Лев Николаевич
Толстой

Полное собрание сочинений. Том 58



Дневники и Записные книжки
1910


Государственное издательство

«Художественная литература»

Москва — Ленинград

1934


Электронное издание осуществлено

компаниями ABBYY и WEXLER

в рамках краудсорсингового проекта

«Весь Толстой в один клик»


Организаторы проекта:

Государственный музей Л. Н. Толстого

Музей-усадьба «Ясная Поляна»

Компания ABBYY


Подготовлено на основе электронной копии 58-го тома

Полного собрания сочинений Л. Н. Толстого, предоставленной
Российской государственной библиотекой


Электронное издание

90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого

доступно на портале

www.tolstoy.ru


Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, напишите нам

report@tolstoy.ru

Предисловие к электронному изданию

Настоящее издание представляет собой электронную версию 90-томного собрания сочинений Льва Николаевича Толстого, вышедшего в свет в 1928—1958 гг. Это уникальное академическое издание, самое полное собрание наследия Л. Н. Толстого, давно стало библиографической редкостью. В 2006 году музей-усадьба «Ясная Поляна» в сотрудничестве с Российской государственной библиотекой и при поддержке фонда Э. Меллона и координации Британского совета осуществили сканирование всех 90 томов издания. Однако для того чтобы пользоваться всеми преимуществами электронной версии (чтение на современных устройствах, возможность работы с текстом), предстояло еще распознать более 46 000 страниц. Для этого Государственный музей Л. Н. Толстого, музей-усадьба «Ясная Поляна» вместе с партнером – компанией ABBYY, открыли проект «Весь Толстой в один клик». На сайте readingtolstoy.ru к проекту присоединились более трех тысяч волонтеров, которые с помощью программы ABBYY FineReader распознавали текст и исправляли ошибки. Буквально за десять дней прошел первый этап сверки, еще за два месяца – второй. После третьего этапа корректуры тома и отдельные произведения публикуются в электронном виде на сайте tolstoy.ru.

В издании сохраняется орфография и пунктуация печатной версии 90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого.


Руководитель проекта «Весь Толстой в один клик»

Фекла Толстая




Перепечатка разрешается безвозмездно.

Reproduction libre pour tous tes pays.

ДНЕВНИКИ и ЗАПИСНЫЕ КНИЖКИ

1910






РЕДАКТОР
Н. С. РОДИОНОВ

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЬМОМУ ТОМУ.

В пятьдесят восьмой том — последний из серии Дневников — входят: Дневник, «Дневник для одного себя» и Записные книжки за 1910 — последний год жизни Толстого,

Дневник начинается записью от 2 января, в которой Толстой записывает о дне 31 декабря 1909 г.; кончается записью 3 ноября 1910 г. в Астапове, за три с половиной дня до смерти. Запись эта, являющаяся последними в жизни словами, написанными рукой Толстого, воспроизводится факсимильно.

В Дневник Толстого входят записи, касающиеся многих фактов из его повседневной жизни и вопросов, обративших его внимание за истекший день, в редких случаях за несколько дней. Отмечаются им в дневниковых записях: многочисленные посещения его разными лицами — родственниками, друзьями, знакомыми, совершенно посторонними посетителями и просителями, разговоры, прочитанные книги, впечатления от них, письма, им полученные и ответы на них, почти ежедневные верховые поездки (закончившиеся 27 октября, накануне ухода), состояние здоровья, отношение к семейным — жене и детям и, наконец, мысли, которые в большинстве случаев переписывались в Дневник из Записных книжек, преимущественно им самим и в редких случаях по его поручению A. Л. Толстой, В. Г. Чертковым и В. Ф. Булгаковым,

Есть целый ряд мыслей, записанных Толстым под разными датами, которые, занимали его на протяжении почти всегоVII VIII последнего года его жизни. Таковы мысли: о своем привилегированном положении, о сознании своего «я», об ограничении временем и пространством, о любви, о боге, о молитве, о жизни, о смерти, о самоубийстве, о сумасшествии, о науке и образовании и др. Для того чтобы читателю легче было найти эти мысли в данном томе и проследить, что думал и чувствовал Толстой в последний год, вернее месяцы своей жизни, — мысли эти сведены вместе путем ссылочных примечаний в комментариях.

В дневниковых записях Толстого есть немало записей, относящихся к замыслам новых художественных произведений. Сводка этих неосуществленных художественных замыслов помещена в конце тома.

Толстой вел свой Дневник в Ясной поляне, в Кочетах, Отрадном, Оптиной пустыни, Шамардине и Астапове. В Кочетах — имении Сухотиных — Толстой в 1910 г. был дважды: с 2 до 20 мая и с 15 августа до 22 сентября. В Отрадное к Чертковым Толстой ездил 12 июня и возвратился в Ясную поляну 23 июня. Кроме того, 28 июня Толстой ездил на один день в имение Никольское-Вяземское к своему старшему сыну Сергею Львовичу Толстому. Записи после ухода из Ясной поляны от 28 октября по 3 ноября занесены в Дневник в Оптиной пустыни, Шамардине и Астапове.

Кроме большого Дневника, Толстой, начиная с 29 июля вел еще «Дневник для одного себя», который никому не давал читать. В этот маленький Дневник он заносил свои мысли и переживания, главным образом, касающиеся семейной жизни: об отношении к жене, к сыновьям, дочерям и другим лицам, которые находились с ним в соприкосновении. Записи в «Дневнике для одного себя», впервые полностью публикуемые, проливают яркий свет на душевное состояние Толстого в последние месяцы его жизни и являются самыми достоверными данными, объясняющими причины его ухода. По записям этим видно, как постепенно росло и крепло намерение Толстого покинуть свой дом и тем самым: с одной стороны, прекратитьVIII IX тот мучительный разлад в своей семейной жизни, который день ото дня проявлялся все острее и острее, и, с другой стороны, наконец, порвать с теми условиями своей барской жизни, которые мучили его на протяжении целого тридцатилетия.

«Дневник для одного себя» с 29 июля по 22 сентября 1910 г., записанный в отдельной книжке, печатается по подлиннику хранящемуся в АТБ. По последнем приезде Толстого из Кочетов в Ясную поляну, 29 сентября, эта тетрадь Дневника была им утеряна и, очевидно, 12 октября была найдена и прочитана С. А. Толстою, причем ею было вымарано одно место, повидимому, в пять слов и, кроме того, ею были вписаны в подлинник собственные комментарии к этому Дневнику.

Записи в «Дневнике для одного себя», начиная от 24 сентября и кончая 2 октября, публикуются по подлиннику, написанному на трех вынимающихся листках Записной книжки. Наконец, записи от 5 по 31 октября воспроизводятся по машинописной копии, имеющейся в архиве Т. Л. Сухотиной, хранящейся в Рукописном отделении Государственного Толстовского музея. Записи эти также были произведены на вынимающихся листках Записной книжки и 3 ноября были переданы Толстым в Астапове находящимся при нем А. Л. Толстой и В. Г. Черткову. Где подлинники этих документов сейчас, в точности не установлено. Записи в «Дневнике для одного себя» сделаны Толстым все собственноручно, за исключением последней, 31 октября, о боге, которую он, смертельно» заболевший, продиктовал в Астапове своей дочери А. Л. Толстой.

Бòльшая часть Записных книжек печатается по подлинникам, хранящимся в ATM, и все публикуются впервые. Их всего сохранилось семь; кроме того сохранились подлинники отдельных листков и списки, сделанные рукой С. А. Толстой. Судя по датам и по записям мыслей, выписанных из них в Дневник, были еще Записные книжки, которые не дошли до нас. Записные книжки вместе с листками воспроизводятся в приблизительном хронологическом порядкеIX X приблизительном потому, что сам Толстой, за немногими исключениями, их не датировал; нам же самим безошибочно датировать их точным, днем в большинстве случаев невозможно. Обоснованием датировки Записных книжек чаще всего служит Дневник, куда заносились мысли под определенными датами, иногда в тот же день, а иногда спустя несколько дней, и письма. Толстой одновременно вел несколько Записных книжек и брал для записей без определенного порядка то одну, то другую, находившуюся ближе. Записи в них воспроизводятся в том порядке, как их делал Толстой.

В Записные книжки, которые всегда были у него под рукой, Толстой заносил: приходившие ему в голову мысли по разным вопросам, свои наблюдения над народной жизнью, подмеченные им слова и выражения; в них же он записывал иногда наброски произведений — художественных, философских и публицистических.

Главнейшими источниками для составления примечаний к Дневникам и Записным книжкам 1910 г. послужили следующие материалы: а) опубликованные: Дневник секретаря Л. Н. Толстого В. Ф. Булгакова: «Лев Толстой в последний год его жизни», изд. третье, «Задруга» М. 1920, сокращенно называемый в примечаниях: «Дневник В. Ф. Булгакова»; его же «Трагедия Льва Толстого», изд. «Прибой», Л. 1928; А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого (Записи за пятнадцать лет)», 2, „Центральное товарищество «Кооперативное издательство»“, М. — Лгр. 1923 — в примечаниях сокращенно называется «Записи А. Б. Гольденвейзера, 2» или «Вблизи Толстого»; A. Л. Толстая «Об уходе и смерти Л. Н. Толстого» — сборник «Толстой. Памятники творчества и жизни» 4, стр. 131—184; B. Чертков, «О последних днях Л. Н. Толстого» изд. «Т-во И. Д. Сытина», М. 1911; В. Г. Чертков, «Уход Толстого» изд. „Центральное товарищество «Кооперативное издательство»“ и «Голос Толстого» М. 1922; б) приготовленные к печати: Письма Толстого за 1910 г. — томы Юбилейного издания 81 и 82; в) неопубликованные материалы; «ЯснополянскиеX XI записки» Д. П. Маковицкого за 1910 г., предоставленные редактору H. Н. Гусевым — сокращенно именуются в примечаниях: «Записки»; Записки в форме дневника В. М. Феокритовой, предоставленные ею редакции; «Ежедневник» С. А. Толстой за 1910 г., предоставленный С. Л. Толстым, и переписка Толстого с В. Г. Чертковым, хранящаяся в AЧ. Кроме того, материалом для составления примечаний служили: газеты и журналы, в большинстве случаев за 1910 г., воспоминания лиц, бывших у Толстого в 1910 г., как напечатанные, так и любезно сообщенные редактору в виде частных писем. Существенные материалы для комментария сообщили редактору В. Г. Чертков, Н. Н. Гусев, рецензировавший этот том, А. П. Сергеенко, С. Л. Толстой, К. С. Шохор-Троцкий и М. П. Глинко. Большую работу по предварительному разбору Записных книжек произвели O. A. Писемская и О. К. Толстая.

Н. Родионов.

————

XI XII

РЕДАКЦИОННЫЕ ПОЯСНЕНИЯ.

При воспроизведении текста Дневников и Записных книжек Толстого соблюдаются следующие правила.

Текст автографа воспроизводится с соблюдением всех особенностей правописания, которое не унифицируется, т. е. в случаях различного написания одного и того же слова все эти различия воспроизводятся (наприм., «этаго» и «этого»).

Слова, не написанные явно по рассеянности, дополняются в прямых скобках.

Ударение над о в местоимении что, которое ставится редакцией, в сноске не оговаривается.

Неполно написанные конечные буквы (наприм., крючок вниз вместо конечного «ъ» или конечных букв «ся» или «тся» в глагольных формах) воспроизводятся полностью без каких-либо обозначений и оговорок.

Условные сокращения (т. н. «абревиатуры») типа «к-ый», вместо «который», раскрываются, причем дополняемые буквы ставятся в прямых скобках: «к[отор]ый».

Слова, написанные неполностью, воспроизводятся полностью, причем дополняемые буквы ставятся в прямых скобках: т. к. — т[акъ] к[акъ]; б. — б[ылъ].

Не дополняются: а) общепринятые сокращения: и т. п., и пр. и др., т. е.; б) любые слова, написанные Толстым сокращенно, если «развертывание» их резко искажает характер записи Толстого, ее лаконический, условный стиль.

Условное сокращение тремя буквами Е. б. ж., — обозначающее: Е[сли] б[уду] ж[ив], которое Толстой часто ставил, оканчивая запись за данный день, сейчас же после даты следующего дня, — в тексте не раскрывается.XIII

XIV Слитное написание слов, объясняемое лишь тем, что слова для экономии времени и сил писались без отрыва пера от бумаги, не воспроизводится.

Описки (пропуски и перестановки букв, замены одной буквы другой) не воспроизводятся и не оговариваются в примечаниях, кроме тех случаев, когда редактор сомневается, является ли данное написание опиской.

Слова, написанные явно по рассеянности дважды, воспроизводятся один раз, но это оговаривается в примечаниях.

После слов, в чтении которых редактор сомневается, ставится знак вопроса в прямых скобках: [?].

В случаях колебания между двумя чтениями в примечаниях дается другое возможное чтение.

На месте не поддающихся прочтению слов ставится: [1 неразобр.] или [2 неразо6р.], где цыфры обозначают количество неразобранных слов.

В случаях написания слов или отдельных букв поверх написанного или над написанным (и зачеркнутым) обычно воспроизводятся вторые написания без оговорок, и лишь в исключительных случаях делаются оговорки в примечаниях.

Из зачеркнутого — как слова, так и буквы начатого и сейчас же оставленного слова — воспроизводится в примечаниях лишь то, что найдет нужным воспроизводить редактор, причем знак сноски ставится при слове, после которого стоит зачеркнутое.

Незачеркнутое явно по рассеянности (или зачеркнутое сухим пером) рассматривается как зачеркнутое и не оговаривается.

Зачеркнутое явно по рассеянности воспроизводится как незачеркнутое, но с оговоркой в примечаниях.

Написанное в скобках воспроизводится в круглых скобках.

Подчеркнутое воспроизводится курсивом. Дважды подчеркнутое — курсивом с оговоркой в примечаниях.

При публикации не автографа, а подлинника, написанного рукой переписчика или на машинке, особенности написания этого подлинника не воспроизводятся, за исключением тех случаев, когда точно известно, что эти особенности скопированы с черновика — автографа (наприм., поставленное переписчиком обращение «Вы» заменяется характерным для Толстого «вы»). Соблюдается это и в тех случаях, когда Дневники печатаются по машинописной копии. В тех случаях, когда вXIV XV подлиннике, переписанном с автографа, особенности написания автографа не сохранены, особенности эти не воспроизводятся.

В отношении пунктуации: 1) воспроизводятся все точки, знаки восклицательные и вопросительные, тире, двоеточия и многоточия, кроме случаев явно ошибочного написания; 2) из запятых воспроизводятся лишь поставленные согласно с общепринятой пунктуацией; 3) ставятся все знаки (кроме восклицательного) в тех местах, где они отсутствуют с точки зрения общепринятой пунктуации, причем отсутствующие тире, двоеточия, кавычки и точки ставятся в самых редких случаях. При воспроизведении многоточий Толстого ставится столько же точек, сколько стоит их у Толстого.

Воспроизводятся все абзацы. Делаются отсутствующие абзацы в тех местах, где начинается разительно отличный по теме и характеру от предыдущего текст, причем каждый раз делается оговорка в примечании: Абзац редактора. Знак сноски ставится перед первым словом сделанного редактором абзаца.

Рисунки и чертежи, имеющиеся в тексте, воспроизводятся факсимильно.

В примечаниях, кроме указанных в предисловии, приняты следующие сокращения:

АТБ — Архив Л. Н. Толстого в Публичной библиотеке СССР имени В. И. Ленина (Москва).

ATM — Архив Л. Н. Толстого в Государственном Толстовском музее (Москва).

AЧ — Архив В. Г. Черткова (Москва).

Б,4 — П. И. Бирюков, «Биография Льва Николаевича Толстого», 4, «Государственное издательство». М. — Лгр. 1923.

ГТМ — Государственный Толстовский музей (Москва).

ТЕ 1911, 1912, 1913 — Толстовский ежегодник 1911, 1912 и 1913 гг.

ТПТ 1, 2, 3, 4 — Толстой. Памятники творчества и жизни 1 — изд. «Огни», Пгр. 1917; 2 — изд. «Задруга», М. 1920; 3 — изд. «Кооперативное т-во изучения и распространения творений Л. Н. Толстого», М. 1923; 4 — изд. «Кооперативное т-во изучения и распространения творений Л. Н. Толстого», М. 1923.

ТТ 1, 2, 3, 4 — Толстой и о Толстом. Новые материалы, изд. Толстовского музея, 1 — М. 1924, 2 — М. 1926, 3 — М. 1927, 4 — М. 1928.

XV XVI


Л. Н. ТОЛСТОЙ

1910 г.

Фотография В. Г. Черткова

ДНЕВНИК

[2 января. Я. П.] Пропустилъ два дни. Нынче 2-е 1910.

Вчера все, какъ обыкновенно. Опять поправлялъ Сонъ. Уѣхали Ландовск[и]. Ѣздилъ верхомъ. Былъ у М[арьи] А[лександровны] и Буланже. Не переставая стыдно за свою жизнь. Въ смыслѣ воздержанія отъ недобрыхъ чувствъ хоть немного двигаюсь.

Димочка пріѣхалъ проститься. Длинное дѣловое письмо отъ Ч[ерткова]. Не успѣлъ отвѣтить. Вечеромъ разговоръ о зем[лѣ] съ Сер[ежей]. У всѣхъ у нихъ свои теоріи. Игралъ съ милымъ Адамычемъ въ шахм[аты] и карты.

[1]Третьяго дня, 31. Утромъ, кажется, что то поправлялъ. Ѣздилъ въ волостн[ое] правленіе. Народъ негодуетъ. Ландовски нѣсколько тяжелы, но онъ понравился мнѣ. Пріѣх[алъ] вечеромъ Олсуфьевъ. Встрѣ[ча] новаго года съ безумной роскошью мучитель[на] и сама собой, и своимъ участіемъ.

2-е Я. 1910. Ходилъ по прекрасной погодѣ. Привезли больную жалкую женщи[ну] послѣ родовъ. Дѣти, голодъ. Охъ, тяжело. Сажусь за письма и кофе. Пріѣхалъ Франц[узъ] Marchand. Говор[илъ] съ нимъ горячо, отвѣчая на вопросы. Поправля[лъ] Сонъ. Ѣздилъ верхомъ съ Душаномъ. Обычный вечеръ и фр[анцузъ].

3 Я. 1910. Здоровъ. Интересн[ыя], хорошія письма. Поправлялъ Народн[ую] бѣдноту и Сонъ. Письма. Ѣздилъ съ Олс[уфьевымъ] верхомъ. Онъ православный изъ приличія, и потому съ горячност[ью] защищаетъ. Да, если религія не на 1-мъ мѣстѣ, она на послѣднемъ. Отстаиваютъ горячо только неподвижную, т. е. религію довѣрія.

Вечеръ ничего особеннаго. Скучно.

4 Ян. Грустно, тоскливо, но добродушно. Хочется плакать. Молюсь. Опять поправлялъ Сонъ. Не знаю, хорошо ли, но3 4 нужно. Письма, отвѣчалъ мало. Ѣздилъ верхомъ одинъ. Оч[ень] грустно. Оч[ень] чужды окружающіе. Думалъ объ отношеніяхъ къ людямъ нашего міра, нерелигіознымъ. Въ родѣ какъ къ животнымъ. Любить, жалѣть, но не входить въ духовное общеніе. Такое общеніе вызываетъ недобрыя чувства. Они не понимаютъ и съ своимъ непониманіемъ и самоувѣренностью, употребляя разумъ на затемненіе истины, оспаривая истину и добро, завлекаютъ въ недобрыя чувства.

Не умѣю сказать, но чувствую, что нужно выработать въ себѣ особенное отношеніе къ этимъ людямъ, чтобы не нарушать любовь къ нимъ.

Иду обѣдать. Г[оспо]ди, помоги мнѣ быть съ Тобой, не переставая сознавать себя только твоимъ работникомъ.

Вечеромъ Сер[ежа] хорошо разсказывалъ про переселеніе Духоб[оровъ]. Опять ряженые и пляска. Читалъ пустяки, игралъ въ карты. Написалъ отвѣты на вопросы Соловова.

5 Ян. Рано проснулся. Ходилъ по саду. Все тяжелѣе и тяжелѣе становится видѣть рабовъ, работающихъ на нашу семью. Старался помнить молитву при общеніи съ людьми. Пріѣхали милые Николаевъ и Абрикосовъ, и я оч[ень] радъ имъ. Поговорилъ съ Ник[олаевымъ]. Абрикос[овъ] полонъ духовн[ой] жизни. Получилъ много писемъ. Писалъ отвѣты Шмиту и Магометанину изъ Самары. Больше ничего не дѣлалъ. Все грустно.

Иду обѣдать. Вечеромъ читалъ Сонъ всему обществу. Много возраженій. Но я думаю, что хорошо. Винтъ, и все грустно и стыдно.

6 Ян. Много писемъ, мало интересныхъ. Пріѣхалъ кинематографъ. Немного поправилъ Сонъ и Бѣдноту и рѣш[илъ] послать Ч[ерткову], какъ есть. Вообще надо перестать и писать и заботиться о писанномъ. Вчера б[ылъ] Еврей, требовавшій изложеніе, сжатое смысла жизни. Все, что я ему говорилъ — не то, все это субъективно, нужно объективно, на основаніи «эволюціи». Удивительна глупость, тупоуміе, вкусившихъ учености.

Ничего не записалъ. Все такъ же, еще больше, чѣмъ вчера, стыдно и грустно. Ѣздилъ съ Душ[аномъ] верхомъ. Саша нагрешила съ С[оней]. Иду обѣдать.4

5 Вечеромъ скучный кинематографъ. Винтъ.

7 Ян. Душевное состояніе немного лучше. Нѣтъ безпомощной тоски, есть только не перестающій стыдъ передъ народомъ. Неужели такъ и кончу жизнь въ этомъ постыдномъ состояніи? Г[оспо]ди, помоги мнѣ, знаю, чтò во мнѣ; во мнѣ и помоги мнѣ. Поздно всталъ. Пошелъ навстрѣчу санямъ съ Козлов[ки]. Кинематогр[афщики] снимали. Это ничего. Тутъ были и нищіе, и просители, и тоже ничего. Но по дорогѣ встрѣтились трое хорошо одѣтыхъ, просили подать. Я забылъ про Бога и отказалъ. И когда вспомнилъ, уже поздно было. Хорошо поговорилъ съ жалкимъ, оборваннымъ юношей изъ Пирогова. Встрѣтилъ Сашу и В[арю], и опять кинемат[ографъ]. Думалъ:

1) Особенно ясно почувствовалъ то, что зналъ давно: то, что каждый сознаетъ свое «я» такъ же, какъ я свое. Это кажется оч[ень] просто, а для меня это б[ыло] и оч[ень] ново, и особенно, необыкновенно важно. Только бы всегда помнить объ этомъ. Если только помнить, то конецъ всякому осужденію, не говорю ужъ, непріятному другому, поступку.

2) [2]Это важно, главное п[отому], ч[то] если хоть не сознаешь, но живо воображаешь другое «я», какъ свое, то сознаешь и то, что всякое другое «я» самое коренное «я», есть не только такое же, какъ мое, но оно одно и тоже.

3) Важно такое сознаніе чужаго я, какъ своего, для блага человѣка, п[отому] ч[то], признавая чужое «я»[3] такимъ же, какъ свое, можешь дѣлать благо нетолько одному своему «я», но и всѣмъ другимъ.

4) Любовь есть ничто иное, какъ только признаніе другихъ я — собою.

Прочелъ письма. Одно — непріятное по выражаемому согласію въ убѣжденіяхъ, съ просьбой 500 р. для распространения христіанства. Ничего не хочет[ся] писать. Теперь 1-й часъ.

Такъ ничего и не дѣлалъ. Ѣздилъ съ Душ[аномъ]. Былъ Егоръ Павл[овичъ] изъ Ясенковъ. О покуп[кѣ] крестьянами земли. Обѣдъ, милый Булы[гинъ]. Простил[ся] съ Олсуф[ьевымъ.] Кинематографъ опять. Скучно. И сдѣлалась слабость, пора на покой.5

6 8 Ян. Оправилс[я], но оч[ень] слабъ. Крестьянинъ Волынск[ой] губ. хочетъ быть книгоношей. Да, хотѣлось бы въ пустыню. Письмо отъ Гус[ева] хорошее, и С[ашѣ] отъ Ч[ерткова]. Какіе они оба.... ну, да все хорошо, что хорошо кончается. А письмо Ч[ерткова] такое сердечное и серьезное. И С[аша] можетъ понять и почувствовать то, что онъ говор[итъ] о главномъ, независимомъ отъ моей личности. Дай Богъ. Только отвѣтилъ кое какія письма. Началъ писать о податяхъ, да бросилъ: не хотѣлось. Ходилъ, гулялъ. Теперь 5-й часъ, ложусь на постель.

Вечеромъ читалъ интересный альманахъ Coenobium — интересный тѣмъ, что чувствуется недовольство своимъ духовнымъ состояніемъ всѣхъ болѣе или менѣе передовыхъ людей. Вечеромъ винтъ. Вчера не писалъ.

9 Ян. Утро, всталъ оч[ень] рано и написалъ прибавленіе къ письму Шмиту о наукѣ. Потомъ письма, потомъ кончилъ о подат[яхъ], порядочно. Вечеромъ читалъ.

10 Янв. Сегодня всталъ рано, опять написалъ прибавленіе къ письму Шм[итту] объ астрономіи. Пошелъ гулять. Все не могу вспомнить о признаніи «я» въ томъ человѣкѣ, съ к[оторымъ] сходиться: забылъ съ Дем[инской] женщиной. Вспомнилъ потомъ. Сажусь за кофе и работу. 11-й часъ.

Прочелъ и отвѣтилъ письма. Много недобрыхъ. Немного перечиталъ 2-й и 3-й Д[ень] въ Д[еревнѣ]. — Записать оч[ень] важное.

1) Думалъ о томъ, какъ необходимо проповѣдывать людямъ любовь равную ко ВСѢМЪ, къ неграмъ, дикимъ, къ врагамъ, п[отому] ч[то] не проповѣдуй этого, не будетъ и не мож[етъ] быть освобожденія отъ зла, будетъ самое естественное: свое отечество, свой народъ, защита его, войско, война. А будетъ войско, война, то нѣтъ предѣловъ злу.

Для жизни необходимъ идеалъ. А идеалъ — только тогда идеалъ, когда онъ СОВЕРШЕНСТВО. Направленіе только тогда можетъ быть указано, когда оно указывается математически, не существующей въ дѣйствительности, прямой.

11 Янв. Всталъ поздно. Сонливость и недовольство собой. Просители. Жаров[ой] отказалъ. Помнилъ, но не могъ удовлетворить. Мало интересныя письма. Ѣздилъ опять на телефонъ6 7 къ поручику. Читалъ «Соеnobium». Много хороша[го], и мысль хороша. Вездѣ религісзно[е] пробужденіе. Игралъ весело. Сейчасъ ложусь спать.

12 Ян. Мало спалъ. И умственно бодръ. Пріѣхалъ Наживинъ. Онъ мнѣ пріятенъ. M[apья] А[лександровна] и Бул[анже]. Письма неинтересн[ыя]. Поправилъ 2 и 3 день. Ѣздилъ немного верх[омъ]. Согрѣшилъ съ бабой издалека — отказалъ. Обѣдъ и вечеръ пріятно и дѣльн[о], и съ Нажив[инымъ], и съ Буланже. Булан[же] о Буддѣ прекрасно. Записать что то есть, но до завтра. С[аша] съ Душ[аномъ] въ Тулѣ на концертѣ.

13 Ян. Обычныя письма. Перечиталъ всѣ Три дня. И, кажется, кончу. Ѣздилъ верхомъ съ Филиппомъ. Иду обѣдать. Надо записать кое что. Баба, у к[оторой] мужъ уби[лъ] ея насильника.

1) Не анархизмъ то ученіе, к[оторымъ] я живу. А исполненіе вѣчнаго закона, не допускающаго насилія и участія въ немъ. Послѣдствія же будетъ или анархизмъ, или, напротивъ, рабство подъ игомъ японца или нѣмца? Этого я не знаю и не хочу знать.

2) Комета захватитъ землю и уничтожитъ міръ, уничтожитъ всѣ матеріальныя послѣдствія моей и всякой дѣятельности. Пускай. Это показываетъ только то, ч[то] всякая матеріальная дѣятельность, имѣющая предполагаемыя матеріальныя послѣдствія, безсмысленна. Осмысленна одна дѣятельность духовная для исполненія вложеннаго стремленія — закона. Какія будутъ послѣдствія этой дѣятельности — не знаю, да и не могу предполагать, п[отому] ч[то] они — послѣдствія — всѣ временныя, а духовная дѣятельность безвременна, но знаю, что только одна эта дѣятельность осмысленна. (Надо еще подумать).

Иду обѣдать. Послѣ обѣда пошелъ къ Сашѣ, она больна. Кабы Саша не читала, написалъ бы ей пріятное. Взялъ у нея Горькаго. Читалъ. Оч[ень] плохо. Но, главное, нехорошо, что мнѣ эта ложная оцѣнка непріятна. Надо въ немъ видѣть одно хорошее. Весь вечеръ б[ылъ] оч[ень] слабъ.

1) Кромѣ молитвы обычной О[тче] Н[ашъ], Кр[уга] Чт[енія], На К[аждый] День, нужно еще молитву, соотвѣтствующую7 8 твоему духовному движенію. У меня послѣднія четыре постепенныя молитвы были:

1) [4]Ты, тотъ, к[оторый] во мнѣ, помоги мнѣ,

2) Помоги мнѣ быть съ Тобою,

3) Помоги[5] мнѣ сознавать себя только Твоимъ работникомъ,

4) Помоги[6] мнѣ при всякомъ общеніи съ человѣкомъ видѣть себя въ немъ.

14 Янв. Всталъ рано, гулялъ и хорошо думалъ, а именно, Записать:

1) Человѣку дано одно дѣло: расти духовно. Думать о послѣдствіяхъ только вредно для исполненія призванія и для неизвѣстнаго, творящагося нами дѣла и даже для видимыхъ нами послѣдствій.[7] «И не надеженъ для Ц[арства] Б[ожія] взявш[ійся] за плугъ и оглядывающійся назадъ».

Наше положеніе въ жизни можно сравнить съ положеніемъ лошади или вообще запряженнаго животнаго. Животному свойственно двигать, итти впередъ; то же и человѣку въ духовномъ совершенствованiи. Животное запряж[ено] и, хочетъ не хочетъ, если движется, то движетъ и то, что связано съ нимъ, хоть и не знаетъ, что и какъ. Тоже и человѣкъ своимъ нравственнымъ ростомъ движетъ за собой и что то еще. (Кое что онъ видитъ. Онъ видитъ иногда, какъ его движенія содѣйствуютъ движен[iю] другихъ). Отъ этого то не страшна комета. Все, что сдѣлано въ духовн[омъ] мірѣ, неразрушимо разрушеніемъ матеріальныхъ предметовъ.

2) Все яснѣе и яснѣе представляет[ся] значеніе жизни въ настоящемъ. Жизнь,[8] т. е. усиліе мое только въ настоящемъ. А настоящее[9] духовно и потому внѣ времени.[10] Воспоминаніе о прошедшемъ и представленіе о будущемъ суть только средства руководства въ настоящ[емъ]. (Нехорошо, а когда думалось, казалось хорошо).8

9 Теперь 11-й часъ, сажусь за письма и работу. Какую не знаю. Началъ немного исправлять Н[а] К[аждый] Д[ень]. Ѣздилъ съ Душаномъ. Вечеръ съ Булыгинымъ. Говорилъ съ Сереж[ей]. Онъ согласился со мной о Богѣ въ людяхъ. Нездоровится. Желудокъ.

15 Янв. Все такъ же нездоровится. Письма мало интересн[ыя] и работа надъ Н[а] К[аждый] Д[ень]. Сдѣлалъ кое какъ 5 или 6 дней. Никуда не ѣздилъ. Немного походилъ. Записать:

1) [11]Живо вспомнилъ о томъ, что сознаю себя совершенно такимъ сейчасъ, 81-го года, какимъ сознавалъ себя, свое я, 5, 6 лѣтъ. Сознаніе неподвижно. Отъ этого только и есть то движеніе, к[оторое] мы называемъ временемъ. Если время идетъ, то должно быть то, чтò стоитъ. Стоитъ сознаніе моего «я». Хотѣлось бы сказать тоже и о веществѣ и пространствѣ: если есть что либо въ пространствѣ, то должно быть что либо невещественное, непространственное. Не знаю еще насколь[ко] можно сказать послѣднее.

Иду обѣдать. Вечеромъ ничего особенн[аго].

16 Янв. Проснулся бодро и рѣшилъ ѣхать въ Тулу на судъ. Прочелъ письма и немного отвѣтилъ. И поѣхалъ. Сначала судъ крестьянъ, адвокаты, судьи, солдаты, свидѣтели. Все оч[ень] ново для меня. Потомъ судъ надъ политическимъ. Обвиненіе за то, что онъ читалъ и распространялъ самоотверженно болѣе справедливыя и здравыя мысли объ устройст[вѣ] жизни, чѣмъ то, к[оторое] существуетъ. Оч[ень] жалко его. Народъ собрал[ся] меня смотр[ѣть], но, слава Бога, немного. Присяга взволновала меня. Чуть удержался, чтобы не сказать, что это насмѣшка надъ Христомъ. Сердце сжалось и отъ того промолчалъ. Дорогой съ Душ[аномъ] хорошо говорили о Масарикѣ. Вечеромъ отдохнулъ и не могу удержаться отъ [радости по поводу] выхода въ Одессѣ Кр[уга] Чт[енія]. Теперь 9 часовъ. — Записать нечего.

17 Ян. Пропустилъ. Былъ цѣлый день въ мрачномъ духѣ, пріѣхалъ Булгаковъ съ письмомъ и порученіями Ч[ерткова]. Ничего не могъ дѣлать. Ѣздилъ со всѣми дѣтьми по Засѣкѣ, М[арья] А[лександровна], Буланже.9

10 18 Я. Еще мрачнѣе. Обидѣлъ тульскую попрошайку. Кромѣ писемъ написалъ кое какъ дней 8 или 9 и переговорилъ съ Булг[аковымъ]. Хорошо только одно: ч[тò] я самъ себѣ гадокъ и противенъ, и знаю, что того и стóю. Теперь 5-й часъ. Вечеромъ ничего особеннаго.

19 Янв. Всталъ бодрѣе. Гуляя, думалъ о томъ, что хорошо бы б[ыло] завести опять школу: передавать то, что знаю о вѣрѣ и самому себя провѣрять. Потомъ письма мало интересн[ыя], и недурно сдѣлалъ дни до 20-го. Ѣздилъ съ Тан[ей], Сашей и дѣтьми на свой кругъ по Засѣкѣ. Была трогательная дама изъ Севастоп[оля]. Я не дурно говорилъ съ ней, сказалъ, что могъ. Теперь 5-й часъ.

Вечеръ какъ обыкновенно. Немного занялся Н[а] К[аждый] Д[ень].

20 Ян. Мало спалъ. Не одѣваясь, работалъ надъ Н[а] К[аждый] Д[ень]. Походилъ. Жалкіе просители. Письма, — отъ К[узминскаго] глупое и гадкое. Къ стыду своему долго не могъ побѣдить недобраго чувства. Кончилъ Н[а] К[аждый] Д[ень]. Была жалкая солдатка. Далъ ситца. Потомъ верхомъ. Был Б. Чтото мнѣ неловко съ нимъ. На душѣ нехорошо — не добро. Борюсь. Хорошо, что продолжаю быть гадокъ самъ себѣ. Иду обѣдать.[12]

21[13]Января 1910 г. Я. П. 1) Чѣмъ опредѣленнѣе и рѣшительнѣе рѣшаются вопросы о неизвѣстномъ, о душѣ, о Богѣ, о будущей жизни, тѣмъ неопредѣленнѣе и нерѣшительнѣе отношеніе къ вопросамъ нравственнымъ, къ вопросамъ жизни.

2) Нѣтъ болѣе распространеннаго суевѣрія, какъ то, что человѣкъ съ его тѣломъ есть нѣчто реальное. Человѣкъ есть только центръ сознанія, воспринимающаго впечатлѣнія.

3) Пространство и матерія, время и движеніе, а также и число суть понятія, которыя мы не имѣемъ права относить къ явленіямъ внѣвременнымъ и внѣпространственнымъ, какъ душа, Богъ.... Нельзя говорить про Бога, что Онъ одинъ или три (число), или про душу, что она будетъ, или «на томъ свѣтѣ».

Все это понятія пространственныя или временныя, и потому,10 11 относимыя къ внѣпространственному и внѣвременному, не имѣютъ никакого смысла.

4) Мы говоримъ о жизни души послѣ смерти. Но если душа будетъ жить послѣ смерти, то она должна была жить и до жизни. Однобокая вѣчность есть безсмыслица.

21[14] Янв. Проснулся съ страннымъ чувствомъ, ничего не помню, такъ что не узналъ дѣтей. Болѣла голова и большая слабость. Ничего не могъ дѣлать, но думалось хорошо о близкой смерти и кое что записалъ. Были три Бул: — гаковъ, — ыгинъ, — анже. Много спалъ и нынче

22[15] Янв. немного получше, по крайней мѣрѣ, память возвратилась.[16] Была жалкая дѣвушка и Андрюша. Читалъ интересныя письма и многія отвѣтилъ. Особенно одно замечательное, несмотря на ужасающую безграмотность, глубиной и серіезностью мысли человѣка, явно отрицающаго уже всё, вслѣдствіе явно ложныхъ религіозныхъ утвержденій,[17] принятыхъ имъ прежде. Иду обѣдать.[18]

Вечеромъ чувствовалъ себя лучше. Немного поправлялъ Н[а] К[аждый] Д[ень].

23 Я. Проснулся совсѣмъ здоровъ, если бы не изжога и запоръ. Ходилъ по саду немного. Милый Сер [ежа] Булыгинъ написалъ оч[ень] умно и серьезно свои мысли о Богѣ, вызванныя нашимъ разговоромъ. Только хотѣлъ сѣсть за письма, пріѣхалъ Бар[онъ]. Деликатный человѣкъ, и скоро уѣхалъ. Письма. Много интересныхъ. Одцо отъ Тотом[іанца] опять о кооперативахъ. Отвѣтилъ плохо ему и Голицыну. Душанъ все больше и больше привлекаетъ меня своей серьезностью, умомъ, знаніемъ, добротой. Только къ 2-мъ часамъ успѣлъ кончить письма. Взял[ся] за Н[а] К[аждый] Д[ень], немного поработалъ. Но чѣмъ больше занимаюсь этимъ, тѣмъ это все дѣло мнѣ противнее. Надо скорѣе освободиться, признавъ, то, что все это глупо и ненужно. Чувствую себя и тѣлесно и духовно хорошо. Иду11 12 обѣдать. Послѣ обѣда работалъ надъ опротивѣвшимъ мнѣ Н[а] К[аждый] Д[ень]. Винтъ.

24 Я. Спалъ мало. Записалъ кое что въ постели. Написалъ письма. Потомъ немного Н[а] К[аждый] Д[ень]. Ходилъ и утромъ и въ полдень. Думалъ хорошо о «настоящемъ». Еще не готово. Записать:

1) Если серьезно подумать о жизни своей и всего міра, то нельзя не признать, что есть НѢЧТО такое, что его знать никакъ нельзя, то также нельзя не признавать особенно, п[отому] ч[то] это Нѣчто одно и тоже, и въ моей душѣ, и въ самомъ себѣ. (Казалось чѣмъ-то новымъ, а вышло то, ч[то] въ зубахъ навязло).

2) Умирая, можно сказать только то, что спокоенъ, п[отому] ч[то] знаю, что иду къ Тому отъ Кого пришелъ. (Еще хуже).

3) Думалъ о томъ, что какая бы хорошая, нужная и великой важности работа была бы — народный самоучитель, съ правильнымъ распредѣленіемъ знаній по ихъ важности и нужности.

25 Я. Былъ вчера Илюша. Слава Б[огу], б[ыло] съ нимъ хорошо. Они становятся жалки мнѣ. Нельзя требовать того, чего нѣтъ. Утро какъ обыкновенно: письма. А писать ничего не могу. И хочется, но нѣтъ упорства, сосредоточенности. Особенно живо думалъ о жизни внѣвременной въ настоящемъ, посвященной одной любви. Кое что изъ этой мысли отзывается и на жизни. 4-й часъ, иду гулять. На душѣ хорошо, но также гадокъ самъ себѣ, чему[19] не могу не быть радъ.

Вечеромъ пришли Булг[аковъ] и милый Скипетровъ, и хорошо бесѣдовали. Буланже читалъ оч[ень] хорошую работу о Буддѣ. Пріѣхалъ Сережа. Веч[еръ], какъ обыкновенно. — На душѣ хорошо.

26 Ян. Всталъ рано. Гулялъ. Записать:

1) Мы привыкли представлять, мож[етъ] быть и не можемъ не представлять себѣ Бога и будущую жизнь, но можно притти къ тѣмъ же выводамъ, къ к[оторымъ] приводитъ представленіе о Б[огѣ] и будущ[ей] жизни, и безъ это[го] представленія.[20] Разумъ,[21] опытъ и внутренн[ее] чувство влекутъ, и даже опредѣльнее12 13 къ тому же самому, чего требуетъ представленіе Б[ога] и будущей жиз[ни].

Мнѣ показалось это оч[ень] важнымъ и требующимъ ясного изложенія.

Занимался Н[а] К[аждый] Д[ень]. Ѣздилъ верхомъ. Во время обѣда пріѣхалъ Сергѣен[ко] съ грамофономъ. Мнѣ б[ыло] непріятно. Да, забылъ: были интересныя письма. Потомъ Андр[юша] съ женой. Я держал[ся] безъ усилія хорошо, любовно съ ними. Цѣлый вечеръ грамофонъ.

[28 января.] 27 и 28 Я. Спалъ хорошо. Ходилъ гулять. Сажусь за кофе и письма. Поправлялъ Н[а] К[аждый] Д[ень]. Почти кончилъ. Оч[ень] недоволенъ. Вчера, кажется, б[ыло] письмо отъ Ч[ерткова] съ исправленіемъ Сна. Какъ хорошо! Ѣздилъ съ Душаномъ. Хорошія, какъ всегда, письма. Буланже, хорошая мысль о самоучителѣ, но надо подумать. Вечеръ, какъ обыкновен[но]. С[офья] А[ндреевна] уѣхала въ Москву. Слава Богу, хорошо.

29 Я. Не охота мыслить. Ходилъ утромъ на шоссе, бесѣдовалъ съ Серг[ѣемъ] Цвѣтковымъ. Дома пропасть писемъ. Чудное письмо отъ Смирно[ва], отказавшагося. Докончилъ послѣдніе дни Н[а] К[аждый] Д[ень]. Отвѣтилъ письма. Ничего не хочется работать. Записать:

1) Во всякаго рода занятіяхъ важно[22] умѣть останавливаться передъ тѣмъ, чего не знаешь, а не думать, что знаешь то, чего не знаешь. Но важнѣе всего это воздержаніе отъ мнимаго знанія въ дѣлѣ религіи, вѣры. Все безуміе религіозныхъ суевѣрій — только отъ этого невоздержанія.

Ѣздилъ верхомъ[23] къ Телятинскимъ. Грауберг[еръ] и Токаревъ. Вечеръ какъ обыкн[овенно].

30 Я. Утромъ встрѣтилъ на гуляньи Шанксъ. Началъ по письму Ив[ана] Ив[ановича] передѣлывать Н[а] К[аждый] Д[ень]. Хорошо работалъ. Письма мало интересн[ыя]. Пріѣх[али] Гр[аубергеръ] и Токаревъ. Токаревъ молокан[инъ] свободный. Хорошо говорилъ съ нимъ. Ѣздилъ съ Душаномъ. Вечеромъ Долгорук[овъ] съ библіотекой. Ложусь 12 ча[совъ].13

14 31 Я. Утромъ Поша. Все такой же серьезный, простой, добрый. Пріѣхали корресп[ондентъ] и фотографъ. Я началъ новую работу для книжечекъ Н[а] К[аждый] Д[ень] и сдѣлалъ первую: О Вѣрѣ. Потомъ надо было итти въ библіотеку. Все очень выдуманно, ненужно и фальшиво. Рѣчь Долг[орукова], мужик[и], фотографія. Ѣздилъ съ Душ[аномъ]. Обѣдъ и вечеръ тяжело съ Долг[оруковымъ]. Зат[ѣмъ] Поша и Шанксъ. Шанксъ хоро[шо] разсказывал[а] про слѣпую глухонѣмую: когда ей разсказали про любовь, она сказала написала: yes it is so simple, it is what everybody feels towards every...[24] А о Богѣ она сказала: I knew it but did not know how to call it.[25]

Всѣ уѣха[ли].

1 Февр. Хорошо сплю, бодро всталъ, но поздно. Думалъ что то не совсѣмъ до конца, но оч[ень] важн[ое] и хорошее. Постараюсь вспомнить. Письма. Потомъ началъ Февр[аль] до 19-го. Ходилъ пѣшкомъ. Нехорошо обош[елся] съ женой убійцы. Спалъ. Иду обѣда[ть]. Вечеръ, какъ всегда. Не помню.

4 Февр. Странно, два дня пропустилъ.

2-го[26] писалъ, и распредѣлялъ конецъ 2-ой книжечки О Душѣ. Ѣздилъ верхомъ. Не б[ыло] важныхъ писемъ. Нѣчто о суевѣріяхъ. Вечеромъ, какъ обыкновен[но]. Пріѣхала С. Мамонова.

[27]3-го[28] пріѣха[ла] С[офья] А[ндреевна]. Пріятно. Писалъ 3-ю книж[ечку]: Д[ухъ] Б[ожій] во всѣхъ. Нехорошо. Однообразно. Но исправлю. Ѣздилъ къ сирота[мъ] и въ Озерки. Записать:

1) Какъ важно помнить, что требует[ся] отъ насъ не совершенство, a приближеніе къ нему во всемъ (такъ и въ моей теперешней работѣ), сколько можешь. Feci quod potui, faciant meliora potentes.[29] Это оч[ень] нужно помнить.

2) Если думать о будущемъ, то какъ же не думать о неизбѣжномъ будуще[мъ] — смерти. А никто не думаетъ. А надо и хорошо для души и даже утѣшительно думать о ней.14

15 Сейчасъ пришелъ съ гулянья, сажусь за работу.

Довольно много работалъ 4-ую книж[ку] — Богъ. Ѣздилъ верхомъ. Оч[ень] дурно себя чувство[валъ], не обѣдалъ. Вечеръ какъ обыкн[овенно]. Читалъ, винтъ.

5 Февр. Много спалъ. Лучше, но тоже бездѣйствіе желудка. Заходилъ къ Душану въ лечебную. Завидно. Сдѣлалъ кое какъ 5-ую книжку: Любовь. Ходи[лъ] пѣшкомъ. Оч[ень] занимаетъ мысль высказать свою боль о жизни. Къ стыду б[ыло] непріятно письмо курсистки о «переведенномъ имуществѣ». Иду обѣдать.

[8 февраля.] Пропустилъ два дня. Нынче 8 Фев.[30]

Третьяго дня не помню. Знаю, что написалъ 6 книжку. Вчера былъ Шмельк[овъ] изъ Кавказа. Религіозн[ый] человѣкъ. Былъ Булыгинъ. Трогательное письмо отъ Фельтена. Нездоровится, но написалъ 7-ую кн[ижку]; кажется, будетъ хорошо. Нынче написалъ 8-ю. Будто бы моя статья оч[ень] глупая. Съ Сашей объясненіе, трогательное. Сейчасъ пріѣхалъ отъ М[арьи] А[лександровны], ложусь передъ обѣдомъ.

[11 февраля.] Опять пропустилъ два дня. Нынче 11 Фев.

Знаю только то, [что] за эти два дня былъ въ дурномъ духѣ. Но всетак[и] работалъ и оба дня писалъ, и нынче даже сдѣлалъ 2 дня. Былъ 3-го дня Буланже. Надо написать ему предисловіе къ Буддѣ. И еще много кое чего нужно. Главное же, все сильнѣе и сильнѣе просится наружу то страданіе отъ грѣховъ людски[хъ], — моихъ въ томъ числѣ, — раздѣляющихъ и мучающихъ людей. Нын[че] яснѣе всего думалъ объ этомъ въ видѣ «Записокъ Лакея». Какъ мог[ло] бы быть хорошо! Перечитывалъ Достоев[скаго], — не то.

[31]Въ домѣ всѣ больны: Дорикъ, мал[енькая] Таничка и Саша. Привѣтъ отъ d’Estournel’я, моя искалѣченная статья и ругат[ельныя] письма. С[офья] А[ндреевна] ѣдетъ въ Москву. Записать:

1) Забылъ, ч[то] нынче важное думалъ о Богѣ и вѣрѣ.

2) Если время идетъ, то что-нибудь стоитъ. Стоитъ сознаніе моего «я». Если есть вещество въ пространствѣ, то должно быть что либо внѣ пространства. Опять мое сознаніе.15

16 3) Какъ въ вещественномъ мірѣ все ко всему притягивается, такъ и въ мірѣ духовномъ.[32]

Вчера и 3-го дня ѣздилъ верхомъ, нынче не поѣхалъ. Теперь 5-й часъ, пойду похожу.

Очень живо[33] чувствовалъ благодѣтельность для жизни мысли о ежеминутной возможности смерти.

С[офья] А[ндреевна] уѣхала. Я говорилъ ей вчера о моемъ желаніи и[34] непріятн[ости] за то, что Книги для чтенія продаются дорого; она стала говорить, что у нея ничего не останется, и рѣшительно отказала.

[35]Пріѣзжалъ докторъ; всѣ больны. С[офья] А[ндреевна] уѣхала.

12 Ф. 1910. Ночь оч[ень] нездоровилось. Болѣлъ бокъ, изжога и кашель. Мало спалъ. Погода дурная, вѣтеръ, немного походилъ, написалъ плохо письмо для Буланже о Буддѣ. Исправилъ кое к[акъ] одну книжечку и написалъ — составилъ 13-ую. Много писемъ и оч[ень] интересныхъ. Отвѣтилъ нѣсколько. Не выходилъ передъ сномъ, заснулъ, и вотъ иду обѣдать. На душѣ хорошо. Оч[ень] жалкій б[ылъ] бродячій мальчикъ изъ типографіи, сосланный. Вечеромъ написалъ еще 6 писемъ. Болѣло горло, но оч[ень] хорошо. Сашѣ лучше.

13 Ф. Хорошо спалъ и хорошо думалъ, а именно вотъ что:

1) Засыпая, я теряю сознаніе[36] бдящаго себя; умирая, я теряю сознаніе живущаго этой жизнью себя; но какъ при засыпаніи не уничтожается то, чтò сознаетъ, такъ и при смерти. Чтò оно такое, это сознающее, — не знаю и не могу знать.

Приходитъ въ голову: Ну, хорошо, моя душа, это то, чтò сознаетъ, не умретъ, a гдѣ то когда то опять (все временныя и пространственныя понятія) проявится. Но не помня того, чтò былъ прежній «я», это уже не я. Сознаніе мое со смерт[ью] уничтожилось. Чтобы ни было послѣ смерти «я», того начала, к[отор]ое составляетъ мое «я», меня уже нѣтъ; не будетъ и не16 17 можетъ быть. Но если это такъ, то приходитъ вопросъ: чтò же такое это мое я, появившееся вдругъ при рожденіи. Чтò такое это я? Отчего это я — я? И какже можетъ это я, такъ непонятно внѣ времени появившееся, не исчезнуть такъ же непонятно внѣ времени.

Хорошо, я умру. Но почему всякая жизнь послѣ моей смерти не будетъ моя жизнь?

Что то тутъ есть, но не могу ясно разобраться и выразить.

2) Еще думалъ о моей потерѣ памяти. Я забылъ и забываю все, что составляло меня Л[ъва] Н[иколаевич]а. Чтò же остается? А остается оч[ень] важное, самое важное. То, чтò проявилось при рожденіи въ этомъ мірѣ, но чтò не было, не будетъ, а есть. И эта жизнь моя — одна моя, и, навѣрное, моя, но и всякая жизнь отчего же не моя? Я это сознаю ужъ черезъ любовь. Опять неясно, но je m’entends.[37]

3) Люди возвели свою злобу, мстительность въ чувство законное, въ справедливость и ее то, свою пакость, приписываютъ Богу. Какая нелепость!

Это я записалъ поутру. Походилъ, потомъ письма и составилъ одинъ день плохо. Не выходилъ. Саша беспоко[итъ]. Таничка тоже въ кори. —

14 Фев.[38] Всталъ слабымъ. Все так[же] больны и С[аша] и Т[аничка]. Погода дурная, держусь отъ дурного настроенія. Пріятное письмо отъ С[они], хорошее. Опять составилъ день кое какъ, но недоволенъ самымъ дѣленіемъ. Теперь 10 часовъ вечера. Чувствую слабость.

15 Ф.[39] Е. б. ж.

[15 февраля.] Вста[лъ] не рано. Написалъ письмо Хирьяк[ову]. Приходилъ рабочій, желающій сѣсть на землю. Хочетъ вліять на людей. Вчера б[ылъ] хорош[ій] разговоръ съ Булг[аковымъ] объ ожидающемъ его призывѣ. Перечиталъ мало интересн[ыя] письма, сажусь зa работу. Записать:

1) Мнѣ дурно жить п[отому], ч[то] жизнь дурна. Жизнь17 18 дурна п[отому], ч[то] люди, мы, живемъ дурно. Если бы мы, люди, жили хорошо, жизнь была бы хорошая, и мнѣ б[ыло] бы не дурно жить. Въ числѣ людей есмь я. И если я и не могу всѣхъ людей заставить жить хорошо, — я могу сдѣлать это съ собой и этимъ хотя немного улучшить жизнь людей и свою. Подтверждаетъ такое разсужденіе въ особенности то, чтò если бы всѣ люди усвоили это разсужденіе, a разсужденіе это неотразимо справедливо, то и для меня и для всѣхъ людей жизнь была бы хороша.

Составилъ еще день 17-й безъ упрощенія. Саша и трогаетъ и тревожитъ. И радъ, что люблю ее, и браню себя за то, что слишкомъ исключительно. Пишу и самому страшно. Да, да будетъ Его воля.

[40]Вечеромъ тоже занимался:[41]отъ грѣховъ — самоотреченіе, отъ соблазновъ — смиреніе, отъ суевѣрій — вѣра въ разумъ, отъ ложн[ыхъ] ученій — вѣра въ истину.

Ложусь спать.

16 Фев. Е. б. ж.

16 Ф. живъ, но нездоровъ. Сашѣ, какъ будто, немного лучше. Вернулась С[офья] А[ндреевна]. Плохо составилъ день. Письма не отвѣчалъ. Слабость. Статья Ч[epткова] оч[ень] хороша. Непріятное отношеніе И[вана] И[вановича] къ Ч[ерткову], по словамъ С[офьи] А[ндреевны]. Былъ Буланже. Недоволенъ моей статьей. Немного тяжело, не имѣя никакихъ практическихъ интересовъ, имѣть сношенія съ людьми, руководимыми преимущественно этими интересами.

Ложусь спать.

17 Ф. Е. б. ж.

[17 февраля.] Ж[ивъ]. Получилъ трогательное письмо отъ кіевск[аго] студента, уговаривающее меня уйти изъ дома въ бѣдность. Здоровье лучше. Все утро поправлялъ письмо о Буддѣ и отвѣчалъ письма. Сашѣ не лучше. Крѣплюсь. Сейчасъ 6-й часъ. Немного походилъ и поспалъ. Вечеромъ тоже занимался. И все неясно распредѣленіе.18

19 18 Ф. Не могъ заснуть до 3-го часа. Нынче съ утра писалъ книжечки О Жизни. И все путаюсь въ распредѣленіи. Мало интересныхъ писемъ. Да, немного поправилъ статью о Буддѣ. Немного походилъ. Сашѣ лучше, но не перестаю бояться. Что то оч[ень] нужное думалъ, стараюсь вспомнить. Теперь 12-й часъ, ложусь.

19 Ф. Пишу слабый, передъ сномъ. Усердно составлялъ книжки. Ѣздилъ верхомъ. Миташа. Не могу преодолѣть недобраго чувства.... Былъ у М[арьи] А[лександровны]. Хорошо думалъ о безуміи личной жизни, служенія не только личной жизни своей, но жизни общей, временной, о к[отор]ой, о благѣ к[отор]ой ничего не знаешь и не можешь знать. Можно служить только Ему или скорѣе: дѣлать то, чтò должно для благихъ, но недоступныхъ мнѣ цѣлей, всегда совпадающихъ съ моимъ — истиннымъ благомъ.

20 Ф. Е. б. ж.

[20 февраля.] Саша мила, хороша и тѣмъ болѣе страшна въ дурныя мину[ты] — не ея, а мои. Живъ. Все усердно работаю надъ книжечками. Кончилъ 28. О настоя[щемъ], мнѣ нравится. Письмо отъ Ч[ерткова]. Датскій еврей, оч[ень] интересный. Ѣздилъ верхомъ съ Душ[аномъ]. Потомъ Гольденблатъ. Немно[го] поправилъ письмо Поссе. Ложусь спать. С[ашѣ] совсѣмъ лучше — хорошо.

21 Ф. если б. ж.

[21 февраля.] Живъ. Теперь 12-й часъ, ложусь спать. Хорошія письма. Закончилъ всѣ книжки. Ѣздилъ верхомъ. С[аша] все плоха. Думалъ объ избавленіи. Веч[еръ] съ Молоство[выми].

