца – второй. После третьего этапа корректуры тома и отдельные произведения публикуются в электронном виде на сайте tolstoy.ru.

В издании сохраняется орфография и пунктуация печатной версии 90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого.


Руководитель проекта «Весь Толстой в один клик»

Фекла Толстая


Перепечатка разрешается безвозмездно.



ПОДГОТОВКА ТЕКСТА И КОММЕНТАРИИ
Н. С. РОДИОНОВА


Л. Н. ТОЛСТОЙ
1910 г.


  ПИСЬМА
1910 (январь — апрель)

 

РЕДАКЦИОННЫЕ ПОЯСНЕНИЯ[1]

В настоящий том включены 319 писем за январь — апрель 1910 г.

По автографам и машинописным подлинникам публикуются тексты 93 писем, по фотокопиям 6 писем, по напечатанным текстам 1 письмо и по копиям 219 писем. Впервые печатаются 244 письма. Машинописные копии, по которым печатаются тексты, в большинстве случаев представляют собою дубликат подлинника машинописного текста, на который переносились обыкновенно с подлинника поправки Толстого.

Тексты двух писем к С. А. Толстой опубликованы в т. 84 и тексты двадцати писем к В. Г. Черткову в т. 89.

При воспроизведении текста писем Л. Н. Толстого соблюдаются следующие правила.

Сохраняются все особенности правописания автора, например: различное написание одних и тех же слов («тетенька» и «тетинька»), ударения, поставленные им, и т. д.

Слова, написанные автором неполностью, печатаются полностью, причем дополняемые буквы ставятся в прямых скобках: «к-ый», — «к[отор]ый»; т. к. — т[ак] к[ак]; б. — б[ыл]. Не дополняются общепринятые сокращения: и т. п., и пр., и др.

Описки (пропуски, перестановки букв, замены одной буквы другой и т. п.) исправляются без оговорок.

На месте слов, не поддающихся прочтению, в скобках ставится: [1 неразобр.], [2 неразобр.], где цифры обозначают число неразобранных слов.5

6 На месте слов, неудобных для печати, ставятся двойные прямые скобки [[1, 2 и т. д.]], в которых цифры обозначают число пропущенных слов.

Из зачеркнутого в сноске воспроизводятся наиболее важные варианты, помогающие более точному уяснению мысли автора, причем знак сноски ставится при слове, после которого стоит зачеркнутое.

Скобки автора обозначаются круглыми скобками.

Подчеркнутое автором воспроизводится курсивом.

Сохраняется пунктуация автора, если она не противоречит общепринятым нормам.

Новые абзацы вводятся только в тех местах, где начинается резко отличный по теме и характеру от предыдущего текст, причем каждый раз оговаривается в сноске: Абзац редактора. Знак сноски ставится перед первым словом введенного редактором абзаца.

Письма, публикуемые впервые, а также те, которые печатались ранее неполностью или в переводах на иностранные языки, обозначаются звездочкой.

В примечаниях оговаривается только публикация писем по копиям, печатным текстам и т. п.

Все даты по 31 декабря 1917 г. приводятся по старому стилю, а с января 1918 г. по новому стилю.

В примечаниях приняты следующие условные сокращения:

AЧ — Архив В. Г. Черткова (Москва).

ГМТ — Государственный музей Л. Н. Толстого в Москве.

Дневник В. Ф. Булгакова — «Лев Толстой в последний год его жизни. Дневник секретаря Л. И. Толстого В. Ф. Булгакова», изд. 3-е, М. 1920.

«Вблизи Толстого» А. Б. Гольденвейзера — А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого» (записи за пятнадцать лет), т. II, М. — Пгр. 1923.

«Летописи», 2, 12— «Государственный литературный музей. Летописи», книга вторая, «Л. Н. Толстой», М. 1938; «Государственный литературный музей. Летописи», книга двенадцатая, «Л. Н. Толстой», т. II, М. 1948.

ЯЗ — Д. П. Маковицкий, «Яснополянские записки» (рукопись).

ПТС, II — «Письма Л. Н. Толстого, собранные и редактированные П. А. Сергеенко», изд. «Книга», II, 1911.6

7 ПТСО — Новый сборник писем Л. Н. Толстого, собранных П. А. Сергеенко, под редакцией А. Е. Грузинского, изд. «Окто», М. 1912.

ТЕ — «Толстовский ежегодник», 1911, 1913.

ТПТ, 2 — «Толстой. Памятники творчества и жизни», 2, М. 1920.

ТТ, 2, 3— «Толстой и о Толстом. Новые материалы», изд. Толстовского музея, 2 — М. 1926, 3 — М. 1927.

 

Л. Н. ТОЛСТОЙ

 

  ПИСЬМА
1910 (январь — апрель)

* 1. Ф. Василенко.

1910 г. Января 2. Я. П.

Рад б[ыл] получить ваше письмо. Мысли, выраженные в нем, вполне разделяю.

2 января 1910 года

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом на конверте письма Василенко.

Ответ на письмо Федора Василенко от 1 января 1910 г., в котором он писал: «Лев Николаевич... Встречаю новый год с вашими книгами. Только что окончил «Так что же нам делать? ». В этом же письме он утверждал, что, по его мнению, назрела необходимость в новом религиозном учении, которое бы изменило всю жизнь.

2. М. Г. Рабкину.

1910 г. Января 2. Я. П.

Слово жид, Juif,1 Jude,2 Jew3 не имеет по существу никакого иного значения, как определение национальности, как француз и т. п. Если же слово это, к сожалению, получило в последнее время какое-то оскорбительное значение, то мною ни в каком случае не могло быть употребляемо в этом значении.

2 января 1910 года.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом на конверте письма Рабкина. Впервые опубликовано в «Летописях», 12, стр. 92.

Ответ на письмо М. Г. Рабкина из местечка Горваля Рачицкого уезда Минской губ., в котором он спрашивал, зачем Толстой в «Войне и мире» два11 12 раза употребил оскорбительно слово «жид» (т. I, ч. 3, гл. VII, и т. II, ч. 2, гл. V).

1 По-французски.

2 По-немецки.

3 По-английски.

3—4. В. Г. Черткову от 2 января (два письма).

 

* 5. А. Дешелетту (A. Déchelette). Черновое.

1910 г. Января 3. Я. П.

J[e] v[ous] remercie bien sincère [ment] pour le bea[u] sentiment qu[e] v[ous] m’exprimez dans votre lettre. J[e] v[ous] suis reconnaissant.

L. T.

Я очень искренно благодарю вас за прекрасные чувства, выраженные в вашем письме. Я вам признателен.

Л. Т.

Печатается по черновику-автографу на конверте письма А. Дешелетта. Ответ на письмо А. Дешелетта из Руана (Франция) от 28 декабря 1909 г.

Дешелетт писал, что, прочитав в газете «Journals» от 9 декабря 1909 г. о том, что Толстой получает много огорчающих его недоброжелательных анонимных писем, он высказывает уверенность, что, видимо, враги Толстому пишут чаще, чем далекие и неизвестные друзья, которых значительно больше. Дешелетт просил принять приветствие от одного из них.

* 6. Киевскому вегетарианскому обществу.

1910 г. Января 3. Я. П.

3 января 1910 г. Ясная Поляна.

Благодарю за честь избрания. Очень рад буду по мере сил служить благой цели общества.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Киевского вегетарианского общества.

Ответ на письмо Киевского вегетарианского общества от 30 декабря 1909 г. с приветствием и извещением об избрании Толстого почетным членом общества.

12 13

* 7. В. Ф. Фидьчукову.

1910 г. Января 3. Я. П.

3 января 1910 года. Ясная Поляна.

Прочел ваше письмо и увидал из него полную вашу искренность, которая глубоко трогает меня, и всей душой желал бы помочь вам. Но, к сожалению, помочь вам можете только вы сами, то есть тот бог, который живет в вас и во всех нас и исполнение требований которого всегда дает нам истинное, несомненное благо. Дело только в том, чтобы следовать этому голосу, а не приписывать значение голоса и требований бога голосу и требованиям своей личной жизни. Вы спросите, какой же признак истинного голоса бога? Я знаю два таких признака: первый тот, что голос этот почти никогда, даже и прямо никогда не требует от человека положительных, а требует только отрицательных поступков, т. е. не то, чтобы сделать то-то и то-то, а то, чтобы не делать того, к чему влекут свои стремления или условия жизни. Другой признак — это то, что голос не требует ничего в будущем, а требует только твердого, неукоснительного исполнения своих велений в настоящем. Так в вашем положении старайтесь как можно живее и постояннее слышать в себе требования этого голоса бога и не изменяйте своего положения и не загадывайте вперед, о том, какова будет ваша жизнь, только не позволяйте себе в настоящем делать то, что противно голосу бога, вашей совести, и жизнь ваша сама собой изменится. Как? Это вы не можете знать и не должны желать знать. Одно вы наверное можете знать — это то, что если жизнь ваша изменится вследствие вашего следования голосу бога, то изменение это наверное будет благо.

Очень, очень живо чувствую трудность вашего положения. Всей душой желал бы помочь вам. Посылаю вам книги «На каждый день», которые, может быть, пригодятся вам. Буду рад, если известите меня о своей дальнейшей жизни.

Полюбивший вас

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом. В копии имеются некоторые разночтения, которые не оговариваются.

Василий Фильчуков — воспитанник 3-го класса духовной семинарии в Ставрополе-Кавказском.

Ответ на письмо В. Ф. Фильчукова от 28 декабря 1909 г., в котором он писал, что под влиянием сочинений Толстого стремится изменить13 14 свою жизнь. Он просил совета Толстого, уйти ли ему из семинарии, или стать священником, проповедующим истинную религию. В ответ на письмо Толстого В. Фильчуков в письме от 29 мая 1910 г. сообщал, что вышел из семинарии. См. т. 82, письмо № 46.

* 8. А. Я. Соловову.

1910 г. Января 3—5. Я. П.

3 января 1910 года. Ясная Поляна.

Алексей Яковлевич,

Не отвечаю отдельно на ваши вопросы, так как из ваших вопросов некоторые сводятся к одному, некоторые, при иной же постановке, сами собой упраздняются, не требуя уже ответов. И потому [думаю], что удобнее будет высказать вам то мое религиозное мировоззрение, в котором, полагаю, что вы найдете ответы на все поставленные вами вопросы.

Религиозное мое воззрение в самой краткой форме выражено в посылаемом вам мною «Учении о жизни», которое составляет собственно краткое изложение отделов моей ежемесячной книги «На каждый день».

Кроме того, взгляды мои, как на вопросы религиозные, так и нравственные, вы найдете в следующих моих книгах: «О жизни», «В чем моя вера», «Христианское учение», «Исповедь» и других, которые вы можете достать в магазине «Посредник», Москва, Петровские линии.

Те, которые запрещены в России и какие есть у меня, посылаю. Очень рад буду, если эти книги будут полезны вам.

См. прим. к письму № 9.

* 9. А. Я. Соловову.

1910 г. Января 4—5. Я. П.

Хотя и думаю, что вы найдете на предлагаемые вами вопросы ответы в указанных вам мною книгах, отвечаю, как умею, и отдельно на ваши шесть вопросов:

1) Отличается ли человек от животных, т. е. имеет ли он душу?14

15 О. В человеке живет вечный, бесконечный дух божий. Сознание в себе этого духа и есть то, что мы называем душою.

2) Будет ли душа человека (если есть оная) жить по смерти, и если да, то будет ли она помнить земное свое существование так, как старики помнят свое детство?

О. Про то, что будет после смерти, человеку не дано знать. А не дано знать потому, что это и не нужно ему.

3) Если душа человека вечна, почему она, живя на земле, не знает, что было с ней до появления ее в бренном теле на земле?

О. Если душа есть проявление бога, то для нее нет времени. Время есть только условие жизни в этом мире. И потому нельзя спрашивать о том, что было до рождения и будет после смерти. Душа, как и бог, не была и не будет, а есть всегда.

4) Нужно ли человеку, живя на земле, молиться богу о своем благополучии и благодарить его за благодеяния?

О. Человеку не нужно ни просить, ни благодарить бога, а только исполнять его волю. Для более точного исполнения его воли нужно молиться, т. е., читая их, восстановлять в своей памяти высшие доступные человеку истины, которые находятся и в евангелии и в других учениях великих учителей человечества: Лаотзе, Будда, Конфуций, Сократ, Эпиктет, Марк Аврелий, Руссо, Паскаль, Кант и др.

5) Руководит ли бог в повседневной жизни человека, или же человек находится в положении заведенных часов, которые идут, если они исправны, и стоят, если не исправны, независимо от владельца, заведшего их?

О. В повседневной жизни руководит нами тот бог, который живет в нас и которого мы сознаем собою и велениям которого можно по своей воле повиноваться или не повиноваться.

6) Если душа человека вечна, то будет ли по смерти воздаяние: праведникам блаженство, а грешникам мучение, хотя бы не в том виде, как пугает православная церковь?

О. Никто не знает и не может знать того, что ожидает нас после смерти. Выдумки о рае и аде, кроме того, что совершенно произвольны и ни на чем не основаны, в высшей степени и безнравственны и кощунственны. Безнравственны потому, что, обещая награды за добрые дела и наказания за дурные, они15 16 этим самым уничтожают всё значение доброй жизни, так как добрая жизнь может быть только бескорыстная, а не основанная на расчете. Кощунственна же эта выдумка потому, что она приписывает богу, которого мы не можем себе представить иначе, как благом (бог есть любовь. I. Послание Иоанна), величайшую, даже несвойственную человеку, мстительность и злобу, если он может обрекать грешных людей на вечные мучения.

Оба письма А. Я. Соловову печатаются по копиям, сверенным с черновиками-автографами, причем в черновике второго письма Толстым написаны только ответы, а имеющиеся в копии тексты вопросов, повидимому, взяты из несохранившегося письма Соловова. Кроме автографов, сохранился также конспект второго письма. Конспект этот зачеркнут и в копии не перепечатан. Основанием датировки служат: а) помета на конверте письма Соловова об ответе 5 января 1910 г.; б) помета Д. П. Маковицкого в регистрационной книге писем об ответе Толстого 5 января; в) копия первого письма, в котором напечатана дата: «3 января 1910 г. »; г) почтовый штемпель дня получения: «Засека, 3 января 1910 г. »; д) запись в Дневнике Толстого от 4 января 1910 г.: «Написал ответы на вопросы Соловова» (см. т. 58, стр. 4). Из сопоставления данных можно предположить, что сначала 3 января 1910 г., в день получения письма, Толстой написал Соловову; 4 января, как это видно из записи в Дневнике, написал второе письмо с ответами на каждый вопрос, а 5 января оба письма были перепечатаны и отправлены.

Ответ на письмо Алексея Яковлевича Соловова из Сызрани от 30 декабря 1909 г. Местонахождение этого письма неизвестно. Сохранился лишь конверт его.

На письмо Толстого Соловов ответил письмом от 9 марта 1910 г., в котором благодарил Толстого за «добрую отзывчивость» и сообщал, что присылает «следуемое за высланные книги» марками. На конверте помета Толстого: Марки. Б[ез] О[твета].

* 10. И. Молодцову.

1910 г. Января 5. Я. П

Изложение вашего понимания смысла жизни нахожу согласным с моим. Только последнее ваше предположение о смерти человечества не скажу, что неверно, но произвольно, гадательно.

5 января 1910 года.

Ясная Поляна.16

17 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом на конверте письма Молодцова.

Иван Молодцов — телеграфист из Кубанской области.

Ответ на письмо Молодцова от 31 декабря 1909 г. с изложением своего понимания смысла жизни и утверждением, что отказ от половой жизни приведет к смерти человечества.

* 11. Магомету Фатиху Муртазину. Черновое.

1910 г. Января 5. Я. П.

Постараюсь, как могу, ответить на ваши 5 вопросов.

1-й вопрос. В том, что магометане не признают бога в трех лицах, я считаю магометан совершенно правыми.

2-й вопрос. Все люди посланы от бога для исполнения его дела. Также посланы от бога и самые простые, и самые мудрые и святые люди. Магомет в Аравии, Иисус в Иудее, Будда в Индии, Конфуций в Китае, Беха Улла в Персии и еще многие другие — такие же люди, как и все остальные. Отличаются они от всех остальных людей только тем, что они более верно исполняли волю бога и его дела.

3-й вопрос. То, что слова Алькорана1 суть слова бога, переданные через ангела Гавриила Магомеду, я считаю ошибочным. Ошибочным я считаю это п[отому], ч[то] во всех верах, и в еврейской, и в браминской, и в буддийской, и в христианской учителя этих вер считают слова, написанные в их книгах, едиными истинными словами бога, все же другие веры считают ложными. И потому думаю, что считать истинными и божьими нужно только те слова, к[оторые] одни и те же во всех верах, те же слова, которые разные во всех верах, думаю, что надо считать ложными. Слова же божьи, которые одни и те же во всех верах и кроме того записаны в сердцах людей, мы все знаем. Слова эти в том, что во всех нас живет один дух божий, и потому, если любим себя, должны любить и друг друга. Сношений с ангелами, думаю, что нельзя иметь, п[отому] ч[то] считаю рассказы об ангелах пустой выдумкой.

4-й вопрос. Можно ли спастись в Исламе и что нужно для спасения?

Спасаться можно только от беды и опасности, а в жизни человеческой нет никакой беды и опасности. Жизнь дана людям на благо, и надо не спасаться от нее, а исполнять в ней волю17 18 бога. Воля же бога только в том, чтобы мы любили друг друга, и магометан, и христиан, и евреев, и буддиcтов, и таосистов,2 и др[угих] всех одинаково. А будем жить так, то и жизнь наша будет добро, и смерть не будет страшна нам. Не спасаться нам надо, а жить по-божьи и благодарить его за данную нам жизнь.

<На> 5 вопрос советовать другим, как жить, [отвечать] не считаю себя в праве. Могу сказать только то, что в моей жизни дало мне спокойствие, уверенность и благо. Дало мне спокойствие, уверенность и благо признание того, что я не христианин, не русский, не дворянин, не член своего семейства, не Лев Николаевич Толстой, а работ[ник] божий, посланный в мир для исполнения в нем, в тот короткий срок жизни, который предназначен мне, дела пославшего меня. Дело же это и легкое и радостное одно: любить и делать по мере сил своих добро тем людям, с к[оторыми] сходишься. Думаю, что так же понимать жизнь можно и магометанину, и буддисту, и еврею, и всякому человеку, к какой бы он ни принадлежал вере.

Посылаю вам Избранные мысли Магом[ета],3 книжки Н[а] к[аждый] д[ень] и Кр[аткое] ев[ангелие] (детское),4 в которых] вы найдете подтверждение высказанны[х] в этом письме мыслей.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге. Письмо датируется 5 января 1910 г., хотя в копии имеется написанная неизвестной рукой чернилами дата: «19 января 1910 г. ». Основанием даты 5 января 1910 г. служит: а) запись в Дневнике Толстого от 5 января 1910 г.: «Писал ответы Шмидту и магометанину из Самары» (см. т. 58, стр. 4); б) помета на конверте об ответе Толстого 5 января 1910 г.

Магомет Фатих Муртазин — самарский мулла, в письме из Самары от 1 января 1910 г. просил ответить на пять вопросов. Содержание первых четырех вопросов передано в ответах Толстого. Пятый вопрос формулирован Муртазином следующим образом: «Нет ли Вашего особого совета к нашему мусульманскому народу? »

1 Алькоран, или коран — магометанская священная книга.

2 Таосисты — последователи китайского мудреца Лао-Тзе.

3 «Изречения Магомета, не вошедшие в коран. Избраны Л. Н. Толстым», изд. «Посредник», М. 1909.

4 «Учение Христа, изложенное для детей», изд. «Посредник» М. 1909.

18 19

* 12. Г. В. Филиппову.

1910 г. Января 5. Я. П.

Григорий Васильевич,

На ваши вопросы я ответил, как умел, в книгах «На каждый день» в числах 2, 3, 4 и 29.

5 января 1910 года.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом. Дата определяется копией и подтверждается пометой на конверте.

Григорий Васильевич Филиппов из Петербурга в письме от 1 января 1910 г. просил Толстого разъяснить, есть ли бог и загробная жизнь.

* 13. А. С. Швецу.

1910 г. Января 5. Я. П.

Алексей Стефанович,

Цель жизни одна, и такая, которая всегда может быть доступна и которая дает человеку верное благо; цель эта в том, чтобы нравственно совершенствоваться, т. е. всё больше и больше исправлять себя от своих недостатков, учиться любить и уважать всех людей, а не ругать их подлецами и не завидовать тем, которые могут ходить в театры.

Посылаю книги: «Краткое евангелие» и «На каждый день».

5 января 1910 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Швеца. Дата определяется копией и подтверждается пометой на конверте. Судя по той же помете, книги посланы 6 января 1910 г.

Алексей Стефанович Швец (1833—1914) из слободы Чернянка Курской губ. в письме от 1 января писал: «Тут не только в театр пойти, а даже книги негде взять почитать... Люди какие-то все подлецы. Если же не ответите, то я потеряю надежду на всех людей и буду знать, что вы только отвечаете богатым и знатным, а меня и подобных не считаете и за людей».

19 20

14. A. A. Шкарвану.

1910 г. Января 5. Я. П.

Где это Шмит нашел у меня выражение религиозной истины, скрывающееся в образных покровах и туманных понятиях? Сообщите ему прилагаемое изложение религиозных основ, в которых, полагаю, трудно найти какие-либо покровы и туманы. Прибавить к этому могу только то, что такие мои взгляды на религию мне не раз приходилось передавать не только неученым, но почти безграмотным людям, и взгляды эти бывали усваиваемы, так что усвоившими их с совершенной точностью передавались и другим, не только молодым, свободно мыслящим, но и старым людям из крестьян. Среди же нашего так называемого образованного, ученого сословия я, за редкими исключениями, всегда встречаю полное непонимание. Я говорю непонимание, а не несогласие потому, что при несогласии могли и должны бы быть возражения, но таковых никогда не бывало и не бывает, как никогда не бывает их и от церковников. Оно и не может быть иначе, так как непонимание образованных ученых происходит от той же причины, как и непонимание церковников — от слепой веры: у одних в церковь, у других в науку. Так что я должен сказать, совсем не ради красного словца, а потому, что это так есть, что не только ученость не нужна для того прозрачного, религиозного понимания, о котором говорит Шмидт, но напротив — ничто так не мешает здравому и трезвому религиозному пониманию, как именно то, что называется образованностью и ученостью. Оно и не может быть иначе, так как человек из народа — не говоря уже об условиях жизни более разумных, естественных, чем условия жизни «ученых», в которых они находятся — человек из народа, поняв раз навсегда ложь церковности и откинув ее, остается совершенно свободным, чистым, именно прозрачным для восприятия истины; человек же ученый, умственно развращенный уже гимназиями, университетами, академиями, большей частью, откинув ложную церковность, иногда же оставаясь верным ей, уж полон с детства внушенными ему догматами научной веры, несовместимой с религиозными истинами в их простом, рационалистическом изложении.

5 января 1910 г.

Ясная Поляна.

20 21

Посылаю вам этот ответ Шмидту. Оч[ень] рад б[ыл] вашему письму и поводу прибавить эти заметки.

Само собой разумеется, что можете пользоваться этими заметками, как хотите.

Печатается по фотокопии с автографа, хранящегося в отделе рукописей Национального музея в Праге. Впервые опубликовано в России в сборнике статей: «Л. Н. Толстой о науке», изд. «Единение», под ред. В. Г. Черткова, М. 1917, стр. 36—37.

Альберт Альбертович Шкарван (1869—1926) — словак, врач, отказавшийся в Венгрии от военной службы. См. т. 68, стр. 256.

Ответ на два письма Шкарвана из Швейцарии. В первом письме от 13 января нов. ст. Шкарван писал, что, сообщив Шмиту содержание предшествующих писем к нему Толстого (см. т. 80), получил от Шмита ответ с возражениями на статью Толстого «О науке» (см. т. 38). Шкарван прислал также копию с письма Шмита. На конверте этого письма Толстой пометил: Очень интересно Душану. Второе письмо Шкарвана, на которое отвечал Толстой, отправлено, как видно по почтовому штемпелю, 13 января нов. ст. 1910 г., получено в Засеке 5 января 1910 г. ст. ст. Местонахождение этого письма неизвестно, сохранился лишь конверт от него.

Евгений Шмит (Eugen Schmitt, 1851—1916) — издатель журнала в Будапеште «Die Religion des Geistes» и газеты христианско-анархического направления «Ohne Staat», публицист, сочувствовавший взглядам Толстого. См. т. 67.

Шкарван ответил Толстому письмом от 24 января нов. ст. 1910 г., в котором благодарил за присылку рукописи «Учение жизни», которую он собирался перевести для Шмита на немецкий язык, но обещал, согласно желанию Толстого, не публиковать ее. На конверте письма Толстой пометил: Душану.

* 15. П. А. Афанасьеву (Звереву).

1910 г. Января 5? Я. П.

5? января 1910 г.

Получил ваше письмо и вполне согласен с вами. О деле В. А.1 постараюсь сделать, что могу.

Л. Т.

Печатается по копии, написанной рукой A. Л. Толстой. Основанием датировки является дата со знаком вопроса, поставленная на копии.

Павел Афанасьевич Афанасьев, он же Зверев, — крестьянин Демянского уезда Новгородской губ., заключенный в Новгородской тюрьме, находился в переписке с В. А. Молочниковым. Молочников время от времени посылал Толстому выписки из писем Афанасьева. См. ТПТ, 2, стр. 139—140. Письмо Афанасьева к Толстому не сохранилось.

1 Владимира Айфаловича Молочникова (см. прим. к письму № 92).

21 22

* 16. И. Зворыкину.

1910 г. Января 7. Я. П.

7 января 1910 года. Ясная Поляна.

Очень сожалею, что нет у меня этой книги.

Книга эта1 запрещена, арестована, и печатается новое сокращенное издание.

Благодарю за2 добрые ко мне чувства.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Зворыкина.

Иван Зворыкин в письме из Швейцарии от 2 января нов. ст. 1910 г. просил Толстого прислать ему наложенным платежом второй том «Круга чтения», так как его нет в продаже.

1 В черновике нет слов: книга эта. Абзац начинается словами: Запрещена, арестована.

2 В черновике зачеркнуто: выра[женные]

* 17. H. Н. Иванову.

1910 г. Января 7. Я. Я.

7 января 1910 г. Ясная Поляна.

Николай Никитич,

Получил ваше письмо и, желая сделать вам приятное, нахожусь в недоумении о том, чтò собственно вы от меня хотите. Если того, чтобы я прочел ваши записки, то я просил бы вас не присылать их мне. У меня столько дела, и силы мои так слабы, что я стараюсь делать только крайне необходимое. Думаю, что в том, что будет в ваших записках обо мне, будет только правда, и потому мне нет надобности и проверять их. Правду же высказывать всегда полезно.

Желаю вам всего истинно хорошего.

Лев Толстой.

Николай Никитич Иванов (1867—1913) — сын фельдшера московской Бутырской тюрьмы, опубликовал в сборниках «Гусляр» (изд. «Посредник», 1887), «Цветник» («Посредник», 1887) и др. ряд стихов и рассказов. Иванов в письме от 5 января 1910 г. из Воронежа просил разрешения прислать свои мемуары: «Н. Иванов, 23 года знакомства с22 23 Л. Н. Толстым, его семьей, друзьями и последователями. 1886—1903» и прилагал краткое изложение их содержания. Сначала по прочтении письма Толстой пометил на конверте: Б[ез] О[твета], но затем передумал и ответил Иванову. После этого письма Иванов прислал Толстому несколько пространных, наполненных резкими выпадами в его адрес писем. На конверте письма, датированного 17 апреля, Толстой пометил: Б[ез] О[твета]. Заметьте почерк и Воронеж, чтобы отсылать назад, не распечатывая.

* 18. А. М. Кузминскому.

1910 г. Января 7. Я. П.

Милый Александр Михайлович,

Я уже раз писал тебе, прося помочь моему молодому другу Фельтену. Но вышло какое-то недоразумение, по которому я не получил от тебя ответа. Пишу теперь другой раз с той же просьбой о милейшем и невиннейшем том же Фельтене. Прилагаю и копию с обв[инительного акта] по новому делу: по тому он осужден. Прошу в особенности потому, что не могу не чувствовать желания быть на месте Фельтена и быть судимым и наказываемым вместо его, т[ак] к[ак] причина его осуждения один я. Очень меня обяжешь, если сделаешь, чтò можешь. Дружески и совершенно искренно дружески жму руку.

Л. Толстой.

7 янв. 1910.

Об Александре Михайловиче Кузминском (1845—1917), в то время председателе Петербургского окружного суда, сенаторе, см. т. 83, стр. 108—109.

Письмо Толстого к А. М. Кузминскому вызвано письмом H. Е. Фельтена от 3 января 1910 г., при котором Фельтен прислал обвинительный акт по его делу. См. письмо № 37.

В своем ответном письме Кузминский писал, что при рассмотрении судебных дел он «постоянно стремился оградить себя от всевозможных посторонних влияний, не допуская никакого косвенного воздействия на вопросы моих основных убеждений и совести ни официального, ни частного, в какой бы форме оно ни выражалось».

На конверте этого письма Толстым помечено: Б[ез] О[твета].

Об этом письме Кузминского Толстой писал В. Г. Черткову: «Кузминский написал мне такое нехорошее письмо о Фельтене, что я не могу писать ему » (см. т. 89). В ЯЗ дважды (7 и 22 января) отмечено, что письмо Кузминского «Льва Николаевича возмутило».

23 24

19. А. Б. Гольденвейзеру.

1910 г. Января 7—8. Я. П.

Спасибо за письмо, милый Александр Борисович.

Я почувствовал в нем то, что глубоко тронуло меня. Правда, что мне хорошо, но могло бы быть лучше, если бы я сам был лучше. Меня связывает с вами более важное, чем музыка. От этого-то я и дорожу общением с вами.

Привет Анне Алексеевне.1

Любящий вас Лев Толстой.

Печатается по машинописному подлиннику, находящемуся у А. Б. Гольденвейзера. Кроме того, в ГМТ хранится черновик-автограф, написанный на конверте письма А. Б. Гольденвейзера. Впервые опубликовано А. Б. Гольденвейзером в книге «Вблизи Толстого», 2, стр. 5.

Об Александре Борисовиче Гольденвейзере (р. 1875) см. т. 72, стр. 446.

Ответ на письмо А. Б. Гольденвейзера из Москвы от 4 января 1910 г., в котором он сообщал о смерти своего друга.

1 Анна Алексеевна Гольденвейзер, рожд. Софиано (1881—1929), жена А. Б. Гольденвейзера.

* 20. Р. Брауну.

1910 г. Января 8. Я. П.

8 января 1910 г. Ясная Поляна.

Ответы на ваши вопросы вы найдете в книгах «На каждый день», в мыслях на 29 и 30 числа.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Р. Брауна.

Роберт Браун из Канады прислал письмо от 25 декабря нов. ст. 1909 г., в котором просил Толстого разъяснить не понятые им места о загробной жизни в книге «О вере, разуме и молитве». Р. Браун в ответном письме от 15 февраля нов. ст. благодарил Толстого за его письмо.

* 21. А. В. Варнавскому.

1910 г. Января 8. Я. П.

8 января 1910 г. Ясная Поляна.

Получил ваше хорошее письмо, <но, к сожалению, без подписи, думаю, что вы или Молосай,1 или Варнавский. Посылаю24 25 на имя Молосая. Если же не вы писали письмо, то прочтите его и. передайте Варнавскому>. Милый Варнавский.

Вы верно пишете о том, как трудно бывает любить ненавидящих нас и делающих нам зло. Но на это можно сказать то, что хотя это и трудно, но зато, если осилишь и удастся вызвать в себе чувство любви к ненавидящему и удастся отплатить ему добром за зло, то радость от этого бывает самая большая, какую можно только испытать человеку. Помогай вам бог нести ваше испытание всё с той же покорностью воле бога, с которой вы несли его до сих пор. Доходят ли до вас книги? Пожалуйста, пишите мне о своих нуждах. Для меня большая радость служить вам, чем могу.

Л. Т.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом. В копии сначала был перепечатан с автографа полностью весь первый абзац, затем со слов: «но к сожалению» и до конца абзаца зачеркнуто и вместо зачеркнутого написано рукой О. К. Толстой: «Милый Варнавский».

Исправления в копии сделаны, повидимому, на основании исправлений, произведенных Толстым в подлиннике. Письмо, датированное 27 декабря 1909 г., на которое отвечал Толстой, не было подписано. На конверте письма им написано: Узнать от кого и отвечать. Очень хорошее письмо. Там же помета рукой Д. П. Маковицкого о том, что это письмо Варнавского. Дата определяется копией.

Александр Васильевич Варнавский (1884—1911) — безземельный крестьянин Орловской губ., с детства служил на рудниках в Екатеринославской губ. В 1903 г. отказался от военной службы по религиозным убеждениям и был приговорен на 51/2 лет арестантских отделений с лишением всех прав. В тюрьме Варнавский заболел туберкулезом легких и умер. См. письмо № 201.

1 См. прим. к письму № 27.

* 22. А. Т. Дзюбе.

1910 г. Января 8. Я. П.

8 янв. 1910 г. Ясная Поляна.

Александр Тихонович,

Получил ваше грустное письмо. Постараюсь, как могу, ответить на ваши вопросы.

1) Про отношение к родителям после вашей женитьбы скажу, что соблюсти любовные отношения с близкими людьми, в особенности родителями, дело первой важности, и надо, по моему25 26 мнению, все силы употребить и пожертвовать многим, только бы не нарушить прежнюю любовь (взаимную любовь родителей и детей).

2) О брачных обрядах думаю, что внешний обряд не может содействовать верности супругов. Решить же вопрос о том, следует ли или не следует совершать их, может и должен решить каждый сам для себя.

3) То, что вы пишете о жизни на хуторе, очень грустно. Не могу и не позволяю себе судить о жизни ближних. Думаю, что самое лучшее, что может делать человек, живя среди людей, жизнь которых ему не нравится, — это то, чтобы не судить об этих людях, а самому стараться совершенствовать свою жизнь в нравственном отношении и в этом полагать главное дело своей жизни.

4) За сведениями о духоборах можете обратиться в Канаду к Веригину: Канада, Canada. Verigin Sask. P. Verigin, но не советую ездить туда и вообще рассчитывать на улучшение своей жизни от внешней обстановки и влияния окружающих. Всё в самом себе. Чем больше рассчитываешь на внешнее, тем больше слабнут внутренние силы.

Любящий вас Лев Толстой

Александр Тихонович Дзюба (р. 1889), был арестован за отказ от военной службы и отбыл тюремное заключение и ссылку. В 1910 г. работал на хуторе «Водопад» под Пятигорском. См. т. 80.

Ответ на письмо Дзюбы от 29 декабря 1909 г., присланное с хутора «Водопад».

23. В. Ф. Краснову.

1910 г. Января 8. Я. П.

Василий Филиппович,

Получив вашу статью об Ходынке, я очень обрадовался, будучи вполне уверен, что такой интересный предмет и описанный вами, очевидцем, так хорошо владеющим языком, будет изложен так, что всякий журнал с удовольствием примет его и за него заплатит. Я уже готовился посылать его в «Русскую мысль», но решил прежде внимательно прочесть его. Но, к сожалению и удивлению моему, нашел, что рассказ написан так странно, с такими ненужными, преувеличенными сравнениями,26 27 так застилающими самую интересную сущность дела, которая слишком мало рассказана, что рассказ не может быть принят, и я раздумал посылать его. Возвращаю вам его и советую переделать, откинув всё лишнее, только затемняющее сущность такого интересного события, и вновь прислать его ко мне. Тогда непременно постараюсь поместить его.

Пожалуйста, не сетуйте на меня.

Любящий вас Лев Толстой.

8 января 1910 г.

Ясная Поляна

Печатается по машинописному подлиннику, перепечатанному с черновика-автографа, написанного на конверте письма Краснова. На конверте кроме того собственноручная помета Толстого: Краснов. Прочесть Ходынку. Впервые опубликовано в статье С. М. Брейтбурга «К вопросу об источниках «Ходынки» — «Лев Николаевич Толстой. Труды Толстовского музея. Юбилейный сборник», Гиз, М. — Л. 1928—1929, стр. 394. Дата подлинника.

Василий Филиппович Краснов (р. 1878) — крестьянин Волоколамского уезда Московской губ., служил в Москве в фотографии. В 1906 г. из-за своей политической неблагонадежности был сослан на 3 года на каторгу, откуда в 1907 г. бежал и, скрываясь, жил в Харькове до апреля 1910 г., когда был снова арестован и сослан. Статья В. Ф. Краснова под заглавием «Ходынка. Рассказ не до смерти растоптанного» была напечатана в журнале «Русское богатство» 1910, 8, стр. 152—170. Кроме того, она была издана отдельной брошюрой издательством «Союз», Харьков, 1919. В ЯЗ от 12 октября 1910 г. по поводу статьи Краснова приводятся следующие слова Толстого: «В Русском богатстве — статья Краснова «Ходынка», которую я рекомендовал редакции, очень плохая. Жалею, что рекомендовал ее».

Ответ на письмо Краснова из Харькова от 4 января 1910 г., в котором он писал: «Должен сказать Вам, дорогой Лев Николаевич, что мне никак нельзя было миновать эту «Ходынку», если уж браться за описание пережитого, как советовали Вы мне сделать это... С нее началась моя просветленная, сознательная жизнь, пробудившая сомнения в православии и самодержавии и жажду-поиски другого понимания, что привело меня к Вам, в Ясную Поляну, осенью же года коронации».

24. А. П. Новикову.

1910 г. Января 8. Я. П.

Рад был узнать про вас. Все мы живем не так, как считаем по совести нужным. Все выбираем, по мере своих духовных сил и телесных слабостей, средний путь, более или менее близкий27 28 к тому, к[оторый] считаем настоящим. Но важно то, чтобы знать, в чем верный путь и в чем я отступаю от него, а не оправдывать себя, как вы это делаете в своем письме. Земледельческая работа все-таки самая лучшая и для души полезная, и если вы ее бросили, то сделали это не по рассуждению, а по своей слабости. Так и надо знать.

Постарайтесь приучить своего приемного сына к этой лучшей жизни.

Я живу дурно, в богатстве, хотя сам ничего не имею, но с теми, кто живут в богатстве. Духовно, слава богу, хоть понемногу, но все-таки кое-как подвигаюсь и смерти не боюсь и не желаю.

Желаю вам всего истинно хорошего, т. е. духовного совершенствования. Посылаю вам книги Н[а] к[аждый] д[ень]. Читайте, меня вспоминайте.

Любящий вас Лев Толстой.

Печатается по черновому автографу на полулисте почтовой бумаги с подписью Толстого. Машинописный подлинник, отправленный адресату, сгорел в 1928 г. Впервые опубликовано в газете «Русские ведомости» 1910, № 276 от 30 ноября.

Дата определяется первой публикацией, подтверждается копией и пометой на конверте рукой О. К. Толстой. Ответ на письмо Новикова от 5 января 1910 г.

Адриан Петрович Новиков (1865—1930) — крестьянин с. Боровкова Тульской губ., знакомый Толстого. Автор рукописи «Записки лакея», где описана его жизнь, начиная с 14-летнего возраста (см. т. 58).

* 25. В. Г. Черткову от 8 января.

 

* 26. П. Данилову.

1910 г. Января 9. Я. П.

9 января 1910 года. Ясная Поляна.

Вы совершенно верно поняли меня. Думаю, что еще яснее поймете мою мысль, если прочтете всю статью без вырезок.1

Люди все братья, и подвигаться всем надо равномерно к совершенствованию и благу, а не так, как теперь, когда у меньшинства28 29 богатого излишек пустых, ненужных знаний, а у огромного большинства нет и самого простого и всем нужного.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Данилова. Дата определяется копией и подтверждается пометой на конверте.

Павел Данилов — ученик 5-го класса Тифлисской гимназии, прислал Толстому письмо, отправленное из Тифлиса 4 января 1910 г., в котором писал о том, как он понимает смысл статьи Толстого «О науке». «Из Вашей статьи, — писал Данилов, — я вывел следующее: Вы не считаете нашу науку за науку, а за лженауку, истинной же наукой Вы считаете все то, что может принесть пользу человечеству. Я, Лев Николаевич, согласен с Вами в этом отношении, но в том, что наша наука не наука, несколько не согласен; я думаю так: человек, конечно, прежде всего должен учиться тому, чтобы быть полезным ближним, но для этого нужны и наши науки, которые могут принесть большую пользу, если иметь здравый взгляд на них. Я против тех людей, которые видят в образовании только лишь средство перейти из угнетаемого сословия в угнетающее, и больше ничего. Я так понял. Лев Николаевич, верно ли я понял Вас?»

1 Речь идет о статье Толстого «О науке», напечатанной с большими сокращениями в газете «Русские ведомости» 1909, № 258 от 10 ноября. См. т. 38.

* 27. К. К. Молосаю.

1910 г. Января 9. Я. П.

9 января 1910 года. Ясная Поляна.

1Посылаю вам немного денег (5 р.) и книг. Советую не унывать. В тюрьме не унывали, теперь на свободе все-таки легче. Напишите, перед кем хлопотать, чтобы вас выпустили на Кавказ.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Молосая.

Кузьма Корнеевич Молосай — крестьянин-украинец, сектант, отказался от военной службы, за что был приговорен к 5 годам арестантских отделений и заключен в Херсонскую губернскую тюрьму. Был освобожден до срока и в письме к Толстому от 29 декабря 1909 г. описывал свое тяжелое материальное положение.

Толстой оказывал Молосаю регулярно небольшую денежную помощь.

1 В черновике-автографе написано: Молосаю.

29 30

* 28. Н. Г. Сутковому.

1910 г. Января 9. Я. П.

9 января 1910 года. Ясная Поляна.

Очень рад был получить ваше письмо, милый Сутковой. Рад и той работе, которую вы задумали и делаете. Изложить учение истины, одной и той же во всем мире от браминов до Эмерсона, Паскаля, Канта, так, чтобы оно было доступно большим массам людей с неизвращенным умом, изложить так, чтобы безграмотные матери могли передавать их своим малышам — и это великое, предстоящее всем нам дело. Давайте, пока живы, изо всех сил делать его.

Любящий вас Л. Толстой.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Суткового.

Николай Григорьевич Сутковой (1872—1932) — окончил юридический факультет, занимался земледелием в Сочи, одно время сочувствовал взглядам Толстого, неоднократно бывал в Ясной Поляне. См. тт. 55 и 58. В своем письме, отправленном из Сочи, Сутковой сообщал, что занимается выборкой мыслей из «Круга чтения» и «На каждый день» для изложения их в популярной форме.

29. А. А. Шкарвану.

1910 г. Января 9. Я. П.

9 января 1910 года. Ясная Поляна.

К тому, что я писал вам и через вас Шмиту о большей восприимчивости высших религиозных истин неучеными, чем учеными, хочется прибавить еще вот что:

Не говоря уже о том, что не может пройти даром загромождение мозга самыми ненужными и большей частью ложными понятиями и представлениями, не говоря уже об этом, даже и самые понятия «научные» несравненно более неразумны и ложны, чем понятия самые грубые, религиозные. Так, например, возьмем хоть бы самый обычный вопрос о происхождении мира и себя — человека. Вопрос о происхождении во времени мира и человека (себя) во времени для человека, не могущего представлять себе ничего вещественного иначе, как во времени,30 31 или в сущности вопрос о том, как найти конечную точку бесконечного времени, — есть вопрос, ложно поставленный. И вот религия в своей самой грубой форме отвечает на него тем, что сотворил мир бог в 6 дней и т. д. Ответ нелепый, но в нем есть понятие бога — чего-то непонятного — находящегося вне возможности представления человека, и потому вне времени. Ответ нелепый по подробностям, но верный по существу: сущность его в том, что происхождение мира имеет причину безвременную. И ответ в основе своей разумен. Он говорит, что начало жизни вне времени.

Как же отвечает на этот же вопрос наука?

Самыми нелепыми, чтобы не сказать просто глупыми рассуждениями и сложными, многословными описаниями и наблюдениями, как одни предметы в нашем поле наблюдения переходили из одних видов в другие.

Наука и не допускает мысли о том, что само собой бросается в глаза всякому человеку, не одуренному суеверием науки, что происхождение предметов и зависимость их друг от друга в мире вещественном, который мы не можем себе представлять иначе, как в бесконечном пространстве и бесконечном времени, никак не могут быть определены, и что занятия вопросами о зависимости и происхождении предметов в мире вещественном, т. е. в бесконечном пространстве и времени, есть самое праздное и глупое занятие. А между тем «эволюция» есть любимое слово и понятие научных людей, есть слово и понятие, нисколько не более разумное и понятное, чем слова «триединое», «пресуществление» и т. п.

На днях приезжал ко мне ученый доктор — он и писал мне — с вопросом о том, как изложить ясно и точно научное понимание смысла жизни. Я сказал ему, что, по моему мнению, смысл жизни определяется стремлением к благу того невещественного начала, которое мы сознаем в себе. Ученый доктор не слушал меня... и перебил меня, сказав, что всё это субъективно, а желательно объективное определение смысла жизни. И чтобы объяснить свою мысль, начал говорить об эволюции. Услыхав это слово, я извинился, что не могу долее продолжать беседу.

Всё это я пишу для того, чтобы показать, насколько выше самое грубое, религиозное понимание жизни такого научного понимания. Там есть понятие вневременное, внепространственное, неподвижное и невещественное — бог, которое отвечает31 32 на все неразрешимые вопросы, стоящие перед человеком, отвечает признанием недоступности для человека этих вопросов: «бог сотворил мир и меня» — собственно значит то, что я не знаю и не могу знать, как произошли я и мир и начало всего. Научные же люди вполне уверены, что они знают, могут знать и наверное узнают, как произошел мир и человек и вполне уверены, что та доступная им, бесконечно малая частица знания той бесконечно великой области недоступного нам знания есть настоящее знание и нет ничего недоступного знанию человека. Поэтому-то я не только думаю, но и по рассуждению и опыту знаю, что религиозный человек с самыми грубыми религиозными представлениями все-таки по восприимчивости к истине стоит неизмеримо выше научного суевера. Первый знает, что есть нечто, чего нельзя знать; второй же уверен, что нет ничего такого, чего нельзя знать, и что всё, что он знает, есть истинное знание. Первому нужно только откинуть наросты суеверий на том, что он признает непостижимым, и у него нет препятствий для истины. Второму же нельзя воспринять истину, потому что он весь полон ложью, которую считает за истину, и у него нет того места, куда бы он мог принять истину.

Важнее всего в знании это то, чтобы не воображать, что знаешь, чего не знаешь, а знать, что не знаешь того, чего не знаешь. И это свойство имеют люди религиозные, хотя бы религия их выражалась в самых грубых формах; совершенно же лишены этого свойства люди научные.

Печатается по фотокопии машинописного подлинника, хранящегося в отделе рукописей Национального музея в Праге. Впервые в России опубликовано в сборнике «О науке», изд. «Единение», М. 1917, стр. 37—40. См. письмо № 14.

* 30. А. А. Шкарвану.

1910 г. Января 9. Я. П.

9 января 1910 г.

Так вот вам, милый друг Шкарван, еще добавление к нашей беседе с Шмидтом,1 которое сообщите ему, если найдете стоющим того.

Душан2 прочел мне ваше письмо о ваших личных делах.3 Очень радуюсь вашему освобождению.4 Надеюсь, что устроитесь32 33 на родине, а может быть, и побываете у нас, в России, до моей смерти.

Искренно любящий вас

Л. Толстой.

Ясная Поляна.

Печатается по фотокопии машинописного подлинника, хранящегося в отделе рукописей Национального музея в Праге.

1 См. письма №№ 14 и 29.

2 Душан Петрович Маковицкий (1866—1921), словак, последователь Толстого и его домашний врач (1904—1910).

3 Это письмо Шкарвана к Д. П. Маковицкому не найдено.

4 Повидимому, подразумевается полученная Шкарваном возможность возвратиться на родину в Венгрию вследствие прекращения преследования его за отказ от военной службы.

31. А. А. Шкарвану.

1910 г. Января 10—11. Я. П.

Так это в общем вопросе знания о происхождении мира, то же самое и во всех знаниях и по частным вопросам.

Возьму хотя бы самое простое знание о том, отчего бывает день и ночь, и о том, что происходит на небе. Неученый, большей частью рабочий человек, который видит почти всегда восход и заход солнца, говорит и думает, что день и ночь бывает оттого, что, как он это ясно видит, солнце выходит с одной стороны из-за леса или из-за поля, а ночь бывает, когда оно с другой стороны заходит. Знает и то, что с весны оно встает раньше и в одном месте, а зимой позднее и в другом месте. Знает и то, что ночью на небе бывают звезды, и звезды, так же как солнце, всходят и заходят. Ученый же, так называемый «образованный» человек, хотя сам и редко видит восход солнца и не наблюдал перемену места восхода, захода, говорит и думает, что день и ночь бывают оттого, что вертится земля около своей воображаемой оси, а зима и лето оттого, что вся земля вертится по воображаемой орбите вокруг солнца, говорит и думает кроме того еще и то, что солнце не одно, а таких несколько десятков тысяч и что многие из них, так же как земля, вертятся вокруг другого солнца. Всё это он не то что знает, а принимает на веру.33

34 Как ни остроумна Коперникова система и как ни забавны могут быть для праздных людей их, с помощью сотни миллионов стоящих обсерваторий и телескопов, исследования туманных пятен и каналов на Марсе и т. п., нельзя не признать каждому добросовестному и серьезному человеку того, что знание мужика о том, что происходит на небе, суть действительные, но самостоятельные знания, знания же ученого суть и сомнительные, и несамостоятельные, и очень гадательные, и ни на что, кроме как на препровождение времени богатых людей, не нужные знания.

То же самое и во всех других опытных науках — не говоря уже о юриспруденции, политической экономии и других. И какое при этом несокрушимое самодовольство ученых, образованных. А думаю, что без ошибки можно сказать, что истинные достоинства людей всегда обратно пропорциональны тому мнению, которое имеют люди о своих достоинствах, и что нет более верного признака ничтожества приписываемого себе людьми достоинства, как то высокое мнение, которое о нем имеют люди. А едва ли есть в наше время более самоуверенные и самодовольные люди, чем люди нашего времени, считающие себя учеными, образованными. Люди нашего времени гордятся открытием ни на что ненужного радия, свет которого истощится только через 3 миллиона лет (это старательно вычислено) точно так же, как цари и их подданные гордятся царским величием.

Да, одна эта ужасающая самоуверенность нашей науки есть вернейший признак ее ничтожества.

Да, еще непременно укажите Шмиту на 9 янв[аря] Кр[уга] Чт[ения]. Все мысли этого дня я бы желал поставить эпиграфом моего возражения ему.

Надоел я вам, милый Шкарван, с своими добавлениями, но посылаю их условно. Даю вам carte blanche1 послать их Шмиту или бросить в корзину.

Печатается по фотокопии машинописного подлинника, хранящегося в отделе рукописей Национального музея в Праге. Письмо является продолжением письма № 29. Впервые опубликовано в России в сборнике: Л. Н. Толстой, «О науке», изд. «Единение», М. 1917, стр. 40—42 (без последнего абзаца). Основанием датировки служат записи в Дневнике Толстого (см. т. 58, стр. 6) и в ЯЗ, а также копия и ответное письмо Шкарвана. Фотокопия датирована 11 января. В своем34 35 ответном письме Шкарван благодарил Толстого за добавление от 11 января. Повидимому, черновик был написан 10 января, а подписан и отправлен 11 января.

1 [полную свободу]

32. И. Голодаеву.

1910 г. Января 11. Я. П.

Я просил дочь ответить на ваши вопросы. От себя же скажу вам, что не надо ставить вегетарианство главной целью своих усилий. Цель, достойная человека и свойственная ему, есть общее совершенствование в нравственной жизни. Вегетарианство же есть только одно из последствий нравственного совершенствования. Если человек ставит себе эту общую цель, то, по всем вероятиям, он найдет в себе много таких недостатков, на искоренение которых направит свои усилия прежде, чем будет доводить свое вегетарианство до наибольшей строгости исполнения. Посылаю вам книжки, которые, может быть, вам неизвестны и которые указывают на те многие и многие важные недостатки, грехи, с которыми свойственно бороться человеку, поставившему целью своей жизни нравственное совершенствование.

11 января 1910 года.

Ясная Поляна

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом. Автограф начинается со слов: «не надо ставить вегетарианство». Впервые опубликовано: «Из переписки Л. Н. Толстого с Г. И. Почепней» — «Вегетарианское обозрение» 1912, № 1, стр. 33. В «Вегетарианском обозрении» это письмо опубликовано не как письмо к Голодаеву, а как письмо к Г. И. Почепне, жившему в 1910 г. в Никольско-Уссурийске. Первоначально Толстой пометил на конверте: Б[ез] О[твета], но потом, как видно, все же решил ответить. Помимо Толстого, на это письмо 11 января 1910 г. ответила T. Л. Сухотина, что видно из ее пометы на конверте письма Голодаева и. пометы Д. П. Маковицкого в регистрационной книге писем. См. «Список писем по поручению», № 25.

И. Голодаев (р. 1867) — вегетарианец из Никольско-Уссурийска, прислал Толстому письмо от 28 декабря 1909 г. с рядом вопросов, на которые просил ответить.

35 36

* 33. Толе Каверину.

1910 г. Января 11. Я. П.

Книжки для детей еще не готовы. Если бог позволит, окончу их и пришлю тебе.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Каверина.

Ответ на письмо Толи Каверина из с. Кобяково Тамбовской губ.: «Добрый дедушка! Я слышал, что Вы очень любите детей и написали для них 5 книжек «Круга чтения», но не знаю, где их достать. Напишите, пожалуйста.

Любящий вас Толя Каверин 10 лет».

* 34. В. Е. Крашенинникову.

1910 г. Января 11. Я. П.

В. Крашенинникову.

11 января 10 г. Ясная Поляна.

Вопрос, который вы делаете, может быть разрешен только вами самим.

Лев Толстой.

Печатается по машинописному подлиннику, написанному на открытке.

Василий Ефимович Крашенинников (р. 1883) — врач-хирург, с 1923 г. работал в Реутовской больнице Московской обл. Автор статей «О праве», «Что такое культура» (напечатана в болгарском журнале «Възраждане» 1911, 8, стр. 464—478). Крашенинников, будучи студентом медицинского факультета Московского университета, в письме от 8 января 1910 г. спрашивал Толстого, хорошо ли он сделает, если возьмет за свою литературную работу деньги.

* 35. И. П. Кузнецову.

1910 г. Января 11. Я. П.

Стихи ваши совсем плохие. Советую вам писанием их не заниматься.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Кузнецова.36

37 Игнатий Павлович Кузнецов из г. Епифани Тульской губ. просил Толстого в своем письме от 9 января 1910 г. «пропечатать в журналах» прилагаемые его стихи, разрешить ему приехать в Ясную Поляну, а также прислать денег на дорогу.

* 36. Л. П. Обнинской.

1910 г. Января 11. Я. П.

11 января 10 г. Ясная Поляна.

Лидия Петровна,

Слова Христа в ответ Петру прямо отвечают на ваш вопрос. И стоит только последовать этим словам, чтобы на опыте узнать их истинность и благотворность для простившего больше, чем для прощаемого.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Обнинской.

Лидия Петровна Обнинская из Гжатска Смоленской губ. в письме, отправленном, судя по почтовому штемпелю, из Москвы 10 января 1910 г., спрашивала Толстого: «Следует ли простить человека, написавшего с самой гнусной целью несколько анонимных писем, но потом признавшегося в них и просящего, повидимому искренно, за них прощение?»

37. H. Е. Фельтену. Черновое.

1910 г. Января 11. Я. П.

Всей душой сочувствую вам, милый Фельтен. Тогда же, по получении вашего того письма,1 писал сенатору Кузминскому.2 Напишу еще нынче кое-кому.3 Крепитесь, милый друг. Душе вашей никто ничего не может сделать, и потому старайтесь жить ею, насколько можете, т. е. полагать свою цель в ее совершенствовании. Знаю, что хорошо мне, живя на свободе и вне угроз, рассуждать о жизни и душе. Но что же делать, если я верю в это и, желая вам того, чего себе, не могу ничего другого ни желать, ни советовать.

Любящий вас Л. Т.


Зайдите до суда к гр. Д[митрию] Адамовичу] Олсуфьеву.

Я пишу ему о вас.37

38 Печатается по черновику-автографу, начатому на конверте письма Фельтена и продолженному на почтовой бумаге. Впервые опубликовано в «Воспоминаниях» Фельтена — «Летописи», 12, стр. 513—514. Дата определяется пометой А. Л. Толстой на конверте об ответе Толстого 11 января и подтверждается датою письма к Д. А. Олсуфьеву (см. 38).

Николай Евгеньевич Фельтен (1884—1940) — литератор и редактор морских журналов, знакомый Толстого с 1901 г., был приговорен Петербургской судебной палатой за хранение нелегальной литературы к 6 месяцам заключения в крепости.

Ответ на письмо Фельтена от 6 января 1910 г., в котором он уведомлял, что суд по его делу назначен на 16 января.

1 Письмо Фельтена от 3 января 1910 г. с приложением обвинительного акта, Толстой отправил А. М. Кузминскому.

2 См. письмо № 18.

3 См. письмо № 38.

Фельтен ответил Толстому письмом от 20 января 1910 г., в котором благодарил Толстого за «доброе письмо», сообщал, что суд отложен до 1 февраля, а Олсуфьев уехал на две недели в Саратов.

* 38. Д. А. Олсуфьеву.

1910 г. Января 11. Я. П.

Ради бога, ради бога, милый Дмитрий Адамович, помогите чем можете моему милому, юному другу Фельтену, приговоренному по одному и вновь судимому по другому делу за меня, за мои книги.1 Я писал об этом Кузминскому,2 хотел писать Кони, но боюсь, что уже слишком надоел ему. Вы же так милы, что не боюсь надоедать вам. Фельтен будет судиться в Сенате 19 янв[аря]. Впрочем, я напишу ему, чтобы он зашел к вам. Не только я, но, к моей радости, все наши с любовью вспоминают о вас.

Любящий вас Л. Т.

11 янв. 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии. Местонахождение подлинника неизвестно.

Дмитрий Адамович Олсуфьев (1862—1930-е гг.) — сын близких знакомых Толстого, А. М. и А. В. Олсуфьевых, в имение которых Никольское-Горушки38 39 (Обольяново) он часто в 80—90-е гг. уезжал отдыхать. Товарищ по университету C. Л. Толстого, член Государственного совета, впоследствии белоэмигрант.

1 См. письмо № 37.

2 См. письмо № 18.

* 39. П. Синицыну.

1910 г. Января 11. Я. П.

11 янв. 1910 года. Ясная Поляна.

Советую не унывать и других не осуждать, а строже быть к самому себе. Посылаю вам книжечку, из которой увидите, как, по моему мнению, надо стараться жить всем людям и молодым и старым, и бедным и богатым. То же («На каждый день») найдете в газете Русь.1

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Синицына.

Ответ на письмо крестьянина Петра Синицына (р. 1888), служившего камердинером у одного петербургского генерала. Синицын жаловался на свою судьбу и на окружающих его людей.

1 Название газеты дано Толстым ошибочно. В действительности — «Новая Русь», закрывшаяся в мае 1910 г., в которой тогда печатался сборник «На каждый день».

* 40. П. Шанаеву.

1910 г. Января 11. Я. П.

11 янв. 1910 г. Ясная Поляна.

Не советую вам заниматься писательством. Стихи ваши совсем плохие.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Шанаева.

Петр Шанаев — казак станицы Урюпинской Донской области, прислал Толстому письмо от 3 января 1910 г., в котором просил Толстого «как покровителя литературы оценить несколько стихотворений».

39 40

* 41. Неизвестному (Ш. Р.).

1910 г. Января 11. Я. П.

Посылаю вам книгу: «На каждый день». В числах 9-ых и 10-х найдете нужные для себя советы.

11 янв. 10 года

Ясная Поляна.


Черновое.

<Не унывать, бороться и бороться. Ц[арство] божие усилием берется. Не осилил, упал — не унывай, вставай, опять борись, пока не победишь.>1

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Ш. Р. Установлено, что подлинник был перепечатан на открытку, но местонахождение подлинника неизвестно. Черновик, публикуемый в качестве варианта, написан на том же конверте и зачеркнут. Дата определяется копией и подтверждается пометой на конверте рукой A. Л. Толстой об ответе 11 января и о посылке книги «На каждый день».

Корреспондент Толстого, подписавшийся инициалами «Ш. Р.», писал Толстому в своем письме, отправленном из г. Кременца, о намерении покончить с собой.

1 В черновике зачеркнуты написанные на конверте слова Толстого: Душану, что есть о половом вопросе.

* 42. Н. М. Амосову.

1910 г. Января 12. Я. П.

Николай Михайлович,

Ничего другого не могу вам сказать, как только то, что сказано мною в книгах «На каждый день», в 9-ых и 10-ых числах. Одно могу прибавить, что в духовной области еще более, чем в материальной, всякий успех достигается усилием, упорством усилия.

12 янв. 1910

Я. П.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма адресата. На конверте помета рукой40 41 О. К. Толстой об ответе Толстого 12 января и о посылке На каждый день».

Николай Михайлович Амосов (р. 1884) — студент Политехнического института в Петербурге, прислал Толстому письмо от 10 января 1910 г., в котором подробно описывал свою жизнь и просил Толстого помочь ему избавиться от мучившего его с детства порока.

* 43. А. П. Андронову.

1910 г. Января 12. Я. П.

12 янв. 1910 года, Ясная Поляна.

Все ваши вопросы происходят оттого, что вы верите, что то, что у нас называется священным писанием, точно есть священное писание, открытое людям самим богом, и что всё, что в нем написано, то правда. То, что называется священным писанием, есть собрание речей мудрых и добрых людей, как евангельская проповедь, 5 гл. Матфея, евангелие и Послание Иоанна и вместе с тем всяких выдуманных людьми и глупых басен, как сотворение мира и разные чудеса, от которых у людей делается в голове большая путаница. И потому надо прежде всего не верить во все те сказки, которые церковь выдает за истины, а брать из всех писаний всех народов то, что для души полезно и что согласно с разумом, и откидывать всё, что не полезно и не согласно с здравым смыслом. Посылаю вам книгу, в которой я взял из евангелия то, что считаю полезным и разумным, откинув всё ненужное и вредное.

На вопрос же ваш о том, как произошел мир, отвечаю тем, что этого нам не дано знать, да и не нужно. Нам нужно только знать, как нам прожить по божьему закону жизнь, а на это ответы нам даны всеми мудрецами мира и особенно понятно Христом в евангелии.

Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф, написанный на конверте письма адресата.

Алексей Прокофьевич Андронов — рабочий одного из петербургских заводов, прислал Толстому письмо от 6 января 1910 г., в котором благодарил за присылку книг и за ответы на поставленные им в первом письме (1909 г.) вопросы и вновь задавал ряд вопросов о противоречиях в священном писании. См. т. 80.

41 42

44. Ф. М. Б. Гецу.

1910 г. Января 12. Я. П.

Получил от вас все три партии книг, за которые очень благодарю вас. Думаю, что воспользуюсь ими, сейчас же очень занят.

12 янв. 1910.

Я. П.

Печатается по копии, сверенной с первой публикацией. Впервые опубликовано в журнале «Летопись» 1916, 3, стр. 223. Дата копии.

Файвель-Меер Бенцелович Гец (1853—1921) — публицист, педагог, живший в Вильно (см. т. 65, стр. 99). Гец в письме от 10 января 1910 г. сообщал, что посылает Толстому книги о талмуде.

* 45. Председателю комитета Городецкого общества трезвости.

1910 г. Января 12. Я. П.

12 января 1910 г. Ясная Поляна.

Благодарю Общество за сделанную мне честь и желаю от всей души успеха обществу в его полезной деятельности.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма председателя комитета Городецкого общества трезвости.

Комитет Городецкого общества трезвости прислал Толстому письмо от 25 ноября 1910 г., в котором сообщал, что собрание общества трезвости постановило «выстроенный обществом трезвости общественный сад в селе Городце наименовать в честь великого писателя земли Русской, горячего и истинного проповедника нравственной, любовной и трезвой жизни — Льва Николаевича Толстого».

* 46. В. Н. Троицкому.

1910 г. Января 12. Я. П.

