Лев Николаевич
Толстой

Полное собрание сочинений. Том 78

Письма
1908



Государственное издательство

художественной литературы

Москва — 1956



Электронное издание осуществлено

компаниями ABBYY и WEXLER

в рамках краудсорсингового проекта

«Весь Толстой в один клик»



Организаторы проекта:

Государственный музей Л. Н. Толстого

Музей-усадьба «Ясная Поляна»

Компания ABBYY



Подготовлено на основе электронной копии 78-го тома

Полного собрания сочинений Л. Н. Толстого, предоставленной

Российской государственной библиотекой



Электронное издание

90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого

доступно на портале

www.tolstoy.ru


Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, напишите нам

report@tolstoy.ru

Предисловие к электронному изданию

Настоящее издание представляет собой электронную версию 90-томного собрания сочинений Льва Николаевича Толстого, вышедшего в свет в 1928—1958 гг. Это уникальное академическое издание, самое полное собрание наследия Л. Н. Толстого, давно стало библиографической редкостью. В 2006 году музей-усадьба «Ясная Поляна» в сотрудничестве с Российской государственной библиотекой и при поддержке фонда Э. Меллона и координации Британского совета осуществили сканирование всех 90 томов издания. Однако для того чтобы пользоваться всеми преимуществами электронной версии (чтение на современных устройствах, возможность работы с текстом), предстояло еще распознать более 46 000 страниц. Для этого Государственный музей Л. Н. Толстого, музей-усадьба «Ясная Поляна» вместе с партнером – компанией ABBYY, открыли проект «Весь Толстой в один клик». На сайте readingtolstoy.ru к проекту присоединились более трех тысяч волонтеров, которые с помощью программы ABBYY FineReader распознавали текст и исправляли ошибки. Буквально за десять дней прошел первый этап сверки, еще за два месяца – второй. После третьего этапа корректуры тома и отдельные произведения публикуются в электронном виде на сайте tolstoy.ru.

В издании сохраняется орфография и пунктуация печатной версии 90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого.


Руководитель проекта «Весь Толстой в один клик»

Фекла Толстая



Перепечатка разрешается безвозмездно.


ПИСЬМА
1908


ПОДГОТОВКА ТЕКСТА И КОММЕHTАРИИ
В. А. ЖДАНОВА,
Э. Е. ЗАЙДЕНШНУР


Л. Н. ТОЛСТОЙ

1908 г.


РЕДАКЦИОННЫЕ ПОЯСНЕНИЯ

В настоящий том включены 345 писем за 1908 г. По автографам печатаются 70 писем, по подлинникам — 32 письма, фотокопиям — 3, по копировальным книгам и копировальным листам, представляющим собой точный отпечаток автографа, сделанный на тонкой бумаге при помощи копировальных чернил и пресса — 202, по копиям — 13 и по печатным материалам — 13. Впервые печатаются 206 писем. Тексты пяти писем к С. А. Толстой опубликованы в т. 84 и шестнадцати писем к В. Г. и А. К. Чертковым — в т. 89.

При воспроизведении текста писем Л. Н. Толстого соблюдаются следующие правила.

Сохраняются все особенности правописания автора, например различное написание одних и тех же слов («тетенька» и «тетинька») ударения, поставленные им, и т. д.

Слова, написанные автором неполностью, печатаются полностью причем дополняемые буквы ставятся в прямых скобках: к-ый — к[отор]ый, т. к. — т[ак] к[ак], б. — б[ыл]. Не дополняются общепринятые сокращения: и т. п., и пр., и др.

Описки (пропуски, перестановка букв, замена одной буквы, другой и т. п.) исправляются без оговорок.

На месте слов, не поддающихся прочтению, в скобках ставится: [1 неразобр.], [2 неразобр.] где цифры: обозначают число неразобранных слов.

На месте слов, неудобных для печати, ставятся двойные прямые скобки [[1, 2 и т. д.]], в которых цифры обозначают число пропущенных слов.

Из зачеркнутого в сноске воспроизводятся наиболее важные варианты, помогающие более точному уяснению мысли5 6 автора, причем знак сноски ставится при слове, после которого стоит зачеркнутое.

Скобки автора обозначаются круглыми скобками.

Подчеркнутое автором воспроизводится курсивом.

Сохраняется пунктуация автора, если она не противоречит общепринятым нормам.

Новые абзацы вводятся только в тех местах, где начинается резко отличный по теме и характеру от предыдущего текст, причем каждый раз оговаривается в сноске: Абзац редактора. Знак сноски ставится перед первым словом введенного редактором абзаца.

Письма, публикуемые впервые, а также те, которые печатались ранее неполностью или в переводах на иностранные языки, обозначаются звездочкой.

В примечаниях оговаривается только публикация писем по копиям, печатным текстам и т. п.

Все даты по 31 октября 1917 г. приводятся по старому стилю, а с января 1918 г. по новому стилю.

В примечаниях приняты условные сокращения:

Б, 4 — П. И. Бирюков, «Лев Николаевич Толстой. Биография», М. 1923.

Г, 1 — Н. Н. Гусев, «Два года с Л. Н. Толстым», изд. «Посредник».

Г, 2 — Н. Н. Гусев, «Два года с Л. Н. Толстым», М. 1928.

ГМТ — Государственный музей Л. Н. Толстого.

«Летописи», 2 — «Государственный литературный музей. Летописи. Книга вторая. Л. Н. Толстой», том II, М. 1938.

ПТС, I, II — «Письма Л. Н. Толстого, собранные и редактированные П. А. Сергеенко», изд. «Книга», I — 1910; II — 1911.

ПТСО — «Новый сборник писем Л. Н. Толстого, собрал П. А. Сергеенко, под редакцией А. Е. Грузинского», изд. «Окто», М. 1912.

TT, 1, 2, 3 — «Толстой и о Толстом. Новые материалы», сборники, 1, М. 1924; 2, М. 1926; 3, М. 1927.

ТП, 1, 2 — «Толстой. Памятники творчества и жизни», 1, Пгр. 1917; 2, М. 1920.

ЯЗ — Д. П. Маковицкий, «Яснополянские записки» (рукопись).

ПИСЬМА
1908

1. Л. Д. Семенову.

1908 г. Января 2. Я. П.

Получил ваше очень мне приятное и интересное письмо, милый Леонид, и хочется получше ответить. Ваше отношение к требованию отбывания воинской повинности очень одобряю. Как и во всем, так и в этом деле, главное — не делать. Чем дольше живу, тем больше убеждаюсь в глубокой мудрости учения о неделании. «Пребывающий в любви пребывает в боге, и бог в нем». Вот этот-то бог любви, пребывающий в человеке, не может не проявляться делами любви, если только разные «делания». т. е. наши грехи, не мешали его проявлению. Пускай они, правительство, как хотят, как это им нужно, относятся к вам через паспорт или еще как, ваше дело1 только в том, чтобы не делать того противного любви, к[отор]ого они от вас требуют, и к ним относиться с любовью, не думая о том, что из этого выйдет. Выйдет же из такого отношения наверное самое лучшее и для вас и для других.

На вопрос ваш, как вам устроить свою жизнь? — отвечаю отрицанием самого вопроса: устраивать нашу жизнь не в нашей власти, и попытки такого устроения только нарушают то ее устройство, которое предстоит нам, о к[отор]ом мы не знаем и к[отор]ое самое лучшее и для нас и для всех соприкасающихся с нами. Задача нашей жизни, смысл ее, в чем вы, наверное, согласны со мной, в том, чтобы проявить во всей доступной нам силе того бога любви, к[отор]ый живет в нас; а чтобы проявить его, нам много надо работать над собой, над уничтожением тех грехов, к[отор]ыми мы полны и кот[орые] мешают проявлению любви: и телоугодничество, и праздность, и сладострастие, и недоброжелательство, и слава людская, и гордость личная и сословная, и народная, и неправдивость, и всякого9 10 рода суеверия, и церковные, и государственные, и научные, и искусства — всё это так въелось в нас и так затемняет, заглушает в нас дух божий, что нельзя достаточно упорно и напряженно бороться со всем этим для того, чтобы всё больше и больше освобождать дух божий — любовь и пользоваться тем благом, к[отор]ое дает это всё большее и большее освобождение. Только положите все силы на это усилие, то усилие, к[отор]ым берется царство божие внутри нас, всякую минуту настоящего насколько можно больше употребляйте на эту внутреннюю работу совершенствования — освобождения, и жизнь сложится так, как она должна сложиться, и по всем вероятиям не так, как вы бы того хотели, но сложится наилучшим образом. Знаю, как несогласна своим внешним формам та жизнь, к[отор]ой вы живете теперь, и как она тяжела вам, но будьте уверены, что вы нигде ни в своей, ни в чужой деревне, ни в общине (в общине меньше всего) не найдете того положения, в к[отор]ом бы вам внешние отношения но были тяжелы. Тяжесть этих отношений везде всегда есть необходимое условие нашей жизни. И эти условия становятся мучительно тяжелы, когда мы думаем, что это такие условия, к[отор]ые могут быть изменены, заменены более легкими. Это заблуждение. Условия эти не только облегчаются, но перестают быть мучительны, только когда мы смотрим на них не как на что-то, что может быть изменено, а как на матерьял, над к[отор]ым мы призваны работать, т. е. на ту форму жизни, в к[отор]ой, как и во всякой другой, у нас есть одно дело — проявлять живущий в нас дух божий и соединяться им посредством любви со всем окружающим нас.

В общем совет мой в том, чтобы не заботиться о внешнем, а все силы употреблять на внутреннее. Ищите ц[арства] б[ожия] и правды его, и остальное приложится, т. е. жизнь сложится, какою она должна быть соответственно внутреннему усилию.

Пишу вам те мысли, к[отор]ые вызвало во мне ваше письмо, и то, чем живу и с чем умираю, пишу вам это, думая, что понимаю вас, понимая любовью к вам, пишу то, чего не написал бы другому, зная, как легко ложно перетолковать эти мысли. Очень, очень радостно мне было ваше письмо. Пожалуйста, пишите мне, чтобы я знал, — не то, что вы сделаете (я бы не желал, чтобы вы сделали что-нибудь), а что бог сделает с вами.

Любящий вас брат Лев Толстой.

2 янв. 1908.10

11 Впервые опубликовано почти полностью, без указания фамилии адресата, в «Русском слове» 1910, № 265 от 17 ноября.

О Леониде Дмитриевиче Семенове (1880—1917) см. т. 77, стр. 153—154. В 1908 г. Семенов был в Ясной Поляне 14—18 апреля и 16—20 августа.

Ответ на обширное письмо Л. Д. Семенова от конца декабря 1907 г. с описанием его настроения, изложением мыслей об устройстве жизни и своем отношении к предстоящему ему отказу от военной службы.

1 Первоначально было написано: роль Предыдущее слово осталось согласованным с зачеркнутым: ваша

* 2. А. Ф. Кони.

1908 г. Января 6. Я. П.

Милый Анатолий Федорович!

Сын мой Андрей просит меня дать ему письмо к вам с тем, чтобы просить вас посодействовать ему в получении на службе места в Трудовой помощи императрицы Марии или каком-либо другом ведомстве. Если вам возможно помочь ему в этом, то буду вам очень благодарен. Он человек добрый и исполнительный в делах, за которые берется.

Жалею о том, что пришлось восстановить прямое общение с вами с эгоистической целью. Часто вспоминаю о вас и очень сожалею, что, по всем вероятиям, придется до смерти ограничиться одними воспоминаниями, хотя они и самые приятные.

Любящий вас Лев Толстой.

6 января 1908.

Об Анатолии Федоровиче Кони (1844—1927) см. т. 67, стр. 3.

Не выяснено, ответил ли А. Ф. Кони Толстому. См. письмо № 71.

* 3. Д. Д. Кобеко.

1908 г. Января 8. Я. П.

Милостивый государь Дмитрий Дмитриевич,

Подательница этого письма Настасья Зайцева, Богородицкого уезда, Болахнинской волости, просит об освобождении из тюрьмы своего мужа, как мне кажется, подвергнутого заключению без достаточного основания. Обращая внимание11 12 Вашего превосходительства на это, как кажется, незаконное действие низших властей, прошу Вас извинить меня, если ошибочно и понапрасну утруждаю Вас, и принять уверение в моем совершенном уважении

Лев Толстой.

1908. 8 янв.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 55.

О Дмитрии Дмитриевиче Кобеко (1867—1916) см. т. 75, стр. 175.

О деле мужа Настасьи Зайцевой редакция сведений не имеет.

* 4. А. Календро.

1908 г. Января 9. Я. П.

Любезный брат,

Хотя и тяжело мне, старику, свободному от того искушения, которое предстоит всякому молодому человеку при призыве на военную службу, давать такой совет, при котором приходится нести тяжелое испытание не мне, а другим, я не могу ответить иначе, как так, как велит мне моя совесть. Все разъяснения, по к[ото]рым выходит возможность христианину быть солдатом, — явная и нехорошая ложь. То, что человек не должен и не может убивать себе подобных, вытекает не из слов какого-либо, так называемого, священного писания, а из того вложенного непосредственно самим богом в неиспорченную душу каждого человека сознания того, что он должен любить ближнего, а никак не вредить ему и тем паче не убивать его. Цель же военной службы есть убийство, и потому, как вы верно говорите, желающий жить по воле бога ни в какой должности не может участвовать в военной службе, не может и обещать другому человеку исполнять его волю (не может присягать). Я уже давно и много раз писал об этом вопросе. Посылаю вам некоторые книги, касающиеся его.

Любящий вас брат ваш Лев Толстой.

1908. 9 янв.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 57—58.

Ответ на письмо Андрея Календро (адрес: Рига, до востребования) от 26 декабря 1907 г. с вопросом, как отнестись к призыву на военную службу.

12 13

* 5. С. И. Листовскому.

1908 г. Января 9. Я. П.

Дорогой Сергей Иванович,

Мой старый друг В. И. Скороходов,1 уже десятки лет живущий трудовой христианской жизнью, попал в временно запутанное денежное положение. Я не могу помочь ему выпутаться. Если и вам это неудобно, не стесняйтесь прямо отказать, если же можете и хотите, то сделайте. Он человек очень хороший.

Любящий вас Лев Толстой.

9 янв. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 56.

О Сергее Ивановиче Листовском (1875—1922) см. т. 73. стр. 327.

1 О Владимире Ивановиче Скороходове (1861—1924) см. т. 71, стр. 511.

* 6. Неизвестному.

1908 г. Января 9. Я. П.

9 янв. 1908.

Если смотреть на жизнь как на удовольствие, то она сделается горем, страданием. Если же смотреть на нее как на исполнение воли бога, требующей от нас, если уже не любви, то не делания другому, чего не хочешь, чтобы тебе делали, то жизнь станет радостью, благом. Благо ваше будет никак не от того, что вы сойдетесь с тою или другою женщиной, а от того, что поступите хорошо или дурно. А вы знаете, что хорошо, что дурно. Еще советую не говорить и не думать о своей бесхарактерности. Такие разговоры и мысли суть только попытки оправдания своих будущих дурных поступков. Бесхарактерных (в смысле безвольных) людей не бывает. Всякий человек всегда во всяком случае может поступить хорошо или дурно, и всякий знает, что хорошо и что дурно. Желаю вам поступить хорошо. И для того, чтобы не ошибиться — не думать о своем удовольствии, а думать о других и о своей душе. Еще совет, к[оторый], может б[ыть], и покажется вам странным: советую вам всегда, а особенно в это для вас решительное время, не курить, не пить вина и избегать шумного общества.

Любящий вас Лев Толстой.13

14 Печатается по копировальной книге № 8, лл. 56—57.

Кому адресовано письмо, редакцией не установлено. В копировальной книге около этого письма вместо фамилии поставлен шифр: NN. Можно допустить, что адресат просил письмо его вернуть вместе с ответом, а Толстой распорядился фамилии его нигде не указывать.

* 7. А. В. Варнавскому.

1908 г. Января 12. Я. П.

Любезный брат Александр,

Письма ваши получил и благодарю за них. Помогай вам бог с терпением и кротостью нести свое испытание. Напишите адрес вашей семьи, я бы написал им и сообщил вам о них. Пожалуйста, извещайте хотя раз в месяц о себе.

Любящий вас брат Лев Толстой.

1908. 12 янв.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 67.

Александр Васильевич Варнавский (1886—1911) — крестьянин Орловской губ., в 1907 г. отказавшийся от военной службы. Наказание отбывал в Херсоне.

Ответ на два письма А. В. Варнавского от 13 и 25 декабря 1907 г. с сообщением о своем отказе от военной службы.

8. И. В. Кудрину.

1908 г. Января 12. Я. П.

Любезный брат Иван Васильевич,

Понимаю, как вам тяжело знать про телесное страдание сына вашего, но уверен, что сердце ваше радуется при мысли об его твердости духовной. А жизнь наша только в духе; тело же земля и в землю пойдет. Дорого то, чтобы при прохождении через этот мир нам, сколько мы можем, приблизиться к божескому совершенству. А без страданий это невозможно. Помогай бог и вашему сыну и вам приближаться к нему.

Любящий вас брат Лев Толстой.

12 января 1907.


Посылаю вам несколько книг. Желаю, чтобы они пришлись вам по душе.14

15 Печатается по копировальной книге № 8, л. 64.

В дате Толстого неверно проставлен год. Впервые опубликовано в Г, 2, стр. 63.

Иван Васильевич Кудрин — крестьянин с. Патровки Бузулукского уезда Самарской губ., молоканин, отец отказавшегося от военной службы А. И. Кудрина. Толстой знал семью Кудриных по Самарской губ. с 1870-х гг. (имение Толстого было около с. Патровки).

Ответ на письмо И. В. Кудрина от 28 декабря 1907 г. (опубликовано в Г, 2, стр. 62—63).

* 9. NN (Г-ту).

1908 г. Января 12. Я. П.

Предстоящая вам работа внутренняя, духовная, а никак не внешняя, в перемене места. Предстоящее вам дело: простить и потушить в себе зло. Поступайте так, как будто вы уже простили, и это облегчит вам совершение прекрасного предстоящего вам дела.

Желаю успеха.

Лев Толстой.

12 янв. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 58.

Ответ на письмо Г-та от 15 декабря 1907 г. Корреспондент писал о том, что измена жены возбудила в нем озлобление, жажду мести, убийства. Чтобы избавиться от этого кошмара, он задумал уехать к духоборам, но не знал, примут ли они его. Спрашивал Толстого, имеет ли он право бросить жену и детей. Где выход?

10. Э. Р. Стамо.

1908 г. Января 12. Я. П.

Благодарю вас, Элеонора Романовна, за книгу.1 Я ожидал от нее больше. Очень уж он полон народной гордостью германца. Хотя вы и очень ядовито подсмеялись надо мной о моем в 80 лет старании любить евреев,2 я остаюсь при моем мнении о том, что надо всеми силами воздерживаться от всякого недоброжелательства к людям, а в особенности от недоброжелательства сословного, народного, от к[отор]ых так много зол. Воздерживаться надо особенно п[отому], ч[то] недоброжелательство,15 16 ненависть к целому народу нарушает главную основу христианского мировоззрения — любовь к ближнему без всякого различия (самарянина или иудея). Вероятно, я говорил Файнерману (Тенеромо) о том, что нехорошо не любить евреев, всё же, что он написал, он написал от себя.

Очень желал бы вам освободиться от тяжелого чувства нелюбви к целому народу, желаю п[отому], ч[то] желаю вам искренно всего хорошего. А любовь ко всем, это самое лучшее.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 66. Приписка к письму H. Н. Гусева. Впервые опубликовано адресатом в своей брошюре: Э. Р. С., «Лев Николаевич Толстой и евреи», Киев, 1910, стр. 6—7. Основание датировки: дата письма Гусева, опубликованного там же.

Об Элеоноре Романовне Стамо см. т. 77, стр. 196.

При письме от 9 января 1908 г. (почт. шт.) Э. Р. Стамо прислала переписанную ею из газеты «Одесские новости» 1907, № 7387 от 6 декабря, статью И. Тенеромо (И. Б. Файнермана) «Л. Н. Толстой о юдофобстве» (помещена в книгах Тенеромо: «Л. Н. Толстой о евреях», Спб. 1908; «Живые речи Л. Н. Толстого», Одесса, 1908). В этой вульгарной статье приведены слова Толстого против юдофобства, якобы сказанные автору в 1889 г. Стамо выражала сомнение в подлинности слов Толстого. На конверте помета Толстого: Само собой разумеется, что я никогда не говорил нич[его] подоб[ного].

1 При письме от 11 декабря 1907 г. Стамо прислала вторую книгу Чемберлена «Die Grundlagen des 19-ten Jahrhunderts», 8-te Auflage, München, 1907. См. т. 77, письмо № 313.

2 Об этом см. запись в Г, 2, стр. 61.

По поводу письма Стамо записано в Г, 2, 12 января 1908 г.: «Сегодня за вечерним чаем вспомнили об этом письме, и Лев Николаевич сказал: «Ненависть к евреям вытекает из народной гордости, из признания, что мой народ избранный, а тот народ проклятый...» Под свежим впечатлением этого разговора Лев Николаевич ушел к себе и через несколько минут вынес мне только что написанное им письмо г-же Стамо» (стр. 61).

* 11. С. Ф. Стрельникову.

1908 г. Января 12. Я. П.

Семен Фокиевич,

Письмо ваше мне было очень приятно тем, что из него я узнаю еще человека, близкого мне по духу. На вопросы ваши, думаю, что ответят вам книги к[отор]ые посылаю. Не советовал бы16 17 вам заниматься писательством. Если вам приходят мысли, к[отор]ые кажутся вам новыми и полезными для жизни, то излагайте их для себя с тем, чтобы возобновлять их себе в памяти. Но не пишите с целью печатания. Это большой соблазн, который много вредит людям. Впрочем, если вам кажется, что вы можете сказать нечто новое, то пришлите мне образцы. Я скажу вам, что думаю. Но только не стихи. Стихами писать совсем не нужно.

Любящий вас Лев Толстой.

12 янв. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 65.

Ответ на письмо из Читы крестьянина Семена Фокиевича Стрельникова от 24 декабря 1907 г. Стрельников писал о своем разочаровании в православии и о сочувствии религиозно-нравственным взглядам Толстого. Между прочим он сообщил о своей «жажде писать»: «в минуту не сбыточного бреда» он «портил бумагу», сознавая, что его сочинения никогда не увидят света.

* 12. М. М. Молчанову.

1908 г. Января 13. Я. П.

Очень жалею, милый М. Молчанов, что не отвечал вам на ваши прежние письма. Недавно получил последнее от 3-го. Получая ваши письма, всегда с любовью вспоминаю вас студентом и как последний раз простился с вами, провожая вас на перекрестке дороги.

Всё в вашем письме понимаю и сочувствую всему, кроме одного последнего: Вы пишете, что «закроется жизнь духа, если поставить себя совершенно вне людской жизни». Поставить себя вне условий ложной жизни (насколько осилишь такое освобождение) необходимо и неизбежно для всякого живущего духовной жизн[ью],1 для того, чтобы она не закрылась. А общения с людьми не может не быть; только не с судьями, адвокатами, товарищами увеселений и т. п., а с людьми труда, к[отор]ые, трудясь, удовлетворяют потребностям вашим и вашей семьи. Не робейте, милый друг, и не унывайте, а верьте в то, чтó улучшает жизнь и свою и своей семьи и устрояет ее не какие-либо внешние перемены, а внутренняя работа над собой — установление царст[ва] бога внутри себя.17 18 А это установление неизбежно, как свое последствие, изменяет и внешнюю жизнь.

Все силы свои полагайте на эту работу, считая ее одну важною, а всё остальное не[с]оизмеримо ничтожным в сравнении с ней: в сравнении с работой подавления в себе всяких гадостей тщеславия, гордости, праздности,недоброжелательно[сти], осуждения и пр., и пр., и пр. Всё зло на свете только оттого, что люди заняты всем на свете — предметами, находящимися вне их власти, а не тем одним, что и им и всем нужно и что одно в их власти. Только делайте это и будете радоваться и не страдать.

Целую ваших мальчиков и кланяюсь вашей жене.2

Лев Толстой.


Письма Рокфелеру я никакого не писал.3

13 янв. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 61—62.

О Михаиле Михайловиче Молчанове (р. 1883) см. т. 74, стр. 65.

М. М. Молчанов послал Толстому три письма: 24 ноября, 18 декабря 1907 г. (почт. шт.) и 3 января 1908 г. Во втором он сообщал о предстоящем судебном процессе, на котором он должен был впервые выступить в качестве защитника. В третьем, написанном после суда, вынесшего смертный приговор, Молчанов писал о бесполезности адвокатской деятельности и о вредности суда.

1 В подлиннике: жизни

2 О семье М. М. Молчанова сведений не имеется.

3 В октябре 1907 г. в иностранных и русских газетах появилось сообщение, что американский миллиардер Джон Рокфеллер якобы обратился к Толстому с письмом, в котором просил указать ему наилучший способ употребления богатства. В некоторых газетах приводился и «ответ» Толстого. Сообщение вызвало большое количество писем к Толстому с запросами по этому поводу. См. т. 77, письмо № 287.

В письме от 20 января М. М. Молчанов благодарил за ответ. Этим письмом, очевидно, кончилась переписка Толстого с Молчановым.

* 13. А. Н. Шараповой.

1908 г. Января 13, Я. П.

Простите меня, пожалуйста, милая Анна Николаевна, за то, что так долго не отвечал на ваше хорошее письмо и только теперь исполнил ваше поручение: отослать статью Ив. Ив.18

19 Горбунову.1 Очень благодарен вам за ваши добрые чувства ко мне. Чем больше стараешься, тем больше дорожишь добрыми отношениями с людьми, особенное такими, к[отор]ых уважаешь.

Для меня вопрос о так называемой будущей жизни разрешается следующим соображением: жизнь нашу мы сознаем вне времени только в момент настоящего, т. е. в безвременной точке соприкосновения прошедшего с будущим; в этом моменте только мы можем делать усилие поступка или воздержания и потому живем мы только в этом моменте вне времени. Время же (и пространство) есть только та форма, при к[отор]ой мы сознаем свою жизнь в нашем теле. И потому, как скоро разрушится тело (его деятельность), т. е. наступит смерть, прекратятся для нас и представление времени (и пространства), останется одно то, чтó действительно есть — не было и не будет, а есть (прежде чем был Авраам, я есмь). И потому я не только не могу отвечать на вопрос: чтó будет после смерти, — но и вообще не могу прилагать понятие будущего к моему сознанию (не к сознанию умственному, чувственному, а к сознанию своего существования). Знаю только то, что оно, это сознание жизни, одно действительно есть. Не только мое тело и тела других людей, животных, земли, солнца и звезд, но и всё прошедшее истории и всего мира, всё это не существует действительно само по себе, а существует только п[отому], ч[то] есть сознание жизни, мое и других духовных существ, и потому всё это может и уничтожиться и вовсе не быть, одно только есть и не может уничтожиться, это мое сознание жизни, хотя я и не имею никакой возможности представить себе для этого сознания жизни другую форму, чем та, в к[оторой] я нахожусь теперь. Боюсь, что всё это покажется вам неясным и неубедительным. Я же не могу иначе думать, живя и умирая.

Дружески приветствую вас.

Лев Толстой.

13 ян. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 59—60.

Об Анне Николаевне Шараповой (1863—1923) см. т. 75, стр. 240.

Ответ на письмо А. Н. Шараповой от 17 декабря 1907 г. (почт. шт.) с сообщением об ее жизни и занятиях. «Здоровье у меня достаточно расшатано, и я больше всего думаю о смерти и философских вопросах, уясняющих значение жизни вообще», — писала она в этом письме.19

20 Вместе с письмом Шарапова прислала рукопись на эсперанто с русским переводом статьи «одного парижского доктора» под названием «Evolucio de religia ideo» («Эволюция религиозной идеи»). Просила статью переслать по прочтении И. И. Горбунову-Посадову. В ЯЗ записан 13 января 1908 г. отрицательный отзыв Толстого об этой статье.

14. С. В. Гаврилову.

1908 г. Января 14. Я. П.

Любезный брат С. Гаврилов,

Нынче получил ваше письмо от 8 янв[аря] и нынче же отвечаю. Не обращаюсь на «ты», п[отому] ч[то] не взял эту привычку со всеми, то же, что вы мне пишете «ты», мне приятно. То, что вы пишете о жизни, о смысле ее, глубоко верно, и читать это мне было радостно. Не отвечал я вам на первое письмо1 п[отому], ч[то] ваши рассуждения о Бальмонте,2 Протопопове3 и вообще о стихах мне чужды и не только не интересны, но неприятны. Я вообще считаю, что слово, служащее выражением мысли, истины, проявления духа, есть такое важное дело, что примешивать к нему соображения о размере, ритме и рифме и жертвовать для них ясностью и простотой есть кощунство и такой же неразумный поступок, каким был бы поступок пахаря, к[отор]ый, идя за плугом, выделывал бы танцовальные па, нарушая этим прямоту и правильность борозды.

Стихотворство есть, на мой взгляд, даже когда оно хорошее, очень глупое суеверие. Когда же оно еще плохое и бессодержательное, как у теперешних стихотворцев, — самое праздное, бесполезное и смешное занятие. Не советую заниматься этим именно вам, п[отому] ч[то] по письмам вашим вижу, что вы можете глубоко мыслить и ясно выражать свои мысли.

Какое ваше положение теперь и чем вы занимаетесь? Очень рад буду ближе узнать вас. Братски жму руку.

Лев Толстой.

14 янв. 1908.


Ваше же замечание о ношении креста, о том, что в этом есть что-то ужасное, по моему мнению, неосновательно. Отчего же людям в память повешенного друга не носить на себе изображение виселицы? Это совершенно бесполезно и может казаться смешным и сантиментальным, но в этом нет ничего ни ужасного,20 21 ни дурного. Вообще замечаю в ваших письмах слишком большую поспешность и необдуманность, вследствие к[отор]ых рядом с прекрасно выраженными глубокими мыслями встречаются пустые и неверные.

Л. Т.

Впервые опубликовано без приписки в газете «Речь» 1908, № 88 от 12 апреля.

Сергей Васильевич Гаврилов — крестьянин с. Шиловки Симбирской губ. Кончил сельскую школу. Занимался сельским хозяйством. Печатался в симбирской газете «Народные вести». Во многом разделял мировоззрение Толстого. Был в Ясной Поляне в мае 1909 г. Автор книги «Бродяга (Из встреч с Л. Н. Толстым)», М. 1912. Его мысль о богатстве, присланная при письме от 11 февраля 1908 г. помещена Толстым в «На каждый день», 14 октября (см. т. 44). См. Г, 1, стр. 283.

Ответ на письмо С. В. Гаврилова от 8 января 1908 г. Гаврилов писал о близости своих взглядов на земную жизнь, бога с взглядами Толстого, о поэзии Бальмонта и о недостаточности христианского элемента в его стихах. В конце письма он писал: «Пишу тебе это письмо как раз в тот вечер, в который нашел ошибку», а именно: ношение креста на шее. Я задал себе вопрос такого рода: для чего носят христиане крест на шее? Люди, большая часть или говорят: «Так нужно; так попы учат», или говорят: «В память распятия Христа». Мне это показалось малоубедительным, и я стал искать лучшего ответа на этот вопрос... Будь добр, напиши мне ответ. Я буду ждать».

1 Это письмо С. В. Гаврилова в архиве не найдено.

2 Константин Дмитриевич Бальмонт (1867—1942), поэт-декадент. Был у Толстого в Гаспре в 1902 г. Толстой относился отрицательно к его творчеству.

2 О ком идет речь, редакции неизвестно. Возможно, что имеется в виду критик Михаил Александрович Протопопов (1848—1915).

15. С. А. Толстой от 15 января.

* 16. Т. Л. Сухотиной.

1908 г. Января 16. Я. П.

Чувствую, милая Таничка, как я виноват перед тобой за то, что ни словом не ответил на твое милое письмо еще давно.1 У нас полон дом народа самого мне близкого. За столом 12 человек, все, кроме Ю[лии] И[вановны],2 вегетарьянцы: Чертков,3 Беневский,4 милый Хрисанф,5 вчера б[ыли] Сергеенко,6 Плюснин,21 22 очень интересный молодой человек из Хабаровска.7 А мамà в Москве.8 Доктора признали, что причина ее лихорадки должно быть какое-нибудь внутреннее расстройство, мож[ет] быть последствие операции.9

Хотелось бы много серьезно поговорить с тобой, не о тебе и о себе, а о том, о чем не переставая думаю: о жизни и смерти, да нельзя в письме.10 Скажу только, что жизнь тем лучше становится, чем ближе к смерти и чем меньше ей дорожишь. С особенной силой испытываю это теперь и как бы желал, чтобы другие, особенно близкие и любимые, как ты, испытывали бы то же. То было желание славы людской, по крайней мере примешивалось, а теперь уж не знаю à tort или à raison,11 но так хочется передать другим то твердое, беспеременное счастье, к[отор]ое испытываешь и к[отор]ое так легко. Но Таничка маленькая?!12 Понимаю, что при ней, при этой плотской любви, как та, к[отор]ую испытываете вы, и ты и твой милый, добрый, умный муж, к этому милому существу, это невозможно пока. Думаю, что это не самомнение, но так хочется высказать получше то, чтó мне так ясно. Не думай, что я думаю, что, если я выскажу хотя бы самым лучшим образом, чтò знаю, что все сейчас поверят, знаю, что не только не поверят, но презрительно, снисходительно улыбнутся, но все-таки буду рад, если перед отъездом туда удастся высказать всё, чтò узнал.

Целую тебя, Мих[аила] Сер[геевича], Таничку, Наташу.13

Л. Т.

16 янв. 1908.

O Татьяне Львовне Сухотиной (1864—1950) см. т. 66, стр. 27.

1 Последнее письмо Т. Л. Сухотиной было от 8 января 1908 г.

2 Об Юлии Ивановне Игумновой см. т. 76.

3 Владимир Григорьевич Чертков, приехавший из Англии. Пробыл в России конец января и начало февраля. В Ясную Поляну приехал 15 января.

4 Иван Аркадьевич Беневский. См. письмо № 38.

5 О Хрисанфе Николаевиче Абрикосове (р. 1877) см. т. 72, стр. 504.

6 О Петре Алексеевиче Сергеенко см. т. 68, стр. 19.

7 О Василии Васильевиче Плюснине (р. 1877) см. т. 74, стр. 113.

8 С. А. Толстая пробыла в Москве с 12 по 21 января.

9 Нездоровье С. А. Толстой (ежедневно лихорадило) продолжалось всю первую половину января. Операция (перитонит) была сделана 2 сентября 1906 г.

10 См. записи Дневника в январе 1908 г., т. 56.22

23 11 [правильно] или [неправильно].

12 Татьяна Михайловна Сухотина (р. 1905), дочь T. Л. Сухотиной.

13 Наталья Михайловна Сухотина (1882—1926), дочь М. С. Сухотина от первого брака, впоследствии вторая жена H. Л. Оболенского.

* 17. М. А. Беневской-Моисеенко.

1908 г. Января 17. Я. П.

Милая Марья Аркадьевна,

Брат ваш И[ван] А[ркадьевич]1 прочел мне ваше письмо, и когда мы говорили с ним про вас, он позволил мне и даже посоветовал написать вам, чего мне очень хотелось и чего я не решился бы сделать без его позволения.

Слушая первую часть письма, я тщетно удерживался от слез и просто расплакался от умиления и радости сознания полного духовного единства с человеком, казалось бы, совершенно чуждым и иного склада мысли. Вы так прекрасно выразили те истинные основы жизни, к[отор]ыми мы все живем, и это выражено было так искренно и так неожиданно, что я, слушая эту часть письма, испытал самое радостное чувство. Тем более тяжело поразила меня вторая часть письма, совершенно несогласная, даже прямо противуположная первой части. Мне представлялось нечто подобное тому, что сделал бы человек, томившийся жаждой, когда он, придя к светлому, чистому источнику, вместо [того], чтобы утолить тут свою жажду, побрел куда-то в пески, где никак не может быть того, чего он ищет и что уже было доступно ему. Вы делаете то же самое, отыскивая разрешения вопроса жизни (как прожить вам, М[арье] А[ркадьевне], свою жизнь) в том, чтò называется наукой, тогда как разрешение дано вам и вы усвоили его себе с необыкновенной ясностью и искренностью.

Для того, чтобы вам вполне выяснить свою мысль, мне, может быть, придется много написать. Прошу извинить меня за это. Ваше, простите меня, заблуждение, происходит вот отчего:

С тех пор, как живут люди, они всегда, и теперь в огромном большинстве, никогда не жили и не живут без религии (религия это установленное человеком между собою и всем бесконечным по времени и пространству миром или духовным началом отношение, из к[оторого] вытекает руководство поступков).23 24 В нашем же христ[ианском] мире случилось нечто особенное, приведшее этот мир в то ужасное, безумное, скрытое внешними формами, хуже чем зверское состояние, в к[отором] живут теперь христ[ианские] народы. Случилось именно то, что христианство, открыв людям тот высший закон жизни, следуя которому, люди найдут высшее, доступное им и личное и общее благо, христианство это истинное, включая в себя как conditio sine qua non2 непротивление злу насилием, было так искусно, незаметно, с помощью всякого рода внушения изменено, что от него ничего не осталось кроме названия. На место христианства, указывавшего человечеству далекий вперед путь совершенствования и приближения к благу установилось уродливое, бессмысленное, идолопоклонническое, жреческое учение, стоявшее гораздо ниже общего среднего уровня людей христианского мира, и всё больше и больше отстававшего от этого уровня. Мало того, что установившееся учение стояло ниже общего уровня, оно понижалось еще тем, что истинное христ[ианское] учение, хотя смутно, неясно, но проникало в сознание людей и общий уровень поднимался и учение всё больше и больше отставало и сделалось, наконец, то, что переживается теперь; то, что христ[ианские] народы живут с каким-то не удовлетворяющим главным требованиям религии подобием ее, в сущности без всякой религии, т. е. в таком положении, в к[отором] никогда не жили и не могут жить люди. Положение это очень дурно, но оно в нашем христианском мире усилилось еще следующим несчастным усложнением.

Люди чувствовали, что без установленного отношения человека ко всему нельзя жить, и так религии не было, и потому не было такого отношения, то наиболее начитанные, умные и самоуверенные люди стали устанавливать это отношение человека к миру, но не так, как устанавливает его религия, признавая основанием всего существующего человека, его сознание своего я и из этого я уже выводя его отношение к миру, а обратно: признавая основой всего бесконечный по времени и пространству и потому вполне непонятный мир, и из этого непонятного мира выводя человеческое я и его отношение к миру. И вот эта-то ложная постановка вопроса и послужила основой всех тех бесконечных, много и противоречивых и неясных рассуждений, которые называются наукой и которые представляют из себя столь же вредное и столь же грубое24 25 суеверие, как и суеверия религиозные, с к[оторыми] оно имеет очень много общего: та же самоуверенность в своей непогрешимости, тот же особенный торжественный язык, та же иерархия, те же распадения на разные толки и то же, как взбиваемая пена, всё увеличивающиеся и увеличивающиеся определения, подразделения, не могущие иметь конца, и тот же главный признак всякой лжи и суеверия — отсутствие ясности, краткости, простоты.

Так вот, милая М[арья] А[ркадьевна], в чем, по моему мнению, ваше заблуждение. Оно в том, что вы, несмотря на свое искреннее, глубокое понимание истины жизни, как она выражена не в одном Евангелии, а во всех истинных религиозных учениях: и Конфуция, и Лао-тзе, и Будды, и Кришны, вы не можете освободиться от научного суеверия, от этого научного гипноза, так сильно захватившего вас.

Ведь всё дело в том, что, если я основой своей жизни признаю свое духовное я, то же самое, какое во всех людях и даже животных и которое я называю богом, когда представляю его само в себе, а не в отдельных существах, то я изучаю прежде всего это мое я и стараюсь исправить, улучшить его, освободить его от того, чтò мешает проявлению в любви его духовности, и тогда мир мне настолько интересен и важен, насколько он в других существах соприкасается со мною. Самый же мир сам в себе я и не пытаюсь познать, да и не нуждаюсь в этом. Но совсем другое, если я за основу всего признаю мир и себя только как произведение этого мира. Тогда прежде всего то, чтò я беру за основу, мне совершенно непонятно, и не п[отому], ч[то] я не умел понять, а п[отому], ч[то] оно, по свойству своему и моего ума, недоступно мне. Всё в мире, во-первых, бесконечно велико и бесконечно мало по пространству и бесконечно по времени. Выводя же себя, свое сознательное я, из этого непонятного мира, я — то, что я знаю лучше всего — становится вполне непонятным. Но как ни странно это, а из этой основы вытекают все бредни, называемые наукой. Там, при основе я, человек сам себя изучает и исправляет и улучшает, и для улучшения и исправления себя имеет полную власть, здесь человек изучает то, что по существу не может быть понятно ему, и исправляет и улучшает то, чего он не понимает и для исправления и улучщения чего он не имеет никакой возможности. А все те экономические писатели, к[отор]ых вы цитуете,25 26 все — от Маркса до кого хотите — заняты только этим самым невозможным и нелепым делом.

Я почти уверен, что вы не только не согласитесь со мной, но посмеетесь надо мной, но не почти, а совершенно уверен в том, что через сотни, может б[ыть] больше, может б[ыть] меньше, лет люди будут так же удивляться на серьезное значение, к[отор]ое приписывает[ся] теперь тому, что называется наукой, как мы теперь удивляемся на богословие, астрологию, алхимию средних веков, будут удивляться на то, как не видали нелепости и лжи всех политических, социальных, экономич[еских] наук и той важности, к[отор]ая приписывается теперь разным ни на что не нужным астрономии, химии, физике и др.

Главное же то, что мне хотелось сказать вам и что я считаю делом огромной важности для своей жизни, для жизни всякого человека и особенно для вашей, в вашем положении, это то, что духовные силы человека ограничены. Человек, отдающий все свои силы на изучение пустых, часто вредных, ложных измышлений людей в области научного суеверия, отнимает от себя ту энергию, к[отор]ую он может и к[отор]ую свойственно человеку употребить на внутреннюю одну только нужную и дающую истинное благо человеку, внутреннюю работу нравственного совершенствования, уничтожения препятствий для проявления любви. Первая работа бесплодна и тосклива, и, главное, отвлекает от того, что одно нужно, вторая, напротив, всё больше и больше утверждает, успокаивает и дает всё бòльшую радость в жизни, одинаково во дворцах и на каторге, и на пороге смерти и в самой смерти. Если напишете мне, буду очень рад.

Истинно полюбивший вас

Лев Толстой

17 янв. 1908.


Хочется прибавить еще два слова о том, как невозможно допустить то, чтобы знание закона жизни и нравственного руководства в ней могло бы быть почерпнуто в тех сложных умствованиях, к[отор]ые называются наукой. Если бы это было так, и узнать смысл своей жизни и руководство в ней человек мог бы только при условии, во-1-х, трудового досуга, и, во-2-х, усиленной работы ума и памяти, то это было бы баз сравнения более возмутительно, несправедливо, чем самое большое имущественное неравенство.26

27 К счастию, ничего подобного никогда не было и не могло быть, так как религиозное понимание жизни и руководство нравственное не только одинаково, но гораздо более доступно безграмотным, чем ученым людям, как говорит Montaigne:3 J’aime les paysans; ils ne sont pas assez savants pour rasionner de travers.4

Впрочем, мне и не к чему убеждать вас, так как вы так хорошо знаете и выражаете тот смысл жизни, к[отор]ый доступен всем, всяким людям. Простите.

Л. Т.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 72—83.

Мария Аркадьевна Моисеенко, рожд. Беневская, по второму мужу Степанок (р. 1882) — дочь приамурского генерал-губернатора, с 1904 г. член боевой организации партии социалистов-революционеров, жена члена той же организации Б. Н. Моисеенко (ум. 1918), с 1910 г. жена матроса, участника севастопольского восстания И. Н. Степанока. С 1906 г. за хранение и изготовление взрывчатых веществ отбывала каторжные работы в Забайкальской области. С Толстым лично знакома не была.

1 И. А. Беневский (см. о нем письмо № 38), приехав в Ясную Поляну, показал Толстому полученное им письмо сестры. Текст письма редакции неизвестен. Д. П. Маковицкий записал в ЯЗ 17 января 1908 г.: «Беневская писала брату в первой части своего длинного письма о своих религиозных исканиях, в которых она близка ко взглядам Льва Николаевича, а во второй части о том, чтò она читала у Роберта Оуэна, Маркса и чему она от них научилась. Первой частью Лев Николаевич был растроган до слез. Он сказал: «Написать ей — это мне очень трогательно и привлекательно».

2 [условие, без которого не может существовать]

3 Мишель Монтэнь (1533—1592), французский писатель, автор «Опытов» («Essais»). Эта мысль (см. прим. 4) принадлежит не Монтэню, а Монтескье (1689—1755). Та же ошибка сделана Толстым в «Круге чтения», 29 ноября. С правильным указанием автора изречение напечатано в книге: «Избранные мысли Лабрюйера, с прибавлением избранных афоризмов Ларошфуко, Вовенарга и Монтескье», изд. «Посредник», М. 1908.

4 [Я люблю мужиков; они недостаточно учены, чтобы рассуждать превратно.]

По поводу комментируемого письма есть запись в Г, 2 от 4 февраля (стр. 74).

* 18. Е. И. Попову.

1908 г. Января 17. Я. П.

Милый Евгений Иванович,

Прочел внимательно ваше письмо и совершенно согласен с вами, что я не поступил и не поступаю, как было бы желательно, т. е. по идеалу совершенства, но все-таки со всем желанием27 28 поступить соответственно кажущихся высших требований, не могу этого сделать, и не п[отому], ч[то] жалею вкусную пищу, мягкую постель, верховую лошадь, а по другим причинам — не могу сделать горе, несчастие, вызвать раздражение, зло в женщине, к[оторая] в своем сознании исполняет все выпавшие на ее долю, как жены, вследствие связи со мной, обязанности, и исполняет вполне, сообразно своему идеалу, хорошо. Не помню, ч[то] я говорил о дилемме (не люблю и этого слова), но если и говорил, что есть так[ое] положение, в к[отором] человек не может знать, как поступить в устройстве своей жизни, то говорю и не могу не говорить этого и теперь. В настоящем я всегда знаю, как мне надо поступить, и знаю, когда я поступил, как надо, и когда не так. — Вы говорите: не может человек быть поставлен (кем?) в такое положение, чтобы не знать, как поступить (под словом: поступить вы подразумеваете: как устроить свою жизнь), и это совершенно несправедливо. Всякий человек грешен и всеми прошедшими грехами так запутал себя, что всякий, особенно женатый, семейный, наверно не знает и не может знать, как надо устроить свою жизнь. Знать несомненно человек может только одно: как сейчас поступить. Сделать больно этому человеку или сделать ему доброе не только независимо от того, считаю ли я себя обиженным этим человеком, и тем больше, чем больше дурного я испытал от него. Это что делать сейчас, я наверное знаю, и если не делаю то, что знаю, что должно, то знаю, что грешу.

Вы мне сказали прямо, что думаете обо мне, и я истинно благодарен вам, хотя и не могу, как хотел бы, воспользоваться вашими указаниями, не могу п[отому], ч[то] я был грешен и есмь грешен и если хочу избавляться от грехов, то стараясь избавляться от них в настоящем, а мое положение никак не могу изменить без новых грехов в настоящем. И мне хочется сказать вам, что думаю о вас и кажущейся мне несправедливости некоторых ваших взглядов. Вы хотите для себя и для других чистой, парадной внешней жизни: чтобы и пища, и одежда, и работа, всё было бы в полном соответствии с внутренними требованиями. Никто не станет спорить, что это хорошо, но нельзя согласиться с тем, чтобы хорошо было эти внешние признаки поставить целью. Это еще можно бы было, если бы человек сознательный свалился с неба, не прожив — и непременно28 29 в грехах — те 20, 30, 40 лет, в к[оторых] он застает себя. Человек же живой, входя в сознание, застает себя в такой сети последствий прежних грехов, что желание поставить себя во что бы то ни стало в чистое (и преимущественно во мнении людском) внешнее положение большей частью ведет к новым грехам. Если бы я не стоял на краю гроба, я бы написал роман или драму с двумя лицами, одним, к[отор]ое разрубает гордиев узел своих грехов одним взмахом, и другого, к[отор]ое несет свое положение, не изменяя его, а изменяя только свое внутреннее душевное состояние, и как несчастлив первый и как счастлив второй. Я думаю, что вы склонны к ошибке первого рода.

Братски целую вас и благодарю за любовь и откровенность.

Лев Толстой.

Отрывок впервые опубликован в книге В. А. Жданова «Любовь в жизни Льва Толстого», 2, М. 1928, стр. 224. Дата установлена по ЯЗ, запись 17 января 1908 г.: «Лев Николаевич сегодня написал письмо Е. И. Попову».

Об Евгении Ивановиче Попове (1864—1938) см. т. 64, стр. 109.

Ответ на письмо Е. И. Попова из Швейцарии от 10—29 декабря н. ст. 1907 г. После долгих колебаний Попов решил написать Толстому о том, чтò его многие годы волновало, о том, что он несогласен с запомнившимся ему утверждением Толстого, что нельзя человеку указать, как он должен поступить, — в зависимости от обстоятельств каждый должен сам определить свое поведение. Попов, напротив, считал, что существует ясный закон жизни и все должны следовать ему. В связи с этим он писал: «Мне не хочется скрыть, что, пиша это, я думаю, что вы поступили неправильно, нехорошо, уступая жене и оставаясь в положении, в жизни, которой вы не можете не осуждать. Мне до смерти хочется знать, попрежнему ли вы думаете о дилеммах, т. е. что могут быть два справедливых решения, и надеетесь ли вы, как вы мне тогда, давно, говорили, умереть под забором, т. е. любите ли вы эту мысль?»

Толстой просил не оставлять копии с комментируемого письма в копировальной книге. Подлинник, переданный Е. И. Поповым В. Г. Черткову, долгое время хранился в архиве Черткова в запечатанном конверте.

19. Е. Е. Гончаренко.

1908 г. Января 18. Я. П.

Очень сожалею о том, что вызвал в вас недобрые ко мне чувства. Очень прошу вас простить мне то, что было тому причиной, так же как и то, что я едва ли успею исполнить ваше29 30 и мое желание — найти вам место, хотя и сделаю для этого, что сумею.

Лев Толстой.

18 янв. 1908.1

Впервые опубликовано в журнале «Жизнь для всех» 1913, 1, стр. 78.

Об Евтихии Егоровиче Гончаренко см. тт. 75 и 77.

Ответ на письмо Е. Е. Гончаренко из Харькова от 10 января 1908 г. (почт. шт.). Гончаренко писал: «Любезный Лев Николаевич, Вы раз семь писали мне в Омск, что готовы услужить всегда, чем можете, но, сколько я ни просил у вас хлеба, вы не дали мне. Теперь я обращаюсь к Вам, — дайте ради бога, хотя не у себя, то у своих знакомых [место]; может, кому нужен в имение конторщик или бухгалтер... Места нигде нет, голодую и в холоде. На железную дорогу ввиду моей подсудности прежней не берут».

1 В подлиннике: 1907.

* 20. И. А. Козлову.

1908 г. Января 18. Я. П.

Иван Андреевич, всей душой желал бы помочь вам, но боюсь, что не успею в этом, как я уже испытал это при частых таких же, как ваше, ко мне обращениях. Попытаюсь сделать, что могу. Прилагаю адрес того лица, к которому обращаюсь, прося о вас. Очень рад буду, если удастся. Всей душой сочувствую вам и позволяю себе советовать вам не унывать, а смотреть на свое положение как на испытание, к[отор]ое надо перенести наилучшим образом.

Александр Иванович Эртель.1 Москва, Воздвиженка, № 4.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 84. Основание датировки: в копировальной книге письмо отпечатано на одном листе с письмом к Е. Е. Гончаренко от 18 января 1908 г.

В письме от 15 января 1908 г. Иван Андреевич Козлов, административно высланный из Ставропольской губ., писал о своем отчаянии, вызванном безнадежным материальным положением (думал о самоубийстве) и умолял достать ему место.

1 Александр Иванович Эртель (1855—1908), писатель. См. т.63, стр. 285.

Текст письма Толстого к Эртелю о И. А. Козлове редакции неизвестен. В письме от 7 февраля Козлов благодарил Толстого за содействие и сообщал, что с помощью А. И. Эртеля «получил место писца в городской управе».

30 31

* 21. E. H. Воробьеву.

1908 г. Января 20. Я. П.

Милый Ефим Николаевич,

Получил ваше длинное письмо и был очень рад вспомнить о вас и о всех тех людях, о кот[орых] вы пишете.

Когда заглянешь в себя, не только в прошедшем, а в настоящем, то столько видишь в себе дряни, и не столь видимой, внешней, в форме жизни (хотя и этой довольно), а столько дряни внутренней: недоброты, тщеславия, главное, осуждения и всякой гадости, что видишь, в чем главное дело и на что надо полагать все свои силы. И по мере того, как полагаешь на это: на уничтожение того, что мешает проявлению любви, по мере этого, с увеличением любви, увеличивается спокойствие, радость и уничтожаются все прежде тревожившие вопросы. Это мне захотелось сказать вам, перечтя ваше письмо и почувствовав любовь к вам.

Ваш друг и брат Лев Толстой.

1908. 20 янв.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 85.

Об Ефиме Николаевиче Воробьеве (1852—1914) см. т. 64, стр. 316.

Ответ на письмо Е. Н. Воробьева от 13—14 декабря 1907 г., о сомнениях и неразрешенных вопросах, которые накопились у него. Многие годы прожив среди людей одинакового с ним мировоззрения в земледельческой общине на Кавказе, он разочаровался в общине, так как встретил там такую же отчужденность людей друг от друга, как и везде. Выражал сочувствие религиозно-нравственным взглядам Толстого.

* 22. В. А. Маклакову.

1908 г. Января 21. Я. П.

Вы меня обяжете, милый Василий Алексеевич, если поможете моему молодому приятелю Фельтену, попавшему в тюрьму и теперь угрожаемому судом за заведование продажей моих книг в П[етербур]ге. Он сам передаст вам эту записку и расскажет всё подробно. Рад случаю дружески пожать вам руку.

Любящий вас Лев Толстой.

21 янв. 1908.

О Василии Алексеевиче Маклакове (р. 1869) см. т. 71, стр. 453.

О судебном деле H. Е. Фельтена см. т. 77, письмо № 182.

31 32

23. C. P. Чителю (S. R. Chitale).

1908 г. Января 21/февраля 3. Я. П.


Jasnaja Poliana. Toula. Russia.


Dear Sir,

I received your letter and read it with great interest and pleasure. I appreciate very highly all my intercourse with Indian religious men such as from your letter I infer you to be. I have read with great interest and profit for my spiritual life all the Braminic religious books which I have come across and will be very thankfull for the book you propose to send me.

I was sorry to see that you think I do not agree with the fundamental principle of the Bhagavad-Gita1 that man should direct all his spiritual force only to his duty, or as I express it-to his life, to love and not think of the consequences, knowing that if he lives on this principle the results for himself and for the world will be the best possible. I firmly believe this and always try to remember it and to act accordingly myself, and say it to those who ask my opinion and express it in my writings. If my conception of life is truly religious I cannot think otherwise, for this principle is the foundation of religion. And religion, true religion is and always has been one and the same ewerywhere.

Thank you for the good feelings you express for me in your letter and allowing myself to reproach you for exagerating my importance, I remain your friend and brother2

Leo Tolstoy.


My friend V. Tchertkoff will send to you all my writings translated into English which can be of interest to you.

L. T.

3 Febr. 1908.


Ясная Поляна. Тула. Россия.


Милостивый государь,

Получил ваше письмо и прочел его с большим интересом и удовольствием. Я высоко ценю мое общение с индийскими религиозными людьми, каковым и вы являетесь, судя по вашему письму. С большим интересом и пользой для моей духовной жизни прочел я все встретившиеся мне браминские религиозные книги и буду очень благодарен зa книгу, которую вы предлагаете мне прислать.

Мне жалко было заметить, что вы думаете, будто я не соглашаюсь с основным положением Бхагават-Гиты1 о том, что человек должен направлять все свои духовные силы на исполнение долга, или, как я это32 33 выражаю, на свою жизнь, чтобы любить и не думать о последствиях этого, зная, что если живешь согласно такому принципу, то получатся наилучшие результаты для самого человека и для всего мира. Я твердо этому верю и всегда стараюсь помнить об этом и поступать соответственно этому, а также говорить это тем, кто спрашивает мое мнение, и высказывать это в своих сочинениях. Я не могу думать иначе, если мое миросозерцание истинно религиозно, ибо этот принцип является основанием религии. А религия, истинная религия, всегда была и есть везде одна и та же.

Благодарю вас за добрые чувства ко мне, выраженные в вашем письме, и, позволяя себе упрекнуть вас за преувеличение моего значения, остаюсь ваш друг и брат2

Лев Толстой.


Мой друг В. Чертков перешлет вам в английских переводах все мои сочинения, которые могут быть вам интересны.

Л. Т.

3 февр. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 87—88. Подлинник написан рукой В. Г. Черткова, подпись, дата и приписка собственноручные. Опубликовано в переводе на немецкий язык с ошибочным указанием фамилии адресата: S. R. Chitali в книге П. И. Бирюкова: «Tolstoi und der Orient», Rotapfel Verlag, Zürich und Leipzig, 1925, стр. 49. Дата Толстого — нового стиля. Основание датировки: в копировальной книге письмо отпечатано перед письмом к Маклакову от 21 января.

Ответ на письмо С. Р. Чителя из Бомбея (Индия). Письмо в архиве не обнаружено. Во входящем журнале, в котором в Ясной Поляне регистрировались письма, содержание письма Чителя записано так: «Пишет, что Лев Николаевич — воплощение Кришны».

1 Bhagavad-Gita [в подлиннике письма Толстого: Bagvatgitta], Бхагавад-Гита [«петые божеством откровения»] — название религиозно-философской поэмы, входящей в шестую книгу индийского эпоса «Махабхараты».

2 Далее собственноручно.

24. И. М. Куртышу.

1908 г. Января 22. Я. П.

Получил последнее письмо ваше, милый брат Иван Маркович, и очень сожалею о том, что ваши прежние письма не дошли. Часто думаю о вас и радуюсь и страдаю за вас. Помогай вам бог, тот, который живет в вас, переносить с кротостью и одинаковой ко всем любовью ваше положен.

Братски мысленно целую вас. Лев Толстой.33

34 Печатается по копировальной книге № 8, л. 90. Приписка к письму H. Н. Гусева. Впервые опубликовано в «Толстовском ежегоднике 1913 года», Спб. 1914, стр. 144. Датируется по письму Гусева.

Об Иване Марковиче Куртыше (ум. 1911) см. т. 77, стр. 221.

Ответ на письмо Куртыша от 14 января 1908 г. Куртыш выражал сожаление, что несколько его писем, отправленных нелегальным путем, видимо не были получены Толстым. Для книг, которые он очень ждал, он не мог указать частного адресата и просил выслать их в адрес тюремной конторы. На конверте его письма помета Толстого: Н. Н. Ответить. Получены ли письма? Послать кн[иг]. Ответ Н. Н. Гусева отпечатан в копировальной книге на том же листе.

* 25. Зимако (Zimaco).

1908 г. Января 26/февраля 8. Я. П.

Cher ami et frère,

Je viens de recevoir votre lettre au sujet de la mienne à Sienkéwitch. Non seulement l’approbation, mais la compréhension des principes chrétiens est tellement rare par le temps qui court que la reception de votre lettre a été une grande et rare joie pour moi.

Vous me demandez si je partage vos idées exprimées dans votre lettre et la brochure adressée à Nicolas II1. Je tacherai de répondre le plus franchement et sérieusement à cette question.

Vos idées sur la propriété, surtout sur l'odieuse propriété de la terre, sur l'horreur du patriotisme — et2 des guerres et de la paix armée qu’il engendre, me sont très chères, et j’ai fait pendant un quart de sicèle tout ce que j’ai pu pour les populariser autant que possible.

Pour lutter contre la terrible superstition de la propriété foncière, j’ai écrit au chef du gouvernement en lui proposant le beau rôle de se mettre à la tête de cette restitution à la grande majorité du peuple de ses droits les plus sacrés.3 Je reitère encore à présent les même démarches.4 Excepté ces démarches auprès du gouvernement, je suis heureux de dire que je possède beaucoup d’amis, dont le nombre augmente de jour en jour, qui envisagent la terre comme quelque chose qui ne peut pas être un objet de propriété. Il y en a entre eux plusieurs qui, étant propriétaires fonciers, ce sont dédits de ce qu’ou envisageait соmmе leur droit.34

35 Pour ce qui est du militarisme, je suis heureux de dire, que tous les jours je reçois des lettres de mes amis inconnus, des vrais chrétiens, qui souffrent les emprisonnements et la misère de leurs familles pour leur refus du service militaire. Aujourd’hui encore le meme courrier qui m’apporta vorte lettre m’en remit deux: l’une d’un jeune soldat qui est en prison depuis deux ans, qui m’écrit qu’il se sent heureux et content;5 et l’autre de Bulgarie, de la part des amis de quatre jeunes gens, qui souffrent la même chose de la part de leur gouvernement.6

De sorte, que pour ce qui regarde vos principes fondamentaux et les résultats auxquels vous tendez, je coincide complètement avec vous. Je crois pouvoir dire même que quelques minimes que soient les résultats obtenus par les personnes qui tachent de suivre les principes chrétiens dans toute leur parlée ampleur, ces résultats sont plus grands que ceux auquels jusqu’aprésent sont arrivés les communistes anarchistes.

Cela m’amene au fond de la question et à la seule différence d’opinion qui existe entre nous.

Vous dites que le problème social est avant tout un problème économique. Je ne le pense pas. Le problème social, comme vous le dites, ou l’avenement du royaume de Dieu, comme vous l’entendez et comme je l’entends, est beaucoup plus vaste. Le problеme économique n’est qu’une toute petite partie de l’arc du cercle. Il y a les rapports des sexes, l’éducation des enfants, la manière d’agir envers les assaillants, les fous, les animaux et une quantité d’actions personnelles et de rapports entre les hommes qui n’entrent pas dans le problème économique et qui sont les plus importants pour l’humanité. Tous ces problèmes ne se solvent pas par la solution du problème économique. La solution de ces problèmes et de tous ceux qui peuvent se poser devant l’homme, n’est pas dans les lois économique mais dans le domaine spirituel. Leur solution est celle que donne l’apôtre Jean dans ses épîtres. La solution est dans la révélation de l’amour. Je dis «révélation» parce que je crois que l’amour n’est pas une prescription, mais une loi intérieure de la vie de l’homme; que l’amour est le seul moyen pour l’homme d’atteindre au bonheur, auquel il tend naturellement. Cette loi a été révélé non seulement par la chrétienté, mais par tous les sages du monde: Egyptiens, Chinois, Indiens, Grecs etc. Mais elle n’a pas été acceptée et comprise que par une toute petite minorité. L’histoire de l’humanité35 36 n’est pas autre chose que la réalisation progressive de cette loi, l’acceptation de cette loi, le remplacement de l’egoïsme par l’amour, non pas pour récompenser d’autre tombe, mais pour le vrai bonheur de cette vie.

Voilà, mon cher ami et frère, mon credo avec lequel j’ai vécu la plus heureuse dernière partie de ma vie, et avec lequel j’attend à chaque moment la mort sans la désirer et sans pouvoir la craindre.

J’espère que malgré mon mauvais français, vous comprendrez ce que j’ai voulu vous dire; et que malgré la petite divergence de nos idées, ma lettre ne vous sera pas désagréable.

Votre ami et frère

Léon Tolstoy.

8 Févr. 1908.


Дорогой друг и брат,

Я только что получил ваше письмо по поводу моего письма Сенкевичу. Не только одобрение, но даже понимание христианских принципов настолько редко в настоящее время, что получение вашего письма было для меня большой и редкой радостью.

Вы меня спрашиваете, разделяю ли я мысли, изложенные в вашем письме и в брошюре, адресованной Николаю II.1 Постараюсь ответить на этот вопрос с наибольшей искренностью и серьезностью. Ваши мысли о собственности, особенно об отвратительной земельной собственности, об ужасах патриотизма, — и2 порождаемых им войны и вооруженного мира, — мне чрезвычайно дороги, и в течение четверти века я делал всё, что мог, чтобы по возможности их распространять.

Для того, чтобы бороться против страшного предрассудка земельной собственности, я писал главе правительства, предлагая ему прекрасную роль — стать во главе этого восстановления священнейших прав огромного большинства народа.3 Я еще и теперь продолжаю выступать с этими предложениями.4 Не считая этих ходатайств перед правительством, я рад сказать, что у меня много друзей, и число их увеличивается с каждым днем, которые рассматривают землю, как нечто такое, что не может быть предметом собственности. Среди них есть несколько таких, которые, будучи собственниками недвижимости, отреклись от того, что рассматривалось как их право.

Что же касается милитаризма, то я счастлив сказать, что всякий день получаю письма от моих неизвестных друзей, истинных христиан, которые терпят тюремное заключение и нищету своих семей за отказ от военной службы. Сегодня еще с той же почтой, которая принесла ваше письмо, я получил два таких же: одно от молодого солдата, который находится в тюрьме уже два года и пишет, что чувствует себя счастливым и довольным;5 другое из Болгарии от друзей, четырех молодых людей, которые терпят то же самое от своего правительства.636

37 Таким образом, я вполне согласен с вами в отношении ваших основных принципов и тех выводов, к которым вы склоняетесь. Мне кажется, что я могу даже сказать, что, как бы малы ни были результаты, достигнутые людьми, старающимися следовать христианским принципам во всей их полноте, всё же эти результаты значительнее тех, которых достигли анархисты-коммунисты.

Это приводит меня к самому корню вопроса и к единственному различию во мнении, которое существует между нами.

Вы говорите, что социальный вопрос есть прежде всего вопрос экономический. Я этого не думаю. Социальный вопрос, как вы говорите, или же наступление царства божия, как вы его подразумеваете и как я понимаю его, гораздо шире этого. Экономическая проблема — лишь маленькая часть дуги окружности. Существует еще взаимоотношение полов, воспитание детей, отношение к нападающим, к сумасшедшим, к животным и целый ряд личных поступков, которые не входят в экономическую проблему и которые являются самыми важными для человечества. Все эти вопросы не решаются путем разрешения экономической проблемы. Разрешение этих и всех могущих встать перед человеком проблем не может быть достигнуто с помощью экономических законов, а принадлежит к духовной области. Их решение — то, которое дает апостол Иоанн в своих посланиях. Решение заключается в откровении любви. Я говорю «откровение», потому что считаю, что любовь не есть предписание, но внутренний закон человеческой жизни, и что любовь есть единственный способ для человека достигнуть счастья, к которому он естественно стремится. Этот закон был открыт не только христианством, но всеми мудрецами мира: египтянами, китайцами, индусами, греками и т. д. Но он был понят и воспринят лишь ничтожным меньшинством. История человечества есть не что иное, как постепенное осуществление этого закона, принятие этого закона, замена эгоизма любовью, не во имя загробной награды, но во имя истинного счастья в этой жизни.