[24 февраля.] 22, 23, 24 Фев. Два дня пропустилъ. Общее тѣлесное состояніе нехорошо. И также не въ хорошемъ, легкомъ духѣ. Сашѣ лучше. Плохо помню, чтò б[ыло] въ эти два дня.

[42] 22.

Утромъ встрѣтилъ матроса политическаго. Я направилъ его въ Телятин[ки] и написалъ Ч[ерткову]. Кажется, поправл[ялъ] письмо Поссе. Обѣдъ и вечеръ съ Молоствовыми. Все не могу забыть о мнѣніи людей. Ѣздилъ съ Павлычемъ въ Телят[инки].19

20 23-го. Далеко ходилъ навстрѣчу Филѣ. Кажется, поправл[ялъ] письмо П[оссе] и письма. Ѣздилъ въ Овсянниково. Вечер[омъ] закончилъ письмо П[оссе]. Вечер[омъ] читали статью о Barricade. Написалъ пись[ма] Lehr’y и о Масарикѣ. Заболѣла нога.

Сегодня, 24-го очистилъ всѣ письма и окончатель[но] Поссе. Написалъ письма. Нездоровится, но держусь. Теперь 4 часа. Вечеромъ читалъ о Бурже и написалъ письмо Гальперину.

25 Ф. Оч[ень] дурно спалъ. Удивительное состояніе — точно молодой во снѣ. Всталъ рано. Ходилъ. Хорошо говорилъ съ пьяницей, к[оторый] признавался, что обманываетъ бабъ, — смываетъ порчу и все пропиваетъ. Цѣлый день d’une humeur de chien.[43] Написалъ цѣлый разсказъ Ходынка, оч[ень] плохо. Въ постели написалъ отвѣтъ Мельникову. Не выходилъ днемъ. Вечеромъ читалъ философію и, по совѣту Душана, написалъ письмо Чехамъ. Теперь 12 часовъ, ложусь спать.

26 Фев. 1910. Оч[ень] слабо себя чувствую. Ничего не ѣлъ. Готовлюсь къ смерти, но плохо.[44] Не равнодушенъ. Поправлялъ О Богѣ. Нехорошо поправлялъ, но книжечка хороша. Утромъ гулялъ. Еврей просилъ рекомендовать его литераторамъ. Немножко разгорячило. Тоже за обѣдомъ не удержался. Записалъ въ книжечкѣ, но не переписалъ, двѣ мысли и одну аллегорію, к[оторую] видѣлъ во снѣ. Сашу не видалъ. Ложусь спать немного посвѣжѣй. Будетъ писать. Откупался.

27 Фев. Всталъ бодрѣе. Пошелъ ходить. Пріѣхавшіе казаки: хочетъ установить Ц[арство] Н[ебесное] на землѣ: смѣшеніе религіознаго съ мірскимъ. И слава людск[ая], и устроительство. Но трогательные. Пріѣхали нарочно. Занимался книжечками: Богъ и Грѣхи, С[облазны] и С[уевѣрія] — нехороши. Письма отъ Ч[ерткова] и др[угихъ] интересныя.

Отвѣтилъ: Лапшину, редактору Н[овой] Руси. Не выходилъ, поспалъ передъ обѣдомъ и теперь иду обѣдать. Записать:

1) Заснуть, вѣдь, значитъ совершенно тоже умереть, значитъ потерять сознаніе своего я. Чтò такое я? Отчего я? (Такъ записано. Теперь не могу вспомнить значеніе).

2) Нѣтъ меня, есть только то, чтò во мнѣ.20

21 28 Ф. Всталъ довольно бодро. Много ходилъ. Писалъ письма. Проводилъ казаковъ и матроса, а также и хохла-алкоголика съ женой. Саша встала. Поѣду въ саняхъ покатат[ься], только позавтракаю.

Ѣздилъ съ Леной. Вечеромъ пріят[но] у Саши. Читалъ Super Tramp. Плох[ія] англійск[ія] шуточки, тоже и въ предисл[овіи] Шо.

1 Мар. Проснулся бодро. Кое что записа[лъ]. Не успѣю вписать теперь. Погулялъ. Письма интересн[ыя], отвѣчалъ добросовѣстно. Слава Богу, все чаще помню, что жизнь только передъ Б[огомъ], и о смерти.[45] Плохо поправл[ялъ] О тѣло[угожденіи]. Ѣздилъ съ Душ[аномъ] въ Подъиванькову. Боюсь, ч[то] простудился. Соня нездорова. Вернулся поздно, не успѣлъ заснуть. Иду обѣдать. Одно помню записать.

1) Пора проснуться, т. е. умереть. Чувствую уже изрѣдка пробужденіе и другую, болѣе дѣйствительную дѣйствитель[ность].

Послѣ обѣда читалъ и ничего не дѣлалъ.

2 Map. Всталъ рано. Оч[ень] слабъ. Написалъ письма. Кое какъ поправилъ одну книжечку. Заснулъ въ 3 отъ слабости. Ѣздилъ на Козловку.[46] Обѣдалъ. Пріѣхалъ Шестовъ. Мало интересенъ — «литераторъ» и никакъ не философъ.

Слава Богу, довольно хорошо помню, что живу только передъ Нимъ. Оч[ень] облегчаетъ это жизнь. Думаю и надѣюсь, что сдѣлается привычкой.

[47]Теперь 10 часовъ. Саша здорова, боится Булгакова.

3 Мар. Все то же: такая же слабость, хотя немного получше, но все также не работается. — Одну книжку плохо поправилъ. Письмо одно незначитель[ное] написалъ. Ѣздилъ съ Булгаковымъ дале[ко] верхомъ. Записать:

1) Одни люди думаютъ для себя и потомъ, когда имъ кажется, что мысли ихъ новы и нужны, сообщаютъ ихъ людямъ, другіе думаютъ для того, чтобы сообщить свои мысли людямъ, и когда они сообщили свои[48] мысли людямъ, особенно если люди хвалятъ ихъ, считаютъ эти мысли истиной.21

22 Иду обѣдать. Дурно поступилъ съ малымъ, пришедш[имъ] изъ Тулы, к[отор]ому Иванова не добыла мѣсто. Вмѣсто того, чтобы поговорить съ нимъ, придумать что нибудь, я — это б[ыло] при возвращеніи домой — такъ усталъ, что ничего не сдѣлалъ.

[5 Марта.] 4 и 5 Мар. Вчера б[ыло] хуже всѣхъ дней. Немного работалъ. Написалъ письма. Ѣздилъ къ М[арьѣ] А[лександровнѣ]. Оч[ень][49] замѣчательный Андрей Тарас[овъ] изъ Тамбова,[50] мужикъ. Уменъ и твер[дъ]. Еще письмо отъ Досева.[51] Вечер[омъ] Голденв[ейзеръ]. Къ стыду своему волнуетъ игра.

Нынче лучше. Писалъ письма и 10 кн[ижку]. Ѣздилъ въ Телят[инки] съ Андр[еемъ] Тар[асовымъ] и радостно говорилъ съ нимъ и съ Сер[ежей] Попов[ымъ].[52] Вечеромъ читалъ интересн[ый] романъ Ессе sacerdos. Сейчасъ ложусь спать.

6 Мар. Всталъ еще бодрѣе вчерашняго. Ходилъ далеко, потомъ письмо. Одно, исповѣдь бывшаго революціонера, очень порадовавшее и тронувшее меня. Видишь кое когда радостные плоды и оч[ень] радостные. Потомъ поправилъ двѣ книжки, 12 и 13. Ѣздилъ верхомъ, оч[ень] пріятно и немно[го]. Сейчасъ ложусь спать передъ обѣдомъ. Пріѣхалъ Стах[овичъ]. Оч[ень] ужъ чужда эта и политика, и роскошь, и quasi-аристократизмъ. Ложусь спать. Уѣхали Сухотины и Булгаковъ. То ли дѣло Андрей Тарасовъ и Сер[ежа] Поповъ, а не Стах[овичъ].

[8 марта.] 78 Мар. Вчера написалъ, кажется, два письма. Ѣздилъ верхомъ съ Душаномъ. Читалъ записки Ал[ександры] Андр[еевны][53] и испыталъ оч[ень] сильное чувство: во 1-хъ, умиленія отъ хорошихъ воспоминаній, а 2-е), грусти и яснаго сознанія того, какъ и она, бѣдная, не могла не вѣрить въ искупленіе et tout le Tremblement,[54] потому, что не вѣря, она должна б[ыла] осудить всю свою жизнь и измѣнить ее, если хотѣла бы быть христіанкой, имѣть общеніе съ Богомъ.[55] Люди нерелигіозные22 23 могутъ жить безъ вѣры, и потому имъ незачѣмъ нелѣпая вѣра, но ей нужна была вѣра, а разумная вѣра улича[ла] ее. Вотъ она и вѣрила въ нелѣпую, и какъ вѣрила! 3-е, еще то испыталъ, это сознаніе того, какъ внѣшнее утвержденіе своей вѣры, осужденіе другихъ — какъ это непрочно, неубѣдительно. Она съ такой увѣренностью настаиваетъ на своей и такъ рѣшительно осуждаетъ; въ 4-хъ), почувствовалъ и то, какъ я част[о] бывалъ неправъ, недостаточно осторож[но] прикасаясь къ чужой вѣрѣ, (хотя бы въ науку).

Вечеромъ съ Стах[овичемъ]. Сказалъ ему объ его роскоши. Но его тоже не проберешь съ его какой то композиціей вѣры изъ аристократизма, художеств[а], православія. А милый малый.

Сегодня всталъ свѣжѣе прежнихъ дней. Письма. Одно оч[ень] хорошее, мужицкое; потомъ книжку: суевѣр[іе] наказан[ія].

Пріѣхали Ив[анъ] Ив[ановичъ] и милый Николаевъ. Приходили Сер[ежа] Поповъ и Андр[ей] Тар[асовъ]. Я слабъ бываю нервами. Все хотѣлось плакать и при чтеніи Будды, и прощаясь съ Тарасовымъ. Больш[ое] хор[ошее] письмо Ч[ерткова]. Ѣздилъ съ Душан[омъ]. Спалъ оч[ень] немного, иду обѣдать.

Вечеръ опять читалъ съ умиленіемъ свои письма къ А[лександрѣ] А[ндреевнѣ]. Одно о томъ, что жизнь трудъ, борьба, ошибк[а] — такое, чтò теперь ничего бы не сказалъ другого. Съ Ив[аномъ] Ив[ановичемъ] рѣшили печатать.

9 Мар. Оч[ень] рано всталъ. Обдумалъ письмо Яп[онцу]. Письма. 15000 куда опредѣлить. Ѣздилъ верхомъ. Кончилъ 15 книжку. Оч[ень] на душѣ сильно сознаніе того, какой должна быть жизнь. Не умѣю, какъ сказать: сильно сознаніе истины и служенія ей. Записать:

1) О безнравственности во снѣ....

Вечеръ мало интересно съ З[осей] Ст[аховичъ] и Булан[же], но съ Ив[аномъ] Ив[ановичемъ] оч[ень] хорошо поговорилъ. Отдалъ для набора 5 книжекъ.

10 Мар. Всталъ также рано. Встрѣт[илъ] Таню съ мужемъ. Письма: одно ужасн[ое] отъ юноши, готоваго убить старика, чтобы экзам[енъ] зрѣлости. Немного занял[ся] 16 кн[ижкой]. Письмо отъ Ч[ерткова]. Написалъ отвѣтъ Яп[онцу] и письмо23 24 объ Ужас[ахъ] христ[іанской] цивилизац[іи] и отвѣтъ о 15000. Ѣздилъ съ Д[ушаномъ]. Ложусь спать. Обѣдъ, шахматы, болтовня, карты, грамофонъ, и мнѣ стало мучительно стыдно и гадко. Не буду больше. Буду читать.

11 Марта. Всталъ оч[ень] бодро и рано, прошел[ся] по чудной погодѣ. Пять просителей. Одинъ жалкій, но мнѣ жалкій оттого, ч[то] я поговорилъ съ нимъ. Всѣ бы были жалки, если бы со всѣми обошелся, какъ съ Сашей. Записать:

1) О снѣ. Все яснѣе и яснѣе понимаю то, что сонъ и пробужденіе, которые мнѣ казались подобіемъ,[56]— больше, чѣмъ подобіе жизни и смерти.[57] Какъ пробуждаясь, я прихожу къ болѣе ясному, болѣе дѣйствительному сознанію, чѣмъ то, какое было во снѣ, такъ и при рожденіи. И, какъ я только кое-что вспоминаю изъ того, чтò было (?) до рожденія, такъ и на яву я только изрѣдка вспоминаю то, что видѣлъ во снѣ. И какъ, засыпая каждый день, я теряю сознаніе,[58] такъ и при смерти. (Не вѣрно, подобіе только въ томъ, что во снѣ я получаю низшее сознаніе, чего не можетъ быть при смерти), я теряю сознаніе, и въ этой потерѣ нѣтъ нетолько ничего дурного, но это всегда желательно. Это всегда — отдыхъ и приготовленіе къ лучшей жизни. (Не вышло). Усталъ.

2) Революція сдѣлала въ нашемъ русскомъ народѣ то, что онъ вдругъ увидалъ несправедливость своего положенія. Это — сказка о царѣ въ новомъ платьѣ. Ребенкомъ, к[оторый] сказалъ то, чтò есть, что Ц[арь] голый, была революція. Появил[ось] въ народѣ сознаніе претерпѣваем[ой] имъ неправды, и народъ разнообраз[но] относится къ этой неправдѣ (больш[ая] часть, къ сожалѣнію, съ злобой); но весь народъ уже понимаетъ ее. И вытравить это сознаніе уже нельзя. И что же дѣлаетъ наше правительство,[59] стараясь подавить неистребимое сознаніе претерпѣваемой неправды, увеличиваетъ эту[60] неправду и вызываетъ все большее и большее злобное отношеніе къ этой неправдѣ.24

25 Сажусь за письма и работу.

Бодрость б[ыла] ошибочная. Почти ничего не работалъ. Только письма. Ѣздилъ верх[омъ]. Вечеръ не помню.[61] Да, читалъ письма къ А[лександрѣ] А[ндреевнѣ].

12 Map. Совсѣмъ нездоровъ.[62] Спалъ до 10 часовъ. Письма. Кое что подѣл[алъ] надъ письмомъ Японцу и то не конч[илъ]. И опять спалъ. Вечеръ чтеніе писемъ, к[оторыя] оч[ень] трогаютъ меня. Книга о Браманизмѣ[63] превосходная и вызвала много мыслей.

1) О томъ, какъ важно понятіе Бога и какъ мы не только не цѣнимъ того, ч[тò] намъ дано, но съ легкимъ сердцемъ откидываемъ вслѣдствіе нелѣпостей, к[оторыя] присоединены къ нему.

2) О томъ, какое обратное движеніе эволюціи происходило въ религіяхъ: брамани[змъ], Зороастръ, Евр[ейство], Буддизмъ, Христіан[ство], Магометанство, и почему это? А п[отому], ч[то] религіозное сознаніе въ обратномъ отношеніи къ практическому улучшенію жизни.[64] Въ наше время дошли до нелѣпостей эволюціи въ матеріальномъ мірѣ безъ начала и конца и по времени, и по пространству.

Опять читалъ мои письма къ Ал[ександрѣ] Ан[дреевнѣ].

13 Map. Здоровье лучше. Опять письмо Яп[онцу]. Ошибка б[ыла] въ томъ, что продиктовалъ необдуманно. Поправилъ, но едва ли кончилъ. Поправилъ одну «Книжку» — «Усиліе». Ѣздилъ къ Мар[ьѣ] Ал[ександровнѣ]. Поспалъ. Все нездоровится. Иду обѣдать.

[17 марта.] Пропустилъ три дня, нынче 4-й, 4 часа 17 марта. Всѣ эти три дня былъ нездоровъ. Плохо работалъ надъ письмомъ Японцу, предисловіемъ къ Н[а] К[аждый] Д[ень] и 14-го марта XVI книгу. Былъ Алекс[андръ] Стахов[ичъ]. Все время б[ылъ] въ оч[ень] мрачномъ духѣ. Слава Богу, опомнился вчера въ своихъ отношеніяхъ къ самому главному. Это матерьялъ предстоящей мнѣ работы, а я тягощусь имъ. Молочниковъ арестованъ. Былъ мил[ый] Перевозниковъ. Написал25 26 Ч[ерткову]. Сейчасъ опять[65] писалъ предисловіе. Молочниковъ пишетъ. Кажется, предисловіе лучше. Но вообще вся эта работа Н[а] К[аждый] Д[ень] становит[ся] тяжела мнѣ. Какой то педантиз[мъ], догматизмъ. Вообще гадко. Два сильн[ыхъ] впечатлѣнія, и одинаковаго характера, б[ыли] чтеніе писемъ Ал[ександры] Андр[еевны] и мыслей Лѣскова.

[66]Записать, кажется, много:

1) Если бы человѣкъ ничего бы ни зналъ о жизни людей нашего христіанскаго міра, и ему бы сказали: Вотъ есть такіе люди, к[оторые] устроили себѣ такую жизнь, что самая большая часть ихъ, 0,99 или около того, живетъ въ непрестанной тѣлесной работѣ и тяжел[ой] нуждѣ, а другая часть, 0,01 живетъ въ праздности и роскоши; чтò, если эта одна сотая имѣетъ свою религію, науку, искусство, каковы должны быть эти религія, наука, искусство? Думаю, что отвѣтъ можетъ быть только одинъ: извращенныя, плохія и религія, и наука, и искусство.

2) Какъ трудно любить, даже не не любить, противнаго, самоувѣреннаго и глупаго человѣка. Трудно, но что же дѣлать. Въ этомъ заданная тебѣ главная работа.

3) Дали человѣку то, лучше чего онъ ничего не можетъ себѣ представить. А онъ говоритъ: нехорошо, мало. Дали бабѣ холстъ — говоритъ: толстъ; дали тонѣ — говоритъ: дай болѣ. — Да, если бы тебя, болванъ, не разбудили, ты бы все спалъ и ничего бы не зналъ и не видалъ все то, чт[о] теперь знаешь и видишь. Твое дѣло воспользоваться, какъ можно лучше тѣмъ, чтò дано тебѣ, а ты говоришь: нехорошо.

4) (15-го м.) Для того, чтобы понять какой бы то ни б[ыло] вещественный предметъ, надо знать его происхожденіе, причину его появленія и отношеніе его къ другимъ предметамъ. Происхожденіе же и причина появленія всякого веществ[еннаго] предмета скрываются въ безконечномъ времени. Также и отношеніе предмета къ другимъ предметамъ неопредѣлимо, такъ какъ всѣ предметы распадаются на безконечно малые и разрастаются до безконечно великихъ. Такъ что ни происхожденіе, ни причи[на] появленія предметовъ, ни ихъ отношен[іе]26 27 къ другимъ предметамъ не могутъ намъ быть ни извѣстны, ни понятны.

Время существованія, не только моего тѣла,[67]80 лѣтъ, но нашей планеты, земли, хотя бы міиліарды лѣтъ суть только безконечно малый моментъ безконечнаго времени. И потому причины происхожденія и меня, и зем[ли], и всего на свѣтѣ не могутъ быть ни понятны, ни извѣстны намъ. А также и отношенiе къ веществу въ пространст[вѣ] и моего тѣла, и земли, и чего хотите, есть, опять среди безконечна[го] міра, даже не песчинка, а ничто. Удивительна не эта безконечность времени и вещества въ пространствѣ, но удивительна, хочется сказать, безконечная глупость людей, считающихъ матеріальныя явленія самыми понятными, такими, к[оторыя] удовлетворительно, безъ необходимости признан[ія] чего нибудь духовнаго, объясняютъ жизнь.

5) Жизнь для мужика, это прежде всего трудъ, дающій возможность продолжать жизнь не только самому, но и семьѣ и другимъ людямъ. Жизнь для интеллигента, это усвоеніе тѣхъ знаній или искусствъ, к[оторые] считаютъ въ ихъ средѣ важными, и посредствомъ этихъ знаній пользоваться трудами мужика. Какже можетъ не быть разумнымъ пониманіе жизни и вопросовъ ея мужикомъ, и не быть безумнымъ пониманіе жизни интеллигентомъ.

6) Богъ — Творецъ, Богъ Брама, Вишну, Сива, Богъ Юпитеръ, Богъ — Христосъ и т. п. Все это такъ нелѣпо, что мы смѣло отвергаемъ, не можемъ не отвергать эти нелѣпыя представленія. А не думаемъ о томъ, что понятіе Бога, духовнаго начала всего, есть такое великое и необходимое понятіе, до к[отораго] мы одни никогда не додумались бы, если бы оно не было открываемо людямъ постепенно усиліями мысли величайшихъ мудрецовъ міра. Это огромный шагъ человѣчества, а мы вообража[емъ], что имѣя радій, аэропланы, электричество, можемъ обойтись безъ него. Да, можемъ, но только какъ животныя, а не какъ люди, какъ мы и живемъ теперь въ нашихъ Ньюіорк[ахъ], Лондонахъ, Парижахъ съ 30 этажны[ми] дом[ами].

Нынче 19 Мар. Вчера пропустилъ. Здоровье все хуже; но,27 28 слава Богу, живется хорошо. Вчера ничего не помню значительнаго. Все передѣлываю предисловіе и письма. Отослалъ письмо Японцу — плохое. Читалъ письмо Бодянскаго. Тяжело отвѣтить отказомъ. Ѣздилъ къ Прокофію, и можно б[ыло] поступить мягче. Все думаю о людяхъ, ихъ судѣ, а не о Немъ и Его судѣ. Вечеромъ читалъ.

[68]Сегодня всталъ рано, мало спалъ, чу̀дная погода. Походилъ. Насморкъ, кашель, простуда и бездѣйствіе желудка. Опять поправлялъ предисловіе. Прочелъ письмо свое Индусу и оч[ень] одобрилъ. А Япон[цу] скверно. Но хорошо, что это мнѣ не важно. Написалъ Гусеву.[69] У него обыскъ. Записать, кажется, нечего.

[21 Марта.] 20 и 21. Вчера б[ылъ] оч[ень] слабъ, насмор[къ] и кашель, жаръ и все тоже бездѣй[ствіе] желудка. Пріятно б[ыло] думать, что мы[сль] о томъ, ч[тò] это можетъ быть смерть, не б[ыла] нисколько тяжела мнѣ. Не выходи[лъ]. Писалъ письма и поправлялъ книж[ки]. Вечер[омъ] здоровье хуже.

[70]Нынче тоже. Тяжело б[ыло] утромъ, потомъ лучше. Опять писалъ письма, интересн[ыя]. Потомъ Эрнеф[ельтъ]. Драма его — драма,[71] мало мнѣ интересная.

Сейчасъ 10-й часъ, мнѣ немного лучше. Саша опять хвораетъ, но хороша. У меня на душѣ оч[ень] хорошо. Хороша ясность мысли. Хочется выразить ее; а и не выражу — и то хорошо. Таня оч[ень] мила и пріятна мнѣ.

22 Map. Е. б. ж.

[22 марта.] Живъ, и даже гораздо лучше кашель, но все также нехорошъ желудокъ. Письма пустыя. Поправилъ одну, двѣ гранки книжекъ. И не нравит[ся] мнѣ эта работа. Пріѣхалъ Ив[анъ] Ив[ановичъ]. Сейчасъ спалъ, иду обѣдать. Записать есть кое что.

23[72] Мар. Здоровье — хорошо. Письма. Оч[ень] скучна работа съ книжками. Писалъ письмо о самоубійствѣ. Тоже не нравится. Хотѣлось бы написать пьесу для Телятинокъ. Иду обѣдать. Тутъ пріѣхалъ цимбалистъ, оч[ень] симпатичный.28

29 24 Марта. Цимбалиста музыка не важная. Нынче всталъ хорошо. Но все мало доволенъ своей работой. Недоволенъ систематичностью. Постараюсь избавиться. Интересныя письма, отвѣтилъ. Немного занялся предисловіемъ. Хочется написать дл[я] Димочки пьесу. Но нѣтъ потребности. Не будетъ, не надо. Отъ Молочникова трогат[ельное] письмо съ ужасны[ми] подробностями о тюрьмѣ. Все не успѣвалъ написать то, чтò думалъ.

25 Марта. Ходилъ далеко. Встрѣтилъ Дуна[ева]. Грустно. Волнуютъ мысли. Или не имѣю силы, или не нахожу формы выразить ихъ. Сильная статья Короленко о смертн[ой] казни. Ѣздилъ верхомъ. Тяжело провелъ вечеръ за картами. Надо перестать. Ложусь спать.

26 Марта. Давно нужно записать много. Нынче еще два, очень важное. Нынѣшнее:

1) То, что спасеніе человѣчества возможно только черезъ неучастіе въ насил[іи]. Не платить податей даже нельзя. Придутъ и отберутъ, но не быть насильнико[мъ] всегда можно. Это не моя мысль, а Булыгина.

2) Моя. Какъ въ молодости болѣешь[73] зa свое[74] зло и жаждешь[75]блага своего, своего организма, такъ въ старости, какъ я, болѣзненно чувствую теперь, болѣе[шь] за зло общее и жаждешь блага общаго, всего общаго организма.

[76]Ходилъ больше часа гулять. Хорошо. Поправилъ Предисл[овіе]. Иду завтракать.[77] Трогательное письмо священни[ка] о Христѣ. Вечеромъ читалъ статью Короленко. Прекрасно. Я не могъ не разрыдаться. Написалъ письмо Корол[енко].

27 Мар. Проснулся рано, поправилъ письмо Корол[енко] и два мѣста въ предисловіи. Ходилъ гулять.

Прочелъ и написалъ письма. Ничего больше не могъ дѣлать. Слабость. Не могъ ничего дѣлать, но на душѣ оч[ень] хорошо. Спалъ. Теперь пять часовъ. Хочу записать не записанное въ дневникъ. Записаны двѣ мыс[ли] въ записной книжкѣ, и я помню, что обѣ онѣ мнѣ казались важными; и я кратко записалъ ихъ,29 30 увѣренный, ч[то] вспомню. Записано такъ: 1) Что такое:[78] міръ[?] 2) Сознаніе соединяетъ отдѣльные организмы. Вторую помню, а 1-ую не могу прочесть и вспомнить.

1) Отчего мой языкъ, моя пятка, мои легкія связаны въ одно мое тѣло?

Не близостью: мои экскременты ближе, чѣмъ моя кожа, а они не мои, а кожа, ухо, пятка, клѣтка моего тѣла — мои.[79] Все это связано въ одно моимъ сознаніемъ. Такъ не могутъ быть связаны сознаніемъ міры, можетъ быть сознаніе земли, Марса, солнца и даже многаго такого, чтò мнѣ съ моимъ временнымъ, пространственнымъ пониманіемъ, мнѣ не представляется соединеннымъ во едино.

Было еще что то объ этомъ, но забылъ.

2) Чтò такое[80]......? — Забылъ.

3) Я все пустое забылъ. Какъ же это могло не быть, когда во мнѣ, не переставая идетъ[81] внутренняя работа самоосужденія — усилія, к[отор]ая занимаетъ всѣ мои духовныя силы.

4) Вѣра? Чтò такое вѣра? Вѣра, это — то[82] духовное зданіе, на кот[оромъ] стоитъ вся жизнь человѣка, это то, что даетъ ему точку опоры[83] и потому возможность двигаться. Это то, что для тѣлеснаго существа то, на чемъ оно стоитъ. Для одного, для насѣкомаго достаточенъ волосокъ, для пчелы цвѣтокъ, листокъ, для птицы вѣтка, для бѣлки сучекъ, для медвѣдя дерево. Тоже и для вѣры человѣка. Для одного икона, для другого таинства, для третьяго пророкъ, для четвертаго — Богъ личный, для пятаго...... Все зависитъ отъ вѣса его требован[iй] сердца и разума.

5) Въ духовномъ мірѣ еще больше сложности, чѣмъ въ вещественномъ.

6) Значеніе жизни измѣряется не временемъ, а глубиною.

7) Ты о людяхъ, а Б[огъ] о тебѣ.30

31 8) Удоволъствіе для тѣла, для души — благо. Удовольствіе и благо рѣдко сходятся.

28 Мар. Вчера вечеромъ читалъ. Ничего не ѣлъ. Сегодня всталъ въ 8, походилъ и вернувшись, почувствовалъ большую слабость. Отвѣтилъ лѣниво кое какія письма и опять маралъ предисловіе. О самоубійствѣ тоже началъ. Представляется важнымъ. Ѣздилъ верхомъ, сейчасъ вернул[ся], ложусь спать. Слабъ, но меньше. Неужели то, что зрѣетъ во мнѣ и даже просится, останется не высказаннымъ. Вѣроятно и навѣрно — хорошо.

[30 Марта.] Пропустилъ два дня. Вчера 29. Утромъ[84] на гуляньи встрѣтилъ Страхова и потомъ Масарика. Оба мнѣ пріятны, особенно Масарикъ.[85] 28-го пріѣхали Стаховичи. Довольно скучно. Оч[ень] ужъ чуждъ онъ. Вчера хорошо два раза говорилъ съ Масарикомъ. Ѣздилъ въ Овсянниково. Набросалъ комедію: можетъ вытти. Масарикъ все таки професоръ и вѣритъ въ личнаго Бога и безсмерт[іе] личности.

Нынче 30 Март[а]. Еще болѣе слабъ. Ходилъ гулять. Встрѣтилъ милаго Пошу. Ничего не могъ дѣлать, кромѣ писемъ и тѣ мало. Ѣздилъ верхомъ въ Телятинки. Вечеромъ ничего не дѣлалъ. Ложусь спать. 12 час[овъ].

31 Марта. Все такъ же тѣлесно слабъ и не скучно, не дурно, а грустно и хорошо. На опытѣ вижу, какъ велика радость — не радость, а благо внутренней работы. Нынче почувствовалъ въ первый разъ и съ полной ясностью мой успѣхъ въ освобожденіи отъ славы людской. Все были маленькія дѣлишки: не смущаться о томъ, что осудятъ, что пью вино, играю въ карты, что живу въ роскоши, а смотришь — чувству[ешь] свободу неожиданную. Думаю, что не ошибаюсь.

[86]Нынче спалъ порядочно. Разлилъ и разбилъ горшокъ и оч[ень] усталъ, убирая, вытирая, задохнулся. Близко, и хорошо, что близко. Ч[ертковъ] не осудилъ бы. Какъ разъ на точкѣ равнодушія: не желаю и не боюсь ни жизни, ни смерти. Служить — хорошо. Хорошо особенно тѣмъ, что ясно чувствую,31 32 ч[то] послѣдствія своего служенія внѣ себя не увижу, но знаю, что они будутъ, если сознаю ихъ въ себѣ.

[87]Ходилъ утромъ. Ко мнѣ обратился изъ Панина крестьянинъ революціонеръ, и отецъ его такой же. Оба сидѣли, оба знаютъ меня. Но нуженъ я имъ только въ той мѣрѣ, въ к[оторой] они видятъ во мнѣ революціонн[ое]. Далъ ему книги. Дурно велъ себя, объяснивъ ему свое положеніе. Всетаки, кажется, не для сл[авы] люд[ской]. Онъ попросилъ денегъ. Это было тяжело. Потомъ началъ писать[88] пьесу. Не пошло. Пріѣхалъ журналистъ изъ Финляндіи. Я принялъ его и много, горячо говорилъ, и хорошо. Потомъ Бѣленьк[ій] привезъ письмо отъ Молочникова. Я распустилъ слюни, прося уѣзжавшую Рыдзевскую. Потомъ кое что читалъ, спалъ. Соня уѣхала въ Москву. С[аша] уѣхала въ Тулу на концертъ. Иду обѣдать.

[89]Помоги мнѣ повернуться такъ, чтобы меня не б[ыло], а только Б[огъ] шелъ бы черезъ меня.

Записать надо двѣ, да теперь некогда.

1 Апрѣля. Вчера пріѣхалъ Димочка, разсказывалъ мнѣ повесть Семенова, оч[ень] хорошо. Я взялъ Семенова и читалъ весь вечеръ. Оч[ень] хорошо. И вечеромъ слабость и нынче, съ утра еще болѣе. Тягочусь тѣмъ, что ничего не могу дѣлать. Зато хорошо, что самъ себѣ оч|ень] противенъ и гадокъ. Запис[ать]:

1) Вещество и пространство, время и движеніе[90] отдѣляютъ меня и всякое жив[ое] существо отъ Всего Бога. Какъ же представлять себѣ Бога личнымъ, т. е. ограниченнымъ, т. е. въ пространстве и времени.

2) Есть во всѣхъ насъ два «я» — тѣлесное, т. е. соединеніе тѣла съ сознаніемъ, т. е. тѣлесн[ая] жи[знь], и одно сознаніе, т. е. духовная жизнь. У дѣтей[91] духовная жизнь, когда проявляется, проявляется во вс[ей] чистотѣ, безъ участія ума и его плодо[въ] соблазновъ, и потому особенно мило.

Сейчасъ 9 часовъ, сажусь за кофе и письма.

3 Апр. Два дня пропустилъ. 1 Апр. не помню, что дѣлалъ.32 33 Знаю только, что б[ылъ] оч[ень] слабъ и ничего не работалъ. Вчера тоже самое. Незначительныя письма отвѣти[лъ] и больше ничего. Нынче тоже. Сплю много, но слабость все усиливается. Теперь 6-й часъ. Только ч[то] проснулся. Много б[ыло] писемъ. Отвѣчалъ нѣкот[орыя]. Съ утра хотѣлъ написать о своихъ похоронахъ и о томъ, чтò прочесть при этомъ. Жалѣю, ч[то] не записалъ. Все ближе и ближе чувствую приближенiе смерти. Несомнѣнно то, что жизнь моя, а также, вѣроятно, и всѣхъ людей становится духовнѣе съ годами. Тоже совершается и съ жизнью всего человѣчества. Въ этомъ сущность и смыслъ жизни всей и всякой, и потому смыслъ моей жизни опять только въ этомъ одухотвореніи ея. Сознавая это и дѣлая это, знаешь, что дѣлаешь предназначенное тебѣ дѣло: самъ одухотворяешься и своей жизнью хоть сколько нибудь содѣйствую общему одухотворенію — совершенствованію.

Какъ то гораздо лучше, яснѣе чувствов[алъ] это во время гулянья. И сейчасъ непреодолимая слабость: глаза слипаются, и пошевелиться тяжело.

4 Апр. Всталъ бодрѣе. Ходилъ гулять. И хорошо думалось и утромъ, и на гуляньи.

Утромъ думалъ такъ:

1) Одно изъ двухъ: или жить во времени и пространствѣ, руководясь въ своей дѣятельно[сти] соображеніями о предстоящемъ и внѣшнихъ вещественныхъ условіяхъ и бояться, надѣяться, и всегда ошибаться, и страдать, или: — жить только настоящимъ и духовнымъ началомъ — душою и руководиться въ своей дѣятельности, не зна[я] ни страха, ни разочарованія, ни ошибокъ, ни страданій — законъ духовнаго начала души — любовью.

Жизнь не допускаетъ ни того, ни другого вполнѣ. Жизнь только тогда жизнь, когда духовное начало побѣждаетъ вещественное, и только въ этой побѣдѣ — жизнь. (Запутался, а въ головѣ б[ыло] хорошо).

2) Любовь[92] къ Богу и сознанiе Его, это тоже, что тяготѣнiе къ землѣ и земли къ большому центру, а того еще къ большему центру тяготѣнія и такъ безъ конца. Любовь къ ближнему,33 34 къ животнымъ, это тоже тяготѣніе между предметами, находящимися въ зависимости отъ всеобща[го] тяготѣнія. Бога мы знаемъ точно также, какъ знаемъ тяготѣніе. Точно также, какъ знаемъ тяготѣнье по его закон[у], такъ и Бога по Его закону любви. Тотъ же законъ любви къ Богу, какъ и законъ тяготѣнія къ общему, основному центру тяготѣнія, и какъ тотъ же законъ тяготѣнія между отдѣльными предметами вещества, такъ и тотъ же законъ любви между отдѣльными[93] живы[ми] существами. И также, какъ мы не знаемъ, не можемъ даже представить себѣ всеобщаго центра тяготѣнія, мы не можемъ знать и представить даже себѣ Бога. Но также [какъ] несомнѣнно то, чтò этотъ непостижимый центръ есть, также несомнѣнно и то, чтò Богъ есть.

— Грубое представленіе тяготѣнія есть верхъ и низъ; болѣе высокое: земля притягиваетъ; еще болѣе высокое: землю притягиваетъ солнце, солнце же само притягивается къ ... и т. д. То же и съ[94] представлен[іемъ] Бога. Самое грубое представленіе Бога идолъ, болѣе высокое: Христосъ, Будда,... еще болѣе высокое Богъ личный. Но ни то, ни другое недоступно человѣку, хотя и то и другое, какъ понятіе и какъ фактъ, неизбѣжно, необходимо.

5 Апр. Всталъ бодро. Ходилъ навстрѣчу С[офьѣ] А[ндреевнѣ]. Въ постели записалъ кое что не дурно. Потомъ письма. Поправки корректуры Окт[ября]. Н[а] К[аждый] Д[ень] и книжечки 19 и 20 пересмотрѣлъ, а писать комедіи не пришлось. Вечеромъ тоже работалъ. С[аша] все болѣетъ. Ложусь спать.[95]

1) Какъ хорошо помнить свое ничтожество: человѣка передъ миліардами людей, животнаго среди миліарда миліардовъ животныхъ, своего обиталища земли-песчинки,[96] въ сравненіи съ Сиріусомъ и др., и свое время жизни въ сравненіи съ миліардомъ милліа[рдовъ] вѣковъ.[97] Одинъ смыслъ: ты — работникъ.34 35 Урокъ заданный написанъ въ твоемъ разумѣ и сердцѣ и выраженъ ясно и понятно лучшими изъ такихъ же существъ, какъ ты. Награда за исполненіе урока сейчасъ же опять въ тебѣ вѣрная. Но как[ое] значеніе имѣетъ твой урокъ и исполненіе его — не дано[98] знать тебѣ, да и не зачѣмъ. Тебѣ и такъ хорошо. Чего еще желать тебѣ?

7 Апр. Опять пропустилъ день вчерашн[ій]. Всталъ рано. Писемъ немного, отвѣчалъ. Писать не хочется ничего новаго. Et je m’en trouve bien.[99] Ѣздилъ съ Душа[номъ] далеко и оч[ень] пріятно. Безумно пріятная весна. Всякій разъ не вѣришь себѣ. Неужели опять изъ ничего эта красота. Вечеромъ Сережа. Онъ мнѣ понятенъ сталъ. — И я радъ. Димочка съ Булгак[овымъ] и Сергѣенко мальчикомъ. Написалъ отвѣтъ Градовскому. Нынче:

Ходилъ навстрѣчу пролеткѣ, возившей М[ихаила] С[ергѣевича] и Сер[ежу]. Потомъ писалъ немного. Саша лежитъ. Ѣздилъ съ Душаномъ по лѣсамъ. Поправлялъ книжки, все не знаю, какъ назвать. Потомъ Философовъ. Мертвый какъ почти всѣ. Хорошо письмо отъ мужика. Полусумашедшая дѣвица. Да, забылъ вчера два крест[ьянина], одинъ нижегородскій, другой Екатеринославскій. Оба нарочно пріѣзжали и оба надѣялись на помощь.

Жить только для того, чтобы исполнять не свою, а Его волю. Какая свобода! И я начинаю испытывать ее. Какъ же не быть благодарнымъ и за рожденіе, и за жизнь, и за смерть?

Теперь 10 часовъ. Хочу еще приготовить къ перепискѣ книжечки. Теперь уже 25-я.

[9 апреля.] 8, 9, Апр. Вчера ничего не помню. Поправлялъ Мысли О Ж[изни]. Письма написалъ плохо. Ничего не хочется дѣлать. Ѣздилъ съ Душ[аномъ]. Уныло и даже недобро.

[100]Нынче тоже. Сашѣ хуже. Ее отправляютъ въ Крымъ. Записать:

1) «Ты — царскій работникъ, а я — Божій».

2) Одно изъ самыхъ тяжелыхъ условій моей жизни, это то, ч[то] я живу въ роскоши. Всѣ тратятъ на мою роскошь, давая мнѣ ненужные предметы, обижаются, если я отдаю ихъ. А у35 36 меня просятъ со всѣхъ сторонъ, и я долженъ отказывать, вызывая дурныя чувства. Вру, что тяжело. Тяжело оттого, ч[то] я плохъ. Такъ и надо. Это хорошо. Оч[ень] хорошо. Цѣлый день d’une humeur de chien,[101] особенно, гдѣ надо бы быть добрымъ. Только всетаки помню, что[102] одобреніе нужно только Его.

10 Апр. Продолжаю быть въ самомъ дурномъ настроеніи. И думать не могу о какой нибудь самостоятельной работѣ. Поправлялъ М[ысли] О Ж[изни]. Встрѣтилъ Николае[ва]. Получилъ коррект[уры] отъ Ив[ана] Ив[ановича]. Саша ѣдетъ. Она грустна. Я хорошо поговорилъ съ ней. Оба расхлюпались. Только вписалъ:

1) Если сердишься на людей, то подумай, не отъ того ли, ч[то] самъ плохъ. Если сердишься на животныхъ, то всѣ вѣроятія за то, ч[то] плохота въ тебѣ. Если же сердишься на вещи, то знай, что все въ тебѣ и надо взять себя въ руки.

2) Я, слава Богу, привыкъ молиться, когда одинъ. А когда сходишься съ людьми, когда нужнѣе всего молитва, все не могу привыкнуть. Буду всѣми силами стараться пріучить себя при встрѣчѣ, общеніи съ каждымъ человѣкомъ сказать самому себѣ: помоги мне, Господи, съ братской любовью обойт[ись] съ нимъ, съ ней.

3) Какой большой грѣхъ я сдѣлалъ, отдавъ дѣтямъ состояніе. Всѣмъ повредилъ, даже дочерямъ. Ясно вижу это теперь.

11 Апр. Все то же состояніе. Ничего не работалъ кромѣ писемъ. И письма плохія. А оч[ень] хочется. Говорилъ хорошо съ Сашей. Булг[аковъ] потерялъ письмо. Очень б[ыло] хорошее. Радъ, ч[то] никакого усилія не нужно, чтобы не жалѣть. Съ баба[ми] просительницами б[ылъ] плохъ. Не помнилъ молитву. Записать:

1) Дьяволъ тщеславія такъ хитеръ и ловокъ, ч[то], когда ты совершенно искренно начинаешь судить себя и видишь всѣ свои гадости, онъ уже тутъ какъ тутъ и подсказываетъ такъ: Вотъ, видишь какой ты хорошій, не такой, какъ всѣ: ты смирененъ и осуждаешь себя, ты хорошій.

2) Насъ пріучили понимать подъ религіей[103] точное, опредѣленное36 37 представл[еніе] о Богѣ и Его законѣ, и отъ этого намъ кажется, ч[то] признаніе непонятнаго, но несомнѣннаго Бога и Его требованi[й], написанныхъ не въ книгахъ, а въ нашихъ сердцахъ, не удовлетворяетъ насъ. А между тѣмъ только въ этомъ непонятномъ Богѣ и въ требованіяхъ Его, напиеанныхъ въ нашихъ сердцахъ и есть религія, одна истинная религія.

3) Когда сходишься съ человѣкомъ, то должно бы быть одно чувство радости и благодарности за то, ч[то] является возможность единенія.

4) Патріотизмъ невовможенъ для человѣка, во что нибудь разумно вѣрующа[го].

5) Жизнь такъ полна противорѣчій всему тому, что мы думаемъ и чувствуемъ, что дурманъ табака, вина необходимъ намъ.

12 Апр. Утро, 2 часа. Все также неработоспособенъ. Письмо о смерти Петражицкаго. Одно хорошо. Чувствую движеніе впередъ въ равнодушіи къ сужденію людей и большое уваженіе къ человѣку, какъ я говорю: благодарность за радость возможности общенія. Утромъ письма и поправилъ вчерашнее письмо. Ѣду верхомъ.

Не обѣдалъ. Мучительная тоска отъ сознанія мерзости своей жизни среди работающихъ для того, чтобы еле еле избавиться отъ холодной, голодной смерти, избавить себя и семью. Вчера жрутъ 15 человѣ[къ] блины,[104] человѣкъ 5, 6, семейныхъ людей бѣгаютъ, еле поспѣвая готовить, разносить жранье. Мучительно стыдно, ужасно. Вчера проѣхалъ мимо бьющ[ихъ] камень, точно меня сквозь строй прогнали. Да, тяжела, мучительна нужда и зависть, и зло на богаты[хъ], но не знаю не мучительнѣй ли стыдъ моей жизни.

Нынче 13 Апр. Проснулся въ 5 и все думалъ, какъ вытти, ч[тò] сдѣлать? И не знаю. Писать думалъ. И писать гадко, оставаясь въ этой жизни. Говорить съ ней? Уйти? Понемногу[105] измѣнять?.... Кажется, одно послѣднее буду и могу дѣлать. А всетаки тяжело. Можетъ быть, даже навѣрное, это хорошо. Помоги, помоги Тотъ, Кто во мнѣ, во всемъ, и Кто есть, и кого я молю и люблю. Да, люблю. Сейчасъ плачу, любя. Оч[ень].37

38 14 Апр. Оч[ень] б[ыло] тяжело вчера. Ходилъ вчера къ Курнос[е]н[ковой], къ Шинтяков[у] — забылъ какъ зовутъ. Ничего не дѣлалъ, кромѣ пустого письма. Ѣздилъ верхомъ. Тяжело, а не знаю, чтò дѣлать. Саша уѣхала. И люблю ее, недостаетъ она мнѣ — не для дѣла, а по душ[ѣ]. Пріѣзжали провожать ее Голденв[ейзеры]. Онъ игралъ. Я по слабости кисъ.

Ночь[ю] было тяжело физически, и немного вліяетъ на духовное. Всталъ поздно. Бодянская о мужѣ, приговоренномъ по Новор[оссійской] республикѣ. Написалъ Олсуфьеву. Велъ себя хорошо и съ нищими, и съ просителемъ. Ѣздилъ въ Овсянниково. Читалъ свои книги. Не нужно мнѣ писать больше. Кажется, что въ этомъ отношеніи я сдѣлалъ, чтò могъ. А хочется, страшно хочется.

[106]Вечер[омъ] поправлялъ Мысли о жиз[ни]. Теперь 12 час[овъ]. Ложусь. Все дурное расположеніе духа. Смотри, держись, Л[евъ] Н[иколаевичъ].

15 Апр. е. б. ж.

[15 апреля.] Живъ — не очень. Всталъ бодрѣе. Опять суета. Просители. Со всѣми хорошо, помня о благодарности за радость общенія, кромѣ пьяницы женщины,[107] к[отор]ой нехорошо отказалъ. Письма. Шоу и Объ общ[ествѣ] мира. Нехорошо. Корректуры. И всетаки ничего не писалъ. Соломахинъ оч[ень] пріят[енъ], а вечеромъ изъ Самары желѣзнодор[ожникъ]. Сейчасъ немного знобитъ. Написалъ Сашѣ.

16 Апр. Е. б. ж.

[16 апреля.] Пора. Живъ. Всталъ поздно. Пилъ воды. Ходилъ къ Суворову. Много народа. Оч[ень] хорошо б[ыло] съ старикомъ. Увидалъ его, и непріятное чувство досады. Вспомнилъ, что это возможность единенія, то, за что надо быть благодарнымъ. Разговорилс[я] съ нимъ, исполнилъ его желаніе, и такъ хорошо стало, радостно. Потомъ учитель съ юга. Совсѣмъ близкій человѣкъ.

Поправлялъ Мысли о Жизни и о[чень] недоволенъ. Письма мало интересныя. Къ стыду своему б[ыло] непріятно Меньшиковское разсужденіе обо мнѣ.38

39 Съ Булг[аковымъ] ѣздилъ въ Телятин[ки]. Пріятно говориль съ нимъ. Вечеромъ читалъ изреченіе Талмуда. Все такое же дурн[ое] расположеніе духа. Также и еще больше непріятно б[ыло], чѣмъ Меньшик[овская] недоброта, ругательство мужика, к[оторому] я не далъ 5 к[опѣекъ]. Записать:

1) Не помню кто, Досевъ или кіевскій студентъ, уговаривали меня бросить свою барскую жизнь, к[оторую] я веду, по ихъ мнѣнію, п[отому] ч[то] не могу разстаться съ сладкими кушаньями, катаніями на лошади и т. п. — Это хорошо. Юродство.

2) Какъ не быть самоубійствамъ при томъ извращеніи вѣры и нелѣпости науки. Отъ вѣры въ науку; изъ огня въ полымя.

3) Вѣра безумна п[отому], ч[то] хочется вѣрить по старому, а жить по новому.

Неясн[о] и скучно уяснять. Ни къ чему. Усталъ — жить усталъ.

Что то еще записано — не разобралъ и не нуж[но].

17 Апр. Казалось, нельзя хуже. А нынче еще хуже всѣхъ дней — настроеніе. Съ трудомъ борюсь. Хорошее письмо отъ Ч[ерткова] и журналъ китайской передовой прогрессистской партіи. Оч[ень] занимаетъ меня. Никуда не ѣздилъ. Послѣ обѣда просматривалъ книжечки. Надо все измѣнить, записать нечего.

18 Апр. Е. б. ж.

[19 апреля.] Живъ и вчера не записалъ, нын[че]

19 Апр. Вчера б[ыло] нѣсколько лучше. Утромъ поправлялъ М[ысли] О Ж[изни]. И недурно. Былъ въ Овсянниковѣ. Вечеромъ поправлялъ корректуру. Нынче совсѣмъ лучше.[108]

Вчера посѣтитель: шпіонъ, служившій въ полиціи и стрѣлявшій въ революціонеровъ пришелъ, ожидая моего сочувствія. И еще такой, что, очевидно, желалъ поддѣлаться тѣмъ, чтò поповъ бранитъ. Оч[ень] тяжело это, ч[то] нельзя, т. е. не умѣю по человѣчески, т. е. по божьи, любовно и разумно обойтись со всякимъ. Сейчасъ, нынче два юноши меня поучали и обличали: одинъ требовалъ, чтобы я «боролся» бомбами; другой: зачѣмъ я передалъ право собственности на сочин[енія] до 80-го года. И тоже не умѣлъ крот[ко], безъ ироніи обойтись съ ними.39

40 Вчера интересный разговоръ о любви.

Выше исключит[ельной] любви не ставятъ ничего и прямо называютъ лицемѣр[іемъ] истинную любовь. А надо бы внести в М[ысли] О Ж[изни] развращающее дѣйствіе романовъ и вообще восхвален[iе] любви исключительной.

Нынче утромъ пріѣхали два Японца. Дикіе люди въ умиленіи восторга передъ европ[ейской] цивилизаціей. Зато отъ Индуса и книга и письмо, выражающія пониманіе всѣхъ недостатковъ европ[ейской] цивилизаціи, даже всей негодности ея.

Ѣздилъ съ Душаномъ. Теперь 5-й часъ. Ложусь спать передъ обѣдомъ.

1) Судишь другихъ, не зная ихъ. А про себя сколько гадостей знаешь и забываешь.

2) Да, движеніе то, к[оторое] измѣняетъ складъ жизни, медленно. Его ступени поколѣнія. Теперь, н[а]п[римѣръ], не можетъ быть движенія, пока не вымрутъ: бары, богатые вообще, не знающіе стыда за свое положеніе, и революціонеры либералы, довольные собой, какъ тѣ два, какіе были нынче.

Вечеръ ходили пускать граммофонъ. Плясали, народъ. Простился съ Японцами. Все также лучше. Ложусь спать. Простился съ милой Таней.

20 Апр. Е. б. ж.

[20 апреля.] Все еще живъ. Всталъ не рано. Ходилъ по елочкамъ; занимали муравьи. Записалъ кое что. Опять полковникъ съ, очевидно, недобрымъ чувствомъ ко мнѣ. Поправилъ двѣ книжечки по коррект[урамъ]: Грѣхи, собл[азны] суев[ѣрія] и Тщеславіе. Недурно. Ѣздилъ съ Булг[аковымъ]. Мало интересныхъ писемъ. Вечеромъ читалъ Канди о цивилизаціи. Оч[ень] хорошо. Записать:

1) Движеніе впередъ медленно, по ступен[ямъ] поколѣній. Для того, чтобы двинуть[ся] на одинъ шагъ, нужно, чтобы вымер[ло] цѣлое поколѣніе. Теперь надо, чтобы вымерли бары, вообще богат[ые], не стыдящіеся богатства, революціонеры, не влекомые страданіемъ несоотвѣтствія жизни съ сознаніемъ, а толь[ко] тщеславіемъ революціи, какъ профессіи. Какъ важно воспитаніе дѣт[ей], — слѣдующихъ поколѣній.40

41 2) Японцы принимаютъ христіанство, какъ одну изъ принадлежностей цивилизаціи. Съумѣютъ ли они также, какъ наши европейцы, такъ обезвредить христіанство, чтобы оно не разрушило того, ч[тò] они берутъ въ цивилизаціи?

3) Огромное большинство живетъ одной животной жизнью; въ вопросахъ же человѣческихъ слѣпо подчиняется общественному мнѣнію.

4) Усиліе мысли, какъ сѣмя,[109] изъ[110] котораго вырастаетъ огромное дерево, не видно; а изъ него вырастаютъ видимыя перемѣны жизни людей.

21 Апр. Всталъ поздно въ оч[ень] дурномъ духѣ. Крестьянинъ о землѣ. Я дурно поступилъ съ нимъ. Потомъ дама съ дочерьми. Говорилъ съ ней, какъ умѣлъ. Читалъ книгу о Gandhi. Оч[ень] важная. Надо написать ему. Потомъ Миш[а], потомъ пріѣхалъ Андреевъ. Мало интересенъ, но пріятное, доброе обращеніе. Мало серьезенъ. О [111]Сашѣ нехорошія вѣсти. Сейчасъ хочу написать ей. Вечеръ читалъ о самоубійствахъ. Оч[ень] сильное впечатлѣніе. Ложусь спа[ть], 12-й часъ. Записать нечего. Отъ Ч[ерткова] письмо.

22 Апр. Е. б. ж.

[22 апреля.] Живъ. Пошелъ гулять одинъ, отказалъ Андрееву и пріѣзжему изъ Арханг[ельска]. Потомъ поговорилъ съ Андреевымъ. Нѣтъ серьезнаго отношенія къ жизни, а между тѣмъ поверхностно касается этихъ вопросовъ. Письма. Поправилъ два[112]мѣсяца Н[а] К[аждый] Д[ень]. Оч[ень] мнѣ понравилось. Ходилъ гулять. Пріѣхали Голденв[ейзеры]. Все борюсь. Написалъ С[ашѣ] письмо. Ложусь спать передъ обѣдомъ. Отъ С[аши] оч[ень] тронувшее меня письмо. Сильно волновала музыка. Прекрас[но] игралъ.

23 Апр. Мало работалъ. Ходилъ съ Голд[енвейзеромъ] къ поручику. Прекрасно играл[и] послѣ обѣда. Оч[ень] волновала музыка.

24 Апр. Съ утра слабость, боль головы. Почти ничего не дѣлалъ и не выход[илъ]. Сонливость, маразмъ. Отъ Ч[ерткова]41 42 письмо. Спектакль въ Телятин[кахъ], говорятъ, удался. Ничего не пис[алъ].

25 Апр. Немного лучше. Ходилъ. Пись[ма]. Пилъ кофе, вавтракалъ. Немного освѣжи[лся], но къ вечеру опять слабость маразмъ. Но на душѣ хорошо, даже очень.

26 Апр. Гораздо лучше, но не работалось. Видно, такъ надо. И то хорошо. Кое что записалъ. Ходилъ съ Олей и дѣтьми. Мраченъ, но не грѣшилъ. Вечеромъ читалъ. Пріѣхали Димочка съ Ал[ешей] Сергѣенко, и духомъ Чертк[овыхъ] повѣяло — пріятно. Ложусь спать. Отъ С[аши] хорошее письмо.

27 Апр. Всталъ оч[ень] бодро. Довольно хорошо работалъ надъ предисловіемъ. Кончилъ начерно. Ходилъ на Козловку. Не усталъ. Чудная погода. Вечеромъ восхищался разсказомъ Семенова, Сергѣенко отпустилъ. Написалъ С[ашѣ]. Объ ней хорошее письмо. Ложусь спать. Записывать нынче не буду.

28 Апр. Здоровье хуже. Ничего не дѣлалъ утромъ. И не хочется. Ходилъ до Козлов[ки], засталъ дождь, вернулся верхомъ съ Булгако[вымъ]. Послѣ обѣда исправлялъ предисловіе. Вейнбергъ изъ Ташкента. Письма писалъ. На душѣ невесело. Хочется одиночества, съ людьми тяжело.

29 Апр. Е. б. ж.

[29 апреля.] Живъ, но нездоровъ. Ночью было плохо. Сонливость, слабость. Хорош[ія] письма. Пріятный оч[ень] Плюснинъ. Ложу[сь] спать. Записать:

1) Мы молимся словами. — A общеніе съ Нимъ, Богомъ возможно не словами, а только любовью.