12 янв. 1910. Ясная Поляна.

Владимир Николаевич,

Пользовался стенографией, когда был со мною высланный теперь в ссылку Н[иколай] Н[иколаевич] Гусев. Вообще нахожу стенографию очень полезным искусством.

Лев Толстой.42

43 Владимир Николаевич Троицкий — в то время студент Киевского стенографического института и учитель; в письме, отправленном из Киева 10 января, спрашивал Толстого, как он относится к стенографии и пользуется ли ею в своей литературной работе.

* 47. В. Герасимовскому.

1910. Января 14. Я. П.

Посылаю вам книги «В чем моя вера» и «На каждый день», из которых в 1-х числах узнаете, что я думаю о душе.

Вы пишете, что в истинность св. писания если верите, то1 очень мало. Верить или не верить в то, что несогласно с разумом — дело очень важное и потому прежде, чем решать как-нибудь вопросы, надо решить вопрос о том, правда или неправда то, что говорят в так называемом св. писании, и надо: или совсем верить, или совсем не верить.

14-го января 1910 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Герасимовского. Местонахождение подлинника неизвестно.

Владимир Герасимовский (р. 1892) — учащийся в г. Сарапуле; в письме от 5 января 1910 г. спрашивал Толстого: «Что есть душа? Есть ли она в человеке? А если есть, то куда же она девается после его смерти?»

1 В черновике-автографе написано: верите

48. Н. Н. Гусеву.

1910 г. Января 14. Я. П.

Только что собирался и всё откладывал ответ на ваше письмо о Шашкове,1 милый друг Н[иколай] Н[иколаевич], как получил ваше второе письмо о Сереже.2 Спасибо большое вам, милый друг, что пишете часто. Мне всегда нужно и радостно знать о вас. На первое письмо хотелось сделать два замечания: первое то, что не поддавайтесь чувству раздражения на тех, кто делает всё то, что тяжело нам,3 а берите пример с Сережи. Я смело советую это вам, потому что этот самый совет нужен43 44 мне, может быть, больше, чем вам. Всегда борюсь с этим недобрым чувством осуждения.

Второе то, что, смотрите, не влюбитесь. Этот совет уже только к вам одному относится.

У нас всё по-старому. Все вас помнят и любят.

Мысль о том, что комета может зацепить землю и уничтожить ее, мне была очень приятна.4 Отчего не допустить эту возможность. А допустив ее, становится особенно ясно, что все последствия материальные, видимые, осязаемые последствия нашей деятельности в материальном мире — ничто. Духовная же жизнь так же мало может быть нарушена уничтожением земли, как жизнь мира — смертью мухи. Еще гораздо меньше. Мы не верим в это только потому, что приписываем несвойственное значение жизни вещественной.

Прощайте, милый друг. Может, и телесно увидимся еще в этой жизни.

Л. Т.

Печатается по подлиннику, находящемуся у H. Н. Гусева. Впервые опубликован отрывок из письма в газете «Речь» 1910, № 67 от 10 марта, полностью — в книге: «Из Ясной Поляны в Чердынь. Воспоминания бывшего секретаря Л. Н. Толстого H. Н. Гусева», изд. Сытина, М. 1911, стр. 46. Дата определяется надписью H. Н. Гусева на подлиннике.

Николай Николаевич Гусев (р. 1882) — секретарь Толстого с 1907 г. до своего ареста в Ясной Поляне 4 августа 1909 г. См. тт. 79 и 80 и книгу H. Н. Гусева «Из Ясной Поляны в Чердынь».

1 Игнатий Ефимович Шашков (р. 1875) — крестьянин с. Карповичи Черниговской губ., живший в Ессентуках и сосланный в 1907 г. в Чердынский уезд Пермской губ. на 2 года вместе с семьей за передачу своего паспорта скрывавшемуся революционеру. В декабре 1909 г. Шашков писал Толстому, а по возвращении своем из ссылки заезжал в Ясную Поляну. В письме от 22 декабря 1909 г. H. Н. Гусев сообщал, что ездил за 100 верст проститься с Шашковым перед его освобождением.

2 Сергей Николаевич Дурылин (1886—1954) — доктор филологических наук, историк русской литературы и русского театра, в период 1907—1913 гг. состоял секретарем редакции и ближайшим сотрудником журнала «Свободное воспитание». В письме от 2 января Гусев приводил выписки из письма к нему С. Н. Дурылина о его посещении Толстого в Ясной Поляне 20 октября 1909 г. Отрывки из этих писем Дурылина к Гусеву были напечатаны последним в его книге «Из Ясной Поляны

в Чердынь», стр. 47—48.

3 Заканчивая описание ссыльных революционеров, H. Н. Гусев писал 2 декабря 1909 г.: «Для чего эти люди, искусные рабочие, томятся здесь в праздности, влачат полуголодное существование, не знают, куда девать44 45 время, от скуки ссорятся друг с другом, скучают по оставшимся без кормильцев семьям? Зачем и за что, за какие грехи? Проходит ли бесследно то ожесточение, которое оставляется в душе долгой тюрьмою, длинным этапным путем, казацкими нагайками, побоями тюремных сторожей, казнями под окнами, разлукой с родными, полуголодным существованием и всякими унижениями?.. Неужели не понимают они, что «обиженная слеза даром не канет, а всё на человеческую голову»?» Повидимому, к этой части письма Гусева относилось первое замечание, про которое писал Толстой в своем письме.

4 «Комета Галлея», прохождение которой над землей наблюдалось в 1910 г. Галлей Эдмунд (1656—1742) — английский астроном, вычисливший эллиптический путь кометы, носящей его имя.

* 49. П. К. Дунаеву.

1910 г. Января 14. Я. П.

Посылаю вам книг, которые надеюсь помогут вам в вашем добром настроении жить по-божьи, для души, т. е. полагать главную цель в своей жизни в1 совершенствовании.

14-го января 1910 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Дунаева.

Павел Калинович Дунаев (р. 1877) — крестьянин Тобольской губ., в своем письме от 31 декабря 1909 г. просил Толстого дать ответ на мучивший его вопрос: «Как надо жить, чтобы быть хоть немного полезным в деревне, и как надо самому правильно совершенствоваться».

1 В черновике зачеркнуто: духовном

* 50. И. Ф. Зубареву.

1910 г. Января 14. Я. П.

Напрасно вы думаете, что деньги могут дать истинное просвещение и блага человеку. Деньги не только не могут дать просвещение и благо, но почти всегда, за самыми редкими исключениями, одуряют человека и лишают его истинного блага. Прекрасно говорит Магомет (посылаю эту книжку),1 что молит бога о том, чтобы прожить жизнь и умереть в бедности.45

46 Посылаю вам несколько книг,2 которые считаю хорошими. Книг на свете в сотни раз больше дурных, чем хороших.

14-го января 1910 г.

Ясная Поляна.

Иван Федорович Зубарев (р. 1887) — крестьянин Пермской губ., в письме к Толстому от 27 декабря 1909 г. просил прислать книг бесплатно, так как, писал он, «мне очень понравилось ваше сочинение «Неужели так надо». Взять у нас их негде, а выписать не на что, нет денег».

1 «Изречения Магомета, не вошедшие в коран», избраны Л. Н. Толстым, изд. «Посредник».

2 В черновике в конце письма написано рукой Толстого: Послать: Д[етское] е[вангелие], Н[а] к[аждый] д[ень], О револ[юции], Генри Джорджа, Сандерленда» (И. Т. Сэндерленд, «Библия. Ее происхождение, развитие и отличительные свойства», изд. «Посредник», М. 1908.)

51. В. Ф. Краснову.

1910 г. Января 14. Я. П.

Жалею сам, что не почеркал того, что нехорошо. Нехороши сравнения, описания того, чего не мог видеть автор, а главное декадентская манера приписывать сознательность неодушевленным предметам. Описания тогда хороши и действуют на читателя, когда читатель сливается душой с описываемым, а это бывает только тогда, когда описываемые впечатления и чувства читающий может перенести на себя.

Не унывайте и не берите в писаний за образец новых, а Пушкина и Гоголя.

Лев Толстой.

14 января 1910 г.

Ясная Поляна.

Впервые опубликовано в юбилейном сборнике «Лев Николаевич Толстой», Гиз, М. — Л. 1928, стр. 391—398. Дата подлинника.

Ответ на письмо В. Ф. Краснова от 11 января 1910 г. (см. № 23), в котором он сожалел, что Толстой «не почеркал того, что негодно», и выражал сомнение, следует ли ему продолжать писать, после неодобрения Толстым рукописи «Ходынка».

46 47

* 52. Доротее Несбитт (D. Nesbett). Черновое.

1910 г. Января 14. Я. П.

Jan. 14/27 1910. Iasnaya Poliana.

Dear Miss,

To the two questions you put in your letter I can give you one answer for both. We can not live a reasonable life without an ideal of perfection before us. But we must know that the ideal of perfection can never be attained so that our aim is not to live up to it but only approach it as much as we can. The ideal of perfection in the sexual question is in my opinion complete chastity. But if a man or woman can not attain it the next approach to it is marriage in which again man and woman ought to try to be as chaste as possible and moreover accept as a sacred duty the bringing up and education of children which may be the result of marriage.

As to the providing for old age I think that the ideal of perfection of life is to live it only in the present moment, whilst all our cares for the future make us deviate from the true path.

Wishing you success in the life you have chosen I am dear Miss

Янв. 14/27 1910. Ясная Поляна.


Милая барышня,

На оба вопроса, которые вы ставите в вашем письме, я могу дать один общий ответ. Мы не можем жить разумною жизнью, не ставя перед собою идеала совершенства. Но мы должны знать, что идеал совершенства не может быть никогда достигнут, так что наша цель не в том, чтобы жить в уровень с идеалом, а только в том, чтобы приближаться к нему, насколько мы можем. Идеал совершенства в половом вопросе есть, по моему мнению, полное целомудрие. Но если мужчина или женщина не могут его достигнуть, то ближайший подход к нему есть брак, в котором опять-таки мужчина и женщина должны стараться быть насколько возможно целомудреннее и, сверх того, принимать, как священный долг, выращивание и воспитание тех детей, которые могут быть в результате брака.

Что же касается обеспечения старости, то я думаю, что идеал совершенства состоит в том, чтобы жить только настоящей минутой, между тем как всякие наши заботы о будущем заставляют нас уклоняться от истинного пути.

Желая вам успеха в избранной вами жизни, я остаюсь, милостивая государыня


Отвечать:

Запасать для старо[сти] не надо.47

48 О полов[ом] вопросе, что чем больше воздерж[ания], тем лучше. Если же не в сил[ах], то не уклоняться от последствий выкармливания новор[ожденных] детей — великое дело воспитание дет[ей].

Печатается по черновику на английском языке с собственноручными поправками Толстого. Черновик сначала был написан рукой Татьяны Львовны Сухотиной, но затем почти весь переделан Толстым. Кроме этого черновика, там же хранится первоначальный неисправленный вариант письма, написанный рукой Т. Л. Сухотиной на английском языке и конспект-автограф письма, написанный Толстым по-русски на конверте письма Д. Несбитт. Основанием датировки служат дата, поставленная рукой Т. Л. Сухотиной на обоих вариантах письма, и помета ее же рукой на конверте об ответе 14 января (на конверте цифра 14 исправлена на 17 января; по всем вероятиям, письмо, написанное 14 января, было отправлено 17 января).

Доротея Несбитт (р. 1879?) — молодая англичанка, в своем письме из Перлей-Сюррей (Perley Surrey, Англия), от 3 января 1910 г. описывала свою жизнь и влияние на нее учения Толстого. Она ставила Толстому два вопроса. Первый вопрос: следует или не следует делать сбережения для обеспечения своей старости? Сама она считает, что надо дословно понимать евангелие и не думать о завтрашнем дне, потому что он может и не прийти. Второй вопрос: почему в «Крейцеровой сонате» Толстой проповедует воздержание даже между женатыми людьми, а в книге «Так что же нам делать?» говорит, что женщина не должна уклоняться от священного долга рождения детей.

* 53. П. Полизоиди.

1910 г. Января 14. Я. П.

14 января 1910 г. Ясная Поляна.

От души благодарю вас за интересные и важные сведения о бехаистах.1

Очень рад буду общению с доктором Каном.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Полизоиди.

П. Полизоиди — сектант-бехаист, прислал Толстому длинное письмо из г. Решта в Персии от 28 декабря 1909 г. с подробным описанием учения бехаистов, жизни их общины и распространения этого учения в Персии. В конце письма он писал, что один из видных деятелей бехаизма, доктор медицины Ионесс Кан (Хан), собирается вступить в общение с Толстым, написать ему и приехать в Ясную Поляну.48

49 1 Последователи религиозной секты бехаистов, возникшей в Персии в 1844 г., называемой также по имени ее основателя Али-Магомеда Баба (1820—1850), казненного в Тавризе, бабидами.

54. В. Г. Черткову от 14 января.

 

* 55. Калашникову.

1910 г. Января 15. Я. П.

Посылаю вам книги, которые вообще могут быть вам полезны; по занимающему же вас вопросу вы найдете ответ в числах 9 и 10-х книги «Н[а] кажд[ый] д[ень]». Помоги вам бог оставаться чистым до женитьбы и насколько возможно чистым и после.1

15-го января 1910 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Калашникова.

Калашников (р. 1887) — оружейный мастер 36-го Восточно-Сибирского стрелкового полка во Владивостокской крепости, в письме от 30 декабря 1909 г. просил Толстого дать ему совет, как сохранить нравственную чистоту.

1 В черновике-автографе стоит слово: нее и зачеркнут конец письма: И не думайте, что воздержание невозможно.

* 56. Неизвестному (Е. Т.).

1910 г. Января 15. Я. П.

Советую жить, где живете, и ничего не затевать. Учиться доброй жизни можно везде. А только это одно учение нужно.

15-го января 1910 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Е. Т. На черновике рукой Толстого написано: Марки, то есть корреспондентом были присланы для ответа марки.49

50 Неизвестный (Е. Т.), уже ранее писавший Толстому (см. т. 80 и «Список писем по поручению», № 16), в письме от 12 января 1910 г. писал, что он желает учиться, но его отец с этим не соглашается, поэтому он собирается убежать из дому, если Толстой одобрит это намерение.

* 57. Л. Н. Ляпиной.

1910 г. Января 16. Я. П.

Надо не думать о том, чем я могу быть полезной, не спрашивать, зачем жить, а знать и верить, что моя жизнь нужна тому, который меня послал в жизнь, и делать то, чего он от меня хочет. А хочет он только того, чтобы я был в любви со всеми.

Посылаю вам книг, в которых яснее сказано всё это.

Л. Т.

Очень, очень советую вам вникнуть в то, что я пишу вам. Я пишу обдуманно. Жизнь должна быть радость и будет вам радость, если вы только поверите не мне, а Христу и всем мудрым и святым людям мира.

Лев Толстой.


Теперь я жду от вас ответа.

16-го января 1910 г.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Ляпиной. Подлинник находился у адресата. Вторая часть письма в сохранившемся автографе отсутствует.

Любовь Николаевна Ляпина (р. 1896) — в то время ученица Пятигорской женской гимназии, отправила 12 января 1910 г. письмо, в котором писала, что, «разуверившись в жизни» и не найдя ответа на вопрос «зачем жить», она решила отравиться. Перед тем как принять яд, она вошла проститься со своим маленьким братом, который в это время читал «Азбуку» Толстого. Ее вдруг осенила мысль, что, может быть, один Толстой мог бы сказать такое слово, чтобы спасти ее жизнь, и тут же написала ему, прося в конце письма ответить не позже как через неделю, иначе «будет поздно».

Получив это письмо, Толстой поспешил ответить, и Ляпина через несколько дней прислала второе письмо, где сообщала о впечатлении, произведенном на нее словами Толстого. «Спасибо Вам, — писала Ляпина. — ...Вы сделали для меня очень много. Я всю жизнь буду считать Вас спасителем и наставником. Вы спасли меня от смерти».

Это второе письмо Ляпиной было получено в Ясной Поляне 21 февраля, и на конверте его Толстой написал: Какие ей послать книги?50 51 Интересное письмо. В своем письме к Н. С. Родионову от 7 октября 1929 г. Л. Н. Ляпина (по мужу Василова) сообщала, что Л. Н. Толстой тогда ей прислал 40 книг своего сочинения, многие были с его подписями, но все они сгорели в Курске. О себе же сообщала, что действительно после получения письма Толстого вся жизнь ее переменилась. Она окончила гимназию и историко-филологический факультет Высших Бестужевских курсов в Петербурге и в 1929 г. преподавала русскую литературу в Ташкенте.

58. С. А. Толстой от 16 января.

 

* 59. Д. Г. Бурылину.

1910 г. Января 17. Я. П.

17 января 1910 года. Ясная Поляна.

Желаю молодым чистой и честной жизни.

За ситец благодарю от имени тех голопузых, которым передам его от вас.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Бурылина.

Дмитрий Геннадиевич Бурылин (1854—1924) — владелец Товарищества мануфактуры Д. Г. Бурылина в Иваново-Вознесенске, присылавший регулярно с 1908 г. до конца 1917 г. по нескольку кусков мануфактуры в Ясную Поляну для раздачи школьникам и неимущим детям.

Бурылин в письме своем на имя Л. Н. и С. А. Толстых от 15 января 1910 г. приглашал их на свадьбу своего сына и сообщал, что посылает два куска мануфактуры для яснополянских школьников.

* 60. З. Гутману.

1910 г. Января 17. Я. П.

17 января 1910 года. Ясная Поляна.

Вы спрашиваете, «возможно ли общее братство, когда человечество делится на религии, национальности и расы».

Истинно религиозное учение только в том и состоит, чтобы вызвать в людях сознание своего духовного единства, освободить их из разных и потому ложных религий, от исключительной51 52 привязанности к своей национальности, к своему государству и к своей расе.

Печатается по копии.

Зальман Гутман (р. 1893) — сын духовного раввина местечка Судилкова Волынской губ., прислал Толстому письмо от 13 января 1910 г. с тем вопросом, который цитирует по его письму Толстой в начале своего письма. 24 января и 19 февраля Гутман вновь писал Толстому. На обоих письмах Толстой пометил: Б[ез] О[твета].

* 61. Жураковской.

1910 г. Января 17. Я. П.

17 января 1910 года. Ясная Поляна.

Надо не думать о том, чем я могу быть полезным, не спрашивать, зачем жить, а знать и верить, что моя жизнь нужна тому, кто меня послал в жизнь, и делать то, чего он от меня хочет. А хочет он только того, чтобы я был в любви со всеми...

Л. Т.


Посылаю вам книжечку На кажд[ый] д[ень], в которой мысль о назначении жизни выражена более ясно.

Л. Т.

Печатается по копии. На конверте помета Толстого: Написать то же, что вечером. См. письмо № 57.

Жураковская (р. 1892) — ученица женской гимназии в Майкопе, в письме, отправленном 10 января 1910 г., писала о своем разочаровании в жизни и спрашивала Толстого, стоит ли жить.

* 62. Л. Л. Толстому.

1910 г. Января 17. Я. П.

Мама очень о тебе тревожится,1 милый Лева, отчасти и я. Напиши поскорей. Не хочется даже спрашивать о твоих интересующих меня работах,2 так как важно теперь знать о тебе, Доре3 и детях, которых всех, любя, целую.

Твой друг и отец

Л. Т.52

53 Письмо является припиской к письму С. А. Толстой к Л. Л. Толстому от 17 января 1910 г. Дата определяется письмом С. А. Толстой.

Лев Львович Толстой (1869—1945) в 1910 г. жил в Париже.

1 По случаю бывшего в то время в Париже наводнения.

2 Имеются в виду скульптурные работы Л. Л. Толстого. Некоторые из них хранятся в ГМТ и в музее-усадьбе Ясная Поляна.

3 Дора Федоровна Толстая (1878—1933), рожд. Вестерлунд, жена Л. Л. Толстого.

63. Ю. О. Якубовскому.

1910 г. Января 17. Я. П.

Милый Юрий Осипович,

Получил ваше письмо и альбом. Всей душой сочувствую положению Марии Михайловны Репиной.1 Не хочется верить, чтобы положение самого Репина было безнадежно. А если так, то это только в несколько иной, более сложной форме та же смерть, которая ждет всех нас.

За Подасенова радуюсь. Если будете писать ему, передайте ему мою любовь и желание не проходящего того духовного состояния, при котором легко, без озлобления, осуждения и упадка духа переносятся все насилия.

В альбом ваш вписал, что пришло в голову по прочтении вашего письма.

Лев Толстой.

Печатается по машинописному подлиннику. Кроме того, имеется вариант, написанный на одном листе, перепечатанный на машинке и подписанный Толстым, вместе с записью в альбом вегетарианской столовой «Безубойное питание». Впервые опубликовано в журнале «Вегетарианское обозрение» 1910, 6, стр. 34.

Юрий Осипович Якубовский (1857—1929) — последователь Толстого. Автор воспоминаний: «Л. Н. Толстой и его друзья» — ТЕ, 1913, стр. 9. Ю. О. Якубовский, живший в Ташкенте, в письме от 19 декабря 1909 г. просил Толстого написать несколько слов в посылаемом альбоме вегетарианской столовой «Безубойное питание». В этом же письме Якубовский извещал о буйном помешательстве бывшего офицера, основателя земледельческой колонии близ Ташкента, Ивана Акимовича Репина, и об арестованном сыне генерала Николае Подосенове, отказавшемся от военной службы и отправленном этапным порядком из Ташкента в Петербург.

1 М. М. Репина — жена И. А. Репина.

53 54

* 64. Р. Сырцовой.

1910 г. Января 18. Я. П.

17 января 1910 года. Ясная Поляна.

Цель жизни одна для всех: исполнять волю Пославшего. А воля Пославшего одна:1 увеличивать в себе любовь ко всем людям.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Сырцовой. Дата определяется почтовым штемпелем дня получения: «Засека, 18 января 1910 г.», хотя в копии, в пометах А. Л. Толстой на конверте и Д. П. Маковицкого в регистрационной книге писем письмо датировано, очевидно ошибочно, 17 января.

Римма Сырцова — ученица 7-го класса женской гимназии в г. Сарапуле, обратилась к Толстому с просьбой ответить на вопрос о цели жизни.

1 Зачеркнуто: любить всех людей.

* 65. Е. Хлебцевичу. Черновое.

1910 г. Января 18. Я. П.

Духовное единение людей совершается только через одинаковое понимание человеком своего отношения к миру и вытекающего из этого отношения назначения, т. е. религия.

Про кооперативы же думаю, что они никак не могут вредить, а скор[ее] могут содействовать единению людей.

Никакая организация, если только она не поддерживается насилием, не может связать свободного человека. Одобряешь цель и деятельность организации — участвуешь в ней. Находишь их противными своим нравственным требованиям — выходишь из них.

Печатается по черновику-автографу, написанному на почтовой бумаге. На конверте письма Хлебцевича Толстым написано и зачеркнуто: Кооперативы не могут объединить людей в духов... Дата определяется пометами А. Л. Толстой на конверте письма Хлебцевича и в регистрационной книге писем.

Евгений Хлебцевич — сотрудник газеты «Новая Русь», обратился к Толстому с письмом от 16 января 1910 г., в котором просил Толстого высказаться о значении кооперативов и «о возможности примирения абсолютной свободы личности с какой бы то ни было организацией».

54 55

* 66. В. М. Зацепиной.

1910 г. Января 19. Я. П.

19 янв. 10 г.

Под религией я разумею определение назначения человека и вытекающие из этого назначения нравственные обязанности.

Передать религиозное учение своим детям я считаю священной обязанностью родителей. Религиозное учение это, как я и старался передавать его в своих писаниях и частных беседах с своими учениками и внуками, состоит в том, что во всех нас живет один дух божий. И мы можем жить не только одной своей жизнью, но и жизнью других людей. Для того, чтобы жить жизнью других людей, надо любить их. В этом, по-моему, всё то религиозное учение, которое может и должно быть передано детям.

Более подробное изложение этих мыслей вы найдете в 1-х числах книг «На каждый день». Для передачи же христианского учения я составил Краткое евангелие для детей, которое, к сожалению, запрещено, но у меня есть, и я посылаю его вам.

Что касается до отдачи детей в школу, то вопрос перед вами стоит ясно — одно из двух: традиция — гимназия, университет, т. е. религиозный обман и безверие с неизбежными последствиями разврата или отчаяния; или пренебрежение традицией, мнениями общества, дипломами, карьеры, но для родителей сознание исполненного долга, во всяком случае сознание неучастия в развращении своих детей.

Может быть, я ошибаюсь и другие знают средний путь. Я не знаю и высказываю вполне искренно то, что думаю и во что верю.

Печатается по копии, исправленной чернилами рукой А. Л. Толстой, повидимому, на основании поправок Толстого в подлиннике и сверенной с черновиком-автографом. На конверте рукой Толстого написано: Хорошее, прочесть и ответить.

Вера Михайловна Зацепина из Харькова в письме от 8 января 1910 г. писала: «С этим письмом к Вам обращается будущая мать, все помышления которой направлены к тому, чтобы сделать из своего ребенка здорового, честного работника, на какой бы жизненной арене ему ни пришлось подвизаться. Наша научная литература богата трудами по вопросу о физическом55 56 воспитании детей, но что касается литературы о духовном воспитании, то она оставляет желать многого». Далее В. М. Зацепина спрашивала Толстого, можно ли, не отдавая ребенка в школу, дать ему «все то другое, что, несмотря на все свое несовершенство, дает университет», или следует «покориться семейной традиции».

* 67. М. А. Ремневу.

1910 г. Января 20. Я. П.

20 января 1910 года. Ясная Поляна.

Михаил Андреевич,

Нам нет дела до того, что разрушится или не разрушится земля. Дело наше одно: исполнять волю пославшего нас хозяина. А надо полагать, что хозяин он хороший и без нашей заботы устроит всё к лучшему для всех для нас, если только мы будем исполнять его волю. Не знаю, как профессорам и студентам, а нам, простым людям, только это и нужно знать.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Ремнева. На верху обратной стороны конверта перед текстом написано Толстым: Есть ли письма от Серг[ея] Попова и какие они?

Михаил Андреевич Ремнев — крестьянин Тамбовской губ., в письме от 14 января 1910 г. просил Толстого разрешить вопросы: «о бессмертии истины на земле о возможности гибели земли, как это доказывают ученые, путем охлаждения ее, или может ли она погибнуть от блуждающей звезды? и ограничивается ли истина только землею?» В конце письма М. А. Ремнев спрашивал, ответил ли Толстой на письма его односельчанина Сергея Федоровича Попова, отправившего Толстому три письма и ни на одно не получившего ответа (см. т. 82).

* 68. И. А. Хлоповскому.

1910 г. Января 20. Я. П.

20 января 1910 года. Ясная Поляна.

Иван Андреевич,

Книги мои, все те, какие я считаю полезными для людей, писанные с 1882 года, я предоставляю бесплатно во всеобщее56 57 пользование, и потому те мои книги, какие вам желательно иметь, вы могли бы все иметь за самую дешевую цену, если бы они не были бы запрещены. Запрещенные же книги, те, какие могут быть вам полезны, посылаю вам.1

Письмо ваше мне было приятно получить. Из него я увидел, что вы человек ищущий истины, самой нужной истины о том, как должно жить человеку для исполнения своего назначения, и что вы думаете не по чужим словам, а своей головой.

Слава богу, таких людей по всем концам России, особенно в крестьянстве, заявляется очень много, и входить в общение с такими людьми для меня большая радость.

Будьте осторожны с моими книгами, чтобы не нажить себе неприятностей. С моей же стороны не бойтесь никакого оглашения.

Ваш брат Л. Т.2

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, подписанным инициалами «Л. Т.».

Иван Андреевич Хлоповский — крестьянин из с. Сасово Рязанской губ., обратился с письмом к Толстому от 16 января 1910 г., в котором просил его прислать книг, хотя он и знает, что все книги, написанные Толстым, принадлежат не ему, а С. А. Толстой.

1 В черновике написано: В ч[ем] м[оя] в[ера], Кр[аткое] Ев[ангелие], Д[етское] Ев[ангелие] <и еще что>.

2 Подпись воспроизводится по черновику-автографу.

* 69. М. И. Шидловской.

1910 г. Января 20. Я. П.

20 января 1910 года. Ясная Поляна.

Мария Ивановна,

Ничего не имею против перевода моего рассказа «Три смерти», а также и всего мною написанного с 1882 года на все языки, а также и на эсперанто.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма М. И. Шидловской. Подлинник сгорел при пожаре Алешинской лечебницы Дмитровского уезда Московской губ. 24 февраля 1911 г.57

58 Мария Ивановна Шидловская (р. 1866) — работала фельдшерицей-акушеркой при Алешнской земской лечебнице Московской губ. и занималась вместе с тем переводом на эсперанто сочинений Толстого, Пушкина, Чехова, А. К. Толстого, Короленко. Ответ на письмо Шидловской от 14 января 1910 г.

* 70. П. А. Васильеву.

1910 г. Января 22. Я. П.

22 янв. 10 года. Ясная Поляна.

Родители правее. Знать писать и читать, больше ничего не нужно. Из книг всё можете знать, что нужно. А уехать тайком от родителей — дурное дело.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Васильева.

Петр Алексеевич Васильев из Ряжска Рязанской губ. в письме от 18 января просил у Толстого денежной помощи на продолжение образования, так как родители его не дают денег. Говорят: «знаешь читать и писать — и довольно». Он спрашивал Толстого, правильно ли он сделает, если уйдет из дома тайком от родителей.

* 71. Гранбергу.

1910 г. Января 22. Я. П.

22 января 10 г. Ясная Поляна.

Мой ответ на ваш вопрос следующий:

Если ничтожное меньшинство властвует над огромным большинством, то причина этого может быть только в том, что большинство или большая часть его участвует, не понимая этого, в своем собственном порабощении, и потому борьба с существующим злом никак не может быть в революционном насилии, приучении порабощенных людей большинства к употреблению насилия, а, напротив, только в том, чтобы вызвать в этом большинстве сознание преступности всякого насилия и потому невозможности участия в насилии правительственном, в служении насильникам, во всякого рода сторожах, полицейских и главное солдатах. Борьба, которую я считаю полезной и могущей58 59 достигнуть цели только в одном: в уяснении народу преступности всякого насилия и сознания того, что то зло, которое он терпит, происходит только от его участия в насилии.

Печатается по машинописной копии с собственноручными поправками Толстого.

Гранберг из Юзовки в письме от 13 января 1910 г. писал, что, прочитав в одной из брошюр — приложении к журналу «Ясная Поляна» — изложение беседы Толстого с революционером, он возражает против взглядов Толстого на политическую борьбу. «Самым безнравственным со стороны революционеров, — пишет Гранберг, — Вы находите то, что они единственным способом для искоренения зла считают пробуждение в людях ненависти к тем, которые их притесняют. Вы так ужасаетесь этой мысли, что можно подумать, будто они заставляют ненавидеть тех, кого, наоборот, следует совсем любить и уважать... Укажите, пожалуйста, как должен поступить народ, если правительство притесняет его, изощряясь в ударах? Та часть, которая не по праву причисляет себе все, составляет жалкое меньшинство и так заражена предрассудками, что ее уже ничто не может излечить... К чему тратить на них попусту моральные проповеди, бить сентиментальностью... в то время, когда можно иным путем все это искоренить? »

* 72. М. фон Малер.

1910 г. Января 22. Я. П.

22 января 1910 года. Ясная Поляна.

Добровольный переход от положения более богатого, обеспеченного чужим трудом, к положению, требующему больших лишений и большого труда, всегда желателен и нравственно хорош. Нарушение же добрых отношений в семье с родителями, заботами которых вы взрощены и воспитаны, всегда нежелательно и безнравственно. Лучше вам постараться достигнуть первого, не нарушая второго. Если же необходимо одно из двух, то, не зная ни вас, ни того человека, с которым вы хотите соединиться, я не могу дать определенного совета. Только вы сами можете решить вопрос.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте.

Мария фон Малер — молодая девушка из дворянской семьи, обратилась к Толстому с письмом от 21 января 1910 г., в котором просила посоветовать ей, как выйти из затруднительного положения. Ее тяготит59 60 нетрудовая, роскошная жизнь, она хочет жить своим трудом, но семья ее не понимает и считает «психопаткой». Она полюбила молодого человека мещанского происхождения, но родители препятствуют браку. Просила Толстого помочь ей своим советом.

* 73. П. Мельникову.

1910 г. Января 22. Я. П.

22 января 1910 года. Ясная Поляна.

Не помню, какие я вам послал книги, но, вероятно, они непонятные, и потому постараюсь письмом ответить вам. Смущает вас и приводит в сомнение главное то, что вы верите в священное писание и во всё то, что там написано.

Для того, чтобы решить вопросы о жизни, которые занимают вас, нужно прежде всего совершенно освободиться от веры в библию, евангелие и прочее, во всё то, что называется священным писанием. Всё это людские выдумки, как коран у магометан, веды у индийцев и другие книги у разных народов, считающиеся священными. Во всех этих книгах есть много мудрого и справедливого, и всё это мудрое и справедливое одно и то же во всех и учит тому, как надо на этом свете жить людям. Учение же это всё сводится к любви к ближнему. Но, кроме этого общего всем хорошего и мудрого, во всех этих книгах, считающихся священными, есть много бестолкового, прямо ложного и глупого, во что никак нельзя и не должно верить. И такого ложного и глупого очень много в нашей библии и священном писании, и надо как можно больше быть свободным от веры во всё это.

Вас занимают, как я понял, главное 2 вопроса: бог, что такое бог? и душа. Как может бог относиться к людям и какая может быть жизнь для души после смерти?

На первый вопрос: что такое бог и как он относится к людям, рассказано много в библии о том, как он сотворил мир и как относится к людям, награждая их раем и наказывая адом. Всё это вздор, и надобно хорошенько забыть это и вычеркнуть из своей головы. Бог это то начало всего, без которого ничего бы не было и частицу которого мы чувствуем в себе, как нашу жизнь, и которая проявляется в нас любовью (только от этого мы и говорим, что бог любовь). Всё же рассуждение о том, как он сотворил мир и человека, как он будет наказывать, казнить60 61 людей, еще раз повторяю, надо постараться забыть совершенно для того, чтобы понять смысл своей жизни.

Вот и все, что мы знаем и можем знать о боге.

О душе же мы знаем только то, что то, что мы называем своей жизнью — это божественное начало, без которого для нас ничего бы не было и такое нечто, которое живит тело и так как не имеет в себе ничего телесного, то и не может умереть вместе с телом.

Вы спрашиваете также, как и многие другие, бессмертна ли душа и будет ли она жить после смерти тела.

Для того, чтобы вам понять мой ответ на ваш вопрос, я прошу вас хорошенько вникнуть в то, что я напишу сейчас:

Для человеческого тела, и только для тела есть время, т. е. проходят часы, дни, месяцы, годы, и только для человеческого тела есть вещественное, телесное, то, что можно видеть и ощупать руками, есть большое и малое, твердое и мягкое, жесткое и воздушное. Для души же нет времени, она всегда в человеческом теле одна; как я про себя 70 лет тому назад говорил «я», так таким же я чувствую себя и теперь. Нет для души и ничего вещественного: где бы я ни был, что бы со мной ни случилось, опять моя душа, мое «я» везде одно и то же и везде невещественна. Так что для тела только есть время, т. е. вопрос о том, что было и что будет, и есть место, где оно может находиться, и вещество, из кот[орого] оно состоит, для души же нет ни времени, ни места, ни вещества. И потому мы не можем спрашивать о том, что будет с душою и где она будет после смерти потому, что слово будет значит время, а слово где значит место, а ни времени, ни места после смерти тела для души быть не может.

Как легкомысленны и неправы рассуждения о будущей жизни и о рае и аде, видно уже потому, что если душа будет жить после смерти и будет жить где-нибудь, то она должна бы была жить где-нибудь и прежде рождения, а про это никто не говорит.

Мое мнение то, что душа в нас не может умереть, потому что умирает только наше тело, но о том, что будет с душою и где она будет, мы не знаем и не можем знать, хотя и знаем, что она умереть не может. О наградах же и наказаниях думаю так, что жизнь наша бывает здесь хорошей, спокойной и радостной только тогда, когда мы живем согласно закону любви друг к другу. И бывает тревожной, дурной и бедственной тогда, когда61 62 отступаем от этого закона. Так что жизнь наша устроена так, что здесь, в этой жизни (а другой мы не знаем), мы уже получаем награду и наказание за свои дела.

Печатается по копии. Частично было опубликовано В. А. Поссе в его книге «Счастье и смысл жизни». Дата копии подтверждается записями в Дневнике (т. 58, стр. 11).

В ЯЗ 22 января 1910 г. отмечено: «Писем получено около тридцати, Лев Николаевич все прочел и на некоторые ответил. Особенно длинно и ясно ответил о священном писании, о боге и душе Мельникову».

Петр Мельников — рабочий из Баку, прислал Толстому письмо, которое Толстым было отправлено вместе с копией к В. А. Поссе. См письмо № 141. Письма Мельникова и копии с него не сохранилось.

* 74. Неизвестной (С. Ф.).

1910 г. Января 22. Я. П.

22 янв. 10 года. Ясная Поляна.

Как ни тяжело ваше положение, вам надо остаться дома с мужем и детьми, о которых вы мало говорите в своем письме. Думаю, что вы найдете спокойствие и утешение, посвятив все свои силы на воспитание их. Для меня нет никакого сомнения, что если вы не останетесь дома, вы сделаете свою жизнь еще несравненно более тяжелою.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма С. Ф.

С. Ф. в письме из Харькова от 19 января 1910 г. описывала свою тяжелую семейную жизнь с разбитым параличом стариком-мужем. Просила Толстого помочь ей найти выход из создавшегося для нее затруднительного положения, усугубленного еще тем, что она любит другого.

* 75. А. А. Силину.

1910 г. Января 22. Я. П.

22 января 10 года. Ясная Поляна.

Думаю, что в описываемом вами случае требования вашей совести могут быть удовлетворены только одним: неучастием своим в деле, которое вами считается несправедливым.62

63 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Силина.

А. А. Силин — служащий крупной торговой фирмы в Москве, в письме от 19 января 1910 г. писал, что торговая фирма, в которой он служит, систематически совершает подлоги. Спрашивал, как ему поступить: довести ли до сведения властей об этом, или всё оставить по-старому и тем самым участвовать в «обирательстве неимущих».

* 76. Неизвестному («Алчущему»).

1910 г. Января 23. Я. П.

Для того, чтобы себя исправить, надо прежде всего перестать1 видеть в людях одно дурное и осуждать их, а видеть в себе всё дурное и все силы употреблять на искоренение в себе этого дурного.

23-го января 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма «Алчущего». Сверху черновика Толстым написано: (На открытке).

Неизвестный корреспондент (р. 1892), подписавшийся «Алчущий», в письме из г. Винницы Подольской губ. от 20 января 1910 г. писал Толстому, что он «слишком рано увидал людскую пошлость, наглость и клевету». Он спрашивал: «как жить? Что нужно для того, чтобы себя исправить, чтобы чувствовать, что ты исполнил свой долг, свое человеческое достоинство и выйти из тьмы к свету, из грязи в чистое место?»

1 В черновике зачеркнуто: осуждать.

На письмо Толстого «Алчущий» ответил, новым письмом от 2 февраля 1910 г. На конверте этого письма Толстой пометил: Б[ез] о[твета].

* 77. Болычеву. Неотправленное.

1910 г. Января 23. Я. П.

Прочел ваши стихи. Они не дурны. Что с ними делать?

Лев Толстой.

23-го января 10 г.

Ясная Поляна.63

64 Печатается по машинописному подлиннику, который не был отправлен.

Сведений о Болычеве не имеется. Местонахождение его письма и стихотворений неизвестно.

* 78. П. С. Будьяну.

1910 г. Января 23. Я. П.

23 января 10 г. Ясная Поляна.

Вы находитесь в большом заблуждении, предполагая меня владеющим большими богатствами. Я не только не имею больших богатств, но не имею ничего, и не так, как это говорят и пишут мои враги, что я как-то перевел свое имущество на жену, а просто потому, что в 82 году я сделал распоряжение о том, чтобы всё, что я имею, перешло к моим наследникам, что так и сделалось. Так что я не имею не только большой, но никакой собственности, и потому сожалею, что желания вашего исполнить не могу.

Печатается по копии.

Воспитанник 2-го класса Кишиневской семинарии Петр Будьян писал Толстому: «Вы принадлежите к классу таких же лиц, которые обладают громадным состоянием. Вы великий человек!.. Так войдите в мое положение и по Вашему честному усмотрению пришлите мне деньгами хоть незначительно».

* 79. П. И. Иванову.

1910 г. Января 23. Я. П.

Чтобы прямо отвечать на ваш вопрос, что такое добро? — скажу, что добро есть любовь. (Отец ваш ответил вам, что бог есть добро. Я думаю, что ответ в 1-м послании Иоанна, — что бог — любовь, точнее.) Чтобы объяснить вам, почему я отвечаю так, я посылаю вам то мое краткое исповедание веры, в котором выражены отчасти в первых 6 пунктах основы такого моего понимания.

Письмо ваше мне понравилось, показав в вас человека искреннего и серьезно думающего о самых важных для жизни вопросах.

Очень рад бы был, если бы мог быть вам полезен.64

65 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Иванова и подписанным инициалами «Л. Т.». В конце черновика написано: Послать краткое испове[дание].

Петр Иванович Иванов — студент Петербургского политехнического института, прислал Толстому длинное (на 15 страницах почтовой бумаги) взволнованное письмо с описанием свой жизни и мучивших его религиозных вопросов о цели и смысле жизни. Он писал, что, прочитав «Исповедь» Толстого, он многое понял, но все-таки просит разъяснить ему два вопроса: «что такое бог» и «что такое добро».

* 80. Г. М. Куксову. Черновое.

1910 г. Января 23. Я. П.

Вы пишете, что по библии выходит, что можно есть мясо. По библии можно вывести всё, что хочешь. Можно вывести и то, что убивать можно. Так и выводят. А по-моему, надо и давно пора библию оставить и не верить в то, что библия слово божие; библия писана людьми, и людьми часто очень грубыми и заблудшими. Таких разных библий, т. е. книг, называемых божьим словом, оч[ень] много разных. Такие есть у индусов, у китайцев, у магометан, и все они считаются написанными самим богом. А все они разные. И потому, по моему суждению, надо не верить ни в какие библии, а верить в свой разум. И брать из всех книг, и из библии, и из1 ев[ангелия], и из посланий, и из инд[усских], и из кит[айских], и из конфуцианских и т. д. то, что сходи[тся] с здравым рассудком и хорошо для души. А остальное всё откинуть. То, что бог только нам, 400 мил[лионам] христиан, дал свой истинный закон, да и в том мы, хр[истиа]не, не согласны, а остальные 1000 мил[лионов] живут по ложн[ому] закону, этому трудно поверить. Тому же, что бог всем людям дал один разум и совесть для того, чтобы они все соединились во одно, этому трудно не поверить. Поэтому оч[ень] советую вам, если вы точно хотите жить по-божьи, не верить в то, ч[то] библия это слово божие, а понимать, ч[то] библия дело человеческое, и брать из нее, из евангелия, из Пос[ланий], а также из всяких других книг, что разумно и сходится с вашей совестью.

Печатается по черновику-автографу, начало его написано на обороте конверта письма Куксова и продолжено на полулисте почтовой бумаги. Дата определяется почтовым штемпелем: Засека, 23 января 1910 г. В конце65 66 черновика помета Толстого: (Саша, напиши о «Круге чтения», что он запрещен и есть в Одессе. Да нельзя ли его первое письмо.)

Запрещенный цензурою в Москве «Круг чтения» был издан в 1910 г. в одном томе полностью в Одессе. «В память ХХХѴІ-летия издания «Одесского листка» — Круг чтения. Избранные, собранные и расположенные на каждый день Львом Толстым мысли многих писателей об Истине, жизни и поведении», Одесса, 1910.

Григорий Матвеевич Куксов — крестьянин Тамбовской губ. (см. т. 80). В письме от 19 января 1910 г. благодарил Толстого за высланные ему книги в декабре 1909 г., но возражал, ссылаясь на библию, против мнения Толстого о том, «что мясо есть грех». Куксов просил ответить на его первое письмо от 1 декабря 1909 г. и прислать «Круг чтения».

1 Зачеркнуто: чужих законов,

81. В. Ф. Тотомианцу.

1910 г. Января 23. Я. П.

23 января 1910 г. Ясная Поляна.

Вахан Фомич,

Вы совершенно верно предполагаете, что кооперативное движение не может не быть сочувственно мне. Хотя я продолжаю и никогда не перестану думать и говорить, что единственное радикальное средство, могущее уничтожить существующее зло борьбы насилия и задавленность большинства народа нерабочими сословиями, — есть обновление религиозного сознания народа, я не могу не признавать и того, что кооперативная деятельность, учреждение кооперативов, участие в них — есть единственная общественная деятельность, в которой в наше время может участвовать нравственный, уважающий себя человек, не желающий быть участником насилия.

Признаю и то, что кооперация может облегчить дошедшую в последнее время до крайней степени нужду рабочего народа. Не думаю, однако, того, чтобы, как это думают некоторые, кооперативное движение могло вызвать или утвердить религиозное отношение людей к жизненным вопросам. Думаю, наоборот, что только подъем религиозного сознания может дать прочный и плодотворный характер кооперативному движению.

Во всяком случае думаю, что в наше время это одна из лучших деятельностей, которым могут посвятить себя — ищущие приложения66 67 своих сил молодые люди, желающие служить народу, а их так много. Если бы я был молод, я бы занялся этим делом, а теперь не отчаиваюсь попытаться сделать что могу среди нашего близкого мне крестьянства.

Уважающий вас Лев Толстой.


1Полагаю, что письмо это никак не заслуживает того, чтобы его напечатать. Но если бы вы, паче чаяния, нашли это желательным, то я готов передать его в «Жизнь для всех» В. А. Поссе,2 который очень интересуется этим вопросом.

Печатается по копии, подписанной Толстым и сверенной с черновиком-автографом. В первые опубликовано в журнале «Жизнь для всех» 1910, 2, стр. 148—149, с ошибочной датой 13 января 1910 г. Дата 23 января определяется копией: она подтверждается пометой на конверте рукой A. Л. Толстой и записью Толстого 23 января 1910 г. в Дневнике (т. 58, стр. 11).

Вахан Фомич Тотомианц (р. 1871) — в 1898 г. окончил Брюссельский университет с дипломом доктора общественных наук. Читал лекции по истории, теории и практике кооперации в высших учебных заведениях Москвы и Петербурга. Автор многих трудов по кооперации. В. Ф. Тотомианц в письме от 19 января 1910 г. кратко излагал историю кооперативного движения, его экономическое значение и этическую его сущность; просил Толстого высказаться по этому вопросу и разрешить напечатать ответ в журнале В. А. Поссе «Жизнь для всех».

1 В черновике весь последний абзац отсутствует.

2 См. прим. к письму N° 141.

В ответ на письмо Толстого В. Ф. Тотомианц писал 31 января 1910 г.: «Вахан Фомич Тотомианц (напечатано на визитной карточке.Ред.) не находит слов для выражения благодарности глубокоуважаемому Льву Николаевичу за письмо о кооперации, а резюме его будет сообщено органам Международного кооперативного альянса, выходящим на трех языках в Цюрихе».

* 82. А. В. Голицыну.

1910 г. Января 23. Я. П.

23 января 1910 года. Ясная Поляна.

Получил ваше хорошее и интересное письмо, милый Александр Владимирович, и только что собрался отвечать вам, как получил письмо о том же предмете от В. Ф. Тотомианца.1 Отвечаю вам то же, что и ему: что, несмотря на то, что я67 68 продолжаю и никогда не перестану думать и говорить, что единственное радикальное средство, могущее уничтожить существующее зло борьбы, насилия и подавленности большинства рабочего народа нерабочими сословиями, — есть обновление религиозного сознания народа, отвечаю вам, что, несмотря на это, я признаю и то, что кооперативная деятельность есть единственная общественная деятельность, в которой в наше время может участвовать нравственный, уважающий себя человек, не желающий; быть участником насилия.

Признаю и то, что кооперация может облегчить дошедшую в последнее время до крайней степени нужду рабочего народа. Не думаю, однако, того, чтобы, как вы это говорите, кооперативное движение могло вызвать или утвердить религиозное отношение людей к жизненным вопросам. Думаю наоборот, что только подъем религиозного сознания может дать прочный и плодотворный характер кооперативному движению.

Кооперативное движение есть только подпорка разваливающегося здания. Для того, чтобы здание могло стоять и не быть причиной страданий живущих в нем, оно должно быть обновлено с фундамента. А фундамент человеческой жизни, как отдельного человека, так и обществ человеческих, есть понимание человеком и обществами людей смысла, назначения своей жизни и, одинаковых для всех вытекающих из этого понимания, обязанностей — т. е. религии. А без этого нет и не может быть прочного улучшения. И потому, как мне ни сочувственно кооперативное движение, как одна из таких деятельностей, которая не связана с правительственным насилием и все-таки может облегчить страдания рабочего народа, я все-таки думаю, что без религиозного обновления кооперативная деятельность едва ли в значительной степени, даже в какой-нибудь степени, уменьшит существующее зло.

Любящий вас Л. Т.


То же, что пишу вам, или почти то же, я написал Тотомианцу и думаю, что если он найдет это того стоющим, то он по моему желанию отдаст мое письмо к нему в «Жизнь для всех».

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на полулисте почтовой бумаги с собственноручной подписью: «Л. Т.».

Александр Владимирович Голицын (р. 1876) — земский врач в Богородицком уезде Тульской губ, затем председатель Звенигородской68 69 уездной земской управы Московской губ., устранен с этой должности губернатором из-за его неблагонадежности, организатор кооперативов в Звенигородском уезде. После революции белоэмигрант.

Ответ на обширное письмо Голицына от 19 января 1910 г., в котором он писал о большом социально-политическом значении кооперации и просил Толстого высказать печатно свой взгляд по этому вопросу.

1 См. письмо № 81.

* 83. Г. Соколову.

1910 г. Января 23. Я. П.

Если 20 миллионов властвуют над 130, то никак не от того, что этим 130 миллионам внушается терпение обид и непротивление (этого никто не внушает), а, напротив, от того, что людям внушается то, что надо противиться злу злом, что нужно насилие и что без насилия полиции, судов, войска, министров, церкви — всё погибнет. И эту ложь так искусно внушают, что огромное большинство 130 миллионов верит в это и само участвует в совершении над самими собой насилий. Всё в этом, люди угнетают сами себя. Для того же, чтобы они перестали угнетать сами себя, нужно именно то, что у вас в зубах навязло.

Посылаю вам об этом же книги.

23-го января 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Г. Соколова.

Письмо Толстого является ответом на письмо Г. Соколова от 18 января 1910 г., где он благодарил Толстого за «книжечку «На каждый день», которая «его не удовлетворила, так как тут все старое, что уже в зубах навязло и на практике неприменимо». По поводу заповедей непротивления, терпения и прощения он писал: «Ведь у нас в России есть по крайней мере 120 миллионов тех, которые подставляют щеку и прощают, а 20 миллионов, которые бьют по щекам и снимают с первых все до нитки». См. «Список писем по поручению», № 24.

На письмо Толстого Г. Соколов ответил новым письмом от 31 января 1910 г., где благодарил за письмо и книги, которые только что получил и еще не успел прочесть. Он сообщал, что прочел только одну статью «Конец века». Он прилагал к письму свое стихотворение «Исторический сон — посвящается великому старцу и великому мыслителю в защиту обездоленных», подписанное «Батрак Левословный», и приглашал Толстого69 70 приехать отдохнуть в Железноводск, «попить кумыса и железной водицы».

На конверте этого письма Толстой пометил 7 февраля: Хорошее письмо. Прочел. На письмо Соколова ответил В. Ф. Булгаков 15 февраля 1910 г. См. «Список писем по поручению», № 125.

* 84. С. К. Александрову.

1910 г. Января 24. Я. П.

Желание ваше понимаю,1 но, к сожалению, не могу содействовать его исполнению — не могу, во-первых, потому, что не знаю такого руководителя на новом пути жизни, которого вы ищете. A во-вторых, потому, что считаю главной, даже единственной целью жизни нравственное совершенствование, а нравственное совершенствование достигается не переменой внешних условий, а внутренней работой2 над собой в тех условиях, в которых находишься.

Выходить из тех условий, в которых находишься, можно и должно, по моему мнению, только тогда, когда продолжение жизни в прежних условиях становится совершенно невозможным.

Посылаю вам четыре книжки «На каждый день», которые, может быть, пригодятся вам для разрешения занимающих вас вопросов.

24 янв. 10 г.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Александрова.

Стефан Кондратьевич Александров (р. 1880?) в письме от 20 января 1910 г., описывая свою жизнь, сообщал, что он сын безземельного крестьянина, совершенно оторвавшийся от деревни и служащий теперь конторщиком на железной дороге в Минске, стремится покинуть город и «бессмысленную канцелярщину» и уйти в деревню. Обращаясь к Толстому, он просил рекомендовать «такого доброго и религиозного человека-крестьянина или колониста, который мог бы и согласился бы принять» его «в работники и, поддерживая в трудные минуты жизни, помог бы» ему «сделаться христианином в полном смысле этого слова и полезным человеком для моих братьев — людей».

1 В черновике зачеркнуто: и сочувствую вам

2 Воспроизводится по черновику пропущенное при перепечатке на машинке: над собой

70 71

* 85. В. Велигоцкому. Черновое.

1910 г. Января 24. Я. П.

Стихи ваши очень плохи. Не советую этим заниматься.

Печатается по черновику-автографу, написанному на конверте письма Велигоцкого. На конверте помета Толстого: На открытке. Дата определяется почтовым штемпелем дня получения: «Засека, 24 января 1910 г. ».

Владимир Велигоцкий — ученик 5-го класса Калужской гимназии, прислал Толстому на отзыв свои стихотворения.

* 86. П. Н. Давыдову.

1910 г. Января 24. Я. П.

Благодарю вас, дорогой брат Петр Давыдов, за ваше письмо. Порадовало меня то, что я получил известие о вас, а главное то, что узнал про ваше бодрое душевное состояние. Помогай вам бог в вашем тяжелом испытании.

Хотя и чувствую, как трудно мне из тех роскошных внешних условий, в которых я живу, подавать совет вам, живущему в таких телесных тяжелых условиях, мне все-таки хочется посоветовать вам насколько возможно стараться входить в духовное любовное общение с несчастными сотоварищами вашими, не имеющими того внутреннего духовного утешения, которое вы имеете, и стараться вызвать в них того бога, который живет в каждом из нас. Думаю, что это могло бы доставить вам радостные минуты и облегчить ваше положение.

Не могу ли чем служить вам? Если бы вы дали мне эту возможность, был бы благодарен вам. На вопросы ваши попрошу Маковицкого и другого нашего друга Булгакова ответить вам.

Любящий вас брат Лев Толстой.

Печатается по копии. Кроме копии сохранилось начало черновика-автографа, написанного на конверте, кончая словами второго абзаца: «тяжелых условиях, мне все-таки».

Петр Никитич Давыдов (р. 1885) — мещанин г. Инсара Пензенской губ., отказавшийся от военной службы по религиозным убеждениям в Манчжурии в 1908 г. и присужденный к четырем годам арестантских отделений. В 1911 г. после освобождения возвратился на родину. П. Н. Давыдов прислал Толстому письмо из Бийской тюрьмы от 15 января 1910 г., в котором он описывал свою тюремную жизнь в Сибири. Он писал, что за время заключения находился «в пяти тюрьмах, как-то:71 72 Харбин, Чита, Иркутск, Красноярск, Томск и вот сейчас Бийск, и везде полно, втрое усилено, а то и больше. Переход от г. Томска до г. Бийска пришлось идти пешком, около 400 верст... Но, несмотря на все внешние неудобства жизни арестанта, — писал Давыдов, — мое внутреннее самочувствие очень хорошее».

П. Н. Давыдов ответил Толстому письмом из Бийской тюрьмы от 12 июня 1910 г. На конверте этого письма с тюремным штемпелем: «Проверено» помета Толстого: Послать Кр[уг] чт[ения] и библию. Написать Душану.

* 87. В. Казанцеву.

1910 г. Января 24. Я. П.

24 января 1910 года. Ясная Поляна.

Опровергнуть всего, что сказано в евангелии, никак нельзя. Никто на свете не опровергнет того, что сказано в V гл. Матфея в Нагорной проповеди, потому что это самое записано в сердце каждого человека; записано то же самое и во всех верах: и в буддийской, и в браминской, и в магометанской, записано то же и у всех мудрецов мира. То же, что Христос исцелял больных, воскрешал мертвых, ходил по воде и сам воскрес и улетел на небо, и опровергать не нужно, потому что явно всякому человеку в наше время, что это одни пустые россказни, ни на что не нужные, нешто только на то, чтобы одурять народ. Про такие же точно чудеса рассказывается во всех верах, и всё только для того, чтобы народ верил во всё то, что будет говорить и писать духовенство.

Главное же дело в том, что во всякой вере и во всех верах есть великое и важное дело — это учение о том, как человеку надо жить на свете. И это учение есть в евангелии, что делать, чего не делать, и в Нагорной проповеди, и короче всего в словах Христа о том, что весь закон бога в заповедях: любви к богу — к добру, к совершенству, и к ближнему — ко всем людям без разбора. Это важно и нужно, а сказки о чудесах мало того, что несуразны, и придумать таких можно сколько хочешь, — сказки эти ни на что не нужны, кроме как на то, чтобы дурачить людей. Только от того, что людей с детства учили не тому, как по евангелию жить надо, а тому, какие Христос делал чудеса, и дошли люди до того, что им «галку жальчее убить, чем72 73 человека, потому что с человека хоть на рубль да взять можно».

Посылаю вам «Учение Христа», в котором есть всё его учение о том, как жить, а ничего нет о тех чудесах, которые о нем придумали.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом.

Василий Казанцев — чернорабочий со ст. Хадабулак Забайкальской ж. д., в своем письме от 7 января 1910 г. благодарил Толстого за посланные ему ранее книги и описывал свои разговоры с поселенцами: «Книги действительно подходящие и хорошей жизни, но что касается всех людей, то нескоро другие мало-мальски переделаются и обратятся как люди, а не звери... Я от одного поселенца такую вещь слышал, что мне жальчей убить птицу галку, нежели человека — с галки нечего взять, а с человека — плохо на 1 руб. всегда». Далее Казанцев в своем письме спрашивал, что если верить, что Христос не был сыном божиим, то как же тогда объяснить его чудеса, описанные в евангелии.

88. С. И. Мунтьянову.

1910 г. Января 24. Я. П.

Мунтьянову.

Я стою одной ногой в гробу и всякий час не на словах, а на деле жду смерти, и потому вы можете верить тому, что я говорю то, что говорю, не для того, чтобы защищать себя или своих, а потому, что не могу не верить тому, что говорю. А не могу не верить потому, что пришел к своим убеждениям и упорным мышлением об одном и том же предмете и многолетним опытом.

Чувства, выраженные в вашем письме, вызвали во мне1 жалость к вашему ужасному душевному состоянию. По письмам вашим я вижу в вас человека с горячим сердцем, способного слить свою личную жизнь с жизнью народных масс и, главное, самое драгоценное человеческое свойство, способного к самоотвержению, и потому-то мне вас истинно жалко, не в смысле снисходительной, презрительной жалости, а в смысле сожаления к тяжелому душевному состоянию человека, которого любишь и уважаешь. И вот во имя этих чувств2 я очень прошу вас прочесть с тем же уважением,3 с которым я читал ваше письмо, те книги, которые посылаю вам.

Разумеется, лучше бы было прямо и коротко отвечать на ваши доводы, и это я бы сделал, если бы мы виделись. Теперь73 74 же очень прошу вас, на время отложив свои привычные убеждения, беспристрастно вникнуть в сущность дела.

Сущность же дела вкратце в том, что для того, чтобы не было тех бессмысленных и возмутительных насилий, как экономических, так и правительственных, одних людей над другими, надо, чтобы все люди считали бы общее благо, или хотя благо большинства, важнее своего личного блага. Разве не ясно, что достигнуто это состояние никак не может быть ни теми зверскими мерами ссылки, тюрем, казней, которые употребляют властвующие теперь (уверяя себя и других, что они делают это для общего блага), ни теми мерами поголовного убийства, включая и детей, которые вы предлагаете и обещаете. Разве не ясно, что все такие, или хоть приблизительно такие, меры могут только отдалить желаемое состояние, а никак не приблизить его, и что достигается желаемое совершенство противоположными деяниями.

24-го января 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатом на конверте письма Мунтьянова и продолженном на двух страницах почтовой бумаги. В черновике сделана приписка о посылке книг, не вошедшая в копию: Послать о Револ[юции] Ч[ерткова] (В. Г. Чертков, «Наша революция», М. 1907.— Ред.) и мое и З[акон] [Насилия] и З[акон] Л[юбви] и еще послать о душе. Письмо, а также ответ Мунтьянова впервые полностью опубликованы в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 354—355.

С. И. Мунтьянов — политический ссыльнопоселенец в с. Нижне-Илимском Киренского уезда Иркутской губ., прислал Толстому письмо от 5 января 1910 г., в котором писал:

«Благодарю, Лев Николаевич, за вашу брошюру «Неизбежный переворот», но только я у вас не это просил, но это неважно. С вашей брошюрой, т. е. с вашим мнением, я не согласен. Вы пишете, что только одной любовью можно добиться хорошей жизни. Нет, Лев Николаевич, о любви можно говорить тогда, когда имеешь хорошее воспитание и чувствуешь себя сытым, но когда не имеешь воспитания и сидишь весь свой век впроголодь и на тебя кровопийцы, властелины смотрят как на раба, то тут не до любви!

Вы говорите: «Правда, есть еще такие люди, которые хотят уверить себя и рабочих, что вот-вот еще одно убедительное разъяснение существующей несправедливости, еще одно небольшое усилие борьбы с врагом — и установится, наконец, тот новый порядок, при котором не будет уже зла, а все люди будут благоденствовать».74

75 Нет, Лев Николаевич, я перед самой вашей смертью заявляю вам, что вы, очевидно, плохо знакомы с рабочим классом. Рабочие прекрасно знают, что не одно еще маленькое усилие борьбы с врагом придется сделать, чтобы настала благодать, а придется не раз быть побежденными и победителями и бороться с ним не любовью, а так, чтобы весь мир был потоплен в крови. Словом, бей их до тех пор, пока из них не останется ни одного подлеца, даже и маленьких детишек не жалеть: по крайней мере после они нам вреда никакого не принесут. Рабочие им за все отплатят: за образование и за то, что мы голодаем! Жаль, что вы, может быть до того времени не доживете! Ну, желаю вам счастливой смерти».

В. Ф. Булгаков в своем Дневнике сообщает, что письмо это читалось вслух 26 января и оно произвело на всех присутствующих сильное впечатление. Об этом же рассказывал П. А. Сергеенко в своей статье «Вечер в Ясной» («Русское слово» 1910, № 8 от 6 февраля).

1 В черновике зачеркнуто: глубок[ую]

2 В черновике зачеркнуто: к[оторые] вы вызвали во мне,

3 В черновике зачеркнуто: к мыслям вашего корес[пондента]

На письмо Толстого Мунтьянов ответил письмом от 23 февраля 1910 г. См. письмо № 217.

* 89. П. В. Калачеву.

1910 г. Января 25. Я. П.

Хорошо сделали, милый брат Калачев, что не поддались искушению уничтожить ваше письмо, оно мне сказало очень многое и также скажет то же и многим друзьям нашим. Я живу во всех возможных внешних удобствах и, несмотря на это, постоянно чувствую, как я не точно и не так, как хотел бы, выражаю свои мысли. На вас же нужно только удивляться, что, живя в особенно тяжелых условиях и имея целью передать самое трудное для передачи — внутреннее душевное сознание, — все-таки достигли этой цели так, что я вполне понял вас.

Ах, милые друзья и братья, и вы, и Кудрин,1 и все, так же, как и вы, страданиями жизни работающие для исполнения высшего закона жизни, Его закона, желал бы передать вам, как явны для меня важность и величие того дела, которое вы делаете своими, кажущимися столь незаметными среди пустозвонной, шумной суеты людской, поступками! Ведь, казалось бы, так несомненно ясно то, что уничтожить то ужасное зло борьбы, вражды, ненависти, от которых теперь страдают люди, никак не могут ссылки, кандалы, тюрьмы, казни, ни такие же революционные убийства и всякого рода насилия. И здравый75 76 смысл, и опыт, и нравственное чувство в один голос говорят, что все эти средства могут только усилить зло, что уничтожить зло может не зло, а добро, что для этого нужна не борьба, не вражда, не ненависть, а совершенно обратное: мир, дружелюбие, любовь и потому, прежде всего, отказ от всякого насилия, воздержание от всякого участия в нем. И это начинают понимать теперь даже лучшие из людей революционного направления.