Вот, дорогой друг и брат, мой символ веры, с которым я прожил наиболее счастливую, последнюю часть моей жизни и с которым я ежеминутно жду смерти, не стремясь к ней и не страшась ее.

Надеюсь, что, несмотря на мой дурной французский язык, вы поймете, что я хотел вам сказать и что, несмотря на маленькое расхождение в наших мыслях, это письмо не будет вам неприятно.

Ваш друг и брат

Лев Толстой.

8 февр. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 96—99. Подлинник написан рукой С. А. Толстой, подпись и дата собственноручные. Дата Толстого нового стиля. Основания датировки: в копировальной книге письмо отпечатано среди писем от конца января: дата подтверждается записью Дневника от 31 января 1908 г. (см. т. 56, стр. 95). В ГМТ хранится черновик-автограф, текст которого совпадает с подлинником.

Ответ на письмо Зимако, французского журналиста, поляка по происхождению, от 1 февраля н. ст. 1908 г.37

38 Поводом для его письма послужило письмо Толстого к Генрику Сенкевичу от 27 декабря 1907 г. (см. т. 77, письмо № 332). Зимако писал по вопросу о том, возможна ли борьба с правительством и победа в такой борьбе. Он считал, что необходимо для этого в первую очередь разрешить проблему экономическую, уничтожить социальную обособленность, чтобы все люди стали «христианами, то есть коммунистами».

1 «A l’Empereur de Russie. Fragment de Drapeau incompris (le Drapeau de Jésus Christ)», par Zimaco, 1906, 8 стр. В этой брошюре Зимако писал, что русский император должен «покаяться» в евангельском смысле этого слова. Вместо того чтобы избивать своих подданных, которые в свою очередь убивают его чиновников, он должен стараться сделать русских крестьян истинными христианами, и тогда при помощи всех средств науки и техники, накопленных богатств, осуществится христианский коммунизм. В благодарность дети его будут царствовать на престоле вовеки. Вне такого «покаяния» нет спасения.

2 Этого слова в подлиннике нет. Восстановлено нами по черновику-автографу.

3 Имеется в виду письмо к П. А. Столыпину 1907 г. (см. т. 77, письмо № 192).

4 См. письмо № 29.

5 А. И. Иконников.

6 См. письмо № 27.

26. И. М. Трегубову.

1908 г. Января 27. Я. П.

Получил ваше письмо, милый Ив[ан] Мих[айлович], и проект Общины и спешу вам ответить. Вообще скажу, что радуюсь вашей хорошей деятельности и рад содействовать вам, чем могу. Проект Общины я прочел внимательно с пером в руках и начал было делать изменения, но потом увидал, что наложение основ христианского понимания, соединяющего людей, есть дело такой для меня огромной важности, что я должен или сам изложить его, что я и делаю, или в чужом изложении делать только незначительные замечания. Это самое я и сделал и с такими замечаниями возвращаю вам проект.1 Я изменил несколько слов и отметил некот[орые] § вопросительным знаком не п[отому], чтобы я был несогласен с ними, а п[отому], ч[то] считаю их излишними для той дели, для к[отор]ой пишется и подается проект. В общем же основы проекта мне кажутся верными, и я желаю успеха вашему делу. В то время, как я получил38 39 ваш проект, у меня были Булыгин2 и Абрикосов, и оба выразили свое большое сочувствие вашему делу. П. И. Бирюков (вы, верно, увидитесь в П[етербур]ге) тоже и еще больше других считает такое дело очень желательным. Очень сочувствую вашей деятельности, посвященной духоборам.3 Я на днях получил из Канады письмо от некоего Сахатова,4 к[отор]ый встретил на пути общину свободников в 80 человек, к[отор]ые идут на юг с тем, чтобы там питаться фруктами и не мучить животных. Вообще среди духоборов идет, как всегда среди людей, живущих духовной жизнью, неперестающее движение.

Помогай вам бог во всех ваших хороших делах.

Любящий вас Лев Толстой.

Впервые опубликовано с датой: «1 января 1908» в собрании сочинений Л. Н. Толстого, т. 20, изд. Саблина, М. 1911, стр. 172—173. Основание датировки: помета на конверте письма И. М. Трегубова.

Об Иване Михайловиче Трегубове (1858—1931) см. т. 66, стр. 124.

При письме от 24 января 1908 г. Трегубов прислал проект заявления в Петербургское губернское правление о регистрации, согласно высочайшим указам 17 апреля 1905 г. и 17 октября 1906 г., Общины свободных христиан. Трегубов задался целью путем такого оформления объединить сектантов, находившихся вне существовавших религиозных группировок. Заявление должно было быть подписано пятьюдесятью учредителями. Такого количества лиц не нашлось, и община не была зарегистрирована.

1 Проект заявления с поправками Толстого хранится в ГМТ при подлиннике комментируемого письма.

2 О Михаиле Васильевиче Булыгине (1863—1943) см. т. 79, стр. 53.

3 При том же письме И. М. Трегубов прислал программу своей лекции о духоборах.

4 См. письмо № 28.

* 27. В. Георгиеву и Д. Юрукову.

1908 г. Января 28/февраля 10. Я. П.

Любезные братья,

Благодарю за известие о твердом христианском поступке Миньо Попова. Помогай ему бог, тот, который живет в нем. Такие известия возбуждают во мне одновременно и радость и горе. Радость о том, что такие отказы — это верные признаки приближения царства божия, горе о тех страданиях, которые39 40 в слабые минуты (а такие есть у всякого человека, а особенно у молодого) испытывают такие люди. Дело всё в том, насколько перенес такой человек сознание своей жизни из области вещественной в область духовную. Для телесного человека заключение, унижения и всё тому подобное есть страдание, для духовного человека всё это есть только случай всё сильнейшего сознания своей духовности, случай возможного проявления своей любви к заблудшим мучителям врагам. От этого-то и говорю и повторяю: помогай ему бог, и он поможет ему, если он будет вызывать его в себе любовью ко всему. Передайте это ему вместе с любовью всех его русских братьев, знающих про него.

Брат ваш Лев Толстой.

28 янв. 10 фев. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 94—95.

В письме от 20 января 1908 г. Велко Георгиев и Д. Юруков (г. Пловдив, Болгария) сообщили об отказе от военной службы единомышленника Толстого, болгарина М. Попова (р. 1885) и о суде над ним, состоявшемся 15 января н. ст. 1908 г. В письме была приведена речь Попова, произнесенная на суде. Свою речь Попов не закончил, так как был остановлен за «оскорбление суда».

* 28. Б. Сахатову.

1908 г. Января 28. Я. П.

Любезный брат Б. Сахатов,

Получил ваше интересное письмо о путешествующих духоборах и о вашей интересной деятельности. Благодарю вас за эти известия, очень рад буду узнать больше как о том впечатлении, которое производят ваши отношения и речи с жителями, так и о настроении самих путешествующих. Чем подробнее вы опишете всё это, тем это будет приятнее и полезнее не только для меня, но для многих и многих близких нам людей. Помогай вам бог.

Любящий вас брат

Лев Толстой.

28 я. 3 февр. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 100.

Очевидно, Толстой предполагал датировать письмо старым и новым стилем, как он сделал это в тот же день с письмом к Георгиеву (см. № 27), но в дате нового стиля ошибся.40

41 Ответ на письмо Б. Сахатова от 24 декабря н. ст. 1907 г. Сахатов, полгода живший среди духоборов «свободников», описывал их жизнь. Движение «свободников», начавшееся в 1902 г., являлось формой протеста против канадского правительства, отвергнувшего отказ духоборов от частной формы владения землей. «Свободники» прогнали скот на свободу, в лес, перестали носить кожаную обувь, а впоследствии отказались и от шерстяной одежды. Землю обрабатывали без лошадей, на себе. Когда движение достигло крайней степени экзальтации (оно захватило тысячу семьсот человек), «свободники» покинули дома и стали ходить по селам и городам, проповедуя свою веру. Одно время они пытались ходить без всякой одежды («голый поход»). В начале 1903 г., после приезда в Канаду П. В. Веригина, это движение стало затихать. Под влиянием Веригина духоборы выполнили формальные требования правительства, и восстановилась нормальная трудовая жизнь. Только небольшая группа духоборов не подчинилась общему настроению, продолжала вести страннический образ жизни и мечтала переехать в теплую страну, где могли бы питаться «одною фруктою». «Свободники» считали, что Веригин изменил духоборческим идеалам, и боролись против его влияния. Веригин в свою очередь боролся со «свободниками».

По поводу письма Сахатова Толстой сказал о духоборах «свободниках» 19 января 1908 г.: «Очень интересные люди. Тут есть некоторое педантство, внешнее: не пользоваться трудом животных» (ЯЗ).

Писал ли вторично Сахатов Толстому, редакции неизвестно.

29. П. А. Столыпину.

1908 г. Января 28. Я. П.

Петр Аркадьевич,

В первый раз хотя я и писал о деле важном, нужном, общем, но я писал и для себя: я знал, что есть один шанс из тысячи, чтобы дело сделалось, но мне хотелось сделать, что можно для этого. Теперь же я пишу о том же, но уже совсем не для себя и даже не для общего дела, а только для вас, для того, что желаю вам добра, истинного добра, потому что люблю вас.

За что, зачем вы губите себя, продолжая начатую вами ошибочную деятельность, не могущую привести ни к чему, кроме к[ак] к ухудшению положения общего и вашего? Смелому, честному, благородному человеку, каким я вас считаю, свойственно не упорствовать в сделанной ошибке, а сознать ее и направить все силы на исправление ее последствий. Вы сделали две ошибки: первая, — начали насилием бороться с насилием и продолжаете это делать, всё ухудшая и ухудшая положение;41 42 вторая, — думали в России успокоить взволновавшееся население, и ждущее и желающее только одного: уничтожения права земельной собственности (столь же возмутительного в наше время, как полстолетия тому назад было право крепостное), успокоить население тем, чтобы, уничтожив общину, образовать мелкую земельную собственность. Ошибка была огромная. Вместо того, чтобы, воспользовавшись еще жившим в народе сознанием незаконности права личной земельной собственности, сознанием, сходящимся с учением об отношении человека к земле самых передовых людей мира, вместо того, чтобы выставить этот принцип перед народом, вы думали успокоить его тем, чтобы завлечь его в самое низменное, старое, отжившее понимание отношения человека к земле, которое существует в Европе, к великому сожалению всех мыслящих людей в этой Европе.

Милый Петр Аркадьич, можете, дочтя до этого места, бросить письмо в корзину и сказать: как надоел мне этот старик с своими непрошенными советами, и, если вы поступите так, это нисколько не огорчит, не обидит меня, но мне будет жаль вас. Жизнь не шутка. Живем здесь один раз. Из-за partie pris1 нельзя неразумно губить свою жизнь. Вам в вашей ужасной суете это, может быть, не видно. Но мне со стороны ясно видно, что вы делаете и что вы себе готовите и в истории — но история бог с ней — и в своей душе.

Я пишу вам п[отому], ч[то] нет дня, чтобы я не думал о вас и не удивлялся до полного недоумения тому, что вы делаете, делая нечто подобное тому, что бы делал жаждущий человек, к[отор]ый, видя источник воды, к к[отор]ому идут такие ж жаждущие, шел бы прочь от него, уверяя всех, что это так надо.

Обе ваши ошибки: борьба насилием с насилием и не разрешение, а утверждение земельного насилия, исправляются одной и той же простой, ясной и самой, как это ни покажется вам странным, удобоприменимой мерой: признанием земли равной собственностью всего народа и установлением соответствующего сравнительным выгодам земель налога, заменяющего подати или часть их. Одна только эта мера может успокоить народ и сделать бессильными все усилия революционеров, опирающихся теперь на народ, и сделать ненужными те ужасные меры насилия, к[отор]ые теперь употребляются против насильников. Не могу, не могу понять, как в вашем положении42 43 можно хоть одну минуту колебаться в выборе: продолжать ту и мучительную, и неплодотворную, и ужасную теперешнюю вашу деятельность, или сразу привлечь на свою сторону три четверти всего русского народа, всех передовых людей России и Европы и сразу стать, вместо препятствия к движению вперед, напротив, передовым деятелем, начинающим или хоть пытающимся осуществить то, к чему идет и готово всё человечество, и даже Китай, и Япония, и Индия.

Знаю я, что вы не отократический2 владыка и что вы связаны отношениями и с государем, и с двором, и с Думой, но это не может мешать вам попытаться сделать всё, что вы можете. Ведь приведение в исполнение земельного освобождения совсем не гак страшно, как это обыкновенно представляют враги его. Я очень живо могу представить себе, как можно убедить государя в том, что постепенное наложение налога на землю не произведет никакого особенного расстройства, а, между прочим, будет более могущественным ограждением от усилий революционеров, чем миллионы полиции и страж. Еще живее могу себе представить, как этот проект может захватить Думу и привлечь большинство на свою сторону. Вам же в этом деле предстоял бы le beau rôle.3 Вы, пострадавший так жестоко от покушений4 и почитаемый самым сильным и энергичным врагом революции, вы вдруг стали бы не на сторону революции, а на сторону вечной, нарушенной правды5 и этим самым вынули бы почву революции.

Очень может быть, что, как бы мягко и осторожно вы ни поступали, предлагая такую новую меру правительству, оно не согласилось бы с вами и удалило бы вас от власти. Насколько я вас понимаю, вы не побоялись бы этого, п[отому] ч[то] и теперь делаете то, что делаете, не для того, чтобы быть у власти, а п[отому], ч[то] считаете это справедливым, должным. Пускай 20 раз удалили бы вас, всячески оклеветали бы вас, всё бы было лучше вашего теперешнего положения.

Повторяю то, что я сказал сначала: всё, что пишу, пишу для вас, желая вам добра, любя вас. Если вы дочли до этого места, то сделайте вот что, пожалуйста, сделайте. Вспомните, кто у вас есть самый близкий вам, любящий вас, вашу душу человек, — жена ли, дочь, друг ваш — и, не читая ему всего длинного этого скучного письма, расскажите ему в кратких словах, что я пишу и предлагаю вам, и спросите его, этого близкого43 44 человека, его мнения и сделайте то, что он скажет вам. Если он любит вашу душу, совет его может быть только один.

Очень прошу вас еще об одном: если письмо это вызовет в вас недоброе чувство ко мне, пожалуйста подавите его. Было бы очень больно думать, что самое мое доброе чувство к вам вызвало в вас обратное.

Любящий вас Лев Толстой.

28 янв. 1908.


P. S. Николаев6 ждет вашего призыва.

Хочется сказать еще то, что то, что я предлагаю, не только лучшее, по моему мнению, что можно сделать теперь для русского народа, не только лучшее, что вы можете сделать для себя, но это единственный хороший выход для вас из того положения, в к[отор]ое вы поставлены судьбою.7

Л. Т.


Прежде чем отсылать это письмо, я внимательно перечел ваше. Вы пишете, что обладание собственностью есть прирожденное и неистребимое свойство человеческой природы. Я совершенно согласен с этим, но установление Единого Налога и признание земли общей собственностью всех людей не только не противоречит этому свойству людей владеть собственностью, но одно вполне удовлетворяет ему, удовлетворяет п[отому], ч[то] не «священное», как любят говорить (священно только божественное), а истинное законное право собственности есть только одно: право собственности на произведения своего труда. А именно это-то право и нарушается присвоением людьми незаконного права на собственность земли. Это незаконное право больше всего отнимает у людей их законное право на произведения своего труда. Владение же землей при уплате за нее налагаемого на нее налога не делает владение это менее прочным и твердым, чем владение по купчим. Скорее наоборот.

Еще раз прошу вас простить меня за то, что я мог сказать вам неприятного, и не трудиться отвечать мне, если вы не согласны со мной. Но, пожалуйста, не имейте против меня недоброго чувства.

Л. Т.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 101—110. Впервые опубликовано (без последних двух абзацев) в юбилейном сборнике «Лев Николаевич44 45 Толстой», Гиз, М.—Л. 1928 [1929], стр. 93—95. В ГМТ хранится одна страница черновика-автографа.

Впервые Толстой написал П. А. Столыпину в 1907 г. (см. т. 77, письмо № 192). Столыпин ответил с большим опозданием, 20—23 октября (см. т. 77).

1 [раз принятого решения]

2 Отократия (автократия; греч.) — самодержавие. Глава государства пользуется неограниченной властью, соединяя в себе власть законодательную и исполнительную.

3 [прекрасная роль.]

4 На Столыпина было произведено покушение 12 августа 1906 г. Были брошены бомбы на его даче на Аптекарском острове в Петербурге. Убито более двадцати человек, ранено более тридцати, среди последних сын и дочь Столыпина. Сам он остался невредим. В 1911 г. Столыпин был убит в Киеве.

5 Зачеркнуто: к[отор]ую вы бы пытались восстановить.

6 В первом письме Толстой советовал Столыпину принять С. Д. Николаева, чтобы «более живым способом познакомиться с этим делом». В ответном письме Столыпин выразил готовность видеть Николаева. Свидание не состоялось.

7 В черновике: Страшно подумать о вашем положении, если вы тем или иным путем выйдете из своего положения, и дела будут, как теперь, итти всё хуже и хуже.

Комментируемое письмо осталось без ответа. Толстой сказал 6 августа 1908 г.: «Я рад, что писал царю (см. т. 73, письмо № 204), а потом Столыпину. По крайней мере, я всё сделал, чтобы узнать, что к ним обращаться бесполезно (А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», I, М. 1922, стр. 231). Толстой резко отзывался о Столыпине в «Не могу молчать» (первая редакция, см. т. 37). В ЯЗ записано 8 ноября 1908 г.: «Вспоминая свое письмо к Столыпину о введении единого налога, Лев Николаевич сказал, что это было ребячеством с его стороны думать, что правительство сделает это; введение единого налога осуществится и помимо правительства».

* 30. И. Ф. Белову.

1908 г. Февраля 1. Я. П.

Иван Федорович!

Я прочел ваше сочинение и, судя по тому, что я прочел, советую вам совсем не заниматься этим делом; вы к нему совершенно не способны.

Не огорчайтесь этим, есть другие дела, гораздо более полезные и серьезные.

Ясная Поляна

1 фев. 1908 г.45

46 Печатается по копировальной книге № 8, л. 111, куда вклеена рукописная копия (подпись в копии не воспроизведена). Продиктовано в фонограф.

Ответ на письмо Ивана Федоровича Белова (Оренбург) от 18 января 1908 г. (почт. шт.), приславшего на отзыв рукописи своих сочинений: «Золотой бог» и «Работа невидимого».

В ответ на комментируемое письмо Толстого Белов послал другие свои статьи: «Загадочная улыбка сфинкса» и «Первый луч сознания». Он писал 13 февраля 1908 г. (почт. шт.): «Ваш приговор на смерть моего писательства я спокойно прочел, но то чувство, что переживает каждый человек, навечно осужденный в каторгу, полностью вошло и в мое сердце». Просил «принять на суд» новые его произведения. На конверте помета Толстого: Ответить, что сожа[лею], но повтор[яю] то [же].

Ответил H. Н. Гусев 14 марта.

* 31. А. Илиевской.

1908 г. Февраля 1. Я. П.

Вы пишете: «Я хочу найти такую идею (или, иначе, такой смысл жизни), чтобы для нее одной только и жить, чтобы каждая секунда имела смысл, чтобы вся жизнь была дело, чтобы вся жизнь была сознательным служением чему-то».1 Смысл этот найден давно и выражен всеми мудрецами мира и для нас Христом. Смысл этот в том, чтобы постоянно увеличивать в самом себе сознание божества, выражающегося в нас любовью.

Вот всё, что я могу сказать вам.

Ясная Поляна

1 февр. 1908 г.

Печатается по копировальной книге № 8, д. 111, куда вклеена рукописная копия (подпись в копии не воспроизведена). Продиктовано в фонограф.

Ответ на письмо учительницы Анны Илиевской (Екатеринославская губ.) от 20 января 1908 г. (автор ошибочно датировал 20 декабря 1908 г.). Илиевская спрашивала, как бороться «с этими тиранами-извергами, которые мучают, замучили, убили столько людей?!» Противопоставить им революционную борьбу она внутренно не находила возможным и стремилась найти такую идею, служение которой дало бы ей удовлетворение. На конверте написано Толстым: Прочтите Евангелие, Марк[а] Авр[елия], Будд[у], Конфуци[я] и Канта.

1 Эта фраза в письме А. Илиевской подчеркнута карандашом, вероятно рукой Толстого.

46 47

* 32. Г. Литвицкому.

1908 г. Февраля 1. Я. П.

1 февраля 1908 г. Ясная Поляна.

Получил, милый мальчик, ваше письмо. То, что вы предполагаете обо мне, отчасти справедливо, если исключить то излишнее значение, которое вы приписываете1 мне. Еще хочу вам сказать, что самое лучшее для вас, это делать то, что я говорил в прилагаемой при письме брошюре. Кроме того, посылаю вам «Мысли мудрых людей» на каждый день. Советую читать их. Из них вы увидите более или менее почти всё мое религиозное миросозерцание.

В письме вашем я заметил стремление к красноречию, к литераторству, берегитесь этого, это очень вредное искушение.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 111, куда вклеена рукописная копия (подпись в копии не воспроизведена). Продиктовано в фонограф.

Ответ на письмо четырнадцатилетнего Гриши Литвицкого (Петербург) от 26 января 1908 г. Мальчик описал свой сон. Во сне он видел Толстого (цит. с сокращениями). «Он сидел в своем кабинете за столом, заваленным книгами. Рука судорожно сжимала перо. Скрипнула дверь. Лев Николаевич сидел неподвижно. Дума глубокой складкой легла на его чело... Но, может быть, вы не плачете, как я видел во сне, но вы скорбите о родине, о невежестве простого народа... вы говорите смело, открыто; я вас не знаю, но люблю... Вы только напишите одно: такой ли вы есть на самом деле, как я представляю. Ведь про вас много толков в народе и больше худых, но я почему-то чувствую (не сумею объяснить), что вы только обличитель неправды, укрепите эту веру. Дайте верное понятие о себе... не боитесь, меня никто не учил писать вам. Я сам писал, сам и виноват буду» (написано малограмотно).

1 В копии, очевидно, ошибочно: предписываете

* 33. Н. К. Харитонову.

1908 г. Февраля 1. Я. П.

1 февраля 1908 г. Ясная Поляна.

Получил ваше письмо и стихи. Я нахожу, что стихи ваши нехороши, а кроме того должен сказать, что вообще совершенно излишне писать стихами, когда хочешь выразить свою мысль. Не проще ли говорить без всякой рифмы и размера. Вообще советую вам больше этим не заниматься.47

48 Печатается по копировальной книге № 8, л. 111, куда вклеена рукописная копия (подпись в копии не воспроизведена). Продиктовано в фонограф.

При письме от 29 января 1908 г. (почт. шт.) Николай Кондратьевич Харитонов, крестьянин Рязанской губ., прислал для отзыва свои стихотворения. Просил указать, где можно напечатать.

34. Н. П. Петерсону.

1908 г. Февраля 1—2. Я. П.

Милый Николай Павлович,

Если я не ошибаюсь, это вы прислали мне брошюру к 55-летию моему. Брошюра эта доставила мне только удовольствие, именно воспоминанием о вас и дорогом незабвенном Николае Федоровиче.1 Мне только очень жаль было видеть, что вы с недобротою относитесь ко мне, тогда как я кроме самого нежного, доброго чувства не испытываю к вам, а уже не говорю к памяти именно незабвенного, замечательнейшего человека Николая Федоровича. Если я не ошибся, пожалуйста, напишите мне прямо; мне очень дорого будет общение с вами.

Ясная Поляна

1 февр. 1908.


Очень сожалею, что не могу согласиться с тем, что вы пишете, так строго разбирая мои очень неважные, слабые легенды. Не могу согласиться потому, что теперь, стоя на пороге плотской смерти, всё больше и больше убеждаюсь в благодетельности плотской смерти и невозможности смерти того духа, которым живу, если живу им, т. е. любовью.2 «И мы знаем, что мы перешли от смерти в жизнь, если любим братьев. Не любящий брата не имеет жизни вечной, пребывающей в нем. Любящий же брата имеет жизнь вечную, пребывающую в нем». Я не только верю в это, но всем существом испытываю истинность этого.

Любящий вас Лев Толстой.

2 февр. 1908.

Первая часть письма (до первой даты) написана на машинке, вторая часть и обе даты — рукой H. Н. Гусева. Подпись собственноручная Продиктовано в фонограф. Впервые опубликовано адресатом в его статье «Моя переписка с графом Л. Н. Толстым» — «Туркестанские епархиальные ведомости» 1909, № 6.48

49 Николай Павлович Петерсон (1844—1919) — последователь своеобразного философа-идеалиста Н. Ф. Федорова. В начале 1862 г., будучи студентом, по приглашению Толстого приехал в Ясную Поляну и в течение зимы и весны 1862 г. был учителем в одной из основанных Толстым школ. Осенью переехал в Тулу и до начала 1863 г. был учителем детей С. Н. Толстого. По возвращении в Москву вновь поступил в университет. С 1904 г. был членом окружного суда в г. Верном. Встречался с Толстым в 1868— 1869 г. в Чертковской библиотеке, по поручению П. И. Бартенева держал корректуры первого издания «Войны и мира». Встретился еще с Толстым в 1878 г. в поезде; был у Толстого в Москве в 1899 г. Автор воспоминаний о Толстом: «Из записок бывшего учителя» — «Международный толстовский альманах», изд. «Книга», М. 1909, стр. 257—268; его статьи переизданы отдельной книгой под названием: «Н. Ф. Федоров и его книга «Философия общего дела» в противоположность учению Л. Н. Толстого «о непротивлении» и другим идеям нашего времени», Верный, 1912; под его и В. А. Кожевникова редакцией изданы произведения Н.Ф. Федорова: «Философия общего дела», I, Верный, 1907; II, М. 1913. В январе 1908 г. И. П. Петерсон анонимно прислал Толстому свою брошюру (автор на указан): «Правда о великом писателе земли русской гр. Л.Н. Толстом. К 55-летнему юбилею его литературной деятельности», Новочеркасск, 1908, и оттиск своей статьи по поводу этой брошюры (подпись: Н. П. П.), напечатанной в «Семиреченских областных ведомостях» 1908, № 3 от 8 января (перепечатано в указанном выше сборнике статей Петерсона, стр. 66—82). Статьи посвящены разбору «Сказок» («легенд») Толстого: «Ассирийский царь Ассархадон», «Три вопроса», «Труд, смерть и болезнь» (см. т. 34). Петерсон писал в этих статьях, что легенды Толстого «в сущности величайший вздор» и что приходится говорить о них только потому, что она принадлежат перу Толстого. Возражал против религиозных взглядов Толстого, несостоятельность которых подтверждается несостоятельностью «секты толстовцев».

1 О Николае Федоровиче Федорове (1824—1903), см. т. 63, стр. 83. В указанных статьях Н. П. Петерсон несколько раз ссылался на Федорова.

2 Петерсон возражал против религиозно-философского положения Толстого о смерти личности и бессмертии духа.

* 35. Неизвестному (А. А.).

1908 г. Февраля 3. Я. П.

Ответ мой на оба первые ваши вопроса один и тот же: причина зла в мире — недостаток разумной и понятной религии, в которую все могли бы верить. На третий ваш вопрос не отвечаю, потому что он для меня непонятен.

Лев Толстой.

3 февр. 1908.48

49 Печатается по копировальной книге № 8, л. 112, куда вклеена рукописная копия H. Н. Гуссва. Продиктовано в фонограф.

В письме от 26 января 1908 г. А. А. (адрес: Петербург, до востребования) поставил перед Толстым три вопроса: «1. Что, по вашему мнению, еще отсутствует у человечества для того, чтобы люди жили на свете более мирно, справедливо, благоразумно, не нуждаясь в самом необходимом, и вообще более нормально? 2. Какая общая причина всех зол у человечества? 3. Какое научное значение имело, имеет и впредь, надо надеяться, будет иметь для человечества открытие Америки?»

* 36. П. П. Грехову.

1908 г. Февраля 5. Я. П.

Парфений Парфеньевич,

Рад буду вас видеть. В письме вашем особенно заинтересовала меня и понравилось мне ваше отношение к половому вопросу. Вопрос этот очень важный. Так заходите или заезжайте, когда будете ехать мимо.

До свидания.

Печатается по копировальной книге, № 8, л. 112, куда вклеена рукописная копия H. Н. Гусева (в копии подпись не воспроизведена). Продиктовано в фонограф. Основания датировки: помета Гусева на конверте письма адресата; кроме того, в копировальной книге копия вклеена перед письмом К. Ф. Шмыкову от 5 февраля 1908 г.

В письме из Макеевки от 31 января 1908 г. (почт. шт.) ветеринарный фельдшер Парфений Парфеньевич Грехов писал о своем сочувствии религиозно-философским взглядам Толстого. Просил разрешения приехать в скором времени, когда он будет проезжать мимо. На конверте помета Толстого: H. Н. сказать, что рад буду вид[еть]. Ответил H. Н. Гусев 3 февраля. Через день после этого Толстой продиктовал свой ответ в фонограф. В Ясную Поляну П. П. Грехов не приезжал.

* 37. К. Ф. Шмыкову.

1908 г. Февраля 5. Я. П.

5 февраля 1908 г.

Ясная Поляна.

Кирик Флорович,

Ответ на ваш вопрос следующей:

Когда человек донимает и вполне сознает требования духовного начала — бога, то вопрос о том, поступить ли ему согласно этим требованиям, или согласно требованиям своей личности и50 51 других людей, — такого вопроса для человека, сознающего в себе свое духовное начало и живущего им, не может быть. Если же является противоречие, как в вашем случае, то это доказывает только то, что человек не вполне сознает еще требования духовного начала. Я не говорю, что человек, который поступит так, как вы решили поступить, поступит дурно; я только говорю, что этот человек не мог поступить иначе, т[ак] к[ак] сознание им своего духовного начала еще было слабо в ном. Одно, что могу советовать вам, это то, чтобы стараться укреплять в себе сознание духовного начала, то сознание, которое, если оно сильно, не допускает уже никаких вопросов, а, главное, дает несомненное и ненарушимое благо тому, кто имеет его. Вот всё, что имею сказать вам. Очень рад общению с вами, если вам что-нибудь еще от меня нужно, очень рад буду служить вам.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 113, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке (в дубликате подпись и собственноручные исправления воспроизведены рукой H. Н. Гусева). Продиктовано в фонограф.

Ответ на письмо Кирика Флоровича Шмыкова (р. 1887) из Харькова от 1 февраля 1908 г. Под влиянием сочинений Толстого перед Шмыковым встал вопрос об отказе от военной службы (он призывался в ополчение). Но у него явилось сомнение, не принесет ли его отказ страдание родным. О дальнейшей судьбе К. Ф. Шмыкова редакция сведений не имеет.

* 38. И. А. Беневскому.

1908 г. Февраля 6. Я. П.

6 февраля 1908 г. Ясная Поляна.

Милый Иван Аркадьевич,

Сейчас получил ваше письмо. Ответить вам на ваш вопрос о том, хороша ли та деятельность, которую вы предлагаете, я могу только тем, что она будет хороша в той мере, в которой она будет руководима самоотречением. Но нельзя сказать, чтобы последствия ее наверное были те, которых вы ожидаете. Я даже скорее думаю, что последствия едва ли будут таковы. На вопрос: хорошо ли работать на этом поприще для того, кто будет работать на нем с самоотречением? — я отвечу: да, очень хорошо. Если же вы меня спросите, какое мое мнение о том, будет51 52 ли такого рода деятельность полезна, я должен ответить: не знаю. Вот всё, что могу вам сказать. Братски целую вас.

Пожалуйста, давайте о себе знать.

Любящий вас Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 115, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке (в дубликате подпись воспроизведена рукой H. Н. Гусева). Продиктовано в фонограф.

Об Иване Аркадьевиче Беневском (1880—1922) см. т. 75, стр. 238.

Ответ на письмо И. А. Беневского от 31 января 1908 г., написанное вскоре после его посещения Ясной Поляны. Беневский писал, что он не может равнодушно «относиться к народной нужде, страданиям от того состояния обнищания и невежества, в котором находится большинство крестьян». Практическая помощь крестьянам должна выразиться «в отказах от своей земельной собственности, в призыве к тому же и других землевладельцев, в соединении в общины для совместной работы и взаимной помощи, в составлении особого фонда для освобождения земли от частной собственности посредством выкупа ее в общую собственность всех желающих трудиться на ней из рук теперешних землевладельцев».

39. И. Ф. Наживину.

1908 г. Февраля 6. Я. П.

6 февр. 1908 г. Ясная Поляна.

Милый Иван Федорович,

Получил ваше письмо,1 но не успел еще ответить. Очень интересно последнее письмо Иконникова,2 продолжайте мне сообщать. Пишу вам это письмо, говоря в фонограф, и от этого простите, если оно будет бестолково и глупо.3

Продолжаю письмо по-человечески. В драме вашей,4 как во всех ваших художест[венных] писаниях, есть много хорошего, но в общем произведения эти не удовлетворяют меня вследствие нагроможденности событий. Если будете продолжать писать художественно, — чего не очень советовал бы вам, так как вами много сделано и делается полезной, как бы сказать, общественно-религиозной работы, — то старайтесь больше обрабатывать и проявлять и лица и события более уединенно, не на фоне других лиц и событий, а на чистом фоне.5 Боюсь, что и без фонографа письмо выходит бестолково, пот[ому] кончаю. Привет милой жене.6 Что детки? Давно не видал вас.7

Любящий вас Лев Толстой.52

53 Печатается по копировальной книге № 8, л. 114. Дата и начало письма (продиктованное в фонограф) написаны рукою H. Н. Гусева. Впервые опубликовано в книге Наживина: «Из жизни Л. Н. Толстого», М. 1911, стр. 150.

Об Иване Федоровиче Наживине (р. 1874) см. т. 73, стр. 147.

1 Ответ на письмо Наживина от 26 января 1908 г. (почт. шт.).

2 И. Ф. Наживин был в переписке с А. И. Иконниковым и его письма обычно пересылал Толстому. Последнее присланное Толстому письмо было от 7 января 1908 г.

3 Далее собственноручно.

4 Ив. Наживин, «В долине скорби». Напечатана драма в сборнике его произведений (то же заглавие), М. 1907.

5 О драме И. Ф. Наживина Толстой сказал, что «в ней очень много напутано и неразработано». «У него везде видно автора, он всё подсказывает читателю: вот этого надо осудить, над этим посмеяться, а читатель этого не любит, читатель любит сам разбираться» (Г, 2, стр. 68). Отзыв о других произведениях этого сборника см. в Г, 2, стр. 138.

6 Анна Ефимовна, рожд 3усман, врач.

7 В 1908 г. Наживин был в Ясной Поляне в марте и в октябре.

* 40. Т. Л. Сухотиной.

1908 г. Февраля 6. Я. П.

6 февраля 1908 г. Ясная Поляна.

Получил твое письмо,1 милая Таничка, и по слабости своей с первых же строк почувствовал слезы. Вот как я стал плох и слаб. Пишу это письмо, говоря в фонограф, поэтому прости за нескладность его, я к этому еще не привык. Насчет письма твоей дамы ты можешь (давать ей) разрешить ей говорить, что ей угодно. Очень меня тронуло то, что ты говорить о своем отношении к тому, что важнее всего в жизни. Хорошо тоже твое выражение о том, что с Евангелием трудно не соглашаться, хотя и трудно...

Продолжаю диктовать, но должен признаться, что это очень трудно, едва ли буду пользоваться этим фонографом.

Очень, очень порадовало меня твое отношение к пониманию жизни. Как ни говори и как ни забывай этого, смысл жизни только в нашем духовном движении, в том, насколько мы становимся лучше. Ты понимаешь это, а если понимаешь, то и надо держаться этого. Суворину постараюсь передать.2 У меня теперь53 54 гостит Павел Иванович3 во второй раз, чему я душевно радуюсь. Саша немножко захворала горлом, но нынче, надеюсь, встанет, такая же милая, хорошая. Мама в хорошем духе. Прощай, душа моя. Целую Мишу.4, 5 Хотел приписать тебе по-человечески побольше, но пригнал так, что тороплюсь отослать. Непременно напишу еще, особенно, если ты еще задерешь меня письмецом.

Твой Лев Т.


Таничку, Таничку помню и целую.

Подлинник написан и датирован на машинке, окончание письма и подпись собственноручные. Продиктовано в фонограф.

1 Письмо T. Л. Сухотиной в архиве не обнаружено.

2 Алексей Сергеевич Суворин (1834—1911), издатель реакционного «Нового времени». О чем идет речь в письме, редакции неизвестно.

3 П. И. Бирюков первый раз приезжал в середине января (уехал 23 января). Вторично приехал в первых числах февраля.

4 Михаил Сергеевич Сухотин, муж Т. Л. Сухотиной.

5 Далее собственноручно.

* 41. А. Н. Веревкину.

1908. Февраля 6—7. Я. П.

6 февраля 1908 г. Ясная Поляна.

Получил ваше письмо. Оно мне вдвойне интересно. Интересно и по тем мыслям, которые вы высказываете, и по тому направлению, которое вы замечаете в современной молодежи. Желал бы, чтобы ваше мнение было справедливо. О самых ваших мыслях не буду говорить. Вопросами, которых вы касаетесь, было занято всё человечество с тех пор, как мы о нем знаем. Очень советовал бы вам не решать этих вопросов, прежде чем вы не исследовали всего того, что было думано и высказано о них мудрейшими людьми мира. Очень советовал бы вам, несмотря на то, что эта книга составлена мною, взять «Круг Чтения» и читать его. Там вы увидите много мыслей самых разнообразных писателей, которые могут заинтересовать вас, так что вы займетесь ими уже в их собственных сочинениях. Посылаю вам первый том этого «Круга Чтения» и жалею, что у меня нету полного. Рекомендую вам особенно обратить внимание на места54 55 из Канта, Лихтенберга,1 Амиеля,2 Руссо, Вольтера и Шопенгауэра, не говоря уже о Марке Аврелии и Эпиктете.

Лев Толстой.

1908. 7 февр.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 116, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке, приписка, подпись и нижняя дата собственноручные (в дубликате воспроизведены рукой H. Н. Гусева). Верхняя дата — дата написания письма, нижняя — дата подписи. Продиктовано в фонограф.

А. Н. Веревкин (р. 1884) — в 1904 г. кончил экстерном реальное училище в Одессе и поступил в Киевский политехнический институт, который окончил только в 1917 г.

Ответ на письмо («исповедь») А. Н. Веревкина от 28 января 1908 г. Веревкин пространно писал о боге, о coздании мира, о своем мировоззрении. В конце сообщил, что молодежь их института интересуется религиозно-философскими вопросами.

1 В тексте: Лихтенбергера,

2 Далее собственноручно.

* 42. М. А. Лялиной.

1908 г. Февраля 8. Я. П.

Благодарю вас за присылку ваших книг. Я всё это время очень занят и успел только поверхностно просмотреть их. Думаю, что в них много хорошего и полезного.

Лев Толстой.

8 февр. 08.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 115. Дата проставлена рукой Н. Н. Гусева.

Мария Андреевна Лялина — детская писательница, автор популярных книг по истории и географий. В яснополянской библиотеке хранится шесть ее книг.

При письме от 19 января 1908 г. М. А. Лялина прислала несколько своих произведений.

* 43. С. Казакову.

1908 г. Февраля 10. Я. П.

Ясная Поляна.

Любезный брат Сергей,

Получил твое письмо и очень рад на него ответить. Ты спрашиваешь: для какой цели ты явился на свет, не только ты, но55 56 и всякий другой человек. Ответ состоит в том, что явились мы для того, чтобы исполнять волю пославшего нас. Воля же его в том, чтобы мы в себе увеличивали любовь, насколько возможно, любовь ко всяким людям одинаково. Только этой любовью мы можем достигнуть блага своего и всего мира.

Что же касается до тех людей, которые уверяют, что верят в свое бессмертие, то это очень жалкое и грубое заблуждение. Тело наше должно умереть, дух наш никогда не был мертв и не будет мертв, а как он будет и где он будет, это нам не дано знать. Дано нам знать только то, чтобы увеличивать в себе эту духовную силу.

Ты хочешь побывать у меня, очень буду рад видеть тебя лично и обо всех этих предметах побеседовать с тобой.

Лев Толстой.

10 февр. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 123—124. Написано рукой H. Н. Гусева, подпись и дата собственноручные. Продиктовано в фонограф.

Сергей Казаков (Москва) в то время склонялся, а потом вполне принял мировоззрение религиозной группы так называемых «бессмертников», утверждавших, что силой веры в бога можно добиться физического бессмертия на земле. Эта группа была основана в Москве И. И. Морозовым. См. А. С. Панкратов, «Ищущие бога», 2, М. 1911, стр. 3—14 («Бессмертный»).

В письме от 4 февраля 1908 г. (почт. шт.) С. Казаков спрашивал: «Для какой цели я явился на землю? Неужели верящих в бессмертие «земля не будет брать?» Просил позволения приехать к Толстому для личной беседы. Письмо написано малограмотно.

* 44. О. К. Толстой.

1908 г. Февраля 10. Я. П.

Ясная Поляна.

Милая Ольга,

Получил твое письмо.1 Благодарю Димочку2 за то, что он переписал мне Жозино3 письмо. Оно необыкновенно хорошо. Всё, что он пишет и об общинах, и о духоборах, и о страшных результатах революции у них на Кавказе, всё это в высшей степени интересно, и, я думаю, стоило бы того, чтобы напечатать это письмо где-нибудь в русских газетах.4 Также тронуло меня очень то, что он пишет о «Круге Чтения». Для меня в высшей56 57 степени было бы интересно знать, что есть перевод на восточные языки — вообще в магометанском мире.

Теперь о тебе. Очень, очень радуюсь надежде увидеть тебя и детей нынче летом.5

Прости, пожалуйста, за то, что пишу в фонограф. Я делаю это для практики, но чувствую, ч[то] никогда не привыкну.

Твои желания все будут исполнены.6 С[офья] А[ндреевна] поехала вчера в Москву и с своей аккуратностью взялась послать Стоюниной7 книги (надпись я сделаю) и обещала, узнав, про лучшую теорию музыки, выслать Гале.8 Как я ни далек теперь от музыки, не по душе, а занятиям, непременно просмотрю Галины произведения. У меня о тебе, милая Оля, осталось впечатление, желаю, чтоб оно было ошибочное, что ты нерадостна. И мне это очень жаль, п[отому] ч[то] этого не должно быть. У тебя столько мирских неважных, но все-таки благ, к[отор]ым нельзя не радоваться: и дети славные, и друзья настоящие, и здоровье, и образованье, и ум; но всё это пустяки: у тебя сознание, что ты (как я думаю, ты, наверное, думаешь иначе и хорошо делаешь), что ты до сих пор прожила хорошо и можешь иметь великое счастье — простить.9 Главное же то, что у тебя есть, это возможность бесконечного совершенствования, увеличения любви ко всем и всему и сознания движения в этом направлении, движения, к[отор]ое неизбежно отражается на детях. Чем дальше живу, тем больше всей душой сознаю и серьезность жизни и ее великое, незаслуженное нами благо жизни.

Только чуть начни делать, что должно и свойственно, и заливает душу счастьем. Я это всё сильнее и сильнее испытываю, и хочется поделиться этим для всех доступным счастьем с теми, кого любишь — с тобой. Ради бога, не думай, что то, что я пишу, общие, неопределенные фразы; нет, это очень просто и точна может быть выражено — всё в том, чтобы перенести интерес, цель жизни и потому все усилия для достижения цели с телесной стороны своей жизни на духовную: класть на работу над улучшением своей души хоть 1/10 тех усилий, к[оторые] мы кладем на телесную. Сутра сказать себе: помоги мне бог исполнять не свою, а твою волю, и, ложась спать, вспомнить, где я отступал, и воспользоваться сделанными ошибками для следующего дня. Прости за болтовню. Хочу написать больш[ому] Диме.10 Как, я думаю, ему больна смерть Эртеля.11

Л. Т.57

58 Первая часть письма, продиктованная в фонограф, написана рукой H.H. Гусева, продолжение — собственноручно. При датировке учтено следующее: помета на конверте письма О. К. Толстой, день отъезда С. А. Толстой (9 февраля) и письмо к В. Г. Черткову от 10 февраля (см. прим. 11).

Об Ольге Константиновне Толстой (1872—1951) см. т. 71, стр. 480.

1 Ответ на письмо О. К. Толстой от 1/14 февраля 1908 г.

2 Владимир Владимирович Чертков (р. 1889), сын В. Г. Черткова.

3 Иосиф Константинович Дитерихс (1868-1931), брат О. К. Толстой (см. о нем т. 71). О. К. Толстая прислала обширную выписку из письма к ней И. К. Дитерихса от 12 января 1908 г.

4 Письмо И. К. Дитерихса напечатано не было.

5 Далее собственноручно.

6 О. К. Толстая просила послать полное собрание сочинений с автографом для народной школы имени В. Я. Стоюнина в Костромской губ.

7 О. К. Толстая просила выслать книги в адрес вдовы Стоюнина, Марии Николаевны Стоюниной. Владимир Яковлевич Стоюнин (1826—1888) педагогический деятель (теоретик и практик-преподаватель), автор ряда произведений по педагогике, историк литературы.

8 О. К. Толстая писала, что А. К. Черткова «с головой ушла в музыку: сочинение и аранжировку всяких песен народных, сектантских, детских и романсов» (см. т. 85, стр. 399). Просила указать лучшую работу по теории музыки.

9
Речь идет об отношении О. К. Толстой к ее бывшему мужу, А. Л. Толстому. См. т. 77.

10 Владимир Григорьевич Чертков.

11 Александр Иванович Эртель, писатель, друг В. Г. Черткова, умер 7 февраля 1908 г. от припадка грудной жабы. Толстой писал Черткову 10 февраля: «Он всегда мне был симпатичен, а смерть еще приблизила меня к нему» (см. т. 89).

45. В. Г. Черткову от 10 февраля.

46. М. М. Докшицкому.

1908 г. Февраля 10-11. Я. П.

Ясная Поляна.

Письмо ваше я подучил и очень удивился вашему упоминанию о каком-то Санине,1 о котором я не имел ни малейшего понятия. Случай сделай то, что в доме был один человек, читавший этот роман. Я взял те №№ журнала, в которых он помещался, и прочел все рассуждения самого Санина, и ужаснулся не столько гадости, сколько глупости, невежеству и самоуверенности, соответствующей этим двум свойствам автора. Хотя я к хотел в душе пожалеть автора, но никак не мог подавить недоброго58 59 чувства к нему за то зло, которое он сделал многим людям, в том числе и вам. Автор, очевидно, не только не знает, но не имеет ни малейшего понятия о всей работе лучших душ и умов человечества по разрешению вопросов жизни, которых он не только не решает, но не имеет даже понятия о их разрешении. Не имеет понятия ни о восточных, китайских мудрецах: Конфуции, Лао-Тсе, ни об индийских, греческих, римских мудрецах, ни об истинном христианстве, ни о более близких нам мыслителях: Руссо, Вольтере, Канте, Лихтенберге, Шопенгауэре, Эмерсоне и других. Есть у него художественная способность, но нет ни чувства (сознания) истинного, ни истинного ума, так что нет описания ни одного истинного человеческого чувства, а описываются только самые низменные, животные побуждения; и нет ни одной своей новой мысли, а есть только то, что Тургенев называет «обратными общими местами»:2 человек говорит обратное тому, что всеми считается истиной, например, что вода сухая, что уголь белый, что кровосмешение хорошо, что драться хорошо и т. под. Стараюсь жалеть бедного и заблудшего автора, но самоуверенность его мешает этому. Вас же от всей души жалею за ту путаницу, которую произвело в вашей душе чтение книг. И потому, простите меня, не посылаю вам своих, а посылаю составленный мною из мыслей разных писателей «Круг Чтения». Думаю, что чтение это, если вы будете читать, внимательно обдумывая то, что читаете, поможет вам и выведет вас из той страшной путаницы мысли, при которой вы можете ставить вопрос, который был бы смешон, если бы не был так возмутителен: что лучше: санинство или христианство? Советую так же читать Евангелие. Помогай вам бог, тот бог, который живет в вас и который так заглушен, что вы едва, едва сознаете, и может быть, и совсем не сознаете его. Пишите, и я буду отвечать вам, если вопросы ваши будут серьезны.3 Сколько вам лет?

Лев Толстой.

11 февр. 08.


Второе ваше письмо получено. 4

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 124—125. Подлинник утеряв адресатом. Написано и датировано рукой H. Н. Гусева (помета Гусева: «Под диктовку»), подпись собственноручная. Отрывок впервые опубликован (и содержание письма пересказано) в статье Н. Г[усева]: «Л. Н. Толстой о «Санине» — «Русское слово» 1909, № 54 от 7 марта».59 60 Опубликовано полностью в Г, 2, стр. 81—83. Основания датировки: согласно отметке на письма адресата и записи в Г, 2 (стр. 82) Толстой продиктовал письмо в фонограф 10 февраля. Дата 11 февраля, очевидно, относится ко времени подписания письма. В ГМТ хранится черновик-автограф, имеющий незначительные расхождения с подлинником.

Моисей Менделевич Докшицкий (р. 1890) — сын часового мастера. Жил в Фундуклеевке Киевской губ.

В письме от 4 февраля 1908 г. М. М. Докшицкий писал о своем увлечении Саниным, героем одноименного романа М. Арцыбашева, а затем мировоззрением Толстого. Но он не мог окончательно решить, что же лучше, «санинство или христианское учение». Спрашивал мнение Толстого о «санинстве».

1 М. П. Арцыбашев, «Санин», печатался в «Современном мире» 1907. №№ 1—5, 9, и выходил отдельными изданиями. Роман проникнут философией ницшеанства, культом эротических наслаждений, разнузданной аморальности. Отзывы Толстого об Арцыбашеве см. в Г, 2, стр. 81—82, 84, 188, в указанной в первом абзаце комментария статье Н. Гусева, в статье Н. Б., «Студенты у Л. Н. Толстого» — «Русское слово» 1908, № 253 от 31 октября; в письме к М. А. Стаховичу 1909 г. (т. 79) и в статье H. Н. Гусева «Отметки Л. Н. Толстого на томе рассказов М. Арцыбашева» в «Летописях», 2, стр. 270 и сл.

2 И. С. Тургенев, «Отцы и дети», гл. XXI (разговор Базарова с Кирсановым): «— Гм... это ты сказал противоположное общее место. — Что ты называешь этим именем? — А вот что: сказать, например — что просвещение полезно, это общее место, а сказать, что просвещение вредно, это противоположное общее место. Оно как будто щеголеватее, а в сущности одно и то же».

3 Следующая фраза вписана собственноручно. В копировальной книге восстановлена рукой H. Н. Гусева.

4 Вслед за первым М. М. Докшицкий послал второе письмо от 10 февраля, в котором выражал сожаление в том, что отправил первое, написанное в период «какого-то исступления». Опять просил ответить об отношении Толстого к «Санину».

В ответном письме Докшицкий благодарил Толстого за ту истину, которую узнал.

* 47. М. Варзину (М. Замятину).

1908 г. Февраля 11. Я. П.

Ясная Поляна, ст. Засека, Тульской губ.

М. Замятин,

Получил ваше письмо. Ваш ответ Рокфеллеру1 вполне признаю, и, действительно, если бы я отвечал, то отвечал так. Но письмо Рокфеллера ко мне и мой ответ ему — это газетная выдумка.60 61 Рад был узнать о вашем согласии с моими религиозными взглядами.

Те книги, которые вы желаете иметь, я постараюсь достать вам,2 не только постараюсь, но они будут вам наверно высланы. Очень интересны те сведения, которые вы сообщаете мне о положении рабочего народа в Америке. Как мало знают у нас об этом. Америка представляется обетованной землей. Что вы знаете о духоборах и не приходила ли вам в голову мысль поехать к ним?

Во всяком случае буду очень рад быть в общении с вами. Желаю вам всего лучшего.

Лев Толстой.

11 февр. 08.

Печатается но копировальной книге № 8, л. 126. Написано и датировано рукой H. Н. Гусева, подпись собственноручная. На подлиннике помета Гусева: «Под диктовку». Продиктовано в фонограф.

М. Варзин (р. 1882) — сын крестьянина Новгородской губ. Окончил техническое училище в Череповце. Эмигрировал из России под фамилией М. Замятин. С 1906 г. жил в США (Вашингтон). Рабочий (в 1908 г. безработный).

Ответ на письмо М. Варзина (подписался: М. Замятин) от 17 января 1908 г. По поводу прочитанного в английской газете сообщения, что американский миллиардер Джон Рокфеллер предполагает спросить Толстого, как ему поступить со своим капиталом, двенадцать биллионов долларов, Варзин писал: «Это ужасные деньги. С ними только в волны моря. Я, прочитавши Ваши сочинения многие... наверно угадаю Ваш ответ: «Мистер Рокфеллер, отдайте ваши деньги тому, у кого вы их взяли потом, кровью, голодом и холодом». Это ответ истории, которая поместит (его) на страницах летописи... Такая масса безработных в Америке, приблизительно насчитывают более двухсот тысяч человек. Так вот откуда деньги у Рокфеллера. Рабочий жизнь свою не допивает, недополучает жалованья, недосыпает, и это все составляет капиталы Рокфеллеру (и другим миллиардерам)... В Америке, свободной стране, — свобода для доллара. Да где же богатые крестьяне! Беднота задавлена трестами».

1 См. прим. 3 к письму № 12.

2 Далее до конца фразы вписано собственноручно.

* 48. И. С. Яшину.

1908 г. Февраля 11. Я. П.

Ясная Поляна.

Любезный Яшин,

Получил ваше письмо и порадовался тому, что вы в нем пишете о1 том единении в мыслях о самых важных предметах,61 62 которое благодаря вашему посредству устанавливается между мною и неизвестными друзьями. Дороже всего мне было читать то, что вы пишете об изменении вашего личного взгляда на вашу жизнь. Помогай вам бог в этом довольстве теми условиями, в которых вы находитесь. Книги, которые вы желаете иметь, я вышлю, и всё то, что у меня есть и что могу послать вам. Желаю, чтобы они вам пригодились.

Хочется вам сказать еще то, чтобы вы были осторожны в передаче книг, особенно таких, которые считаются нецензурными. Я нынче только прочел в газете, что один почтенный и старый человек, Бодянский, был приговорен судом в Харькове в тюрьму за распространение моих книг.2 Будьте осторожны. Прощайте. Дружески жму вам руку.

Лев Толстой.

11 февр. 08.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 127. Написано и датировано рукой H. Н. Гусева, подпись собственноручная. На подлиннике помета Гусева: «Под диктовку». Продиктовано в фонограф.

В письме от 2 января 1908 г. Иван Степанович Яшин, рабочий Сормовского завода (Нижегородской губ.), просил выслать несколько книг для него лично и для образовавшегося небольшого кружка читателей. «Приходится защищать Ваше имя, жизнь христианскую Вашу и учение перед другими, а многое я не знаю», — писал он. Книги были посланы 28 января. В письме от 8 февраля Яшин писал о том большом впечатлении, которое производят сочинения Толстого на тех, кому он дает читать их. На конверте пометы: 1. Толстого: Послать книг. 2. Гусева: «Побольше всяких». Книги посланы одновременно с письмом.

1 Зачеркнуто: о влиянии, которое оказывают хорошие книги иди просто книги на добрых людей. Новый текст окончания фразы вписан собственноручно.

2 См. письмо № 51.

49. В. Г. Черткову от 11 февраля.

50. П. И. Бирюкову.

1908 г. Февраля 11—12. Я. П.

Ясная Поляна.

Милый друг Поша,

Сейчас получил ваше письмо. Ваше заявление прочел. Кое-какие замечания, кажется, сделаю я тогда пришлю вам. Благодарю62 63 вас за добрые слова обо мне, которых я не стою.1 Братски целую вас и вашу жену.2

Л. Т.

11 февр. 08.

Я сделал кое-какие изменения, т. е. предложения изменений, кот[орые] вы измените или отклоните.

Живу понемножечку, начал опять занятия с мальчиками3 и думаю о вас, занимаясь географией. 4 Было только два урока.

Л. Т.

12 ф.

Первая часть письма (от 11 февраля), продиктованная в фонограф, написана и датирована рукой Н. Н. Гусева, подпись собственноручная. Вторая половина (от 12 февраля) написана и датирована собственноручно. Письмо продиктовано в фонограф 11 февраля, а 12 февраля, подписывая письмо, Толстой сделал приписку.

О Павле Ивановиче Бирюкове (1860-1931) см. т. 63, стр. 227.

При письме от 8 февраля 1908 г. П. И. Бирюков прислал свой проект заявления о регистрации общины свободных христиан (см. прим. к письму № 26). Толстой внес в проект значительные исправления. Выдержки опубликованы Бирюковым в четвертом томе «Биографии Л. Н. Толстого», М. — Л. 1923, стр. 143.

1 П. И. Бирюков писал: «С радостью вспоминаю несколько дней, проведенных у Вас, и живу еще тем умиротворяющим настроением, которое так ясно и благотворно проявляется особенно теперь в Ваших словах и действиях».

2 Павла Николаевна Бирюкова (1867—1945).

3 Толстой занимался с яснополянскими мальчиками законом божиим и географией. Занятия Толстого с яснополянскими детьми начались, в конце 1906 г. и летом 1907 г. были прерваны.

4 Толстой имел в виду занятия П. И. Бирюкова с детьми.

51. А. М. Бодянскому.

1908 г. Февраля 12. Я. П.

Прочел вашу драму,1 милый Александр Михайлович, но в тот же день прочел и о вашем заключении в тюрьму.2 Правда ли это? Не изменено ли это решение? Очень мне это больно Столыпин, как вы знаете, на мою просьбу о вас отвечал, что сделает, что может.3 Жду известий о вас. Теперь о драме. Мысли, чувства, выраженные в драме, мне близки и выражены для меня,63 64 понятно, но они таковы, что форма драмы несвойственна для их выражения. Они, мысли, не только ничего не выигрывают от того, что выражены в этой форме, а, напротив, теряют. Я без чувства sacrilège4 не могу себе представить разодетых актеров, изображающих эти лица.5 И потому не желал бы, чтобы она была не только играна, но и напечатана, на что едва ли и найдутся охотники. Братски приветствую и жду известий.

Лев Толстой.

12 февр. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 130. На этом листе отпечаталась лишь часть собственноручной даты («1908»); месяц и число восстановлены нами по рукописной копии H. Н. Гусева, отпечатанной в той же книге, л. 131. Впервые опубликовано в ПТС, II, № 504.

Об Александре Михайловиче Бодянском (1842—1916) см. т. 66, стр. 319.

1 С письмом от 6 февраля 1908 г. А. М. Бодянский прислал рукопись своей «мистерии в пяти актах» «Драма мира» (из жизни Христа). Прочтя драму, Толстой на вопрос H. Н. Гусева, хороша ли она, ответил: «Нет. Не веришь ему совсем». — «В чем не веришь?» — «Что это было так, как он описывает» (Г, 2, стр. 85). Произведение издано под заглавием: «Драма мира», мистерия в пяти актах, изд. Португалова, М. 1911.

2 А. М. Бодянский в 1907 г. приступил к изданию еженедельной газеты, по направлению близкой мировоззрению Толстого. Вышло несколько номеров, затем издание было запрещено. В виде компенсации Бодянский стал рассылать подписчикам религиозно-философские произведении Толстого изд. «Обновления», за что был привлечен к ответственности. В начале февраля 1908 г. Харьковская судебная палата приговорила Бодянского к шести месяцам тюремного заключения. Дело слушалось при закрытых дверях. До вступления приговора в законную силу Бодянский был оставлен на свободе. Начал отбывать наказание в конце декабря; просидел в тюрьме два с половиной месяца.

3 18 октября 1907 г. Толстой обратился с письмом к министру П. А. Столыпину с просьбой освободить от наказания Бодянского, привлеченного к ответственности за его книгу о духоборах. См. т. 77.

4 [святотатство]

5 Действующие лица «драмы»: Иисус бен-Иосиф Назарянин, Иуда Симонов, апостол Андрей, апостол Матфей, Марка из Магдалы и др.

52. Артуру Брисбену (Arthur Brisbanе).

1908 г. Февраля 14. Я. П.

Dear Sir,

My friend Mr. V. Tchertkoff has at my request written to you and Mr. Edisson1 but I feel myself obliged to write to you personally64 65 asking you to accept my best thanks for your kindness and to transmit the same to Mr. Edisson for his present. I have received the phonograph and will always using it, remember you and Mr. Edisson.

Yours truly Leo Tolstoy.

14 February 1908.


Милостивый государь!

Мой друг г. В. Чертков написал по моей просьбе Вам и г. Эдисону,1 но я чувствую себя обязанным написать вам лично, чтобы выразить мою глубокую благодарность за Вашу любезность и просить вас передать то же самое г. Эдисону за его подарок. Я получил фонограф и, пользуясь им, всегда буду вспоминать вас и г. Эдисона.

Искренне ваш Лев Толстой.

14 февраля 1908.

Печатается по листу копировальной книги. Впервые опубликовано в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 331.

Артур Брисбен (р. 1864) — американский журналист, редактор нескольких нью-йоркских газет. Через него фирма Эдисона послала Толстому в подарок фонограф.

Фонографом Толстой пользовался лишь первые месяцы. Он продиктовал в фонограф несколько ответов на письма и начало «Не могу молчать». Затем нашел более удобным диктовать H. Н. Гусеву, записывавшему стенографически.

1 См. письмо В. Г. Черткову от 11 февраля 1908 г. (т. 89).

* 53. С. Л. Толстому.

1908 г. Февраля 15. Я. П.

Сережа!

Податель сего рабочий слесарь1 выдумал, как он думает необыкновенную машину. Прими, пожалуйста, в нем участие. Вероятно, изобретение его воображаемое, но он жалок тем, что верит в него, и, бедняга, заехал из-зa этого в такую даль. Привет Маше.2

Л. Толстой.

15 февр.


Если он поедет нынче ночью, то застанет мамà, судя по ее сегодничному письму. Скажи ей, что мы благополучны. Саше65 66 получше, но всё еще тяжело кашляет. Ты бы мог заехать к нам, если бы не такая погода и дорога. Таких снегов не помню. Нынче кажется, кончилось.

Л. Т.


На конверте: Гр. Сергею Львовичу Толстому. Хамовнич[еский] пер., свой дом.

На подлиннике помета С. Л. Толстого: «1907 г.». Это неверно. При установления года написания комментируемого письма приняты во внимание время пребывания С. А. Толстой в Москве (в 1907 г. она была в этот день в Ясной Поляне) и упоминание о погоде.

1 Никаких сведений об этом лице редакция не имеет.

2 Мария Николаевна Толстая (1867—1939), жена C. Л. Толстого.

* 54. С. Казакову.

1908 г. Февраля 18. Я. П.

Ясная Поляна.

Получил ваше письмо и внимательно прочел его. Я думаю, что несогласие наше происходит оттого, что вы под словом жизнь разумеете только жизнь тела. Тело наше не может существовать вечно; напротив, тело наше должно умереть; дух же не только не должен, но не может умереть. Всё учение Христа, как я понимаю его, состоит в том, что он указал людям ту истину, что жизнь их находится не в теле, а в духе. И каждый человек может сам узнать, что сущность его жизни никак не в тело, а в духе, который заключен в теле и стремится освободиться от него. Вся жизнь человеческая есть только такое освобождение. Это освобождение начинается с детства, продолжается в взрослые года и в старости и, наконец, приводит к смерти. Смерть вовсе не есть такое зло, как вы представляете себе. Если человек понимает, что жизнь его в духе, то смерть не только не страшна ему, но радостна и привлекает его, потому что смерть есть освобождение духа. Я, например, по опыту знаю, в мои года, когда я стою одной ногой в гробу, смерть вовсе не представляется мне страшной. Напротив, мне страшна бы была постоянная жизнь, а смерть есть завершение того дела освобождения духа, которое совершалось в продолжение всей моей жизни.66

67 Посылаю вам кое-какие книги и особенно прошу вас обратить внимание в «Изложении Евангелия» на прощальную беседу Христа с учениками (в Евангелии Иоанна). Там выражены те самые мысли, которые я теперь вам высказываю. Прощайте. Желаю вам всего лучшего. Очень рад буду увидеть вас.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 133—134. Написано рукой Н. Н. Гусева, подпись собственноручная. Продиктовано в фонограф. Основание датировки: помета на конверте письма адресата.

Ответ на письмо Сергея Казакова от 15 февраля 1908 г. (почт. шт.), написанное по поводу предыдущего письма к нему Толстого (см. письмо № 43). Казаков убеждал «дорогого друга Льва», что он потому считает веру «бессмертных» заблуждением, что не знает ее. А если бы Толстой разобрался, то «запел бы песнь новую». Развивал взгляды членов этой сектантской группы и вновь выразил желание встретиться с Толстым.

55. М. Лоскутову.

1908 г. Февраля 24. Я. П.

Ясная Поляна.

Вы спрашиваете меня о том, упадок ли декадентство или, напротив, движение вперед?

Коротко ответить: разумеется, упадок, и тем особенно печальный, что упадок искусства есть признак упадка всей цивилизации. Упадок же цивилизации происходит от отсутствия верований, отсутствия религии. И это-то самое условие, в котором мы живем в настоящее время. Причина, почему декадентство есть несомненный упадок цивилизации, состоит в том, что цель искусства есть объединение людей в одном и том же чувстве. Это условие отсутствует в декадентстве. Их поэзия, их искусство нравятся только их маленькому кружку точно таких же ненормальных людей, каковы они сами. Истинное же искусство захватывает самые широкие области, захватывает сущность души человека. И таково всегда было высокое и настоящее искусство.

Прощайте, желаю вам всего хорошего.

Лев Толстой.

24 февр. 08.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 132. Написано и датировано рукой H. Н. Гусева, подпись собственноручная. Продиктовано в фонограф.67 68 Впервые опубликовано в «Сборнике Государственного Толстовского музея», М. 1937, стр. 229.