2) Сознаніе пробуждаетъ отъ сна. Также только сознаніе — кто я? — пробуждаетъ отъ[113] ложной тѣлесной жизни.[114] Душа, это сознаніе. Кажется, какъ малò сознаніе. Жизнь такъ сложна, ощутительна, a созна[ніе][115] такое что то небольшое, такъ мало замѣтное. Маленькое, мало замѣтное, а оно Все.[116]

Чтò такое сознаніе? То, что я спрошу себя: кто, чтò я? — И отвѣчу: я — я. Но я спрошу себя: кто же этотъ второй «я»? 42 43 И отвѣтъ только одинъ: опять я, и сколько ни спрашивай; все я — я. Явно, что я есть что то внѣпространств[енное],... внѣвр[еменное]... Одно, ч[тò] дѣйствительно есть. — Все могло произойти отъ условій простр[анства] и врем[ени] тѣлесное, только не сознаніе. A сознаніе — все. (Хорошо).

30 Апр. Всталъ свѣжѣе. Пріѣхалъ г-нъ Дурно[во] съ женою, сочинившій ученіе Хр[иста] по понятіямъ. Ужасная чепуха. Но Cela n’est pas une raison pour se mal conduire.[117] Я былъ недобръ съ нимъ. Потомъ Шпиро. Потомъ работалъ надъ письмомъ къ дѣтямъ. Кажется, не совсѣмъ гадко. Ходилъ въ Телятинки. Вечеромъ Ал[ександръ] Петр[овичъ] и Кочедыковъ — полусумашедшій: сила инерціи, электр[ичество], ма[гнетизмъ]. Потомъ 8 человѣкъ изъ Телятин[окъ]. Все обошлось недурно.

Простил[ся] съ Плюснинымъ и его товарищемъ. Написа[лъ] Сашѣ, отъ к[оторой] нѣтъ письма. 12 час[овъ].

1 Май. Е. б. ж.

[1 мая.] Живъ. Записать:

1) Одна изъ главныхъ причинъ самоубійствъ въ Европейскомъ мірѣ, это ложное церковное христ[iанское] ученіе о раѣ и адѣ.[118] Въ рай и адъ не вѣрятъ, а между тѣмъ представленіе о томъ, ч[тò] жизнь должна быть раемъ или адомъ, такъ засѣло въ голову, ч[то] не допускаетъ разумнаго пониманія жизни такой, какой она есть, а именно — не рая и не ада, а борьбы, непрестанной борьбы, — непрестанной, п[отому] ч[то] жизнь только въ борьбѣ, но не въ Дарвиновской борьбѣ существъ, особей съ существами, особями, a борьбѣ духовныхъ силъ съ тѣлесными ограниченіями ихъ. Жизнь — борьба души съ тѣломъ. Понимая такъ жизнь, то невозможно, ненужно, безсмысленно самоубійство. Благо только въ жизни. Я ищу блага; какъ же мнѣ для достиженія блага уйти отъ жизни? Я ищу грибовъ. Грибы только въ лѣсу. Какъ же я для того, чтобы найти грибы, уйду изъ лѣса?

Сейчасъ 8-й часъ утра. Ночь оч[ень] мало спалъ, едва ли 4 часа. Слабъ. Пріѣзжаетъ Соня. Одѣваюсь и иду гулять.

Теперь вечеръ. Соня пріѣхала. Укладывался, ходилъ43 44 гулять, смотрѣть на автомобили. Милые ребята реалисты, 20 чел[овѣкъ]. Поговор[илъ] съ ними хорошо. Потомъ милый Димочка хорошо говорилъ. Ложусь спать. Ниче[го] не дѣлалъ. Пачкалъ предисловіе. Броси[лъ] письмо дѣтямъ. Прямо нехорошо.

[Кочеты̀.] 2 Мая. Собрался ѣхать и выѣхалъ въ 7. Было тяжело. Любопытство людей. Милыя Тани[119] и М[ихаилъ] С[ергѣевичъ]. Заблудился вечеромъ въ паркѣ. Нездоровится.

3 мая. Всталъ вяло. Ничего не работалъ. Ходилъ по парку, читая Масарика. Слабо. Поправлялъ предисловіе. Думалъ о самоубій[ствѣ] и перечиталъ начатое. Хорошо. Хорошо бы написа[ть]. Написалъ Масар[ику], Сашѣ, Сонѣ. Ложусь спать. 12 ч[асовъ].

4 мая. Передъ обѣдомъ ходилъ по лѣсу и радовался на жизнь, на «незримыя усилія». Видѣлъ удивительные по психологической вѣрности сны. Думалъ, что напишу о самоуб[ійствѣ], но сѣлъ за столъ, и слабость мысли и неохота. Опять мучительно чувствую тяжесть роскоши и праздности барской жизни. Всѣ работаютъ, только не я. Мучительно, мучительно. Помоги... найти выходъ, если еще не наступилъ[120] главный, вѣрный выходъ. Впрочемъ... надо и за эт[о] благодарить и благодарю. Записать:

1) Все, чѣмъ можетъ порадовать себя человѣкъ, живущій для души, это то, что я сталъ все таки немного менѣе гадокъ, чѣмъ былъ прежде. И это не изреченіе для красоты мысли и слога, а мое искреннее, самое искреннее, на дѣлѣ въ послѣднее время провѣряемое, душевное состояніе. И эта радость сознанія своего хоть маленькаго движен[iя], — радость и большая.

2) Хорошо жить такъ, чтобы дѣлать такое дѣло, какое навѣрное знаешь, что не кончишь и послѣдствій котораго навѣрно не увидишь.

6 ч[асовъ.] Иду обѣдать. Вечеръ читалъ, гулялъ.

5 Мая. Опять сонливость, слабость мозга. Ничего не писалъ и не брался. Читалъ старинныхъ французовъ: La Boеtie, Montaigne, Larochefoucauld. Гулялъ. Не скажу, что на душѣ хорошо 44 45 сплю. Главн[ое], нужно сознательное недѣланіе. Отдѣлал[ся]. Только не портить, доживая. А главное, жить только передъ Богомъ, съ Богомъ, Богомъ. Ложусь спать.

6 Мая. Вчера ночью телеграммы: отъ Саши и отъ Черт[кова]. Ч[ертковъ] пріѣзжаетъ 7-го, завтра.

Дождь, холодъ, совсѣмъ нездоровъ, слабость, изжога, головная боль. Походилъ. Письма — мало, но хоро[шее], трогат[ельное] отъ Ч[ерткова], отъ Сиксне-брата и еще хорошія. Помоги, помоги Ты, передъ концомъ жить только передъ Тобой, всегда съ Тобою и Тобою. Хорошо поговор[илъ] съ Таней. Ничего не писалъ. Записать:[121]

Привычка — механическi[е], безсознательные поступки, есть фундаментъ истинной жизни — нравственнаго совершенствованія. Жизнь — въ усиліи для достиженія совершенства. То, до чего достигъ человѣкъ, откладывается въ область отжитаго, привычки, и дѣлаются новыя усилія для того, чтобы достигнуть, отложить въ область безсознательнаго —привычки. Усиліе всегда отрицательное. Оно и не можетъ быть инымъ, п[отому] ч[то] жизнь въ освобожденіи. Освобожденіе совершается. Дѣло жизни — не дѣлать того, что мѣшаетъ освобожденію. И отъ этого все дѣло жизни — въ сознаніи того, что есть жизнь, и въ противодѣйствіи тому, чтò мѣшаетъ ей.

Усиліе, превращающее сдѣланное въ привычку, есть главное, единственное дѣло жизни. Безъ усилія нѣтъ человѣческой, есть только животная жизнь.

И матерьялисты совершенно правы, если, говоря о животной жизни, сводятъ ее къ борьбѣ за существованіе и привычкѣ. Но если говорить о человѣческ[ой] жизни, то надо объяснить главное свойство ея — усиліе. Что такое съ матерьялистической точки зрѣнія усиліе?

7 Мая. Сегодня получше. Больша[я] радость: пріѣхалъ Ч[ертковъ]. Два раза гулялъ. Довольно хорошо работалъ надъ предисловіемъ. Записать есть кое что, послѣ. 11-й часъ, ложусь спать.45

46 8 мая. И сегодня немного лучше. Немного писалъ[122] о самоубійствѣ. Мож[етъ] б[ыть] и выйдетъ. Но предисловіе все не идетъ. Надо сократить. Записать есть кое что, но поздно, не стану. Отъ Саши хорошее письмо.

9 Мая. Опять поздно и пишу только нисколько словъ. Есть чтò записать. Много ходилъ. Передѣлывалъ, сокращалъ предисловіе. О безуміи жизни слагается все яснѣе и яснѣе. Пріѣхала Соня съ Андреемъ. Съ Андр[еемъ] б[ылъ] нехорошо рѣзокъ. Съ Соней въ первый разъ высказалъ отчасти то, что мнѣ тяжело.[123] И потомъ, чтобы смягчить сказанное, молча поцѣловалъ ее — она вполнѣ понимаетъ этотъ языкъ.

10 Мая. 9 час[овъ] вечера. Всталъ гораздо лучше, хотя мало спалъ. Будили мысли, и записывалъ рано утромъ. Потомъ гулялъ,[124] насилу ходилъ отъ тѣлесной слабости, а мысли бодрыя, важн[ыя], нужныя, разумѣется мнѣ. Ясное представленіе о томъ, какъ должно образоваться сочиненіе: «Нѣтъ въ мірѣ виноватыхъ» и еще кое что. Общій разговоръ, потомъ съ Ч[ертковымъ] объ непріятномъ ему письмѣ и нехорошемъ,[125] Град[овскаго].

Все яснѣе и яснѣе безуміе, жалкое безуміе людей нашего міра. Ѣздилъ верхомъ съ Егоромъ хорошо въ Извѣково. Простился съ Андрюш[ей] съ сознаніемъ нашего взаимнаго непониманія другъ друга, и это жалко. Да, забылъ — опять поправлялъ Предисловіе. Кажется, окончательно. На душѣ и теперь хорошо, но утромъ было удивительно. Записать:

1) Чѣмъ больше живу, тѣмъ меньше понимаю міръ вещественный и напротивъ, тѣмъ все больше и больше сознаю то, чего нельзя понимать, а можно только сознавать.

2) Спасеніе отъ бѣдственности нашей жизни одно, и только одно: признаніе полнаго безумія нашей жизни и полное отреченіе отъ нея.

3) Христіанскій[126] идеалъ нашего времени есть полное цѣломудріе. Признаніе брака чѣмъ то священнымъ, даже хорошимъ,46 47 есть отреченіе отъ идеала. Христіанское посвященіе, если допустить религіозный актъ[127] посвященія, можетъ быть только одно:[128] посвящен[iе] себя полному цѣломудрію, а никакъ не разрѣшенному половому общенію, и обѣтъ можетъ быть не вѣрности супруговъ, а для обоихъ только одинъ: цѣломудрія, включающаго въ себя вѣрность одному.

«Но какъ же родъ человѣческій?» — Не знаю. Знаю только то, что, какъ для человѣка не только не обязателенъ животный законъ борьбы, а напротивъ, стоитъ отрицающій борьбу идеалъ любви, также знаю, что законъ совокупленія,[129] свойственный животному, не обязателенъ человѣку, а обязателенъ обратный[130] идеалъ цѣломудрія. А что выйдетъ изъ этого? — Не знаю. Но зна[ю] навѣрное, что слѣдуя высшимъ стремленіямъ моего существа: любви и цѣломудрія, ничего, кромѣ хорошаго, выйти не можетъ.

4) Не можетъ не быть самоубійствъ, когда людямъ не на что упереться, когда они не[131] знаютъ: кто они и зачѣмъ они живутъ, и увѣрены при этомъ, что этого и знать нель[зя].

5) Слѣдуетъ длинная выписка изъ книжечки, относящаяся къ Самоубійству.

6) Оч[ень] важное: Какъ понятіе творенія засѣло въ головы людей, требуя отвѣтовъ на вопросъ: какъ во времени произошелъ міръ? твореніе міра, (Дарвинъ), такъ другой такой же вопросъ о происхожденіи зла (грѣхъ Адама, наслѣдственность). А и то и другое — грубое суевѣріе. Міръ не происходилъ, а есмь я, и зла нѣтъ, а опять таки есмь я.[132]

Само собой разумѣ[ется], ч[то] люди не могли испортить жизнь людс[кую], сдѣлать изъ хорошей по существу жизни людской жизнь дурную. Они могли только то, ч[то] они и сдѣлали — временно испортить жизнь настоящихъ поколѣній, но зато невольно внесли въ жизнь то, что двинетъ ее быстро впередъ. Если47 48 они сдѣлали и дѣлаютъ величайшее зло своимъ арелигіознымъ развращеніемъ людей, они невольно своими выдумками, вредными для нихъ, для ихъ поколѣній, вносятъ то, чтò единитъ всѣхъ людей. Они развращаютъ людей, но развращаютъ всѣхъ: и Индусовъ, и Кита[йцевъ], и негровъ — всѣхъ. Средневѣковое богословіе или римскій развратъ развращали[133] только свои народы, малую часть человѣчества, теперь[134] же электричество, желѣзн[ыя] дороги, телеграфъ,[135] печать развращаютъ всѣхъ. Всѣ усваиваютъ, не могутъ не усваивать все это и всѣ одинак[ово] страдаютъ, одинак[ово] вынуждены измѣнить свою жизнь, всѣ поставлены въ необходимость измѣнить въ своей жизни главное — пониманіе жизни — религію.

Машины, чтобы дѣлать что? Теле[136] чтобы передавать чтò? Школы, университеты, академіи, чтобы обучать чему? Собранія, чтобы обсуждать чтò? Книги, газеты, чтобы распространять свѣдѣн[ія] о чемъ? Желѣз[ныя] дор[оги], чтобы ѣздить кому и куда?

Собранные вмѣстѣ и подчиненные одной власти миліоны людей для того, чтобы дѣлать что? Больницы, врачи, аптеки для того, чтобы продолжать жизнь, а продолжать жизнь зачѣмъ?

Миліоны страдаютъ тѣлесно и духовно для того, чтобы только захвати[вшіе] власть,[137] могли безпрепятственно развращать[ся]. Для этого ложь религіи, ложь науки, одурен[іе], спаиваніемъ и воспитаніемъ, и гдѣ этого мало — грубое наси[ліе], тюрьмы, казни.

Ради Бога, хоть не Б[ога], но ради самихъ себя, опомнитесь. [138]Поймите все безуміе своей жизни. Хоть на часокъ отрѣшитесь отъ тѣхъ мелочей, к[оторыми] вы заняты и к[оторыя] кажутся вамъ такими важными: всѣ ваши миліоны, грабежи, приготовления къ убійствамъ, ваши парлам[енты], науки, церкви. Хоть на часокъ оторвитесь отъ всего этого[139] и взгляните на свою жизнь, главное на себя, на свою душу, к[оторая] живетъ48 49 такой неопределенный, короткій срокъ[140] въ этомъ тѣлѣ, опомнитесь, взгляните на себя и на жизнь вокругъ себя и поймите все свое безуміе, и ужаснитесь на него. Ужаснитесь и поищите спасенія отъ него. Но и искать вамъ нéчего. Оно у каждаго изъ васъ въ душѣ вашей. Только опомнитесь, поймите, кто вы, и спросите себя, чтó вамъ точно нужно. И отвѣтъ самъ, одинъ и тотъ же для всѣхъ, представится вамъ. Ответь въ той одной вѣрѣ, к[оторая] свойственна намъ, нашему времени, вѣрѣ въ Бога и въ открытый — не открытый, а вложенный въ души наши законъ Его — законъ любви, — настоящей любви, любви къ врагамъ, той, к[оторая] признава[лась], не могла не признаваться, всѣми великими учителями міра и к[оторая] такъ опредѣл[енно], ясно выражена въ той вѣрѣ, к[оторую] мы хотимъ исповѣдывать и думаемъ, что исповѣдуемъ. Только опомнитесь[141] на часокъ, и вамъ ясно будетъ, что важное, одно важное въ жизни — не то, что внѣ, а только одно то, что въ насъ, что намъ нужно.[142] Только поймите то, что вамъ ничего, ничего не нужно, кромѣ одного, спасти свою душу,[143] что только этимъ мы спасемъ міръ. Аминь.

И все отъ ужаснѣйша[го], губительнѣйшаго и самаго распространеннаго суевѣрія всѣхъ людей, живущихъ безъ вѣры, — суевѣрія о томъ, ч[то] люди могутъ устраивать жизнь, — добро еще свою, а то всѣ устраиваютъ жизнь другихъ людей для семей, сословій, народовъ. Ужасно губительно это суевѣріе тѣмъ, что та сила души, какая дана человѣку на то, чтобы совершенствовать себя, онъ всю тратитъ ее на то, чтобы устраивать свою жизнь, мало того — жизнь другихъ людей.

11 Мая. Опять сонливость и слабость. Чуть двигаюсь, ничего не хочется писать. Но, гуляя записалъ, кажется, важное и, слава Б[огу], не золъ и легко не грѣшить. Ч[ертковъ] переписалъ мнѣ и пересмотрѣлъ Предисловіе. Не хочется этимъ заниматься. Если Б[огъ] велитъ, напишу, буду писать: и Безуміе,49 50 и Н[ѣтъ] в[ъ] М[ірѣ] в[иноватыхъ]. Ѣздилъ верхомъ на Монголѣ. Отъ С[аши] письмо. Были Абрикосовы — милый Хрисанфъ. Записать. Сейчасъ надо встать, пройти къ постели за книжечкой — и тру[дно] подняться. Записать:

1) Суевѣріе зла. Зла нѣтъ. Жизнь благо. Зло — отсутствіе блага — только признакъ заблужденія, ошибки. Время только затѣмъ и существуетъ, чтобы мы могли видѣть свои ошибки и исправлять ихъ, имѣть радость (высшее благо) исправлять свои ошибки. Если же мы не исправляемъ свои ошибки, то онѣ исправляют[ся] помимо нашей воли смертью.

Да жизнь благо, нѣтъ зла. Есть только ошибки наши: общія и наши личныя. И намъ дана радость посредствомъ времени не только исправлять ихъ, но и пользоваться всѣмъ тѣмъ опытомъ, к[оторый] пережитъ человѣчествомъ.

12 Мая. Е. б. ж. условіе все болѣе и болѣе нужное.

[12 мая.] Живъ. Утромъ ходилъ гулять и хорошо думалъ. А потомъ слабость, ничего не дѣлалъ. Только читалъ: О религіи. Узналъ кое что новое о китайск[ой] религіи. И вызываетъ мысли. Ѣздилъ верхомъ съ Булгак[овымъ]. Дома по нѣкот[орымъ] причи[намъ] тяжело. Письмецо отъ Саши. Разговоры съ лавочникомъ и урядникомъ. Записать:

1) Какъ легко усваивается то, ч[то] называется цивилизаціей, настоящей цивилизаціей и отдѣльными людьми, и народами! Пройти университетъ, отчистить ногти, воспользоваться услугами портнаго и парикмахера, съѣздить за границу, и готовъ самый цивилизован[ный] человѣкъ. А для народовъ: побольше желѣзн[ыхъ] дорогъ, академій, фабрикъ, дредноутовъ, крѣпостей, газетъ, книгъ, партій, парламент[овъ] — и готовъ самый цивилизованный народъ. Отъ этого то и хватаются люди за цивилизацію, а не за просвѣщеніе — и отдѣльные люди, и народы. Первое легко, не требуетъ усилія и вызываетъ одобреніе; второе же, напротивъ, требуетъ напряженнаго усилія и не только не вызываетъ одобренія, но всегда презирае[мо], ненавидимо большинствомъ, п[отому] ч[то] обличаетъ ложь цивилизаціи.

2) Зломъ мы называемъ то, что намъ, нашему тѣлу[144] не нравится:50 51 злая собака, лошадь, злое перо (не пишетъ), злой столъ для ребенка, о к[оторый] онъ ударился, злой человѣкъ, злой Богъ.

3) [145]Опасность завоеванія разрушаетъ религіозную закоснѣлость Востока.[146] Явная польза милитаризма.

13 Мая. Записать:

1) [147]Только сказать про то, ч[то] большинство людей, какъ милости, ждутъ работы, чтобы ясно было,[148] какъ ужасна наша жизнь и по безнравственности и по глупости, и по опасности, и по бѣдственности.

2) Въ медицинѣ то ж[е], чтò и во всѣхъ наукахъ: ушла далеко безъ повѣрки; немногіе знаютъ не нужныя тонкости, а въ народѣ нѣтъ здравыхъ гигіеническихъ понятій.

3) Сколько ни старался жить только передъ Богомъ — не могу. Не скажу, ч[то] забочусь о сужденіи людей, не скажу, что люблю ихъ, a несомнѣнно и неудержимо произвольно чувствую ихъ, также, какъ чувствую свое тѣло, хотя слабѣе и иначе. (Вѣрно).

Много спалъ и, какъ всегда при этомъ, всталъ оч[ень] слабымъ. Погулялъ, б[ылъ] въ больницѣ на пріемѣ. Интересно. Опять ничего не писалъ. Говорилъ съ учителями хорошо. Пріѣхали пасынки Тани — ничего. Вечеромъ пріятно. Говорилъ съ Душ[аномъ] и Булг[аковымъ].

Записать:

4) Что зло есть суевѣріе, яснѣе всего видно изъ того, чтò смерть считается зломъ. Для меня — я знаю, что не зло.

14 Мая. Болѣлъ бокъ. Всталъ бодро. Много гулялъ. Ничего не записалъ. Дома читалъ Вересаева и Семенова. Послѣ завтрака ходилъ въ Желябуху. Пріятно прошел[ся]. Ч[ертковъ] пришелъ. Таня пріѣхала. Съ мужиками хорошій разговоръ. Больше шутливо-ласковый. Дома спалъ. Горбовъ — цивилизован[ный] купецъ. Оч[ень] скучно.

1) Какъ бы хорошо быть въ состояніи искренно отвѣтить на вопросъ: Какъ твое здоровье? — Не знаю, это меня не касается.

Хорошее письмо отъ Саши. Ложусь спать, только напишу отвѣтъ Леон[иду] Семен[ову].51

52 15 Мая. Весь день слабъ. Ничего не работалъ. Даже книжку не растворялъ. Много говорилъ съ народомъ. Былъ скучный господинъ. Всѣ домашніе оч[ень] милы. Что то хотѣлъ записать не важное, но забылъ. Ч[ертковъ] и Таня требуютъ, чтобы я имъ далъ комедію, но никакъ не могу — такъ плохо.

16 Мая. Весь день боленъ: изжога и слабость. Ничего не дѣлалъ, не ѣлъ и не выходилъ.

17 Мая. Нынче немного получше. Хорошее письмо от Саши. Немного утромъ походилъ, читалъ Reville’a. Интересно. Вызываетъ мысли. Обѣдалъ въ залѣ. Вечеромъ гости, игралъ въ карты. Скучно. Письма мало интересныя, a требующія отвѣтовъ и заботъ. Ложусь въ 11.

18 мая. Нынче чувствую себя совсѣмъ хорошо и тѣломъ, и духомъ. Походилъ. Поправилъ пьесу, но все плохо. Получилъ милое письмо, трогательное, Угрюмовой и написалъ ей длинное письмо. Спалъ передъ обѣдомъ. И вечеръ, какъ обыкновенно.

Все читаю Reville’я, и много интереснаго. У готентотовъ[149] судья начальникъ, приговаривающій къ смерти, долженъ первый наложить руку на казненнаго. Они хорошо говорятъ, что человѣку надо жить, какъ луна — мѣсяцъ: vivre en mourant et mourir en vivant.[150] Reville оч[ень] наивный писатель — считаетъ верхъ непросвѣщенія людей, когда они живутъ не признавая ни государства, ни собственности. — На много мыслей наводитъ меня это чтеніе:

1) Религіозная истина: [151]сознаніе въ себѣ невидимаго начала дающаго жизнь всему и стремленіе къ удовлетворенiю требований этого начала, познаваемыхъ и каждымъ изъ людей, и нѣкоторыми наиболѣе чуткими къ этому сознанію, людьми. И вездѣ одно и то же: выраженіе этого высшаго начала соединяетъ людей, соединенные люди, подъ вліяніемъ похотей — страстей, извращаютъ пониманіе этого начала и его требованій, и соединеніе однихъ людей служитъ основаніемъ и причиной отступленія отъ сознанныхъ требованій.

Тогда появляется вновь болѣе ясно[е] выраженіе религіознаго начала и его требованій, и ему подчиняются нѣсколько52 53 бóльшихъ соединеній; и опять извращается, и опять положеніе ухудшается, и требуетъ еще болѣе высокаго, общаго и яснаго выраженія требованій религіознаго сознанія, и опять этому высшему сознанію подчиняется бóльшее количест[во] людей, и опять извращается. Но всякій разъ бóльшее количество, живя общей жизнью, больше и больше матеріаль[но] улучшаютъ свою жизнь. Такъ что постоянно съ болѣе высокимъ пониманіемъ религіозной истины и съ бòльшимъ количествомъ людей, принимающ[ихъ] эту истину, равномѣрно извращается исти[на] и увеличиваются матеріальные успѣх[и] жиз[ни]. Увеличивается и количество соединенныхъ людей, увеличивается общеніе между людьми.

Такъ это шло и дошло до нашего времени, до высшей степени. Половина, если не больше, населенія земного шара находится въ близкомъ общеніи между собой, матеріальные успѣхи огромны, а между тѣмъ последняя высшая истина христіанска[я], магометанская, извращена до послѣдней степени. (Все это я думалъ лучше и, коли Б[огъ] велитъ, изложу понятн[ѣе]; а это — не то).

[152]Второе, на что навело меня чтеніе Rev[ille’a]:

2) Чувствую, какъ благодѣтельно дѣйствуетъ на душу изученіе или обзоръ жизни, особен[но] духовной жизни, всѣхъ народовъ земли. Среди какихъ миліардовъ, жившихъ, живущихъ и имѣющихъ жить, живу я — ничтож[ное], жалкое, дрянное, чуть чуть сознающее себя существо. Какое безуміе думать, что я, мое матеріальное я, имѣетъ какое нибудь значеніе посреди этихъ миліардъ миліардовъ жившихъ и живущихъ людей, изъ к[оторыхъ] большинство и умомъ и душою выше меня. Если я чтó нибудь, то только передъ Богомъ и передъ самимъ собой, насколь[ко] я божествененъ.

3) Какъ трудно, а зато какъ хорошо и радостно жить совершенно независимо отъ сужденій людей, а только передъ судомъ своей совѣсти, передъ Богомъ. Иногда испытываю это, и какъ хорошо!

4) Память? Какъ часто память принимаютъ за умъ. А не видятъ того, что память исключаетъ умъ, несовмѣстима съ умомъ,53 54 съ умомъ самобытнаго рѣшенія вопросовъ. Одно замѣняетъ другое.

19 Мая. Послѣдній день въ Кочетахъ. Оч[ень] б[ыло] хорошо, если бы не барство, организованное, смягчаемое справедливымъ и добрымъ отношеніемъ, а всетаки ужасный, вопіющій контрастъ, не перестающій меня мучить.

[153]Поправлялъ пьесу и больше ничего. Здоровье хорошо. Сниманіе портретов.[154] Кое что записано, но не стану записывать: поздно и усталъ. Спалъ ночью едва ли 3 часа. А весь день оч[ень] свѣжъ.

20 Мая. Е. б. ж.

[20 мая.] Живъ. Но опять спалъ часа три, даже меньше, но головой свѣжъ и бодръ. Далеко ходилъ гулять. Много думалъ ночью и кое что записалъ. Просматривалъ комедію. Все плохо. Ночью молился своей любимой послѣднее время молитвой: Господи, помоги мнѣ жить независимо отъ людского сужденія, только передъ Тобою, съ Тобою и Тобою. Записать:

1) «Помоги мнѣ, Г[оспо]ди, жить, исполняя только Твою волю». Чтò это значитъ? А то, во 1-хъ, что я личность, могущая мыслить только въ предѣлахъ пространства и времени, невольно представляю себѣ невидимое Начало, дающее жизнь всему, тоже личностью, — не могу иначе; — во вторыхъ, то, что я ничего не хочу, или болѣе всего хочу того, чтобы соединиться съ этимъ Началомъ, хочу устранить все то, что мѣшаетъ этому соединенію. (Не вышло, а думалось, какъ сильно, ново!)

2) Крестьяне считаютъ нужнымъ лгать, предпочитаютъ при равныхъ условіяхъ ложь правдѣ. Это отъ того, что ихъ пріучили къ этому, такъ какъ всегда лгутъ, говоря съ ними и о нихъ.

3) Во мнѣ начало жизни всего. Я знаю это не п[отому], ч[то] я изучалъ міръ, а потому, что я чувствую весь міръ, живу всѣмъ міромъ, только живу всѣмъ міромъ и чувствую его, сознавая свою ограниченность пространствомъ и временемъ.

Себя въ предѣлахъ своего тѣла я чувствую вполнѣ ясно; другихъ, одновременно и въ одномъ мѣстѣ живущихъ со мною людей, менѣе ясно; еще менѣе ясно людей, отдаленныхъ отъ54 55 меня временемъ и пространствомъ, но все таки не только знаю про нихъ, но чувствую ихъ. Еще менѣе ясно чувствую животныхъ, еще менѣе ясно неодушевленные предметы. Но все это я не только знаю, но чувствую тѣмъ единымъ,[155] дающимъ жизнь всему міру, началомъ.

4) Профессоръ пресерьезно описываетъ Табу, ужасаясь на нецивилизованность «дикихъ», а самъ признаетъ Табу собственности, священной собственности, собственности земли.

5) Подняться на ту точку, съ к[оторой] видишь себя.[156] Все въ этомъ.

6) То, что мы называемъ дѣйствительностью, есть сонъ к[отор]ый продолжается всю жизнь и отъ к[отор]аго мы понемногу пробуждаемся въ старости (пробуждаемся къ сознанію болѣе дѣйствительной дѣйствительности) и вполне пробуждаемся при смерти.

[7)] 6) Какое высоконравственное условіе жизни то, что происходить во всѣхъ крестьянскихъ семьяхъ: что возросшій человѣкъ отдаетъ весь свой заработокъ на содержаніе старыхъ и малыхъ.

[Я. П.] 22. Ходилъ гулять. Думалъ:[157]

1) Общаясь съ человѣкомъ, заботься не столько о томъ, чтобы онъ призналъ въ тебѣ любовное къ нему отношеніе, сколько о томъ, чувствуешь ли самъ къ нему истинную любовь. (Очень важно).

II) Все дѣло вѣдь очень просто. Завоеватели, убійцы, грабители подчинили рабочихъ. Имѣя власть раздавать ихъ трудъ, они для распространенія, удержанія и укрѣпленія своей власти призываютъ изъ покоренныхъ себѣ помощниковъ въ грабежѣ и за это даютъ имъ долю грабежа. То, что дѣлалось просто, явно въ старину, — ложно, скрытно дѣлается теперь. Всегда изъ покоренныхъ находятся люди, не гнушающіеся участіемъ въ грабежѣ, часто, особенно теперь, не понимая того, что они дѣлаютъ, и за выгоды участвуютъ въ порабощеніи своихъ братьевъ. Это совершается теперь отъ палача, солдата, жандарма,55 56 тюремщика, до сенатора, министра, банкира, члена парламента, профессора, архіерея, и, очевидно, никакимъ другимъ способомъ не можетъ окончиться, какъ только, во-первыхъ, пониманіемъ этого обмана, а во-вторыхъ, настолько высокимъ нравственнымъ развитіемъ, чтобы отказаться отъ своихъ выгодъ, только бы не участвовать въ порабощеніи, страданіяхъ ближнихъ.

III. 1) Ищетъ истину и самъ находитъ. Подраздѣленіе: а) ищетъ истину и довольствуется тѣмъ, что нашелъ, и б) не до вольствуется, не переставая искать.

2) Ищетъ истину, но не своимъ умомъ и усиліемъ, а въ исканіи другихъ, и смѣло слѣдуетъ тому, что открыли другіе. Подраздѣленіе: а) держится одного разъ навсегда, б) перемѣняетъ.

3) Не ищетъ истины, но беретъ то, что придетъ въ голову или попадается, и держится этого, пока не мѣшаетъ жить.

4) Не ищетъ, но того, что попалось, держится для приличія. Подраздѣленіе: a) религіозное, б) научное.

5) Не признаетъ никакой истины. Подраздѣленіе: а) признаетъ это, б) не признаетъ.

21 Мая пропустилъ. Все такъ же хорошо себя чувствовалъ. Мало работалъ. Ѣздилъ верхомъ. Бабы жаловались. Я сказалъ Сонѣ. Вечеромъ Андрей и Сережа. Я рано ушелъ.

Сегодня[158] 22 Мая. Рано проснулся. Записалъ то, чтò переписалъ Булгаковъ. Ходилъ по Засѣкѣ, заблудился, вышелъ къ поручику. Очень усталъ. Поправлялъ пьесу. Немного лучше, но все еще плохо. Бездна просителей. Кажется, не оч[ень] дурно обходился, примѣняя правило заботиться не объ его мнѣніи, а о своемъ душевномъ состояніи. Къ обѣду Ив[анъ] Ив[ановичъ] съ корректурами и потомъ замѣчательный Тульскаго уѣзда отказавшійся, пострадавший 81/2 лѣтъ. Просилъ Булг[акова] записать его разсказъ. Далъ ему 10 р[ублей], Фокинъ.[159]

Былъ съ С[оней] непріятный разгово[ръ]. Я былъ не хорошъ.56 57 Она сдѣлала все, о чемъ я просилъ. 11 часовъ. Ложусь спать.

[24 мая.] Вчера 23 Мая не записалъ, а день б[ылъ] интересн[ый]. Работалъ надъ «книжечками». Ѣздилъ къ Ив[ану] Ив[ановичу]. За обѣдомъ Андр[ей] и Миташа. Вечеромъ пришелъ готовый отказываться, серьезный, умный, потомъ Булыгинъ, Голденв[ейзеръ], Ал[еша] Сергѣенко, Скипетровъ, Николаевъ. И мнѣ б[ыло] просто тяжело. Мучительно говорить, говорить..... по обязаннос[ти].

Нынче 24. Всталъ рано, и сейчасъ 7 часовъ. Зап[исать]:

1) Приходятъ къ человѣку, пріобрѣтшему известность значительностью и ясностью выраженія своихъ мыслей, приходятъ и не даютъ ему слова сказ[ать], а говорятъ, говорятъ ему или то, чтò гораздо яснѣе имъ, или[160] нелѣпость чего дав[но] доказана имъ.

Далеко ходилъ, думалъ, глядѣлъ, нюхалъ, собиралъ цвѣты. Оч[ень] хорошо на душѣ. Какъ будто одинъ съ Богомъ. Дома фыркну[лъ] на Ил[ью] Вас[ильевича]. Поправлялъ книжки о Богѣ и Отреченіи, и Смиреніи. Пьеса все плоха, отдалъ читать. Ѣздилъ съ Душаномъ по лѣсамъ. Вечеромъ ....чукъ,[161] Скипетровъ, Ал[еша] Сергѣенко, Голденв[ейзеръ], хорошо говорилъ на балконѣ. 12-й часъ, ложусь спать.

25 Мая. Здоровъ. Немного походилъ. Мысль слабо работаетъ. Старательно поправлялъ и просматривалъ книжки и недурно. Свезъ къ Ив[ану] Ив[ановичу]. Написалъ одно письмо. Получилъ письмо отъ Гусева и книгу Christenthum и Monistische Religion. Все къ одному. Не хочу думать. Чувствую себя очень плохимъ, слава Богу. Отъ Саши письмо. Пріѣхалъ Сережа. Нечего записывать, признакъ слабости мысли. Да, былъ утромъ юноша учитель, угрожавшій самоубійствомъ. Дурно велъ себя съ нимъ.

[27 мая.] 26 мая пропустилъ. Нынче 27 Мая.

Вчера рано всталъ. Помню, что дурно велъ себя съ просителями. Довольно много работалъ надъ книжками. Сдѣлалъ 5 окончательныхъ и двѣ дальнѣйшія. Ѣздилъ немного верхомъ съ57 58 Душаномъ. Саша пріѣзжаетъ. Вечеромъ читалъ хорошую статью Випера о Римѣ. Хочется писать о солдатѣ, убившемъ человѣка. Рано утромъ, нѣтъ, ночью вчера проснулся и записалъ оч[ень] сильное и новое чувство:

1) Въ первый разъ живо почувствовалъ случайность всего этого міра. Зачѣмъ я, такой ясный, простой, разумный, добрый, живу въ этомъ запутанномъ, сложномъ, безумномъ, зломъ мірѣ? Зачѣмъ?

2) (О судѣ). Если бы только понимали эти несчастные, глупые, грубые, самодовольные злодѣи, если бы они только понимали, чтò они дѣлаютъ, сидя въ своихъ мундирахъ за накрытыми зеленымъ сукномъ столами и повторяя, разбирая съ важностью безсмысленныя слова, напечатанныя въ гадкихъ, позорящихъ человѣчество книгахъ; если бы только понимали, ч[то] то, чтò они называютъ законами, есть грубое издѣвательство надъ тѣми вѣчными законами, к[оторые] записаны въ сердцахъ всѣхъ людей. Людей, к[оторые] безъ всякаго недоброжелательства стрѣляли въ птицъ въ мѣстѣ, к[оторое] называется церковью, сослали въ каторгу за кощунство, а эти, совершающіе не переставая, живущіе[162] кощунство[мъ] надъ самымъ святымъ въ мірѣ: надъ жизнью человѣческой. Царь обучаетъ невинн[аго] сынишку убійству. И это дѣлаютъ христіане. Бѣжалъ солдатъ, к[оторый] не хочетъ служить п[отому], ч[то] это ему не нужно. Охъ, какъ нуж[но] и хочется написать объ этомъ.

27. Пріѣхала Саша. Мы оба расплака[лись] отъ радости. Она слишкомъ бодра. Боюсь. Не въ духѣ я. Но работалъ, какъ умѣлъ. Иду завтракать. Ѣздилъ съ Булга[ковымъ] верхомъ. Спалъ. Письмо Ч[ерткова] объ Орленьевѣ. Надо будетъ постараться кончить пьесу. Количка Ге. Пріятенъ. Слушалъ eго вечеромъ. Саша хороша. Иду спать въ 11.

28 Мая Е. б. ж.

[29 мая.] Живъ и пропустилъ весь день.

Нынче 29. Вчера мало спалъ. Ходилъ и записывалъ. Работалъ надъ книжками. Не оч[ень] доволенъ. Мало писемъ. Уѣхалъ Булгаковъ. Вечеръ, какъ обыкновенно. Сер[ежѣ] надо побѣдить свое нехор[ошее] чувство.58

59 [163]Нынче также рано вста[лъ], въ 6. Оч[ень] слабъ б[ылъ]. Съ Соней разговоръ. Она взволновалась. Я боялся, но, слава Б[огу], обошлось, Пріѣхалъ Трубецкой. Оч[ень] пріятенъ. Тоже работалъ недурно. Кончилъ всѣ книжки, сдалъ Ив[ану] Ив[анови]чу. Вечеромъ поговорилъ. Воздерживался. Ушелъ въ 11. Теп[ерь] 12-й часъ, ложусь. Отъ Тани письмецо. Записать есть кое что, да не стану.

Предисловіе никуда не годится. Немного вчера и нынче поправлялъ пьесу.

30 Мая. Послѣ гулянья поправлялъ пьесу и предисловіе. И то, [и] другое оч[ень] плохо. Ѣздилъ верхомъ съ Труб[ецкимъ], Очень самобытно умный человѣкъ. Кажется, нечего записывать. Вечеромъ интересный разговоръ съ Николаевой. Ложусь, 12-й часъ.

[1 июня.] Опять день пропустилъ. Нынче 1 Іюня.

Вчера былъ не въ хорошемъ духѣ. Кажется, ничего плохого не было, хотя было много просителей. Писемъ мало. И къ стыду моему, мнѣ это непріятно. Опять все то же поправленіе и пьесы и предисловія.[164] Опять поѣздка съ Тру[бецкимъ] въ Телятинки. Пропасть народа: Ге, Зося Стах[овичъ]. Вечеромъ они уѣхали. Димочка...

[165]Нынче много спалъ и, кажется, недурно поправилъ. Трубец[кой] ѣздилъ со мной, и мнѣ немножко подозрительна его лесть и непріятна. Сейчасъ вернулся и лягу спать. Что то утромъ хорошее надо было записать. Забылъ. Вечеръ 11, ложусь спать. Саша радуетъ. Читалъ Чернышевскаго. Оч[ень] поучительна его развязность грубыхъ осужденій людей, думающихъ не такъ, какъ онъ. Оч[ень] пріятное, доброе чувство къ Сонѣ — хорошее, духовно-любовное. На душѣ хорошо, несмотря на бездѣятельно[сть].

[3 июня.] 2 и 3 Іюня.

2-го. Спалъ много и слабость. Но кое какъ работалъ опять надъ двумя самыми противуположными вещами: предисловіемъ — изложеніемъ[166] моей вѣры, чѣмъ я живу, и глупой, пустой59 60 комедіей. Немножко подвигается и то и другое. Ѣздилъ верхомъ съ Тр[убецкимъ], очень пріят[но] по ѣздѣ, но скучно отъ него и его лести. Обѣдъ. Недоброе чувство къ Сер[ежѣ], съ к[оторымъ] (не съ Сер[ежей], а съ чувствомъ) недостаточно борюсь. Но зато оч[ень] хорош[ее] чувство къ Сонѣ. Помогай Б[огъ]. Вечеромъ пріѣхала совсѣмъ дикая дама съ нефтянымъ двигателемъ и упряжкой à l’anglaise[167] и tout le tremblement.[168]

Нынче, 3-го, всталъ рано и сейчасъ же взял[ся] зa обѣ вещи и, не одѣваясь, поправилъ. Ходилъ гулять. Оч[ень] усталъ. Еще немного позанялся обѣими вещами, и записать:

1) Все никакъ не пріучусь жить только для себя, только передъ Нимъ, не думая о мнѣніи людей. Не могу пріучиться, п[отому] ч[то] требованія души передъ Нимъ такъ переплелись съ желаніемъ, — во многомъ и совсѣмъ совпадаютъ — одобренія людей, что никакъ [не] отдѣлишь одного отъ другого. А какъ страшно нужно: какая слабость, тревога, неопредѣленность, когда думаешь о мнѣніи людскомъ, и какая свобода, спокойствіе, всемогущество, когда живешь только для себя передъ Нимъ!

Ѣздилъ съ Душаномъ. Вечеромъ хорошій разговоръ съ Николаевымъ. Все тоже чувство къ Сер[ежѣ], но борюсь.

4 Іюня. Всталъ рано. Оч[ень] хорошо обошелся съ просителями, гулялъ. Потомъ письма. Одно серьезное по отвѣту на эпидемію писательства. Сталъ заниматься комедіей и бросилъ съ отвращеніемъ. Предисловіе поправилъ порядочно. Вышелъ послѣ работы усталый; и десятокъ бабъ, и я дурно велъ себя, не съ ними, а съ милымъ, самоотверженнымъ Душан[омъ]. Упрекнулъ его. Все стало противно.

Поѣхалъ съ Душ[аномъ]. Ѣздилъ хорошо. Вернулся и засталъ черкеса, приведшаго Прокофія. Ужасно стало тяжело, прямо думалъ уйти.

[169][5 июня.] И теперь, нын[че], 5 утромъ не считаю этого невозможнымъ.

Пришла милая, милая Таничка. Я всхлипнулъ, говоря съ ней. И этимъ я б[ылъ] гадокъ. Все я, я, мое удовольствіе, а не60 61 моя работа. Потомъ отправился и С[онѣ] сказалъ, что все хорошо. И не имѣ[лъ] противъ нея ни малѣйшаго недобра[го] чувства. Помоги, Г[осподи], и благодарю, Г[осподи], не за то, ч[то] Ты мнѣ помогъ, а за то, что я по Твоей волѣ такой, чтó могу простить, могу любить, могу радоваться этимъ. Обѣдъ. Клотъ «Толстовка».[170] Булгаковъ. И какъ обыкновенно, и то же къ Сер[ежѣ] чувство, но я держался. Невыносимая самоувѣренность. Поучительно. Какъ изъ за этой самоувѣренности люди лишаютъ себя лучшаго блага — любви. Записать:

1) Человѣку говорятъ, чтобы онъ работалъ, а онъ говоритъ:[171] я не хочу. А если вы говорите, что всѣ должны работать, такъ пусть всѣ эти богачи, к[оторые] ничего не дѣлаютъ, покажутъ мн[ѣ] примѣръ. Они станутъ работать, и я стану, а безъ нихъ не хочу.[172]

2) Въ Дѣтскую мудрость, какъ нечаянно пирожное съѣлъ и не зналъ, что дѣла[ть], и какъ научила покаяться.

3) Да, надо учиться любить, какъ учатся играть на скрипкѣ. Но какъ быть, когда противенъ всѣмъ существомъ да еще самоувѣренъ? Хочется презирать, но это противно любви. Избѣгать его? Да, но надо быть готовымъ полюбить. А для этого: 1) поискать хорошенько, нѣтъ ли въ твоемъ отвращеніи чего нибудь личнаго: оскорбленнаго самолюбія и т. п... 2) не позволять себѣ вспоминать и думать о немъ недоброе.

4) Какая прелесть исторія Параши дуроч[ки].

Нынче 5 I. Утро. Всталъ рано, слабъ. Записалъ это. Помоги, помоги, Г[осподи].

[173]Очень б[ылъ] плохъ цѣлый день. Ничего не работалъ и цѣлый день самъ себѣ жалокъ, хотѣлось, чтобъ меня жалѣли, хотѣлось плакать, а самъ всѣхъ осуждалъ, какъ капризный ребенокъ. Но всетаки держался. Одно, что за обѣдомъ сказалъ о томъ, что хочется умереть. И точно оч[ень] хочет[ся], и не могу удержаться отъ этого желанія. Вечеромъ игралъ61 62 Голденв[ейзеръ], хорошо, но я остался холоденъ. Ѣздилъ верхомъ и для Труб[ецкого] сидѣлъ.

Нынче 6 Іюня. И опять то же состо[яніе] грусти, жалости къ себѣ. Пошелъ въ Заказъ. Встрѣтилъ малаго, спрашиваетъ, можно ли ходить, а то черкесъ бьетъ. И такъ тяжело стало! Хорошо оч[ень] думается, но все несвязно, растрепано. Поработалъ на[дъ] предисловіемъ. Надъ комедіей не могъ. Отъ Ч[ерткова] хорошее письмо. Послѣ завтрака пришли рабочіе Пречистенс[кихъ] курсовъ. Очень хорошо съ ними говорилъ. Потомъ Дима съ Телятинскими. Пляска и опять хорошій разговоръ съ[174] крестьянками. Вечеромъ Голд[енвейзеръ]. Съ Сер[ежей лучше. Легъ поздно. Очень тяжело. Какое то странное душевное состояніе. Какъ будто что то въ мозгу. И все таже слабость. Все хочется себя жалѣть. Не хорошо.[175]

7 Іюня. Дурно спалъ, оч[ень] мало. Поправлялъ предисловіе. Потомъ сказалъ С[офьѣ] А[ндреевнѣ] о черкесѣ, и опять волненіе, раздраженіе. Оч[ень] тяжело. Все хочется плакать. Ѣздилъ верхомъ къ поручику. Баба, мать убійцы. Написалъ письмо въ газеты. Вечеромъ Николаевъ. Оч[ень] безтолково спорилъ. Никитинъ.

[10 июня.] 8, 9, 10 Іюня. Два дня пропустилъ. Былъ нездоровъ и чрезвычайно слабъ, особенно 8-го. Такъ просто, близко къ смерти. 8-го ничего не дѣлалъ, кромѣ пустыхъ писемъ. Пріѣхала дѣвушка на костыляхъ, какъ всегда, съ неопредѣленными отъ меня требованіями. Непріятны мнѣ были доктора, особенно Никитинъ съ своей вѣрой въ свое суевѣріе и съ своимъ желаніемъ увѣрить въ немъ другихъ. Написалъ оч[ень] плохо въ газеты о невозможности помогать деньгами. Но не пошлю. Не надо. Былъ Орленьевъ. Онъ ужасенъ. Одно тщеславіе и самаго низкаго тѣлеснаго разбора. Просто ужасенъ. Ч[ертковъ] вѣрно сравниваетъ его съ Сытинымъ. Оч[ень] мож[етъ] б[ыть], ч[то] въ обоихъ есть искра, даже навѣрно есть, но я не въ силахъ видѣть ее.

[176]10-го было получше, могъ заниматься опять предисловіемъ и много читалъ о бехаизмѣ съ дурнымъ чувствомъ, обращен[нымъ]62 63 на себя. Привязался этотъ дьяволъ. Все не могу отогнать. Но если и не могу отогнать, то знаю, что это не я, а дьяволъ. И то хорошо. Никуда не выходилъ. Кстати и холодно. Нынче, 10-го проснулся рано, но спалъ не дур[но] и чувствую себя гораздо болѣе свѣжимъ — сказалъ бы, что совсѣмъ здоровымъ, если бы не болѣла голова. Теперь 8-й часъ утра.

[12 июня.] 11, 12 Іюня.[177] Третьяго дня опять поправлялъ предисловіе. Ничего не б[ыло] такого, что бы стоило помнить. Ѣздилъ верхомъ съ Булгак[овымъ]. Вчера тоже. Тяжелыя отношенія съ двумя дѣвицами — жалкими, но не подлежащими никакой помощи, а отнимающими время.

Рѣшено ѣхать къ Черт[ковымъ], Саша собралась, потомъ раздумала.

[178][Отрадное.] Нынче 12-го поѣхала и Саша. Боюсь за нее. Легко проѣхали. Сейчасъ 12 ч[асовъ] ночи. Пишу у Ч[ертковыхъ]. Саша подлѣ. Цѣлый день ничего не дѣлалъ. Записать есть многое. Да: утромъ ходилъ къ дѣвицамъ, но не освободил[ся], и къ Николаеву, чтобы загладить свой споръ.

13 Іюня. Хорошо спалъ. Утромъ опять предисловіе. Ходилъ утромъ и середь дня въ Мещерское. Оч[ень] пріятно. Саша и нездорова, и скучаетъ, бѣдняжка. — Оч[ень] поразительно здѣсь въ окрестностяхъ — богатство земскихъ устройствъ, пріютовъ, больницъ, и опять все таже нищета. Вечер[омъ] опять поправлялъ Предисл[овіе]. На душѣ хорошо. Особенно дѣйствуетъ на меня молитва благодарности — только благодарность за жизнь сейчасъ. Да, благодарю Того, То, ч[тó] дало, даетъ мнѣ жизнь и все ея[179] благо,[180] — разумѣется, духовное, к[отор]ымъ я все еще не умѣю пользоваться, но даже и за тѣлесное, за всю эту красоту, и за любовь, за ласку, за радость общенія. Только вспомнишь, что тебѣ дано ничѣмъ не заслуженное благо быть человѣкомъ, и сейчасъ все хорошо и радостно. Теперь 12 час[овъ] ночи.63

64 14 Іюня. Уже въ друг[ой] книгѣ. Просилъ Ч[ерткова] выписать из записной:[181]

1)[182]

2) Сердце указываетъ, чтò любить, и поэтому, о чемъ думать, чтò изучать.

3) Зло есть только отступленiе отъ закона, а тоже и смерть.

4) О томъ, чтò будетъ послѣ смерти, намъ не дано знать; о томъ же, чтò уже есть благо, мы можемъ знать и знаемъ.

5) Какъ естественно, что просвѣщенные люди закрываютъ все тѣло, особенно женщины, оставляя открытымъ только то, на чемъ печать духовности — лицо. Оголение тѣла теперь признакъ паденія. Должно бы быть и у мужчинъ.

6) Въ очень сильномъ, задушевномъ молитвенномъ настроеніи, хочется молиться. И пытаюсь молиться: помоги мнѣ быть съ Тобою, исполнить дѣло Твое, побѣдить все дурное въ себѣ. И все, чтò я ни думаю, все не то, все не нужно и сознаю, что просить не о чемъ, что все, чего я могу просить, все дано мнѣ, все есть у меня. Могу одно: благодарить.

7) Соединять можетъ только пониманіе того, что соединяетъ только одна религія — одно пониманіе жизни. Но религіи такой нѣтъ — какъ церкви или Бехаисты, а только стремленіе къ такой единой религіи. Мѣшаетъ единенію, во 1-хъ, непониманіе того, что въ этомъ цѣль, а во-вторыхъ, и главное, — пониманіе этого, но съ предположеніемъ, что эта религія найдена, что она католицизмъ, Бехаизмъ[183].....

Истинная религія есть прежде всего исканіе религіи.

8) Встрѣтилъ Эстонца прикащика, дѣловитаго, трезваго, красиваго человѣка, и въ первый разъ ясно понялъ значеніе «Россіи» — Орда, заграбившая хорошихъ, нравственно и умственно стоящихъ выше орды націй и теперь гордящаяся этимъ и всѣми силами удерживающая покоренныхъ. Какъ ни отвратительно64 65 самое дѣло, еще болѣе отвратительно оправданіе его, величаемое патріотизмомъ.[184]

14 Іюня. 1910. Начинаю новую тетрадь у Ч[ертковыхъ]. Ходилъ по полямъ. Занимался Предисловіемъ. Посмотрѣлъ старый дневникъ. Уже 7 мѣсяцевъ я вожусь все съ однимъ этимъ. Неужели это все по пустякамъ. Письма. Мало интересн[ыхъ]. Ходилъ въ Лебучане къ сумашедшимъ. Одинъ оч[ень] интересный. «Не укралъ, а взялъ». Я сказалъ: «На томъ свѣтѣ». Онъ:[185] «Свѣтъ одинъ». Много выше этотъ сумашедшій многихъ людей, считающихся здоровыми. Спалъ. Обѣдъ. Вечеромъ еще позанялся. Потомъ Чехъ съ вопросами о педагогіи. Хорошо говорили. Только стѣснительно записываніе. Ложусь спать.

15 Іюня. Ходилъ гулять, а потомъ ослабѣлъ и цѣлый день почти ничего не дѣлалъ: поправилъ Дек[абрь], попачкалъ Предислов[iе] и читалъ Записки Лакея. Все больше и больше сознаю тщету писаній, всякихъ и особенно своего. А не сказать не могу.

Записать:

1) Воспитаніе зиждется на религіозномъ обученіи, передачей дѣтямъ въ самомъ доступн[омъ], простомъ видѣ тѣхъ главныхъ пониманій жизни и вытекающаго изъ этого пониманія руководства поведенія, к[отор]ыя одни и тѣ же выработаны во всемъ человѣчествѣ. И вотъ вмѣсто этого дѣтямъ внушаютъ, именно внушаютъ религіозное ученіе старое, извращенное, несогласное съ другими ученіями и такое, въ к[отор]ое сами обучающіе ему — не вѣрятъ. Относится это ко всѣмъ большимъ религіоз[нымъ] ученіямъ: Браминизму, Еврейству, Буд[изму], Таос[изму], Христ[iанству], Магомет[анству]. Какое ужасное преступленіе!

2) Страшно сказать, но что же дѣлать, если это такъ, а именно, что со всѣмъ желаніемъ жить только для души, для Бога, передъ многими и многими вопросами остаешься въ сомнѣніи, нерѣшительности. Одно спасеніе: не разрѣшая вопроса, въ моментъ настоящаго дѣлать то, что сейчасъ для Б[ога], для д[уши] считаешь лучшимъ.65

66 Думать, что можно жить безошибочно, безгрѣшно — большое и вредное заблужденіе.

16 Іюня. Всталъ не рано, все та же слабость. Гулялъ, ласковый народъ. Мнѣ тяжело отъ того, что Сашѣ тяжело. На прогулк[ѣ] подошелъ молодой человѣкъ и сказалъ, что я угадываю о счастьѣ, и онъ проситъ сказ[ать] ему. И еще женщина о томъ же и что мужъ пьетъ. Былъ вчера въ оч[ень] дурномъ духѣ— видѣлъ все en noir.[186] И это хорошо. Прикидываешь къ себѣ то, чтò видишь въ другихъ, когда они не въ духѣ, и понимаешь ихъ и не то, что прощаешь, а даже не осуждаешь. Ничего не хочется писать. Все написанное представляется, такъ не только ничтожно, но и плохо, что нѣтъ охоты. Оно и хорошо. Какъ незамѣтно и легко приближаюсь къ смерти. И опять только благодарю. Въ три часа пошелъ въ Мещерское къ сумашедшимъ. Ч[ертковъ] довезъ. Ходилъ по всѣмъ палатамъ. Не разобрался еще въ своихъ впечатлѣніяхъ и потому ничего не пишу. И впечатлѣнія менѣе сильныя, чѣмъ ожидалъ. — Немного занялся коректурой книжки: «Грѣхи, соб[лазны], суевѣ[рія]». Оч[ень] хочется освободиться отъ этой работы. Саша лучше. Письма неинтересныя. Читалъ Куприна. Оч[ень] талантливъ. «Корь» не выдержано, но образность яркая, правдивая, простая...

17 Іюня. Е. б. ж.

[17 июня.] Живъ. Немного посвѣжѣе голова б[ыла] нынче утромъ. Занимался и Предислов[iем]ъ и кн[ижечкой] Грѣхи. Ѣздилъ съ Ч[ертковымъ] въ Троицкое. Видѣлъ пріятиый сонъ: собаки лизали меня, любя. Вечеромъ пусто. Ложусь, 12-й часъ. Очень хорошо говорилъ съ мил[ой] Сашей. Письмо отъ Сони. Надо написать ей. Много хочется писать. И равнодушенъ къ возможности писанія.