Знаю, что человек должен исполнять свое назначение — волю пославшего, — даже и тогда — как это и бывает большею частью —когда он не видит, не может видеть того, что творится его исполнением воли бога. (Не моя воля да будет, но твоя, и не то, чего я хочу, а то, чего ты хочешь, и не так, как я хочу, а так, как ты хочешь.)2 Но какое особенное счастье, когда человек может видеть, понимать общие последствия того, что он делает, может чувствовать себя участником понимаемого им дела божия. И вы имеете это счастье.

Помогай вам бог.

Знаю, что люди говорят: «одна ласточка не делает весны»; но неужели от того, что одна ласточка не делает весны, не лететь той ласточке, которая уже чувствует весну, а дожидаться? Если так дожидаться всякой почке и травке, то весны никогда не будет.

Но весна эта чувствуется в воздухе, не только у нас в России, где всё больше и больше людей, отказывающихся от участия в привычном узаконенном зле, но и во всем мире.

Помогай вам бог. Спасибо, очень благодарен за письмо.

Передайте Кудрину мой братский привет.

Любящий вас брат

Лев Толстой.

25 января 1910 г.

Ясная Поляна.

Печатается по машинописному подлиннику, находившемуся у П. В. Калачева. Дата подлинника.

Петр Васильевич Калачев (р. 1886) — в 1906—1907 гг. работал в качестве народного учителя у себя на родине, в Бугурусланском уезде Самарской губ. В 1908 г. был осужден Киевским военно-окружным судом на четыре года арестантских отделений с лишением всех прав за отказ от военной службы. По освобождении занимался распространением книг Толстого и земледелием. Из Киевской тюрьмы Калачев прислал Толстому76 77 длинное письмо, датированное 17 января 1910 г., которое он писал в течение нескольких месяцев, неоднократно намереваясь его уничтожить. В своем письме Калачев рассказывал о влиянии на него религиознонравственной философии Толстого, о мотивах, сделавших для него военную службу невозможной, и описывал тюремную жизнь. Калачев также передавал привет Толстому от сидящего вместе с ним А. И. Кудрина.

На конверте письма Калачева Толстой написал: Прекрасное письмо Калачева. Прочесть с вниманием и ответить мне.

1 Андрей Иванович Кудрин (1884—1917), крестьянин Самарской губ., отказавшийся от военной службы по религиозным убеждениям в 1905 г., в 1906 г. приговоренный на пять лет в арестантские отделения. Освобожден в августе 1910 г. См. т. 76.

2 Ссылка на евангелие от Матфея, гл. 26, ст. 39 и 42, Марка, гл. 14, ст. 36, Луки, гл. 22, ст. 42.

* 90. А. А. Касимову.

1910 г. Января 26. Я. П.

26 января 10 г. Ясная Поляна.

1) Ответ на первый вопрос тот, что разницы между так называемыми пророками и мудрецами нет никакой. Особенных, посланных от бога пророков никогда не было и не может быть. Приписывание особенного пророческого значения некоторым людям, как Моисею, Христу, Кришне, Будде, Магомету, Беха-Улле и многим, многим другим, есть одна из главных причин разъединения людей и вражды их. И потому такое приписывание значения отдельным лицам есть дело противное богу и великий грех.

2) Слова: «я — ниспосланный небом хлеб; кто отведает от него, тот никогда не умрет», и вообще хлеб и вино, как и многие места в том, что называется священным писанием, не имеют никакого ясного и важного значения, а суть только сравнения, украшения речи, а иногда и просто бессмыслица. И потому надо понимать и помнить, что то, что называется священным писанием, есть дело рук человеческих, записанное тогда, когда люди были полны всяких грубых суеверий, и, кроме того, прошедшее через многие переводы и переписки, и что поэтому из того, что называется священным писанием, надо брать только то, что согласно с здравым разумом и вместе с тем одно и то же во всех религиозных учениях: у индусов, у китайцев, у евреев,77 78 у христиан, у магометан, у бехаистов, и откидывать всё то, что неразумно и разногласит между собой.

3) То же относится не только к 11 и 12 гл. Откровения Иоанна, но и ко всей этой непонятной, бесполезной и даже очень вредной книге, если признавать ее за священное писание...

4) На вопрос 4 отвечает то, что сказано по вопросу 2-му.

Совершенно согласен на перевод этих моих ответов на татарский язык.

Знаю учение бехаистов и согласен с главными основаниями его, за исключением веры в непогрешимость пророков учителей бехаизма и еще некоторых подробностей.

Посылаю вам для того, чтобы объяснить вам мои ответы, мое исповедание веры и еще несколько книг.1

Л. Т.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге. В копию внесены поправки рукой А. Л. Толстой, очевидно на основании поправок Толстого в подлиннике.

Ага Али Касимов — бехаист (см. прим. к письму № 53), учитель в Баку, в письме от 19 января 1910 г. задавал Толстому ряд вопросов о так называемом «священном писании», на которые по пунктам отвечает Толстой. В конце письма он писал: «Если будете согласны, все ваши ответы и разъяснения будут мною переведены на татарский язык».

1 В черновике список посланных книг: Н[а] к[аждый] д[ень], О жизни, Д[етское] е[вангелие].

* 91. Е. Михайловой.

1910 г. Января 26. Я. П.

Получил ваше хорошее,; искреннее письмо. Более или менее точно ответит вам на то, что вас интересует, посылаемое вам мое краткое исповедание веры.1 То же, более подробно, вы найдете в книгах «На каждый день».

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Михайловой.

Михайлова (сведений о ней не имеется) в письме из Москвы от 24 января просила разъяснить, что означают слова Толстого: «смерти не существует».

1 Толстой имел в виду свое предисловие к книге «Путь жизни».

78 79

* 92. В. А. Молочникову. Черновое.

1910 г. Января 26. Я. П.

Спасибо за очень, очень хорошее письмо.

Что дело?1

Печатается по черновику-автографу, написанному на конверте письма В. А. Молочникова. Там же помета Толстого: На карточке.2 Кроме того, имеется открытка, переписанная с этого автографа A. Л. Толстой, без подписи, которая была отправлена Молочникову и им получена. Дата определяется почтовым штемпелем дня получения: Засека, 26 января 1910 г. и подтверждается открыткой A. Л. Толстой.

Владимир Айфалович Молочников (1871—1936) — последователь Толстого, слесарь в Новгороде.

Ответ на письмо Молочникова от января 1910 г., в котором Молочников описывал смерть своего знакомого старика и мальчика в больнице.

1 Имеется в виду судебное дело Молочникова, обвинявшегося в толстовской пропаганде. См. т. 82.

2 Обозначение Толстого, чтобы письмо было написано на открытке.

* 93. Л. Гарьяновой.

1910 г. Января 28. Я. П.

28 янв. 1910 г.

Я много раз писал о грехе и безумии войны: «О войне», «Не убий», «Доклад конгрессу мира» и многие другие произведения, запрещенные в России.

Благодарю вас за присылку вырезки, мне было приятно прочесть ее.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом на конверте письма Гарьяновой.

Л. Гарьянова из Нижегородской губ. обратилась к Толстому с письмом от 21 января 1910 г., в котором сообщала, что посылает вырезку из газеты «Нижегородский листок» 1900 г. с письмом немецкого солдата Толстому. Она просила Толстого написать что-нибудь против войны.

В черновике перед началом письма помета: Отослать назад вырезку.

Вместо перечисления книг, написано: (Перечислить всё, что запрещено в России).

79 80

* 94. A. H. Тарасову.

1910 г. Января 28. Я. П.

1Прочел письмо ваше с большим интересом и удовольствием. Очень сожалею о том, что ротный командир отобрал у вас книги «Война и мир», «Анна Каренина», «Крейцерову Сонату», «Воскресение», которые не запрещены. Посылаю вам четыре книги «На каждый день», которые, надеюсь, от вас не отберут и которые могут быть вам для души полезны.

Братски жму вам руку

28 января 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Тарасова.

Александр И. Тарасов (р. 1886) — унтер-офицер 29-го пехотного Черниговского полка, прислал Толстому письмо из посада Рожан Ломжинской губ., в котором рассказывал, что по приезде в полк он отдал все свои книги для подписи ротному командиру, как это полагалось. Пушкина, Лермонтова, Достоевского, Андреева он получил, а все произведения Толстого ротный не вернул ему.

1 В черновике перед текстом написано Толстым: Очень интересно. Далее зачеркнуто начало письма: Письмо ваше очень

В своем ответном письме Тарасов благодарил Толстого за его письмо и «за правильную книгу «На каждый день» и писал: «Нет, лучше лишиться унтер-офицерского звания... нежели ваших книг, какого бы содержания они ни были».

На конверте этого письма Толстой пометил: От солдата х[орошее] п[исьмо].

95. В. Г. Черткову от 28 января.

 

96. В. А. Молочникову.

1910 г. Января 29. Я. П.

Большое спасибо, дорогой брат Владимир, за радостное прекрасное письмо Смирнова. Передайте, если можно, ему мою любовь и мое желание служить ему, чем могу. К несчастью, ничем не могу, кроме отвратительных денег, к[оторые] еще есть у меня.80

81 Какие люди, какие люди! Зная про таких людей, и покойно умирать и не хочется умирать.

Что вы? пишите о себе. Мне оч[ень] хорошо. Без ложной скромности, а искренне — не по заслугам.

Привет вашей жене. Как она?

Л. Толстой.

29 янв. 1910.

Впервые опубликовано в статье Молочникова «Свет и тени», ТТ, 3, стр. 78. На конверте письма Молочникова помета Толстого: Чудесное письмо Смирнова.

Письмо Толстого вызвано присылкой В. А. Молочниковым четырех писем от солдата Самуила Ивановича Смирнова, отказавшегося от военной службы и отбывавшего наказание в тюрьме.

* 97. М. Казимируку.

1910 г. Января 30. Я. П.

Просил дочь выслать вам все книги, которые мы можем выслать.

Чтение вашего письма порадовало меня. Помоги вам бог упорно итти по тому пути, который вы знаете.

30 января 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Казимирука.

Михаил Казимирук в письме от 26 января 1910 г. благодарил Толстого за высланные книги (см. т. 80, стр. 212), так как они ответили ему на все мучившие его вопросы, и просил о высылке ему новых книг.

* 98. А. В. Марченко.

1910 г. Января 30. Я. П.

30 янв. 10 г.

Вы пишете, что «устали бороться с самим собою». В борьбе с самим собою нельзя уставать, п[отому] ч[то] в этой борьбе — всё истинное дело и благо нашей жизни. То, что в этом всё81 82 дело нашей жизни, можно видеть из того, что из всех дел жизни это одно такое, в успехе которого нам ничто помешать не может. А то, что в этом наше истинное благо, может каждый человек узнать из опыта, если он только положит цель своей жизни в этой борьбе, т. е. в нравственном совершенствовании, т. е. в увеличении в себе любви. Чем больше он будет успевать в этом, тем счастливее и радостнее будет его жизнь.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 29. Сохранился также черновик-автограф. В черновике нет последней фразы.

А. В. Марченко (р. 1888) — студент филологического факультета Московского университета, в письме от 25 января 1910 г. писал, что, разочаровавшись в жизни и устав бороться с самим собою, он близок к самоубийству, и просил моральной поддержки у Толстого. См. «Список писем по поручению», № 62.

99. А. Шапиро.

1910 г. Января 30—31. Я. П.

30 янв. 1910 г.

Мой друг Булгаков так согласно с моими взглядами ответил на ваше письмо, что я могу только прибавить выражение моего сердечного сочувствия вашему душевному состоянию и желание и надежду на то, что вы найдете то истинное духовное благо, которого вы ищете.

Лев Толстой.

Печатается по копии. Письмо представляет собою приписку Толстого к письму В. Ф. Булгакова. Впервые опубликовано В. Ф. Булгаковым в его книге: «Жизнепонимание Льва Николаевича Толстого. В письмах его секретаря В. Ф. Булгакова», изд. Сытина, М. 1911, стр. 46—47. Ответ В. Ф. Булгакова Абраму Шапиро напечатан в той же книге, стр. 45—46. Дата определяется копией, которая помечена 30 января, и записью в Дневнике В. Ф. Булгакова (стр. 52—53), где сказано, что приписку к письму Толстой сделал 31 января. См. «Список писем по поручению», № 62а.

Абрам Шапиро — бывший солдат, прислал Толстому письмо из Вильно от 14 января, в котором описывал свою тяжелую жизнь и просил Толстого оказать ему моральную поддержку.

82 83

* 100. П. И. Солдатенкову.

1910 г. Января 31. Я. П.

31 января 10 года. Ясная Поляна.

Объяснять чудеса нет никакой надобности, так как чудеса, приписываемые учителям веры — Кришне, Будде, Христу, Магомету и многим другим, суть общие всем религиям выдумки и заблуждения людей, плохо понимающих учение и желающих такими выдумками подтвердить его истину. А между тем ничто так не ослабляет сущности учения, как именно такие выдумки И потому для того, чтобы понять ясно какое-либо нравственное, религиозное учение, надо прежде всего откинуть из него все рассказы о чудесах его основателей, как человеческие, ненужные и вредные выдумки. И это особенно нужно по отношению глубокого, ясного и великого христианского учения, не нуждающегося ни в каком подкреплении себя и так жестоко извращаемого ненужными и прямо глупыми рассказами о чудесах Христа и его последователей.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Солдатенкова за исключением последней фразы, которая записана на клочке бумаги.

П. И. Солдатенков (р. 1889) — в то время железнодорожный служащий на ст. Мысовой Забайкальской ж. д., в своем письме от 21 января 1910 г. писал о том влиянии, которое на него произвели книги Толстого «В чем моя вера?», «Царство божие внутри вас» и некоторые другие. Он просил также Толстого высказать свой взгляд на чудеса, описываемые в евангелии.

101. С. А. Толстой от 31 января.

 

* 102. В. А. Дыману. Черновое.

1910 г. Февраля 1. Я. П.

Стихи ваши оч[ень] плохи. Не советую этим заниматься.

Печатается по черновику-автографу, написанному на конверте письма Дымана. Дата определяется пометой на конверте об ответе Толстого 1 февраля 1910 г.

Венедикт Адольфович Дыман (р. 1883) — безземельный крестьянин Виленской губ., в письме от 28 января 1910 г. прислал Толстому на отзыв 13 своих стихотворений, подписанных псевдонимом «Вандым».

83 84

* 103. И. Д. Лященко.

1910 г. Февраля 2. Я. П.

Иван Данилович,

То, о чем вы пишете, что люди верят в домовых, в черную болезнь, в ведьм, во всякие порчи и нашептывания и всякие чудеса, которых никогда не видал никакой трезвый человек, — дело очень важное, надо всеми силами стараться самим не поддаваться этим обманам и помогать другим выпутываться из них. А для того, чтобы перестать верить во все эти глупости, — надо прежде всего разобраться и в тех чудесах, которым учит народ наше духовенство.

Посылаю вам письмо мое одному человеку, который спрашивал меня о чудесах.1

Из этого письма вы увидите, как я, да и все разумные, не обманутые люди думают о чудесах. А если все те чудеса, какие приписывают Христу и всяким святым среди христиан, и Магомету среди мусульман, и Будде среди китайцев и японцев — только пустые и вредные выдумки, то тем паче пустые и вредные выдумки всё то, что рассказывают старые бабы о домовых и ведьмах. Чудеса у всех народов разные, и всё, что о них рассказывают — всё ложь. А разум, данный каждому человеку от бога, у всех один, и всё, что он говорит — всё то правда.

И потому надо всё, что нам рассказывают — кто бы ни рассказывал — всё проверять разумом. Понятно, нужно, известно всем людям — принимать. Непонятно, не нужно, не всем известно, как рассказы о домовом и ведьме — не принимать и считать за глупость.

Так я думаю и так и вам советую думать.

Всего хорошего.

Брат ваш

2-го февраля 1910 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Лященко.

Иван Данилович Лященко — рыбак с хутора «Кривая коса» Донской обл., в письме от 30 января 1910 г. писал Толстому: «Как-то мне попалась в руки книга вашего поучения и осталась во мне навсегда... я так полюбил ваши правдивые слова, что приходится с товарищами часто и часто беседовать... и вступать в разговоры и даже в спор со стариками,84 85 но на многие их грязные, заглушающие рассказы... у меня разъяснения нет». Далее, задавая в письме ряд вопросов, он просил Толстого разъяснить их.

1 В черновике написано: (письмо). Далее в копии до конца абзаца выписка из письма к П. И. Солдатенкову (см. № 100).

* 104. И. Я. Цейликману.

1910 г. Февраля 2. Я. П.

Благодарю вас, Иосиф Яковлевич, за ваше письмо и присылки обвинительного акта по делу Афанасьева.

Если буду иметь силы, то постараюсь воспользоваться этим обвинительным актом так, как предполагал.

Еще раз благодарю вас.

2 февраля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма И. Я. Цейликмана.

Иосиф Яковлевич Цейликман (р. 1880) — юрист. С 1901 по 1907 г. сидел в тюрьме, а затем находился в ссылке под надзором полиции. С 1908 г. состоял членом Московской присяжной адвокатуры, в 1910 г. был помощником присяжного поверенного. После революции работал в качестве юриста в советских учреждениях в Москве.

16 января 1910 г. Толстой присутствовал в Туле на заседании выездной сессии Московской судебной палаты, где слушались два дела. Одно дело восьми крестьян, обвинявшихся в попытке ограбления почты. Крестьян защищал тульский присяжный поверенный Б. О. Гольденблат (см. письмо № 165). Второе дело, на котором присутствовал Толстой, было дело, слушавшееся при закрытых дверях, по обвинению тульского мещанина Афанасьева Ивана Ивановича по 102-й статье Уголовного уложения в принадлежности к партии социалистов-революционеров и по 132-й статье — в хранении революционной литературы. Афанасьева защищал помощник присяжного поверенного И. Я. Цейликман. И. Я. Цейликман в своих неопубликованных воспоминаниях рассказывает, что после открытия заседания «в зале остались, кроме состава суда, только Афанасьев, я и Лев Николаевич с неразлучным Маковицким. Пристав стал достаточно грубо выдворять их, но Лев Николаевич явно не обнаруживал желания уйти, оставаясь сидеть на своем месте в переднем ряду. Я поспешил к приставу и сказал ему, что оставляю Толстого в зале в счет тех трех человек, которых подсудимый был вправе оставлять, когда дело85 86 слушается при закрытых дверях...» Во время перерыва Толстой просил Цейликмана достать ему копию обвинительного акта. Как предполагал Толстой воспользоваться этим обвинительным актом, установить не удалось; во всяком случае по сохранившимся материалам видно, что намерение это осталось неосуществленным. По возвращении своем в Москву И. Я. Цейликман прислал Толстому обвинительный акт с сопроводительным письмом от 31 января 1910 г., в котором писал: «Приговор этот следует признать довольно милостивым, и эту относительную милостивость нельзя не отнести на счет Вашего, глубокоуважаемый Лев Николаевич, присутствия в заседании: во всем, в манере председателя, в словах прокурора и т. п. чувствовалось что-то сдерживающее и смягчающее, и это необычайное начало, конечно, было привнесено Вами». В воспоминаниях И. Я. Цейликмана более подробно описывается это событие. (См. т. 58, стр. 299—301). Пребывание Толстого на судебном заседании было описано во многих столичных и провинциальных газетах. Дело Афанасьева заинтересовало Толстого настолько, что он просил свидания с ним и с другими заключенными в Тульской тюрьме, но этого не разрешил прокурор, о чем сообщал в своем письме Толстому от 11 февраля 1910 г. Б. О. Гольденблат. После этого Толстой просил разрешения на посещение заключенных в Тульской тюрьме через М. А. Стаховича у начальника главного управления местами заключения Хрулева. См. письмо № 162а.

105. В. С. Боднарскому.

1910 г. Февраля 3. Я. П.

3 февраля 10 года. Ясная Поляна.

Вполне сочувствую цели деятельности вашего союза и благодарю за честь избрания.

Лев Толстой.

Печатается по машинописному подлиннику. Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф, написанный на конверте письма Боднарского. Впервые опубликовано в журнале «Голос студенчества» 1910, 10, стр. 3.

Владимир Степанович Боднарский (р. 1888) — московский представитель универсального студенческого союза «Esperanto». В. С. Боднарский прислал Толстому письмо от 1 февраля 1910 г., в котором он извещал, что названный союз эсперантистов избрал Толстого своим почетным членом.

Заканчивая свое письмо, В. С. Боднарский просил Толстого «хоть в нескольких словах высказать свое мнение об упомянутом союзе».

86 87

* 106. Г. Ф. Кузнецову.

1910 г. Февраля 3. Я. П.

3 февраля 10 г. Ясная Поляна.

Если сам будешь хорош, то со всяким человеком можно жить, тем более с женою, с которой уже связан половыми сношениями. И потому для того, чтобы хорошо жить, надо не расходиться с женою и не ее упрекать, а на себя оглянуться, в себе видеть всё дурное и все силы полагать на то, чтобы себя исправлять.

Производительные артели дело хорошее.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Кузнецова.

Григорий Филиппович Кузнецов (р. 1889) — крестьянин Астраханской губ., прислал Толстому письмо от 27 января 1910 г., в котором, описывая свою тяжелую семейную жизнь с нелюбимой женой, спрашивал Толстого, как ему быть. Кроме того, он просил Толстого высказаться о трудовых артелях.

* 107. А. И. Козыреву.

1910 г. Февраля 6. Я. П.

6 февраля 10 г. Ясная Поляна.

Никогда не надо себя оправдывать. А когда попал в беду, то искать причину только в себе. Если будешь винить себя, то всякая беда будет на пользу для души. А если оправдываться и винить других или обстоятельства, то всякая беда будет во вред и для души и для тела.

И потому думаю, что деньги не надо было брать и не надо было уезжать, а если взял деньги, то надо покаяться и постараться их отдать.

Лев Толстой.

Ответ на письмо Александра Ивановича Козырева от 2 февраля 1910 г. из Костромы.

А. И. Козырев сообщал, что в последнее время своего пребывания в Саратове жил у пьяниц мастеровых — мужа и жены и, чтобы избавиться от них, присвоил данные хозяйкой ему на сохранение 20 р., без которых не мог бы уехать, «а им их хватит на 2—3 дня пьянства», но так как отдать эти деньги он не в состоянии, то просил Толстого уплатить эти деньги его бывшим хозяевам.

87 88

* 108. М. Собчаку.

1910 г. Февраля 6. Я. П.

6 февраля 10 года. Ясная Поляна.

Получил ваше письмо, брат Михаил, и очень рад ответить на него, как могу и как понимаю.

Не стану отвечать на все ваши вопросы о тех глупостях, какие вы нашли в библии. Таких глупостей, кроме тех, какие вы нашли, в библии еще очень и очень много, и отвечать на все их не стоит труда. Надо отвечать не на все такие вопросы порознь, а на один главный вопрос: правда ли то, что библия с евангелием книги священные и что надо верить всему, что в них написано. Ответит вам на этот вопрос книжка, которую посылаю вам, вкратце же отвечу тем, что писал на днях одному человеку. Он спрашивал о том же, что и вы.1

На главный же, хороший, умный вопрос о том,2 «к чему я или каждый человек должен стремиться, на что надеяться и что самое лучшее любить, чтобы потом не мог каяться». На этот вопрос отвечаю так:

1) Стремиться должен человек к тому, чтобы приучить себя жить всё больше и больше для души, а не для тела, значит заботиться не о мирском, телесном, а о божеском, духовном, приучить себя к тому, чтобы любить не себя одного, а любить бога и людей.3

2) Надеяться на то, что чем больше будешь жить для души, а не для тела, то тем лучше будет тебе и в этой жизни и после смерти.

3) Любить, чтобы не каяться потом, надо, как сказал Христос Фарисею (Мф. 35, 40), бога и ближнего. Любить бога — значит любить совершенство добра и стараться приближаться к нему. Любить ближнего — значит любить всех людей одинаково и своих и чужих, и русских, и японцев, и евреев, а пуще всего, как сказал Христос, любить врагов, обижающих вас.

Посылаю вам евангелие, выбранные места из которого я считаю нужными и важными, еще книжку На каждый день. Помогай вам бог.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге. На конверте письма Собчака Толстой пометил: Отвечать марки.88

89 Михаил Собчак — крестьянин Подольской губ., прислал Толстому письмо от 30 января 1910 г. с целым рядом вопросов о «библии и священном писании». Между другими вопросами он спрашивал Толстого о местонахождении рая, о печати на челе Каина и пр. Письмо заканчивается вопросом, который Толстой в своем ответе называет «главным», «умным» вопросом и который цитирует по письму Собчака в своем ответе.

1 В черновике написано: Письмо о библии, на основании чего в копии сделана выписка из письма к Г. М. Куксову (см. письмо № 80).

2 В черновике написано: Выписать подчеркнутое место письма. Далее воспроизводится подчеркнутое Толстым место из письма Собчака.

3 В черновике зачеркнуто: всех

109. В. Г. Черткову от 6 февраля.

 

110. М. Н. Яковлевой.

1910 г. Февраля 6. Я. П.

6 февраля 10 г. Ясная Поляна.

Мария Николаевна,

Получил ваше письмо и приятное, и неприятное мне: приятное по тому, как думаю, доброму влиянию, которое я имел на вас, и неприятное — по преувеличенной оценке меня.

На вопрос ваш о том, как употребить остающиеся у нас деньги, могу, посоветовать только то, что делаю сам с теми деньгами, которые мне дают императорские театры за мои пьесы. Я даю понемногу, по 5, 10 копеек прохожим бродягам, которых так много, и всегда, когда успею, вступаю в разговор о пьянстве и уговариваю не пить, не курить, и если грамотный, даю об этом книжечки.

Думаю, что серьезный такой разговор девушки с такими несчастными может подействовать. А если подействует на одного из сотни, то это — прекрасное дело. Если встретится человек, интересующийся общими вопросами, то хорошо дать такому и общего, нравственного содержания книги. Такие есть в издании «Посредника».

От всей души желаю вам успеха в главном деле всякого человека духовном совершенствовании.

Брат ваш Лев Толстой.89

90 Впервые опубликовано в газете «Русское слово» 1910, № 266 от 2 октября.

Ответ на письмо Марии Николаевны Яковлевой (р. 1891, литературный псевдоним «Марьяна Ямпольская») от 4 февраля 1910 г. из Москвы, в котором она жаловалась на тяжесть окружающей жизни. Обращаясь к Толстому, она писала: «Ужасно смотреть... как все открыто проповедуют эгоизм, и только вы один, вы единственный свет во всем этом мраке и горе». М. Н. Яковлева отвечала Толстому письмом из Москвы от 14 февраля.

111. В. Ф. Булгакову.

1910 г. Февраля 7. Я. П.

Примите, милый Вал[ентин] Фед[орович], этого нашего нового друга,1 побеседуйте с ним и приезжайте с ним ко мне.

Л. Толстой.

Печатается по копии. Впервые опубликовано в Дневнике В. Ф. Булгакова, стр. 41. Дата определяется записью в Дневнике В. Ф. Булгакова и копией. Эту записку Толстой послал в Телятинки, где в то время жил Булгаков.

1 Шмельков М. В., помощник железнодорожного машиниста. Сочувствовал взглядам Толстого, хотел бросить службу и заняться земледелием.

* 112. И. К. Гурихину.

1910 г. Февраля 6. Я. П.

6 февраля 10 г. Ясная Поляна.

Книги высылаю.

Если бы я оправдывался во1 всех тех выдумках обо мне, к числу которых принадлежит и то, о чем вы пишете, — я бы должен был всё свое свободное время употреблять на эти оправдания, так как выдумок таких чрезвычайно много. И выдумки эти являются из самых противоположных лагерей людей, которым неприятны высказываемые мною взгляды на их деятельность.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом. Впервые опубликован отрывок в статье Ив. Власова «Очерки деревенской жизни. Толстой в деревне» — «Жизнь для всех» 1911, 2, стр. 262.

Иван Кузьмич Гурихин — крестьянин Симбирской губ. В своем письме из Тотьмы Гурихин просил Толстого выслать книг и ответить на90 91 слышанные им упреки относительно того, что Толстой «собственность отвергает только на словах, на деле же он защитник ее. Мало того... в 1905—1906 гг. он сам прибегал к помощи администрации и ограждал свою землю казаками».

1 В черновике на конверте было написано: всем том, в чем меня обвиняют <как> все те, к[отор]ым неприятны мои взгляды, а таких оч[ень] много [как среди] во всех лагерях, то я всю остальную жизнь занимался бы только этими оправданиями. <Тому, кому интересно знать мою жизнь, [тот] может оч[ень] всё то>

На письмо Толстого Гурихин ответил 14 февраля 1910 г., в котором просил Толстого прислать еще книг. На конверте этого письма Толстой пометил: Книги послать, а В. Ф. Булгаков 20 февраля 1910 г. отметил о посылке книг: «Не убий», «О веротерпимости», «Обращение к русским людям», «Так что же нам делать?», «Где выход?», «Об общественном движении в России», «Христианство и патриотизм».

113. A. M. Хирьякову.

1910 г. Февраля 7? Я. П.

Давно ничего не знаю про вас, дорогой Александр Модестович, знаю через Фельтена,1 что он видел вас на своем суде, и еще из третьих уст, что Чертков2 виделся с вами в Петербурге. Хочется прямого общения с вами. Как вам живется? Надеюсь, что хорошо, принимая во внимание вашу душевную силу, но иногда и боюсь, что тяготит вас ваше одиночество. Дайте мне знать о своем душевном состоянии. Понимаю, что в вашем положении сознание своей невиновности должно действовать двояко противоположно. Надеюсь, что действует в смысле успокоения и душевного подъема. Я доживаю свои дни очень хорошо не по заслугам: столько дела и как будто нужного делаешь, как умеешь и осиливаешь. Разлука с Чертковым3 тяжела нам обоим, в особенности стеснительна для общего дела. Прощайте. Может быть, до свидания.

Помнящий и любящий вас

Л. Толстой.

Печатается по копии. Датируется на основании записи В. Ф. Булгакова от 7 февраля 1910 г. о получении письма от Фельтена «о тяжелом состоянии находящегося в тюрьме литератора А. М. Хирьякова». См. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 60. Впервые опубликовано в «Летописях», 12, стр. 85.91

92 Александр Модестович Хирьяков (р. 1863 — ум. в начале 1940-х гг.) — литератор, автор многих статей о Толстом. После Октябрьской революции жил в Варшаве. В 1909 г. А. М. Хирьяков был приговорен к году крепости за редактирование выходившей в 1909 г. в Петербурге газеты «Голос». См. об этом А. Хирьяков, «Три встречи» — «Современник» 1911, 11, стр. 345—366.

1 См. письмо № 37.

2 В. Г. Чертков имел свидание с Хирьяковым в Петербургской тюрьме «Кресты» в январе 1910 г.

3 Имеется в виду запрещение въезда В. Г. Черткова в Тульскую губ., наложенное в административном порядке в марте 1909 г. и снятое в июне 1910 г.

* 114. К. А. Клишевскому.

1910 г. Февраля 8. Я. П.

8 февраля 10 г. Ясная Поляна.

1Считаю то учение, которое вы излагаете в вашем письме — об искуплении грехов людей кровью Христа, одним из самых неразумных, бессмысленных даже, ни на чем не основанных и, вместе с тем, самым вредным для нравственной жизни людей, грубым суеверием.

Думаю я так потому, что грех первого человека, за который бог наказал всех людей, есть грубая и глупая и кощунственная басня, которую давно бы пора забыть людям. Бог есть любовь, и данная им жизнь людям есть благо, которое люди получают всегда, если только исполняют волю пославшего. А потому людям спасаться не от чего и им не нужно никакой крови спасителя, а нужно только исполнять волю бога. Воля же бога — в том, чтобы люди любили друг друга, увеличивали бы в себе любовь. «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в боге, и бог в нем» (1 Иоанна, IV, 16).2 И Христос не сказал фарисею, что главная заповедь в том, чтобы верить в какую-то кровь, а очень ясно, понятно и просто сказал: люби бога и ближнего. И в этом весь закон.

Вот мое мнение. Более подробно найдете во всех моих позднейших писаниях.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом.

К. А. Клишевский — владелец дачи в Новом Мисхоре (Кореиз, Крым), в письме от 1 февраля 1910 г. спрашивал Толстого, не изменились ли его92 93 религиозные убеждения со времени написания им книги «Соединение, перевод и исследование четырех евангелий» и как он относится к учению баптистов об «очищении грехов кровию Иисуса Христа».

1 В черновике зачеркнуто начало письма: Мои религиозные убеждения не изменились.

2 В черновике: (выписать из Круга Чтения Апостола Иоанна Послание).

* 115. Неизвестной. Черновое.

1910 г. Февраля 8. Я. П.

Не знаю никакой моей статьи: Последний этап моей жизни.1 Мысли, выраженные вами в письме, я вполне разделяю.

Печатается по черновику-автографу, написанному на конверте письма «Неизвестной». На конверте помета рукой A. Л. Толстой: «Анонимное. Москва. О статье «Последний этап моей жизни». Л. H.».

Так как в письме «Неизвестной» отсутствовал обратный адрес, то можно предположить, что ответ Толстого не был отправлен. Дата определяется почтовым штемпелем дня получения: «Засека, 8 февраля 1910 г.».

Неизвестная, пославшая свое письмо из Москвы 7 февраля 1910 г., писала, что после прочтения статьи Толстого «Последний этап моей жизни» она нашла дополнение и развитие его мысли о значении бога в жизни человека в книге епископа Феофана «Путь к истине».

1 Статья под заглавием «Последний этап моей жизни» графа Л. Н. Толстого (перевод из журнала «Je sais tout») была напечатана в газете «Новое время» 1910, № 12179 от 6 февраля. Многие газеты перепечатали ее, а Толстой телеграфировал В. Г. Черткову: «В газетах появилась моя статья «Последний этап». Сообщите, откуда она и какая» (см. письмо к В. Г. Черткову от 9 февраля 1910 г., т. 89). Чертков ответил Толстому письмом от 11 февраля 1910 г. и поместил в газетах открытое письмо, которое приводим полностью (см. «Русское слово» 1910, № 44 от 24 февраля, «Утро России» 1910, № 114—81 от 24 февраля и др.). В открытом письме Чертков писал:

«На днях появилась в разных газетах статья под странным названием: «Последний этап моей жизни», приписываемая Л. Н. Толстому, и притом — как одно из его новейших произведений.

На самом деле статья эта представляет искаженный до неузнаваемости обратный перевод на русский язык с перевода на французский написанного 20 лет тому назад отрывка из дневника Льва Николаевича. Получившееся таким путем уродливое русское изложение изобилует притом совершенно произвольными переделками и обессмысливающими прибавлениями со стороны переводчиков, очевидно не понимавших мысли автора.93 94 Л. Н. Толстой, которому было очень неприятно появление под его именем такой нелепицы, просит меня заявить, что он не может признать себя автором этой статьи.

Спеша исполнить его желание, прибавлю с своей стороны, что другой, также обратный с иностранного языка, перевод этого же самого отрывка появился в русских газетах около года тому назад и также вызвал протест со стороны Толстого...» (См. «Ход моего духовного развития» — «Русское слово» 1909, № 2 от 3 января, и другие газеты.)

* 116. М. Г. Болквадзе.

1910 г. Февраля 9. Я. П.

9 февраля 10 г. Ясная Поляна.

Боюсь, что всё, что мне придется написать, будет нецензурно. Постараюсь, однако, сделать так, чтобы то, что напишу, могло бы быть напечатано.

Обещать не обещаю, но очень желал бы исполнить вашу просьбу.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Болквадзе.

Малахий Георгиевич Болквадзе — редактор-издатель журнала «Защита человека» в Петербурге, автор книги «Исповедь адвоката», председатель бюро печати первой и второй Государственной думы. Болквадзе в письме от 31 января 1910 г. благодарил Толстого за письмо от 31 декабря 1909 г. (см. т. 80), в котором Толстой обещал свое сотрудничество в журнале. Он сообщал, что выпуск первого номера журнала задержался до 1 марта, так как для выпуска его «необходимо мощное слово великого мудреца», и просил Толстого исполнить свое обещание о сотрудничестве в журнале. См. письмо № 237.

* 117. Е. А. Мохначевой.

1910 г. Февраля 9. Я. П.

9 февраля 10 года. Ясная Поляна.

Катерина Александровна,

Я давно уже отдал право издательства моих сочинений после 81 года в общее пользование. Сочинения же до 81 года, к числу которых принадлежат и книги для чтения, предоставил94 95 жене и не принимаю никакого участия в их издании. Несмотря на это, я постараюсь содействовать тому, чтобы книги эти продавались дешевле.

Печатается по копии, сверенной с черновиком, написанным под диктовку Толстого.

Екатерина Александровна Мохначева — учительница воскресной школы в Петербурге, в своем письме от 28 января 1910 г. возмущалась, что цена «Первой русской книги для чтения» Толстого вместо 10 коп стала 12 коп.

118. В. Г. Черткову от 9 февраля.

 

119. Детурнелю де Констану.

1910 г. Февраля 11. Я. П.

Благодарю за выражение добрых чувств. Прошу верить их взаимности по отношению к вам и ко всему французскому народу.

Толстой.

Печатается по копии. Впервые опубликовано в «Новом времени» 1910, 12 февраля, № 12185. Дата определяется почтовым штемпелем дня получения: «Засека, 11 февраля 1910 г.» и записью Толстого 11 февраля в Дневнике (см. т. 58, стр. 15).

Барон Детурнель де Констан (Desturnelles de Constant) — глава французской парламентской делегации. Находясь в Москве, отправил Толстому 9 февраля 1910 г. следующую телеграмму, которая была послана заказным письмом по почте: «Comte Léon Tolstoï.

La délégation parlementaire française adresse au grand et généreux Tolstoï l’hommage de sa respectueuse admiration» [«Графу Льву Толстому. Французская парламентская делегация выражает великому и благородному Толстому свое почтительное восхищение»].

* 120. М. Зелинскому.

1910 г. Февраля 12. Я. П.

Как поступать вам в вашем трудном положении, можете решить только вы сами. Думаю, однако, что если вы все силы свои направите на то, чтобы, несмотря на разлад ваших убеждений, быть в любви со всеми людьми, с которыми приходите в общение, то выход из вашего положения сам собою найдется.95 96 Любовь разрешает все затруднения. Полагайте свою жизнь в любви ко всем, и всё уяснится и распутается.

12 февраля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Зелинского. Дата определяется копией и подтверждается почтовым штемпелем дня получения: «Засека, 12 февраля 1910 г.», хотя на конверте рукой В. Ф. Булгакова сделана помета об ответе Толстого на два дня позже — 14 февраля.

Моисей Зелинский (р. 1883) из местечка Лысая Гора Елисаветградского уезда Херсонской губ. в письме от 9 февраля сообщал, что, поселившись в деревне, открыл там частную школу. Но так как родители учеников требуют, чтобы он учил детей молитвам и закону божию, что идет вразрез с его убеждениями, то спрашивал Толстого, как выйти из этого затруднения.

* 121. Мирзе Насрулли Хану Нури.

1910 г. Февраля 12. Я. П.

Во всякой вере есть истинное и есть ложное. Истинное одно и то же во всех верах, и надо держаться этого истинного, общего всем верованиям, а не думать о том, что различно и не отстаивать каждому свое.

Я держусь того, что одинаково во всех верах: и в браминизме, и в конфуцианстве, и в таосизме, и в магометанстве, и главное, отвечает требованиям моей души, и не признаю всего того, что различно во всех. Советую и вам делать то же.

12 февраля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Мирзы Насрулли Хана Нури. Дата определяется копией и подтверждается пометой рукой В. Ф. Булгакова на конверте.

Мирза Насрулли Хан Нури — перс, в письме к Толстому спрашивал: «Почему христиане считают свое учение выше мусульманского?»

122. Е. И. Попову.

1910 г. Февраля 12. Я. П.

Евг. Ив. Попову.

Давно уже получил ваше полное важного содержания письмо, милый Евгений Иванович, и всё хотел отвечать по пунктам, а96 97 вышло так, что теперь оно так залежалось, и у меня так много дела и так мало сил, что уже не успею этого сделать.

Очень, очень интересно и важно то, о чем вы пишете, описывая жизнь NN.1 Если бы я был моложе, я бы сейчас сказал, что это происходит от того-то и того-то. Теперь же прямо скажу, что не знаю.

Думаю, ваше намерение поехать к Шеерману2 очень хорошо. Я знаю Шеермана мало, но он мне внушает и уважение и любовь, и потому думаю, что вам у него будет хорошо, вы же будете наверное полезны его детям.

Прощайте, может быть и до свиданья. Помню и люблю.

Лев Толстой.3

13 февраля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге. Впервые опубликовано в ТЕ, 1913, стр. 148—149. Дата определяется по копии и по первой публикации, хотя в черновике-автографе рукой Булгакова поставлена карандашом дата: «14 февраля 1910 г.».

Евгений Иванович Попов (1864—1938) — литератор, один из последователей Толстого. См. т. 64, стр. 109.

Ответ на письмо Е. И. Попова от 21 января 1910 г. из хутора под Полтавой, принадлежавшего М. С. Дудченко. Попов писал о своей работе над статьей о нравственном воспитании и о своем намерении переехать к В. И. Шейерману и заняться обучением его детей.

1 NN — написано в черновике рукой Толстого. Под этими инициалами подразумевается Дудченко Митрофан Семенович (1867—1946), один из последователей Толстого, живший в Полтаве.

2 Владимир Александрович Шейерман, разделявший взгляды Толстого.

3 Подпись воспроизводится по черновику-автографу.

123. П. В. Щулепникову.

1910 г. Февраля 13. Я. П.

Павел Васильевич,

Думаю, что вы поступили очень хорошо, выразив приемом в сословие дворян лиц, исключенных из него, ваше сочувствие, так редко, к сожалению, встречающееся в нашем обществе, смелому протесту этих лиц против действии правительства.97

98 Не думаю, чтобы вы имели основание упрекать себя за невыгодные для лиц, участвовавших в приеме, последствия. Каждый из них знал, что он делал, участвуя в приеме.

На вопрос же о том, продолжать ли вам держаться того, принятого вами прежнего образа мыслей и деятельности, состоящих, как я понимаю, в свободном и независимом от временного и отвратительного теперешнего направления правительства высказывании и проведении в жизнь своих взглядов, то не могу не сочувствовать такому вашему в будущем образу мыслей и деятельности.

С совершенным уважением Лев Толстой.

13 февраля 10 г.

Ясная Поляна

Кроме машинописного подлинника, в ГМТ хранится черновик-автограф. Впервые опубликовано в «Литературном сборнике», I, «Труды Костромского научного общества по изучению местного края», выпуск XLII, Кострома, 1928, стр. 125.

Ответ на письмо бывшего костромского губернского предводителя дворянства П. В. Щулепникова, отстраненного от должности за то, что по его предложению были приняты в число костромских дворян семь бывших депутатов первой Государственной думы, подписавших в 1906 г. «Выборгское воззвание» с призывом к пассивному сопротивлению правительству и исключенных за это из других дворянских обществ.

* 124. Н. Никитиной.

1910 г. Февраля 13—14. Я. П.

13 февраля 10 г. Ясная Поляна.

Всё дело в том, чтобы не думать о том, как служить людям, а только о том, как бы не вредить или не есть даром хлеб, не подавать примера дурной жизни, стараться самой становиться лучше. Этим только можно и самым действительным средством помочь людям, и это одно средство во власти каждого человека. Подумайте об этом и попробуйте на это положить свои силы.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге. Местонахождение подлинника неизвестно. Дата: по копии — 13 февраля, по помете В. Ф. Булгакова на конверте об ответе Толстого —14 февраля.98

99 Ответ на письмо Нины Никитиной, молодой девушки из Москвы, писавшей Толстому о том, как трудно молодежи вступить в жизнь. Многие из молодежи не выдерживают и кончают с собой. Никитина просит Толстого научить, как жить, чтобы приносить пользу.

125. H. Н. Гусеву.

1910 г. Февраля 14. Я. П.

Спасибо, милый Н[иколай] Н[иколаевич], что не забываете меня. Всякое ваше письмо, всегда содержательное и доброе, для меня радость и для всех наших. Всегда читаем вслух и говорим о написанном и о писавшем.

Я живу оч[ень], оч[ень] хорошо.

То, что тяжело — заваленность делами и невозможность успеть сделать всё, что хочется и нужно, — тоже радостно.

Оч[ень] мне было интересно то, что вы пишете о суеверии народа. Я беспрестанно сталкиваюсь и как раз перед вашим письмом думал об этом и писал в письмах.

Сейчас у нас Саша свалилась в сильной кори, заразившись от Дорика Сухотина,1 и мне жалко ее и, грешен, страшно.

Занят я составлением из Н[а] к[аждый] д[ень] 30 по числу дней и отделов книжечек,2 в которых будет меньше изречений, но самый клёк3 и упрощенные по форме.

Радуюсь, что вам хорошо, в особенности п[отому], ч[то] хорошо вам не от чего-нибудь, а от себя. «Всё в табе».4

Ну прощайте, может быть и до свидания.

Любящий вас Л. Т.

Впервые опубликовано в книге: H. Н. Гусев «Из Ясной Поляны в Чердынь», изд. Сытина, М. 1911, стр. 48—49. Дата определяется пометой H. Н. Гусева на подлиннике.

Ответ на письмо H. Н. Гусева от 25 января 1910 г. из с. Корепино Пермской губ. На конверте этого письма рукой Толстого помечено: прочел. Гусев писал про быт и жизнь жителей Корепина:«Здесь нет мужиков, выделяющихся исключительным богатством, и нет нищих. Темной стороной здешней жизни является множество языческих суеверий, в которые верят искренно и твердо и которое сплетается еще с церковными суевериями так, что одно подкрепляет и усиливает другое».

1 Федор Михайлович Сухотин, пасынок Т. Л. Сухотиной-Толстой.

2 Работа Толстого, получившая название «Путь жизни».99

100 3 Клёк — старинное русское слово, обозначающее: отборный, лучший товар, первый сорт.

4 «Всё в табе» — слова крестьянина В. К. Сютаева, которого высоко ценил Толстой. См. трактат Толстого «Так что же нам делать?», т. 25.

126. В. Г. Черткову от 14 февраля.

 

127. А. М. Хирьякову.

1910 г. Февраля 15. Я. П.

15 февраля 1910 г. Ясная Поляна.1

Дорогой Александр Модестович, хотел было не то, что сказать вам неправду, но умолчать правду, и это мне б[ыло] так неприятно по отношению вас, ч[то] никак не мог сделать то, ч[то] давно хотел написать вам. Долженствующая быть умолченной правда б[ыла] в том, что Фельтен писал мне про тяжелое, произведенное на него впечатление появления вашего на его суде и просил меня не сообщать вам про это.2 Впечатление, произведенное на него, передалось по его письму с особенной силой мне. Решил теперь не исполнить его желания и пишу вам про это ужасное тяжелое для меня впечатление видеть вас между двумя с обнаженными шашками солдатами...3 Я недавно был в суде в Туле,4 и потому воображение мое особенно живо представило мне вас.

Милый Алек[сандр] Мод[естович], если вам это не тяжело, скажите мне правду, истинную правду о своем душевном состоянии, т. е. о различных душевных состояниях, в к[отор]ых вы бывали, бываете. Знаю, как вы своей умеренной, но всегда остроумной иронией (я почувствовал ее особенно живо в письме к А[нне] К[онстантиновне],5 которое она, спасибо, сообщила мне) ограждаете свое внутреннее сознание от постороннего равнодушного вмешательства, но я просил бы вас, веря в то, что я в своем вопросе руководим только любовью и уважением к вам, сказать мне всю правду о том, как вы переносите свое положение. По письму вашему к А[нне] К[онстантиновне] можно только одного желать для своего блага, — это то, чтобы попасть в ваше положение, но знаю, ч[то] это не совсем так, и мне хотелось бы знать — как?100

101 О себе скажу, что доживаю свои дни оч[ень] хорошо: много друзей и много работы, хотя, как всегда, сомнительной, но все-таки иногда самому кажущейся полезной. Сейчасная работа: составление отдельных книжечек — около 30-ти из «Н[а] к[аждый] д[ень]» по всем отделам. Напрашивается художественная работа, но ей надо заниматься мне только тогда, когда она так же неустранима, как кашель. Хотел написать вам чисто, а вышло, как всегда, неразборч[иво], грязно. У нас в доме корь: внучка6 и Саша, 6-ой день с 40° почти. Если можно, напишите.

Любящий вас Лев Толстой.

Отрывок-факсимиле конца письма, опубликован в «Солнце России» 1910, 2/42, стр. 4; впервые полностью — в статье А. Хирьякова «Три встречи» — «Современник» 1911, 11, стр. 361—362. Основанием датировки является: копия, отправленная адресату вместе с автографом, и запись Толстого в Дневнике 15 февраля 1910 г.: «Встал рано. Написал письмо Хирьякову». На автографе Толстого, копии и конверте — штемпеля: «С.П.Б. тюрьма. Просмотрено». На конверте — адрес, написанный рукой В. Ф. Булгакова: «С.П.Б. Выборгская сторона, Арсенальная набер., № 5, СПБ-я одиночная тюрьма, II корпус, камера № 506. Александру Модестовичу Хирьякову».

Письмо Толстого было вызвано письмом Н. Е. Фельтена (см. прим. к письму № 37), где он писал о тяжелом впечатлении, которое произвело на него появление Хирьякова на его судебном процессе в качестве свидетеля по его делу. См. письмо Толстого к А. М. Хирьякову от 7 февраля. См. также Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 60, и заметку «История одного письма» — «Красная панорама» 1926, 49(143), стр. 6.

1 Дата воспроизводится по копии, отправленной А. М. Хирьякову вместе с автографом.

2 Этого письма H. Е. Фельтена к Толстому не сохранилось.

3 Многоточие в автографе.

4 16 января 1910 г. См. прим. к письму № 104.

5 Анне Константиновне Чертковой (1859—1927), жене В. Г. Черткова. Письмо Хирьякова к А. К. Чертковой также не сохранилось.

6 В автографе: внучке

На письмо Толстого А. М. Хирьяков ответил двумя письмами. В первом, от 7 марта 1910 г., он сообщал, что 13 февраля 1910 г. написал длинное письмо Толстому с описанием своей тюремной жизни. Второе письмо, в котором Хирьяков отвечал на поставленные Толстым вопросы, было им написано 5 августа 1910 г.

101 102

* 128. Г. Князеву.

1910 г. Января 26 — февраля 16. Я. П.

16 февраля 1910 г. Ясная Поляна.

Вы пишете, чтобы я помог вам верить в загробную жизнь. Никак не могу этого, так как веры в «загробную жизнь» я сам не имею, да и никто иметь не может. Верю я не в загробную жизнь, а только в здравый смысл, тот самый, который говорит мне, что, несмотря на то, что загробной жизни не может быть, сущность того, что я сознаю своим «я», не может уничтожиться. Что же касается до тех только всё затемняющих рассуждений об эволюции, которые, как вам кажется, что-то объясняют, то я считаю эти рассуждения, основанные на предположении бесконечного времени, и внутренно противоречивыми и ничего не объясняющими. А думаю так потому, что, спрашивая о том, что такое душа, вы не можете не понимать под словом «душа» нечто бестелесное, а потому и внепространственное и вневременное, а между тем вы объясняете сами себе понятие души процессами временными. В этом-то и заключается грубое противоречие, ничего же не объясняющее, так как время, представляемое нами себе неизбежно бесконечным в обе стороны, есть только форма мышления, свойственная человеку, и потому никак не может объяснить то вневременное существо, которое мы называем душою.

Вы спрашиваете, что вам читать. Для уяснения занимающих вас вопросов советую вам прежде всего читать нравственные учения всех народов, начиная от древне-браминской мудрости, Будды, Конфуция, Христа и до Канта, Шопенгауэра и многих, многих мыслителей нашего времени. Указания на этих, как древних, так и новых мыслителей вы найдете в самом сжатом виде в составленных мною книгах, в «Круге чтения» и «На каждый день». Послал бы и «Кр[уг] чт[ения]», но его нет у меня.

Печатается по копии, сверенной с черновиком, начало которого представляет собою машинописный текст с многочисленными поправками рукой Толстого, а конец — автограф. Судя по сохранившейся копии, сначала письмо было написано 26 января 1910 г. но, повидимому, оно было задержано отсылкой и копия исправлена Толстым лишь 16 февраля 1910 г.

Ответ на письмо от 21 декабря 1909 г. Георгия Князева из Минусинска.

102 103

129. П. В. Сюзеву.

1910 г. Февраля 16. Я. П.

16 февраля 1910 г. Ясная Поляна.

Благодарю за добрые чувства, выраженные в вашем письме. Посылаю портрет и несколько брошюр о вреде пьянства и от души желаю процветания вашему обществу.

Печатается по копии. Впервые опубликовано в «Летописях», 2, стр. 243.

Павел Васильевич Сюзев — член правления Добрянского железоделательного завода Пермской губ., основатель Добрянского общества трезвости, в письме от 6 февраля 1910 г. просил Толстого выслать обществу его портрет с автографом и «хотя несколько слов»; кроме того, он прислал свое стихотворение «Графу Льву Николаевичу Толстому. Ко дню восьмидесятилетия» и устав Добрянского общества трезвости.

* 130. Н. П. Федотовой.

1910 г. Февраля 16. Я. П.

16 февраля 1910 г. Ясная Поляна.

Я знаю женатых людей, которые живут, как братья с сестрами. И думаю, что это возможно и хорошо. Но думаю тоже, что для того, чтобы так жить, не нужно и жениться. А то, что вы чувствуете омерзение к половому общению, то это очень хорошо. Животное не знает этого отвращения, выражающегося у людей и чувством стыда. Чувство это отличает человека от животного, и потому надо дорожить им, воспитывать и утверждать его в себе, а не спускаться на степень животного.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Федотовой.

Ответ на письмо Н. П. Федотовой из Петербурга, писавшей об осложнениях в своей личной жизни.

* 131. М. Н. Яковлевой. Черновое.

1910 г. Февраля 16. Я. П.

Письмо ваше, милая О. К.,1 не утомило меня, но оч[ень] тронуло. Милая О. К., откровенно скажу вам: боюсь я за вас.103

104 Печатается по черновику-автографу. Дата определяется почтовым штемпелем дня получения: «Засека, 16 февраля 1910 г.». Судя по тому, что подлинника и копии этого письма не сохранилось и нет отметки об его отсылке, письмо отправлено не было.

Ответ на письмо М. Н. Яковлевой от 14 февраля 1910 г. (почт. штемпель), в котором она благодарила Толстого за письмо к ней. См. письмо № 110.

1 Толстой ошибся, обращаясь в своем письме к «О. К.» вместо «М. H.».

132. Б. Манджосу.

1910 г. Февраля 17. Я. П.

Ясная Поляна, 17 февраля 10 г.

Ваше письмо глубоко тронуло меня. То, что вы мне советуете сделать,1 составляет заветную мечту мою, но до сих пор сделать этого не мог. Много для этого2 причин (но3 никак не та, чтобы я жалел себя); главная же та, что сделать это надо никак не для того, чтобы подействовать на других. Это не в нашей власти и не это должно руководить нашей деятельностью. Сделать это можно и должно только тогда, когда это будет необходимо не для предполагаемых внешних целей, а для удовлетворения внутреннего требования духа, когда оставаться в прежнем положении станет так же нравственно невозможно, как физически невозможно не кашлять, когда нет дыханья. И к такому положению я близок и с каждым днем становлюсь ближе и ближе.

То, что вы мне советуете сделать: отказ от своего общественного положения, от имущества и раздача его тем, кто считал себя в праве на него рассчитывать после моей смерти, сделано уже более 25 лет тому назад. Но одно, что я живу в семье с женою и дочерью в ужасных, постыдных условиях роскоши среди окружающей нищеты, не переставая и всё больше и больше мучает меня, и нет дня, чтобы я не думал об исполнении вашего совета.

Очень, очень благодарю вас за ваше письмо. Письмо это мое у меня будет известно только одному человеку. Прошу вас точно так же не показывать никому.

Любящий вас Л. Толстой.4

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Манджоса и продолженным на почтовой бумаге.104 105 Впервые опубликовано в газете «Киевская мысль» 1910, № 326 от 25 ноября. На копии рукой А. П. Сергеенко написано: «Письмо Манджоса и черновой подлинник ответа Льва Николаевича были отданы Львом Николаевичем В. Ф. Булгакову, и Булгаков передал их уже после смерти Льва Николаевича В. Г. Черткову. — А. С.». В. Ф. Булгаков в своем Дневнике в записи от 16 февраля 1910 г. отмечает: «Против обыкновения ответ Льва Николаевича студенту Манджосу не был переписан на ремингтоне в нескольких копиях. С черновой Льва Николаевича я переписал его своей рукой, Лев Николаевич подписал переписанный мною экземпляр, а черновую я сохранил у себя. Не буду говорить, как важен, хотя бы в биографическом отношении, ответ Льва Николаевича Манджосу» (стр. 69). Дата письма определяется записью Толстого в Дневнике 17 февраля 1910 г.: «Получил трогательное письмо от киевского студента, уговаривающее меня уйти из дома в бедность» (т. 58, стр. 18).

Борис Манджос — студент Киевского университета, прислал Толстому письмо из Киева от 14 февраля 1910 г., в котором убеждал Толстого отказаться от графства, раздать все имущество, уйти из дома и нищим пробираться из города в город. Письмо это было опубликовано с существенными изменениями вместе с ответным письмом Толстого в указанном выше номере «Киевской мысли».

1 В черновике зачеркнуто: уже давно <ко> гложет меня

2 В черновике зачеркнуто: было

3 К копии слово: но пропущено.

4 Подпись в черновике рукою В. Ф. Булгакова.

На письмо Толстого Манджос ответил письмом от 20 февраля 1910 г. из Ровно (почт. штемпель), в котором благодарил Толстого за ответ.

На конверте помета Толстого: Б[ез] о[твета].

* 133. С. В. Гаврилову.

1910 г. Февраля 18. Я. П.

18 февраля 1910 г. Ясная Поляна.

Благодарю вас за ваше письмо. Для меня ясно, что вы живете той же жизнью, какой и я, если вы в том ужасном и исковерканном виде, в котором появилась статья, поняли ее.1

Да, задача нашей жизни только в том, чтобы очистить свою телесную оболочку так, чтобы то безвременное, непространственное духовное начало, которым мы живем, проявилось бы в нас в наибольшей полноте.

Любящий вас Лев Толстой.105

106 Сергей Васильевич Гаврилов (см. т. 78) в письме из Симбирска от 13 февраля 1910 г. писал о «радостном» впечатлении, полученном им от статьи Толстого «Последний этап моей жизни».

1 О статье «Последний этап моей жизни» см. письмо № 115.

* 134. М. А. Мамедханлы.

1910 г. Февраля 18. Я. П.

18 февраля 1910. Ясная Поляна.

Очень благодарю вас за письмо и книгу (книги же не получил). Я составляю ряд доступных и по цене, и по изложению книжек о главнейших религиозных учениях мира. Хочу составить также книжку и о бехаистах и потому рад материалу, нужному для такого издания.1

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Мамедханлы.

Мирза Алекпер Мамедханлы — сектант-бехаист из Баку, в письме от 10 февраля 1910 г. писал Толстому о том уважении, которое питают к нему бехаисты, сообщал о получении ноябрьского письма и о посылке своего «нового произведения» «Баб Беха-Улла и Абдул Беха». В письмах 1909 г. подписывался Мамедханов.

1 Намерение это осталось неосуществленным.

* 135. М. П. Барманскому.

1910 г. Февраля 19. Я. П.

19 февраля 1910 г. Ясная Поляна.

Я не знаю и не могу знать, что нужно или не нужно русскому народу. Про себя же знаю твердо, что обрядность совершенно несовместима для меня с тем, основанным на христианских началах, мировоззрением, которым живу. Знаю, что это так и для всех без исключения людей, живущих или старающихся жить христианской жизнью.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Барманского и подписанным инициалами «Л. Т.».106

107 Михаил Петрович Барманский — студент первого курса Московского университета. Свое письмо Толстому из Орла от 17 февраля 1910 г. (почт. штемпель) подписал: «столяр». В этом письме Барманский писал: «Представьте себе Россию без церкви со всею ее обрядностью, которая существует с укрепления православия, на которой сложился весь характер и вся духовная сторона русского человека. Представьте — и скажите: могли ли тогда явиться такие лица, как хозяин из «Хозяина и работника», как Лукерья из «Живых мощей» и т. д., которые заключают в себе бездну поэзии и идеала христианства?»

136. В. Г. Черткову от 22 февраля.

 

* 137. Ионессу Кану (D-r Joness Khan). Черновое.

1910 г. Февраля 23. Я. П.

M[onsieur].

Je v[ou]s suis très reconnaissant pour le livre sur Abbas Effendi.1

Je voudrais bien en profiter pour faire un livre populaire sur la belle doctrine d’Abbas Effendi.2


Милостивый государь.

Я вам очень благодарен за книгу об Аббасе Эффенди.1 Я бы очень хотел ею воспользоваться, чтобы написать популярную книгу о прекрасном учении Аббаса Эффенди.2

Печатается по черновику-автографу, написанному на конверте письма доктора Кана. Дата определяется почтовым штемпелем дня получения.

Кан (Хан) Ионесс — доктор медицины, бехаист, писал Толстому из Тегерана 19 февраля 1910 г. нов. ст., что, по просьбе П. Полизоиди (см. письмо № 53), посылает книгу Фельпса об Аббасе Эффенди, большую часть которой он сам перевел, и «так как он находился в непосредственном общении с Аббасом Эффенди в течение нескольких лет», то может представить точные сведения об его учении.

1 Книга, которую прислал доктор Кан: «Phelps Myron H., «Life and Teaching of Abbas Effendi. A study of the Religion of the Rabis or Behais. With an introduction by Edward Granville Browne», New Jork and London, G. P. Pitnam’s, Sons 1903» [Фельпс Мирон X., «Жизнь и учение Аббаса Эффенди. Исследование религии бабистов или бехаистов, с предисловием Эдуарда Гранвилля Броуна»].

2 Намерение Толстого осталось неосуществленным.

Аббас Эффенди — глава секты бехаистов, в 1850-х гг. подвергавшийся гонениям со стороны персидского и турецкого правительств. Об Аббасе Эффенди см. М. Булановский, «Бегаиты», изд. «Зеленая палочка», М. 1914.

107 108

* 138. М. Шатунову.

1910 г. Февраля 23. Я. П.

23 февраля 1910 г. Ясная Поляна.

Письмо ваше очень порадовало меня. Помогай вам бог неуклонно итти по тому пути, который, как вижу, ясен перед вами. Разумеется, оставайтесь учителем и старайтесь, несмотря на препятствия духовенства, влиять на молодое поколение. Я не знаю деятельности, на которую бы можно было променять эту.

Посылаю вам то, что я высказывал по вопросу о деятельности сельских учителей.

Всегда буду рад общению с вами.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатом на конверте письма Шатунова и продолженном на почтовой бумаге. На том же конверте Толстым помечено: Радостное письмо. Послать книг.

Михаил Шатунов (р. 1889) — учитель в д. Телешовка Николаевского уезда Самарской губ., в письме от 12 февраля 1910 г. благодарил Толстого за его книги, ответившие ему на все вопросы жизни, и спрашивал, остаться ли ему «в деревне учителем», или же «поступить на железную дорогу».

Об этом письме см. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 86.

* 139. Элиасу Леру (Elias Lehr).

1910 г. Февраля 23—24. Я. П.