Ответ на письмо Михаила Лоскутова, ученика 7-го класса Суворовского кадетского корпуса (Варшава) от 12 февраля 1908 г. Лоскутов просил ответить на вопрос: «Декадентство в литературе — упадок или возрождение?»

В связи с этим письмом Толстой 21 февраля говорил о декадентстве с приехавшим в Ясную Поляну композитором С. И. Танеевым. См. Г, 2, стр. 95.

* 56. И. А. Самсонову.

1908 г. Февраля 24. Я. П.

Ясная Поляна.

Любезный брат Самсонов,

Получил ваше письмо. Оно доставило мне одну из лучших радостей в моей жизни, радость духовного единения с душою другого человека, единения полного, так как но письму вашему я вижу, что то, что дорого и близко мне, то дорого одинаково и вам. Совершенно согласен и разделяю ваш взгляд на мои художественные произведения и еще более на предстоящее мне тяжелое испытание того юбилея, который мне готовится. Всё возможное готов бы был сделать, чтобы избежать этого.1 Есть китайская пословица, которая говорит: «Тот, кто меня бранит за глаза, боится меня; кто же хвалит меня в глаза, тот меня презирает».2 Это глубоко справедливо. Но если люди затеяли это, как мне сказать им, что такое письмо, как ваше, для меня служит гораздо более ценной и важной наградой, чем всевозможные неискренние глупости, которые они будут делать бог знает для чего.

Что же касается до той выдержки,3 которую вы прислали мне, то не скажу, чтобы мне было не больно, но что же я могу сделать? Делаю то, что считаю нужным делать перед богом, а как люди судят про это — это их дело, а не мое. Одно, что я могу извлечь для себя из таких суждений, это урок того, как опасно легкомысленно судить о других людях.

Так вот. Очень рад общению с вами. Пишите мне. Напишите о себе, как вы живете, что вас интересует, что занимает, всё мне будет очень интересно. Прощайте, желаю вам всего лучшего и очень рад буду получить от вас еще письмо.

Лев Толстой.

24 февр. 1908.68

69 Печатается по копировальной книге № 8, лл. 135—136. Подлинник утерян адресатом. Написано и датировано рукой H. Н. Гусева, подпись собственноручная. Продиктовано в фонограф.

Иван Алексеевич Самсонов (р. 1887) — окончил уездное училище, с 1904 г. по окончании железнодорожного технического училища и до 1914 г. работал помощником машиниста на железной дороге и топографом лесного ведомства в Омске, впоследствии электромонтер на заводе «Красный путиловец» в Ленинграде. Весной 1908 г. приезжал в Ясную Поляну.

Ответ на письмо М. А. Самсонова из Омска от 17 февраля 1908 г. (почт. шт.). Самсонов выражал сочувствие религиозно-философским взглядам Толстого и неодобрительно отзывался об его художественных произведениях, которые он бы «сжег с величайшим удовольствием». «Война и мир» — это «бредни», «Анну Каренину» не стал читать, потому что «претило». С прискорбием он узнал, что «высокообразованные» люди готовятся устроить 80-летний юбилей Толстого «с адресами, венками, объедением и прочей мерзостью». На конверте помета Толстого: Прекр[асное] письмо. Отвечать. Об этом письме см. Г, 2, стр. 100.

1 См. письмо № 60.

2 См. «Круг чтения», 8 февраля, № 2.

3 М. А. Самсонов прислал вырезку из газеты «Омский телеграф» 1908, № 38. В статье «Об учителе жизни» (написанной по статье Зинаиды Гиппиус «Архип у Толстого» — «Речь» 1908, № 23), приведено письмо матроса, описывавшего свой приезд в Ясную Поляну и нелюбезный прием, который он там встретил. Самсонов больше Толстому не писал.

57. М. М. Дондуковой-Корсаковой.

1908 г. Февраля 27. Я. П.

Милая Мария Михайловна, сказал бы: сестра по духу, если бы знал, что вы мне позволите назвать вас так.

Сейчас прочел ваше письмо жене, которое глубоко тронуло меня. Вы открыли мне то, о чем я, по своему легкомыслию и эгоизму, не думал, а то, что вы открыли мне, очень важно. Готовящиеся мне юбилейные восхваления мне в высшей степени, не скажу тяжелы — мучительны. Я настолько стар, настолько близок к смерти, настолько иногда желаю уйти туда, пойти к Тому, от Кого я пришел, что все эти тщеславные, жалкие проявления мне только тяжелы. Но это всё для меня лично, я же не подумал о том, о чем вы мне пишете: о том тяжелом впечатлении, которое произведут на тех людей, которые верят так же, как вы, верят искренно и глубоко, какое впечатление произведут эти восхваления69 70 человека, нарушавшего то, во что они верят. Об этом я не подумал, и вы напомнили мне. Постараюсь избавиться от этого дурного дела, от участия моего в нем, от оскорбления тех людей, которые, как вы, гораздо, несравненно ближе мне всех тех неверующих людей, которые, бог знает для чего, для каких целей, будут восхвалять меня и говорить эти пошлые, никому не нужные слова. Да, милая Мария Михайловна, чем старше я становлюсь, тем больше я убеждаюсь в том, что все мы, верующие в бога, если мы только искренно веруем, все мы соединены между собою, все мы сыновья одного отца и братья и сестры между собою. Хотим ли мы, или не хотим этого, мы все едино. Так вот прощайте, милая Мария Михайловна, спасибо вам, что вспомнили обо мне. Общение с вами мне очень радостно. Если бы я был с вами, я бы попросил позволения просто поцеловать вас, как брат сестру. Теперь же прощайте. Благодарю вас за любовь и прошу вас не лишать меня ее.

Лев Толстой.

27 февр. 08.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 138—139, куда вклеен дубликат подлинника, написанного на машинке (в дубликате собственноручные подпись и дата воспроизведены рукой Н. Н. Гусева). Продиктовано в фонограф. Впервые опубликовано под шифром: «М. М. Д-ой» в ПТС, II, № 505.

Мария Михайловна Дондукова-Корсакова (1828—1909) — принадлежала к секте пашковцев, но впоследствии вернулась в православие. В течение многих лет занималась помощью заключенным в тюрьмах и вела среди них активную религиозную пропаганду. О ней есть сведения в воспоминаниях В. Н. Фигнер «М. М. Дондукова-Корсакова в Шлиссельбурге» и «М. М. Дондукова-Корсакова в Неноксе» — «Русские ведомости» 1912, №№ 290 и 294, и Н. А. Морозов «Письма из Шлиссельбургской крепости», Спб. 1910.

Ответ на письмо М. М. Дондуковой-Корсаковой к С. А. Толстой от 22 февраля 1908 г. В этом письме восьмидесятилетняя Дондукова-Корсакова (сверстница Толстого) умоляла его отказаться от юбилея, от которого будет «глубоко и тяжко» страдать «великое множество» верующих людей.

Появившиеся в газетах сообщения о письме Толстого к М. М. Дондуковой-Корсаковой вызвали в обществе большую тревогу (см. прим. к письму № 60). Многие обвиняли корреспондентку Толстого (ее фамилия была опубликована позднее) за бестактный поступок, за то, что желание группы православных было навязано Толстому. В некоторых газетах резко осуждали Дондукову-Корсакову (см., например, «Биржевые ведомости» 1908, № 10401 от 13 марта).

Толстому М. М. Дондукова-Корсакова писала в 1908 г. несколько раз. Письма ее оставались без ответа. По поводу письма к ней Толстого70 71 от 27 февраля она спрашивала, какую радость может привести общение между «братом и сестрой», не соединенными единой верой в бога. «Между вами и мною даже общее наше страдание о бедствиях нашей родины отражается настолько различным образом, что делиться с вами моей глубокой скорбью вы сами меня не допустите... Как же мне к вам приблизиться и в чем проявится, что общение со мною вам очень радостно? Напишите мне об этом, и по моей Христовой любви, горячей непосредственной любви, постараюсь вас понять». На конверте помета Толстого: Чепуха.

58. Арвиду Ернефельту (Arvid Järnefelt).

1908 г. Февраля 28. Я. П.

Очень рад был получить ваше письмо, милый Арвид, хотя и грустно было узнать, что вам тяжело было.1 Будем крепиться, милый друг: для христианина не может быть ничего дурного, кроме того, что в нем самом. А то, что в нем самом, в его власти.

Что же касается письма ваших журналистов, то я никак не могу исполнить их желания, т[ак] к[ак] не знаю и не могу знать никакой Финляндии, так же как не знаю и не могу знать никакой России. Знаю я людей, живущих в разных местах земного шара, более или менее близких мне никак не п[отому], что они, по странному заблуждению, считают себя подданными такого или иного правительства и привыкли говорить на том или ином языке, а потому, насколько мы соединены с ними одним и тем же пониманием2 жизни и взаимной любовью, вытекающей из такого понимания.

Нот никакого условия жизни, при котором люди — добрые люди — могли бы совершать такие ужасные преступления, как те, которые совершаются во имя патриотизма. Понимаю я, что угнетенные народности, как польская, финляндская, могут особенно легко поддаваться этому страшному искушению, но все-таки не могу без жалости думать о людях, которые поддаются ему. Вот всё, что могу сказать им.

Прощайте, милый друг Арвид, пожалуйста почаще пишите мне. Очень рад буду иметь общение с вами, потому что душевно люблю вас.

Лев Толстой.

1908. 28 фев.


Печатается первая часть письма по автографу, вторая по подлиннику, написанному на машинке. На втором листе автографа Толстой зачеркнул второй абзац, и письмо полностью было переписано на машинке (этот абзац в новой редакции). Адресату был послан подлинник, написанный на71 72 машинке, и первый (неисправленный) лист автографа. В подлиннике подпись и дата вырезаны. Воспроизводятся нами по публикации в «Огоньке». Впервые опубликовано почти полностью в финляндском журнале «Valvoja» 1908, от 10 апреля н. ст. Перепечатано в русских газетах 29 марта 1908 г., и в журнале «Огонек» 1908, № 14 — часть письма, подпись и дата воспроизведены факсимильно. Опубликовано полностью в ПТС, II, № 506.

Об Арвиде Александровиче Ернефельте (1861—1933) см. т. 68, стр. 23.

Ответ на письмо Ернефельта от 7 марта н. ст. 1908 г. Ернефельт от своего имени и от имени группы общественных деятелей и литераторов просил Толстого высказаться о финляндских делах. К письму было приложено циркулярное обращение, в архиве не сохранившееся.

1 А. Ернефельт писал: «Извините мне, что я так долго не пишу вам, но жизнь у меня была все это время трудная, а любовь к вам не давала жаловаться».

2 Далее печатается по подлиннику, написанному на машинке.

59. Вел. кн. Николаю Михайловичу.

1908 г. Февраля 28. Я. П.

28 февраля 08 г. Ясная Поляна.

Очень благодарю Вас, милый Николай Михайлович, за доброе письмо Ваше. Мне теперь совестно вспоминать о моем письме 1906 года.1 Вызвано оно было тем, что я что-то писал резкое и недоброе о царской фамилии.2 И думаю себе: общение с Вами — и такое недоброе отношение к близким Вам людям. Это вызвало мое письмо. Теперь я бы не написал этого. Вы не можете себе представить, как изменяется жизнь, приближаясь к старости, т. е. к смерти. Я именно чувствую, что рост духовный идет как бы обратно пропорционально квадратным расстояниям от смерти, всё лучше и лучше. Надеюсь, что Вы доживете до этого и испытаете это. Теперь же мне дороже всего любовное общение со всеми людьми, безразлично кто они: цари или нищие. И потому для меня Ваше доброе письмо, уничтожившее то нехорошее отношение, которое вызвало мое, было для меня особенно дорого. Душевно благодарю Вас. Если Вы захотите прислать мне те в высшей степени интересные материалы, о которых пишете, то я буду очень благодарен.

Могу отвечать за свою discrétion3 и моей дочери, которая одна переписывает мои письма.

Прощайте, дружески жму Вашу руку.

Любящей Вас Лев Толстой.72

73 Подлинник написан и датирован на машинке, подпись собственноручная. Впервые опубликовано в «Литературном наследстве», № 37-38, М. 1939, стр. 323.

О вел. кн. Николае Михайловиче (1859—1918) см. т. 73, стр. 166.

Ответ на письмо вел. кн. Николая Михайловича от 2 февраля 1908 г. После письма к нему Толстого в 1905 г. Николай Михайлович не решался больше писать Толстому и только теперь, после беседы с П. А. Сергеенко, сообщившим о желании Толстого получить сведения о распорядке дня русских императоров, позволил себе написать. К письму он приложил эти материалы и, кроме того, спрашивал, не заинтересуют ли Толстого выписки из писем Николая I, относящиеся ко времени процесса и казни декабристов.

1 В письме от 14 сентября 1905 г. (а не 1906 г.) Толстой писал Николаю Михайловичу о том, что в их отношениях «есть что-то ненатуральное» и что не лучше ли прекратить их (см. т. 76).

2 Толстой резко писал о русских царях в статье «Единое на потребу» (см. т. 36).

3 [скромность]

Материалы о декабристах Николай Михайлович прислал в середине марта. О впечатлении, которое они произвели на Толстого, есть запись в Г, 2 от 17 марта (стр. 115).

60. М. А. Стаховичу.

1908 г. Февраля 28. Я. П.

Милый Михаил Александрович,

Я знаю, что вы точно любите меня, любите не как писателя только, но и как человека, и, кроме того, вы человек чуткий и поймете меня. От этого обращаюсь к вам с большой, большой просьбой. Просьба моя в том, чтобы вы прекратили этот затеянный юбилей, который кроме страдания и хуже чем страдания — дурного поступка с моей стороны, не доставит мне ничего иного. Вы знаете, что и всегда, а особенно в мои года, когда так близок к смерти — вы узнаете это, когда состаритесь — нет ничего. дороже любви людей. И вот эта-то любовь, я боюсь, будет нарушена этим юбилеем. Я вчера получил письмо от княжны Дондуковой-Корсаковой,1 которая пишет мне, что все православные люди будут оскорблены этим юбилеем. Я никогда не думал про это, но то, что она пишет, совершенно справедливо. Не у одних этих людей, но и у многих других людей вызовет чувство недоброе ко мне. А это мне самое больное. Те, кто любят73 74 меня, я знаю их, и они меня знают, но для них, для выражения их чувств не нужно никаких внешних форм. Так вот моя к вам великая просьба: сделайте, что можете, чтобы уничтожить этот юбилей и освободить меня. Навеки вам буду очень, очень благодарен.2

Любящий вас

Лев Толстой.

28 фев. 1908.

Перепечатывается из журнала «Огонек» 1908, № 14 от 6 апреля, где впервые полностью опубликовано и факсимильно воспроизведено. Подлинник написан на машинке, подпись и дата собственноручные. Продиктовано в фонограф. Отрывок опубликован 28 марта 1908 г. во многих газетах (в сообщениях о ликвидации Комитета почина).

О Михаиле Александровиче Стаховиче (1861—1923) см. т. 63, стр. 190.

Подготовительные работы по организации торжественного ознаменования 80-летия со дня рождения Толстого (28 августа 1908 г.) начались по инициативе М. А. Стаховича. 7 января на литературно-музыкальном вечере в честь Толстого, устроенном Петербургским обществом народных университетов, М. М. Ковалевский, после доклада о всемирном значении Толстого, предложил организовать юбилейное чествование Толстого во всем мире и для этого создать международное бюро из общественных деятелей, представителей наук и искусств. На том же вечере сорганизовался временный Комитет почина, выделивший из своей среды рабочее бюро. На заседании 18 января председателем был избран М. М. Ковалевский, тов. председателя В. Г. Короленко и И. Е. Репин, секретарем М. А. Стахович и пом. секретаря И. Я. Гинцбург. Временный комитет поставил своей задачей организовать общественное мнение, разослать воззвания и в мае созвать съезд откликнувшихся учреждений и лиц для выборов полномочного Комитета действия и выработки окончательного плана празднества. При комитете организовалось временное Бюро печати, поставившее своей задачей проведение правильной информации о подготовительных работах к юбилею и созыв всероссийского съезда деятелей печати для выработки плана чествования со стороны литераторов. Комитет предполагал превратить юбилей Толстого в грандиозное национальное торжество. Предполагалось чествование устроить в Москве в присутствии С. А. Толстой. В Ясную Поляну к Толстому должна была отправиться немногочисленная делегация. После организации московского комитета функции были разделены (см. письмо № 99). 19 февраля комитет принял текст обращения, тогда же опубликованного в газетах (подписи подписавших обращение см. в т. 56, стр. 481). Комитет стал получать со всех концов мира сочувственные письма, запросы, предложения; были письма ругательные, было много стихотворений. В печати сочувственно74 75 обсуждался вопрос о предстоявшем торжестве. Предлагался законопроект о признании чествования национальным праздником, о принятии расходов на счет государства и об учреждении в Ясной Поляне народного университета имени Толстого. Вносились различные предложения в Академию наук, в городские думы, организовывались местные комитеты в университетах, театрах и пр. Предлагалось поставить Толстому при жизни памятник, возбудить вопрос об амнистии, об отмене смертной казни. «Союз русского народа» безуспешно пытался добиться запрещения подготовительных работ, и на страницах черносотенной печати ежедневно появлялись ругательные статьи. Секретарь Комитета почина М. А. Стахович поехал за границу для установления связи с иностранными комитетами. В Париже образовался комитет с участием Анатоля Франса, Жана Жореса, Поля Буайе и др.; инициатором берлинского комитета был Гергардт Гауптман; в лондонском участвовали Редьяр Киплинг, Эйльмер Моод и др. 12—13 марта в газетах промелькнуло сообщение о письме Толстого к Дондуковой-Корсаковой (фамилия ее названа не была). Отрицательное отношение Толстого к готовящемуся торжеству внесло большую тревогу. По странной случайности письмо Толстого к М. А. Стаховичу не было доставлено в срок, и Стахович, вернувшись из-за границы, по поводу распространявшихся слухов написал 13 марта С. А. Толстой, прося ее совета. С. А. Толстая в письме от 15 марта, не высказываясь категорически против юбилея, выразила опасение, что чествование может отразиться на здоровье Толстого. Получив, наконец, 17 марта письмо самого Толстого от 28 февраля, М. А. Стахович на другой день написал Толстому, выразив надежду, что, может быть, за истекшее время его категорическое желание несколько смягчилось. 21 марта С. А. Толстая телеграфировала Стаховичу, чтобы комитет при решении своем руководствовался письмом Толстого от 28 февраля и ее письмом от 15 марта. В заседании от 22 марта Комитет почина постановил сложить с себя полномочия, но, не желая прервать начатого дела, решил преобразоваться в Общество имени Л. Н. Толстого и продолжать работу независимо от юбилея. 27 марта состоялось последнее заседание, на котором был принят текст сообщения о причинах отказа (опубликовано в газетах 28 марта). Учрежденное при комитете Бюро печати на заседании 30 марта постановило работу свою не прекращать, созвать Всероссийский съезд работников печати и войти в Общество имени Толстого. Общество не было утверждено по формальным причинам (не было представлено письменного согласия Толстого). Состоявшийся 20-24 июня Всероссийский съезд писателей постановил ознаменовать юбилейную дату Толстого устройством дома-музея его имени в Петербурге. Работу эту осуществила выбранная съездом комиссия, явившаяся началом Общества Толстовского музея, утвержденного в мае 1909 г. Комиссия в марте 1909 г. развернула в залах Театрального клуба в Петербурге первую толстовскую выставку. Эта выставка положила начало Петербургскому Толстовскому музею, открытому 27 мартa 1911 г.

1 См. письмо № 57.

2 Далее собственноручно.

75 76

61. В. Г. Черткову от 28? февраля.

* 62. С. Баскину-Середенскому.

1908 г. Февраля 29. Я. П.

Стихи того отрывка, кот[орый] вы прислали мне, очень слабы, и я не советовал бы вам заниматься стихотворством. Очень сожалею, что должен сказать вам это. Я и вообще очень занят и слаб, нынче же чувствую себя совсем нездоровым и потому не могу принять вас. Пожалуйста, извините меня.

Лев Толстой.

29 фев. 08.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 136, куда вписана копия рукой H.H. Гусева. Продиктовано в фонограф.

С. Баскин-Середенский — поэт. Печатался в провинциальных периодических изданиях. Приехав 29 февраля 1908 г. из Петербурга в Ясную Поляну, остановившись в деревне, С. Баскин-Середенский в тот же день писал Толстому. Он выражал сочувствие его мировоззрению и просил дать отзыв о приложенном отрывке начатой им поэмы «Грядущий пророк». Просил разрешения прийти к Толстому для личной беседы.

63. Ф. И. Маслову.

1908 г. Марта 5. Я. П.

Очень благодарен, милый Федор Иванович, за ваше доброе письмо. Дружески жму вам руку и надеюсь иметь радость увидать вас у нас.

Лев Толстой.

1908 г. 5 марта.

Приписка к письму С. А. Толстой. Впервые опубликовано вместе с письмом С. А. Толстой в «Летописях», 2, стр. 236.

Федор Иванович Маслов (1840—1915) — председатель первого гражданского департамента Московской судебной палаты. Масловы — владельцы имения Селище в Орловской губ., близкие друзья С. И. Танеева, были хорошо знакомы с Толстыми.

Толстому был прислан крестьянином П. Палевым оттиск старинной золотой монеты, для которой корреспондент просил найти покупателя. (См. «Список писем, написанных по поручению Л. Н. Толстого» № 54.) Оттиск был направлен через гостившего в Ясной Поляне С. И. Танеева к Ф. И. Маслову, как знатоку нумизматики. Толстой отвечает на письмо Маслова от 2 марта 1908 г., сообщившего свое мнение о монете.

76 77

64. М. М. Стасюлевичу.

1908 г. Марта 5. Я. П.

Уважаемый Михаил Матвеевич,

Прилагаемый рассказ прислан мне С. Т. Семеновым с просьбою предложить его в ваш журнал, высказав о нем свое мнение.1 Рассказ этот очень хорош,2 так же хорош, как первые рассказы Семенова,3 и потому смело, исполняя его просьбу, предлагаю его вам. Думаю, что он понравится и вам и что вы примете его по его достоинству, я же с своей стороны буду все-таки очень благодарен вам за исполнение моей просьбы. Рад случаю после такого долгого промежутка4 мысленно дружески пожать вам руку и напомнить вам об истинно уважающем вас старом знакомом Льве Толстом.

5 марта 1908.

Впервые опубликовано в книге: «М. М. Стасюлевич и его современники в их переписке», V, Спб. 1913, стр. 329.

О Михаиле Матвеевиче Стасюлевиче (1826—1911) см. т. 62, стр. 436— 437.

1 При письме от 4 марта н. ст. 1908 г. С. Т. Семенов прислал из Женевы свой рассказ «Из жизни Макарки» с просьбой рекомендовать его в редакцию «Вестника Европы».

2 В Г, 2 записано 5 марта 1908 г.: «Сегодня за обедом Лев Николаевич сравнивал этот рассказ с пьесой Л. Андреева «Царь-голод», которую он прочитал недавно, и находил, что простое, естественное изображение Семенова гораздо трогательнее и производит более сильное впечатление, чем нагромождение ужасов и эффектов у Андреева. Лев Николаевич находил даже, что в рассказе Семенова лишнее — смерть мальчика под колесом машины на фабрике; и без этого исключительного случая простое и правдивое изображение обычной обстановки фабричного труда дает верное представление о тяжелых условиях жизни рабочих» (стр. 107).

3 См. предисловие Толстого к «Крестьянским рассказам» С. Т. Семенова, т. 29.

4 Последнее письмо к М. М. Стасюлевичу (короткая записка) было от 17 сентября 1904 г., перед этим Толстой писал в 1880 г. См. тт. 63 и 75. В ответном письме от 12 марта Стасюлевич писал: «В эту минуту я кончаю печатанием литературного отдела апрельской книги, а майская книга битком набита уже принятыми статьями. Как у Гоголя была набита церковь, но пришел городничий, и место опять оказалось. То же случится и теперь: Семенов после Вашей аттестации его превратится в городничего77 78 короче, я напечатаю его статью в майской книге». Действительно, рассказ Семенова напечатан в «Вестнике Европы» 1908, 5. Перепечатан в пятом томе «Крестьянских рассказов» С. Т. Семенова, изд. «Посредник», и отдельной книгой.

* 65. Зимако (Zimaco).

1908 г. Марта 6. Я. П.

Prie instamment ne pas publier ma lettre.

Tolstoi.


Убедительно прошу не печатать моего письма.

Толстой.

Печатается по черновику-автографу, написанному на обороте телеграммы Зимако. Основание датировки: помета H.H. Гусева на телеграфном бланке телеграммы Зимако.

Телеграммой от 16 марта н. ст. 1908 г. Зимако просил разрешения опубликовать письмо Толстого к нему от 26 января (8 февраля 1908 г.) (см. № 25).

В ответном письме от 22 марта н. ст. Зимако просил извинения за причиненную «неприятность» и уведомлял, что письмо Толстого напечатано не будет.

66. И. Ф. Наживину.

1908 г. Марта 9. Я. П.

Милый друг Иван Федорович. Сейчас дочел вашу прекрасную книгу: Голоса народов,1 и хочется сказать вам спасибо за нее. Когда присылаете письма Иконникова,2 к[отор]ые всегда глубоко трогают меня, приписывайте словечко, а то холодно. Как у вас в семье? Что здоровье дочки? Привет жене.

Я — странно сказать — что дальше живу, то всё лучше и лучше мне. Казалось бы, некуда больше а всё лучше.

Пока прощайте.

Л. Т.

9 марта 1908.

Отрывок впервые опубликован в воспоминаниях И. Ф. Наживина «О Льве Николаевиче» — «Международный толстовский альманах», М. 1909, стр. 161—185. Опубликовано полностью в книге Наживина «Из жизни Л. Н. Толстого», М. 1911, стр. 151.78

79 1 Составленный Ив. Наживиным сборник «Голоса народов», вып. I, М. 1908. Толстому особенно понравилась статья Вивекананды «Бог и человек». См. письмо № 75.

2 А. И. Иконников. См. прим. 2 к письму № 39.

* 67. Т. Л. Сухотиной.

1908 г. Марта 10. Я. П.

Милая Таничка, я кругом виноват перед тобой за то, ч[то] до сих пор не ответил на твое письмо от 15 фев[раля]. Пусть будет моим извинением то, что хотел всё написать «получше», а кончилось тем, ч[то] не написал никак. Прежде всего исполнение твоих поручений: карточки подписанные прилагаю.1 Good Health же ответ[ь] следующее: Прекратил питание мясом около 25 лет тому назад, не чувствовал никакого ослабления при прекращении мясного питания и никогда не чувствовал ни малейшего лишения, ни желания есть мясное. Чувствую себя сравнительно с людьми (средним человеком) моего возраста более сильным и здоровым. Но не могу, не имею основания приписать, по опыту, это неупотреблению мяса. Думаю же, что неупотребление мяса полезно для здоровья или, скорее, употребление мяса вредно, п[отому] ч[то] такое питание безнравственно; всё же, что безнравственно, всегда вредно как для души, так и для тела. Древние говорили: mens sana in corpore sano,2 надо же говорить обратно: здоровье души, т. е. следование ее законам (нравственным), дает здоровье телу. Вот и всё. Если хочешь, переведи это и пошли с моей подписью.3

Здоровье мое, и телесное и особенно духовное, очень, очень хорошо. Кажется, что лучше уж не может быть, а с каждым днем становится лучше. Стараюсь наилучшим образом перенести (так как остановить его невозможно), тот шум, к[оторый] делается вокруг моей вывески, и понемногу стараюсь высказать то, ч[то], может б[ыть1, кому-нибудь нужно, и мне кажется, ч[то] я знаю. О тебе, милый дружок, часто с большой любовью в страхом о твоей любви (не любви, а пристрастию) к Т[аничке] думаю. Ослабить эту страшную4 любовь и дать ей законность может только увеличение на другой стороне весов любви к богу, к добру и к ближнему, не милому, как Т[аничка], а противному,79 80 как самое противное из существ. Целую тебя, Мишу5 и ее. Радуюсь свиданью.6 Л. Т.

Приписка к письму С. А. Толстой. Отрывки опубликованы в статье И. Перпера «Лев Николаевич Толстой как вегетарианец» — «Вегетарианское обозрение» 1909, № 1, стр. 18, и в «Биографии Л. Н. Толстого» П. И. Бирюкова, IV, М. — П. 1923, стр. 147—148.

1 В письме от 15 февраля 1908 г. Т. Л. Сухотина просила дать три автографа на приложенных карточках для ее знакомых.

2 [здоровый дух в здоровом теле,]

3 Редакция американского журнала «Good Health» через Т. Л. Сухотину обратилась к Толстому с просьбой сообщить, как отражалось вегетарианство на его физической и умственной деятельности. Эту часть ответа Л. Н. Толстого «Good Health» Т. Л. Сухотина перевела на английский язык и прислала Толстому для подписи. Письмо было отправлено адресату в конце марта — начале апреля. Английский текст и точная дата письма редакции неизвестны.

4 Далее начато: и[сключительную?]

5 М. С. Сухотин.

6 Сухотины приехали из-за границы 9 апреля.

* 68. И. И. Горбунову-Посадову.

1908 г. Марта 11. Я. П.

Милый друг Ив[ан] Ив[анович],

Сейчас получил ваше хорошее письмо и только благодаря ему вспомнил, что у меня не просмотрено еще продолжение Евангелия.1 Нынче же возьмусь за это, чтобы не задержать нас.

Ценю, очень ценю вашу деятельность, и не я один, но больше всего ценю и люблю вашу душу.

Целую вас.

Л. Т.

Основание датировки: помета H. Н. Гусева в копировальной книге № 8, л. 145, где письмо отпечатано среди писем от 11 марта.

Об Иване Ивановиче Горбунове-Посадове (1864—1940) см. т. 64, стр. 188.

В письме от 10 марта 1908 г. И. И. Горбунов-Посадов подробно сообщал об издательских делах «Посредника» и о цензурных преследованиях.

1 В «Посреднике» печаталось упрощенное изложение евангелия под заглавием «Учение Христа, изложенное для детей» (М. 1908).

80 81

* 69. С. Л. Дмитриеву.

1908 г. Марта 11. Я. П.

Ясная Поляна. 11 марта 08.

Получил ваше письмо, и получение его было приятно, как приятно всегда общение с человеком, живущим тем же духовным Началом, которым живешь и сам. Не отвечал вам потому, что был очень занят и отчасти нездоров. Теперь исправляю это. Прощайте, дружески жму вам руку.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 141. Подлинник написан рукой H. Н. Гусева, подпись собственноручная (в копировальной книге подпись воспроизведена позднее Гусевым).

О Сергее Логиновиче Дмитриеве см. т. 56, стр. 545.

Ответ на письмо С. Л. Дмитриева от 24 февраля 1908 г. Дмитриев подробно писал о своем душевном настроении и своих планах, о своем приближении к взглядам Толстого на жизнь. По словам Дмитриева, общение с английскими сектантами привело его к убеждению, что свободное христианство дает большее удовлетворение, чем выработанные этими сектами ритуалы и катехизисы. На конверте помета Толстого: Прости[те], что не отвечал. А получить б[ыло] прия[тно].

* 70. А. Л. Толстой.

1908 г. Марта 11. Я. П.

Милая Сашенька,

Вчера послал тебе письмо, написанное на телеграмме Зоси,1 и пожалел, что не приписал того, что больше всего могло побудить тебя к поездке в Петербург, а именно поручение хлопотать через милого Анат. Фед. Кони, к которому ты могла бы съездить с этим письмом, чтобы напомнить ему об Андрюше и просить за него. Могла бы там же похлопотать через Леву, Дм. Ад. Олсуфьева и вообще между [1 неразобр.].2 Целую тебя, голубушка. Делай, как хочешь.

Л. Т.

11 марта 08.81

82 Печатается по копировальной книге № 8, л. 143. Дата проставлена рукой H. Н. Гусева.

Письмо адресовано младшей дочери Толстого Александре Львовне в Москву, куда она уехала 9 марта.

1 Это письмо к A. Л. Толстой неизвестно. Кому была адресована телеграмма С. А. Стахович («Зоси») и ее содержание также не установлено.

2 Можно прочитать: столиками [?]. См. письма №№ 71 и 92.

* 71. А. Ф. Кони.

1908 г. Марта 11. Я. П.

Милый Анатолий Федорович,

Письмо это передаст вам моя, простите за нескромный для отца эпитет, «милая» дочь Саша, которую вы видали, вероятно, ребенком. Я поручаю ей просить вас о моем сыне Андрее. Если это, как я и уверен, неприятно вам, то, пожалуйста, простите меня и ничего не отвечайте мне.1

Рад слышать, что ваше здоровье недурно и вы продолжаете писать свои воспоминания. Хотелось бы повидаться с вами и по душе поговорить.

О себе могу сказать только то, что чем ближе к смерти, тем мне всё лучше и лучше. Желаю вам того же.

Любящий вас Лев Толстой.

11 марта 1908.

1 Поездка А. Л. Толстой в Петербург не состоялась, и письмо не было передано. См. письмо № 92.

* 72. NN (К-ву).

1908 г. Марта 11 Я. П.

Ясная Поляна, 11 марта 08.

Жизнь наша происходит в настоящем. Только настоящее важно, и никакое прошедшее не может помешать настоящему. Напротив, сознание наших грехов в прошедшем поощряет82 83 нас к доброй жизни в настоящем. Вот всё, что могу сказать вам в ответ на ваше искреннее, тронувшее меня письмо. Посылаю вам несколько книг, которые, может быть, пригодятся вам.

В утешение могу сказать вам, что мало есть людей, которые бы не страдали тем же, чем вы пострадали. Не унывайте, а, напротив, стремитесь к большему и большему целомудрию, и я думаю, что вы найдете силы достигнуть этого.

Лев Толстой.

1908, 11 марта.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 145. Подлинник написан и датирован рукой H. H. Гусева, подпись и нижняя дата собственноручные. Продиктовано в фонограф.

В письме от 23 февраля 1908 г. (почт. шт.) К-в с отчаянием писал о своих моральных мучениях, вызываемых противоестественным пороком, которому он предается. Он спрашивал: «Как мне выйти из этой тины? Чем заглушить голос моей совести? Какими делами покрыть прошедшие годы моего падения?»

73. В. Г. Черткову от 11 марта.

74. З. Я. Курдюмовой.

1908 г. Марта 11—12. Я. П.

Ясная Поляна, 11 марта 08.

Зинаида Яковлевна,

Поздравляю вас с рождением сына.1 Не могу ничего желать особенного ему, так как никогда не хочу и не могу желать ничего особенного для исключительных людей. Желаю же, как ему, так и всем вашим детям, так и вам наибольшего счастья, истинного блага, того блага, которое приобретается только духовным совершенствованием, увеличением в себе любви к богу, т. е. к добру, и ко всем людям. Прощайте, братски жму вам руку.

Лев Толстой.

1908, 12 марта.83

84 Печатается по копировальной книге № 8, л. 146. Написано и датдровано рукой H. Н. Гусева, подпись и нижняя дата собственноручные. Верхняя дата — дата написания письма, нижняя — дата подписи.

О Зинаиде Яковлевне Курдюмовой (р. 1868) см. т. 76, стр. 38.

Ответ на письмо З. Я. Курдюмовой (Петербург) от 7 марта 1908 г. Курдюмова писала на третий день после рождения сына. Просила разрешения назвать сына Львом в честь Толстого и просила написать ей «несколько слов», которые она сохранит для него как «путеводный свет».

1 Лев Дмитриевич Курдюмов (р. 1908), впоследствии инженер.

75. И. Ф. Наживину.

1908 г. Марта 11—12. Я. П.

Ясная Поляна. 11 марта 08.

Милый Иван Федорович,

Только что послал вам письмо, как получил ваше длинное и такое важное письмо. Поступок ваш для меня не имеет никакого значения, ни отрицательного, ни положительного; одно значение для меня это то, что я знаю, как это тяжело, мучительно было вам и вашей милой жене. Для нас с вами не может быть вопроса о том, что важнее всего на свете: мы знаем очень хорошо, что важнее всего то, чтобы не нарушать любви. А о том, насколько нарушается любовь тем или другим поступком, есть ли возможность выйти из известного положения, не нарушая любви, это знает тот, кому предстоит это испытание, и поэтому судить о нем я не берусь и только радуюсь за то, что вы вышли из того мучительного положения, в котором вы находились. Надеюсь скоро увидать вас и подробно, с глазу на глаз, переговорить обо всем.1

То, что вы пишете мне о моем ужасном юбилее, наверное, не так тяжело для вас, как это тяжело для меня. Я делаю всё, что могу, чтобы прекратить это, но вижу, что я бессилен.

Очень, очень был рад вашему письму; оно приблизило меня к вам, что мне всегда особенно дорого.

Прибавляю еще к тому письму, которое писал вам, что статья индуса особенно поразила меня.2 Это необыкновенно хорошо,84 85 и вся книга прекрасна, только желательно бы было еще прибавить к тем голосам народов, которые есть там.

Прощайте, дружески жму вам руку. Здоровье мое хорошо. Жду вас.

Лев Толстой.

1908

12 марта.

Продиктовано в фонограф, переписано и датировано (верхняя дата) рукой H. Н. Гусева, подпись и нижняя дата собственноручные. Первая дата относится ко времени записи письма в фонографе, вторая — к подписи. Отрывок (об юбилее) впервые опубликован в воспоминаниях И. Ф. Наживина «О Льве Николаевиче» — «Международный толстовский альманах», М. 1909, стр. 170. Опубликовано полностью в книге Наживина «Из жизни Л. Н. Толстого», М. 1911, стр. 152—153.

В письме от 7 марта 1908 г. (почт. шт.) И. Ф. Наживин подробно сообщал о компромиссе, на который он и его жена вынуждены были пойти для того, чтобы оформить их брак; ей, еврейке, пришлось принять православие.


1 И. Ф. Наживин приезжал в Ясную Поляну 19 марта и 30 октября 1908 г. См. об этом в указанной книге Наживина «Из жизни Л. Н. Толстого», гл. VIII и IX.

2 См. письмо № 66 и Г, 2, стр. 108.

* 76. Т. Пшеничной.

1908 г. Марта 11—12. Я. П.

Ясная Поляна, 11 марта 1908.

Долго не отвечал вам на ваше письмо, потому что был очень занят и нездоров. То, что вы пишете о своем раскаянии, мне кажется неверно. Раскаиваться нельзя в прошедшем, одно только раскаяние, т. е. сожаление о том, что поступил не так, как хотел, не имеет смысла. Весь смысл раскаяния состоит в том, чтобы улучшить свою будущую жизнь. И это одно советую вам. Советую вам жить, как это говорят, для души, для бога,1 т. е. для увеличения в себе любви. Только этим путем вы можете успокоить себя. Прощайте, желаю вам всего хорошего.

Лев Толстой.

12 марта 1908.85

86 Печатается по копировальной книге № 8, л. 149. Написано и датировано рукой H. Н. Гусева, подпись и нижняя дата собственноручные. Верхняя дата — дата написания письма, нижняя — дата подписи.

Татьяна Пшеничная — дочь священника, ученица 7-го класса Екатеринославского епархиального училища, писала Толстому 7 февраля 1908 г. (почт. шт.) о своем тяжелом моральном состоянии. Ее младшая четырнадцатилетняя сестра покончила самоубийством, и ей казалось, что она виновата в этом, потому что первая бросила в душу ребенка зерно пессимизма. На это письмо ответил H. Н. Гусев 10 февраля, послал «Краткое изложение Евангелия». 20 февраля (почт. шт.) Т. Пшеничная вновь писала о своем горе, подробно рассказала о том, как все произошло. «Я считаю себя убийцей. Вправе ли я жить? Но должна ли я умереть, если смерть моя окончательно убьет родных?» Толстой ответил на это письмо.

1 Далее до конца фразы вставлено собственноручно.

* 77. М. В. Теплову.

1908 г. Марта 11—12. Я. П.

Ясная Поляна, 11 марта 1908.

Милый Теплов,

Получил ваше письмо и так живо вспомнил и вас и нашего общего драгоценного друга Николая Николаевича.1 Картина ваша проникнута тем самым чувством, которым был проникнут и этот наш общий друг. Она очень теплая и сердечная. Но должен вам сказать, что, по моему мнению, всякое фантастическое изображение не свойственно живописи. Впрочем, я не судья в этом. Во всяком случае очень благодарю вас за память обо мне; общение с вами мне истинно приятно.

Лев Толстой.

1908. 12 марта.

Подлинник написан и датирован рукой H. H. Гусева, подпись и нижняя дата собственноручные. Верхняя дата — дата написания письма нижняя — дата подписи. Продиктовано в фонограф.

Михаил Васильевич Теплов — художник, ученик Н. Н. Ге, разделявший его взгляды. В 1885—1886 гг. бывал у Толстого в Москве и в Ясной Поляне. Часто упоминается в письмах Толстого к Н. Н. Ге 1880-х годов. В 1908 г. был непременным членом землеустроительной комиссии в г. Оргееве Бессарабской губ. 9 февраля 1908 г. Теплов послал фотографию86 87 с его картины иллюстрации к рассказу Толстого «Где любовь там и бог» (масло). Картина была на выставке в Вильне. На фотографии надпись: «Вдохновителю дум моих, дорогому Льву Николаевичу, в знак любви и глубокого уважения от скромного автора. Февраля 9 дня 1908 г. М. Теплов» (хранится в ГМТ).

1 О Николае Николаевиче Ге (1831—1894) см. т. 63, стр. 208.

78. И. П. Шарапову.

1908 г. Марта 11—12. Я. П.

Ясная Поляна, 11 марта 08.

Получил ваше письмо и очень был рад узнать о том впечатлении, которое произвело на вас мое писание. Я не изменил своего мнения о том, что наилучшая, наиестественнейшая жизнь есть жизнь на земле трудами рук своих. Но, несмотря на всю важность этакого рода жизни, есть еще для человека, желающего следовать истинному закону блага, т. е. христианскому закону, есть другое требование, стоящее выше требования жизни на земле. Требование это состоит в том, чтобы не нарушать любви ни с каким человеком, чтобы увеличивать в себе это сознание любви. Не знаю, насколько вы исполнили это, но думаю, что ни один человек вполне не исполнил этого, и на это надо напрячь все свои силы. Когда же вы напряжете на это свои силы, то самый вопрос об изменении своей жизни уже не будет таким первостепенным. Будет возможность изменить жизнь, не нарушая любви, вы измените ее; не будет этой возможности, то вы скорее останетесь в прежнем положении, только бы не нарушать главного закона и главного блага человека — любви.

Прощайте, братски жму вам руку.

Лев Толстой.

12 марта

1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 147. Написано и датировано рукой H. Н. Гусева, подпись и нижняя дата собственноручные. Верхняя дата — дата написания, нижняя — дата подписи. Продиктовано в фонограф. Впервые опубликовано почти полностью, без указания фамилии адресата в статье В. Черткова «Отношение Л. Н. Толстого87 88 к земледельческим колониям» — «Голос минувшего» 1913, 10, стр. 58—59.

Иван Павлович Шарапов (р. 1885) — крестьянин Серпуховского уезда Московской губ., рабочий прядильно-ткацкой фабрики в Иванове-Вознесенске.

Ответ на письмо И. П. Шарапова от 10 января 1908 г. (посланное 3 марта). Под влиянием произведений Толстого и Т. М. Бондарева Шарапов задумал уехать из города и «быть крестьянином», но встретил противодействие со стороны родителей. Спрашивал, как ему поступить.

79. А. М. Бодянскому.

1908 г. Марта 12—13. Я. П.

Дорогой Александр Михайлович,

Прочел ваше письмецо Гусеву,1 в котором вы так прекрасно выразили единственное и наилучшее средство чествовать мой юбилей, т. е. сделать мне истинно приятное и вполне удовлетворяющее меня, а именно то, чтобы посадить меня в тюрьму за написание тех сочинений, за распространение которых вам придется сидеть шесть месяцев,2 и сидят так много и много людей. Многим эта мысль покажется шуткой, парадоксом, а между тем это самая простая и несомненная истина. Действительно, ничто так вполне не удовлетворило бы меня и не дало бы мне такой радости, как именно то, чтобы меня посадили в тюрьму, — в хорошую, настоящую тюрьму, вонючую, холодную, голодную. Вы высказали ясно то, чего я только смутно и неопределенно желал. Последнее время я чувствую себя до такой степени счастливым, что часто задумываюсь, есть ли что-нибудь, чего бы я желал? — и никак не мог найти ничего такого. Теперь же не могу воздержаться от того, чтобы не желать всей душой того, чтобы то, что вы предлагаете, было принято не как шутка, а как поступок, действительно могущий успокоить всех тех, которым мои писания и распространение их неприятны, а с другой стороны, который доставил бы мне на старости лет, перед моей смертью, истинную радость и вместе с тем избавил бы меня от всей предвидимой иною тяжести готовящегося юбилея.3

Дружески жму вам руку.

Лев Толстой.

13 марта 1908.88

89 Печатается по копировальной книге № 8, лл. 149—150. Написано рукой H. Н. Гусева, подпись и дата собственноручные (в текст внесен рукой Толстого ряд незначительных исправлений). Продиктовано в фонограф 12 марта (см. Г, 2, стр. 110). Впервые опубликовано в «Русских ведомостях» 1908, № 65 от 18 марта.

1 А. М. Бодянский сообщил Н. Н. Гусеву, что он послал в газеты открытое письмо, в котором писал о том, как следует, по его мнению чествовать 80-летие со дня рождения Толстого: «Написал, что, согласно с законами, а потому и принятой правдой, Льва Николаевича следовало бы посадить в тюрьму ко дню юбилея, что дало бы ему глубокое нравственное удовлетворение». В газетах этого письма не напечатали. По поводу письма Бодянского в Г, 2 12 марта записаны слова Толстого: «Как меня восхитил Бодянский! Действительно, это дало бы удовлетворение. Я на днях думал: чего я желаю? И ответил: ничего не желаю, кроме того, чтобы меня посадили» (стр. 110). В ЯЗ в тот же день его же (Толстого) слова: «Было бы верное избавление от празднования. Туда, куда-нибудь в Крапивну, с венками не пришли бы».

2 См. прим. 2 к письму № 51.

3 Далее собственноручно.

80. А. М. Кузнецовой.

1908 г. Марта 15. Я. П.

Ясная Поляна.

Прежде всего1 вам нужно перестать видеть всё дурное в людях, а для этого — увидать в себе дурное и постараться уменьшить его. Начните только делать это и найдете и смысл жизни и ее радость.

Лев Толстой.

15 марта

1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 152. Сверено с черновиком-автографом, написанным на конверте письма адресата. Подлинник написан рукой H. Н. Гусева, дата и подпись собственноручные. Впервые опубликовано в Г, 1, стр. 109.

В письме из Таганрога от 10 марта 1908 г. (почт. шт.) Агнеса Михайловна Кузнецова писала о своем «несчастии»: она потеряла веру в бога, изверилась в людях. Спрашивала, «для чего нужно жить, зачем нужно себя усовершенствовать».

1 Следующие два слова в черновике отсутствуют.

89 90

* 81. Болтон Холу (Bolton Hall).

1908 г. Марта 15/28. Я. П.

Dear Sir,

Thank you for your letter and the marked article in the Single Tax Review.1

I am very glad to hear, that the question in your country seems advancing. The indifference in Russia to this capital question is an inexplicable puzzle for me. I have tried to propose the system to our members of the government2 and of the Duma, but they seem all so much occupied with all kinds of supperficial matters, that they have no time and no sense for the capital question. But the question must be solved and very soon. So that I quite agree with you, that there are great times to live in.

Yours truly Loo Tolstoy.

28 March 1908.


Милостивый государь,

Благодарю вас за письмо и отмеченную статью в «Single Tax Review».1

Я очень рад слышать, что разрешение этого вопроса подвигается в вашей стране вперед. Безразличие России к этому важнейшему вопросу является для меня необъяснимой загадкой. Я пытался предлагать эту систему членам правительства2 и Думы, но они все кажутся столь запятыми разными незначительными делами, что не имеют ни времени, ни ума для этого серьезного вопроса. Однако вопрос этот должен быть решен, и в скором времени. Так что я совершенно с вами согласен, что нам предстоит пережить великие времена.

Искренне ваш Лев Толстой.

28 марта 1908.

Печатается но копировальной книге № 8, л. 157, куда вклеена рукописная копия Д. П. Маковицкого. Дата письма нового стиля. Основание датировки: помета Д. П. Маковицкого в копировальной книге, где копия вклеена среди писем от середины марта.

О Болтон Холе (р. 1854) см. т. 56, стр. 426—427.

При письме от 3 февраля н. ст. 1908 г. Болтон Хол прислал номер журнала «The Single Tax Review» 1908, 3 (Vol. 7). Он писал об успехах возглавляемой им лиги единого налога.

1 В присланном номере Болтон Хол отметил несколько страниц, на которые просил Толстого обратить внимание. Журнал хранится в яснополянской библиотеке.

2 См. т. 77, письмо № 192.

90 91

* 82. H. A. Дунаевой. Неотправленное.

1908 г. Марта 16. Я. П.

В ваших словах я увидал не искренность, а легкомыслие, самоуверенность и недоброту, о которых очень сожалею.

Печатается по копии, находящейся в архиве H. Н. Гусева. Продиктовано в фонограф. Датируется по отметке на конверте письма адресата.

Ответ на письмо Надежды Арсеньевны Дунаевой (р. 1887) от 14 марта 1908 г. (почт. шт.). Дунаева писала: «Я, дочь купца, слушательница Московских высших женских курсов Надежда Дунаева, чувствую к Вам личную ненависть... Я не видела Вас ни разу, я не читала Ваших произведений всех, но то, что я читала, восстановило меня против Вас».

* 83. М. Вейсенбергер (М. Weissenberger).

1908 г. Марта 16/29. Я. П.

Es war mir sehr angenehm Ihren Brief zu bekommen. Ich danke Ihnen für die in Ihren Versen geausserten Gefühle.

Leo Tolstoy.

29/16 März 1908.

Мне было очень приятно получить ваше письмо. Благодарю вас за выраженные в ваших стихотворениях чувства.

Лев Толстой.

29/16 марта 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 153, куда вклеена рукописная копия Д. П. Маковицкого.

В письме от 23 марта н. ст. 1908 г. и в приложенном к нему стихотворении Мария Вейсенбергер выражала радость по поводу выздоровления Толстого. Комментируемое письмо адресовано в Вену.

* 84. Р. Г. Гадон.

1908 г. Марта 17. Я. П.

Ясная Поляна.

Любить надо не одних русских русским, не одних евреев евреям, не одну учительницу, которую вы любите, а надо любить ровно всех людей. А почему надо любить так? Потому что во всех людях, кто бы они ни были и какие бы они ни были,91 92 живет один и тот же дух божий, который живет в вас и во мне. Больше же всего надо любить тех людей, которые нам неприятны, ненавидят нас, врагов наших. И это надо делать не потому, что за это будет какая-нибудь на том свете награда, а потому, что в этом самое большое благо и счастье человека. Тот, кто испытает это, то, чтобы любить тех, которые вас не любят, тот узнает это счастье. Советую вам испытать это. Прощайте, желаю вам всего хорошего.

Лев Толстой.

17 марта 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 156—157. Написано рукой H. Н. Гусева, подпись и дата собственноручные. Продиктовано в фонограф.

Рахиль Григорьевна Гадон (р. 1894) — в то время ученица гимназии в Елисаветграде. Впоследствии учительница рисования там же.

В письме от 13 марта 1908 г. Р. Гадон писала о своей любви к учительнице литературы Елене Никитичне Ковалдиной. Но эта учительница русская, а после еврейского погрома, жертвой которого был ее лучший друг, она поклялась вечно ненавидеть русских. Правда, когда утихла боль, она поняла, что ненавидеть нельзя, но все же никто не мог ответить на ее вопрос, как же следует относиться к русским. Не могла она одновременно ненавидеть и любить свою учительницу. Просила Толстого помочь ей в разрешении этого вопроса.

85. Н. А. Глебовой.

1908 г. Марта 17. Я. П.

Ясная Поляна Тульской губ., ст. Засека.

Отвечать на ваш вопрос мне очень легко. Целомудрие есть идеал, к которому всегда, во всех условиях нужно стремиться. Чем ближе достигаешь исполнения его, тем не то что достигаешь какой-нибудь заслуги перед богом, а достигаешь своего большего блага. Человек больше может служить богу, будучи целомудренным, чем отдаваясь своей плотской жизни.

Вот всё, что имею сказать вам.

Лев Толстой.

17 марта 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 154. Написано рукой H. Н. Гусева, подпись и дата собственноручные. Продиктовано в фонограф. Впервые опубликовано в ТТ, 1, стр. 18.92

93 Ответ на письмо Н. А. Глебовой (Краснослободск) от 24 февраля 1908 г. Глебова писала о своей любви к одному студенту-медику, брак с которым был невозможен в силу особого обстоятельства: ему грозило наследственное сумасшествие. «Что делать, — спрашивала Глебова, — как быть? Как разойтись, когда любишь сильно? Воля слаба, а страсти могучи. Что нравственнее — вступить в брак или отказаться от него? Но, рано или поздно, не устоять против внебрачной связи».

86. Христо Досеву.

1908 г. Марта 17. Я. П.

Ясная Поляна.

Милый Досев,

Получил ваше письмо и очень рад был и тому, что вы пишете про себя и про наших общих друзей. Но должен сказать, что я всегда боюсь приписывать слишком большое значение внешним явлениям. Это отвлекает от заботы о внутренней жизни; а только в этом, во внутреннем движении, единении с богом, — и личное счастье, насколько мы можем его испытывать, и вместе с тем благотворнейшее воздействие на других людей.

Вы спрашиваете меня о теософии. Меня самого интересовало это учение, но, к сожалению, они допускают чудесное, а малейшее допущение чудесного уже лишает религию той простоты и ясности, которые свойственны истинному отношению к богу и ближнему. И потому в учении этом может быть много очень хорошего, как в учениях мистиков, как в спиритизме даже, но надо остерегаться его. Главное же, думаю, что те люди, которым нужно чудесное, не понимают еще вполне истинного — простого — христианского учения.

Прощайте, милый Досев, пишите мне изредка; всегда очень рад общению с вами.

Лев Толстой.

1908. 17 марта.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 154—155. Написано рукой Н. Н. Гусева, подпись и дата собственноручные. Продиктовано в фонограф. Впервые опубликовано в ПТС, I, № 259.

О Христо Досеве (1887—1919) см. т. 56, стр. 582.

Ответ на письмо X. Досева от 2 марта н. ст. 1908 г. Вернувшись из России в конце 1907 г., Досев по делам издательства «Възраждане» ездил по Болгарии. Толстому он писал о своих впечатлениях. В том же письме93 94 Досев писал об одном члене их общины, увлекавшемся одновременно мировоззрением Толстого и теософией. Просил Толстого высказать свое отношение к теософии.

По поводу этого письма Досева есть запись в ЯЗ 12 марта.

87. Г. В. Макарову.

1908 г. Марта 17. Я. П.

Ясная Поляна.

Прочел ваши рассказы для детей. Большинство их очень, очень хороши. Оценка их сделана не только мною, но и теми крестьянскими детьми, которым я давал их для прочтения. Они прочли их, все запомнили и прекрасно передали. Особенно нравится мне в ваших рассказах то, что тот вывод, нравственный или практический, который вытекает из рассказа, не сказан, а предоставлено самим детям сделать его. Я делал этот опыт с крестьянскими детьми, и они прекрасно говорили мне о том смысле, который вытекает из рассказа. Желательно бы было несколько упростить язык; но в общем рассказы очень хороши. Очень советую вам продолжать это прекрасное дело.

Благодарю вас за присылку книг, желаю вам всего лучшего.

Лев Толстой.

1908. 17 марта.

Перепечатывается из книги: Глеб Макаров, «Рассказы для детей», изд. «Прометей», Спб. 1912, где письмо впервые опубликовано и факсимильно воспроизведено. Написано рукой H. H. Гусева, подпись и дата собственноручные. Продиктовано в фонограф.

Глеб Владимирович Макаров — предводитель дворянства Любимского уезда Ярославской губ., автор книги «Рассказы для детей», Ярославль, 1907; изд. 2-е, Спб. 1912.

При письме от 28 февраля 1908 г. Г. В. Макаров прислал около тридцати экземпляров своей книги с просьбой раздать их яснополянским детям.

О «Рассказах» Макарова есть записи в ЯЗ 14, 15 марта и 30 апреля 1908 г. В экземпляре, хранящемся в яснополянской библиотеке, Толстой дал рассказам следующую оценку по пятибалльной системе: «Часовщик» — 4, «Лисицын суд» — 41/2, «Мешки» — 5, «Два цветка» — 4, «Маляр» — 41/2, «Соловей» — 4, «Мялка» — 3, «Скупой Пантелей» — 2, «Быль» — 2, «Доктор Гааз» — 5+, «Сытый и голодный» — 3, «Плуг» — 1, «Медведь и лайка» — 1, «Барыня» — 3, «Петух и воробей» — 3—2, «Спор» — 5+, «Заяц» — 3—2, «Цимбалы» — 2, «Услужливый работник» — 1, «Глухонемые» — 3, «Ласточка» — 2, «Дедушкин рассказ про француза» — 3,94 95 «Несправедливый король» — 5, «Судьба Никанора» — 4, «Шалуны» — 2, «Петр Великий» — 0, «Волчья участь» — 1, «Две встречи» — 3, «Ученый» — 5, «Шахматы» — 4, «Две розы» — 0, «Два приятеля» — 0, «Волчонок» — ?, «Хитрый повар» — 3, «Правда» — 3. Из перечисленных рассказов во второе издание, дополненное новыми рассказами, не помещены следующие: «Сытый и голодный», «Петр Великий», «Хитрый повар» и «Правда».

* 88. С. Ф. Парамонову.

1908 г. Марта 17. Я. П.

Ясная Поляна.

Получил ваше письмо и посылаю вам несколько книг, в числе их книгу о духоборцах. Прошу вас и советую прочесть ее и вникнуть в то, как живут эти люди и как надо и можно жить людям: спокойно, свободно и радостно. В письме вашем не понравилось мне то, что вы очень осуждаете людей. Надо не людей осуждать, а в себя заглядывать и судить себя и исправлять себя от своих недостатков. Так учил нас Христос. Прощайте, желаю вам всего лучшего.

Лев Толстой.

1908. 17 марта.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 155. Написано рукой Н. Н. Гусева, подпись и дата собственноручные. Продиктовано в фонограф.

В письме от 14 марта 1908 г. С. Ф. Парамонов, служащий московского городского трамвая, просил прислать «хоть одну» книгу. Купить он не мог. «Мы — народ забитый, стесненный», — писал он и привел примеры притеснений и несправедливости, которые терпят рабочие. Письмо написано малограмотно.

* 89. Т. Л. Сухотиной.

1908 г. Марта 17. Я. П.

Ясная Поляна.

Милая Танечка,

Говорю тебе в фонограф, чтобы сказать несколько слов: благодарить за твое милое письмо мaмà предпоследнее и выразить свою радость, что твоему мужу, милому старику, лучше, и что вот-вот мы увидим вас, тебя и, главное... не скажу главное, а увижу тебя и Танечку.95

96 Прощай, душенька, до свиданья. В Lancy1 ты, вероятно, увидишь бедную Веру: пожалуйста, скажи ей что-нибудь доброе от меня; я часто вспоминаю ее и очень жалею и уверен, что ты точно так же пожалеешь.2

3 Целую тебя, твой старый старик Л. Т.

1908, 17 марта.

Написано рукой Н. Н. Гусева, подпись и дата собственноручные.


1 По дороге из Италии в Россию Сухотины остановились в Швейцарии (в Ланси, близ Женевы).

2 О Вере Сергеевне Толстой (1865—1923) см. т. 73, стр. 133. О чем здесь идет речь, редакции неизвестно.

3 Далее собственноручно.

* 90. А. И. Шашкину.

1908 г. Марта 17. Я. П.

Ясная Поляна Тульской губ., ст. Засека.

Всеми силами борюсь против готовящихся восхвалений. Благодарю за сочувствие.

Лев Толстой.

17 марта 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 152. Написано рукой H. Н. Гусева, подпись и дата собственноручные.

В письме от 13 марта 1908 г. проживавший в Москве крестьянин Александр Иванович Шашкин писал: «Я инстинктивно предугадываю, что вы против юбилея и почестей и славы, которую готовят вам. Поэтому прошу ради бога, не справляйте юбилей».

*91. П. А. Буланже.

1908 г. Марта 17—18? Я. П.

Милый Павел Александрович,

Получил письмо ваше и долго не отвечал, п[отому] ч[то] произвело оно на меня тяжелое впечатление. Я несколько дней примеривался отвечать вам и не мог почему-то. Нынче я понял,96 97 почему это. Происходит это оттого, что — ошибаюсь я или нет — ваше письмо вызвало во мне осуждение вас. И, вспомнив то, что так верно сказано в Евангелии, ч[то] если имеешь что против брата, то скажи это ему кротко и с глазу на глаз и приобретешь брата. И вот мне хочется опять приобрести в вас брата и для этого хочу написать то, что имею против вас. А именно то, что, судя по письму вашему, вижу, что вы смотрите на свой поступок или, скорее, ряд поступков, совершенных вами, как на нечто очень естественное, тогда как я полагал бы, что если вы когда-либо искренно принимали руководством жизни учение добра и истины Христа и всех лучших людей мира, то вам нельзя быть спокойным и довольным, нельзя, возвращаясь к общению с таким близким с вами человеком, каким был я, говорить о посторонних предметах, а не о своей душевной жизни. Это мне было и продолжает быть больно за вас.

Не оправдывайте себя, милый брат, а как можно строже отнеситесь к себе с тем, что сознание всего того дурного, что вы сделали, было бы для вас средством движения вперед к совершенствованию и благу, а не средством всё большего и большего падения. Всё это, говорю вам, как вы не можете не понять, только из любви к вам, и потому уверен, что вы не рассердитесь за это на меня. Помогай вам бог, котор[ый] в вас, счистить с своей души всё, что скрывает его в ней.

Любящий вас Л. Толстой.


На конверте: Genève, Suisse, Grand Lancy, M-me Woulff. Павлу Александровичу Буланже.1

Основание датировки: почтовый штемпель «Харьков — Москва 18 марта 1908».

О Павле Александровиче Буланже (1865—1925) см. т. 63, стр. 350.

Ответ на письмо П. А. Буланже, в архиве не найденное. Очевидно, Буланже писал о последних событиях своей жизни. Об этом см. т. 77, письмо № 279.

1 Рукой Ю. И. Игумновой приписано: Швейцария.

По желанию Толстого, комментируемое письмо в копировальной книге скопировано не было. Для архива Черткова П. А. Буланже дал копию лишь после смерти Толстого.

97 98

*92. Л. Л. Толстому.

1908 г. Марта 21. Я. П.

Очень рад был получить твое письмо, милый Лева. То, что ты недоволен собой, и хорошо и нехорошо, но больше хорошо, п[отому] ч[то] это признак самого важного и дорогого на свете: внутренней духовной работы. Я думаю, что она происходит в тебе, и радуюсь этому, радуюсь п[отому], ч[то] знаю, что всякая искренняя духовная работа приводит к одному: к широкому, внесемейному (пусть Дора1 не сердится на меня), внеcословному, внепартийному, вненациональному патриотическому взгляду на жизнь и любовному отношению ко всем людям, а в этом единственно возможное в жизни истинное и очень большое благо.

Поцелуй за меня Дору и детей.2 Придется ли когда увидаться с ними? Это не мешает мне помнить их и любить, особенно Дору. Радуюсь мысли увидать тебя. Юбилей мой очень трудная для меня задача: как сделать, чтобы не огорчить друзей и не озлобить врагов. Ищу средств поступить так, чтобы как можно меньше нарушить естественное, любовное отношение, свойственное людям.3

Прощай, целую тебя.

Твой друг Л. Т.

21 марта 1908.


Письмо Кони я посылал Саше в Москву, чтобы она сама передала его Кони; но так как она из Москвы не поехала в Петербург, оно у нее осталось.

Твоя мысль о месте Андр[юше] в дворцовом ведомстве очень хороша. Хорошо бы, если бы это удалось.4

Л. Т.


На конверте: Льву Львовичу Толстому. Петербург, свой дом против Таврического сада.

Отрывок (о юбилее) опубликован неточно в газете «Русь» 1908, № 89, от 30 марта.

Ответ на письмо Л. Л. Толстого от 19 марта 1908 г., в котором он писал: «Живу нехорошо, очень мало делаю и очень недоволен собой».

1 Дора Федоровна Толстая, жена Л. Л. Толстого. См. о ней т. 74, стр. 6.98

99 2 Дети Л. Л. Толстого: Павел (р. 1900), Никита (р. 1904) и Петр (р. 1905).

3 В письме от 19 марта Л. Л. Толстой писал отцу: «Воображаю, как неприятно тебе читать каждый день в газетах о себе. Но если это поможет, выражаясь изысканно, мирному прогрессу человечества, то пусть справляют юбилей, как хотят. Тебе надо совершенно молчать о нем и принимать пассивно. Жаль поэтому, что в газеты попало письмо к Бодянскому» (см. № 79).

В газете «Русь» от 30 марта напечатано интервью с Л. Л. Толстым. Он выражал сожаление, что Комитет почина поспешил прекратить свою деятельность. Ему приписано утверждение: «Мне достоверно известно, что ни вся семья, ни сам Лев Николаевич не ожидали этого». В интервью приведена выдержка из комментируемого письма. Интервью опубликовал И. Б. Файнерман (фамилия его в газете не указана). В «Новом времени», № 11514 от 1 апреля, напечатано письмо Л. Л. Толстого с возражением против неточностей заметки, появившейся в «Руси».

4 См. письма №№ 70 и 71.

93. И. М. Куртышу.

1908 г. Марта 23. Я. П.

Дорогой брат

Иван Маркович,

Хочется приписать тебе несколько слов, только чтобы сказать тебе то, что часто с любовью и благодарностью думаю о тебе и желаю тебе духовной крепости более всего в том, чтобы с покорностью воле божьей и с любовью к тем самым людям, от которых ты страдаешь, переносить свое заключение. В этом, в любви к врагам, к гонящим и ненавидящим нас, великая сила и радость, как для того, кто переносит так гонения, так и для всех, кто знает про это.

Помогай тебе бог с смирением, кротостью и любовью к гонителям переносить свое положение, и я думаю, что и в твоем положении ты найдешь истинное благо, которого никто не в силах лишить тебя. Пиши нам. Всегда радуюсь известиям о тебе. И буду рад, если могу чем служить тебе.