18 Іюня. Спалъ мало, но несмотря на то работалъ немного лучше. Справилъ три книжечки. Продиктовалъ плохое письмо въ Бѣлградъ и просмотрѣлъ еще и, надѣюсь, въ послѣдній разъ Предисл[овіе]. Ѣздилъ съ Черт[ковымъ] въ Мещерское и Ивино, больныя женщины. Пріятный крестьянинъ писатель. И женщины бодрыя. Особенно одна, совсѣмъ, какъ всѣ. Потомъ изъ66 67 Троицкаго приглашеніе на кинематографъ. Спалъ, обѣдъ, вечеромъ шахматы. Написалъ Сонѣ. Записать нечего. Одно хорошее письмо.

19 Іюня. Долго спалъ и возбужденъ. Придумалъ важное измѣненіе въ Предисл[овіи] и кончилъ письмо въ Слав[янскій] съѣздъ. Теперь 2-й часъ. Записать:

[187]1) Ужасно не единичное, безсвязное, личное, глупое безуміе, a безуміе общее, организованное, общественное, умное безуміе нашего міра.

2) Паскаль говорилъ, ч[то] если бы сны были бы также послѣдовательны, какъ событія бдящей жизни, мы бы не знали, чтò сонъ, ч[тò] бдѣніе. А я скажу, ч[то] если бы, чтò составляетъ безуміе самого безумнаго человѣка, было бы безуміемъ всеобщимъ, a безуміе жизни всѣхъ, б[ыло] бы безуміемъ только одного человѣка, мы бы не знали, чтò безумная, а чтò разумная жизнь.

3) Почти всякій предстоящій поступокъ, если серьезно подумать о немъ, вызываетъ нерѣшительность. Рѣшаетъ дѣло то, что въ моментъ настоящаго нельзя не поступить. И потому драгоцѣнна мысль — она готовитъ то или другое рѣшеніе.

Ѣздилъ съ Ч[ертковымъ] въ Троицкое. Необыкновенное великолѣпіе чистоты, простора, удобствъ. Были у 1) испытуемыхъ мущинъ. Тамъ экспропріаторъ, защищавшій наси[ліе], старообрядецъ, приговорен[ный] къ смертной казни и потомъ 20 годамъ каторжн[ыхъ] работъ за убійство, потомъ отцеубійца. 2) безпокойные, 3) полуспокойные и 4) слабые. Тоже дѣле[ніе] у женщинъ. Особенно тяжелое впечатлѣніе женщинъ, испытуемыхъ и безпокойныхъ.

Дома извѣст[іе], что Ч[ерткову] «разрѣшено» быть въ Телят[инкахъ] во время пріѣзда матери. Ванна. Пѣсни — Саша.

20 Іюня. Всталъ бодрымъ. Поправилъ и Славяна[мъ] и Предисловіе. И написалъ Дѣтскую Мудрость.[188] Хочу попытаться сознательно борот[ься] съ Соней добромъ, любовью. Издалека кажется возможнымъ. Постараюсь и вблизи исполнить. Душевное состояніе оч[ень] хорошее. Молитва благодарности уже не такъ67 68 дѣйствуетъ. Теперь молитва всеобщей любви. Не то, что съ тѣмъ, съ кѣмъ схожусь, а со всѣми, всѣмъ міромъ. И дѣйствуетъ. И тѣ молитвы: незаботы о людскомъ сужденіи и о благодарности оставили осязательные, радостные слѣды. Теперь 1-ый часъ. Хочу еще попытаться написать Парашу.

Ѣздилъ въ Мещерск[ое] на кинематографъ. Скучно и оч[ень] глупо и нецѣлесообразно. Вечеръ много народа, милый Бутурлинъ.

21 Іюня. Сейчасъ пришелъ съ гулянія. Хочется продиктовать Сашѣ. А записать:

1) Намъ[189] дано одно, но зато неотъемлимое благо любви. Только люби, и все радость: и небо, и деревья и люди, и даже самъ. А мы ищемъ блага во всемъ, только не въ любви. А это исканіе его въ богатст[вѣ], власти, славѣ, исключительной любви —все это,[190] мало того, что это не даетъ блага, но навѣрное лишаетъ его.

Продиктовалъ свою встрѣчу съ Александр[омъ], какъ онъ сразу обѣщалъ не пить. Потомъ много занимался корректур[ами]. Поправилъ три книжки — не дурно. Пріѣхали Страховъ, еще скопецъ. Съ скопцомъ много говорилъ, скорѣе слушалъ. Еще Беркенгеймъ. Не ходилъ гулять. Прочелъ вслухъ «О самоубійствѣ». Да еще и это поправилъ. Коротко заснулъ. Орленьевъ читалъ Никит[ина]. Мнѣ чуждо. Поѣхали въ Троицкое. Тамъ великолѣпіе роскоши, кинематографъ. Саша болѣла головой. Да и мнѣ и тяжело, и скучно б[ыло]. Кинематографъ гадость, фальшь.

22 Iюн[я.] Всталъ рано. Немного мало спалъ. Посмотримъ, что будетъ? во мнѣ, а не внѣ меня. Помоги Богъ. Да, вчера приходилъ за книжками милый Александръ. Говоритъ: Матушкѣ сказалъ. Она рада, благодаритъ. Почти ничего не работалъ: кончилъ книжечки. Заснулъ. Ѣздилъ съ Ч[ертковымъ] въ Лебучане. Тамъ ходилъ на фабрику — проявленіе безумія. Дикій старообрядецъ. Врачи изъ Троицкаго. Пріѣхалъ Молочник[овъ]. Вечеромъ Страховъ читалъ статью объ идеалѣ христ[iанства]. Хорошо. Ложусь спать. Телеграмма изъ Ясной — тяжело.68

69 23 Іюн. Е. б. ж.

[23 июня.] Живъ. Теперь 7 часовъ утра. Вчера только что легъ, еще не засыпалъ, телеграмма: «Умоляю пріѣхать 23». Поѣду и радъ случаю дѣлать свое дѣло. Помоги Богъ.

[191][Я. П.]. Нашелъ хуже, чѣмъ ожидалъ: истерика и раздраженіе. Нельзя описать. Держался не очень дурно, но и не хорошо, не мягко.

24 Іюня. Яс. Пол. Много записать нужно.

Всталъ, мало выспавшись. Ходилъ гулять. Ночью приходила Соня. Все не спитъ. Утромъ пришла[192] ко мнѣ. Все еще взволнована, но успокаивается.

1) Вышелъ на прогулку послѣ мучительной бесѣды съ С[оней]. Передъ домомъ цвѣты, босоногія, здоровыя дѣвочки чистятъ. Потомъ ворочаются съ сѣномъ, съ ягодами. Веселыя, спокойныя, здоровыя. Хорошо бы написать двѣ картинки.

Перечиталъ письма. Написалъ отвѣтъ о запоѣ. Ничего особеннаго вечеромъ. Успокоеніе.

25 Іюня. Рано всталъ. Писалъ о[193] безуміи и письма. — И вдругъ С[оня] опять въ томъ же раздраженномъ истерическомъ состояніи. Оч[ень] б[ыло] тяжело. Ѣздилъ съ ней въ Овсянниково. Успокоилась. Я молчалъ, но не могъ, не съумѣлъ быть добръ и ласковъ. Вечеромъ Голд[енвейзеръ] и Николаева, и Мар[ья] Ал[ександровна]. Какъ то нехорошо на душѣ. Чего то стыдно. Ложусь спать, 12-ый часъ.

26 Іюня. Всталъ рано. Ходилъ, потерялъ шапку. Дома письма и только перечелъ «О сумашествіи» и началъ писать, но не кончилъ. Поѣхалъ верхомъ, дождь. Вернулся домой. Соня опять возбуждена, и опять тѣ же страданія обоихъ.

Помоги, Господи. Вотъ гдѣ мѣсто молитвы. 1) Только передъ Богомъ. 2) Все дѣло сейчасъ. И не дѣлаю. 3) Благодарю за испытаніе.

27 Іюня. Вчера говорила о переѣздѣ куда то. Ночь не спалъ. Оч[ень] усталъ. Ходилъ гулять и думалъ все о томъ же. Есть69 70 обязанно[сть] передъ Б[огомъ] и людьми, к[оторую] долженъ исполнить въ эти послѣдніе дни или часы жизни и потому надо[194] быть твердымъ. Fais ce que doit, advienne que pourra.[195]

[196]Читаю Психіатрію. Какая тупость и часто прямо глупо. Для того, чтобы объяснить сознаніе, говорится о субъективномъ и объективномъ, какъ будто слово субъективно есть что нибудь другое, какъ только дурное названіе сознанія. И такъ все. Записать:

1) Какъ смѣшно думать, что самое понятное и основа всего матерія — вещество, тогда какъ матерія-вещество есть только средство[197] общенія, раздѣленнаго въ самомъ себѣ, духовнаго начала (такъ у меня записано сначала). Надо бы прибавить: матерія-вещество есть только,[198] вмѣстѣ съ движеніемъ, средство общенія, раздѣленнаго въ самомъ себѣ, дух[овнаго] начала.

2) Какъ нѣтъ рѣзкаго дѣленія между сномъ и бдѣніемъ, такъ нѣтъ и такого дѣленія между разумной и безумной жизнью. Большее или меньшее приближеніе отъ сна къ бдѣнію и отъ безумной къ разумной жизни опредѣляется большимъ или меньшимъ пробужденіемъ сознанія, и потому возможности нравственнаго усилія.

3) Какъ человѣкъ, живущій не для себя, а для исполненія закона Бога, кромѣ послѣдствій того благого дѣла,[199] к[оторыя] онъ видитъ, онъ совершаетъ еще безконечно важнѣйшія послѣдствія, к[отор]ыхъ не видитъ. Какъ пчела, к[оторая] собирая медъ для семьи, оплодотворяетъ имъ растеніе, и тѣ самыя, к[оторыя] не только ея породѣ, но и тысячамъ другихъ породъ нужны.

4) Гуляя, срываю чудные цвѣтки и бросаю. Ихъ такъ много. Тоже и съ чудными духовными цвѣтами жизни. Не цѣнимъ ихъ п[отому], ч[то] ихъ такъ много.

5) Три ежечасныя молитвы: 1) хочу жить только для Тебя и передъ Тобою и 2) жить сейчасъ, въ настоящимъ, любовью и70 71 3) благодарю за все, чего не заслужилъ и не стòю.— Думалъ объ этихъ молитвахъ, ходя по лѣсу и заблудился, и стало жутко. И вспомнилъ молитвы. Да, съ Тобою, и сейчасъ думаю только, чтобы быть съ Тобою, и радуюсь и благодарю, что заблудился, и сейчасъ стало хорошо.

6) Сумашедшій мнѣ все говорилъ: не укралъ, а взялъ. И онъ правъ. Укралъ можно говорить о томъ, кто беретъ то, что принадлежитъ всѣмъ: землю и трудъ другого.

7) Сумашествіе всегда слѣдствіе неразумн[ой] и потому безнравственной жизни.

Кажется вѣрно, но надо провѣрить, обдумать.

8) Сумашедшіе всегда лучше, чѣмъ здоровые, достигаютъ своихъ цѣлей. Происходитъ это отъ того, что для нихъ нѣтъ никакихъ нравственныхъ преградъ: ни стыда, ни правдивости, ни совѣсти, ни даже страха.

9) Отдѣльныя существа сознаютъ себя отдѣленными тѣмъ, что намъ представляется тѣломъ, веществомъ, немыслимымъ внѣ пространства[200] и движенія, немыслимымъ внѣ времени. (Не совсѣмъ уяснилъ).

28 Іюня. Мало спалъ. Съ утра прекрасное настроеніе Сони. Просила не ѣхать. Но письмо отъ Ч[ерткова]. Хорошее письмо Ч[ерткова]. Но она все таки возбуждена противъ него. Я поговори[лъ] съ нимъ и пошелъ къ Ясенкамъ вмѣсто Козловки. Ахнулъ и побѣжалъ домой. Ѣхали хорошо. Не было лошад[ей], не отослали телеграмму. Ждали часа три. Пріѣхали къ Сережѣ. Непріятный разсказъ газетчицы. Пріятные разговоры съ рабочими. У Сережи бездна народа и скучно, тяжело. Ходилъ къ дьячку и говорилъ съ бабами. Какъ мы можемъ жить среди этой ужасной, напряженной нужды?[201]

1) Какъ странно, что люди стыдятся своей нечистоплотности, трусости, низкого званія, но гнѣва не только не стыдятся, но радуются сами на себя, подхлестываютъ себя, усиливаютъ его, считая его чѣмъ то хорошимъ.71

72 30 Іюня, 10 г. Я. П. Пріѣхали 29-го в Ясную. Ничего особеннаго дорогой. Пріятно прощался съ Таней. Вообще все впечатлѣніе очень хорошее. Соф[ьѣ] Андр[еевнѣ] лучше. Самъ не совсѣмъ здоровъ, хотя не пожалуюсь на дурное расположеніе духа. Слабость, болитъ голова. Утромъ получилъ французскую книгу «Законъ насилія, законъ любви», и нѣсколько хорошихъ писемъ.Читалъ съ большимъ интересомъ и, признаюсь, одобрилъ. Полезно перечитывать, чтобы не повторяться въ томъ, что пишешь. Надѣюсь, что не будетъ повторенія «О безуміи» и вижу, что стòить это писать, но не знаю, суждено ли. Говорю о своихъ силахъ. Много днемъ спалъ, и все спать хочется. Три посѣтителя, всѣ три очень интересные и важные. Первый Рѣпинъ жалкій, очевидно потерявшій умственную жизнь, но не могу смотрѣть на него, какъ на сумасшедшаго и вижу въ немъ такого же человѣка и брата, и радъ за то, что это мнѣ естественно.

Потомъ милый Сутковой, который очевидно стѣснялся, чтобы не помѣшать, и хорошо поговорили, я съ нимъ, онъ мало высказывался. Потомъ Чертковъ. Сильное волненіе С[офьи] Андреевны], но вижу, что обойдется. Записать:

Кромѣ книги «Законъ насилія, Законъ любви» получилъ брошюру француза Pollac’a «La politique de l’avenir prochain». Интересно читать, п[отому] ч[то], очевидно, ученый на уровнѣ самой послѣдней философской мысли и поразительная неясность и невѣрность пониманія. Довольно того, чтò три главныя дѣятельности человѣческой жизни это: удовлетворение чувства красоты — искусства, и удовлетворенія запросовъ разума — наука, и подъ конецъ, между прочимъ — и нравственность. Чѣмъ болѣе читалъ это, тѣмъ болѣе почувствовалъ необходимость окончить «О безуміи».[202]

[203]Записать. Конецъ Іюня 1910.

Суевѣріе церкви состоитъ въ томъ, что будто бы были и есть такіе люди, которые, собравшись вмѣстѣ и назвавъ себя церковью,72 73 могутъ разъ навсегда и для всѣхъ людей рѣшить о томъ, какъ надо понимать Бога и законъ Его.

Суевѣріе науки подобное суевѣрію церкви въ томъ, что будто бы тѣ знанія, которыя пріобрѣтены тѣми немногими, освободившими себя отъ необходимаго для жизни труда,[204] суть тѣ самыя знанія, называемыя ими наукой, которыя нужны для всѣхъ людей![205]

—————————————————————————————————————————————————

—————————————————————————————————————————————————

Говорятъ, что нельзя безъ вина при покупкахъ, продажахъ, условіяхъ, а пуще всего на праздникахъ, крестинахъ, свадьбахъ, похоронахъ. Казалось бы, для всякой продажи, покупки, условія— хорошенько подумать, обсудить надо, а не дожидаться спрыску, выпивки. Ну да это еще меньшее горе. А вотъ праздникъ. Праздникъ значитъ — ручному труду перерывъ, отдыхъ. Можно сойтись съ близкими, съ родными, съ друзьями, побесѣдовать, повеселиться. Главное дѣло о душѣ подумать можно. И тутъ то замѣсто бесѣды, веселья съ друзьями, родными напиваются виномъ и вмѣсто того, чтобы о душѣ подумать —сквернословіе, часто ссоры, драки. А то крестины. Человѣкъ родился, надо подумать, какъ его хорошо воспитать. А чтобы хорошо воспитать, надо самому себя получшить, отъ плохого отвыкать, къ хорошему пріучать и тутъ вмѣсто вино и пьянство. Тоже и еще хуже на свадьбахъ. Сошлись молодые люди въ любви жить, дѣтей растить. Надо, казалось бы, примѣръ доброй жизни показать. Вмѣсто этого опять вино. А ужъ глупѣе всего на похоронахъ. Ушелъ человѣкъ туда, откуда пришелъ, отъ Бога и къ Богу. Казалось бы, когда о душѣ подумать, какъ не теперь, вернувшись съ кладбища, гдѣ зарыто тѣло отца, матери, брата, который ушелъ туда, куда мы всѣ идемъ и чего никто не минуетъ. И что же вмѣсто этого. Вино и все, что отъ него бываетъ. А мы говоримъ: нельзя не помянуть, такъ стариками заведено. Да вѣдь старики не понимали, что это дурно. А мы понимаемъ. А понимаемъ, такъ и бросать надо. А брось годъ, другой, да оглянись назадъ и увидишь, что первое дѣло въ годъ рублей73 74 30, 50, а то и вся сотня дома осталась, второе много глупыхъ и скверныхъ словъ, а также и плохихъ дѣлъ осталось несказанными и не сдѣланными, въ третьихъ, въ семьѣ и согласія, и любви больше, и четвертое, главное, у самого на душѣ много лучше станетъ.

Въ народѣ все растущая ненависть къ угнетателямъ, къ властямъ,[206] но онъ самъ служитъ угнетателямъ. Зачѣмъ онъ служить? A затѣмъ, что соблазненъ, обманутъ, религіознымъ и научнымъ обманомъ.

Суевѣріе зла. Зла нѣтъ. Жизнь благо. Если нѣтъ блага, то знай, что ты ошибся. И тебѣ дано время, чтобы исправить свою ошибку, чтобы имѣть радость (высшее благо) исправлять свою ошибку. Только для того и есть время. Если же ты не исправишь свою ошибку, то она исправится помимо твоей воли — смертью. Да, жизнь благо. Зла нѣтъ! Есть только ошибки наши: общія и наши личныя, и намъ дана радость черезъ время исправлять ихъ. А въ исправленіи ихъ величайшая радость.[207]

Мы не подвинулись въ[208] религіозномъ пониманіи. Тотъ же[209] анимизмъ, тотъ же фетишизмъ. Для того, чтобы понять это, человѣку нужно только понять, какія въ немъ требованія, привычки, и какія требованія его человѣческой природы: разума и любви, и провѣрить то, что стало привычными требованіями своей природы. И не требованія разума и любви подчинять требованіямъ привычки, какъ это дѣлается теперь, а напротивъ, на основаніи требованій разума и любви провѣрять то, что привычно. И тогда... Только представь себѣ свободнаго отъ привычки человѣка въ какомъ бы то ни было положеніи людей нашего общества, принадлежащаго или къ неимущему рабочему, или къ такъ называемому высшему богатому сословію..., чтò бы увидалъ этотъ человѣкъ въ томъ мірѣ, въ которомъ мы живемъ,74 75 но видя, не чувствуя, не понимая всего ужаса, всего безумія нашей жизни?[210]

1 Іюля 10 г. Ясная Поляна. 1) Раздѣленное само отъ себя духовное начало сознаетъ себя раздѣленнымъ тѣмъ, чтò намъ представляется тѣломъ. Сознаетъ же оно свое раздѣленіе тѣмъ, чтò намъ представляется движеніемъ. Тѣло нераздѣльно съ пространствомъ, а движеніе съ временемъ.

2) Видѣлъ во снѣ, что говорилъ съ Сер[ежей] и говорю слѣдующее:

Мы живемъ тѣмъ, что ищемъ блага. Есть блага тѣлесныя: здоровье, похоти тѣла, богатство, половая любовь, слава, почести, власть. И всѣ эти блага: 1) внѣ нашей власти, 2) всякую минуту могутъ оборваться смертью и 3) не могутъ быть благами для всѣхъ. И есть другое благо, духовное — любовь къ людямъ, кот[орое]: 1) всегда въ нашей власти, 2) не обрывается смертью — можно умирать любя — и 3) не только возможно для всѣхъ, но тѣмъ болѣе радостно, чѣмъ больше людей живутъ ради этого блага.

Не совсѣмъ такъ видѣлъ во снѣ: короче и лучше. И во снѣ, когда кончилъ, сказалъ: докажи, что это неправда. Вѣдь нельзя. И Сережа, и всѣ замолчали.

4) Удивительное дѣло, мы менѣе всего понимаемъ то, чтó лучше всего знаемъ, или: лучше всего знаемъ то, чего совсѣмъ не понимаемъ: свою душу, можно сказать, и Бога.

4 Іюля. Страшно сказать три дня, если не 4, не писалъ. Вчера и нынче поправлялъ коректуры книжечекъ. Третьяго дня, не помню, кажется, ничего не дѣлалъ, кромѣ не важныхъ писемъ. С[офья] А[ндреевна] совсѣмъ успокоилась. Пріѣхалъ Лева. Небольшой числитель, а знаменатель ∞. Видѣлся съ Л[изаветой] И[вановной] Ч[ертковой], и она б[ыла] у насъ. Оч[ень] пріятна. Сгорѣла М[арья] А[лександровна]. Думается, что это несчастный Рѣпинъ поджогъ. Говорилъ съ нимъ. Онъ совсѣмъ больной. Проявляется нелѣпо, но чувству[ю] въ немъ человѣка. Были Сутковой и Картушинъ. Какъ всегда съ ними что то неполное, не до конца. Сейчасъ ночь 4-го. Постараюсь не пропускать дни,75 76 какъ эти послѣдніе. Чувствую себя слабымъ и плохимъ. И то хорошо.

5 Іюля. Пишу 12-й часъ. Утромъ ходилъ, ничего не работалъ. Все слабъ. Былъ у Ч[ерткова]. Вечеромъ Булыгинъ и Количка. Съ Левой немного легче. С[оня] оч[ень] опять взволновалась безъ причины. Помоги Г[осподи], и помогаетъ. Кое что записать:

1) То, чтò даетъ намъ жизнь, то, чтò мы знаемъ въ себѣ ограниченнымъ тѣломъ и потому несовершеннымъ, мы называемъ душою; то же, ничѣмъ неограниченное и потому совершенное, мы называемъ Богомъ.

Жизнь есть стремленіе къ соединенію съ тѣмъ, отъ чего она отдѣлена: съ другими душами и съ Богомъ — съ Его совершенствомъ.

6 Іюля. Всталъ рано. Все нездоровится. Простился съ Мар[ьей] Алекс[андровной]. С[оня] ходила купаться. Я говорилъ съ ней — недурно. Не могъ заниматься — слабъ. С[оня] ѣздила къ Звегинце[вой]. Жалко. Вечеромъ Сутковой. Хорошій разговоръ съ нимъ. Лева больше, чѣмъ чуждъ. Держусь. Записывать нечего. Ложусь 12.

7 Іюля. Е. б. ж.

[7 июля.] Живъ, но дурной день. Дурной тѣмъ, что все не бодръ, не работаю. Даже коррек[туру] (не) поправилъ. Поѣхалъ верхомъ къ Ч[ерткову]. Вернувшись домой, засталъ С[офью] А[ндреевну] въ раздраженіи, никакъ не могъ успокоить. Вечеромъ читалъ. Поздно пріѣхалъ Голд[енвейзеръ] и Ч[ертковъ]. Соня съ нимъ объяснялась и не успокоилась. Но вечеромъ поздно оч[ень] хорошо съ ней поговорилъ. Ночь почти не спалъ.[211]

Сегодня 8 іюля. Немного бодрѣе и хорошо думалось о необходимости молчанія и неуклоннаго дѣланія своего дѣла. Ѣздилъ съ Булг[аковымъ] къ М[арьѣ] А[лександровнѣ]. На ду[шѣ] хорошо. Саша и хвораетъ и мрачна. Теперь 5 часовъ. Ложусь. Обѣдъ спокойно. Вечеръ читалъ. Все лучше и лучше. Вечеромъ Гол[денвейзеръ] и Ч[ертковъ]. Хорошо. Разговоръ съ Сутковымъ. Онъ хочетъ «вѣрить» въ то, во что можно не вѣрить.76 77 Ложусь, 12-й часъ. Милый разсказъ Mille, «Repos hebdomadaire».

9 Іюля. Долго спалъ. Съ удовольствіемъ послѣ писалъ, занимался коррек[турой] первыхъ пяти книжекъ. Ѣздиль съ Львомъ. Держусь. Вернулся мокрый. Волненіе. Послѣ обѣда Николаевъ, Голд[енвейзеръ], Ч[ертковъ]. Тяжело. Держусь.

10 Іюля. Проснулся въ 5. Всталъ, но почувствовалъ себя слабымъ и легъ опять. Въ 9 пошелъ на деревню. Къ Копылову. Далъ денегъ. Оч[ень] просто и недурно. Прошелъ мимо Николаева. Онъ вышелъ, и опять разговоръ о справедливости. Я сказалъ ему, что понятіе справедливости искусственно и не нужно христіанину. Черту эту нельзя провести въ дѣйствительности. Она фантастическая и совершенно не нужна христіанину.

Дома написалъ длинное письмо рабочему въ отвѣтъ на его возраженіе объ «Ед[инствен]номъ Ср[едств]ѣ». Ѣздилъ верхомъ съ Ч[ертковымъ]. Онъ говорилъ о непротивленіи — странно. Легъ спать. Проснулся — Давыдовъ, Количка и Соломонъ. Читалъ Соломона пустую, напыщенную статью Retour de l’enfant prodigue и прелестный разсказъ Милля. Потомъ пришли проститься Сутк[овой] и Картушинъ. Очень они мнѣ милы. Записать:

1) Въ вѣрѣ можно разувѣриться. Кромѣ того, вѣры могутъ [быть] двѣ противуположныя. Правда, въ вѣрахъ болѣе внѣшняго проявленія, чѣмъ въ сознаніи, но за то вѣры шатки и противорѣчивы, a сознаніе одно[212] и неизмѣнно.

Сейчасъ разговоръ опять о Ч[ертковѣ]. Я отклонилъ спокойно.

11 Іюля. Е. б. ж.

[11 июля.]

[213]1) Въ первый разъ ясно понялъ все значеніе смиренія для жизни, для свободы, радости въ ней.

2) Я плохъ и плохо прожилъ, не умѣлъ и не осилилъ устроить жизнь хорошо. Но, если ясно понялъ такъ, какъ, мнѣ кажется, другіе не понимаютъ, не зло — ошибки жизни, какже мнѣ,77 78 хоть въ уплату за свою дурную жизнь не сказать этого. Можетъ быть, кому нибудь и пригодится.

3) Я не ожидалъ того, что, когда тебя ударятъ по одной, и ты подставишь другую, что бьющій опомнится, перестанетъ бить, и пойметъ значеніе твоего поступка. Нѣтъ, онъ напротивъ того, и подумаетъ, и скажетъ: вотъ какъ хорошо, что я побилъ его. Теперь ужъ по его терпѣнію ясно, что онъ чувствуетъ свою вину и все мое превосходство передъ нимъ.

Но знаю, что несмотря на это, всетаки лучшее для себя и для всѣхъ, что ты можешь сдѣлать, когда тебя бьютъ по одной щекѣ — это то, чтобы подставить другую. Въ этомъ «радость совершенная». Только исполни. И тогда за то, чтò кажется горемъ, можно только благодарить.

11 Іюля. Живъ ели ели. Ужасная ночь. До 4 часовъ. И ужаснѣе всего б[ыль] Л[евъ] Л[ьвовичъ]. Онъ меня ругалъ, какъ мальчишку и приказывалъ итти въ садъ за С[офьей] А[ндреевной]. Утромъ пріѣхалъ Сергѣй. Ничего не работалъ — кромѣ книжечки: Праздность. Ходилъ, ѣздилъ. Не могу спокойно видѣть Льва. Еще плохъ я. Соня, бѣдная, успокоилась. Жестокая и тяжелая болѣзнь. Помоги, Г[оспо]ди, съ любовью нести. Пока несу кое какъ. Ив[анъ] Ив[ановичъ], съ нимъ о дѣлахъ. Теперь 11 часовъ. Ложусь.

12 Іюля. Все тоже. Странный эпизодъ съ Ч[ертковымъ]. По ошибкѣ Фили его позвали, и опять взволновал[ась] С[офья] А[ндреевна]. Но прошло хорошо. Она, бѣдная, оч[ень] страдаетъ, и мнѣ не нужно усилія, чтобы любя, жалѣть ее. Ѣздилъ съ Душаномъ. Вечеромъ проводы Саломона. И легъ, не дожидаясь Сухотиныхъ. Пріѣзжалъ Ч[ертковъ]. Я отд[алъ] ему пис[ьм]о.

Нынче 13-ое. Сухотины. Писалъ книжку. Ѣздилъ съ Мих[аиломъ] Серг[ѣевичемъ] и Голденв[ейзеромъ]. С[оня] все оч[ень] слаба. Не ѣстъ. Но держится. Помоги Богъ и ей и мнѣ. Записалъ въ книжку.

14[214] Iл. Очень тяжелая ночь. Съ утра началъ писать ей письмо и написалъ. Пришелъ къ ней. Она требуетъ того самаго, чтò я обѣщаю и даю. Не знаю, хорошо ли, не слишкомъ ли слабо, уступчиво. Но я [не] могъ иначе сдѣлать. Поѣхали за дневниками.78 79 Она все въ томъ же раздраженномъ состояніи, не ѣстъ, не пьетъ. Занимался книжка[ми], сдѣлалъ три. Потомъ ѣздилъ въ Рудаково. Не могу быть добръ и ласковъ съ Львомъ, и онъ ничего не понимаетъ и не чувствуетъ. Привезла Саша дневники. Ѣздила два раза. И Соня успокоилась, благодарила меня. Кажется, хорошо. Отъ Бати тронувшее меня письмо. Ложусь спать. Все не совс[ѣмъ] здоровъ и слабъ. На душѣ хорошо.

15 Іл. е. б. ж.

[15 июля.] Живъ, но тяжело. Утромъ опять волненіе о томъ, ч[то] я убѣгу, что ключъ отъ дневниковъ дать ей. Я сказалъ, что сказаннаго не измѣню. Было оч[ень], оч[ень] тяжело. Передъ этимъ кончилъ коректур[ы] книжекъ. Осталась часть одной. Ѣздилъ съ Душаномъ. Вечеромъ Американецъ и Ч[ертковъ], и Голд[енвейзеръ], и Николаевъ. С[оня]спокойна, но чувствуется, что на волоскѣ. Ложусь спать. Кое что записать — послѣ.

16 Iл. Живъ, но плохъ тѣломъ. Душой бодрюсь. Милый Миша Сух[отинъ] уѣхалъ и Таня. Потомъ и Соня. Она спала, но все угрожающа. Ходилъ гулять. Хорошо молился. Понялъ свой грѣхъ относительно Льва: не оскорбляться, а надо любить. Какая нелѣпость: равнять и, чтобъ одно могло перевѣшивать другое: оскорбленіе и любовь — не любовь къ Ивану, къ Петру, а любовь, какъ жизнь въ Богѣ, съ Богомъ, Богомъ. Хочу поговорить съ нимъ. Американецъ — пишетъ, сочиняетъ и кажется пустое. Вернувшись съ прогулки, наткнулся на него, потомъ учитель изъ Вятки съ женою. Тоже пишетъ. Но оч[ень] милый. Поговорилъ съ нимъ. Окончилъ послѣднюю коректуру. Хотѣлъ взяться зa О безуміи, но не б[ылъ] въ силахъ. Сейчасъ надо записать изъ книжки:

1) Мы живемъ безумной жизнью, знаемъ въ глубинѣ души, что живемъ безумно, но[215] продолжаемъ по привыч[кѣ], по инерціи жить ею, или не хотимъ, или не можемъ, или то и другое, измѣнить ее.

2) Записано такъ:[216] Нынче 13-ое іюля, во 1-хъ, освободился отъ чувства оскорбленія и недоброжелательства къ Льву, и 2-е, главное, отъ жалости къ себѣ. Мнѣ надо только благодарить79 80 Бога за мягкость наказанія, ко[торо]е я несу за всѣ грѣхи моей молодости и главный грѣхъ, половой нечистоты при брачномъ соединеніи съ чистой дѣвушкой. По дѣломъ тебѣ, пакостный развратникъ. Можно только быть благодарнымъ за мягкость наказанія. И какъ много легче нести наказаніе, когда знаешь за что. Не чувствуешь тяготы. Ѣздилъ съ Булг[аковымъ] верхомъ далеко. Усталъ. Сонъ, обѣдъ. Голденв[ейзеръ], Ч[ертковъ]. Тяжелое настроеніе. С[офья] [Андреевна] не дурна. Голд[енвейзеръ] прекрасно игралъ. Гроза.

17 Іюля. Мало спалъ. Проводилъ милую Танечк[у]. Ходилъ гулять. Вернувшись, ничего не могъ дѣлать. Читалъ письма и Паскаля. Съ Львомъ вчера разговоръ и нынче онъ объяснилъ мнѣ, что я виноватъ. Надо молчать и стараться не имѣть недобраго чувства. Саша уѣхала въ Тулу. Теперь 12 часовъ. Оч[ень], оч[ень] слабъ, ничего не работалъ. Читалъ чуднаго Паскаля. Потомъ ѣздилъ къ Ч[ерткову.] Довольно хорошо обошлось. Вечеръ и обѣдъ скучно. Голд[енвейзеръ]. Посидѣлъ у Саши пріятно.

18 Іюл. E. б. ж.

[18 июля.] Живъ, но плохъ. Все таже слабость. Ничего не работаю, кромѣ ничтожныхъ писемъ и чтенія Паскаля. С[офья] А[ндреевна] опять взволнована. «Я измѣнилъ ей и оттого скрываю дневники». И потомъ жалѣетъ, что мучаетъ меня. Неукротимая ненависть къ Чер[ткову]. Къ Левѣ чувствую непреодолимое отдаленіе. И скажу ему, постараюсь любя, son fait.[217] Былъ господинъ писатель тяжелый. Ѣздилъ въ Тихвинское. Оч[ень] усталъ. Вечеромъ б[ыли] Голд[енвейзеръ] и Черт[ковъ], и С[офья] А[ндреевна] готова б[ыла] выйти изъ себя. Ложусь спать.

19 Іюля. Спалъ порядочно, но оч[ень] слабъ, перебои. Писалъ ядовитую статью въ Конгрессъ мира, письма. С[офья] А[ндреевна] съ утра лучше, но къ вечеру съ пріѣздомъ докторовъ хуже. Саша тѣломъ нехороша: и кашляетъ, и насморкъ. Больше писать нечего. Ложусь, 12-й часъ. Записать важное о дѣвушкахъ. Да, ѣздилъ къ милымъ людямъ въ Овсяннико[во].

20 Іюля. Оч[ень] дурно себя чувствую. Сидѣлъ на лавочкѣ въ елочкахъ, писалъ письмо Ч[ерткову]. Пришли доктора.80 81 Россолимо поразительно глупъ по ученому, безнадежно. Потомъ поправлялъ добавленіе въ конгрессъ. Оч[ень] мрачно. Ничего не проявилъ, но дурно, что недоволенъ. Ѣздилъ съ Фил[ей] по Засѣкѣ верхомъ. Поспалъ и записываю:

1) Идетъ въ душѣ неперестающая борьба о Львѣ: простить или отплатить жесткимъ, ядовитымъ словомъ? Начинаю яснѣе слышать голосъ добра. Нужно, какъ Францискъ испытать радость совершенною, признавъ упреки дворника заслуженными. Да, надо.

2) Какъ легко вымѣстить дѣломъ, словомъ, и какъ трудно простить, но за то какая радость, если осилишь. Надо добиваться.

3) Вѣра, то чему вѣрятъ, есть ничто иное, какъ суевѣріе. Люди предпочитаютъ вѣру сознанію, п[отому] ч[то] вѣра тверже и легче, также тверда и легка, какъ слѣдованіе обычаю, и легко переходить въ привычку, но сама вѣра всегда не тверда, шатка и не вызываетъ движеиія духовной жизни. Она всегда неподвижна и задорна, вызываетъ желаніе обращенія другихъ, какъ и не можетъ быть ина[че], такъ какъ основывается на общест[венномъ] мнѣніи, a чѣмъ больше людей раздѣляетъ вѣру, тѣмъ она тверже. Вѣра есть дѣло мірское, удобное условіе для тѣлесной жизни.[218] Сознаніе Бога — дѣло души, неизбѣжное условіе разумной, хорошей жизни. Вѣра всегда stationaire, сознаніе всегда движется. Для «вѣрующихъ» движеніе жизни совершает[ся] въ области тѣлесной, для сознающихъ въ области духовной.

4) Не могу въ душѣ простить В[ѣру] за ея паденіе. И ясно понялъ сейчасъ всю жестокость,[219] несправедливость этого. Стоитъ только вспомнить свое мужское половое прошедшее. Да, ни на чемъ такъ не видно, что обществ[енное] мнѣніе устанавливалось не женщинами, а мущинами. А женщина уже потому меньше, чѣмъ мущина подлежитъ осужденію, что она несетъ всю великую тяжесть послѣдствій своего грѣха — роды, позоръ; мущина же ничего. «Не пойманъ, не воръ». Павшая женщина или родившая дѣвушка, В., опозорена передъ всѣмъ міромъ, или прямо вступаетъ въ классъ презрѣнныхъ существъ, б-ей. Мущина81 82 же чистъ и правъ, если только не заразился. Хорошо бы выяснить это.

21 іюля, 10 г. Я. П.[220]

1) Вы спрашиваете, какъ понимать такія и такія слова евангелія, откровенія, или Библіи, находя въ такихъ словахъ, или противорѣчивое, или неясное, или просто нелѣпое. На это ваше недоумѣніе отвѣчаю слѣдующее: Читать надо Евангеліе и всѣ книги, признаваемыя Св. Писаніемъ, точно такъ же обсуживая ихъ содержаніе, какъ мы обсуживаемъ содержаніе всѣхъ тѣхъ книгъ, которыя читаемъ и потому, встрѣчая противорѣчивое, неясное, или нелѣпое, не отъискивать разъясненій, а прямо откидывать все таковое, приписывая важность и значеніе только тому, чтò согласно съ здравымъ смысломъ и, главное, нашей совѣстью. Только при такомъ отношеніи къ такъ называемому Свящ[енному] Писанію, чтеніе его и, въ особенности Евангелія, можетъ быть полезно.

2) Наука — это богадѣльня, или скорѣе поприще успѣха среди толпы, открытое для всѣхъ самыхъ умственно и нравственно тупыхъ людей. Занимаясь наукой, онъ можетъ не сознавать того, что онъ дѣлаетъ, считая букашечки или перечисляя книги и, выписывая изъ нихъ, что подходитъ подъ избранную тему, можетъ или ничего не думать, или выдум[ыв]ать въ томъ безжизненномъ, никому ни на что не нужномъ, соображеніи какую нибудь теорію и быть вполнѣ увѣреннымъ, что онъ дѣлаетъ самое важное на свѣтѣ дѣло.

3) 1) Типъ ученаго, 2) типъ честолюбца, 3) корыстолюбца, 4) вѣрующаго консерватора, 5) типъ кутилы, 6) разбойника, въ принятыхъ предѣлахъ, 7) въ непринятыхъ, 8) правдиваго человѣка, но въ обманѣ, 9) славолюбца писателя, 10) соціалиста революціонера, 11) ухаря, весельчака, 12) христіанина полнаго, 13) борющагося, 14)..........[221] Нѣтъ конца этимъ чувствуемымъ мною типамъ.

21 Іюля. Все также слабъ и тоже недоброе чувство къ Льву. Записалъ о характерахъ. Надо попытаться. Ничего не работалъ. Ѣздилъ хорошо съ Булгак[овымъ]. Обѣдъ. Читалъ Вѣстн[икъ]82 83 Европы. Голден[вейзеръ], Черт[ковъ]. Опять припадокъ у С[офьи] А[ндреевны]. Тяжело. Но не жалуюсь и не жалѣю себя. Ложусь спать. Отъ Тани милое письмо о Францискѣ.

22 Iюля. Оч[ень] мало спалъ. Ничего не работалъ.[222] Заснулъ[223] до завтрака. Ѣздилъ съ Голденв[ейзеромъ]. Писалъ въ лѣсу. Хорошо. Дома опять раздраженіе, волненіе. За обѣдомъ еще хуже. Я взялъ на себя и позвалъ гулять, и успокоилъ. Былъ Ч[ертковъ]. Натянуто, мучительно, тяж[ело]. Терпи казакъ. Читаю Лабрюьера.

23 Іюля. Очень тяжело, оч[ень] нездоровъ; но нездоровье ничто въ сравненіи съ душевн[ымъ] состояніемъ. Ну, да что. Je m’entends.[224] Что то въ животѣ, не могъ устоять противъ прось[бъ] лѣченія. Принялъ слабит[ельное]. Не дѣйствуетъ. Справилъ письма и цѣлый день лежалъ. Миша съ женой и дѣтьми. Ольга cъ дѣтьми и Левъ. Помоги, Г[оспо]ди, поступать,[225] какъ ты постановилъ, но, кажется, я врежу и себѣ и ей уступчивостью. Хочу попытать иной пріемъ.

24 Іюля. Опять тоже и въ смыслѣ здоровья и въ отношеніи къ С[офьѣ] А[ндреевнѣ]. Здоровье немного лучше. Но за [то] съ С[офьей] А[ндреевной] хуже. Вчера вечер[омъ] она не отходила отъ меня и Ч[ерткова], чтобы не дать намъ возможности говорить только вдвоемъ. Нынче опять тоже. Но я всталъ и спросилъ его: согласенъ ли онъ съ тѣмъ, что я написалъ ему? Она услыхала и спрашивала: о чемъ я говорилъ. Я сказалъ, что не хочу отвѣчать. И она ушла взволнованная и раздраженная. Я ничего не могу. Мнѣ самому невыносимо тяжело. Ничего не дѣлаю. Письма ничтожныя и читаю всякія пустяки. Ложусь спать и нездоро[вымъ], и безпокойнымъ.

25. Соня всю ночь не спала. Рѣшила уѣхать и уѣхала въ Тулу, тамъ свидѣлась съ Андреемъ и вернулась совсѣмъ хорошая, но страшно измученная. Я все нездоровъ, но нѣсколько лучше. Ничего не работалъ и не пытался. Говорилъ съ Львомъ. Тщетно. Ложусь спокойнымъ, потому что, благодар[я] Бога, любовный. Тутъ ночуетъ хорошій Голденв[ейзеръ].83

84 26 Іюля Е . б . ж..

[26 июля.] Живъ, но грустно, хотя здоровье немного лучше, и занимался: О Безуміи. Письма. Не могу — привыкнуть ко[226] необходимости[227] вѣчной осторожности. Пишу и то съ опасеніемъ. Ѣздилъ верхомъ. Сыновья,[228] Андрей и Левъ оч[ень] тяжелы, хотя разнообразно каждый по своему. Ложусь спать; Записать:

1) Есть одинъ вѣчный, человѣческій законъ любви, а суевѣры науки, изслѣдуя звѣрей, нашли законъ борьбы и приложили его къ человѣческой жизни. Какое безуміе!

Писалъ коротенькое письмо Ч[ерткову], и хорошее отъ него. Согласенъ съ нимъ.

27 Іюля. Опять все тоже. Но только какъ будто затишье передъ грозой. Андр[ей] приходилъ спрашивать: есть ли бумага? Я сказалъ, что не желаю отвѣчать. Оч[ень] тяжело. Я не вѣрю тому, чтобы они желали только денегъ. Это ужасно. Но для меня только хорошо. Ложусь спать. Пріѣхалъ Сережа.

Письмо отъ Тани — зоветъ, и Мих[аила] Серг[ѣевича]. Завтра досмотрю.[229]1) Исторія наказанія есть постоянная его отмѣна. Іерингъ.

2) Спасаясь отъ разбойниковъ случайныхъ, признаваемыхъ разбойниками, мы отдаемся в руки разбойниковъ постоянныхъ, организованныхъ, признаваемыхъ благодѣтелями, отдаемся въ руки правительствъ.

3) Человѣкъ сознаетъ себя Богомъ и онъ правъ, п[отому] ч[то] Богъ есть въ немъ. Сознаетъ себя свиньей, и онъ тоже правъ, п[отому] ч[то] свинья есть въ немъ. Но онъ жестоко ошибается, когда сознаетъ свою свинью Богомъ.

4) Старушка говоритъ, что міръ и человѣка сотворилъ Батюшка Царь Небесный, а ученый профессоръ, что происхожденіе человѣка есть результатъ борьбы видовъ за существованіе и что міръ есть тоже продуктъ эволюціи.

Разница между этими двумя воззрѣніями, и явно въ пользу84 85 старушки, та, что старушка своими словами о творчествѣ Батюш[ки] Царя Небеснаго явно признаетъ, какъ въ происхожденіи человѣка — его души, такъ и въ происхожденіи міра, нѣчто непонятное, недоступное уму человѣческому; ученый же професоръ хочетъ своими крошечными наблюдені[ями] и выводами изъ нихъ, хочетъ прикрыть то основное, непонятное и недоступное, что должно быть признано и отдѣлено отъ доступнаго и понятна[го] для того, чтобы это доступное и понятное было дѣйствительно доступно и понятно.

5) Мы не признаемъ законъ любви, свойственный человѣку, открытый намъ всѣми величайшими мудрецами міра и сознаваемый нами въ нашей душѣ, потому что мы не видимъ его на вещественных явленіяхъ міра, [а] видимъ, видимъ въ вещественномъ мірѣ законъ борьбы, свойственный животнымъ и потому признаемъ законъ борьбы, приписывая его человѣку. Какое ужасное и грубое заблужденіе! А оно то считается міросозерцаніемъ, свойственнымъ самымъ просвѣщеннымъ людямъ.

6) Хорошо спросить себя: что, согласишься ли ты, дѣлая то, что ты считаешь дѣломъ Божьимъ — своимъ назначеніемъ, не говоря уже о личномъ счастьи, согласишься ли быть всѣми осуждаемымъ и презрѣннымъ? Хорошо спросить себя и отвѣтить: да, но къ счастью, такого положенія, при которомъ человѣкъ, дѣлая дѣло Божіе, не нашелъ бы ни въ комъ сочувствія, такого положенія никогда не было и не можетъ быть.

28 Іюля. Все тоже нездоровье — печень и нѣтъ умствен[ной] дѣятельности. Дома спокойно. Пріѣхала Зося. Ѣздилъ съ Душаномъ, Сережа тутъ былъ. Слава Б[огу], все было преувеличено. Да, у меня нѣтъ ужъ дневника, откровеннаго, простого дневника. Надо завести.

29 Іюля. Поша пріѣзжаетъ, я радъ. Все ничего не работаю. На душѣ не дурно. Хорошій юноша Борисовъ былъ. Ѣздилъ съ Душаномъ. Сыновья, оч[ень] тяжело. Написалъ Ч[ерткову] письмецо. Зося пріятна своей худож[ественной], литературн[ой] чуткостью. Письма мало интересныя. Винтъ вечеромъ. И хороший разговоръ съ Николаевымъ. Думалъ хорошо о томъ, какъ надо отучать себя отъ мысли о будущемъ и еще о томъ — не помню.

30 Іюля. Здоровье немного лучше, много спалъ. Оч[ень]85 86 интересныя письма. Ничего не дѣлалъ, кромѣ писемъ. Ѣздилъ къ Ив[ану] Ив[ановичу], отдалъ корректуры. Дома обѣдъ. Поша съ дѣтьми, Голд[енвейзеръ]. Съ сыновьями также чуждо. Думалъ хорошо о необходимости молчанія. Буду стараться.[230] Ложусь спать, проводивъ Зосю. С[офья] А[ндреевна] огорчилась отъ того, ч[то] не пригласили ее играть. Я ничего не говорилъ. Такъ и надо.

31 Іюля. Все не бодръ, особенно умственно. Ничего не пишу — тѣмъ лучше. Письма неинтересныя. С[офья] А[ндреевна] хорошо говорила о вчерашнемъ, признавая свою чрезмѣрную чувствительность. Оч[ень] хорошо. Я ѣздилъ съ Душаномъ. Послѣ обѣда хотѣлъ читать, пріѣхали Ладыжинск[іе] и много говорили, и я много говорилъ лишняго. Получилъ письмо отъ Ч[ерткова] и отвѣтилъ ему нѣсколько словъ. Все хорошо. Ложусь спать.

1 Авг. Е. б. ж.

[1 августа.] Живъ, но плохъ. Письма плохо отвѣчалъ. Корект[уры] отъ Ив[ана] Ив[ановича] плохи. Ѣздилъ въ Овсянниково. Вялость ума и уныніе. Довольно хорошо молчу. Саша опять слабѣетъ здоровьемъ. Записать есть кое что. Послѣ.

2 Авг. Все также тяжело на душѣ, и та же вялость, Ходилъ утромъ много. Мало писемъ. Поправлялъ коректур[ы] слабо. Отъ Тани письмо прекрасное. Она бѣдняжка зa меня страдаетъ. Ѣздилъ зa рожью. С[офья] А[ндреевна] выѣхала провѣрять. Вотъ кто страдаетъ. И я не могу не жалѣть, какъ ни мучительно мнѣ. Съ Пошей хорошо говорилъ вечеромъ. Сейчасъ ложусь.

3 Авг. Е. б. ж.

[3 августа.] Живъ, тоскливо. Но лучше работалъ надъ корректурами. Чудное мѣсто Паскаля. Не могъ не умиляться до слезъ, читая его и сознавая свое полное единеніе съ этимъ, умершимъ сотни лѣтъ тому назадъ, человѣкомъ. Какихъ еще чудесъ, когда живешь этимъ чудомъ?!

Ѣздилъ въ Колпну съ Голд[енвейзеромъ]. Вечеромъ тяжелая сцена, я сильно взволновался. Ничего не сдѣлалъ, но чувствовалъ такой приливъ къ сердцу, что не только жутко, но больно стало.86

87 4 Авг. Все не записываю мысли. День прошелъ смирно. Много посѣтителей пустыхъ.[231] Слабъ тѣлесно и на душѣ не хоро[шо], не добро.

5 Авг. Е. б. ж.

[5 августа.] Записать:[232] 1) Привычка — великое дѣло. Привычка дѣлаетъ то, ч[то] тѣ поступки, которые прежде всякій разъ требовали усилія, борьбы духовнаго съ животнымъ, уже перестаютъ требовать усилія и вниманія, которыя могутъ быть употреблены на слѣдующія въ работѣ дѣла. Это — известка, которая скрѣпляетъ положенные камни такъ, что на нихъ можно класть новые. Но та же благодѣтельная сторона привычки можетъ быть причиною безнравственности, когда борьба была рѣшена въ пользу животнаго: ѣсть людей, казнить, воевать, владѣть землей,[233] пользоваться проституцией и т. п.

2) Да, вѣра, суевѣрія, фанатизмъ даютъ большую силу самоотреченія въ жизни, но происходитъ это отъ того, что устанавливается одно, главное, даже единственное, большею частью возможное дѣло жизни, дающее исполненіе всего закона жизни: исполненіе церковныхъ законовъ, оскопленіе, самосожиганіе, уничтоженіе невѣрныхъ и т. п. — Безъ вѣры суевѣрія, для исполненія закона Бога нужно не[234] для чего либо одного, опредѣленнаго, а[235] для рѣшенія всѣхъ самыхъ[236] важныхъ вопросовъ жизни, на основаніи общаго закона Бога: — любви. И такая дѣятельность не даетъ такихъ яркихъ проявленій, какъ первая.

3) Чѣмъ больше самоотречения, тѣмъ труднѣе удержаться въ[237] смиреніи, и наоборотъ.87

88 4) 1 Ав. Слова умирающаго особенно значительны. Но вѣдь мы умираемъ всегда и особенно явно въ старости. Пусть же помнитъ старикъ, что слова его могутъ быть особенно значительны.

5) «Онъ бросился на колѣни, плакалъ, причиталъ, просилъ Б[ога] научить спасти[238] его, но въ глубинѣ души чувствовалъ, что это все вздоръ и никто не спасетъ его».

6) Какая ужасная, или скорѣе, удивительная дерзость или безуміе тѣхъ[239] миссіоне[ровъ], к[оторые], чтобы[240] цивилизовать, просвѣтить «дикихъ», учатъ ихъ своей церковной вѣрѣ.

7) То, что мы называемъ міромъ, слагается изъ двухъ частей: изъ сознанія и того, чтò сознается. Не было бы сознанія, не было бы міра, но нельзя сказать, что не было бы міра, не было бы сознанія. (Такъ ли)?

8) Часто на словахъ говоришь, что съ человѣкомъ нельзя говорить о вещахъ, недоступныхъ ему, но на дѣлѣ не удерживаешься и часто совершенно безполезно тратишь слова и раздражаешься за то, что тебя не понимаетъ тотъ, кто не можетъ понять.

9) Жизнь вся эгоистическая есть жизнь неразумная, животная. Такова жизнь дѣтей и животныхъ, не плодящихся. Но жизнь вся эгоистическая для человѣка взрослаго, обладающаго разумомъ, есть противуестественное состояніе — сумасшествіе. Таково положеніе многихъ женщинъ, жившихъ съ дѣтства законно эгоистической жизнью, потомъ[241] эгоизмъ семейной животной любовью, потомъ эгоистической супружеской любовью, потомъ материнствомъ и потомъ[242] лишившись семейной, внѣэгоистической жизни: дѣтей,[243] остаются съ разсудкомъ, но безъ любви[244] всеобщей, въ положеиіи животнаго. Положеніе это ужасно и оч[ень] обыкновенно.88

89 10) Ты хочешь служить другимъ, работникъ хочетъ работать. Но для того, чтобы съ пользой работать, нужно имѣть орудіе, и мало того — имѣть, надо, чтобы орудіе было хорошо. Что же ты съ своими свойствами, характеромъ, привычками, знаніями — представляешь ли ты изъ себя хорошее орудіе для служенія людямъ? Служить надо тебѣ не людямъ, но Богу, и служеніе Ему — ясно, опредѣленно. Оно въ томъ, чтобы ты увеличивалъ въ себѣ любовь. Увеличивая же въ себѣ любовь, ты не можешь не служить людямъ, и будешь служить такъ, какъ это нужно и тебѣ, и людямъ, и Богу.

11) Несчастенъ не тотъ, кому дѣлаютъ больно, а тотъ, кто хочетъ сдѣлать больно другому.

12) Всякій человѣкъ всегда находится въ процессѣ роста, и потому нельзя отвергать его. Но есть люди до такой степени чуждые, далекіе въ томъ состояніи, въ которомъ они находятся, что съ ними нельзя обращаться иначе, какъ такъ, какъ обращаешься съ дѣтьми — любя, уважая, оберегая, но не становясь съ ними на одну доску, не требуя отъ нихъ пониманія того, чего они лишены. Одно затрудняетъ въ такомъ обращеніи съ ними — это то, что вмѣсто любознательности, искренности дѣтей, у этихъ дѣтей равнодушіе, отрицаніе того, чего они не понимаютъ и, главное, самая тяжелая самоувѣренность.

5 Авг. Чувствую себя свѣжѣе, но суета не даетъ работать. Да и не надо. Поправилъ письмо священнику. Письма[245] мало интересныя. Американецъ globe trotter.[246] Ѣздилъ съ Душаномъ. С[офья] А[ндреевна] слаба, нервна. Былъ Фокинъ. Продолжаю сомнѣваться. His holiness хочетъ пріѣхать. Не знаю, какъ рѣшить. Радуюсь тому, что утромъ хорошо молился съ сознаніемъ любви ко всѣмъ. Ложусь.

6 Авг. Е. б. ж.

[6 августа.] Живъ. Ходилъ по елочкамъ. Прочелъ и написалъ письма. Думалъ писать о безуміи. Не захотѣлось. Лежа пришла важн[ая] мысль — забылъ. Пріѣхалъ Короленко. Оч[ень] прія[тный], умный и хорошо говорящій человѣкъ. А всетаки тяжело говорить, говорить.89

90 7 Августа. Унылое состояніе. Попытался писать. О Безуміи. Ничего не могу. Королен[к]у пригласилъ походить со мной утромъ и хорошо поговорили. Онъ уменъ, но подъ суевѣріемъ науки. Потомъ ѣздилъ верхомъ. Измокъ. Сушился у Сухининыхъ. Дома Голденв[ейзеръ], и тяжело. Сашѣ дать выписать:[247]

1) Рѣдко встрѣчалъ человѣка болѣе меня одареннаго всѣми пороками: сластолюбіемъ, корыстолюб[іемъ], злостью, тщеславіемъ и, главное, себялюбіемъ. Благодарю Бога за то, ч[то] я знаю это, видѣлъ и вижу въ себѣ всю эту мерзость и все таки борюсь съ нею. Этимъ и объясняется успѣхъ моихъ писаній.