Soeben habe ich Ihr kurzes Schreiben erhalten. Ich glaube wenn ich nach Ihren so stark ausgedruckten Gedanken aus «Aus meinen Schriften» urteilen darf, dass wir in der That durch gleiche Gesinnung verbunden sind. Es thut mir Leid dass ich Sie benachrichtigen muss, dass ich weder Ihren recommandierten Brief noch Ihr Buch

bekommen habe.1 Ich werde Ihnen sehr dankbar sein, wenn Sie mir Ihr Buch den «Friedenspfenning» senden werden. Jedenfalls werde ich Ihre Bücher mit dem grössten Interesse lesen und Ihnen meine aufrichtige Meinung über sie aussprechen. Bin von vornherein überzeugt, dass ich in ihnen vieles Wesentliche und Gute finden werde.108

109 Freue mich sehr dem Verkehre mit Ihnen. Aus Herzen wünsche ich Ihnen, dass die Operation, der Sie sich unterzogen haben (oder noch unterziehen) von Erfolg sei.

Leo Tolstoy.

24 febr./9 märz 1910.

Только что получил ваше короткое письмо. Думаю, если только можно судить по вашим столь сильно выраженным мыслям в «Из моих писаний», что мы действительно связаны общностью образа мысли. К сожалению, должен вам сообщить, что не получил ни вашего заказного письма, ни вашей книги.1 Был бы вам очень благодарен, если б вы прислали мне вашу книгу «Frieden’pfenning». Во всяком случае прочту ваши книги с величайшим интересом и откровенно выскажу вам мое мнение. Заранее уверен, что найду в них много существенного и хорошего. Радуюсь общению с вами. От всего сердца желаю, чтоб операция, которой вы подвергнетесь, оказалась успешной.

Лев Толстой.

24 февр./9 марта 1910.

Печатается по копии. Основанием датировки является запись в Дневнике Толстого 23 февраля 1910 г. (см. т. 58, стр. 20) и копия, где письмо датировано 24 февраля.

Лер Элиас — владелец фирмы «Leder und Rohprodukten-Niederlage, Wien» («Склад кож и сырья, Вена»), писавший по религиозно-нравственным вопросам, прислал Толстому из Вены от 3 марта 1910 г. нов. ст. открытку, в которой приветствовал Толстого как человека, с которым его соединяет единство воззрений, и спрашивал, получил ли Толстой посланное им ранее заказное письмо с его статьей.

1 В действительности заказное письмо Лера с напечатанными выдержками из «Aus meinen Schriften» («Из моих писаний») от 2 февраля нов. ст. 1910 г. и статья, судя по почтовому штемпелю (20 января 1910 г.) и помете Толстого на конверте этого письма: Прочесть эту записку и то, что получится, были получены. Очевидно, Толстой об этом забыл.

* 140. Вадиму Штенгелю.

1910 г. Февраля 24. Я. П.

Люби всегда всех, и будет всегда хорошо и тебе и тем, с кем живешь.


Черновое.

<Люби всех всегда, и будет всегда повсюду хорошо. Если перестанешь любить, сердиться, знай, что>1109

110 Печатается по черновику-автографу, написанному на конверте письма Е. Штенгель. Подлинник был написан на открытке с портретом Толстого, которую прислала Е. Штенгель. Местонахождение подлинника неизвестно. Дата определяется почтовым штемпелем дня получения: «Засека 24 февраля 1910 г.».

Е. Штенгель из Петербурга обратилась к Толстому 22 февраля 1910 г. со следующей просьбой: «Написать несколько слов, которые будут служить благословением моего сынишки Вадима. Хотя ему еще только пять лет, но он уже хорошо знает и любит дедушку Толстого. И я, мать, была бы несказанно счастлива, если бы путеводной звездой его жизни были бы драгоценные слова, написанные Вашей драгоценной рукой. Исполнением моей сердечной просьбы Вы не только осчастливите меня, но в будущем поддержите юношу в стремлении к достижению той высокой цели, светочем которой служит Ваше дорогое имя».

1 Публикуется в качестве варианта зачеркнутый Толстым первоначальный текст автографа.

* 141. В. А. Поссе.

1910 г. Февраля 25. Я. П.

Владимир Александрович,

Посылаю вам статью Буланже и мое к ней препроводительное письмо.1 Надеюсь, что оно может без опасности для вашего журнала быть напечатано. Письмо несчастной Альшевской2 возвращаю. К сожалению, я каждый день получаю такого же рода письма, отвечать на которые так, чтобы облегчить горе пишущих, чувствую себя бессильным.

Посылаю вам письмо одного крестьянина, очень сумбурное, но очень характерное по душевному настроению, общему теперь многим людям из народа. Может быть, вы как-нибудь воспользуетесь. Посылаю вам самое письмо и копию. Копию верните мне.3

Всего хорошего

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге и подписанным инициалами: «Л. Т.». Дата определяется карандашной пометой В. Ф. Булгакова на черновике-автографе об ответе Толстого 25 февраля.

Владимир Александрович Поссе (р. 1864) — публицист, редактор журнала «Жизнь для всех», издававшегося в Петербурге. Автор многих работ о Толстом.110

111 1 Павел Александрович Буланже (1864—1925) написал статью «Жизнь и учение Сиддарты Готамы, прозванного Буддой (совершеннейшим), с приложением извлечений из буддийских писаний», которая вместе с письмом-предисловием Толстого под заглавием «О значении ознакомления с основами религиозных учений» была напечатана в журнале «Жизнь для всех» 1910, № 3. См. т. 58, стр. 295, прим. 75.

2 К своему письму от 18 февраля Поссе приложил полученное им письмо, как он писал, «от одной, повидимому очень несчастной, женщины», прося Толстого ответить ей и указать выход.

3 Письмо Петра Мельникова. См. письмо № 73. Поссе частично использовал его в своей книге «Счастье и смысл жизни».

142. И. Д. Гальперину-Каминскому.

1910 г. Февраля 24—25. Я. П.

25 февраля 1910 г. Ясная Поляна.

Илья Данилович,

Очень вам благодарен за присылку статьи о «Barricade».1

Я вчера получил и прочел часть самых интересных [отзывов].2 Да, это очень замечательное явление, и хотелось бы высказаться о нем. Но дела так много, а сил и жизни осталось так мало, что едва ли удастся.

Больше всего поразило меня во всем этом удивительное соединение огромной эрудиции, большого ума, необыкновенного изящества языка, утонченной учтивости по отношению к противникам, с самым наивно грубым эгоизмом, ничего не видящим, кроме себя и своего сословия, с самым грубым невежеством по отношению основных и необходимейших для жизни каждого человека религиозно-нравственных понятий, тех религиозно-нравственных понятий, без которых при всех всевозможных аэропланах и величайшей утонченной игры артистов Théâtre Français3 и т. п. люди все-таки спускаются на степень почти животного.

Особенно удивительно для меня при этом еще и то, что эти люди, как г. Бурже и другие во Франции в 1910 г., после Вольтера, Руссо и др., могут серьезно говорить про католицизм. Ничто яснее этого не показывает тот ужасный, в смысле не ума, а разума, и не блеска, а нравственности [упадок],4 в котором111 112 находятся эти люди. В этой свалке для меня очевидно tous les moyens sont bons.5 Католицизм — пускай мы знаем, что это грубый, бессмысленный, одуряющий народ, давно развенчанный обман, но он годен для нашей цели, давай его сюда.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на четырех страницах почтовой бумаги. Впервые опубликовано в «Сборнике Государственного Толстовского музея», Гослитиздат, М. 1937, стр. 240—241. Дата определяется по Дневнику Толстого (т. 58, стр. 20), где сказано, что письмо написано вечером 24 февраля, и по копии, где письмо датировано 25 февраля. Повидимому, письмо, написанное Толстым 24 февраля, было перепечатано на машинке и подписано 25 февраля.

Илья Данилович Гальперин-Каминский (1858—1936) — русский литератор, постоянно живший в Париже, переводчик сочинений Толстого на французский язык. И. Д. Гальперин-Каминский прислал Толстому из Парижа от 28 февраля нов. ст. письмо, в котором описывал волнение французского общества по поводу только что вышедшей книги Поля Бурже «Баррикада» и просил Толстого написать свое мнение об этой книге и прислать ему для перевода. К письму приложены вырезки из разных французских газет и журналов по поводу «La Barricade». Вырезки эти были прочитаны Толстым в течение двух дней, 23 и 24 февраля, что видно из записей в его Дневнике за эти дни (см. т. 58, стр. 20). См. также Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 88, 89, и А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», 2, стр. 8.

1 «La Barricade» («Баррикада»), пьеса французского писателя, романиста и критика Поля Бурже (Paul Bourget, 1852—1936).

2 В черновике написано рукой В. Ф. Булгакова.

3 [Французского театра]

4 В черновике написано рукой В. Ф. Булгакова.

5 [все средства хороши.]

12 марта нов. ст. 1910 г. Гальперин-Каминский послал из Парижа новое письмо, в котором сообщал, что выслал Толстому пьесу Бурже «Баррикада», и так как там упоминается и Толстой, то он собирается выступить публично в театре перед зрителями с цитатами из своей студенческой переделки «Воскресения». Кроме того, он приложил свое письмо к В. Г. Черткову и просил Толстого, прочитав его, отправить Черткову.

На конверте этого письма, полученного, судя по почтовому штемпелю, 3 марта 1910 г., Толстой написал: С[аша], прочти, пошли письмо Ч[ерткову]. Мне напомни написать о Barricade. Книгу Толстой прочитал, и она, по словам А. Б. Гольденвейзера, заинтересовала его, но намерение написать о ней осталось неосуществленным. См. А. В. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», 2, стр. 8.

112 113

143. H. H. Гусеву.

1910 г. Февраля 25. Я. П.

Собирался и собираюсь писать — отвечать вам на ваше, как всегда хорошее, оч[ень] хорошее письмо, а сейчас прочел к вам письмо Булгакова, и хочется хоть два слова сказать вам, что по-старому люблю вас, и как ни близок мой час, надеюсь или скорее желаю еще свидеться с вами. Как хороша ваша выписка из Чехова!1 Она просится в Кр[уг] чт[ения]. Я теперь занят 3-й версией Кр[уга] чт[ения], и, как всегда пока занят ею, она мне очень нравится. Еще всё напрашивается художественное баловство. Не знаю, успею ли. Саша была опасно в кори, теперь выздоравливает. Как вы? В нынешнем письме мало пишете о себе. Но и за то спасибо.

Радуюсь, ч[то] вы уничтожили то, ч[то] разделяло вас с Ч[ертковым]. Вы оба слишком близки к одному и тому же, чтобы вам расходиться.

Л. Т.

Впервые опубликовано H.H. Гусевым в его книге «Из Ясной Поляны в Чердынь», изд. Сытина, М. 1911, стр. 49—50. Дата определяется пометой H. Н. Гусева на подлиннике.

Ответ на письмо Гусева из Корепина от 16 февраля 1910 г. Описывая свою жизнь в Корепине и делясь с Толстым своим впечатлением, Гусев к своему письму приложил выписку из письма к нему П. В. Калачева (о Калачеве см. письмо № 89). На конверте этого письма Толстой пометил: Прекрасное письмо Калачева.

1 Выписка из рассказа А. П. Чехова «Крыжовник» (1898): «Счастья нет и не должно его быть, а если в жизни есть смысл и цель, то смысл этот и цель вовсе не в нашем счастье, а в чем-то более разумном и великом».

* 144. Исполнительному комитету
чешской Прогрессивной партии в Праге.

1910 г. Февраля 23—25. Я. П.

25 февраля 1910 г. Ясная Поляна.

Благодарю Исполнительный Комитет Чешской Прогрессивной партии за его обращение ко мне. Обращение это дает мне случай выразить, кроме общего всем людям, знающим113 114 Масарика,1 чувства уважения к его искренней, твердой, горячей и самой разнообразной, общественной и ученой деятельности, еще и чувства моей благодарности ему за его доброе отношение ко мне, а также и за многие сообщенные им мне в свое время важные для меня сведения, главное же дает мне случай выразить ему через вас мои чувства искренней любви к нему как к человеку.

Любящий вас Лев Толстой.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на обороте письма исполнительного комитета чешской Прогрессивной партии. Дата определяется записью Толстого в Дневнике 23 февраля 1910 г. (см. т. 58, стр. 20) и копией, где напечатана дата 25 февраля 1910 г. На письме помета рукой Д. П. Маковицкого: «Отв. Л. H. 24/II».

Исполнительный комитет чешской Прогрессивной партии в Праге (Výkonný výbor Česka Strany Pokrokove Praze) письмом от 3 марта нов. ст. 1910 г. сообщил Толстому, что 7 марта 1910 г. исполняется 60 лет Т. Г. Масарику, и приглашал Толстого отозваться на его юбилей.

1 Томаш Гарриг Масарик (1850—1937), чешский реакционный политический деятель. Основатель чешской либерально-буржуазной Прогрессивной партии. В 1887, 1888 и в 1910 гг. навещал Толстого.

* 145. Е. Мельникову.

1910 г. Февраля 16—25. Я. П.

16 февраля 1910 г. Ясная Поляна.

Не унывайте. Боритесь и будьте уверены, что победит духг а не тело. Главное средство борьбы — сознание себя не телесным, а духовным существом, прислушиваться к требованиям этого духовного существа, заключающихся в любви к людям и в служении им; исполняйте по мере сил эти требования, и вы наверно победите. Направляйте свои усилия не на борьбу с определенными врагами, а на общее совершенствование, и вы наверное победите всех врагов, в том числе и того врага, от которого хотите избавиться.

Печатается по копии; дата 16 февраля 1910 г. определяется копией. Судя по почтовому штемпелю, письмо было получено 14 февраля 1910 г.; тогда же на конверте Толстой начал писать следующий ответ: <Конечно, можете победить. Не унывайте и боритесь и вера лучшая114 115 духовная радость жизни перед ва>, зачеркнул его и, повидимому, отложил.

Е. Мельников — ученик 7-го класса реального училища, в своем письме просил Толстого помочь ему избавиться от мучившего его порока.

* 146. Карелу Ионашу (Karel Jonáš).

1910 г. Февраля 25—26. Я. П.

26 февраля 1910 г. Ясная Поляна.

Письмо ваше вызвало во мне во всей силе мои чувства глубокого уважения и, прямо скажу, преклонения перед совершенно неоцененным великим человеком чешского народа, Петром Хельчицким.1 Думаю, что первое, что вам, занятым вопросами об оживлении религиозно-нравственного сознания в вашем народе, нужно сделать, это то, чтобы напечатать в самом доступном, для большинства ваших земледельцев, виде сочинений Хельчицкого. Самым же главным способом осуществления великой идеи Христа, разъясненной Хельчицким, я считаю воздержание от участия в том, что сильнее всего отвергал Хельчицкий, от участия во всякого рода насилии. Движение это хотя еще и в слабой форме отказов от военной службы и несение за это тяжелых наказаний от правительства, слава богу, проявляется у нас и в Болгарии всё чаще и чаще. Казалось бы, что у вас, на родине чешских братьев, это самое движение должно бы было сильно распространяться и быть великим благодетельным примером для других народностей.

Всей душой желающий вам успеха в вашем деле и в том деле, о котором я позволил себе посоветовать вам, т. е. всем верующим в закон Христа людям чешского народа.

Печатается по копии. Письмо написано под диктовку Толстого Д. П. Маковицким, что видно из пометы Маковицкого на конверте письма Ионаша. Там же помета рукой Толстого: С Душаном посоветоваться. Основанием датировки служат: а) запись Толстого в Дневнике от 25 февраля 1910 г. (т. 58, стр. 20); б) копия, где письмо датировано 26 февраля 1910 г. Вероятно, письмо, написанное 25 февраля, было перепечатано на машинке и подписано 26 февраля 1910 г.

Карел Ионаш — редактор газеты «Венков» (деревенской газеты), прислал Толстому из Праги письмо от 4 марта нов. ст., в котором писал, что возникла мысль осуществить на деле среди чешских земледельцев, проповедь чешского философа крестьянина Петра Хельчицкого. К. Ионаш115 116 между прочим писал, что статистическое обследование чешских библиотек установило факт особенного интереса чешского народа к произведениям Толстого.

1 Петр Хельчицкий (Petr Chelčický) (1390?—1460?), видный деятель гуситского движения, отрицавший всякое вмешательство государства в церковные дела и проповедывавший, что истинная сущность христианства во взаимной любви и братских отношениях между людьми. Его религиозный труд «Сеть веры» был издан Академией наук: «Сочинение Петра Хельчицкого. I. Сеть веры. II. Реплика против Бискупца. Труд Ю. С. Анненкова. Окончил И. В. Ягич».

В 1905 г. Толстой написал очерк «Петр Хельчицкий» в качестве Недельного чтения для «Круга чтения». Кроме того, книга Хельчицкого была издана с очерком Толстого в качестве предисловия (см. Петр Хельчицкий, «Сеть веры», изд. «Посредник», М. 1908).

* 147. В. А. Молочникову.

1910 г. Февраля 27. Я. П.

27 февраля 1910 г. Ясная Поляна.

Большое спасибо, что пишете и о том, что близко нам обоим, в том числе и о вашем душевном состоянии.

Л. Т.

Приписка на обороте письма В. Ф. Булгакова к В. А. Молочникову от 7 февраля 1910 г., в котором он по поручению Толстого отсылал обратно письмо Смирнова.

148. К. П. Славнину.

1910 г. Февраля 27. Я. П.

К. Славнину

27 февраля 1910 г. Ясная Поляна.

Для того, чтобы ответить на ваш вопрос, мне нужно знать, что вы понимаете под словом «преступление». Если вы понимаете то, что признается таковым нашим правительством, то я не знаю и не хочу знать той глупой, грязной и преступной чепухи, которая называется этим правительством законами и неподчинение которой называется преступлением. Если же вы спрашиваете, заключается ли перед совестью и здравым смыслом всех мыслящих людей «наличность преступления» в напечатанных вами моих словах, определяющих сущность деятельности116 117 всех церковных богословов, не только русских, но и всемирных, то отвечаю, что преступление совершено не мною и не вами, а готовится к совершению всей той продажной ордой чиновников, которые из-за получаемого ими жалования готовы не только вас посадить в тюрьму вместе с тысячами томящихся там людей, но всегда готовы мучить, убивать, вешать кого попало, только бы получать аккуратно свое награбленное с народа месячное жалованье.

Извините, если, может быть, неточно отвечаю на ваш вопрос, но не затихающее негодование и ужас перед деятельностью царствующего в наше время Чингис-Хана с телефонами и аэропланами, облекающего свои злодеяния в форму законности, негодование это при всяком таком случае, как ваш, просится наружу.

С совершенным уважением Лев Толстой.

Печатается по машинописному подлиннику, перепечатанному с автографа, написанного на конверте письма Славнина. В машинописный подлинник внесены некоторые исправления Толстого. Впервые опубликовано в журнале «Красная нива» 1926, II, стр. 10. Дата подлинника. Письмо было отправлено К. П. Славнину только лишь 18 марта 1910 г., так как 27 февраля было ошибочно отправлено к Т. С. Дудченко (см. письмо № 201).

Кельсий Порфирьевич Славнин — редактор ежедневной газеты «Новая Русь», издававшейся в Петербурге в 1910 г., обратился к Толстому с письмом, в котором сообщал, что его привлекают по 73 ст. Уголовного уложения за опубликование в газете в № 20 от 21 января из книги «На каждый день» мыслей Толстого «об обучении под названием закона бога самым явным бессмыслицам». Славнин просил Толстого разъяснить ему, «имеется ли наличность преступления» в этих словах. Не дождавшись суда, Славнин уехал за границу. Заочно суд приговорил его к полутора годам тюремного заключения. Газета «Новая Русь» закрылась в мае 1910 г. В ЯЗ 5 мая 1910 г. записано, что Толстой выражал сожаление по поводу этого закрытия, так как «эту газету предпочитал другим».

* 149. Е. И. Комладзе.

1910 г. Марта 1. Я. П.

1 марта 1910 г. Ясная Поляна.

Любезный брат Ермолай Иванович,

Письмо ваше получил, но хотя и не знаю, во что и как вы верите, постараюсь ответить на ваши вопросы правдиво перед богом, как сам понимаю.117

118 1) О крещении думаю, что крещение водой, как взрослых, так и особенно младенцев, пустой и бесполезный обряд. Если понимать так, что при крещении дух божий входит в человека, то это вхождение в душу человека духа божия совершается тайно и не может зависеть от внешних обрядов. Поэтому считаю всякое крещение ненужным.

2) Насчет бракосочетания думаю, что согласно с учением Христа лучше всего полное целомудрие. Если же мужчина и женщина не могут выдержать полного целомудрия, то пусть соединяются, но обещая друг другу верность на всю жизнь (ни в каком случае не допуская развода, как и сказано в еванг. Матф., гл. V, 32) и обещая вместе воспитывать детей в своей вере; совершение же при этом каких-нибудь внешних обрядов считаю тоже ненужным.

3) Насчет погребения думаю, что мертвое тело надо убрать так, чтобы оно не мешало живым. Всякие же молитвы над телом считаю бесполезным. Всякий человек может только сам в своей жизни исполнять или не исполнять волю бога, молитвы же других людей о нем после его смерти не могут изменить его прошедшую жизнь. При смерти дух человека возвращается к тому, от кого он исшел. А бог, от кого он исшел и к кому возвратится, — есть любовь. И потому после смерти душа человека ничего кроме добра ожидать не может.

4) О молитвах вообще думаю, по словам Христа, что если молишься, то уединись и один перед богом открой ему свою душу и старайся соединиться с ним, и что такая молитва полезна для души больше, чем молитва внешняя, общественная в храмах и собраниях. Молитва же, как я думаю, самая важная и полезная для души, это молитва ежечасная, особенно когда сходишься с людьми, имеешь с ними дело. Молитва же, по моему мнению, должна состоять в том, что так как ты знаешь, что во всяком человеке живет, так же, как и в тебе, дух божий и что ты просишь бога помочь тебе сейчас обойтись с этим человеком с любовью.

Еще, любезные братья, скажу вам о том, что вы пишете, что «евангелие одно, а все поступают разно». На это скажу вам то, что я думаю об евангелии, и о всех тех книгах, которые считаются словом самого бога. По моему мнению, все эти книги ничем не отличаются от всяких других книг — дел рук человеческих.118 119 Так что надо понимать, что в этих книгах, как и во всяких других, может быть много хорошего, истинного, а также и много дурного и ложного. В книгах же, называемых словом божиим, в библии, так как книги эти очень старые, главное, были, когда люди еще очень мало знали, и кроме того много раз переводились с языка на язык и переписывались и нарочно извращались, что в книгах этих, в библии, в евангелии, посланиях, оч[ень] много пустого и даже ложного и вредного, и что верить всему, что сказано в этих книгах, не нужно. Не нужно верить уже по одному тому, что таких книг, считающихся словами бога и священными, очень много. Такие книги есть у магометан — Коран, у индусов — Веды, у китайцев — Конфуций, у японцев и части Китая — Будда, у таосистов — Лаотзе.

Верить можно и должно только тому, что одно и то же во всех верах и, кроме того, согласно с разумом и духом божиим, живущим в каждом человеке. Такое, по моему мнению, одно и то же во всех верах и согласное с разумом и духом божиим, живущим в душе человека, высказано в евангелии, не во всем евангелии, а в главных местах его, где передаются слова Христа. Из этих мест я составил то евангелие, которому я верю. Посылаю вам это евангелие — одно более подробное, другое более краткое. О молитве посылаю вам тоже ту молитву, которую я для себя каждый день по утрам читаю.1 Вы спросили меня, как я верю. Отвечаю вам перед богом всю истинную правду. Если моя вера подойдет вам, буду очень рад, если же найдете ее непригодной вам, об одном прошу, не осуждайте меня и не нарушайте нашу братскую взаимную любовь.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на четырех страницах почтовой бумаги.

Ответ на письмо Комладзе от 18 февраля с целым рядом религиозных вопросов.

Ермолай Иванович Комладзе — сектант, принадлежавший к общине «новокрещенцев», живший в 1910 г. близ станции Слюдянка Забайкальской ж. д.

Комладзе ответил Толстому письмом от 31 марта 1910 г., в котором благодарил за присланное письмо и книги. На конверте этого письма помета рукой Толстого: Б[ез] О[твета].

1 См. запись в Дневнике, т. 58, стр. 7—8.

119 120

150. Неизвестной (учительнице Е. Б.).

1910 г. Марта 1. Я. П.

1 марта 1910 г. Ясная Поляна.

Посоветуйте мальчику не писать стихов. То, что он пишет, нельзя даже назвать стихами — так это плохо.

Посоветуйте не писать.

Слово — дело великое. Великое потому, что оно есть могущественнейшее средство единения людей. Так соединили и соединяют людей слова великих учителей мира — Христа и др[угих]. Но слово может быть и орудием зла, когда оно не соединяет, а разъединяет людей. Может быть и оскорблением того, кто их произносит, когда оно употребляется для сквернословия или коверкания языка безобразными стихами. И потому с словом надо обращаться с уважением к этому великому человеческому свойству и говорить только то, что нужно, и во всех случаях стараясь сказать это, как можно проще и яснее, не стесняясь умышленно размером, рифмой. Скажите это вашему мальчику.

Последние лет 5 я получаю ежедневно не менее 2-х писем от деревенских стихотворцев с ужасным набором слов, которые представляются их авторам стихотворениями, с просьбами помочь «развитию их дара», как они выражаются, и поместить их произведения в печати. Если счесть, сколько я получил таких писем со стихотворениями за последние года, то это будут тысячи. А сколько еще таких, которые, занимаясь тем же, не обращаются ко мне? Так что стихотворство в народе сделалось за последнее время зловредной эпидемией, которую не только не надо поощрять, но против которой, наоборот, надо всеми силами бороться, тем более, что в основе этого сочинительства лежат большей частью очень дурные чувства тщеславия и корысти.

Точно так же считаю ненужным поощрять и желание под предлогом образования вступления в учебные заведения, дающие диплом и возможность выйти из своего рабочего сословия и сесть ему на шею.

Приобретение всех нужных человеку знаний всякий грамотный рабочий человек может легко получить из книг, которые стали теперь вполне доступны самым бедным людям.120

121 Посылаю вам несколько копеечных книжек, имея в виду преимущественно мальчика со склонностью к философии. Дайте ему по одному экземпляру тех, которых два.

Посылаю вам и вышедшие книжки «На каждый день». Вы в числах 18 или 19 найдете мой взгляд, подтверждаемый великими мыслителями, на назначение истинной и на вред ложной науки.

Лев Толстой.

Печатается по машинописному подлиннику. Кроме того, сохранился черновик-автограф, написанный на почтовой бумаге. Черновик-автограф испещрен многочисленными поправками Толстого, делавшимися в процессе писания. Впервые опубликовано вместе с письмом адресата в «Сборнике Государственного Толстовского музея», Гослитиздат, М. 1937. стр. 246—247.

Е. Б. — учительница школы в с. Изрог Ефремовского уезда Тульской губ., в письме от 26 февраля 1910 г. обратилась к Толстому с просьбой просмотреть стихи ее ученика 15-летнего крестьянского мальчика, а также спрашивала, следует ли «стараться о дальнейшем образовании мальчика». Об этом письме см. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 95.

* 151. П. У. Пестову.

1910 г. Марта 1. Я. П.

Письмо ваше мне было приятно получить. Насчет того, что вы пишете о том, как люди дурно живут, скажу вам следующее: не будем смотреть на других и судить их, а будем больше вглядываться в себя и судить себя. И только вглядись хорошенько в себя (я про себя говорю), столько найдешь плохого и столько работы, что некогда будет других разглядывать и судить.

Жизнь наша дурная. Отчего? Оттого, что люди дурно живут. А дурно живут люди оттого, что люди плохи. Как же помочь этому делу? Переделать всех плохих в хороших людей так, чтобы они жили хорошо, мы никак не можем, потому что все люди не в нашей власти. Но нет ли среди всех людей таких, которые были бы в нашей власти и которых бы мы могли переделывать из плохих в хороших? Поищем. Если хоть одного такого мы переделаем из дурного в хорошего, то все-таки на одного меньше будет плохих людей. А если каждый человек переделает так хоть по одному человеку, то уж и вовсе хорошо будет. Поищем же, нет ли такого хоть одного человека, над121 122 которым мы бы были властны и могли бы переделать из дурного в хорошего. Глядь, один есть. Правда, очень плохой, но зато он уже весь в моей власти: делаю с ним, что хочу. Плохой этот человек — я сам. И как ни плох он, он весь в моей власти. Давай же возьмусь за него, авось и сделаю из него путного человека. А сделает каждый то же самое над тем одним, над кем он властен, и станут все люди хорошими. А станут хорошими, перестанут жить дурно. А перестанут жить дурно, и жизнь станет хорошая.

Так вот что, я думаю, не худо бы помнить всякому.

Лев Толстой.

1 марта 10 г.

Ясная Поляна

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Пестова и продолженным на двух страницах почтовой бумаги и подписанным Толстым. Подлинник, как сообщил в 1929 г. П. У. Пестов, погиб во время гражданской войны. В несколько измененной редакции было опубликовано в книге Толстого «Путь жизни» (см. Л. Н. Толстой, «Усилие» и «Путь жизни», 19, изд. «Посредник», М. 1911, стр. 16).

Петр Ульянович Пестов (р. 1884) — крестьянин Пермской губ., обратился к Толстому с письмом, в котором рассказывал о моральном влиянии на его жизнь произведений Толстого, начиная от «Войны и мира» и кончая сборниками «На каждый день», благодарил Толстого и задавал ряд вопросов о том, как надо перестроить жизнь, чтобы уничтожилось социальное неравенство людей.

Толстой в последующем часто возвращался к своему письму к Пестову, цитируя его в письмах к другим своим корреспондентам. См. письма №№ 163, 171, 217, 226, 233.

152. В. Г. Черткову от 1 марта.

 

* 153. Е. Кузину.

1910 г. Марта 1—2. Я. П.

2 марта 1910 г. Ясная Поляна.

Посылаю вам книжки «На каждый день», из которых, если вы вникнете в них, вы поймете, для чего человек. живет. Живет он для того, чтобы исполнить волю пославшего его. А воля эта122 123 в том, чтобы любить друг друга, а не в том, чтобы сравняться с господами в их дурной жизни.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Кузина. День написания письма определяется пометой В. Ф. Булгакова на конверте об ответе Толстого 1 марта и подтверждается почтовым штемпелем дня получения. В копии же напечатана дата «2 марта 1910 г.». Повидимому, письмо, написанное 1 марта, было перепечатано, подписано и отправлено на следующий день.

Егор Кузин — крестьянин Новосильского уезда Тульской губ., не раз видавший Толстого в Кочетах у Сухотиных, читавший его книги. В своем письме пишет о разочаровании в жизни: «Умоляю вас ради бога, скажите, что мне делать, чтобы разогнать тоску».

154. С. М. Соломахину.

1910 г. Марта 2. Я. П.

2 марта 1910 г. Ясная Поляна.

Любезный Семен Михайлович,

Очень благодарю вас за ваше письмо и рад случаю написать вашим — нашим братьям о том обычае хождения «в духе», которому они предаются и которого вы совершенно справедливо не одобряете. Я бы хотел им сказать так:

Любезные братья, одно из главных заблуждений православной церкви, от которой вы отделились, в том, что церковные думают, что можно угодить богу внешними обрядами, собраниями, словесными молитвами и псалмопениями. Молиться надо не в храмах, а как Христос сказал: «Уйди в клеть свою, затворись, и там бог скорей услышит тебя, чем в многолюдном собрании». Всякая молитва есть душевное общение с богом, а разве возможно такое общение при телесных движениях и многоглаголании в многолюдных собраниях? Но в церквах только поют и махают руками — крестятся; по вашему же обряду всё тело человеческое приходит в движение и доходит до состояния, подобного опьянению. Для общения с богом нужно самое большое внимание и спокойствие, а тут происходит совсем противное и не только не лучше, но много хуже того, что делается у православных.

Очень советовал бы вам оставить этот обряд, или если уже вы хотите так бегать, то признайте то, что делаете вы это для своей123 124 потехи, а никак не для служения богу. Служить богу мы можем только одним: одинаковой братской любовью ко всем людям. Для того же, чтобы быть в силах всегда любить всех людей, нужна молитва, но молитва никак не общественная, громкая, в известные дни и часы и с особенными движениями, а молитва ежечасная, внутренняя, такая, чтобы, имея дело с человеком — братом, просить бога о том, чтобы он помог мне с любовью и уважением обойтись с ним, т. е. с каждым человеком, до которого имеешь дело.

Теперь заодно, любезные братья, хочется мне сказать вам и о другом деле, которое, как мне кажется и как мне рассказывали, многие из вас понимают неправильно. Я разумею о половом общении между мужчиной и женщиной. Как это сказано в евангелии, самое лучшее для человека — полное целомудрие, а нет сил удержаться, то пусть сходится один мужчина с одной женщиной, но раз навсегда, на всю жизнь, не разлучаясь и не разводясь, как и сказано у Матф., V, 32. Стоит людям только позволить себе перемену супругов, так уже и нет предела разврату, так как половая похоть, чем больше человек отдается ей, тем больше разрастается, и человек в этом разврате спускается ниже животного и лишается всякого общения с богом.

Тоже и об этом прошу вас подумать, милые братья, и верить, в то, что писал я это только по любви к вам и желанию моему по мере сил быть вам полезным.

Любящий вас брат Лев Толстой.

Печатается по копии. Впервые опубликовано в сборнике ПТС, II, стр. 302—304, с цензурными сокращениями, под датой 1 марта 1910 г., как «Письмо к сектанту С.». Дата 2 марта 1910 г. определяется копией.

Семен Михайлович Соломахин (1888—1952) — сектант-молоканин, по своим убеждениям близкий к взглядам Толстого, неоднократно бывавший в Ясной Поляне. См. запись Толстого в Дневнике 15 апреля 1910 г. (т. 58, стр. 38). В ЯЗ 15 апреля 1910 г. записано: «Был Соломахин, какой он горячий человек, отец хлыст, а он рационалист. Отец ему хочет дать семьдесят десятин земли, он отказывается на религиозных основаниях».

Ответ на письмо Соломахина от 28 февраля, в котором Соломахин просит Толстого разъяснить ему сущность некоторых сектантских суеверий.

124 125

* 155. Н. Николаеву.

1910 г. Марта 3. Я. П.

3 марта 10 года. Ясная Поляна.

Любезный брат Никита,

Посылаю тебе книги о том, как я понимаю закон бога. Но если тебе, может быть, трудно разобраться в книгах, пишу вкратце, как я понимаю закон. Понимаю я его по учению Христа, Матфея XXI, 34—38. Закон в том, чтобы любить бога — совершенство и добродетель и любить ровно всех ближних. И что закон этот верен, видно по тому, что только начни исполнять его, и сейчас на душе хорошо, и ничего не нужно, и ничего не боишься. Так вот, по-моему, весь закон — в любви; всё же, что сверх этого, то лишнее. О загробной же жизни понимаю так: о том, что будет с нами после смерти, нам не дано знать. Одно знаем, что как мы в жизнь пришли от бога, так и уйдем из жизни к богу. А бог есть любовь (1-ое послание Иоанна, гл. IV). А от любви ничего, кроме добра, быть не может.

Любящий тебя брат Лев Толстой.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге. Письмо Никиты Николаева не сохранилось, и сведений о нем не имеется.

* 156. X. Ф. Досеву.

1910 г. Марта 4. Я. П.

4 марта 10 года. Ясная Поляна.

Благодарю, милый Досев, за сообщение и письма и речи М. Попова.1 Я отвечаю ему. Переведите и пошлите. Деньги с радостью пошлю. Напишите, куда.

Всеми силами стараюсь, но не могу удержаться от предугадывания того, что будет, и я думаю скоро, вследствие такого пробуждения свободного от суеверий религиозного христианского понимания жизни, которое всё больше и больше захватывает не нашу отпетую братью, а народ. Мне легко удержаться от такого предугадывания, потому что во всяком случае я-то не увижу перемены внешней. Важно только движение духовное, а такое духовное просветление в одном человеке важнее миллионных армий. Прощайте, спасибо. Братски целую вас.

Л. Толстой.125

126 Печатается по копии. Дата определяется копией и подтверждается пометой В. Ф. Булгакова на конверте письма Досева, а также записью Толстого в Дневнике (т. 58, стр. 22).

Христо Федосиевич Досев (1887—1919) — болгарин, последователь учения Толстого. См. т. 78.

1 Христо Досев прислал Толстому письмо из Майкопа от 25 февраля 1910 г. вместе с переведенным им с болгарского на русский язык письмом и речью отказавшегося от военной службы солдата Миню Пенева Попова перед военным судом в г. Пловдиве, в Болгарии. Досев писал в своем письме, что М. Попов вновь осужден на четыре года заключения в самую худшую тюрьму Болгарии — «Черную Джалию». «Тюрьма эта отвратительная, хуже всякой вашей Шлиссельбургской крепости: она низкая темная, сырая, глухая». Он просил Толстого написать Попову, прислать письмо ему для перевода и пересылки Попову и высылать ему по 5 р. в месяц.

Открыткой из Майкопа, отправленной 29 марта 1910 г., Досев благодарил Толстого за добрые письма и сообщал, что отправил М. Попову оригинал и перевод письма Толстого. См. письмо № 157.

* 157. М. П. Попову.

1910 г. Марта 4. Я. П.

4 марта 10 года. Ясная Поляна.

Любезный брат Миню,

Получать такие письма, как то, какое вы мне прислали вместе с вашей речью на суде, которую мне прислал Досев, и узнавать про такие поступки, как ваш, составляет самую большую радость моей жизни.

Единственное настоящее дело нашей жизни — это всё большее и большее единение людей мира. Соединиться же могут люди только в истине любовью. Такой же поступок, как ваш, так именно и соединяет людей больше и вернее, чем всевозможные пути сообщения, чем какие бы то ни было книги, газеты, общества. Помогай вам бог с бодростью и радостью нести выпавшее на вашу долю испытание с сознанием того, что то, что вы делаете, делаете не вы, а он — бог, живущий в вас.

Если можете, извещайте меня, и чем чаще и чем подробнее, тем лучше о вашем положении. Знайте, что у вас много друзей и братьев в России. Один из них, любящий вас, как дорогого сына, старый дед.126

127 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге, подписанным инициалами: «Л. Т.».

Миню Пенев Попов (р. 1885) — болгарин, сын деревенского учителя. В 1907 г. отказался от военной службы по религиозным убеждениям, чему толчком послужило знакомство с произведениями Толстого, и был предан военному суду, приговорившему его в январе 1908 г. в г. Пловдиве (Филиппополе) в дисциплинарную роту на 2 года. По истечении года Попов вновь был предан суду «за неповиновение» и осужден на 4 года тюремного заключения. М. Попов написал Толстому на болгарском языке из тюрьмы «Черная Джалия» письмо от 1 января 1910 г., переведенное на русский язык Христо Досевым. См. письмо № 156.

158. И. Ф. Наживину.

1910 г. Марта 4—5. Я. П.

Сейчас прочел записку вам Булгакова, милый Иван Федорович, и не мог допустить того, чтобы не отозваться на ваше письмо тем чувством любви, к[оторое] всегда сознаю в себе, как только что-нибудь напоминает вас. Рад узнать, что как это и не могло быть иначе, покорность воле и всегда благой воле его победило ваше страдание.1

Я живу хорошо, подвигаюсь понемногу к тому, что всегда благо, и ослаблением тела и освобождением духа. Сердечный привет вашей милой жене.2

Лев Толстой.

4 марта.


Хочется исполнить ваше желание о портрете, но у меня нет последнего. Или найду самый последний, или завтра попрошу снять. Посылаю последний. Кажется, годится.3

Печатается по факсимиле-автографу, напечатанному И. Ф. Наживиным в книге: Ив. Наживин, «Из жизни Л. Н. Толстого», изд. «Сфинкс», М. 1911. В копии письмо датировано 5 марта.

Иван Федорович Наживин (р. 1874) — писатель, одно время сочувствовавший взглядам Толстого. См. т. 73, стр. 147.

1 По поводу смерти ребенка Наживина в 1909 г.

2 Анне Ефимовне Наживиной, рожд. Зусман.

3 О фотографическом портрете для Наживина см. записи в Дневнике В. Ф. Булгакова, стр. 101, и А. Б. Гольденвейзера, «Вблизи Толстого», 2, стр. 9.

127 128

* 159. Л. И. Медведевой.

1910 г. Марта 5. Я. П.

5 марта 10 г. Ясная Поляна.

Любовь Иосифовна,

Получил ваше доброе письмо и отвечаю на него, во-1-х, тем, что совершенно искренно говорю, не признаю за собой того влияния, которое вы мне приписываете, а во-вторых, то, что и не признавая за собой этого влияния, не переставая только то и делаю, что вы советуете мне делать.

Учение Христа считаю самым великим и нужным нам учением и, как умел, старался привлекать к нему людей. Посылаю вам составленные мною выборки из евангелия, такие, какие, по моему мнению, независимо от того, бог ли Христос, или нет, должны бы, казалось мне, привлечь людей. Мысли же «На каждый день», думаю, что могут быть духовно полезны людям, по крайней мере для меня они полезны, воздерживая меня от дурного и привлекая к лучшему. То же слыхал и от некоторых читателей. Посылаю вам эти книги.

Благодарю вас за ваше письмо.

Брат ваш Л. Т.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге с собственноручной подписью Толстого инициалами «Л. Т.».

Любовь Иосифовна Медведева — бывшая учительница, прислала Толстому письмо из Харькова от 3 марта 1910 г. (почт. штемпель), в котором она писала, что читала в газете «Русь» поучения Толстого (в газете «Новая Русь» в 1910 г. печаталось «На каждый день»). Но, читая их, она пришла к такому заключению, что они приносят очень мало пользы, «потому, что они только одурманивают человека», подменяя собой евангелие. «Бросьте Вашу философию, — писала Медведева, — побольше сердца, побольше души» и призывала Толстого «всячески распространять советы людям, как надо жить и как соединить все религии воедино».

* 160. В. А. Молочникову.

1910 г. Марта 5. Я. П.

[5 марта 1910 г.]

Письмо хорошо. Читая с карандашом, сделал помарки ничтожные. Чтение его может быть только полезно.

Л. Т.128

129 Дата поставлена на подлиннике рукой В. Ф. Булгакова. Письмо является припиской к письму В. Ф. Булгакова Молочникову.

В. А. Молочников вместе со своим письмом к Толстому прислал письмо, написанное им в Новгороде по поводу отказа его сына от уроков закона божия учителю реального училища. Он просил Толстого ответить, «стоит ли вообще посылать такое письмо», и исправить его, если Толстой найдет нужным.

* 161. Я. С. Пяшунину.

1910 г. Марта 5. Я. П.

5 марта 10 г. Ясная Поляна.

Не советую никуда ездить. Миллионы живут, где родились, почему вам, одному из миллионов, нельзя жить на месте, а надо уехать!

Думаю, что во всяком месте можно жить хорошо и дурно. Тому, кто живет хорошо, везде хорошо, а тому, кто живет дурно, везде дурно. Думать, что от перемены места может жизнь стать лучше, большой соблазн.

Если человек так думает, то он будет ожидать улучшения жизни от перемены места, а о том, чтобы самому становиться лучше, не будет заботиться.

А улучшение жизни только в себе. Не советую никуда ездить, а жить, где живете, и работать над собою, чтобы себя исправлять. И стоит только перестать думать о Канаде и Америке, а заглянуть в себя — так и дома над собой работы много найдете.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на двух страницах почтовой бумаги.

Яков С. Пяшунин — крестьянин Пермской губ., просил Толстого посоветовать ему, как переселиться в Америку, Канаду или Колумбию.

* 162. М. Скипетрову.

1910 г. Марта 5. Я. П.

5 марта 1910 г.

Докончил чтение вашего письма, милый Миша, и прослезился радостными, любовными слезами.

Никакая радость не может сравниться с этой радостью любовного единения не Скипетрова с Толстым, а сознания единства129 130 бога в себе и вне себя. Только сознай это единство хоть с одним, сознаешь его со всеми. И как хорошо.

Пожалуйста, пишите. Передайте мою любовь вашей матери. Это не слова, а правда.

Печатается по копии.

Михаил Скипетров (1883?—1911?) — бывший петербургский студент (см. т. 80), часто бывавший в Ясной Поляне. См. т. 80 и Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 38—40, 48, 146, 213—214. В письме к Толстому от 3 марта Скипетров писал «о внутренней сущности прогресса», который он понимает как движение людей к единству.

На конверте письма Скипетрова надпись рукой Толстого: Душану, чтобы он сообщил Скипетрову о новостях.

* 162а. М. А. Стаховичу. Неотправленное.

1910 г. Марта 5. Я. П.

Телеграмма.

Отец просит разрешения Хрулева посетить Тульскую тюрьму. Местные власти препятствуют.

После отказа тульским прокурором через присяжного поверенного Б. О. Гольденблата в разрешении свидания Толстого с заключенными в Тульской тюрьме (см. прим. к письму № 104) Толстой предполагал обратиться за разрешением свидания через М. А. Стаховича к начальнику мест заключения Министерства внутренних дел С. С. Хрулеву. Написав текст телеграммы от имени своей дочери, Толстой отложил отсылку данной телеграммы (Я3, 2 марта 1910 г.). Тем не менее Стахович, узнав о желании Толстого, хлопотал у Хрулева и министра юстиции Щегловитова, но получил отказ. См. «Список писем по поручению», № 245.

* 163. Ф. Т. Ткаченко.

1910 г. Марта 5. Я. П.

5 марта 10 года. Ясная Поляна.

Федор Тимофеевич,

Анархизм это учение о том, что надо и можно жить без правительства. Анархисты-революционеры учат — тому, что надо, мол, свергнуть правительство. И тогда люди сами, без правительства устроят себе справедливую, хорошую жизнь. Я считаю130 131 такое учение неправильным, потому что, если анархисты будут употреблять насилие против правительства, то и правительство будет употреблять насилие против них, и если бы анархисты и взяли верх, держаться они могли бы только насилием. А как только будет насилие, так будут вражда, злоба, убийства, и на этом пути люди никогда не дойдут до справедливой, хорошей жизни, а будет та свалка и война всех против всех, какая идет теперь.

Для того, чтобы установилась справедливая, хорошая жизнь, нужно совсем другое, а именно вот что:1

Посылаю вам книжечек.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге.

Федор Тимофеевич Ткаченко — ефрейтор 125-го Курского полка, находившегося в г. Ровно, до военной службы чернорабочий; в письме к Толстому от 2 марта (почт. штемпель) просил разъяснить, что такое анархизм.

1 Далее в черновом автографе написано: (Приложить из письма о работе над собой) и рукой В. Ф. Булгакова: «Далее прилагается письмо к Пестову от 1 марта» (см. письмо №151).

* 164. Ш. Вулу.

1910 г. Марта 7. Я. П.

7 марта 10 года. Ясная Поляна.

Слова, сказанные Христом не оттого важны и можно ссылаться на них, что они сказаны Христом. А сказаны они Христом потому, что они истинны и записаны в сердце каждого человека.


Черновое.

Можете ссылаться на слова истины, записанные в сердцах каждого человека, кем бы слова эти ни были сказаны.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом. Прочтя письмо, Толстой написал один текст ответа, но тут же зачеркнул его и написал новый, который был перепечатан на машинке, подписан и отправлен адресату.

Ответ на письмо из местечка Новой-Улицы Подольской губ. Шмуэля Вула, в письме от 3 марта спрашивавшего Толстого: «Может ли еврей, отказываясь от воинской повинности, ссылаться на слова Христа? »

131 132

* 165. Б. О. Гольденблату.

1910 г. Марта 7. Я. П.

Борис Осипович,

Опять обращаюсь к вам и почти уверен, что вы не посетуете на меня за это обращение.

Дело о выделе по 9-му ноября1 крестьянина своей земли из общества. Выдел этот стесняет всё общество, но Зем[ский] начальник] и Съезд2 решили в пользу выделяющегося. Я уверен, что вы не откажетесь сделать, что можете.

Благодарный вам Лев Толстой.

7 мар.

1910.

Борис Осипович Гольденблат (1864— ум. ок. 1930) — тульский присяжный поверенный, к которому часто обращался Толстой за юридическими советами по делам крестьян, обращавшихся к Толстому за помощью.

1 Закон 9 ноября 1906 г., по которому крестьянам предоставлялось право свободного выхода из общины на хутора и отруба с закреплением выделенной земли в их частную собственность. Толстой относился резко отрицательно к этому закону. См. т. 77 (письмо к П. А. Столыпину от 16 июля 1907 г.) и т. 80, стр. 81.

2 Уездный съезд мировых судей — кассационная инстанция по решениям земских начальников и городских судей. В состав уездного съезда входили все земские начальники данного уезда, городские судьи и почетные мировые судьи.

166. В. А. Поссе.

1910 г. Марта 7. Я. П.

7 марта 1910 г.

Многоуважаемый Владимир Александрович.

Какое вышло удивительное совпадение! Вы пишете Льву Николаевичу о том, не найдется ли что-нибудь в его писаньях против самоубийства. А я только сегодня послала в «Русское слово» именно такую статью под заглавием «О самоубийстве», написанную Львом Николаевичем еще в 1900 году. Вчера, пересматривая разные русские и иностранные брошюры со статьями Льва Николаевича, я совершенно случайно нашла в середине книжечки эту статью. Перечла ее, и, так же как вы, возмущаясь и скорбя душой о тех молодых жизнях, которые ежедневно погибают по собственному желанию, я просила Льва Николаевича позволить мне напечатать его мысли, на что он охотно согласился — не знаю, напечатает ли «Русское132 133 слово» статью; не знаю и того, удобно ли вам будет тоже ее напечатать. На всякий случай посылаю вам точную копию того, что я сегодня послала в «Русское слово». Поступите по своему усмотрению как хотите с этой статьей...


В самом деле это странная случайность. Я перечел эту забытую статейку, но она мне показалась стоющей напечатания.1 Я ничего сейчас не сумел бы написать лучшего.

Любящий вас Л. Толстой.

И сейчас Лев Николаевич велел вам еще передать, что он очень рад, что его статья будет у вас напечатана, и что он благодарит вас за предложение посылать ваш журнал по его указанию. Очень рада буду, если посылаемая мною статейка вам пригодится; жалею, что ваше письмо не пришло днем раньше.

Желаю вам всего лучшего.

Преданная вам

София Толстая.

Печатается по тексту, опубликованному в журнале «Жизнь для всех» 1911, 11, стр. 1579—1580. Там же воспроизведено факсимиле письма Толстого и отрывки из письма С. А. Толстой. Письмо вызвано письмом В. А. Поссе от 3 марта 1910 г. со следующей надписью Толстого на конверте: С[аша], прочти письмо ввиду его предложения высылать. Благодари от меня за письмо и сообщи статейку Софии Андреевне.

1 Статья «О самоубийстве» была напечатана в газете «Русское слово» 1910, № 55 от 9 марта, и перепечатана во многих других газетах. Статья эта представляет собою письмо Толстого к З. М. Любочинской от 25 августа 1899 г. (см. т. 72, стр. 175), которое было впервые опубликовано в «Листках Свободного слова» 1900, 11, стр. 13—14.

* 167. Е. П. Де-Турже-Туржанской.

1910 г. Марта 7—8. Я. П.

7 марта 10 года. Ясная Поляна.

Благодарю вас, Евгения Павловна, за присылку журнала. Непременно пересмотрю и постараюсь высказать свое мнение, как вы желаете, искренно. Цель ваша мне очень сочувственна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Де-Турже-Туржанской. Дата определяется копией и почтовым штемпелем дня получения: «Засека, 7 марта» и пометой на конверте об ответе 8 марта 1910 г.133

134 Евгения Павловна Де-Турже-Туржанская — детская писательница, сообщила Толстому в своем письме, что с 1 февраля 1910 г. она редактирует и издает в Смоленске новый детский журнал «Родная Русь». Она также прислала Толстому экземпляр этого журнала и просила дать свой отзыв.

* 168. И. В. Корпусову.

1910 г. Марта 8. Я. П.

8 марта 10 г. Ясная Поляна.

На ваш вопрос, милый брат Иван Васильевич, посылаю вам выдержки из моих писем к писавшим мне людям, которые находились в том же недоумении, как и вы, о некоторых текстах писания.1

Посылаю кроме того книгу Сандерлэнда,2 из которой вы увидите, какое значение можно и должно приписывать книгам, называемым священным писанием.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Корпусова.

Иван Васильевич Корпусов — крестьянин Ставропольской губ., в письме от 23 февраля 1910 г. благодарил Толстого за «правду и нелицемерие, за истину перед всем миром». Он просил разъяснить не понятные ему тексты из евангелия и послания апостола Павла.

1 В черновике: О священном Писании...

К письму приложены выдержки из писем Толстого к Мельникову (№ 73) и Куксову (№ 80).

2 И. Т. Сандерленд, «Библия. Ее происхождение, развитие и отличительные свойства», перевод с английского под ред. В. Черткова, изд. «Посредник», М. 1908.

* 169. С. Е. Сакерину.

1910 г. Марта 8. Я. П.

8 марта 10 г. Ясная Поляна.

Любезный брат, Степан Ефимович,

Получил ваше письмо и с радостью прочел его. Вижу из него, что вы понимаете христианское учение так же, как и я. Считаю я по христианскому учению всех людей братьями, а потому тем134 135 более тех, которые одинаково со мною понимают жизнь. Письмо ваше очень интересно. Если позволите, я пошлю его в печать и постараюсь выговорить за напечатание вознаграждение.

В конце письма вы пишете, чтобы я помог вам устроить свою жизнь.

Я не понял, чего вы от меня желаете и ожидаете.

Если вы думаете, что я могу вам дать денег, то я не могу этого, так как, хотя и живу в роскоши, не имею никакого имущества, кроме небольших денег, которые распределяю между соседними бедными вдовами, сиротами и нищими.

Брат ваш.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге.

Степан Ефимович Сакерин (р. 1875) — крестьянин-бедняк Вятской губ., прислал Толстому длинное письмо, в котором подробно описывал свою жизнь и бедствия, которые терпел с самого детства. Он писал о своих религиозных исканиях и просил Толстого «помочь ему встать на ноги».

170. В. Г. Черткову от 8 марта.

 

* 171. Ш. Шеркеру.

1910 г. Марта 8. Я. П.

8 марта 10 г. Ясная Поляна.

С мыслью, выраженной вами в начале вашего письма, вполне согласен.

В ответ же на ваши вопросы посылаю вам следующее простое рассуждение:1

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге.

Ш. Шеркер из с. Шелестяны Подольской губ. писал, что прочитанные им книги Толстого «Неизбежный переворот» и «О ложной науке» изменили все его убеждения, но он не понимает, «каким образом заменить насилие любовью. Как возможно единение народов, враждебных друг другу?»

1 Далее в черновике написано: «Жизнь наша нехорошая и т. д. Выписать из письма по пунктам».

В копии перепечатана выписка из письма к Пестову (№ 151).

135 136

* 172. И. Карпову и И. Малинкину.

1910 г. Марта 9. Я. П.

9-го марта 10 г. Ясная Поляна.

Совершенно согласен с вашим мнением. Я для себя считаю всякое обязательство несовместимым с той свободой, которая есть и условие и благо христианского жизнепонимания.

Думаю, что возможно товарищество и без обязательств и признания власти, основанной на насилии.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Карпова и Малинкина.

Иван Карпов и Иван Малинкин — рабочие Куваевской мануфактуры в Иваново-Вознесенске, в письме от 7 марта просили разъяснить недоумение, вызванное высказанным Толстым одобрением кооперативного движения, в котором они видят некоторый элемент насилия. См. письмо к В. Ф. Тотомианцу № 81.

* 173. П. Видуцу.

1910 г. Марта 10. Я. П.

10 марта 10 г. Ясная Поляна.

Думаю, что если бы вы читали мои книги, вы бы не делали мне тех вопросов, которые делаете.

На 1-й вопрос ответ в том, что христианское учение ставит идеал, наибольшее приближение к которому дает наибольшее благо. Чем больше исполняет человек закон любви, включающий непротивление, тем будет лучше.

На 2-й вопрос о том, как может дух существовать без материи, т[ак] к[ак], по-вашему, материя такое же основное и вечное начало жизни, как и дух, отвечаю тем, что материя не только не такое основное и вечное начало жизни, как дух, но что материя вовсе не существует сама по себе, а есть только наше представление. Мы знаем несомненно только одно свое духовное «я», материальное же всё есть только представление, получаемое нашим духовным «я», которое одно существует.

То, что материя не существует, а есть только наше представление, ясно уже потому, что материю мы не можем себе136 137 представить иначе, как во времени и пространстве, материя есть нечто совершенно бессмысленное.

Прежде чем было это — что бы то ни было — было то, что было причиной этого, а прежде того, что была причина, было еще что-то и т. д. до бесконечности. То же и по пространству: Солнце, Сириус, а дальше еще большие звезды, еще более отдаленные и так тоже без конца. Так что признавать материю в пространстве и времени можно и полезно для обихода, практической жизни, но выставлять материю для объяснения начала жизни очень смешная и грубая ошибка, которую делают в наше время тысячи и тысячи так называемых «ученых» людей. Мало думающим людям кажется так ясно, что есть мои руки ноги, поля, земля, что они так же уверены, что это действительно есть, как мы во сне бываем уверены, что действительно есть то, что нам грезится.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге.

Петр Видуц из Лифляндской губ. в письме от 7 марта просил Толстого разъяснить два вопроса, которые ему непонятны и с которыми он никак не может согласиться: первый — о непротивлении и второй — о бессмертии духа.

* 174. Грете Виттельс (Grete Wittels).

1910 г. Марта 7—10. Я. П.

7 марта 10 года.

Людям всех народов и племен турецкого, самоедского, славянского нужно стремиться к единению с богом, — скажу тому, кто понимает и верит в него, тому же, кто не понимает бога, скажу — с истиной. Такое единение, чем больше оно будет достигнуто, тем больше даст блага всему человечеству, в том числе и славянам, или всякой другой отдельной народности.

Единение же одного народа или племени есть contradictio in adjecto,1 т. е. единение с некоторыми для разъединения со всеми. Бог или истина есть центр, мы все на окружности. Чем ближе мы будем по радиусам приближаться к центру, тем более мы будем приходить в единение друг с другом. Другого средства нет. Все другие средства иллюзия, обман.137

138 От 10 марта 1910 г.


Добавление к письму к Грете Виттельс (Grete Wittels).

Всякий человек, прежде чем быть австрийцем, сербом, турком, китайцем — человек, т. е. разумное, любящее существо, призвание которого никак не в том, чтобы соблюдать или разрушать сербское, турецкое, китайское, русское государство, а только в одном: в исполнении своего человеческого назначения в тот короткий срок, который предназначено ему прожить в этом мире.

Печатается по копии. Основанием датировки служат: копия, где письмо датировано 7-м, а добавление — 10 марта. Ответ Толстого, написанный на русском языке, видимо был переведен на немецкий Д. П. Маковицким.

Грета Виттельс (сведений о ней не имеется) в письме, отправленном из Вены 16 марта нов. ст., написанном на немецком языке, спрашивала Толстого: «Что для будущей всеобщей славянской культуры было бы лучше, чтобы все славянские народы сообща работали над великим делом цивилизации, или же каждый народ должен сохранять свой собственный язык, свою литературу, короче говоря — свою национальную культуру?»

1 [противоречие в самом себе,]

* 175. Георгиевичу.

1910 г. Марта 10. Я. П.

10 марта 10 г. Ясная Поляна.

Вы говорите, что любите науку, музыку, но вы ничего не любите, кроме своего животного.

Ваше письмо ужасно. Очень жалею о том, что вы его написали.

Печатается по копии.

Письмо, вызвавшее ответ Толстого, не сохранилось. Повидимому, к этому письму относится запись Толстого 10 марта 1910 г. в Дневнике: «Письма: одно ужасное от юноши, готового убить старика, чтобы экзамен зрелости» (т. 58, стр. 23).

176. И. И. Перперу.

1910 г. Марта 10. Я. П.

Посылаю вам переведенную с немецкого книгу под заглавием «Ужасы христианской цивилизации»,1 составленную тибетским138 139 ламой, пробывшим несколько лет в университетах Германии. Заглавие книги уже говорит вам о ее содержании. Хотя я и не знаю, действительно ли она написана настоящим буддистом, или это только форма, которую избрал автор, вроде известной книги Монтескье «Персидские письма»,2 для выражения своих мыслей, книга сама по себе очень интересна и поучительна.

Буддизм в последнее время всё более и более очищается от наростов, скрывавших его, христианский мир, всё более и более узнает его истинную сущность, и в последнее время и в Европе, и в Америке всё чаще и чаще встречаются люди, переходящие из христианства в буддизм.

Не говоря о метафизической глубине учения, так хорошо разъясненного Шопенгауэром, особенно привлекательна нравственная практичность этого учения с его основными пятью заповедями для всех верующих в буддизм.

1) Не убивать умышленно никакое живое существо; 2) не присваивать себе того, что считается другими их собственностью; 3) не предаваться половой похоти; 4) не лгать; 5) не одурманивать себя ни одуряющими напитками, ни куреньями.

Невольно приходит в голову, какая произошла бы огромная перемена в жизни, если бы люди знали эти заповеди и считали бы их хотя бы столь же обязательными, как и исполнение внешних обрядов.

Лев Толстой.

Печатается по копии. Впервые опубликовано в журнале «Вегетарианское обозрение» 1910, 5, стр. 1—2. Дата определяется записью в Дневнике Толстого 10 марта 1910 г.: «Написал... письмо об ужасах христианской цивилизации» (т. 58, стр. 23—24).

Иосиф Иосиевич Перпер (р. 1886) — литератор и педагог, в то время редактор журнала «Вегетарианское обозрение».

1 Книгу Bruno Freidank «Die Schrecken Civilisation» перевела с немецкого А. А. Гольденвейзер. См. письмо № 267. Книга эта под заглавием «Письма буддиста к христианину», написанная от лица Чонг-Ка-Па-Ламы, в переводе А. А. Гольденвейзер, была напечатана в журнале «Вегетарианское обозрение» 1910, 5, 6, 7, 8, 9, 10.

2 «Персидские письма» — сатирическое произведение французского писателя и философа Шарля Луи Монтескье (1689—1755), представляющее собой переписку двух персов.

139 140

177. В. Ю. Шимановскому.

1910 г. Марта 10. Я. П.

Леониду Шимановскому
для передачи В. Ш.


Милостивый Государь,

Накануне дня получения вашего письма, разговаривая с моими друзьями о тех книгах, которые желательно бы было иметь в народной библиотеке, мы пришли к мысли о том, что одна из самых полезных таких книг и каких еще нету теперь, был бы Энциклопедический словарь, составленный по предметам наиболее важным и интересным для рабочего народа и вместе с тем составленный так, чтобы он был доступен простому, только грамотному человеку, давая ему возможность дальше и дальше образовываться по тем отраслям, к которым он имеет призвание или которые ему нужны.

Получив ваше письмо, я тотчас же подумал, что наилучшее, по моему мнению, употребление денег, о которых вы говорите, было бы составление такого народного словаря. Работа эта очень большая, требующая и большого труда, и внимания, и нынче, разговаривая с одним из вчерашних друзей, именно с Горбуновым,1 издателем «Посредника», мы решили, что хорошо бы было людям, интересующимся этим делом, составить кружок, который с общего согласия решал бы, что и как делать и как употреблять для этой цели пожертвованные деньги. Желательно бы было, если бы завещатель согласился на мое предложение, чтобы он от себя назначил бы человека, участвующего в этом деле. Дело это я себе представляю так: соображаясь с существующими энциклопедическими словарями, избирались бы только те предметы, которые нужны большинству народа и доступны ему и переделывались и излагались бы в самой простой и ясной форме. Словарь этот выходил бы отдельными выпусками и постоянно в новых изданиях, всё больше и больше совершенствуясь и удешевляясь. Подробности работы представляются мне довольно ясно, но описывать их в письме было бы слишком длинно. Кроме того, дело само покажет то, что нужно. Такое употребление пожертвованных денег, кроме того что оно вполне удовлетворяет требованию жертвователя, чтобы дело было доброе и не противное правительству, удовлетворяет и тому требованию, чтобы деньги140 141 эти не употреблялись единовременно. Издание будет покрывать свои расходы и приносить доход, давая возможность улучшать и удовлетворять всё больше и больше издание этого словаря.

Рад буду, если мое предложение будет вами принято, но вперед заявляю, что кроме моих преклонных лет я и очень занят, и потому не могу отдать этому делу ничего, кроме моих советов, если они будут нужны, дело же должно быть поставлено так, чтобы оно шло и без меня.

С совершенным уважением Лев Толстой.

Впервые опубликовано в газете «Речь» 1912, № 286 от 18 октября. Дата на подлиннике не поставлена, она определяется записью в Дневнике Толстого 10 марта 1910 г.: «Написал... ответ о 15 000» (т. 58, стр. 23—24).