Братски целую тебя.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 160—161. Приписка к письму H. Н. Гусева. Впервые опубликовано в «Толстовском ежегоднике 1913 года», стр. 144. Датируется по отметке Гусева в копировальной книге.

Ответ на письмо И. М. Куртыша от 16 марта 1908 г. Куртыш сообщал о получении денег и письма Толстого от 22 января (см. № 24).

99 100

94. T. A. Кузминской.

1908 г. Марта 24—25. Я. П.

Ясная Поляна.

Получил твое письмо, милая Таня, и очень был рад ему, рад, как всегда, вспомнить и живо восстановить отношение с тобою. Ты напишешь, как ты верно говоришь, наверное больше сердцем, а это самый лучший инструмент для того, чтобы хорошо написать то, что пишешь. Пожалуйста, печатай, и я с удовольствием и, наверное, с большой радостью прочту это твое писание.1

Передай мой привет твоим, братски целую тебя. Извини, что письмо коротко, я говорю в фонограф, я устал, много работал и не совсем здоров.2

Лев Толстой.

1908, 25 марта.


Был вчера не совсем здоров,3 а нынче совсем хорошо. Соня уехала в Москву,4 а у нас Сережа.5 Хорошо бы повидаться. Можно ли надеяться?6

Л. Т.

Подлинник написан на машинке, подпись, дата и приписка собственноручные. Впервые опубликовано в ПТС, II, № 508. Согласно отметке на письме адресата Толстой диктовал первую часть письма 24 марта; письмо датировано Толстым на другой день, когда он делал приписку к письму.

О Татьяне Андреевне Кузминской (1846—1925) см. т. 83, стр. 15—16, и т. 60, стр. 448.

Ответ на письмо Т. А. Кузминской от 20 марта 1908 г. Кузминская просила разрешения опубликовать ее записки, сделанные в Ясной Поляне осенью 1907 г. «Когда я жила у вас, я все разговоры ваши записывала (это надо было делать сорок лет, но, к сожалению, я была глупа). Ты так много говорил содержательного, интересного, что, когда я перечла все это дома, мне стало жаль, что это так и пропадет даром, и я стала разрабатывать все, и вышло интересно. Мне кажется интереснее статей корреспондентов. Я пишу сердцем, а не пальцами, хотя за слог не отвечаю. Так ты не будешь на меня в претензии, если я напечатаю? Мне ужасно это хочется».

1 Записки Т. А. Кузминской напечатаны под заглавием: «В Ясной Поляне осенью 1907 года» в приложении к «Новому времени» 1908, №№ 11530 и 11534. Изданы отдельной книгой под тем же названием, Спб. 1908.100

101 2 Далее собственноручно.

3 Толстой во время прогулки ушиб ногу о сани. Весь день хромал и чувствовал себя плохо.

4 С. А. Толстая уехала в Москву 24 марта, вернулась 1 апреля.

5 С. Л. Толстой приехал в Ясную Поляну 24 марта, уехал 26 марта.

6 В 1908 г. Кузминская в Ясную Поляну не приезжала.

*95. П. Н. Воронову.

1908 г. Марта 25. Я. П.

Ясная Поляна.

Благодарю вас, Павел Николаевич, за присылку вашего журнала. Я еще не получал его, но, как скоро получу, прочту и если найдется что-нибудь, что меня особенно заинтересует, что, вероятно, найдется, так как я всегда любил очень «Русскую старину», то непременно напишу вам. Еще раз благодарю вас и дружески жму вам руку.

Лев Толстой.

1908, 25 марта.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 163, куда вклеена рукописная копия. Продиктовано в фонограф.

Павел Николаевич Воронов — генерал-лейтенант, с 1907 г. редактор-издатель «ежемесячного исторического издания» «Русская старина».

При письме от 16 марта 1908 г. П. Н. Воронов послал комплект «Русской старины» за 1907 г. и первые номера зa 1908 г. Он просил Толстого «прозорливым оком» просмотреть некоторые статьи и сказать, «правильно ли «Русская старина» ведет свой курс. В свои ли сани я сел, или мне надо бросить это дело». 10 мая 1908 г. Толстой послал для «Русской старины» свою карточку с автографом. Воспроизведена в восьмом (августовском) номере журнала.

96. М. С. Дудченко.

1908 г. Марта 25. Я. П.

Ясная Поляна.

Получил ваше письмо, милый Митрофан Семенович, и очень порадовался тому выражению чувств и мыслей, которое нашел в приложенном при нем обращении. Немного мне показались резкими некоторые обращенные к устроителям слова, и поэтому, и не только поэтому, но вообще теперь, уже оказывается излишним101 102 это заявление, а чем меньше обращать на себя внимание, тем, естественно, лучше. Я уже писал и в Комитет в Петербург о том, как мне больна эта шумиха, делаемая вокруг меня1 то же самое на днях сделаю и в Москве.2 Ожидаю приезда ко мне, кажется, секретаря или председателя этого Комитета.3 Во всяком случае всё это было мне очень тяжело, и очень трудно было отнестись к этому так, чтобы не ошибиться. Вероятно, я и ошибся, но что же делать.

Очень рад был узнать о вас и о Шеерманах,4 которых я не знаю, но от всей души люблю и уважаю. Дружески жму вам руку.

Лев Толстой.

1908. 25 марта.

Подлинник написан на машинке, подпись и дата собственноручные. Продиктовано в фонограф. Впервые опубликовано в ПТС, I, № 263.

О Митрофане Семеновиче Дудченко (1867—1946) см. т. 65, стр. 311.

При письме от 17 марта 1908 г. (почт. шт.) М. С. Дудченко прислал составленное двенадцатью единомышленниками Толстого «обращение» по поводу начавшихся приготовлений к юбилею Толстого. Составители «обращения» возражали, что юбилей устраивали «люди того мира, против которого и направлено слово Льва Толстого». «Обращение» было послано Толстому для одобрения; оно, очевидно, распространения не получило.

1 См. письмо № 60.

2 См. письмо № 99.

3 Председатель московского комитета Н. В. Давыдов приехал в Ясную Поляну 25 марта.

4 См. письма №№ 101 и 170.

*97. А. Ф. Кони.

1908 г. Марта 25. Я. П.

Получил ваше доброе письмо, милый Анатолий Федорович.1 Оно отвечает на то, которое не дошло до вас. Не дошло же оно до вас п[отому], ч[то] я посылал его в Москву моей дочери с тем, чтобы она, будучи в Петербурге, лично передала его вам. Но она не поехала в Петербург и привезла письмо назад. Исполняя ваше желание, посылаю его.2

Вчера утром, получив ваше письмо, я не вспомнил сразу по почерку на конверте, чей именно это был почерк, решил,102 103 однако, что это письмо от человека, которого я люблю, и отложил, как я обыкновенно это делаю, письмо это под конец. Когда же распечатал и узнал, что письмо от вас, порадовался своей догадливости. Сейчас был у нас Н. В. Давыдов3 и говорил, что вы собираетесь к нам. Как бы хорошо было.4

Ваше намерение писать свои воспоминания5 только может быть мне приятно.

До свиданья, надеюсь, дружески жму руку.

Лев Толстой.

1908. 25 марта.

Отрывок опубликован адресатом без указания даты в его «Воспоминаниях о Льве Николаевиче Толстом» — «Ежемесячные литературные и популярно-научные приложения» к «Ниве» 1908, 9, столб. 70.

1 Письмо А. Ф. Кони в архиве не найдено.

2 См. письмо № 70.

3 См. прим. к письму № 99.

4 С Толстым А. Ф. Кони больше не встречался. Последний раз он был в Ясной Поляне в 1904 г.

5 Речь идет о воспоминаниях Кони о Толстом. Напечатаны в «Литературных приложениях» к «Ниве» (см. первый абзац комментария).

98. NN (П-н).

1908 г. Марта 25. Я. П.

Ясная Поляна.

В ответ на ваше письмо советовал бы вам прочесть Мф. г. V, ст. 31 и 32. Не потому советую это вам, что это евангелие, которое считается священной книгой, а потому, что тут выражено самое практическое, мудрое правило, относящееся к вашему положению. В половом вопросе как было, так всегда и останется идеалом полное целомудрие: человек естественно стремится к нему, так как противное целомудрию состояние есть состояние животного. Но так как достижение полного целомудрия трудно молодым людям, то ближайшее приближение к нему есть супружество, при котором муж не покидает жены, и жена не покидает мужа для того, чтобы они оба имели возможность исполнять то, что одно оправдывает супружество: родить и воспитать детей. Когда же мужчина оставляет жену и берет другую, то, очевидно, у него идеал не целомудрие, а личное103 104 счастье. И потому в вашем вопросе советовал бы вам употребить всю силу воли над собою для того, чтобы расстаться с тем человеком, который вовлекает вас в грех и в тяжелое во всех отношениях положение. Как вам лучшим образом сделать это, не огорчив и не оскорбив того человека, это вы знаете. Мой совет очень определенный, и я ничего другого сказать вам не могу.

Желаю истинно вам настоящего блага. Прощайте, желаю вам всего хорошего, и самое хорошее для вас есть освобождение от того соблазна, в котором вы находитесь.

Лев Толстой.

25 марта 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 164, куда вклеен дубликат подлинника, написанного на машинке (в дубликате подпись и собственноручная дата воспроизведены рукой H. Н. Гусева). Продиктовано в фонограф. Впервые опубликовано в TT, 1, стр. 18—19.

В письме от 8 марта 1908 г. П-н, учительница двухклассного училища, просила совета в вопросе своей личной жизни. Она полюбила женатого человека, чем вызвала протест со стороны своей матери. Его жена не соглашалась на развод, и, кроме того, они не могли жениться потому, что он еврей, а она христианка. Сойтись с ним без брака значит убить свою мать. Он предлагал уехать зa границу, но она не решалась покинуть мать, которую содержала. Пробовала забыть его, не удавалось, потому что это не увлечение, а прочная любовь. Жизнь сделалась для нее мукой.

99. В редакции газет. Неотправленное.

1908 г. Марта 25. Я. П.

Ясная Поляна.

Милостивый Государь Господин Редактор,

Посылаю вам прилагаемое письмо.1 Таких писем от людей, отрицательно относящихся к моему предстоящему юбилею, я получил несколько, это же письмо я очень прошу вас напечатать, как желает этого автор его. Я, с своей стороны, тоже желал бы его напечатания, так как в связи с этим письмом я имею сказать кое-что относительно этого моего предстоящего юбилея.

Сказать я имею именно то, что готовящийся юбилей этот чрезвычайно тяжел для меня. Причин этому много. Одна из104 105 первых та, что я никогда не смотрел на такого рода чествования с сочувствием; мне казалось, что выражение сочувствия и любви к деятельности человека может выразиться никак не внешним образом, а близким соединением чувствами и мыслями с тем, к кому относятся эти мысли и чувства. Вспоминаю, как давно уже, лет около тридцати тому назад, во время чествования Пушкина и поставления ему памятника, милый Тургенев заехал ко мне, прося меня ехать с ним на этот праздник. Как ни дорог и мил мне был тогда Тургенев, как я ни дорожил и высоко ценил (и ценю) гений Пушкина, я отказался;2 знал, что огорчал Тургенева, но не мог сделать иначе, потому что и тогда уже такого рода чествования мне представлялись чем-то неестественным и, не скажу ложным, но не отвечающим моим душевным требованиям. Теперь же, когда это касается лично меня, я чувствую это еще в гораздо большей степени.

Но это последнее соображение. Другое, самое важное, это то, что выражено в этом письме и в других такого же рода письмах, именно то, что эти готовящиеся чествования даже при своем приготовлении вызывают в большом количестве людей самые недобрые чувства ко мне. Недобрые чувства эти могли бы лежать без выражения, но выбиваются и развиваются вследствие этого. Знаю, что эти недобрые чувства вызваны мною самим: сам я виноват в них, виноват теми неосторожными, резкими словами, которыми я позволял себе осуждать верования других людей. Я искренно раскаиваюсь в этом и очень рад случаю высказать это. Но это не изменяет самого дела. В мои года, стоя одной ногой в гробу, одно, что желательно, это быть в любви с людьми, насколько это возможно, и расстаться с ними в этих самых чувствах. Письмо же это и подобные ему, получаемые мною, показывают именно, что приготовления к юбилею вызывают в людях — и совершенно справедливо — самые обратные любви чувства ко мне. И это мне очень тяжело. Если бы на одной чашке весов лежали самые мне приятные и лестные одобрения людей, которых я уважаю, а на другой — вызванная ненависть хотя бы одного человека, я думаю, что я бы не задумался отказаться от похвал, только бы не увеличивать нелюбовь этого одного человека. Теперь же я чувствую, что этот готовящийся юбилей вызывает недобрые, нелюбовные чувства ко мне, которые я заслужил, не одного, а многих и многих, очень многих. Это мне мучительно тяжело, и поэтому я бы просил всех105 106 тех добрых людей, любящих меня, сделать всё, что возможно, для того, чтобы уничтожить всякие попытки чествования меня.

Не буду говорить о том, что я совершенно искренно не признаю себя заслуживающим тех чествований, которые готовятся: всё это показалось бы каким-то фальшивым кокетством. Но не могу не сказать того, что думаю, и был бы счастлив, если бы люди оставили это дело и ничего не делали бы в этом направлении.

Подлинник написан на машинке (не был подписан и датирован). Продиктован в фонограф. Впервые опубликовано без первого абзаца в статье В. Черткова «Юбилей Толстого» — «Речь» 1908, № 132 от 4 июня. Напечатано полностью как письмо в редакцию «Русских ведомостей» в ПТС, I, № 258. Основание датировки: письмо продиктовано в день приезда Н. В. Давыдова в Ясную Поляну, то есть 25 марта 1908 г.

Комментируемое письмо было передано Н. В. Давыдову, приехавшему в Ясную Поляну по поручению московского комитета по организации чествования 80-летия Толстого. Комитет образовался по предложению петербургского Комитета почина (см. прим. к письму № 60). После организации московского комитета функции разделились. Петербургский комитет вел работу в Петербурге и за границей, московский — в Москве и в провинции. Московский комитет организовался 9 марта на собрании представителей научных, литературных, художественных и других общественных учреждений. Председателем Временного бюро был избран Н. В. Давыдов, секретарем А. И. Сумбатов-Южин. В комитет вошли: В. Я. Брюсов, И. А. Бунин, А. Н. Веселовский, Н. Н. Златовратский, Вл. И. Немирович-Данченко, С. А. Муромцев, П. Н. Сакулин, В. О. Ключевский, А. А. Кизеветтер, А. Е. Грузинский, С. И. Танеев, Н. И. Тимковский, Д. Н. Телешов, В. В. Вересаев, И. А. Белоусов и др. Комитет поручил Н. В. Давыдову выяснить, какие формы чествования были бы для Толстого наиболее приемлемы. Толстой высказал свое мнение и просил Давыдова опубликовать комментируемое письмо в столичных газетах. Потом он раздумал печатать письмо и попросил Давыдова прочитать его на заседании комитета. Давыдов 2 апреля сообщил комитету о результатах поездки в Ясную Поляну и огласил письмо Толстого. «С благоговением преклоняясь перед категорически выраженной волей Толстого», комитет постановил деятельность свою прекратить.

1 Толстой имел в виду ругательное письмо К. Воинова-Разумов[ского?] от 16 марта 1908 г., отправленное из Курска с вокзала без обратного адреса. Письмо опубликовано в т. 56, стр. 483—484.

2 С приглашением принять участие в празднествах по случаю открытия памятника Пушкину в Москве И. С. Тургенев приезжал в Ясную Поляну в мае 1880 г. См. т. 63, стр. 17.

106 107

*100. И. М. Трегубову.

1908 г. Марта 25. Я. П.

Ясная Поляна.

Получил ваше письмо, милый Иван Михайлович, и новый устав. Откровенно скажу вам, что для меня не имеет большого интереса, или имеет интерес, но не интерес задушевный — установление отношений с существующим правительством. Но это никак не значит того, чтобы я не сочувствовал вашему делу; напротив, вполне сочувствую ему. Кроме самого радикального отношения к правительству, должны быть и промежуточные стадии, и вот именно такую стадию вырабатываете вы, и я нахожу, что это в высшей степени полезно.

Искренно желаю вам успеха.

Простите, что пищу коротко; я очень занят и не совсем здоров.

Лев Толстой.

1908. 25 марта.

Подлинник написан на машинке, подпись и дата собственноручные. Продиктован в фонограф.

При письме от 18 марта 1908 г. И. М. Трегубов прислал два экземпляра отпечатанных на гектографе «Основных положений петербургской общины свободных христиан». Просил внимательно прочитать и поправленный экземпляр вернуть. «Основные положения» опубликованы в журнале «Свободный христианин» 1908, 10. Об общине см. прим. к письму № 26.

101. В. А. Шейерману.

1908 г. Марта 25. Я. П.

Ясная Поляна.

Милый Владимир Александрович,

Мне особенно приятно было ваше письмо, приятно тем, что, читая его, чувствуешь, как одна и та же основа соединяет тебя с людьми, с которыми ты не видался никогда, к[отор]ые живут далеко от тебя, но которые живут духовно одним и тем же, чем живешь ты. Ваше отношение к этому смешному моему юбилею было точно такое же, как и мое к нему, только с тою разницею,107 108 что мне затруднительно было выразить то мое отношение к этим людям, так как мешало их доброе желание. Вы же этим не были стеснены. Слава богу, как вы, может быть, прочли в газетах, вся эта затея, должно быть, прекратится.

Очень жалею, что до сих пор не встречался с вами. Дружески жму вам руку.

Лев Толстой.

25 марта 1908 г.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 162, куда вклеена рукописная копия. Продиктовано в фонограф. Впервые опубликовано под шифром: В. А. Ш. с начальными буквами имени и отчества в обращении в ПТС, I, № 262.

О Владимире Александровиче Шейермане см. т. 76, стр. 84.

При письме от 17 марта 1908 г. В. А. Шейерман прислал экземпляр того «обращения», которое несколько раньше Толстой получил от М. С. Дудченко. См. письмо № 96.

102. С. А. Толстой от 25 марта.

103. В. Г. Черткову от 25 марта.

*104. А. А. Данишевскому.

1908 г. Марта 29. Я. П.

Благодарю очень зa добрые чувства.

Лев Толстой.

29 марта 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 167.

Ответ на письмо крестьянина-самоучки Андрея Александровича Данишевского (ст. Воронцовка Воронежской губ.) от 20 марта 1908 г. Поздравляя Толстого с днем 80-летия, Данишевский благодарил его «за олицетворенную доброту и сердечную простоту к бедному, угнетенному и оскорбленному ближнему». Просил ответа, «который, — писал он, — заведу в рамку для своего потомства и назидания современников». Очевидно, Толстой предполагал поручить ответ секретарю. На конверте его помета: Отве[тить], благод[арить].

108 109

*105. П. А. Буланже.

1908 г. Марта 30. Я. П.

Милый Павел Александрович,

Два раза внимательно прочел ваше письмо, и чтение это оставило во мне и грустное и тяжелое впечатление. Грустно оттого, что мне больно то, что я огорчил вас своим письмом, а тяжелое впечатление оттого, что по вашему письму вижу, что у вас в душе идет очень тяжелая, мучительная работа. Верю, что работа эта с вашим добрым сердцем выведет вас на путь, но больно, жалко чувствовать, а я чувствую с вами и за вас эту растерянность, запутанность, неясность, к[отор]ыми полно ваше письмо.

Хотя я и гожусь вам чуть не в деды, мне совестно, зная свою плохоту, давать вам совет, а хочется, хочется, п[отому] ч[то] люблю, жалею вас, и хотелось бы помочь.

Совет мой прежде всего в том, чтобы перестать думать о прошедшем, перестать делать какие бы тo ни было планы дальше дня, часа, настоящей минуты, а все силы души перенести, сосредоточить на это ближайшее настоящее в том положении, в к[отор]ом сейчас. И цель сосредоточенных сил на одном: на проявлении наибольшей любви в делах, словах, мыслях ко всем, всему, с чем приходишь в общение. А для возможности этого проявления стараться не думать о себе, выходить из себя, а если уж приходится думать о себе, то стараться не замечать в себе доброе, а видеть одно гадкое, к[отор]ое все[гда] найдется, если только усердно поискать его. Только поживите так, не делая планов, не изменяя жизни, и я уверен, что жизнь изменится или не изменится, как лучше, а одно наверное — чем больше жить, тем спокойнее и радостнее. Вам после всего пережитого вами это нужнее всего, и потому, как мне ни совестно советовать, советую это.

Когда будете еще писать, напишите подробнее о внешних условиях своей жизни. Про себя могу сказать только то, что чем дальше живу, чем ближе к смерти, тем обратно пропорционально больше чем квадратам расстояний одновременно увеличивается благо жизни и уменьшается не скажу — страх, а чуждость смерти.

Целую вас.

Лев Толстой.109

110 Основания датировки: пометы на копировальном листе, на котором отпечатано письмо, и на конверте письма адресата.

Ответ на письмо П. А. Буланже от 3—4 апреля н. ст. 1908 г., в котором он осуждает все происшедшее с ним и свое поведение (см. письмо № 91 и т. 77, стр. 236).

106. Эйльмеру Мооду (Aylmer Maude).

1908 г. Марта 30. Я. П.

Получил ваше письмо, любезный Моод (извините, что не пишу Альмер — не знаю, как по батюшке) об юбилее. Я всеми силами старался, как вы верно предположили, прекратить эту не соответствующую ни моим вкусам, ни моему достоинству затею, и, кажется, к большому успокоению моему, достиг этого. Относясь отрицательно к этой странной выдумке, я с самого начала держался того правила, чтобы не выражать никакого своего мнения о том, что для меня по этому случаю желательно или нежелательно, и потому сожалею, что не могу иначе отнестись и к вашему вопросу, тем более, что уверен, что всё, что вы предложите, будет и разумно и согласно с моими взглядами. Благодарю за книги, я не знал, что они от вас.1 В чем их интерес для меня? Пожалуйста, извините меня за то, что не отвечал тогда на ваше письмо о Мередите и не исполнил вашего желания.2 Я давно читал кое-что Мер[едита] и совершенно забыл о вынесенном из этого чтения впечатлении. Здоровье мое вполне хорошо, работаю над новым Кругом Чтения (знаете ли вы старый?) и над статьей,3 к[отор]ая вам, к сожалению, вероятно, не понравится.

Дружески жму вам руку. Передайте мой привет вашей жене,4 свояченице5 и ее другу.6 Жалею, что давно уже ничего не слышу о них.

Лев Толстой.

30 марта 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 170—171. Опубликовано почти полностью в ПТС, I, № 264.

Об Эйльмере (Алексее Францевиче) Мооде (1858—1938) см. т. 71, стр. 133.

Ответ на письмо Э. Моода от 1 апреля н. ст. 1908 г., написанное по поводу начавшихся в Англии подготовительных работ к чествованию 80-летия Толстого. Предполагая, что официальное торжество должно быть неприятно Толстому, Моод писал, что он находится в большом затруднении, не зная, что предложить в образовавшемся комитете. Спрашивал,110 111 будет ли Толстой иметь что-либо против раздачи некоторых брошюр — произведений Толстого, как, например, «Кавказский пленник» и др. Или Толстой предпочел бы, чтобы комитет выработал другие формы чествования. Празднество совершенно отменить невозможно, но пока легко направить дело по такому руслу, которое было бы Толстому менее неприятно.

1 Моод прислал произведения Бернарда Шоу (Bernard G. Schaw): «The Impossibilities of Anarchism», London, The Fabian Society, 1906; «John Bull’s Other Island and Major Barbara: also How he lied to her husband», London, Archibald Constable and C°, 1907 (отметки Толстого на стр. 160, 161 и 185). Книги хранятся в яснополянской библиотеке. По поводу первой книги Толстой сказал 9 марта: «Я читал книжку Бернарда Шоу об анархизме. Очень интересно. Его все вещи — драмы — очень талантливы. А эта книга очень интересна тем, что он в ней ясно показывает, что социализм связан с государственностью, с насилием, что многие забывают» (Г, 2, стр. 108). См. письмо № 225.

2 В письме от 16 января н. ст. 1908 г. Э. Моод просил дать подпись под адресом, который предположено было поднести английскому романисту Джорджу Мередиту (1828—1909) по случаю 80-летия со дня его рождения. К письму приложена факсимильно отпечатанная первая страница адреса и лист бумаги для подписи Толстого. Автограф Толстого, вероятно, послан не был. Под адресом, присланным из Англии к 80-летию Толстого, среди многих сотен подписей была подпись и Мередита.

3 «Закон насилия и закон любви».

4 Луиза Яковлевна Моод, переводчица произведений Толстого на английский язык.

5 Мария Яковлевна Шанкс (р. 1866), художница.

6 Наталия Александровна Иенкен (1863—1927), художница. В письме от 26 апреля н. ст. Моод благодарил за ответ и подробно писал о Бернарде Шоу и Джордже Мередите.

107. И. М. Трегубову.

1908 г. Марта 30. Я. П.

Милый Иван Михайлович, хотя совет ваш и ваших друзей очень хорош, я никак не могу им воспользоваться, так как, с самого начала относясь совершенно отрицательно к странной затее моего юбилея, столь несвойственного и моим взглядам и моим достоинствам, я за правило поставил себе не выражать никаких желаний по случаю этой затеи. Кроме того, я уверен, что если бы я и заявил то желание, о к[отор]ом вы пишете, то нет никаких вероятий, чтобы оно было исполнено. Дружески жму вам руку и прошу передать привет всем общим друзьям нашим.

Лев Толстой.

30 марта 1908.111

112 Впервые опубликовано без указания фамилии адресата, с пропуском обращения, в «Биржевых ведомостях» 1908, № 102 от 1 мая, вечерний выпуск.

В письме от 23 марта 1908 г. И. М. Трегубов и другие члены общины свободных христиан советовали Толстому обратиться к влиятельным лицам, намеревавшимся принять участие в чествовании его 80-летнего юбилея с пожеланием отметить эту дату не шумным торжеством, а провозглашением полной свободы совести, возвращением в Россию эмигрировавших сектантов и т. п. По поводу письма Трегубова Толстой сказал H. Н. Гусеву, что не будет никому об этом писать. «Если бы я и просил амнистию, это были бы пустые слова. Я держусь того: меньше вступаться» (ЯЗ, запись 28 марта 1908 г.).

108. С. А. Толстой от 30 марта.

109. Е. Копылу.

1908 г. Марта 31. Я. П.

Я внимательно прочел ваше замечательно умное письмо, но не мог понять из него ни вашего мировоззрения, ни того, чем я могу служить вам, а это одно мне было интересно.

Думаю, что свидание наше совершенно излишне, т[ак] к[ак] всё, что я имел сказать, я сказал, как умел, в своих книгах и в разговоре только хуже мог бы высказать. Кроме того, я и слаб и очень занят. Как старый человек молодому я позволю себе посоветовать вам как можно меньше отдаваться вашей замечательной способности критики, а, напротив, стараться с самой высокой или глубокой стороны понимать чужие мысли.

Знаете ли вы составленную мною книгу Круг Чтения? Я думаю, что чтение этой книги без критического задора, а с желанием соединиться душою с излагавшим находящиеся там мысли было бы вам и полезно и радостно.

Дружески жму вам руку.

Лев Толстой.

31 марта 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 177—178. Впервые опубликовано адресатом в его книге (см. ниже), стр. 14.

Евмений Копыл — крестьянин с. Новая Басань Черниговской губ. Впервые писал Толстому в 1900 г. по поводу «Войны и мира» (ответила112 113 O. K. Толстая). Вторично написал 29 декабря 1907 г. (ответил 4 февраля 1908 г. H. H. Гусев). Переписку с Толстым Копыл издал брошюрой под названием «Переписка крестьянина К. с гр. Л. Н. Толстым», Киев, 1910.

Ответ на письмо Е. Копыла от начала (середины?) марта 1908 г. (письмо не датировано). Не удовлетворившись ответом H. H. Гусева на предыдущее письмо, Копыл пространно писал о недостатках и противоречиях, которые он заметил в произведениях Толстого. Это письмо, а также и ответное опубликованы в указанной выше книге Е. Копыла. 18 июня Копыл приезжал в Ясную Поляну. Личное знакомство не удовлетворило его. Его воспоминания о встрече с Толстым (см. в его книге) носят крайне тенденциозный характер.

110—111. В. Г. и А. К. Чертковым (два письма) от 2 апреля.

112. П. А. Сергеенко.

1908 г. Апреля 3. Я. П.

1. Определенное мое и сильное желание избавиться от всей несвойственной мне затеи этого юбилея. И желательно бы было, чтобы никто в этом вопросе не руководился ничем иным, как тем, что мною лично ясно выражено.

2. Огромное количество писем составляет для меня большую тяжесть тем, что и совестно и больно не отвечать, а вместе и отвечать на все письма нет никакой возможности. Большая часть этих писем — просительные, которые, несмотря на мое заявление о том, что я не могу помогать денежно, приходят всё в большем и большем количестве, — в таком количестве, что я, примерно, прикидывал minimum 500 р. в день. По крайней мере 3/4 — на продолжение образования, с тем чтобы быть полезным народу.1

3. Смесь. А смесь это то, что сведения, сообщаемые в газетах, — самые не только неверные и преувеличенные, но часто не имеющие никаких оснований, и даже на те из них, которые доходят до него, Лев Николаевич не в состоянии и не желает отвечать, восстановлять справедливость факта. Как образец этого, вот эти сведения, которые мне попались: 1) о том, что я перевожу Виктора Гюго, вызвавшие во французской печати почему-то замечания о том, что я не люблю Гюго,2 тогда как я — великий поклонник его, а переводил из «Post-scriptum de ma vie» рассказ113 114 «Un athée»;3 2) упоминание о «новой» повести «Отец Сергий» (по поводу которой я получил также письмо, упрекающее меня в подражании Андрееву), содержание которой мне так чуждо, что я должен был просить напомнить его мне.4

Перепечатывается из Г, 1, стр. 118—119, где впервые опубликовано. Записано H. Н. Гусевым стенографически. Толстым не подписано.

О Петре Алексеевиче Сергеенко (1854—1930) см. т. 68, стр. 19.

Комментируемое письмо (записка) продиктовано в день пребывания П. А. Сергеенко в Ясной Поляне. Толстой просил Сергеенко при случае, в какой-нибудь его статье, напечатать это заявление. Сергеенко поручения не выполнил.

1 См. письмо № 267.

2 См., например, «Русь» 1908, № 68 от 9 марта.

3 Рассказ «Un athée» Толстой переводил в начале марта 1908 г. Помещен под названием «Неверующий» во втором издании «Круга чтения». Там же помещены другие переводы и изложения отрывков из произведений Гюго, сделанные Толстым: «Сила детства» (переведено в апреле 1908 г.), «Бедные люди», «Епископ Мириель». Толстой неоднократно указывал, что еще в юности на него оказали большое влияние «Собор Парижской богоматери» и «Отверженные».

4 В конце марта в столичных газетах появилось сообщение, что Толстой закончил новую большую повесть «Отец Сергий» и что произведение при жизни Толстого напечатано не будет. В некоторых заметках говорилось о сходстве темы с рассказами Леонида Андреева и Арцыбашева. По поводу газетных сообщений Толстой получил укоряющее письмо от Софии Валентиновны Спасской из Москвы от 31 марта 1908 г. (почт. шт.). Письмо осталось без ответа.

113. М. С. Дудченко.

1908 г. Апреля 7. Я. П.

Ясная Поляна.

Получил ваше хорошее письмо, милый Митрофан Семенович. Очень рад был прочесть то, что вы пишете в нем, и почувствовать ту любовь, которую вы имеете ко мне, и желаете мне именно самого лучшего, чего только я и могу желать себе.

Одно могу сказать, что причины, удерживающие меня от той перемены жизни, которую вы мне советуете, и отсутствие которой составляет для меня мучение, что причины, препятствующие этой перемене, вытекают из тех самых основ любви, во имя которых эта перемена желательна и вам и мне. Весьма114 115 вероятно, что я не знаю, не умею, или просто во мне есть те дурные свойства, которые мешают мне исполнить то, что вы советуете мне. Но что же делать? Со всем усилием моего ума и сердца я не могу найти этого способа и буду только благодарен тому, кто мне укажет его. И это я говорю совсем не с иронией, а совершенно искренно.

Прощайте, благодарю вас за вашу любовь ко мне и не только стараюсь, но всей душой отплачиваю вам тем же.

Любящий вас Лев Толстой.

7 апр. 1908.

Подлинник написан на машинке, подпись и дата собственноручные. Продиктовано в фонограф. Впервые опубликовано в ПТС, II, № 509.

В письме от 27 марта 1908 г. (почт. шт.), написанном под впечатлением прочитанного им письма Толстого к А. М. Бодянскому (см. № 79), М. С. Дудченко остановился на проблеме согласования убеждений и внешней жизни. По его мнению, этот вопрос стоит теперь перед Толстым сильнее, чем когда-либо. По поводу письма М. С. Дудченко есть запись в Г, 2 (стр. 125) и в ЯЗ (16 апреля).

*114. А. Ф. Никитину.

1908 г. Апреля 7. Я. П.

Ясная Поляна.

Получил ваше письмо, милый брат Никитин, и очень рад был увидать из него ваше хорошее, радостное, твердое настроение. Помогай вам бог удерживаться в нем. Я думаю, что это всегда во власти нашей. Если у вас нет Круга Чтения, то попрошу Николая Николаевича1 послать вам, особенно потому, что в нем 4 апреля сказано именно то, что я бы хотел сказать вам.2 Письмо ваше во всех отношениях так интересно, что мы два раза перечли его с Николаем Николаевичем. Те ваши сожители, о которых вы пишете, тоже очень, очень интересны, я бы сказал, жалки, но боюсь, что письмо это попадет им, и это было бы неприятно им. А мне истинно жалко этих хороших, честных большею частью людей, с самыми искренними стремлениями, так глубоко заблуждающихся. Посылаю вам еще брошюру — письмо мое давнишнее к одному из революционеров,3 которое отвечает на все те доводы, которые теперь продолжают делать люди-революционеры, не думая о том, что все эти вопросы115 116 давным-давно уже заданы и давным-давно на них отвечено, так что отвечать дальше нечего. Пожалуйста, пишите о себе и, если могу чем-нибудь быть полезен вам, то вы мне сделаете именно радость, дав эту возможность. Прощайте, братски целую вас.

Лев Толстой.

7 апр. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 180, куда вклеен дубликат подлинника, написанного на машинке (в дубликате собственноручные подпись и дата восстановлены рукой H. Н. Гусева). Продиктовано в фонограф.

Об Александре Феофилактовиче Никитине см. т. 77, стр. 265.

В письме из Оренбургской тюрьмы от 20 марта 1908 г. А. Ф. Никитин подробно сообщал о тюремной жизни, о своих спорах с политическими заключенными, подсмеивавшимися над его религиозными убеждениями.

1 H. Н. Гусев.

2 Тема 4 апреля «Круга чтения»: «Жизнь должна и может быть неперестающей радостью».

3 См. письмо к М. М. Чернавскому 1888 г. (т. 64, стр. 140). А. Ф. Никитин больше Толстому не писал. Дальнейшая судьба его после высылки неизвестна.

*115. А. и Г. Павленко и Я. Стрижаку.

1908 г. Апреля 7. Я. П.

Ясная Поляна.

Любезные братья Григорий, Яков и Авраам,

Очень рад был получить известие о вас и ваш дорогой мне привет. Радуюсь тому, что вы так же крепки в вере, как и были прежде. Помогай вам бог жить в любви и согласии между собою и со всеми братьями, окружающими вас. Посылаю вам несколько книг, которые, может быть, вам пригодятся.1 При случае извещайте о себе; мне всегда радостно будет знать о вас. Прощайте, братски целую вас и ваши семейства.

Лев Толстой.

7 апр. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 178, куда вклеен дубликат подлинника, написанного на машинке (в дубликате собственноручные подпись и дата восстановлены рукой H. Н. Гусева). Продиктовано в фонограф.116

117 Ответ на письмо Авраама Павленко (р. 1850), Григория Павленко (р. 1875) и Якова Стрижака (р. 1838) — крестьян с. Павловки Харьковской губ., сосланных в Забайкальскую область за разгром церкви в 1901 г. (см. т. 73, стр. 160). Корреспонденты поздравляли своего «неоцененного защитника» с днем 80-летия. «По получении нашего приветствия отзовитесь к нам своим любезным голосом, ибо мы сироты в мире сем, и призревают [презирают] нас и называют: богоотступники», — писали они в письме от 15 марта 1908 г. (написано очень безграмотно).

1 В ответном письме от 26 мая Г. Павленко сообщил, что книги не получены.

*116. А. Г. Плавинской. Неотправленное.

1908 г. Апреля 7. Я. П.

Анна Григорьевна,

В ответ на ваш вопрос о том, как воспитывать детей, я могу указать только на всё то, что я писал в продолжение 30 лет о том, в чем назначение человека, и поэтому как готовить детей к тому, чтобы они наилучшим образом исполнили это назначение. Само собой разумеется, что приготовление к исполнению этого назначения никак не достигается нашими учебными заведениями, так как, по моему мнению, всё насильническое устройство нашего мира противно истинному назначению человека. Отрицательно можно сказать наверное только то, что гимназия и все наши казенные учебные заведения могут только повредить детям, а никак не содействовать их благу.

Что же касается до вашего вопроса о счастье, советовал бы прочесть в моей книге Круг Чтения то, что сказано на 4-е апреля, именно о том вопросе, о котором вы упоминаете.

Желаю вам всего лучшего и успеха в том великом деле, [к] которому, как мне кажется, вы серьезно относитесь: к вашему воздействию на детей ваших.

Печатается по машинописной копии (подпись в копии не воспроизведена). Продиктовано в фонограф. Датируется по той же копии.

Анна Георгиевна Плавинская (р. 1870) — жена мелкого акцизного чиновника. Жила в Вязьме, а впоследствии в Калуге, где давала частные уроки.

В письме от 31 марта 1908 г. А. Г. Плавинская спрашивала, как нужно поступать, чтобы ее дети «сделались хорошими людьми». Она стремилась117 118 дать им образование и в то же время стала замечать, что гимназическая обстановка дурно влияет на них. Корреспондентка, кроме того, спрашивала, «можно ли чувствовать себя счастливым, видя кругом страдания людей».

Ответил H. Н. Гусев 26 апреля. Лично Толстой написал ответ 7 апреля. Письмо отправлено не было (причины редакции неизвестны).

* 117. С. К. Силуянову.

1908 г. Апреля 7. Я. П.

Ясная Поляна.

Получил ваше письмо,любезный брат Сильвестр Кирьянович,1 и очень рад ответить на ваши вопросы. Думаю, что самый лучший ответ мой будет в той книге «Христианское учение», которую я посылаю вам. В ней, я думаю, вы найдете ответы на все ваши вопросы. Из вопросов, которые вы ставите, самый главный тот, в котором вы упоминаете, что Христос на вопрос о том, какая первая заповедь, отвечал, что первая заповедь — люби более всего бога, это самая великая заповедь в законе; вторая же, подобная ей, — любить ближнего, как самого себя. В этом всё учение не только Христа, но и всех мудрецов всех веков. Я верю и исповедую, что всё учение только в том, как наилучшим образом исполнить эту заповедь, и все силы нашей жизни должны быть употреблены на то, чтобы научиться исполнять ее.

Еще одно хотелось бы прибавить вам, а именно то, что, я думаю, напрасно привязываться и полагать всю силу в одних древних заповедях. Я думаю, что заповеди божьи даны всем людям всегда, и всё с каждым веком, с каждым годом более и более разъясняются, и незачем держаться одном людям еврейских заповедей, другим китайских, третьим индийских. Все заповеди заложены в сердце каждого человека, а мудрецы всех времен, святые люди всех людей выражали их, и наше дело отыскивать эти великие истины, помогающие нам жить по воле божьей, и самим уяснять их себе в своем сердце и исполнять их.

Вот всё, что шею сказать вам. Простите, если то, что сказал вам, неясно или неприятно вам. Руководствовался одним: любовью к вам и желанием служить вам и быть полезным вам и братьям вашим.

Лев Толстой.

7 апр. 1908.118

119 Печатается по копировальной книге № 8, куда вклеен дубликат подлинника, написанного на машинке (собственноручные подпись и дата воспроизведены в дубликате рукой H.H. Гусева). Продиктовано в фонограф. Подлинник утрачен адресатом в 1921 г. Отрывок впервые опубликован без указания фамилии адресата в периодическом издании «Голос Толстого и Единение» 1920, 2 (14) стр. 5.

Сильвестр Кирьякович Силуянов (р. 1866) — сын рабочего, с двенадцати лет работавший на уральских заводах в Нижнем Тагиле. В 1898 г. примкнул к мистической секте иеговистов, членом которой состоял до 1920 г., когда был отлучен от «братства». В 1927 г. вступил в члены ВКП(б). Продолжал жить в Н. Тагиле.

Ответ на письмо С. К. Силуянова от 29 марта 1908 г. (почт. шт.) с различными религиозными вопросами. Письмо подкреплено многочисленными ссылками на «священные» книги.

1 Так в подлиннике. Силуянов писал: Кирьянович.

* 118. М. Е. Хуциеву.

1908 г. Апреля 7. Я. П.

Ясная Поляна.

Рад буду видеть вас. Приезжайте от часу до 2-х или вечером от 7-ми.

Лев Толстой.

7 апр. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 176, куда вклеен дубликат подлинника, написанного на машинке (в дубликате собственноручные подпись и дата воспроизведены рукой H. Н. Гусева). Продиктовано в фонограф.

В письме от 27 марта 1908 г. (почт. шт.) Михаил Евстафьевич Хуциев просил разрешения приехать в Ясную Поляну. Сделать это без предварительного согласия не решался, потому что он — жандармский полковник. Ему, навсегда уезжавшему из Тулы, очень хотелось видеть Толстого и поговорить с ним о своей жизни. М. Е. Хуциев приезжал в Ясную Поляну 17 апреля в 7 часов вечера.

119. Н. В. Давыдову.

1908 г. Апреля 9. Я. П.

Ясная Поляна.

Милый Николай Васильевич,

Очень вам благодарен за вашу деятельность в вашем комитете. Вы, очевидно, так хорошо сказали, и всё так хорошо устроилось, именно так, как я мог этого желать.1 Очень благодарю119 120 вас. У меня к вам просьба; если вам скучно исполнять ее, не делайте, а если исполните, буду очень благодарен. Мне нужно знать подробности о смертной казни, о суде, приговорах и всей процедуре; если вы можете мне доставить их самые подробные, то очень обяжете меня. Вопросы мои такие: кем возбуждается дело, как ведется, кем утверждается, как, где, кем совершается: как2 устраивается виселица, как одет палач, кто присутствует при этом... не могу сказать всех вопросов, но чем больше будет подробностей, тем мне это нужнее.3

Надеюсь еще увидаться с вами; вы, кажется, обещали побывать у меня. На всякий случай говорю: до свидания! Дружески жму вам руку, очень был рад видеться с вами.

Искренно любящий вас Лев Толстой.

9 апр. 1908.

Подлинник написан на машинке, подпись и дата собственноручные. Продиктовано в фонограф. Впервые опубликовано в ТП, 2, стр. 56—57.


1 Речь идет о ликвидации московского комитета по организации чествования 80-летия Толстого. См. прим. к письму 99.

2 Зачеркнуто: сооружается этот ужасный инструмент.

3 Вопросом о смертной казни Толстой стал особенно интересоваться с 8 апреля. Он задумал написать художественное произведение на эту тему (произведение осталось ненаписанным; Толстой написал «Не могу молчать» См. письмо № 132.)

* 120. А. В. Калачеву.

1908 г. Апреля 9. Я. П.

Ясная Поляна.

Прочел ваше письмо к Николаю Николаевичу,1 милый Александр Васильевич, и очень рад был узнать о вас и о вашем брате.2 О вас скажу вам, если вам придется отвечать на вопрос, откуда у вас книги, то, разумеется, самое лучшее отвечайте, что они от меня.3 Это отчасти и даже не отчасти, а вполне справедливо, и никто от этого не пострадает; мне же это может быть только приятно.

О вашем же брате мне хочется сказать и передать ему, что всей душой сочувствую его делу. Дело, которое он делает, огромной важности. Помогай ему бог исполнить его с кротостью и во имя только своего внутреннего убеждения. Судя по его120 121 письму,4 он и поступает так, как должно поступать. Помогай ему бог. Прощайте, давайте о себе знать.

Любящий вас Лев Толстой.

9 апр. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 181, куда вклеен дубликат подлинника, написанного на машинке (в дубликате собственноручные подпись и дата воспроизведены рукой H. Н. Гусева).

Александр Васильевич Калачев (ум. 1931) — мещанин Самарской губ., в то время разделявший религиозные взгляды Толстого. Несколько раз бывал в Ясной Поляне. Подписал в качестве свидетеля завещание Толстого от 18 сентября 1909 г. Одно время был артистом. Вел страннический образ жизни.

1 H. Н. Гусев.

2 Петр Васильевич Калачев, отказавшийся от военной службы, 21 июля 1908 г. был осужден на четыре года заключения.

3 А. В. Калачев писал H.H. Гусеву, что местные власти хотят привлечь его к ответственности за распространение «нелегальных» произведений; добивались узнать, откуда он получает книги.

4 Письмо П. В. Калачева в архиве не найдено.

* 121. Н. В. Давыдову.

1908 г. Апреля 11. Я. П.

Ясная Поляна.

Милый Николай Васильевич,

Опять к вам с просьбой. Прилагаю обвинительный акт, написанный против одного мне близкого человека, прилагаю и его письмо, чтобы вам дать понятие о самом человеке. Что мне делать? Мой план двоякий: или самому поехать в Петербург,1 вызваться быть защитником его, или подать заявление, в котором выразить, что книги получены им от меня, что если кто виноват, то я, и если кого судить, то именно меня; книги я получаю от издателей, и когда их просят у меня, то даю тем, кто их просит. Как поступить в этом случае? Научите меня или составьте, если можно, такое заявление или посоветуйте ехать самому в Петербург и быть защитником. Жду ответа. Обвинительный акт и письмо, пожалуйста, верните.

Любящий вас Лев Толстой.

1908. 11 апреля.121

122 Подлинник написан на машинке, подпись и дата собственноручные.

Письмо написано по делу В. А. Молочникова, привлеченного к ответственности за распространение в Новгороде религиозных произведений Толстого и литературы, выражающей взгляды Толстого.

1 Предполагалось, что дело будет слушаться не в выездной сессии Петербургской судебной палаты, а в Петербурге. Заявления в суд Толстой не подал, а написал открытое письмо в газету «Русь». См. письма №№ 135, 144 и 149.

* 122. Н. А. Мартынову.

1908 г. Апреля 11. Я. П.

Ясная Поляна.

Вы спрашиваете, как вам поступить, чтобы приносить наибольшую пользу народу? Вопрос самый неправилен. Ошибка в том, что спрашивающий об этом предполагает, что он будет настолько хорош, что может приносить пользу народу. А между тем никто никогда не знает, как и чем можно приносить эту пользу. Одно, что может делать человек, это то, чтобы внутренно совершенствоваться самому. А человек совершенствующийся, становящийся лучше, наверное, этим самым принесет наибольшую пользу народу. Совершенствование же состоит в увеличении любви, а для увеличения любви необходимое условие — смирение. А в представлении о том, что я могу или буду в состоянии приносить пользу народу, полное отсутствие смирения.

Что же касается до вопроса о том, выходить или но выходить вам из училища, мой совет — все силы свои направить на изменение, улучшение своего внутреннего состояния, и тогда, если будете чувствовать, что работа эта подвигается, уже самим решить, оставаться или выходить из училища. То, что пишу, пишу любя вас и желая вам истинного блага.

Лев Толстой.

11 апреля 1908.

Подлинник написан на машинке, дата и подпись собственноручные. Продиктовано в фонограф.

Ответ на письмо воспитанника старшего курса Училища правоведения Н. А. Мартынова (Петербург) от 3 апреля 1908 г. Мартынов спрашивал, как и чем лучше служить народу, в первую очередь крестьянству. Он хотел бы выйти из училища, одеваться сельским учителем или открыть свою школу.

122 123

* 123. Л. Л. Толстому.

1908 г. Апреля 14. Я. П.

Целый день нынче кажется, что слышу твой голос и, когда вспомню, что тебя уж нет, становится грустно, но приятно, любовно грустно. Прощаясь с тобой, мы ничего не могли бы сказать лучше тех глупых слез, к[отор]ые душили наши слова и к[отор]ые сейчас мне выступают на глаза, вспоминая тебя. Да, милый Лева, большое нам дано счастье — любить, особенно после того, как сами себя лишали его.1 Целую тебя, Дору, детей.

Л. Т.


Как хорошо, что ты не мне одному, а всем нам оставил самое хорошее воспоминание.

Приписка к письму С. А. Толстой. Дата поставлена на письме С. А. Толстой.

Написано на другой день после отъезда Л. Л. Толстого. Он пробыл в Ясной Поляне с 4 по 13 апреля.

С. А. Толстая писала в том же письме: «Когда ты уехал, я спросила папà, какое произвел ты на него впечатление. Он сказал: «Он был мне очень, очень приятен». А потом прибавил: «точно по-старому он жил у нас в доме, еще не женатый, и теперь он мне очень не...», тут папà вдруг заплакал на минутку, а я дополнила: «недостает». И он, проглотив слезы, сказал: «именно, недостает». О том же С. А. Толстая записала в своем «Ежедневнике» 13 апреля.

1 Между Толстым и сыном Львом Львовичем бывали большие разногласия. Л. Л. Толстой выступал в печати против отца.

* 124. Д. И. Бобкову-Басову.

1908 г. Апреля 16. Я. П.

М. Г.

Передайте, пожалуйста, доктору Бокатько1 мое глубокое сожаление о том, что я был невольной причиной появления в печати статьи П. Леонидова. Автор прислал мне ее с просьбой переслать в какую-нибудь редакцию. Я не только не писал статьи, но даже не читал ее, а, исполняя желапие автора, имел неосторожность переслать ее в газету Гол[ос] Москвы.2 Очень сожалею об этом и прошу доктора Бокитько3 простить меня за доставленное ему невольно огорчение.

Лев Толстой.

15 апр. 1908.123

124 Печатается по копировальной книге № 8, л. 183.

Письмо адресовано помощнику присяжного поверенного в Харькове Дмитрию Ивановичу Бобкову-Басову по поводу убийства доктора Григория Яковлевича Острянина доктором Виктором Михайловичем Бокитько (р. 1880). Выстрелом из револьвера Острянин был смертельно ранен 4 сентября 1907 г. на даче Медицинского общества около Харькова. Убийца сознался, следствие не обнаружило никаких мотивов преступления. Были основания предполагать, что произошло оно на служебной почве. Дело разбирал в конце ноября 1908 г. Харьковский окружной суд, пославший подсудимого на экспертизу в психиатрическую лечебницу, где он был признан нормальным. Вновь дело слушалось в конце декабря 1910 г. (суд приговорил Бокитько к лишению свободы на три года). Но поводу этого убийства харьковский присяжный поверенный ГІ. Л. Успенский (см. о нем т. 77) написал статью «Глубокая драма», в которой разбирал это дело (фамилии действующих лиц зашифровал). Он объяснил убийство «отсутствием религиозного сознания» и «модной философской теорией» Ницше, которой убийца якобы увлекался. Автор послал статью Толстому, а Толстой переслал ее в «Голос Москвы», где она была напечатана 2 февраля 1908 г. под псевдонимом Петров-Леонидов и с примечанием редакции: «Настоящая статья прислана нам Львом Николаевичем Толстым с просьбою напечатать». В письме от 8 апреля 1908 г., посланном при письме Н. В. Давыдова от 13 апреля, Д. И. Бобков-Басов, защитник В. М. Бокитько, сообщил Толстому краткие сведения о деле и писал, что статья Петрова-Леонидова произвела на Бокитько, больного туберкулезом, тяжелое впечатление своей несправедливостью — обвинением его в ницшеанстве. Примечание редакции «Голоса Москвы» наводит некоторых харьковских жителей на мысль, что автор статьи сам Толстой. Бобков-Басов спрашивал, правда ли это.

1 Так в подлиннике.

2 На конверте письма П. Л. Успенского от 3 декабря 1907 г. Толстой пометил: Написать, ч[то] статья хорошая. Начало слабее конца, к[оторый] очень хорош. Можно послать [в] Голос Москвы. Ответил П. Л. Успенскому Д. П. Маковицкий.

3 Так в подлиннике.

В тот же день, 15 апреля 1908 г., очевидно раньше, чем написал лично Толстой, Д. И. Бобкову-Басову ответил Д. П. Маковицкий (копия его письма сохранилась).

* 125. Ю. И. Гуляеву.

1908 г. Апреля 16. Я. П.

Совершенно разделяю мысли, высказанные вам моим другом Семеновым, от себя же советую вам как можно постояннее или хотя чаще в своей жизни руководствоваться тремя от себя требованиями:124

125 1) чистоты (целомудрия) не только на деле, но в словах и мыслях,

2) правдивости не только перед людьми, но перед самим собою и

3) любовного отношения ко всем, с кем приходишь в общение, и тоже не только на деле, но на словах и мыслях.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 183. Приписка к письму Л. Д. Семенова. Основание датировки: помета H. Н. Гусева на конверте письма адресата.

В письме от 2 апреля 1908 г. (почт. шт.) Юрий Иванович Гуляев, ученик 8-го класса Белгородской (Курской губ.) гимназии, спрашивал, что делать после получения аттестата зрелости. У него склонность к медицине, но он очень ленив и потому боится, что из него выйдет плохой врач. К другим же наукам не было у него интереса. Об этом письме Д. П. Маковицкий записал в ЯЗ: «За обедом Лев Николаевич говорил о понравившемся ему письме гимназиста. Л. Д. Семенов ответил ему (а Лев Николаевич приписал), что, может быть, его лень есть просто отвращение к бессмысленным предметам учения в гимназии.

* 126. Е. М. Бабецкому.

1908 г. Апреля 28. Я. П.

Ясная Поляна.

Ефим Моисеевич,

Благодарю вас за присланные документы, они очень интересны, но из них еще не видно явного доказательства невиновности этого несчастного. Если таковые будут у вас в руках и не трудно вам будет, пришлите их мне, очень вам буду благодарен.

Желаю вам всего лучшего. Прощайте.

Лев Толстой.

28 апр. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 186, куда вклеен дубликат подлинника, написанного на машинке (в дубликате собственноручные подпись и дата воспроизведены рукой H.H. Гусева). Продиктовано в фонограф.

Письма Ефима Моисеевича Бабецкого (Харьков) в архиве не найдены. На его первое письмо ответил Д. П. Маковицкий 19 апреля 1908 г. с просьбой прислать дополнительные материалы. Очевидно, после этого E. М. Бабецкий прислал новые документы, по поводу которых Толстой лично ответил ему. Дополнительных сведений редакция не имеет.

125 126

* 127. Я. И. Панфилову.

1908 г. Апреля 28. Я. П.

Ясная Поляна.

Получил ваше письмо, Яков Иванович, очень интересное и мне очень приятное. Посылаю вам несколько книг и предоставляю вашему другу Чинь-ю-са1 выбрать то, что он хочет; впрочем, я обозначу те, которые, думаю, могут быть более интересны китайцам. Я с тех пор, как знаю о китайцах, всегда всё больше и больше интересуюсь ими и ожидаю от них очень многого в установлении порядка в жизни на нашем земном шаре, и большое их количество, а главное, хотя они и не признают христианства, но христианский дух этого народа всегда трогал меня и привлекал к себе.2 Посылаю вам по несколько экземпляров книг с тем, чтобы вы могли поделиться с теми, кто пожелал бы их иметь. Очень благодарен вам за ваши извещения и очень рад общению с вами.

Ваш Лев Толстой.

28 апр. 1908.

Подлинник написан на машинке, подпись собственноручная. Дата проставлена рукой H. Н. Гусева. Продиктовано в фонограф.

Яков Иванович Панфилов (1886—1931) — горный инженер, служил в Златоусте. Осенью 1907 г. приезжал в Ясную Поляну. Последние годы жил в Пятигорске. В письме от 31 марта 1908 г. Я. И. Панфилов, проживший некоторое время в Китае, писал об интересе китайцев к вопросам религии, об их большом интересе к жизни и религиозным произведениям Толстого. На конверте помета Толстого: «Отвечать, оч[ень] важ[ное]»

1 Я. И. Панфилов писал, что друг его Чэнь Ю-ca, огородник по профессии, живший в Китае, спрашивал у него, какие произведения Толстого следует в первую очередь перевести на китайский язык.

2 См. «Письмо китайцу» (1906), т. 36.

* 128. С. К. Силуянову.

1908 г. Апреля 28. Я. П.

Ясная Поляна.

Любезный брат Силуянов, получил ваше письмо и книжечку Коллурий. Просмотрел ее насколько мог внимательно, и, по правде сказать вам, она не понравилась мне. Не понравилась126 127 мне по сложности, по неясности изложения; самые же основные мысли ее в высшей степени мне сочувственны, и я от всей души разделяю эти верования, сущность которых в том,1 что у всех людей мира должна быть одна вера и что все мы призваны любить друг друга без различия народностей, любить всех. И это учение изложено в других книгах2 и особенно в евангелии, по-моему, гораздо яснее и ближе к сердцу человеческому, чем в той книжечке, которую вы мне прислали. Особенно хорошо изложено это учение в послании Иоанна.

Посылаю вам некоторые из моих книг, в которых я старался выразить те же самые мысли. Но не думайте, чтобы я считал свои книги хорошими или лучше других. Я держусь только одного главного учения о любви, которое я встречаю везде, во всех сочинениях мудрых людей с самой глубокой древности, среди язычников так же, как и среди евреев и христиан. Это же учение есть у индусов, у браминов, у конфуцианцев, у таосистов. Советовал бы вам заглянуть в книгу, составленную мною, называемую Круг Чтения, т. е. изречения и мысли мудрых и святых людей на каждый день. Может быть, эта книга понравится вам, очень рад бы был. Прощайте, желаю вам всего лучшего.

Лев Толстой.

28 апр. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 187, куда вклеен дубликат подлинника, написанного на машинке (собственноручные подпись и дата восстановлены в дубликате рукой Н. Н. Гусева). Продиктовано в фонограф. Подлинник уничтожен адресатом в 1921 г. Отрывки опубликованы в журнале «Единение» 1916, 3, стр. 1, и в периодическом издании «Голос Толстого и Единение» 1920, 2 (14), стр. 3.

При письме от 17 апреля 1908 г. С. К. Силуянов прислал иеговистскую брошюру: «Уничтожитель тьмы: иудейской, христианской, магометанской и буддийской общечеловеческим светом, или Коллурий от религиозной слепоты иудеям и гейденам». В брошюре Толстой сделал несколько отметок (хранится в архиве при письме С. К. Силуянова).

1 Следующие десять слов вписаны собственноручно. В дубликате они восстановлены рукой Н. Н. Гусева.

2 Зачеркнуто: местах. Следующие два слова вписаны собственноручно. В дубликате изменения эти внесены рукой Гусева.

127 128

* 129. Э. Р. Стамо.

1908 г. Апреля 28. Я. П.

Ясная Поляна.

Извините, дорогая Элеонора Романовна, что долго не отвечал вам; очень занят и чувствую, что становлюсь слаб и не успеваю делать всего, чего хочется. На вопросы ваши, именно на два вопроса, отвечаю следующее. Первое, что касается всяких текстов священного писания, очень советую всем, как и я уже давно делаю, не приписывать никакого особенного значения текстам, т. е. тому, что написано в известном писании, считающемся священным, во-первых, потому, что в тех книгах, которые считаются священными, как, например, даже в евангелии, рядом с самыми высокими и глубокими истинами находятся величайшие пустяки, часто происходящие от извращения переписчиков или от умышленных извращений. Кроме того, нет никакого расчета копаться в старых книгах, когда, очень может быть, найдешь гораздо более нужные и разумные вещи в книгах новых. Так, например, для меня какой-нибудь Кант, Эмерсон, Лихтенберг во многих местах без всякого сравнения выше тех пророков, которых вы цитируете. А потому жалко тратить усилия мысли на разбирание и придумывание значения текстов. Гораздо лучше своим умом думать, своим сердцем чувствовать и выражать, как умеешь, свои мысли, разумеется, пользуясь всем тем, что дали люди прежде нас. На второй же ваш вопрос о том, можно ли печатать мои письма, я бы просил лучше не печатать. В теперешнее время почему-то вздумали заниматься моей персоной, и всякое мое письмо и слово очень может быть перетолковано на самые разнообразные лады, а это мне несколько неприятно;1 лучше воздержаться.

Дружески жму вам руку. Прощайте.

Лев Толстой.

28 апр. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 185, куда вклеен дубликат подлинника, написанного на машинке (в дубликате собственноручные подпись и дата воспроизведены рукой H.H. Гусева). Продиктовано в фонограф.128 129 Отрывок впервые опубликован адресатом в ее брошюре: Э. Р. С., «Толстой и евреи», стр. 7.

В письме от 9 апреля 1908 г. (почт. шт.) Э. Р. Стамо спрашивала, как понимать некоторые евангельские изречения. В том же письме она просила разрешения опубликовать письма Толстого к ней 1907 и 1908 гг.

1 В дубликате зачеркнуто, очевидно, вычеркнутое в тексте: и тревожит;

130. С. А. Стахович.

1908 г. Апреля 28. Я. П.

Ясная Поляна.

Простите, милая София Александровна, за то, что утруждаю Вас, и за то, что пишу Вам не своей рукой, а через фонограф. Мне так легче, и дела много, и я дорожу временем. Вот в чем моя великая просьба. Ко мне обратились с двумя письмами1 одно от г-жи Дейч,2 которая просит походатайствовать за ее... ужо не помню кого, Вы увидите из письма, которое я посылаю Вам. Я намерен был обратиться к Михаилу Александровичу,3 но не знаю, где он, и поэтому позволил себе обратиться к нему через Вас. Пожалуйста, если можно, сделайте это, т. е. передайте ему и попросите его сделать это; если же это невозможно, простите меня и его попросите извинить меня.

Теперь лето подходит, и я надеюсь, что мы скоро увидим Вас, что всегда нас так радует. Пожалуйста, передайте мой сердечный привет и дружбу Вашему отцу.

Прощайте, дружески жму Вашу руку.

Лев Толстой.

28 апр. 1908.

Подлинник написан на машинке, дата проставлена рукой H. Н. Гусева, подпись собственноручная. Впервые опубликовано в «Летописях», 2, стр. 03.

О Софии Александровне Стахович (1862—1942) см. т. 66, стр. 96.

1 Эти письма редакции неизвестны.

2 Об этом лице и об этом деле сведений не имеется.

3 Михаил Александрович Стахович, брат С. А. Стахович.

131. В. Г. Черткову от 1 мая.


129 130

132. Н. В. Давыдову.

1908 г. Мая 3. Я. П.

Очень, очень благодарен вам, милый Николай Васильевич, за полученные мною нынче через П. И. Бирюкова две записки о смертной казни.1 Вы обещаете еще протоколы. Буду также благодарен, если это не утруждает вас. Записки очень интересны и важны. Желал бы суметь воспользоваться ими. Г-на Муравьева,2 разумеется, всегда буду очень рад видеть.

Я пишу теперь для моего друга Бирюкова, составляющего мою биографию, воспоминания о моей защите в военном суде солдата, ударившего офицера и за это приговоренного к расстрелянию. Это было так давно, более 40 лет тому назад, что я мог что-нибудь забыть и описать дело не так, как оно происходило. Я просил Бирюкова побывать у вас и, рассказав, как у меня описано, спросить, нет ли в моем описании неверностей.

Простите, что утруждаю вас. Очень вам благодарен. И как бы желал суметь, благодаря вашей помощи, хоть в сотой доле выразить и вызвать в людях ужас и негодование, к[отор]ые я испытывал, читая вашу записку.

До свиданья, дружески жму руку.

Лев Толстой.

3 мая 1908.

Впервые опубликовано в ТП, 2, стр. 57—58.


1 Н. В. Давыдов прислал материалы о процессах в военных судах по делам, кончающимся смертными приговорами, и о приведении исполнение смертных приговоров. Сведения были получены Давыдовым от знакомых адвокатов, от члена военно-окружного суда и от чиновника окружного суда, присутствовавшего при смертной казни. Материалы были собраны по просьбе Толстого. См. письмо № 119 и ТП, 2, стр. 59—61.

2 О Николае Константиновиче Муравьеве (1870—1936) см. т. 73, стр. 19. Он приезжал к Толстому 12 мая 1908 г. См. письмо № 144.

3 Воспоминания Толстого о суде над Шибуниным см. т. 37.

* 133. Н. Н. Головиной.

1908 г. Мая 4. Я. П.

H. H. Гусев прекрасно выразил то, что я хотел бы сказать вам.1 Как золото добывается промыванием, так и хорошие, хорошо выраженные мысли. Побольше думайте и поменьше пишите, а из того, что пишете, побольше выбрасывайте.130

131 Главное же полагайте все свои силы не на то, чтобы хорошо писать, а на то, чтобы хорошо жить. Жить хорошо, значит жить в любви со всеми и на деле, и на словах, и в мыслях. Испытайте, положите на это все силы, и вы увидите, как вам станет хорошо.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 189—190. Приписка к письму Н. Н. Гусева. Основания датировки: пометы Гусева в копировальной книге и на конверте письма адресата.

Ответ на письмо гимназистки H. Н. Головиной от 29 апреля 1908 г. (почт. шт.). Головина прислала тетрадь со своими мыслями о боге, о жизни и смерти, о любви и чести, о декадентстве в искусстве и пр. Некоторые ее мысли совпадают с основными положениями Толстого.

1 Текст письма H. Н. Гусева редакции неизвестен.

* 134. Д. Н. Комолову.

1908 г. Мая 6. Я. П.

Хорошо делаете, что не жалуетесь на жизнь. Жаловаться людям нельзя, потому что так богом установлено, что всем людям ровно. Если телу хорошо, то душе хуже, а телу дурно, душе лучше. Только бы люди ценили то положение, в каком находятся, и пользовались бы им как можно лучше для души, для того, чтобы в душе становиться лучше и приближаться к богу. Желаю вам этого, потому что только в этом одном настоящее добро для человека.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 193—194. Автограф потерян адресатом. Приписка к письму H. Н. Гусева от 4 мая. Основание датировки: помета Гусева в копировальной книге.