2)[248]И одуреніе это особенно сильно и неизлечимо п[отому], ч[то] люди не видятъ, не хотятъ, не могутъ видѣть его. А не хотятъ, не могутъ видѣть, по[тому] ч[то] вполнѣ довольны собой, своимъ положеніемъ. Мы въ эволюціи, въ прогрессѣ.[249]У насъ аэропланы, у насъ подводн[ыя] лодки..... Чего же еще? Вотъ дай срокъ, и все будетъ прекрасно. И въ самомъ дѣлѣ, нельзя не восхищаться немыслящимъ людямъ аэропланами и т. [п]...... Къ чему нибудь, да появились они. А появились они, п[отому] ч[то] 0,99 рабовъ дѣлаютъ то, чтó велятъ 0,01 и, правда, что дѣлаются чудеса. И люди вѣрятъ, ч[то] чудеса эти нужны, и потому не могутъ, не хотятъ измѣнять жизнь,[250] производящую эти чудеса.[251] Чудеса поддерживают дурную жизнь. Дурная жизнь производитъ чудеса. Развѣ можно улучшить жизнь, продолжая жить дурно. Одно нужно: поставить на первое мѣсто нравственныя требованія, а поставь на первое мѣсто нравст[венныя] требованія, и тотчасъ же уничтожатся аэропланы и....

3) Масарикъ писалъ: Дѣло не въ томъ, что нѣтъ религіи, а есть глупая, ложная религія. Религія прогресса. И пока она не уничтожит[ся] — нѣтъ исправленія. Вѣра въ эволюцію, а потому «служить». Получаю письма. Самоувѣрен[ность] общая, здѣсь самоувѣр[енность] частная. Служить тому, чтò мы знаемъ90 91 и чего хот[имъ]. Религія же истинн[ая] въ томъ, чтобы служить тому, чего мы не знаемъ, а мы хотимъ служить, какъ мы хотимъ и какъ служимъ, и что дальше, то все хуже,[252] но говор[имъ]: Пройдетъ! Намъ нужна вѣра въ эволюцію.

4) Трудно себѣ представить тотъ переворотъ, к[оторый] произойдетъ во всей вещественной жизни людей, если люди не то, что станутъ жить по любви, но только перестанутъ жить злобной, животной жизнью.

5) Если уже говорить о[253] Б[огѣ] Творцѣ, то Б[огъ], сотворившiй по ихъ понятно человѣка, не могущаго понимать иначе, какъ при ограниченіи пространства и времени, этотъ Богъ, по ихъ понятію, находится тоже въ пространстве и времени, т. е. вездѣсущъ (пространство) вѣченъ (время). Оч[ень] хорошо.

6) Сначала кажется, что жить только передъ Б[огомъ] не твердо, мало, искусственно, неестественно. А только попытайся жить такъ и увидишь, какъ легко, и твердо, и естественно. Вѣдь все такъ.[254]

Не для того ли и дана человѣку жизнь во времени, чтобы онъ могъ утвердить себя въ жизни въ Богѣ?

Развѣ не тоже самое, когда люди живутъ только передъ людьми: политическ[iе] дѣятели, ученые, художники. Какъ ни пусты всѣ эти дѣятельности, какъ ни сомнительны всѣ ихъ результаты, люди отдаютъ имъ всю жизнь. То какже не отдать всю свою жизнь на деятельность для души, всегда плодотворную, всегда свободную и всегда вознаграждаемую?

8 Авг. Только всталъ, выбѣжала С[офья] А[ндреевна], не спавшая всю ночь, взволнованная, прямо больная. Ходилъ, потомъ ее искалъ. Ничего не могъ писать. Ѣздилъ съ Булг[аковымъ]. Пришли Телят[инскіе] ребята. Но 5 человѣкъ, обѣща[вшіе] притти, не пришли. Все это похоже на подвохъ. Слава Богу, только жалко ихъ. Печень не дѣйствуетъ — мрачно тѣлесно, а душевно всетаки хорошо. Съ Соней хорошо поговорил[и]. Должно быть поѣду къ Танѣ. Она же пріѣзжаетъ. Теперь 12-й часъ. Ложусь.91

92 9 Авг. Оч[ень] въ тяжеломъ серьезномъ настроеніи. Опять и думать не могу о какой нибудь умствен[ной ] работѣ. Много ходилъ. Ѣздилъ къ М[арьѣ] А[лександровнѣ]. Милый народъ. Дома ужасн[ый] Фере, ужасный по своей непроницаемой, наивной буржуазности. Потомъ Венгер[ъ.] Я былъ нехорошъ съ тѣмъ и другимъ. Саша опять столкнулась съ Сон[ей]. Пріѣзжаетъ Таня. Ложусь, 12-ый часъ.

10 Авг. Оч[ень] слабъ. Рано всталъ. Ходилъ съ трудомъ. Хорошо записалъ кое что. Письма. Ѣздилъ пріятно съ Душаномъ. С[офья] А[ндреевна] упала. Ночь не спала. Но спокойна. Вечеромъ были солдаты — Евреи три и одинъ политическій — хохолъ. Впечатлѣніе ненужное и скорѣе непріятное.

1) Какъ легко простить кающагося, смиреннаго и какъ трудно потушить въ себѣ rancune,[255] недоброжелательство къ оскорбившему, самоувѣренному, самодовольному! А такихъ то и важно выучиться прощать.

Въ первый разъ вчера, когда писалъ письмо[256] <солдату, почувствовалъ весь грѣхъ этого ужас[наго] дѣла. (Не то)>.

2) Любовь есть сознаніе себя проявленіемъ Всего — единство себя и Всего — Любовь къ Б[огу] и ближнимъ.

3) Стоитъ только сознать себя смиреннымъ и тотчасъ же перестаешь быть имъ.

[12 августа.] 11, 12 Авг.

Удивляюсь, какъ пропустилъ вчерашній день. Вчера б[ыло] письмо, оч[ень] интересное. Я отвѣчалъ нынче. Вчера и нынче ничего не писалъ. Только отвѣтилъ на важныя письма. Нынче не выходилъ. Все оч[ень] слабъ. Ложусь, сейчасъ 12-й часъ.

1) Полезно пріучаться, когда одинъ на одинъ, не дѣлать такіе поступки, к[отор]ые не сдѣлаешь при людяхъ: не убить муху, не разсердить[ся] на лошадь... и т. п., и дѣлать при людяхъ такіе поступки, зак[оторые] знаешь, что тебя осудятъ, но к[оторые] ты не считаешь дурными.

2) Богъ это само въ себѣ безъ ограниченія то духовное начало, к[отор]ое я сознаю своимъ «я» и к[отор]ое признаю во всемъ живомъ.92

93 13 Авг. Е. б. ж.

[13 августа.] Здоровье немного лучше. Проливной дождь, ходилъ по террассѣ. Подошелъ въ одной рубахѣ промокшій человѣкъ. Я не покормилъ его, вообще не по братски обошелся съ нимъ. Пожалъ руку. Глупая демонстрація. Письма довольно интересныя, но всетаки нѣтъ охоты работать. И не надо. Хорошо на душѣ — добро. Была бывшая барыня, фельдшерица. Все тож[е] служеніе людямъ и половая любовь. Записать:

Какъ хорошо бы развѣнчать хорошенько эту[257] любовь. Показать суевѣріе этой любви.

14 Авг. Оч[ень] дурное состояніе С[офьи] А[ндреевны] съ утра. Мое же здоровье лучше. Письмо отъ Ч[ерткова] и мое къ нему. Ходилъ по елочкамъ, ѣздилъ верхомъ съ Душаномъ. Вечеромъ Хирьяковъ пріятиый, Голденв[ейзеръ], Димочка. Столкновеніе съ Сашей. Она сама пришла и развязала. — Трудно очень, но держусь. Теперь 12-ый часъ. Ложусь. Завтра ѣдемъ.

[Кочеты] 15 Авг. Проснулся нездоровый. С[офья] А[ндреевна] ѣдетъ съ нами. Пришлось встать въ 6 часовъ. Ѣхалъ тяжело. Письма ничтожныя. У Тани оч[ень] пріятно. Сейчасъ ложусь, съ тяжелымъ состояніемъ и тѣлеснымъ и духовнымъ. Читалъ книгу Страхова, Федора: Исканіе Истины. Очень, очень хорошо.[258]

1) Какая странность: я себя люблю, а меня никто не любитъ.

2) Вмѣсто того, чтобы учиться жить любовной жизнью, люди учатся летать. Летаютъ очень скверно, но перестаютъ учиться жизни любовной, только бы выучиться кое какъ летать. Это все равно, какъ если бы птицы перестали летать, и учились бы бегать или строить велосипеды и ѣздить на нихъ.

16 Авг. Все тоже состояніе умственной слабости. Съ большой радостью читалъ Страхова: Иск[аніе] Истины и написалъ ему письмо. Ходилъ два раза гулять. Опять дождь. Объясненіе съ Соней, слава Богу, хорошо кончившееся. У Тан[и] оч[ень] мило. Пропасть гостей и слишкомъ людно и роскошно. Ложусь.

17 Авг. Спалъ хорошо, гулялъ. Кое что записалъ, въ «записникъ», но нехорошо. Пришелъ домой слабый умственно. Ничего93 94 не хочется писать. И хорошо. Сонливость, слабость. Пріѣзжалъ скопецъ Анд[рей] Яков[левичъ]. О «батюшке» Петре Фед[оровиче]. Опять гулялъ и молился оч[ень] горячо, хорошо. Спалъ. Обѣдъ, вечеръ. С[офья] А[ндреевна] спокойна — первый день, но къ вечеру немного возбуждена. Игралъ въ карты, ничего не дѣлалъ.

18 Августа. Все тоже, таже слабость умственная. Ничего не дѣлалъ. Соня огорчилась извѣстіемъ о раврѣшеніи Ч[ерткову] жить въ Т[елятинкахъ]. Письма неинтересныя. На душѣ доволь[но] хорошо, хотя грустно. И это дурно. Пріѣхалъ Сережа и Дмитр[ій] Олсуфьевъ. Былъ на представленіи въ школѣ. Хорошо очень. Ѣздилъ верхомъ.

19 Авг. Опять все тоже. Слабость. Отсутствіе энергіи къ работе. Письма ничтожныя. Говорилъ съ С[офьей] А[ндреевной] и напрас[но] согласился не делать портреты. Не надо уступки. И теперь писать не хочется. Ложусь, 12-й часъ.

20 Авг. Е. б. ж.

[20 августа.] Живъ и более живъ, чемъ ожидалъ. Немного свежее головой. Утромъ поправилъ Предисловіе. Письма оч[ень] ничтожныя. Хороша соціалист[ическая] брошюра: Aux antipodes de la morale. L’énergie et la matière. L’énergie stationaire et la matière dynamique.[259] Удивительно! И это имъ кажется оч[ень] ясно! Соня все тревожна и жалка. Ѣздилъ верхомъ съ Діомидовымъ. Онъ.. добрый. Ложусь спать. Желудокъ все не действуетъ.

21 Авг. Е. б. ж.

[21 Августа.] Более живъ, чемъ вчера. Опять изменялъ предисловіе. Поправилъ коректуру книжечки: Смиреніе, — хорошо. Не ездилъ верхомъ, а ходилъ въ Веселое, говорилъ съ старухой. Вечеръ винтъ. И совестно.

22 Авг. Чувствую себя гораздо лучше. Все еще нетъ охоты заниматься и кроме того, занятъ. былъ коректурами книжечекъ. Поправилъ все, кроме одной: После смерти. Ѣздилъ къ Сталоверу. Вчера онъ хорошо разсказывалъ. Особенно хорошо б[ыло] то, какъ его племянникъ помягчилъ отъ того, что побилъ его, дядю. Онъ не противился. Саша хорошо записала. Нынче вечеромъ94 95 были крестьяне, и впечатлѣніе тяжелое, непріятное. Особенно одинъ — богатый консерваторъ и самоувѣренный говорунъ. С[офья] А[ндреевна] спокойна. Вечеромъ винтъ. Ложусь.

23 Авг. Бодро гулялъ и думалъ. Сочинялъ сказочку дѣтямъ. И еще на тему: Всѣмъ Равно, и тутъ же характеры. Намѣтилъ сказку. Ходилъ по парку. Докончилъ «Книжечки». Вечеромъ винтъ. Ложусь. С[офья] А[ндреевна] спокойна.

24 Авг. Продолжаю чувствовать себя здоровымъ. Утромъ читалъ Le Ваb[?]. Оч[ень] интересно и ново для меня. Потомъ письма, Надо бы было писать сказку дѣтскую. Таничка хорошо рассказа[ла] ее. Почему нѣтъ[260] охоты писать. А надо бы. Ходилъ одинъ къ Александровкѣ. Вечеромъ дочитывалъ Баба. Ложусь. С[офья] А[ндреевна] хороша. Если бы только не тревожилась, не подозрѣвала.

Записать: 1) Хожу по парку и думаю о томъ, какое состояніе у дѣтей Сухотиныхъ, сколько шаговъ кругомъ парка, буду ли сейчасъ по приходѣ пить кофе и т. п. И мнѣ ясно, что и моя ходьба — мое тѣлесное движеніе, и мои мысли — не жизнь. Что же жизнь? И отвѣтъ я знаю только одинъ: жизнь есть[261] освобожденіе духовнаго начала души отъ ограничивающая ее тѣла. И потому явно, что тѣ самыя условія, к[отор]ыя мы считаемъ бѣдствіями, несчастьями, про к[отор]ыя говоримъ: это не жизнь (какъ я говорилъ и думалъ про свое положеніе), что это самое только и есть жизнь, или, по крайней мѣрѣ, возможность ея. Только при тѣхъ положеніяхъ, к[отор]ыя мы называемъ бѣдствіями и при к[отор]ыхъ начинается борьба души съ тѣломъ, только при этихъ положеніяхъ, начинается возможность истинной жизни и самая жизнь, если мы боремся сознательно и побѣждаемъ т. е. <душа>[262] побѣждаетъ тѣло.

2) Временная жизнь въ пространстве даетъ мнѣ возможность сознавать свою безвременность и духовность, т. е. независимость отъ времени и пространства.

3) Если бы не было движенія во времени и вещества въ95 96 пространствѣ, я бы не могъ сознавать свою безтѣлесность и внѣвременность: не было бы сознанія.

4) Только сознаніе своего неизмѣняющагося, безтѣлеснаго «я» даетъ мнѣ возможность постигать тѣло, движеніе, время, пространство. И только движеніе вещества во времени и пространстве даетъ мнѣ возможность сознавать себя. Одно опредѣляетъ другое.

5) Для того, чтобы рѣшить чему или кому вѣрить или чему или кому не вѣрить[263] — решить можетъ только свой разумъ.

6) Внѣшній міръ есть только вещество въ движеніи. Для того же, чтобы было движеніе вещества необходима отдѣленность предметовъ вещества, и такая отдѣленность прежде всего во мнѣ: я отдѣленъ отъ всего міра и потому узнаю отдѣленность другихъ существъ другъ отъ друга и отъ всего міра. Отношеніе предметовъ вещества между собою определяются мерами пространства, отношеніе движенія отдел[ьныхъ] предметовъ определяются[264] мѣрою времени (нехорошо, неясно).

7) Плохо, когда богатымъ не стыдно, а беднымъ не незавидно.

8) Всемъ Равно — заглавіе очерковъ характеровъ.

9) Я могу сознавать, что мне хочется есть, что мне хочется сердиться, что мне хочется узнать... Кто же этотъ, к[оторый] сознаетъ?

[10] 9)[265] Прежде правительство съ помощью одной церкви обманывало народъ, чтобы властвовать надъ нимъ, теперь[266] тоже правительство понемногу подготавливаетъ для этого дела и науку, и наука очень охотно и усердно берется за это дѣло.

[11] 10) Духовенство и сознательно и[267] преемственно безсознательно старается для своей выгоды не давать народу вытти изъ того мрака суеверія и невежества, въ к[отор]ый оно завело его.

25 Авг. Пишу передъ обедомъ. Ничего новаго. Хотелъ продумать сказочку: не вышло. Письмо одно хорошее изъ Владимира.96 97 Съ дочерьми тяжелый разговоръ. Нависалъ письмо Ч[ерткову]. Онъ, говорятъ, болѣнъ.

26 Авг. Хорошо на душѣ. Сказка для дѣтей не вышла. Получилъ письма и корректуры. Читалъ Vedic Magazine. Оч[ень] хорошо изложеніе Ведъ и Area Samai. Ездилъ въ Труханетово. Очень тяжела роскошь — царство господское и ужасная бѣдность — курныхъ избъ. Ложусь, поздно.

27 Авг. Е. б. ж.

[27 августа.] Живъ. Но все ничего не работаю. Цѣлый день былъ занятъ Чепуринымъ, рабочимъ, ѣздившимъ въ Англію, Америку, Японію. Читалъ его книгу въ рукописи, оч[ень] плохо написанную, и говорилъ съ нимъ.

28 Авг. Е. б. ж.

[28 августа.] Живъ. И здоровъ. Гулялъ съ учителемъ, хорошо говорилъ. Потомъ ребята — яблоки. Дома поправилъ Правдивость и письма мало интересныя. Ходилъ въ Треханетово. Оч[ень] хорошо б[ыло] на душѣ. Опять ребяткамъ яблоки. Простился съ Чепуринымъ. Вечеромъ не удержался — возразилъ С[офьѣ] А[ндреевнѣ], и началось. Не выпускаетъ и говоритъ. Письмо отъ Левы — нехорошее очень. Помоги Господи.

29 Авг. Опять пустой день. Прогулки, письма. Думать думаю и хорошо, но не могу сосредоточиться. С[офья] А[ндреевна] была оч[ень] возбуждена, ходила въ садъ и не возвращалась. Пришла въ 1-мъ часу. И хотѣла опять объясненія. Мнѣ б[ыло] очень тяжело, но я сдержался, и она затихла. Она рѣшила ѣхать нынче. Спасибо Саша рѣшила ѣхать съ ней. Прощалась оч[ень] трогательно, у всѣхъ прося прощеніе. Очень, очень мнѣ ее любовно жалко. Хорошія письма. Ложусь спать. Написалъ ей письмецо.—

30 авг. Грустно безъ нея. Страшно за нее. Нѣтъ успокоенія. Ходилъ по дорогамъ. Только хотѣлъ заниматься. Пріѣхалъ Маvог. Профессоръ. Очень живой, но профессоръ и государственникъ, и нерелигіозный. Классическій типъ хорошаго ученаго. Письмо отъ Черткова. Присылаетъ статьи англійскія. Ничего даже не читалъ. Вечер[омъ] карты. Голова болитъ. Отъ Саши телеграмма. Доѣхали хорошо. Ложусь. А одумыв[алъ] поутру работу о безуміи и безрелигіознос[ти] — хорошо!

31 Ав. Е. б. ж.

[2 сентября.] Нынче 1 Сен. Вчера не записалъ. Утромъ97 98 ходилъ какъ всегда, кое что путное думалъ и записалъ. Письма мало интересныя. Потомъ поѣхали къ Матвѣевымъ. Оч[ень] сильное впечатлѣніе контраста достойныхъ уваженія, сильныхъ, разумныхъ, трудящихся людей, находящихся въ полной власти людей праздныхъ, развращенныхъ, стоящихъ на самой низкой степени развитія — почти животныхъ. Усталъ отъ нихъ. Они всѣ на границѣ безумія. Обѣдъ. Усталость, карты. Записать много чего, но теперь хоть одно:

1) Люди, одаренные разумомъ и сознаніемъ божеств[еннаго] начала въ себѣ, соединяющаго ихъ, вмѣсто того, чтобы развивать въ себѣ это начало, хотятъ передвигаться быстрѣе лошадей, олѣней, летать, какъ птицы, и заглушаютъ въ себѣ то, чтò дано имъ для ихъ блага, и стараются развить въ себѣ то, чтò не дано и не нужно имъ. Удивительно!

Сегодня всталъ рано, хорошо гулялъ, записалъ молитву дѣтямъ. Поправилъ переписку съ Аншиной и сажусь, мож[етъ] б[ыть], за работу.

[268]Немножко поработалъ. Написалъ послѣ обѣда письма Сонѣ и Бирюкову. Пріѣхали Мамонтовы. Еще болѣе рѣзко безуміе богатыхъ. А я игралъ съ ними въ карты до 11 часовъ и стыдно. Хочу перестать играть во всякія игры. Ложусь усталый.

2 Сент. Рано всталъ, мало спалъ, забрелъ далеко и оч[ень] усталъ. Записалъ о неподвижности духовн[аго] я во времени, кажется не дурно. Пришелъ усталый, читалъ Пошино описаніе ссылки, написалъ ему. Хочу перестать играть въ карты, какъ то совѣстно. Не брался за работу. Теперь 2 часа. Ѣду верхомъ. Тоже надо бы бросить. Записать:

1) Сначала кажется, что[269] движусь «я» — ego, со всѣмъ міромъ, но чѣмъ дальше[270] живешь, тѣмъ яснѣе становится, что движусь не я, а я, мое истинное «я» неподвижно, вне времени, а движется мимо этого «я» весь міръ вмѣстѣ съ моимъ тѣломъ, к[отор]ое плѣшивѣетъ, беззубѣетъ, слабѣетъ, движется мимо «я» весь міръ, освобождая «я» отъ обмана жизни во времени.

2) Чѣмъ больше сознаетъ человѣкъ свою духовность, тѣмъ98 99 яснѣе онъ понимаетъ обманъ своего, кажущагося движенія во времени. Вечер[омъ] — не помню.

3 Сент. Вчера утромъ ходилъ, до Образцо[вки] не дошелъ. Вернулся и началъ писать съ такимъ увлеченіемъ, какого давно не испытывалъ. Поѣхалъ верхомъ въ Треханетово къ мужику. Лошадь пала. Сильное впечатлѣніе, старикъ старше меня,[271] у него молотятъ. Мамонтова. Саша пріѣхала. Дома также мучительно тяжело. Держись, Л[евъ] Н[иколаевичъ]. Стараюсь. Вечер[омъ] не хотѣлъ играть, но сѣлъ за другихъ.

4 С. Рано, мало спавшій поѣхалъ въ Трехан[етово] и въ Образц[овку]. Ужасающая бѣдность. Насилу держусь отъ слезъ. Письма. Одно ругат[ельное]. Ходилъ по пар[ку]. Поспалъ. Иду обедать. Записать:

1) Понятіе грѣха и совершеніе поступковъ и воздержаніе отъ поступковъ, не ради выгоды или славы людской, а ради страха грѣха, есть необходимое условіе истинио-человѣческой,[272] разумной, доброй жизни. Люди, живущіе безъ понятія грѣха и безъ воздержанія отъ него живутъ одной животной жизнью. И такъ живутъ всѣ такъ называемые, просвѣщенные люди.

2) Жизнь, безъ пониманія ея смысла, т. е. безъ религіи есть то, что называется сумашествіемъ. Когда же сумашествіе становится общимъ большого количества людей — оно[273] смѣло проявляется и доходитъ до высшихъ предѣловъ самоувѣренности. Такъ что уже люди здравые считаются сумашедшими и такихъ людей запираютъ или казнятъ.

3) Какъ по закону тяготѣнія все вещественное стремится къ единенію, такъ же и все духовное стремится къ такому же единенію по закону любви.

4) Я умеръ — мой духъ пересталъ жить въ моемъ тѣлѣ, но тотъ же мой истинный я, мой духъ живетъ и будетъ продолжать жить въ другихъ существахъ, понимавшихъ и понимающихъ меня. — «Но это уже не твой будетъ духъ», говорятъ на это. «То то и хорошо, что къ этому тому, чтó останется жить послѣ меня не будетъ примѣшана личность — отвѣчаю я. Личность есть99 100 то, чтò мѣшаетъ сліянію моей души со Всѣмъ. A послѣ смерти останется мой духъ, но не будетъ личности».

Сегодня 5 Сен. Всталъ рано, бодро ходилъ по парку и хорошо, мно[го] думалъ и записалъ. Сейчасъ еще хочу записать:

1) Матерьялисты прямо говорятъ, что они своими научными, опытными изслѣдованіями все объяснили, свели къ общимъ законамъ: осталось одно незначительное среди другихъ, психическое явленіе, еще не сведенное къ объясненію опытнымъ путемъ, но ça ne tardera pas.[274]

Удивительная глупость или скорѣе сумашествіе, — учтиво сказать — уклоненіе отъ здраваго смысла! То, на чемъ основана вся жизнь, въ чемъ состоитъ вся жизнь, чтò должно быть основаніемъ всякаго изученія, это одно пропускает[ся] въ надеждѣ, что оно вотъ вотъ на дняхъ объяснится какимъ нибудь профессоромъ изъ Берл[ина] или Гамбурга. Удивительно!

2) Ахъ, если бы всегда помнить, что ты стоишь передъ самимъ Богомъ, передъ высшимъ, доступнымъ тебѣ проявленіемъ Его, когда ты стоишь передъ человѣкомъ.

5 Сент. 1910. Нынче всталъ не рано. Гулялъ по парку. Записалъ, кажется, не дурно о движеніи, простр[анствѣ] и времени. Потомъ пытался продолжать работу, но мало сдѣлалъ, не пошло. По ужасной погодѣ, дождю, ѣздилъ къ Андр[ею] Яковл[евичу]. Онъ проводилъ меня домой. Пріѣхала С[офья] А[ндреевна]. Очень возбуждена, но не враждебна. Потомъ пріѣхала С. Стах[овичъ]. Ложусь. 11 часовъ.

[275]6 Сентября. Кочеты. Проснулся больной, вѣроятно, гангрена старческая. Пріятно было, что не вызвало не только непріятнаго,[276] но скорѣе пріятное чувство близости смерти. Кромѣ того слабость и отсутствіе аппетита. Пріятное извѣстіе изъ Трансвааля о колоніи непротивленцевъ. Ничего не ѣлъ, теперь вечеръ, пріѣхалъ кинематографъ. Попробую пойти смотрѣть. Говорилъ съ С[офьей] А[ндреевной], все хорошо.

Записать: 1) Сознаніе, сущность сознанія есть нѣчто непостижимое, непреодолимое, то, чтό мы называемъ духомъ, душою. Сознаніе заключено въ извѣстной части вещества, это вещество100 101 есть наше тѣло, и вотъ сознаніе посредствомъ внѣшнихъ отношений (органовъ) къ другимъ тѣламъ, веществамъ познаетъ окружающей міръ. Въ этомъ сущность жизни человѣческой.

[8 Сентября.] 78. Вчера здоровье было лучше. Только нога болитъ, и pas pour cette fois.[277] Какъ опредѣлено свыше, пускай такъ и будетъ. Оно уже есть, только мнѣ не дано видѣть.

Только написалъ письма одно Индусу, одно о непротивленіи русскому. С[офья] А[ндреевна] становится все раздражит[ельнѣе] и раздраж[ительнѣе]. Тяжело. Но держусь. Не могу еще дойти до того, чтобы дѣлать, что должно спокойно. Боюсь ожидаемаго письма Ч[ерткова]. 7-го была милая чета Абрикосов[ыхъ], кинематографъ и нынче 8-го всѣ, кромѣ М[ихаила] С[ергѣевича] и Зоси, всѣ уѣхали въ Новосиль. Я походилъ на солнцѣ. С[офья] А[ндреевна] непременно хотѣла,[278] что[бы] Дранковъ снималъ ее со мною вмѣстѣ. Кажется работать не буду. Не спокоенъ. Ничего не писалъ.[279] Ходилъ по парку, записалъ кое что. Получилъ письмо отъ Ч[ерткова] и С[офья] А[ндреевна] его письмо. Еще передъ этимъ б[ылъ] тяжелый разговоръ о моемъ отъѣздѣ. Я отстоялъ свою свободу. Поѣду, когда я захочу. Оч[ень] грустно, разумѣется п[отому], ч[то] я плохъ. Ложусь спать.

9 Сент. Е. б. ж.

[9 сентября.] Живъ, но плохъ. Съ утра началось раздраженіе, болезненное. Я же не совсѣмъ здоровъ и слабъ. Говорилъ отъ всей души, но очевидно, ничего не было принято. Оч[ень] тяжело. Понемногу два раза ходилъ по парку. Вечер[омъ][280] игралъ въ карты. Скучно, дурно, а иногда странное чувство чего то новаго. Ложусь поздно, усталый.

10 Сент. Всталъ рано. Мало спалъ, но свежее вчерашняго. С[офья] А[ндреевна] все также раздражена. Оч[ень] тяжело. Ѣздилъ съ Душ[аномъ] немного верхомъ. Хорошее письмо отъ крестьянина о вѣрѣ. Отвѣчалъ. И оч[ень] хорошее отъ Итальянца въ Риме о моемъ міровоззрѣніи. С[офья] А[ндреевна] 2-й день ничего не ѣстъ. Сейчасъ обѣдаютъ. Иду просить ее пойти обѣдать. Страшныя сцены цѣлый вечеръ.101

102 1 Сент. Дурно спалъ, сердце слабо. Ничего не могу дѣлать. Ходилъ два раза по парку. Душанъ удивителенъ своей ненавистью Евреевъ, вмѣстѣ съ[281] признаніемъ основъ любви. Сейчасъ иду обѣдать. Уныло и трудно.

12 Сент. С[офья] А[ндреевна] уѣхала со слезами. Вызывала на разговоры, я уклонился. Никого не взяла съ собой. Я оч[ень], оч[ень] усталъ. Вечеромъ читалъ. Безпокоюсь о ней.

13 Сент. Слабъ сердцемъ. Ходилъ и почти ничего не записалъ. Думалъ о Гротѣ. Нельзя написать того, чтò думаю. Ѣздилъ съ Душаномъ верхомъ. Холодный вѣтеръ. Хорошее письмо отъ Гусева. Глупое отъ Ададур[ова]. Отвѣчалъ. Ложусь спать, усталый. Е sempre bene.[282]

14 Сен. Е. б. ж.

[14 сентября.] Живъ и даже оч[ень] много сплю. Ничего не писалъ, кромѣ письма Гроту. Слабо. Ѣздилъ къ Голицыной съ М[ихаиломъ] С[ергѣевичемъ]. Очень много нужно записать, но поздно, ложусь спать.

1) Помнить, что въ отношеніяхъ къ С[офьѣ] А[пдреевнѣ] дѣло не въ моемъ удовольствіи или неудовольствіи, а въ исполненіи въ тѣхъ трудныхъ условіяхъ, въ к[оторыя] она ставитъ меня, дѣла любви.

2) Мы всегда погоняемъ время. Это значить, что время есть форма нашего воспріятія, и мы хотимъ освободиться отъ этой стѣсняющей насъ формы.

[283]15 Сент. 10 г. Кочеты.

1) Да, сначала кажется, что міръ движется во времени и я иду вмѣстѣ съ нимъ, но чѣмъ дальше живешь и чѣмъ больше духовн[ой] жизнью, тѣмъ яснѣе становится, что міръ движется, а ты стоишь. Иногда ясно сознаешь, иногда опять впадаешь въ заблужденіе, что ты движешься со временемъ. Когда же понимаешь свою неподвижность — независимость отъ времени, понимаешь и то, что не только міръ движется, а ты стоишь, но съ міромъ вмѣстѣ движется твое тѣло: ты сѣдѣешь, беззубѣешь, слабѣешь, болѣешь,102 103 но это все дѣлается съ твоимъ тѣломъ, съ тѣмъ, чтò не ты. А ты все тотъ же — одинъ и тотъ[284] же всегда: 8-лѣтній и 82-лѣтній. И чѣмъ больше сознаешь это, тѣмъ больше сама собой переносится жизнь внѣ себя, въ души другихъ людей. Но не это одно убѣждаетъ тебя въ твоей[285] неподвижн[ости], независимости отъ времени — есть болѣе твердое сознаніе того, что я, то, чтò составляетъ мое я независимо отъ времени одно, всегда одно и несомнѣнно есть: это сознаніе своего единства со Всѣмъ, съ Богомъ.

Хорошо, я неподвижно, но оно освобождается, т. е. совершается процессъ освобожденія, а процессъ непремѣнно совершается во времени. Да, то снятіе покрововъ, которое составляетъ освобожденіе, совершается во времени, но я всетаки неподвижно. Освобожденіе сознанія совершается во времени: было больше, стало меньше, или б[ыло] меньше — стало больше сознанія. Но само сознаніе одно — неподвижно, оно одно есть.

2) Развѣ бы я могъ, удержавъ память, бòльшую часть духовнаго вниманія направлять на сознаніе и повѣрку себя.

3) Тщеславіе, желаніе славы людской основано на способности переноситься въ мысли, чувства другихъ людей. Если человѣкъ живетъ одной тѣлесной, эгоистической жизнью, эта способность будетъ использована имъ опять та[ки] для себя, для того, что-бы, догадываясь о мысляхъ и чувствахъ людей, вызвать въ нихъ похвалы, любовь къ себѣ. Въ человѣкѣ же, живущемъ духовной жизнью, способность эта вызоветъ только состраданіе другимъ, знаніе того,[286] чѣмъ онъ можетъ служить людямъ — вызоветъ въ немъ любовь. Я, слава Б[огу], испытываю это.

4) Никогда не испытывалъ въ сотой долѣ того состраданія, состраданія до боли, до слезъ,[287]которое испытываю теперь, когда хоть въ малой степени стараюсь жить только для души, для Б[ога].

5) Нынче 5 Сент. 1910 ясно понялъ значеніе вещества, пространства, движенія, (времени). Пространство — мѣра вещества, время — мѣра движенія. Если я говорю, ч[то] вещество твердо, то я говорю только то, чтò оно тверже другого, менѣе[288] твердаго:103 104 Желѣзо тверже камня, камень — дерева, дерево — глины, глина — воды, вода — воздуха, воздухъ — эфира, эфиръ — чего? Все это мѣры твердости по отношенію нуля твердости, к[оторый] я знаю въ себѣ. Тоже съ пространствомъ. Сиріусъ дальше солнца, солн[це] — земли, зем[ля] — луны, луна — Сибири, Сибирь — Москвы, и такъ до моей руки, моего тѣла, до нуля разстоянія, к[оторое] я знаю въ себѣ. Опять тоже въ движеніи — времени. Геологич[ескіе][289] первороды раньше растеній, растенія раньше животныхъ, животныя — раньше человѣка, Египтяне раньше Евр[еевъ] Евр[еи] — Грековъ и такъ далѣе до нуля времени во мнѣ, тоже до нуля движенія во времени, к[оторый] я знаю въ себѣ. И потому есть и реально только то, ч[то] безтѣлесно — внѣпространственно и неподвижно, т. е. внѣвременно. И это есть то самое, что я сознаю собою. (Дурно выра[зилъ], но хорошо).

6) Материнство для женщины не есть высшее призваніе.

7) Самый глупый человѣкъ это тотъ, к[оторый] думаетъ, что все понимаетъ. Это особый типъ.

8) Думать и говорить, что міръ произошелъ посредствомъ эволюціи, или что онъ сотворенъ Богомъ въ 6 дней, одинаково глупо. Первое всетаки глупѣе. И умно въ этомъ только одно: не знаю и не могу, и не нужно знать.

9) Вмѣсто того, чтобы тѣ, на кого работаютъ, были благодар[ны ] тѣмъ, кто работаютъ — благодарны тѣ, кто работаютъ тѣмъ, кто ихъ заставляетъ на себя работать. Что за безуміе!

10) Не могу привыкнуть смотрѣть на ея слова, какъ на бредъ. Отъ этого вся моя бѣда.

Нельзя говорить съ ней, п[отому] ч[то] для нея не обязательна ни логика, ни правда, ни скаванныя ею же слова, ни совѣсть — это ужасно.

11) Не говоря уже о любви ко мнѣ, к[оторой] нѣтъ и слѣда, ей не нужна и моя любовь къ ней, ей нужно одно: чтобы люди думали, что я люблю ее. Вотъ это то и ужасно:

12) Одно и только одно, мы[290] несомнѣнно знаемъ, это одно единственн[о] несомненно и прежде всего извѣстное намъ есть наше «я», наша душа, т.е. та безтѣлесная сила, к[оторая] связана104 105 съ нашимъ тѣломъ. А потому и всякое опредѣленіе чего бы то ни б[ыло] въ жизни, всякое знаніе въ основѣ своей имѣетъ это одно, общее всѣмъ людямъ знаніе.

13) Прогрессъ ни для отдѣльнаго человѣка, ни для рода человѣческаго не имѣетъ никакого значенія, п[отому] ч[то] происходить во времени, к[оторое] безконечно. Прогрессъ во времени есть только необходимое условіе возможности сознанія блага, совершенствованія.

[17 сентября.] Два дня пропустилъ: 16 и сегодня 17 Сент.

Вчера поутру немного поправилъ письмо Гроту. И потомъ ничего особеннаго, кромѣ письма изъ Ясной, о[чень] тяжелаго.

60 писемъ, большей частью ничтожныхъ. Заним[ался] опять поправкой письма Грота. Выходитъ лучше. Ѣздилъ съ Душаномъ. Письмо отъ Ч[ерткова]. Переводъ Gandhy. Письмо Ms Mayo. Копія письма къ С[офьѣ] А[ндреевнѣ]. Все оч[ень] хорошо. Записать есть немного. Завтра.

20 Сент. Ни завтра 18, ни 19 ничего не писалъ. 18-го поправлялъ письмо Гроту и кое какія письма. Нездоровилось — животъ. Ходилъ немного. Вечер[омъ] читалъ интересную книгу: Ищущіе Бога.

19-го все нездоровъ, не трогалъ письма Гр[оту], но серьезнѣе думалъ о немъ. Утромъ ходилъ. Интересный разсказъ Кудрина объ отбытіи «наказанія» за отказъ. Книга Купчинск[аго] была бы оч[ень] хороша, если бы не преувеличеніе. Читалъ: И[щущіе] Б[ога]. Телеграмма изъ Ясной, съ вопросомъ о здоровіи и времени пріѣзда.

Сегодня всталъ почти здоровый. Ходилъ, читалъ, теперь 11-й часъ. Не хочется писать. И не сажусь за работу.

[291]Такъ ничего и не дѣлалъ. Читалъ. Вечеромъ опять тоже. Поздно легъ.

21 Сент. Мало спалъ и какъ будто возбужд[енъ]. Гулялъ. Хочется писать.

— Исправилъ Грота. Ѣздилъ къ В[ѣрѣ] П[авловнѣ], съ Таней и М[ихаиломъ] С[ергѣевичемъ]. Больше ничего.

22 С. Опять мало спалъ и возбужденъ. Не одѣваясь оч[ень] хорошо поправилъ Грота. Записать пустяки:105

106 1) Нигдѣ, какъ въ деревнѣ, въ помѣщичьей усадьбѣ не видна такъ ясно вся грѣховность жизни богатыхъ.

[292][Ясная поляна.] Проѣхали оч[ень] хорошо. Заѣзжали къ милымъ Абрик[осовымъ]. Жалѣлъ, ч[то] не заѣхалъ въ школу Горбова. Онъ вышелъ съ ребятами. Дома засталъ С[офью] [Андреевну] раздраженной: упреки, слезы. Я молчалъ.

23 С. Нынче съ утра С[офья] [Андреевна] ушла куда то; потомъ въ слезахъ. Было оч[ень] тяжело. Куча писемъ. Есть интересныя. Саша раздражена и не права. Обѣдалъ, читалъ М[акса] Мюллера Инд[ѣйскую] философію. Какая пустая книга. Потерялъ маленькую книжечку.

Былъ Николаевъ съ милыми мальчика[ми]. Ложусь, 12 часовъ. Избѣгаю пассьянсы, хочу избѣгать игры. Жизнь только въ настоящемъ.

24 Сент. Ходилъ къ Николаеву и къ Калужскимъ, валяютъ валенки. Дома книги: нѣмецкая Шмита о наукѣ, письмо къ Индусу о пра[вѣ]. Шмитъ пустобрехъ научный. Моодъ тоже поучаетъ. Ѣздилъ съ Булг[аковымъ]. Милая Мар[ья] Ал[ександровна]. С[офья] А[ндреевна] б[ыла] непріятна. Къ вечеру прошло. Она больная, и мнѣ жалко ее отъ души.

Да, немножно просмотрѣлъ: «Нѣ[тъ] въ мірѣ виноватыхъ». Можно продолжать. Записать:

1) Въ первый разъ ясно понялъ все значеніе жизни въ настоящемъ: Избѣгать всего, что дѣлаешь и думаешь, имѣя въ виду будущее: игры, загадыванія, забота отъ впечатлѣній отъ моихъ поступковъ, и главное въ каждый моментъ, что теперь можетъ <и> должно быть хорошо, п[отому] ч[то] въ моей власти отнестись къ тому, что совершается какъ къ работѣ внутренней. Несколько разъ испытывалъ и всегда съ успѣхомъ.

2) Знаніе и наука разница. Знаніе — все, наука — часть. Также, какъ разница между религіей и церковью.

25 С. Всталъ, написалъ письмо. Гулялъ.[293] Написалъ на гулянiи другое письмо Малиновск[ому] о смертн[ой] казни. Съ почты корект[уры] Ив[ана] Ивановича] поправлялъ. Недоволенъ. Не кончилъ.[294] Непріятное сниманіе фотограф[iй.]106 107 Ѣздилъ съ Булгак[овымъ] хорошо. Съ Сашей хорошо поговорилъ. Весь вечеръ читалъ книгу Малиновскаго: много хорошаго и нужнаго матеріала. Ложусь, 12-й [часъ].

26 Сен. Дурно спалъ, дурные сны. Вставъ, перевѣсилъ портреты по мѣстамъ; ходилъ. Началъ писать Чешскимъ юношамъ, продолжалъ заниматься книжками Для Души. Немного болѣе довол[енъ]. Студентъ Чеботаревъ. Ему предстоитъ воинск[ая] повинность. Онъ самъ не знаетъ, какъ поступить. Искренній человѣкъ, понравился мнѣ. Поѣхалъ верхомъ съ Душ[аномъ]. Вернувшись, засталъ С[офыо] А[ндреевну] въ волненіи. Она сожгла портретъ Ч[ерткова]. Я б[ыло] началъ говорить, но замолчалъ — невозможно понять. Вечеромъ Хирьяковъ и Николаевъ. Я оч[ень] усталъ. С[офья] А[ндреевна] пыталась опять говорить. Я отмалчи[вался]. Сказалъ только до обеда то, что она перевесила[295] въ моей комнатѣ мои портре[ты], потомъ сожгла[296] портретъ моего друга, и я оказываюсь винов[атъ] во всемъ этомъ. Продолженіе дня б[ыло] то, что Саша съ В[арварой] М[ихайловной] вернулись по вызову М[арьи] А[лександровны]. С[офья] А[ндреевна] встрѣтила ихъ бурно, такъ что Саша решила уѣхать.

27 Сен. Съ утра проводилъ Сашу, — она уѣхала совсѣмъ въ Телят[инки]. Гулялъ, записалъ прибавленіе къ письму Грота. Дома книжки и письма. Больше ничего. Ѣздилъ верхомъ къ Тулѣ. Здоровье хорошо. Держусь. Кое-что записать. Былъ Хирьяковъ. Послалъ книжки Горбунову и письмо Аншиной въ газеты.

28 С. Е. б. ж.

[28 сентября.] Живъ. Но нездоровъ, слабъ. Пріѣзжала Саша. Я ровно ничего не дѣлалъ и не брался за дѣло, кромѣ писемъ, и тѣхъ мало. Ѣздилъ къ М[арьѣ] А[лександровнѣ]. Тамъ Николаевъ. Возвращаясь, на выѣздѣ изъ деревни, встрѣтилъ Ч[ерткова] съ Ростовце[вы]мъ. Поговорили и разъѣхались. Онъ явно б[ылъ] оч[ень] радъ. И я также. Веч[еромъ] читалъ. Одна книга писателя изъ народа, соревнователя Горькаго, а интересная книга: Antoine le Guerisseur. Верное религіоз[ное]107 108 міровоззрѣніе, только нехорошо выраженное. Да, забылъ записать: былъ ужасный офицеръ. Я думалъ, ч[то] онъ тяготится своимъ положеніемъ военнаго, а онъ о корнѣ [?][297] — слабость, lache,[298] потомъ о физіологіи, о наслѣдственныхъ клѣточкахъ. Я не выдержалъ и сказ[алъ], что прежде всего надо перестать носить орудія убійства и, что я много маралъ бумаги, и, что кому я нуженъ, тотъ найдетъ все, чтò я умѣю и могу сказать, въ моихъ писаніяхъ и раскланялся и ушелъ.

29 Сен. Всталъ рано. Морозъ и солнце. Все слабъ. Гулялъ. Сейчасъ вернулся. Прибѣжала Саша. С[офья[ А[ндреевна] не спала и тоже встала въ 8-мъ часу. Оч[ень] нервна. Надо быть осторожнѣе. Сейчасъ, гуляя раза два ловилъ себя на недовольстве то тѣмъ, что отказался отъ своей воли, то тѣмъ, что будутъ продавать на сотни тысячъ новое изданіе, но оба раза поправлялъ себя тѣмъ, что только бы передъ Богомъ быть чистымъ. И сейчасъ сознаешь радость жизни. Записать:[299]

Да, еще молился хорошо: Г[оспо]ди, Владыко живота моего и Царю Небесный. Записать:

1) Если есть какой нибудь Богъ, то только тотъ, к[отор]аго я знаю въ себѣ, какъ самого себя, а также и во всемъ живомъ. Говорятъ: нѣтъ матеріи, вещества. Нѣтъ, она есть, но она только то, посредствомъ чего Б[огъ] не есть ничто,[300] не есть[301] не живой, но живой Б[огъ], посредствомъ чего Онъ живетъ во мнѣ и во всемъ. Зачѣмъ, это я не знаю, но знаю что это есть.

Надо помнить, что моя душа не есть что то — какъ говорятъ — божественное, а есть самъ Богъ.[302] Какъ только я Богъ, сознаю себя, такъ нѣтъ ни зла, ни смерти, ничего, кромѣ радости.

2) Сейчасъ въ дурномъ духѣ: все нехорошо, все мучаетъ, все не такъ, какъ бы мнѣ хотѣлось. И вотъ вспоминаю, что жизнь моя только въ томъ, чтобы освобождаться отъ того, чтò скрываетъ мнѣ меня, и тотчасъ же все перестанавливается. Все, что мучало представляется пустяками, не стоящими вниманія, тоже, въ108 109 чемъ жизнь и чтò даетъ ея радости, сейчасъ передо мной. Только бери. И вмѣсто досады спокойное обращеніе на себя и то, чтò мучало становится матеріаломъ переработки. А переработка эта всегда возможна и всегда даетъ лучшую радость жизни.

[303]29 Сентября 10 г. Ясная Поляна.

[3.] 1) Какой ужасный умственный ядъ современная литература, особенно для молодыхъ людей изъ народа. Во 1-ыхъ, они набиваютъ себѣ память неясной, самоувѣренной, пустой болтовней тѣхъ писателей, к[оторы]е пишутъ для современности. Главная особенность и вредъ этой болтовни въ томъ, что вся она состоитъ изъ намековъ, цитатъ самыхъ разнообразныхъ, самыхъ новыхъ и самыхъ древнихъ писателей. Цитируютъ словечки изъ Платона, Гегеля, Дарвина,[304] о которыхъ пишущіе не имѣютъ ни малѣйшаго понятія, и рядомъ словечки какого нибудь Горькаго,[305] Андреева, Арцыбашева и другихъ, о которыхъ не стоитъ имѣть какого[306] нибудь понятія; во-вторыхъ,[307] вредна эта болтовня тѣмъ, что, наполняя головы, — не оставляетъ въ нихъ мѣста, ни досуга для того, чтобы познакомиться съ старыми, выдержавшими провѣрку, нетолько десяти,[308] ста, тысячи лѣтъ писателями.

Пріѣзжала Саша. С[офья] А[ндреевна] говорила, что она готова помириться съ В[арей]. Потомъ со мной была трогательна тѣмъ, ч[то] благодарила меня за ласковость къ ней. Страшно, а хочется думать, что и ее можно побѣдить добромъ. Ѣздилъ съ Булгак[овымъ] по Засѣкѣ, около Мясоѣд[ова]. Очень хорошо. Работы никакой — и не нужно. Только пустыя письма и вечеромъ читалъ пословицы, отмѣчая и замѣчательную книгу Бельгійскаго рабочаго, 65 лѣт[няго], почти безграмотнаго, к[отор]ый имѣетъ кружокъ вѣрую[щихъ] въ него и проповѣдуетъ оч[ень]109 110 глубокое и вѣрное ученіе о божественности души — въ Бога не вѣровать надо, a вѣрить, что мы Богъ. Все ученіе въ этой вѣрѣ и въ любви — любви къ врагамъ — одна эта любовь настоящая. Много лишняго, неяснаго, соединенія съ библейской легендой — Адамъ, Ева, змѣя — понимаемой иносказательно, но осн[ова] оч[ень] глубокая и вѣрная. Ложусь спать.

30 Сент. Оч[ень] дурно, слабо себя чувствую. Ничего кромѣ писемъ не дѣлалъ, и то плохо. Ѣздилъ съ Душаномъ — пріятно. Вечеромъ читалъ свою біографію, и б[ыло] интересно. Очень преувеличено. Была Саша. С[офья] А[ндреевна] спокойна. Записать:

[309]1) (Кажется, что прежде писалъ, но нынче особенно живо чувствую:) Богъ дышитъ нашими жизнями. Могу въ заблужденіи своемъ сказать себѣ, что я — я, а Богъ самъ по себѣ, или нѣтъ Его и могу понять, что я — Онъ, и тогда все легко и радость и свобода.

2) Соф[ья] Андр[еевна] говорить, что не понимаетъ любви къ врагамъ, ч[то] въ этомъ есть афектація. Она, да и многіе не понимаютъ этого, главное п[отому], ч[то] думаютъ, что то пристрастіе, к[оторое] они испытываютъ къ людямъ, есть любовь. —

————————————————————————————————————

1 Окт. Все та же вялость. Отъ Ч[ерткова] письма Лент[овской] и его статья, и еще что то. Читалъ это. Интересна его работа о душѣ и хороша. Писемъ мало и неиитересныя. Немного пописалъ о соціализмѣ для чеховъ. С[офья] А[ндреевна] говорила о томъ, чтобы видѣться съ Ч[ертковымъ]. Я говорилъ, ч[то] нечего говорить, надо просто перестать дурить, а быть, какъ всегда. Ѣздилъ верхомъ съ Булг[аковымъ]. Съ Голд[енвейзеромъ] вечеръ. А еще читалъ Мопасана. Семья прелесть. Пусть Саша запишетъ о матер[іи] и благѣ.

1) Хотѣлъ попросить С[ашу] записать и забылъ.

2 Ок. Всталъ больной. Походилъ. Сѣверный, непріятный вѣтеръ. Ничего не записалъ, но ночью оч[ень] хорошо, ясно думалъ о томъ, какъ могло бы быть хорошо худож[ественное] изображеніе всей пошлости жизни богатыхъ и чиновничьихъ классовъ и крестьянскихъ рабочихъ, и среди тѣхъ и другихъ, хоть по одному110 111 духовно живому человеку. Можно бы женщину и мущину. О, какъ хорошо могло бы быть. И какъ это влечетъ меня къ себе. Какая могла бы быть великая вещь. И вотъ именно задумываю безъ всякой мысли о послѣдствіяхъ, какія и долж[ны] быть въ каждомъ[310] настояще[мъ] дѣлѣ, а также и въ настоящемъ художественномъ. О, какъ могло бы быть хорошо. Вчера чтеніе разсказа Мопассана навело меня на желаніе изобразить пошлость жизни, какъ я ее знаю, а ночью пришла въ голову мысль поместить среди этой пошлости живого духовно человѣка. О, какъ хорошо![311] Можетъ быть и будетъ. Написалъ два письмеца къ Яковле[вой] и Преобр[аженской]. Вдругъ захотелось спать после завтрака. И поспа[лъ] часъ. Потомъ беседовалъ съ Павл[омъ] Ив[ановичемъ] и Голд[енвейзеромъ], хорошо. Теперь пора обедать. Была Саша. Она пріуныла. Напрасно. Все къ лучшему. Только самъ не гадь. Стараюсь жить только для души и чувствую, какъ я далекъ отъ этого. С[сфья] А[ндреевна] плоха здоровьемъ. Пріезжаетъ Сережа и ночью Таня.

Записать:

1) Богъ дышитъ нашими жизнями и всей жизнью міра. Онъ и я одно и тоже. Какъ только понялъ это, такъ и сталъ Богомъ.

2) Матерьялистическое объясненіе жизни есть совершенно также последствіе невежества, какъ и придумываніе машинъ съ вечнымъ движеніемъ (получаю отъ крестьянъ письма съ такими проэктами).[312] Perpetuum mobile[313] последствіе невежества въ механике, матер[ъялистическое] объясненіе жизни последствіе невежества въ[314] мудрости. «Только знай подмазывай — можно и дегтемъ, можно и масломъ, и будетъ ходить».

3) Богъ дышитъ нами и блаженъ.[315] Главное свойство Его есть благо. Онъ понимаемъ нами, какъ благо. Мы ищемъ блага — вся жизнь наша въ этомъ исканіи, и потому хотимъ ли мы этого или не хотимъ, вся жизнь наша — въ исканіи Бога.111

112 Если мы ищемъ блага себѣ, своему тѣлесному «я», мы не находимъ его; вмѣсто благо находимъ горе, зло, но наши ошибки[316] своими послѣдствіями самыми разнообразными ведутъ къ благу другихъ людей слѣдующихъ поколѣній. Такъ что жизнь всѣхъ людей есть всегда искакіе блага и всегда достиженіе его, — но только при ложной жизни — блага для другихъ людей, для всѣхъ кромѣ себя, при правильной жизни достиженіе блага и для себя. Если ищемъ Бога, находимъ благо. Если ищемъ истиннаго блага, находимъ Бога. Любовь есть только стремлеиіе къ благу. Главная же основа всего — благо. И потому вѣрнѣе сказать, что Богъ есть благо, чѣмъ то, что Богъ есть любовь.[317]

3 Окт. Вчера не дописалъ вечера. Хорошо говорилъ съ Сер[ежей] и Бир[юковымъ] о болѣзни Сони. Потомъ прекрасно игралъ Голд[енвейзеръ] и съ нимъ хорошо поговорили. Тани не дождался, поздно заснулъ. — Сегодня ночью, странное дѣло, упорно видѣлъ скверные сны. Проснулся рано, погулялъ по хорошей погодѣ, пріѣхала Саша. Съ ней хорошо. Писать не хочется.

Записать:

1) Я себѣ много разъ говорилъ, что при встрѣчѣ, при общеніи со всякимъ человѣкомъ надо вспоминать то, что передъ тобой стоитъ проявлен[iе] высшаго духовнаго начала и соотвѣтств[енно] этого воспоминанія обойтись съ нимъ. Вспомнить? значитъ сознать себя, т.-е. вызвать въ себѣ Бога. А если вызвалъ, и уже не ты будешь обходиться съ этимъ человѣкомъ, а Богъ въ тебѣ, то все будетъ хорошо.

2) Музыка, какъ и всякое искусство, но особенно музыка, вызываетъ желаніе того, чтобы всѣ, какъ можно больше людей, участвовали въ испытываемомъ наслажденіи. Ничто сильнѣе этого не показываетъ истиннаго значенія искусства: переносишься въ другихъ, хочется чувствовать черезъ нихъ.

3) Венера Милосская, красота женскаго тѣла. Все вздоръ — похоть, облеченная въ форму, такъ назыв[аемаго], искусства. (Нехорошо).

4) Забылъ что.

5 Окт. Два дня съ 3-го былъ тяжело боленъ. Обморокъ и слабость. Началось это 3-го дня и 3-го Окт[ября]. Послѣ дообѣденнаго112 113 сна. Хорошее послѣдствіе этого было примиреніе С[офьи] А[ндреевны] съ Сашей и В[арварой] М[ихайловной]. Но Чертковъ еще все также далекъ отъ меня. Мнѣ особенно жалко его и Галю, к[отор]ымъ это оч[ень] больно. Было мало писемъ, на к[оторыя] отвѣч[алъ]. Вчера же цѣлый день лежалъ не вставая.

6 Окт. Всталъ бодрѣе, не оч[ень] слабъ, гулялъ. Кое что записалъ. Саша перепишетъ. Сейчасъ записать.

1) Гуляя, особенно ясно, живо чувствовалъ жизнь телятъ, овецъ, кротовъ, деревьевъ, — каждое, кое какъ укоренившееся дѣлаетъ свое дѣло — выпустило за лѣто побѣгъ; сѣмячко — елки, желудь превратились въ дерев[о], въ дубокъ, и растутъ, и будутъ столѣтни[ми], и отъ нихъ новыя, и также овцы, кроты, люди. И происходило это безконечное количество лѣтъ, и будетъ происходить такое же безконечное время, и происходитъ и въ Африк[ѣ], и въ Инд[іи], и въ Австраліи, и на каждомъ кусочкѣ земного шара. А и шаровъ то такихъ тысячи, миліоны. И вотъ когда ясно поймешь это, какъ смѣшны разговоры о величіи чего нибудь человѣческаго или даже самого человѣка. Изъ тѣхъ существъ, к[отор]ыхъ мы знаемъ, да — человѣкъ выше другихъ, но какъ внизъ отъ человѣка — безконечно низшихъ существъ, к[оторыхъ] мы отчасти знаемъ, такъ и вверхъ должна быть безконечно[сть] высшихъ существъ, к[оторыхъ] мы не знаемъ п[отому], ч[то] не можемъ знать. И тутъ то при такомъ положеніи человѣка говорить о какомъ нибудь величіи въ немъ — смѣшно. Одно, что можно желать отъ себя, какъ отъ человѣка, это только то, чтобы не дѣлать глупостей. Да, только это.