Всеволод Юльевич Шимановский (р. 1862) — бывший артиллерийский офицер, в 1885 г. бросил военную службу и поступил в сельские учителя. В 1899 г. потерял зрение и, будучи совершенно слепым, продолжал учительскую работу в народных школах. Автор ряда педагогических статей и трудов по пчеловодству. См. т. 68, стр. 93.

1 Иван Иванович Горбунов-Посадов.

Опубликовывая письмо к В. Ю. Шимановскому, газета «Речь» сообщала:

«Копия этого письма доставлена нам из Киева. Оно получено в ответ на просьбу одного лица, пожелавшего пожертвовать 15 000 рублей на какое-нибудь доброе дело и обратившегося по этому поводу за советом ко Льву Николаевичу. Семейные обстоятельства жертвователя впоследствии изменились, и, принужденный отказаться от этого плана, он ныне обращается к нам с просьбой напечатать это письмо, выражая при этом надежду, что, «может быть, на Руси великой найдется лицо, которое пожелает осуществить мысль нашего гения». Об этом деле см. прим. к письму № 254 и письмо № 273.

* 178. А. В. Архангельскому.

1910 г. Марта 11. Я. П.

11 марта 10 г. Ясная Поляна.

Очень сожалею о том, что мой отказ так огорчил вас. Причина его та, что я, имеющий перед собой, по всей вероятности, только дни, если не часы жизни, и вместе с тем, видя перед собой неисполненные многие и важные обязанности, я не могу читать тех сотен рукописей, которые получаю, и не могу делать исключения.

Пожалуйста, не имейте недоброго чувства ко мне, питающему к вам, как и ко всем людям, одно чувство уважения и любви.141

142 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Архангельского.

Ответ Толстого на письмо от 4 марта Александра Владимировича Архангельского (1884—1916), занимавшегося педагогической деятельностью в Тюмени и Тобольске. В ответ на письмо к нему от 21 февраля, написанное по поручению Толстого В. Ф. Булгаковым (см. «Список писем по поручению», № 140), Архангельский писал, что Толстой «оскорбил и сделал ему больно своим отказом».

* 179. С. Курдюкову.

1910 г. Марта 11. Я. П.

11 марта 10 г. Ясная Поляна.

В ответ на ваше письмо посылаю вам книги «На каждый день», во всех 29 числах вы увидите, как я понимаю вопрос о том, что ожидает нас после смерти.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Курдюкова и подписанным инициалами «Л. Т.».

Стефаний Курдюков в письме от 8 марта 1910 г. писал, что он прибыл из деревни в Москву для заработка несколько месяцев тому назад и до сих пор, несмотря на все старания, не может никуда поступить. Доведенный безработицей и голодом до отчаяния и истощения, решил покончить с собой, но, прочитав в газетах статью Толстого «О самоубийстве» (см. письмо № 166), решил обратиться к Толстому за советом, «как здесь поступить». Письмом от 17 марта 1910 г. Курдюков ответил Толстому, что он получил посланные книги, но «вследствие сильной слабости, как телесной, так и умственной, от многодневного голода за неимением средств к жизни», не очень понял несколько мыслей. К письму приложено стихотворение Курдюкова «Безработный».

На конверте этого письма, полученного 18 марта, Толстой пометил: Б[ез] О[твета].

* 180. С. Д. Куркову.

1910 г. Марта 11. Я. П.

11 марта 10 г. Ясная Поляна.

Сергей Дементьевич,

Не интересуюсь никакими художественными произведениями и потому не могу исполнить вашего желания.142

143 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Куркова.

Сергей Дементьевич Курков — крестьянин Белевского уезда Тульской губ., писал Толстому о том, что он написал трагедию в четырех действиях под названием «Зина Черемушкина», и просил Толстого принять его сочинение «для контроля» и дать совет, куда бы отправить рукопись для напечатания.

* 181. М. М. Власовой.

1910 г. Марта 11. Я. П.

11 марта 10 г. Ясная Поляна.

Не зная, во что вы верите, не могу ничего советовать вам. Если вы верите в учение Христа в его истинном смысле, то по этому учению целомудрие всегда лучше брака. И потому, если вы верите в это учение, советую вам не выходить замуж, а если не верите в учение Христа, советую вам узнать его и поверить в него, и тогда вы решите сами, и решите наверное за целомудрие против брака.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Власовой.

Молодая девушка М. М. Власова спрашивала Толстого, можно ли ей выходить замуж за своего двоюродного брата.

* 182. Членам общины «Петровичи».

1910 г. Марта 11. Я. П.

11 марта 10 г. Ясная Поляна.

Благодарю членов общины за привет. Радуюсь тем чувствам, которые воодушевляют их, и желаю самого лучшего и важного в жизни: преуспеяния в внутреннем совершенствовании, которое яснее всего проявляется во всё большем и большем проявлении любви.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма общины «Петровичи».

Община «Петровичи» (находилась в Минской губ.), приветствуя Толстого, приглашала его к себе и сообщала: «Мы свободны от государства и церкви, но не противимся давать просящим просимое, наша цель любовное сожитие, а для достижения будем трудиться, так как труд даст средства к жизни».

143 144

* 183. З. М. Гагиной.

1910 г. Марта 12. Я. П.

Знаю вашего мужа1 только по вас, но вас всегда любил и люблю и всей душой сочувствую вашему горю.

Лев Толстой.

12 марта 10 г.

Зинаида Михайловна Гагина (р. 1864) — в то время учительница в народной школе в Михайловском уезде Рязанской губ. См. т. 78. В письме от 8 марта сообщала, что умер ее муж.

1 Петр Ильич Гагин (1854—1910), член Михайловской уездной земской управы Рязанской губ.

* 184. П. И. Кревину.

1910 г. Марта 12. Я. П.

Ив. Кревину.

Сделаю, что могу, но могу очень мало. Главное же не знаю, чем больна ваша сестра и кого просит о принятии ее и в какую больницу? Напишите.

12-го марта 10 г.

Ясная Поляна.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф, написанный на конверте письма Кревина. На конверте под основным текстом рукой Толстого написано: Саша, напиши сестре, что можно и куда, и что брат просит, а я не знаю.

Петр Иванович Кревин (в подлиннике ошибочно напечатано: Ив. Кревину) — латыш, ссыльно-каторжанин, находившийся в псковском исправительном арестном отделении, прислал Толстому из тюрьмы письмо, в котором, описывая тяжелое положение своей семьи, просил Толстого «посодействовать устроить в больницу» его младшую сестру Ольгу Ивановну Кревину для излечения от глухоты и заиканья. На письмо Толстого ответили П. И. Кревин 2 апреля и О. Кревина 26 мая, в котором они благодарили Толстого за заботы.

* 185. К. Подоводскому. Неотправленное.

1910 г. Марта 12. Я. П

12 марта 1910 г. Ясная Поляна.

Я не люблю стихов, но еще прежде прочтения вашего письма раскрыл вашу книгу и напал на стихотворение: «Обойдем все144 145 шатры» и мысль и чувство этого стихотворения понравились мне.

Просмотрю и другие.

Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф, написанный на конверте письма Подоводского. На конверте же — помета рукой А. Л. Толстой: «Отв. 12 марта 10 г., но не отослал Л. H.».

Константин Подоводский из Одессы прислал Толстому сборник: «Вершинные огни», стихотворения, М. 1910.

186. Н. Смирнову.

1910 г. Марта 12. Я. П.

Получил ваше доброе письмо и прежде еще вашего совета не переставая делал и делаю то, что вы мне советуете. А насколько делал это искренно и смиренно, знает только он и я; надеюсь, что он услышал мою молитву и дал мне то, о чем я просил. Истина, которую он мне открыл, уже давно познана мною, она вся в том, что есть истинного и общего в учении Христа (исповедуемого 400 миллионами) и во всех религиозных учениях мира (исповедуемых миллиардами) и эта истина одна и та же и в Ведах, и в буддизме, и в конфуцианстве, и таосизме, и в магометанстве. Она вся в том, что в человеке живет дух божий, один и тот же во всех, и стремится к соединению с тем духом, живущим в других, посредством любви; всё же остальное во всех учениях, не исключая, а включая наше церковное, есть или заблуждение, или обман. И для того, чтобы познать истину эту, нет нужды изучать все эти учения, истина эта открывается сама всякой, искренно ищущей, душе человека.

Вот вам перед богом и моей совестью искренний и вызванный любовью к вам ответ на ваше письмо.

Лев Толстой.1

12 марта 1910 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на свободных страницах письма Смирнова. Впервые опубликовано в брошюре: «Памяти Л. Н. Толстого. Три письма об истине», изд. Красильникова, М. 1911, стр. 2—3.145

146 Ответ на письмо Николая Смирнова из Москвы от 10 марта с проповедью необходимости «смиренного искания истины».

1 Подпись воспроизводится по опубликованному Смирновым тексту.

* 187. Иеромонаху Арсению.

1910 г. Марта 13. Я. П.

Очень приятно было получить письмо ваше.

Брат ваш.1

Если найду случай напечатать его, сообщу вам.

13 марта 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма адресата, подписанным инициалами «Л. Т.». Последняя фраза в черновике отсутствует, она прибавлена рукой A. Л. Толстой, вероятно на основании приписки Толстого в подлиннике. На конверте Толстым помечено: С[аше], мож[ет] быть С[оне]: охо[тно] д[ам] напечатать письмо.

Иеромонах Донского монастыря в Москве Арсений прислал Толстому письмо от 10 марта 1910 г. по поводу статьи о самоубийстве, напечатанной в «Русском слове» (см. «Русское слово» 1910, № 55 от 9 марта, и письмо № 166), и выражал согласие на напечатание своего письма под инициалами «И. А.». В ЯЗ (запись 14 и 30 марта 1910 г.) сообщается, что Толстой передал письмо иеромонаха Арсения для напечатания тульскому корреспонденту «Русского слова» Куприянову; но опубликовано оно не было.

1 В черновике-автографе — Л. Т.

* 188. В. Ф. Булгакову.

1910 г. Марта 13. Я. П.

Включить рассуждение из письма: Жизнь наша дурная и т. д.1

На подлиннике рукой В. Ф. Булгакова написано: «Говорится о письме к Пестову. Включить в один из сборников мыслей. 13 марта 1910 г.».

1 Письмо к П. У. Пестову (№ 151) в сокращенной редакции включено в сборник: Л. Н. Толстой, «Усилие» — «Путь жизни», изд. «Посредник», М. 1911, стр. 14.

146 147

* 189. К. Ф. Дранникову. Неотправленное.

1910 г. Марта 13. Я. П.

Благодарю за письмо, посылаю книги и тетрадку, в которой кратко выражена моя вера.

Лев Толстой.

3-го марта 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по машинописному подлиннику, оставшемуся неотправленным. Кроме того, сохранился черновик-автограф на конверте письма Дранникова, на верху конверта перед основным текстом Толстым написано распоряжение: Послать книги и предисловие.

Клементий Федорович Дранников (см. «Список писем по поручению», № 101) в письме от 8 марта, отвечая Толстому, сообщал, что он сектант, и просил прислать еще книг. Он спрашивал также Толстого: «Братец, прошу, извини меня, осмеливаюсь спросить вас: какова вы корабля держитесь и в чем состоит вера ваша?»

190. М. И. Румянцеву.

1910 г. Марта 13. Я. П.

13 марта 1910 г.

В. Ф. Булгаков совершенно верно выразил то самое, что я хотел и мог сказать вам. Очень рад буду, если вы согласитесь с нами.

Л. Толстой.

Печатается по копии. Письмо является припиской Толстого к письму написанному по поручению Толстого В. Ф. Булгаковым. Впервые опубликовано в книге «Жизнепонимание Льва Николаевича Толстого. В письмах его секретаря В. Ф. Булгакова», изд. Сытина, М. 1911, стр. 31. Там же письмо Булгакова к Румянцеву. См. «Список писем по поручению», № 218

* 191. Д. А. Олсуфьеву.

1910 г. Марта 14. Я. П.

Ох, милый, милый Дмитрий Адамович, очень мне совестно просить о вашей помощи близкому мне человеку, но не могу не сделать этого тяжелого для себя шага, тяжелого именно147 148 п[отому], ч[то] вы так добро относитесь к моим просьбам. Благодарю вас за Афанасьева.1 Теперь дело о Владимире Молочникове в Новгороде, который обвиняется по ст. 131 и еще какой-то за совращение к отказу на основании религиозн[ых] убеждений от несения военной службы. Он только что отсидел целый год за распространение моих книг. Этот год разорил его, т. е. лишил средств его большую семью.

Теперь новый суд. Его вызвали на допрос, и он не вернулся. Его арестовали. Его друзья — у него много их в Новгороде — просили взять его на поруки. Им отказали. Он просит о том, чтобы его выпустили до суда, с тем чтобы он мог устроить дела своей семьи. Пожалуйста, сделайте, что можете.

Любящий вас Л. Толстой.

14 марта 1910.

Печатается по копировальной книге № 86, стр. 31.

1 Вероятно, подразумевается Иван Иванович Афанасьев, на суде которого в Туле был Толстой 16 января 1910 г. (см. письмо № 104).

* 192. В. А. Молочникову.

1910 г. Марта 15. Я. П.

Получил ваше письмо,1 дорогой брат Владимир, и вчера написал одно письмо одному и лично просил другого2 о том, чтобы вам было возможно остаться на свободе до суда. Уверен, что оба сделают, что могут. Кроме вашего письма, получил хорошее письмо от Мейснер.3 Спасибо ей. Знаю, как вам тяжело-тяжело также за жену и детей, и всей душой с вами. Давайте знать о себе. Стараюсь перенестись в вас, в вашу душу и испытываю радость единения, насколько это удается мне. —

Любящий вас брат Лев Толстой.

15 мар. 1910.

1 Письмо от 11 марта, в котором Молочников сообщал о своем аресте за то, что склонял солдат Смирнова и Соловьева к отказу от военной службы, и просил Толстого похлопотать, чтобы его выпустили на поруки.

2 Повидимому, Александра Александровича Стаховича (младшего), бывшего в то время в Ясной Поляне. См. прим. к письму № 283.

3 Юлия Федоровна Мейснер (ум. 1912), жена новгородского земского деятеля И. А. Малюковского, близкая по взглядам к Толстому.

148 149

* 193. В газету.1 Неотправленное.

1910 г. Марта 15. Я. П.

15 марта 10 года. Ясная Поляна.

Предлагаю вам для напечатания полученное мною нынче письмо крестьянина, бывшего мясника.2

Если бы письмо это по своему почерку, орфографии и оборотом речи не носило бы явных признаков того, что оно точно писано крестьянином, я бы подумал, что это подделка горячего сторонника вегетарианства.

Письмо во всяком случае заслуживает и напечатания и внимания.

Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф.

Письмо было написано как сопроводительное к письму к М. В. Мищенко (см. № 194), но отправлено не было, так как письмо Мищенко было передано лично Толстым корреспонденту «Русского слова» Куприянову.

1 Слова: В газету воспроизводятся по черновику-автографу.

2 См. прим. к письму № 194.

* 194. М. В. Мищенко.

1910 г. Марта 15. Я. П.

15 марта 10 г. Ясная Поляна.

Благодарю вас, любезный брат Макар Венедиктович, за то, что написали мне такое хорошее письмо. Чтение этого письма может быть полезно людям, никогда не думавшим о грехе мясоедения. Если вы согласны, я отдам его для напечатания в газеты.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф, написанный на конверте письма Мищенко

Макар Венедиктович Мищенко — бывший мясник на Харьковской городской бойне, живший в 1910 г. в Ростове, прислал Толстому письмо от 8 марта 1910 г., в котором подробно описывал тяжелые впечатления от своей профессии мясника на Харьковской городской бойне. На обороте этого письма Мищенко написал воззвание к «людям» с призывом к вегетарианству. См. письмо № 193.

149 150

* 195. И. Е. Поскреблеву.

1910 г. Марта 15. Я. П.

15 марта 10 г. Ясная Поляна.

Стихи ваши очень плохи. Советую вам перестать заниматься этим пустым и дурным делом.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Поскреблева. Первоначально по получении письма Толстой написал следующий ответ: <Л[ев] Н[иколаевич] посылает вам отрывок своего письма, к[оторое] он писал учительнице, предлагавшей ему стихотворение сво[его] ученика. Мысли высказа> (см. письмо № 150), зачеркнутый Толстым и под зачеркнутым написан новый.

Иван Евдокимович Поскреблев — крестьянин Пензенской губ., при своем письме от 1 марта прислал Толстому три своих стихотворения: «Весна», «Часы» и «Сеятель».

196. В. Г. Черткову от 15 марта.

 

197. В. А. Молочникову.

1910 г. Марта 16. Я. П.

Вчера писал вам, милый друг Владимир — надеюсь, что дойдет до вас — а сейчас получил ваше из тюрьмы.1 Не мог удержать слез. Не могу не жалеть и вас и жену. Как бы рад был, если бы мог облегчить ваше и ее положение. Смело заявляйте ваши желания. Мы в таких отношениях, что вы всегда будете знать, что если я не сделаю чего, то от невозможности, а я знаю про вас, что вы заявляете желания только самые вынужденные. Уверен, что вы окрепнете. Ослабнет человек слабее воды, окрепнет крепче камня. Самое меня укрепляющее в тяжелые минуты это сознание того, что это самое, то, что мучает, это-то и есть тот материал, над к[оторым] ты призван работать, и материал тем более ценный, чем труднее минуты.

Л. Т.

Впервые опубликовано в журнале «Жизнь для всех» 1910, 7, стр. 132. Письмо датировано 16 марта 1910 г. рукой В. А. Молочникова на подлиннике.

1 Письмо от 11 марта с тюремным штампом: «Просмотрено».

150 151

198. Ф. М. Б. Гецу.

1910 г. Марта 17. Я. П.

Очень вам благодарен за вашу любезную присылку мне книг о талмуде. Мне очень совестно, что я напрасно утрудил вас. Я чувствую себя не в силах заниматься теперь этим предметом и поэтому с благодарностью возвращаю ваши книги и еще раз прошу извините меня за доставленное вам беспокойство.

С совершенным уважением Лев Толстой.

17 марта 1910.

Печатается по копии. Впервые опубликовано в журнале «Летопись» 1916, 3, стр. 233. См. письмо № 44.

* 199. И. А. Бодянскому.

1910 г. Марта 18. Я. П.

Получил ваше письмо, милый Ив[ан] Ал[ександрович], и внимательно прочел его и очень сожалею, что не могу исполнить вашего желания.

Мысли ваши о самых важных вопросах истинного знания мне кажутся недостаточно ясными и определенно выраженными, чтобы они могли убедить людей и привлечь к себе. Не стану и не берусь возражать на то, что мне кажется неубедительным. Такие возражения неуместны в письме и повели бы слишком далеко. Скажу только то, что в настоящем виде статья эта едва ли найдет издателя.

Пожалуйста, постарайтесь не иметь ко мне недоброго чувства за мой ответ и верьте, что я с своей стороны только рад и дорожу общением с вами, п[отому] ч[то] люблю и уважаю вас.

Лев Толстой.

18 марта 1910

Печатается по копировальной книге № 86, стр. 36.

Иван Александрович Бодянский — сын старого знакомого Толстого А. М. Бодянского. Письмо Бодянского не сохранилось, и не установлено, какую статью он прислал Толстому. В своем Дневнике Толстой записал 19 марта 1910 г.: «Читал письмо Бодянского. Тяжело ответить отказом» (см. т. 58, стр. 28).

151 152

200. H. H. Гусеву.

1910 г. Марта 18. Я. П.

Получил Ваше последнее письмо, милый Ник[олай] Ник[олаевич], и стараюсь, но не могу не огорчаться и об том, что все-таки я, живущий себе спокойно среди всех возмутительных условий роскоши и безопасности (хотя бы сглазить), все-таки я причина и страданий, и тяжелых испытаний любимых мною, таких хороших людей.

Чувство мое о вас двоякое: вера в то, что вы перенесете испытание так, как вы, знаю, искренно пишете, готовитесь перенести, и страх за тяжелые минуты, часы, мож[ет] б[ытъ] (чего избави бог) месяцы горя, уныния и раскаяния в том, чему надо радоваться, а не раскаиваться.

Пожалуйста, если будет возможно писать мне, пишите всю задушевную правду, если хотите, мне одному. Как английская пословица говорит: что настоящее общение только вдвоем... Все наши домашние, включая Сухотиных, все вас оч[ень] любят и искренне опечалились вашим письмом. Но все-таки мне вы много ближе всех и, насколько мы близки к тому, чем хотим жить, настолько близки друг к другу.

В дурные минуты думайте о том, что то, что с вами случилось, это тот материал, над к[оторы]м вы призваны работать. Мне, по крайней мере, эта мысль и чувство, вызываемое ею, всегда оч[ень] помогает.

Прощайте, милый друг, постараемся подняться на ту высоту, на которой безразлично — видеться или не видеться до смерти и сейчас умереть или через X лет. Поднять[ся] и держаться на этой высоте мне легче с моей старостью, [чем] вам с вашей молодостью, но все-таки вы можете с вашим — не умом — уму грош цена — а с вашим добрым, любящим и открытым на все лучшее сердцем.

Лев Толстой.

18 марта.

Печатается по копировальной книге № 86, стр. 34—35. Впервые опубликовано H.H. Гусевым в газете «Утро России» 1910, № 313 от 30 ноября. Дата копировальной книги.

H. Н. Гусев прислал Толстому письмо из Корепина от 9 марта 1910 г., в котором писал, что, по-видимому, ему грозит привлечение по 32 ст. Уголовного уложения за распространение преступных изданий, так как при обыске у одного ссыльного нашли запрещенные статьи Толстого.

152 153

* 201. Т. С. Дудченко.

1910 г. Февраля 27 — марта 18. Я. П.

Очень благодарю вас, милый Тихон Семенович, за письмо с извещением о Варнавском.1 Его желание я уже исполнил. — Как верно то, что вы пишете о тяжести отношения к нуждающимся. Я это мучительно чувствую и облегчаю это положение только мыслью о том, что это мой крест, и по мере того, как охотно подставляю спину, чувствую, что иго это благо, хотя и не могу сказать еще, что легко.

Любящий вас Лев Толстой.


Вот то письмо, копия с которого по ошибке ездила в редакцию. Дружески жму руку.

Л. Т.

Первая часть письма была написана 27 февраля и воспроизводится по машинописному подлиннику. Кроме того, сохранился черновик-автограф, написанный на почтовой бумаге. Конец письма был приписан собственноручно Толстым на том же подлиннике 18 марта 1910 г. Письмо к Дудченко ошибочно было отправлено редактору газеты «Новая Русь» К. П. Славнину (см. письмо № 148), а письмо к Славнину было отправлено к Дудченко.

Тихон Семенович Дудченко, живший в 1910 г. близ Пятигорска (хутор «Водопад»), в письме от 21 февраля 1910 г. писал, что прилагает подлинное письмо отказавшегося от военной службы Варнавского, который просил сообщить Толстому о его тяжелом материальном положении. Варнавский, заболев в тюрьме туберкулезом, просил денежной помощи. Дудченко же в свою очередь просил Толстого сообщить о состоянии Варнавского кому-либо из друзей. Далее в своем письме Т. С. Дудченко писал о своем сложном, двойственном отношении к вопросам благотворительной помощи.

1 См. письмо № 21.

* 202. М. Косицкому.

1910 г. Марта 18. Я. П.

Из людей, которые много о себе думают, не только не выходит ничего, но выходят большей частью очень плохие. Советую вам думать не о том, что из вас выйдет, а о том, что вам перед богом, перед своей совестью можно делать. О будущей жизни тоже советую не думать. Тот, кто верит в бога,1 в то, что бог153 154 есть любовь, знает, что, умирая, он идет к богу любви, и потому после смерти с ним кроме хорошего ничего быть не может. Посылаю вам книги «На каждый день».

18 марта 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Косицкого.

М. Косицкий (р. 1893) из Екатеринослава в письме от 13 марта, рассказывая про свою жизнь, писал, что не может быть, чтобы он не стал великим человеком — «светилом мира».

1 В черновике-автографе слова: в бога отсутствуют.

203. С. Носарю.

1910 г. Марта 18. Я. П.

18 марта 10 года. Ясная Поляна.

Всей душой сочувствую вашей деятельности, направленной на служение сословию, слава богу у нас в России еще самому многочисленному, самому разумному и самому нравственному, которым живем все мы. Очень рад бы был чем-нибудь участвовать в вашей деятельности.

Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, имеется черновик-автограф, написанный на конверте письма Носаря.

Впервые опубликовано в сборнике ТЕ 1911, № 3-4-5, стр. 5.

Степан Носарь — сотрудник харьковского журнала «Хлебороб». Носарь просил Толстого написать что-либо для журнала, которому «будет дорого каждое слово, вышедшее из-под его пера».

* 204. И. Родионову.

1910 г. Марта 18. Я. П.

18 марта 10 г. Ясная Поляна.

Не говоря о том, что я не имею никаких денег, я бы ни в каком случае не мог бы исполнить ваше желание, так как считаю все154 155 изобретения, улучшающие материальное положение людей, если не вредными, то совершенно бесполезными.

Извините, пожалуйста, за то, что не ответил вам на первое письмо.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Родионова.

И. Родионов из Петербурга в письме от 16 марта упрекал Толстого за то, что он не ответил на два его письма от 18 февраля и 4 марта 1910 г. с просьбой содействия распространению его изобретений.

* 205. Киносукэ Шираиши.

1910 г. Марта 10—19. Я. П.

17 марта 1910 г. Ясная Поляна.

Получил ваше очень интересное письмо и тогда же решил подробно и основательно ответить вам, но нездоровье и другие дела отвлекали меня от этого для меня очень1 важного дела.

Судя по тому, что вы пишете о вашей проповеди в церкви, я могу предположить, что вы христианин. Судя же по тому, что в вашем отечестве, как мне известно, распространены несколько религиозных учений: синтоизм, конфуцианство, таосизм, буддизм, — думаю, что и эти религии известны вам.

Вот это-то мое предположение о знании вами многих религий и дает мне возможность самым определенным образом ответить на ваши сомнения. Ответ мой будет состоять вам в указании вам на вечные истины религий, не той или иной религии, а той одной, которая свойственна всем людям мира и которая основывается на авторитете того или другого основателя религий — Будды, Конфуция, Лаотзе, Христа, Магомета, — а на несомненности той одной истины, которую проповедовали все великие мыслители мира и которая чувствуется и теперь сердцем и признается разумом всякого незапутанного ложными, извращенными учениями человека.

Учение это высказано всеми великими мудрецами мира: авторами Вед, Конфуцием, Лаотзе, Буддой, Христом, Магометом, также греческими и римскими мудрецами — Марком Аврелием, Сократом, Эпиктетом, всё сводится к одному, к тому, что основа жизни человеческой не есть тело, а живущее в телах155 156 людей, в условиях пространства и времени, непостижимое, на живо сознаваемое человеком духовное начало, которое, несмотря на то, что то тело человеческое, с которым оно связано, постоянно изменяется и при смерти разрушается, остается независимым от пространства и времени и потому неизменным. Так что то, что мы называем нашей жизнью (это особенно ясно выражено в настоящем, неизвращенном учении Сакия-Муни), есть не что иное, как всё большее и большее освобождение этого духовного начала от телесных условий, с которыми оно связано, и всё большее и большее слияние этого духовного начала посредством любви с однородным ему тем же духовным началом в других существах и тем же духовным началом в самом себе, называемом людьми богом. В этом, по моему мнению, истинное, общее всем народам религиозное учение, на основании которого я постараюсь ответить на ваши вопросы.

Вопросы, которые вы мне делаете, явно показывают, что то, что вы разумеете под религией, не есть то, что есть, по моему мнению, истинное религиозное учение, а то извращение ее, которое есть главный источник заблуждений и страданий людских. И как ни странно это кажется, но для меня несомненно то, что религия, то самое, что одно дает человеку истинное благо жизни, религия в извращенном виде есть главный источник <заблуждений> и страданий людских.

Вы пишете, что отказ от исполнения военной службы может быть причиной лишения жизни или свободы для отказавшихся, отказы же от уплаты податей произведут различные вредные материальные последствия. Хотя нам, людям, и не дано предвидеть последствия наших поступков, но допущу, что всё это будет так, как вы предполагаете, и все-таки все эти воображаемые последствия не могут иметь ни малейшего влияния на истинно религиозного человека, в его понимании того, в чем истина и в чем его обязанность.

Вполне допускаю, что люди нерелигиозные, революционеры, анархисты, социалисты, имеющие в виду определенную материальную цель: благо большинства, как они его понимают, вполне допускаю, не могут признать разумности отказов от военной службы и от уплаты податей, которые, по их понятию, не улучшая положения большинства, могут только причинять бесцельные страдания и даже смерть отказавшимся. Вполне понимаю это для людей нерелигиозных. Но не то для156 157 религиозного человека, живущего тем религиозным началом, которое он сознает в себе. Для такого человека нет и не может быть никакого вопроса о каких бы то ни было последствиях его поступка, а также и о том, что будет с его телом и с его временной, телесной жизнью. Такой человек знает, что жизнь его тела не есть его жизнь и что течение ее, продолжение или прекращение ее не зависит от его воли. Для такого религиозного человека важно и нужно только одно: исполнение того, чего требует от него живущее в нем духовное начало. Духовное же начало это, в данном случае, требует очень определенно неучастия в самом противном любви деле, в убийстве или приготовлениях к нему. Очень может быть, что религиозный человек в минуты слабости не почувствует в себе силы для исполнения того, чего требует от него признаваемый им закон его жизни, и, ослабев, не сделает того, что должно. Но и не сделав того, что должно, религиозный человек всегда будет знать, в чем истина и потому в чем его обязанность, и если не исполнит того, что должно, будет знать, что он виноват, что он поступил дурно, и будет стараться не повторять того же греха при следующем испытании, но никак не будет сомневаться в возможности исполнения того, чего хочет высшая воля, и никак не будет искать оправдания своего поступка или компромиссов, как вы пишете.

И такое мировоззрение, не только не есть утопия, как это может казаться людям, лишившимся и среди вашего народа, и среди христианских народов всякого разумного, религиозного понимания жизни, но есть естественное и свойственное человеческому миросозерцание.

Так что если бы мы не привыкли к тому временному состоянию почти сумашествия, в котором находятся теперь все вооруженные друг против друга народы, то, напротив, невозможной утопией представилось бы то, что делается теперь в мире, а никак не отказ всякого разумного человека от участия в этом безумии.

Положение мрака, в котором находится теперь человечество, в самом деле было бы ужасно, если бы не появлялись в этом мраке всё чаще и чаще люди, понимающие жизнь такою, какою она должна и не может быть. И такие люди есть, и такие люди, несмотря ни на какие угрозы и наказания властей, сознают себя свободными и делают не то, что велят им обезумевшие власти, а то, что велит им высшее, духовное начало, громко157 158 и явственно говорящее в совести каждого человека. К великой радости, я теперь перед смертью вижу с каждым днем всё увеличивающееся и увеличивающееся количество таких людей, живущих не телом, а духом, которые на требования правительственных лиц стать с ними вместе в ряды убийц спокойно отказываются и радостно принимают на себя все налагаемые на них за это внешние телесные мучения. Людей таких уже много в России. Люди эти совсем молодые, годами содержащиеся в самых тяжелых условиях тюремного заключения, испытывают, как они передают это в своих письмах и лично тем, которые их видят, самое радостное и спокойное душевное состояние. Я имею счастье быть близким со многими из них и получать их письма, и если бы вам было интересно, я мог бы сообщить вам хотя некоторые из этих писем.

То, что я говорил об отказах от военной службы, точно так же относится и к отказам от уплаты податей, о которых вы пишете. Религиозный человек может не противиться силою тем, кто будет силою отбирать произведение его трудов, будь это частные разбойники или разбойники, называемые правительством, но религиозный человек сам добровольно никак не может своими средствами служить тем явно злым делам, которые совершаются на средства в виде податей, отбираемых от народа.

Что же касается до вашего рассуждения о необходимости защищать насилием. истязаемую или убиваемую на ваших глазах жертву, то на это отвечу вам выпиской из составленной мною книги «На каждый день», в которой я с разных сторон много раз отвечал на это возражение (15 июля, 4). Книга эта могла бы, я думаю, вам быть интересна, так как в ней высказываются все основные приложения той религии, которая одна, как я уже говорил вначале, одна во всех великих религиозных учениях мира, а также и в сердце и разуме всех людей.

Вообще же заключу письмо тем, что для улучшения жизни человеческой есть только одно средство, всё большее и большее уяснение и сознание единой общей всем людям религиозной истины. А между тем, я думаю, японский народ при всем внешнем развитии «цивилизации», «прогресса», военной силы и славы находится теперь в самом печальном и опасном положении, так как именно этот внешний блеск и заимствование от развращенной Европы ее «научного» миросозерцания, более всего158 159 препятствует проявлению в японском народе того, что одно может дать ему благо — сознание единой для всех религиозной истины.

Чем подробнее вы ответите мне и чем больше сообщите сведений, тем я более буду вам благодарен.

Несмотря на все внешние различия,

любящий вас брат Лев Толстой.


Пишу вам по-русски, надеясь, что найдете переводчика с русского на японский язык. Думаю, простите за мою самонадеянность, что и те книги, которые посылаю, могли бы быть не лишены интереса для японцев.

Печатается по копии, сверенной с пятью черновиками, представляющими собою машинописные варианты с собственноручными поправками и приписками Толстого как поверх строк, так и на отдельных листах бумаги. Кроме того, сохранился черновик-автограф начала письма и небольших частей его продолжения. В качестве основного принимается последний вариант, который был отправлен Э. Мооду для перевода его на английский язык (см. письмо № 206). Публикуется в России впервые. Было напечатано Моодом на английском языке в его биографии: Aylmer Maude, «The life of Tolstoy», 2, London, 1910.

Основанием датировки служат: а) даты, поставленные на черновиках; б) копия, где письмо датировано 17 марта; в) помета на конверте об ответе Толстого 19 марта; д) записи Толстого в Дневнике 10, 12, 13, 17, 19 марта (т. 58, стр. 23—27).

Ответ на письмо от 4 февраля нов. ст. 1910 г. японца Киносукэ Шираиши — христианского пастора из г. Кофу близ Токио.

Киносукэ Шираиши писал, что он внимательно прочитал ряд произведений Толстого. Признавая принципиальную правоту утверждений Толстого, что для улучшения жизни людей необходимо отказываться от военной службы, от платежа налогов государству и пр., он все же колеблется в возможности проводить на деле учение непротивления злу насилием в современных условиях, когда «жестокость и развращенность царят во всем мире». О жизни японского народа он писал: «Что касается нашего государства — Японии, то оно спешно готовит много военных судов, стоящих сотни миллионов иен в год. Оно организовало огромную армию, сравнительно с такими маленькими островами. Посредством налогов, прямых и косвенных, оно высасывает из народа все жизненные соки. Земледельцы, ремесленники и так называемый простой народ обречены на полное разорение. Бедность, нищета господствуют во всей Японии. Как результат всего этого — сиротские приюты, которых не менее 40 во всей Японии, — наполнены сиротами и детьми обездоленных. Как нам, простому народу, избавиться от социального зла?.. Горе государству, насилием заставляющему несчастный народ повиноваться ему! За последние годы гонение на социалистов стало очень ожесточенным. Почти все они были схвачены и посажены159 160 в тюрьму по обвинению в бунте. Говорят, что правительство привило им бациллу туберкулеза. Я ужасно сожалею о них, о социалистах — искренних, горячих и прямодушных общественных реформаторах. Я думаю, что японское правительство гораздо более жестоко, нежели русское... Я знаю, что ваше учение о непротивлении соответствует внутренней природе человека, которая и есть истинное «я» человека. Но не бывает ли, хоть изредка, такого человека, который представляет из себя зверя в образе человека? Мне пришлось встретиться с таким человеком-зверем. Он убил своего благодетеля и много других людей, изнасиловал много женщин, женился и бросал жен. Очень трудно решить, как поступить с таким человеком. Если мы будем препятствовать такому зверю и, спасая невинную жертву, постараемся убить его, то можно ли счесть это грехом? Если это так, то это кажется мне слишком жестоким. Мы можем пожертвовать собой, но мы не можем, видя гибель невинной жертвы, не постараться спасти ее.

На все эти вопросы мы просим вас дать нам ответ и научить нас не отступить от истины, которую вы так ясно выразили нам всем».

1 В черновике-автографе: приятного

В копии после окончания письма напечатано: «Письмо переведено Моодом и послано».

К. Шираиши ответил Толстому письмом от 13 мая нов. ст. 1910 г. на английском языке, в котором благодарил Толстого за воодушевившее его письмо, сообщал, что книги Толстого, как «В чем моя вера?», «Воскресение», «Исповедь» и т. д., были переведены на японский язык и широко распространены среди молодежи. Он писал, что письмо Толстого он переведет на японский язык тотчас же, пошлет его в печать и всячески будет распространять.

«Что касается духовного состояния японского народа и прочего, — заканчивал К. Шираиши, — я напишу вам об этом подробно в ближайшие недели.

Искренно ваш

К. Шираиши».

На конверте этого письма рукой Д. П. Маковицкого помечено: «Отв. В. Г. Чертков 20/V». Текст письма В. Г. Черткова не сохранился.

* 206. Эйльмеру Мооду (Aylmer Maude).

1910 г. Марта 16—19. Я. П.

16 марта 10 г. Ясная Поляна.

Сейчас прочел ваше изложение моих религиозных взглядов и нашел изложение это вполне хорошим. Кое-где на полях я сделал карандашом замечания; на странице 3 отчеркнутое160 161 карандашом предложил бы выпустить. В одном месте поставил мистическое вместо поэтическое. Страницы 21, 22, 23 мне кажутся несоразмерными с общим изложением всего. От вас будет зависеть согласиться с моими замечаниями и принять их. С своей же стороны повторяю, что изложение всего очень хорошо, и я от души благодарю вас за него и дружески жму вам руку.

Я на днях получил очень интересное письмо от одного японца и написал ему длинный ответ о моих религиозных взглядах.1 Боюсь дурно изложить его по-английски. Не будете ли вы так добры перевести его для меня. Может быть, оно и пригодится вам для издания.

Пожалуйста, поблагодарите от меня милую Марью Яковлевну2 за присылку мне интересных книг и передайте вашей жене3 и ей мой сердечный привет.

Л. Т.

Печатается по фотокопии машинописного подлинника, находившегося у Э. Моода. Последний абзац в подлиннике приписан собственноручно Толстым. Второй абзац и приписка сделаны, очевидно, 19 марта, когда было окончено письмо Киносукэ Шираиши, посланное для перевода Мооду.

Эйльмер Моод (1858—1938) — англичанин, переводчик сочинений Толстого на английский язык, редактор и издатель его сочинений в Англии, автор двухтомной биографии Толстого на английском языке: «The life of Tolstoy», London, 1910.

Ответ на письмо Моода от 21 марта нов. ст., в котором он сообщал, что посылает Толстому изложение его религиозных взглядов для готовившегося им тогда к печати второго тома биографии Толстого с просьбою просмотреть и исправить.

1 См. письмо № 205.

2 Мария Яковлевна Шанкс, сестра жены Моода. Была в Ясной Поляне в конце января 1910 г. См. т. 58, стр. 13 и 14.

3 Луиза Яковлевна Моод, рожденная Шанкс.

* 207. А. А. Афанасьеву.

1910 г. Марта 18—19. Я. П.

II тома Круга Чтения у меня нет. Он печатается; когда выйдет, пришлю вам.

Матушке вашей передайте от меня, что внешние условия, в которые одни люди могут ставить других (тюремные заключения,161 162 всякого рода истязания, даже смерть), не могут быть ни вредны, ни полезны в духовной жизни человека, а в ней всё. Часто заключение действует благотворно на людей. Будем надеяться, что так оно и подействует на вашу сестру.

18 марта 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Афанасьева. Основанием датировки 18 марта 1910 г. служит дата копии; 19 марта — пометы на конверте и в регистрационной книге писем.

Александр Александрович Афанасьев — киевский врач, благодарил Толстого за справку об его сестре, студентке высших женских курсов в Петербурге Вере Александровне Афанасьевой, арестованной и заключенной в крепость. Он просил Толстого написать его матери, чтобы утешить и подбодрить ее, а также выслать ему второй том «Круга чтения».

* 208. А. Воробьеву.

1910 г. Марта 18—19. Я. П.

18 марта 1910 г.

Если бы жена ваша была согласна и вы надеялись бы обзавестись всем нужным для хозяйства, то деревенская жизнь на земле самая лучшая. Но то, чтобы быть в любви и согласии с женой, дороже всего, и потому если бы для того, чтобы уйти на землю, надо расстроиться с женой, то лучше оставаться в городе и дожидаться времени, когда можно будет переменить жизнь, никого не огорчая.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Воробьева. Дата определяется копией, где оно датировано 18 марта, пометами на конверте и в регистрационной книге писем об ответе Толстого от 19 марта.

Александр Воробьев — продавец, в письме от 16 марта писал, что ему «жить в Москве неохота, а охота заняться крестьянством и обрабатывать землю», а жена, которая живет с детьми в деревне, боится, что жить тогда будет трудно. Воробьев просил у Толстого совета, как ему поступить.

162 163

209. Е. Озеровой.

1910 г. Марта 19. Я. П.

19 марта 10 г. Ясная Поляна.

Боюсь, что огорчу вас, и очень сожалею об этом. Я не люблю стихов вообще. Трогают меня, думаю, преимущественно как воспоминания молодых впечатлений, некоторые, и то только самые совершенные стихотворения Пушкина и Тютчева. Ваши же стихи слабы и не советовал бы вам этим заниматься. Говорю то, что думаю. Пожалуйста, не имейте на меня за это недоброго чувства.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, на писанным на конверте письма Озеровой. Впервые отрывок письма без начала и без конца опубликован в Дневнике В. Ф. Булгакова, стр. 94. Полностью — в «Сборнике Государственного Толстовского музея», Гослитиздат, 1937, стр. 259.

Е. Озерова из Казани прислала Толстому свои стихотворения и просила Толстого сказать ей, «нужно ли продолжать начатый путь».

* 210. В. А. Шутко.

1910 г. Марта 19. Я. П.

19 марта 10 г. Ясная Поляна.

С редакцией Нивы не имею никаких сношений, а также и с редакцией «Ясная Поляна»,1 про которую знаю только то, что она, издавая мои писания, от права собственности на которые я отказался, ввела многих в заблуждение и напрасные траты. И потому не могу исполнить вашего желания относительно этих редакций. Желая же чем-нибудь быть полезным вам, посылаю вам несколько книг. Желаю вам бодрого и спокойного душевного состояния.

Лев Толстой.

Печатается по копии.

Бывший волостной писарь Василий А. Шутко прислал Толстому письмо от 13 марта из Ставропольской тюрьмы, где он отбывал год заключения за то, что «открыто высказывал свои убеждения, не согласные с образом действия существующего правительства, и говорил, чтобы народ не давал податей, солдат». Он просил также Толстого как «главного сотрудника»163 164 журналов «Ясная Поляна» и «Нива золотая» оказать свое влияние на редакции обоих журналов, чтобы они отсрочили платеж причитающихся денег за журналы впредь до выхода его (Новикова) из заключения.

1 См. т. 80, письмо № 350.

* 211. Ф. Кшистофику.

1910 г. Марта 20. Я. П.

На все или почти на все ваши вопросы получите ответы в моих книгах. Посылаю вам некоторые.1

20 марта 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Кшистофика.

Франц Кшистофик — крестьянин Радомской губ., живший в 1910 г. в Кисловодске, прислал письмо от 16 марта 1910 г., в котором задавал Толстому свыше двадцати вопросов.

1 В черновике под текстом Толстым написан перечень книг, посылаемых Кшистофику.


Н[а] к[аждый] д[ень], Н[еизбежный] п[ереворот], З[акон] н[асилия] и З[акон] л[юбви], В ч[ем] м[оя] в[ера].

* 212. А. В. Лаврову.

1910 г. Марта 20—21. Я. П.

Не понимаю, что вы хотели бы, чтобы я сделал. То самое, что вы мне советуете делать, я не переставая делаю, как умею. Думаю, что вы не имеете ясного понятия о моих взглядах. Для того, чтобы вам хотя отчасти передать их, посылаю вам некоторые книги: «В чем моя вера?», «На каждый день». Послал бы и другие, но боюсь повредить вам.

20 марта 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Лаврова. Основанием датировки являются копия,164 165 где письмо помечено 20 марта 1910 г., и помета на конверте об ответе Толстого 21 марта 1910 г.

Александр В. Лавров (р. 1891) из Таганрога прислал Толстому письмо, в котором обвинял Толстого в страданиях людей, преследуемых правительством за распространение его сочинений, и просил ответить.

* 213. К. В. Вороне.

1910 г. Марта 21. Я. П.

Посылаю вам, любезный брат Кирилл, книги, которые, надеюсь, будут вам на пользу душе.1

21 марта 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Вороны.

Кирилл Васильевич Ворона — крестьянин-сектант Харьковской губ., благодарил Толстого за присланные книги.

1 По отметке на конверте видно, что посланы «Евангелие» и «На каждый день».

* 214. С. Кандыреву.

1910 г. Марта 21. Я. П.

Ваши стихи плохие. В них нет ничего нового. Всё это тысячи раз было сказано. Зачем же это писать и не просто по-человечески, а коверкая язык, подгоняя под рифму и размеры, и потому не советую вам писать стихов.

Вы пишете, что крестьяне обречены на вечный физический труд, как будто физический труд что-то плохое, и пишете тоже, что хотите выбраться на какую-то дорогу. Из этого вижу, что у вас очень неясный и превратный взгляд на жизнь.

На свете для всех нас есть только одна дорога и одно дело: прожить хорошо по воле бога данную нам жизнь.

Посылаю вам одну из составленных мною книг, из нее вы увидите, как я понимаю жизнь.

21 марта 10 г.

Ясная Поляна.165

166 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на двух сторонах конверта письма Кандырева.

Ответ на письмо крестьянина Самарской губ. Сергея Кандырева от 17 марта.

* 215. П. Трояновой и П. Клюшник.

1910 г. Марта 21. Я. П.

21-го марта 1910 г. Ясная Поляна.

Я не знаю никакого дела лучше того, к которому вы призваны своим положением, но таким лучшим делом оно будет только тогда, когда будете делать его с любовью, а не с желанием получить какое-то образование, которое даст вам возможность материально улучшить свое положение. Для тех милых существ — крестьянских детей — слишком достаточно то образование, которое вы имеете. И потому очень сожалею о вас, о том, что вы не умеете ценить то истинное благо, которое имеете, и ищете что-то другое, и ищете, наверное, не из желания служить народу, о котором вы пишете.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Трояновой и Клюшник. Две сельские учительницы Екатеринославской губ., Троянова и Клюшник, в письме от 14 марта просили оказать им содействие для продолжения образования «материально» или «советом и ходатайством», так как они чувствуют себя недостаточно подготовленными для «просвещения масс».

* 216. А. Савостьяновой.

1910 г. Марта 21. Я. П.

21 марта 10 г. Ясная Поляна.

Стихи ваши очень плохи, советую вам не заниматься этим пустым делом.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма А. Савостьяновой.

166 167

217. С. И. Мунтьянову.

1910 г. Марта 20—22. Я. П.

20 марта 1910 г. Ясная Поляна.

Вы не поймете моих мыслей до тех пор, пока не поймете, что ни вы, ни я, ни правительство, ни революционеры, никто на свете не призван к тому, чтобы устраивать по-своему жизнь человеческую и отплачивать тем, кто по их мнению дурно поступил. То, что мы не призваны к этому, видно из того, что мы совершенно не властны в этом — хотим сделать одно, а выходит совсем другое. Одно, к чему мы призваны и что одно в нашей власти — это то, чтобы прожить свою жизнь хорошо. А прожить свою жизнь хорошо значит прожить ее в любви со всеми людьми, не делая никому зла и не только не отплачивать другим за их грехи, а прощать всем и всё, кроме себя. А что хорошая жизнь состоит именно в этом, это не моя выдумка, а это мысли и учения всех величайших мудрецов мира, начиная с индийских браминов, Будды, Конфуция, Лao-Тзе, Христа, Магомета и до величайших мыслителей последнего времени, не Марксов, Дарвинов, Геккелей и им подобных, а Паскалей, Кантов, Шопенгауэров, Эмерсонов и других, которые все говорят одно и то же, а именно, что жизнь человеческая будет хороша для каждого человека только тогда, когда человек все силы свои будет направлять не на то, чтобы устраивать жизнь других или мстить тем, которых он ненавидит, а на то, чтобы увеличивать в себе любовь и в самом себе исправлять свои недостатки, грехи, пороки, — а их у всех нас достаточно.

Что к такой деятельности, а не к такой, как насильственная, правительственная или революционная, призваны все люди, видно уже из того, что первая всегда вне, а вторая всегда вполне в нашей власти, а кроме того, видно это еще из того, что если бы люди понимали и избирали эту последнюю деятельность вместо первой, то скорее и вернее была бы достигнута та цель, к которой тщетно стремятся насильники.1

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным па конверте письма Мунтьянова и продолженном на двух страницах почтовой бумаги.

Впервые опубликовано вместе с письмом Мунтьянова в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 356—357. Основанием датировки является167 168 копия, где письмо помечено 20 марта, и помета на конверте об ответе Толстого 22 марта 1910 г.

Объяснение по поводу письма написано на отдельном листке бумаги, перепечатано в копии и там зачеркнуто:

Письмо к революционеру, который, получив посланные ему книги, отвечает, что тем путем, который я предлагаю для достижения цели, цель эта может быть достигнута, и то едва ли, через сотни, тысячи лет. А что нужно отплатить тем, кто так долго мучил и продолжает мучить народ.

Ответ на письмо Мунтьянова от 23 февраля 1910 г. Приводим письмо Мунтьянова полностью.

«С. Нижне-Илимское, 23 февраля 1910 г.

Благодарю, Лев Николаевич, за присланную Вами посылку. Я эти книги с большим удовольствием прочту и передам их крестьянам.

Трудно, Лев Николаевич, переделать меня; этот «социализм» — моя вера и бог. Конечно, вы проповедываете почти то же самое, но только у вас тактика «любовь», а у нас «насилие», как вы выражаетесь. Я бы лично, да и многие другие, например с.-д., все положительно желали бы, чтобы наша революция обошлась бы без крови, но ведь это невозможно и никогда наше правительство на уступки не пойдет, это вам, конечно, известно; хотя бы осталась у него только одна тысяча солдат, и то она будет драться до последнего.

Вы говорите, чтобы солдаты не шли на службу, но ведь его насильно потянут, возможно, что он не будет присягать и винтовку в руки не возьмет, но все равно его заставят, а не захочет, — они его изобьют и в тюрьму посадят, а то загонят туда, «где Макар телят не пас».

А собственное «я» разве не страдает и не возмущается? А вы, Лев Николаевич, разве не протестовали бы, если бы вас какой-нибудь холуй оскорбил бы?

Я, конечно, соглашаюсь с вами, что если бы солдаты не шли на службу, то мы б добились бы своего, но, Лев Николаевич, это хорошо ждать тем, которые сидят в тепле, сыты, обуты и могут получать хорошее воспитание, а нам, бедным, голодающим — тяни лямку да посматривай на этих сытых и воспитанных и жди у моря погоды.

Простите, Лев Николаевич, я не хочу лично вас этим обидеть, я говорю вообще.

Да, среди нашей партийной интеллигенции много мусору. Ну что же поделаешь. Да нам это и неважно, нашелся бы во время революции хороший бы вожак, а нас организованных и сознательных не проведут ни буржуа, ни правительство и никто другой. Это, Лев Николаевич, не французская революция и не германская, когда там народ, свергнув правительство, был обманут либералами или вот такими, как наши к.-д., благодаря их темноте.

И напрасно вы, проповедуя о любви, ругаете наших наставников, говоря, что они ведут нас сами не зная куда. Разве мы, рабочие, не знаем, кто нам враг, а кто нет? Нет, Лев Николаевич, теперь не то время, когда168 169 народ ни черта не знал и работал только на своих бар! Я говорю — народ, конечно я всех не беру, а беру только лишь тех, которые поняли, в чем дело.

Да, Лев Николаевич, не дождетесь вы этой бойни, а может быть, еще доживете! Может быть, «солнышко свободы» и на вас успеет еще посветить, только, конечно, не полное солнышко, — осьмая его, до полного еще далеко.

Ну, до свиданья, Лев Николаевич, а может быть, и прощайте!

Лев Николаевич! Когда прочитаете это письмо, то изорвите его. Я еще живу, где и жил, ноги мои болят — опухли, хожу медленно и голодаю.

Посылаю вам вид с. Нижне-Илимского.

Шлю вам привет из далекой Сибири! С. Н.-Илимское, на левой стороне д. Погодаево, между селом и деревней протекает река Илим. Кругом — тайга».

На конверте этого письма Мунтьянова Толстой пометил: Булгакову ответить, на основании чего на письмо Мунтьянову ответил В. Ф. Булгаков 21 марта 1910 г. Ответ этот опубликован им в книге: «Жизнепонимание Льва Николаевича Толстого. В письмах его секретаря В. Ф. Булгакова», изд. Сытина, М. 1911, стр. 38—40. Несмотря на ответ Булгакова, Толстой все же решил лично ответить Мунтьянову. О публикуемой переписке Толстого с Мунтьяновым см. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 44, 111, 113, 123.

1 В черновике Толстым написано: сюда вписать о том: люди живут дурно. (В текст вставлено письмо к Пестову от 1 марта) (см. № 151).

Послать ему Воскресенье и еще книг.

Не получив еще письма Толстого, Мунтьянов написал Толстому вновь 9 марта 1910 г. Письмо это опубликовано в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 357—358. Письмо Мунтьянова было получено, судя по почтовому штемпелю, 31 марта 1910 г. На конверте его Толстой пометил: Булгакову написать, что мне приятно было его письмо именно потому, что чувствуется в нем правда и серьезность, и написать о боге. На письмо вновь ответил В. Ф. Булгаков 1 апреля 1910 г., что видно из его пометы на конверте (см. «Список писем по поручению», № 271).

* 218. А. В. Калачеву.

1910 г. Марта 21—22. Я. П.

Очень, очень благодарен вам, милый Калачов, за ваше письмо именно такое, какое я хотел иметь от вас. Получаю, правда, тысячи писем, но такое, как ваше, это отдых и радость. Точно домой пришел после утомившей работы. Какой большой радости лишены те, кто не знает блага этого духовного единения вне времени и пространства. Читаю мысли Индуса, выраженные169 170 тысячи лет тому назад, и письмо Калачова из Бугуруслана и сознаю свое единство и с тем и с другим и миллионами братьев по тому, что соединяет нас. Радость эта особенно сильна, когда приближаешься к смерти, к уничтожению того тела, которое отделяет.

Написал бы больше, да несколько дней хвораю и слаб, но не хочу оставить без ответа хорошее письмо ваше. Хороши и добролюбовцы,1 хорош и дядя ваш.

21 марта 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на обеих сторонах конверта письма Калачева и подписанным инициалами «Л. Т.». Дата 21 марта определяется копией, 22 марта — пометой на конверте.

Александр Васильевич Калачев (ум. 1931) — знакомый Толстого, одно время разделявший его взгляды, прислал Толстому длинное (на 18 страницах) письмо из г. Бугуруслана, в котором писал о своем брате П. В. Калачеве (см.письмо № 89), заключенном в тюрьму, и о тяжелой жизни в деревне. Калачев описал также свою встречу в Самаре с добролюбовцами и болезнь и смерть своего дяди при полном духовном самообладании.

1 Добролюбовцы — последователи религиозного учения Александра Михайловича Добролюбова (1876—1910), который был вначале поэтом-символистом (начало 1900-х гг.), а затем стал религиозным проповедником.

* 219. И. Н. Овчинникову.

1910 г. Марта 21—22. Я. П.

Бог это духовное начало, которым живо всё, что живет. Как говорит апостол Иоанн: «Бог есть любовь»; и понимать бога мы можем только любовью. Понимаем мы бога любовью потому, что когда мы любим, то бог пребывает в нас, и тогда мы и знаем его.

Если вам трудно понять бога и вы в сомнении о боге, то это только оттого, что вы бога понимаете, как творца, как он описан в библии. Для того, чтобы понять истинного бога, надо прежде всего забыть эту библейскую сказку про бога, который сидел миллионы лет и вдруг вздумал сотворить мир в шесть дней и человека и все те глупости, которые там написаны и170 171 в которые десятилетний мальчик не мог бы поверить, если бы ему не внушали, что всё это священная истина от самого бога.

Бог есть бестелесный дух, тот самый, которым мы все живем и которого мы познаем любовью. В это я верю и это знаю твердо, а про то, как произошел мир и как он кончится, про это мне не дано знать да и не нужно знать. Нужно мне только одно: знать, как мне хорошо по воле этого бога-духа прожить свою жизнь. Знаю, что надо жить так, чтобы бог этот жил во мне. А чтобы жить так, надо жить в любви к богу и людям, как и сказал Христос. И это я твердо знаю. А всё, что сверх этого, то не нужно мне.

Посылаю вам книги «На каждый день», в них в отделе 1, 2, 3 и 4 вы найдете ответы на ваш вопрос, как я его понимаю и для себя разрешаю.

21 марта 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге и продолженным на конверте письма Овчинникова. Дата 21 марта определяется копией, 22 марта — пометой на конверте об ответе.

Иван Никанорович Овчинников (р. 1882) — крестьянин с. Арженки Рассказовской волости Тамбовской губ., писал Толстому, что, живя в сектантском селе, он один не может разобраться в вопросе, есть ли бог, и просил за деньги прислать ему сочинения Толстого.

220. А. А. Ернефельту (Arvid Järnefelt).

1910 г. Марта 22. Я. П.

Я и разочарован и огорчен, милый Арвид Александрович, что вы не приехали к нам нынче. Если возможно, пожалуйста, пожалуйста, приезжайте к нам хоть на часок. Очень хотелось бы еще повидаться с вами. Под «вами» само собой разумею и ваших детей.

Л. Толстой.

22 марта 1910.


На адресной стороне «секретки»: Арвиду Александровичу Эрнфельду.171

172 Впервые опубликовано на русском языке в книге: Арвид Ернефельт, «Мое пробуждение (Исповедь)», перевод с финского, изд. Общества истинной свободы в память Л. Н. Толстого, М. 1921, стр. XXX.

Арвид Александрович Ернефельт (1861—1933) — финский писатель, по своим взглядам близкий к Толстому. См. т. 68, стр. 23.

21 и 22 марта 1910 г. Ернефельт гостил в Телятинках у В. Г. Черткова с сыном и дочерью. Письмо Толстого было прислано в Телятинки, когда Ернефельт собирался уже уезжать. По получении этого письма Ернефельт с детьми сейчас же отправился в Ясную Поляну. См. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 113—117.

* 221. А. В. Селиванову.

1910 г. Марта 22. Я. П.

Пожалуйста, простите меня за то, что не отвечал на ваше первое письмо и теперь не отвечаю по существу. Вопросы, которые вы ставите, так важны — не то, что только важны, а так основны, что о них нельзя спорить.

Решение их зависит от всего миросозерцания человека. Ваше миросозерцание не согласно с моим. Оспаривать же чужое миросозерцание, мне ваше или вам мое — труд совершенно бесполезный. Миросозерцание человека, если оно выработано для себя, а не для людей, вырабатывается целой жизнью и не может быть изменено доводами об отдельных вопросах.

Прошу еще раз, извините меня.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Селиванова. Дата определяется пометой на конверте об ответе Толстого 22 марта 1910 г., в копии письмо не датировано.

Селиванов Алексей Васильевич (1865?—1915?) — землевладелец Рязанской губ., который, по собственным словам, «занимался всю жизнь в области естествознания, археологии и статистики». Автор книги «Основы богопонимания», 1906. В письме от 19 марта 1910 г. писал, что в сентябре 1907 г. прислал Толстому письмо с приложением своей вышеупомянутой книги, но не получил ответа. Селиванов, излагая свои религиозные и философские взгляды, просил Толстого ответить ему на вопросы о смерти и о личном бессмертии. В ответном письме Селиванов писал, что ни в каком случае не хотел вступать в споры с Львом Николаевичем, хотел лишь получить разъяснения по некоторым вопросам. На конверте этого письма — помета Толстого: Послать книги. Указать Н[а] к[аждый] д[ень].

172 173

* 222. И. И. Светлову.

1910 г. Марта 22. Я. П.

Уважаемый Илья Иванович,

Искренно пишу уважаемый, потому что не могу не уважать друга Ник[олая] Платонова.1 Я прочел его письмо к Бирюкову2 и очень рад, что имею возможность исполнить его желание отдать те деньги, за которые угрожают ограбить его брата. Посылаю их вам, а вы уже распорядитесь, как нужно. Передайте, пожалуйста, мою братскую любовь Николаю. Как ни странно это сказать, завидую ему и вместе с тем сострадаю ему, но не боюсь. Знаю, что могут наступать минуты слабости, в которые положение будет представляться особенно тяжелым, но для человека, как я понимаю его, который живет уже не телом, властвующим над душой, а душой, властвующей над телом, уже не может быть раскаяния в том, что жизнью своей исповедовал истину. Не могу ли еще чем служить ему?

Скажите ему еще и то, что такие поступки, как его, радуют меня, потому что последствия их могут иметь огромную важность — стараюсь, хотя и не могу, не думать об этих последствиях, но радуюсь тому, что он, брат Николай, познал истинную жизнь и живет и меня поддерживает в ней.

Лев Толстой.

22 марта 10 г.

Ясная Поляна

Илья Иванович Светлов (1887—1916) — крестьянин Тверской губ., сапожник, живший в 1910 г. в Петербурге, впоследствии переселившийся в Романово-Борисоглебск, где в 1916 г. заболел тифом, в приступе болезни бросился в реку и утонул. Письмо Толстого к И. И. Светлову вызвано письмом П. И. Бирюкова к Толстому из Костромы от 19 марта, в котором писал, что он получил письмо от Н. Д. Платонова из петербургской тюрьмы, где Платонов сообщал, что за попытку передачи написанного им письма в деревню через конвоира-солдата, его посадили на 4 дня в темный карцер. Платонов писал Бирюкову, что с него требуют 25 рублей судебных издержек, но так как денег нет ни у него, ни у его брата, то дома «продадут последнюю корову, как это часто случается». Он просил Бирюкова дать ему по этому поводу совет и написать ему через И. И. Светлова. Толстой по получении письма Бирюкова и копии письма Платонова написал Светлову и послал 25 рублей.173

174 1 Николай Дмитриевич Платонов (р. 1887) — крестьянин Ярославской губ., в 1909 г. отказавшийся от военной службы по религиозным убеждениям и осужденный на 3 года арестантских отделений. См. т. 77.

2 Павел Иванович Бирюков (1860—1931) — один из близких друзей Толстого и его биограф.

* 223. Е. Панову.

1910 г. Марта 22. Я. П.

Никому не советую переменять свою внешнюю жизнь. Переменяй свою внутреннюю жизнь, а не внешнюю. Живи для души там, где живешь. Исправляй самого себя: не пей, не кури, не ругайся, не лги, не осуждай людей, ни на кого не держи зла, на зло отвечай добром. А это везде можно. И будешь так жить, и на душе будет хорошо, и всё лучше и лучше.

Посылаю вам книги. Желаю, чтобы они вам для души вашей были на пользу.

Брат ваш

22 марта 10 г.

Ясная Поляна

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Панова и подписанным инициалами «Л. Т.».

Ефим Панов (р. 1895) писал Толстому из Ельца 20 марта, что он служит в трактире, что ему надоело «жить в миру такой суматохи» и потому он хочет поступить в монастырь. По предложению одного монаха-пустынника он решил обратиться за советом к Толстому.

* 224. Лукьяновой.

1910 г. Марта 23. Я. П.

Женщин считаю такими же носителями духа божия, как и мужчин.

Не советую читать ни Крейцеровой Сонаты, ни Вербицкой,1 которую не читал, направление писаний которой, как мне передавали, считаю ничтожным и вредным.

Посылаю вам книги,2 которые советую читать, там вы найдете мое мнение о женщинах и браке.

23 марта 10 г.

Ясная Поляна174

175 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Лукьяновой.

Лукьянова — ученица 8-го класса гимназии, прислала Толстому письмо с просьбой ответить на ее вопросы.