Дмитрий Никитич Комолов (р. 1879) — крестьянин с. Талдом (ныне Ленинск) Тверской губ., сын сапожника. Кончил сельскую школу. С десяти лет работал подмастерьем-сапожником в Петербурге и на родине. Его ответ на анкету о формах ознаменования 80-летнего юбилея Толстого напечатан в «Раннем утре» 1908, № 85 от 29 февраля. В письме от 2 мая 1908 г. (почт. шт.) Д. Н. Комолов выражал сожаление, что Толстой отказался от празднования юбилея, так как это празднование принесло бы пользу народу. В том же письме по поводу своей тяжелой трудовой жизни он заметил, что не жалуется на свое положение. Просил книг. Об этом письме есть упоминание в Г, 2, стр. 149. В письме от 13 мая (почт. шт.) Комолов писал, что ответ Толстого для него «ком золота», но при этом возражал131 132 Толстому: «Что касается, выпишете, жаловаться на жизнь людям нельзя, так богу нужно, вы этим самым словом обманываете себя и меня вместе... Надо улучшать жизнь, все силы потребить на это и улучшить жизнь, а то такая жизнь через несколько время совершенно невозможна будет». Просил книг. На конверте помета Толстого: Ожидает книг. Революционер.

* 135. Н. В. Давыдову.

1908 г. Мая 8. Я. П.

Сейчас получил очень огорчившее меня известие, милый Николай Васильевич, о том, что Молочников, о к[отор]ом я писал Вам, присужден к заключению в крепости на год.

Не могу высказать, до какой степени это взволновало меня. Не могу понять того, что делается в головах и, главное, сердцах людей, занимающихся составлением таких приговоров. Жалею, что Вы отговорили меня от защиты. Я, разумеется, не защищал бы, а постарался бы обратиться к голосу совести тех несчастных людей, которые делают такие дела. Можно ли что-нибудь сделать теперь? Очень, очень благодарю вас за присланное.

До свиданья.

Лев Толстой.

1908. 8 мая.

Черновое.

8 мая 1908.

Очень сожалею, милый Николай Васильевич, что вы отговорили меня1 от возможности — не защищать — а высказать в глаза этим... (предоставляю вам вставить приличествующие им названия) в судебн[ом] каком-то мерзком место, к[оторые] приговори[ли] Молочникова к году крепости.

Во мне в 80 лет и при моих взглядах поднимается трудно удерживаемое негодование и даже злоба против этих жалких существ, что же должны производить такие приговоры на молодежь, лишенную всяких верований в убеждений?

Научите, пожалуйста, что можно сделать, чтобы спасти Мол[очникова] из рук этих... и нет ли случая высказать им всё заслуживаемое ими презрение и отвращение всех живых людей?

Любящий вас Лев Толстой.


Очень благодарен и за первую и за 2-ую присылку.2132

133 Суд над В. А. Молочниковым состоялся в Новгороде 7 мая 1908 г. От защиты Молочников отказался». Выездная сессия Петербургской судебной палаты приговорила Молочникова к заключению в крепость сроком на один год. После приговора Молочников был арестован и отправлен в тюрьму, но на другой день был выпущен под залог на время до вступления приговора в законную силу.

1 В подлиннике: мне

2См. письмо № 132.

* 136. Н. Н. Грот.

1908 г. Мая 9. Я. П.

На ваш вопрос, милая Наталья Николаевна, о браке вашего сына1 могу с полным убеждением ответить только то, что всякий брак законен и честен только в той мере, в к[отор]ой брачущиеся решили и исполняют взаимное обязательство иметь детей только друг от друга совершенно независимо от каких бы то ни было обрядов.

Рад был иметь известие о Вас. Дружески жму вам руку.

Лев Толстой.

1908. 9 мая.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 193. Автограф утрачен.

Наталья Николаевна Грот (1860—1924) — дочь проф. Н. А. Лавровского, с 1877 г. жена Н. Я. Грота. Познакомилась с Толстым в 1886 г. Бывала часто с семьей в доме Толстых в Москве в 1880—1890-х гг. О Н. Я. Гроте см. т. 64, стр. 31.

1 В письме из Харьковской губ. от 18 апреля 1908 г. H. Н. Грот писала о том, что ее сын Алексей (р. 1880) еще в 1906 г. женился на дочери батрака без оформления брака. Она спрашивала Толстого, следует ли им венчаться (ее сын был принципиально против обряда). Свадьба состоялась только в 1910 г. ради усыновления сына, родившегося в 1908 г. Впоследствии они развелись.

* 137. А. А. Барковой.

1908 г. Мая 10. Я. П.

Анне... Барковой.

Очень благодарю вас за добрые чувства, выраженные в вашем письме ко мне. Желал бы верить, что заслуживаю их.

Лев Толстой.133

134 Печатается по копировальной книге № 8, л. 205. Основание датировки: помета H. Н. Гусева в копировальной книге, где письмо отпечатано на одном листе с письмом к В. А. Лишеву от 10 мая.

В письме от 23 апреля 1908 г. из с. Никитского Курской губ. Анна Александровна Баркова (ум. 1909) восторженно благодарила Толстого за оказанное на нее влияние. Очевидно, Толстой предполагал поручить ответ секретарю. На конверте его помета: Ответить, ч[то] благод[арю].

138. А. И. Иконникову.

1908 г. Мая 10. Я. П.

Получил ваше письмо от 22 апреля, милый друг и брат Антон, и как всегда с волнением, умилением и страхом за вас, за ваше душевное состояние, прочел его. Очень, очень понимаю то тяжелое чувство, которое возбуждает несвойственная человеческой природе жестокость людей друг к другу, особенно когда приходится самому терпеть от нее. Помогай вам тот бог, к[отор]ый живет в вас, помнить, что такая же частица бога — как она ни заглушена — живет в ном, в том, кто по жалкому заблуждению поступает противно ой. Знаю и вижу из вашего письма, что вы понимаете это так же, как и я, и боретесь с собою. Про ваш последний суд я всё знаю по вашему же письму Наживину, к[оторое] он пересылал мне.1

Должен сообщить вам, что в прибавлении к газете Новое время появились записки моей свояченицы Кузминской (она жена петерб[ургского] сенатора), к[оторая], описывая свое пребывание в нашем доме, приводит слова из одного из наших писем (я читал их ей), называя вас полным именем.2 Напишите, не неприятно это вам и не может ли повредить вам. Я теперь пишу и кончил статью под заглавием: Закон насилия и закон любви, в к[оторой] стараюсь показать, что закон насилия неизбежно должен замениться законом любви и что время это наступило теперь. В статье этой я говорю об отказах от военной службы и о вас и привожу места из ваших писем. Не будет ли это неприятно вам, и как лучше: выставить ваше имя или нет?3 Я вполне верю в то, что пишу, в то, что время это наступило, при дверях. Я не увижу его, но вы можете дожить. И как радостно вам будет тогда знать, что вы, делая для себя, для своей души, сделали и то, что нужно для наступления царства божия.134

135 Если я могу чем-нибудь служить вам и вы укажете мне, чем и я могу, то доставите мне большую радость.

Братски целую вас.

Лев Толстой.

1908. 10 мая.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 197—198. Впервые опубликовано (с пропуском) в ПТСО, № 182.

Об Антоне Ивановиче Иконникове (р. 1883) см. т. 77, стр. 221.

Ответ на письмо А. И. Иконникова из Варшавской крепости от 22 апреля 1908 г.

1 Суд состоялся 9 февраля 1908 г. В письме к И. Ф. Наживину от 13 февраля А. И. Иконников подробно описал этот суд.

2 См. Т. А. Кузминская, «В Ясной Поляне осенью 1907 года», Спб. 1908, стр. 44.

3 В гл. XI статьи «Закон насилия и закон любви», перечисляя лиц, отказавшихся от военной службы, Толстой называет фамилию Иконникова. В гл. XII приведены выдержки из писем без указания фамилии корреспондента.

139. В. А. Лишеву.

1908 г. Мая 10. Я. П.

Виктор Александрович,

Всей душой сочувствую вашему горю и попытаюсь сделать, что могу. Долго не отвечал вам по случившемуся недоразумению, о котором длинно и не нужно рассказывать. Повторяю, что буду стараться и нынче же пишу в П[етер]б[ур]г одной даме,1 к[отор]ая имеет связи в правительственных сферах. Какой получу ответ, сообщу вам.

Уважающий вас и глубоко сочувствующий вашему горю

Лев Толстой.

1908. 10 мая.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 205. Автограф утрачен адресатом.

Виктор Александрович Лишев (1856—1927) — полковник артиллерии, в 1900—1913 гг. работавший на пороховом заводе в Шостке Черниговской губ. В письме от 28 апреля 1908 г. В. А. Лишев писал о своих детях, Николае (р. 1886) и Ольге (р. 1889), 22 апреля 1908 г. осужденных киевским военно-окружным судом за принадлежность к киевской военной организации партии социалистов-революционеров, сын — на шесть лет, дочь — на четыре года. Лишев просил Толстого хлопотать в Петербурге об отмене приговора. О деле Лишевых см. «Летописи», 2, стр. 94—95.

1 См. письмо № 140.

135 136

140. C. A. Стахович.

1908 г. Мая 10. Я. П.

Со страхом открывал ваше письмо,1 милая Софья Александровна. Думаю: наверно скажет, т. е. напишет, как ей это и свойственно, в мягких и тонко умных выражениях то, что и должно быть, что ей надоел и что она просит оставить ее и ее брата в покое, так как они но могут ничего сделать для его каких-то никому, вероятно, и ему самому, неизвестных protégés. Распечатал и стал с робостью читать с конца. Всё благополучно. Пошел выше, всё так же, нет и намека на неприятное. Спасибо вам. В благодарность хотел написать вам расписание поездов, но Таня предвосхитила.2 Теперь же, ободренный вашей добротой, прошу еще за нового protégé. Но, чтобы смягчить свою назойливость перед Мих[аилом] Алекс[андровичем], прошу преимущественно за этого. Если нельзя просить за всех, то просить за этого вместо еврея,3 который менее жалок.

Посылаю вам письмо этого полковника.4 Когда, как уверен, вы заедете к нам, привезите это письмо назад.

До свиданья, прошу прощенья. Жму дружески руку вам, Ал[ександру] Ал[ександровичу] старшему5 и Мише.6

Любящий вас Лев Толстой.

1908. 10 мая.


В какое ужасное время мы живем!

Впервые опубликовано в «Летописях», 2, стр. 93—94.

1 Письмо С. А. Стахович от 4 мая 1908 г. с выражением готовности помочь в том деле, о котором Толстой писал ей в предыдущем письме (см. № 130).

2 В том же письме С. А. Стахович просила дочь Толстого сообщить ей расписание дачных поездов, останавливающихся в Засеке.

3 Очевидно, имеется в виду дело Дейча (см. письмо № 130).

4 См. письмо № 139.

5 Александр Александрович Стахович, отец С. А. Стахович.

6 Михаил Александрович Стахович.

Ответное письмо С. А. Стахович от 13 мая 1908 г. опубликовано в «Летописях», 2, стр. 94.

136 137

141. Л. Д. Семенову.

1908 г. Мая 10. Я. П.

Последние дни много думал о вас, милый брат Леонид. Во-1-х, получил ваше письмо,1 за к[отор]ое хочется упрекнуть вас — за ту неподходящую роль, к[отор]ую вы мне приписываете. Верьте, ч[то] это не желание быть смиренным, но совершенно искреннее сознание ничтожности своей жалкой личности не только в сравнении с тем идеалом, к[отор]ый вижу иногда перед собой, но в сравнении с самыми обыкновенными людьми, к[отор]ых встречаю. Я всё жду, когда это, как это случилось с голым царем, гулявшим по улицам, найдется такое дитя, которое скажет: да в нем нет ничего2 — и все поймут, что они видели во мне хорошее, чего не было, а не видели того плохого, к[отор]ое que crève les yeux.3 От этого мне, любя вас, б[ыло] неприятно то, что вы в том же обо мне заблуждении. Верьте, что говорю то, что думаю и чувствую. То, что пишете о себе, очень порадовало меня. Не скажу, что работа должна быть поденная, но совершенно согласен, что это очень хорошая форма работы.4 Радуюсь, радуюсь очень тому душевному состоянию, к[оторое] чувствуется в вашем письме, Одно могу желать: чтобы вы держались в нем до смерти. Лучше этого состояния я ничего не знаю. Вот это ваше письмо б[ыло] один повод мыслей о вас. Другой повод, это посещение вчера милого вашего хозяина Григорья.5 Мы много беседовали с ним, но я жалею, что мало. Хотелось бы поделиться и, главное, попользоваться от него многим. Как я рад, что умею понимать таких людей, их душу. Он много мне сказал полезного и много говорил о вас. И всё, что узнал, всё хорошо. Третий повод, это корректурные листы вашего писанья, к[оторые] я получил от Левенсона6 и вчера прочел вместе с Горбуновым и Гусевым. Начало слабо: неясно, автор хочет слишком многое сказать и не может сказать и ясно, и просто, и сильно. Нет строгой последовательности мысли и нет яркости, художественности, нет определенных образов. Я не боюсь говорить вам, милый друг, всю правду. Есть много мыслей, намеков, мне близких, понятных, но всё расплывчато и даже кажется многословно. Так шло до «Храма». Но тут с самого начала описания заключенных, их душевного состояния и казни: инженер, гимназист, священник, доктор, сын дьякона, да всё, всё это превосходно,137 138 так хорошо, что не могу себе представить ничего лучше. То же впечатление произвело и на Горб[унова] и Гусева. Я не мог говорить от слез, душивших меня. Непременно надо стараться напечатать.7 Прощайте, милый друг и брат. Всей душой люблю вас. Мой привет Григорью.

Лев Толстой.

10 мая 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 201—203. Впервые опубликовано без указания фамилии адресата в «Русском слове» 1910, № 265 от 17 ноября.

1 Письмо Л. Д. Семенова в архиве не обнаружено.

2 Сравнение взято из сказки Г. X. Андерсена «Новое платье короля».

3 [которое колет глаза.]

4 Летом 1908 г. Л. Д. Семенов жил близ имения Семеновых-Тяншанских в Рязанской губ. и помогал в сельских работах местному крестьянину. Несколько месяцев работал в шахте.

5 Григорий Еремин, находившийся под влиянием Л. Д. Семенова. У этого крестьянина жил Семенов летом 1907 и 1908 гг. Об его посещении Ясной Поляны подробно записано в ЯЗ 9 мая 1908 г.

6 Друг Л. Д. Семенова Э. О. Левинсон (Толстой неправильно пишет: Левенсон) при письме от 28 апреля 1908 г. прислал корректурные листы рассказа Семенова «Отрывки». Левинсон предполагал издать этот рассказ отдельной книгой.

7 Подробный отзыв Толстого об этом рассказе записан в Г, 2 (стр. 154—155). Рассказ был напечатан в «Вестнике Европы» под названием «Смертная казнь». См. письма №№ 168 и 186.

* 142. П. А. Сергеенко.

1908 г. Мая 10. Я. П.

Простите, милый Петр Алексеевич, что долго не отвечал на ваше письмо, отчасти оттого, что очень занят и слаб, отчасти оттого, что не совсем ясно понял ваше желание, а если понял, то не могу исполнить. Если бы я взялся поверять список статей хрестоматий, то это сделалось бы для меня новой трудной работой. Делайте, как знаете. Знаю, ч[то] вы с вашим добрым расположением ко мне и тактом сделаете всё хорошо. Написать детям — каким детям? и что ? — ничего не умею. Но, мож[ет] б[ыть], вы объясните, и сумею. Новиков тан умен и духовно силен, ч[то], ему не повредит никакой успех.1 Что вам написал138 139 Вас[илий] Морозов?2 И как вы хотите утилизировать это? Братски целую вас. Привет жене3 и детям.

Лев Толстой.

10 мая.

1908 г.

Ответ на письмо П. А. Сергеенко от 25 апреля 1908 г. Ко дню 80-летия Толстого Сергеенко готовил две книги: хрестоматию для детей, составленную из отрывков произведении Толстого, и «Международный толстовский альманах» — сборник статей и воспоминаний о Толстом. Сергеенко просил просмотреть оглавление хрестоматии и дать свои замечания, а также написать на приложенном листе «что-нибудь детям из передуманного»; автограф будет факсимильно воспроизведен под портретом. Хрестоматии он решил дать название: «Детям — от Льва Николаевича».

1 В том же письме П. А. Сергеенко сообщил, что М. П. Новиков прислал для «Альманаха» свои «превосходные» воспоминания. Сергеенко выражал опасение, «не охладит ли Новикова к земледельческой жизни» «легкий литературный заработок». Воспоминания Новикова под названием «Письма крестьянина» напечатаны в «Международном толстовском альманахе», составленном П. Сергеенко, М. 1909, стр. 201—235.

2 Василий Степанович Морозов (1848—1913), в детстве ученик Яснополянской школы Толстого, впоследствии извозчик в Туле. Морозов был в Ясной Поляне 9 мая 1908 г. Толстой посоветовал ему написать воспоминания о школе для биографии Толстого, составлявшейся П. И. Бирюковым. Морозов сообщил, что воспоминания написаны и отданы Сергеенко. Напечатаны в «Международном толстовском альманахе», стр. 127—153. Отдельной книжкой вышли его «Воспоминания о Л. Н. Толстом ученика Яснополянской школы», изд. «Посредник», 1917. В 1908 г. Толстой написал предисловие к его рассказу «За одно слово», напечатанному в «Вестнике Европы» 1908, 9. См. т. 37.

3 Мария Михайловна Сергеенко (1866—1917).

143. М. М. Стасюлевичу.

1908 г. Мая 10. Я. П.

Очень благодарен вам, уважаемый Михаил Матвеевич, за ваш приятный мне подарок и за добрую память и слово.1

На днях я описывал для составителя моей биографии один памятный мне случай, сблизивший меня с вашим покойным братом, кажется, Матвей Матвеевич.2 Он был после разжалования младшим офицером в стоявшем близ Ясной Поляны полку. У меня остались о нем самые хорошие воспоминания.139 140 Он навел меня на мысль защищать на суде солдата их полка, к[отор]ый за нанесенный удар ротному судился военным судом.3 Он сделал всё, что мог, чтобы спасти солдата, но, несмотря на мои и его старания, солдат был казнен. Что за человек был ваш брат? За что он разжалован? Отчего он так странно покончил? Если вам нетрудно и не неприятно, ответьте. Это не холодное любопытство, а я, как и пишу в воспоминаниях, испытывал к нему тогда сметанное чувство симпатии, сострадания и уважения.

Дружески жму вам руку.

Лев Толстой.

1908. 10 мая.

Впервые опубликовано в книге «М. М. Стасюлевич и его современники в их переписке», 5, Спб. 1913, стр. 330.

1 При письме от 6 мая 1908 г. М. М. Стасюлевич прислал несколько номеров «Вестника Европы», в том числе майский номер, в котором напечатан рассказ С. Т. Семенова «Из жизни Макарки» (см. письмо № 64).

2 Толстой спрашивал об Александре Матвеевиче Стасюлевиче (183?—1867), офицере 65-го пехотного Московского полка, стоявшего в 1866 г. в нескольких верстах от Ясной Поляны. См. о нем т. 3, стр. 312, и т. 46.

3 О деле расстрелянного солдата Василия Шибунина см. воспоминания о суде над Шибуниным, которые Толстой писал по просьбе П. И. Бирюкова в 1908 г. (см. письмо № 132).

В ответном письме от 17 мая М. М. Стасюлевич сообщил некоторые сведения о своем брате.

144. В. А. Молочникову.

1908 г. Мая 13. Я. П.

Ясная Поляна.

Не писал вам, милый друг, ожидая вашего письма. Сейчас получил ваше хорошее и глубоко тронувшее меня письмо. Особенно понравилось мне в вашем письме это строгая простота и правдивость. Помогай вам бог оставаться в том же духовном состоянии, главное, прощать тех, кто вас мучит.

Вчера был у нас известный адвокат Муравьев. Мы с ним говорили о вас, и он взялся сделать, что возможно. Он человек хороший, и смело обращайтесь к нему.1140

141 Очень рад буду увидеть вас, но боюсь, что это будет для вас лишний расход и трата времени. Для того, чтобы мне помнить и любить вас, мне не нужно личного свиданья.2

Очень, очень любящий вас Лев Толстой.

1908. 13 мая.

Подлинник написан рукой H. Н. Гусева, подпись и дата собственноручные. На письме помета Гусева: «Под диктовку». Сделаны пометы о просмотре письма товарищем прокурора и о разрешении выдать письмо адресату. Впервые опубликовано в ТТ, 3, стр. 81.

О Владимире Айфаловиче Молочникове (1871—1936) см. т. 76, стр. 199. Об его судебном деле см. письма №№ 121 и 135.

Ответ на письмо В. А. Молочникова от 8—9 мая 1908 г. По выходе из тюрьмы Молочников подробно сообщал Толстому о суде, о ночи, проведенной в тюрьме, о встречах и беседах с заключенными.

1 В. А. Молочников отказался подать апелляцию, и приговор вошел в законную силу.

2 Далее собственноручно.

Комментируемое письмо Молочников тогда не получил. Оно разошлось с ним. Молочников выехал в Ясную Поляну, где пробыл 17—19 мая.

* 145. А. Ф. Кони. Неотправленное.

1908 г. Мая 15. Я. П.

Очень рад, милый Анатолий Федорович, тому, что жена увидит вас и привезет от вас прямое впечатление свидания.

Вспоминал о вас, читая ваши очень интересные и мне близкие воспоминания,1 и, к сожалению, еще и потому, что хочется просить вашей помощи в двух делах: одно о месте сыну Андрею,2 другое о вашем содействии по делу в сенате об приговоренном к заключению на год в крепости моем друге Влад. Молочникове за распространение моих писаний.3 Пожалуйста, простите.

Любящий вас

Лев Толстой.

15 мая 1908.


На обороте: Анатолию Федоровичу Кони.

1 См. письмо №71.

2 О подыскании места своему сыну Андрею Толстой еще раньше дважды писал А. Ф. Кони (см. письма №№ 2 и 71). Два последних письма, посланные с оказией, не были переданы. Комментируемое письмо повезла в Петербург141 142 С. А. Толстая. В письме к С. А. Толстой, отправленном на другой день, Толстой просил ее не отдавать письма А. Ф. Кони, а разорвать его. «Мне невозможно, неприлично и стыдно просить, с’est une contradiction criante [это — вопиющее противоречие]», — писал он (т. 84, письмо № 806). С. А. Толстая виделась с А. Ф. Кони у Т. А. Кузминской, но, помня желание Толстого, письма не передала. Она была 20 мая на приеме у министра двора, рассчитывая на его содействие, но успеха не имела (в своем «Ежедневнике» она отметила в тот день: «Неприятно»). А. Л. Толстой поступил на службу в Тамбов в переселенческое управление.

3 См. письмо № 144.

* 146. А. И. Кудрину.

1908 г. Мая 16. Я. П.

Рад случаю, милый друг и брат Андрей, написать тебе братский привет.1 Давно не получал от тебя известий.2 Надеюсь, что у тебя в душе мир и любовь, как и прежде. Помогай тебе бог. Если могу чем-либо служить тебе, извести. Это была бы мне радость.

Твой брат Лев Толстой.

16 мая 1908.

Дата проставлена рукой H. Н. Гусева. Адресату была отправлена копия письма, так как он плохо разбирал руку Толстого.

Об Андрее Ивановиче Кудрине (1884—1917) см. т. 76, стр. 167.

1 Очевидно, письмо было отправлено вместе с письмом И. И. Гусева.

2 Последнее письмо Кудрина к Толстому было от 2 марта 1908 г.

147. С. А. Толстой от 16 мая.

148. В. Г. Черткову от 16 мая.

149. В редакцию газеты «Русь».

1908 г. Мая 18. Я. П.

Опять схвачен в Новгороде всеми знающими его уважаемый небогатый человек Вл. Молочников и заперт людьми, называющими себя судьями, на год в тюрьму, что наверное разоряет его семью. И всё это за то, что он держал у себя мои сочинения и давал их людям, желающим прочесть их. Опять и опять совершается142 143 это удивительное дело: мучают и разоряют людей, распространяющих мои книги, и оставляют в покое меня, главного виновника не только распространения, но и появления этих книг. Ведь казалось бы ясно, что хватание людей, распространяющих мои книги и сажание их по тюрьмам никак не может уменьшить, если он есть, интерес к моим книгам, так как книги, изданные в России и за границей, есть у меня в большом количестве, и я, составитель и главный распорядитель этих книг, как я и заявлял об этом еще 12 лет тому назад, пока жив, не перестану составлять и распространять их. Людей же, считающих добрым делом распространение моих книг, становится всё больше и больше и тем больше, чем больше их за это преследуют. И потому казалось бы ясно, что одно разумное средство прекратить то, что не нравится в моей деятельности — это то, чтобы прекратить меня. Оставлять же меня и хватать и мучить распространителей не только возмутительно, несправедливо, но еще и удивительно глупо.

Если же справедливо то, что придумал, как мне говорили, один министр для того, чтобы прекратить мою деятельность, именно то, чтобы, мучая близких мне людей, заставить меня прекратить мою деятельность, то и этот прием никак не достигает дели. Не достигает потому, что, как мне ни больны страданья моих друзей, я не могу, пока жив, прекратить эту мою деятельность; — не могу потому, что, делая то, что делаю, я не ищу каких-либо внешних целей, а исполняю то, чего не могу не исполнить: требования воли бога, как я понимаю и не могу не понимать ее.

Так что одно не возмутительно несправедливое и не крайне глупое, что могут сделать люди, которым не нравятся мои книги,— это то, чтобы запирать, казнить, мучить не тех людей, которых много и которые всегда найдутся, а меня одного, виновника всего. И пускай не думают, что, вследствие разговоров в газетах о каком-то моем юбилее, я воображаю себя обеспеченным от всякого рода насилий. Я в этом отношении никак не поддаюсь самообману и очень хорошо знаю, что все эти толки о необходимости празднования моего 80-летия при решительных против меня мерах правительства тотчас же заменяется для большинства моих чествователей призванием давнишней необходимости принятия против меня тех мер, которые принимаются против моих друзей. «И давно, мол, пора поступить143 144 так». И потому опять и опять прошу и советую всем, кому неприятно распространение моих писаний, взяться за меня, а не за ни в чем неповинных людей. Советую потому, что только этим путем они, кроме того, что перестанут ронять себя, делая явную несправедливость, и на доле достигнут своей цели: освобождения себя хоть на время от одного из своих обличителей.

18 мая 1908. Ясная Поляна.

Печатается по машинописной копии. Письмо писалось в течение пяти дней: 14—18 мая (см. Дневник от 14 мая 1908 г., т. 56). Впервые опубликовано с цензурными искажениями в газете «Русь» 1908, № 140 от 22 мая.

О деле В. А. Молочникова см. письма №№ 121, 135 и 144.

После приговора по делу В. А. Молочникова Толстой переработал это письмо в статью. См. т. 37.

150. С. А. Толстой от 18 мая.

* 151. Неизвестному (приказчику Ясной Поляны).

1908 г. Май начало — середина? Я. П.

Полагаю, что Софья Андреевна будет недовольна отправлением Абакумова1 в стан, и потому советую отправку его отложить.

Датируется по отметке С. А. Толстой на подлиннике: «1908 года, летом. К прикащику в мое отсутствие». Летом 1908 г. С. А. Толстая уезжала из Ясной Поляны дважды: 30 апреля в Москву (вернулась 3 мая) и 14 мая в Москву и затем в Петербург (вернулась 21 мая).

1 Дополнительных сведений об этом лице редакция не имеет. В Г, 2 упоминается яснополянский крестьянин Абаков.

152. В. Г. Черткову от 26 мая.

153. А. И. Иконникову.

1908 г. Мая 27. Я. П.

Милый и близкий моему сердцу брат Иконников, получил сейчас, 27 мая, ваше письмо, с волнением и любовью прочел его и спешу отвечать вам. Не могу передать вам того смешанного144 145 чувства восхищения перед вашей кроткой твердостью, страха за вас, жалости к вам и, главное, любви к вам, которые испытываю, когда думаю о вас. Помогай вам бог, тот, к[отор]ый в вас и которого вы знаете и которым живете. Как ни трудно то дело, к[отор]ое вы делаете, оно должно быть сделано и будет сделано, не вами, так другими. И как ни тяжело тем, к[отор]ые его делают, доля их счастливая. Не даром пройдет жизнь, как она проходит для огромного большинства, проходит не только даром, но только во вред своим людям братьям. И страдаю и радуюсь при известии о том, что со всех сторон всё чаще и чаще просыпается в людях то сознание, которым вы живете, и которое заставляет вас делать то, что вы делаете.

На днях получил известия об отказах и приговорах к тюрьмам в Болгарии,1 в Венгрии2 и всё чаще и чаще в России.

Моя свояченица, жена петербургского сенатора, была в нынешнем году у нас и написала о своем пребывании у нас книжечку. В книжечке этой она описывает бывший у нас разговор о вас, о том, как я читал им несколько мест из ваших писем. Она напечатала это, не спросив моего разрешения.3 Я бы просил ее не печатать о вас с полным именем, боясь того, чтобы это не повредило вам. Но так как это уже напечатано, то посылаю вам эту книжечку.

Вы как будто недовольны собой тем, как вы держали себя на суде. Как же еще лучше держать себя? Безропотно и спокойно принять объявление о 4-х летнем заточении, зная, что мог бы избавиться от него? В нервном же возбуждении мы не властны. Не нужно ли денег и сколько?

Не помню, есть ли у вас Круг Чтения и Мысли мудрых людей и вообще есть ли у вас книги, и если вам нужны какие-либо книги и вам можно иметь их, напишите. Для меня будет большая радость прислать вам.

Любящий вас брат Лев Толстой.

27 мая 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 209—210. Впервые опубликовано почти полностью в ПТС, I, № 265.

Ответ на письмо А. И. Иконникова от 18 мая 1908 г. с сообщением о состоявшемся суде над ним, о возвращении в тюрьму из суда, о своем душевном состоянии.145

146 1 См. письмо № 27.

2 Вилли Немрава (Willy Nemrava) сообщил о намерении Паролека (Parolek), жителя г. Ольмюца, отказаться от военной службы. Под влиянием пастора Паролек решение свое изменил.

3 См. прим. 2 к письму № 138.

* 154. Т. А. Кузминской.

1908 г. Мая 27. Я. П.

Со мной случилась великая бода, милая Таня: я получил две твои книжечки, за что очень благодарю тебя, а теперь, когда мне понадобилась одна для отправки тому Иконникову, о к[отором], ты пишешь, оказалось, что, я помню, желая их сохранить, я так хорошо их припрятал, что теперь не нахожу ни одной. Прости, что утруждаю тебя, но если ты хочешь сделать мне большое удовольствие, то пошли одну книжечку по след[ующему] адресу: Варшава, Мокотов, исправительное арестантское отделение, Антону Ив. Иконникову. Если же это неудобно, то пришли мне. Если и это неудобно, то прости за беспокойство. Братски и дружески целую тебя. Всё еще надеюсь увидаться. Привет Саше.1

Лев Толстой.

27 мая 1908.


Адрес: Ее превосходительству Татьяне Андреевне Кузминской. Петербург.2

1 Александр Михайлович Кузминский (1843—1917), муж Т. А. Кузминской.

2 Далее название улицы и номер дома вписаны рукой С. А. Толстой.

* 155. А. Шильцову.

1908 г. Мая 30. Я. П.

Получил ваше хорошев письмо. Всё, что вы пишете, мне было очень приятно, и, как ни совестно сказать, от всей души завидую вам. Вы скажете, что то, что вы имеете, может получить всякий, но это я мог получить в молодости, теперь уже жизнь146 147 моя прошла, и могу только желать всем молодым и близким жить не в богатстве, а в тех самых труде и бедности, в которых вы жили и живете.

Вопрос ваш о земле с давнего времени занимал меня и продолжает занимать и теперь. Не могу достаточно надивиться на то, как люди не видят всего греха земельной собственности. Посылаю вам кое-какие книжки об этом предмете, а между тем постараюсь вкратце выразить сущность этого вопроса. Вопрос этот, в сущности, есть вопрос о том, как освободить людей от земельного рабства. Вопрос этот в наше время стоит совершенно на той же точке, на которой в моей молодости, 50 лет тому назад, стоял вопрос об освобождении людей от крепостного рабства. Люди освободили крепостных, но рабы остались рабами. Прежние рабы были рабами определенных господ, теперешние же рабы — рабы всех тех, кто владеет землей как собственностью. Пока будет земельная собственность, будет и рабство людей. Социалисты всех партий проповедуют освобождение пролетариата, т. е. людей, не имеющих1 орудий производства и потому средств кормиться своими трудами, от власти капитала, т. е. от власти богатых людей, могущих по своей воле давать или но давать им эти средства. То же, что появились люди, не имеющие возможности кормиться своими трупами, произошло оттого, что большинство людей было лишено естественного и свойственного всем людям права пользоваться землею, на которой они жили, и исключительное право это, называемое правом земельной собственности, дано было только некоторым людям. А как только большинство рабочих людей было лишено возможности кормиться с той земли, на которой они жили, так, естественно, все эти люди попали в зависимость или от тех людей, которые владели землей, или от тех, которые имели деньги, богатство, капитал, т. е. накопленные труды рабочих. И потому бедственное положение и рабство, в котором находятся у капитала вообще рабочие, как произошло от признания права земельной собственности, так и уничтожиться не может иначе, как посредством уничтожения земельной собственности.

Основная причина бедственного положения рабочих людей есть нарушение естественного и законного права всех людей жить и кормиться на той земле, на которой они рождаются. Земля, на которой живут люди, так же как и воздух, которым они дышат, не может быть предметом исключительной собственности147 148 людей. Таким предметом собственности могут быть, по взаимному соглашению, произведения труда людей, но никак не известные пространства земли. Так и понимал всегда русский народ свое отношение к земле, так понимает его в своем большинстве и теперь, несмотря на все усилия правительства внушить ему ложное понятие о собственности на землю. По понятию народа, так же как и по здравому смыслу, земля не может быть предметом собственности, и право на пользование ею должно быть равное для всех людей. Для того же, чтобы это право было равное для всех людей, надо, чтобы те люди, которые пользуются землей, платили бы всему обществу людей за те земли, которыми они пользуются, то, чего эти земли по вольному найму стоят. Деньги же эти должны заменять все те подати и прямые и косвенные, которые теперь собираются со всех людей. Рассчитано, что в России, если бы земли были обложены даже много ниже их стоимости, земельный налог этот был бы все-таки больше, чем все подати вместе. Так что при таком устройстве люди, пользующиеся землей, платили бы за нее, пока владеют ею, невысокую аренду; те же, кто не владеет землей, пользовались бы всеми теми выгодами удешевления нужных предметов потребления, происходящими2 от уничтожения косвенных налогов и освобождения от всех прямых податей.

В этом сущность проекта американского писателя Генри Джорджа, книги которого вам посылаю. Ответьте мне, попятно ли вам то, что изложено в этих книгах.

Полюбивший вас дед3 Лев Толстой.

30 мая 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 213—215, куда вклеен дубликат подлинника, написанного на машинке (в дубликате собственноручные подпись и дата воспроизведены рукой Н. Н. Гусева). В ГМТ хранятся четыре черновика, написанные на машинке и собственноручно исправленные. Согласно отметке Н. Н. Гусева на папке черновиков письмо писалось 26—30 мая 1908 г.

Ответ на письмо крестьянина Оренбургской губ. Александра Шильцова от 20 апреля 1908 г. Узнав из газет о готовящемся юбилее, Шильцов посылал Толстому «чистосердечный привет». Рассказав о своей семье, об условиях жизни, Шильцов спрашивал: «Какого вы мнения о вашей кормилице земле? Когда она не будет в частной собственности, скоро или нет, и когда народ будет ей пользоваться на одинаковых правах?» (Написано малограмотно.)148

149 1 и 2. Следующие четыре слова вписаны собственноручно. В дубликате восстановлены рукой H. Н. Гусева.

3 Подпись Шильцова: «Ваш внук, бедный, но счастливый крестьянин».

По поводу комментируемого письма к А. Шильцову есть записи в Г, 2 (стр. 166—167, 170—174).

* 156. М. М. Бибикову (воронежскому губернатору).

1908 г. Мая 31. Я. П.

Милостивый Государь Михаил Михайлович,

Бывший учитель Михаил Осипович Рябов был у меня и просил у меня ходатайствовать перед Вами о том, чтобы с него было снято запрещение о проживании в 12 губерниях. Я видел его один раз, но по своему впечатлению и в особенности по словам соседа моего Булыгина,1 человека достойного полного доверия, полагаю, что это человек хороший и безвредный, и потому позволяю себе просить Вас исполнить и его желание и мою просьбу о том, чтобы снять с него это запрещение. Исполнив это, очень обяжете готового к услугам

Льва Толстого.

31 мая 1908 года.

Ясная Поляна.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 216, куда вклеена машинописная копия.

1 М. О. Рябов жил некоторое время на хуторе М. В. Булыгина, в Хатунке Тульской губ., близ Ясной Поляны.

* 157. О. М. Лифшицу.

1908 г. Мая 31. Я. П.

Ваше последнее открытое письмо было мне очень приятно. И всегда радостно быть в любви со всеми, а особенно в мои года.

Благодарю вас.

Лев Толстой.

31 мая.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 212.

Ответ на открытое письмо О. М. Лифшица (подпись: Александр Ошер) от 28 мая 1908 г. (почт. шт.). В этом и в другом закрытом письме от того же149 150 числа (подпись: Ошер Лифшиц) он просил извинить его за «грубость и дерзость» предыдущих «больных» писем (см. «Список писем, написанных по поручению Л. Н. Толстого»), и снова просил разрешения на приезд в Ясную Поляну. На конверте помета Толстого: Ответ[ить] отказом. Был ли написан этот отказ, редакции неизвестно. На открытке есть помета об ответе Толстого.

158—159. В. Г. Черткову от 1 и 2 июня.

* 160. Н. В. Орлову.

1908 г. Июня 5. Я. П.

Очень хотелось бы быть вам полезным, милый Николай Васильевич. Мысль Сытина1 прекрасная издать альбом ваших картин, и я бы рад был написать то, что я думаю о значении ваших картин: о том, что вы один настоящий русский народный художник. Не было бы вас, потомство бы не узнало и не поняло и не почувствовало того русского народа, великого, смиренного, святого, духовная красота к[отор]ого так быстро исчезает и к[отор]ую вы один живописно2 поняли и закрепили.

Целую вас.

Любящий вас

Лев Толстой.

5 июня 1908.

О Николае Васильевиче Орлове (1863—1924) ом. т. 73, стр. 220.

1 Иван Дмитриевич Сытин (1851—1934), крупнейший московский издатель. См. о нем т. 63, стр. 414.

2 Это слово вставлено позднее карандашом.

В июне (24—26) Толстой написал предисловие к картинам Орлова (см. т. 37). Альбом его картин издан под названием: «Русские мужики», картины художника Н. Орлова. С предисловием Льва Николаевича Толстого, изд. т-ва Голике и Вальборг, Спб. 1909.

161. З. М. Гагиной.

1908 г. Июня 6. Я. П.

Благодарю вас, милая Зинаида Михайловна, за интересные и хорошие письма ваши о школе и за статьи о физике, астрономии и анатомии (что делать с этими статьями? Могу я их оставить150 151 у себя?1). Особенно последнее письмо живо представило мне ваше прекрасное дело. Помогай вам бог. — Одно и хочется и боюсь сказать вам, чтобы не огорчить вас и не заявить неисполнимые для вас требования. Все-таки скажу.

Воспитание, включая в него образование, я сравниваю с жилищем, с домом. Основание дома: пол, на чем стоять, лежать, ходить, — это в воспитании религиозные основы. Крыша, потолок, то, что утверждено на основании и прикрывает от невзгод, — это руководство поведения, основанное на религиозных основах. Стены — это знания: математические, физические, естественно-исторические, исторические и др. Хорошо, когда дом, хотя и маленький, стоит на твердых основ[ах]и прикрыт сверху и окружен, хотя и низкими, но доходящими до потолка стенами. И также хорошо, когда в воспитании даны ясные религиозные основы и твердое вытекающее из религиозных основ руководство поведения и хотя и небольшие знания, но знания, со всех сторон уясняющие явления мира.

В этом идеал. В вашей же школе, я боюсь, непропорционально развиты знания. Основы же нетверды, а потому и выводы из них — нравственное руководство поведения произвольно и неопределенно.

Я не говорю, что в этом недостаток вашей школы, но только то, что эта ошибка угрожает вам, и мне хочется предостеречь вас от нее. Хочется именно п[отому], ч[то] я нахожу вашу деятельность такой прекрасной, что боюсь всего того, что могло бы повредить ей.2

Искренно восхищающийся вашим делом и полюбивший вас

Лев Толстой.

1908. 6 июня.

Впервые опубликовано без указания фамилии адресата с зашифрованным обращением в «Вестнике теософии» 1914, 12, стр. 88—89.

Зинаида Михайловна Гагина (р. 1864) — помещица Михайловского уезда Рязанской губ., в 1903 г. открыла в своем доме школу для крестьянских детей, впоследствии устроила при школе приют. Занималась в этой школе до 1918 г. Выла в Ясной Поляне 30 апреля и 18 декабря 1908 г. По возвращении из Ясной Поляны З. М. Гагина в письмах от 15 и 24 мая 1908 г. подробно писала о своей школе, о программе занятий. Она просила Толстого высказать свое мнение об ее педагогических занятиях.

1 При письме от 24 мая З. М. Гагина прислала составленные ею по разным учебникам руководства для своих учеников по физике, астрономии151 152 и анатомии. В письме от 9 июля З. М. Гагина ответила, что эти рукописи в полном распоряжении Толстого.

2 На эту тему Толстой лично беседовал с З. М. Гагиной. См. Г, 2, стр. 144.

* 162. Алине Делано (Aline Delano).

1908 г. Июня 6. Я. П.

Aline Delano.

Давно уже получил ваше письмо и кругом виноват за то, что не поблагодарил вас за то добрые чувства, к[отор]ые вы мне высказали от себя и вашего друга. Эта лучшая радость моей жизни, особенно когда эти чувства выражаются так искренно, как это выражено в вашем письме. От души благодарю вас.

Лев Толстой.

6 июня 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 233.

Алина (Александра) Делано — русская по происхождению, переводчица произведений Толстого на английский язык. Жила в Америке. В 1893 г. ей был поручен перевод «Царства божия внутри вас». Рукопись привез ей из России И. И. Янжул. См. И. И. Янжул, «Воспоминания о пережитом и виденном в 1864—1911 гг.», 2, Спб. 1911, стр. 16—17.

Ответ на письмо Алины Делано из Квинси (США) от 11 мая н. ст. 1908 г. (почт. шт.). В связи с приближавшимся юбилеем Толстого Делано выражала чувство благодарности за то глубокое впечатление, которое производили мысли Толстого на нее и ее покойного мужа.

* 163. Д. Н. Комолову.

1908 г. Июня 6. Я. П.

Получил ваше письмо и очень сожалею, что не могу исполнить вашего желания. Небольшие средства, которые в моем распоряжении, имеют определенное назначение и далеко недостаточны для этой цели. Надеюсь, что мои отказ не вызовет в вас, чтó бы мне было очень неприятно, тяжелого, недоброго чувства.

Печатается по рукописной копил Д. П. Маковицкого, находящейся в архиве Н. Н. Гусева. Подлинник написан на машинке в нескольких152 153 экземплярах (для нескольких адресатов), из которых каждый был собственноручно подписан (в копии подпись не восстановлена). Местонахождение этих подлинников неизвестно. Публикуется впервые. Экземпляр, отправленный Комолову, датируется по отметке на конверте его письма.

В письме от 29 мая 1908 г. Д. Н. Комолов сообщал, что в соседней от него деревне был пожар, сгорело восемь домов. Некоторые из крестьян не получили страховой премии. Комолов просил оказать погорельцам материальную помощь. На конверте его письма Толстой написал: H. Н. ответить, ч[то] так мн[ого] просят...

Судя по сохранившимся в архиве письмам, именно в ответ на письмо Д. Н. Комолова Толстой написал (продиктовал?) текст комментируемого письма. Другие экземпляры отправлены в ответ на письма погорельцев М. А. Митину 8 июня (№ 174) и М. К. Петину 9 июня (№ 177). О просительных письмах см. письмо № 267.

* 164. О. М. Лифшицу. Неотправленное.

1908 г. Июня 6. Я. П.

То, что вы пишете о боге и мире, о том, что понятия и слова человеческие не могут быть относимы к богу, и в особенности то, что вы пишете о совести, очень мне нравится и совершенно соответствует и моим взглядам. Думаю, что и то, что вы пишете о моих умственных способностях и о моей порочности, тоже не лишено основания; но думаю, что высказывание этих последних истин было излишне, так как для меня они не интересны, в вас же должны были вызвать тяжелое чувство недоброжелательства. Желаю вам от всей души, любя вас, успокоения.

Лев Толстой.

6 июня 1908.

Дата проставлена рукой H. Н. Гусева. На подлиннике помета его же рукой: «Ошеру (не отправлено)».

Письмо Толстого вызвано письмом к нему О. М. Лифшица от 30 мая 1908 г. (почт. шт.), чрезвычайно взбудораженным. В нем философские рассуждения перемешаны с нелепой руганью Толстого. На следующий день Лифшиц послал другое письмо. Он упоминал о своих галлюцинациях и просил но отвечать ему. 7 июня его жена, узнавшая о письмах мужа к Толстому, сообщила об его психическом заболевании и спрашивала, куда можно обратиться за материальной помощью. На конверте ее письма помета Толстого: Пр[осительное]. Ошер. Ответить. Был ли написан отвeт, редакции неизвестно.

153 154

165. В. А. Молочникову.

1908 г. Июня 6. Я. П.

Спасибо вам, милый Владимир, за ваше письмо мне и в особенности за письмо Гусеву. Помогай вам бог тот, к[отор]ый в вас, жить им и для него и его приемами. Вы это и делаете. Вот истинная свобода и истинное несокрушимое могущество, п[отому] ч[то] не человеческое, а божеское, когда человек говорит, как вы: «Вы хотите посадить меня в тюрьму, сделайте одолжение, я сам этого именно и желаю». «Желаете высечь меня розгами, очень благодарен вам за внимание. Желаете повесить, в какую петлю прикажете всунуть шею». Как это люди не понимают, что только этим отношением к насилию можно победить, уничтожить его, и что, в сущности, опасности, риску, неприятности при этом никак не больше, чем при борьбе с ним. А то люди хотят насилием побороть осуждаемое ими насилие, не понимая того, что, употребляя насилие против насилия, они самым могущественным способом содействуют тому насилию, против к[оторого] борются. Помогай, помогай вам бог. Пишите, чтоб я знал ваше душевное состояние. И не думайте огорчить меня, если почувствуете слабость и признаете ото. Да, как и с самого простого пустого и кажущегося неприятным дела можно сделать большое и радостное дело.

Что ваша семья?

Прощайте.

Любящий вас

Лев Толстой.

6 июня 1908.

Впервые опубликовано в газете «Новая Русь» 1908, № 85 от 8 ноября. В ТТ, 3, стр. 101, часть письма воспроизведена факсимильно.

Ответ на письмо В. А. Молочникова от 2 июня 1908 г. Его письмо к H. Н. Гусеву не сохранилось.

166. Н. П. Петерсону.

1908 г. Июня 6. Я. П.

Милый и дорогой Николай Павлович,

Со страхом приступаю к письму к вам. Я страшно виноват перед вами. Статья ваша, к[отор]ая б[ыла] вложена в книгу Ник[олая] Фед[оровича],1 куда-то пропала. Послал ли я ее154 155 куда (хотя это сомнительно), или, что всего вероятнее, она в наших книгах и бумагах, дело в том, что я никак не могу найти ее. От этого я так замедлил ответом на ваше письмо. Мы всё искали и ищем статью. Напишите, пожалуйста, есть ли у вас копия?

Статью Н[иколая] Ф[едоровича] обо мне я очень рад буду если напечатают, и сейчас пишу Кожевникову,2 прося прислать ее Сергеенке. Вы немножко недобры ко мне, предполагая мое нежелание видеть в печати статью Н[иколая] Ф[едоровича] только п[отому], ч[то] он осуждает меня. Напечатание ее будет зависеть от издателя. Я же выра[зил] свое желание.3

Любящий вас Лев Толстой.

6 июня 1908.

Впервые опубликовано адресатом в его статье «Моя переписка с графом Л. Н. Толстым» — «Туркестанские епархиальные ведомости» 1909, № 6.

Ответ на письмо Н. П. Петерсона от 2 мая 1908 г. Получив предложение П. А. Сергеенко написать воспоминания для «Международного толстовского альманаха», Петерсон обратился к Толстому с просьбой рекомендовать для альманаха статью Н. Ф. Федорова о Толстом и, если он согласен на это, просил выписать статью от В. А. Кожевникова. В том же письме Петерсон спрашивал о судьбе своей статьи, посвященной книге Федорова «Философия общего дела» (см. прим. к письму № 34). Он просил вернуть статью, если Толстой не предполагал направить ее издателю. На это письмо первым ответил H. H. Гусев 19 мая. Он сообщил, что статья будет послана по возвращении в Ясную Поляну С. А. Толстой, заведывавшей библиотекой. Толстой писал Петерсону после того, как статья в библиотеке найдена не была.

1 Н. Ф. Федоров, «Философия общего дела», I, Верный, 1907. Статья Н. П. Петерсона была прислана вместе с этой книгой.

2 См. письмо № 167.

3 Статья Н. Ф. Федорова не была помещена в альманахе. Его статьи о Толстом напечатаны в его книге «Философия общего дела», II, М. 1913. В альманахе опубликованы воспоминания Петерсона о Толстом под названием: «Из записок бывшего учителя». По словам автора, воспоминания напечатаны с изменением и пропуском тех мест, в которых выражалось осуждение деятельности Толстого. Воспоминания в их полном виде напечатаны в сборнике статей Петерсона под названием: «Мои сношения с великим писателем земли русской графом Л. Н. Толстым и мое к нему отношение».

155 156

* 167. В. А. Кожевникову.

1908 г. Июня 6. Я. П.

Милостивый Государь

Владимир Александрович,

Н. П. Петерсон пишет мне, что у вас находится статья Н. Ф. Федорова, к[отор]ую он предлагает напечатать в издаваемом г-м П. А. Сергеенко альманахе. Я очень рад бы был, если бы статья была напечатана, и потому не будете ли вы так добры выслать статью П. А. Сергеенко.

С совершенным уважением

Лев Толстой.

6 июня 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 233.

Владимир Александрович Кожевников (1852—1917) — последователь Н. Ф. Федорова, литератор, автор ряда статей и книг по истории, религии и философии, в том числе: «Бесцельный труд», «Неделание» или дело? Разбор взглядов Эмиля Золя, Александра Дюма и графа Л. Н. Толстого на труд», изд. 2-е, Клюкина, М. 1894; «Николай Федорович Федоров. Опыт изложения его учения по изданным и неизданным произведениям, переписке и личным беседам В. А. Кожевникова, с приложением писем Ф. М. Достоевского, В. С. Соловьева, А. А. Шеншина (Фета), Л. Н. Толстого о Федорове и его учении», М. 1908. С Толстым лично знаком не был.

168. Л. Д. Семенову.

1908 г. Июня 6. Я. П.

Спасибо, милый друг Леонид, за ваше хорошее письмо.1

Простите меня sa то, что мое письмо и высказанное мнение о вашей статье было для вас соблазном.2 Я чувствовал, что делаю дурно. То же, что б[ыло] написано в газете3 (хотя и справедливо) о моем мнении о статье, еще более огорчило меня. Простите. Но я все-таки рад за вас, что у вас есть эта способность выражать свои чувства, заражать этими чувствами других. Знайте, что она есть в вас, держите в себе эту силу, и, вероятно, придет время, когда она понадобится и вам и людям.

Если вы мне разрешаете распорядиться с этой статьей, то разрешите и откинуть всё ненужное, лишнее. Вся первая часть. Как ни странно это сказать, а художество требует еще156 157 гораздо больше точности, precision,4 чем наука, а это-то отсутствует во всем том, что называется декадентством и что в вашей первой части статьи.5

Ну, теперь об этих пустяках довольно. Как вы счастливы, милый друг, что вы в ваши года избрали тот путь, к[отор]ый вы избрали.

Да, для того, чтобы быть в состоянии делать то, в чем сущность всей нашей жизни — любить бога и братьев людей, надо прежде всего узнать этих братьев, их жизнь. А любить с высоты своих палат и верховой лошади — или обман или страдание и стыд. J'en sais quelque chose.6 Вы же благую часть избрали. Только тогда, когда вместе полазяешь на четвереньках, станешь в то положение, в к[отор]ом можно начинать любить. Помогай вам бог. Но боюсь, боюсь за вас, милый друг, боюсь и люблю и буду любить, хотя бы вы и изменили свою жизнь. Сердца своего, души своей, тех шагов, к[отор]ые она сделала, вы не можете уж изменить. Пишите хотя изредка и хотя коротко, но чтобы я чувствовал вас. Прощайте, милый друг.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 224—225. Впервые опубликовано без указания фамилии адресата в «Русском слове» 1910, № 265 от 17 ноября. Основание датировки: помета H. Н. Гусева в копировальной книге, где письмо отпечатано среди писем от 6 июня.

1 Письмо Л. Д. Семенова в архиве не обнаружено. По поводу этого письма и рассказа Семенова «Отрывки» есть запись в ЯЗ 5 и 6 июня.

2 См. письмо № 141.

3 В какой газете была заметка о Л. Д. Семенове, редакцией не установлено.

4 [точности,]

5 См. письмо № 186.

6 [Знаю по себе.]

* 169. Л. Л. Толстому.

1908 г. Июня 6. Я. П.

Милый Лева. Давно получил твое очень приятное мне письмо, но не отвечал на него именно п[отому], ч[то] хотелось ответить получше, посерьезнев, поискреннее на твое и серьезное и сердечно157 158 искреннее письмо. Не знаю, удастся ли сделать это теперь. Но все-таки пишу, как напишется.

Очень радует меня то, что ты одни из тех людей, для к[отор]ых вопрос о своей духовной жизни, о своем духовном росте (в чем собственно и весь смысл и все благо человеческой жизни) возник и стоит, и требует внимания и усилия. Я прожил длинную жизнь и давно уже убедился без малейших сомнений в том, что смысл нашей жизни и единственное истинное благо ее только в духовном совершенствовании — в увеличении любви не к избранным, не к некоторым, а к богу (т. е. началу добра) и ко всем ближним без различия. Это кажется трудным, недостижимым, но идеал только тогда идеал, когда он недостижим. Приближение же к нему не только возможно, но приближение к нему nolens volens1 все-таки совершается, и только в этом приближении благо. И благо это беспредельно увеличивается, когда оно достигается сознательно. — Я, когда говорю2 про это, как продавец средства от мозолей: «попробуйте хоть 10 дней и тогда v[ou]s m’en direz des nouvelles.3 Ведь кладут же люди всю свою жизнь на то, чтобы скоро перебирать пальцами на клавишах, или ногами на велосипеде, или мозгами на разных ненужных науках, и радуются, когда приближаются к своему идеалу. Отчего же не ставить себе идеалом совершенство в любви и не положить на это все силы (на то, чтобы быть добрым с неприятным, противным человеком, обидчиком, на то, чтобы воздержаться от укора, осуждения и т. п.). А положи на это все силы и приближайся к этому и увидишь, какая двойная радость: радость достижения желаемого и радость свободы, спокойствия, любовного общения со всеми. Попробуй, серьезно говорю. Еще, перечтя твое письмо, милый Лева, хочется дать тебе совет. Не позволяй себе смотреть на себя, как на какое-то постороннее лицо, к[отор]ое иногда бывает хорошим, а иногда дурным. Кто это смотрит так на себя и так, наблюдая, рассуждает? То, что этот наблюдающий видит, что иногда Л. Л. желал добра, а иногда переставал желать его, доказывает то, что этот наблюдающий и есть сам Л. Л., и что Л. Л., собственно, никогда серьезно не желал добра, а только рассуждал о том, что возможно желать и добро и зло. Тот, кто точно желает того добра внутренн[его], духовного, о к[отор]ом я говорю, уже не может перестать желать его, как бы он ни хотел. Не думай, чтобы я осуждал тебя, я, напротив, думаю, что ты истинно158 159 желаешь, всей душой желаешь добра, а это твое признание охлаждения к добру — только преувеличенное представление о промелькнувшем сомнении.

Целую с истинной любовью тебя, Дору, детей, привет тестю.4

Л. Т.

6 июня.

Ответ на письмо Л. Л. Толстого от 13 мая 1908 г. с рассуждениями о смысле жизни, своих исканиях и заблуждениях.

1 [хочешь, не хочешь]

2 В подлиннике: говорить

3 [вы поблагодарите меня.]

4 Эрнст Вестерлунд (1839—1924), отец Д. Ф. Толстой, швед, врач. 23 мая Л. Л. Толстой уехал с семьей в Швецию. Комментируемое письмо адресовано туда.

170. Н. А. Шейерману.

1908 г. Июня 6. Я. П.

Давно уже получил ваше письмо, любезный брат Николай (не знаю отчества, да и не нужно). Простите, что долго не отвечал. Войти в прямое общение с вами мне очень приятно. Знаю же про вас давно и живо интересуюсь вашей жизнью, преимущественно духовной, п[отому] ч[то] телесная жизнь всегда будет последствием духовной. Та перемена, к[отор]ая произошла в вашей вещественной жизни, особенно явно подтверждает это. Всей душой сочувствую вашему поступку, освобождению себя от собственности, и вашему началу жизни на новых основах, и очень интересуюсь не внешними успехами вашей общины, а тем духовным движением, к[отор]ое жизнь в ней вызовет, в ее членах и в особенности в вас, ее учредителе. Знаю и предвижу большие трудности в осуществлении общинной жизни в маленьком оазисе среди пустыни людей, живущих иными основами, но уверен, что все эти и многие другие трудности общинной жизни к[отор]ые вы, вероятно, уже испытали и испытываете, не только не ослабят в вас тех основ, к[отор]ые привели вас к общине, но только усилят их.

То, что я написал, похоже на то, что я хожу вокруг да около, не желая сказать всего, что думаю. И потому постараюсь159 160 сказать всё, что думаю. Думаю же я об общине всякой вот что: Высшее благо, совершенство, к к[отор]ому мы все (и вы, я уверен) стремимся, в том, чтобы любить бога и его проявления во всем, особенно же в таких же, как мы, существах, в людях, и любить одинаково, равно всех. В этом идеал страшно далек от всех нас, но все-таки такой, к к[отор]ому нельзя не стремиться, и мы все стремимся. Любим же мы не только отца, мать, жену, сестру, дочь, детей больше других, но любим, не можем не любить больше исключительно милых, умных, добрых, смиренных, тогда как надо бы наоборот. И на эту — так как дело любви и закон любви — высший закон жизни, — на эту1 равную любовь ко всем должны бы быть направлены все наши силы. И что же мы делаем? Не только женимся, приживаем детей, признаем свою принадлежность народу, сословию, государству, вере, не только любим больше добрых, приятных, но устраиваем себе, кроме семьи, государства, народа, веры или вместо этого еще новый, избранный кружок людей, общину. Вот это, я считаю, дурная сторона общины. Она выделяет известных людей из всех остальных. А этого не надо, и это жалко. И она еще дает иллюзию того, что я не участник в зле мира.

Всё это я говорю не п[отому], ч[то] я осуждаю общину. Я признаю, что, как и вы говорите, община есть переходная ступень, есть одно из средств выхода из явно преступного положения жизни чужими трудами. Я только указываю на опасности общины.

Братски приветствую вас и всех ваших сожителей, кто знает меня.

Уважающий и любящий вас

Лев Толстой.

6 июня 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 221—223. Впервые опубликовано в журнале «К свету» 1908, № 1 от 13 августа.

О Николае Александровиче Шейермане см. т. 77, стр. 156.

Ответ на письмо Шейермана от 13 мая 1908 г. с описанием жизни земледельческой общины группы единомышленников Толстого, образовавшейся близ с. Лисичанск Екатеринославской губ.

1 В подлиннике: это

160 161

171. В. А. Молочникову.

1908 г. Июня 7. Я. П.

Ваша новая потеря больно поразила меня. Вот именно «кого бог любит, того и испытывает», т. е. что по силам людей посылаются им испытания. Вчера только писал вам. Теперь пишу только затем, чтобы вы помнили, что у вас есть друг, слишком близко (не следует так) исключительно чувствует с вами. Передайте мое сочувствие вашей жене, и скажите, что такие горести ужасны только тогда, когда мы не извлекаем из них блага для души. Помогай ей бог найти это благо.

Пишите чаще.

Любящий вас

Лев Толстой.

7 июня 1908.

Впервые опубликовано в воспоминаниях В. А. Молочникова «О Л. Н. Толстом» — «Жизнь для всех» 1910, 12, стр. 76.

В мае 1908 г., когда В. А. Молочников был в Ясной Поляне, умерла от скарлатины его младшая дочь Варвара (р. 1905). В начале июня скончалась от той же болезни дочь Анна. Жена Молочникова крайне болезненно переносила утрату (она обвиняла себя в недостаточно внимательном отношении к болевшим дочерям). О смерти второй дочери Молочников писал H. Н. Гусеву.

172. В. Г. Черткову от 7 июня.

173. Э. О. Левинсону.

1908 г. Июня 8. Я. П.

Благодарю вас, милый Левенсон,1 за ваше письмо. Хотя самая большая радость любить самому, радостна и любовь других. А из вашего письма я почувствовал любовь двоих: вашу и милого Леонида,2 к[отор]ый, благодаря своей любви, умел в моей плохоте найти хорошее.

Я писал ему о том, чтобы он разрешил мне выпустить в его превосходной статье всё начало. Когда он ответит, вероятно, согласием, подумаем, как и где поместить. Это во всех отношениях нужно.3 Как приятно узнать нового брата и друга.

Л. Толстой.

8 июня 1908.161

162 Печатается по копировальной книге № 8, л. 237. Впервые опубликовано в «Русском слове» 1910, № 265 от 17 ноября.

Ответ на письмо из Петербурга Эммануила Осиповича Левинсона (р. 1871) от 5 июня 1908 г. (почт. шт.). Левинсон писал о том, что он под влиянием своего друга Л. Д. Семенова изменил отрицательное отношение к Толстому на восторженное. «Мне даже в голову не приходит мысль, что для Вас это все равно, любит ли Вас безвестный какой-то конторщик Левинсон, или нет. Я знаю, что Вы меня поймете и ответите такой же любовью, хотя бы Вы мне не дали наружного знака в виде письма», — писал он в конце своего письма.

1 Толстой неправильно написал его фамилию, следует: Левинсон.

2 Л. Д. Семенов.

3 В том же письме Левинсон спрашивал, как лучше напечатать рассказ Л. Д. Семенова «Отрывки» — в журнале или отдельной книгой. См. письмо № 168.

*174. М. А. Митину.

1908 г. Июня 8. Я. П.

(Тот же текст, что и текст письма к Д. Н. Комолову. См. письмо № 163.)

В письме от 5 июня 1908 г. (почт. шт.) крестьянин д. Любощь Орловской губ., погорелец Митрофан Антонович Митин, просил материальной помощи, чтобы построиться и продолжать «усовершенствовать себя в духовно нравственной жизни». Дата ответа Толстого установлена по отметке на конверте письма Митина.

175. Московскому градоначальнику. Черновое.

1908 г. Июня 8. Я. П.

М. Г.

Простите, что не пишу вашего имени и отчества, что даст моему письму совершенно мне нежелательный характер официальной холодности. Письмо это передаст вам г-жа Сербашева, обратившаяся ко мне по делу своего брата Юшко. Будьте так добры принять и выслушать ее, и я почти уверен, что ваше доброе сердце подскажет вам то, что нужно и можно сделать. Всё, что я знаю о Юшко, говорит за то, что он человек хороший и кроткий и противник насилия.

С надеждой на вашу доброту остаюсь уважающий вас

Лев Толстой.

8 июня 1908.162

163 Печатается по черновику-автографу. Вероятно, отправленное адресату письмо было переписано на машинке и собственноручно подписано (копия с него оставлена не была). Впервые опубликовано в Г, 2, стр. 179—180.

В письме из Москвы от 2 июня 1908 г. сестра А. В. Юшко, Любовь Васильевна Сербашева, просила Толстого хлопотать об отмене постановления об его высылке в Вологодскую губ. На конверте ее письма Толстой написал: Просить, кого? H. Н. Гусеву он сказал 4 июня: «Вы, будьте добры, напишите ей, что прямые мои отношения с властями таковы, что я не могу просить их непосредственно, посредственно же могу просить через других влиятельных лиц, как Кони, Стахович. Но я уже столько ими злоупотреблял. Мне всегда бывает тяжело просить, чтобы не поставить в неловкое положение: или отказать мне, или причинить себе неприятность» (Г, 2, стр. 178—179). Л. В. Сербашевой ответил Гусев 5 июня. Сербашева 8 июня приехала в Ясную Поляну и сообщила, что А. В. Юшко по дороге в Вологодскую губ. будет в Москве и что при помощи градоначальника можно добиться отмены высылки. Ответное письмо московского градоначальника А. А. Адрианова от 11 июня опубликовано в Г, 2, стр. 182. Высылка А. В. Юшко, несмотря на обещание А. А. Адрианова, отменена не была, и Юшко поселился в Вологодской губ.

176. П. Е. Щеголеву.

1908 г. Июня 8. Я. П.

Очень благодарен вам, Павел Елисеевич, за присланное прекрасное издание о Грибоедове и за обещание (если я верно понял) прислать Русск[ую] правду Рылеева.1

Если декабристы и не интересуют меня, как прежде, как матерьял работы,2 они всегда интересны и вызывают самые серьезные мысли и чувства.

В вашей присылке есть «Дело о Грибоед[ове]».3 Благодарю за него. Что с ним делать?

Еще раз благодарю вас за ваш подарок, остаюсь уважающий, и помнящий вас

Лев Толстой.

8 июня 1908.

Впервые опубликовано в «Новом мире» 1928, 9, стр. 212—213.

Павел Елисеевич Щеголев (1877—1931) — историк русской литературы и историк революционного движения. Его статьи о Толстом: «Популярность Толстого» — «Вестник и библиотека самообразования» 1904, 4, стр. 164—165; «Блондинка» в Ясной Поляне в 1910 году» в его книге: «Охранники и авантюристы», М. 1930, стр. 18—33; «Встречи с Толстым» 163 164 «Новый мир» 1928, 9, стр. 207—213. Лично с Толстым встречался четыре раза: в 1894 г. в Воронеже, в семье Г. А. Русанова, в 1895, 1896 и в 1899 гг. в Москве, в доме Толстых. При письме от 5 июня 1908 г. (почт. шт.) П. Е. Щеголев прислал свою книгу: «А. С. Грибоедов и декабристы (По архивным материалам)». С приложением факсимиле дела о Грибоедове, хранящегося в Государственном архиве, изд. Суворина, Спб. 1905.