[318]1) [а] Богъ[319] дышетъ нами и блаженъ. Мы ищемъ блага, т. е. хотимъ ли этого, или не хотимъ ищемъ Бога. Если мы ищемъ блага себѣ (тѣлесн[ое] — личность), мы не находимъ его, но невольно примѣромъ, послѣдствіями служимъ благу другихъ людей (борьба, техническ[iя] усовершентвованія, научныя, религіоз[ныя] заблужде[нія]). Если же мы сознаемъ себя Богомъ, ища блага113 114 всѣхъ [320] (любовь), то находимъ благо свое. Если ищемъ Бога — находимъ благо, если ищемъ истинное благо — находимъ Бога, Да, любовь есть послѣдствіе блага. Первое не любовь, а благо. Вѣрнѣе сказать, что Богъ это благо, чѣмъ то, ч[то] Б[огъ] есть любовь.

2) Человѣкъ сознаетъ свою жизнь, какъ нѣчто такое, что всегда есть и всегда было и даже не всегда, п[отому] ч[то] «всегда» указываетъ на время, а что есть и есть, и одно только и есть. Тѣло мое дано изъ утробы матери, но я совсѣмъ другой я есмь.[321]

3) Самый обыкновенный упрекъ людямъ, высказывающимъ свои убѣжденія, ч[то] они живутъ несогласно съ ними и, ч[то] поэтому убѣжденія ихъ неискренни. А если подумать серьезно, то поймешь совершенно обратное. Развѣ умный человѣкъ, высказывающій убѣжденія, съ к[оторыми] жизнь его не согласуется, можетъ не видѣть этого несогласія? Если же онъ все таки высказываетъ убѣжденія, несогласныя съ его жизнью, то это показываетъ только то, чтò онъ такъ искрененъ, что не можетъ не высказать то, чтò обличаетъ его слабость и не дѣлаетъ того, ч[то] дѣлаетъ большинство — не подгоняетъ свои убѣжденія подъ свою[322] слабость.

7 Окт. 1910 года. Ясная Поляна.

1) Религія есть такое установленіе своего отношенія къ міру, изъ к[отораго] вытекаетъ руководство всѣхъ поступковъ. Обыкновенно люди устанавливаютъ свое отношеніе къ началу всего — Богу, и этому Б[огу] приписываютъ свои свойства: наказанія, награды, желаніе быть почитаемымъ, любовь, к[оторая], въ сущности, свойство только человѣческое, не говорю уже о нелѣпыхъ легендахъ, въ к[оторыхъ] бога описываютъ, какъ человѣка. Забываютъ то, что мы можемъ признать, скорѣе не можемъ не признать, начало всего, но составить себѣ какое нибудь понятіе объ этомъ началѣ, никакъ не можемъ. Мы же придумываемъ своего человѣческаго Бога и за панибрата обращаемся съ нимъ, приписывая ему наши свойства. Это панибратство, это умаленіе бога болѣе всего извращаетъ религіозное пониманіе людей и114 115 большей частью лишаетъ людей, какой бы то ни было религіи — руководства поступковъ. Для установленія такой религіи лучше всего оставить бога въ покоѣ, не приписывать ему не только творенія рая, ада, гнѣва, желанія искупить грѣхи и т. п. глупости, но не приписывать ему воли, желаній, любви даже. Оставить Бога въ покоѣ, понимая Его, какъ нѣчто совершенно недоступное намъ, а строить свою религію, отношеніе къ міру на основаніи тѣхъ свойствъ разума и любви, к[оторыми] мы владѣемъ. Религія эта будетъ таже религія правды и любви, какъ и всѣ религіи въ ихъ истин[номъ] смыслѣ отъ браминовъ до Христа, но будетъ точнѣе, ясн[ѣе], обязательнѣе.

2) Какое страшное кощунство для всякаго человѣка, понимающаго бога, какъ можно и должно — признаваніе одного Еврея Іисуса — Богомъ!

6-го ничего не хотѣлось и не могъ работать и не работалъ. Письма мало интересныя. На душѣ мрачно. Всетаки поѣхалъ верхомъ. Вечеромъ много народа: Страховъ съ дочерью, Булыгинъ, Буланже. Мнѣ тяжело и скучно говорить.

7 окт. Мало спалъ. Та же слабость. Гулялъ и записалъ о панибратствѣ съ Богомъ. Саша списала. Ничего не дѣлалъ, кромѣ писемъ и то мало. Таня ѣздила къ Ч[ерткову]. Онъ хочетъ пріѣхать въ 8, т. е. сейчасъ. Буду помнить, что надо помнить, чтò я живу для себя, передъ Богомъ. Да, горе въ томъ, ч[то] когда одинъ — помню, а сойдусь забываю. Читалъ Шопенгауера. Надо сказать Ч[ерткову]. Вотъ и все до 8 часовъ.

[323]Былъ Ч[ертковъ]. Оч[ень] простъ и ясенъ. Много говорили обо всемъ, кромѣ нашихъ затрудненныхъ отношеній. Оно и лучше. Онъ уѣхалъ въ 10-мъ часу. Соня опять впала въ истерич[ескій] припадокъ, было тяжело.

8 Окт. Всталъ рано, пошелъ навстрѣчу лошадямъ отвозившимъ милую Таничку. Простился съ ней. Саша съ В[арварой] М[ихайловной] тоже провожали, вернулся домой. Поправилъ о соціализмѣ. Пустая статья. Потомъ читалъ Николаева. Сначала оч[ень] понравилось, но потомъ, особенно конспектъ 1-й части, менѣе. Есть недостатки, неточности, натяжки. Пришла Соня, я ей высказалъ все, что хотѣлъ, но не могъ быть спокоенъ. Оч[ень] разволновался.115 116 Потомъ ѣздилъ съ Душ[аномъ], спалъ, обѣдалъ. Вечеромъ читалъ опять Николаева, конспектъ 1-й части, который] мнѣ не понравился. Теперь 11-й часъ, ложусъ.

9 Окт. Е. б. ж.

[9 октября.] Здоровье лучше. Ходилъ и хорошо поутру думалъ, а именно:

1) Тѣло? Зачѣмъ тѣло? Зачѣмъ пространс[тво], время, причинность? Но вѣдь вопросъ: зачѣмъ? есть вопросъ причинности. И тайна, зачѣмъ тѣло, остается тайной.

2) Спрашивать надо: не зачѣмъ я живу, а что мнѣ дѣлать.

Дальше не буду выписывать. Ничего не писалъ, кромѣ пустого письма. На душѣ хорошо, значительно, религіозно и отъ того хорошо. Читалъ Николаева — хуже. Ѣздилъ съ Душаномъ. Написалъ Галѣ письмецо. Вечеръ тихо, спокойно, читалъ о Соціализмѣ и тюрьмахъ въ Р[усскомъ] Б[огатствѣ]. Ложусь спать.

10 Окт. Всталъ поздно, въ 9. Дурной признакъ, но провелъ день хорошо. Начинаю привыкать къ работѣ надъ собой, къ вызыванію своего высшаго судьи и къ прислушиванію къ его рѣшенію о самыхъ, кажущихся мелкихъ, вопросахъ жизни. — Только успѣлъ прочитать письма и Кр[угъ] Чт[енія] и Н[а] К[аждый] Д[ень]. Потомъ поправилъ корект[уры] 3-ехъ книжечекъ «Для Души». Онѣ мнѣ нравятся. Ходилъ до обѣда. Соня[324] Илюш[ина] съ дочерью. Буланже и потомъ Наживинъ. Хорошо бесѣдовали. Онъ мнѣ близокъ. Ложусь спать. Записать:

1) Дѣло наше здѣсь только въ томъ, чтобы держать себя, какъ орудіе, к[отор]ымъ дѣлается хозяиномъ непостижимое мнѣ дѣло — держать себя въ наилучшемъ порядкѣ, — чтобы, если я соха, чтобы сошники были остры, чтобы, если я свѣтильникъ, чтобъ[325] ничего не мѣшало ему горѣть. Тоже, что дѣлается наши[ми] жизня[ми] намъ не дано знать, да и не нужно.

2) Понятіе Бога въ самой, даже грубой формѣ — разумѣется далеко не отвѣчающее разумному представленію о немъ, все таки оч[ень] полезно для жизни уже тѣмъ, что представленіе о немъ, хотя бы самое грубое, переноситъ сознаніе въ область, съ к[отор]ой видно назначеніе человѣка и потому ясны всѣ отступленія отъ него: ошибки, грѣхи.116

117 3) Когда революціонеры достигаютъ власти, они неизбѣжно должны поступать такъ же, какъ постулаютъ всѣ властвующіе, т. е. совершать насилія, т. е. дѣлать то, безъ чего нѣтъ и не можетъ быть власти.

José Ingergnieros.

11 Окт. Летятъ дни безъ дѣла. Поздно всталъ. Гулялъ. Дома С[офья] А[ндреевна] опять взволнована, воображаемыми моими тайными свиданіями съ Ч[ертковымъ]. Очень жаль ее, она больна. Ничего не дѣлалъ, кромѣ писемъ и пересмотра предисловія.

Ѣздилъ съ Душ[аномъ] оч[ень] хорошо. Послѣ обѣда бесѣдовалъ съ Наживинымъ. Записать:

1) Любовь къ дѣтямъ, супругамъ, братьямъ это образчикъ той любви, какая должна и можетъ быть ко всѣмъ.

2) Надо быть, какъ лампа, закрытымъ отъ внѣшнихъ вліяній — вѣтра, насѣкомыхъ и при этомъ чистымъ, прозрачнымъ и жарко горящимъ.[326]

Все чаще и чаще при общеніи съ людьми воспоминаю, кто я настоящій и чего отъ себя требую, только передъ Богомъ, а не передъ людьми.

12 Окт. Всталъ поздно. Тяжелый разговоръ съ С[офьей] Андреевной]. Я больше молчалъ. Занимался поправкой О Соціализмѣ. Ѣздилъ съ Булг[аковымъ] навстрѣчу С[ашѣ]. Послѣ обѣда читалъ Достоевскаго. Хороши описанія, хотя какія то шуточки, многословныя и мало смѣшныя, мѣшаютъ. Разговоры же невозможны, совершенно неестественны. Вечеромъ опять тяжелыя рѣчи С[офьи] А[ндреевны]. Я молчалъ. Ложусь.

13 Окт. Все не бодръ умственно, но духовно живъ. Опять поправлялъ о соціализмѣ. Все это оч[ень] ничтожно. Но начато. Буду сдержаннѣе, экономнѣе въ работѣ. А то времени немного впереди, а тратишь по пустякамъ. Мож[етъ] быть и[327] напишешь что нибудь пригодное[328].

С[офья] А[ндреевна] очень взволнована и страдаетъ. Казалось бы, какъ просто то, что предстоитъ ей: доживать старческіе годы въ согласіи и любви съ мужемъ, не вмѣшиваясь въ его дѣла и117 118 жизнь. Но нѣтъ, ей хочется — Богъ знаетъ чего хочется — хочется мучить себя. Разумеется болезнь, и нельзя не жалѣть.

14 Окт. Все тоже. Но нынче тѣлесно оч[ень] слабъ. На столе письмо отъ С[офьи] А[ндреевны] съ обвиненіями и приглашеніемъ, отъ чего отказаться? Когда она пришла, я попросилъ оставить меня въ покоѣ. Она ушла. У меня б[ыло] стѣсне[ніе] въ груди и пульсъ 90 слишкомъ. Опять поправлялъ о соціализмѣ. — Пустое занятіе. Передъ отъѣздомъ пошелъ къ С[офьѣ] А[ндреевнѣ] и сказалъ ей, что советую ей оставить меня въ покое, не вмѣшиваясь въ мои дѣла. Тяжело. Ѣздилъ верхомъ. Дома Г-жа Ладыженская. Я совсѣмъ забылъ ее.

Спалъ. Пріѣхалъ Ив[анъ] Ив[ановичъ]. Хорошо говорилъ съ нимъ и Бѣленькимъ. Читалъ свои старинныя письма. Поучительно. Какъ осуждать молодежь и какъ не радоваться на то, ч[то] доживешь до старости.

15 Окт. Всталъ рано, думалъ о пространстве и веществе, запишу послѣ. Гулялъ. Письма и книжечка — половая похоть. Не нравится. Пріѣхали Стах[овичъ], Долгорук[овъ] съ господиномъ и Горбуновъ, и Сережа. С[офья] А[идреевна] спокойнее.[329] Ѣздилъ съ Душаномъ. Хотѣлъ ехать къ Ч[ертковымъ], но раздумалъ. Вечеромъ разговоры, не оч[ень] скучные. Ложусь спать.

16 Окт. Не совсѣмъ здоровъ, вялъ. Ходилъ, ничего не думалось. Письма, поправлялъ О Соц[іализмѣ], но скоро почувствовалъ слабость и оставилъ. Сказалъ за завтракомъ, что поѣду къ Ч[ертковымъ]. Началась бурная сцена, убѣжала изъ дома, бѣгала въ Телят[инки]. Я поѣхалъ верхомъ, послалъ Душ[ана] сказать, что не поѣду къ Ч[ертковымъ], но онъ не нашелъ ее. Я вернулся, ее все не было. Наконецъ, наш[ли] въ 7-мъ часу. Она пришла и неподвиж[но] сидѣла одѣтая, ничего не ѣла. И сейчасъ вечеромъ объяснялась не хорошо. Совсѣмъ ночью трогательно прощалась, признавала, что мучаетъ меня и обѣщала не мучить. Что то будетъ?

17 Окт. Всталъ въ 8, ходилъ по Чепыжу. Оч[ень] слабъ. Хорошо думалъ о смерти и написалъ объ этомъ Ч[ерткову]. С[офья] А[ндреевна] пришла и все также мягко, добро обходилась со мной. Но оч[ень] возбуждена и много говоритъ. Ничего не делалъ,118 119 кроме писемъ. Не могу работа[ть], писать, но слава Б[огу], могу работать надъ собой. Все подвигаюсь. Читалъ Шри Шанкара. Не то. Читалъ Сашинъ дневникъ. Хоро[шо,] просто, правдиво. Былъ Перперъ и Без. изъ Ташкента. Я говорилъ съ Перпе[ромъ] дурно, напрасно горячился. Ложусь спать — слабъ. Близкой смерти не противлюсь.

18 Окт. Все слабъ. Да и дурная погода. Слава Б[огу] безъ желанія чувствую хорошую готовность смерти. Мало гулялъ. Тяжелое впечатлѣніе просителей двухъ — не умѣю обойтись съ ними. Грубаго ничего не дѣлаю, но чувствую, что виноватъ и тяжело. И по дѣломъ. Ходилъ по саду. Мало думалъ. Спалъ и всталъ оч[ень] слабый. Читалъ Дост[оевскаго] и удивлялся на его неряшливость, искусственность, выдуманность и читалъ Никол[аева] «Понят[іе] о Богѣ». Оч[ень], оч|ень] хороши первыя 3 гл[авы] 1-й части. Сейчасъ готовлюсь къ пост[ели]. Не обѣдалъ и оч[ень] хорошо.

19 Окт. Ночью пришла С[офья] А[ндреевна]: «Опять противъ меня заговоръ». — «Что такое, какой заговоръ?» — «Дневникъ отданъ Ч[ерткову]. Его нѣтъ». — «Онъ у Саши». Оч[ень] б[ыло] тяжело, долго не могъ заснуть, п[отому] ч[то] не могъ подавить недоброе чувств[о]. Болитъ печень. Пріѣхала Молоствова. Ходилъ по елочкамъ, на[си]лу двигаюсь. Записать:

1) Представление міра вещественнаго во времени и пространствѣ не имѣетъ въ себѣ ничего дѣйствительно существующаго (реальнаго), а есть только наше представленіе. Это такъ, п[отому] ч[то] представленіе это само по себѣ внутренне противорѣчиво. Вещество не можетъ быть понимаемо иначе, какъ въ ограниченныхъ предѣлахъ пространства, а между темъ пространство[330] безконечно, т. е. безъ предѣловъ. Всякая вещь, чтобы быть вещью должна быть чемъ нибудь ограничена, ограничена другой вещью: Земля воздухомъ,[331] частицы воздуха газами, газъ тончайшими газами. А тѣ? ....

Точно тоже и со временемъ. Время опредѣляетъ продолжительность явленій, а между [тѣмъ], время само по себѣ безконечно, и потому, всякая принадлежность по отношенію къ безконечности119 120 не имѣетъ никакого значенія. Жизнь микроорганизма менѣе продолжительна, чѣмъ жизнь человѣка, а жизнь человѣка — чѣмъ жизнь планеты, а жизнь планеты? Такъ что всѣ мѣры продолжительности имѣютъ только относительное значеніе, сами же по себѣ суть только х/,[332] и потому всѣ равны между собой, какой бы ни былъ х.

2) Жить передъ Богомъ, не значитъ жить передъ какимъ то Б[огомъ] на небѣ, а значитъ, вызвать въ себѣ Б[ога] и жить передъ нимъ.

3) Солдатство вызываетъ потребность патріотиз[ма], оправдывающаго подлости солдатства. Патріотизмъ вызываетъ потребность солдатства, поддерживающаго патріотизмъ.[333]

4) Можно сознавать Бога въ себѣ самомъ. Когда сознаешь Его въ себѣ самомъ, то сознаешь Его и въ другихъ существахъ (и особенно живо въ людяхъ). Когда сознаешь Его въ себѣ и въ другихъ существахъ, то сознаешь Его и[334] въ Немъ самомъ.

[335]— Опять ничего не дѣлалъ, кромѣ писемъ. Здоровье худо. Близка перемѣна. Хорошо бы прожить послѣдокъ получше. С[офья] А[ндреевна] говорила, что жалѣетъ вчерашнее. Я кое что высказалъ, особенно про то, что, если есть ненависть хоть къ одному человѣку, то не можетъ быть истинной любви. Разговоръ120 121 съ Молоств[овой], скорѣе слушаніе ее. Дочиталъ, пробѣгалъ 1-й томъ Карамазовыхъ. Много есть хорошаго, но такъ нескладно. Велик[ій] инквизит[оръ] и прощаніе Засима. Ложусь. 12.

20 Е. б. ж.

[20 октября.] Живъ, и даже нѣсколько лучше. Но всетаки ничего серьезно не работалъ. Поправлялъ о Соціал[измѣ]. Тяжелое впечатлѣ[ніе] отъ просителей. Ѣздилъ далеко съ Душ[аномъ]. Пріѣх[алъ] Мих[аилъ] Новиковъ. Много говорилъ съ нимъ. Серьезно умный мужикъ. Пришелъ еще Перевоз[никовъ] и Титовъ сынъ, революціонеръ. Утромъ простился съ Молоств[овой]. Все спокойно.

21 Окт. Ходилъ не думая. Дома много писемъ, отвѣчалъ. Попробовалъ продолжать О Соц[іализмѣ] и рѣшилъ бросить. Дурно начато, да и не нужно. Будутъ только повторенія. Потомъ пришли Ясенскіе «лобовые». Говорилъ съ ними. Слишкомъ мы далеки: не понимаемъ другъ друга. Ходилъ по саду. Обѣдъ. Вечеромъ пріѣхалъ Дунаевъ. Много говоритъ. Усталъ. Одиночества мучительно хочется. Что то было записать, забылъ. Въ такомъ состояніи, какъ теперь, хорошо и оч[ень] хорошо то, ч[то] чувствуешь презрѣніе къ себѣ. Съ С[офьей] А[ндреевной] хорош[о].

22 Ок. Все ничего не работаю. Дунаевъ добрый, горячій, естественно притворный. Отъ Ч[ерткова] письмо хорошее. Не ѣздилъ, а ходилъ. Говорилъ съ отходниками. Ничего не записалъ. Въ письмѣ Досеву много правды, но не вся. Есть и слабость. Даже для писанія Дневника нѣтъ охоты. Николае[ва] книга прекрасная.

23 Ок. Письмо къ Досеву для меня больше всего программа, отъ исполненія к[отор]ой я такъ далекъ еще. Одни мои разговоры съ Новиковымъ показываютъ это. Смягчающее вину — это печень. Да, надо, чтобы и печень не только слушалась, но служила. Je m’entends.[336] Записать.

1) Я потерялъ память всего, почти всего прошедшаго, всѣхъ моихъ писаній, всего того, что привело меня къ тому сознанію, въ какомъ живу теперь. Никогда думать не могъ прежде о томъ состояніи, ежеминутнаго памятованія своего духовнаго «я» и его121 122 требованій, въ к[отор]омъ живу теперь почти всегда[337]. И это состояніе я испытываю безъ усилій. Оно становится привычнымъ. Сейчасъ послѣ гулянья зашелъ къ Семену поговорить объ его здоровьи и б[ылъ] доволенъ собой, какъ мѣдный грошъ и потомъ, пройдя мимо Алексѣя, на его здоровканьи почти не отвѣтилъ. И сейчасъ же замѣтилъ и осудилъ себя. Вотъ это то радостно. И этого не могло бы быть, если бы я жилъ въ прошедшемъ, хотя бы сознавалъ, помнилъ прошедшее. Не могъ бы я такъ, какъ теперь жить большей частью безвременной жизнью въ настоящемъ, какъ живу теперь. Какъ же не радоваться потерѣ памяти? Все, что я въ прошедшемъ выработалъ (хотя бы моя внутренняя работа въ писаніяхъ) всѣмъ этимъ я живу, пользуюсь, но самую работу — не помню. Удивительно. А между тѣмъ думаю, что эта радостная перемѣна у всѣхъ стариковъ: жизнь вся сосредотачивается въ настоящемъ. Какъ хорошо!

Пріѣхалъ милый Булгаковъ. Читалъ рефер[атъ], и тщеславіе уже ковыряетъ его. — Письмо доброе отъ Священника, отвѣчалъ ему. Немного подвинулся въ статьѣ о соціализмѣ, зa к[отор]ую опять взялся. Ѣздилъ верхомъ. Весь вечеръ читалъ копѣечныя книжечки, разбирая ихъ по сортамъ. Написалъ утромъ Галѣ письмецо. Отъ Гусева письмо его о Достоевск[омъ], какъ разъ тоже, что я чувствую.

24 Ок. Нынче получилъ два письма: одно о статьѣ Мережк[овскаго], обличающемъ меня, другое отъ Нѣмца за границей, тоже обличающее. И мнѣ было больно. Сейчасъ же по думалъ съ недоумѣніемъ: зачѣмъ нужно, чтобъ людей бранили, осуждали за ихъ добрыя стремленія? И сейчасъ же понялъ, какъ это не то, ч[то] оправдывается, но какъ это неизбѣжно, необходимо и благодетельно. Какъ бы вознесся, возгордился человѣкъ, если бы этого не было, какъ бы незамѣтно удовлетвореніе мнѣнію людскому подмѣнило бы для него исполненіе дѣла своей души. Какъ сразу освобождаетъ такая ненависть и презрѣніе людей — незаслуженныя, отъ работы о людскомъ мнѣніи и переноситъ на одну единственную, незыблемую основу жизни: исполненіе[338] воли своей совѣсти, она же и воля Бога.122

123 [339]Пріѣхалъ Гастевъ и Г-жа Альмедингенъ. Читалъ письма и отвѣчалъ, больше ничего не дѣлалъ. Утромъ объискался. Началъ дѣлать несвойственную годамъ гимнастику и повалилъ на себя шкапъ. То то дурень. Чувствую себя слабымъ. Но помню себя, и за то спасибо. Немного занялся соціализмомъ. Гастевъ оч[ень] хорошо разсказывалъ о Сютаевѣ и казакѣ. Необходимо для народа руководитель въ религіозн[ой] области и начальникъ въ мірской.

1) Очень живо представилъ себѣ равсказъ о Священникѣ, обращающемъ свободнаго религіознаго человѣ[ка], и какъ обратитель самъ обращается. Хорошій сюжетъ. Ѣздилъ съ Булг[аковымъ]. Вечеръ тяжело.

25 Окт. Всталъ оч|ень] рано, но все таки ничего не дѣлалъ. Ходилъ въ школу и къ Прокоф[ію], поговорилъ съ его сыномъ отданнымъ въ солдат[ы]. Хорошій малый, обѣщалъ не пить. Потомъ немного о Соціализмѣ. Ѣздилъ въ школу съ Альмед[ингенъ] и потомъ съ Душаномъ далеко. Вечеромъ читалъ Montaign’a. Пріѣхалъ Сережа. Онъ мнѣ пріятенъ. С[офья] А[ндреевна] все также тревожна.

26 Ок. Видѣлъ сонъ. Грушенька, романъ, будто бы,[340] Ник. Ник. Страхова. Чудный сюжетъ. Написалъ письмо Ч[ерткову]. Записалъ дл[я] О соц[іализмѣ]. Написалъ Чуковско[му] О смертн[ой] казни. Ѣздилъ съ Д[ушаномъ] къ М[арьѣ] А[лександровнѣ]. Пріѣхалъ Андрей. Мнѣ оч[ень] тяжело въ этомъ домѣ сумашедшихъ. Ложусь.

27 Ок. Всталъ оч[ень] рано. Всю ночь видѣлъ дурные сны. Хорошо ходилъ. Дома письма. Немного работалъ надъ письмомъ къ N. и О С[оціализмѣ], но нѣтъ умственной энергіи. Ѣздилъ съ Душаномъ. Обѣдъ. Чтеніе Сютаева. Прекрасное письмо хохла къ Ч[ерткову]. Поправлялъ Чуковскому. Записать нечего. Плохо кажется, а въ сущности хорошо. Тяжесть отношеній все увеличивается.[341]

28 Окт. [Оптина пустынь.] Легъ въ половинѣ 12. Спалъ до 3-го часа. Проснулся и опять, какъ прежнія ночи, услыхалъ123 124 отворяніе дверей и шаги. Въ прежнія ночи я не смотрѣлъ на свою дверь, нынче взглянулъ и вижу въ щеляхъ яркій свѣтъ въ кабинетѣ и шуршаніе. Это С[офья] А[ндреевна] что то разъискива[етъ], вѣроятно читаетъ. Наканунѣ она просила, требовала, чтобъ я не запиралъ дверей. Ея обѣ двери отворены, такъ что малѣйш[ее] мое движеніе слышно ей. И днемъ и ночью всѣ мои движенья, слова должны быть извѣстны ей и быть подъ ея контролемъ. Опять шаги[342] осторожно отпираніе двери и она проходитъ. Не знаю отъ чего, это вызвало во мнѣ неудержимое отвращеніе, возмущеніе.Хотѣлъ заснуть, не могу, поворочался около часа, зажегъ свѣчу и сѣлъ. Отворяетъ дверь и входитъ С[офья] А[ндреевна], спрашивая «о здоровьѣ» и удивляясь на свѣтъ у меня, к[оторый] она видитъ у меня. Отвращеніе и возмущеніе растетъ, задыхаюсь, считаю пульсъ: 97. Не могу лежать и вдругъ принимаю окончательное рѣшеніе уѣхать. Пишу ей письмо, начинаю укладывать самое нужное, только бы уѣхать. Бужу Душана, потомъ Сашу, они помогаютъ мнѣ укладываться. Я дрожу при мысли, что она услышитъ, выйдетъ — сцена, истерика, и ужъ впредь безъ сцены не уѣхать. Въ 6-мъ часу все кое какъ уложено; я иду на конюшню велѣть закладывать; Душ[анъ], С[аша], В[аря] доканчива[ютъ] укладку. Ночь — глазъ выколи, сбиваюсь съ дорожки къ флигелю, попадаю въ чащу, накалываясь, стукаюсь объ деревья, падаю, теряю шапку, не нахожу, насилу выбираюсь,[343] иду[344] домой,[345] беру шапку и съ фонарикомъ добираюсь до конюшни, велю закладывать. Приходятъ С[аша], Д[ушанъ], В[аря]. Я дрожу, ожидая погони. Но вотъ уѣзжаемъ. Въ Щекинѣ ждемъ часъ, и я всякую минуту жду ея появления. Но вотъ сидимъ въ вагонѣ, трогаемся, и страхъ проходитъ, и поднимается жалость къ ней,[346] но не сомнѣніе, сдѣлалъ ли то, что должно. Можетъ быть ошибаюсь, оправдывая себя, но кажется, что я спасалъ себя, не Л[ьва] Н[иколаевича], а спасалъ то, что иногда и хоть чуть чуть есть во мнѣ. Доѣхали до Оптиной. Я здоро[въ], хотя[347] не спалъ и почти не ѣлъ. Путешест[віе] отъ Горбачева въ124 125 3-мъ, набитомъ рабочимъ народомъ, вагонѣ оч[ень] поучительно и хоро[шо], хотя я и слабо воспринималъ. Теперь 8 часовъ, мы въ Оптиной.

29 Окт. [Оптина пустынь — Шамардино]. Спалъ тревожно, утромъ Алеша Серг[ѣенко]. Я, не понявъ, встрѣтилъ его весело. Но привезенныя имъ извѣстія ужасны. С[офья] А[ндреевиа], прочтя письмо, закричала и побѣжала въ прудъ. Саша и Ваня побѣжали за ней и вытащили ее. Пріѣхалъ Андрей. Они догадались[348] гдѣ я, и С[офья] А[ндреевна] просила А[ндрея] во что бы то ни стало найти меня. И я теперь, вечеръ 29, ожидаю пріѣзда А[ндрея]. Письмо отъ Саши. Она совѣтуетъ не унывать. Выписала психіатра и ждетъ пріѣзда Сер[ежи] и Тани. Мнѣ очень тяжело было весь день, да и физически слабъ. Гулялъ, вчера дописалъ замѣтку въ Рѣчь о смерт[ной] Казни. Поѣхалъ въ Шамардино. Самое утѣшительное, радостное впечатлѣніе отъ Машеньки, несмотря на ея разсказъ о «врагѣ», и милой Лизаньки. Обѣ понимаютъ мое положеніе и сочувствуютъ ему. Дорогой ѣхалъ и все думалъ о выходѣ изъ моего и ея положенія и не могъ придумать никаког[о], a вѣдь онъ будетъ, хочешь не хочешь, а будетъ и не тотъ, к[отор]ый предвидишь. Да, думать только о томъ, чтобы не согрѣшить. А будетъ, что будетъ. Это не мое дѣло. Досталъ у Маш[еньки] Кр[угъ] Чт[енія] и какъ разъ, читая 28, б[ылъ] пораженъ прямо отвѣтомъ на мое положеніе: Испытаніе нужно мнѣ, благотворное мнѣ. Сейчасъ ложусь. Помоги, Г[оспо]ди. Хорошее письмо отъ Ч[ерткова].

30 Ок. Е. б. ж.

[30 октября. Шамардино.] Живъ, но не совсѣмъ. Оч[ень] слабъ, сонливъ, а это дурной признакъ.

Читалъ Новоселовскую философскую библіотеку. Оч[ень] интересно: о Соціализмѣ. Моя статья о Соціал[измѣ] пропала. Жалко. Нѣтъ, не жалко. Пріѣхала Саша. Я оч[ень] обрадовался. Но и тяжело. Письма отъ сыновей. Пись[мо] отъ Сергѣя хорошее, дѣловитое, короткое[349] и доброе. Ходилъ утромъ нанимать хату въ Шамарди[нѣ]. Оч[ень] усталъ. Написалъ письм[о] С[офьѣ] А[ндреевнѣ].125

126 31 Окт. [Астапово.] Все тамъ въ Шараповѣ.[350] <Ша> Саша и за[без]покоились что насъ догонятъ, и мы поѣхали. Въ Козельскѣ Саша догнала, сѣли поѣхали. Ѣхали хорошо, но въ 5-мъ часу стало знобить, потомъ 40 град[усовъ] температуры, остановились въ Астаповѣ. Любезный начальн[икъ] станціи далъ прекрасн[ыя] двѣ [комнаты].

[351][3 ноября. Астапово.] Ночь б[ыла] тяжелая. Лежалъ въ жару два дня. 2-го пріѣхалъ Ч[ертковъ]. Говорятъ, что С[офья] Ан[дреевна]. <3-го Т[аня]>. Въ ночь пріѣхалъ Сережа, оч[ень] тронулъ меня. Нынче, 3-го Никит[инъ], Таня, потомъ Голденв[ейзеръ] и Ив[анъ] Ив[ановичъ]. Вотъ и планъ мой. Fais ce que doit, adv[352]......

И все на благо и другимъ, и главное, мнѣ

126 127

«ДНЕВНИК ДЛЯ ОДНОГО СЕБЯ»

I

1910, 29 Iюля. Начинаю новый дневникъ, настоящій дневникъ для одного себя. Нынче записать надо одно: то, что если подозрѣнія нѣкоторыхъ друзей моихъ справедливы, то теперь начата попытка достичь цѣли лаской. Вотъ уже нѣсколько дней она цѣлуетъ мнѣ руку, чего прежде никогда не было, и нѣтъ сценъ и отчаянія. Прости меня Богъ и добрыя люди, если я ошибаюсь.[353] Мнѣ же легко ошибаться въ добрую, любовную сторону. Я совершенно искренно[354] могу любить ее, чего не могу по отношеніи къ Льву. Андрей просто одинъ изъ тѣхъ, про к[отор]ыхъ трудно думать, что въ нихъ душа Божія (но она есть, помни). Буду стараться не раздражаться и стоять на своемъ, главное, молчаніемъ.

Нельзя же лишить миліоны людей, можетъ быть, нужнаго имъ для души. Повторяю: «мож[етъ] б[ыть]». Но даже если есть только самая малая вѣроятность, ч[то] написанное мною нужно душамъ людей, то нельзя лишить ихъ этой духовной пищи для того, чтобы Андр[ей] могъ пить и развратничать и Левъ мазать[355] и... Ну да Б[огъ] съ ними. Дѣлай свое и не осуждай.. Утро.

День, какъ и прежніе дни: нездоровится, но на душѣ меньше не добраго. Жду, что будетъ, а это то и дурно.

С[офья] А[ндреевна] совсѣмъ спокойна.

30 Іюля. Ч[ертковъ] вовлекъ меня въ борьбу, и борьба эта оч[ень] и тяжела, и противна мнѣ. Буду стараться любя (страшно сказать, такъ я далекъ отъ этого), вести ее.

Въ теперешнемъ положеніи моемъ, едва ли не главное нужное — это недѣланіе, не говореніе. Сегодня живо понялъ, что мнѣ129 130 нужно только не портить своего положенія и живо помнить, ч[то] мнѣ ничего, ничего не нужно,

31 Іюля. Прошелъ вечеръ праздно. Пріѣзжа[ли] Ладыж[енскіе], я слишко[мъ] много болталъ. С[офья] А[ндреевна] опять не спала, но не зла. Я жду.

1 Авг. Спалъ хорошо, но всетаки скучный, грустный, безжизненный, съ тяжелымъ сознаніемъ нелюбви вокругъ себя и, увы, въ себѣ. Помо[ги] Г[оспо]ди! — Саша опять кашляетъ. С[офья] А[ндреевна] разсказывала Пошѣ все то же. Все это живетъ: ревность къ Ч[ерткову] и страхъ за собственность. Оч[ень] тяжело. Льва Львовича не могу переносить. А онъ хочетъ поселиться здѣсь. Вотъ испытаніе! — Утромъ письма. Дурно писалъ, поправилъ одну коректурку. Ложусь спать въ тяжеломъ душевно состояніи. Плохъ я.

2 Ав. Е. б. ж.

[2 августа.] Оч[ень], очень понялъ свою ошибку. Надо было собрать всѣхъ наслѣдник[овъ] и объявить свое намѣреніе, а не тайно. Я написалъ это Ч[ерткову]. Онъ оч[ень] огорчился. Ѣздиль въ Колпну. С[офья] А[ндреевна] выѣхала провѣрять, подкарауливать,[356] копается въ моихъ бумагахъ. Сейчасъ допрашивала, кто передаетъ письма отъ Ч[ерткова]: — [357]«Ва[ми] ведется тайная любовная переписка». Я сказалъ, что не хочу говорить, и ушелъ, но мягко. Несчастная, какъ мнѣ не жалѣть ее. Написалъ Галѣ письмо.

3 Авг. Ложишься съ тоской на сердцѣ и съ такой же тоской просыпаешься. Все не могу преодолѣть. Ходилъ подъ дождемъ. Дома занимался. Ѣздиль съ Голд[енвейзеромъ]. Мнѣ съ нимъ отъ чего то тяжело. Письмо отъ Ч[ерткова]. Онъ оч[ень] огорченъ. Я говорю да и рѣшилъ ждать и ничего не предпринимать. Оч[ень] хорошо то, ч[то] я чувствую себя дряннымъ. — Вечеромъ записка сумашедшая отъ С[офьи] А[ндреевны] и требованіе, чтобы я прочелъ. Я загляну[лъ] и отдалъ. Она пришла и начала говорить. Я заперся, потомъ убѣжалъ и послалъ Душана. Чѣмъ это кончится? Только бы самому не согрѣшить. Ложусь. Е. б. ж.130

131 4 Авг. Нынче ничего не б[ыло] тяжелаго, но мнѣ тяжело. Покончилъ корректуры, но ничего не писалъ. Погорячился съ гимназистами и напрасно, принялъ и далъ книгу студенту съ женой. Оч[ень] много суеты. Ѣздилъ съ Душаномъ къ Ладыженскимъ. Поша уѣзжаетъ, a пріѣзжаетъ Короленк[о].

5 Авг. Немножко свѣтлѣе думалъ. Совѣстно, стыдно, комично и грустно мое воздержаніе отъ общенія съ Чер[тковымъ]. Вчера утромъ была оч[ень] жалка,[358] безъ злобы. Я всегда такъ радъ этому — мнѣ такъ легко жалѣть и любить ее, когда она страдаетъ, а не заставляетъ страдать другихъ.

6 Авг. Нынче лежа въ пост[ели] пришла мысль, оч[ень] — мнѣ показавшая[ся], важной. Думалъ, запишу послѣ. И забылъ, забылъ и не могу вспомнить. Сейчасъ встрѣтилъ тутъ же, гдѣ записывалъ это, С[офью] А[ндреевну]. Она идетъ скоро, страшно взволнованная. Мнѣ оч[ень] жалко стало ее. Сказалъ дома, чтобы за ней посмотрѣли тай[но], куда она пошла. Саша же разсказала, ч[то] она ходитъ не безъ цѣли, а подкарауливая меня. Стало менѣе жалко. Тутъ есть недобро[та], и я еще не могу быть равнодушенъ — въ смыслѣ любви къ не доброму. Думаю уѣхать, оставивъ письмо и боюсь, хотя[359] думаю, что ей было бы лучше. Сейчасъ прочелъ письма, взялся за Безумі[е] и отложилъ. Нѣтъ охоты писать, ни силы. Теперь 1-й часъ. Тяжело вѣчное прятаніе и страхъ за нее. —

7 Авг. Бесѣда съ Короленко. Умный и хорошій человѣкъ, но весь подъ суевѣріемъ науки. Очень ясна предстоящая работа, и жалко будетъ не написать ее, а силъ какъ будто нѣтъ. Все[360] смѣшивается, нѣтъ последовательности и упорства въ одномъ направленіи. С[офья] А[ндреевна] спокойнѣе, но таже недоброта ко всѣмъ и раздраженіе. Прочелъ у Корсакова «паранойа». Какъ съ нея списано. Книга б[ыла] у Саши, и подчеркнуты мѣста вѣроятно ею. Корол[енко] мнѣ говоритъ: «а какой хорош[ій] человѣ[къ] Алек[сандра] Львовн[а]». А у меня слезы въ горлѣ отъ умиленія, и не могу говорить. Когда оправился, говорю: я не[361] имѣю права говорить, она слишкомъ меня любитъ.131

132 Кор[оленко]. Ну, такъ я имѣю право.

Съ Львомъ все также тяжело, но слава Богу, нѣтъ недобраго чувства.

8 Авг. Всталъ рано. Много, много мыслей, но все разбросанныя. Ну и не надо. Молюсь, молюсь: Помог[и] мнѣ. И не могу, не могу не желать, не ждать съ радость[ю] смерти. Раздѣленіе съ Черт[ковымъ] все болѣе и болѣе постыдно. Я явно виноватъ.[362]

————————————————————————————————————

Я какъ благая овца. Какъ гаркнетъ на насъ.

————————————————————————————————————

Опять тоже съ С[офьей] А[ндреевной]. Желаетъ, чтобъ Чертковъ ѣздилъ. Опять не спала [до] 7-и утр[а].

съ винополіей — ѣхали.

У меня пропала память, да совсѣмъ и, удивительное дѣло, я не только ничего не потерялъ, а выигралъ и страшно много — въ ясности и силѣ сознанія. Я даже думаю, что всегда одно въ ущербъ другому.

9 Авг. Все серьезнѣе и серьезнѣе отношусь къ жизни. Опять волненіе. Разговоры съ Фере, съ Сашей. Саша рѣзка. Лева — большое и трудн[ое] испытаніе. —

10 Авг. Все также тяжело и нездоровится. Хорошо чувствовать себя виноват[ымъ], и я чувствую.

————————————————————————————————————

Помоги мнѣ Отецъ, начало жизни, духъ всемірный, источникъ, нача[ло] жизни, помоги, хоть послѣдніе дни, часы моей жизни здѣсь жить только передъ Тобой, служа только Тебѣ. —

————————————————————————————————————

Въ 1-ый разъ вчера, когда писалъ письмо Галѣ почувствовалъ свою виноватость во всемъ и естественн[ое] желаніе — просить прощеніе и сейчасъ, думая объ это[мъ], почувствовалъ «радость совершенную». Какъ просто, какъ легко, какъ освобождаетъ отъ славы людской, какъ облегчаетъ отношенія съ людьми. Ахъ, если бы это не б[ыло] самообманъ и удержалось бы.

————————————————————————————————————

11 Авг. Здоровье все хуже и хуже. С[офья] А[ндреевна] спокойна, но также чужда. Письма. Отвѣчалъ два. Со всѣми тяжело. Не могу не желать смерти. Длинное письмо отъ Ч[ерткова],132 133 описывающее все предшествовавшее. Оч[ень] б[ыло] грустно, тяжело читать и вспоминать.[363] Онъ совершенно правъ и я чувствую себя виноватымъ передъ нимъ. Поша былъ не правъ. Я напишу тому и другому. — Все это я пишу.

12 Авг. Рѣшилъ вчера все сказать Танѣ. Нынче съ утра тяжелое чувство, недоброе къ ней, къ С[офьѣ] А[ндреевнѣ]. А надо прощать и жалѣть, но пока не могу.

————————————————————————————————————

Сказалъ Танѣ. Она рада и согласна. Ч[ертковъ] оч[ень] доволенъ моимъ письмомъ, по словамъ Саши. Не выходилъ весь день. Вечеромъ Ге хорошо разсказывалъ о Швейцаріи. С[офья] А[ндреевна] оч[ень] взволнована и всегда въ такомъ положеніи — очевидно больная — мнѣ оч[ень] жалка. Ложусь.

13 Авг. Все тоже и также тяжело, опасно съ ней. Отъ Ч[ерткова] хорошее письмо — чтобы я не ѣздилъ прощаться, если это можетъ помѣшать отъѣзду. Таничка — пріятна, мила, —

14 Авг. Все хуже и хуже. Не спала ночь. Выскочила съ утра. «Съ кѣмъ ты говоришь». Потомъ разсказывала ужасное: половое раздраженіе.[364] Страшно сказать:[365] [3 не разобрано].

Ужасно, но слава Богу жалка, могу жалѣть. Буду терпѣть. Помоги Богъ. Всѣхъ измучила и больше всего себя. Ѣдетъ съ нами. Вар[ю] какъ будто выгоняетъ. Саша огорчена. Ложусь.

15 Авг. Дорòгой въ Кочеты думалъ о томъ, какъ, если только опять начнутся эти тревоги и требованія, я уѣду съ Сашей. Такъ и сказалъ.[366] Такъ думалъ доро[гой]. Теперь не думаю этого. Пріѣхали спокойно, но вечеромъ я бралъ у Саши тетрадь, она увидала: «Что такое?» — Дневникъ. Саша списываетъ.

16 Авг. Нынче утромъ опять не спала. Принесла мн[ѣ] записку о томъ, что Саша выписываетъ изъ дневника для Ч[ерткова] мои обвиненія ея. Передъ обѣдомъ я старался успокоить, сказавъ правду, ч[то] выписываетъ Саша только отдѣльныя мысли, а не мои впечатлѣнія жизни. Хочетъ успокоиться и оч[ень] жалка. Теперь 4-й ч[асъ], что то будетъ. Я не могу работать. Кажется, ч[то] и не надо. На душѣ не дурно.133

134 17 Авг. Нынче хорошій день. Соня совсѣмъ хороша.[367] Хорошій и тѣмъ, что мнѣ тоскливо. И тоска выражается молитвой и сознаніемъ.

18 Авг. С[офья] А[ндреевна], узнавъ о разрѣшеніи Ч[ерткову] жить въ Теля[тинкахъ], пришла въ болѣзненное состояніе. «Я его убью». Я просилъ не говорить и молчалъ. И это, кажет[ся], подѣйствовало хорошо. Что то будетъ. Помоги мнѣ,[368] Богъ, быть съ Тобою и дѣлать то, что Ты хочешь. А что будетъ, не мое дѣло. Часто,[369] нѣтъ, не часто, но иногда бываю въ такомъ душевномъ состояніи, и тогда какъ хорошо!

19 Авг. С[офья] А[ндреевна] съ утра просила обѣщать прежнія обѣщанія и не дѣлать портретовъ. Я напрасно согласился. Письмо отъ Ч[ерткова] хорошее. Вѣрно пишетъ о тѣхъ пріемахъ, к[отор]ые наилучшимъ образомъ дѣйствуютъ на больныхъ. За обѣдомъ не кстати разсказалъ объ Arago tout court. И стыдно стало. И стыдно, что стыдно. —

20 Авг. Хорошо говорилъ съ сторожемъ. Нехорошо, что разсказалъ о своемъ положеніи. Ѣздилъ верхомъ, и видъ этого царства господскаго такъ мучаетъ меня, что подумываю о томъ, чтобы убѣжать, скрыться.

Нынче думалъ, вспоминая свою женитьбу, что это б[ыло] что то роковое. Я никогда даже не б[ылъ] влюбленъ. А не могъ не жениться.[370]

21 Авг. Всталъ поздно. Чувствую себя свѣжѣе. С[офья] А[ндреевна] все та же. Танѣ разсказывала, какъ она не спала ночь отъ того что видѣла портретъ Ч[ерткова].[371] Положеніе угрожающее. Хочется, хочется сказать, т. е. писать.

22 Авг. Письмо отъ Россолимо, замѣчательно глупое о положеніи С[офьи] А[ндреевны] и письмо отъ Б. оч[ень] хорошее.

Веду себя довольно хорошо.

[24 августа.] 23 и 24 Авг. Понемногу оживаю. С[офья] А[ндреевна],134 135 бѣдная, не переставая страдаетъ, и я чувствую невозможно[сть] помочь ей. Чувствую грѣхъ своей исключительной привязанности къ дочерямъ.

25. Варв[ара] Мих[айловна] пишетъ о сплетнях у Звегинц[евой]. Сашу это раздражаетъ. Мнѣ, слава Б[огу], все равно, но ухудшаетъ мое чувство къ ней. Не над. Ахъ, если бы умѣть мягко, но твердо.

26 Авг. С[офья] А[ндреевна] ночью говорила горячо съ Таней. Она совершенно безнадежна своей непослѣдовательностью мысли.[372] Я радъ, что на ея вызовы и жалобы — молчалъ. Слава Богу, не имѣю ни малѣйшаго дурнаго чувства.

27 Авг. Ужасно жалка и тяжела. Сейчасъ вечеромъ стала говорить о портретахъ, очевидно, съ своей болѣзненной точки зрѣнія. Я старался отдѣлаться. И ушелъ.

28 Авг. Все тяжелѣе и тяжелѣе съ Соф[ьей] Андреевн[ой]. Не любовь, а требован[iе] любви, близкое къ ненависти и переходящее въ ненависть.

Да, эгоизмъ это сумашествіе. Ее спасали дѣти — любовь животн[ая], но всетаки самоотверженная. А когда кончил[ось] это, то остался одинъ ужасный эгоизмъ. А эгоизмъ самое ненормальное состояніе — сумашествіе. —

Сейчасъ говорилъ съ Сашей и Мих[аиломъ] Серг[ѣевичемъ], и Душанъ, и Саша не признаютъ болѣзни. И они неправы.

[30 августа.] 29 и 30. Вчера было ужасное утро, безъ всякой причины. Ушла въ садъ, лежала тамъ. Потомъ затихла. Говори[ли] хорошо. Уѣзжая, трогательно просила прощен[ія]. Сегодня 30 мнѣ нездоровится. Маvог. Саша телеграфировала, ч[то] хорошо. Что то будетъ?.

————————————————————————————————————

[2 сентября.] 31, 1. Я написалъ изъ сердца вылившееся письмо Сонѣ.[373]

Сегодня2 Сент. получилъ оч[ень] дурное письмо отъ нея. Тѣ же подозрѣнія, таже злоба, тоже комическое, если бы оно не было так ужасно и мнѣ мучительно, требованіе любви.

Нынче въ Кр[угѣ] Чт[енія] Шопенгауера: «Какъ попытк[а] принудить къ любви вызываетъ ненависть, такъ......»135

136 [4 сентября.] 3 Сент. и 4. Пріѣхала Саша. Привезла дурныя вѣсти. Все то же, С[офья] А[ндреевна] пишетъ, что пріѣдетъ. Сжигаетъ портреты, служитъ молебенъ въ домѣ. Когда одинъ, готовлюсь быть съ ней твердь и какъ будто могу, а съ ней ослабѣваю. Буду стараться помнить, что она больная.

————————————————————————————————————

Нынче 4-го была тоска, хотѣлось умереть и хочется.

————————————————————————————————————

[8 сентября.] 5, 6, 7, 8. Пріѣхала С[офья] А[идреевна]. Очень говорлива, но сначала ничего не б[ыло] тяжелаго, но съ вчерашняго дня началось, намеки, отыскиваніе предлоговъ осужденія. Очень тяжело. Нынче утромъ прибѣжала, чтобы разсказать гадость про Зосю. — Держусь и буду держаться, сколько могу, и жалѣть, и любить ее. Помоги Богъ.

[10 сентября.] 8, 9, 10 . Вчера 9-го цѣлый день была въ истерик[ѣ], ничего не ѣла, плак[ала]. Была оч[ень] жалка. Но никакія убѣжденія и разсужденія непріемлемы. Я кое что высказалъ и, слава Б[огу], безъ дурного чувства, и она приняла, какъ обыкновенно, не понимая. Я самъ вчера б[ылъ] плохъ — мраченъ, унылъ. Она получила письмо Ч[ерткова] и отвѣчала ему. Отъ Голд[енвейзера] письмо съ выписк[ой] <В. М.>,[374] ужаснувшей меня.

[375]Нынче 10-го все тоже.[376] Ничего не ѣстъ. Я вошелъ. Сейчасъ укоры и о Сашѣ, что ей надо въ Крымъ. Утромъ думалъ, что не выдержу, и придется уѣхать отъ нея. Съ ней нѣтъ жизни. Одна мука. Какъ ей и сказалъ: мое горе то, что я не могу быть равнодушенъ.

[11 сентября.] Къ вечеру[377] начались сцены бѣганья въ садъ, слезы, крики. Даже до того, что, когда я вышелъ за ней въ садъ, она закричала: это звѣрь, убійца, не могу видѣть его и убѣжала, нанимать телѣгу и сейчасъ уѣзжать. И такъ целый вечеръ. Когда же я вышелъ изъ себя и сказалъ ей son fait,[378]136 137 она вдруіъ сдѣлалась здорова, и такъ и нынче 11-го. Говорить съ ней невозмож[но], п[отому] ч[то], во 1-хъ, для нея не обязательна ни[379] логика, ни правда,[380] ни правдивая передача словъ, к[оторые][381] ей говорятъ или к[оторыя] она говорить. Оч[ень] становлюсь близокъ къ тому, чтобы убѣжать.[382] Здоровье нехорошо ста[ло].

12 Сент. С[офья] А[ндреевна] послѣ страшныхъ сценъ уѣхала. Понемногу успокаиваюсь.

[16—17 сентября]. Но письма изъ Ясной ужасныя. Тяжело то, что въ числѣ ея безумныхъ мыслей есть и мыс[ль] о томъ, чтобы выставить меня ослабѣвшимъ умомъ и потому, сдѣлать недѣйствительнымъ мое завѣща[ніе], если есть таковое. Кромѣ того, все тѣже разсказы обо мнѣ и признанія въ ненависти ко мнѣ. Получилъ письмо отъ Ч[ерткова], подтверждающее совѣты всѣхъ о твердости и мое рѣшеніе. Не знаю, выдержу ли.

Нынче ночь 17-го.

Хочу вернуться въ Ясную 22-го.

22 утро. Ѣду въ Ясную, и ужасъ беретъ при мысли о томъ, ч[то] меня ожидаетъ. Только fais ce que doit...[383] А главное молчать и помнить, что въ ней душа — Богъ.[384]

137 138

II

24 Сент. Потерялъ маленьк[iй] дневникъ. Пишу здѣсь. Начало дня б[ыло] спокойно. Но за завтракомъ начался разговоръ о Д[ѣтской] М[удрости], что Ч[ертковъ] колекціонеръ, собралъ. Куда онъ дѣнетъ рукописи пос[лѣ] моей смерти? Я немного горячо попросилъ оставить меня въ покоѣ. Казал[ось] ничего. Но послѣ обѣда начались упреки, что я кричалъ на нее, что мнѣ бы надо пожалѣ[ть] ее. Я молчалъ. Она ушла къ себѣ, и теперь 11-й часъ, она не выходи[тъ] и мнѣ тяжело. Отъ Ч[ерткова] письмо съ упрека[ми] и обличеніями. Они разрываютъ меня на части. Иногда думается: уйти ото всѣхъ. — Оказывает[ся], она спала и вышла спокойная. Я легъ послѣ 12-ти.

25 С. Проснулся рано, написалъ письмо Ч[ерткову]. Надѣюсь, ч[то] онъ приметъ его, какъ я прошу. Сейчасъ одѣваюсь. Да, все дѣло мое съ Богомъ, и надо быть одному. Опять просьба стоять для фотографіи въ позѣ любящихъ супруговъ. Я согласился и все время стыдно. Саша разсердилась ужасно. Мнѣ б[ыло] больно. Вечеромъ я позвалъ ее и сказалъ: мнѣ не нужна твоя стенографія, но твоя любовь. И мы оба хорошо, цѣлуясь поплакали.

26 Сен. Опять сцены изъ за того, ч[то] я повѣсилъ портреты, какъ были. Я началъ говорить, что не возможно такъ жить. И она поняла. Душанъ говор[илъ], ч[то] она стрѣляла изъ дѣтск[аго] пистолета, что[бы] испугать меня. Я не испугался и не ходилъ къ ней. И дѣйствительно лучше. Но оч[ень], оч[ень] трудно. Помоги Госпо[ди].

27 Сен. Какъ комично то противуположеніе, въ к[оторомъ] я живу, въ к[оторомъ] безъ ложной скромности: вынашиваю и высказываю самыя важныя, значительныя мысли, и рядомъ съ этимъ: борьба и участіе въ женскихъ капризахъ, и к[отор]ымъ посвящаю большую часть времени.

————————————————————————————————————

138 139

Чувствую себя въ дѣлѣ нравственнаго совершенствованія совсѣмъ мальчишкой, ученикомъ и учеником плохимъ, мал[о] усерднымъ.

————————————————————————————————————

Вчера была ужасная сцена съ вернувшейся Сашей. Кричала на М[арью] А[лександровну]. Саша сегодня уѣхала въ Телят[инки]. И она преспокойная, какъ будто нич[его] не случилось. Показыв[ала] мнѣ пугачъ-пистолетъ — и стрѣляла, и лгала. Нынче ѣздила за мной на прогулкѣ, вѣроятно, выслѣживая меня. Жалко, но трудно. Помо[ги] Г[оспо]ди.

————————————————————————————————————

28 Сен. Очень тяжело. Эти выраженія любви, эта говорливость и постоянное вмѣшательст[во]. Можно, знаю, что можно всетаки любить. Но не могу, плохъ.

29 С. Саша хочетъ еще пожить внѣ дома. Боюсь за нее. С[офья] А[ндреевна] лучше. Иногда находить на меня ложный стыдъ за свою слабость, а иногда, какъ нынче, радуюсь на эту слабость.

Нынче въ первый разъ увидалъ возможно[сть] добромъ — любовью покорить ее. Ахъ, кабы....

30 Сен. Нынче все тоже. Много говоритъ для говоренья и не слушаетъ. Были нынче тяжелыя минуты, отъ своей слабости: видѣлъ непріятное, тяжелое, гдѣ его нѣтъ и не можетъ быть для истинной жизни.

1 Окт. Ужасно тяжело недоброе чувство къ ней, к[оторое] не могу преодолѣть, когда начинается это говоренье, говоренье безъ конца и безъ смысла и цѣли. Чертк[ова] статья о душѣ и Богѣ, боюсь, ч[то] слишкомъ умъ за разумъ. Радостно, что одно и тоже у всѣхъ истинно самобытн[ыхъ] религіозн[ыхъ] людей. У Antoin’a le Guérisseur тоже.

2 Ок. Съ утра первое слово о своемъ здоровьѣ, потомъ осуждение и разговоры безъ конца, и вмѣшательство въ разговоръ. И я плохъ. Не могу побѣдить чувства нехорошаго, недобраго. Нынче живо почувствовалъ потребность худож[ественной] работы и вижу невозможность отдать[ся] ей отъ нея, от неотвязнаго чувства о ней, отъ борьбы внутренней. Разумѣетcя, борьба эта, и возможность побѣды въ этой борьбѣ важнѣе всѣхъ возможныхъ худож[ественныхъ] произведений.