1 Анастасия Алексеевна Вербицкая (1861—1928), писательница, автор романов, утверждающих право женщины на свободную любовь.

2 В черновике написано: Н[а] к[аждый] д[ень].

* 225. A. C. Панкратову.

1910 г. Марта 23. Я. П.

Александр Саввич,

Очень вам благодарен за присылку статьи. Я вчера прочел ее. Статья прекрасная и очень важная по содержанию.

23 марта 10 г.

Ясная Поляна

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на обороте письма Панкратова.

Александр Саввич Панкратов (1871—1922) — сотрудник газеты «Русское слово» и журнала «Русское богатство», автор ряда статей о Толстом. А. С. Панкратов прислал Толстому составленную им статью под заглавием «Народный проповедник», по поводу предания анафеме в Москве сектантов-трезвенников — «братцев» Иоанна и Дмитрия, вошедшую как отдельная глава в его книгу «Ищущие бога (Очерки современных религиозных исканий и настроений)», в двух томах: 1, М. 1911; 2, М. 1911. Позднее первый том этой книги был прислан Панкратовым Толстому, который читал его. См. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 169 и 323.

* 226. П. У. Казанину.

1910 г. Марта 24. Я. П.

24 марта 10 г. Ясная Поляна.

Павел Устинович,

Понятие мое о боге вы увидите из прилагаемых вам книг. Трудность среди нас понимания бога происходит от того, что нам с детства по библии внушают самое превратное понятие175 176 о боге; рассказывают самую невероятную сказку о том, как был какой-то бог вроде человека, который вздумал вдруг сотворить мир и сотворил его в 6 дней, и Адама и Еву, и рай и ад, и все те глупости, в которые и десятилетний мальчик в наше время уже не может верить. Вот это и всё то, что рассказывают про Христа, как он велел пить свою кровь и как воскрес и улетел на небо, всё это надо забыть и понимать бога так, как его понимал Иоанн Апостол IV гл., 16 ст.

Про то, как произошли мы и весь мир, мы ничего знать не можем. Это нам не дано и не нужно знать. Нужно нам знать, как нам жить. И это нам сказано. Бог есть любовь, и нам надо любить друг друга. Весь закон в этом. Так и сказано в евангелии: Мф. гл. 22, ст. 35—40. Если так будем понимать бога и его закон, то и не будем спрашивать, как и вы спрашиваете: зачем так много зла в жизни? Зло не от бога, а зло от людей. Для того, кто живет по-божьи, для того зла нет, а всё добро. Люди жалуются на то, что жизнь дурна.1

В книгах, которые посылаю вам, вы найдете те же мысли, какие выражаю здесь, высказанные более подробно.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге.

Павел Устинович Казанин (р. 1833) прислал Толстому письмо из Петербурга от 12 февраля 1910 г., в котором пространно описывал свою тяжелую жизнь и задавал ряд религиозных вопросов.

1 В черновике написано: Выписать из письма.

В копии рукой A. Л. Толстой написано: «Выписка из письма к Пестову «Жизнь наша дурная... и т. д.». См. письмо № 151.

* 227. З. Кубрику.

1910 г. Марта 24. Я. П.

24 марта 10 г. Ясная Поляна.

Если выбирать, то мое мнение сходится с вашим, но нужно ли изменять внешние условия жизни.

Улучшение жизни происходит не от внешних условий, а от внутреннего духовного совершенствования.176

177 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Кубрика.

З. Кубрик (р. 1890) — еврей бедняк из Киевской губ., в письме писал, что под давлением тяжести условий жизни семья его решила эмигрировать в Америку или в Палестину, «обрабатывать землю отцов». Он писал: «Я в душе за Палестину», и просил Толстого лично ответить ему.

* 228. С. Ф. Курихину.

1910 г. Марта 24. Я. П.

24 марта 10 г. Ясная Поляна.

Истинная религия есть только одна: истинная религия это то учение о жизни, которое одно и то же во всех религиях: в браминской, буддийской, конфуцианской, таосизской, христианской, магометанской.

Посылаю вам книжки о некоторых из этих религий.1

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Курихина.

Степан Федорович Курихин (р. 1883) — торговый служащий в Астрахани, прислал Толстому письмо от 19 марта, в котором просил его «разъяснить, в чем состоит святость» и «истинная, правильная религия на земле».

1 В черновике написано: Лаотзе, Конфуции, Магомете, Марке Аврелии, О боге любви.

229. В. А. Молочникову.

1910 г. Марта 24. Я. П.

Брат Владимир,

Сейчас получил ваше письмо из тюрьмы. Хорошо делаете, что пишете, хорошо и для нас, и для вас. Продолжайте делать это. Ваши письма производят всегда сильное впечатление, чувствуешь и правдивость — столь редкое свойство, и еще более редкое свойство — ту основу, с высоты к[отор]ой говорится то, что говорится. Не отчаиваюсь в успехе ходатайства о выпуске вас на поруки. Получил обещание сделать, что может, от одного. Не буду говорить о моем чувстве, к[оторое] испытываю к вам177 178 и вашей жене, к[отор]ую знаю и люблю по вас. Вы, наверно, знаете их.

24 марта 1910.

Лев Толстой.

Впервые опубликовано в журнале «Жизнь для всех» 1910, 12, стр. 77—78.

Сохранилась следующая записка В. А. Молочникова: «Это письмо, № 34, передано мне было через тюремного часового в скрученном виде, когда я находился в заключении в Новгородской тюрьме».

Ответ на письмо В. А. Молочникова из Новгородской тюрьмы от 17—21 марта 1910 г., в котором он описывал свой арест 11 марта 1910 г. Оно опубликовано в сборнике ТП, 2, стр. 132—134. См. запись Толстого в Дневнике 24 марта (т. 58, стр. 29).

* 230. Шапшиеву.

1910 г. Марта 24. Я. П.

24 марта 10 года. Ясная Поляна.

Какое дело делается нашими жизнями, нам не дано знать. Дано нам знать только то, что дело это есть, что есть хозяин этого дела и что мы всегда можем знать, когда мы делаем предназначенное нам дело и когда не делаем его или делаем противное ему. Признак же того, что мы делаем или не делаем это дело, есть очень ясный, несомненный и всем понятный: чем больше живешь любовью ко всем людям и всему живому, тем полнее делаешь порученное тебе дело, чем меньше любишь, чем больше отдаешься враждебным, противным любви чувствам и делам, тем меньше исполняешь или вовсе не исполняешь порученное тебе дело.

Мысль эта выражена во всех великих религиозных учениях мира от браминов до Магомета, и моим слабым лепетом разъяснялась, как я умел, в моих книгах.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Шапшиева и продолженным на почтовой бумаге.

Шапшиев — молодой человек из Тифлиса, писал о сильном впечатлении, произведенном на него статьей Толстого «О самоубийстве», которую он прочитал в газетах (см. письмо № 166), и просил Толстого разъяснить, что значит его выражение «служение миру».

178 179

* 231. А. Якурнову и В. Любимову.

1910 г. Марта 24. Я. П.

24 марта 10 г. Ясная Поляна.

Посылаю вам книгу «На каждый день». Из нее вы узнаете, как, по моему мнению, надо жить всякому человеку.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Якурнова и Любимова. В автографе перед текстом Толстым помечено: Марка.

Алексей Якурнов и Василий Любимов, окончившие городское училище в г. Нолинске Вятской губ., в своем письме от 17 марта просили Толстого ответить им, только что начинающим жизнь, на вопрос: «Как жить? »

232. В. Г. Черткову от 24 марта.

 

* 233. Р. С. Лабковской. Черновое.

1910 г. Марта 23. Я. П.

«Дали бабе холст, а она говорит толст; дали потоне, а она говорит: дай боле».

Человек спал и ничего не знал, не понимал, был чурбан. Добрые люди разбудили его и говорят: вот тебе мир божий, солнце, небо, деревья, цветы, животные, люди, такие же, как ты, к[оторые] могут любить тебя и к[оторых] ты можешь любить. Всё это тебе, хоть ты ничего не заслужил этого. — «Нет, это всё нехорошо, лучше заснуть опять, не мешайте мне», — и чурбан, как был до жизни, так и во время жизни и после жизни остается чурбаном.

Человеку дано благо жизни, то благо, больше которого разумный человек ничего не может себе представить, а он говорит: «<жизнь> нехороша <не такая, какую я бы придумал>».

Да если нехороша, так скажи, болв[ан] или хоть милый человек, какой же бы ты хотел жизни. Эта нехороша, так какая же хорошая? И вот тут-то в ответ на этот вопрос начинаются те истерические возгласы, подразумеваемое восхваление себя, отчаянное осуждение мира и всех людей мира, разумеется, кроме себя. Явный вывод из этих возгласов тот, что моя душа179 180 слишком возвышенна <для такого порочного мира>, или такой порочный мир слишком дурен для моей такой великой души.

Такими возгласами полно ваше письмо и ежедневно получаемые мною два или три письма точно такого же содержания. Как ни неразумны такие письма, нельзя от души не сожалеть о мучительном душевном состоянии пишущих их.

Нельзя не сожалеть уже по одному тому, что это уродливое душевное настроение часто приводит этих несчастных людей к самоубийству.

Причина этого уродливого душевного состояния, производящего ту эпидемию самоубийств, которая проявляется в наше время, заключается, по моему мнению, в отсутствии и извращении религиозного сознания среди людей нашего времени. Человеку, признающему свою жизнь исполнением высшей благой воли, никак не может притти в голову мысль о том, что жизнь эта нехороша и что он может каким-либо поступком освободиться от этой воли. Только человеку, не признающему своей зависимости от высшей воли, может притти та удивительная мысль, что он знает лучше, чем тот вечный хозяин жизни, какою она должна быть и каким средством она должна быть исправлена.

Причина самоубийства, как и не может быть иначе, всегда одна и та же: отсутствие религиозного сознания, признания своей зависимости от высшей благой воли. И это отсутствие особенно заметно в наше время в России и этим вполне объясняется та эпидемия самоубийств, к[отор]ая проявляется в последнее время. Причина всех самоуби[йств] одна и та же, но есть два рода самоубийств: одни люди убивают себя, п[отому] ч[то], не веря в бога, не признавая своей зависимости от высшей силы, находят менее мучительной смерть, чем те страдания, к[отор]ые испытывают и к[оторы]е угрожают нам. Так убивают себя часто приговоренные к казни, бедные, не видящие выхода из своего положения, люди, совершившие преступления, мученицы любви и т. п.; этих самоубийств — малая часть, оч[ень] большая часть — это те самоубийства, которые происходят, так же как и первый род, от отсутствия религиоз[ного] сознания, главной причиной своей имеют не тяжелые условия личной жизни, а извращение чувства и безумную гордость, внушенную и постоянно внушаемую молодежи политическими учениями, к[оторые] для этих людей заменяют религиозное учение.180 181 «Жизнь дурна, все люди дурны, исключая, разумеется, меня и небольшого кружка близких мне людей. И так как все люди дурны, и живут дурно, а мы хороши и знаем, как должны жить люди, чтобы всем было хорошо, то мы хотим служить людям и исправить своей добродетелью мир и людей, но люди не нуждаются в нашем служении и не поддаются нашему исправлению. Что же нам делать, когда мы в этом одном полагаем нашу жизнь? Одно: уйти из этой дурной жизни, к[оторая] не ценит и не понимает нас».

Поразительно, до какой степени в наше время развита среди нашей молодежи эта превратная мысль о служении людям, народу. Мальчик, девочка, вся исполненная всяких слабостей, вся живущая трудами рабочего народа, сейчас же хочет служить ему и, разумеется, воспитывать, образовывать, лечить, учить его. И если человек искренно и точно, как я думаю, это делали вы, начнет это делать, то, если он не глуп, то он скоро увидит, что он совсем не нужен и что никто его не просит служить народу. Поняв же это, человек, к[оторый] не имеет никакой другой хорошей стоящей посвящения своих сил цели, не может не прийти и в отчаяние, может и покончить с собой. Объяснить же человеку его ошибку — ему никак нельзя п[отому], ч[то] человек не религиозен, а религии такой человек не только не понимает, но давно решил, что вся <она> — одна глупость, которую давно уже переросло человечество и он вместе с человечеством. А ответ на его отчаяние и недоумение ведь только один: ответ в том, что никто не призван, чтобы служить народу, исправлять, учить его. Призван ты только к одному: к тому, чтобы прожить твою жизнь так, как этого хочет тот или то, что произвело твою жизнь. А хочет он или оно не того, чтобы ты служил народу, исправлял, учил других, а только того, чтобы ты служил ему и учил, исправлял себя, т[ак] к[ак] только этим исправлением и учением себя ты только и можешь служить другим. Служить же ему ты можешь только тем, чтобы сделать то, чему учили и учат все величайшие мудрецы от Браминов, Будды, Христа до Паскаля, Канта, Эмерсона, Чаннинга и др., а именно тому, чтобы исправлять себя, увеличивать в себе любовь ко всем людям и уничтожать в себе всё то, что препятствует этой любви. И дела этого, работы над самим собой, для каждого из нас слишком достаточно, чтобы браться за другое. Доказательство же того, что это так, что в этом, а не в служении народу,181 182 лечении, учении, исправлении его — дело нашей жизни, доказательство этого в том, что тогда как всё другое — вне, это одно вполне в нашей власти, а кроме того еще и в том, что только этой деятельностью в самом себе можно точно служить людям.

(Выписать: мы живем дурно!)1

Записок ваших не присылайте, советовал бы вам и не писать их.2

Печатается по черновику-автографу на девяти страницах почтовой бумаги. Судя по помете В. Ф. Булгакова на копии, письмо отправлено не было. Дата определяется по записи в Дневнике 23 марта: «Писал письмо о самоубийстве. Тоже не нравится» (т. 58, стр. 28). На черновике-автографе подписано рукой В. Ф. Булгакова: «19 марта 1910 г.», но, повидимому, это ошибка, так как письмо фельдшерицы стерлитамакского земства Р. С. Лабковской, которое вызвало ответ Толстого, было получено лишь 20 марта. Кроме публикуемого текста, имеются два черновика-варианта, датированные 23 и 25 марта 1910 г., которые вошли в статью Толстого «О безумии» (т. 38, стр. 395 и 584), начинающуюся с главы, посвященной вопросу о самоубийстве.

См. запись в Дневнике Толстого 17 марта 1910 г., развитую в данном письме (т. 58, стр. 26).

1 См. письмо № 151.

2 Р. С. Лабковская в своем письме к Толстому от 12 марта сообщала, что написала записки и собирается еще при своей жизни напечатать их.

* 234. Л. В. Дашкевичу.

1910 г. Марта 25. Я. П.

Дашкевичу.

Леонид Вячеславович!

С прекрасно выраженной в вашем письме мыслью о возмутительном вмешательстве правительства в основные устои жизни народа вполне согласен.

Благодарю за присылку книги. Непременно прочту ее. Угадывая ее содержание, радуюсь ее появлению.

С совершенным уважением

Лев Толстой.

25 марта 10 г.

Ясная Поляна182

183 Кроме машинописного подлинника, имеется черновик-автограф на конверте письма Дашкевича.

Леонид Вячеславович Дашкевич (р. 1855) — юрист, земский деятель, познакомился с Толстым в конце 1870-х гг., бывал в Ясной Поляне.

Ответ на письмо Дашкевича от 24 марта, приславшего Толстому свою книгу: «Государственные избирательные законы. Аграрный переворот. Сельский суд», М. 1909, где критиковалась аграрная реформа Столыпина.

235. В. А. Молочникову.

1910 г. Марта 25. Я. П.

Сейчас получил вашу открытку, брат Владимир, вы пишете о том благе, к[оторое] испытываете, отдаваясь одной внутренней духовной жизни, происходящей вне времени, только в настоящем. Я всё более и более приучаю себя к этой единой истинной жизни, и хотя еще оч[ень] далек от того, чтобы жить так, все-таки подвигаюсь и по мере движения испытываю то полное спокойствие, бесстрашие, свободу, удовлетворенность, к[оторую] и вы начинаете испытывать. Радуюсь за вас. Вам в вашем положении это особенно нужно и дорого.

Пишите, когда можете. Всегда с радостью вижу ваш почерк. Повторяю вопрос: не могу ли чем служить? Рад бы был.

Впервые опубликовано в журнале «Жизнь для всех» 1910, 7, стр. 132—133. Дата определяется почтовым штемпелем дня получения открытки Молочникова: «Засека, 25 марта 1910», отправленной из Новгородской тюрьмы 15 марта. На открытке тюремный штемпель: «Просмотрено».

Молочников писал: «Я, кажется, слава богу, успокоился, Лев Николаевич. Многое из прошлого мне кажется неважным, себялюбивым... Я уже понял, что не нужно думать о прошлом, будущем и даже о положении своем настоящем. Когда живешь душой, то так мало приходится просить, так мало нуждаться и так многое можешь переносить».

* 236. В. С. Гусеву.

1910 г. Марта 25—26. Я. П.

25 марта 10 г. Ясная Поляна.

Василий Севастьянович,

Посылаю вам книги: «В чем моя вера», «На каждый день», «О жизни» и «Неизбежный переворот». В книгах «На183 184 каждый день» вы найдете то, чего вы желаете: руководство в жизни.

Рад буду, если последуете не моему, а учению величайших мудрецов мира, которое изложено в книгах.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Гусева. Дата 25 марта определяется копией и пометой на конверте об ответе Толстого 26 марта.

Василий Севастьянович Гусев (р. 1882) из Чеботаревского хутора (Дон) в письме от 21 марта, описывая тяжелую жизнь на хуторе, просил прислать «хотя бы маленькую книжонку, что-нибудь о жизни».

* 237. М. Г. Болквадзе.

1910 г. Марта 26. Я. П.

Малахий Георгиевич,

Благодарю за присылку брошюр.

Вполне сочувствую направлению журнала, судя по оглавлению 1-го №.

26-го марта 10 г.

Ясная Поляна

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Болквадзе.

Малахий Георгиевич Болквадзе (см. письмо № 116) в письме из Петербурга от 23 марта писал, что посылает два экземпляра брошюры «Вегетарианство» (издание журнала «Защита человека»), и сообщал намечающееся содержание первого номера ежемесячного журнала «Защита человека», который должен был выйти в середине апреля. Журнал вышел в июле 1910 г., Толстой прочел его и сделал оценку каждого рассказа и статьи по пятибалльной системе. См. письмо к М. Г. Болквадзе от 20 июля 1910 г., т. 82.

* 238. А. Руданскому.

1910 г. Марта 26. Я. П.

Любезный брат Александр. Читая письмо ваше, умилялся и прослезился. Умилился потому, что почувствовал в письме родную душу, живущую тем духовным началом, которое одно184 185 во всех нас и соединяет нас неразрывно любовью друг с другом и с богом. Мне страшно и больно отвечать вам на ваш вопрос, потому что знаю, что ответ мой огорчит, оскорбит вас, но не могу не отвечать на так искренно, серьезно, задушевно поставленный вопрос. Вы спрашиваете мое мнение о воскресеньи Христа. Воскрес ли Христос плотью? — Нет, не воскрес плотию.

Думаю я так потому, что плотское воскресение Христа поколебало бы основы моей веры в учение Христа и в бога.

Думаю я, что кроткий, милосердный, всепрощающий Христос разгневался бы или огорчился бы глубоко, узнав, что исповедующие его учение люди приписывают ему всякие чудеса и, самое несогласное с понятием о теле, чудо — воскресение и вознесение куда-то. Думаю я так потому, что Христос в своем учении обращается прямо непосредственно к разуму и, главное, к сердцу всякого человека, уясняя каждому его сыновность богу и несомненность и благо этого сознания своей сыновности богу, требующей только одного: любви к богу и ближнему, как он и говорил это.

Простите меня, милый брат Александр, если слова мои неприятны вам. Я не мог не сказать вам всю правду, как я понимаю, к которой я пришел длинным путем и с которой радостно живу и каждый день готовлюсь к смерти.

Посылаю вам несколько книг, которые уяснят вам более мою веру.

Братски целую вас, если позволите.

Лев Толстой.

26 марта 10 г.

Ясная Поляна

Печатается по копии. На конверте письма Руданского Толстой пометил: Отвечать.

Александр Руданский — протоиерей и настоятель греческой церкви в г. Могилев-Подольский, просил Толстого в письме от 23 марта ответить только на один вопрос: «Христос-спаситель воскрес ли из мертвых плотию?» Он писал, что ответ этот ему нужен «не для беспутного печатного спора, что ни к чему не ведет, а лично для себя, для спасения своей души». Получив письмо Руданского, Толстой пометил в своем Дневнике 26 марта: «Трогательное письмо священника о Христе» (т. 58, стр. 29).

185 186

* 239. Неизвестной (М. И.).

1910 г. Марта 26—27. Я. П.

Любовь только тогда любовь и только тогда несет с собой свойственное ей благо, когда тот, кто любит, не думает об ее выгодных или приятных для себя последствиях.

Любовь такая не приходит сама собой и не дается даром. Ей надо учиться, главное же, для того, чтобы познать эту любовь к людям, надо познать, как сказал Христос (Мф. ст. 36—40), любить бога, т. е. высшее совершенство, и стремиться к нему.

26-го марта 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным чернилами на конверте письма М. И. Дата 26 марта определяется копией; на конверте помета об ответе Толстого 27 марта.

Неизвестная, подписавшаяся в своем письме инициалами «М. И.», в письме из Почепа Черниговской губ., писала Толстому, что она всегда стремилась делать все для людей «забывая себя», теперь «пришла к полному отчаянию и к сознанию бесполезности прожитой жизни». Она просила Толстого поддержать ее.

* 240. И. А. Яковлеву.

1910 г. Марта 26—27. Я. П.

То, что вы пишете о своей тоске, заставляет меня думать то, что причина этой вашей тоски не телесная ли — желудок, печень. Это часто бывает, и очень важно знать это. Когда знаешь это, то легче, даже бывает совсем легко, победить такую тоску. Я опытом знаю это, стоит только не поддаваться тем мыслям, которые приходят во время такого настроения, зная их происхождение. И в отпор им с особенной силой вызывать в себе религиозное сознание того, что жизнь моя в исполнении моего назначения воли Пославшего. Воля эта в том, чтобы я всякую минуту был в любви со всеми в делах, словах, мыслях. И тогда никакая тоска не возьмет.

Брат ваш.

26-го марта 10 г.

Ясная Поляна

186 187

 

 

 

Черновик письма Толстого к В. Г. Короленко от 26—27 марта

 

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Яковлева и подписанным инициалами «Л. Т.». Дата 26 марта определяется копией. На конверте же помета об ответе Толстого 27 марта.

Иван Александрович Яковлев (р. 1887) — бывший офицер, был у Толстого в 1907 г. В письме из Харькова от 24 марта 1910 г. писал, что переживает полное разочарование в жизни и не может справиться со своей тоской.

241. В. Г. Короленко.

1910 г. Марта 26—27. Я. П.

Короленко.1

27 марта 10 года. Ясная Поляна.

Владимир Галактионович,2

Сейчас прослушал вашу3 статью о смертной казни и всячески во время чтения старался, но не мог удержать — не слезы, а рыдания. Не нахожу слов, чтобы выразить вам4 мою благодарность и любовь5 за эту6 и по выражению, и по мысли, и главное по чувству — превосходную статью.7

Ее надо8 перепечатать и распространять в миллионах экземплярах. Никакие думские речи, никакие трактаты, никакие драмы,9 романы не произведут10 одной тысячной того благотворного действия, какое должна произвести эта статья.11

Она должна произвести это12 действие — потому, что вызывает такое чувство сострадания13 к тому, что переживали и переживают эти14 жертвы людского безумия, что15 невольно прощаешь им,16 какие бы ни были их дела,17 и никак не можешь,18 как ни19 хочется этого, простить20 виновников этих ужасов. Рядом с этим чувством вызывает ваша статья еще и недоумение перед самоуверенной слепотой21 людей, совершающих эти ужасные дела, перед бесцельностью22 их, так как явно, что все эти глупо-жестокие дела производят, как вы прекрасно показываете это, обратное23 предполагаемой цели действие;24 кроме всех этих чувств, статья ваша не может не вызывать и еще другого чувства, которое я испытываю в высшей степени25 — чувство жалости не к одним убитым, а еще и к26 тем обманутым, простым, развращенным людям:27 сторожам, тюремщикам, палачам, — солдатам, которые совершают эти ужасы,28 не понимая того, что делают.187

188 Радует одно то, что такая статья, как ваша, объединяет многих и многих живых неразвращенных людей одним общим всем идеалом добра и правды, который, что бы ни делали враги его, разгорается всё ярче и ярче.29

Лев Толстой.

Печатается по машинописному подлиннику, хранящемуся в архиве В. Г. Короленко. Кроме того, в ГМТ хранится черновик-автограф, написанный на листе почтовой бумаги со многими поправками, подписанный Толстым. Разночтения его с публикуемым текстом приводим в сносках. Черновик-автограф воспроизводится факсимильно. Впервые опубликовано в газете «Речь» 1910, № 106 от 18 апреля, со значительными искажениями. Дата подлинника. На подлиннике в левом верхнем углу помета рукой В. Г. Короленко: «Отвечено 8/ІV 1910 из Алупки».

Владимир Галактионович Короленко (1853—1921) — писатель.

Письмо Толстого было вызвано появлением в «Русском богатстве» статьи В. Г. Короленко «Бытовое явление (Заметки публициста о смертной казни)» (см. «Русское богатство» 1910, 3, стр. 49—71). По поводу статьи «Бытовое явление» и по поводу своего письма к Короленко Толстой в своем Дневнике делает ряд записей:

25 марта: «Сильная статья Короленко о смертной казни».

26 марта: «Вечером читал статью Короленко. Прекрасно. Я не мог не разрыдаться. Написал письмо Короленко».

27 марта: «Проснулся рано, поправил письмо Короленко» (т. 58, стр. 29).

Статья Короленко «Бытовое явление» с письмом Толстого в 1910 г. была издана отдельной книгой редакцией журнала «Русское богатство». Кроме того, вскоре была переведена и издана вместе с письмом Толстого в качестве предисловия на немецком, французском, болгарском и итальянском языках и на русском языке в Берлине, изд. Ладыжникова.

1 В черновике-автографе: В. Г. Короленке

2 В черновике зачеркнуто: Вчера прочел выдержки из вашей статьи о смертной казни, нынче же

3 В черновике исправлено: всю на: вашу

4 В черновике зачеркнуто: мое восхищение перед всей статьей и

5 В черновике зачеркнуто: к вам за нее

6 В черновике зачеркнуто: превосходную

7 В черновике зачеркнуто: Читая эту статью, чувствуешь радость единения с людьми во имя общего всем живым, не развращенным людям, идеала правды и добра, тут же чувствуешь до боли сострадание к <слабым> гибнущим, страдающим людям и тут же неудержимое негодование и <упреки> против виновников этих страданий и ужасов и недоумение перед их дерзкой самоуверенной слепотой и еще то, то жалкое мучительное чувство, к[оторое] не переставая испытываешь в наше время: жалость к тем обманутым простым добрым людям, к[оторые] участвуют в этих и во всех теперь соверша<ющихся> емых ужасах.188

189 Превосходная статья, вся от начала до конца.

8 В черновике зачеркнуто: бы

9 В черновике зачеркнуто: или

10 В черновике написано цифрами: 1/1000

11 В черновике зачеркнуто: Хотя и не имею на это право, статья эта

12 В подлиннике зачеркнуто: такое и надписано: это

13 В черновике зачеркнуто: к казненным, что пережили и переживают

14 В черновике зачеркнуто: несчастные

15 В черновике зачеркнуто: прощаешь вперед

16 В черновике зачеркнуто: если они и надписано: были и какие бы ни были

17 В черновике зачеркнуто: и такое чувство негодования против виновников этих ужасов, что Поверх зачеркнутого написано и вновь зачеркнуто: а сколько вызывает рядом с этим чувством сострадания и любви Далее, кончая: обратно предполагаемой цели действие, в первой публикации было выпущено по цензурным условиям.

18 В черновике зачеркнуто: простить

19 В черновике зачеркнуто: <стараешься> смотря на все усилия простить, не можешь этого сделать; вызывает вместе с этим чувством и чувство недоумения перед <глупостью> жестокостью, глупостью, бесцельностью не только бесцельных, но неизбежно

20 В черновике зачеркнуто: этих заблудших людей

21 В черновике зачеркнуто: совершающих жестокости

22 В черновике зачеркнуто: этих ужасных дел

23 В черновике зачеркнуто: поставленной

24 В черновике зачеркнуто: вызывает главное во мне по крайней мере опять жалость к тем, но уже не к самым несчастным жертвам, а к тем несчастным

25 В черновике зачеркнуто: кроме того, которое испытывали

26 В черновике зачеркнуто: этим правительственным преступникам Далее, кончая словом: солдатам в первой публикации было выпущено по цензурным условиям.

27 В черновике зачеркнуто: которые принимают участие в этих

28 Последние пять слов абзаца в первой публикации были выпущены по цензурным условиям

29 В черновике зачеркнуто: от всего сердца благодарю вас за нее.

Короленко ответил Толстому письмом из Алупки от 7 апреля 1910 г., опубликованном в сборнике ТТ, 2, стр. 74 и 75.

А. Б. Гольденвейзер в своем дневнике пишет: «Рассказывая о письме Короленко, Лев Николаевич сказал: «Если бы я был молод, я бы написал хороший роман и назвал бы его «Нет в мире виноватых». У Л. Н-ча слезы были на глазах, когда говорил это» (А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», 2, стр. 11). По поводу второй части статьи «Бытовое явление», напечатанной в «Русском богатстве», 4, Толстой вновь написал Короленко сочувственное письмо (см. № 323). Под влиянием завязавшейся переписки В. Г. Короленко приехал 6 августа в Ясную Поляну. См. Дневник Толстого, т. 58.

189 190

242. В. В. Битнеру.

(С. -Петербург, Невский, 40)

1910 г. Марта 27. Я. П.

Милостивый Государь!

Исполняя желание автора сочинения «Христианская этика» (Систематические очерки мировоззрения Л. Н. Толстого) В. Ф. Булгакова, уведомляю вас, что сочинение это мною внимательно прочитано и что я нашел в нем верное и очень хорошо переданное изложение моего религиозного миросозерцания.

Лев Толстой.

Ясная Поляна. 27 марта 1910 г.

Впервые опубликовано в ПТСО, стр. 349. Дата подлинника.

Вильгельм Вильгельмович Битнер (1865—1921) — редактор журнала «Вестник знания». По поводу этого письма см. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 97, 110, 116, 119 и 120. Издание книги Булгакова Битнером не осуществилось по цензурным условиям. Книга вышла в издании Издательской комиссии Московского совета солдатских депутатов, М. 1917.

* 243. М. Г. Клебанову. Неотправленное.

1910 г. Марта 27. Я. П.

27 марта 10 г. Ясная Поляна.

Посылаю вам письмо, написанное мною по случаю такого же обращения ко мне, как и то, про которое вы пишете.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф написанный на конверте письма Клебанова. Письмо, повидимому, отправлено не было, так как оно сохранилось в конверте письма Клебанова вместе с его письмом.

М. Г. Клебанов — студент Горного института, в письме из Петербурга от 25 марта 1910 г. писал, что к нему обратилась одна знакомая женщина с просьбой достать яду, чтобы отравиться. Он спрашивал Толстого: «Что делать? »

190 191

244. М. П. Кочконогову.

1910 г. Марта 27. Я. П.

27 марта 1910 г.

Совершенно согласен с высказанными Булгаковым взглядами.

Лев Толстой.

Печатается по копии. Впервые опубликовано в книге: «Жизнепонимание Льва Николаевича Толстого. В письмах его секретаря В. Ф. Булгакова», изд. Сытина, М. 1911, стр. 26.

Павел Михайлович Кочконогов из Области Войска Донского просил Толстого помочь ему в организации трудового братства трезвенников. Прочитав письмо, Толстой пометил на конверте: Булгакову ответить. Булгаков ответил письмом, в котором доказывал, что «такое братство не нужно» (см. «Список писем по поручению», № 260). Толстой сделал от себя публикуемую приписку на письме Булгакова.

* 245. А. Ф. Куренкову.

1910 г. Марта 27. Я. П.

27 марта 10 г. Ясная Поляна.

Александр Федорович,

Книги вам все, что могу, охотно пришлю осенью. О том, что нужно сделать для разрешения на открытие библиотеки, я не знаю хорошенько, но советую вам обратиться в Москву к моим друзьям:1 Ивану Ивановичу Горбунову, Трубецкой пер., д. Осипова; Сергею Дмитриевичу Николаеву,2 Девичье поле, Усачевский пер., д. Франко-Русской Компании; Александру Никифоровичу Дунаеву,3 Ильинка, Торговый Банк; или Владимиру Григорьевичу Черткову: платформа Крекшино по Московско-Брянской ж. дороге.

Желаю успеха.4

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Куренкова.

Александр Федорович Куренков — крестьянин Владимирской губ., сообщал Толстому, что группа крестьян с. Андреевского предполагает открыть библиотеку, чтобы отвлечь народ от пьянства и сквернословия, просил книг для нее и совета, «как нам полегче выхлопотать это право».191

192 1 В черновике: (дать адрес Горбунова, Николаева, Дунаева, Черткова).

2 Сергей Дмитриевич Николаев (1861—1920), сочувствовал взглядам Толстого, переводчик на русский язык сочинений Генри Джорджа.

3 Александр Никифорович Дунаев (1850—1920), директор Московского Торгового банка.

4 В черновике: Посылаю вам лично пока охот[но] одну книжечку.

* 246. Ш. Миньковичу.

1910 г. Марта 27. Я. П.

27 марта 10 г. Ясная Поляна.

Причина ваших страданий в вашем беспредельном, ничем не оправдываемом самомнении! Вы считаете и свой народ выше всех народов и себя выше всех людей, считаете себя столь прекрасным юношей, что жизнь этого юноши в этом мире представляется вам недостойной его. Таких писем, как ваше, я получаю ежедневно не менее двух. Мотив один и тот же: я слишком хорош или хороша для этого мира; и на такие письма, так же как и на ваше, я могу отвечать только одним: если хотите избавиться от испытываемых вами страданий, постарайтесь избавиться от той мании самомнения, в которой находитесь. Для того, чтобы избавиться от этой мании, нужно одно: смирение; для того же, чтобы прийти к смирению, нужно понять то, что в каждом человеке живет один и тот же дух божий, выше которого ничего нет и не может быть и что поэтому духовно ни народ, ни человек не может быть выше другого, телесно же все народы и люди равны потому, что все тела людские одинаково ничтожны. Так что первое, что нужно для разумного понимания жизни и вам особенно для избавления вас от испытываемых вами страданий, есть смирение, т. е. признание всех людей в духовном смысле равным себе, в телесном же смысле признанием себя ничтожнейшим из ничтожеств. И чем больше будет ваше смирение, тем больше получит значения и жизнь ваша. Как всякая дробь получает тем больше значения, чем меньше знаменатель, и теряет всякое значение при каком бы то ни было числителе, если знаменатель ∞ бесконечность. Точно то же бывает и с людьми.

Постарайтесь как можно больше уменьшить ваш знаменатель, и чем больше вы достигнете этого, тем радостнее192 193 будет ваша жизнь для вас самих и тем нужнее другим людям.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Миньковича и продолженным на почтовой бумаге.

Шмая Минькович (р. 1892) из г. Рогачева Могилевской губ. в своем письме писал о своих духовных исканиях.

* 247. Н. И. Тарарухину.

1910 г. Марта 27. Я. П.

27 марта 10 г. Ясная Поляна.

Николай Иванович,

Вопрос ваш очень основательный. И я рад, как умею, ответить вам на него.

Любовь к богу означает, по моему мнению, любовь к совершенству, любовь любви, так как бог есть любовь по прекрасному посланию Иоанна (I Посл. Иоанна, IV гл., 16, 20 ст.). Можно понимать так, что, любя божественное в людях,1 ты любишь бога, можно и так, что, только любя бога, ты любишь людей. Оба понимания, по моему мнению, правильны.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Тарарухина.

Ответ на письмо крестьянина Рязанской губ. Николая Ивановича Тарарухина.

1 В людях воспроизводится по черновику, в копии эти слова, очевидно по недосмотру, были пропущены.

* 248. З. М. Гагиной.

1910 г. Марта 28. Я. П.

Благодарю вас, милая Зинаида Михайловна, за письмо и дневник. Не верьте себе, милая З[инаида] Михайловна, не говорите, что не можете продолжать свое прекрасное дело. Всегда нужно усилие, а особенно в такие времена, как то, которое вы переживаете. Всё то тяжелое, что нам представляется193 194 несчастьем, есть только материал для нашей духовной работы. Надо не робеть перед жестокостью материала, а смело браться за работу. Помогай вам бог.

Лев Толстой.

28 марта 1910.

Печатается по копировальной книге № 8б, стр. 40.

Ответ на письмо З. М. Гагиной от 25 марта, в котором она писала Толстому, что после смерти мужа (см. письмо № 183), подавленная своим горем, не может продолжать свои занятия в школе.

249. В. П. Некрасову.

1910 г. Марта 30. Я. П.

30 марта 1910 г. Ясная Поляна.

Василий Пахомович!

Хотя занятие земледелием самое лучшее занятие, я все-таки не советовал бы вам выходить из школы.

По моему мнению, нет таких условий, в которых нельзя бы было жить соответственно требованиям самой чуткой христианской совести, только бы человек поступал или воздерживался от поступков во всякую минуту настоящего сообразно с требованиями своей совести.

Те условия, в которых мы находимся, представляют из себя тот материал, над которым мы призваны работать. Только поступай, не выходя нарочно из тех условий, в которых находишься, вовсю по своей совести, и жизнь сама покажет, можешь ли оставаться в этих условиях или нет.

Одно из тех условий и очень важных, в которых вы находитесь — это желание вашего отца, чтобы вы кончили1 в школе. Желая поступить по совести, вы не можете не иметь в виду этого условия, так как выход ваш из школы будет противен одному из главных требований совести: избегание всего того, что нарушает любовь, особенно с таким близким лицом, как отец.

Таков в общих чертах мой ответ на ваш вопрос. Если вы не знаете моих книг «На каждый день», посылаю вам одну. Думаю, что она поможет самим решить ваш вопрос.

Лев Толстой.194

195 Кроме машинописного подлинника, в ГМТ сохранился черновик-автограф, начатый на конверте письма Некрасова и продолженный на почтовой бумаге. Впервые опубликовано в ПТСО, стр. 349—350.

Василий Пахомович Некрасов (р. 1884) — крестьянин Новгородской губ., ученик школы огнестойкого строительства, впоследствии учитель, в письме от 27 марта 1910 г. спрашивал Толстого, не поддерживается ли; его пребыванием в школе принцип насилия, на котором, по его мнению основана современная школа, и не лучше ли ему оставить школу, вопреки желанию его отца, и заняться земледельческим трудом.

1 В черновике написано: учение

* 250. И. И. Светлову.

1910 г. Марта 31. Я. П.

Очень благодарю за письмо. Прошу извещать. Постараюсь похлопотать о переводе в больницу.

31-го марта 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Светлова.

Ответ на письмо И. И. Светлова (см. № 222), в котором он сообщал, что отказавшийся от военной службы Н. Д. Платонов заболел в Петербургской пересыльной тюрьме горловой чахоткой, и просил Толстого хлопотать о переводе Платонова в больницу.

251. О. Н. Милиной.

1910 г. Апреля 1. Я. П.

Простите меня, пожалуйста, за то, что так долго не отвечал вам. Были причины, о к[отор]ых не стоит говорить. Простите.

В браке, по моему мнению, есть только одно священное и потому обязательное — это его неразрывность. Те тяжелые условия, в которых часто находятся люди вследствие брака, никак не могут быть облегчены разрывом. Напротив, они только становятся от этого еще более тяжелыми.

Смотреть надо на эти условия как на тот материал, над которым ты призван работать, оставаясь в них, а не как на195 196 неприятность, которую можно исправить новой, да еще греховной связью.

Вот всё, что могу вам сказать.

Лев Толстой.

1 апр. 1910

Печатается по копировальной книге № 86, стр. 43—44.

О. Н. Милина (фамилия вымышленная) (р. 1883) в письме к Толстому из Киева от 9 февраля 1910 г. описывала свою семейную драму и спрашивала совета у Толстого, как лучше ей поступить.

252. В. А. Молочникову.

1910 г. Апреля 1. Я. П.

Брат Владимир,

Сейчас получил ваше письмо от 23 марта. Оно особенно сильно тронуло меня своей правдой, относящейся не до вас одних, но до всех нас. Помогай вам бог не переставать видеть то, что вы видите. Я не в тюрьме, к сожалению, но моя тюрьма без решеток иногда, в слабые минуты, мне кажется хуже вашей. Вам больно, а мне не переставая стыдно. Вчера получил письмо от вашего мальчика1 и говорил с Бел[иньким]2 о вашей жене.

Хочу написать ей сейчас, не знаю, сумею ли.

Впервые опубликовано в газете «Русское слово» 1910, № 254 от 4 ноября. Дата подлинника. Ответ на письмо В. А. Молочникова от 23 марта 1910 г. из Новгородской тюрьмы.

1 Письмо от сына В. И. Молочникова, Александра Молочникова (р. 1896), не сохранилось. В 1926—1929 гг. заведовал метеорологической обсерваторией в Ораниенбауме.

2 Самуил Моисеевич Белинький (р. 1877), друг В. А. Молочникова, в 1910 г. работал у Толстого и В. Г. Черткова в качестве переписчика.

253. А. Я. Молочниковой.

1910 г. Апреля 1. Я. П.

Незнакомая, но близкая мне сестра, Анна Яковлевна, Вчера получил от вашего мальчика письмо.1 Поблагодарите его. Вчера же Б[елинький] рассказывал мне про ваше тяжелое196 197 положение и нездоровье. Нынче получил хорошее, очень хорошее письмо от Владимира. Он так силен душой, что не боится обвинять себя. И этим он глубоко трогает меня. Он прав, что несчастья, особенно когда мы умеем найти в них свою вину, всегда нам на пользу. Знаю, что когда обрушится несчастье, особенно такое, как ваше, то трудно думать и чувствовать это. Но ведь дело уже сделано, нечего думать о прошедшем и о будущем, только бы сейчас в настоящем не ошибиться и делать всё, что можно, чтобы несчастье пошло нам на пользу, а не во вред. Постарайтесь, А[нна] Я[ковлевна], а бог поможет вам.

Я же, с своей стороны, не упущу никакой возможности помочь вашему положению.

Братски приветствую вас Л Толстой.

Впервые опубликовано под датой 2 апреля 1910 г. в ПТСО, стр. 350—351. Дата на подлиннике не поставлена, она определяется предыдущим письмом Толстого к В. А. Молочникову.

Анна Яковлевна Молочникова (р. 1872), рожд. Волкова — жена В. А. Молочникова.

1 См. прим. 1 к письму № 252.

254. Ф. А. Страхову.

1910 г. Апреля 1. Я. П.

1 апреля 10 г.

Федор Алексеевич,

Сейчас прочел корректуру вашей новой книги «Искание истины»,1 и несмотря на то, что вы мне предлагали прочесть в ней только то новое, чего не было в книге «Дух и Материя», я все-таки прочел всё, и очень рад, что сделал это.

Во многих местах я сделал отметки и в старом и в новом того, что мне особенно понравилось.2 Одно небольшое место я отметил с предложением выпустить его.3 В общем книга очень хорошая, полезная, и мне бы очень хотелось, чтобы она получила самое большое распространение. Но очень боюсь, что по нашему времени желание мое едва ли будет исполнено: Il n’y a pas de pires sourds, que ceux qui ne veulent pas entendre.4197

198 А таких глухих в наше время особенно много. А впрочем, как знать.

Дружески жму руку.

Любящий вас друг Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 86, стр. 42. Впервые опубликовано в книге: Федор Страхов, «Искание истины», изд. «Посредник», М. 1911, стр. 3.

Федор Алексеевич Страхов (1861—1923) — философ-идеалист, сочувствовал взглядам Толстого. Совместно с В. Г. Чертковым участвовал в составлении «Свода мыслей Л. Н. Толстого», который не закончен и не опубликован.

1 Федор Страхов, «Искание истины (Сборник статей и мыслей. Со вступительным письмом Л. Н. Толстого)», М. 1911.

2 Корректуры книги Ф. А. Страхова «Искание истины» с отметками Толстого не сохранилось.

3 Это место в первой публикации напечатано.

4 [Нет более глухих, чем те, которые не хотят слышать.]

На письмо Толстого Ф. А. Страхов ответил письмом из Москвы от 5 апреля, в котором благодарил Толстого за письмо и лестный отзыв об его труде, сообщал, что он навещал в Москве, по просьбе Толстого, яснополянского мальчика Пашу Резунова. К письму Страхов приложил проект завещания относительно 15 тысяч рублей, полученных Толстым на составление народного энциклопедического словаря. См. письма №№ 177 и 273. Страхову 7 апреля отвечал В. Ф. Булгаков. См. «Список писем по поручению», № 291.

* 255. Л. Л. Заботиной.

1910 г. Апреля 2. Я. П.

Любовь Львовна,

Ваше недоразумение происходит оттого, что вы прилагаете к душе (эту ошибку делают и по отношению к богу) понятие времени: «было» и «будет». Душа — проявление в теле бога, ограничена телом, которое живет веществом в пространстве и движением во времени, самой же душе, проявлению бога, не свойственно ни вещество, ни пространство, ни движение, ни время. Душа есть, и не только она есть, но одно, что есть, это бог и его проявление — душа. Подтверждение такого понимания есть то, что мы знаем жизнь нашу (если мы освободимся от иллюзии времени) только вне времени, в безвременном моменте настоящего, в точке соприкосновения прошедшего и198 199 будущего, жизнь нашу мы знаем только в этой безвременной точке настоящего, и в ней только действительно и вполне свободны.

Судя по умному и серьезному письму вашему, я думаю, что вы поймете меня.

Для большего уяснения себе этого понимания жизни я советовал бы прочесть составленные мною книги «На каждый день», особенно числа 27-ые.

2-го апреля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге. Письмо А. Заботиной, судя по почтовому штемпелю, было получено 1 апреля. По получении его Толстой пометил на конверте: В[ажное] письмо, отве[чать], повидимому отложив свой ответ до следующего дня.

Ответ на письмо Любови Львовны Заботиной, ученицы 8-го класса Нижегородской женской гимназии о «бессмертии души» и ее сомнениях.

* 256. А. Обухову.

1910 г. Апреля 2. Я. П.

2-го апреля 10 г. Ясная Поляна.

Креститься, по-моему, ни так, ни сяк совсем не надо. По словам евангелия, надо молиться не перед людьми, а перед богом, один на один, и молиться надо духом, а не словами, как учил Христос (Мф. VI гл., 5, 6, 7 ст.). Посылаю вам книжку о том, как я понимаю молитву.

О причастии думаю, что оно для души не может быть на пользу. Для души нужно только одно: добрые дела, любовь со всеми людьми и ко всем людям. О постах думаю, что поститься в некоторые дни и недели не нужно. Поститься, т. е. воздерживаться, по моему мнению, всегда, во все дни нужно от четырех дел: 1) от мяса, т. е. не убивать животных, чтобы поедать их, 2) от спиртного, пьяного и 3) от табака, не курить, и 4-ое дело, от которого тоже надо стараться, как можно воздерживаться — это половая похоть. Воздерживаться, по-моему, надо и с женою.199

200 Насчет икон думаю, что почитать их совсем не нужно. Святых почитать нужно, но не одних святых, а всех людей, потому что во всех людях живет дух божий.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Обухова и продолженным на свободной странице его письма. В копии письмо датировано 2 апреля, получено же оно, судя по почтовому штемпелю, 1 апреля, и кроме того на конверте есть помета об ответе 1 апреля.

Ответ на письмо от 28 марта торгового служащего из Ростова-на-Дону Андрея Обухова. См. «Список писем по поручению», № 341.

* 257. Иосио Сугимото (Ioshio Sugimoto). Черновое.

1910 г. Апреля 2—3. Я. П.

Dear Sir,

I am sorry to hear that you are [a] soldier. The business and duty of a soldier is to prepare to kill other men. Killing not only men, but animals is very bad.

Everybody must try to look at every man as a brother and to love him, and not prepare to kill his brother.

I am sending to you one of my books. I hope and wish that you will like it.

2/IV —15/IV 1910.


Милостивый Государь,

Мне грустно слышать, что вы солдат. Ремесло и обязанность солдата — быть готовым убивать других людей. Убийство же не только людей, но и животных очень дурно.

Всякий должен стремиться смотреть на каждого человека как на брата и любить его, а не готовиться убивать своего брата.

Посылаю вам одну из моих книг. Надеюсь и желаю, чтобы она вам понравилась.

Печатается по черновику-автографу на английском языке, написанному на оторванном от письма Сугимото клочке бумаги и сверенному с копией, переписанной чернилами рукой Д. П. Маковицкого с подписью «Leo Tolstoy». Дата 2 апреля определяется копией и подтверждается почтовым штемпелем дня получения и пометой на конверте рукой Д. П. Маковицкого об ответе Толстого 3/16 апреля 1910 г.

Иосио Сугимото — молодой японец-солдат, прислал из Японии письмо, датированное им 1909 г., судя же по почтовому штемпелю, отправленное200 201 из Коса (Kose) 29 февраля нов. ст. 1910 г. Письмо написано на плохом английском языке, вследствие чего местами смысл недостаточно ясен. В своем письме Сугимото сообщал, что прочитал много книг Толстого и просил сообщить названия его новых книг.

* 258. Ф. Ф. Болабольченкову.

1910 г. Апреля 3. Я. П.

Федор Федорович,

Уничтожение общины и закрепление за отдельными лицами земельных участков есть дело очень гадкое и преступное со стороны правительства. Последствий такого закрепления я предвижу три: 1) то, что это увеличит количество бездомных бедняков, которые будут в денежном рабстве зажиточных людей; 2) что это дает право богачам, землевладельцам смело смотреть в глаза небогатым крестьянам и собственникам: «у меня, мол, три тысячи десятин, а у тебя пять, десять, ты такой же помещик, как и я», и 3) то, что нарушает высокое нравственное убеждение русского народа о том, что предметом собственности может быть произведение труда, а не земля, «земля божия».1

На вопросы ваши о противоречиях, которые вы находите в евангелии и в Деяниях апостольских (таких противоречий можно указать сотни), отвечаю вам тем, что так называемое священное писание есть писание человеческое, очень несовершенное и кроме того значительно иногда неумышленно, а иногда и умышленно искаженное. Важно в том, что называется священным писанием, не самая буква, столько-то стихов и каждый стих, а важно то, что сходится не только с здравым смыслом и требованием сердца всякого человека, но и то, что сходится со всеми великими, религиозными учениями мира: с индейским, китайским, буддийским, конфуцианским, магометанским.2

Ясно, что Христос не мог велеть своим ученикам делать то, что велят фарисеи и что Петр не мог проклясть и лишить жизни согрешивших. Вообще надо помнить, что гораздо больше зла происходит от того, что люди верят писанию, чем от того, что они не верят в него. Верить надо тому, что бог вложил нам в сердце и разум. Этот божеский дух в нас святее книг.3

3-го апреля 10 г.

Ясная Поляна.201

202 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Болабольченкова и продолженным на почтовой бумаге.

Федор Федорович Болабольченков (р. 1868) — крестьянин Саратовской губ., прислал Толстому письмо с указанием ряда противоречий в книге деяния апостолов с евангелием. Кроме того, он писал: «Очень стало великое притеснение к нам, земледельцам; силой хотят выгнать на отрубные участки, и нас, государственных крестьян, приневоливают укреплять свои души и вечность. Что нам делать? Лев Николаевич, вы наверно знаете, кто это вырабатывает эти законы... Как лучше: ходить на отрубные участки или нет? И души свои укреплять или нет? Сколько продлится это притеснительное время? Мы этого ничего не знаем, а жить стало так тесно, так тесно, как цыпленку в скорлупе, и питание совсем истощилось... Самое главное остается: хорошенько надуться, разломить скорлупу и искать новой жизни, уже не тесной, как было, в скорлупе, но просторной — как хочется ему жить и нового питания — не через пупок, а через рот, как говорите вы, Лев Николаевич. Но когда это время будет, неизвестно, а в скорлупе жить невозможно. Сама по себе скорлупа не разламывается, а не миновать делать натугу, чтобы она лопнула, а иначе цыпленок может умереть. Как это дело по-вашему, Лев Николаевич?»

1 См. прим. 1 к письму № 165.

2 В черновике написано, очевидно, пропущенное при перепечатке на ремингтоне: Посылаю вам несколько книжек об этих учениях. На днях выйдут еще о Будде и Конфуции и тогда пришлю всё. Сбоку приписка Толстого карандашом: Послать Генри Дж[ордж]а.

3 В черновике зачеркнуто: Теперь о других вопросах.

На письмо Толстого Болабольченков ответил письмом от 26 мая, в котором он писал о губительном влиянии закона 9 ноября на жизнь деревни.

* 259. Н. Киселевой.

1910 г. Апреля 3. Я. П.

Самое лучшее заняться полезным для людей ручным трудом. Образование же можно получить из книг. То же «образование», под которым большею частью подразумевается диплом, посредством которого можно сесть на шею рабочего народа, не только не есть нечто хорошее, но есть дело дурное. От такого образования избави бог всякого.

3-го апреля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Киселевой.

Ответ на письмо Н. Киселевой из Нижнего Новгорода от 20 марта.

202 203

* 260. Е. Подгорному и М. Прокофьеву.

1910 г. Апреля 3. Я. П.

3 апреля 10 г. Ясная Поляна.

Ваше предположение о цивилизации, о том, что она развращает, если рядом с ней, даже впереди ее, не идет нравственное совершенствование, совершенно верно. В наше время первое идет быстро вперед, а второе не только не двигается, но идет назад.

В моих книгах «На каждый день», в числах 18-х, найдете мысли об этих вопросах.

3-го апреля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Подгорного и Прокофьева.

Ответ на письмо из Варшавы Е. Подгорного и М. Прокофьева.

* 261. А. Т. Рожкову.

1910 г. Апреля 3. Я. П.

3-го апреля 10 г. Ясная Поляна.

Андрей Тарасович,

Рад был получить ваше хорошее письмо, милый брат Андрей. Альбом Орлова вышлю вам, а также и портрет. Я выпишу и пришлю.1

Понимаю, что вы не поехали к Черткову, особенно ввиду того, что могли оказать помощь больному. Помогай вам бог направлять все силы своей духовной жизни на то, чтобы становиться, как вы пишете, лучше и лучше. Теперь, когда мне уж так близок конец моей временной, телесной жизни, я, думая о своей жизни, всё яснее и яснее вижу, что нет, кроме этого духовного совершенствования, связанного с служением ближнему, потому что оно всё в увеличении любви, — нет другой цели, другого дела жизни, — что в этом совершенствовании себя и воля того, кто послал нас в жизнь и живет в нас. Помогай вам бог.

Брат ваш203

204 Печатается по копии.

Андрей Тарасович Рожков (Тарасов) — крестьянин Тамбовской губ., приезжавший в марте 1910 г. в Ясную Поляну (см. т. 58, стр. 22 и 332, прим. № 332), писал Толстому о впечатлении, которое произвели на него картины Орлова: «Мне страшно хочется иметь у себя такой альбом, но не знаю, откуда его можно достать. Потом я у вас просил на память мне ваш портрет, и вы мне обещали, но получить мне не пришлось».

На конверте письма Рожкова Толстой пометил: Ответить Булгакову, но, несмотря на это, написал письмо сам.

1 Николай Васильевич Орлов (1863—1924), художник писавший картины главным образом из крестьянской жизни. К альбому картин Орлова «Русские мужики», изданному в 1909 г., Толстой написал предисловие. См. т. 37.

* 262. К. И. Тумскому.

1910 г. Апреля 3. Я. П.

Константин Иванович,

Дело составления народного словаря еще не начато. Когда начнется работа, воспользуемся вашим предложением.

Благодарю вас за него.

3-го апреля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Тумского.

Константин Иванович Тумский (р. 1863) — бывший профессор Московского Высшего технического училища, обратился из Москвы 1 апреля 1910 г. с письмом к Толстому, в котором предлагал свои услуги в качестве сотрудника народного энциклопедического словаря (см. письмо № 177).

* 263. Г. К. Шаталину.

1910 г. Апреля 3. Я. П.

Гавриил Калиныч,

Прочел Ваше писание и думаю, что понял ваши мысли, хотя они высказаны не совсем ясно. Как я понял, мысли ваши в том, что истинное христианское учение скрыто от людей и на место204 205 его, под именем христианского учения, обучают людей самому безбожному учению, которое оправдывает и даже поучает тому, что надо убивать людей, запирать их в тюрьмы, отнимать землю и всячески мучить, и что это можно делать по учению Христа. С этими мыслями вашими, если я верно понял их, я вполне согласен и более 30-ти лет только и делаю, что пишу об этом самом.

Но исполнить ваше желание — напечатать вашу статью, я не могу, потому что написана она очень неясно и никто не возьмет ее печатать.

По письму же вашему узнать вас и ваши мысли я был очень рад и рад буду, если вы напишете мне о себе: как вы жили, и теперь живете?

Посылаю вам несколько книг, из которых, если вы их прочтете, вы увидите, что я во многом согласен с вами.

Рукопись вашу возвращаю.

Брат ваш

3-го апреля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Шаталина и продолженным на почтовой бумаге. В черновике написано Толстым: Послать Д[етское] е[вангелие], В ч[ем] м[оя] в[ера] и маленьк[их книжек].

Это распоряжение обведено вокруг чертой.

Гавриил Калинович Шаталин (р. 1866) — крестьянин-сектант Саратовской губ.

* 264. Эйльмеру Мооду (Aylmer Maude).

1910 г. Апреля 4. Я. П.

Моод.

Очень благодарен за прекрасный перевод письма японцу. «Essence» will do.1

Не помню, какая молитва помещена в конце вашей статьи. Если это Отче наш, то это та, которую я до сих пор употребляю. Другая же молитва та, которую я постоянно изменяю соответственно душевному настроению, и есть нечто настолько мое личное, что не желаю сообщать ее.205

206 Передайте, пожалуйста, Шоу, что я благодарю его за письмо и книгу, которую прочел с удовольствием, и прошу извинить, что не ответил еще, очень слаб, но намерен это сделать.2

Лев Толстой.

4-го апреля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по фотокопии с машинописного подлинника.

Посылая перевод на английский язык письма Толстого к Киносукэ Шираиши (см. письмо № 205), Моод писал: «Боюсь, что на английском языке нет ничего равнозначащего слову «начало». Ни слово «essence» — сущность, ни «principle» — причина, ни «origin» — происхождение, ни «source» — источник не подходят к нему вполне. Я употребил слово: «essence», но вы, может быть, предпочтете заменить его другим?» Кроме того, Моод просил Толстого прислать образец молитвы, лучше той, которую он поместил в конце главы, посылавшейся Толстому на просмотр. См. письмо № 206 и английскую биографию Толстого, составленную Моодом: «The life of Tolstoy», 1910.

1 [«Сущность» не годится.]

2 Письмо к Бернарду Шоу — см. письмо № 327.

265. А. Я. Молочниковой.

1910 г. Апреля 4. Я. П.

Милая Анна Яковлевна,

Сейчас прочел письмо вашего мужа и, как всегда бывает с его письмами, почувствовал как бы усиление моей любви и уважения и сострадания к нему. Думаю, даже уверен, что я не выдержал бы и в сотой доле так, как он, того положения, в котором он находится, а все-таки завидую ему. Не могу ни на минуту (неправда — иногда забываю) перестать стыдиться своего положения и потому не могу не завидовать ему. Он так хорошо описывает, что переживаешь всё вместе с ним — и завидно и страшно.

А какое описание столяра. Прелесть.1

Много у него духовной силы, и потому надеюсь, даже уверен, что он не только перенесет это испытание, но даже вырастет в нем. Дай бог вам силы нести ваше тяжелое испытание так же. Ведь ничто не важно кроме того, чтобы жить по-божьи, а эта в нашей власти. Если можно, передайте ему это письмо.

Брат ваш Лев Толстой.

4-го апреля 10 г.

Ясная Поляна.206

207 Подлинник не был отправлен А. Я. Молочниковой; вместо него была отправлена переписанная с него машинописная копия. Впервые опубликовано в журнале «Жизнь для всех» 1910, II, стр. 158—159.

Письмо к А. Я. Молочниковой было вызвано письмом В. А. Молочникова к Толстому из Новгородской тюрьмы от 30 марта 1910 г. с описанием своей тюремной жизни. Письмо Молочникова опубликовано в ТПТ, стр. 148—150.

1 В своем письме Молочников подробно писал о столяре Охтинском, невинно попавшем на 2 года в тюрьму.

* 266. П. Ф. Безверхому.

1910 г. Апреля 5. Я. П.

Благодарю вас за письмо и добрую обо мне память, благодарю и за намерение сделать мне приятное присылкой гимнов. Гимны же мне не понравились: ни одной новой мысли, ни одного искреннего выражения чувства. Рифмованный набор пустых слов, особенно отталкивающих потому, что касается самого важного в мире предмета. В таких гимнах зародыш формального, внешнего, обрядного служения богу, скрывающего отсутствие истинного служения богу не словом, а жизнью.

Все мы вас помним и любим и рады иметь о вас добрые вести.

Лев Толстой.

5-го апреля 10 г.

Ясная Поляна.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф, написанный на конверте письма Безверхого.

Павел Федорович Безверхий (р. 1855?), отбывавший тюремное заключение и освобожденный, так как был признан душевнобольным (см. т. 77), при своем письме прислал несколько религиозных «добролюбовских» гимнов. См. письмо № 338.

267. А. Б. Гольденвейзеру.

1910 г. Апреля 5. Я. П.

Очень рад был получить ваше письмо, милый Ал[ександр] Бор[исович]. Рад б[ыл], особенно п[отому], ч[то] у меня на совести было не высказанное мною мнение о вашей повести.207 208 Я боялся, ч[то] мое молчание вам неприятно, а потом думал, что вы выше этого. Повесть не понравилась мне. Нет новой мелодии своей, и обработка далеко несовершенна.1 Да вам этого и не нужно. У вас свое. Книгу фиктивного Ламы непременно будем печатать. Я уже заготовил ей место и с последней главой.

Приезжайте, когда можно; я попрежнему люблю вас. Желаю, чтобы и вы также. Привет вашей жене.

Лев Толстой.

5 апр. 1910.

Впервые опубликовано А. Б. Гольденвейзером в его воспоминаниях «Вблизи Толстого», 2, М. 1923, стр. 9.

Ответ на письмо А. Б. Гольденвейзера от 3 апреля 1910 г., в котором он писал о сделанном его женой, А. А. Гольденвейзер, переводе книги Bruno Freidank «Die Schrecken Civilisation», названной ею «Ужасы христианской цивилизации». Последнюю главу этой книги сначала переводить не предполагалось. А. Б. Гольденвейзер писал: «В конце книги обнаружена заметка автора о том, что вся книга является мистификацией: никакого тибетского ламы он не знал, а книгу от его лица написал сам». Гольденвейзер спрашивал, следует ли печатать книгу при таких условиях. Книга была напечатана под заглавием: «Письма буддиста к христианину» в журнале «Вегетарианское обозрение» 1910, 5, 6, 7, 8, 9, 10. См. письмо № 176.

1 А. Б. Гольденвейзер сообщил, что, уезжая из Ясной Поляны, передал Толстому набросок своей записи об одном происшествии, чтобы обратить на него внимание Толстого.

* 268. В. М. Абрамову. Неотправленное.

1910 г. Апреля 4—6. Я. П.

Абрамову.

Василий Максимович,

Очень хорошее дело вы делаете, помогай вам бог. Хотел бы сказать всем пьющим только одно: а именно то, что жизнь наша настоящая не в теле нашем, а в душе. А потому жить надо для души. А для того, чтобы жить для души, надо первым делом всячески просвещать ее добрыми мыслями, добрыми беседами, добрыми чтениями, а никак не заглушать, не затемнять ее. А ничем нельзя так заглушить и затемнить свет душевный, как всяким дурманом: табаком и пуще всего вином.208 209 Казалось бы, людям надо бояться греха, и потому и всего того, что вводит в грех. А между тем люди так любят грехи, что не только не боятся водки, но считают хорошим делом, как выражение любви к человеку, угощать тем ядом, который вводит во все грехи и блуд, и роскошь, и праздность, и сквернословие, и брань, и вражду, и драку. Удивительное это дело!