1 П. Е. Щеголев просил разрешения прислать приготовленную им к печати книгу: П. И. Пестель (а не Рылеев. — Ред.), «Русская правда. Наказ Временному верховному правлению», изд. «Культура». Спб. 1906. Экземпляр этой книги хранится в яснополянской библиотеке.

2 О работе Толстого над «Декабристами» см. т. 17.

3 К книге П. Е. Щеголева о Грибоедове приложено тщательно выполненное факсимиле дела о Грибоедове, производившегося в следственной комиссии по делу декабристов. Толстой принял факсимильное издание за оригинал.

*177. М. К. Петину.

1908 г. Июня 9. Я. П.

(Тот же текст, что и текст письма к Д. Н. Комолову. См. письмо № 163.)

В письме от 11 мая 1908 г. шестидесятилетний крестьянин д. Лешаково Оренбургской губ. Максим Ксенофонтович Петин просил помощи на восстановление хозяйства, погибшего от пожара.

Дата ответа Толстого установлена по отметке ни конверте письма Петина.

178. В. Г. Черткову от 9 июня.

179. Р. М. Елькибаеву.

1908 г. Июня 10. Я. П.

Любезный брат Рахматулла Мингалиевич,

Я уже много лет тому назад предоставил всем право издания всех моих сочинений, написанных после 1881 года, а также и переводов. Но очень рад случаю лично передать вам это, не разрешение, а благодарность за ваше в высшей степени приятное мне предложение. При этом случае посылаю вам для вашего выбора те из моих писаний, которые у меня под рукой. Что же касается до вашего мнения о моем суждении oб исламе,1 то хочется вам сказать то, что истинная религия, по моему мнению, есть только одна. Вся эта истинная религия еще не открылась164 165 человечеству, но часть ее проявляется во всех исповеданиях. Весь прогресс человечества состоит в этом всё большем и большем соединении всех в этой одной истинной религии и в всё большем и большем уяснении ее. И потому всем любящим истину надо стараться отыскивать не различия в религиях и их недостатки, а их единство и достоинства. То, что я и стараюсь делать по отношению всех религий и также и по отношению хорошо мне известного ислама. Известна ли вам составленная мною книга «Круг Чтения»? Она отчасти удовлетворяет этим требованиям. Я думаю, что перевод этой книги на арабский язык был бы не бесполезен.2

Желаю вам всего лучшего.

Лев Толстой.

10 июня 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 240—241. Автограф утрачен адресатом. Впервые опубликовано в переводе на немецкий язык в книге П. И. Бирюкова «Tolstoi und der Orient», Zürich und Leipzig, 1925, стр. 118—119.

Рахматулла Мингалиевич Елькибаев (1877—1919) — сын мельника. В 1901—1912 гг. был учителем и заведующим мусульманским детским приютом, последние годы служил в книжном магазине. Жил в Семипалатинске. В 1912—1914 гг. напечатал несколько статей о Толстом в мусульманских журналах. В письме из Москвы от 9 июня 1908 г. (почт. шт.) Р. М. Елькибаев просил разрешения переводить произведения Толстого на тюркский и арабский языки. Выражая сочувствие религиозным взглядам Толстого корреспондент высказывал огорчение по поводу того, что Толстой недооценивает ислам.

1 Толстой высоко ставил этическую сторону учения ислама. Многие изречения Магомета помещены в «Круг чтения» и «На каждый день». См. письмо № 340.

2 Что переводил Елькибаев и были ли опубликованы его переводы, редакции неизвестно.

* 180. Д. Петрову.

1908 г. Июня 10. Я. П.

Получил ваше письмо, любезный Д. Петров, и спешу ответить на ваш запрос. Думаю, что и доступнее и полезнее других для деревенского жителя будут книги: Краткое изложение Евангелия и Христианское учение. Посылаю вам и то и другое. Кроме того, на всякий случай посылаю вам несколько рассказов.165 166 На днях должно выйти новое «Учение Христа для детей», пришлю вам и его.

Желаю вам успеха. Очень рад служить вам.

Сколько жителей всех чувашей?1

Лев Толстой.

10 июня 1908.

Печатается но копировальной книге № 8, л.л. 240—241.

Ответ на письмо Д. Петрова (Симбирск) от 4 июня 1908 г. Петров — бывший учитель, чувашин по происхождению; задумав переводить произведения Толстого на чувашский язык, спрашивал, что именно следует в первую очередь перевести.

1 В ответном письмо от 2 июля 1908 г. (почт. шт.) Д. Петров сообщил Толстому ряд сведений о чувашах.

*181. А. И. Кудрину.

1908 г. Июня 14. Я. П.

Милый брат Андрей Кудрин.

Получил ваше письмо и очень рад был. Очень порадовало меня то, что вы пишете о своем состоянии, и еще больше то, что вы не скрываете сами от себя то, что иногда испытываете уныние — этого не может не быть в ваши годы и в вашем положении. Помогай вам бог преодолевать их мыслью о том, что внешние условия жизни не могут сделать нам ни добра, ни зла. И человек может жить на свободе, здоровый и богатый, и быть несчастным, как это часто бывает, и, напротив, может человек и больной, и в тюрьме, и в нищете быть радостным, только если жизнь его в том, чтобы жить по-божьи, по воле бога, т. е. в любви со всеми людьми и на делах, и на словах, и в мыслях. А это всегда в нашей власти. Помогай вам тот бог, которого вы сознаете в себе и который живет во всех людях.

О видениях скажу вам прямо, что не только не верю ни в видения, ни в какие бы то ни было чудеса, но и считаю такую веру вредной ошибкой. Признавать и руководствоваться в жизни можно только тем, что одинаково понятно и известно всем людям и что всегда повторяется, как падение брошенного камня вниз и восход и заход солнца и т. п., и только такими естественными явлениями можно и надо руководствоваться. Так много166 167 есть понятного, с чем мы не умеем обращаться, что незачем нам придумывать еще непонятное. Советую вам не верить ни во что чудесное.

Мысленно братски целую вас. Пишите чаще.

Любящий брат Лев Толстой.

Печатается по машинописной копии. Сверено с черновиком-автографом, хранящимся в ГМТ (текст почти полностью совпадает). Датируется по отметке H.H. Гусева на черновике и по дате машинописной копии.

Ответ на письмо А. И. Кудрина от 28 мая 1908 г. Кудрин писал о своем душевном состоянии в тюремном заключении и о том, что его жизнь проходит «во внутреннем борении». Он спрашивал Толстого об его отношении к видениям апостолов.

*182. Б. Н. Демчинскому.

1908 г. Июня 22. Я. П.

Я виноват перед вами, Борис Николаевич, что не поблагодарил вас за вашу книгу и за присланные материалы. Пожалуйста, извините меня. Нынче я прочел вашу в высшей степени интересную книгу (особенно первая часть ее) и еще раз благодарю вас за нее. Материалы мне тоже, я думаю, пригодятся; по крайней мере они очень меня интересуют. Прощайте, желаю вам всего лучшего.

Уважающий вас

Лев Толстой.

22 июня 1908.

Ясная Поляна.

Печатается по копировальной книге №8, л. 243, куда вклеен дубликат подлинника, написанного на машинке (в дубликате собственноручная подпись и дата воспроизведены рукой H.H. Гусева). Продиктовано в фонограф.

Борис Николаевич Демчинский — сын писателя Н. А. Демчинского, публицист, чиновник особых поручений Главного управления землеустройства и земледелия. В 1907 г. был в Ясной Поляне. При письме от 4 июня 1908 г. Б. Н. Демчинский прислал свою книгу: «Россия в Манчжурии (По неопубликованным документам)», а также некоторые неопубликованные материалы.

В ЯЗ 23 июня 1908 г. отмечено, что книга Демчинского заинтересовала Толстого. В экземпляре книги, хранящемся в яснополянской библиотеке, сделано Толстым несколько отметок. Там же имеется его книга «Христос в революции (фантазия)», Спб. 1907, с авторской подписью (книга почти не разрезана).

167 168

*183. Егорову.

1908 г. Июня 22. Я. П.

Очень сожалею о вашем тяжелом положении и, чтобы помочь ему, посылаю вам два письма: одно к Сытину,1 а другое к Горбунову.2 Рад буду узнать, если это поможет вам. Желаю вам всего лучшего. Пишите мне.

Любящий вас

Лев Толстой.

22 июня 1908.

Ясная Поляна.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 244, куда вклеен дубликат подлинника, написанного на машинке (в дубликате собственноручные дата и подпись воспроизведены рукой H. Н. Гусева).

Письмо крестьянина Егорова к Толстому в архиве не сохранилось. Оно было направлено И. И. Горбунову-Посадову. Дополнительных сведений редакция не имеет.

1 Текст письма Толстого к И. Д. Сытину неизвестен.

2 См. письмо № 184.

*184. И. И. Горбунову-Посадову.

1908 г. Июня 22. Я. П.

Посылаю вам, милый Иван Иванович, письмо тульского крестьянина, высланного за распространение моих книг. Если можно, помогите ему, дав через кого-нибудь работу.

Письмо это передаст вам он сам.

Л. Т.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 42.

Датируется в соответствии с письмом к Егорову от 22 июня 1908 г. См. письмо № 183.

Подлинника комментируемого письма в архиве И. И. Горбунова-Посадова нет; это позволяет предположить, что Егоров не передал его адресату.

*185. Д. А. Олсуфьеву.

1908 г. Июня 22. Я. П.

Здравствуйте, милый Дмитрий Адамович,

Опять к вам с просьбой; если вам трудно, не исполняйте, бросьте письмо, если же нет, очень обяжете. Прилагаю вам168 169 письмо очень жалкого саратовского учителя, который просит ходатайствовать у губернатора. Если можете, сделайте это, пожалуйста.

Неужели вы до сих пор в Петербурге? Жалею вас и всё надеюсь, что вы на автомобиле въедете в яснополянскую аллею?1 Как бы хорошо было. Прощайте, милый друг.

Лев Толстой.

22 июня 1908.

Подлинник написан на машинке, подпись собственноручная. Дата проставлена рукой H. Н. Гусева. Продиктовано в фонограф.

О Дмитрии Адамовиче Олсуфьеве (р. 1862) см. т. 77, стр. 207.

1 Д. А. Олсуфьев был в Ясной Поляне 14—15 августа 1908 г.

В ответном письме от 29 июля Д. А. Олсуфьев уведомил, что он тотчас же по получении письма Толстого написал саратовскому губернатору, но ответа не получил. Дополнительных сведений по этому делу редакция не имеет.

186. М. М. Стасюлевичу.

1908 г. Июня 23. Я. П.

Уважаемый Михаил Матвеевич,

Посылаю Вам отрывок рассказа Леонида Семенова. По-моему, это вещь замечательная и по чувству и по силе художественного изображения. Хорошо бы было ее напечатать и напечатать поскорее. Это желание мое напечатать поскорее напоминает мне мой давнишний разговор с Островским. Я когда-то написал пьесу «Зараженное семейство», прочел ее ему и говорил, что я желаю, чтобы она поскорее была напечатана. Он сказал мне: «что же, или ты боишься, что поумнеют?»1 Слова эти были совершенно уместны по отношению той моей плохой комедии, но теперь это другое дело. Теперь нельзя не желать того, чтобы поумнели и прекратились эти ужасы, но хотя и нельзя надеяться всякое искреннее слово, выражающее возмущение против совершающегося, я думаю, полезно. Во всяком случае, поступите, как найдете нужным.

С искренним уважением и любовью к Вам

Лев Толстой.

Ясная Поляна.

23 июня 1908 года.169

170 Печатается по кодировальной книге № 8, л. 246, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке (в дубликате подпись не восстановлена; нами воспроизводится по опубликованному тексту). Продиктовано в фонограф. Впервые опубликовано без обращения в «Вестнике Европы» 1908, 8, стр. 599.

О рассказе Л. Д. Семенова «Смертная казнь» см. письма №№ 141 и 168. М. М. Стасюлевичу рассказ был послан в гранках, полученных в Ясной Поляне от Л. О. Левинсона. Первые главы, не одобренные Толстым, не были посланы для печати (хранятся в ГМТ).

1 А. Н. Островский сказал это в 1864 г., когда Толстой приехал в Москву хлопотать о постановке на сцене Малого театра только что написанной им комедии «Зараженное семейство».

Рассказ Л. Д. Семенова был напечатан в «Вестнике Европы».

*187. И. М. Кокунину.

1908 г. Июня 25. Я. П.

Вполне разделяю мысли, высказанные H. Н. Гусевым, и также от души желаю вам освобождения от всего суеверного, т. е. неясного и непростого, непонятного. Истина всегда проста и всем доступна, особенно истина религиозная.

Лев Толстой.

25 июня 1908.


Черновое.

Лев Николаевич по случаю вашего письма вспомнил шутку Герцена, которая подходит как раз к этому случаю, так как для него вопрос об антихристе не существует.1

Печатается по копировальной книге № 8, л. 248, куда вписана рукописная копия. Приписка к письму Н. Н. Гусева. Черновое печатается по расшифрованной стенограмме Гусева, написанной на конверте письма адресата.

Ответ на письмо Ивана Михайловича Кокунина, крестьянина с. Спасского Нижегородской губ. от 6 июня 1908 г. Кокунин просил разрешить волновавший и вызывающий ожесточенные споры крестьян вопрос о происхождении антихриста. Писал по поручению группы односельчан.

1 Толстой имел в виду шутку А. И. Герцена, прочитанную им в книге Ч. Ветринского, «Герцен», Спб. 1908, гл. XII, стр. 122. По поводу споров о преимуществах православия перед католичеством Герцен записал в своем170 171 дневнике 8 января 1843 г.: «Тип этих споров один: откуда ведьмы — из Киева или из Чернигова». Толстой читал книгу Ветринского в середине июня 1908 г. См. письмо № 208.

*188. И. А. Бодянскому.

1908 г. Июня 26. Я. П.

Получил ваше письмо, милый Бодянский, и сейчас же отвечаю на него. Ваша мысль о молекулах есть своеобразное выражение вечной истины, выраженной во всех истинных религиозных учениях, и я совершенно разделяю ее. Не разделяю одно то, что вы говорите о сохранении индивидуальности. Я думаю, что это слишком много, и мы не можем утверждать этого.

Постараюсь исполнить ваше желание и нынче же поговорю с Чертковым, который имеет сношения с Сытиным, а у Сытина может быть заработок.1

Прощайте, желаю вам всего лучшего.

Любящий вас

Ясная Поляна,

26 июня 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 247, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке. В дубликате подпись не воспроизведена. Продиктовано в фонограф.

Об Иване Александровиче Бодянском см. т. 76, стр. 32.

Ответ на письмо И. А. Бодянского от 24 июня 1908 г. (почт. шт.).

Бодянский писал о том, что он глубоко верит в «сознательную жизнь каждой молекулы» и, «признавая индивидуальность во всем», не верит в смерть ее.

1 И. А. Бодянский просил дать ему рекомендацию в какое-нибудь издательство в качестве художника-иллюстратора.

*189. Харьковскому губернатору.

1908 г. Июня 27. Я. П.

Милостивый Государь,

Простите, что, не зная вашего имени и отчества, обращаюсь к вам так. Ко мне обратился неизвестный мне господин Волынский, прося меня ходатайствовать перед вами о содержащейся в харьковской тюрьме его дочери, чтобы отдали ее на поруки.171 172 Прилагаю его письмо ко мне. Письмо это, по моему впечатлению, дышит правдою, и очень жалко отца. Если можно, я уверен, что вы не откажетесь помочь ему.

Надеясь на ваше доброе сердце, остаюсь уважающий вас

Лев Толстой.

27 июня 1908.

Печатается по копировальной книге 8, л. 249, куда вклеена машинописная копия. Продиктовано в фонограф. Это письмо последнее, продиктованное в фонограф. В дальнейшем Толстой диктовал письма H. Н. Гусеву, записывавшему стенографически.

Яков Борисович Волынский (р. 1867), бухгалтер по профессии, просил Толстого ходатайствовать об освобождении из тюрьмы его дочери, слушательницы Высших женских медицинских курсов в Харькове, Лии Яковлевны Волынской (р. 1891), арестованной за хранение нелегальной литературы. Я. Б. Волынский написал об этом Толстому 27 апреля и 5 мая получил ответ H. Н. Гусева, уведомлявшего, что Толстой примет меры. В начале июля харьковский губернатор вызвал жену Волынского, сказал ей о письме Толстого и выразил сожаление, что помочь не сможет: ее дочь числилась за департаментом полиции. В конце декабря 1908 г. Л. Я. Волынская была оправдана по суду.

*190. М. И. Рубцову.

1908 г. Июня 28. Я. П.

Благодарю вас, дорогой брат, за ту радость, большую радость, которую доставило мне ваше хорошее, простое, искреннее письмо. Помогай вам бог идти дальше на том же пути христианского совершенствования, который бесконечен и дает бесконечное благо.

Любящий вас

Ясная Поляна.

28 июня 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 249, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке.

Ответ на письмо Матвея Ивановича Рубцова (p. 1886) от 10/23 июня 1908 г. Рубцов поведал Толстому о двух поступках, совершенных им под влиянием религиозных взглядов Толстого. 1) В 1907 г. он отказался от командования взводом, который должен был расстрелять приговоренных к смертной казни (за это он был лишен воинского звания, после чего он переехал в Персию, откуда и писал Толстому). 2) Будучи офицером, он соблазнил девушку и теперь, желая «искупить свой грех», решил жениться на ней.

172 173

*191. С. Л. Юргевич.

1908 г. Июля 2. Я. П.

Милая София Леонидовна,

Получил ваше письмо. Оно так искренно и серьезно, что я с большим удовольствием прочел его и с таким же удовольствием отвечаю.

На вопрос ваш о том, как передавать детям христианское учение, не входя в противоречие с установившимися взглядами, думаю, что это всегда можно сделать. Всегда можно и должно, не осуждая других и не споря, предоставить детям самим избирать то из двух пониманий учения, которое ближе их сердцу. Скрывать же истину от чистых детских душ, которым, по словам Христа, так близко царство божие, никогда не надо.

Прошлого года занимался я с детьми и интеллигентными и крестьянскими именно преподаваньем им христианского вероучения. Я передавал им, как умел, то, что считаю истиной, стараясь не касаться тех церковных вероучений, которые, может быть, с других сторон передавались им, и не думаю, чтобы я этим повредил им. Из этих моих уроков я составил небольшую книгу для детей. Книга эта печатается теперь и, если не будет задержана, скоро выйдет.1 Из нее вы увидите, как я старался передавать сущность учения Христа, не касаясь церковного вероучения.

Очень буду рад общению с вами.

Полюбивший вас

Лев Толстой.

Ясная Поляна,

2 июля 1908.

Подлинник написан и датирован на машинке, подпись собственноручная. В ГМТ хранится черновик письма, написанный рукой Д. П. Маковицкого и собственноручно исправленный (незначительные стилистические исправления).

Ответ на письмо Софии Леонидовны Юргевич (Гатчина) от 20 июня 1908 г. Корреспондентка, «восемнадцатилетняя девчонка», как она назвала себя, писала о своем разочаровании в православии и о благодетельном влиянии на нее религиозно-нравственных произведений Толстого. Один вопрос мучил ее больше других: «Как должна воспитать детей своих та мать, которая сбросила с себя предрассудки, в которых она воспитывалась и которыми живут все окружающие?»173

174 1 «Учение Христа, изложенное для детой», изд. «Посредник», М. 1908.

Толстой предполагал вторично писать С. Л. Юргевич по поводу ее ответного письма от 19 июля, но не написал. На конверте ее письма две его пометы: Отвеч[ать] и Б[ез] о[твета].

192. Августину Врублевскому (Augustin Wróblewski).

1908 г. Июля 3. Я. П.

М. Г.

Благодарю вас за присылку вашего журнала.1 И давно уже предоставил всем право перепечатки и переводов всех моих сочинений с 1881 года. Помещение же моих писаний в вашем и вообще в польских изданиях мне особенно приятно. Может, некоторые из моих писаний, как рассказ «За что?», письмо к Сенкевичу,2 а также только что законченная мной статья «Закон насилия и закон любви», посвященная, между прочим, вопросу об угнетении мелких народностей, могли бы представлять интерес для польской публики. Все они к вашим услугам.

С совершенным почтением

Лев Толстой.

Ясная Поляна.

3 июля 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 250, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке (в дубликате подпись не восстановлена: воспроизводится нами по опубликованному тексту). Сверено с черновиком-автографом, хранящимся в ГМТ. Впервые опубликовано адресатом в переводе на польский язык в журнале «Czystość» 1908, 3, стр. 46.

Августин Врублевский (р. 1860) — химик и литератор. С 1903 г. занимался вопросами этики. С 1907 г. издавал в Варшаве журнал «Czystość» («Чистота»), посвященный этой проблеме. Научные труды писал на польском, немецком и французском языках. Краткую биографию и список работ см. в S. Orgelbranda Encyklopedia Powszechna XVIII, Варшава, 1912, стр. 709. В письме от 11 июля н. cт. 1908 г. Врублевский просил разрешения напечатать в журнале «Czystość» легенду «Разрушение ада и восстановление его» в переводе на польский язык д-ра А. Куропатвинского. Просил также написать краткое предисловие для польских читателей. «Не пожалейте пяти минут Вашего драгоценного времени, уважаемый Лев Николаевич, для поляков, ищущих воскресения для себя и своего несчастного отечества в сердцах своих».

1 В яснополянской библиотеке сохранились №№ 1, 4, 5 журнала «Czystość» за 1908 г.174

175 2 См. т. 77, письмо № 332, и в настоящем томе письмо № 25.

Первая половина легенды «Разрушение ада и восстановление его». («Odbudowanie piekla») напечатана в «Сzystość» 1908, 4. За помещение легенды номер был конфискован. В следующем номере редакция уведомила читателей, что в силу этого обстоятельства окончание легенды напечатано в журнале не будет. Другие произведения Толстого в журнале не печатались. В номере шестом за тот же год воспроизведен портрет Толстого с автографом, посланный Врублевскому по его просьбе одновременно с комментируемым письмом.

*193. М. М. Стасюлевичу.

1908 г. Июля 3. Я. П.

Уважаемый Михаил Матвеевич, Николай Николаич Гусев изложил по моей просьбе совершенно верно сущность дела о статье Семенова. От себя могу прибавить только то, что мне никогда в голову не могло притти посылать вам статью, уже напечатанную, и повторение того, что напечатание этой статьи в таком уважаемом журнале, как ваш, очень желательно в наше время.

Дружески жму руку.

Лев Толстой.

VII, 3. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 248. Приписка к письму H. Н. Гусева.

Ответ на письмо М. М. Стасюлевича от 29 июня 1908 г. По поводу письма Толстого от 23 июня (см. № 186) М. М. Стасюлевич писал, что рассказ Л. Д. Семенова «Смертная казнь» может быть помещен только в августовском номере «Вестника Европы». То обстоятельство, что рассказ был прислан в гранках, дало Стасюлевичу повод думать, что произведение было уже напечатано. H. Н. Гусев уведомил М. М. Стасюлевича, что рассказ Л. Д. Семенова был набран в типографии, но опубликован нигде не был. Он сообщил, что Толстой не будет возражать, если Стасюлевич воспользуется его письмом от 23 июня как предисловием к рассказу. Рассказ Л. Д. Семенова был напечатан под названием «Смертная казнь» в «Вестнике Европы» 1908, 8. В виде предисловия напечатано письмо Толстого от 23 июня.

194. В. А. Молочникову.

1908 г. Июля 7. Я. П.

Сейчас получил второе письмо от вас, милый брат Молочников. И радуюсь и не переставая — простите — боюсь за вас и просто непосредственно жалею вас и вашу милую жену,175 176 особенно п[отому], ч[то] возможно б[ыло] облегчить ей ее положение, но, видно, так надо. Помогай ей бог, к[оторый] в ней и во всех нас. Хочется помочь вам, но чувствую, что вы на таком испытании, в к[отор]ом только ваша духовная сущность может помочь вам.

Хотя вы всё это знаете так же, как и я, хочется сказать вам одно-единственное и главное, что в вашем положении может быть трудно, но в вашем-то положении особенно и нужно, это то, чтобы при общении с людьми (это самое трудное) помнить о том, что в нем, с кем общаешься, то же самое высшее, святое, чем я живу, и что в общении этом важнее, главнее всех других поводов общения мое духовное единение с ним, достигаемое только одним, если я могу, любовью, а не могу, то хоть уважением. Я пишу это п[отому], ч[то] сам страдаю слабостью в этом. Не успеешь оглянуться, и сделал, сказал, что не надо, или не сказал, что надо. И каешься, да поздно. Помогай вам бог. Да давайте поручени[я].1 Это мне большое бы удовольствие доставило.

Брат ваш Лев Толстой.

7 июля.

Впервые опубликовано под датой «7 июня 1908 г.» в воспоминаниях В. Молочникова «О Л. Н. Толстом» — «Жизнь для всех» 1910, 12, столб. 79.

Ответ на бодрое письмо В. А. Молочникова от 30 июня написанное в первый день его пребывания в тюрьме.

1 Воспользовавшись этой просьбой, В. А. Молочников сообщил Толстому о крестьянах, сидевших в Новгородской тюрьме. Толстой написал о них П. А. Столыпину. См. письмо № 230.

195. И. П. Накашидзе.

1908 г. Июля 8. Я. П.

Сейчас получил ваше письмо, милый Илья Петрович, и очень был рад ему. Оно очень хорошо в сильно выражает одно из тех зол, с которыми нам предстоит невольно бороться, осуществляя в своей жизни то, что мы считаем своим назначением.

Ложное воспитание зиждется, не скажу, на ложной вере, а на извращении веры, потому на отсутствии веры. Мы не можем быть с вами несогласны, п[отому] ч[то] верим одному и176 177 тому же, и потому я согласен с вами о губительности понятия «постепенности», при к[отор]ой предполагается, что благо это будет достигаться постепенно не моими, а чьими-то всеобщими усилиями. Я думаю, что главная ошибка в этих суждениях, что те люди, говоря о невозможности осуществления во времени цар[ства] бож[ия] для всех (в чем они совершенно правы) ошибаются в том, что они представляют себе целью человеческой деятельности внешнее совершенство, а не внутреннюю деятельность совершенствования каждого отдельного человека (ц[арство] б[ожие] внутрь вас есть), к[отор]ая не имеет никакой доступной наш[ему] пониманию внешней цели, а есть только исполнение назначения своей жизни каждым человеком.

Рассуждая об общем течении человеческой жизни, я не могу не видеть, что эта внутренняя работа самосовершенствования (в любви) каждым отдельным человеком не может не привести к улучшению общего состояния человечества (здесь я, пожалуй, согласен с постепеновцами, но только с той разницей, что они знают, какое это будет состояние человечества, и это состояние ставят целью своей деятельности, я же и не знаю этого и не ставлю себе никакой внешней цели).

Но деятельность положительная никак не достижение какого-либо внешнего состояния, а только стремление к наибольшему осуществлению в себе того духовного совершенства], к[отор]ое я знаю.

Привет вашей жене.1 Вас все помнят и любят.

Лев Толстой.

8 июля 1908 г.

Впервые опубликовано в «Русской мысли» 1913, 3, стр. 143—144.

Об Илье (Илико) Петровиче Накашидзе (1866—1923) см. т. 70, стр. 135.

Ответ на обширное письмо И. П. Накашидзе от 29 июня 1908 г. Накашидзе писал о существующем ложном воспитании, внушающем, что невозможно немедленно уравнять людей, что «воровать и грабить можно перестать только постепенно. Эта глубоко безнравственная постепеновщина царит теперь во всех сферах жизни так называемого образованного общества».

1 Нина Осиповна Накашидзе (р. 1872).

177 178

196. И. И. Соловьеву.

1908 г. Июля 8. Я. П.

Получил ваше письмо, любезный брат Иван Ильич, и с радостным умилением прочел его. Всё оно проникнуто истинно христианским чувством любви, и потому оно мне было особенно дорого. О себе скажу вам следующее.

В одной арабской поэме есть такое сказание. — Странствуя в пустыне, Моисей, подойдя к стаду, услыхал, как пастух молился богу. Пастух молился так: «О господи, как бы мне добраться до тебя и сделаться твоим рабом. С какой бы радостью я обувал тебя, мыл бы твои ноги и целовал бы их, расчесывал бы тебе волосы, стирал бы тебе одежду, убирал бы твое жилище и приносил бы тебе молоко от моего стада. Желает тебя мое сердце». Услыхав такие слова, Моисей разгневался на пастуха и сказал: «Ты — богохульник, бог бестелесен, ему не нужно ни одежды, ни жилища, ни прислуги. Ты говорить дурное». И омрачилось сердце пастуха. Не мог он представить себе существа без телесной формы и без нужд телесных, и не мог он больше молиться и служить господу и пришел в отчаяние. Тогда бог сказал Моисею: «Зачем ты отогнал от меня верного раба моего? У всякого человека свое тело и свои речи. Что для тебя нехорошо, то другому хорошо, что для тебя яд, то для другого мед сладкий. Слова ничего не значат. Я вижу сердце того, кто ко мне обращается».1

Легенда эта мне очень нравится, и я просил бы вас смотреть на меня, как на этого пастуха. Я и сам смотрю на себя так же. Всё наше человеческое понятие о нем всегда будет несовершенно. Но льщу себя надеждой, что сердце мое такое же, как у того пастуха, и потому боюсь потерять то, что я имею и что дает мне полное спокойствие и счастье.

Вы говорите мне о соединении с церковью. Думаю, что но ошибаюсь, полагая, что я никогда не разъединялся с нею, — не с той какой-либо одной из тех церквей, которые разъединяют, а с той, которая всегда соединяла и соединяет всех, всех людей, искренно ищущих бога, начиная от этого пастуха и до Будды, Лao-тзе, Конфуция, браминов, Христа и многих я многих людей. С этою всемирною церковью я никогда не разлучался и более всего на свете боюсь разойтись с ней.178

179 Очень благодарю вас за ваше любовное письмо и братски жму вам руку.

Лев Толстой.

8 июля 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 255—256, куда вклеена машинописная копия. Впервые опубликовано без указания фамилии адресата («К православному священнику») в журнале «К свету» 1908, № 5 от 14 сентября, стр. 13—14. В ГМТ хранится черновик письма, переписанный рукой В. Г. Черткова и собственноручно исправленный (незначительные расхождения с окончательным текстом).

Иван Ильич Соловьев (1854—1918) — священник, религиозный писатель, редактор церковных изданий, с 1883 г. — законоучитель Московского лицея. Автор статьи: «Послание святейшего синода о графе Льве Толстом (Опыт раскрытия его смысла и значения по поводу толков о нем в образованном обществе)», М. 1901.

Ответ на обширное письмо И. И. Соловьева (в сохранившейся копии оно не датировано). Корреспондент причислял себя к тем, которые осуждали приготовления к чествованию Толстого в день его 80-летия. Однако просьба Толстого отменить приготовления к юбилею резко изменила его отношение к Толстому. «Мне казалось, заря занимается над русской землей! Как все примирится, прояснится! Поистине велик он в самом падении своем!» — восклицал Соловьев. Он убедил себя, что это первый шаг по пути возвращения Толстого в лоно православной церкви.

1 Толстой читал «поэму» (сказание знаменитого учителя Джеллаледина) в «Московском сборнике», изд. К. П. Победоносцева, М. 1897, гл. VI, стр. 163. Толстой говорил об этой «поэме» с посетителями Ясной Поляны 29 июня 1908 г. См. А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», I, М. 1922, стр. 215.

Об этом письме есть запись в дневнике А. Б. Гольденвейзера («Вблизи Толстого», I, стр. 220).

* 197. Неизвестному (Владимиру H.).

1908 г. Июля 12. Я. П.

Ясная Поляна. 12 июля 08 г.

На вопрос ваш могу ответить выписками из моего дневника последнего времени,1 в которых я пишу с разных сторон одно и то же, именно то, что вся моя молитва, если бы молился к богу, не может быть ничем иным, как благодарностью за то огромное счастье, какое я не предполагал, что возможно иметь человеку. Вы спросите, какое же это счастье и в чем оно состоит?179 180 Состоит оно в том, что то, чего одного я желаю более всего на свете, постоянно и неуклонно совершается, а именно то, чтобы всё больше и больше освобождаться от телесных желаний и чувствовать в себе ту основу жизни, которая вложена во всех людей и которая есть не что иное, как любовь, любовь ко Всему. Думаю, что это приближение к совершенству любви есть неизбежное свойство жизни каждого человека, хочет ли он того или не хочет, и потому понятно, что если человек поставит себе целью то, что в нем совершается, то он и будет постоянно получать удовлетворение, всё большее и большое счастье. Правда, состояние это не постоянное. Бывают, хотя и изредка, минуты, когда я перестаю чувствовать это благо, бывают даже и тяжелые минуты, но все они приходят только тогда, когда я отдаляюсь от той цели, которую я поставил себе и которая свойственна человеку. Стоит мне только в эти тяжелые минуты опомниться, сознать то, во имя чего я живу, и тотчас же уничтожается всё то, что огорчало или расстраивало меня. Вам может показаться странным, что человек полагает свою жизнь в вечном совершенствовании, в увеличении в себе любви. Таким же странным это кажется большинству людей, так казалось и мне. Но, несмотря на то, что большинству людей это кажется странным, я, по крайней мере, считаю странным обратное; странно то, что люди не понимают той простой самой истины, что, положи они свое благо и желание осуществления его в чем хотите, в богатстве ли, в гаремах, в устройстве общества, во власти, в славе, всегда не только могут быть, но всегда наверное будут препятствия, и человек не получит своего блага. Одно, только одно есть дело, в котором человек всегда может удовлетворить своему желанию, и это дело свойственно человеку, это — совершенствование, увеличение в себе любви. И стоит человеку положить себе эту свойственную ему цель, и все вопросы разрешаются, и жизнь ничего, кроме блага, дать не может.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 257—258, куда вклеен дубликат подлинника, написанного а датированного на машинке (в дубликате подпись воспроизведена рукой Н. Н, Гусева).

В письме от 8 июля 1908 г. Владимир Н. (Москва) спрашивал Толстого: «Счастливы ли вы, или нет, можете ли назвать вы весь пройденный вами тернистый жизненный путь счастливою жизнью? И если нет, то180 181 объясните, в чем заключается счастье человеческой жизни, конечно в связи с вашим мировоззрением».

1 См. Дневник 1908 г., записи 13, 20 и 31 января, 9 февраля, 12 мая, 12, 21—22 июня, 11 июля (т. 56).

* 198. П. К. Соколову.

1908 г. Июля 15. Я. П.

Петр Ксенофонтович, прочел ваше письмо с удовольствием, чувствуя в нем искренность и серьезность писавшего.

Приезжать вам нарочно ко мне очень не советую и для вас и для меня. Посылаю вам те из моих писаний, в кот[орых] вы, может быть, найдете ответы на не разрешенные вами вопросы.

Судя по вашему письму, вы вступили на тот путь, вступив на к[отор]ый люди не останавливаются и получают тем большее удовлетворение, чем дальше идут по нем.

Только не заглушайте грехами, соблазнами и суевериями свет того бога, к[оторый] живет в вас, и он даст вам то благо, к[отор]ого ищет душа.

Братски приветствую вас.

Лев Толстой.

15 июля 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 260.

Петр Ксенофонтович Соколов (р. 1884) — мелкий служащий земства в г. Вологде. В письме от 11 июля 1908 г. П. К. Соколов подробно писал о своем страстном стремлении найти «правильный путь» в жизни. Прежде он отрицательно относился к мировоззрению Толстого, но затем, разочаровавшись в своих философских увлечениях, постепенно стал ценить его произведения. Он просил Толстого ответить и разрешить приехать в Ясную Поляну, будучи уверен, что услышит «такие вещие слова, сильные внутренней логикой мысли», которые многое для него решат.

* 199. П. А. Сергеенко.

1908 г. Июля 20. Я. П.

Милый Петр Алексеевич,

Очень сожалею, что должен еще раз просить вас изменить поставленное вами заглавие хрестоматии, так как мне бы было очень неприятно то заглавие, по которому как будто я сам предлагаю детям свои сочинения. Это совсем вне моих привычек181 182 и взглядов. По-моему, лучше заглавие самое простое: «Хрестоматия из писаний Льва Толстого, составленная Сергеенкой». Пожалуйста, извините меня за то, что, может быть, этим отказом причиняю вам неприятность, что я менее всего желал бы сделать, и особенно по отношению вас.

Любящий вас Лев Толстой.

20 июля 1908 г.

Ясная Поляна.

Подлинник написан и датирован на машинке, подпись собственноручная.

Ответ на письмо П. А. Сергеенко от 18 июля 1908 г. По поводу письма Толстого от 10 мая (см. № 142). Сергеенко сообщил, что он по своему легкомыслию не предусмотрел возможности изменения названия хрестоматии для детей и что по России разослано уже множество объявлений с прежним названием («Детям — от Льва Николаевича»), В ответном письме от 25 июля (почт. шт.) П. А. Сергеенко писал, что слова его Толстой неправильно понял. Получив указания, он немедленно отдал распоряжение изменить заглавие и напечатать новые проспекты; в том письме имел в виду первые объявления. Книга вышла под названием: «Хрестоматия из писаний Льва Толстого», составлена группой детей под редакцией П. А. Сергеенко, изд. «Книга», М. 1908. В книге напечатано следующее объявление редакции: «Редакция хрестоматии доводит до сведения лиц, выписавших хрестоматию под ее прежним названием: «Детям — от Льва Николаевича», что прежнее название хрестоматии изменено на теперешнее по желанию Льва Николаевича Толстого». Помещение в хрестоматии отрывков из произведений Толстого «первого периода» («Детство», «Отрочество», «Война и мир», «Азбука») вызвало протест С. А. Толстой. В газетах 4 и 5 августа напечатано ее письмо от 28 июля с напоминанием, что Толстой отказался от авторского права лишь на сочинения написанные после 1881 г. В «Раннем утре», № 217 от 6 августа (письмо в pедакцию И. Ноского) сообщалось «энергичной супруге» Толстого, что закон не на ее стороне. Приведена выдержка из X т. Свода законов, приложение к ст. 420, в ст. 14, где сказано, что помещение отрывков в хрестоматиях не является самовольным изданием (см. письмо № 222).

200. В. Г. Черткову от 21 июля.

* 201. И. А. Бодянскому.

1908 г. Июля 22. Я. П.

Милый Бодянский,

Ваши мысли понимаю и признаю справедливыми. Я сам в своих дневниках записывал нечто подобное же.182

183 Важно для меня в этих мыслях не то, что они объясняют мне значение существующего (этого мы никогда не узнаем), а то, что они показывают мне мое отношение ко всему и вытекающее1 из этого отношения мое призвание, то, что я должен, ч[то] мне свойственно делать, а именно служить не себе, а тому всему, чего я есмь бесконечно малое и бесконечно великое проявление.

Знать, что было и будет, и даже то, что есть, мы не можем, но знать, что мы должны делать, это мы не только можем, но всегда знаем, и это одно нам нужно.

А должно нам одно: чувствуя свое единство со всем, стремиться к этому единству. Стремление это выражается любовью. И любовь и исполняет назначение и дает благо. Как ни неясно то, что я пишу и думаю, вы почувствуете, что мы понимаем друг друга.

Братски приветствую вас.

Лев Толстой.

22 июля 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 263.

Отвечая на письмо Толстого от 26 июня 1908 г. (см. № 188), И. А. Бодянский в письме от 11 июля (почт. шт.) продолжал развивать свои религиозно-философские взгляды.

1 В подлиннике: вытекающие

202. З. М. Гагиной.

1908 г. Июля 22. Я. П.

Рад был получить ваше письмо и тому, что вы в нем пишете о своих мыслях о религиозно-нравственном преподавании.

«Горе миру от соблазнов... и кто соблазнит единого из малых сих...»

Нельзя, взявшись за воспитание, хотя бы за влияние на воспитание детей, быть достаточно строгим к себе в вопросах религиозно-нравственных.

Знаю, что вы так серьезно и сердечно относитесь к этому делу, что, наверное, найдете путь, при кот[ором] не соблазнятся малые сии. Для меня этот путь был и есть учение Христа в его183 184 жизненном нравственном значении — учение любви в его применении к условиям жизни. Помоги вам бог.

Любящий вас Лев Толстой.

22 июля 1908.

Впервые опубликовано без указания фамилии адресата в «Вестнике теософии» 1914, 12, стр. 89.

Ответ на письмо З. М. Гагиной от 9 июля 1908 г. По поводу письма к ней Толстого от 6 июня (см. № 161). Гагина сообщала о своем намерении составить «нечто вроде программы», которой она намерена была придерживаться при беседах с детьми о назначении человека.

* 203. А. И. Кудрину.

1908 г. Июля 22. Я. П.

Очень рад был вашему письму, милый брат Андрей. Особенно порадовала меня в нем ваша искренность и ваше смирение. Как ни тяжело ваше испытание, я верю, что бог поможет вам перенести его так, что духовные силы ваши еще окрепнут и истинное благо ваше только увеличится, как это и должно быть. Я твердо верю в то, что вся жизнь наша от рождения и до смерти есть всё большее и большее просветление, всё большее и большее соединение с богом. И что тот, кто знает это и сознательно полагает свою жизнь в этом просветлении и сближении с богом, для того жизнь есть постоянное благо, которое ничем не может быть нарушено. Я пришел к этой вере и живу ею теперь, когда мне 80 лет, и я стою одной ногою1 в гробу и испытываю не переставая то благо, которое она дает. Но часто спрашиваю себя, возможно ли такое же состояние в молодом человеке, как вы? И думаю, что если бы молодой человек мог бы так верить, то какое бы это было счастье для него и какое благодетельное влияние для всех сближающихся с ним. Скажите, можете ли верить так? Верите ли так? И испытываете ли ту радость и свободу, к[оторы]е дает эта вера и сознание посредством всё увеличивающейся любви, всё большего соединения2 с богом. С братской нежной любовью целую вас и жду ответа.

Помогай вам бог.

Лев Толстой.

22 июля 1908.184

185 Печатается по копировальной книге № 8, л. 264.

Ответ на письмо А. И. Кудрина от 25 июня 1908 г. По поводу письма к нему Толстого от 14 июня (см. № 181). Кудрин писал о незыблемости своих убеждений, хотя порою он испытывает «внутренние колебания», вызываемые и условиями жизни и недостаточностью его веры.

1 В подлиннике: ногу

2 В подлиннике: большее соединение

* 204. И. Мульченко.

1908 г. Июля 22. Я. П.

Любезный брат Иван. Получил ваше длинное письмо и прочел его внимательно. Помогай вам укрепиться в доброй жизни. Советую вам одно: помнить то, что вся жизнь наша в одном деле: в том, чтобы разжигать в себе любовь к ближним, чтобы, сойдясь с человеком, думать не о себе, а о нем, как бы его или ее не огорчить, не обидеть, и, если можно, сделать ему или ей приятное и полезное, для своей души не вредное. Стоит только приучить себя полагать в этом свою жизнь. И если станешь так делать, то почуешь, как с каждым днем будет прибывать в тебе любовь. А будет в тебе увеличиваться любовь, то будешь чувствовать радость, и радость эту никто у тебя не отнимет.

Советую, любезный брат, попытаться так жить. А начнешь так жить, не захочешь никакой другой жизни. Братски приветствую тебя, брат твой

Лев Толстой.

22 июля

1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 262.

Об Иване Мульченко см. т. 77, стр. 25.

Ответ на письмо И. Мульченко, в архиве не обнаруженное.

* 205. И. Ф. Тимонову.

1908 г. Июля 22. Я. П.

Я совершенно согласен с выраженными в вашем письме мыслями и, хотя уже прежде принял некот[орые] меры для предотвращения185 186 вмешательства церкви в мои похороны, теперь намерен принять еще более действительные средства.

С совершенным уважением

Лев Толстой.

Основание датировки: в копировальной книге № 8, л. 263, письмо отпечатано среди писем от 22 июля.

Об Иване Филипповиче Тимонове (р. 1872) см. т. 70, стр. 216.

В письме от 8 июля 1908 г. (почт. шт.) И. Ф. Тимонов писал о том, что приготовления к юбилею показали, какой исключительной популярностью Толстой пользуется во всем мире. Разумеется, после смерти Толстого возникнет мысль о формах увековечения его памяти. Тимонов просил Толстого ясно выразить волю о похоронах, чтобы духовенство не имело возможности хоронить с обрядом, использовав смерть великого человека в своих интересах Толстой впервые высказал свою волю о похоронах без церковных обрядов в Дневнике, запись 27 марта 1895 г. (см. т. 53), писал о том же в Дневнике 11 августа 1908 г. (см. т. 56) и 22 января 1909 г. (см. т. 57).

* 206. И. М. Трегубову.

1908 г. Июля 22. Я. П.

22 июля 1908.

Простите, что долго не отвечал вам, милый Иван Михайлович. И слаб, и стар, и очень занят. Я попрошу Гусева исполнить ваше желание об отказавшихся.1 Напрасно вы думаете, что я несочувственно отношусь к вашей деятельности. Не могу не радоваться, напротив, проявлению на деле христ[ианского] духа. Все вопросы разрешаются для меня одним: чем больше в деле любви к другим, а меньше к себе, тем оно лучше. А в вашем деле думаю, что есть стремление к увеличению любви, и потому рад ему.2

Любящий вас Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л, 206.

1 В письме от 21 июня 1908 г. И. М. Трегубов просил сообщить ему статистические сведения о лицах, заключенных и сосланных за отказ от военной службы. Трегубов предполагал заинтересовать этим вопросом членов Государственной думы.

2 И. М. Трегубов написал, что письмо Толстого от 25 марта (см. № 100) подействовало на него, «как холодный душ». Он доказывал, что главным побуждением к образованию общины были интересы «не практические» а духовные». Подлинник комментируемого письма Трегубов не получил (был отправлен по неверному адресу). Ему послали 1 августа копию.

186 187

* 207. Н. И. Филиппову.

1908 г. Июля 22. Я. П.

Увеличивать в себе любовь к ближним и уменьшать любовь к себе.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 265, где письмо отпечатано среди писем от 22 июля (это расположение послужило основанием для редакторской даты).

Ответ на письмо из Нового Петергофа торговца Николая Ивановича Филиппова (р. 1877) от 3 июля 1908 г. (почт. шт.). Филиппов просил Толстого прислать на память «наставление, написанное [его] рукой, хотя бы в двух словах».

* 208. В. Е. Чешихину (Ч. Ветринскому).

1908 г. Июля 22. Я. П.

Благодарю вас, Василий Евграфович, за присылку вашей очень хорошей и полезной книги о Герцене.

Братски приветствую вас.

Лев Толстой.

22 июля 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 265.

Василий Евграфович Чешихин (псевдоним: Ч. Ветринский) (1866—1923) — историк русской литературы, публицист, журналист, автор монографий о Герцене, Достоевском, Чернышевском, Глебе Успенском, Некрасове. Его книги и статьи о Толстом: «Лев Николаевич Толстой. Очерк жизни и деятельности», Нижний Новгород, 1910 (изд. 3-е, 1911); «Лев Толстой и голод», в сборнике под его редакцией, под тем же названием, Нижний Новгород, 1912; «Новое о Л. Н. Толстом» — «Культура и жизнь» 1922, 2-3; «Л. Н. Толстой и В. В. Арсеньева (История одной любви Л. Н. Толстого)» — «Культура и жизнь» 1922, 4; «Лев Толстой и Беранже» — «Вестник литературы» 1922, 1. Его рецензии на произведения Толстого и о Толстом напечатаны в «Вестнике Европы» 1910, 10; 1911, 1, 3, 5, 8; 1912, 2, 5, 12; 1916, 4. Чешихин прислал свою книгу: «А. И. Герцен», Спб. 1908. Толстой читал эту книгу в июне 1908 г., нашел ее «очень умно и интересно написанной» (см. Г, 2, стр. 180—182).

187 188

209. Альберту Шкарвану (Albert Skarwan).

1908 г. Июля 22. Я. П.

Рад был получить от вас письмо, милый Шкарван. Между вами и Чер[тковым] ничего не может быть, кроме братской любви.1 Так оно и есть. Не унывайте от ревности жены.2 Смотрите на это как на испытанье и старайтесь выдержать. Тогда то, что казалось тяжелым, станет легким. Братски целую вас.

Лев Толстой.

Печатается по фотокопии с автографа, хранящегося в библиотеке Национального музея в Праге. Основание датировки: в копировальной книге № 8, л. 265, письмо отпечатано среди писем от 22 июля 1908 г. Впервые опубликовано в «Летописях», 2, М. 1938, стр. 196.

Об Альберте Альбертовиче Шкарване (1869—1926) см. т. 68, стр. 256.

1 Несогласия между А. Шкарваном и В. Г. Чертковым произошли по вопросу о переводах произведений Толстого на немецкий язык. В письме от 3 июля 1908 г. Шкарван сообщил Толстому, что несогласия эти ликвидированы.

2 В том же письме Шкарван жаловался, что жена его «дико ревнива» без всякого повода с его стороны.

* 210. А. В. Варнавскому.

1908 г. Июля 23. Я. П.

Получил ваше письмо от 7-го июля,1 любезный брат А. Варнавский. Радуюсь очень последними словами2 вашего письма, что вы чувствуете себя очень хорошо. Помогай вам тот бог, который живет во всех нас. Но, пожалуйста, не скрывайте от меня своего положения и, если вам будет на душе нехорошо, пишите мне подробно. У вас нет книги Круга Чтения. Если бы пропустили, я бы прислал вам. Эта книга очень для души полезная. Посылаю вам несколько выписок из сегодняшнего числа. Думаю, что они вам полюбятся. О Мокром знаю. Если можете узнать подробности об его смерти, пожалуйста, сообщите.3

Пишите о своем здоровье и о том, что для вас может быть нужно и может быть допущено. Для ваших друзей возможность исполнить ваши желания (они так скромны) была бы радость. Братски целую вас.

Любящий вас и благодарный вам Л. Толстой.188

189 Печатается по копировальной книге № 8, л. 267. Основание датировки: помета H. Н. Гусева в копировальной книге.

1 Письмо это в архиве не обнаружено.

2 Так в подлиннике.

3 Федор Корнеевич Мокрый, крестьянин Полтавской губ., в 1904 г. призванный из запаса, отказался идти на войну. Наказание отбывал вместе с Варнавским в Херсоне. Умер в тюремной больнице 7 июня 1908 г.

В письме от 20 августа А. В. Варнавский сообщил, что письмо Толстого и другие письма к нему задержаны в канцелярии тюрьмы. См. письмо № 236.

* 211. А. С. Гаврилову.

1908 г. Июля 23. Я. П.

1908. 23 июля.

Получил ваше письмо, любезный брат Алексей Степанович, и очень обрадован тем, что узнал нового по вере брата. Радуюсь и за вас, потому что по опыту знаю, что учение Христа дает нам великое благо, если мы только живем по нем. Помогай вам бог, живущий в душах наших, подвигаться всё дальше и дальше по пути Христовом. На вопрос ваш о том, где живут последователи учения Христа, отвечаю тем, что такие исполнители по силам учения Христа, т. е. учения истины, рассеяны по всему свету. Я имею счастие знать многих и не думаю, чтобы для человека, желающего жить по-божьи, нужно бы было жить с такими же людьми в общине. Думаю, напротив того, что каждому человеку, желающему исполнить в своей жизни волю бога, надо жить там, где его застанет его просветление, и в той среде, где он живет, стараться всё больше и больше развивать в себе божественное начало. А это можно везде. И чем успешнее будет такой человек приближаться к богу, тем полезнее будет его жизнь для окружающих его людей.

Очень рад общению с вами. Пишите мне. Не нужно ли вам каких книг? Есть ли у вас Круг Чтения? Это очень полезная для души книга.

Брат ваш, полюбивший вас, Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 270—271.

В малограмотном письме от 26 июня 1908 г. крестьянин с. Малышев Лог Томской губ. Алексей Степанович Гаврилов (р. 1866) писал о своем разочаровании в православии и о сочувствии религиозным взглядам189 190 Толстого. Просил указать, где живут «последователи учения Христа, чтобы примкнуть к ним. «Быть может, есть и вблизи моего нахождения?» — спрашивал он. На конверте помета Толстого: Оч[ень] хорошее. Отвечать.

212. А. И. Иконникову.

1908 г. Июля 23. Я. П.

1908. 23 июля.

Письма ваши, милый брат Антоша, должно быть, все получил. Отвечаю теперь на то, к[оторое] от 29 июня. Спасибо, что пишете, пожалуйста, если нетрудно, продолжайте. Часто, часто думаю и говорю о вас. Нынче читал Круг Чтения, к[оторый] вам не передают, и, между прочим, напал на мысли, к[отор]ые мне дороги и нужны, и думаю, и вам в вашем испытании еще более будут дороги и нужны; посылаю вам их. Я только в легких случаях могу проверять истинность того, что всякие страдания и лишения можно обратить во благо себе, вы же можете испытать это в вашем тяжелом положении. Помогай вам в этом живущий во всех нас бог. Я много знаю баптистов, освободившихся от своих суеверий и признавших учение блага в его чистоте. Если бы я говорил с вашим собеседником баптистом, я бы сказал ему: «Не будем говорить о том, кто Христос, о том, что сделал и чего не сделал бог, и что будет после смерти. Во всем этом мы можем ошибиться, а будем говорить о том, в чем не может быть ошибки и что мы верно знаем — о том, что мы должны делать. В этом мы все согласны с тем, чему учит евангелие, с тем, что жизнь наша в любви, что, чем больше мы любим и близких, и чуждых, и, главное, врагов, тем мы лучше исполняем волю бога и тем нам самим лучше и лучше всем тем, с кем мы сходимся — в этом мы все согласны. Так и давайте учиться исполнять это и помогать в этом друг другу».

Прощайте, милый друг, братски целую вас. Пишите, если вам нетрудно.

Любящий вас и благодарный вам Лев Толстой.


Куртышу передайте привет и благодарность.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 269—270. Впервые опубликовано в ПТС, I, № 267.

В письме от 29 июня А. И. Иконников писал о своем разговора с баптистом, вместе с ним отбывавшим наказание в тюрьме. Оппонент Иконникова не понимал, как можно верить в бессмертие душе, не веря в загробную жизнь. Так они и разошлись, «унеся удивление один к другому».

190 191

213. В. А. Молочникову.

1908 г. Июля 23. Я. П.

Милый друг Владимир,

Получил ваше письмо от 12-го и чувствую себя виноватым, что до сих пор не ответил, в особенности п[отому], ч[то] ваши письма всегда хватают меня за сердце. Они такие хорошие, простые, правдивые, сильные. Я вижу в них вашу душу и, как ни странно это сказать, любя ее, боюсь за нее, как боишься за человека, кот[ор]ый поднялся очень высоко. Люблю и вашу жену и вместе с вами жалею ее. Не прислал до сих пор карточки п[отому], ч[то] забыл, а забыл п[отому], ч[то] не могу приписать этому значения.1 Возьму у Черткова самую последнюю и лучшую и пришлю или с этим письмом, или вслед за ним. Есть ли у вас Кр[уг] Чт[ения]? Я выписал из него место 23 июля и послал заключенным за отказ. Так он подходит для людей в их и в вашем положении.

Братски целую вас.

Любящий вас Л. Толстой.

23 июля 1908.

Впервые опубликовано в ПТСО, № 185.

Ответ на бодрое письмо В. А. Молочникова из Новгородской тюрьмы от 12 июля 1908 г.

1 Карточку Толстого Молочников просил в письмах от 30 июня и 12 июля. Карточка была послана.

* 214. В. А. Лопухину.

1908 г. Июля 31. Я. П.

Виктор Александрович,

Меня просит жена Василья Михайловича Мосолова, слесаря железных1 мастерских в Туле, походатайствовать об ее муже, высланном на 3 года в Вологод[скую] губернию. Очень обяжете меня, если это возможно исполнить это ходатайство, главное же, наверное, сделаете доброе дело.

Уважающий вас Лев Толстой.

31 июля 1908.191

192 Печатается по копировальной книге № 8, л. 272.

О Викторе Александровиче Лопухине (р. 1868) см. т. 77, стр. 158.

1 Очевидно: железнодорожных

В ответном письме от 6 августа В. А. Лопухин сообщал: «На этот раз я не могу исполнить Ваше желание не только потому, что, строго говоря, от меня это не зависит, но и ради серьезности вины Мосолова».

* 215. Т. А. Кузминской.

1908 г. Августа 4. Я. П.

4 авг. 1908.

Милая Таня,

Не могу сказать, какого именно полка был Вр[онский]. Только, наверное, не лейб-гусар. Желал бы, чтобы твой милый Вася1 интересовался бы узнать от меня вещи более нужные для жизни.2

Братски целую тебя, Сашу3 и Васю.

Л. Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 273. Дата проставлена рукой H. Н. Гусева.

Ответ на письмо Т. А. Кузминской от 1 августа 1908 г. Кузминская по просьбе своего сына, В. А. Кузминского, спрашивала, какого полка был Вронский («Анна Каренина»).

1 Василий Александрович Кузминский (р. 1882), в то время лейтенант гвардейского экипажа.

2 В тот же день 4 августа Толстой сказал за обедом по поводу этого письма: «Какие вопросы интересуют петербургскую молодежь!» (ЯЗ, запись 4 августа 1908 г.).

3 Александр Михайлович Кузминский.

* 216. Л. З. Фишману.

1908 г. Августа 4. Я. П.

Благодарю вас, Лазарь Зелигович, за ваш подарок. Мне было очень приятно раздать их крестьянам.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 273. Датируется по отметке H. Н. Гусева в копировальной книге.192

193 Владелец торгового дома Л. 3. Фишман (Пружаны Гродненской губ.) 19 июля 1908 г. (почт. шт.) послал в распоряжение Толстого сто кос и набор для точки их. Косы были розданы яснополянским крестьянам. Три косы хранятся в музее Ясная Поляна. Одна из них до дня ухода Толстого из Ясной Поляны в 1910 г. находилась в его кабинете.

217. В. А. Молочникову.

1908 г. Августа 5. Я. П.

5 авг.

Пишу на открытке в надежде, что она скорее дойдет. Часто с любовью думаю о вас, с любовью и страхом за ваше душевное состояние. Помогай вам бог не унывать, не переставать любить всех и только любить, а если и придет уныние и перестанете любить, то не верить себе и ждать возвращения своего истинного «я». Письма ваши получаю и очень благодарю. Пишите, если мож[ете].

Лев Толстой.


Впервые опубликовано в ПТС, II, .№ 514.

Ответ на письмо В. А. Молочникова от 30 июля 1908 г. из тюрьмы с описанием своего душевного состояния.

* 218. И. А. Карпову.

1908 г. Августа 6. Я. П.

Совет мой, любезный брат Иван, вам в том, что надо помнить то, что вы знаете так же, как и я, что все трудные дела на свете, а также и ваше, разрешаются одним: любовью — настоящей христианской любовью, той, которая любит не одних любящих, но ненавидящих. Постарайтесь всегда помнить это в ваших отношениях с отцом, и всё уладится.

Это вам испытание, надо не бежать от него, а выдержать его любовно.

Братски приветствую вас.

Лев Толстой.

6 авг. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 274—275. Приписка к письму Н. Н. Гусева, датированному 3 августа.193

194 Ответ на письмо рабочего Куваевской мануфактуры в Иваново-Вознесенске Ивана Андреевича Карпова (р. 1885) от 23 июля 1908 г. Карпов писал о своей жизни, о разочаровании в православии и о сочувствии религиозным взглядам Толстого, что обострило его отношение с отцом. На пасху в 1908 г. отец выгнал «еретика и раскольника». Карпов уехал с женой из отцовского дома и поступил на фабрику. Спрашивал Толстого, правильно ли сделал. Просил ответить и прислать книг. На конверте помета Толстого: Прекрасное письмо. Послать книги и отвечать. Я припишу.

* 219. И. А. Беневскому.

1908 г. Августа 8. Я. П.

Ясная Поляна.

Получил ваше письмо, милый Иван Аркадьевич, и, разумеется, совершенно согласен на напечатание моего письма в журнале.

Вы опрашиваете меня о моем отношении к Христу. Должен сказать вам, что мое отношение к Христу, как вы и знаете, такое же, как и ко всем тем великим учителям, которые помогли мне найти свет, но никак не как к личности. Не то что я не хочу этого, но я прямо не могу относиться к нему, как к личности. Различие моего отношения к ному от отношения к другим святым и мудрецам мира в том, что он ближе для меня всех других. Он именно привел меня к той истине, которой я живу, и только благодаря ему я постиг и значение всех тех других просветителей, которые для меня только подтверждали то, что было открыто им. Таково мое непосредственное чувство но отношению к Христу и поэтому особенная любовь к его учению и даже к формам выражения его. Рассудочное же для меня объяснение этого особенного отношения к нему в том (что для меня несомненно), что из всех великих учителей человечества Христос был последним. Только Христос объяснил нам вполне смутно предчувствованное прежними учителями значение любви, любви духовной, божеской, независимой от всех человеческих условий, любви к врагам, к ненавидящим и ни в каких случаях не допускающей исключений. Вот мой ответ на ваш вопрос, как я сумел дать его.

Письмо мое писано не моей рукой, потому что мне, кроме ноги, вообще нездоровится, а всякое нездоровье в мои года очень194 195 ослабляет.1 Радуюсь тому, что вы не так далеко уедете, и надеюсь что объяснение ваше с харьковской администрацией приведет к желательным результатам.2

Любящий вас Лев Толстой.

Печатается до копировальной книге № 8, л. 276, куда вклеен дубликат подлинника, написанного на машинке (в дубликате подпись воспроизведена рукой H. Н. Гусева). Отрывок (второй абзац) опубликован в журнале «К свету» 1908, № от 16 ноября. Основание датировки: помета на конверте письма адресата.

Ответ на письмо И. А. Беневского из Ростова-на-Дону от 4 августа 1908 г. Беневский просил разрешение опубликовать в издававшемся в Ростове журнале «К свету» письмо Толстого к священнику И. И. Соловьеву (см. № 196), а также спрашивал об отношении Толстого к личности Христа.

1 Толстой захворал 24 июля (закупорка вен на ноге). Болезнь приковала его к креслу. В начале августа присоединилось общее недомогание.

2 По распоряжению харьковского губернатора И. А. Беневский в начале июля был выслан из пределов Харьковской губ. и получил проходное свидетельство до Томска, с обязательством «проходить» в день двадцать пять верст. По дороге в Сибирь 13 июля Беневский заезжал в Ясную Поляну. Доехав до Самары, решил вернуться в Харьков, чтобы добиться у губернатора отмены распоряжения. Остановился временно в Ростове-на-Дону, чтобы принять участие в издании журнала «К свету».

220. Я. И. Мальцеву.

1908 г. Августа 10. Я. П.

10 августа 1908 года. Ясная Поляна.

Не скрою от вас, что последнее письмо ваше огорчило меня. Присланное вами год тому назад большое письмо показалось мне таким, что не требовало ответа, при тех условиях, в которых я нахожусь, получая большое количество писем, требующих ответа. То, что я не отвечал вам, не означало никакого, недоброго чувства, которое бы я имел к вам; молчание же мое произошло только от моей старости, слабости и недосуга. В последнем же письме вашем чувствуется очень недоброе, даже враждебное чувство ко мне, и это мне было больно. В мои года, когда стоишь одной ногой в гробу, и при моих взглядах на жизнь, желаешь более всего быть в любви со всеми людьми. Если я чем-нибудь, разумеется не желая этого, огорчил или оскорбил вас,195 196 то, пожалуйста, простите меня и постарайтесь вызвать в себе то же самое чувство братского доброжелательства, которое я желаю испытывать ко всем людям.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 279, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке. Продиктовано H. Н. Гусеву. Впервые опубликовано без первой фразы и без указания фамилии адресата в Г, 1, стр. 182—183.

Яков Иванович Мальцев (1861—1910) — крестьянин. Учился в сельской школе (не кончил). Служил десятником на постройке железных дорог. Жил в д. Мальцево Орловской губ. В 1907 г. приезжал в Ясную Поляну. В письме от 5 августа 1908 г. Я. И. Мальцев выражал свою обиду по поводу того, что Толстой не ответил на его предыдущее письмо. Просил возвратить его. Первое письмо Я. И. Мальцева (1907) было ему послано вместе с комментируемым письмом. Содержание его редакции неизвестно.

* 221. А. Шильцову.

1908 г. Августа 10. Я. П.

10 августа 1908 года. Ясная Поляна.

Последнее письмо ваше, милый внук, оставило на меня очень тяжелое впечатление, в особенности после того приятного впечатления, которое произвело первое. Простите меня, если вам будет неприятно то, что я имею сказать, и примите это в хорошую сторону, так как вызвано это любовью к вам и желанием вам добра. Из последнего письма вашего я заключил, что вы страдаете очень обычным недостатком людей нашего времени: большим самомнением и легкомыслием. Вы пишете, например, что по Генри Джорджу земля должна принадлежать трудящимся. Это показывает, что вы едва ли прочли внимательно то, что пишет Генри Джордж. Он никогда но говорил ничего подобного, а говорил то, что земля не может принадлежать никому, как частная собственность. То же, что вы пишете о том, что нельзя почему-то ценить землю, тоже совершенно легкомысленно и неосновательно. Он я не предлагает ценить землю, а указывает на тот способ, посредством которого могут быть уравновешены выгоды пользования одними самой лучшей землей, а другими самой худшей. То, насколько лучшая земля лучше плохой, определяется количеством уплачиваемой владетелем хорошей земли подати, идущей на пользу всех. Также196 197 неосновательно то, что вы пишете о подоходном налоге. Определение преимуществ ценности одной земли перед другой возможно и легко, установить же подоходный налог есть задача, на практике не разрешимая. Но не в этом всё дело. Из письма вашего я вижу, что вы сами мало думали, а на веру приняли ходячее и, простите меня, пошлое учение социал-революционеров. Только под влиянием этого легкомысленного и неосновательного учения вы могли написать то, что писали в этом письме о том, что вся сила в мозолистых руках. Это справедливо, но только тогда, когда мозолистые руки или, скорее, головы людей с мозолистыми руками руководствуются какими-либо нравственными основами, а не одним из самых ужасных чувств: завистью. Только под влиянием этого чувства вы могли написать о том, что придет время, когда мозолистые руки насильственным путем уничтожат людей с мягкими и белыми руками. При таком взгляде люди с мозолистыми руками не скажу, что хуже, но, наверное, не лучше тех, кого они хотят уничтожить. Они хотят быть тем самым, что им так наболело и отчего они страдают, превратно думая, что можно страданиями других людей освободиться от своих страданий.