139 140

III

5 Октября, 10 года. Отдалъ листки и нынче начинаю новое. И какъ будто нужно начинать новое: 3-го я послѣ передобѣденнаго сна впалъ въ безпамятство. Меня раздѣвали, укладывали, ставили клизму, я что-то говорилъ и ничего не помню. Проснулся, опомнился часовъ въ 11-ть. Головная боль и слабость. Вчера цѣлый день лежалъ въ жару, съ болью головы, ничего не ѣлъ и въ той же слабости. Также и ночь. Теперь 7 часовъ утра, все болитъ голова и печень, и ноги, и ослабъ, но лучше. Главное же моей болѣзни то, что она помирила Сашу съ С[офьей] А[ндреевной]. Саша особенно была хороша. В[аря] пріѣхала. Еще посмотримъ. Борюсь съ своимъ недобрымъ чувствомъ къ ней, не могу забыть этихъ трехъ мѣсяцевъ мученій всѣхъ близкихъ мнѣ людей и меня. Но поборю. Ночь не спалъ, и не сказать, чтобы думалъ, а бродили въ головѣ мысли.

[7 октября.] Вчера 6 Октября. Былъ слабъ и мраченъ. Все было тяжело и непріятно. Отъ Ч[ерткова] письмо. Онъ считаетъ это напрасно. Она старается и просила его пріѣхать. Сегодня Таня ѣздила къ Ч[ертковымъ]. Галя очень раздражена. Ч[ертковъ] рѣшилъ пріѣхать въ 8, теперь безъ 10 минутъ. С[офья] А[ндреевна] просила чтобы я не цѣловался съ нимъ. Какъ противно. Былъ истерическій припадокъ.

Нынче 8-ое. Я высказалъ ей все то, что считалъ нужнымъ. Она возражала, и я раздражился. И это было дурно. Но можетъ быть всетаки что нибудь останется. Правда, что все дѣло въ томъ, чтобы самому не поступить дурно, но и ее, не всегда, но большею частью искренно жалко. Ложусь спать, проведя день лучше.

9 Октября. Она спокойна, но затѣваетъ говорить о себѣ.140 141 Читалъ истерію. Всѣ виноваты, кромѣ нея. Не поѣхалъ къ Ч[ертковымъ] и не поѣду. Спокойствіе дороже всего. На душѣ строго, серьезно.

10 Октября. Тихо, но все неестественно и жутко. Нѣтъ спокойствія.

11 октября. Съ утра разговоръ о томъ, что я вчера тайно видѣлся съ Чертковымъ. Всю ночь не спала. Но спасибо, борется съ собой. Я держался хорошо, молчалъ. Все, что ни случается, она переводитъ въ подтвержденіе своей маніи — ничего....

12 октября. Опять съ утра разговоръ и сцена. Что то, кто то ей сказалъ о какомъ то моемъ завѣщаніи дневниковъ Ч[ертко]ву. Я молчалъ. День пустой не могъ работать хорошо. Вечеромъ опять тотъ же разговоръ. Намеки, выпытыванія.

13 октября. Оказывается она нашла и унесла мой дневникъ маленькій. Она знаетъ про какое то, кому то, о чемъ то завѣщаніе — очевидно касающееся моихъ сочиненій. Какая мука изъ за денежной стоимости ихъ — и боится что я помѣшаю ея изданію. И всего боится, несчастная.

14 октября. Письмо съ упреками за какую то бумагу о правахъ, какъ будто все главное въ денежномъ вопросѣ — и это лучше — яснѣе, но когда она преувеличенно говоритъ о своей любви ко мнѣ, становится на колѣни и цѣлуетъ руки, мнѣ очень тяжело. Все не могу рѣшительно объявить, что поѣду къ Ч[ертковымъ].

15 октября. Было столкновеніе съ Сашей и общее возбужденіе, но сносно.

16 октября. Нынче разрѣшилось.

Хотѣлъ уѣхать къ Танѣ, но колеблюсь. Истерическій припадокъ, злой.

Все дѣло въ томъ, что она предлагала мнѣ ѣхать къ Ч[ертковымъ], просила объ этомъ, а нынче, когда я сказалъ, что поѣду, начала бѣсноваться. Очень, очень трудно. Помоги Богъ. Я сказалъ, что никакихъ обѣщаній не дамъ и не даю,[385] но сдѣлаю все, что могу, чтобы не огорчить ее. Отъѣздъ завтрашній едва ли приведу въ исполненіе. А надобно. Да, это испытаніе, и мое дѣло въ томъ, чтобы не сдѣлать недобраго. Помоги Богъ.141

142 17 Октября. Слабъ. С[офья] А[ндреевна] лучше, какъ будто кается, но есть и въ этомъ истерическая преувеличенность. Цѣлуетъ руки. Очень возбуждена, говоритъ не переставая. Чувствую себя нравственно хорошо. Помню, кто я. Читалъ Шри Шанкара. Основная метафизическая мысль о сущности жизни хороша, но все ученіе путаница, хуже моей.

18 Октября. Все тоже тяжелое отношеніе страха и чуждости. Нынче ничего не было. Начала вечеромъ разговоръ о вѣрѣ. Просто не понимаетъ въ чемъ вѣра.

19 Окт. Очень тяжелый разговоръ ночью. Я дурно перенесъ. Саша говорила о продажи за милліонъ. Посмотримъ что. Можетъ быть къ лучшему. Только бы поступить передъ высшимъ судьей, заслужить Его одобреніе.

20 Октября. Нечего записывать плохого. Плохо. Одно запишу, какъ меня радуетъ и какъ мнѣ слишкомъ мила и дорога Саша.

21 Октября. Очень тяжело несу свое испытаніе. Слова Новикова: «походилъ кнутомъ, много лучше стала» и Ивана: «въ нашемъ быту возжами», все вспоминаются, и недоволенъ собой. Ночью думалъ объ отъѣздѣ. Саша много говорила съ ней, а я съ трудомъ удерживаю недоброе чувство.

22 Октября. Ничего враждебнаго нѣтъ съ ея стороны, но мнѣ тяжело это притворство съ обѣихъ сторонъ. Отъ Ч[ерткова] письмо ко мнѣ, письмо Досеву и заявленіе. Все очень хорошо, но непріятно нарушеніе тайны дневника. Дунаевъ хорошо говорилъ. Ужасно, что онъ разсказывалъ съ ея словъ ему, и Маріи Николаевнѣ.

23 Октября. Все также тяжело обоюдное притворство, стараюсь быть простъ, но не выходитъ. Мысль о Новиковѣ не покидаетъ. Когда я поѣхалъ верхомъ С[офья] А[ндреевна] пошла слѣдить зa мной, не поѣхалъ ли я къ Ч[ерткову]. Совѣстно даже въ дневникѣ признаться въ своей глупости. Со вчерашняго дня началъ дѣлать гимнастику — помолодѣть, дуракъ, хочетъ — и повалилъ на себя шкафъ и напрасно измучился. То то дуракъ 82-летній.

24 Октября. Саша ревѣла о томъ, что поссорилась съ Таней. И я тоже. Очень тяжело, та же напряженность и неестественность.142

143 25 Октября. Все тоже тяжелое чувство. Подозрѣнія, подсматриваніе и грѣшное желаніе, чтобы она подала поводъ уѣхать. Такъ я плохъ. А подумаю уѣхать и объ ея положеніи, и жаль, и тоже не могу. Просила у меня письмо Ч[ертковой] Галѣ.

26 Октября. Все больше и больше тягощусь этой жизнію. М[арья] А[лександровна] не велитъ уѣзжать, да и мнѣ совѣсть не даетъ. Терпѣть ее, терпѣть, не измѣняя положенія внѣшняго, но работая надъ внутреннимъ. Помоги Господи.

[27 октября.] 25-го октября. Всю ночь видѣлъ мою тяжелую борьбу съ ней. Проснусь, засну и опять тоже. Саша разсказывала про то, что говорится В[арварѣ] М[ихайловн]ѣ. И жалко ее и невыносимо гадко.

26-го Окт. Ничего особенного не было. Только росло чувство стыда и потребности предпринять.

[28 октября. Оптина пустынь.] Съ 27—28 произошелъ тотъ толчокъ, который заставилъ предпринять. И вотъ я въ Оптиной вечеромъ 28. Послалъ Сашѣ и письмо и телеграмму.

[29 октября Оптина пустынь.] Пріѣхалъ Сергѣенко. Все тоже, еще хуже. Только бы не согрѣшить. И не имѣть зла. Теперь нѣту.

31 Октября. Продиктовано А. Л. Толстой. Богъ есть то неограниченное Все, чего человѣкъ сознаетъ себя ограниченной частью.[386]

Истинно существуетъ только Богъ. Человѣкъ есть проявленіе Его въ веществѣ, времени и пространствѣ. Чѣмъ больше проявленіе Бога въ человѣкѣ (жизнь) соединяется въ проявленіяхъ (жизнями) другихъ существъ, тѣмъ больше онъ существуетъ. Соединеиіе этой своей жизни съ жизнями другихъ существъ совершается любовью.

Богъ не есть любовь, но чѣмъ больше любви, тѣмъ больше человѣкъ проявляетъ Бога, тѣмъ больше истинно существуетъ.

Астапово, 31 окт. 1 ч. 30 дня.


Богъ, если мы хотимъ этимъ понятіемъ уяснить явленія жизни, то въ такомъ пониманіи Бога и жизни не можетъ быть143 144 ничего основательнаго и твердаго. Это одни праздныя, ни къ чему не приводящія разсужденія. Бога мы познаемъ только черезъ сознаніе Его проявленія въ насъ. Всѣ выводы изъ этого сознанія и руководство жизни, основанное на немъ, всегда вполнѣ удовлетворяетъ человѣка и въ познаніи самого Бога и въ руководствѣ своей жизни, основанной на этомъ сознанiи.

————



См. стр. 125-126.

Размер подлинника.

ПОСЛЕДНЯЯ СТРАНИЦА ДНЕВНИКА.


ЗАПИСНЫЕ КНИЖКИ

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА № 1.

[Январь.] Одно изъ высшихъ свойствъ Бога есть высшій разумъ. Какъ же странно, когда для того, чтобы убѣдить насъ въ существованiи Бога, намъ говорятъ, что онъ поступаетъ противно разуму, т. е. дѣлаетъ чудеса.

————————————————————————————————————

Къ тому, ч[то] я писалъ вамъ и черезъ васъ Шм[иту] о большей воспріимчивости высшихъ религіозн[ыхъ] истинъ неучеными, чѣмъ учеными, хочется прибавить еще вотъ что:

Не можетъ пройти даромъ загроможденіе мозга самыми ненужными и большей частью ложными понятіями и представленіями. Но, не говоря объ этомъ, даже и самыя понятія «научныя» несравненно болѣе неразумны и ложны, чѣмъ понятiя самыя грубыя религіозныя. Такъ, н[а]п[римѣръ], возьмемъ хоть бы самый обычный вопросъ о происхожден[] міра. Какъ представить себѣ во времени происхожденіе человѣка (себя), не могущаго представлять себѣ ничего вещественнаго иначе какъ во времени, или о томъ, какъ найти конечную точку безконечнаго времени, — вопросъ по существу своему ложно поставленный. И вотъ религія въ своей самой грубой формѣ отвѣчаетъ на него тѣмъ, что сотворилъ міръ Б[огъ] въ 6 дней и т. д. Отвѣтъ нелѣпый, но въ немъ есть понятіе Бога — чего то непонятнаго, находящагося внѣ возможности представленія человѣка и потому внѣ време[ни]. Отвѣтъ, нелѣпый по подробностямъ, но вѣрный по существу:[387] сущность его въ томъ, что происхожденіе міра имѣетъ причину безвременную. И отвѣтъ въ основѣ своей разумн[ый]. Онъ говоритъ,147 148 что начало жизни внѣ времени. Какже отвѣчаетъ на этотъ же вопросъ наука? Самымъ наивнымъ, чтобы не сказать просто глупымъ, разсужденіемъ и сложными, многословными описаніями наблюден[iй], какъ одни предметы въ нашемъ полѣ наблюденія переходили изъ однихъ видовъ въ другіе. Она не допускаетъ и мысли о томъ, — что само собой бросается въ глаза всякому человѣку, не одуренному суевѣріемъ науки, чтò происхожденіе предметовъ и зависимость ихъ другъ отъ друга въ мірѣ вещественномъ, к[оторый] мы не можемъ себѣ представлять иначе, какъ въ безконеч[номъ] пространствѣ и безк[онечномъ] времени, никакъ не могутъ быть опредѣлены и, что занятія вопросами о зависимости и происхожд[еніи] предмет[овъ] есть самое праздное и глупое занятіе.

А между тѣмъ, эволюція есть любимое слово и понятіе научныхъ людей, совершенно, какъ пресуществленіе и т. п.

На дняхь пріѣзжалъ ко мнѣ ученый докторъ — онъ и писалъ мнѣ — съ вопросомъ о томъ, какъ изложить ясно и точно научно пониманіе смысла жизни. Я сказалъ ему, что по моему мнѣнію смыслъ жизни опредѣляется стремлен[іемъ] къ благу того невещественнаго начала, к[оторое] мы сознаемъ въ себѣ. Ученый докторъ не слушалъ меня... и перебилъ меня, сказавъ, что все это субъектив[но], а желательно объективн[ое] опредѣленіе смысла жизни. Когда я спросилъ, какой же можетъ быть объект[ивный] смыслъ жизни, онъ отвѣтилъ мнѣ словомъ эволюція.

Услыхавъ это слово, я извинился, что не могу далѣе продолжать бесѣду. Все это я пишу для того, чтобы показать на опытѣ, насколько выше самое грубое религіозное пониманіе жизни, такого же пониманія научнаго. Тамъ есть понятіе внѣвременное, внѣпространственное, неподвижное и невещественное — Богъ, к[оторое] отвѣчаетъ на всѣ не разрѣшим[ые] вопросы, стоящіе передъ человѣкомъ, отвѣчаетъ признаніемъ недоступнос[ти] для человѣка этихъ вопросовъ. Богъ сотвори[лъ] міръ и меня, собственно, значить то, ч[то] я не знаю и не могу знать, какъ произошли я и міръ, но знаю, что есмь и я, и міръ, и начало всего. Научные же люди вполнѣ увѣрены, что они знаютъ, могутъ знать и навѣрно узнаютъ, какъ произош[елъ] міръ и человѣкъ и вполнѣ увѣрены, что та доступная имъ безконечно148 149 малая частица знанія той, безконеч[но] великой области незнан[ія] есть[388] настоящее знаніе и нѣтъ ничего недоступнаго знанію человѣка. Поэтому то я, не только думаю, но и по разсужденію и опыту знаю, что рел[и]гіозный человѣкъ съ самымъ грубымъ религіознымъ представлені[емъ], всетаки по воспріимчивости къ истинѣ стоить неизмѣримо выше[389] «научнаго суевѣра».


1)

Ус[иліе]

4

2)

Ус[иліе] мы[сли]

6

3)

Ус[иліе] слова

7

4)

Ус[иліе] поступковъ, воздержаніе

8 Недѣл[аніе]

5)

Настоя[щее] —

5

6)

Правда —

1

7)

Смире[ніе] —

2

8)

Самоотреч[еніе]

3

9)

Нѣтъ зла


10)

Послѣ смерти


11)

Жизнь благо


12)

Государство


————————————————————————————————————

Какое хорошее чувство то, к[оторое] я испытывалъ нынче: ясное сознан[іе] своего ничтожества — не то что передъ Богомъ, а передъ людьми — своей умственной, волевой слабости, своей безнравственности: тщеславія, лживости, похотливости — ничтожества всего того, что я писалъ и за что меня хвалятъ.[390]

Какъ противуположно это чувство тому самовозвеличенію, к[оторое] иногда испытываешь, и какъ это чувст[во] благотворно и какъ то губительно.

————————————————————————————————————

Сознаніе есть чувствован[iе] себя всѣмъ и частью всего. Чувствованіе себя всѣмъ вызываетъ любовь ко всему, чувствованіе себя частью всего вызываетъ борьбу съ другими частями всего. Дѣятельность любви даетъ благо, — борьбы лишаетъ его. Движеніе жизни вообще — это[391] переходъ отъ дѣятельности149 150 борьбы, вытекающей изъ сознанія себя частью, къ дѣятельности любви, вытекающей изъ сознанія себя[392] всѣмъ.

Что такое сознаніе? Это чувствованіе себя Всѣмъ и потому[393] чувствованіе себя и Всѣмъ и частью. Чувство это[394] вызываетъ и борьбу и любовь.[395]

————————————————————————————————————

Нѣтъ, не одно съ любовью. А чувство это вызываетъ[396] любовь. Сначала, вызывая борьбу, нарушая благо свое и общее, потомъ вызывая любовь, даетъ благо и себѣ, и другимъ. Процессъ жизни есть переходъ отъ[397] дѣятельно[сти] борьбы и къ дѣятельно[сти] любви.

————————————————————————————————————

Человѣкъ имѣетъ способность созна[нія].

Сознаніе есть чувствованіе себя всѣмъ и чувствованіе себя частью всего. Чувствованіе себя всѣмъ проявляется[398] въ любви ко Всему, чувствованіе себя частью проявляется любовью къ[399] одному себѣ.

Кромѣ того, сознаніе себя всѣмъ, и вмѣстѣ съ тѣмъ частью всего, и такими же частями[400] всѣ друг[ія] отдѣльныя существа, даетъ человѣку возможность знанія, могущаго быть употребленнымъ на дѣятельность[401] единенія и мира или на дѣятельность[402] борьбы и вражды.

Любовь ко всѣмъ[403] приводитъ къ[404] единенію и миру, любовь къ[405] одному себѣ приводить къ[406] борьбѣ и враждѣ.150

151 Жизнь вообще,[407] вся жизнь, какъ отдѣльнаго человѣка, такъ и всего міра, есть постепенный переходъ отъ дѣятельности борьбы и вражды къ[408] дѣятельно[сти] единенія, мира, любви, отъ[409] зла къ благу.


ВКЛАДНЫЕ ЛИСТКИ.

[410]А не живутъ такъ люди — такъ какъ же мнѣ одному начинать?[411] Въ каждомъ изъ насъ живетъ два человѣка: одинъ человѣкъ духовный, а другой тѣлесный. Духовный человѣкъ

<6. Грѣхи, соблазны, суевѣрія>

5. Любовь. Богъ,[412] живущій въ людяхъ раздѣленъ тѣлами людскими.

————

151 152

ЛИСТЫ ИЗ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ, № 1.

[9—10 января.] 1) Телят[инскому] солдату отказать въ книгахъ. 2) Шкарвану послать поправки. 3) Молитва должна постоянно измѣняться.

Нѣтъ предѣла зла. — Идеалъ абсолютно прямой. А если идеалъ по прямой, то нѣтъ предѣла зла (?) А идеалъ: равенство, любовь и уваженіе ко Всѣмъ.[413]

Идеалъ надо чтобъ было совершенство, а если не совершенство, то и все для насъ ни что (?) Одно только важно — внутреннее.[414]

Не анархизмъ, a исполненіе закона, а о послѣдствіяхъ не знаю.[415]

Комета захватитъ.[416]

Написать о своемъ положеніи. — Характеръ дѣтей эгоистиченъ. — 1) Только самъ рости духовно, и комета не помѣшаетъ.[417]

Если время идетъ, то что нибудь стоитъ. Стоитъ сознаніе моего я. — Если есть что нибудь въ пространствѣ, то есть и внѣ пространства (?). Опять «Я», мое сознаніе своего «я».[418]

Дорого и важно усиліе душевное именно тогда, когда встрѣчаешься съ непріятными людьми.

Отлично играть въ шахматы, въ винтъ. Ни на минуту не отводить отъ этого вниманіе. Какъ только вопросъ о жизни, такъ равнодушіе сознанія, что жизнь должна быть осуждена152 153 разсужденіями. Если же уже попадаются мысли, осуждающія жизнь, то остроуміе, насмѣшка.

[9 февраля.] Чер[ткову] телеграмму, что так[ое] ст[атья] Этапъ [моей жизни]. Объ авторскомъ пр[авѣ] Буланже. О Буддѣ. 2) Письмо И[ванова]. 3) Попова. 4) Письмо написанное. 5) Хирьяковъ.

Какъ въ вещественномъ мірѣ все ко всему притягивается, такъ и въ мірѣ духовномъ.[419]

Заснуть, потерять сознаніе. Что такое я явился? Отчего я?[420]Наказаніе приписали Богу.[421]

1) Жизнь дурна, отъ того что люди живутъ дурно. Я человѣкъ.[422]

[27 февраля.] Яроцкій — обобщеніе болѣзней, болей. 1) Голова, животъ.. 2) Желудокъ, кишки, почки, 3) Какое зараженіе: дифтеритъ, туберк[улезъ] 4) ? болѣзнь — высшее управленіе духовной дѣятельности центровъ. 5) Почему же не будетъ еще высшихъ и еще мельчайшихъ, и тогда безконечность.

Жизнь есть сознаніе себя центромъ жизни, отдѣленнаго отъ другихъ. Смерть есть уничтоженіе этого сознанія. Леченіе есть, стало быть, удержаніе этого сознанія. — Заспался, пора проснуться. Начинаю просыпаться уже, начинаю видѣть настоящую жизнь и не вѣрить въ одно видѣнье.

Наказаньемъ исправлять все равно, что тянуть кверху растете; можно только принудить дѣлать, что хочешь, но не исправить. — Я сужу себя какой я. Сознаніе.

Противъ ложнаго ученія — сознаніе своего божественнаго Я. — Нѣтъ, у меня есть только то, что во мнѣ. Нужно главное потому, что ничто такъ не укрѣпляетъ въ вѣрѣ, какъ такое[423] знаніе основъ другихъ религій. Укрѣпляетъ потому, что оно показываетъ, что въ другихъ религіяхъ такъ и въ своей, есть истинныя основы одной общей всѣмъ, и то, что всегда за истины,153 154 а между тѣмъ не признается другими религіями. Вотъ такое то знаніе другихъ религій болѣе всего уясняетъ свою и укрѣпляетъ въ вѣрѣ, а главное — основы ея. А это то особенно нужно у насъ въ Россіи, и именно въ наше время, когда вѣра начинаетъ падать[424]

Вы пишете, что духъ — это воздухъ. Это не такъ. Воздухь мы узнаемъ нашимъ тѣломъ, ощупью; а то, что мы называемъ духомъ, это то, что мы познаемъ не тѣломъ, a чѣмъ то безтѣлеснымъ; посредствомъ этого безтѣлеснаго мы познаемъ все, что познаемъ, все, что видимъ, слышимъ, чуемъ, всѣ вещи на свѣтѣ и даже свое тѣло.

Есть люди, которые думаютъ для себя и потомъ сообщаютъ свои мысли людямъ; и есть такіе, которые думаютъ для того, чтобы сказать людямъ, а потомъ сами начинаютъ вѣрить въ то, что сказали.[425]

Какъ Ал[ександра] Анд[реевна] (бабушка) не могла не верить въ «Искупленіе». Но вѣря въ Иск[упленіе], она должна была осудить свою жизнь и измѣнить ее. Она чувствовала это. Отъ этого нелѣпость вѣры. Другіе не чувствуютъ этого; имъ лучше жить безъ всякой вѣры.[426]

[9—10 марта.] Въ отвѣтъ Яп[онцу] изъ 15 І[ю]ля 4.

Въ первый разъ понялъ Бога. Богъ — творецъ въ 6 дней, Троица, Брама, Вишну, Сива, Юпитеръ, Христосъ и т. д. такъ нелѣпъ, что мы отвергаемъ его, a нe думаемъ о томъ, что понятіе Бога духовнаго, Начала всего есть такое великое и необходимое понятіе, до котораго мы никогда не додумались бы, если бы оно не было открыто намъ мудростью величайшихъ сердецъ и умовъ. Это огромный шагъ человѣчества, а мы воображаемъ, что имѣя радій, аэропланы и электричество, можемъ жить и безъ Него. Да, можемъ, но только какъ животныя, а не какъ люди, какъ мы и живемъ въ нашихъ Лондонахъ, Парижахъ, Нью-Іоркахъ, Петербургахъ.

12 Мар. 1910.[427]

154 155

15 мар. Для того, чтобы понять какой бы то ни было вещественный предметъ, надо знать его происхожденіе и причину, и отношеніе къ другимъ предметамъ. A происхожденіе и причина скрываются въ безконечномъ времени. Отношеніе же къ другимъ предметамъ есть отношеніе къ [?] безконечно малаго къ безконечно великому, такъ что ни происхожденіе, ни причины предмета не могутъ быть намъ извѣстны (?), отношеніе ихъ къ другимъ предметамъ не могутъ быть намъ ни извѣстны, ни понятны. Время существованія не только моего тѣла, но существованіе нашей земли милліоны лѣтъ есть моментъ среди безконечнаго времени, и потому всѣ причины происхожденія ея не могутъ быть мнѣ извѣстны и понятны, и такъ и отношеніе меня и всего другого съ другими предметами. Я и земля суть безконечно малыя песчинки среди безконечнаго міра. Удивительна не эта безконечность времени и предметовъ въ пространствѣ, но хочется сказать, что удивительна глупость людей считающихъ матеріальные явленія самыми понятными, такими, к[оторыя] имъ безъ необходимости признанія чего нибудь духовнаго, объясняютъ жизнь.[428]

Дали человѣку то, чего лучше онъ ничего представить себѣ не можетъ.[429]

Мужикъ и интеллигентъ. Жизнь для мужика — это трудъ, дающій возможность жизни себѣ и даже помощи другимъ. Жизнь интеллигента — это средство и усиліе выдвинуться знаніемъ того, что считается нужнымъ и важнымъ въ ихъ праздной средѣ. Какъ же не будетъ много разумнѣе пониманіе жизни мужика.[430]

Въ духовномъ мірѣ есть больше сложности чѣмъ въ вещественномъ.[431]

Злой, глупый, ученый — все ничего не значущіе люди (?).

Значеніе и благо жизни мѣряется никакъ не временемъ, а качествами.155[432]

156 Ты о людяхъ, а Богъ о тебѣ. Ты о себѣ, Богъ о людяхъ.[433]

2) Счастье, — удовольствіе для тѣла. Для души — благо. Удовольствіе и благо рѣдко сходятся. Удовольствіе подчиняетъ душу тѣлу; благо освобождаетъ ее.[434]

3) Спорятъ, спорятъ изъ за горшковъ — безумные. Спорятъ, спорятъ изъ за метлы (?), вещицы, изъ за домовъ, земли, — несчастные! Спорятъ изъ за царства, изъ за званія — бѣдные! Ужъ если за что спорить и ссориться, такъ изъ за того, что у меня отняли любовь. А этого то и нельзя, а если бы было можно, то я не могъ бы ссориться, потому что я самъ бы нашелъ у себя то, что мнѣ дорого.

Отношеніе къ людямъ наравнѣ какъ къ животнымъ, не презрительна (?), но одинаковая (?) любовь уважительна.

[29 марта.] Поступилъ къ намъ такой соціалистъ н ....... Онъ меня во всю науку произвелъ. Перечиталъ книгъ. Я станокъ могъ изобрѣсть.

Mиx. И ловокъ же, сук[инъ] сынъ, до всего дошелъ.

А. Ахъ, бонжуръ. Хороша, хформенная ты, ее не оправляй, она и такъ хороша. Въ годочкахъ, да что дѣлать.. Кабы у меня такая бы у меня была баба, любилъ бы ее (къ Марьѣ) Такъ, кума?

Ак. Напрасно такъ. A зачѣмъ она фордыбачитъ. Я могу понимать. Ты какъ мою старуху понимаешь? Я мою старуху во какъ уважаю.

Мар. Уважаешь!

Мих. А ее нак (?) просили у меня старуху (?) Одно слово. То-то и оно-то. На судѣ могли мнѣ такое слово: ты укралъ. Я говорю: я не укралъ, крадетъ воръ, а я экспропріаторъ. Ты и не моги мнѣ отвѣтъ дать. Да чтожъ имъ дѣлать. Только и сказали: веди въ тюрьму, значитъ въ заточеніе свободной жизни.

Что на смѣхъ поднимать.

Пр. Необразованіе одно.

Им.: Я, вѣдь, любя (2 сл. неразобрано) Я человѣка угостить хочу. Наливаетъ. Просимъ милости.156

157 Пр. Потому, если я могъ экспропріацію сдѣлать....

Mиx. Ты мнѣ зубы не заговаривай, а слухай о чемъ говорить буду.

Ак. Онъ и есть сердечный.

Мих. Это онъ вечоръ видно о себѣ говорилъ, что какъ выпьетъ, такъ и того.... То-то онъ Михайлѣ и голову повинную (?)...

Понятіе зла есть суевѣріе.[435]

Какъ легко усваивается то, что называется цивилизаціей, настоящей цивилизаціей и отдѣльными людьми, и народами. Пройти университетъ,[436] отчистить ногти, воспользоваться услугами портного и парикмахера, съѣздить за границу и готовъ самый цивилизованный человѣкъ.

Въ медицинѣ тоже, какъ и во всѣхъ наукахъ: ушла далеко безъ повѣрки, знанія нѣкоторыя ненужныя.[437]

Можно предположить, что процессъ развитія человѣчества по крайней мѣрѣ въ наше доступное историческое время, такой. Высшіе умы [сознаютъ] ту истину, которая нужна всѣмъ людямъ, истина эта соединяетъ отчасти людей, но все больше и больше извращается. Но въ извращеніи своемъ даже враждебные люди объединяютъ ихъ. И тогда новое объясненіе, высшее, силы жизни и опять земли (?) Нѣтъ и соедине... (?)[438]

На себѣ чувствую какъ благодѣтельно на душу дѣйствуетъ изученіе жизни народовъ, всѣхъ народовъ земного шара. Читаю Reville, Religion des non civilisés. Среди какихъ милліардовъ людей, жившихъ и живущихъ, и имѣющихъ жить живу я — ничтожное, исполненное всякихъ несовершенствъ — существо. Какъ мнѣ думать, что я,[439] что нибудь передъ этими милліардами милліардовъ существъ. Если я что нибудь, то только передъ Богомъ, передъ самимъ собою, на сколько я божественъ.157[440]

158 У Ч[ерткова] спросить о «№ газеты».[441]

Помоги мнѣ, Господи, исполнять Твою волю. Что это значить? А во-первыхъ, то, что я личность могущая только мыслить въ пространствѣ и времени. Невольно представляю себѣ невидимое начало всего — личностью. Во вторыхъ, я хочу соединиться съ этимъ началомъ, хочу устранить все то, что мѣшаетъ этому соединенiю. (Не вышло). А думалось какъ хорошо.[442]

У Тани спросить о Дорикѣ и Вѣрѣ.

Крестьяне видятъ во всемъ ложь, и сами лгутъ, пот[ому] что ихъ пріучали ко лжи.[443]

Во мнѣ начало жизни всего. Я знаю это потому, что чувствую весь міръ, живу со всѣмъ міромъ, только чувствую его ограниченнымъ своимъ тѣломъ въ пространствѣ и времени. Себя въ предѣлахъ своего тѣла я чувствую вполнѣ ясно, другихъ людей менѣе ясно и по пространству и по времени, животныхъ еще менѣе, еще менѣе все неодушевленное. Но я не столько знаю, чувствую Моисея и Кордильеры.[444]

Пресерьезно описываетъ Табу и ужасается, кто же тотъ для кого собственность священна.[445]

Общаясь съ человѣкомъ, заботься не о томъ, чтобы онъ призналъ въ тебѣ любовное къ нему[446] отношеніе, сколько о томъ чувствуешь ли самъ къ нему истинную любовь. (Очень важно).[447]

[22 мая.] Ив[ану] Ив[ановичу] предисловіе. Все дѣло вѣдь очень просто. Завоеватели, убійцы, грабители подчинили рабочихъ... Имѣя власть раздавать ихъ трудъ <рабочихъ>, они для распространенія, удержанія и укрѣпленія своей власти призываютъ изъ покоренныхъ себѣ помощниковъ въ грабежѣ и за это даютъ имъ долю грабежа. То, что дѣлалось просто, явно въ старину <тоже дѣлается> ложно, скрытно, дѣлается158 159 теперь. Всегда изъ покоренныхъ находятся люди, не гнушающіеся участіемъ въ грабежѣ, частью, особенно теперь отъ солдата, жандарма до сенатора, министра и, очевидно, никакимъ другимъ способомъ не можетъ окончиться, какъ только во 1-хъ, пониманіемъ этого обмана, а во 2-хъ, настолько высоким нравственнымъ развитіемъ, чтобы отказаться отъ своихъ выгодъ тѣмъ, что не участвовать въ порабощеніи и страданіяхъ ближнихъ.

Члены парламента, банкиры, профессора, архіереи, палачи, тюремщики.[448]

1) Ищетъ истину и самъ находитъ. (Подраздѣленіе:)[449] Ищетъ истину и довольствуется тѣмъ, что нашелъ ее и не довольствуется, не переставая ищетъ ее. 2) Ищетъ истину, но не своимъ умомъ и[450] усиліемъ, а въ исканіи другихъ и смѣло слѣдуетъ тому, что открыли другіе. (Подр[аздѣленіе]): а) Держится[451] одного разъ навсегда б) перемѣняетъ. 3) Не ищетъ истины, но беретъ то, что придетъ въ голову и попадется, и держится того, пока не мѣшаетъ жить. 4) Не ищутъ ни того, что попалось, держится для приличія (подраздѣленіе): a) религіозное и научное. 5) Не признаетъ[452] никакой истины а) признаетъ это, не признаетъ именно потому, что онъ Христ[іанинъ?][453]

Въ первый разъ живо почувствовалъ случайности этого міра. Зачѣмъ я такой? Ясный[454] разумный простой, добрый въ этой безумной злой путаницѣ.[455]

Можетъ знать и знаетъ.

[27 мая.] Если бы только понимали эти несчастные — глупые, грубые, самодовольные злодѣи — если бы они только159 160 понимали то, чтò они дѣлаютъ, сидя зa своимъ столомъ и повторяя безсмысленныя слова, написанные и напечатанные въ позорящихъ человѣка книгахъ, которыя они называютъ законами, если бы они только понимали, что то, чтò они называютъ законами, тѣми законами, которые написаны въ ихъ совѣсти. — Люди въ крестахъ безъ всякаго недоброжелательства. Именно потому, что они христіане, ч[то] дѣяні[емъ (?)] мошенничествъ тысячей людей и «святыхъ отцовъ», христіанство изуродовано такъ, что оно поощряетъ убійства, а не запрещаетъ того, чтò запрещаетъ чувство, здравый смыслъ. На дняхъ былъ у меня солдатъ и онъ разсказывалъ, что стрѣлявшихъ (?) съ нимъ въ мѣстѣ, которое называлось священнымъ, зa кощунство приговорили къ каторжнымъ работамъ, а эти совершающіе самыя ужасныя кощунства, надругавшись надъ всѣмъ святымъ въ человѣкѣ, вс[ѣ] какъ только могутъ. Одинъ (?) человѣкъ душевно боленъ отъ того, что сдѣлалъ то, чему ему обманнымъ образомъ научили; а другой убилъ съ ненавистью къ убійству, а Царь обманываетъ невиннаго ребенка, развращая его обычными военными, т. е. оправданіями и поощреніями убійствъ. И дѣлаютъ это люди, даже добрые люди, какъ люди, и христиане. И какъ ни странно это сказать, дѣлаютъ все.....[456]

Все непріятное, дурное чувство къ с[ыну] Сергѣю, и даже внуку. Надо бороться. За то къ Сонѣ чувство измѣнилось — такое доброе. Раздраженіе отъ ея болтливости (?) само собой, а чувство само собой.[457]

Все не могу пріучиться жить только для себя передъ Нимъ. Желаю исполнить требованія Его. А Душа такъ переплелась съ тщеславіемъ, что никакъ не отдѣлишь одного отъ другого.[458]

Да, надо учиться любить, какъ учатся играть на скрипкѣ. Но какъ быть, когда онъ противенъ тебѣ всѣмъ существомъ да еще самоувѣренъ? Хочется презирать, но это противно любви. Избѣгать его? Да, но надо быть готовымъ полюбить. А для этого: 1) Поискать хорошенько, нѣтъ ли въ твоемъ отвращеніи чего нибудь личнаго, оскорбленнаго самолюбія.... 2) Не160 161 позволить себѣ вспоминать и думать недоброе о немъ.[459]

Сердце указываетъ что любить, а потомъ о чемъ думать и что изучать.[460]

Зло есть только отступленіе отъ закона, а тоже и смерть.[461]

Называя собою Я, это безтѣлесное Я. A безтѣлесное это то, чтò я себя знаю, знаю въ себѣ жизнь. Вотъ это то и есть духъ и этотъ духъ не можетъ пропасть. Вотъ этотъ духъ и живъ въ нашемъ тѣлѣ, и все дѣло нашей жизни въ томъ чтобы все больше и больше освобождать его; жить больше для духа, а не для тѣла. Вы спросите: Зачѣмъ? A затѣмъ, что въ этомъ наше благо, чѣмъ свободнѣе духъ, тѣмъ лучше, не знаешь никакого зла, ничего не боишься, и все хорошо. А напротивъ — живешь для тѣла — всего боишься и все плохо.

О томъ, что будетъ послѣ смерти — это намъ не дано знать, о томъ же, что жизнь есть благо, мы чувствуемъ, и это даетъ намъ знаніе о существованіи всего и о существованіи отдѣльныхъ, такихъ же какъ самъ отдѣльныхъ существъ, это же чувство проявляется и въ желаніи любви, блага, чувству ко всему и себѣ одному.[462]

Какъ естественно, что просвѣщенные люди закрываютъ все тѣло, особенно женщины, оставляя открытыми только то, на чемъ печать духовности — лицо. Оголеніе тѣла теперь признакъ паденія. Должно бы быть и у мужчинъ.[463]

Человѣкъ познаетъ въ себѣ нѣчто невидимое, безконечное, данное на служеніе и благо ему. Это нѣчто невидимое, неосязаемое, безтѣлесное въ сам....(?)

Въ очень сильномъ, задушевномъ молитвенномъ настроеніи. Хочется молиться. И пытаюсь молиться. Помоги мнѣ быть съ Тобою, исполнить дѣло Твое. Побѣдить все дурное въ себѣ. И все, что я ни думаю, все не то, все не нужно и сознаю, что просить не о чемъ, что все, что я могу желать, все дано мнѣ, все есть у меня. Могу одно: благодарить.161[464]

162 Соединить можетъ только пониманіе того, что соединяет только одна религія — одно пониманіе жизни. Но религіи такой нѣтъ — какъ церкви или Бахаисты, а только стремленіе къ такой единой религіи. Мѣшаетъ единенію, во первыхъ, непониманіе того, что въ этомъ цѣль, и 2-хъ, и главное — пониманіе этого, но съ предположеніемъ, что эта религія найдена, что она католицизмъ, Бахаизмъ...[465]

Встрѣтилъ Эстонца, приказчика дѣловитаго, трезваго, красиваго человѣка, и въ первый разъ ясно понялъ значеніе Россіи — Орда заграбившая хорошихъ, нравственныхъ и умственно стоящихъ выше ордынцевъ,[466] и теперь гордящихся этимъ и всѣми силами удерживающихъ покоренныхъ. Какъ ни отвратительно самое дѣло, еще болѣе отвратительно оправдыванье его[467] величіемъ патріотизма.[468]

Всегда нерѣшителенъ. Егоръ, короткая встрѣча.

Ужасно не безсвязное личное единичное, а организованное, общественное всеобщее безуміе.[469]

Жизнь есть ничто иное, какъ только стремленіе этого разумнаго (?) начала к соединению, съ тѣмъ отъ чего она отдѣлена. Стремленіе этого сознанія — человѣческая любовь и чѣмъ больше достижима (?), тѣмъ больше даетъ блага.[470]

————

162 163

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА № 2.

Постараюсь исполнить ваше желаніе и для этого отвѣчу, какъ съумѣю[471] на послѣдній вашъ, 5-й вопросъ, включающій въ себя всѣ предшествующіе: вы спрашиваете..... выписать изъ письма[472].

Отвѣтъ одинъ:

Пускай учатъ насколько умѣютъ, пускай учатся насколько хотятъ.

Выписать изъ Лѣск[ова] въ Вѣру 134.

Для души изъ Лѣск[ова] 106, 163 Въ письмо о войнѣ 232

Сашѣ: 1) Письмо о дѣтствѣ, 2-хъ матер[яхъ], дв[ухъ] отцахъ.

2) Письмо мона[ха]

3) Письмо въ Редакц[iю] о просителяхъ

4) О 35 тыс[ячахъ].

————————————————————————————————————

Булгакову:

1) письмо.

2) книжки о пьянс[твѣ]

Сашѣ:

1) Письмо о пьянс[твѣ]


2) Дневникъ


3) Предисловіе

————————————————————————————————————

[473]Письмо Рюрикова

Семенова163

164 Булг[акову]: Н[а] К[аждый] Д[ень] пригото[вить] и отправить.

Найти длинное пись[мо] Ч[ерткова].

Какое письмо отъ Изюмченко?

————————————————————————————————————

<Предисловіе Н[а] К[аждый] Д[ень]>

————————————————————————————————————

Письмо китайца.[474]

————————————————————————————————————

Прибавить 1-ю запов[ѣдь]

————————————————————————————————————

Харада,

Мидзутаки.

Китайскій Журналъ

Письмо Канди (Индуса)

Ольгѣ написать Ганди

————————————————————————————————————

Русск[ое] Богатст[во]

Черныш[евскій] стр. 103 и 107.

————————————————————————————————————

————

164 165

ЛИСТЫ ИЗ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ, № 2.

[Март.] а онъ говоритъ: и не хорошо и мало.

«Да если бъ тебя, болвана, не разбудили ты бъ все спалъ и ничего бы не видалъ этого. Такъ старайся, какъ получше воспользоваться, а ты говоришь — нехорошо.

Дали дурню грошъ, а онъ говоритъ: не гожъ.

————————————————————————————————————

Какъ трудно ее любить. А это то и надо, это то и заданная мнѣ работа.[475]

————————————————————————————————————

Прежде чѣмъ б[ылъ] Авраамъ я есмь.

————————————————————————————————————

Что такое міръ?[476]

————————————————————————————————————

Сознаніе соединяетъ отдѣльные организм[ы].[477]

————————————————————————————————————

Непереставая работаю въ себѣ (отъ этого все забылъ).[478]

————————————————————————————————————

Вѣра это то, на чемъ стоишь: одинъ можетъ стоять на листѣ, другой на вѣткѣ, третій на сук[у], 4-й на деревѣ, 5-й и на деревѣ не устоитъ. Все зависитъ отъ вѣса его требованій и сердца и разума.[479]

[29 марта.] Виноватъ только [?]. Чтоже, веди въ участокъ. Мнѣ не впервой. Только тебѣ на душѣ худо бы не было.

Нашего брата, сопьется, пожалѣть бы надо (Куражится.)165 166 Ну, укралъ. Ну, веди. Ваша бра[тія] мужикъ. Какъ и есть мужикъ. Понятій нѣтъ. Кабы понятіе было, ты бы пожалѣлъ человѣка.

Пожалѣть надо. Христосъ велѣлъ 7 р[азъ] про[щать]. Пожалѣть. А ты пожалѣй.

Ты то пожалѣй.

«Мало ли ихъ такихъ подлец[овъ] ходить». Всѣхъ и надо ихъ пожалѣть?

Сукины дѣти, шляют[ся], людей обманываютъ. Пожалѣть, говоришь. Пожалѣлъ одинъ такой. Нѣтъ, вашему брату накласть хорошень[ко] [въ] загорбокъ. Вотъ и помнить будешь.

Пр[охожій.] Отъ вашего брата чего же другого жд[ать]. Необразованность. Вечоръ онъ[480] бабу ни за что чуть не убилъ.

М[ихайла.] Бабу? Марфа правда?

Х[озяйка.] Что жъ онъ, серд[ешный], съ пьяну.

М[ихайла.][481] Необразованность наша. Вѣрно ты сказалъ. Такъ вотъ. Пожалѣть, говоришь. Насъ то никто не жалѣетъ. А ты говоришь, пожалѣть.

А ты слухай, вотъ что. Ты мою бабу пожалѣлъ, меня отъ грѣха отвелъ... Ну, да я не къ тому. Ты чего позавиствовалъ?

[Прохожій.] Извѣстно, что — выпить. Зарекся я. Да зарокъ то мой слабый. А выпью — сейчасъ воровать. Только теперь шабашъ.

— Ну?

— Вѣрно.

— Такъ ты слух[ай]. Тебя какъ звать?

— Звали Петромъ.

— Такъ слухай, Петра, не хочу я[482] грѣха па душу брать. Богъ съ тобой. — Не ходи, Герасимъ Макар[ычъ]. Да и ступай съ Богомъ, не поминай лихомъ. Дай ему хлѣбушка.

(Всѣ одобряютъ).

М[ихайла.] Шабашъ, буде толковать. На, парень. А то оставайся, старуха ча[емъ] попоить. (Уходить).

Пр[охожій] плачетъ.

Занавѣсъ.

————————————————————————————————————

166 167

Вещ[ество], простр[анство],[483]движ[еніе] и время суть свойства ограничения] человѣка. Какъ же можно представлять себѣ Бога = Все въ простр[анствѣ] и времени.[484]

————————————————————————————————————

Есть два я. У дѣтей второе я проявляется во всей чистотѣ.[485]

————————————————————————————————————

Прошковъ изъ желѣзно дорожнаго училища.

————————————————————————————————————

Ив. Ториторко

————————————————————————————————————

Одно изъ двухъ: жить въ будущемъ и руководиться въ своей жизни соображеніями о предстоящемъ, и бояться, надѣяться, ошибаться, или:[486] жить только настоящимъ и руководиться въ немъ, не зная ни страха, ни разочарованій, ни ошибокъ, закономъ своей жизни — служенія — любви?[487]

————————————————————————————————————

Какое хорошее сравненіе Бога съ центромъ тяготѣнія. Законъ Бога мы знаемъ такъ же несомнѣнно, какъ законъ тяготѣнія. Тотъ же законъ любви къ Б[огу], какъ и законъ тяготѣнія къ общему центру тяготѣнія и, какъ тотъ же законъ между отдѣльными предметами вещества, такъ и тотъ же законъ любви между отдѣльными людьми. Но также, какъ мы не знаемъ, не можемъ даже представить себѣ всеобщаго центра тяготѣнія, мы не можемъ и представить себѣ Бога. Но, какъ несомнѣнно, что есть этотъ центръ, также несомнѣнно, что есть Богъ.

Грубое представленіе тяготѣнія: верхъ и низъ, падаешь не вверхъ, а внизъ; грубое представленіе Бога: личность и сверхчеловѣкъ. Болѣе глубокое — тянетъ земля, тянетъ солн[це],тянетъ как[ой] то центръ; Богъ — идолъ, Богъ — Христосъ, Богъ — лицо, Богъ — X.[488]

Какъ хорошо помнить свое ничтожество: человѣ[ка] передъ миліардами людей, животна[го] среди миліар[да] миліардовъ167 168 животн[ыхъ], своего обиталища — земли — песчин[ки] въ сравненіи съ Сиріусомъ и др., и свое время жизни въ сравне[ніи] съ миліардомъ милі[ардовъ] вѣковъ. Одинъ смыслъ: ты работникъ. Урокъ заданный написанъ въ твоемъ разумѣ и сердцѣ и выраженъ ясно и понятно лучшими изъ такихъ же существъ, какъ ты. Награда за исполненіе урока сейчасъ же опять въ тебѣ вѣрная. Но как[ое] значеніе имѣетъ твой урокъ и исполненіе его, не надо знать тебѣ. Да и незачѣмъ, тебѣ и такъ хорошо. Чего еще желать тебѣ?[489]

————————————————————————————————————

[490]Вы желаете, чтобы я выразилъ мое отношеніе къ предполагаемому и устраиваемому вами съѣзду писателей. Отношеніе мое къ людямъ стремящимся къ[491] единенію, не можетъ быть инымъ, какъ[492] самое сочувственное, особенно въ настоящемъ случаѣ, когда стремятся къ единенію писатели — люди, къ к[оторымъ] и я принадлежу, занятые дѣятельностью слова — могущественнѣйшаго орудія единенія людей. И потому вполн[ѣ] сочувствую и желаю наибольшаго успѣха[493] съѣзду. Одно только обстоятельство въ приготовленіяхъ къ этому съѣзду[494] смущаетъ меня,[495]смущаетъ меня настолько что, если бы я и имѣлъ для этого силы и возможность,[496] я не могъ принять участ[іе] въ съѣздѣ.

Устройство съѣзда и даже предѣлы области его занятій разрѣшаются, опредѣляются тѣми лицами, к[оторыхъ] у насъ называютъ правительствомъ. А между тѣмъ я полагаю, что въ наше время всякому[497] уважающему себя человѣку,[498] a тѣмъ болѣе168 169 писателю нельзя вступать въ какія либо добровольныя соглашенія[499] или отношенія съ тѣмъ сбродомъ,[500] заблудшихъ и развращенныхъ людей,[501] называемыхъ у насъ правительствомъ, и тѣмъ болѣе несовмѣстимо съ достоинствомъ челов[ѣка][502] руководиться въ своей дѣятельности предписаніями этихъ людей.

Если найдете нужнымъ обнародовать это письмо, то я ничего не имѣю противъ, но только съ тѣмъ[503] непремѣннымъ условіемъ, чтобы не было исключено и мое объяснеиіе тѣхъ причинъ, по к[отор]ымъ я считалъ для себя невозможнымъ участвовать въ[504] съѣздѣ писателей.

Жить только для того, чтобы исполнять Его, а не свою волю. Какая свобода!!.[505]

«Ты царскій работникъ, а я Божій:»[506]

Одно изъ самыхъ тяжелыхъ условій моей жизни это то, что я живу въ роскоши, всѣ тратятъ деньги на мою роскошь, давая мнѣ ненужное, постыдное и обижаются, когда я отдаю это, а не даютъ мнѣ денегъ на помощь. Вру, что —тяжело. Такъ и надо. Это хорошо, оч[ень] хорошо.[507]

10 Апр. Если сердишься на людей, то подумай, не отъ того ли сердишься, что самъ плохъ. Если сердишься на дѣтей, животныхъ, то знай, что плохота въ тебѣ. Если же сердишься на вещи, тогда уже, навѣрное, надо серьезно взять себя въ руки.[508]

Я, слава Богу привыкъ молиться, когда одинъ. А когда сходишься съ людьми, когда нужнѣе всего молитва, все не могу привыкнуть молиться. Буду всѣми силами стараться пріучать себя. Важное это дѣло.169[509]

170 Какой большой грѣхъ я сдѣлалъ, отдавъ дѣтямъ состояніе. Всѣмъ повредилъ, даже дочерямъ. Ясно вижу это теперь.[510]

————————————————————————————————————

Надо любить истину такъ, чтобы всякую минуту быть готовымъ,[511]узнавъ высшую истину, отречься отъ всего того, что прежде считалъ истиной.

————————————————————————————————————

Дьяволъ тщеславія такъ хитеръ и ловокъ, ч[то], когда ты совершенно искренно начинаешь судить себя и видишь всѣ свои гадости, онъ ужъ тутъ какъ тутъ и подсказываетъ тебѣ: вотъ видишь же какой ты хорошій — не такой, какъ всѣ: ты смирененъ и осуждаешь себя, ты хорошій.[512]

————————————————————————————————————

Насъ пріучили понимать подъ религіей точное, опредѣленное представленіе о Богѣ и Его законѣ, и отъ этого намъ кажется ч[то] признаніе непонятнаго, но несомнѣннаго Бога и Его требованій, написанн[ыхъ] не въ книгахъ, а въ нашихъ сердцахъ, не удовлетворяетъ насъ, а между тѣмъ только въ этомъ непонятномъ Богѣ и въ требованіяхъ Его, написанныхъ въ нашихъ сердцахъ и есть религія, одна истинная религія. [513]

————————————————————————————————————

Когда сходишься съ челов[ѣкомъ], благодари Бога за возможн[ость] блага соединенія.[514]

————————————————————————————————————

Патріотизмъ невозможенъ для человѣка, во что нибудь разумно вѣрующаго.[515]

————————————————————————————————————

Жизнь наша такъ неразумна, ч[то] нельзя не одурять себя.[516]

————————————————————————————————————

Ошибочно и[517] такое объясненіе[518] эволюціи п[отому], ч[то]170 171 если разсужде[нія] и наблюденія о процессѣ развитія организмовъ и могутъ имѣть нѣкоторое значеніе для объясненія[519] временныхъ явленій въ наблюдаемомъ нами мірѣ, они не могутъ имѣть никакого значенія для объясненія[520] назначенія и цѣли человѣческой жизни.[521]Не могутъ имѣть этого значенія п[отому], ч[то] занимаясь временными явленіями[522] видоизмѣненій организмовъ, они о жизни человѣческой могутъ сказать только то, что она началась отъ чего то, совершенно скрывающагося въ безконечности и ведетъ къ цѣли, скрываю[щейся] въ той же безконечности. Такъ что по этой наукѣ, можно отъ нечего дѣлать занимать[ся] происхожденіемъ лягушекъ, но ничего нельзя и не должно говорить о законахъ жизни человѣческой. Такъ что объясненіе ученыхъ людей закона жизни человѣческой по законамъ, наблюдаемымъ при происхожденіи лягушекъ, только показываетъ глубокое невѣжество такихъ людей. Невѣжест[во] въ наше время не только не сознается, но признается глубиной мысли только п[отому], ч[то] оно раздѣляется большинствомъ праздныхъ людей, т[акъ] наз[ываемой], интеллиген[ціи].

————————————————————————————————————

Мучительно страдаю отъ роскоши, разврата, гнусности своей жизни. Стыдно, больно, мучительно.[523]

————————————————————————————————————

Не помню, кто, кажется Досевъ или Кieвск[iй] студентъ уговаривалъ меня, чт[о]бы я бросилъ свою барскую жизнь, к[оторую], по ихъ понятію, я веду п[отому], ч[то] не могу разстаться съ сладкими пирожками и т. п.[524]

————————————————————————————————————

О томъ, какъ не быть самоубійствамъ при сумашедш[ей] вѣрѣ и глупой наукѣ.171[525]

172 Вѣра безумна п[отому], ч[то] хочется оставить старое, а жить по новому. Войско ужъ не шайка грабителей, a христ[іанскіе] защитители прест[ола] и отечества] — ужасно.[526]

————————————————————————————————————

+Пока есть отдѣльные народы и государства, не можетъ не быть войны. Прекратиться война можетъ только тогда, когда всѣ люди буду[тъ], какъ Сократъ, считать себя гражданами[527] не отдѣльнаго народа, а всего міра и будутъ, какъ Христосъ, считать братья[ми] всѣхъ людей, — и потому столь же невозможнымъ убивать или готовить[ся] къ убійству какихъ бы то ни было людей и при какихъ бы то ни б[ыло] условіяхъ, какъ[528] убивать или готовиться къ убійству при какихъ бы то ни б[ыло] условіяхъ своихъ дѣтей, родителей......

————————————————————————————————————

Горохову, отдали солдата отъ одинокаго изъ Ясенк[овъ],

————————————————————————————————————

Судимъ другихъ, ничего не зная или мало зная про нихъ. A про себя сколько гадости зна[емъ] и забываемъ.[529]

Всему есть причина, только не сознанію: я сознаю п[отому], ч[то] сознаю.[530]

————————————————————————————————————

Вписать дѣтямъ 1-ю заповѣдь и 5,5.

————————————————————————————————————

Надо, чтобы вымерли теперешніе и бары и революціонеры — нужно ждать новаго поколѣнія — дѣтей.[531]

172 173

Tazuku Harada Kyoto.[532]

Японцы принима[ютъ] христіанство какъ одну изъ принадлежностей цивилизаціи.

— Съумѣютъ ли они также, какъ наши, изъять изъ него (изъ хр[истіанства]) все то, что разрушаетъ цивилизацію.[533]

Огромное большинство живетъ одними животн[ыми] побужденiями], въ вопросахъ же человѣческ[их]ъ подчиняется только обществ[енному] мнѣн[ію].

————————————————————————————————————

Усиліе мысли: какъ сѣмя не видно, а все отъ него, такъ и мысль не видна, а все отъ нея.[534]

————————————————————————————————————

Теперь все дѣло въ выборѣ знаній. А этого то выбора и нѣтъ.

————————————————————————————————————

Препятствуютъ единенію: похоти тѣла пищи, одеж[ды]..., жилища, всякія удобства, роск[ошь].

Изъ всѣхъ похотей тѣла, препятствующихъ единенію, самая въ свое время сильная похоть, это похоть половая.

Благо есть только то, что достигается и то, что безконечно. И это благо и дано людямъ. Благо это дано людямъ, и они естественно, невольно стремятся къ нему. Для того, чтобы они могли получить его, имъ нужно только одно: знать то, что мѣшаетъ этому благу и избѣгать того, что мѣшаетъ.

Мѣшаетъ же одно: заблужденіе о томъ, что жизнь не въ духѣ, а въ тѣлѣ, и благо не въ[535] соединеніи съ Богомъ и людьми любовью, а въ удовлетвореніи похотей своего[536] тѣла. Заблужденія эти бываютъ простыя, когда человѣкъ не знаетъ того, что бла[го] его въ любви, а думаетъ найти его въ похотяхъ тѣла, или такія[537] сложныя, когда[538] человѣкъ разсужденіемъ173 174 оправдываетъ свои заблужденія или[539] словомъ еще такія, когда человѣкъ[540] <вмѣсто вѣры в Бога и жизнь истинную>, усвоиваетъ вѣры, противные истинной вѣрѣ и слѣдуетъ имъ.[541]

Богатые теряютъ утра.