Говорят, как вы пишете, что трудно не делать того, что все делают — не угощать. Да неужели, если все делают скверности, так и мне надо то же делать? Попаду я к людоедам: все едят человеческое мясо, стало быть и мне есть. Надо понять, что пьянство дело не такое, что можно его делать и не делать, а что дело это всегда скверное, такое же скверное, как и блуд, воровство, грабеж, убийство, потому что ведет к этому самому. Только подумать о том, что при бедноте нашего народа они пропивают на одном акцизе 750 миллионов! «Да все делают». Да если все делают глупости и гадости, то ведь надо переставать их делать, а чтобы перестать делать, надо кому-нибудь начинать. Отчего же не мне, если я понимаю, что делаю дурное?1

Говорят еще и то, что трудно отвыкнуть. Неправда это. Отвыкнуть очень легко от всего дурного, если только поймешь, что то, что делаешь дурного — дурно не для тела одного, а для души. Только пойми человек, что жить надо для души, а не для тела одного, а что для души вино пагубно, тогда легко отвыкнуть. Тому, кто живет, как скот, для одного тела, тому нельзя отвыкнуть, а тому, кто живет, как человек, тому, кто помнит душу свою, тому нельзя не отвыкнуть. Пусть каждый такой человек, который помнит душу и знает всё то зло, какое бывает от вина, пусть каждый такой человек каждый день на молитве, если он молится, а то и без молитвы, каждый день поутру вспомнит о том, от чего он хочет отвыкнуть, и скажет себе: буду помнить, что, кроме всех моих дел, у меня есть нынче еще одно важное дело: удержаться от питья и от всякого участия в угощении вином. И если он будет помнить и делать так, то не пройдет и полгода, и он будет удивляться и на себя, зачем он над собою делал эти гадости.

Может быть, эти мои советы пригодятся кому-нибудь из ваших товарищей, очень рад был бы. Посылаю вам и несколько книг и по этому вопросу и вообще о жизни.

Лев Толстой.

6 апреля 1910 г.

209 210

Непосланная вставка в письмо Абрамову о пьянстве 6 апреля 1910 г.

Говорят, что нельзя при покупках, продажах, условиях, а пуще всего на праздниках, на крестинах, свадьбах, похоронах не пить водки и не угощать ею.

Казалось бы, для всякой продажи, покупки, для всякого условия надо хорошенько подумать, обсудить, а не дожидаться спрыску, выпивки. Ну да это еще меньшее горе. А вот праздник. Праздник значит ручному труду перерыв, отдых. Можно отдохнуть или сойтись с близкими, с родными, с друзьями побеседовать, повеселиться или о душе подумать, можно почитать евангелие или еще какие хорошие книги. И тут-то за место беседы, веселья с друзьями, родными, напиваются вином, вместо того чтобы о душе подумать, почитать что-нибудь душеполезное — сквернословие, ссоры, драки. А то крестины. Человек родился. Ну, что ж, слава богу, надо подумать, как его хорошенько воспитать. А чтобы хорошо воспитать, надо самому об себе подумать, от плохого отвыкать, к хорошему приучать, и тут вместо этого — вино, пьянство. То же и еще хуже на свадьбах. Сошлись молодые люди в любви жить, детей растить. Надо, казалось бы, им пример доброй жизни показать. Вместо этого опять вино. А уж глупее всего на похоронах. Ушел человек туда, откуда пришел, от бога и к богу. Казалось бы, когда о душе подумать, как не теперь, вернувшись с кладбища, где зарыли тело отца, матери, брата, который ушел туда, куда мы все идем и чего никто не минует. И что же вместо этого — вино и всё, что от него бывает. А мы говорим: нельзя не помянуть, стариками заведено. Да ведь старики не понимали, что это дурно. А мы понимаем. А понимаем, так и бросать надо.

А брось год, другой, да и оглянись назад и увидишь, что, первое, в год рублей 30—50, а то и вся сотня дома осталась, второе, много сквернословий, а также глупых и плохих дел осталось несказанными и несделанными, третье, в семье и согласия и любви больше, и четвертое, у самого на душе лучше стало.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф, начатый на конверте письма Абрамова и продолженный на почтовой бумаге. Дата «6 апреля 1910 г.» поставлена Толстым в левом нижнем углу подлинника, по сохранившейся же копии и по отметке на конверте, письмо датировано 4 апреля. Так как подлинник остался среди черновиков, то можно предположить, что письмо осталось неотправленным. Кроме подлинника, сохранилась публикуемая машинописная вставка и письмо210 211 с собственноручными поправками Толстого. См. Записные книжки Толстого 1910 г. (т. 58, стр. 179—180).

Ответ на письмо ткача Родниковской мануфактуры Костромской губ. Василия Максимовича Абрамова, писавшего Толстому о вреде пьянства и просившего помочь ему открыть «трезвое общество».

1 После этого места в копии перепечатана воспроизводимая ниже вставка.

269. Г. К. Градовскому.

1910 г. Апреля 6. Я. П.

Григорий Константинович, Вы желаете, чтобы я выразил свое отношение к предполагаемому и устраиваемому вами съезду писателей. Отношение мое к людям, стремящимся к единению, не может быть иным, как самое сочувственное, особенно в настоящем случае, когда стремятся к единению писатели — люди, к которым и я принадлежу, занятые деятельностью слова — могущественнейшего орудия единения людей. И потому вполне сочувствую и желаю наибольшего успеха съезду.

Одно только обстоятельство в приготовлениях к этому съезду смущает меня, смущает настолько, что если бы я имел для этого силы и возможность, я не мог бы принять участие в съезде. Устройство съезда и даже пределы области его занятий разрешаются, определяются теми лицами, которые у нас называются правительством. А между тем я полагаю, что в наше время всякому уважающему себя человеку, а тем более писателю, нельзя вступать в какие-либо добровольные соглашения с тем сбродом заблудших и развращенных людей, называемых у нас правительством, и тем более несовместимо с достоинством человека руководствоваться в своей деятельности предписаниями этих людей.

Если найдете нужным обнародовать это письмо, то я ничего не имею против, но только с тем непременным условием, чтобы не было исключено и мое объяснение тех причин, по которым я считал бы для себя невозможным участвовать в съезде писателей.

С совершенным уважением

Лев Толстой.

6 апр. 10 г.

Ясная Поляна.211

212 Впервые опубликовано в газетах «Петербургский листок» 1910, № 129 от 23 апреля, и «Утро России» 1910, № 129 от 23 апреля, с цензурными пропусками слов: «тем сбродом заблудших и развращенных людей, называемых у нас правительством». Полностью без пропусков впервые опубликовано в журнале «Вестник литературы» 1920, № 11/23, стр. 13.

Григорий Константинович Градовский (1842—1925) — либеральный публицист, писавший под псевдонимом «Гамма». В 1891 г. основал Кассу взаимопомощи литераторов и ученых. Один из инициаторов Всероссийского съезда деятелей периодической печати, созванного в Петербурге 22—25 мая 1908 г. в связи с восьмидесятилетием Л. Н. Толстого; председатель организационного комитета, затем почетный председатель Второго всероссийского съезда писателей, состоявшегося в Петербурге 22—29 апреля 1910 г. Автор воспоминаний о Толстом: Григорий Градовский, «Поездка в Ясную Поляну» — «Публицист-гражданин», литературный сборник, посвященный памяти Григория Константиновича Градовского, изд. Кассы взаимопомощи литераторов и ученых, Пгр. 1916, стр. 142—183.

Ответ на письмо Градовского к С. А. Толстой, опубликованное в статье «Г. К. Градовский и Толстые» — «Публицист-гражданин», стр. 193—194. В этом письме Градовский, объясняя цели и значение предстоящего съезда, просил Толстого высказать съезду «хотя бы единое приветливое слово». О письме Градовского см. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 129—131. Градовский ответил Толстому от 12 апреля 1910 г. и С. А. Толстой от того же числа. В обоих письмах Градовский благодарил за полученное письмо от 6 апреля и просил разрешения выпустить «нецензурные» места из письма Толстого. См. «Г. К. Градовский и Толстые» — «Публицист-гражданин», стр. 195, и дальнейшие письма Толстого к Градовскому (№№ 288 и 307).

270. А. Руданскому.

1910 г. Апреля 6. Я. П.

Любезный брат Александр,

На вопрос ваш о душе: бессмертна ли она, я отвечаю во многих своих писаниях и в тех книгах «На каждый день», которые прислал вам, в числах 28, 29, 30, 29 июня, 1 и 2, 30 июля, 2 и 6, 29 августа, 6, 7 и 30 авг., 4 и 28 сент., 1,2 и 29 сент., 3 и др.

Для того же, чтобы самым простым понятным образом ответить на ваш вопрос, скажу так:

Знаю, что то, чем я живу: душа моя, бессмертна. Знаю это так несомненно, что не могу даже представить себе уничтожения моей души при смерти тела. Но, твердо зная про бессмертность212 213 своей души, не могу никак допустить того, чтобы душа моя могла получить награду за добрую и подвергалась бы наказаниям за дурную жизнь. Вера в будущие награды лишила бы меня того блага, той радости, которые дают мне усилия доброй жизни. Наказания же были бы несовместимы с моим пониманием бога — любви. Кроме того, награды и наказания в будущем мире за нашу добрую и дурную жизнь здесь были бы совершенно излишни, так как награды за добрую и наказания за дурную жизнь в этом мире всегда так же неизбежно следуют — награда за добрыми и наказания за злыми делами, как воз за запряженной в него лошадью. То, что люди не видят этого, происходит только от распространенного в наше время ложного материалистического определения того, что есть благо и зло.

Человек прожил и умер в богатстве и почете, другой же в труде и бедности, а люди, не имеющие иного, кроме материалистического взгляда на жизнь, утверждают, что первый был счастлив, а второй несчастлив. «Возьмите иго мое на себя и научитесь от меня, что я кроток и смиренен сердцем... ибо иго мое благо и бремя мое легко. Блаженны нищие и горе богатым». Ведь только совершенно лишенный религиозного чувства человек может считать Иоанна Грозного или развратных богачей счастливыми, а нищего или мученика, умирающего за истину, несчастным. Я же думаю, что награды и наказания людей в будущей жизни совершенно излишни, так как и награды и наказания совершаются здесь, сейчас же и каждый своим опытом может узнать это.

То, что там будет, мы не знаем. Одно знаем несомненно, что тот бог, которым мы живем здесь и к которому идем, умирая, есть любовь, а от любви, кроме добра, ничего быть не может.

Всё это пишу не для того, чтобы убеждать вас. Я уважаю ваши верования, знаю, что вы можете, основываясь на них, жить святою жизнью, и просил бы вас точно так же относиться и к моим верованиям. Верования зарождаются длинным, внутренним духовным процессом и не могут быть изменены рассуждениями других людей. Радостно то, что если разноверующие одинаково признают высший закон любви, то разноверие их не может помешать их единению во имя этого высшего закона жизни.213

214 Сожалею о том, что вы не хотели принять от меня книги и выслали их стоимость. Употребляю эти деньги на милостыню.

Любящий вас брат.

6-го апреля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге и подписанным инициалами «Л. Т.». Впервые опубликовано в журнале «Голос Толстого и Единение» 1920, 1(13), стр. 6.

Ответ на письмо протоиерея Александра Руданского от 2 апреля 1910 г. Руданский писал, что по вопросу о воскресении Толстой ответил «как честный мыслитель», и хотя «больно верующей душе... но можно примириться». Он вновь просил ответить: «Верите ли вы в нашу живую бессмертную душу?» См. письмо № 238. О переписке с Руданским см. Дневник В. Ф. Булгакова.

* 271. П. А. Мельникову.

1910 г. Апреля 7. Я. П.

Любезный брат Прохор Афанасьевич,

Очень приятно было читать ваше письмо, потому что из письма вашего я узнал, что вы не из тех людей, для которых вера последнее дело, а что для вас, напротив, дело, первое дело, как это и должно быть для всякого разумного человека.

Журнал «Ясная Поляна» я никогда не издавал и но знаю, кто его издает. Книги же, какие есть у меня, посылаю вам, но советую быть с ними осторожным, а то за1 «Закон насилия и закон любви» и за «Учение Христа» преследуют. Остальные разрешены.

Помогай вам бог идти по пути добра и истины.

Любящий вас брат.

7-го апреля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Мельникова.

Ответ па письмо крестьянина Козельского уезда Калужской губ. Прохора Афанасьевича Мельникова (р. 1873), писавшего о влиянии на него Толстого и просившего прислать журнал «Ясная Поляна» с первого номера.214

215 1 В черновике поставлено многоточие (четыре точки) для вписания посылаемых книг, которые и были вписаны, судя по копии, в подлиннике.

П. А. Мельников письмом от 24 апреля благодарил Толстого за «неоцененный дар» — письмо и книги, просил прислать «Евангелие» и сообщал, что собирается прислать описание «горькой жизни деревенских людей».

На конверте этого письма Толстой пометил 27 апреля 1910 г.: «Послать еванг[елие] Д[етское] и еще что-ни[будь] 3[акон] н[асилия] и 3[акон] л[юбви] и написать, что рад буду получить описание жизни рабоч[его] народа» (см. «Список писем по поручению», № 342).

Открыткой из Козельска Мельников сообщал Толстому, что посылку ему не выдает почта, так как неточно написан его адрес, и просил Толстого сделать заявление почте. На открытке Толстой пометил «Сделать, о чем просит». Там же помета В. Ф. Булгакова: «Послано 6 мая 10 г. Л. H.». Повидимому, было послано за подписью Толстого соответствующее заявление на почту, текст которого не сохранился.

См. т. 82, «Список писем, текст которых неизвестен», № 1.

272. Д. Г. Рубану.

1910 г. Апреля 7. Я. П.

Думаю то же, что и Булгаков: чем лучше то дело, за которое вы хотите взяться, тем опаснее за него взяться так, чтобы потом [не] пришлось раскаиваться в нем. Главное, что хочется передать вам, это то, что дело внутреннего нравственного совершенствования, по моему мнению, до такой степени важно и требует такого усилия, что страшно затрачивать много энергии на внешнее устройство своей жизни, тем более, что это внешнее устройство часто — особенно если оно не удастся — может только повредить внутреннему делу самосовершенствования. 10 раз прикинь, раз отрежь. Любящий вас брат Лев Толстой.

Печатается по копии. Письмо является припиской к письму В. Ф. Булгакова (см. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 131). На конверте письма Рубана помета Толстого: Булгакову (ответить) одобрением. Ответ Толстого вместе с письмом Булгакова был опубликован в книге В. Ф. Булгакова «Жизнепонимание Льва Николаевича Толстого. В письмах его секретаря В. Ф. Булгакова», Москва, 1911, стр. 22—23.

Даниил Гаврилович Рубан (р. 1875) — крестьянин Самарской губ., живший в 1910 г. в Персии; в письме от 25 марта 1910 г. благодарил Толстого за высланные ему книги, описывал свою жизнь и сообщал, что собирался вернуться в Россию и вновь заняться хлебопашеством, хотя и представляет себе все трудности этого дела, особенно для него, не имеющего даже жилья.

215 216

* 273. В. Ю. Шимановскому.

1910 г. Апреля 7. Я. П.

Милостивый Государь!

В ответ на Ваше письмо сообщаю следующее:

Я полагаю, что выраженную мною мысль об издании народного энциклопедического словаря можно бы было, для духовного завещания, формулировать так:

«Из остающегося после моей смерти имущества завещаю пятнадцать тысяч рублей на издание народного энциклопедического словаря, приспособленного к интересам и пониманию простого рабочего народа.

Означенные пятнадцать тысяч рублей обязываю моего душеприказчика выдать в течение стольких-то месяцев со дня моей смерти издателю Ивану Ивановичу Горбунову-Посадову (Москва, Девичье Поле, Трубецкой переулок, дом Осипова), который должен осуществить это издание и заведывать делом издания под контролем и по указаниям редакционно-издательского бюро, о котором говорю ниже. В случае смерти Ивана Ивановича Горбунова-Посадова или его отказа от издания словаря и заведывания этим изданием, всё дело издания должно перейти к Павлу Ивановичу Бирюкову (Кострома, Русина ул., д. Морозова), которому душеприказчик мой в указанный выше срок обязан передать означенные выше пятнадцать тысяч рублей и который во всем заступает место Ивана Ивановича Горбунова-Посадова. Для гарантирования правильности ведения дела этого издания как с его внутренней стороны, соответственно выраженной выше воле моей, так и со стороны материальной, должно быть образовано редакционно-издательское бюро, решающее все эти вопросы и состоящее из следующих рекомендованных мне Львом Николаевичем Толстым лиц: Павла Ивановича Бирюкова, Ивана Ивановича Горбунова-Посадова, Алексея Сергеевича Зонова, Сергея Дмитриевича Николаева, Евгения Ивановича Попова, Федора Алексеевича Страхова и Владимира Григорьевича Черткова, при ближайшем участии самого Льва Николаевича. Все те деньги, которые будут выручены от этого издания или поступят от подписки на это издание, равно вся чистая прибыль от него должны поступить на образование издательского фонда моего имени для улучшения или удешевления издания словаря или на другие подобные издания в216 217 распоряжение означенного редакционно-издательского бюро по его усмотрению. Расходование жертвуемых мною денег должно находиться под контролем назначенного мною лица, каковым избираю такого-то».

Лев Толстой.

7 апреля 1910 г.

Печатается по машинописному подлиннику.

Ответ на письмо Всеволода Юльевича Шимановского от 23 марта 1910 г. (см. № 177), в котором он просил Толстого указать, с кем можно бы было вести переговоры в связи с предполагаемым изданием народного энциклопедического словаря, а также составить точную формулировку завещания (см. письмо № 177). На конверте этого письма Толстой по получении его 23 марта 1910 г. пометил: Формулировать. Обратиться к Ив[ану] Ив[ановичу]. Проект первоначального завещания, как это видно из сохранившихся материалов, был составлен П. И. Бирюковым, при участии Ф. А. Страхова, но затем был исправлен с формальной стороны юристом Н. К. Муравьевым. После этого проект был подписан Толстым и отправлен В. Ю. Шимановскому. Как сообщает Шимановский в пояснительной приписке на подлиннике этого письма, проект этот не был осуществлен, так как «начавшаяся война, а потом революция все изменила».

* 274. В. А. Маклакову.

1910 г. Апреля 8. Я. П.

Маклакову.

Милый Василий Алексеевич,

Вы, может быть, слышали о том, что близкий мне человек и очень уважаемый мною, очень сильный и даровитый, Владимир Молочников (в Новгороде), отсидев год в тюрьме за мои книги, вновь посажен в тюрьму без суда, опять за мои книги и еще за совращение двух солдат, отказавшихся от воинской повинности. Сегодня получил от него письмо. Он просит вас взять на себя его защиту. Дело может быть в мае. Он лично несет легко свое положение, но тот суд разорил его, а у него жена и 5 детей. Он их кормилец. Сочту за большое мне одолжение, если согласитесь на мою просьбу.

Дружески жму руку и жду ответа.

Лев Толстой.

8 апр. 10 г.

Печатается по копии.

Василий Алексеевич Маклаков (р. 1870 — ум. в эмиграции) — старый знакомый Толстого, присяжный поверенный, защитник по уголовным и217 218 политическим судебным процессам, член Государственной думы второго, третьего и четвертого созывов; при временном правительстве был назначен послом в Париж. Маклаков ответил Толстому согласием. См. письмо № 329.

275. А. Я. Молочниковой.

1910 г. Апреля 8. Я. П.

Анна Яковлевна,

Получил нынче письмо от вашего мужа. Передайте ему, что Маклакову написал. Извещу об ответе. Благодарю его за то, что пишет мне. Передайте ему мою любовь. Вчера говорил с Беленьким1 о напечатании его описания тюрьмы. Мне очень хочется этого. И мы устроим с Беленьким, как лучше.

Братски жму руку и желаю вам твердости душевной.

Лев Толстой.

8 апр. 1910.

Впервые опубликовано в ПТСО, стр. 352.

Ответ на письмо В. А. Молочникова от 5 апреля 1910 г., в котором он просил Толстого обратиться к В. А. Маклакову с просьбой взять на себя его защиту.

1 См. прим. 2 к письму № 252.

* 276. Ф. Овчинникову. Неотправленное.

1910 г. Апреля 8. Я. П.

Изложенную в письме вашем лекцию о всех великих вопросах жизни прочел. Не скрою от вас, что всё то, что изложено в вашей лекции, хотя и не с такой самоуверенностью, но более основательно изложено во многих плохих книгах, которые вы, вероятно, читали (или хотя газетные рассуждения об этих книгах). Не скрою от вас и то, что всё то, что вы считаете несомненной истиной и что изложено в тех плохих книгах, которыми вы руководствуетесь, несправедливо. О том же, почему это несправедливо, вы можете узнать из многих и многих книг, как древних, так и новых, серьезных и глубоких мыслителей, начиная с авторов индийских Вед, Будды, Конфуция, Лаодзе, Марка Аврелия, Эпиктета, Сократа, Платона, Христа218 219 и до Руссо, Паскаля, Канта, Шопенгауэра, Эмерсона, Фихте, Вивекананды и мн[огих], мн[огих] других.

Думаю, что вы мне во внуки, если не [в] правнуки годитесь, и потому позволяю себе дать вам дедовский совет. Совет этот в том, чтобы вы прочли в моих книжках «На каждый день», одну из которых посылаю вам, числа 22, [где] говорится о том, что вам нужнее всего.

Если вы хотите двигаться вперед умственно и, главное, нравственно (а в этом всё дело жизни), то постарайтесь излечиться от того, что более всего мешает этому — от самоуверенности. Имейте в виду, что положительные качества человека: его ум, образование, доброта, энергия... всё это числитель. Мнение же, которое человек имеет о своих достоинствах это знаменатель, и потому каков бы ни был числитель, когда знаменатель бесконечность, то дробь есть бесконечно малая величина.

Любя вас, даю вам этот совет.

8-ro апреля 10 г.

Ясная Поляна.

Печатается по копии с собственноручными поправками Толстого, сверенной с черновиком-автографом, начатом на конверте письма Овчинникова и продолженном на почтовой бумаге. Письмо, судя по помете на копии, отправлено не было.

Федор Овчинников — в 1910 г. ученик школы огнестойкого строительства в Новгороде, прислал Толстому длинное (на 12 страницах) письмо от 4 апреля 1910 г., где доказывал невозможность существования бога и души.

277. В. Г. Черткову от 8 апреля.

 

* 278. З. Гутману.

1910 г. Апреля 9. Я. П.

Надо не сравнивать религиозные учения, а брать из каждого — Будда, Конфуций и др[угие] — то, что полезно для души.

На вопрос о том, почему я стал заниматься мистикой, отвечаю, что я никак[ой] мистикой ник[огда] не занимался.219

220 Печатается по черновику-автографу на конверте письма от 5 апреля Зальмана Гутмана (см. письмо № 60), в котором он спрашивал Толстого: 1) чье учение выше — Моисея или Христа и 2) почему Толстой оставил свой прежний путь творчества, который и теперь приносит огромную пользу человечеству, и начал заниматься мистикой?

Дата — по почтовому штемпелю получения.

279. В. А. Молочникову.

1910 г. Апреля 9. Я. П.

Вчера писал вашей жене, брат Владимир, Маклакову письмо отправлено. Об его ответе сообщу. Вы меня радуете тем, что даете мне возможность хоть чем-нибудь служить вам.

Пожалуйста, не переставайте извещать.

Лев Толстой.

9 апр. 1910.

Впервые опубликовано в ПТСО, стр. 252.

Ответ на письмо Молочникова из Новгородской тюрьмы от 3 апреля.

280. В. Г. Черткову от 9 апреля.

 

* 281. П. П. Соколову.

1910 г. Апреля 11. Я. П.

Ясная Поляна. 11 апреля 1910.

Я не отвечал вам на ваши письма, потому что мы с вами говорим на разных языках, и хотя я, простите за самоуверенность, знаю тот язык, на котором вы говорите, вы не имеете ни малейшего понятия о том языке, на котором я говорю, и, что хуже всего, слыша некоторые звуки моего языка, имеющие значение на вашем языке, вам кажется, что когда я говорю cheval,1 что я ругаюсь, называя кого-то «швалью» и т. п.

Для того, чтобы вы могли понять мой ответ на ваши вопросы вы должны выучиться тому языку, на котором я говорю. Но учить вас этому языку так, как учат арифметике, грамматике и др. знаниям, то самое, чего вы от меня хотите, спрашивая,220 221 с вычислением страниц, какие книги нужно читать и какие прежде и какие после, учить вас этому языку я никак не могу, уже по одному тому, что, как это видно по вашему письму, вы всё уже знаете и вам нечему учиться.

Вопросы ваши такие: 1) Как примирить противоречие между законом любви и законом жизни, по которому овцы кротостью никогда не заставят волков есть сено? и 2) Что из написанного во все времена необходимо прочесть каждому человеку?

По первому вопросу видно, что вы несомненно знаете какой-то, мне и всем людям, говорящим на моем языке, совершенно неизвестный «закон жизни», по которому люди разделяются на разумные и добрые существа и на существа, лишенные этих свойств.

Я с людьми, говорящими одним со мной языком: браминами, Буддой, Конфуцием, Лao-Тзе, Христом, Магометом, Паскалем, Руссо, Кантом, Фихте, Шопенгауэром, Эмерсоном, Лихтенбергом2 и многими и многими другими, не только не знаю того «закона», по которому люди разделяются на овец и волков, но знаю, напротив, закон, прямо противоположный этому мнимому «закону», а именно тот, что всякий человек есть существо, одаренное теми же, иногда в большей, иногда в меньшей степени, свойствами разума и любви, как и все другие, и что поэтому отношение всякого разумного человека к своим ближним никак не может состоять в том, чтобы признавать их животными (что неудобно уже по одному тому, что люди, признаваемые мною животными, могут точно так же признавать себя людьми, а меня животным), а только в том, чтобы стараться понимать жизнь своих ближних и любить их.

Насчет же овец и волков я ничего не знаю, да и не интересуюсь знать, так как нужно мне не рассуждение о мнимых законах эволюции, а только одно: как мне наилучшим образом прожить предстоящий мне более или менее короткий срок жизни. Это по первому вопросу. Второй же вопрос еще более очевидно показывает — простите меня — совершенно непонимание вами того, о чем вы говорите. Вам кажется всё так просто: «Потрудитесь, Лев Николаевич, написать мне программу, вот как было в гимназии: столько-то часов латыни, столько-то арифметики, столько-то закона божия, или в университете: столько-то химии, столько-то физики — я всё это выучу, память у меня хорошая, и готово».221

222 Разве не очевидно, что человек, который думает так, не знает даже первых приемов изучения того, что он желает знать. Для того, чтобы познать не те мнимые объективные законы мира, которые придумывают от нечего делать разные ученые, а тот вечный закон, которым руководилась и должна руководиться жизнь всякого человека, нужна не одна память, чтобы выучить, что назначено в программе и писано в книжках, а нужна самостоятельная работа мысли и жажда ее. Правда, что для познания этого вечного и важнейшего закона жизни полезно изучение всего того, что сделано для этого величайшими умами и сердцами всего человечества, но все-таки главное условие для этого познания есть самостоятельная работа и прежде всего жажда истины, которая неизбежно наведет ищущего на то, что ему нужно. Нельзя накормить того, кто не хочет есть. Нельзя и научить того, кто ищет знания не для удовлетворения внутренней потребности, а для того, чтобы быть ученым, или для того, чтобы писать книги и учить других. Научиться человек может только сам, тогда, когда он всей душой ищет истины и только ради истины. И такой человек не будет дожидаться программы и каталога книг, а сам найдет то, что ему нужно, и с той стороны, с которой ему это нужно.

Пожалуйста, простите меня, если мой ответ будет неприятен вам. Я, должно быть, много старше вас, гожусь вам в деды, и потому позволю себе еще дать вам два, по-моему, очень важные совета, которые, надеюсь, что помогут вам разобраться в занимающих вас вопросах. Первый совет такой, какой мне приходится давать обращающимся ко мне с вопросами о религии православным верующим. Как таким людям ответ мой всегда состоит в том, что если они серьезно хотят узнать истину, то им прежде всего надо усомниться в истинности той веры и всех положений ее, которые они считают непогрешимыми. Так же точно и вам я советую прежде всего усомниться в тех догматах научной веры, в которую вы так слепо веруете. Для того, чтобы узнать истину, вам надо, прежде всего, освободиться от той лжи, которая вами признается истиной. Так, напр., в данном случае вы, признавая за несомненную истину дарвинскую теорию эволюции, хотите на основании этой легкомысленной, односторонней теории, объяснить себе закон человеческой жизни, что совершенно ошибочно. Ошибочно потому, что главный и в сущности единственный вопрос человеческой жизни — только в том,222 223 как мне жить, т. е. что мне делать? Для того же, чтобы ответить на этот вопрос человеку, ему нужно узнать — кто он? На этот же вопрос теория эволюции или ничего не отвечает, или отвечает бессмыслицею, а именно: произошел ты от каких-то вещественных временных процессов, никогда нигде не начинавшихся, идешь ты этим рядом процессов к чему-то, тоже ничем не кончающемуся. Так что сама теория эволюции если и может представлять некоторый интерес для праздных людей рассуждениями и наблюдениями над временными явлениями о том, как произошла лягушка и т. п., то теория эта при приложении ее к объяснению жизни человеческой может привести только к величайшим заблуждениям и нелепостям.

Так что первый мой совет — в том, чтобы вы постарались освободиться от слепой веры в то, что в наше время называется «наукой».

Второй же совет мой в том, чтобы вы как можно меньше доверяли себе, не думали бы об научении других людей, как можно больше обращали бы внимания на себя, на свое нравственное совершенствование. Человек — это дробь. Все качества, достоинства человека — числитель. Мнение же его о себе — знаменатель. Избави бог, если, как это часто бывает, разрастается до бесконечности знаменатель.

Еще раз прошу простить за всё то, что будет вам неприятно в этом письме. Руководило мною серьезное, братское отношение к вам.

Письмо это прошу не печатать.

Печатается по второй копии, которая была перепечатана с сохранившейся первой копии с большими исправлениями Толстого. Первая копия была перепечатана с черновика-автографа.

Ответ на второе письмо инженера из Петербурга П. П. Соколова от 8 апреля (почт. штемпель) (первое письмо см. «Список писем по поручению», № 59). Соколов писал, что он не удовлетворен ответом секретаря Толстого на его вопросы, и подробно развивал свою точку зрения на необходимость прибегать в некоторых случаях жизни к насилию, доказывая, что невозможно в жизни сделать так, чтобы «овцы кротостью заставляли волков есть сено». Говоря об огромном количестве книг, которые все прочесть невозможно, он просил Толстого составить список, хотя бы в «40 книг по 500 листов», которые нужно рекомендовать прочесть всем. На письмо Толстого Соколов вновь отвечал длинным обиженным письмом от 21 апреля с возражениями Толстому, которое осталось без ответа.223

224 1 По-французски — лошадь.

2 Георг Кристоф Лихтенберг (1742—1799), немецкий математик и философ.

282. В. Г. Черткову от 11 апреля.

 

* 283. С. А. Стахович.

1910 г. Апреля 12. Я. П.

12 апреля 1910 г. Ясная Поляна.

Благодарю вас, милая Софья Александровна, за подарок. Очень рад буду, если удастся написать вашим карандашом что-нибудь такое, что понравилось бы и мне и вам. Тот карандаш у доктора в починке, и нет о нем слуха.1

Как жаль, что вы не написали смешное. Я люблю смеяться. Саша завтра едет в Крым. Странное дело, чем больше я люблю ее, тем меньше боюсь за нее. Она и больная хороша, мне по крайней мере. Жалею о том, что вы так недавно были у нас, значит не скоро опять приедете. А может быть, это не помешает.

Дружески жму руку. Привет Ал[ександру] Ал[ександровичу] старшему2 и младшему3 и Мих[аилу] Ал[ександровичу].4

Лев Толстой.

Небольшой отрывок этого письма был опубликован впервые в Дневнике В. Ф. Булгакова, стр. 124. Дата подлинника.

Софья Александровна Стахович (1862—1942) — близкий друг семьи Толстых, с 1921 г. сотрудница музея Л. Н. Толстого, в последние годы своей жизни принимала участие в подготовке издания полного собрания сочинений Л. Н. Толстого.

Ответ на письмо С. А. Стахович из Петербурга от 5 апреля, в котором она писала, что посылает в подарок Толстому электрический карандаш, которым можно писать в темноте.

1 Ранее подаренный С. А. Стахович карандаш Толстому.

2 Александр Александрович Стахович (1830—1913), отец С. А. Стахович, давнишний знакомый Толстого.

3 Александр Александрович Стахович (1858—1915), брат С. А. Стахович, член Государственной думы второго созыва, елецкий уездный предводитель дворянства.

4 Михаил Александрович Стахович, второй брат С. А. Стахович, член Государственного совета. См. письмо № 162а.

224 225

* 284. В. Родюшкину.

1910 г. Апреля 12—13. Я. П.

Ясная Поляна 13 апреля 1910 г.

Бог, какого описывают в «законе божием», есть вымысел человеческий, очень древний и грубый, и в наше время людям, серьезно ищущим бога, нельзя уже верить в такого. О том, как я понимаю бога, и не я один, а многие и многие люди, искавшие бога, вы узнаете из посылаемых вам книг «На каждый день», на 4 и 8 число.

О том же, придет ли время, когда не будет бедных и поедающих их труды, богатых? Ни я, никто знать не может. Но зато и я знаю, и всякий может знать, и вам желаю знать то, что главный смысл жизни каждого из нас в том, чтобы содействовать своей жизнью приближению этого времени.

«Ищите царства божия и правды его, а остальное приложится вам. Царство божие внутри вас есть и царство божие силою берется».

Рад был получить ваше письмо. Желаю, чтобы мой ответ удовлетворил вас и чтобы вы с молодости направляли жизнь свою на нравственное внутреннее совершенствование, — то самое, через что достигается царство божие.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на почтовой бумаге. В копии письмо датировано 13 апреля. В. Ф. Булгаковым сделана помета на конверте об ответе Толстого 12 апреля 1910 г.

Ответ на вопросы учеников Уральского горного училища в Екатеринбурге: Агаенкова В., Родюшкина В., Тасчеева и Королева в их совместном письме от 6 апреля. Ответ они просили прислать на имя В. Родюшкина.

* 285. Ц. Кноппу.

1910 г. Апреля 13. Я. П.

Ясная Поляна. 13 апреля 1910 г.

Ответ на ваш вопрос — в заглавии той статьи, которую вы просите прислать,1 только исключить частицу «не».

В том случае, о котором вы спрашиваете, можно и должно молчать.225

226 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Кноппа. В черновике над текстом Толстым написано: Много марок. Если есть Н[е] м[огу] м[олчать], выслать.

Цезарь Кнопп в письме из Кронштадта от 7 апреля 1910 г. благодарил Толстого за полученные им книги «На каждый день» и просил прислать «Не могу молчать», а также ответить на вопрос: «Можно ли и следует ли человеку сказать правду или неправду в том случае, когда наверняка знаешь, что правда причинит неприятность, а неправда—наоборот».

1 В копии пропущено: прислать. Воспроизводится по черновику-автографу.

286. Ф. Федорову.

1910 г. Апреля 13. Я. П.

13 апреля 1910 г.

Ростòвы.

Л. Т.

Печатается по копии. Автограф, повидимому, был написан на открытке с оплаченным ответом. Впервые опубликовано в Дневнике В. Ф. Булгакова, стр. 124.

Ф. Федоров — ученик 3-го класса гимназии из Петербурга, просил Толстого ответить только «одно слово с ударением», как надо произносить фамилию из «Войны и мира»: «Рóстовы или Ростóвы».

* 287. С. Бессмертному-Козакову.

1910 г. Апреля 14. Я. П.

Ясная Поляна. 14 апреля 1910 г.

Любезный брат Бессмертный!

Получил твое хорошее письмо. То, что ты пишешь, что мы, всё человечество, одно тело на земле и должны откликаться один к одному —это очень справедливо, и я так же думаю. Ты спрашиваешь, нравится ли мне та жизнь, в какой я нахожусь,— нет, не нравится. Не нравится потому, что живу я с своими родными в роскоши, а вокруг меня бедность и нужда, и я от роскоши не могу избавиться и бедноте и нужде не могу помочь. В этом мне жизнь моя не нравится. Нравится же она мне в том, что в моей власти и что могу делать и делаю по мере своих сил, а именно по завету Христа, любить бога и ближнего.226

227 Любить бога — значит: любить совершенство добра и к нему, сколько можешь, приближаться. Любить ближнего — значит: одинаково любить всех людей, как братьев и сестер своих. Вот к этому-то самому и к одному этому я стремлюсь. И так как, хотя плохо, но понемножку приближаюсь к этому, то и не скорблю, а только радуюсь.

Спрашиваешь еще, что если радуюсь, то чему радуюсь и какую ожидаю радость. Радуюсь тому, что могу исполнить, по мере своих сил, заданный мне от Хозяина урок: работать для установления того царства божия, к которому мы все стремимся.

Спрашивая о том, чего я ожидаю, ты, может быть, спрашиваешь, как я смотрю на близкую мне по моим годам смерть? Ожидаю ее иногда с радостью, когда слишком много зла видишь вокруг себя и хочешь уйти от него; иногда ожидаешь ее равнодушно, зная, что я, умирая, пойду к тому доброму хозяину-богу любви, который послал меня, и что мне у него кроме добра ничего быть не может. В каком же виде будет это добро, я не знаю и знать не могу и не желаю. Мне довольно знать то, что, умирая, я иду к тому же богу любви, от которого пришел в мир. Бояться же смерти, слава богу, не боюсь и, чем ближе к ней, то всё она мне естественнее и роднее.

Посылаю вам книги «На каждый день», в которых увидите более подробно то самое, что пишу вам в этом письме.

Печатается по копии.

Ответ Толстого на письмо сектанта-«бессмертника» из Москвы Сергея Козакова, подписавшегося в своем письме «Сергей Бессмертный».

«Бессмертники» — небольшая группа сектантов в Москве, верившая в телесное бессмертие людей.

* 288. Г. К. Градовскому.

1910 г. Апреля 15. Я. П.

Благодарю вас, Григорий Константинович, за ваше письмо. Очень желаю исполнить ваше желание. Извините, что не пишу сам.

С совершенным уважением Лев Толстой.

Письмо является припиской Толстого к следующему письму В. Ф. Булгакова к Г. К. Градовскому от 15 апреля 1910 г.:227

228 «Милостивый государь, многоуважаемый Григорий Константинович!

Лев Николаевич поручил мне просить Вас сообщить ему, какие именно слова в его письме к Вам по поводу литературного съезда могут быть, по мнению членов организационного комитета съезда, подведены под уголовные кары и должны бы быть поэтому смягчены».

Ответ на письмо Градовского от 12 апреля Толстому и С. А. Толстой, в котором он просил Толстого дать согласие выпустить из приветствия Толстого съезду писателей (см. письмо № 269) два слова в адрес правительства: «сброд» и «заблудших», так как опубликование всего письма в целом может подвести под уголовную ответственность участников съезда.

Письмо Булгакова с припиской Толстого задержалось, вследствие чего Градовский отправил 22 апреля об этом телеграфный запрос. См. ответную телеграмму Толстого от 22 апреля (№ 307).

289. Джону А. Истгэму (John Eastham). Черновое.

1910 г. Апреля 15. Я. П.

15 апреля 1910 г. Ясная Поляна.

Получил ваш призыв прибыть или прислать слова поощрения и купон для ответа. Прочел ваш план и не только не могу удержаться от желания высказать вам вызванные во мне чувства вашим призывом, не только не могу удержаться, но считаю своим долгом перед своей совестью и богом высказать вам их.

Мне 82 года, я каждый день жду смерти, и потому прилично, учтиво лгать мне уже не приходится. Мало того, совесть требует сказать насколько возможно громко то, что я думаю о вашей забаве, — иначе не могу назвать вашу деятельность. Деятельность эта отвратительна, возмутительна.

Когда во времена Наполеона I военные люди гордились и хвалились теми убийствами, к[оторые] они совершали на войнах, они были святы в сравнении с вами и всеми членами подобных вашему обществ. Те люди, во-1-ых, верили в то, что война должна быть; во-2-ых, сами готовы были ради того, во что они верили, на жертву, раны, смерть. Вы же ни во что не верите и тем менее в тот мир, к[оторый] вы будто проповедуете, и готовитесь только к тем тщеславным забавам, к[оторые], одурманивая людей, должны привлечь их в ваш лагерь.228

229 Мир! Заботы о мире англичан с их Индией и всеми колониями, или нем[цев], франц[узов], русских, не говорю уже об покоренных народах, с их классами богатых и бедных рабов, к[оторые] удерживаются в своем положении только войсками, с восхваляемым патриотизмом всех этих и властвующих, и покоренных народов.

Говорить о мире и проповедовать его в нашем мире всё равно, что говорить о трезвости и проповедовать ее в трактире или в винной лавке, существующих только тем пьянством.1

Пока есть отдельные народы и государства, не может не быть войны. Прекратиться война может только тогда, когда все люди будут, как Сократ, считать себя гражданами не отдельного народа, а всего мира, и будут, как Христос, считать братьями всех людей, и потому — столь же невозможным убивать или готовиться к убийству каких бы то ни было людей и при каких бы то ни было условиях, как невозможно убивать или готовиться к убийству при каких бы то ни было условиях своих детей или родителей.

Прекратиться может война только тем, что люди перестанут, как теперь, смеяться над религией, воображая себе какую-то христ[ианскую] религию, заключающуюся в вере в искупление, и др[угие] глупости, а когда точно поверят в вечный и единственный, всем известный, общий, один закон бога, выраженный не одним Хр[истом], но всеми мудрыми и святыми людьми мира, закон о том, что все люди братья и потому должны любить, а уже никак не убивать друг друга. А признают люди этот закон, и война кончится, кончится п[отому], ч[то] не будет солдат. Всё это так просто и ясно. Но именно потому, что это просто и ясно, неискренние люди, дорожащие своим ложным положением, не хотят видеть этого.

2×2= 4. Да, это правда, но ведь не в этом дело. Это ведь арифметика, но есть другие соображения. Человеку нельзя и не должно убивать ближнего! Кто же спорит с этим. Это правда. Но есть другие соображения — дипломатические, политические, так что отказываться от участия в убийстве не всегда целесообразно. Это будет антимилитаризм. А антимилитаризм — нехорошо. А нужно совсем другое. И начинаются рассуждения... Стыдно и гадко. Простите меня. Знаю, что не надо б[ыло] писать в таком раздраженном тоне, но не мог иначе. Простите.

Л. Т.229

230 Печатается по черновику-автографу, начатому на почтовой бумаге и продолженному на письме Джона Истгэма, поверх зачеркнутых Толстым строк его письма. Письмо отправлено не было. Отрывок опубликован в статье «Толстой против войны. Из неопубликованных материалов» — «Россия» 1924, 3, стр. 178—179. Впервые полностью опубликовано в «Литературном наследстве», № 37—38, стр. 615. Дата определяется записью Толстого в Дневнике 15 апреля 1910 г. (см. т. 58, стр. 38) и пометою В. Ф. Булгакова на автографе. Отрывок опубликован в Записных книжках Толстого 1910 г., т. 58, стр. 172.

Ответ на обращение американского буржуазного пацифиста Джона Истгэма с предложением присутствовать на митинге пацифистов в гостинице «Cecil» в Лондоне 18 мая 1910 г. или прислать «несколько слов сочувствия». Вместе с письмом Джон Истгэм прислал печатный проспект Первого всеобщего конгресса рас (First Universale Congress of Races), открытие которого предполагалось в июле 1911 г.

1 Далее в автографе помечено: *** в запи[сной] кн[ижке].

Текст следующего абзаца воспроизводится по копии, куда он был выписан из Записной книжки Толстого. Затеянный английскими буржуазными политиками Первый всеобщий конгресс рас, маскируясь лицемерной фразой о единстве рас и мире, представлял собой попытку оправдать колонизаторскую политику Британской империи.

Написав письмо Джону Истгэму, Толстой 15 апреля отправил его В. Г. Черткову, в котором просил Черткова перевести его и в том случае, если он найдет его слишком резким, разорвать. См. письмо Черткову от 15 апреля 1910 г., т. 89.

На копии письма Толстого к Джону Истгэму, перепечатанной с черновика-автографа, рукой А. П. Сергеенко, работавшего в качестве секретаря Черткова, имеется надпись: «В. Г. Чертков, найдя, что письмо к Джону Истгэму действительно резко, написал другое письмо, как бы по поручению Льва Николаевича, и послал его Л. Н. Л. Н. совершенно одобрил его и сам его отправил из Ясной Поляны. Свое же письмо он оставил непосланным». См. «Список писем по поручению», № 339.

* 290. A. Л. Толстой.

1910 г. Апреля 15. Я. П.

Хочется написать тебе, милый друг Саша, и не знаю, что писать. Знаю, что тебе желательнее всего знать обо мне, а о себе писать неприятно. О том, как ты мне дорога, составляя мой грех исключительной любви, тоже писать не надо бы, но все-таки пишу, потому что это думаю сейчас.

Внутреннее мое состояние в последние дни, особенно в тот день, когда ты уезжала, была борьба с физическим желчным230 231 состоянием. Состояние это полезно, потому что дает большой материал для работы, но плохо тем, что мешает ясно мыслить и выражать свои мысли, а я привык к этому. Нынче первый день мне лучше, но ничего, кроме писем: Шоу,1 еще об обществе мира2 и еще кое-кому не писал. Но занят книжечками, которые уже в сверстанном виде и меня радуют.3 Нынче был и еще здесь Саламахин,4 тоже меня радующий своей серьезной религиозностью. Зачем родятся и детьми умирают, зачем одни век в нужде и образованы, другие век в роскоши и безграмотны, и всякие кажущиеся неравенства? — всё это могу объяснить. Но отчего одни люди, как Саламахин, весь горит, т. е. вся жизнь его руководима религией, а другой, другая, как ложка не может понять вкус той пищи, в которой купается?

Вчера ездил с Булгаковым, нынче с Душаном. Делир5 покоен. Погода чудная, фиалки Леньки душат меня, стоя теперь передо мною. Как-то у вас? Что-то пишут, что там холодно. Пиши ты или Варя6 каждый день.

Страшно хочется, как давно не хотелось кое-что, да ты знаешь что — безумие нашей жизни в образах высказать под заглавием: «Нет в мире виноватых»,7 и на эту мысль — страшно хочется, но не начинал еще. Боюсь, что это ложный аппетит. Правда, очень развлекают по утрам. Хочу попробовать. Ну, да это неважно. Прощай, сейчас только кончили обедать. И меня ждет у Душана в комнате проезжий поговорить. Иду к нему. Целую тебя и для краткости милую Варю.

Лев.

Печатается по копии A4. Датируется на основании почтового штемпеля отправления и записи Толстого в Дневнике (см. т. 58, стр. 38, запись 5 апреля).

Александра Львовна Толстая (р. 1884) — младшая дочь Толстого. В последние годы жизни Толстого вела его корреспонденцию. См. т. 75. 13 апреля 1910 г. А. Л. Толстая по предписанию врачей уехала в Крым с В. М. Феокритовой.

1 См. письмо № 327.

2 См. письмо № 289.

3 «Путь жизни».

4 С. М. Соломахин. См. письмо № 154.

5 Делир — любимая верховая лошадь Толстого.

6 В. М. Феокритова.231

232 7 Повесть «Нет в мире виноватых» была задумана в 1908 г. Первый самый полный вариант был написан в 1909 г., последующие — в мае 1910 г. Толстой возвращался к работе над повестью в сентябре 1910 г., но закончена повесть не была. См. т. 38, где она напечатана, и т. 58, прим. 525.

291. В. Г. Черткову от 15 апреля.

 

292. П. Фролову.

1910 г. Апреля 16. Я. П.

В. Булгаков совершенно верно выразил и мою мысль.

Лев Толстой.

Печатается по копии. Письмо является припиской к письму В. Ф. Булгакова от 16 апреля (см. «Список писем по поручению», № 315). Впервые опубликовано в книге «Жизнепонимание Льва Николаевича Толстого. В письмах его секретаря В. Ф. Булгакова», изд. Сытина, М. 1911, стр. 48.

Фролов Пантелеймон — молодой крестьянин со ст. Терновка Тамбовской губ., писал о своем несогласии с церковью, высказывал отрицательное отношение к собственности, присяге. Он просил Толстого ответить, правильно ли он все это понимает, а также просил прислать книгу «Царство божие внутри вас».

* 293. И. Мелиссову. Неотправленное.

1910 г. Апреля 17. Я. П.

Свящ. Мелиссову.

Ясная Поляна. 17 апр. 1910 года.

Посылаю Вам книгу, составленную мною для детей и малограмотных людей «Учение Христа». К сожалению, оно запрещено: не за то, что там сказано, а за то, что там не сказано.

Мне очень приятно быть в общении с Вами.

С совершенным уважением Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф на конверте письма Мелиссова. Письмо, судя по тому, что подлинник сохранился среди черновиков, отправлено не было.

Иоанн Мелиссов — сельский священник Тобольской губ., в письме от 24 марта 1910 г. просил Толстого прислать «евангелие Толстого».232

233 В ЯЗ (запись 18 апреля) переданы следующие слова Толстого по поводу этого письма: «Лев Николаевич: «Нынче — письмо от священника. Мне всегда приятно. Просит евангелие, пишет: есть в народе потребность в ваших взглядах».

* 294. А. И. Селевину.

1910 г. Апреля 17. Я. П.

17 апр. 1910 г.

Думаю, что отмеченные здесь стихи подходят к вашей цели. Советовал бы вам тоже взять еще из I Послания Иоанна, III гл., 14—24, и IV, 7—21. Рад буду, если выписки эти вам пригодятся.

Лев Толстой.

Печатается по копии. Письмо является припиской к письму В. Ф. Булгакова от 17 апреля 1910 г. Дата определяется копией и подтверждается записью в Дневнике В. Ф. Булгакова, стр. 148.

Александр Иванович Селевин из Елисаветграда в письме от 14 апреля писал, что он задумал издать ученические тетради с текстом «Евангелия» на обложках и просил Толстого «указать главы «Евангелия», которые следует печатать.

* 295. С. Б. Конджеру (S. В. Conger).

1910 г. Апреля 14?—17?

Iasnaya Poliana

Toula. Russia

Dear Mr. Conger,

Thank you for your letter of April 7/20.

Not to mention those american writers who are nearest to me in spirit, such as Henry George, his son,1 Ernest Crosby2 — others, my attitude towards the American Press in general can only be that of simpathy and gratefulness for its kind relation towards me. It is therefore with a feeling of sincere pleasure that I beg you to kindly transmit my cordial greetings to «The Associated Press» of America.

Yours faithfully

L. T.

233 234

Ясная Поляна

Тула. Россия


Дорогой господин Конджер,

Благодарю Вас за Ваше письмо от 7/20 апреля.

Не говоря уже о тех американских писателях, которые особенно близки мне по духу, как Генри Джордж, его сын, Эрнест Кросби и др., мое отношение к американской прессе вообще может быть только самым сочувственным и благодарным за их любезное отношение ко мне. Поэтому с чувством искреннего удовольствия я прошу вас не отказать в любезности передать мое сердечное приветствие «Ассоциации периодической печати» в Америке.

Преданный Вам

Л. Т.

С. Б. Конджер — корреспондент «Associated Press» («Ассоциация периодической печати») до войны 1914 г. в России и в Германии. После войны он работал в американской газете «Philadelphia Public Leader». См. письмо В. Г. Черткову от 9 апреля 1910 г., т. 89.

* 296. A. Л. Толстой.

1910 г. Апреля 17. Я. П.

Посылаю тебе, милая голубушка Саша, письмо чудесного «бати»1. Читал его и раскис, как всегда теперь раскисаю, особенно нынче, дурно спал, но здоров. Обеими руками подписываю всё, что он говорит. Вчера послал тебе письмо.2 Вероятно, оба письма придут вместе.

Пиши подробнее о себе и телесной и духовной.

Целую тебя и Варю.

Л. Т.


Ко мне приходили две женщины, Курносенкова3 — я ей дал 3 руб. и сейчас пришла Телятенская.4 Я ей даю рубль.

Печатается по копии AЧ.

1 Письмо В. Г. Черткова от 13 апреля, на которое Толстой отвечал Черткову 17 апреля (см. т. 89).

2 Предыдущее письмо было написано 15 апреля (см. письмо № 290).

3 Вдова крестьянка Ясной Поляны Александра Петровна Курносенкова, к которой Толстой ходил 14 апреля. См. Дневник, т. 58, стр. 38, прим. 529, и Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 144—145.

4 Крестьянка, живущая в д. Телятинки.

234 235

297. В. Г. Черткову от 17 апреля.

 

298. И. Г. Рожкову.

1910 г. Апреля 15—18. Я. П.

15 апреля 1910 г. Ясная Поляна.

Разница между религиозным учением и анархизмом в том, что в анархизме цель — выгода и средство — насилие. А если цель — выгода, то иногда и одному выгодно бастовать, а иногда и другому невыгодно, и все никогда не сойдутся. И если средство достижения цели — насилие, то как удержаться в насилии, чтобы употреблять его только для общих целей, и как достигнуть того, чтобы люди, захватившие власть, употребляли это насилие не для своей, а для общей выгоды? Так при анархизме. При религиозном же учении цель не выгода, а требования бога или совести независимо от цели, а потому требования эти всегда одни и те же для всех.

То же и о насилии. При религиозном учении цель достигается не насилием, а, напротив, воздержанием от насилия и участия в нем. И потому при религиозном учении не может быть злоупотребления насилием.

Последствием же деятельности, основанной на религиозном учении, при котором нет и мысли о выгоде и о насилии людей над людьми, не могут не быть те самые, которых желают и никогда не достигнут анархисты.

Посылаю вам несколько книг.

[17 апр.]


Считаю нужным прибавить к моему письму к вам о различии революционного анархизма и того, что вы называете моим анархизмом, еще следующее, более ясно и более кратко выражающее мою мысль: анархизм политический есть цель, к которой стремятся люди; то же, что вы называете моим анархизмом, есть только последствие признания истины христианского учения и вытекающего из него сознания каждым человеком своего человеческого достоинства, несовместимого ни с участием в насилии, ни в подчинении ему.

Лев Толстой.235

236 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, начатым на конверте письма Рожкова и продолженным на почтовой бумаге. Впервые опубликовано в журнале «Единение» 1917, 2, стр. 1. В копии письмо датировано 15 апреля, добавление датировано рукой В. Ф. Булгакова 17 апреля, а автограф — 18 апреля.

Ответ на письмо крестьянина Подольской губ. Ивана Григорьевича Рожкова (р. 1880) из Вашбурна (США) от 10 апреля нов. ст., в котором он сравнивал учение Толстого с анархизмом и находил, что отличие между ними только в «тактических приемах борьбы, но нет никакой разницы в конечной цели». См. т. 82, «Список писем по поручению», № 223.

299. В. Д. Ахшарумову.

1910 г. Апреля 20. Я. П.

20 апреля 1910 г. Ясная Поляна.

Благодарю вас, уважаемый Владимир Дмитриевич, за присылку мне вашей книги. Несмотря на мое равнодушие к стихам, я прочел ее с удовольствием и с таким же удовольствием вспоминаю то время, о котором вы вспоминаете, и нашем тогдашнем знакомстве. «Куда», «Холодный ветер ломит двери» и другие стихотворения мне понравились, не говоря о содержании, ясностью и определенностью мысли и выражений, которых уже не встречаешь у теперешних поэтов. Не знаю, как вы, а для меня истинное благо жизни прямо пропорционально старости и приближению к концу. От всей души желаю вам того же и надеюсь, что вы это испытываете.

С совершенным уважением Лев Толстой.

Печатается по копии. Впервые опубликовано в «Сборнике Государственного Толстовского музея», Гослитиздат, М. 1937, стр. 235—236. Там же опубликовано письмо Ахшарумова к Толстому и его стихотворение «Куда?».

Владимир Дмитриевич Ахшарумов (1825—1911) — поэт, сотрудник журнала «Библиотека для чтения», знакомый Толстого в 1850-х гг. Впоследствии был управляющим Полтавской контрольной палаты.

Ахшарумов прислал с письмом от 6 апреля 1910 г. на отзыв Толстого свой сборник: В. Д. Ахшарумов, «Стихотворения», Полтава, 1908.

236 237

* 300. Д. Дядюхе.

1910 г. Апреля 20. Я. П.

20 апреля 1910 г. Ясная Поляна.

Не помню вашего прежнего письма или не получил его. На вопрос ваш очень рад ответить. Я понимаю, что значение очень важного по мне стиха 28 в том, что главное зло мира от преподаваемого и внушаемого всеми средствами (что теперь так явно происходит среди нас) ложного учения под видом истинного. Стих этот подтверждается другим стихом XVIII, 6 о том, что лучше повесить человеку жернов на шею и потопить его, чем соблазнить, обмануть его1 в самом важном — в религии. Для того, чтобы вам яснее было, как я вообще понимаю евангелие, посылаю вам книжечку (к несчастью, запрещенную), в которой я соединил из евангелия всё то, что считаю несомненной святой истиной и чем считаю необходимым руководствоваться для доброй жизни.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом.

Дмитрий Дядюха — крестьянин Херсонской губ. в письме к Толстому из Одессы писал, что до сих пор не получил ответа от Толстого с разъяснением значения стихов из гл. 10 Евангелия от Матфея.

1 Следующие пять слов вписаны в черновике рукою В. Ф. Булгакова по распоряжению Толстого.

* 301. И. Ф. Кузнецову.

1910 г. Апреля 20. Я. П.

20 апреля 1910 г. Ясная Поляна.

Посылаю вам книгу, которая, надеюсь, будет полезна вам. Вы пишете, что «жизнь есть борьба за существование и в ней все борются, бедный и богатый, первые борются из-за куска насущного хлеба, вторые добиваются почестей и славы, т. е. личного счастья». Это несправедливо: жизнь не борьба, но служение, служение той воле, которая послала нас в жизнь.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом на конверте письма Кузнецова.237

238 Иван Федорович Кузнецов — сын крестьянина-бедняка, в своем письме из Петербурга от 14 апреля описывал свою тяжелую жизнь. Измученный безработицей, покушался на самоубийство, лежал в больнице, но, прочитав: «несколько ваших, Лев Николаевич, столь полезных сочинений, — пишет Кузнецов, — я навсегда выбросил из головы мысль о самоубийстве... Благодаря же вашим сочинениям я остался жив... Прошу вас прислать что-нибудь из ваших сочинений с вашей подписью мне на память».

* 302. Т. М. Лонгин-Длусской.

1910 г. Апреля 20. Я. П.

20 апреля 1910 г.

Посылаю вам книгу,1 из которой вы увидите, как я сам себе отвечал на возникавшие у меня, подобно вашим, вопросы2.

Не бойтесь верить себе, если вы, как я думаю, по вашему письму, ищете истины для себя, перед богом, перед своей совестью.

Печатается по копии. Кроме копии, сохранилось начало черновика-автографа этого письма.

Ответ на письмо Татьяны Михайловны Лонгин-Длусской (р. 1891) из Радома от 15 апреля 1910 г.

1 В черновике зачеркнут первоначальный вариант письма: в которой вы найдете ответ на ваш вопрос.

2 Вопрос о говении.

* 303. А. Ф. Мельникову.

1910 г. Апреля 20. Я. П.

20 апреля 1910 г.

Христос, судя по тому, что осталось от него, очень глубокий и высоконравственный мыслитель, пострадавший, как и многие великие люди, за передовитость и недоступность толпе своего нравственного учения. То же, что приписывается Христу в писаниях, называемых священными, а также и в церковных догматах, есть собрание самых грубых и бессмысленных суеверий. Мысли мои об этом выражены подробно в посылаемых вам моих книгах.238

239 Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Мельникова.

А. Ф. Мельников — владелец Андреевских угольных копей в Макеевке Донской области, в письме от 15 апреля задавал Толстому вопросы о значении легенды пришествия Христа на землю.

304. Н. А. Морозову.

1910 г. Апреля 20. Я. П.

20 апреля 1910 г.

Очень благодарю вас, дорогой Николай Александрович, за присылку книг, непременно прочту их.1 Даже сейчас по получении раскрыл «Письма из Шлиссельбургской крепости» и забыл свои дела — зачитался.

Благодарю за добрую память и не отчаиваюсь еще раз повидать вас.

Любящий вас

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Морозова. Впервые опубликовано в газете «Северо-западный голос» 1910, № 1346 от 6 мая. Дата определяется копией.

Николай Александрович Морозов (1854—1946) — народоволец, участвовавший в революционном движении с 1874 г., бывший редактор журнала «Народная воля». В 1881 г. был осужден по «делу двадцати» на вечное заточение. Просидел в одиночном заключении в Алексеевском равелине три года и остальное время в Шлиссельбургской крепости вплоть до своего освобождения в 1905 г. В заключении писал научные работы по астрономии, химии, истории древней культуры и стихотворения. В своем письме от 16 апреля Н. А. Морозов писал Толстому, вспоминая свое посещение Ясной Поляны 28 сентября 1908 г.:

«Теперь я пользуюсь случаем, дорогой и всем сердцем любимый Лев Николаевич, чтобы послать вам две только что вышедшие мои книжки: «Письма из Шлиссельбургской крепости» и «На границе неведомого», несколько статей по научно-философским вопросам, писанные там же. Конечно, я не придаю значения ни тем, ни другим, и обе книжки выпустил лишь потому, что об этом просили меня несколько близких друзей, после того как пришли издатели, которым у меня нечего было дать, кроме этих книжек. Но все же и та и другая являются продуктами исключительных условий жизни, образчиком своеобразной психологии одиночного заключения и с этой точки зрения, может быть, будут не безинтересны и для вас, работающего над общественными и философскими вопросами. Если же они239 240 и не будут интересны для вас ни в каком отношении, то пусть они напомнят вам на минуту о том, кто когда-то нашел в вашем доме, у вас и у ваших близких такой добрый прием, о котором он никогда не забудет.

Всем сердцем любящий вас и всех, кто с вами,

Николай Морозов».

1 Н. Морозов, «Письма из Шлиссельбургской крепости», изд. Аверьянова, СПБ. 1910. С авторской надписью: «Глубокоуважаемому и дорогому Льву Николаевичу Толстому размышления одинокого узника Н. Морозова. 16 апр. 1910».

305. А. П. Сперанской.

1910 г. Апреля 21. Я. П.

21 апр. 1910. Ясная Поляна.

Стихи интересующего вас молодого человека очень плохи. Из них не только не видно никакого поэтического таланта, но, напротив, видно полное непонимание того, в чем сущность поэзии. Это пустой набор слов без всякого содержания, самобытности чувства или мысли.

Содействовать же молодому человеку посредством так называемого «образования» выплыть из своей рабочей среды в мою среду дармоедов, если бы и мог, считал бы грехом.

Благодарю вас за добрые, выраженные в вашем письме ко мне, чувства. Посылаю вам одну книжечку «На каждый день». Следующие месяцы частью вышли, частью выходят у Сытина в Москве (Тверская). Может быть, чего желал бы, чтение их будет вам полезно и приятно.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом. Впервые опубликовано в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 361—362.

Ответ на письмо от 10 апреля жены священника из Костромской губ. Анны Павловны Сперанской. Обидевшись на письмо Толстого, она отвечала длинным письмом от 9 мая, где укоряла Толстого в нежелании помочь ближнему, и прислала свое стихотворение. На конверте этого письма Толстой пометил: Без ответа. В ЯЗ 20 мая 1910 г. Д. П. Маковицкий приводит следующие слова Толстого по поводу письма Сперанской: «Жена благочинного, — продолжал Лев Николаевич, — меня так распекает. Она думала, что я то-то и то-то, а я не то-то. Она рекомендовала стихотворца, а я ей ответил. Она, верно, сама стихи пишет и в ее письме есть».

240 241

* 306. А. Л. Толстой.

1910 г. Апреля 21. Я. П.