Освободиться же от насилий белых рук можно только одним средством, но никак не тем, чтобы употреблять то самое насилие против властвующих, которое употребляют властвующие против насилуемых. Средство это в том, чтобы жить доброй, христианской в настоящем смысле этого слова жизнью и потому ни в каком случае не принимать участия в насилии других людей и не поддерживать его. Не принимать же участия, значит не идти во всякого рода полицейские от сотского до исправника, главное, не идти в учрежденное палачество, солдатство, т. е не брать на себя обязательства убивать всех тех, кого прикажут. Пока люди сами не будут свободны от этого зла, им лучше не думать и не говорить о насилии, а все силы свои употреблять на то, чтобы жить той доброй, христианской жизнью, о которой я говорю.

Пожалуйста, не сетуйте на меня и подумайте, и я уверен, что вы согласитесь со мной.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 277—278, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке. Отрывок впервые опубликован без указания фамилии адресата в Г, 1, стр. 182.197

198 Ответ на письмо крестьянина Александра Шильцова от 28 июля 1908 г. По поводу предыдущего письма к нему Толстого (см. № 155) Шильцов писал о теории Генри Джорджа. С тем, что землю надо «отобрать из частной собственности» и передать трудящимся на ней, Шильцов согласен, но возражал против налога на землю, потому что земля «неоценимое сокровище». Можно оценивать то, что в нашей власти: «свою силу, свой ум, свое понимание». «Да, дорогой Лев Николаевич, только все и делается мозолистой рукой. Мозолистая рука питает всех, и, наверно, скоро эта же мозолистая рука сдвинет и устранит всю неправду. Все крестьяне уже давно чувствуют, что творится что-то неладное, и вот это чувство с каждым годом, и особенно неурожайным, разрастается больше и больше, а потом сразу обрушится вся эта стихийная сила на головы злодеев» (цит. по копии; подлинник в архиве не найден).

*222. Л. В. Шору.

1908 г. Августа 12. Я. П.

Ясная Поляна, 12 авг. 1908 года.

Получил ваше письмо и нахожу ваше желание доступности азбук справедливым, но не могу исполнить ни вашего, ни моего желания. С 1881 года я решил поступить с моими имущественными правами так, как бы я умер, и вместе с тем отказался от авторских прав на всё, что могло быть написано мною после этого года, и ЛИШИЛ ЭТИХ прав своих наследников. Выход этот удовлетворял сложным требованиям моих условий; может быть, он был нехорош, но он был сделан, и я не могу изменять его. Так что право собственности на азбуки и книги для чтения принадлежит не мне, а наследникам моим, и заведует этим делом моя жена. Думаю, что вы преувеличиваете значение этих книжек: много есть хороших азбук, книги же для чтения, я думаю, использованы по хрестоматиям, если они того стоят. Во всяком случае, сожалею, что не могу исполнить вашего желания.

Уважающий вас Лев Толстой.

Подлинник написан к датирован на машинке, подпись собственноручная.

Лев Васильевич (Моисеевич) Шор (р. 1852) — врач, в 1908 г. работал в Мытищах Московской губ. Был у Толстого в августе 1886 г. (один день проездом в Ясной Поляне).

Ответ на письмо Л. В. Шора от 7 августа 1908 г. Шор протестовал против опубликованного в газетах письма С. А. Толстой о нарушении авторских прав на произведения Толстого «первого периода» (см. прим. к письму № 199). Особенно огорчало Шора то, что под запрещение подпадают198 199 «Азбука» и «Книги для чтения». «Так устройте так, чтобы еще при вашей жизни ваша «Азбука» была в каждой крестьянской избе на Руси,— это поистине памятник нерукотворный, достойный вас и России», — писал он. На конверте помета Толстого: С[офье] А[ндреевне]. Очень важно. Очевидно, в связи с письмом Л. В. Шора Толстой записал в Дневнике 11 августа 1908 г. свою просьбу к наследникам отдать его произведения во всеобщее пользование, особенно «Азбуку» и «Книги для чтения», а также записал просьбу о похоронах его без обрядов в Заказе (где он и был похоронен). См. т. 56, стр. 144.

*223. П. А. Буланже.

1908 г. Августа 16. Я. П.

Ясная Поляна. 16 августа 08 года.

Милый Павел Александрович,

Получил ваше письмо и, по правде сказать, огорчился им. Огорчился потому, что всегда осуждаю и считаю одним из самых дурных заработков заработок литературный. Такого рода деятельность, оплачиваемая часто несоответственно положенному на нее труду, с одной стороны, уменьшает качество литературной работы, с другой же, — составляет сама по себе самый непрочный, случайный, иногда слитком легко, иногда слишком трудно добываемый способ существования, не говоря уже о зловредности этой деятельности для развития мелочного тщеславия того, кто ею занимается. Выход из вашего положения есть только один, тот самый, который вы и намерены избрать: уменьшение насколько возможно своих потребностей и занятие трудом хотя и менее прибыльным, но более постоянным.

Боюсь, что пишу вам то, что вы и без меня знаете, простите зa старческое многословие и не думайте, что это означало бы то, что я не хочу помочь вам, напротив, понимая, что гонорар за вашу статью необходим вам как временное пособие, одновременно с этим я посылаю статью Короленке с сопроводительным к статье письмом, прося его дать как можно скорее ответ мне или вам.

Прощайте, дружески жму вам руку.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 282, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке.

Ответ на письмо П. А. Буланже от 15 августа н. ст. 1908 г. После многих колебаний Буланже обратился к Толстому с просьбой, «одной199 200 из самых неприятных для него». Он послал ему рукопись своего дневника, который вел в 1907 г. в течение нескольких месяцев на нефтяных промыслах в Грозном, считая возможным его опубликовать. Главным поводом, побудившим его приготовить дневник для печати, было крайне тяжелое материальное положение; гонорар явился бы единственным источником заработка. Буланже просил не терять времени на чтение, не писать ни предисловия, ни рекомендации, а только переслать в редакцию какого-нибудь журнала с просьбой ускорить просмотр рукописи.

224. В. Г. Короленко.

1908 г. Августа 16. Я. П.

Ясная Поляна. 16 августа 1908 г.

Уважаемый Владимир Галактионович,

Близко знакомый мне человек просит меня устроить в печати прилагаемую статью.1 Статья эта — дневник его впечатлений, как рабочего среди рабочих. Всё здесь написанное совершенно правдиво и дает потому очень верное впечатление о состоянии, и преимущественно духовном — рабочих. Автор человек очень образованный и чрезвычайно чуткий и не лишенный литературного дарования, потому думаю, что статья эта может пригодиться для вашего журнала.

Кроме того, должен сказать, что человек этот теперь очень нуждается и рассчитывает на гонорар, а потому я очень просил бы Вас безотлагательно известить или меня, или его по прилагаемому здесь адресу о том, будет ли, или не будет принята его статья.2

Рад случаю непосредственно напомнить Вам о себе и о нашем хотя и кратком личном знакомстве.

Дружески жму Вам руку.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 286, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке. Впервые опубликовано в статье С. М. Брейтбурга «Толстой и Короленко» — «Былое» 1925, 3 (31), стр. 111.

О Владимире Галактионовиче Короленко (1853—1921) см. т. 75, стр. 21.

1 См. письмо № 223.

2 Статья П. А. Буланже «На промыслах (Из дневника рабочего)» в «Русском богатстве» опубликована не была. Напечатана в журнале «Познание России» 1909, I, стр. 55—92; II, стр. 77—94; III, стр. 38—72. Подписана псевдонимом: П. Хлебников.

200 201

225. Бернарду Шоу (Bernard G. Shaw).

1908 г. Августа 17. Я. П.

Ясная Поляна. 17-го августа 1908 г.

Dear Mr. Shaw.

Прошу Вас извинить меня, что я до сих пор не поблагодарил вас за присланную Вами через г. Моода книгу.

Теперь, перечитывая ее и обратив особенное внимание на указанные Вами места, я особенно оценил речи Дон Жуана в interlude1 (хотя думаю, что предмет много бы выиграл от более серьезного отношения к нему, а не в виде случайной вставки в комедию) и The Revolutionist’s Handbook.2

В первом я без всякого усилия вполне согласился со словами Дон Жуана, что герой тот, «he who seeks in contemplation to discover the inner will of the world... in action to do that will by the so-discovered means»3 — то самое, что на моем языке выражается словами: познать в себе волю бога и исполнять ее.

Во втором же мне особенно понравилось Ваше отношение к цивилизации и прогрессу, та совершенно справедливая мысль, что сколько бы то и другое ни продолжалось, оно не может улучшить состояние человечества, если люди не переменятся.4

Различие в наших мнениях только в том, что, по-вашему, улучшение человечества совершится тогда, когда простые люди сделаются сверхчеловеками или народятся новые сверхчеловеки,5 по моему же мнению, это самое сделается тогда, когда люди откинут от истинных религий, в том числе и от христианства, все те наросты, которые уродуют их, и, соединившись все в том одном понимании жизни, лежащем в основе всех религий, установят свое разумное отношение к бесконечному началу мира и будут следовать тому руководству жизни, которое вытекает из него.

Практическое преимущество моего способа освобождения людей от зла перед вашим в том, что легко себе представить, что очень большие массы народа, даже мало или совсем необразованные, могут принять истинную религию и следовать ей, тогда как для образования сверхчеловека из тех людей, которые теперь существуют, также и для нарождения новых, нужны такие исключительные условия, которые так же мало могут201 202 быть достигнуты, как и исправление человечества посредством прогресса и цивилизации.

Dear Mr. Shaw, жизнь большое и серьезное дело, и нам всем вообще в этот короткий промежуток данного нам времени надо стараться найти свое назначение и насколько возможно лучше исполнить его. Это относится ко всем людям и особенно к Вам, с Вашим большим дарованием, самобытным мышлением и проникновением в сущность всякого вопроса.

И потому, смело надеясь не оскорбить Вас, скажу Вам о показавшихся мне недостатках вашей книги.

Первый недостаток ее в том, что Вы недостаточно серьезны. Нельзя шуточно говорить о таком предмете, как назначение человеческой жизни и о причинах его извращения и того зла, которое наполняет жизнь нашего человечества. Я предпочел бы, чтобы речи Дон Жуана не были бы речами привидения, а речами Шоу, точно так же и то, чтобы The Revolutionist’s Handbook был приписан не несуществующему Таnnег’у, а живому, ответственному за свои слова Bernard Shaw.

Второй упрек в том, что вопросы, которых Вы касаетесь, имеют такую огромную важность, что людям с таким глубоким пониманием зол нашей жизни и такой блестящей способностью изложения, как Вы, делать их только предметом сатиры часто может более вредить, чем содействовать разрешению этих важных вопросов,

В Вашей книге я вижу желание удивить, поразить читателя своей большой эрудицией, талантом в умом. А между тем всё это не только не нужно для разрешения тех вопросов, которых вы касаетесь, но очень часто отвлекает внимание читателя от сущности предмета, привлекая его блеском изложения.

Во всяком случае думаю, что эта книга Ваша выражает Ваши взгляды не в полном в ясном их развитии, а только в зачаточном положении. Думаю, что взгляды эти всё более и более развиваясь, придут к той единой истине, которую мы все ищем и к которой мы все постепенно приближаемся.

Надеюсь, что Вы простите меня, если найдете в том, что я Вам сказал, что-нибудь Вам неприятное. Сказал я то, что сказал, только потому, что признаю в Вас очень большие дарования и испытываю к вам лично самые дружелюбные чувства, с которыми я остаюсь.

Лев Толстой.202

203 Печатается по копировальной книге № 8, лл. 293—295, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке (в дубликате подпись не восстановлена; воспроизводится нами по опубликованному тексту). В России впервые опубликовано Л. П. Никифоровым в книге: Бернард Шау, I. «Разоблачение Бланко Познет». II. «Сцена в Аду» (из пьесы «Человек и сверхчеловек»), III. Письма Л. Н. Толстого к Шау и Шау к Л. Н. Толстому. IV. Предисловие и статья о Б. Шау Л. П. Никифорова», изд. Дороватовского и Чарушникова, М. 1911, стр. 5—7. В ГМТ хранится черновик, написанный рукой В. Г. Черткова; исправления внесены Н. Н. Гусевым стенографически под диктовку. Исправленный текст черновика совпадает с текстом подлинника.

Бернард Шоу (G. Bernard Shaw) (1856—1950) — английский писатель. В яснополянской библиотеке, кроме книг, указанных в прим. к письму № 105, имеются следующие его произведения: «Flogging in the Navy», «The Times», London, 1904; «Man and Superman». A Comedy and a Philosophy, Archibald Constable & C°, London, 1906.

7 декабря н. ст. 1906 г. Бернард Шоу послал Толстому через Эйльмера Моода свою книгу «Man and Superman», со следующей надписью на форзаце (перевод с английского): «Интермедия в третьем акте, стр. 86—137, содержит в себе выводы автора относительно религии, богословия и эволюции и основана на его личном опыте. Собственный опыт Толстого легко поможет ему обнаружить под искусственностью и выдумкой подлинную сущность интермедии как исповеди и изложения взглядов на жизнь».

Толстой впервые читал эту книгу в январе 1907 г. Отрицательные отзывы о ней записаны в ЯЗ, 11 и 12 января 1907 г. В августе 1908 г. Толстой перечитал пьесу, в результате чего было написано комментируемое письмо. В книге, хранящейся в яснополянской библиотеке, имеются многочисленные пометы Толстого на стр. 106—135, 208, 215, 217, 230, 237. На русском языке книга издана под эаглавием: «Человек и сверхчеловек (Комедия и философия)», перевод с восьмого английского издания Л. П. Никифорова, изд. «Современные проблемы», М. 1910. Сцена в аду напечатана в книге, указанной в первом абзаце комментария.

1 Сцена в аду (интерлюдия).

2 Приложение к пьесе «Man and Superman»: «The Revolutionist’s Handbook and Pocket Companion by John Tanner M. L R. C. (Member of the Idle Rich Class)» («Руководство для революционера и карманный справочник Джона Танера (члена праздного богатого класса)».

3 «Man and Supermann, стр. 115 (перевод с английского): «Я воспеваю не оружие и героя, а философа — того, кто путем созерцания постигает внутреннюю волю мира, путем изобретений находит средства для выполнения этой воли, а путем деятельности творит эту волю при помощи найденных им средств». Это место подчеркнуто, дважды отчеркнуто Толстым к отмечено знаком N3.

4 «The Revolutionist's Handbook», гл. VII «Progress an Illusion», стр. 207 (перевод с английского): «Пока человек остается тем, что он есть,203 204 не может быть никакого прогресса дальше того, что уже достигнуто». О цивилизации см. гл. VIII «The Conceit of Civilization», стр. 208—215.

5 О сверхчеловеке см. также гл. IX «The Verdict of History», стр. 216—219.

*226. H. Анучину.

1908 г. Августа 18. Я. П.

Ясная Поляна. 18 августа 1908 г.

После вашего первого такого хорошего письма1 мне было очень жалко получить последнее.

Тенеромо пишет очень часто очень неточно. То, что он писал обо мне, что я будто бы сказал, что я «поборол в себе желание сбалансировать перед миром свою жизнь и не испытываю отчаяния», мало того, что я не говорил этого, я даже не понимаю, что эти слова значат. И потому, несмотря на то, что благодарен вам за наставление и поучение, не могу воспользоваться им, так как для меня неясно, к чему оно относится. Не мог бы воспользоваться вашим поучением, если бы и понимал, так как никогда ни один человек не знал и не может знать того, что «самое полезное всегда и для всех людей». Человек может знать, что ему должно делать, исполняя волю пославшего, а никак не то, выйдет ли с его точки зрения от этого польза или нет. Напротив, представление о том, что люди могут знать, что для них всех самое полезное, всегда было поводом к величайшим преступлениям.

Хочется мне, любя вас, как старику, дать добрый совет молодому. Советовал бы вам не заниматься рассуждениями о жизнях других людей, совершенно не известных вам, а больше всего своей внутренней жизнью, исправлением в себе тех недостатков, которых у всех нас достаточно. Эта работа и самая плодотворная и самая радостная.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 287, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке. Ответ на письмо Николая Анучина, служащего Государственного банка в Омске, от 6 августа. Анучин обратил внимание на статью И. Тенеромо (И. Б. Файнермана) «У Л. Н. Толстого» — «Биржевые ведомости» 1908, № 10628 от 29 июля. По поводу того места статьи, которое упоминается в комментируемом письме, корреспондент упрекнул Толстого в том, что он в своей жизни пошел не по главному пути (исполнение долга по отношению к ближнему), а по иному, более легкому.204

205 1 В первом письме к Толстому от 7 июня 1908 г. Н. Анучин излагал «те главные основы учения богочеловека Иисуса Христа, которые [он] познал в жизни своей». На конверте помета Толстого: H. Н. написать, ч[то] совершенно так понимаю жизнь. На конверте же H. Н. Гусев стенографически записал под диктовку. Лев Николаевич точно так же понимает жизнь, и ему было очень приятно ваше письмо. И послать книг самых основных. Ответил H. Н. Гусев 25 июня.

227. М. Н. Новикову.

1908 г. Августа 17—20. Я. П.

Ясная Поляна, 17-го августа 1908.

Просьба ваша, милый Михаил Петрович, только могла бы быть приятна мне, если бы предвиделась какая-нибудь возможность ее исполнения. Но я думаю, что, пиша письмо, вы и сами вперед знали, что это ваше и мое желание не исполнится. Главное же дело, о чем я и хочу писать вам, в том настроении, которое проникает всё ваше письмо, и чувстве, которое мне было очень тяжело. Верьте мне, не за себя, а за вас.

Помню того милого, высокого, красивого солдата, который в мою низенькую комнату на верху московского дома пришел с поразившими меня своей глубиной и искренностью вопросами.1 Тогда занимали вас вопросы вашей души и потому вопросы общечеловеческие. Не только боюсь, но вижу из ваших писем, что теперь это не так. Теперь главное чувство, проникающее почти каждое слово вашего письма, есть чувство — простите меня — зависти и вытекающей из нее ненависти к достаточным классам. Вы говорите, например, что мои мысли — не мои, а те вечные, божеские мысли, которые, может быть, проходят через меня, — не могут произвести никакого воздействия на людей достаточного круга, как бы предполагая, что все они лишены самого первобытного человеческого свойства — совершенствования. Едва ли можно найти среди этой, как вы сами знаете, с моей точки зрения, развращенной среды такого хоть одного человека, который бы так относился к какому-то ни было целому сословию людей, не допуская в нем ничего хорошего, — то самое, что вы делаете по отношению людей достаточных классов. Как старый человек молодому и любящий любимому говорю вам: оглянитесь на себя и подумайте об этом, милый Михаил Петрович. Состояние души человека,205 206 ненавидящего хоть одного брата, ужасно; каково же состояние души человека, ненавидящего целое сословие. Откровенно скажу вам, что, если бы мне предоставлен был выбор из двух положений: хоть того, в котором я нахожусь теперь, т. е. жизни в развращающей и незаконной роскоши, хотя бы я и осуждал ее, как я и делаю, чему многие очень естественно не верят, или даже жизни человека, живущего в этой развращенной и развращающей среде богатых, каждым шагом жизни своей пользующихся трудами угнетенных и задавленных людей и не чувствующего этого и добродушно веселящегося в привычных ему условиях, — или жизни самого трудового человека, едущего хлеб своих трудов и не только не пользующегося чужими, но отдающего свои в пользование другим, но вместе с тем исполненного зависти и ненависти, возбуждаемой в нем и частым общением с теми людьми, которые угнетают его, — я бы ни минуты не задумался избрать первое. Хорошо быть эксплуатируемым, но не эксплуататором, но хорошо это тогда, когда совершается это во имя покорности воле бога и любви к людям; но когда это же совершается помимо покорности воле бога, во имя ненависти к людям, удерживаемой только невозможностью приложить ее, то положение эксплуатируемого в тысячу раз хуже. Всё дело не во внешних условиях, а в том духовном отношении к тем или иным условиям. Дороже всего любовное отношение ко всем, всем, такое состояние, которое получается при любви к богу. Вот этого-то я желаю вам.

Знаю, что вы со своим большим умом и горячим сердцем в состоянии понять меня, и потому смело пишу это вам. Надеюсь, что вы простите меня, если я сказал то, что сказал, недостаточно мягко и добро. Во всяком случае руководился я одним чувством любви к вам, с которым и остаюсь любящий вас брат

Лев Толстой.

1908, авг. 20.

Подлинник написан и датирован на машинке, подпись и нижняя дата собственноручные. Верхняя дата — дата написания письма, нижняя — дата подписи. Впервые опубликовано под датой: «21 августа 1908 г.» в ПТС, II, № 515.

О Михаиле Петровиче Новикове (1871—1939) см. т. 53, стр. 446—447.

Ответ нa письмо М. П. Новикова от 11 августа 1908 г. Новиков приглашал Толстого провести день 80-летия в его трудовой семье, куда не206 207 дойдет «никакая поздравительная телеграмма», а не в кругу «господского класса», для которого мировоззрение Толстого «служит пока только предметом теоретических споров и приятных бесед». Резко отзывался о «передовой либеральной интеллигенции», которая мало чем отличается от «прочих выкормков бюджета и тех заурядных владельцев мертвых душ, кои берут с мужика арендную плату и тогда, когда у мужика нет хлеба».

1 Зимою 1894 г., будучи военным писарем, М. П. Новиков впервые навестил Толстого.

228. М. О. Меньшикову.

1908 г. Августа 20. Я. П.

Ясная Поляна. 20 августа 1908.

Михаил Осипович,

Я прочел вашу статью «Толстой и власть» и, к большой и неожиданной радости моей, не испытал не только неприятного чувства, но, напротив, одно из самых желательных и дорогих мне чувств — не просто доброжелательства, а прямо любви к вам — той самой любви к обижающим, к которой я давно стремлюсь и только изредка испытываю. То чувство, которое лежит в душе каждого человека и только потому, что оно лежит в душе каждого человека, как высшая истина, открыто предписано учением Христа, — чувство это — любви без возможности всяких исключений, любви к ненавидящим, обижающим, гонящим есть то же самое, как и то, которое вызвало во мне не только доброжелательство, но и любовь к вам. Не знаю, почему: по прежнему ли нашему общению, или по особенности вашей личности, по отношению к вам мне не нужно было даже вызывать это чувство в себе: оно само собой естественно возникло и побуждает меня сообщить вам о нем и просить вас постараться вызвать в себе то же чувство.

Чувство это, по-моему, до такой степени свойственно человеку, что я могу только удивляться, как могут люди не признавать его и лишать себя этого высшего, не передаваемого словами блага. Для меня ясно тоже, что это — дело только времени, что очень скоро будет казаться странным, что люди, как вы, могут защищать казни.

Письмо это мое к вам остается неизвестным всем моим домашним и друзьям, за исключением помощника моего в письменных207 208 работах, которого я просил не говорить о нем. Прошу вас точно так же не показывать этого моего письма и не говорить о нем. Если захотите отвечать мне в том духе; о котором я пишу вам, буду рад.

Любящий вас Лев Толстой.


P. S. Лев Николаевич просит приписать, что если вы пожелаете ответить ему, то он просит прислать письмо в конверте без штемпеля «Нового времени».

Н. Гусев.

Печатается по машинописной копии. Подлинник написан рукой H. Н. Гусева под диктовку. Впервые опубликовано в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 187—188.

О Михаиле Осиповиче Меньшикове (1859—1918) см. т. 66, стр. 375.

Незадолго до юбилея Толстого крайний реакционер-журналист М. О. Меньшиков, желая оклеветать и подорвать авторитет Толстого, опубликовал в «Новом времени» 1908, № 11642 от 10 августа статью «Толстой и власть». Он писал, что «отрицание власти и ее устоев со стороны революционеров нестрашно, но дело меняется, когда против правительства выступает великий писатель, восстающий против врожденного закона природы — собственности. Он стремится подговорить власть к величайшему насилию, какое мог бы придумать тиран, к отмене частной земельной собственности. Но до чего силен инстинкт собственности, можно судить по тому факту, что сам Толстой ни в молодости, ни позднее не подарил земли крестьянам, бедственную жизнь которых он всю жизнь наблюдал».

Письмо Толстого, как исключение, в копировальной книге не отпечатано. H. Н. Гусев оставил копию себе лично и только в 1911 г. передал ее В. Г. Черткову для его архива. Толстой отметил в Дневнике в тот же день, 21 августа: «Написал письмо М. и не раскаиваюсь» (т. 56, стр. 145).

М. О. Меньшиков Толстому не ответил. Еще до письма Толстого С. А. Толстая послала протест против статьи Меньшикова в редакцию «Русского слова». Напечатан в № 190 от 17 августа. Ответ ей Меньшикова («Выкуп Ясной Поляны») напечатай в «Новом времени», № 11651 от 19 августа.

*229. С. Казакову.

1908 г. Августа 21. Я. П.

Ясная Поляна. 21 августа 1908 г.

Любезный брат Сергей,1

Чувствую себя виноватым перед вами и прошу вас простить меня. Виноват я, главное, потому, что писал вам о моей готовности видеться с вами. Простите меня. Когда мне говорили208 209 о желании вашем видеть меня, я совершенно забыл о том, что желал видеться с вами. Благодарю вас за то, что вы истинно по-христиански приняли мой дурной поступок и все-таки не строго осудили меня. Надеюсь, что теперь вы по-христиански же совершенно забудете мой грех перед вами. Не знаю, удастся ли мне видеться с вами. Здоровье мое всё слабеет и приближается к тому, во что вы не верите, я же не только верю в смерть, но и чувствую приближение ее без малейшего противления. Если напишете, и я буду жив, непременно буду отвечать вам. Просил бы вас просмотреть те книги, которые были посланы вам, это бы облегчило наше понимание друг друга, вы бы знали, что я думаю о тех предметах, самых важных, которые занимают и вас.

Любящий вас брат.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 289, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке.

Очевидно, Толстой отвечал на письмо С. Казакова,, в архиве не найденное. Получив согласие Толстого (см. письмо № 43) Казаков летом 1908 г. приезжал в Ясную Поляну, но Толстой был нездоров и не принял его.

1 Вероятно, в подлиннике обращение вписано собственноручно. В дубликате оно восстановлено рукой Гусева.

230. П. А. Столыпину.

1908 г. Августа 21. Я. П.

Ясная Поляна. 21 августа 1908 г.

Петр Аркадьевич,

Ко мне случайно дошла просьба о ходатайствовании за них и облегчении их участи, а может быть, и полном освобождении сидящих в Новгородской тюрьме 14-ти крестьян Новгородской губернии, Крестецкого уезда, Папороцко-Островской волости. Обвинения им не предъявлено; сидят они по подозрению в принадлежности к Крестьянскому Союзу. Из них одна старуха 60-ти лет с сыном и внуком. Всё больше работники, оторванные от семейств.

Думаю, что если это Вам возможно, то Вы воспользуетесь случаем сделать справедливое и доброе дело.

С совершенным уважением1209

210 Печатается по копировальной книге № 8, л. 288, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке. Впервые опубликовано в юбилейном сборнике «Лев Николаевич Толстой», Гиз, М.—Л. 1928 [1929], стр. 96.

1 Зачеркнуто: известный вам

Крестьяне вскоре были выпущены.

*231. Феликсу Кону.

1908 г. Августа 23. Я. П.

Ясная Поляна. 23 августа 1908.

Я раз навсегда дал разрешение переводить и перепечатывать все мои писания с 1881 года. Рад случаю подтвердить это и вам.

Готовый к услугам Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 290. Подлинник написан и датирован рукой H. Н. Гусева, подпись собственноручная. Текст письма записан Гусевым стенографически под диктовку на конверте письма адресата.

Феликс Яковлевич Кон (1864—1941) — старейший польский коммунист, с 1918 г. член ВКП(б), видный деятель революционного рабочего движения, публицист и журналист.

Ответ на письмо Феликса Кона из Львова от 16/29 августа 1908 г. с просьбой разрешить издание «Не могу молчать» в его переводе на польский язык. Он писал: «В дни юности (в 1885 г.) я провел сорок два дня в одной камере с приговоренным к смерти, около шести лет провел на Каре с людьми, избегнувшими смерти, и поэтому, надеюсь, смог понять и передать те чувства, какие руководили вами в тот момент, когда вы заговорили».

«Не могу молчать» в переводе Ф. Кона издано во Львове. Там же издан его перевод повести Толстого «За что?».

232. Арвиду Ернефельту (Arvid Järnefelt).

1908 г. Августа 25. Я. П.

Ясная Поляна. 25 авг. 1908.

Статья ваша, милый Арвид, прекрасна, и хорошо было бы напечатать ее в русской газете.1 Рад всегда общению с вами, потому что люблю и помню вас. Прошу передать мою любовь и память О. К. Клодт.2210

211 3 Об одном жалею, что мало знаю про вас, про вашу и внешнюю и, главное, внутреннюю жизнь.

Любящий вас Л. Толстой.

Начало письма и дата написаны рукой H. Н. Гусева. Впервые опубликовано в книге: Арвид Ернефельт, «Мое пробуждение», М. 1921, стр. XXIX.

1 А. Ернефельт прислал свою статью «Толстой» (по поводу 80-летия со дня рождения Толстого), опубликованную в финском журнале «Päivä» 1908, № 35. В переводе на русский язык, в исправленной автором редакции, напечатана в указанной выше книге Ернефельта, стр. XXX—XXXII.

2 Ольга Константиновна Клодт (р. 1856), художница. См. т. 71, стр. 431.

3 Далее собственноручно.

*233. С. Б. Конгеру (S. В. Conger). Черновое.

1908 г. Августа 25. Я. П.

Разъяснение Синода было мне неприятно только тем, что оно, очевидно, усиливает то временное возбуждение, отчасти искусственное, сочувствия ко мне.

Печатается по машинописной копии, вклеенной в копировальную книгу № 8, л. 292. Продиктовано H. Н. Гусеву.

В телеграмме на имя В. Г. Черткова корреспондент американской газеты «Associated Press» С. Б. Конгер спрашивал об отношении Толстого к определению синода от 25 августа с призывом не принимать участия в праздновании юбилея Толстого, «отрекшегося от Христа и отпавшего от церкви».

Ответил телеграммой В. Г. Чертков 25 августа.

234. Е. Копылу.

1908 г. Августа 26. Я. П.

Получил ваше письмо, и оно оставило во мне тяжелое впечатление. Пожалуйста, простите меня, если я чем-нибудь огорчил вас, и не имейте ко мне недоброго чувства.

Лев Толстой.

26 ав. 1908.

211 212


*Черновое.

Письма ваши производят на меня очень тяжелое впечатление, так как я вижу в них недоброе чувство ко мне человека, к которому я ничего, кроме самых добрых чувств, не испытывал и не испытываю. Причину этих недобрых чувств ваших ко мне я никак не могу понять. Если же я их вызвал чем-нибудь сам, не заметив этого, то прошу вас простить меня.

Лев Толстой.


Письмо ваше последнее я недочел и до половины и потому думаю, что писать мне письма в таком же настроении совершенно бесполезный как для вас и для меня труд.

26 авг. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 291. Впервые опубликовано адресатом в его книге «Переписка крестьянина К. с Л. Н. Толстым», Киев, 1910, стр. 23. Черновое печатается по автографу, хранящемуся в ГМТ.

Ответ на письмо Е. Копыла от 23 августа 1908 г. с упреками за якобы нелюбезный прием, оказанный ему в Ясной Поляне, за нежелание Толстого отвечать на его последующие письма, за умышленное, думалось ему, печатание на книгах графского титула и т. д. Это письмо опубликовано в указанной выше книге Копыла, стр. 18—23.

Е. Копыл продолжал писать. 12 декабря 1908 г. А. Л. Толстая известила Копыла, что Толстой не читает его писем и просил подтвердить, что имеет по отношению к нему «только добрые чувства» (опубликовано в той же книге). Письма Копыла не прекратились. См. т. 79.

*235. Начальнику варшавского исправительного арестантского отделения.

1908 г. Августа 26. Я. П.

Ясная Поляна. 26 августа 1908 года.

Милостивый государь,

В том исправительном арестантском отделении, которым вы заведуете, содержится мне известный Антон Иконников, человек высокой нравственности, за свой отказ от военной службы на основании своих религиозных убеждений сидящий уже четвертый год и покорно, кротко и смиренно переносящий свое заключение. Я писал ему несколько писем и посылал для развлечения в его уединении некоторые книги, которые не могут ни212 213 в каком случае считаться зловредными и не считаются таковыми в столицах и других городах. Будьте так добры, если это возможно, передать ему как мои письма, так и присланные мною прежде книги. В надежде на то, что ваше доброе сердце побудит вас облегчить хоть чем-нибудь участь этого человека, я очень прошу вас исполнить эту мою просьбу, т. е. передать ему мои письма и книги. В случае же невозможности этого, очень обяжете меня, известив о том, почему именно это невозможно.

С совершенным уважением

Печатается по копировальной книге № 8, л. 297, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке.

В письме от 17 августа 1908 г. А. И. Иконников сообщил, что в канцелярии тюрьмы получены на его имя книги, посланные Толстым, и что администрация отказалась выдать ему эти книги и отправила их в цейхгауз. В письмах от 7 сентября и 19 октября Иконников сообщал, что администрация и прокурор окончательно отказали ему в выдаче присланных книг, предложив пользоваться тюремной библиотекой. Адресат Толстому не ответил.

*236. Начальнику херсонского исправительного
арестантского отделения.

1908 г. Августа 26. Я. П.

Ясная Поляна. 26 августа 1908 г.

Милостивый Государь,

В том исправительном арестантском отделении, в котором вы состоите начальником, находится заключенный Александр Варнавский. Человек этот, сколько я его знаю, очень хороший и несет тяжелое наказание вследствие своих религиозных убеждений, приведших его к отказу от военной службы. Такие отказы и прежде и теперь часто встречались и встречаются среди людей христианских убеждений. И потому полагаю, что, не отступая от требований закона, вы можете все-таки хотя несколько смягчить его участь. То, о чем он просит, очень немногое: то, чтобы переданы ему были те письма, которые, получены и получаются на его имя, а также и некоторые книги, которые я теперь посылаю на ваше имя и еще пришлю ему. Хотя и не зная вас, надеюсь на ту вашу доброту сердечную,213 214 которая свойственна всем людям, и уверен, что вы не откажете в моей просьбе, за исполнение которой вперед приношу вам мою благодарность.

С совершенным уважением

Печатается по копировальной книге № 8, л. 296, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке.

Начальником исправительного отделения в 1908 г. был капитан Владимир Иосифович Бродовский. В письме от 20 августа Л. В. Варнавский сообщил, что письмо Толстого к нему от 23 июля (см. № 210) и другие письма тюремная администрация ему не выдала, объявив, что он подозревается в «шантаже, то есть насильственном вымогательстве».

Письма Варнавскому были выданы, но книга «Круг чтения», посланная одновременно с комментируемым письмом, задержана. Ее взял, заинтересовавшись ею, херсонский губернатор. Он должен был вернуть книгу в тюрьму для отсылки ее обратно в Ясную Поляну. Адресат Толстому не ответил.

*237. Группе матросов и солдат. Неотправленное.

1908 г. Августа 29. Я. П.

Ответ матросам и солдатам.

Получил ваше письмо и очень, очень был рад ему. Всё, что вы пишете о незаконности и несовместимости христианства с военной службой, всё больше и больше понимается людьми. А в этом понимании — спасение от того рабства и жестокости, в котором теперь живут люди. Всё зло держится на насилии. А насилие поддерживается только войском. Стоит только людям, составляющим войско, понять, что христианское учение не в молитвах и обрядах, а в исполнении евангельского закона, не говоря уже о любви, а только в воздержании от самого противного человеческой природе поступка — убийства ближнего, — стоит понять это и отказаться участвовать в противных закону бога поступках, и само собой уничтожится всё это страшное зло, от которого теперь страдают люди, и потому вся надежда на вас. Помогай вам бог.

Любящий вас брат

Печатается по машинописной: копии (в копии подпись не воспроизведена). Датируется по той же копии.

Ответ на письмо группы матросов и солдат (тридцать две подписи) из Тифлиса от 22 августа 1908 г. Поздравляя Толстого с днем его 80-летия, корреспонденты выражали возмущение поведением служителей214 215 церкви, стремившихся скомпрометировать перед народом того, кто «поднял громкий клич за попранную справедливость», и обличали духовенство в нарушении христианских законов.

Корреспонденты не сообщили своего адреса, и потому письмо Толстого отправлено не было.

*238. Рготинову.

1908 г. Августа 29. Я. П.

Ясная Поляна. 29-го августа 1908 г.

Прочел ваше письмо и нахожу ваши мысли о земле справедливыми. Земля божья и не должна и не может быть чьей-нибудь. Все люди имеют на нее равное право, дело только в том, как ее распределить между людьми. В одном месте тесно, в другом просторно, одна земля стоит тысячи, другая — гроши. Многие люди, так же как вы, верно говорят, что земля не может быть ничьей собственностью и что настоящая собственность, это только труд. Что сработал человек, то и его. Это многие верно понимают, а то, как распределить землю между людьми, это редко кто понимает, а дело это и важное и мудреное. Дело это самым правильным образом решается учением американца Генри Джорджа. По учению его, земля ничья, а кто владеет лучшей землей против худшей, тот за то, насколько его земля лучше худшей, платит этот излишек всему обществу, т. е. правительству на общественные дела, — на то самое, на что теперь собираются подати, так что по этому учению никто землей не должен владеть задаром, а податей всяких и внутренних и внешних, т. е. поборов и отнимания у людей их труда, уже не будет никакого, потому что все подати будут заменены этой платой за землю. В этом мудрое учение Генри Джорджа. Посылаю вам об этом книги. Несправедливость владения землей теперь так же видна людям, как 50 лет тому назад было видно зло крепостного права, и, как и то не могло оставаться, а когда пришло время, то уничтожилось, точно так же не может теперь уже долго оставаться рабство народа и ограбление его труда, которое делается посредством собственности земли.

Любящий вас брат

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 298—299, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке.

Письмо адресата в архиве не найдено. Фамилия его проставлена на дубликате подлинника.

215 216

239. A. M. Бодянскому.

1908 г. Сентября 1. Я. П.

Ясная Поляна. 1 сент. 1908 года.

Письмо ваше тронуло меня, милый Александр Михайлович, вы совершенно правы, но сказать в моем положении то, что вы мне советуете, нельзя, потому что если хоть один из тысячи приветствующих меня людей искренний, а я не имею права сомневаться ни в одном, то какое я имею право оскорблять их? Мысль же ваша совершенно справедлива и сочувственна мне. Чем ближе я подхожу к смерти, тем сильнее у меня уверенность, что то, чего мы оба с вами одинаково желаем, неизбежно совершится, т. е. наступит хоть отчасти заметное осуществление того царствия божия, к которому я, как мог, старался двигаться хоть иногда в моей жизни. Пожалуйста, извещайте меня о себе.

Любящий вас Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 300, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке (в дубликате подпись не восстановлена; воспроизводится нами по первой публикации). Впервые опубликовано в «Русском слове» 1908, № 212 от 13 сентября.

Ответ на письмо А. М. Бодянского, в архиве не найденное. Выдержки из него опубликованы в «Русском слове» вместе с ответным письмом Толстого. Бодянский протестовал против шумихи вокруг юбилея Толстого, дающей возможность людям «наружно показать себя больше того, чем они способны сделать». Он призывал Толстого «повторить еще раз: «Не могу терпеть!», но только совсем по другому адресу. Не могу терпеть ваших приветствий и поздравлений, и ваши похвалы ненавидит душа моя» (цит. по газетной публикации).

*240. П. Н. Давыдову.

1908 г. Сентября 1. Я. П.

Ясная Поляна. 1 сентября 1908 года.

Любезный брат Петр Никитич,

Рад был получить известие от вас. Рад потому, что то, что делаете вы и еще многие из моих друзей, сидящие по тюрьмам в Киеве, Херсоне, Варшаве, Полтаве, есть самое важное дело, которое может сделать человек для уничтожения того зла насилия, жестокости и обмана, от которых теперь страдают люди и от которых тщетно стараются избавить их революцией. Всегда216 217 радуюсь, узнавая о таких поступках, как ваш, и боюсь за вас и тех людей, которые делают то же, что вы, и страдаю и стыжусь за свое спокойное внешнее положение. Боюсь я за вас не того, что у вас не достанет сил выдержать то трудное испытание, которое предстоит вам. Силы человека ограничены, и никто не упрекнет вас, если вы не выдержите испытания. Вы сами будете только жалеть, что не осилили, но ваша слабость не помешает вам жить и идти вперед в духовном совершенствовании. Страшно то, чтобы, не выдержав испытания, вместо того, чтобы признать свою слабость, продумывать для нее оправдания и не признавать того, что:то, что вы делали, было одно из важнейших дел, которое может сделать человек в наше время. Вот этого одного я боюсь за вас, хотя и не имею права предполагать ничего подобного. Помогай вам бог нести ваше испытание так, как вы пишете, что вспоминаете слова Христа о том, что блаженны те, кого гонят. О пяти тифлисских отказавшихся я только слышал, но ничего определенного не знаю. Думаю, что с солдатами, отказавшимися так же, как и с теми, которые отказываются при поступлении, поступают одинаково, приговаривая их по закону от четырех до шести лет каторжных работ или арестантских рот. Пожалуйста, извещайте меня о себе и сообщите о том не могу ли быть вам чем полезным, что было бы для меня хотя некоторым утешением.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 302—303, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке.

Петр Никитич Давыдов (р. 1885) — мещанин г. Инсар Пензенской губ., в мае 1908 г. отказавшийся от военной службы. После этого шесть недель находился на испытании в психиатрической больнице и по выходе оттуда 3 июля вновь отказался. Суд был в октябре 1908 г., приговорил его к четырем годам заключения.

Ответ на письмо П. Н. Давыдова от 21 августа 1908 г. с сообщением об его отказе и последующих репрессиях.

*241. А. Суркову.

1908 г. Сентября 1. Я. П.

Ясная Поляна. 1 сент. 1908 года.

На ваши вопросы не могу ответить лучше, чем то, что высказано в посылаемых мною книгах. Желаю вам освободиться от217 218 неясности и неопределенности своего духовного состояния. Нет ничего на свете тяжелее. Надеюсь, что вы достигнете этого, потому что, кто ищет искренно, тот находит.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 301, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке.

Ответ на письмо Афанасия Суркова, рабочего конторы пароходства Любимова в Саратове, от 27 августа 1908 г. Поздравляя Толстого с днем его 80-летия, Сурков просил ответить на «необходимый вопрос»: «Чтобы не заблудиться, что нам делать и как жить при настоящем положении?» Он выражал сомнение, ответит ли Толстой ему, простому рабочему. На конверте помета Гусева: «Послать книг общественного содержания поскорее». Книги посланы 26 сентября.

242. Л. Н. Андрееву.

1908 г. Сентября 2. Я. П.

Ясная Поляна. 2 сент. 1908 года.

Получил ваше хорошее письмо, любезный Леонид Николаевич. Никогда не знал, что значит посвящение, хотя, кажется, и сам кому-то посвящал.1 Одно знаю, что ваше посвящение мне означает ваши ко мне добрые чувства, то же, что я видел и в письме вашем ко мне, и это мне очень приятно.

Вы в вашем письмо так искренно скромно судите о своих писаниях, что я позволю себе сказать свое мнение не о ваших собственно писаниях, но вообще мои мысли о писательстве, которые, может быть, пригодятся и вам.

Думаю, что писать надо, во-первых, только тогда, когда мысль, которую хочется выразить, так неотвязчива, что она до тех пор, пока, как умеешь, не выразишь ее, не отстанет от тебя. Всякие же другие побуждения для писательства,2 тщеславные и, главное, отвратительные денежные, хотя и присоединяющиеся к главному, потребности выражения, только могут мешать искренности и достоинству писания. Этого надобно очень бояться. Второе, что часто встречается и чем, мне кажется, часто грешны особенно нынешние современные писатели (всё декадентство на этом стоит), желание быть особенным, оригинальным, удивить, поразить читателя. Это еще вреднее тех побочных соображений, о которых я говорил в первом.3 Это исключает простоту. А простота — необходимое условие218 219 прекрасного. Простое и безыскусственное может быть нехорошо, но непростое и искусственное не может быть хорошо. Третье: поспешность писания. Она и вредна и, кроме того, есть признак отсутствия истинной потребности выразить свою мысль. Потому что если есть такая истинная потребность, то пишущий не пожалеет никаких трудов, ни времени для того, чтобы довести свою мысль до полной определенности и ясности. Четвертое: желание отвечать вкусам и требованиям большинства4 читающей публики в данное время. Это особенно вредно и разрушает вперед уже всё значение того, что пишется. Значение ведь всякого словесного произведения только в том, что оно не в прямом смысле поучительно, как проповедь, но что оно открывает людям нечто новое, неизвестное мне и, большей частью, противоположное тому, что считается несомненным большой публикой. А тут как раз ставится необходимым условием то, чтобы этого не было.

Может быть, что-нибудь из всего этого пригодится вам. Вы пишете, что достоинство ваших произведений есть искренность. Я признаю не только это, но что и цель их добрая: желание содействовать благу людей. Думаю, что вы искренни и в своем скромном суждении о своих произведениях. Это тем более хорошо с вашей стороны, что тот успех, которым они пользуются, мог бы заставить вас, напротив, преувеличивать их значение. Я слишком мало и невнимательно читал вас, как я мало вообще читаю художественные произведения и интересуюсь ими, но по тому, что я помню и знаю из ваших писаний, я бы посоветовал вам больше работать над ними, доводя в них свою мысль до последней степени точности и ясности.5

Повторяю то, что ваше письмо мне было очень приятно. Если будете в наших странах, рад буду повидаться с вами.6

Любящий вас Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 310—311, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке (в дубликате подпись не восстановлена; она воспроизводится нами по опубликованному тексту). После того как письмо было отправлено адресату, Толстой в оставшейся копии (втором экземпляре дубликата) сделал ряд добавлений (эта копия хранится в ГМТ). Добавления сообщил Л. Н. Андрееву H. Н. Гусев в письме от 3 сентября (письмо Гусева отпечатано в той же копировальной книге, л. 308). Эти добавления введены нами в текст письма и оговорены в примечании. Большой отрывок опубликован в «Русских ведомостях» 1909, № 69 от 25 марта. Опубликовано полностью в литературном сборнике219 220 в пользу пострадавших от землетрясения в Мессине «Италия», изд. «Шиповник», Спб. 1909.

О Леониде Николаевиче Андрееве (1871—1919) см. т. 73, стр. 174.

Ответ на письмо Андреева от 18 августа 1908 г. Андреев просил разрешения посвятить Толстому «Рассказ о семи повешенных», впервые напечатанный в «Альманахе», изд. «Шиповник», кн. 5, Спб. 1908. Письмо Л. Н. Андреева опубликовано в «Сборнике Государственного Толстовского музея», М. 1937, стр. 239.

1 Толстой посвятил И. С. Тургеневу свой рассказ «Рубка леса» (1855) и памяти М. А. Стаховича повесть «Холстомер» (1885).

2 Следующие пять слов вставлены Толстым в копии.

3 Следующие три фразы вставлены Толстым в копии.

4 Следующее слово вставлено Толстым в копии.

5 О творчестве Андреева Толстой высказывался в 1908 г. неоднократно. См., например, в Г, 1 записи 6 февраля, 9 и 10 марта, 6 и 22 мая. По поводу «Рассказа о семи повешенных» записано следующее высказывание: «Отвратительно! Фальшь на каждом шагу! Пишет о таком предмете, как смерть, повешение, и так фальшиво! Отвратительно! Я потрудился, с левой стороны отметил то, в чем есть признак таланта, а с правой — то, что отвратительно» (22 мая). См. Г, 2 и А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», I, М. 1922, по указателю. Описание помет Толстого, сделанных на книгах при чтении произведений Андреева, см. в статье А. Е. Грузинского «Яснополянская библиотека» — «Толстовский ежегодник 1912 г.», М. 1912, стр. 140—142. Во втором и последующих изданиях «Рассказ о семи повешенных» посвящен Толстому.

6 Л. Н. Андреев приезжал в Ясную Поляну в 1910 г. См. его воспоминания «За полгода до смерти» — «Солнце России» 1911, 53.

243. NN.

1908 г. Сентября 2. Я. П.

Мой совет: отказаться от обвинения и простить, но до тех пор, пока не придет старость или болезнь, не видаться с ним и не иметь личных сношений — свиданий.

От всей души соболезную вам и желаю утешения, к[отор]ое можно найти только в исполнении христианского учения любви.

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 306. Основание датировки: пометы в копировальной книге и на конверте письма адресата. Впервые опубликовано в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 379.

NN (р. 1889) — дочь полковника, помещика, земского начальника. Училась в гимназии, но не кончила.220

221 Ответ на письмо NN от 30 августа 1908 г. Она писала о своей тяжелой жизни. Когда ей было двенадцать лет, вдовый отец изнасиловал ее. Связь продолжалась шесть лет. В 1907 г., достигнув совершеннолетия, она решила оставить отца. Отец не согласился, она пыталась покончить самоубийством, но неудачно. Она скрылась в монастыре и решила подать в окружной суд. Отцу угрожал арест, и она стала мучиться этим. Отказавшись от обвинения, она могла бы его спасти (в душе она простила его). Спрашивала Толстого, как ей поступить. (Опубликовано в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 378—379.)

* 244. Федерации лиг единого земельного налога в Австралии.

1908 г. Сентября 2. Я. П.

Адрес ваш глубоко тронул меня. К сожалению своему, я слишком мало делал в том дорогом вам и мне вопросе, который нас соединяет. Последнее время всё чаще и чаще думаю об этом и, если суждено мне еще иметь силы для работы, постараюсь как можно яснее, короче и доступнее для большой публики земледельцев выразить великое учение далеко не оцененного еще Генри Джорджа.

Несправедливость и зловредность земельной собственности признавалась давно. Еще более ста лет тому назад великий французский мыслитель Жан Жак Руссо писал:

«Тот, кто первый, огородив кусок земли, решился сказать: «эта земля моя» и встретил людей столь простых, что они могли поверить этому, — этот человек был первый основатель того гражданского общества, которое существует теперь. От стольких преступлений, войн, убийств, несчастий, ужасов избавил бы человечество тот, кто, вырвав колья и заровняв канаву, сказал бы: «берегитесь, не верьте этому обманщику, вы пропали, если забудете, что земля не может принадлежать никому и что дары ее принадлежат всем».1

Несправедливость захвата земли в собственность признавалась давно мыслящими людьми, но только со времени появления учения Генри Джорджа стало ясно, каким образом может быть уничтожена эта несправедливость. В наше же время проведение в жизнь этого учения стало особенно нужно не только в России, где вопрос этот, к несчастью, решается теперь самым противным и справедливости, и сознанию народа, и разуму образом, но и во всех так называемых цивилизованных государствах.221 222 Разрешение этого вопроса, т. е. уничтожение земельной собственности, в наше время везде так же настоятельно требует своего разрешения, как полвека тому назад требовал своего разрешения вопрос рабства в России и Америке. Вопрос этот настоятельно требует своего разрешения потому, что мнимое право земельной собственности стоит теперь в основе всех, не только экономических бедствий, но и политического неустройства и, главное, нравственного развращения народов. Это чувствуется и особенно сильно в России массой рабочего народа. Богатые же властвующие классы, предчувствуя неизбежное с разрешением этого вопроса лишение выгод своего положения, всеми силами стараются ложными разъяснениями, оправданиями и паллиативами насколько могут отдалить это разрешение. Но на всё есть свое время, и как 50 лет назад пришло время уничтожения мнимого права собственности одного человека на другого, так пришло теперь время уничтожения мнимого права земельной собственности, дающего возможность присвоения себе труда людей. Время это пришло и приблизилось уже теперь настолько, что ничто не может уже отдалить уничтожение этого ужасного средства угнетения народа. Еще небольшое усилие, и совершится это великое освобождение народов. Поэтому особенно сочувствую вашему делу, тем усилиям, которые вы делаете, и очень рад буду, если буду в состоянии приложить к вашим и свое маленькое усилие.

Ясная Поляна, 2 сент. 1908 года.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 304—305, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке. В ГМТ хранится черновик письма от 28 августа, написанный на машинке и собственноручно исправленный. Окончательный текст черновика совпадает с текстом подлинника.

Ответ на приветствие Федерации лиг единого земельного налога в Австралии по случаю 80-летнего юбилея Толстого. Подлинник приветствия написан по-английски. Перевод его опубликован в статье И. И. Горбунова-Посадова «28 августа в Ясной Поляне» — «Русские ведомости» 1908, № 202 от 31 августа.

Толстой продиктовал комментируемое письмо в день своего рождения. Это был единственный ответ на приветствия. На остальные Толстой ответил открытым письмом. См. письмо № 264.

1 Эта мысль Ж. Ж. Руссо помещена Толстым в «Круге чтения» 17 сентября.

222 223

245. В. Г. Черткову от 2 сентября.

* 246. Красноярскому городскому голове.

1908 г. Сентября 2—3? Я. П.

Благодарю за поздравления и за оказанную честь.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 307, куда вписана копия рукой Н. Н. Гусева. Телеграмма. Основания датировки: в копировальной книге копия находится между письмом к NN от 2 сентября и письмом Н. Н. Гусева к Л. Н. Андрееву от 3 сентября.

Ответ на телеграфное извещение о намерении Красноярской городской думы назвать одну из школ именем Толстого. Телеграмма эта в архиве не найдена.

* 247. Суворову.

1908 г. Сентября 2—3? Я. П.

Благодарю избрание, рад быть полезным вашему учреждению.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 307, куда вписана копия рукой Н. Н. Гусева. Телеграмма. Основания датировки см. в прим. к письму № 246.

Ответ на телеграфное извещение из г. Пирятина Полтавской губ. об избрании Толстого в члены Общества помощи учащимся детям служащих Московско-Киево-Воронежской ж. д. Телеграмма в архиве не найдена. Вероятно, она была послана с оплаченным ответом. Фамилия адресата установлена по копии Гусева в копировальной книге.

248. О. А. Марковой.

1908 г. Сентября 3. Я. П.

3 сент. 1908 года. Ясная Поляна.

Ольга Александровна,

Очень жалею о том, что, уже наверное без желания это сделать, вызвал в вас те тяжелые, вероятно, для вас самих чувства, которые выражены в вашем письме. Очень порадуете меня, если объясните причину вашего недоброго чувства и постараетесь потушить его в себе.223

224 Боюсь, что вы примете это за пустое слово, но совершенно искренно говорю:

Соболезнующий вам и любящий вас

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 309, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке (в дубликате подпись не восстановлена: воспроизводится нами по опубликованному тексту). Впервые опубликовано вместе с письмом адресата в Г, 2, стр. 192.

1 сентября 1908 г. был получен в Ясной Поляне присланный по почте небольшой ящик. В ящике была веревка и письмо следующего содержания: «Граф! Ответ на ваше письмо. Не утруждая правительство, можете сделать сами, нетрудно. Этим доставите благо нашей родине и нашей молодежи. Русская мать». На отрезном купоне перевода дан полный адрес: «Ольга Александровна Маркова. Москва, 4-я Мещанская, д. Киргоф».

Маркова имела в виду «Не могу молчать», где Толстой говорит: «...было бы лучше всего (так хорошо, что я и не смею мечтать о таком счастье) надели на меня так же, как на тех двадцать или двенадцать крестьян, саван, колпак и так же столкнули с скамейки, чтобы я своей тяжестью затянул бы на своем старом горле намыленную петлю».

Только 3 сентября Н. Н. Гусев, получивший посылку, решился сказать о ней Толстому. «К удивлению моему, — пишет он, — сообщение мое не только не расстроило Льва Николаевича, но, кажется, и не было ему особенно неприятно. Он сейчас же продиктовал мне ответ (Г, 2, стр. 192). Пo поводу «Не могу молчать» Толстой получил еще несколько ругательных писем. См. т. 56, стр. 141, 505—507. В декабре 1908 г. Н. Н. Гусев ходил по указанному адресу. Оказалось, что Маркова в этом доме не жила. Найти ее не удалось.

* 249. Табачной фабрике «Оттоман».

1908 г. Сентября 3. Я. П.

Ясная Поляна. 3 сент. 1908 г.

Получил ваше милое письмо и подарок. Очень сожалею, что не могу принять его, так с тех пор, как уже более 20 лет оставил куренье, как дело вредное, всегда предостерегал всех от этой дурной привычки и печатно и изустно. Пожалуйста, поверьте мне, что мой отказ принять подарок нисколько не уменьшает мою благодарность вам за ваши добрые чувства ко мне. Прекрасный, присланный вами ящик,1 в который были положены коробки с папиросами, я оставлю у себя, как память о вас, для размещения моих бумаг; самые же папиросы возвращаю224 225 назад. Одну коробку с папиросами жена моя взяла для помещения в музей,2 в который она собирает все относящиеся до меня предметы. Повторяю мою просьбу не принять это возвращение в дурную сторону.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 312, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке.

Табачная фабрика товарищества «Оттоман» (Петербург) к 80-летнему юбилею Толстого выпустила папиросы с именем и портретом Толстого.

В письме от 28 августа 1908 г. фабрика, поздравляя Толстого с днем его 80-летия, сообщила о посланном ему в подарок ящике папирос. «Эта лучшее, чем может похвалиться наша фабрика», — писали владельцы фабрики.

1 Коробки с папиросами были сложены в картонном ящике с надписью золотыми буквами. В ящике хранились с тех пор разные бумаги Толстого, текущая работа.

2 С. А. Толстая поместила в Московском Историческом музее рукописи Толстого, реликвии, письма корреспондентов и другие материалы. Впоследствии весь архив поступил в Государственный музей Л. Н. Толстого.

* 250. С. А. Фокину.

1908 г. Сентября 3. Я. П.

Ясная Поляна. 3 сент. 1908 года.

Любезный брат С. А. Фокин,1

Получил ваше доброе письмо2 и оно тронуло мое сердце. Совестно мне говорить вам о себе, но все-таки считаю это нужным, чтобы вы не осуждали меня, много виноватого перед богом, но не виноватого в том, в чем вы меня осуждаете. Те похвалы, которые ко мне обращали в день моего рождения, перед богом говорю вам,3 мне были скорее тяжелы, чем радостны. Тяжелы потому, что отвлекали меня от одного того, чем теперь, стоя одной ногой в гробу, я только и занят, а именно тем, чтобы, насколько могу, стать достойнее того бога-отца, в которого верю, которого стараюсь любить и которому стараюсь служить. Думаю тоже, что вы неверно судите о моем отношении к Иисусу Христу, Я не считаю его богом, не могу считать, во-первых, потому, что могу признавать бога только единым, а никак не разделенным на отца и сына и св. духа. Это во-первых, а во-вторых, потому, что, веруя в Христа-бога, я этим225 226 отделялся бы от всех миллионов и миллионов и живших прежде и теперь живущих людей — браминов, буддистов, конфуцианцев, евреев, магометан и других, не верующих в Христа, а верующих в того же бога, в которого и я верю, и таких же моих братьев, как и все люди. Но то, что я не верю в божественность Христа, не уменьшает моего преклонения перед ним и его великим божественным учением, открывшим мне путь к богу3 и к истинной жизни, которая дает мне истинное благо в той мере, в которой я успеваю жить по этому великому учению.

Любящий вас брат Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 313, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке (в дубликате подпись не восстановлена). В ГМТ хранится черновик письма, написанный и датированный на машинке (переписан со стенограммы Гусева, записанной под диктовку). В черновиках внесены незначительные собственноручные исправления; исправленный текст совпадает с текстом письма. Черновик опубликован в Г, 2, стр. 191. В публикуемом нами письме подпись восстановлена по этому черновику.

Ответ на письмо крестьянина Степана Адриановича Фокина (Петербург) от 1 сентября 1908 г. По поводу юбилея Фокин писал о том, что «вся эта слава и все это величие», приписываемые Толстому, могут принадлежать только богу. Призывал уверовать в Христа-бога. В конце он писал: «Молю господа моего бога отца через Иисуса Христа, чтобы он коснулся твоего старенького сердца духом святым и покорил его себе для славы имени его. Аминь» (написано малограмотно).

1 В письме Фокина указаны только инициалы.

2 и 3 В опубликованном черновике реплики Гусева, писавшего под диктовку: «Плачет».

* 251. А. Афанасьеву.

1908 г. Сентября 12. Я. П.

12 сентября 1908 года. Ясная Поляна.

Получил ваше письмо и с большим интересом и сочувствием прочел его. На ваше желание того, чтобы я помог вам в разрешении ваших вопросов и вашего положения, я решаюсь прямо высказать вам свою мысль. Ваше письмо настолько серьезно и искренно, что я не боюсь, чтобы искренно выраженное мое мнение было бы неприятно или бы имело для того душевного226 227 переворота, который вы переживаете, вредное влияние. Мысль моя следующая. Христианское жизнепонимание выводит нас из условий мирской жизни; взамен всего того, чего оно лишает нас, должно давать нам полную свободу и независимость, такую свободу, при которой человеку не могут быть нужны другие люди, а нужно только свое более и более близкое отношение к богу посредством большего и большего исполнения его закона. Не думайте, что то, что я сказал сейчас, были бы только отвлеченные мысли, не имеющие приложения к жизни. В вашем положении приложение их к жизни, как мне думается, следующее. Так как для человека, живущего христианской жизнью, жизнь сосредоточивается в исполнении воли бога, исполнение же это совершается не в каком-нибудь известном положении и ни в какое-нибудь известное время, а всегда в момент настоящего и в том самом положении, в котором находится человек, — думаю, что вам в вашем положении надо стараться исполнять, насколько они для вас сильны и обязательны, требования христианства или, скажу общее, божеского закона, не рассчитывая на то, что выйдет из этого положения, и в таком смысле отвечать на требования начальников, товарищей и подчиненных. А что выйдет из такого отношения, предоставить богу, зная, что из этого ничего кроме хорошего для вашего истинного существа, для вашей души выйти не может, и то, что выйдет из этого, то положение, в которое вас поставит такая деятельность, будет наверное тем лучше, чем больше у вас будет силы исполнять более точно те требования божеского закона или вашей души, которые вы чувствуете для себя обязательными.

Пожалуйста, пишите мне о том, как сложится ваша жизнь. Очень рад буду общению с вами.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 318—319, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке.

Ответ на письмо Александра Афанасьева, штабс-капитана, командира 20-й роты Ковенской крепостной артиллерии, от 7 сентября 1908 г. (почт. шт.). Афанасьев писал о глубоком разладе между его убеждениями и службой, которую вынужден нести. Видя тяжелую жизнь солдат, он не только не имеет возможности помочь им, но должен сажать их под арест, учить тому, чего сам стыдится. Понял, что жить так нельзя, и просил совета. По поводу этого письма есть запись в ЯЗ 10 сентября. Писал ли еще Афанасьев Толстому, редакции неизвестно.

227 228

252. Епископу Гермогену. Неотправленное.

1908 г. Сентября 13. Я. П.

Любезный брат Гермоген,

Прочел твои отзывы обо мне в печати и очень огорчился за тебя и за твоих единоверцев, признающих тебя своим руководителем. Допустим, что я в заблуждении и что, как ты говоришь, я своим заблуждением1 совратил многих людей с пути истины на путь погибели. Я заблудший, я вредный человек, но ведь я — человек и брат тебе. Если ты жалеешь тех, кого я погубил своим лживым учением, то как же не пожалеть того, кто, будучи виновником погибели других, сам наверное погибает. Ведь я тоже человек и брат тебе. Понятно, что ты, как христианин, обладающий истиной, можешь и должен обратиться ко мне с словом увещания, укоризны, любовного наставления, но единственное чувство, к[оторое] тебе,2 как христианину, свойственно иметь ко мне, это — чувство жалости, но никак уже не того чувства, к[оторое] руководило в твоих обличениях. Не буду говорить о том, кто из нас прав в различном понимании учения Христа.3 Это знает только бог. Но одно несомненно, в чем и ты, любезный брат, в спокойные минуты не можешь не согласиться, это то, что основной закон Христа и бога есть закон любви.

И вот, следуя этому закону, обращаюсь к тебе, как брат к брату, как старший брат к меньшему, с любовным словом укоризны и увещания.

Нехорошо поступил ты, любезный брат, отдаваясь недоброму чувству раздражения. Нехорошо это для всякого человека христианина, но вдвойне нехорошо для руководителя людей, исповедующих христианство. Пишу тебе с тем, чтобы просить тебя потушить в себе недоброе чувство ко мне, не имеющему4 против тебя никакого другого чувства, кроме любви и сожаления к заблуждающему[ся] брату, и восстановить в себе свойственное людям чувство любви друг к другу.5 Если словами этими я огорчил тебя, то прости меня. Я ничего не желаю, кроме добра, тебе. Буду очень благодарен, если ответишь мне.

Любящий тебя брат Лев Толстой.

Печатается по черновику-автографу. Первоначально написано с обращением на «вы» и затем почти везде исправлено на «ты». Впервые опубликовано228 229 в «Русском слове» 1911, № 134 от 12 июля. Подпись и дата восстановлены по этой публикации.

Гермоген, в мире Георгий Ефремович Долганев (1858—1918) — епископ саратовский, с 1917 г. тобольский. Кончил Новороссийский университет, студентом увлекался «толстовством». Крайний черносотенец, покровитель «Союза русского народа», после Октябрьской революции расстрелян.

Епископ Гермоген в журнале «Братский листок» 1908, Саратов, № 93 от 24 августа, опубликовал свое «Архипастырское обращение к духовенству и православному народу по поводу нравственно беззаконной затеи некоторой части общества приветствовать, чествовать, даже торжествовать юбилейный день анафематствованного безбожника и анархиста-революционера Льва Толстого». «Обращение» заполнено грубой бранью; в конце автор требовал высылки Толстого «за пределы всякого государства».

1 Зачеркнуто: и ложью.

2 Это обращение и следующие, до конца второго абзаца, остались неисправленными. Исправлены редакцией.

3 Зачеркнуто: Этого никто не разберет здесь.

4 В подлиннике: не имеющего

5 Зачеркнуто (не исправленные Толстым обращения на «вы» исправлены редакцией): Вот всё, что я хотел сказать тебе, не для себя, не для людей, а для бога, для тебя, для блага твоего. Письмо это я не только не напечатаю, но оно не будет никому известно, кроме тебя и меня. Прости меня, если я против своей воли чем-нибудь огорчил тебя в письме этом. Если это случилось, то совер[шилось] только против моей воли, т[ак] к[ак] я ничего, кроме любви, не испытывал и не испытываю к тебе.

Комментируемое письмо адресату отправлено не было. Толстой послал копию М. Н. Толстой (см. письмо № 317) и по этому экземпляру письмо было опубликовано в «Русском слове».

* 253. Группе тульских рабочих.

1908 г. Сентября 15. Я. П.

15 сентября 1908 года. Ясная Поляна.

Весь наш разговор свелся к тому, что, по моему мнению, революционная деятельность безнравственна, не достигает своей цели и напрасно в материальном отношении портит жизнь людей. Мне возражали, что положение народа так невыносимо дурно, что нельзя терпеть и нужно теми или другими средствами противодействовать существующему злу. Единственное представляющееся возможным противодействие есть борьба229 230 насилием. Я говорил, что борьба насилием не достигает своей цели. Мне отвечали доказательствами и примерами обратного. Доказать справедливость того или другого мнения невозможно, и потому, предполагая одинаково вероятными или невероятными доводы того или другого, остается все-таки один вопрос и самый главный: как наилучшим образом может каждый человек употребить все силы жизни, которые ему даны, или вообще свою жизнь. При деятельности борьбы, т. е. революционной, человек неизбежно поставлен в необходимость скрываться, бояться, вилять, обманывать, лгать и, в конце концов, как это и допускается всеми, быть вынужденным употреблять самые крайние меры насилия, т. е. убивать братьев. При той же деятельности, о которой я говорю и которая одинаково имеет шансы достигнуть той цели, к которой и мои противники и я, все мы стремимся, при той мною выставляемой, как самая действительная и свойственная человеку деятельность, не только не нужны все эти унижающие человеческое достоинство поступки виляния, лжи, совершения преступлений, но, напротив, естественны самые свойственные разумному и любящему существу человека поступки. Нет ни страха, ни сомнений, ни признания необходимым того, что противно высшим требованиям души человека. В выборе одной из этих двух деятельностей весь вопрос. Если рассуждение мое верно, то в том, каков должен быть выбор всякому человеку, нет сомнения.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 316—317, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке.

По инициативе В. Г. Черткова четверо молодых тульских рабочих-печатников, примыкавших к партии социалистов-революционеров, были приглашены к Толстому побеседовать о революции. Поводом послужила незадолго до того прочитанная Толстым прокламация тульской организации с.-р. Эти лица были в Ясной Поляне 14 сентября 1908 г. Разговор с ними Толстого стенографически записан Н. Н. Гусевым; опубликован с цензурными пропусками в Г, 1, стр. 196—207; напечатан полностью в его книге «Лев Толстой против государства и церкви», изд. «Свободное слово», Берлин, [1913], стр. 42—55.

Комментируемое письмо Толстой написал на другой день после беседы и передал его адресатам через С. Д. Николаева, который был знаком с ними.

230 231

254. Райерсону Дженингсу (Ryerson Jennings).

1908 г. Сентября 15?/28. Я. П.

28 Sept. 08.

Dear Mr Ryerson Jennings,

In answer to your letter of 24 August I can sincerely say that I wish Mr Bryan success in his candidature to the Presidency of the United States. From my own standpoint, repudiating as it does all coercive Government, I naturally cannot acquiesce with the position of President of the Republic; but since such functions still exist, it is obviously best that they should be occupied by individuals worthy of confidence.

Mr. Bryan I greatly respect and sympathise with, and know that the basis of his activity is kindred to mine in his sympathy with the interests of the working masses, his antimilitarism and his recognition of the fallacies produced by capitalism.

I do not know, but hope Mr. Bryan will stand for land reform according to the Single Tax system of Henry George, which I regard as being at the present time, of the most insistent necessity, and which every progressive reformer should place to the fore.

Yours faithfully

Leo Tolstoy.

28 сент. 08.


Уважаемый г. Райерсон Дженингс,

В ответ на ваше письмо от 24 августа выражаю искреннее пожелание успеха кандидатуре г. Брайана в президенты Соединенных Штатов. С моей точки зрения, т. е. поскольку я вообще не признаю никакого государства, основанного на насилии, я не могу оправдывать функций президента республики, но, поскольку эти функции еще существуют, безусловно желательно, чтобы они выполнялись людьми, заслуживающими доверия.

Я отношусь с большим уважением и симпатией к г. Брайану и знаю, что принципы, на которых основана его деятельность, совпадают с моими в отношении сочувствия к трудящимся массам, антимилитаризму и признанию зол, приносимых капитализмом.

Мне еще не известно, но я надеюсь, что г. Брайан будет сторонником земельной реформы в духе Генри Джорджа и его системы единого налога, проведение которой я считаю в настоящее время делом совершенно необходимым и которое каждый передовой реформатор должен иметь прежде всего в виду.

Преданный вам

Лев Толстой.231

232 Перепечатывается из книги: Aylmer Maude, «The Life of Tolstoy. Later Years», London, Constable and C°, 1911, стр. 638. Дата Толстого, вероятно, нового стиля.

Райерсон Дженингс писал Толстому из Филадельфии. Письмо его в архиве не найдено. Биографических сведений о нем редакция не имеет.

О Вильяме Дженингсе Брайане (1860—1925) см. тт. 74 и 75. Реакционный политический деятель, он три раза (1896—1908) выставлялся кандидатом на пост президента республики; избран не был.

* 255. С. С. Ваулину.

1908 г. Сентября 16. Я. П.

Ваше поздравление одно из самых для меня приятных. От души желаю вам успеха в ваших добрых намерениях и буду рад узнать, в какой мере они осуществились.

Лев Толстой.

16 сент. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 315.

Сергей Семенович Ваулин (р. 1878) — крестьянин Ярославской губ., сын рыбинского купца-хлебопромышленника. Служил в его петербургской конторе.

Ответ на письмо Сергея Семеновича Ваулина от 13 августа 1908 г. (почт. шт.). Ваулин сообщил, что в ознаменование 80-летия Толстого, он, «тридцатилетний прожигатель петербургской жизни», решил отказаться от водки, пива и табаку, бросить азартные игры, избегать трактиров и праздности, но зато приобрести и перечитать все произведения Толстого.

256. В. А. Молочникову.

1908 г. Сентября 18? Я. П.

Милый В. Молочников,

Не переставая думаю о вас и особенно живо, когда получаю ваши письма, за к[оторые] оч[ень] благодарю. Знаю и понимаю, как вам тяжело, и хочется чем-нибудь облегчать ваше положение, но знаю, что всё только в вас, в том сознании свободного, вечного, духовного человека, к[отор]ым мы все живем. Иногда боюсь за вас, боюсь за те минуты, когда внешние условия застилают это сознание, боюсь, чтобы в эти минуты вы с своим восприимчивым характером не отдалясь чувству раздражения,232 233 осуждения людей, чувству, несогласному с сознанием духовного начала, к[отор]ое проявляется только любовью, как вы это, так же как и я, знаете.

Что ваша семья? Что внешние условия жизни для нее? Пожалуйста, напишите мне всё про это. Не говорю о том, что ваше душевное состояние мне всегда не то что интересно, а всегда волнует меня.

Я виноват перед вами, что не написал до сих пор. Был и слаб и много посетителей. Здоровье мое лучше. Есть ли у вас книги? Можно ли присылать к вам? Описания ваши подробностей жизни вашей и сотоварищей очень всегда интересны. Братски целую вас.

Лев Толстой.

Впервые опубликовано под датой: «1 сентября 1908» в ПТС, I, № 270. Датируется по почтовому штемпелю (название почтового учреждения не разобрано): «18 сентября 1908».

Ответ на письмо В. А. Молочникова из Новгородской тюрьмы от 5 сентября 1908 г.

* 257. В Тульское губернское жандармское управление.

1908 г. Сентября 20. Я. П.

В Тульское Губернское Жандармское Управление.

19-го сентября был вызван в Тульское Жандармское Управление живущий со мною и помогающий мне в моих занятиях H. Н. Гусев.

H. Н. Гусев рассказал мне, что причина вызова его была высылка им кому-то (не помню кому) нескольких моих книг.

H. Н. Гусев ничего не сказал в Управлении о том, почему он выслал эти книги; я же считаю нужным заявить Жандармскому Управлению то, что H. Н. Гусев выслал эти книги, только исполняя мое поручение. Высылал же эти книги я, так же как уже давно высылаю мои книги всем тем лицам, которые обращаются ко мне с желанием иметь их. И потому прошу Жандармское Управление оставить в покое г-на Гусева, а все те меры, которые оно найдет нужным принять по отношению высылки и распространения этих книг, обратить на меня. Тем более, что я не только не скрываю этого, но заявляю, как я уже заявлял прежде, что считаю распространение этих моих книг233 234 полезным и потому буду продолжать это распространение, пока буду иметь возможность.

Ясная Поляна.

20-го сентября 1908 г.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 320, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке.

Летом 1908 г. H. Н. Гусев отправил одному из корреспондентов Толстого в Пензенскую губ. по его просьбе несколько книг, в том числе конфискованные издания «Обновления» — сочинения Толстого («Николай Палкин» и др.). Бандероль была вскрыта на почте места получения, адресат был привлечен к ответственности, возбуждено было также дело против Гусева. В жандармском управлении Гусев отказался отвечать на вопросы, мотивировав отказ своими убеждениями: отрицательным отношением к государственной власти. Допрос продолжался несколько минут. 4 декабря Гусев вновь был вызван в Тулу и опять отказался давать объяснения. 15 декабря ему был запрещен выезд из Ясной Поляны. 4 августа 1909 г. он был арестован и выслан в административном порядке на два года в Пермскую губ.

* 258. В редакции газет. Неотправленное.

1908 г. Сентября 21. Я. П.

Полагая, ч[то] прилагаемое заявление, поданное мною в Т[ульское] Ж[андармское] у[правление], может относиться и к другим подобным же случаям, прошу редакцию газеты NN напечатать это заявление и другие газеты перепечатать его.1

Прибавлю к этому только объяснения о том, почему я считаю распространение моих книг, тех, к[оторые] вызывают преследование правительства, полезным и даже обязательным для себя. Считаю я это распространение полезным и обязательным для себя, во-1-ых, п[отому], как я и говорил это, ч[то] не хочу хотя бы одним молчанием о тех злодеяниях, к[оторые] совершаются правит[ельством] признавать себя участником в них; а во-2-ых же, и главное, п[отому], ч[то] только в распространении и усвоении, людьми тех христ[ианских] истин, к[оторые] я старался, как умел, выразить, или, скорее, подтвердить в этих книгах, только в этом спасение от ужасов нашей жизни. Истина христ[ианства] [в том], ч[то] какое бы то ни б[ыло] насилие и участие в нем, и тем более насилия с мучительством в тюрьмах, всяким раб[ством] и убийством несовместимы не только с исповедуемым в мире христ[ианским] учением, но ни с какой хотя234 235 бы самой низкой человеческой нравственностью. Только в одном распространении и признании этой истины вижу спасение от ужасов нашей жизни.

Только тогда могут прекратиться злодеяния как врагов правительства, так и правительственных лиц, когда большинство людей христ[ианского] мира поймет, что насилие, какое бы то ни б[ыло], и всякое участие в нем в виде губерн[атора], судьи, полицей[ского], солдата, несовместимо не только с христ[ианством], к[оторое] мы исповедуем, но с самой низкой ступенью нравств[енности], главное же несовместимо с мирной жизнью людей, — только тогда могут уничтожиться ужасы нашей жизни.

Если же в этих книгах я указываю преимущественно на злодеяния правительства, а не столько на злодеяния врагов его, то происходит это оттого, ч[то] злодеяния врагов правительства совершаются временно лицами неизвестными и скрывающимися, тогда как злодеяния правительства совершаются постоянно и лицами, всем известными, не только не скрывающимися, но как бы гордящимися своими принимаемыми ими за полезное дело злoдeйcтвами.

Подлинник написан на листах из записной книжки. Основание датировки: запись об этом письме в ЯЗ от 21 сентября 1908 г.

О деле H. Н. Гусева см. письмо № 257. Комментируемое письмо осталось написанным только вчерне.

1 В подлиннике дальше прочеркнута одна строка — указание на то, что при переписке в этом месте следует поместить текст письма в Тульское жандармское управление от 20 сентября.

* 259. Н. А. Ференцеву. Неотправленное.

1908 г. Сентября 21? Я. П.

Прошу вас возвратить мне добытую вами через горничную карточку моей дочери и прекратить1 писание ей ничем не2 оправдываемых, бессмысленно3 неприличных писем, представляющихся мне поступком или невменяемого, или очень злого человека.

Печатается по черновику-автографу, написанному на листе из запиской книжки. Основание датировки: написано на одном листе с началом письма в редакции газет от 21 сентября 1908 г.235

236 Николай Андреевич Ференцев — житель Тулы, служащий. Впоследствии переехал в Петербург. Других сведений о нем и об этом эпизоде, касающемся A. Л. Толстой, редакция не имеет.

1 Зачеркнуто: могущее иметь для вас неприятные последствия.

2 Зач.: вызванных

3 Зач.: оскорбительных

* 260. Д. Д. Васильеву.

1908 г. Сентября 28. Я. П.

Ясная Поляна. 28 сент. 08 г.

Дмитрий Дмитриевич,

Вы пишете, что сын ваш, под влиянием моих писаний, оставил свое место и пошел «в народ» «работать для ближнего». Я никогда никакой внешней определенной формы жизни не предлагал и не советовал людям, желающим следовать тем же религиозным началам, которыми я живу и которым следую. Писать прямо от себя сыну вашему я считаю неудобным, но думаю, что вы можете сообщить ему мое мнение. Для людей, как молодых, так и старых, так же как и для себя, я знаю только один путь жизни христианской, для которого никак нельзя определить какой-нибудь одной формы жизни. Перемена жизни, производимая усвоенным христианским мировоззрением, бывает, главное, внутренняя, а не внешняя. Излагать вам сущность христианства, как я его понимаю, я считаю излишним. Скажу только, что всё оно выражается в увеличении любви ко всем людям и, естественно, к тем, которые стоят ближе всего к человеку. Внутренняя же перемена сама собой обусловливает внешнюю. Насколько для вашего сына было невозможно продолжать свою деятельность вследствие изменившихся религиозных убеждений, это дело его, о котором никому, кроме него, судить не свойственно. Передайте, пожалуйста, то, что я пишу, ему и скажите, что если он желает более подробного объяснения того, о чем я говорю, я очень рад буду войти с ним в общение.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 321; куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке.

Ответ на письмо Дмитрия Дмитриевича Васильева (Петербург) от 24 сентября 1908 г. Васильев писал о своем двадцатидвухлетнем сыне, артисте236 237 Народного дома, Леониде Дмитриевиче Васильеве (псевдоним: Эльве), «зачитавшемся» философскими сочинениями Толстого и под впечатлением прочитанного решившемся «бросить свое призвание» и идти «в народ, работать для ближнего». Д. Д. Васильев просил написать его сыну, что «он заблуждается и должен продолжать свое поприще». Писал ли еще Толстому Д. Д. Васильев или его сын, редакции неизвестно.

* 261. Д. П. Воронову.

1908 г. Сентября 28. Я. П.

Ясная Поляна. 28 сент. 1908 года.

Дмитрий Петрович,

Положение ваше очень трудное, и я всей душой сочувствую ему. Я говорю: положение трудное, но никак не безысходное. Напротив, я думаю, что вам представляется то испытание, которое определит всю вашу дальнейшую жизнь. Ведь вопрос, предстоящий вам, очень прост. Как вы прекрасно понимаете, из вас хотят сделать орудие убийства, и это возмутительно для вашего христианского и просто человеческого чувства. Вопрос очень просто решается, если только вы будете искренни сами с собой. Если для вас обязанность ваша перед своей душой, перед богом стоит выше всех других обязанностей, и удовлетворение ее требований дает вам высшее благо, то для вас не будет вопроса, принять ли присягу и солдатство, или отказаться от них, несмотря на тяжесть последствий, потому что для человека, поступающего для своей души, перед богом, дело не в том, какие будет иметь последствия его поступок, а в том, удовлетворит ли он требованиям своей души, т. е. голосу бога. Если же ваше религиозное чувство не настолько сильно, чтобы руководить всей вашей жизнью, то вы поступите в солдаты и, как ни тяжело вам это будет, отслужите свой срок. Разумеется, я всей душой желаю, что[бы] в душе вашей нашлись силы для того, чтобы избрать первое, потому что этот выход даст вам, где бы, в какой бы тюрьме вы ни были, истинное благо. Прибавлю к этому только то, что и та тюрьма и те гонения, которые предстоят отказывающемуся, далеко не так страшны, как они представляются нам. У меня есть несколько молодых друзей, которые теперь сидят по тюрьмам за отказ от военной службы, и, хотя знаю, что им очень тяжело телесно, до сих пор духовно они большей частью чувствуют себя хорошо и не раскаиваются237 238 в своем поступке. Ведь всякого рода несчастья: болезни, увечья, смерть даже, угрожают всем нам всякую минуту. На наших глазах последнее время мы видим людей, рискующих и своей жизнью и всем, что только дорого человеку, из-за глупой революционной деятельности, которая не может дать таким людям внутреннего удовлетворения. Поступок же тех люден, о которых я говорил вам, и который может предстоять и вам, дает тому, кто действительно верит тому, что все мы сыны божии и не можем не исполнять его волю, истинное, несомненное, неотъемлемое благо.

Не думайте, чтобы я советовал вам отказаться: я не могу советовать этого, так как страдать буду не я, а вы. Главное же не советую потому, что если у вас нет того религиозного чувства, которое нужно для того, чтобы перенести все вытекающие из вашего отказа страдания легко, вам гораздо лучше и разумнее согласиться служить. В поступке этом нет ничего дурного, если не можешь поступить иначе. Дурно же, и самое дурное было бы то, если бы вы, желая поступить по высшим требованиям души, но неверно оценив свои силы, раскаялись бы впоследствии в поступке, совершенном вами для души и для бога. Это самое страшное, потому что это наверное отдалило бы вас от той доброй жизни, к которой мы все так или иначе подвигаемся и которая одна дает нам благо.

Помогай вам бог разрешить вопрос так, как это ему угодно. Может быть, вам неизвестны некоторые книги, написанный мною, посылаю их вам.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 322—323, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке.

Ответ на письмо крестьянина Московской губ. Дмитрия Петровича Воронова (р. 1887) от 24 сентября 1908 г., написанное по поводу предстоявшего ему призыва на военную службу.

О дальнейшей судьбе Д. И. Воронова сведений не имеется.

* 262. Н. В. Давыдову.

1908 г. Сентября 28. Я. П.

Милый Николаи Васильевич,

Письмо это вам передаст Никол[ай] Александр[ович] Морозов,1 астроном, химик и автор книги об Апокалипсе, сидевший 25 лет в Петропавловской крепости.2 Он очень почтенный238 239 и милый человек, кроме своей учености. Он желает присутствовать на открытии Шанявского университета.3 Дружески жму вам руку.

Лев Толстой.


На обороте: Николаю Васильевичу Давыдову. От Л. Толстого.4

Основание датировки: письмо написано в день приезда Н. А. Морозова в Ясную Поляну.

1 О Николае Александровиче Морозове (1854—1946) см. т. 77, стр. 78—79.

2 В Петропавловской крепости (в Алексеевском равелине) Н. А. Морозов был вначале, потом его перевели в Шлиссельбург.

3 Московский городской народный университет имени А. Л. Шанявского был открыт 1 октября 1908 г. Н. А. Морозов присутствовал на открытии.

4 Далее рукой С. А. Толстой вписан адрес Н. В. Давыдова.

263. В. Г. Черткову от сентября.

264. Лицам и учреждениям, приславшим поздравления ко дню восьмидесятилетия.

1908 г. Октября 5. Я. П.

Когда я, еще несколько месяцев назад, услыхал о намерениях моих друзей праздновать мое восьмидесятилетие, я печатно заявил о том, что очень бы желал, чтобы ничего этого не делали. Я надеялся, что мое заявление будет принято во внимание и никакого празднования не будет.

Но случилось то, чего я никак не ожидал, а именно: начиная с последних дней августа и до настоящего дня я получил и продолжаю получать с самых разных сторон такие лестные для меня приветствия, что чувствую необходимость выразить мою искреннюю благодарность всем тем лицам и учреждениям, которые так доброжелательно и ласково отнеслись ко мне.

Благодарю все университеты, городские думы, земские управы, различные учебные заведения, общества, союзы, группы лиц, клубы, товарищества, редакции газет и журналов, приславшие мне адреса и приветствия. Благодарю также всех моих239 240 друзей и знакомых, как в России, так и за границей, вспомнивших меня в этот день. Благодарю всех незнакомых мне людей, самых разнообразных общественных положений вплоть до заключенных в тюрьмах и каторгах, одинаково дружелюбно приветствовавших меня. Благодарю юношей, девушек и детей, приедавших мне свои поздравления. Благодарю и лиц духовного звания, — хотя и очень немногих, но приветствия которых тем более дороги для меня, — за их добрые пожелания.1 Благодарю также тех лиц, которые вместе с поздравлениями прислали мне тронувшие меня подарки.

Сердечно благодарю всех приветствовавших меня, и в особенности тех из них, которые (большинство обращавшихся ко мне) совершенно неожиданно для меня и к великой моей радости выражали в своих обращениях ко мне свое полное согласно не со мною, а с теми вечными истинами, которые я старался, как умел, выражать в моих писаниях. Среди этих лиц, что было мне особенно приятно, было больше всего крестьян и рабочих.

Извиняясь в том, что не имею возможности отвечать отдельно каждому учреждению и лицу, прошу принять это мое заявление как выражение моей искренней благодарности всем лицам, выразившим мне в эти дни свои добрые чувства, за доставленную ими мне радость.

Лев Толстой.

5 октября

1908 года.


Черновое.

1908 г. Сентября 8. Я. П.

Когда я еще слышал о намерениях некоторых людей праздновать мое 80-тилетие, я просил о том, чтобы этого не делали. Как мне ни неловко в моем положении теперь говорить это, так как слова мои могут легко быть отнесены к притворству скромности, я просил, главное, потому, что не чувствовал в себе заслуг, соотвествующих тем намерениям хвалить меня, о приготовлениях к которым я слышал. Совершенно искренно могу сказать, что всё это последнее время я надеялся, что поймут то, что и есть истина, что я не только не заслуживаю каких-либо240 241 особенных похвал, но представляю из себя одного из самых обыкновенных людей, бесполезно и дурно прожившего большую часть своей жизни, кое-как опомнившегося под старость,2 увидевшего свои ошибки и более или менее правдиво и понятно рассказавшего про них, поймут, что желание какого-то особенного восхваления меня есть только недоразумение. Но как бы то ни было,2 случилось обратное, и в эти последние дни, около 28 августа, я получил такое количество всякого рода выражений сочувствия, которого никак не ожидал, и — опять повторяю — совершенно искренно убежден, что не заслуживаю. Выражения этих чувств доставили мне одну из величайших радостей, испытанных мною в жизни. И потому считаю себя нравственно обязанным выразить хоть в малой степени, как сумею, мою благодарность всем тем людям, которые доставили мне эту радость.

Заявлений этих, самых разнообразных, с самых разных сторон, было очень много, и все они мне были — мало сказать: приятны, но дороги и радостны. Тут были выражения сочувствия от старых прежних товарищей моих по литературе, от всех друзей и знакомых, с которыми сводила меня судьба в продолжение моей длинной жизни; были, хотя и в очень малом количестве, но тем особенно дорогие мне выражения добрых чувств от духовных лиц; были от совершенно противоположных этим письма и обращения от заключенных в тюрьмах и каторге; были все-таки и самые дорогие мне, и самые многочисленные выражения сочувствия от крестьян и рабочих. Письма эти мне были особенно дороги и потому, что исходили от самого многочисленного и значительного по своей жизни, деятельности и духовному складу сословия людей; дороги особенно потому, что выражали не только сочувствие, но полное единство2 с моими религиозными убеждениями, происходящее не от случайного согласия со мной, но от очевидно одинакового стремления к познанию той единой религиозной истины, которая свойственна нашему времени и особенно близка, как я думаю, русскому народу.

Письма эти были самые разнообразные, с самых разных концов России, и все, очевидно, имели целью только одно: выражение согласия — не со мною, а с теми истинами, которые мною кое-как были намечены и выражены. Это была для меня большая радость, за которую я выражаю свою благодарность 241 242 не ту благодарность, которую из учтивости и приличия выражают в подобных случаях, но ту истинную благодарность, которую я не могу не чувствовать, за ту неожиданную и незаслуженную радость, которую я испытал в эти дни.

Благодарю и всех тех, которые писали мне, и тех милых людей, которые своими подарками, как петербургские официанты,3 приславшие мне в подарок прекрасный самовар с надписями, и рабочие и некоторые другие, которые меня особенно тронули.

Прошу простить меня за то, что я, несмотря на то, что очень желал бы этого, не могу отвечать отдельно многим и многим из обращавшихся ко мне, и прошу их принять мою искреннюю благодарность.

Перепечатывается с типографски отпечатанного экземпляра. Опубликовало 8 октября 1908 г. во многих газетах. Отдельно отпечатанные экземпляры письма рассылались некоторым лицам и учреждениям. Первая редакция, продиктованная H. Н. Гусеву, перепечатывается из Г, 1, стр. 193, где впервые опубликована (датируется по этой публикации). Письмо несколько раз переделывалось (главным образом, стилистические изменения). В ГМТ хранятся пять черновиков, написанных на машинке и собственноручно исправленных; несколько вставок сделано рукой В. Г. Черткова. Два черновика датированы: 12 сентября и 17 сентября 1908 г. Текст последнего почти полностью совпадает с текстом подлинника. Хотя после заявления Толстого об его отрицательном отношении к подготовительным работам по ознаменованию 80-летия со дня его рождения, официальное чествование было отменено (см. письмо № 60), однако количество полученных в юбилейные дни приветствии было огромно. 28 августа в Ясной Поляне никаких депутаций и посторонних лиц, зa исключением нескольких корреспондентов и фотографов, не было. В доме были только семейные и близкие друзья. Толстой, едва оправившийся от болезни, не выходил из дома и все время провел в кресле. Работал, как обычно. В этот день было получено шестьсот телеграмм и около ста писем. К 5 сентября было получено, несколько сот писем и две тысячи телеграмм, подписанных пятьюдесятью тысячами человек. Было много писем и телеграмм из-за границы, в том числе адрес английских писателей, подписанный Бернардом Шоу, Эдуардом Карпентером, Джорджем Мередитом и др., приветствие от Киплинга, Гауптмана и мн. др. И. И. Горбунов-Посадов и А. М. Хирьяков опубликовали сводки приветствий с пространными выдержками. См. «Речь» 1908, № 211; «Русские ведомости» и «Русское слово» 1908, «№№ 200 и 202; «Новая Русь» 1908, № 15. См. также т. 56, записи от 21 и 26 августа; Г, 1, стр. 188—195; А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», I, М. 1922, стр. 238—240, и П. И. Бирюков, «Биография Льва Николаевича Толстого», 4, М. — П. 1923, стр. 153—166. Библиографию см. в «Списке книг, статей, портретов и т. п., вышедших по случаю юбилея Л. Н. Толстого в 1908 г, изд. Главного управления по делам печати, Спб., без ук. года.242

243 1 См. Б, 4, стр. 165.

2 Возле этих мест пометы H. Н. Гусева, писавшего под диктовку: «Плачет».

3 Официанты петербургского театра-сада «Фарс» прислали самовар с выгравированными надписями и 66-ю подписями (хранится в ГМТ). В своем адресе официанты писали, что Толстой помог им из «человеков» стать людьми.

265. В. А. Молочникову.

1908 г. Октября 12. Я. П.

Получил, милый друг Владимир, вчера вашу статью о Бабидах.1 Прочел только предисловие, к[оторое] очень хорошо, и уверен, что всё хорошо. Нынче получил ваше письмо, и, как всегда, чтение его для меня было серьезной радостью. Пересылаю письмо Беленькому,2 а вы, если вам не скучно, пишите чаще. Я и пишу эту записку с корыстной целью: чтобы заманить вас писать почаще. Как хорош ваш рассказ про уголовного вора.3

Не могу ли чем-нибудь служить вам? Если бы вы чего-нибудь пожелали от меня, и я бы мог сделать, мне было бы очень приятно.

Пишите побольше и про себя, и про свое духовное и телесное состояние, и про семью. Ну, прощайте, братски целую вас.

Лучше ли вам в новой тюрьме?4

Л. Толстой.

12 окт. 1908.

Впервые опубликовано в ПТСО, № 189.

Ответ на письмо В. А. Молочникова от 7 октября 1908 г. с описанием жизни в тюрьме.

1 В. А. Молочников по поручению Толстого переделал (сократил) статью И. Ф. Наживина «Бабиды», помещенную в книге Наживина «Голоса народов». Работа не удалась и напечатана не была. О бабидах см. т. 73, письмо 126.

2 Самуил Моисеевич Белинький (а не Беленький, р. 1877) — друг В. А. Молочникова, разделявший религиозные взгляды Толстого. Живя у В. Г. Черткова, впоследствии стал помогать Толстому в переписке на машинке его текущей работы.

3 В. А. Молочников писал о своей беседе с вором-профессионалом, который был коридорным старостой в тюрьме.

4 В. А. Молочников по его просьбе был переведен в Старорусскую тюрьму в одиночную камеру.

243 244

* 266. М. А. Русакову.

1908 г. Октября 22. Я. П.

22 октября 08 г. Ясная Поляна.

Адрес, как я догадываюсь, лица названного Владимиром,1 посылаю. Считаю нужным указать вам на то, что не раз мне случалось видеться с людьми, приписывающими первенствующее значение земледельческому труду. Как ни справедливо то, что земледельческий труд есть самый честный и справедливый и радостный, — при тех условиях жизни, в которых мы живем, очень часто случается, что люди, посвятившие себя ему, не находят удовлетворения. Происходит это оттого, что земледельческий труд должен быть последствием религиозного мировоззрения, такого мировоззрения, при котором возможно осуществление религиозных требований всегда и везде. Только при: силе этих убеждений земледельческий труд, и при сложных, неправильных условиях, в которых невольно живут люди, занимающиеся им, может дать удовлетворение.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 350, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке. Продиктовано Н. Н. Гусеву, записавшему стенографически на конверте письма адресата.

Ответ на письмо Михаила Александровича Русакова (Вятка) от 16 октября 1908 г. с вопросом, где лучше поселиться для занятия сельским хозяйством. Просил сообщить фамилию «Владимира», описанного в статье А. Михайлова «В «толстовской» колонии» («Вестник Европы» 1908, 10).

1 Владимир Иванович Скороходов. См. письмо № 5.

267. В редакции газет.

1908 г. Октября 30. Я. П.

Письмо в редакцию.

Последнее время, года два или три, я всё в большем и большем количестве получаю письма, число которых доходит иногда до 15 в день, с просьбами о вспомоществовании, преимущественно денежном. А между тем я — последнее лицо, к которому можно обращаться с такими просьбами. Уже 18-ть лет тому назад я по отношению к собственности поставил себя в такое положение, как будто я умер, т. е. передал все, что считалось244 245 моим, тем, кому оно по закону должно было перейти после моей смерти. Отказался я в то же время и от всякого вознаграждения за всё то, что я мог писать и писал с того времени.

Так что, хорошо или дурно я поступил, я нахожусь в полной невозможности удовлетворять просьбам о денежной помощи, достигающим до 1000 и более рублей в день, а также и ходатайствам и просьбам о помещении на разные места и в разные учреждения, так как живу безвыездно в деревне и не имею сношений ни с какими деловыми людьми.1

Это-то мне. и хочется еще раз сделать известным как можно большему количеству лиц, для того, чтобы избавить их от тяжелого чувства тщетного ожидания, разочарования и осуждения.

Очень прошу все как столичные, так и провинциальные газеты перепечатать это мое письмо, за напечатание которого вперед приношу мою благодарность.

Лев Толстой.

Ясная Поляна

30 октября 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 327, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке (в дубликате подпись не восстановлена; воспроизводится нами по первой публикации). Отправлено из Ясной Поляны 4 ноября. Впервые опубликовано в «Биржевых ведомостях» 1908, № 10799 от 7 ноября; напечатано в «Русском слове» 1908, № 260 от 8 ноября; на другой день напечатано в «Русских ведомостях» и других газетах. В ГМТ хранится черновик письма, написанный рукой С. А. Толстой и собственноручно исправленный; внесены также исправления рукой H. Н. Гусева (стенографически). Окончательный текст черновика совпадает с текстом подлинника.

О просительных письмах Толстой написал первое письмо в редакции газет в сентябре 1907 г. (см. т. 77). Количество просительных писем не уменьшилось. И в 1908 г. после опубликования комментируемого письма, за ноябрь—декабрь было получено (сохранилось в архиве) восемьдесят два письма. Из них только в двадцати были указаны суммы, составившие 21 427 рублей. Было получено также несколько писем, осуждавших Толстого, а также письма грубо ругательные. Ни на одно из осудительных и ругательных писем Толстой не ответил. См. письмо № 287. Появилось несколько ругательных статей в черносотенной печати.

1 В черновике зачеркнуто: и представляю из себя лицо, менее всякого другого способное к этому, так как если это неправда, то я лгун и лицемер, к которому нельзя обращаться, и тем менее возможно, если то, о чем я заявляю — правда.

245 246

* 268. Г. П. Меньшенину.

1908 г. Ноября 3. Я. П.

Ясная Поляна. 3 ноября 1908.

Благодарю вас, Гавриил Прокопьевич, за полученный мною вчера ваш прекрасный подарок.

Лев Толстой.

Подлинник написан и датирован рукой H. Н. Гусева, подпись собственноручная.

О Гаврииле Прокофьевиче Меньшенине см. т. 70, стр. 225.

О каком подарке идет речь, редакции точно неизвестно. Как вспоминает H. Н. Гусев, Меньшенин прислал Толстому фрукты из своего сада. В архиве имеется только одно письмо Г. П. Меньшенина к Толстому за 1908 г. от 12 мая с поздравлением по случаю приближавшегося 80-летия со дня рождения Толстого.

* 269. С. П. Полтавскому.

1908 г. Ноября 5/18. Я. П.

Всегда важно было не количество знаний, а качество их. В наше же время, когда область знаний (и преимущественно пустых и не нужных) так расширилась, что человеку надо прожить 20 жизней для того, чтобы усвоить их все, в наше время стало особенно важно знать то, что нужно знать, а не то, что можно. В наше время все вероятия за то, что человек, предоставленный случайности, без указания того, что нужно и важно знать, предаваясь изучению наук, всю свою жизнь останется непросвещенным, невежественным человеком и, что хуже всего, тем, чем и бывает большинство людей нашего времени — при этом еще вполне довольным собою, самоуверенным человеком.

Так это и же может быть иначе, п[отому] ч[то] отсутствует для большинства людей нашего времени то одно, что может руководить людьми в избрании нужного из безграничного поля знания, — отсутствует разумное религиозное понимание жизни.

Лев Толстой.

18 нояб. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 328. Дата Толстого нового стиля. Основания датировки: соответствующая помета в копировальной книге, где письмо отпечатано среди писем от начала ноября.246

247 Ответ на письмо Семена Павловича Полтавского (адрес: о. Капри) от 20 августа н. ст. 1908 г. Полтавский предполагал создать в России музеи, в котором будут собраны материалы, «характеризующие человеческое искание истины», и он просил Толстого «посвятить несколько свободных минут написанию на отдельном листке в виде афоризма его взгляд на роль знания в общественной и личной жизни».

* 270. П. С. Анненкову.

1908 г. Ноября 6. Я. П.

Мысли ваши о бессмысленности и безнравственности наказания совершенно согласны с моими. Рассуждения же ваши о несвободе воли я не могу признать справедливыми. Наблюдая жизнь человеческую, нельзя признать свободу воли; сознавая же свою жизнь, нельзя не признать ее.

Какой из двух голосов вернее?

В первом случае я сужу во времени, во втором — вне времени (в момент настоящего). Время же есть только средство мышления.

Лев Толстой.

Основание датировки: помета H. Н. Гусева в копировальной книге № 8, л. 328, где письмо отпечатано среди писем от начала ноября.

Ответ на письмо Павла Семеновича Анненкова (Петербург) от 26 июля 1908 г., в котором он отрицал право наказания человека, так как действия человека обусловливаются внешними обстоятельствами, а не свободной волей.

* 271. П. А. Беловзорову.

1908 г. Ноября 6. Я. П.

Посылаю вам несколько моих книг, к[отор]ые, мож[ет] б[ыть], ответят на ваши вопросы.

На ваш же вопрос о внешней перемене жизни отвечу вам то, ч[то] истинное благо нашей жизни достигается одним: увеличением любви; увеличение же это достигается освобождением от страстей. Поставьте это себе главной, единственной целью, и тогда жизнь ваша, изменится ли она или нет внешним образом, станет такою, какою должна быть, и даст вам полное удовлетворение.

Любящий вас

Лев Толстой.247

248 Печатается по копировальной книге № 8, лл. 330—331. Основание датировки: помета H. Н. Гусева в копировальной книге, где письмо отпечатано среди писем от 6 ноября.

Ответ на письмо Петра Алексеевича Беловзорова, шестнадцатилетнего ученика Пензенской семинарии, от 26 июля 1908 г. (почт. шт.). Беловзоров писал о том, что, «поняв истину», он не может продолжать прежнюю жизнь. Стал было заниматься «садоводством, огородничеством и науками», но почувствовал, что единственный выход — соединиться с крестьянской массой. Просил совета. На конверте помета Толстого: Отвечать, хор[ошее] пись[мо].

272. З. М. Гагиной.

1908 г. Ноября 6. Я. П.

Спасибо вам, милая Зинаида (забыл отчество), за ваши письма и дневники. Радуюсь, читая их. Как верно то, ч[то] вы пишете в последнем о детях. Но, чтобы видеть и вызвать это в них, надо, как это вы с собой сделали, сохранить в себе это самое драгоценное детское.

Помогай вам бог в вас.

Любящий вас Л. Толстой.

Впервые опубликовано без указания даты и фамилии адресата с зашифрованным обращением в «Вестнике теософии» 1914, 12, стр. 89. Основание датировки: помета Н. Н. Гусева в копировальной книге № 8, л. 330, где письмо отпечатано среди писем от 6 ноября.

При письмах от 14 сентября и 1 ноября 1908 г. 3. М. Гагина прислала дневники своих школьных занятий. Эти и позднейшие ее дневники напечатаны в издании «Библиотеки свободного воспитания» под заглавием: Н. Б. Петрова, «Из дневника народной учительницы», М. 1915.

* 273. А. И. Косичу.

1908 г. Ноября 6. Я. П.

Очень приятно было получить ваше письмо, уважаемый Андрей Иванович. Хотя и с сожалением предполагая, что мы не сходимся во взгляде на государство, мне радостно было видеть, что мы согласны в главном, в том, ч[то] назначение человека — нравственное совершенствование, согласны и в единственном занимающем меня практическом и огромной важности вопросе — земельном. То, что вопрос этот решается самым нелепым, сложным способом, решение же его столь простое, радикальное и согласное с здравым смыслом и духом всего крестьянства,248 249 никем из государств[енных] людей, кроме вас, не затрагивается, служит для меня предметом постоянного удивления.

Дружески жму вам руку. Рад случаю возобновить общение.1

Лев Толстой.

6 ноября 1908.

Андрей Иванович Косич (Косыч, р. 1833) — генерал-от-инфантерии, участник Крымской войны. В 1905 г. назначен членом Государственного совета. Автор нескольких произведений: «Рущукский отряд», Киев, без ук. года, «Путевые заметки по Волыни в 1885 году», Киев, 1898.

Ответ на письмо А. И. Косича, в архиве не обнаруженное. Косич выражал сочувствие проекту Генри Джорджа об едином земельном налоге, говорил об этом проекте в правительственных сферах.

1 А. И. Косич напомнил Толстому, что они встречались в Севастополе во время Крымской войны (установлено по ЯЗ, запись 8 сентября).

* 274. В. А. Лебрену.

1908 г. Ноября 6. Я. П.

Спасибо вам, милый Лебрен, ч[то] написали, и такое хорошее письмо. Всегда с любовью думаю о вас. Вашим двум горям сочувствую. Лучше бы без них, но и с ними жить можно. Поправляет всё — вы знаете что: любовь настоящая и всегдашняя, в настоящем и не к избранным, а к тому, что одно во всех.

Поклон матушке.1 Наши вас помнят и любят. И я.

Л. Толстой.

6 нояб. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 334—335.

О Викторе Анатольевиче Лебрене (р. 1882) см. т. 72, стр. 251.

Ответ на письмо В. А. Лебрена от 22 октября 1908 г. с рассуждениями о низком нравственном уровне современной молодежи. В том же письме он сообщил о «двух грустных переменах» в своей жизни: о предстоящей женитьбе и об укрупнении его собственности — о покупке четырехсот десятин земли.

1 Луиза Лебрен.

275. NN (М-й).

1908 г. Ноября 6. Я. П.

Любезная [2]1

Отвечать на ваше письмо мне очень трудно и даже невозможно, если думать, что я могу указать вам наилучший образ249 250 действий, поступков, или очень легко и просто, но, боюсь, что вам покажется трудно и невозможно.

Все трудности, все горести, все сомнения, все разрешаются одним: самоотречением, т. е. отречением от своей телесной жизни и перенесением ее в жизнь духовную, в увеличении в себе любви, — той любви, к[отор]ая ищет награды в себе, в сознании соединения с богом — любовью, той любви, к[отор]ая любит не любящих, а ненавидящих. Не думайте, милая [2], что это слова. Попробуйте оживить в себе сознание бога любви, к[отор]ому, как богу, ничего не нужно, и в той мере, в к[отор]ой вы оживите в себе его, в той мере вы найдете успокоение и благо.

Мало этого. Если удастся вам сделать это, начать жить для души, и не успеете оглянуться, как и внешняя жизнь ваша изменится и перестанет быть тяжелою.

Любящий вас

Лев Толстой.

6 нояб.

1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 332—333. Впервые опубликовано в TT, 1, стр. 19—20.

Ответ на обширное (на десяти листах почтовой бумаги) письмо М-й от 21 июля 1908 г. Корреспондентка, «как на исповеди», писала о том, «чего никому на свете не говорила, тая в себе да выливая слезами в молитве». Она писала о тяжелых отношениях с мужем, который вел распутный образ жизни, третировал ее. В то же время она чувствовала, что нужна ему, «как воздух, как пища». Она спрашивала, что может улучшить их жизнь. На конверте помета Толстого: Прочесть и рассказать.

1 Имя и отчество выпущены редакцией.

* 276. Р. П. Сиксне.

1908 г. Ноября 6. Я. П.

Любезный брат,

Благодарю за извещение. Не скажу, что сожалею о вашем брате, сожалею о том, что не видал его и что не удостоился того, чего он. Такие жизни и смерти не пропадают даром. Ими живет мир.

Любящий вас

Лев Толстой.250

251 Печатается по копировальной книге № 8, л. 331. Основание датировки: помета H. H. Гусева в копировальной книге, где письмо отпечатано среди писем от 6 ноября.

Ответ на письмо Р. П. Сиксне от 19 июля 1908 г. с извещением о смерти его брата, Карла Сиксне, умершего от чахотки в тюремной больнице 20 июня 1908 г. См. о К. П. Сиксне, т. 76, стр. 140.

277. NN (Ч-му).

1908 г. Ноября 6. Я. П.

[2]1

Очень сожалею о том, ч[то] не мог ответить вам раньте. Ответить же вам мне хотелось и нужно то, что вы находитесь, как я думаю, под очень обычным и очень вредным суеверием о том, ч[то] влюбленность есть нечто близкое к любви и очень хорошее чувство, тогда как это и дурное и очень вредное, всегда мучительное по своим последствиям чувство. Можно предаваться ему, не признавая никакого религиозно-нравственного закона, но признание законности влюбления и любви как закона жизни, несовместимы. Любовь только тогда любовь, когда она самоотверженна, не ищет своего удовольствия. И такую любовь вы можете иметь к своей жене (а вовсе не притворство), и чувство это даст вам истинное благо; чувство же к той особе, если вы отдадитесь ему, наверное ничего, кроме принижения вашего нравственного уровня и вытекающих из это[го] страданий, не даст вам. Желаю вам истинного блага.

Лев Толстой.

6 ноября 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 334—335. Впервые опубликовано в TT, 1, стр. 20.

Ответ на письмо Ч-го от 2 октября 1908 г. Ч-й просил совета, как поступить при создавшихся условиях. Ему тридцать три года, женат девять лет, имеет двухлетнего сына, и он полюбил другую женщину. Он не хотел лгать перед женой, и они (он и эта девушка) навсегда расстались. Разлука не уменьшила любви, и он спрашивал Толстого: «Во имя чего мы должны жертвовать счастьем?.. Неужели это так надо?»

1 Имя и отчество выпущены редакцией.

251 252

* 278. В. Г. Андрееву.

1908 г. Ноября 7. Я. П.

Посылаю вам книги, к[отор]ые, думаю, ответят на ваш вопрос: как жить?

Если человек правильно ответит себе на вопрос, как жить? ответит на него так, как учил Христос и все мудрецы мира, что жизнь в том, чтобы подавлять в себе всё, что мешает любви, и увеличивать в себе любовь, тогда все вопросы о том, что делать в жизни, разрешатся сами собой самым лучшим образом.

Любящий вас Лев Толстой.

7 нояб. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 339.

Ответ на письмо Владимира Георгиевича Андреева (р. 1890) от 10 сентября 1908 г. Андреев писал о том, что он хочет следовать «учению» Толстого, но не знает, как это сделать. На конверте помета Толстого: Отве[чать], хор[ошее]. Комментируемое письмо адресовано на ст. Малкин Северо-Западной ж. д.

* 279. В. П. Большакову.

1908 г. Ноября 7. Я. П.

Василий Петрович,

Письмо ваше мне было очень приятно получить. То, что вы отказались от присяги, то, я думаю, вы сделали то, что должно сделать всякому человеку, если он уважает больше закон божеский, чем человеческий. То же, что земск[ий] начальник и священник не признают этого, то их надо за это жалеть, но никак не осуждать. Посылаю вам недавно составленную мною книгу,1 к[отор]ая в Москве запрещена. Может быть, она вам пригодится. Очень рад буду узнать о вас, как вы веруете.

Любящий вас брат

Лев Толстой.

7 нояб. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 340.

Василий Петрович Большаков (1870—1926) — крестьянин д. Сумы Ярославской губ., 17 августа 1908 г., вызванный в качестве свидетеля на суд к земскому начальнику третьего участка, отказался от присяги. О своем отказе Большаков известил Толстого письмом от 26 августа 1908 г. (почт. шт.).252

253 1 «Учение Христа, изложенное для детей», изд. «Посредник», М. 1908. Книга была запрещена в Москве в административном порядке московским генерал-губернатором.

280. Л. П. Моржаретто.

1908 г. Ноября 7. Я. П.

Леонид Павлович,

Добрая жизнь требует нравственного усилия. И у каждого человека есть те условия жизни, к[отор]ые требуют этого усилия. У каждого есть свои трудности. Для вас эти трудности в вашей — как вы говорите — семейной жизни. На нее-то и должно быть направлено ваше усилие, — усилие в том, чтобы любить, жалеть того, кто тяжел вам, не любит вас и не любезен вам. Вам задан этот урок, а вы хотите уйти от него. От души советую вам постараться видеть всё доброе, не видеть, забывать всё неприятное и в душе не осуждать... И если вы искренно будете стараться делать это, вы вместо тоски почувствуете большую радость. Советую вам это и желаю.

Лев Толстой.

Впервые опубликовано без обращения, под шифром NN в ТТ, 1, стр. 21. Основание датировки: помета Н. Н. Гусева в копировальной книге.

В письме из Уральска от 22 июля 1908 г. поручик Леонид Павлович Моржаретто спрашивал, как можно соблюдать заповедь и не покидать жены в тех случаях, «когда жена делает жизнь невозможной своим невыносимым характером, если на нее не действуют никакие советы, ни просьбы, ни услуги, словом она как пила тупая, которая все время пилит».

281. А. А. Овсянникову.

1908 г. Ноября 7. Я. П.

Был нездоров и очень занят, потому до сих пор не отвечал.

Жизнь человеческая есть только непрестанные усилия освобождения от телесных вожделений. В этих усилиях и благо жизни. Усилие всегда возможно, и всегда возможна победа духа над телом. Не достигает победы только тот, кто не верит в это. А для того, чтобы верить, надо знать, что в усилиях смысл жизни, и испытать. Очень желаю вам успеха и уверен, ч[то] вы его достигнете.

Лев Толстой.

7 нояб. 1908.253

254 Печатается по копировальной книге № 8, л. 337. Впервые опубликовано под шифром «О-ву» в TT, 1, стр. 21.

В письме из Самарской губ. от 4 октября 1908 г. (почт. шт.) земский фельдшер Александр Алексеевич Овсянников спрашивал, как ему бороться с морфинизмом. В ЯЗ 43 октября 1908 г. записан отзыв Толстого об этом письме: «От фельдшера-морфиниста — умное».

* 282. М. Ф. Соломахину.

1908 г. Ноября 7. Я. П.

Любезный брат Михаил Соломахин.1 Очень рад был получить ваше письмо и узнать из него, что для вас, как это и должно быть, важнее всего душа, а не мирские, бренные дела. Чем дальше живешь, тем яснее познаешь то, что истинное благо только то, что для души благо. А для души благо одно: увеличивать в себе любовь. А когда на это полагаешь все силы, то и все деда мирские сложатся так, как им нужно быть, чтобы не мешать приближению души к богу, т. е. к совершенству.

Помогай вам в этом бог, тот, какой живет во всех нас.

Любящий вас

Лев Толстой.

7 нояб. 1908.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 338.

Михаил Федорович Соломахин — зажиточный крестьянин, сектант-молоканин, во многом разделявший религиозные взгляды Толстого. Жил в Дебальцеве (Украина).

Ответ на письмо М. Ф. Соломахина от 18 октября 1908 г. с рассуждениями о богатстве и материальном достатке как препятствии к совершенствованию.

1 В письме Соломахина его отчество не указано.

283. О. М. Соломахину.

1908 г. Ноября 7. Я. П.

Я написал отцу вашему о том самом, о чем и вы пишете.

Человек не властен во внешних делах, а во внутренней, духовной жизни ему нет преград. Надо верить в это и жить так.

Л. Толстой.

7 ноября 1908.254

255 Перепечатывается из журнала «Вегетарианское обозрение» 1910, 9-10, стр. 1, где впервые опубликовано и факсимильно воспроизведено. Открытка. Дата проставлена рукой H. Н. Гусева.

Семен Михайлович Соломахин (р. 188?) — сын молоканина М. Ф. Соломахина. Сочувствовал взглядам Толстого. Неоднократно бывал в Ясной Поляне. В 1908 г. жил в Москве.

Ответ на письмо С. М. Соломахина от 25 сентября 1908 г., написанное по поводу того, что он продолжает «коснеть в мирской суете и его прелестях».

284. З. Г. Френкелю.

1908 г. Ноября 7. Я. П.

Пожалуйста, простите меня, уважаемый Захар...... за то, что не поблагодарил вас за ваше поздравление и хорошее, содержательное письмо. Старость и нездоровье отчасти оправдывают меня.

Поздравляю вас с освобождением и желаю вам всего хорошего.

Лев Толстой.

1908, 7 ноября.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 336. Впервые опубликовано в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 391.

Захар Григорьевич Френкель (р. 1868) — врач, общественный деятель Костромской губ., член первой Государственной думы (кадет). Автор ряда статей по земским вопросам. В 1908 г. отбывал в Костроме тюремное заключение (в одиночной камере) за подписание Выборгского воззвания (по случаю роспуска первой Государственной думы).

Ответ на письмо З. Г. Френкеля от 12 сентября 1908 г. Выйдя из тюрьмы, Френкель узнал, что написанная им 28 августа приветственная телеграмма отправлена Толстому не была. Он повторил свое поздравление и, кроме того, подробно описал, как в день юбилея Толстого в той тюрьме, в которой он сидел, был приведен в исполнение смертный приговор над рабочим. Толстой 18 сентября читал вслух это письмо (письмо опубликовано в «Литературном наследстве», № 37-38, стр. 389—391).

* 285. Полю Дежардену (Paul Desjardins).

1908 г. Ноября 9. Я. П.

Cher confrère,

Je vous suis très reconnaissant pour votre bonne lettre pleine d’appréciations que je sens ne pas avoir mérité. Je compatis de tout mon coeur à la douleur que vous avez éprouvée à la perte de votre enfant. Mais à mon âge la mort,255 256 sans parler de la mienne, me paraît n'être qu’une des conditions de notre existence tellement naturelle que quand même elle est prématurée, elle n’agit point sur moi comme elle agissait jadis: comme quelque chose d’exceptionel et de terrible. Notre vie entre deux éternités, dure-t-elle 100 ou 8 ans, n’est ni plus ni moins grande, et ses résultats pour celui qui meurt, comme pour ceux qui restent, sont les mêmes.

Excusez-moi du retard que j’ai mis à vous répondre. La cause en est dans les infirmités de ma vieillesse et quelques travaux, à la nécessité desquels ma vanité me fait croire.1 Je regrette fort que v[ou]s n’ayez pas suivi le conseil de Boyer2 et de Stahovitch. Cela aurait été pour moi plus qu’un plaisir.

Je v[ou]s serre cordialement la main.

Léon Tolstoy.


Дорогой собрат,

Очень благодарен вам за ваше доброе письмо, полное переоценки, которой, чувствую, я не заслужил.

От всего сердца соболезную вашему горю, которое вы испытали, потеряв своего ребенка. Но в моем возрасте смерть, не говоря уже о моей собственной смерти, кажется мне только одним из условий нашего существования, столь естественным, что, даже когда она бывает преждевременная, она уже не действует на меня, как действовала раньте: как что-то исключительное и ужасное. Наша жизнь между двумя вечностями, длится ли она 100 лет или 8 лет, ни более, ни менее велика, и последствия ее как для того, кто умирает, так и для тех, кто остается, — одни и те же.

Простите меня за запоздалый ответ; причина этого мое старческое недомогание и некоторые работы, которые имею смелость считать необходимыми.1 Очень жалею, что вы не последовали совету Буайе1 и Стаховича. Это было бы для меня больше чем удовольствие.

Сердечно жму вам руку.

Лев Толстой.


Черновое.

Очень благодарю за ваше доброе, полное незаслуженной (похвалы) переоценки письмо. Очень соболезную вашему горю и прошу простить меня за поздний ответ. Причина: и болезнь, и слабость, и занятия тем самым делом, к[оторое] вы осуждаете, — изложением с разных сторон важного в наше время вывода из христ[ианского] учения в его истинном смысле. Иногда мне приходят мысли о худо[жественном] писании, но я не могу отдаться им, во, 1-х, п[отому], ч[то] некогда, а во-2-х, призна[юсь] вам,256 257 что в мои года, стоя од[ной] н[огой] в гробу и постоянно созерцая то таинств[енное] au delа,3 к[оторое] тянет к себе, как-то совестно говорить иносказатель[но]: б[ыл] прекр[асный] день, Ив[ан] Ив[анович] гул[ял] по саду и т. п. Совестно.

Очень жалею, что вы не могли последовать сове[ту] Воуеr, Стаховича. Мне б[ыло] бы оч[ень] радостно поз[накомиться] с

Печатается по копировальной книге № 8, лл. 342—343. Написано рукой T. Л. Сухотиной, окончание письма и подпись собственноручные. Основания датировки: в копировальной книге письмо отпечатано перед письмом к И. Семенычеву от 9 ноября; дата подтверждается пометой на конверте письма адресата. В ГМТ хранятся два черновика: автограф, написанный по-русски, и перевод его на французский язык, написанный рукой T. Л. Сухотиной и собственноручно исправленный. Очевидно, Толстой написал письмо по-русски, перевела его T. Л. Сухотина.

Ответ на недатированное письмо Поля Дежардена от начала сентября 1908 г. (почт. шт.: «Тула, 6 сентября 1908»). Посылая свое поздравление с днем 80-летия, Поль Дежарден заметил, что у него нехватило «достаточной бодрости», чтобы последовать совету М. А. Стаховича и Поля Буайе и лично приветствовать Толстого в Ясной Поляне. Он писал о том, что личное горе (потеря сына, утонувшего около их дома) «повергло его в дряхлость». По поводу творчества Толстого Дежарден заявил, что в его художественных произведениях больше «объективной правды», нежели в его теоретических сочинениях.

1 Далее собственноручно.

2 О Поле Буайе см. т. 72, стр. 415.

3 [потустороннее,]

* 286. Д. Д. Кобеко.

1908 г. Ноября 9. Я. П.

Милостивый Государь

Дмитрий Дмитриевич,

Подательница сего, сестра убитого прошлое воскресение городовым рабочего, пришла просить моего ходатайства о помощи оставшимся после убитого вдове с семью малолетними детьми. Направляя ее к вам, я вполне уверен, что вы сделаете и без моего ходатайства всё, что должно и можно для несчастной семьи убитого.

С совершенным почтением готовый к услугам

Лев Толстой.

9 ноября 1908.257

258 Печатается по копировальной книге № 8, л. 351, куда вклеена машинописная копия. В ГМТ хранится черновик-автограф, текст которого имеет незначительные расхождения с подлинником.

Об этом деле дополнительных сведений редакция не имеет.

* 287. И. Семенычеву.

1908 г. Ноября 9. Я. П.

Люди всегда страдали и портили жизнь свою и других людей верой в ложь — суевериями. Самые обычные суеверия — религиозные. Люди узнали и большей частью знают их. Но есть еще суеверия научные и самое распространенное и зловредное суеверие, состоящее в заблуждении о том, что человек или люди могут устраивать и направлять по своим соображениям и всегда насилием жизнь других людей. Вы и люди, подобные вам, — им же имя легион — от Крапоткина и до Николая II полны этого суеверия. И потому ответ на ваш вопрос в том, что влиять на жизнь других людей вы можете, только улучшая свою жизнь. О том же, как будет влиять наша жизнь на жизнь мира, нам не дано знать. Мы знаем одно наверное, что насколько лучше будет наша жизнь, настолько благотворнее и сильнее будет ее влияние.

Только суеверные люди, как правители и революционеры и все политические деятели и руководители, могут воображать (так же, как церковники воображают рай и ад), что жизнь, к[отор]ую они портят, устроится так, как им хочется. Когда освободишься от этого суеверия, бывает смешно думать о наивности этой веры. Одно только ужасно, что все те ужасы, к[оторые] вы так верно описываете, произошли именно от этого ужасного и еще не сознаваемого людьми дикого суеверия. От этого же суеверия и нет того, что одно может руководить людьми в жизни: истинной веры, т. е. разумного понимания каждым человеком своего отношения к миру, ко Всему и выведенному из этого отношения руководства поведения. Суеверие заняло, как всегда, место веры. И потому мой ответ: прежде всего постараться освободиться от суеверия.

Любящий вас и желающий вам истинного блага

Лев Толстой.268

269 Печатается по копировальной книге № 8, лл. 344—345. Основание датировки: помета на конверте письма адресата.

Ответ на письмо сосланного в Кемь анархиста Ивана Семенычева (р. 1888) от 16 октября 1908 г. Описывая ужасы современной жизни, Семенычев спрашивал, как найти правильный путь для борьбы «со злом настоящего времени». Интересовался отношением Толстого к анархистам П. А. Кропоткину и Элизе Реклю.

288. Е. И. Попову.

1908 г. Начало ноября. Я. П.

Милый Евг[ений] Ив[анович], Оч[ень], оч[ень] радостно было получить ваше письмо. По старческой слабости своей прослезился, читая его.

Л. Толстой.

Впервые опубликовано под датой: «зима 1908—1909 гг.» в «Толстовском ежегоднике 1913 года», Спб. 1914, стр. 148. Датируется по письму Е. И. Попова от 5 ноября 1908 г.

Ответ на обширное письмо Е. И. Попова от 5 ноября 1908 г. с описанием его занятий с детьми, его религиозных исканий и сомнений (до последних дней жизни Толстого это письмо находилось на его письменном столе).

* 289. С. А. Энгельгардту. Неотправленное.

1908 г. Ноября 12. Я. П.

Сергей Александрович,

Вопрос ваш поставлен так ясно и определенно, что мне хочется так же ясно и определенно ответить на него.

Отвечаю на второй вопрос: не вызван ли был мой поступок передачи имущества семейным желанием избавиться от невыгод собственности, удержав ее выгоды? Ответ на этот вопрос отвечает я на первый: не обманываю ли я себя, воображая, что, поступив дурно, поступаю хорошо?

Вы пишете: «согласитесь со мной, что если бы вы передали свое имущество беднякам, то вы были бы теперь лишены не только отрицательной, но и положительной стороны вашего капитала».259

260 Во-1-х, не говоря о трудности раздачи беднякам (каким? почему этим, а не тем?) имущества, вы забываете о том, что такая раздача должна была вызвать самые тяжелые, даже враждебные чувства ко мне 8 человек семейных, не разделяющих моих взглядов на собственность, воспитанных в довольстве, даже роскоши и, с полным на это правом, рассчитывающих на получение после моей всякую минуту и во всяком случае скоро могущей наступить смерти свою долю наследства. Это во-1-х; во-2-х, раздав то, что тогда составляло мое имущество, я не лишал себя ни положительной, ни отрицательной стороны своего капитала, т. е. собственности. Раздав имущество, я мог удержать за собой право на вознаграждение за будущие литерат[урные] работы. А эти работы с того времени, как я отказался от вознаграждения и до теперешнего1 во всяком случае давали бы мне возможность жить вне нужды и независимо от семьи. Потребности мои настолько ограничены, что, если бы я и не мог сам зарабатывать средства существования, друзья мои всегда дали бы мне возможность прожить вне нужды оставшиеся года жизни, и потому жизнь моя с семьею никак не обусловлена моим желанием пользоваться теми скорее тяжелыми, чем желательными для меня условиями жизни, в смысле роскоши ее, в к[отор]ых я живу.

Так что решение мое поступить 18 лет тому назад по отношению моего имущества так, как будто я умер, решение, стоившее мне тогда тяжелой борьбы, никак не могло произойти от желания, обманув себя и людей, избавиться от невыгод обладания собственностью, удержав все ее выгоды, а от других более сложных причин, в справедливости признания которых судьею может быть только моя совесть.

Лев Толстой.

12 ноября 1908.

В ГМТ хранится черновик-автограф, имеющий незначительные стилистические расхождения с подлинником.

Ответ на письмо Сергея Александровича Энгельгардта (Москва) от 9 ноября 1908 г., вызванное опубликованием в газетах письма Толстого о просительных письмах (см. письмо № 267).

1 В черновике: могли бы принести мне сотни тысяч.

Толстой отдал письмо Н. Н. Гусеву для отправки на почту, но вечером, когда оно уже было запечатано, сказал, чтобы не досылали. См. Г, 1, стр. 215.

260 261

290. Н. В. Давыдову.

1908 г. Ноября 13. Я. П.

Очень рад бы был исполнить ваше желание, милый Николай Васильевич, но такого художественного писания, какое, вероятно, желательно для Общества и хоть немного годного, у меня нет. Нехудожественные же у меня есть две, даже три вещи, к[отор]ые теперь печатаются. Но эти, вероятно, не годятся и по содержанию и по нецензурности. По правде скажу вам, что при моем серьезном отношении к своей жизни, думая «о душе», как говорят мужики, мне кажется таким странным существование таких Обществ и заботы о нем (зачем? кому они нужны?), что мне жалко отказать вам, но нисколько не жаль, что не содействую существованию Общества.1 Буду в приятной надежде увидать вас на рожестве. Тогда поговорим. А пока дружески жму руку.

Лев Толстой.

13 ноября 1908.

Впервые опубликовано в ТП, 2, стр. 61—62.

Ответ на письмо Н. В. Давыдова от 9 ноября 1908 г. с просьбой предоставить отрывок из неизданного произведения для прочтения на заседании Общества любителей российской словесности, посвященном Толстому.

1 Решение свое Толстой изменил. Он послал в распоряжение Н. В. Давыдова притчу о добром человеке, устроившем даровой постоялый двор. См. т. 37.

Заседание Общества любителей российской словесности состоялось в богословской аудитории Московского университета 5 декабря 1908 г. Принимали участие П. Н. Сакулин, А. И. Южин-Сумбатов, С. Т. Семенов и др. На этом заседании была прочтена присланная Толстым притча.

* 291. А. Календро.

1908 г. Ноября 15. Я. П.

15 ноября 1908 года. Ясная Поляна.

Книги я вам и посылал в полную собственность и потому возвращаю вам марки.1

На ваши вопросы мои ответы следующие. Христос не мог относиться презрительно к земледелию, так как то, что он проповедывал, было общее учение о жизни и не могло касаться отдельных261 262 ее проявлений. И потому несправедливо мнение, которое вы вывели из книги Бондарева о том, что Христос будто бы считал главной заслугой перед богом проповедь евангельского учения.

О том, что вам сказал католический священник, что я будто бы возвратился в православие, я могу только сожалеть о том, кто выдумал и считает нужным распространять такую неправду.

Насчет поездки в Канаду не советую вам, потому что считаю, что исполнять требования души, следовательно и бога, мы можем везде и во всяких условиях, так как главное и единственное дело жизни есть нравственное совершенствование, освобождение себя от телесных страстей, вообще от требований тела. А это можно делать везде и при всех условиях.

Очень рад получить сведения о вас; чем больше будете писать, тем мне будет приятнее.

Печатается по копировальной книге № 8, л. 352, куда вклеен дубликат подлинника, написанного и датированного на машинке.

Ответ на письмо Андрея Календро от 11 ноября 1908 г. (содержание его ясно по письму Толстого).

1 Посланная Толстым в конце марта книга «Царство божие внутри вас» очень понравилась Календро, и он просил позволения оставить ее у себя. Стоимость прислал почтовыми марками.

Писал ли еще А. Календро Толстому, редакции неизвестно.

292. Альберту Шкарвану (Albert Škarvan).

1908 г. Ноября 15. Я. П.

Сейчас прочел ваше письмо, милый Шкарван, и хочется откликнуться, сказать вам, ч[то] всегда вас любил и люблю. Очень радуюсь на ваше бодрое и доброе душевное состояние. О том духовном движении, к[оторое] совершается в мире, думаю и верю в него, но никак и в самой малой доле не приписываю его себе. Целую вас и ваших семейных. Желал бы знать их.

Лев Толстой.

15 ноября.

Печатается по фотокопия о автографа, хранящегося в библиотеке Национального музея в Праге. Впервые опубликовано в «Летописях» 2, стр. 196.262

263 В письме от 23 ноября н. ст. 1908 г. Шкарван сообщал о наблюдаемом им успехе религиозных произведении Толстого