Нынче есть Вари письмо о тебе нехорошее.1 Не унывай, милая голубушка. Всё хорошо, если сама хороша, а ты можешь и знаешь, и хочешь, и умеешь быть хорошей. Пиши мне почаще. Докторам не верь. А постарайся гигиенически лучше устроиться. Про себя скажу, что я здоров, лучше, чем при тебе. Много посетителей. То были японцы,2 то незнакомый,3 нынче дама с дочерью, очень жалкой.4 Миша-сын и сейчас Андреев. Довольно тяжел мне, но приятен в обращении.5 Еще Володя Бибиков6 — пьяный. Его Миша отправил. Сейчас Димочка тут. Театр у них готов.7 Булгаков очень мил и хорошо работает. Завтра приезжают Гольденвейзер8 и, может быть, Сибор.9

Иногда мне тяжело от того, что ты знаешь, но стараюсь не быть совсем плохим. Мимо твоей комнаты ходить больно. Сейчас 12-й час ночи, вторник, ложусь спать. Жду завтра твоего письма. Варе привет. Тебя люблю так, как не следует любить.

Л. Т.


Душан, как всегда, радует.

Печатается по копии AЧ. Датируется по почтовому штемпелю дня отправления.

1 Письмо В. М. Феокритовой об ухудшении здоровья А. Л. Толстой.

2 О посещении Ясной Поляны 19 апреля двумя японцами Хорода и Мидзутоки, приехавшими изучать русский язык и промышленность России, см. т. 58, стр. 40, и прим. 563.

3 Вероятно, Толстой имел в виду посетителя Толстого в Ясной Поляне, про которого записал в Дневнике 19 апреля: «Вчера посетитель: шпион, служивший в полиции и стрелявший в революционеров, пришел, ожидая моего сочувствия» (см. т. 58, стр. 39 и прим. 560).

4 21 апреля приезжала к Толстому А. М. Щеглова с двумя дочерьми, желавшая, чтобы Толстой исправил дурные характеры ее дочерей (см. т. 58, стр. 41 и прим. 577).

5 Писатель Леонид Николаевич Андреев (1871—1919). См. запись о нем в Дневнике 21 апреля (т. 58, стр. 41 и прим. 580).

6 Товарищ М. Л. Толстого.

7 В. В. Чертков, устраивавший в Телятинках любительский спектакль.

8 Александр Борисович Гольденвейзер.

9 Борис Осипович Сибор (р. 1880), скрипач, профессор Московской консерватории, приезжал в Ясную Поляну вместе с А. Б. Гольденвейзером 23 апреля и давал концерт в яснополянском доме. Об этом концерте Толстой записал в Дневнике 23 апреля: «Очень волновала музыка» (т. 58, стр. 41 и прим. 590).

241 242

* 307. Г. К. Градовскому.

1910 г. Апреля 22. Я. П.

Телеграмма.

Согласен.

Толстой.

Этой телеграммой Толстой давал согласие на пропуск только двух слов из его приветствия съезду писателей (см. письмо № 288 и прим, к нему).

Телеграмма была вызвана телеграфным запросом Градовского с просьбой подтвердить согласие на выпуск двух слов.

В действительности при открытии Второго всероссийского съезда писателей 22 апреля 1910 г., вопреки воле Толстого и выраженному им согласию на выпуск лишь двух слов «сброд» и «заблудших», была оглашена М. А. Стаховичем только первая, приветственная, часть письма Толстого к Градовскому от 6 апреля (см. № 269). Узнавши об этом, как рассказывает в своих записях А. Б. Гольденвейзер, «Лев Николаевич назвал отношение к нему виновников этой истории «бесцеремонным и возмутительным» (А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», 2, стр. 17). Об этом же записал в своем дневнике В. Г. Чертков (см. его статью «Свидание с Л. Н. Толстым в Кочетах» — ТЕ 1913, стр. 66).

По просьбе Толстого В. Г. Чертков написал открытое письмо в газеты с протестом против оглашения только первой части письма и привел все письмо в целом, исключив только место из письма от 6 апреля после слов: «я не мог бы принять участия в съезде...» до слов: «если найдете нужным». Открытое письмо в таком виде было напечатано впервые в Петербурге в газете «Речь» 1910, № 11 от 5 мая, и в Москве — в «Утре России» 1910, № 138 от 5 мая. Многие другие газеты его перепечатали. Дальнейшая переписка по этому вопросу продолжалась между Г. К. Градовским и С. А. Толстой. См. об этом статью «Г. К. Градовский и Толстые» в сборнике «Публицист-гражданин», Пгр. 1916, стр. 197—198.

* 308. А. Л. Толстой.

1910 г. Апреля 22. Я. П.

Нынче получил твое письмо, милая дочь и друг. И немного прослезился не от страха, не от жалости к тебе или к себе, а от умиления, что хорошо думаешь. Чтобы ни было, хотя все вероятия за хорошее, всё на благо. Пожалуйста, почаще пиши и не думая обо мне, а пиши, как дневник, о впечатлениях и мыслях, главное — мыслях и чувствах, которые приходят, а то просто о людях, о кушаньях, о чем попало и как попало, Я к твоей литературе самый снисходительный судья. Когда242 243 плохо на душе, думай о том, чтобы сейчас пользоваться жизнью вовсю, т. е. быть в любви на деле, на словах, в мыслях, в любви со всеми, а что будет, то будет, и будет всё хорошее.

У нас не переводятся гости. Нынче приехали Гольденвейзеры,1 завтра приедет Сибор.2 Я здоров. Многое хочется писать, но совсем растерялся от многих дел. И слава богу, благодарен. Варю люблю саму по себе, а еще больше за то, что она тебя любит. Прощай, душенька.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

1 А. Б. Гольденвейзер с женою Анной Алексеевной Гольденвейзер.

2 См. прим. 9 к письму № 306.

* 309. И. Д. Толстому.

1910 г. Апреля 22. Я. П.

22 апреля 1910 г. Ясная Поляна.

Уважаемый граф Иван Дмитриевич,

Будьте так добры, примите этих крестьян и помогите им. Помощь им, как мне кажется, может быть в том, чтобы, узнав, кто настоящий хозяин их земли, написать ему о творимых им притеснениях, что я охотно сделаю. Если есть другое средство, пожалуйста, укажите.

С совершенным уважением

Печатается по копии.

Иван Дмитриевич Толстой — тульский адвокат, к которому время от времени обращался Толстой за юридическими советами по ходатайствам крестьян. См. об этом в Дневнике В. Ф. Булгакова, стр. 165.

310. В. Г. Черткову от 22 апреля.

 

* 311. Гриффис Ж. Гриффис (Griffith J. Griffith). Черновое.

1910 г. Апреля 23? Я. П.

Thank you heartily for the sending of your book. I have only looked it through and think that it is a book that is most necessary in our times. I will read it with the greatest attention1 and then expose to you my more thorough opinion on it.

243 244

Сердечно благодарю вас за присылку вашей книги. Я только просмотрел ее и думаю, что эта книга является самой нужной в наше время. Я прочту ее с наибольшим вниманием1 и тогда выскажу вам мое более полное мнение о ней.

Печатается по черновику-автографу, написанному по-английски, на конверте письма Гриффис. Дата определяется почтовым штемпелем дня получения: «Засека, 23 апреля 1910 г.».

Гриффис Ж. Гриффис — секретарь и казначей Лиги тюремных реформ в Лос-Анжелосе (Калифорния), с письмом от 23 марта нов. ст. прислал Толстому книгу: «Crime and criminals», by rhe Prison reform league. Los Angelos, 1910 («Преступление и преступники», изд. Лиги тюремных реформ, Лос-Анжелос, 1910), посвященную Толстому: «То Leo N. Tolstoy, the world’s great interpreter of the immutable law of inheritance — whereby like springs from like, love begetting love and hate a progeny of hate — this book is dedicated, with profound respect by the Prison reform league».

[Льву H. Толстому, великому мировому истолкователю неизменного закона наследственности, по которому подобное возникает из подобного, любовь вызывает любовь и ненависть порождает ненависть, — Лига тюремной реформы с глубоким уважением посвящает эту книгу.]

1 Эта книга была прочитана Толстым, на что указывают записи в Дневнике В. Ф. Булгакова, стр. 171. В письме к В. Г. Короленко Толстой, называя ее «замечательной книгой», писал о необходимости ее перевода на русский язык (см. письмо № 323).

* 312. A. Л. Толстой.

1910 г. Апреля 23. Я. П.

23 апреля 10 г.

Получили нынче, милая Саша, твое письмо мама. Пожалуйста, каждый день ты или Варя самые нетрудные письма о состоянии твоего здоровья, температура, кашель и пр. А если скучно, то не надо. Оля,1 верно, тебе пишет о нас, о музыке.2 У нас хорошо. Я верхом не езжу, и Делира пустил в табун, а хожу гулять с твоими собаками, и мне хорошо. Сделай так, чтобы тебе было хорошо, ты можешь, милая моя, дружок. Варю благодарю.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

1 О. К. Толстая.

2 О концерте в Ясной Поляне 23 апреля см. прим. 9 к письму № 306.

244 245

* 313. H. A. Гольцевой.

1910 г. Апреля 24. Я. П.

Ясная Поляна. 24 апр. 1910.

Благодарю Вас за присылку сборника. Он мне напомнил: мое чувство — лучше, чем уважения, а самое всегда естественное, я думаю, для всех по отношению Виктора Александровича1 — любви к нему. Сборник этот освежил во мне это чувство.

С совершенным уважением Лев Толстой.

Кроме машинописного подлинника, сохранился черновик-автограф, написанный на конверте письма Н. А. Гольцевой.

Наталия Алексеевна Гольцева (1853—1932), рожд. Оппель — вдова В. А. Гольцева, одна из учредительниц Пречистенских курсов для рабочих, преподавательница женских гимназий в Москве. Н. А. Гольцева при письме от 23 апреля посылала Толстому только что вышедший сборник «Памяти Виктора Александровича Гольцева», изд. Клочкова, М. 1911. В сборнике помещены два письма Толстого к В. А. Гольцеву: одно без даты, другое от 31 июля 1904 г.

1 Виктор Александрович Гольцев (1850—1906), близкий знакомый. Толстого, критик, публицист, редактор либерального журнала «Русская мысль».

* 314. А. С. Зонову.

1910 г. Апреля 24. Я. П.

Ясная Поляна. 24 апреля 1910.

Благодарю Вас за напоминание и за высказанную мысль. Постараюсь исполнить ваш совет.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом на конверте письма Зонова.

Алексей Сергеевич Зонов (1870—1919) — председатель Московского вегетарианского общества, сотрудник «Посредника». В письме от 19 апреля 1910 г. приветствовал Толстого с двадцатипятилетним существованием «Посредника» и просил его в связи с этим событием сказать свое слово. См. письмо № 319.

245 246

* 315. Н. Котяткину.

1910 г. Апреля 24. Я. П.

Ясная Поляна, 24 апр. 1910 г.

Письмо ваше доставило мне радость. Помогай вам бог прожить жизнь, идя по тому пути, который влечет вас. Старайтесь не увлекаться, а, усваивая известные убеждения, примерять к ним свои силы, задавая себе вопрос, можете ли в жизни провести то, во что верите. Помогай вам бог.

Посылаю вам книги, которые — желаю, чтобы были вам полезны.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом. В черновике перед текстом помечено: Послать На каждый день.

Николай Котяткин (р. 1889) из Ярославля в письме от 22 апреля писал о влиянии Толстого на его жизнь.

7 августа 1910 г. Котяткин приезжал в Ясную Поляну. Об этом см. записи в Дневнике В. Ф. Булгакова, стр. 287.

* 316. М. Кузнецовой.

1910 г. Апреля 24. Я. П.

Ясная Поляна. 24 апреля 1910.

Посылаю Вам книгу «На каждый день» за июнь. Есть такие же и на другие месяцы, но не на все. Советую вам читать эту книгу и вдумываться в значение выраженных там мыслей, стараясь применять их к жизни.

Быть учительницей, стараясь тем просвещать народ, дело хорошее.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Кузнецовой.

Мария Кузнецова (р. 1894) — ученица Угличской женской гимназии, в письме от 20 апреля писала, что из всех произведений Толстого, которые очень трудно достать в Угличе, она «читала только ваше «Детство, отрочество и юность», «Анну Каренину» да отрывки из «Войны и мира». Эти произведения произвели на нее неизгладимое впечатление. Она просит Толстого прислать его книги и написать «хоть одно слово».

246 247

* 317. А. Л. Толстой.

1910 г. Апреля 24. Я. П.

Так близка ты моему сердцу, милая Саша, что не могу не писать тебе каждый день. У нас нового ничего особенного; вчера прекрасная музыка,1 которую я всегда сильно чувствую и всегда упрекаю себя за эту роскошь. Нынче я себя физически дурно чувствую, как это временно обыкновенно бывает у меня: сонливость, изжога и отсутствие аппетита. Сейчас 12-й час ночи, подписал письма и ложусь спать. Пишу сейчас телеграмму Посреднику. Ему 25 лет.

Смотри же, как можно чаще давай о себе знать. И как можно правдивее и подробнее. Я ожидаю всего хорошего, как ни странно это может казаться, главное, в духовном отношении, в том, что в нашей, в твоей власти. А телесное не может быть ни хорошо, ни дурно. Целую тебя. Варе благодарность за тебя.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

1 См. прим. 9 к письму № 306.

318. М. Ганди (М. Gandhi).

1910 г. Апреля 25. Я. П.

Jasnaia Poliana

Аpr. 25/May 8 1910.

Dear Friend,

I just received your letter and your book: «The Indian Home Rule».

I read your book with great interest because I think that the question you treat in it: the passive resistance — is a question of the greatest importance, not only for India but for the whole humanity.

I could not find your former letters but came across your biography by J.Doss1 which too interested me much and gave me the possibity to know and understand you better.247

248 I am not quite well at present and therefore abstain from writing to you all what I have to say about your book and all your work which I appreciate very much, but I will do it as soon as I feel better.2

Your friend and brother


Ясная Поляна

Апр. 25/Май 8 1910.


Дорогой друг,

Только что получил ваше письмо и книгу «Самоуправление Индии». Я прочел вашу книгу с большим интересом, так как я думаю, что вопрос, который вы в ней обсуждаете — пассивное сопротивление — вопрос величайшей важности, не только для Индии, но и для всего человечества.

Я не мог отыскать ваших предыдущих писем, но нашел вашу биографию, написанную Дж. Доссом,1 которая тоже очень заинтересовала меня и дала мне возможность лучше узнать и понять вас.

В настоящее время я не совсем здоров и потому воздерживаюсь писать вам всё, что я хотел бы сказать по поводу вашей книги и всей вашей работы, которую очень ценю, но напишу, как только мне станет лучше.2

Ваш друг и брат

Печатается по копии, переписанной рукой О. К. Толстой, сверенной с черновиком, написанным ее же рукой и исправленным Толстым. В черновике этом только второй абзац остался написанным рукой О. К. Толстой, вся остальная часть черновика представляет собою автограф Толстого.

Впервые опубликовано в России в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 346, вместе с письмами Ганди к Толстому. Дата определяется пометой рукой О. К. Толстой на копии и на черновике.

Мохандас Ганди, по прозванию Махатма (великая душа) (1869—1947) — крупнейший деятель национально-освободительного движении индусского народа в борьбе против иноземного владычества в Индии. В 1909 г. ездил в Лондон и оттуда писал Толстому. См. письмо Толстого к Ганди от 1 октября 1909 г., т. 80.

Ответ на письмо Ганди из Иоганнесбурга от 4 апреля нов. ст. 1910 г., опубликованное также в № 37-38 «Литературного наследства», стр. 344.

1 Повидимому, Толстой ошибся в написании фамилии автора, так как речь идет о книге Дока: «М. К. Gandhi, An London Jndian Patriot in south Africa», by Ioseph J. Doke. Baptist Minister. Johannesburg. With an Introduction by Lord Ampthill. Publish by The London-Chronicle.

2 См. письмо Толстого к Ганди от 7 сентября 1910 г., т. 82.

248 249

319. И. И. Горбунову-Посадову.

1910 г. Апреля 24—25. Я. П.

25 апр. 1910.

Радуюсь тому, что вам пришлось увидеть самому великие благие плоды вашего 25-летнего служения народу. От всей души желаю беспрепятственного продолжения деятельности Посредника.

Москва, Арбат, дом Тестова, Горбунову.

Впервые опубликовано в газете «Новая Русь» 1910, № 117 от 1 мая.

Иван Иванович Горбунов-Посадов (1846—1940) — один из близких друзей Толстого, главный редактор основанного Толстым и Чертковым в 1885 г. издательства «Посредник». См. «Сорок лет служения людям», сборник статей, посвященных общественно-литературной и книгоиздательской деятельности И. И. Горбунова-Посадова, М. 1925. См. письмо № 314.

* 320. А. Л. Толстой.

1910 г. Апреля 25. Я. П.

От тебя нынче нет письма, а я все-таки пишу тебе, милый друг Саша. Вчера я был слаб, но нынче справился, главное на душе очень хорошо. Как бы я желал, хотя этого нельзя тебе в 25 лет, — чтобы тебе было так же хорошо, как мне в 82 года, хорошо совершенно независимо от всего тела и от того, что окружает меня. Два дня эти почти не могу работать, ни мыслей хороших нет, а на душе радостно спокойно, свободно. — Как ни неловко говорить одному, — не получаю от тебя известий, — говорю, что умею. Я уже привык, вечером перед тем как ложиться спать, записать в дневник и тебе письмецо. Нынче письмецо от Ч[ерткова], который надеется, что ему разрешат ездить к Сухотиным,1 и это мне очень улыбается. До свиданья нескорого, но все-таки до свидания. Целую тебя. Варе поклонись.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

1 В. Г. Черткову тульским губернатором был запрещен въезд в Тульскую губ. Но так как имение Сухотиных Кочеты, куда собирался ехать Толстой, было на самой границе Тульской губ. (Новосильского уезда) и Орловской (Мценского уезда), то он возбудил ходатайство о разрешении ему поехать в Кочеты для свидания с Л. Н. Толстым. См. т. 82, прим. к письму № 14.

249 250

* 321. В. Ф. Булгакову.

1910 г. Апреля 26—27. Я. П.

Валентин Федорович,

Дайте бабе 5 копеек и скажите, чтобы выехали1 за нами на шоссе к казарме.

26 апр. 10 г.

Печатается по подлиннику-автографу, написанному на странице из записной книжки с вынимающимися листами. Датируется 26 апреля на основании пометы на подлиннике рукою В. Ф. Булгакова и его записи в Дневнике от 27 апреля (стр. 172) о том, что в этот день Толстой ходил пешком на станцию Засека и «за ним ездил работник в тележке».

1 Слово: выехали в подлиннике написано карандашом рукой В. Ф. Булгакова.

* 322. И. И. Горбунову-Посадову.

1910 г. Апреля 26. Я. П.

Милый Иван Иванович!

Послал вам поздравление, но было совестно: наши отношения вне этого. Но, видно, нужно для порядка.

Письмо это вам передаст зашедший ко мне прохожий человек, очень понравившийся мне. Он не пьющий и грамотно пишет и ищет какой бы то ни было работы.1 Не можете ли где пристроить его. Знаю, что вы сделаете всё, что можете. А нельзя, так нечего делать. Целую вас. Всё занят нашим делом.2 Человека этого оставил до времени здесь, а письмо посылаю по почте.

Л. Т.

26 апр.

1 Петр Никитич Лепехин (1886—1940), крестьянин Воронежской губ., служил у себя на родине писарем в волостном правлении. В апреле 1910 г. пришел пешком из Воронежской губ. через Москву в Ясную Поляну. Написал воспоминания «Что меня привело к Толстому» — юбилейный сборник «Лев Николаевич Толстой», Гиз, М.—Л. 1928, стр. 279—296.

2 Имеется в виду работа Толстого по приготовлению к печати сборника «Путь жизни», вышедшего в изд. «Посредник» в 1911 г.

250 251

323. В. Г. Короленко.

1910 г. Апреля 26. Я. П.

Ясная Поляна. 26 апреля 1910 года.

Прочел и вторую часть вашей статьи,1 уважаемый Владимир Галактионович. Она произвела на меня такое же, если не еще большее впечатление, чем первая. Еще раз, в числе, вероятно, многих и многих, благодарю Вас за нее. Она сделает свое благое дело. Надо бы непременно напечатать и как можно больше распространить ее. Будет ли это сделано?

Сейчас читаю замечательную книгу, появившуюся в Лос-Анжелос под заглавием «Преступление и преступники» Grifith J. Grifith, «Crime and Criminals»,2 которая дает богатый материал, доказывающий всё большее и большее увеличение числа преступлений в Америке; показывает по верным данным, что ежегодный, всё увеличивающийся, расход на подавление преступлений доходит — страшно сказать — до 6 биллионов долларов,3 статистическими данными доказывает, что карательная деятельность правительства, в особенности смертные казни, заразительно действуют на общество, увеличивая число убийств. Книга очень смелая и интересная. Я думаю, что хорошо бы было напечатать ее. Если найду переводчика, предложу вам.

Дружески жму руку Лев Толстой.4

Печатается по копии. Впервые опубликовано в сборнике ТТ, 2, стр. 75—76, вместе с письмом В. Г. Короленко к Толстому от 9 мая 1910 г. См. письмо № 241.

1 «Бытовое явление», в «Русском богатстве» 1910, 4, стр. 139—164.

2 См. письмо № 311.

3 В опубликованном тексте письма в сборнике ТТ, 2, стр. 75, напечатано: «триста миллионов долларов».

4 Подпись воспроизводится по опубликованному тексту.

* 324. К. В. Середникову.

1910 г. Апреля 26. Я. П.

Ясная Поляна. 26 апреля 1910 г.

Как ни странно это может казаться, я все-таки скажу, что страдания тела всегда на благо, потому, что заставляют переносить251 252 сущность жизни из телесной в духовную область, в которой человек свободен и даже всемогущ.

Посылаю вам книгу «На каждый день», в которой вы найдете эту мысль, с разных сторон выраженную, на 28 число.

Очень желал бы, чтобы для вас на опыте подтвердилась бы эта несомненная для меня истина.

Искренно сочувствующий вам

Лев Толстой.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма Середникова.

Константин Васильевич Середников в письме из Костромской губернской больницы писал, что он полтора года лежит в больнице на спине из-за случайной раны и тяжело страдает. В конце письма он просил: «Вы, конечно, не удивитесь, что я пишу Вам; вы много получаете подобных писем. Но к кому же нам обращаться со своими, может быть мелкими, горями, как не к Вам, великому учителю жизни. Ваша маленькая записка принесла бы мне большое облегчение в болезни и помогла бы переносить более терпеливо страдания, впрочем, не смею надеяться на это, уж очень Вам надоедают письмами».

* 325. А. Л. Толстой.

1910 г. Апреля 26. Я. П.

26 апреля. 12-ый час.

А я все-таки пишу, не жалею 7 копеек. Нет, жалею, но преодолеваю. Я совсем здоров, ходил после завтрака с Ольгиными, детьми1 гулять через мост на Ясенки в Засеке, на Горелую Поляну, Кудиаров колодезь и до шоссе, где за нами выехали. Черемуха, незабудки, очень хорошо. Сейчас был Димочка2 и Алеша Сергеенко,3 и письмо от Чертк[ова]. Всё очень приятно, собираюсь или к нему под Серпухов,4 или к Тане.5 Нынче получил твое письмо и очень был рад ему. Продолжай и так писать, и так поправляться, и так чувствовать. У нас всё так же хорошо, как может быть при нашей жизни. Занят я незаметным, но для меня важным делом: переделкой, исправлением Предисловия к книжкам Ивана Ивановича.6 Ну прощай, милая, целую тебя. Варю всегда в душе благодарю и люблю.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.252

253 1 С детьми О. К. Толстой, своими внуками С. А. и И. А. Толстыми.

2 В. В. Чертков, сын В. Г. Черткова.

3 Алексей Петрович Сергеенко (р. 1886), в то время секретарь В. Г. Черткова (см. т. 58, прим. 599).

4 В. Г. Чертков жил на даче в имении Отрадном Подольского уезда, куда к нему ездил Толстой и гостил там с 12 по 23 июня. См. Дневник, т. 58.

5 В имение Кочеты Сухотиных, куда в начале мая ездил Толстой.

6 Предисловие к «Пути жизни». Книжки — отдельные выпуски сборника Толстого «Путь жизни», выходили в изд. «Посредник», где главным редактором был И. И. Горбунов-Посадов. Над предисловием Толстой работал на протяжении всего 1910 г.

* 326. Эдуарду Шиллеру (Edward Schiller). Черновое.

1910 г. Апреля 26. Я. П.

Dear Sir,

Thank you heartily for your letter. To be in communication with your Indian friend will be much more than a pleasure to me. I have a great veneration for the sages of India and although I know something of them, I still wish to learn more and more.

Yours


Милостивый государь,

Сердечно благодарю вас за ваше письмо. Войти в общение с вашим индусским другом будет для меня более нежели удовольствие. Я глубоко почитаю мудрецов Индии, и хотя я несколько ознакомлен с их учениями, я всё же хотел бы знать еще больше.

Ваш

Печатается по черновику-автографу, написанному на конверте письма Шиллера. Дата определяется пометой на конверте рукой О. К. Толстой об ответе Толстого 26 апреля ст. ст.

Эдуард Шиллер, узнав о желании Толстого войти в сношение с людьми, хорошо знающими учение «Вед», в письме от 2 мая нов. ст. рекомендовал своего друга, «одного из наиболее значительных мудрецов Индии». Кого именно рекомендовал Шиллер, из его письма не видно.

«Веды» — древнейшие индусские «священные книги», некоторые части которых, по преданию, написаны около трех тысяч лет тому назад.

253 254

327. Бернарду Шоу (Bernard Shaw).

1910 г. Апреля 15—26. Я. П.

Ясная Поляна, 1910.

Получил вашу пьесу и остроумное письмо. Пьесу прочел с удовольствием, сюжет ее мне вполне сочувственен. Ваши замечания о том, что проповедь добра обыкновенно мало действует на людей и молодые люди считают достоинством всё то, что противоречит этой проповеди, совершенно справедливы. Но причина этого явления совсем не та, чтобы такая проповедь была не нужна, но только та, что проповедующие не исполняют того, что проповедуют, т. е. — лицемерие. Тоже не согласен с тем, что вы называете вашей теологией. Вы полемизируете в ней с тем, во что уже никто из мыслящих людей нашего времени не верит и не может верить. Между тем вы сами как будто признаете бога, имеющего определенные и понятные вам цели.

«То my mind unless we conceive God as engaged in a continual struggle to surpass himself, — as striving at every birth to make a better man than before, we are conceiving nothing better, than an omnipotent snob».1

Об остальном же вашем рассуждении о боге и о зле повторяю слова, которые я высказал, как вы пишете, о вашем «Man and Superman»,2 а именно, что вопросы о боге, о зле и добре слишком важны для того, чтобы говорить о них шутя. И потому откровенно скажу вам, что заключительные слова вашего письма произвели на меня очень тяжелое впечатление: «suppose the world were only one of God’s jokes, would you work any the less to make it a good joke instead of a bad one» — «предположите, что мир есть только одна из божьих шуток. Разве вы в силу этого меньше старались бы превратить его из дурной шутки в хорошую?»

Ваш Лев Толстой.


Bernard Shaw.

9 May 1910

Jasnaya Poliana. Toula. Russia.


My dear Mr. Bernard Shaw,

I have received your play and your witty letter. I have read your play with pleasure. I am in full sympathy with its subject.

Your remark that the preaching of righteousness has generally little influence on people and that young men regard as laudable254 255 that which is contrary righteousness is quite correct. It does not however follow that such preaching is unnecessary. The reason of the failure is that those who preach do not fulfill what they preach, i. e hypocrisy.

I also cannot agree with what you call your theology. You enter into controversy with that which no thinking person of our time believes or believe: with a God-creator. And yet you seem to recognise a God who has got definite aims comprehensible to you: «To my mind, — you write,— unless we conceive God engaged in a continual struggle to surpass himself as striving at every birth to make a better man than before, we are conceiving nothing better, than an omnipotent snob».

Concerning the rest of what you say about God and about evil. I will repeat the words I said, as you write, about your «Man and Superman»,2 namely that the problem about God and evil is too important to be spoken of in jest. And therefore I tell you frankly that I received a very painful impression from the concluding words of your letter: «Suppose the world were only one of God’s jokes, would you work any the less to make it a good joke instead of a bad one?»

Yours sincerely Leo Tolstoy.

На конверте письма Шоу Толстой собственноручно пометил: От Шоу умное глупое.

Английский текст письма Толстого к Шоу впервые был опубликован в книге Э. Моода «The Life of Tolstoy», 2, London, 1910, стр. 642—643 («Жизнь Толстого», 2, Лондон). На русском языке впервые письмо Толстого, вместе с письмом Шоу с большими цензурными выпусками, было опубликовано в книге «Переписка Л. Н. Толстого с Шоу. Характеристика Бернарда Шоу. Разоблачение Бласко Познет. Сцена в аду», изд. Дороватовского и Чарушникова, М. 1911.

Русский текст печатается по копии с черновика-автографа, который был написан 15 апреля (см. т. 58, стр. 38). Текст этот Толстой отправил 15 апреля В. Г. Черткову, так как «хочется, — пишет Толстой Черткову,— провести его через вашу цензуру» (см. т. 89).

«Письмо к Бернарду Шоу В. Г. Чертков перевел буквально, без всяких изменений и свой перевод послал для подписи Л. Н-чу, который отправил его Б. Шоу» (запись А. П. Сергеенко на копии письма Толстого к Д. Истгэму, отправленной Черткову для перевода вместе с письмом к Шоу). Текст в переводе Черткова был подписан Толстым, судя по сохранившемуся оригиналу 9 мая нов. ст. — 26 апреля ст. ст. Но отправлен к Шоу был не этот экземпляр, а другой, переписанный рукой T. Л. Сухотиной.

См. об этом Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 171.255

256 Ответ на письмо английского писателя Бернарда Шоу (1865—1950) от 14 февраля нов. ст. 1910 г., вместе с которым он послал свою новую пьесу: Bernard Shaw, «The shewing Uf of Blanco Posnet a sermon in crude Melodrama», Constabl and C°, London, 1909.

Шоу писал, что «shewing Uf» на простонародном американском наречии означает «разоблачение лицемера». По форме это грубая мелодрама, которую можно давать на сцене только перед самой невзыскательной публикой, например на шахтах». «Она принадлежит к разряду пьес, — писал Шоу, — которые Вам так необычайно хорошо удаются. Во всех известных мне драмах я не могу припомнить сцены, которая так восхищала бы меня, как сцена со старым солдатом во «Власти тьмы».

Приводим далее в переводе выдержку из письма Бернарда Шоу, которая при опубликовании его была выпущена по цензурным соображениям:

«Общепринятая теория о том, что бог существует как совершенство, уже включает в себя веру в то, что бог умышленно создал нечто низшее по сравнению с собою, тогда как он легко мог бы сотворить существо равное себе. Это ужасная вера. Она могла возникнуть только среди народов, которые могут мыслить великое только в окружении низших существ, и великое это наслаждается сознанием своего над ними превосходства — нечто в роде русского барина... Вместе с тем при теории, об уже достигнутом богом совершенстве, для объяснения существования зла, мы должны признать бога не только богом, но и чертом. Таким образом, бог любви, если он всемогущ и всеведущ, должен быть богом и рака и эпилепсии. Великий английский поэт Вильям Блэк (William Blac) заканчивает свою поэму «Тигр» таким вопросом: «Неужели тот, кто сотворил ягненка, — сотворил и тебя?»

Тот, кто признает существование чего-либо злого, неминуемо должен либо признать, что бог умышленно способен творить зло, либо должен верить, что бог, стремясь сотворить совершенное существо, сделал много ошибок».

1 [По-моему, в нашем представлении бог либо должен вести непрерывную борьбу за совершенствование своих творений, за то, чтобы каждое новое рождение давало лучшего, чем раньше, человека, либо же он просто всемогущий сноб.]

2 Bernard Shaw, «Man and Superman», a Comedy Philosophy, Constable and C°, London, 1905 («Человек и сверхчеловек»).

* 328. A. Л. Толстой.

1910 г. Апреля 26—27. Я. П.

Пишу тебе хоть два слова, милый дружок Саша.

Сейчас 12-й час ночи, пятница. Собираюсь спать. Расположение духа нехорошее, но кроме твоей болезни и твоего отсутствия256 257 так много хорошего, что самый желчный человек не мог бы не радоваться. Булгаков очень хорошо помогает мне и так сердечно, что мне легко с ним, и каждый день и посетители и письма таких близких, хотя и неизвестных людей, что нельзя не радоваться. Как твоя жизнь? Хотелось бы думать, что у тебя есть и там внутренняя духовная работа. Это важнее всего. Хотя ты и молода, а все-таки можно и должно.

Сейчас был милый Димочка. Старый Дима1 нанял дачу за Серпуховым. Я надеюсь побывать у него. Таня, как всегда, мила и хороша. Целую тебя. Варе привет.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

1 В. Г. Чертков. См. прим. 4 к письму № 325.

* 329. В. А. Маклакову.

1910 г. Апреля 27. Я. П.

Ясная Поляна. 27 апреля 1910.

Очень благодарю Вас, милый Василий Алексеевич! Дам знать Молочникову. Надеюсь, даже уверен, что Вам будет приятно защищать его. Это такой замечательно хороший человек, и испытание, которому он подвергся, очень тяжелое.

Печатается по копии, сверенной с черновиком-автографом, написанным на конверте письма В. А. Маклакова. На том же конверте помета Толстого: Послать Молочникову.

В. А. Маклаков прислал Толстому письмо, отправленное из Петербурга 24 апреля 1910 г., в котором выражал согласие защищать Молочникова. Письма Маклакова не сохранилось, оно было послано Молочникову, как видно из пометы Толстого на конверте и на письме к В. А. Молочникову от 28 апреля.

* 330. А. Л. Толстой.

1910 г. Апреля 27. Я. П.

27 апр. 10 г.

А я все-таки опять пишу тебе. Сейчас 11-й час вечера. Мама уехала в Москву. Я совершенно здоров, и на душе бодро и хорошо, чему содействовало и нынешнее письмецо от Вари о тебе. Не унывай, милая, а живи вовсю: читай, думай, общайся257 258 с людьми, заглядывай себе в душу. Я рад, что ты, судя по письмам, бодрее.

Нынче получил от Маклакова письмо, что он берется защищать Молочникова, чему я очень рад.1 Стараюсь, и не без успеха, как можно меньше думать о всем, что делается. А хочется до смерти написать о том, как всё это мне представляется. Хочу всё бросить и заняться одним этим. А то разстрялся. До свиданья, голубчик, привет милой Варе.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

1 См. письма №№ 274 и 329.

331. В. Г. Черткову от 27 апреля.

 

* 332. А. Ф. Кони.

1910 г. Апреля 28. Я. П.

28 апреля 1910 г. Ясная Поляна.

Дорогой Анатолий Федорович,

Очень, очень прошу вас помочь мне, оказав помощь близкому мне человеку, тяжело страдающему, второй раз отбывающему тюремное заключение, и всё из-за меня, за близость ко мне и за найденные у него мои книги, и главный упрек против него — за воздействие на двух молодых людей, отказавшихся от военной службы.

Человек этот — Владимир Айфалович Молочников.

Он семейный человек, имел дом и небольшое слесарное заведение в Новгороде, дававшее ему возможность существовать с семьею. Первое годичное заключение уже расстроило его жизнь — дом его был продан за долги, дело остановилось; второе же заключение уже совсем разорило его. Суд, как ему говорят, состоится едва ли осенью. Маклаков обещал защищать его. Теперь же он уже сидит третий месяц (вторично) в Новгородской тюрьме, и моя просьба, и его только в том, чтобы он был выпущен на поруки. Друзья его готовы внести за него залог, какой потребуется.258

259 Как я знаю, дело это зависит от С.-Петербургской Судебной Палаты. Сделайте, милый Анатолий Федорович, что можете, для того, чтобы он был выпущен на свободу до времени сессии суда. Это ему необходимо для того, чтобы устроить положение своей слабой здоровьем, измученной жены и 4 детей. Пожалуйста, пожалуйста, сделайте мне это великое одолжение. Вперед благодарю вас за него и не прошу вас извинить меня за то, что утруждаю вас, потому что знаю, что вы не только любите меня, но и рады всегда сделать доброе дело. А это будет истинное доброе дело по отношению к очень хорошему и переносящему тяжелые испытания близкому мне человеку.

Любящий вас

Печатается по копии. Одновременно под диктовку Толстого С. М. Белиньким было написано также письмо и к Д. А. Олсуфьеву (см. письмо № 333).

Анатолий Федорович Кони (1844—1927) — судебный деятель, сенатор, член Государственного совета, литератор, близкий знакомый семьи Толстых.

* 333. Д. А. Олсуфьеву.

1910 г. Апреля 28. Я. П.

28 апреля 1910 г. Ясная Поляна.

Дорогой Дмитрий Адамович,

Очень, очень прошу вас помочь мне, оказав помощь близкому мне человеку, тяжело страдающему, второй раз отбывающему тюремное заключение, и всё за меня, за близость ко мне и за найденные у него мои книги, и главный упрек против него — за воздействие на двух молодых людей, отказавшихся от военной службы.

Человек этот — Владимир Айфалович Молочников.

Он семейный, имел дом и небольшое слесарное заведение в Новгороде, дававшее ему возможность существовать с семьею. Первое годичное заключение уже расстроило его жизнь — дом его был продан за долги, дело остановилось; вторичное же заключение уже совсем разорило его. Суд, как ему говорят, состоится едва ли осенью. Маклаков обещал защищать его. Теперь же он уже сидит (вторично) 3-й месяц в Новгородской тюрьме, и моя259 260 просьба, и его только в том, чтобы он был выпущен на поруки. Друзья его готовы внести за него залог, какой потребуется.

Как я знаю, дело это зависит от С.-Петербургской Судебной Палаты. Сделайте, милый Дмитрий Адамович, что можете, для того, чтобы он был выпущен на свободу до времени сессии суда. Это ему необходимо для устройства положения своей слабой здоровьем, измученной жены и 4 детей. Пожалуйста, пожалуйста, сделайте мне это великое одолжение. Вперед благодарю вас за него и не прошу вас извинить меня за то, что утруждаю вас, потому что знаю, что вы не только любите меня, но и рады всегда сделать доброе дело. А это будет истинно доброе дело по отношению к очень хорошему и переносящему тяжелые испытания близкому мне человеку.

Любящий вас

Печатается по копии.

Дмитрий Адамович Олсуфьев — см. письма №№ 38 и 191.

334. В. А. Молочникову.

1910 г. Апреля 28. Я. П.

В. Молочникову

28 апреля 1910 г. Ясная Поляна.

Получил ваше письмо от 18 апр[еля], милый брат Владимир, и написал уже с помощью Беленького, которому диктую, письмо к Кони. Напишу еще другому лицу, может быть дело о выпуске вас на поруки и удастся. Вы, вероятно, уже получили письмо Маклакова, который так мило согласился без колебания защищать вас. Я вчера послал это письмо вам; теперь же пишу об этом на случай, если бы оно почему-либо не дошло до вас.

Меня радует то, что вы пишете о своем душевном состоянии и периодичности его подъемов и упадков. Это и не может быть иначе. Уверен, что, как вы и пишете, времена подъемов будут всё чаще и чаще. Помогай бог.

На вопрос ваш об истории, думаю, что знание политической истории есть дело простого и даже праздного любопытства. Важна история, т. е. движение мысли религиозной, нравственной и ее отражение в складе жизни народов.

О письме Суткового1 скажу откровенно, что оно мне мало понравилось. Интеллигентная привычка умственного ковыряния260 261 по всем вопросам. Мне всегда кажется, что как много бы приблизилось царство божие, если бы энергия людская не употреблялась праздно как на материальные усовершенствования, так и на праздные умствования, а вся направлялась бы на личное совершенствование — увеличение в себе силы любви и, что то же самое, на устранение всего того, что мешает проявлению этой божеской силы.

Прощайте пока. Может быть, бог даст и до свидания

Лев Толстой.

Впервые опубликовано в журнале «Жизнь для всех» 1910, стр. 2.

Ответ на письма Молочникова из Новгородской тюрьмы от 17 и 18 апреля 1910 г., вложенные в один конверт.

1 Письмо Н. Г. Суткового к Молочникову об учении А. М. Добролюбова.

На конверте письма Молочникова Толстой пометил: На письмо Суткового. Об истории. Написать Олсуфьеву, Стаховичу, Кони.

* 335. А. Л. Толстой.

1910 г. Апреля 28. Я. П.

28-го апреля 10 г.

28, 12-й час. Ложусь спать и тебе пишу. Хотел написать, что не буду нынче писать за то, что от вас нет писем. Шучу. Пиши, когда хочется. Мы одни с Ольгой,1 мама уехала.2 Когда будешь писать, хорошенько пиши о своем и здоровье и времяпровождении. У нас всё гости. Вчера был из Хабаровска Плюснин и книготорговец оттуда же. Ехали они не останавливаясь 16-ть суток.3 Нынче из Ташкента. Рассказывал о бедном Репине. Безнадежно сумашедший.4 Я всё бьюсь со своим предисловием к Ив[ана] Ив[ановича] книжкам.5 Нынче хорошо работалось. Подвигаюсь. Погода чудная. На душе хорошо. О тебе хорошо и с нежностью думаю. Нового, странно сказать, не то, что нет и не может быть для меня. Спектакль в Телятенках был, говорят, очень хорош.

Л. Т.

1 О. К. Толстая.

2 C. А. Толстая уехала в Москву.261

262 3 Василий Васильевич Плюснин (1877—1942) — бывший студент Московского Высшего технического училища, единственный сын богатого золотопромышленника из Хабаровска, отказался по убеждениям от наследства и вышел из технического училища. Последователь взглядов Толстого. Позднее работал по подготовке к печати томов писем 1890 гг. настоящего издания. В. В. Плюснин приезжал в Ясную Поляну со своим товарищем И. Н. Збайковым 27 апреля и пробыл до 30 апреля, много рассказывал Толстому о Дальнем Востоке и Сибири. Подробнее см. Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 171, 172, 177—179, и А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», 2, стр. 21.

4 28 апреля к Толстому приезжал Михаил Вейнберг, член земледельческой колонии в Ташкенте, и рассказывал подробности о помешательстве И. А. Репина. См. письмо № 63 и прим. к нему.

5 Предисловие к «Пути жизни». См. прим. 6 к письму № 325.

* 336. Редакции газеты «Русское слово».

1910 г. Апреля 29. Я. П.

С согласия автора письма,1 пересылаю Вам его для напечатания в Вашей газете. Рассказ о жизни и впечатлениях этой крестьянской девушки мне кажется очень замечательным: и по своей искренности, простоте и очевидной правдивости и в особенности потому, что ясно выражает ту совершившуюся в крестьянском рабочем населении за последнее время перемену, заключающуюся в живом сознании несправедливости своего положения. Как ни стараются люди властвующих классов скрыть от себя, заглушить в себе сознание несправедливости своего положения, такие рассказы, как рассказ этой крестьянской девушки, неотразимо должны вызывать это сознание. В рассказе этом испытываемая миллионами людей несправедливость своего положения представляется как что-то совершенно новое и никому неизвестное.

Думаю поэтому, что напечатание этого рассказа может быть полезным.

Лев Толстой.

Ясная Поляна

29 апреля 1910 года.

Отрывок письма был опубликован в воспоминаниях С. П. Спиро «Беседы с Л. Н. Толстым (1909 и 1910 гг.)», М. 1911, стр. 69. Письмо это именуется в ЯЗ, в Дневнике В. Ф. Булгакова, стр. 177, и С. П. Спиро в вышеупомянутых воспоминаниях «предисловием» к письму А. П. Тишковой262 263 к Толстому. Оно было лично передано Толстым корреспонденту газеты «Русское слово» С. П. Спиро 30 апреля 1910 г., но опубликовано не было.

1 А. П. Тишковой. См. письмо № 339.

* 337. А. Л. Толстой.

1910 г. Апреля 29. Я. П.

Исполняю свою привычку, милая Сашенька, —12-й час, пишу тебе. И опять от тебя нет известий, так что думаю о тебе, а писать могу только о себе. Вчера я чувствовал себя очень бодрым, хотелось писать, но нынче слаб — всячески, но не испытываю неприятного чувства. Так хорошо, покойно думать, что если бог хочет, чтобы я делал и что делал, то будет и охота и силы, а не будет охоты и силы — значит, не нужно. Это мне легко, потому что я знаю верно, что мне ничего не хочется для себя. Льщу себя мыслью, что и твое здоровье и твое счастье нужно мне не для себя, а для тебя. Письма хороши были. Были, обедали Плюснин с товарищем1, много хорошего говорил с ними. Он очень приятен. Ты помнишь? Он единственный сын миллионера, по убеждению отказался от наследства и теперь тяготится тем, что мать дала ему что-то около 10 тыс., и хочет разделаться. Ну, завтра наверно будет от тебя письмо.

Л. Т.

Печатается по копии из AЧ.

Датируется по почтовому штемпелю дня отправления.

1 В. В. Плюснин и И. Н. Збайков. См. прим. 3 к письму № 335.

* 338. П. Ф. Безверхому.

1910 г. Апреля 30. Я. П.

30 апреля 1910 г. Ясная Поляна.

Очень сожалею, что мое письмо вызвало в вас неприязненные чувства. А добрые чувства между людьми, с которыми я вхожу в общение, мне дороже всего на свете. Недобрые же чувства, вызванные мною, особенно мучительны. Очень сожалею, что вызвал в вас эти чувства, и прошу простить меня.

Лев Толстой.263

264 Кроме машинописного подлинника сохранился черновик-автограф.

П. Ф. Безверхий в ответ на письмо к нему Толстого от 5 апреля 1910 г. (см. письмо № 266) прислал новое письмо от 15 апреля 1910 г., в котором писал, что письмо Толстого «поразило его своею неожиданностью... оно похоже скорее на циркуляр какого-нибудь департамента, чем на братское письмо».

* 339. А. П. Тишковой.

1910 г. Апреля 30. Я. П.

30 апреля 1910 г. Ясная Поляна.

Агафья Петровна,

Мой совет, что для того, чтобы вам получить нужные вам 80 руб., лучше всего отдать в печать ваше жизнеописание, разумеется не упоминая ни имен, ни даже места. Ваше жизнеописание так интересно и хорошо написано, что его охотно напечатают и дадут вам за него нужную сумму. Известите меня поскорее, согласны ли вы. Тогда я пошлю вашу тетрадь в избранную мною редакцию, а редакция уже будет иметь дело с вами непосредственно. Я уже говорил с одним членом редакции и знаю наверное, что они примут ваш рассказ и уплотят за него нужные вам деньги.

Печатается по копии.

На конверте письма Тишковой Толстой пометил 29 апреля 1910 г.: Написать Поссе или в Новую Русь, или в Русское богатство, или в Русское Слово, не возьмут ли за 80 руб. этот рассказ до 37 стр. Написать ей — согласна ли она. Написать и о недобром духе ее письма — из письма ее видно, что она того самого духа, как и тот, кого она осуждает.

Агафья Петровна Тишкова (р. 1889) — крестьянская девушка, жившая в 1910 г. в г. Волковыске, прислала Толстому письмо на 42 страницах, где подробно описывала свою тяжелую жизнь, начиная с шестилетнего возраста, унижения и оскорбления, которые больше она не может переносить. Она писала Толстому, что на скопленные ею деньги она купила у агента швейную машинку, чтобы иметь самостоятельный заработок на хлеб. Но ей не хватает 80 руб., чтобы расплатиться за машинку. Она просила Толстого помочь ей. Толстой направил письмо Тишковой в «Русское слово» с просьбой напечатать его. «Русское слово» письма не напечатало, но выслало Тишковой 80 рублей.

См. об этом Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 177, и С. П. Спиро, «Беседы с Л. Н. Толстым (1909—1910 гг.)», М. 1911, стр. 67—69.

264 265

* 340. А. Л. Толстой.

1910 г. Апреля 30. Я. П.

30-го апр. 10 г.

Продолжаю исполнять свою привычку, милая Саша. Но и ты продолжаешь исполнять свою — опять нынче 30 нет ни от тебя, ни от Вари писем. Что делать. Видно, так надо. У нас всё хорошо. Мама завтра приезжает, а я нынче получил ожидавшееся мной приглашение от Тани и хочу ехать к ней, если не встречу непреодолимых препятствий. Очень много здесь посетителей всех сортов, и отдохнуть от них не худо.1 Сейчас были тут и пили чай — что возможно только без мама — 8 человек темных. Всё хороший народ.2 Я, кажется, кончил предисловие,3 хотя и плохо, и кончил обращение к детям крестьянским, которые мне писали из школы письмо. Хотелось написать вообще обращение к детям. Не очень плохо.4 Нынче ходил пешком в Телятеньки, оттуда приехал на Чудачке. Погода восхитительная, или мне так кажется нынешний год. Прощай, голубушка. Целую тебя. Варе привет.

Л. Т.

Печатается по копии из A4.

1 О поездке Толстого в Кочеты см. т. 82, письмо № 3.

2 О посетителях Толстого 30 апреля см. т. 58, стр. 249, и Дневник В. Ф. Булгакова, стр. 176—179.

3 Предисловие к «Пути жизни».

4 Письмо к ученикам школы в с. Ключицах, см. т. 82, письмо № 1 •

* 341. П. С. Прошкову.

1910 г. Апрель (начало). Я. П.

Прокофий Семенович!

Ко мне из Тулы приходит мальчик, который рассказывает, что он должен покинуть ваше училище вследствие того, что, как он говорит, он несправедливо подозревается в воровстве. Мальчик этот очень жалок, и потому хотя и не могу знать, насколько справедливо то, за что он исключается из училища, я все-таки позволяю себе обратиться к вам с просьбой дать мальчику возможность получить аттестат.265

266 Надеюсь, что вы не посетуете на меня за мое обращение.

С совершенным уважением Лев Толстой.

Печатается по машинописному черновику, собственноручно исправленному и подписанному Толстым. На черновике поставлена карандашом дата неизвестной рукой только месяца со знаком вопроса и год: «Апр. (?) 1910 г.». Письмо написано в начале апреля, так как в ЯЗ за 1910 г. отмечено, что 20 апреля приходил в Ясную Поляну «мальчик, исключенный за воровство из железнодорожного училища и принятый обратно по ходатайству Льва Николаевича».

Прокофий Семенович Прошков — бывший директор Тульского железнодорожного училища.

 

СПИСОК ПИСЕМ Л. Н. ТОЛСТОГО, ТЕКСТ КОТОРЫХ
НЕИЗВЕСТЕН

1. Г. А. Новичкову со ст. Кистендей Рязано-Уральской ж. д. от 23 февраля.

Помета Д. П. Маковицкого о своем ответе с припискою Толстого, сделанная на конверте письма Новичкова. См. «Список писем по поручению», № 155.

2. М. Скипетрову от 23—25 марта 1910 г.

Помета В. Ф. Булгакова на конверте письма Скипетрова к Толстому: «Отв. Л. Н.» и помета Д. П. Маковицкого в регистрационной книге писем: «Отв. Л. H.».

3. Т. Земляницкому от 8 апреля 1910 г.

Запись Д. П. Маковицкого в ЯЗ от 8 апреля о том, что Толстой получил и прочел книгу Т. Земляницкого и написал письмо автору.

4. Д. А. Олсуфьеву от 14 апреля.

Запись в Дневнике Толстого от 14 апреля (см. т. 58, стр. 38 и 360).

267 268


СПИСОК ПИСЕМ, НАПИСАННЫХ ПО ПОРУЧЕНИЮ
Л. Н. ТОЛСТОГО

На большинство писем, вошедших в этот список, ответили A. Л. Толстая, Д. П. Маковицкий, О. К. Толстая, T. Л. Сухотина, В. Ф. Булгаков. В комментариях, во избежание излишних повторений, их фамилии, как лиц отвечавших, не упоминаются. Ответы других лиц оговариваются в каждом отдельном случае. Даты установлены по пометам об ответе на конвертах писем, а в случаях отсутствия помет — по почтовым штемпелям.


1910

(Январь — апрель)

1. С. Иллюминарскому (Самара), 1 января.

Иллюминарский спрашивал, чем Толстой питается. С[аше].

2. Ф. А. Абрамову (Симбирск), 2 января.

Абрамов просил сообщить взгляд Толстого на «свободную любовь». Б[ез] О[твета]. Послать о пол[овом] вопросе, написать, что тут высказаны мои взгляды.

3. Е. А. Барилович (Уманский уезд), 2 января.

Барилович жаловалась на невысылку ей журнала «Ясная Поляна». Об Я[сной] П[оляне] напиши.

4. И. Борелю (I. Вогеl, Берлин), 2 января.

Борель просил разрешить перевести на язык эсперанто статью Толстого «Любовь и грех» («Liebe und Sünde»). Душану ответить.

5. Бражникову (Ломжинская губ.), 2 января.

Бражников, военный врач, просил выслать книг, которые помогли бы ему выработать твердое миросозерцание. Выслать Н[а] к[аждый] Д[ень]. В ч[ем] м[оя] в[ера]. О жизни. О науке.

6. М. С. Ветчинкину (Москва), 2 января.

Ветчинкин просил прислать книги. Послать книги.

7. И. С. Шанину (Москва), 2 января.

Шанин спрашивал, следует ли ему поступить в учителя, как он сам желает, или продолжать учиться и служить, на чем настаивают его родные. Ответить, что Л[ев] Н[иколаевич] думает, ч[то] лучше быть хорошим народ[ным] учит[елем], чем чиновником.268

269 8. Л. М. Гордину (Сморгонь), 3 января.

Гордин, раввин, прислал Толстому изречения талмуда.

Л[ев] Н[иколаевич] благодар[ит], но из прислан[ных] вами изречений находит только одно: о властвовании человека над своими страстями, подходящим к его требованиям. И потому, благодаря вас за ваш труд, думает, что он [не] будет в состоянии воспользоваться им и потому советовал бы вам прекратить его.

9. В. Терновскому (Подольская губ.), 3 января.

Терновский обращался с просьбой к Толстому и к А. Л. Толстой, сообщить ему взгляд Толстого на евангельские чудеса. Отец не признает чудес и много раз высказывал это.

10. А. Д. Фаддееву (Саратов), 3 января.

Фаддеев просил дать отзыв о присланных стихотворениях. Не советую писать стихов.

11. И. Вигелису (Ковенская губ.), 5 января.

Вигелис просил предоставить ему место или рекомендовать его куда-либо. Сожалею, но ничего не могу сделать.

12. М. С. Дудченко (Полтава), 5 января.

Дудченко просил разрешения прислать Толстому рассказ своего знакомого, писал об открытии мощей Серафима Саровского и сообщал о переводе отказавшегося от военной службы Савелия Шнякина из Полтавы в г. Зеньков. Чтобы прислал рассказ. Благодарит за письмо.

13. В. Цветкову (Москва), 5 января.

Цветков спрашивал об издательстве «Ясная Поляна». Ответить об Яс[ной] Пол[яне].

14. В. Ледиелю-де-Мондион (Laidiel de Mondion Victor). Ледиель-де-Мондион просил дать разрешение на издание сочинений Толстого. Ответить, что не разрешал и не запрещал переиздавать мои сочинения.

15. Н. В. Токареву (Калуга), 6 января.

Токарев спрашивал, «чему отдавать предпочтение — чувству или здравому разуму». Марка. Л[ев] Н[иколаевич] <не имеет времени отвечать на ваш> не считает нужным. Б[ез] О[твета]. Возврати письмо. Ответила В. М. Феокритова.

16. Неизвестному (Е. Т.), 7 января.

Е. Т. просил помощи Толстого и прилагал рукопись «Письмо к товарищу». Дважды писал Толстому в 1909 г. (см. т. 80). Ответить: Л[ев] Н[иколаевич] не понимает, чего вам от него нужно, и просит или ясно и кратко написать, чего вы от него желаете, или перестать писать ему письма. «Письмо к товарищу» возвращает.

17. Ф. Прудовской (Невель), 7 января.

Прудовская спрашивала, какие, лучше всего читать книги. Л[ев] Н[иколаевич] не советует читать что попало. Лучше ничего не читать, чем читать что попало. Послать М[ысли] М[удрых] Л[юдей].

18. И. П. Степанову (Курская губ.), 7 января.

Степанов просил Толстого или его жену выслать ему 500 р. для организации продажи сочинений Толстого. Л[ев] Н[иколаевич] сожалеет,269 270 ч[то] вы к делу духовному примешиваете дела денежные. От всяких денежных дел никогда никому не бывает пользы. Поэтому-то у Л[ьва] Н[иколаевича] денег нет. С[офия] же А[ндреевна] никогда не решится дать денег неизвестн[ому] ей человеку.

О получении этого письма Толстой записал 7 января 1910 г. в Дневнике: «Прочел письма. Одно — неприятное по выражаемому согласию в убеждениях, с просьбой 500 р. для распространения христианства» (т. 58).

19. И. В. Архипову (Владимирская губ.), 8 января.

Архипов, крестьянин, спрашивал, следует ли крестьянам записываться в члены Союза истинно русских людей. Л[ев] Н[иколаевич] не советует присоединяться ни к какому союзу.

20. Г. Тарасенкову (Гжатск), 9 января.

Тарасенков жаловался на неполучение выписанного им журнала «Ясная Поляна».

21. Г. Агибекову (Елисаветполь), 10 января.

Агибеков просил материальной помощи для получения высшего образования. С марк[ой]. Послать отказ.

22. Д. Дименту (г. Александровск Екатеринославской губ.), 10 января.

Димент, приказчик бакалейного магазина, просил дать адрес общины последователей Толстого в Америке, для того чтобы перебраться туда. Л[ев] Н[иколаевич] никаких общин за границей кроме духоборов (найти адрес Веригина) не знает. Вообще же считает и поручил передать вам, что для улучшения своей жизни нужна не внешняя перемена условий жизни, а прежде всего внутренняя работа нравственного совершенствования над самим собой.

23. Письмо в редакцию.

«Прошу вас поместить в вашей газете следующее мое заявление.

В виду ежедневно получаемых моим отцом, Львом Николаевичем, писем с вопросами о том, участвует ли он в издательстве «Ясная Поляна», считаю долгом заявить, что отец мой не принимает в вышеупомянутом издательстве никакого участия, ничего о нем не знает и просит не обращаться к нему с различными вопросами и требованиями, касающимися этого издательства.

Прошу другие газеты перепечатать это мое заявление.

Александра Толстая.


Ясная Поляна

10-го января 1910 года».


Письмо написано по поручению Толстого. Об Ясн[ой] Пол[яне] составить объявление в газете.

24. Г. Соколову (Ставрополь), 10 января.

Соколов писал, что, по его мнению, религия — «это не что иное, как уздечка, надеваемая на... какое-либо животное для того, чтобы... вести его туда, куда заблагорассудится владельцу уздечки». Саша. Л[ев] Н[иколаевич] говорит, ч[то] на ваш вопрос ответит посылаемая вам книжка Н[а] к[аждый] д[ень].270

271 Религия не то, что вы думаете, а то, как понимает человек свою жизнь.

25. И. Голодаеву (Никольско-Уссурийск), 11 января.

Б[ез] о[твета]. См. письмо № 32.

26. А. Ицковичу (Одесса), 11 января.

Ицкович писал о своих сомнениях в вопросе о существовании бога.

На открытке. Л[ев] Н[иколаевич] поручил передать вам, что его мнение о занимающих вас вопросах много раз высказано во многих его сочинениях.

27. С. Снигиревской (Тула), 11 января.

Снигиревская просила помочь получить в рассрочку полное собрание сочинений Толстого. Марка. С[офье] А[ндреевне] о сочинениях в рассрочку. На конверте помета A. Л. Толстой: «С. А. отказала».

28. Л. А. Минаевой (Елец), 12 января.

Минаева спрашивала Толстого, чем он лечится от изжоги и боли под ложечкой. Саша напиши, ч[то] от изжоги я не вылечился, но помогает мне натощ[ак] ябл[оки], спать на левом боку и сушеный миндаль, а когда оч[ень] сильная, то содовые лепешки. Душан да[ст] рецепт.

29. В. И. Щедротову (Большой Сырец Петербургской губ.), 13 января.

Щедротов писал о внезапной смерти полного сил и энергии своего друга и спрашивал о загробной жизни.

С[аша] от себя.

Л[ев] Н[иколаевич] говор[ит], что ответы на ваши вопросы вообще о жизни и смерти вы найдете в приложенных вам книгах Н[а] к[аждый] д[ень].

Что же касается до рая и ада, то Л[ев] Н[иколаевич] думает, что рассказы о рае и аде есть глупая и безнравственная <сказка> выдумка и что избавить[ся] от веры в нее, так же, как и во все чудеса, описываемые в так называемом «свящ[енном] писании», всякий человек может сам, проверив все эти рассказы простым здравым смыслом.

30. C. X. Кричаку (Екатеринослав), 14 января.

Кричак просил выслать «Полное евангелие Толстого» и другие книги. Послать книги требуемые.

31. А. Рабкиной (ст. Христиновка Ю.-З. ж. д.), 14 января.

Рабкина просила одолжить ей 400 р. для внесения залога в контрагентство печати или рекомендовать на место. Б[ез] О[твета].

32. М. Ям (Елец), 14 января.

Ям сообщала, что собирается приехать в Ясную Поляну. Б[ез] О[твета].

33. Д. Блюменталь (Петербург), 15 января.

Блюменталь просил дать отзыв на свою рукопись о фармацевтах. Отослать с обыч[ным] отказом.

34. Ю. Масловскому (Сосновицы), 15 января.

Масловский в письме на польском языке просил похлопотать за невинно осужденного на каторжные работы. Душану ответить.271

272 35. К. Николаевой (Елец), 15 января.

Николаева спрашивала, выходить ли ей, еврейке, замуж за христианина.

Л[ев] Н[иколаевич] говорит, ч[то] вопрос ваш вы можете решить только сами. Помощи оказать он вам не может.

36. А. Рачковскому (Киев), 15 января.

Рачковская жаловалась на издательство «Ясная Поляна».

Ответить: Л[ев] Н[иколаевич] <оч. сожалеет> не имеет <ник.> ничего общего с редакцией Я[сная] П[оляна] и [1 неразобр.] об этом. Оч[ень] сожалеет о том обмане, к[оторому] вы подверглись.

37. Ф. Чибисову (Серпухов).

На открытке. Л[ев] Н[иколаевич] говорит, ч[то] для того чтобы хорошо жить, никуда ездить не нужно, п[отому] ч[то] во всяком месте можно, не осуждая людей, исправляться от своих недостатк[ов], а их (недостатков) у всех нас оч[ень] много.

Возможно, что письмо не было послано, так как Чибисов не написал своего адреса. Раньше Чибисов получал от Толстого книги.

38. М. Ковицкому, 17 января.

Ковицкий, ученик учительской семинарии, спрашивал Толстого, следует ли продолжать учиться или лучше, выйдя из семинарии, заняться крестьянством.

Л[ев] Н[иколаевич] [говорит], ч[то] решить ваш вопрос можете только вы сами.

39. И. И. Лутонину (Москва), 17 января.

Лутонин просил указать адрес Александра Митрофановича (фамилия неизвестна). Тане.

40. А. Опальнику (Рязанская губ.), 17 января.

Опальник спрашивал о журнале «Ясная Поляна». Об Ясной Поляне.

41. А. Балябину (Ярославль), 19 января.

Балябин спрашивал Толстого, как с его точки зрения надо бороться с «женоложеством». Л[ев] Н[иколаевич] говорит, ч[то] на поставленный вами вопрос можете ответить толь[ко] вы сами.

42. А. С. Зарудному (Петербург), 20 января.

Зарудный с письмом послал Толстому свое издание «Продукты науки». Поблагодарить.

43. В. Г. Малахиевой-Мирович (Москва), 20 января.

Малахиева-Мирович писала о своем желании напечатать в «Русской мысли» рукописи Елисеева. Кто такая?

44. П. Языджиеву (Свищов, Болгария), 20 января.

Языджиев в письме на болгарском языке спрашивал, «рождаются ли злые люди таковыми». Душану.

45. М. В. Алиеву (Чечня), 22 января.

Алиев сообщал Толстому, что он написал «35 параграфов совершенно не слыханных в нашей жизни законопроектов по всем отраслям современной Российской империи» и просил Толстого телеграфировать свое мнение.272

273 Л[ев] Н[иколаевич] и оч[ень] занят и оч[ень] слаб и давно не занимается политическими делами и потому не советует о них.

46. М. Слитинскому (Мелитополь), 22 января.

Слитинский просил прислать бесплатно журнал «Ясная Поляна» или «написать хотя два слова». Написать об Яс[ной] П[оляне] и послать Н[а] к[аждый] д[ень].

47. Миллеру (Киев), 24 января.

Миллер с письмом на. немецком языке прислал Толстому свою