«Палецъ о палецъ не ударитъ, пасьянсъ».

————————————————————————————————————

Отъ того, ч[то] въ кажд[омъ] чел[овѣкѣ] два человѣка: тѣлесный и духовный, — душа и тѣло. И люди живутъ не для души, а для тѣла. А живи для души — жизнь будетъ хорош[ая]; живи для тѣла и жизнь будетъ дурная. А хорошая бываетъ жизнь для души п[отому], ч[то][542] душѣ ничего не нужно.

————————————————————————————————————

сила инерц[іи], магнит[измъ], спиритизмъ.

————————————————————————————————————

Митро[фану] Павл[овичу] карточку

————————————————————————————————————

Нѣтъ въ мірѣ ни виноватыхъ, ни несчастныхъ

————————————————————————————————————

Все, чѣмъ можетъ порадовать себя человѣкъ, живущій для души — это то, что я все таки сталъ немного менѣе гадокъ, чѣмъ б[ылъ] прежде. И это не изреченіе для красоты мыс[ли] и слога, а мое искреннее, самое искреннее, на дѣлѣ въ послѣднее время провѣряемая истина. И эта радость — самая большая на свѣтѣ.[543]

————————————————————————————————————

Чѣмъ больше живу, тѣмъ больше ничего не понимаю (изъ матерьяльнаго міра) и тѣмъ больше сознаю то, чего нельзя понимать, а можно толь[ко] сознавать.[544]

Conspiration de l’Histoire contre la vérité, ce n’était pas une première révolution, qui fut perdu par le bourgeois, ce ne sera pas la dernière.174[545]

175 Привычка—механическі[е], безсознательные поступки есть — фундаментъ истинной жизни — нравственнаго совершенствованія. Жизнь въ усиліи[546] для достиженія совершенства. То, до чего достигъ человѣкъ,[547] откладывается въ область отжитаго — привычки и дѣлаются новыя усилія для того, чтобы достигнуть, отложить въ область безсознательнаго — привычки. Усиліе всегда отрицательное. Оно и не может быть инымъ,[548] п[отому] ч[то] жизнь въ освобожденіи. Освобожденіе совершается. Дѣло жизни — не дѣлать того, что мѣшаетъ освобожденію. — И отъ этого все дѣло жизни — въ сознаніи того, что есть жизнь и въ противодѣйствіи тому, что мѣшаетъ ей.

[549]Усиліе, превращающее сдѣланное въ привычку, есть главное, единственное дѣло жизни. Безъ усилія нѣтъ человѣческой, есть только животная жизнь.

И матерьялисты совершенно правы, если, говоря о животной жизни, сводятъ ее къ борьбѣ за существованіе и привычкѣ.[550] Но,[551] если говорить о человѣческой жизни, то надо объяснить главное свойство ея — усиліе.

Что такое съ матерьялистической точки зрѣнія усиліе?[552]

La vertu n’irait pas si loin, si la vanité ne lui tenait compagnie.[553]

————————————————————————————————————

Жизнь для души уменьшаетъ мелкія радости, но увеличиваетъ самую большую духовную, какъ вѣтеръ задуваетъ свѣчи и раздуваетъ костеръ.

————————————————————————————————————

Терапія есть только одна: признать нашу жизнь, какая она есть, неперестающимъ грѣхомъ, преступленіемъ и начать новую.175[554]

176 Цѣломудріе абсолютное, а не бракъ.[555]

————————————————————————————————————

Человѣкъ, какъ и животное, не можетъ жить безъ борьбы; не можетъ жить и человѣчество безъ половаго общенія, но въ человѣкѣ есть высшее, вытекающее изъ сознанія души стремленіе къ любви и цѣломудрію. Большинство же людей нашего міра вѣрятъ только въ законы животнаго міра. Разумъ же — проявленіе духовнаго начала — не будучи призванъ къ работѣ духовнаго совершенствованія, только смущаетъ ихъ, показывая тщету, безсмысленность духовной жизни. Какже не быть самоубійствамъ? Причина всѣхъ самоубійствъ — одна: не на что упереть[ся], нѣтъ отвѣта на вопросъ: зачѣмъ?

Само собой разумѣ[ется], ч[то] люди не могли испортить жизнь людск[ую], сдѣлать изъ хорошей по существу жизни людской жизнь дурную. Они могли только то, ч[то] они и сдѣлали — временно испортить жизнь настоящихъ поколѣній, но за то невольно внесли въ жизнь то, что двинетъ ее быстро впередъ. Если они сдѣлали и дѣлаютъ величайшее зло своимъ арелигіознымъ развращеніемъ людей, они невольно своими выдумками, вредными для нихъ, для ихъ поколѣній, вносятъ то, что единитъ всѣхъ людей. Они развращаютъ людей, но развращаютъ всѣхъ и Индусовъ, и Кита[йцевъ], и Негровъ — всѣхъ. Средневѣковое богословіе или римскій развратъ развращали только свои народы, малую часть человѣчества, теперь же электричество, желѣзн[ыя] дороги, телегр[афъ], печать развращаютъ всѣхъ. Всѣ усвоиваютъ, не могутъ не усвоивать все это и всѣ одинак[ово] страдаютъ, одинак[ово] вынуждены измѣнить свою жизнь, всѣ поставлены въ необходимость измѣнить въ своей жизни главное — пониманіе жизни — религію.

————————————————————————————————————

Машины чтобъ дѣлать что? Теле графы/фоны[556], чтобы передавать что? Школы,[557] университеты, академіи, чтобы обучать чему? Собранія, чтобы обсуждать что?[558] Книги, газеты, чтобы распространять

176 177

ТАБЛИЦЫ ЧЕРТЕЖЕЙ ТОЛСТОГО В
ЗАПИСНЫХ КНИЖКАХ


1. См. стр. 179.





2. См. стр. 179.





3. См. стр. 180.



4. См. стр. 181.



5. См. стр. 181.




6. См. стр. 181.



7. См. стр. 187.



8. См. стр. 190.



9. См. стр 199


свѣден[ія] о чемъ? Желѣз[ныя] дор[оги], чтобы ѣздить кому и куда?

Собранные вмѣстѣ и подчиненные одной власти миліоны людей для того, чтобы дѣлать что?[559] Больницы, врачи, аптеки для того, чтобы продолжать жизнь, а продолжать жизнь зачѣмъ?

————————————————————————————————————

Миліоны страдаютъ тѣлесно и духовно для того, чтобы только захвати[вшіе] власть могли безпрепятственно развращать[ся]. Для этого ложь религіи, ложь науки, одурен[іе] спаиваніемъ и воспитаніемъ, и гдѣ этого мало—грубое наси[ліе], тюрьмы, казни.

————————————————————————————————————

Ради Бога, хоть не Б[ога], но ради самихъ себя опомнитесь. Поймите все безуміе своей жизни. Хоть на часокъ отрѣшитесь отъ тѣхъ мелочей, к[оторыми] вы заняты и к[оторыя] кажутся вамъ такими важными: всѣ ваши миліоны, грабежи, приготовленія къ убійствамъ, ваши парлам[енты], науки, церкви. Хоть на часокъ оторвитесь ото всего этого и взгляните на свою жизнь, главное на себя, на свою душу, к[оторая] живетъ такой неопредѣленный, короткій срокъ въ этомъ тѣлѣ, опомнитесь, взгляните на себя и на жизнь вокругъ себя и поймите все свое безуміе, и ужаснитесь на него. Ужаснитесь и поищите спасенія отъ него. Но и искать вамъ нечего. Оно у каждаго изъ васъ въ душѣ вашей. Только опомнитесь, поймите, кто вы, и спросите себя, что вамъ точно нужно. И отвѣтъ самъ, одинъ и тотъ же для всѣхъ, представится вамъ. Отвѣтъ въ той одной вѣрѣ, к[оторая] свойственна намъ, нашему времени, вѣрѣ въ Бога и въ открытый — не открытый, а вложенный въ души наши законъ Его — законъ любви,—настоящей любви, любви къ врагамъ, той, к[оторая] признава[лась], не могла не признаваться, всѣми великими учителями міра и к[оторая] такъ опредѣл[енно], ясно выражена въ той вѣрѣ, к[оторую] мы хотимъ исповѣдывать и думаемъ, что исповѣдуемъ. Только опомнитесь на часокъ, и вамъ ясно будетъ, что важное, одно важное177 178 въ жизни — не то, что внѣ, а только одно то, что въ насъ, что намъ нужно. Только поймите то, что вамъ ничего, ничего не нужно, кромѣ однаго, спасти[560] свою душу и что только этимъ мы спасемъ міръ. Аминь.[561]

И все отъ ужаснѣйша[го], губительнѣйшаго и самого распространеннаго суевѣрія всѣхъ людей, живущихъ безъ вѣры — суевѣрія о томъ, ч[то] люди могутъ устраивать жизнь, — добро еще свою, а то всѣ устраиваютъ жизнь другихъ людей для семей, сословій, народовъ. Ужасно губительно это суевѣpie тѣмъ, что та сила души, какая дана человѣку на то, чтобы совершенствовать себя, онъ всю тратитъ ее на то, чтобы устраивать свою жизнь, мало того — жизнь другихъ людей.[562]

————

178 179

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА № 3.[563]

1) Крики. 2) Оборванцы на палаткахъ кричатъ: не ходите.

3) поднимаютъ дѣтей по головамъ.

4) Около вала на обѣ стороны раздавленные.

5) Въ Петр[овскомъ] паркѣ палаточн[ики].

6) Народъ бѣжитъ.

7) Казаки бьютъ

8) Артельщи[ца] разда[вленная].

9) Полиція тоже.

10) Бросали гостинцы въ народъ.[564]Суевѣріе церкви состоитъ въ томъ, ч[то] будто бы были и есть такіе люди, к[отор]ые, собравшись вмѣстѣ и назвавъ себя церковью, могутъ разъ навсегда и для всѣхъ людей рѣшить вопросъ о томъ, какъ надо понимать Бога и законъ Его.

Суевѣріе науки, подобное суевѣрію церкви — въ томъ, что будто бы тѣ знанія, к[отор]ыя[565] пріобрѣтены тѣми немногими, освободившими себя отъ необходимаго для жизни труда людьми и суть тѣ самыя знанія, называемый ими наук[ой], к[оторыя] важны и нужны для всѣхъ людей.

————————————————————————————————————

Говорятъ, что нельзя безъ вина при покупкахъ, продажахъ, условіяхъ, а пуще всего на праздникахъ, на крестинахъ, на сватьбахъ, на похоронахъ.

————————————————————————————————————

179 180

Казалось бы, для всякой продажи, покупки, условія — хорошень[ко] подумать, обсудить надо, а не дожидаться спрыску, выпивки. Ну да это еще меньшее горе. А вотъ праздникъ. Праздникъ значитъ ручному труду перерывъ, отдыхъ. Можно сойтись съ близкими, съ родными, съ друзьями побесѣдовать, повеселиться. Главное дѣло, о душѣ подумать можно. И тутъ то замѣсто бесѣды, веселья съ друзьями, родными напиваются виномъ, и вмѣсто того, чтобы о душѣ подумать — сквернословіе, часто ссоры, драки. А то крестины. Человѣкъ родился, надо подумать, какъ его хорошо воспитать. А чтобы хорошо воспитать, надо самому себя получшить, отъ плохаго отвыкать, къ хорошему пріучать, и тутъ вмѣсто всего пьянство. Тоже и еще хуже на сватьбахъ. Сошлись молодые люди въ любви жить, дѣтей растить. Надо, казалось бы, имъ примѣръ доброй жизни показать. Вмѣ[сто] этого опять вино. А ужъ глупѣе всего на похоронахъ.[566] Ушелъ человѣкъ туда, откуда пришелъ, отъ Бога и къ Богу. Казалось бы, когда о душѣ подумать, какъ не теперь, вернувшись съ кладбища, гдѣ зарыли тѣло отца, матери, брата, к[оторые] ушли туда, куда мы всѣ идемъ и чего никто не минуетъ. И что же, вмѣсто этого вино[567] и все, что отъ него бываетъ. А мы говоримъ: нельзя не помянуть, такъ[568] стариками заведено. Да вѣдь старики не понимали, что это дурно. А мы понимаемъ. А понимаемъ, такъ и бросать надо. А брось годъ, другой, да оглянись назадъ и увидишь, что первое, въ годъ рублей 30, 50, а то и[569]вся сотня дома осталось, второе, много глупыхъ и скверныхъ словъ, а также и плохихъ дѣлъ осталось несказанными и не сдѣланньми; третье,[570] въ семьѣ и согласія, и любви больше, и четвертое, главное, у самого на душѣ[571] много лучше стало.180

181 [Конец июня.] Ненависть снизу. И все держится только однимъ религіознымъ и научнымъ обманомъ.[572]

Суевѣріе зла. Зла нѣтъ. Жизнь благо. Если нѣтъ блага, то знай, ч[то] ты ошибся. И тебѣ дано время, чтобы исправить свою ошибку, чтобы имѣть радость (высшее благо) исправить свою ошибку. Только для того и есть время. Если же ты не исправишь свою ошибку, то[573] она исправится помимо твоей воли смертью.[574] Да, жизнь благо, зла нѣтъ. Есть только ошибки наши: общія и наши личныя, и намъ дана радость черезъ время исправлять ихъ. А въ исправленіи ихъ и высшая радость.

————————————————————————————————————

Мы не подвинулись въ религіозн[омъ] пониманіи. Тотъ же анимизмъ, тотъ же фетишизмъ.

Для того, чтобы понять это, человѣку нужно только понять, какія въ немъ требованія привычки и какія требованія его человѣч[еской] природы: разума и любви, и провѣрить то, что стало привычными требованіями своей природы.

[575]И не требованія разума и любви подчинять требованіямъ привычки, какъ это дѣлается теперь, а напротивъ на основаніи требованій разума и любви провѣр[ить] то, что привычно. И тогда....

Только представить себѣ свободн[аго] отъ привычки человѣка въ какомъ бы то ни б[ыло] положеніи людей нашего общества, — принадлежащаго [или] къ неимущему рабочему или, къ такъ называемому, богатому сословію... что бы увидалъ этотъ человѣкъ въ томъ мірѣ, въ к[оторомъ] мы живемъ, не видя, не чувствуя, не понимая всего ужаса, всего безумія нашей жизни.[576] [577]

Когда узнаешь[578] про поступокъ, а особенно когда видишь181 182 такой совершенный поступокъ, к[оторый] желалъ бы сдѣлать, то кажется, что это я самъ дѣлаю и испытываю радость совершенія, считаемаго[579] хорошимъ, поступка. Но такъ какъ поступки, к[отор]ые люди желали бы совершить, различны, то и впечатлѣнія, получаемые отъ описанія или вида поступка, также различны.

————————————————————————————————————

Есть фр[анцузская] поговор[ка]: Les amis de nos amis sont nos amis. [580] И потому, считая васъ близкимъ человѣ[комъ], радъ исполнить ваше желаніе.

Среди нашихъ чувствъ и убѣжденій есть так[ія], к[оторыя] соединяютъ насъ со всѣми людьми и есть такія, к[оторыя] разъединяютъ насъ. Будемъ[581] отдаваться тѣмъ чувствамъ и убѣжденіямъ, к[оторые] соединяютъ насъ всѣхъ и утверждать ихъ въ себѣ, [582] руководиться ими въ своихъ поступкахъ[583] будемъ строги въ мысл[яхъ] къ т[акимъ] ч[увствамъ] и уб[ѣжденіямъ], к[оторыя] раз[ъединяютъ], будемъ, напротивъ, сдерживать проявле[нія] вторыхъ въ словѣ и дѣлѣ.

Будемъ же[584] утверждать себя въ такихъ убѣжденіяхъ и чувствахъ и руководствоваться ими въ[585] поступкахъ и, напротивъ[586] сдерживаться въ тѣхъ чувствахъ и убѣжденіяхъ, к[оторыя] разъединяютъ[587] и съ осторожностью[588] руководствоваться ими въ своихъ словахъ и поступкахъ.

————

182 183

ЛИСТЫ ИЗ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ, № 3.

Не любить Бога, а сознавать Бога въ себѣ и любить ближняго.

————————————————————————————————————

[19 июня.] Души Шарко. Ванны Келога.

Самъ себя не жертвую но и самъ не заб[ываю?], что [2 неразобр] на игрушечную.

А какже съ сказкой.[589] Забылъ и не могу разобрать.

————————————————————————————————————

Какъ смѣшно думать, что самое понятное и основа всего — матерія, вещество. Матеріи, вещества нѣтъ, есть только средст[ва][590] общенія раздѣленнаго самого въ себѣ духовнаго.

————————————————————————————————————

Какъ нѣтъ[591] или есть болѣе или мен[ѣе] рѣзкое дѣленіе между сномъ и бдѣніемъ, такъ нѣтъ тако[го] и между безуміемъ и разумной жизнью.[592] Приэнакъ одинъ: нравственное сознаніе и усиліе.[593]

————————————————————————————————————

Дѣленіе такое же, какъ и въ психіатріи, по 3 класа[мъ], съ подраздѣленіями, и потомъ всѣ подраздѣленія дѣлятся еще на безп[окойныхъ], полуспок[ойныхъ], спокойныхъ, испытуемыхъ (т. е. выздоравливающихъ или симулянтовъ).183

184 Какъ пчела беретъ не для себя и этимъ самымъ разносить и оплодотворяетъ.[594]

————————————————————————————————————

Бросаешь чудные цвѣты, п[отому] ч[то] ихъ много. Тоже и съ цвѣтами жизни.[595]

————————————————————————————————————

3 молитвы: 1) не передъ людьми, а передъ Богомъ, 2) Сейчасъ, въ настоящемъ и 3) Благодарн[ости].[596]

Заблудился и сейчасъ 3 Молитвы: 1) передъ Б[огомъ]. 2) Сейчасъ, 3) умру здѣсь, и прекрасно.

————————————————————————————————————

«Не укралъ, а взялъ». Да, укралъ только тотъ, кто взялъ то, что принадлежитъ всѣмъ, а это берутъ всѣ землевладѣльцы, всѣ капиталисты, фабриканты, чиновники.[597]

Волюнтаристическій плюрализмъ, прагматизмъ

————————————————————————————————————

Сумашествіе всегда слѣдствіе неразумной и потому безнравственной жизни.[598]

————————————————————————————————————

Сумашедшіе всегда лучше, чѣмъ здоровые, добиваются своихъ цѣлей. Это отъ того, что для нихъ нѣтъ никакихъ нравственныхъ преградъ: ни стыда, ни совѣсти, ни истины, ни даже страха.[599]

————————————————————————————————————

? Раздѣленное само отъ себя духовное начало сознаетъ себя раздѣленнымъ тѣмъ, чтò намъ представляется тѣломъ. Сознаетъ же оно свое раздѣленіе тѣмъ, ч[то] намъ представляется движеніемъ. Тѣло нераздѣльно съ простраиствомъ, а движете съ временемъ.[600]

————————————————————————————————————

Операцію опухоли опасно нервъ перерѣзать. Году... въ Берлинѣ.184

185 Читаю псалтырь по князю Хованскому.[601]

————————————————————————————————————

Видѣлъ во снѣ, что говорю съ Сер [ежей] и говорю слѣдующее:

Мы живемъ тѣмъ, что ищемъ блага. Есть блага тѣлесныя:[602] здоровье, похоти тѣла, богатство, половая любовь, слава, почес[ти], власть. И всѣ эти блага: 1) внѣ нашей власти, 2)[603] всякую минуту могутъ оборваться смертью и З)[604] не могутъ быть благами для всѣхъ. И есть другое благо духовное — любовь къ людямъ, к[оторое]: 1) всегда въ нашей власти, 2) не обрывается смертью: можно умирать любя и 3) нетолько возможно для всѣхъ, но тѣмъ болѣе радостно, чѣмъ больше людей живутъ ради этого блага.

Не совсѣмъ такъ видѣлъ во снѣ: короче и лучше. И во снѣ, когда кончилъ сказалъ: докажи, что это неправда. Вѣдь нельзя. И Сережа и всѣ замолчали.[605]

————————————————————————————————————

Кошка грязн[ая]. Нарушеніе

Ната [?].[606]

————————————————————————————————————

Отсутствіе всякого религіознаго пониманія жизни и вмѣсто него самое странное, ни на чемъ не основанное пониманіе жизни, не выдерживающее никакой критики и ничего не объясняющее. Пониманіе жизни, заключающееся въ томъ, что[607] законъ жизни человѣческой можетъ, долженъ быть выведенъ изъ законовъ, наблюдаемыхъ нами въ мірѣ природы. И какъ въ этомъ мірѣ происходятъ борьба, измѣненія видовъ — движете, прогрессъ, въ этомъ и законъ жизни людей. Т. е. въ сущности то, чтò то самое, чтò дѣлаютъ люди, то и должне дѣлаться. И вслѣдствіе этого удивительнаго безумія, еще185 186 болѣе свойственн[аго] всѣмъ душевно больнымъ, ничѣмъ непоколебимая самоувѣренность, самодовольство. —

Такъ что не только не существуетъ никако[го] разумнаго религіознаго пониманія жизни, но существуетъ и царствуетъ самое нелѣпое пониманіе жизни, совершенно исключающее возможность какого бы то ни б[ыло] истинно религіознаго пониманія жизни. Этимъ только и можно объяснить то, кажущееся снача[ла] непонятное[608] существованіе и даже возрожденіе разныхъ квази христіанскихъ, дикихъ для нашего времени вѣрованій католич[ескихъ], лютер[анскихъ], баптистскихъ и другихъ.[609] Люди съ болѣе чуткимъ самосознаніемъ[610] чуютъ нелѣпости и внутреннее противорѣчіе царствующаго пониманія жизни — эволюціи, прогресса, т. е. признанія хорошимъ и должнымъ все то, чтò дѣлается всѣ[ми], и faute de mieux[611] хватаются за самыя странныя, но все таки отвѣчающія на высшія требованія души, суевѣрія.

Большинство же все дальше и дальше завязаетъ въ этомъ всеобщемъ безуміи. И, раздѣляя общую всѣмъ безумнымъ черту упорства и непоколебимости въ своемъ заблужденіи, люди нашего времени недоступны никакимъ доводамъ и разсужденіямъ и по мѣрѣ все большаго и большаго обезумѣнія — становятся все болѣе и болѣе самоувѣренными и самодовольными.

————————————————————————————————————

Удивительное дѣло: мы менѣе всего понимаемъ то, чтò лучше всего знаемъ, или: лучше всего знаемъ то, чего совсѣмъ не понимаемъ: свою душу, можно сказать, и Бога.[612]

————————————————————————————————————

Мы живемъ безумной жизнью, продолжаемъ жить ею, но знаемъ въ глубинѣ души, не можемъ не знать, что живемъ безумно.[613]

————————————————————————————————————

То, чтò даетъ намъ жизнь и чтò мы знаемъ въ себѣ, ограниченное тѣломъ и потому несовершенное, мы называемъ душою. Тоже, ничѣмъ неограниченное и потому совершенное, мы называемъ186 187 Богомъ. Жизнь есть стремленіе и дѣятельность соединиться съ тѣмъ, отъ чего она отдѣлена, съ другими душами и Богомъ, съ Его совершенствомъ.[614]

————————————————————————————————————

Доказать и докажу. —

————————————————————————————————————

Въ первый разъ ясно понялъ все значеніе смиренія для жизни, для свободы, радости въ ней. —

Я плохъ и плохо прожилъ, не умѣлъ и не осилилъ устроить жизнь хорошо. Но, если ясно понялъ такъ, какъ, мнѣ кажется, другіе не понимаютъ, все зло — ошибки жизни, какже мнѣ хоть въ уплату за свою дурную жизнь не сказать этого. Мож[етъ] б[ыть] кому нибудь и пригодится.[615]

————————————————————————————————————

Вѣра всегда нетверда. Можно разувѣриться или повѣрить въ другое. Твердо только сознаніе. И не ожидай того, ч[то], когда тебя ударятъ по одной и ты подставишь другую, что бьющій опомнится, перестанетъ бить и пойметъ значеніе твоего поступка. Нѣтъ. Онъ, напротивъ того, и подумаетъ и скажетъ: вотъ какъ хорошо, что я побилъ его. Теперь ужъ, по его терпѣнію, ясно, ч[то] онъ чувствуетъ свою вину и все мое превосходство передъ нимъ.

Но знай, что несмотря на это, все таки лучшее для себя и для всѣхъ, что ты можешь сдѣлать, когда тебя бьютъ по одной щекѣ это то, чтобы подставить другую. Въ этомъ «радость совершенная». Только исполни. И тогда за то, ч[то] кажется горемъ, можно только благодарить.

————————————————————————————————————

Нынче 13 [іюля] во 1-хъ, освободился отъ недобраго чувства къ Льву и, главное, отъ жалости къ себѣ. Мнѣ надо только благодарить Бога за мягкость того наказанія, к[отор]ое я несу за всѣ грѣхи моей молодости и главный грѣхъ половой нечистоты при соединеніи съ чистой дѣвушкой. По дѣломъ...[616]

Можно только благодарить за мягкость наказанія. И когда знаешь, за что — нетолько легче нести, но не чувствуешь тяжести.[617]

187 188

ЛИСТЫ ИЗ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ, № 4.

солд[атка] Деменская была 12 іюля

————————————————————————————————————

Привычки есть тѣлесн[ыя], есть духовная.

Надо быть на сторожѣ особенно противъ духовной привычки.

————————————————————————————————————

<Да, какой ужасный обычный грѣхъ нашъ — насъ, людей, благодаря>

Да, какая чудная земля не переставая паруетъ, дожидаясь сѣмяни,[618] и заростаетъ сорными травами. Мы же, имѣющіе возможность отдать этому народу[619] хоть что нибудь изъ того, что мы не переставая беремъ отъ него, — что мы даемъ ему? аэропланы, дреднауты, 30 эт[ажные] дома, фонографы, синематогр[афы] и всѣ тѣ ненужныя глупости,[620] кот[орыя] мы называемъ науками и искусствами, и, главное, примѣръ пустой, безнравственной, преступной жизни. Да еще хорошо, если бы мы[621] за то, что беремъ отъ него, давали бы ему только одни ненужные, глупые и дурные примѣры. А то вмѣсто уплаты хоть части своего неоплатнаго долга передъ нимъ, мы засѣваемъ эту алчущую [1 неразобр.], жизни землю одними волчцами и терніями, запутываемъ этихъ милыхъ, открытыхъ на все доброе, чистыхъ, какъ дѣти, людей, коварными умышленными обманами.188

189 Да, горе міру отъ соблазновъ но....

Не ждать вознагражденія за свое добро ни въ этомъ мірѣ, ни въ будущемъ уже тѣмъ хорошо, что утверждаетъ вѣру въ Бога, въ добро — само по себѣ и для себя. И съ другой стороны: вѣра въ Бога, въ добро освобождаетъ отъ заботы о послѣдстві[яхъ] поступковъ — о вознагражденiи. Благодарю Бога, начинаю чувствовать и сознавать и то, и другое. Плохо только то, что я замѣчаю это въ себѣ.

————————————————————————————————————

Чѣмъ глупѣе люди, тѣмъ они самоувѣренн[ѣе]и на оборотъ.[622]

————————————————————————————————————

<На память>

1) Хир[ьякова] письмо

2) Опечатка — 1/4 надо 4

3) Японцу: имъ легче п[отому] ч[то] вновѣ

————————————————————————————————————

спросить о дневн[икѣ]

————

189 190

ЛИСТ ИЗ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ, № 5.

[19 июля.] Докладъ въ Штокхоль[мъ.]

Выписать изъ листк[овъ] отданныхъ Ч[ерткову.]

Посовѣтовать[ся] съ Ч[ертковымъ] о томъ, что дать «Въ Защиту человѣка».

————————————————————————————————————

<Таню о Моодѣ>.

————————————————————————————————————

Заглавіе: Благодарная почва.

————————————————————————————————————

Черткову перо.

————————————————————————————————————

Было ли напечатано «родится въ деревнѣ мальчикъ»?[623]Таня чтобъ сказала объ экз[аменаціонномъ?» сочиненіи.

————————————————————————————————————

Достать Сандерлен[да].

————————————————————————————————————

Ключъ въ заряжательницѣ пера.

————————————————————————————————————

Мулла Абдулъ Вахидъ Кары.[624]

————

190 191

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА № 4.

7 стр.

250000 — въ Россіи

9 стр. Опредѣленіе помѣшательства[625]

————————————————————————————————————

[24 июля.] Вѣстн[икъ] Евр[опы] Іюль 132 133 стр. Дарвинъ

————————————————————————————————————

[23—24 октября.] 1)Всѣ листовки выписать, копѣ[ешные] и Зк.

2) Сборники анекдотовъ смѣшныхъ.

3) Образцы стихотв[ореній].

4) Огородн[ичество] садово[дство], земле[дѣліе].

5) О рабоч[емъ] народѣ.

————

191 192

ЛИСТЫ ИЗ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ, № 6.

21 июля Лѣто 1910 г.

1) Maman je vous adore.[626] Говоритъ[627] вздорь, веселый, горячій, добрый эгоистъ.

2) Художникъ музыкантъ, все для славы, никакого ни религіознаго, ни нравственнаго сознанія.

3) Кокетка. J’ai été admirable.[628]

4) Слабая чувственная распутная.

5) Наслѣдникъ большого дѣла фабрики.

6) Акуратный дѣятель.

7) Санька Кузьм подленькій ловкій

8) Тупой православ[ный.] Ach wenn es nur immer so bliebe.[629]

9) Семинаристъ религіозная борь[ба.]

10) Священ[никъ] грубый корысто[любивый.]

11) Духовн[ый] честолюбецъ.

12) Министръ достигъ положенія и держится.

13) Степен[ная] развратница.

14) Революц[іонеръ] всѣхъ ненавидитъ и ненавидитъ.

15) Револ[юціонеръ] думаетъ, что любитъ народъ.

16) Профессоръ вѣритъ въ науку.

15) Земскій дѣятель.

16) Фере вицегубернаторъ.

17) Губерн[аторъ] наглый и подлый.

1) Мастеръ на все, пьяница.

2) Ненавистникъ. Царство господское.192

193 3) Суевѣріе науки.

4) Ищетъ правды.

5) Кутила весельчакъ.

6) Стенька Разинь.

7) Любитъ служить господ[амъ.]

8) Художникъ поэтъ.

9) Работникъ любитъ трудъ.

10) Мудрецъ фи[лософъ.]

11) Изувѣръ.

12) Властолюбецъ.

13) Корыстолюбъ.

14) Кокетка.

15) Блудниц[а.]

16) Мать.

17) Работница.

18) Художница.

19) Набожная.

193 194

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА № 5.

Идетъ неперестающая борьба о Левѣ: простить или отплатить словомъ жестокимъ, ядовитымъ. Начинаю яснѣе слышать голосъ добра. Францизскъ[630]

————————————————————————————————————

Какъ легко вымѣстить дѣломъ, словомъ... и какъ трудно простить.[631] [632]

————————————————————————————————————

Вѣра, то чему вѣрятъ, это суевѣріе. Люди предпочитаютъ вѣру сознанію, п[отому] ч[то] вѣра тверже, также твердо, какъ обычаи, обществ[енное] мнѣніе опредѣляетъ поступки, но сама вѣра не тверда и не движетъ духовной жизни. Она всегда неподвижна и задорна, нуждается въ обращеніи другихъ, т[акъ] к[ак]ъ основана на обществ[енномъ] мнѣніи. (Чѣмъ больше людей раздѣляютъ вѣру, тѣмъ она тверже.) Вѣра есть дѣло мірское, удобное условіе для тѣлесной жизни. Духовное сознаніе (всего человѣчества) — дѣло души, неизбѣжное условіе разумной, хорошей жизни.

Вѣра всегда stationaire[633]— неподвижна, дух[овное] сознан[іе] всегда движется. — Для «вѣрующихъ» движеніе совершается въ жизни тѣлесной, для духовныхъ движеніе въ жизни духовной.[634]

Не могу въ душѣ простить Вѣр[у] за ея паденія. Ясно понялъ сейчасъ всю безумную несправедливость этого, если только194 195 вспомнить свое мужское прошедшее, да и всѣхъ мущинъ. Да, видно, что обществ[енное] мнѣніе устанавливалось не женщинами, а мущинами.

Женщина ужъ потому менѣе, чѣмъ мущина достойна осужденія, что она несетъ всю великую тяжесть послѣдствій — роды, ребенокъ, стыдъ, позоръ. Мущина же ничего, «не уличенъ, не — воръ». Падшая женщина[635] и родившая дѣвушка, или какъ...... опозорена передъ всѣмъ міромъ, или прямо вступаетъ въ классъ презрѣнныхъ существъ б.....[636] Мущина же чистъ и правъ, если только не заразился.

Хорошо бы выяснить это.[637]

————————————————————————————————————

Вы спрашиваете,[638] какъ понимать такія и такія слова Ев[ангелія], Откр[овенія] или библіи, находя въ такихъ словахъ или противорѣчивое, или неясное, или просто нелѣпое. На это ваше недоумѣніе отвѣчаю слѣдующимъ: Читать надо Ев[ангеліе] и всѣ книги, признаваемыя Св. Пис[аніемъ], точно также обсуживая ихъ содержаніе, какъ мы обсуживаемъ содержаніе всѣхъ тѣхъ книгъ, к[оторыя] читаемъ и потому, встрѣчая противорѣчивое, неясное или нелѣпое, не отъискивать разъясненій, а прямо откидывать все таковое, приписывая важность и значеніе только тому, что согласно съ здравымъ смысломъ и, главное, нашей совѣстью.

Только при тако[мъ] отношеніи къ, такъ называемому, Св[ященному] Пис[анію], чтеніе его и въ особенности Евангелій можетъ быть полезно.[639]

————————————————————————————————————

Наука это богадѣльня или, скорѣе поприща успѣха среди голпы, открытыя для всѣхъ самыхъ умственно и нравственно гупыхъ людей. Занимаясь наукой, онъ можетъ, не сознавая того, что онъ дѣлаетъ, считая букашекъ или перечисляя книги и выписывая изъ нихъ, что́ подходитъ подъ избранную тему,195 196 можетъ или ничего не думать[640] или выдумать[641] въ томъ безжизненномъ, никому ни на что не нужн[омъ] соображеніи какую нибудь теорію и быть вполнѣ увѣр[еннымъ], что онъ дѣлаетъ самое важное на свѣтѣ дѣло.[642]

————————————————————————————————————

1. Типъ ученаго

2. Типъ честолюбца

3. — корыстолюб[ца]

4. — вѣрующа[го] консерватора

5. Типъ кутилы

6. — разбойника въ принятыхъ предѣлахъ и

7. въ непринятыхъ

8. [643]правдиваго честнаго, но въ обманѣ

9) Славолюб[ца] писателя

10) Соціалиста рево[люціонера]

11) Ухаря весельча[ка]

12) Христіани[на] полнаг[о]

13) борющаго[ся]

14).....[644]

Нѣтъ конца этимъ чувствуем[ымъ] мною типамъ.[645]

————————————————————————————————————

[27 июля.] Исторія наказанія есть постоянная его отмѣна.

Іерингъ.[646]Спасаясь отъ разбойниковъ случайныхъ, признаваемыхъ разбойниками, мы отдаемся въ руки раабойниковъ постоянныхъ, организованныхъ, признаваемыхъ благодѣтелями, отдаемся въ руки правительствъ.[647]

Человѣкъ сознаетъ себя Богомъ, и онъ правъ, п[отому] ч[то] Богъ есть въ немъ. Сознаетъ себя свиньей, и онъ тоже правъ,196 197 п[отому] ч[то] свинья есть въ немъ. Но онъ жестоко ошибается, когда сознаетъ свою свинью Богомъ.[648]

————————————————————————————————————

Старушка говоритъ, что міръ и человѣка сотворилъ Батюшка Царь Небесный, а ученый професоръ, что происхожденіе человѣка есть результатъ борьбы видовъ зa существованіе и что міръ есть тоже продуктъ эволюціи. Разница между эти[ми] двумя воззрѣніями, и явно въ пользу старушки, та, что старушка своими словами о творчествѣ Батюш[ки] Царя небеснаго явно признаетъ, какъ въ происхождении человѣка — его души, такъ и въ происхождении міра нѣчто непонятное, недоступное уму человѣческому; ученый же професоръ хочетъ своими крошечными наблюденi[ями] и выводами изъ нихъ, хочетъ прикрыть то основное, непонятное и недоступное, что должно быть признано и отдѣлено отъ доступнаго и понятна[го] для того, чтобы это доступное и понятн[ое] было дѣйствительно доступно и понятно.[649]

————————————————————————————————————

Мы не признаемъ законъ любви, свойственный человѣку, открытый намъ всѣми величайшими мудрецами міра и сознаваемый нами въ нашей душѣ п[отому], ч[то] мы не видимъ его на вещественныхъ явленіяхъ міра, а видимъ, видимъ въ вещественномъ мірѣ законъ борьбы, свойственный животному, и потому признаемъ законъ борьбы, приписывая его человѣку. Какое ужасное и грубое заблужденіе! А оно то считается міросозерцаніемъ, свойственнымъ самымъ просвѣщеннымъ людямъ.[650]

————————————————————————————————————

Хорошо спросить себя: что согласишься ли ты, дѣлая то, что ты считаешь дѣломъ Божіимъ — своимъ назначеніемъ, не говоря уже о личномъ счастьи, согласишься ли быть всѣми осуждаемымъ и презрѣннымъ? Хорошо спросить себя и отвѣтить: да, но къ счастью такого положенія, при к[отор]омъ человѣкъ, дѣлая дѣло Божіе, не нашелъ бы ни въ комъ сочувствія, такого положенія никогда не было и не можетъ быть.[651]

197 198

————————————————————————————————————

На 5-е августа.[652]

Привычка великое дѣло. Привычка дѣлаетъ то, ч[то] тѣ поступки, к[оторые] прежде всякій разъ требовали усилія борьбы духовн[аго] съ животн[ымъ], уже перестаютъ требовать усилія и вниманія, к[отор]ыя могутъ быть употреблены на слѣдующія въ работѣ дѣла. Это извеска, к[оторая] скрѣпляетъ положенные камни такъ, что на нихъ можно класть новые. Но та же благодѣтельная сторона привычки можетъ быть причиною величайшихъ[653] безнравственностей, когда борьба была рѣшена въ пользу животнаго: ѣсть людей, казнить, воевать, владѣть землей пользоваться проституціей и т. п.[654] [655]

————————————————————————————————————

Да, вѣра, суевѣрія, фанатизмъ даютъ большую силу самоотреченія въ жизни, но происходитъ это отъ того, что устанавливается одно главное, даже единственное возможное большей частью дѣло жизни, дающее исполненіе всего закона жизни —: исполненіе церковн[ыхъ] законовъ, оскопленіе, самосожиганіе, уничтоженіе невѣрныхъ и т. п. —

Безъ вѣры суевѣрія для исполненія закона Бога нужно не исполненіе чего либо одного опредѣленнаго, a рѣшеніе всѣхъ самыхъ различныхъ вопросовъ жизни на основаніи общаго закона Бога: — любви. И такая дѣятельность не даетъ такихъ яркихъ проявленій, какъ первая.[656]

Чѣмъ больше самоотреченія, тѣмъ труднѣе удержаться въ смиреніи, и на оборотъ.[657]

1 Ав. Слова умирающаго особенно значительны. Но вѣдь мы умираемъ всегда и особенно явно въ старости. Пусть же помнитъ старикъ, что слова его могутъ быть особенно значительны.[658]

198 199

————————————————————————————————————

Онъ бросился на колѣни, плакалъ, причиталъ, прос[илъ] Б[ога] научить, спасти его, но въ глубинѣ души чувствовалъ,[659] что это все вздоръ и никто не слышитъ его.[660],[661]

Какая ужасная или, скорѣе, удивительная дерзость или безуміе тѣхъ мисіонеровъ, к[оторые], чтобы цивилизовать, просветить «дикихъ», учатъ ихъ своей церковной вѣрѣ.[662]

————————————————————————————————————

То, ч[то] мы называемъ міромъ, слагается изъ двухъ частей: изъ сознанія и того, чтò сознается. Не б[ыло] бы сознанія, не б[ыло] бы міра; но нельзя сказать, что не б[ыло] бы міра — не б[ыло] бы сознанія. (Такъ ли?)[663]

————————————————————————————————————

Часто на словахъ говоришь, ч[то] съ человѣкомъ нельзя говорить о вещахъ, недоступныхъ ему, но на дѣлѣ не удержишься и часто совершенно безполезно тратишь слова и раздражаешься за то, ч[то] тебя не понимаетъ тотъ, кто не можетъ понять.[664]

[665]Жизнь вся эгоистическая, есть жизнь неразумная, животная. Такова жизнь дѣтей и животныхъ не плодящихся. Но жизнь вся эгоистическая, для человѣка взрослаго, обладающаго разумомъ, есть противуестественное состояніе — сумашествіе.[666] Таково положеніе многихъ женщинъ, жившихъ съ дѣтства законно эгоистич[еской] жизнью, потомъ эгоист[ической] семейной, животной любовью, потомъ эгоистич[еской] супружеской любовью, потомъ материнствомъ и потомъ, лишившись семейной внѣэгоистич[еской] жизни: дѣтей, остающих[ся] съ разсудкомъ,199 200 но безъ любви всеобщей въ положеніи животнаго. Положеніе это ужасно и оч[ень] обыкновенно.[667]

————————————————————————————————————

1 Деньги за произв[едения.]

2 Не лгать о зак[онѣ] Б[ога.]

3 Искать вину не внѣ себя, а въ себѣ

————————————————————————————————————

5 Aв. Ты хочешь служить другимъ, работникъ хочетъ работать. Но для того, чтобы съ пользой работать, нужно имѣть орудіе, и мало того — имѣть, надо чтобы орудіе б[ыло] хорошо. Что же ты съ своими свойствами, характеромъ, привычками, знаніями, представляешь ли ты изъ себя хорошее орудіе для служенія людямъ? Служить надо тебѣ не людямъ, но Богу, и служ[еніе] Ему ясно опредѣлено. Оно въ томъ, чтобы ты увеличивалъ въ себѣ любовь. Увеличивая же въ себѣ любовь, ты не можешь не служить людямъ и будешь служить такъ, какъ это нужно и тебѣ, и людямъ, и Богу.[668]

————————————————————————————————————

Несчастенъ не тотъ,[669] кому дѣлаютъ больно, а тотъ, кто хочетъ сдѣлать больно другому.[670]

————————————————————————————————————

Всякій человѣкъ всегда находится въ процессѣ роста, и потому нельзя отвергать его. Но есть люди до такой степени чуждые, далекіе въ томъ состояніи, въ к[оторомъ] они находятся, что съ ни[ми] нельзя обращаться иначе, какъ такъ, какъ обращаешь[ся] съ дѣтьми — любя, уважая, оберегая, но не становясь съ ними на одну доску, не требуя отъ нихъ пониманія того, чего они лишены. Одно затрудняетъ въ такомъ обращеніи съ ними это то, что вмѣсто любознательности, скромности дѣтей, у этихъ дѣтей равнодушіе, отрицаніе того чего они не понимаютъ, и главное, самое тяжелое — самоувѣренность.[671]

200 201

————————————————————————————————————

Сама же держится и распространяется толь[ко] благодаря этому правительству.[672]

————————————————————————————————————

Рѣдко встрѣчалъ человѣка болѣе меня одареннаго всѣми пороками: сластолюбіемъ, корыстолюб[іемъ], злостью, тщеславіемъ и, главное, себялюбіемъ. Благодарю Бога за то, ч[то] я знаю это, видѣлъ и вижу въ себѣ всю эту мерзость и все таки[673] борюсь съ нею. Этимъ и объясняется успѣхъ моихъ писаній.[674]

И[675] одуреніе это особенно сильно и неизлечимо, п[отому] ч[то] люди не видятъ, не хотятъ, не могутъ видѣть его. А не хотятъ, не могутъ видѣть, п[отому] ч[то] вполнѣ довольны собой, своимъ положеніемъ. Мы въ эволюціи, въ прогрессѣ. У насъ аэропланы, у насъ[676].... подводныя лодки.... Чего же еще? Вотъ дай срокъ, и все будетъ прекрасно. И въ самомъ дѣлѣ, нельзя не восхищать[ся] — не мыслящимъ людямъ — аэроплан[ами] и т. [п.]...... Къ чему нибудь да появились они. А появились они, п[отому] ч[то][677] 0,99 рабовъ дѣлаютъ то, чтò велятъ 0,01 и, правда, что дѣлаются чудеса. И люди вѣрятъ, ч[то] чудеса эти нужны, и потому не могутъ, не хотятъ измѣнять жизнь, производящую эти чудеса. Чудеса поддерживаютъ дурную жизнь. Дурная жизнь производитъ чудеса. Развѣ можно улучшить жизнь, продолжая жить дурно. Одно нужно:201 202 поставить на первое мѣсто нравственныя требованія, а поставь на первое мѣсто нравств[енныя] требованія, и тотчасъ уничтожатся аэропланы и.....[678]

Масарикъ писалъ: Дѣло не въ томъ, что нѣтъ религіи, а есть глупая, ложная религія. — Религія прогресса. И пока она не уничтожит[ся], нѣтъ исправленія. Вѣра въ эволюцію, а потому «служить». Получаю письма. Самоувѣрен[ность] общая, здѣсь самоувѣр[енность] частная. Служить тому, что мы знаемъ и чего хот[имъ]. Религія же истинн[ая] въ томъ, чтобы служить тому, чего мы не знаемъ. А мы хотимъ служить, какъ мы хотимъ и какъ служимъ. И что дальше, то все хуже, но говор[имъ]: пройдетъ!

Намъ нужна вѣра въ эволюцію.[679]

————————————————————————————————————

Трудно себѣ представить тотъ переворотъ, к[оторый] произойдетъ во всей вещественной жизни людей, если люди не то что станутъ жить по любви, но только перестанутъ жить злобной животной жизнью.[680]

————————————————————————————————————

Если ужъ говорить о Б[огѣ], Богѣ Творцѣ, то Б[огъ], сотворившій по ихъ понятію человѣка, не могущаго понимать иначе какъ при ограниченіи пространства и времени, этотъ Богъ, по ихъ понятію, находится тоже въ пространствѣ и времени, т. е. вездѣсущъ (пространство) и вѣченъ (время).[681]

Оч[ень] хорошо.

————————————————————————————————————

Сначала кажется, что жить только передъ Б[огомъ] не твердо, мало, искусственно, неестественно. А только попытайся жить[682] такъ и увидишь, какъ легко и твердо и естественно. Вѣдь все такъ то.

Не для того ли и дана человѣку жизнь во времени, чтобы онъ могъ утвердить себя въ жизни въ Богѣ?202

203 Развѣ не то же самое, когда люди живутъ только передъ людьми: политическ[іе] дѣятели, ученые, художнн[ки]. Какъ ни пусты всѣ эти дѣятельности, какъ ни сомнительны ихъ результаты, люди отдаютъ имъ всю жизнь. То какже не отдать всю свою жизнь на дѣятельность для души, всегда плодотворную, всегда свободную и всегда вознаграждаемую?[683]

1) Герасимъ

2) Кандау[ровъ]

3) Сем. Вл.

4) Ершовъ

5) Хролковъ

————————————————————————————————————

Сашѣ взять день[ги] и раздать по 3—60 на душу.

————————————————————————————————————

Въ 112 выѣхать верховымъ.

————————————————————————————————————

Помоги мнѣ,[684] Источникъ нашей жизни, Духъ всемірный, помоги мнѣ хоть на послѣдокъ жить въ этомъ поганомъ моемъ тѣлѣ жить только передъ Тобой и для Тебя.[685]

————————————————————————————————————

Какъ легко простить кающагося, смиреннаго — и какъ трудно потушить въ себѣ rancune[686] недоброжелательство къ оскорбившему тебя самоувѣренному, довольному.[687] А[688] такихъ то и важно выучиться прощать.[689]

10 Авг. Въ первый разъ вчера, когда писалъ письмо Галѣ Ч[ертковой], почувствовалъ свою виноватость во всемъ и естественное желаніе просить прощенія (Фран[цискъ] Асиз[скій]) и сейчасъ, думая объ этомъ, живо чувствую «радость, эту почти, совершенную». Какъ просто, какъ легко, какъ освобождаетъ отъ тщеславія, какъ облегчаетъ отношенія съ203 204 людьми! Ахъ, если бы это не былъ самообманъ и удержалось бы![690]

Любовь есть сознаніе себя проявленіемъ всего — сознаніе единства себя и Всего — любовь къ Б[огу] и ближнему.[691] [692]

Если сознаешь себя смиреннымъ, то перестаешь быть смиреннымъ.[693]

Въ письмо прибавить:

1) о загробной жизни,

2) писаніе и разумъ.

Кому же изъ двухъ вѣрить?

————————————————————————————————————

Полезно практиковать, пріучать себя къ поступкамъ,[694] когда одинъ на одинъ, такимъ, к[отор]ые не сдѣлаешь при людяхъ — не убить муху, не обругать въ душѣ.... и такимъ, когда на людяхъ, к[оторые] желалъ бы скрыть отъ людей.[695]

————————————————————————————————————

асфальтъ

————————————————————————————————————

Богъ это сама въ себѣ та духовная сила, к[отору]ю я знаю въ себѣ.[696]

————————————————————————————————————

Самоотреч[еніе]. 12 авг. К[ругъ] Ч[тенія]. Эпиктетъ.

————————————————————————————————————

Ед[иную] З[аповѣдь] послать полную.

————————————————————————————————————

Измѣнить 2, 3, 4 отдѣлы въ Предис[ловіи.]

————————————————————————————————————

Суевѣрія половой любви, патріотизма.[697]

————————————————————————————————————

Какая странность: я себя люблю, а меня никто не любитъ.[698]

————————————————————————————————————

Вмѣсто того, чтобы учиться жить любовной жизнью, люди учатся летать. Летаютъ очень скверно,[699] но перестаютъ учиться204 205 жизни любовной, только бы выучиться хоть кое какъ летать. Это все равно, какъ если бы птицы перестали[700] летать и учи[ли]сь бы бѣгать или[701] строить велосипеды и ѣздить на нихъ.[702]

[16 августа.] × Люди отдадутъ дѣтей въ гимнадзію, гдѣ ихъ учатъ З[акону] Б[ожію], т. е. въ корнѣ извращаютъ ихъ понят[iя] и развращаютъ ихъ нравственно, и родители эти потомъ наивно спрашиваютъ: что нужно дѣлать, чтобъ хорошо[703] воспитать дѣтей? Все равно, какъ если бы человѣкъ высѣялъ свои сѣмена на землю, заросшую сорными травами и спрашивалъ бы пот[омъ][704], что надо сдѣлать для того, чтобы хорошо возрастить эти, высѣянныя въ сорную траву сѣмена? Происходитъ это отъ того, что люди въ дѣлѣ воспитанія приписываютъ важность чему хотите — ореографіи, исторіи, пѣнію, латин[скому] языку, чему хотите, но только не тому одному, чтò одно важно, т. е. не катехизису и т. п., а истинному закону Божію, т. е. объясненію смысла жизни и установленiю вытекающаго изъ него нравствен[наго] руководства. Мало того, что не приписываютъ важности, но зная несомнѣнно, что все то, чтò обязательно преподается въ казенныхъ заведеніяхъ подъ именемъ З[акона] Б[ожія], есть явный обманъ и ложь, родители все таки отдаютъ дѣтей въ эти заведенія. Вообще главное правило въ дѣлѣ воспитанія не только у насъ, но и вездѣ, по моему, въ недѣланіи, т. е. въ томъ, чтобы воздерживаться насколько возможно отъ дѣятельнаго — не говорю уже насильствен[наго], но какого бы то ни было воздѣйствія на дѣтей,[705] какъ наприм[ѣръ], отдача ихъ въ казенное заведеніе или принудительное обученіе. Дѣятельность же воздѣйствія воспитатель долженъ позволять себѣ не по разсужденію, не по совѣтамъ чужихъ людей, не по теоріямъ, а только тогда, когда[706] они всѣмъ существомъ чувствуютъ, что не могутъ поступать205 206 иначе. Правило это, недѣланіе, само собой разумеется, допустимо только тогда, когда сами родители живутъ духовной жизнью, т. е.[707] сами нравственно совершенствуются.

Хожу и думаю о томъ, какое состоян[iе] у дѣтей Сухот[иныхъ], сколько шаговъ кругомъ парка. Буду ли сейчасъ по приходѣ пить кофе. И мнѣ ясно, что и моя ходьба, и всѣ эти мысли — не жизнь. Чтò же жизнь? И отвѣтъ я знаю только одинъ: Жизнь есть освобожденіе духовнаго начала — души отъ ограничивающая ее тѣла. И потому явно, что тѣ самыя условія, к[отор]ыя мы считаемъ бѣдствіями, несчасть[ями], про к[отор]ыя говоримъ: это не жизнь, что это самое только и есть жизнь или, по крайней мѣрѣ, возможность ея. Только при тѣхъ положеніяхъ,[708] к[оторыя] мы называемъ бѣдствія[ми] и при к[отор]ыхъ начинается борьба души съ тѣломъ и является возможность жизни и[709] самая жизнь, если мы боремся сознательно и побѣждаемъ, т. е. душа побѣждаетъ тѣло.

Временная жизнь въ пространствѣ даетъ мнѣ возможность сознавать свою внѣвременность, независимость[710] отъ времени и пространства. Если бы не было движенія во времени и[711] вещества въ пространствѣ, я бы не могъ сознавать свою безтѣлесность и внѣвременность — не было бы сознанія.

Только[712] сознаніе своего неизмѣняющагося, безтѣлеснаго[713] себя даетъ возможность постигать тѣло, движеніе, время, пространство. И только движеніе вещества во времени и пространствѣ даетъ возможность сознавать себя. Одно опредѣляетъ другое. (Не хорошо).[714]

————————————————————————————————————

Въ предисловіе Н[а] К[аждый] Д[ень] о Богѣ.

————————————————————————————————————

О разумѣ въ дѣлѣ вѣры.[715]

206 207

————————————————————————————————————

Внѣшній міръ есть только[716] вещество въ движеніи.[717]

Для того чтобы было движеніе вещества, необходима отдѣленность предметовъ вещества. Отношенія предметовъ вещества между собою опредѣляются мѣрами пространства. Отношенія движенія предметовъ опредѣляются мѣрою времени.[718]

————————————————————————————————————

Всѣмъ равно.[719]

Плохо коли богатымъ не стыдно, a бѣднымъ завидно. Хорошо тогда, когда богатымъ стыдно, a бѣднымъ не завидно.[720]

Я могу сознать то, что мнѣ хочется ѣсть, могу сознать и то, что мнѣ хочется сердиться.

Кто же сознаю[щій]?[721]

————————————————————————————————————

Ѣхали кузены съ няней, захватила мятель, заѣхали въ избу. Ребенокъ плачетъ, молока нѣтъ, другіе обступили. Няня поитъ дѣтей.

Н[яня] даетъ чай, молоко.

Дѣти не ѣдятъ.

Т[аня.] Не могу. М[ика.] И я тоже.

Таня отдаетъ свое и Мика тоже. Себѣ оставь. Т[аня.] Не хочу.

М[ика.] И я хотѣлъ сказать.

Н[яня.] Всѣхъ не накормишь.

М[ика.] A развѣ ихъ мн[ого]?

Хоз[яйка.] Да всѣ почитай.

Т[аня.] Не можетъ быть, всѣ голодны. Я хочу посмотрѣть.

Х[озяйка.] Да что смотрѣть. Вотъ они. (Входитъ баба, за ней ребята).

М[ика] и Т[аня] несмотря на протесты няни, отдаютъ и молоко, и хлѣбъ, и конфе[ты].207

208 Т[аня.] Неужели всѣ такъ?

Х[озяйка.] А то какже? Гдѣ возьмешь?

М[ика] (къ нянѣ). Няня, это правда?

Н[яня.] Не наше это съ вами дѣло, а вы кушайте.

Т[аня] (энергично). Не буду, не буду, и дома не буду, пока у всѣхъ будетъ.

М[ика.] И я тоже.

Н[яня.] Всѣхъ нельзя уравн[ять]. Вамъ Богъ далъ.

Т[аня.] Отчего же онъ не далъ имъ.

Н[яня.] Это не намъ судить, такъ Богу угодно.

Т[аня.] Богу? Зачѣмъ же Ему такъ угодно?[722] (Со слезами). Злой Б[огъ], гадкій Б[огъ]. Не буду ему за это никогда молиться.

М[ика.] И я тоже.

Н[яня] (качаетъ головой). И нехорошо, какъ вы говорите. Вотъ я папашѣ скажу.

М[ика.] И скажи. Мы рѣшили и все. Не надо.

Н[яня.] Чего не надо?

М[ика.] А того, чтобы у однихъ б[ыло] много, a у другихъ ничего.

Таня.] И я говорю: коли Б[огъ] такъ сдѣлалъ, такъ злой онъ. Не буду Е[му] молиться. Злой, злой, нехорошій Богъ.

М[ика.] А можетъ онъ нарочно.

Т[аня.] Нѣтъ, злой.

Ст[арикъ] съ печки. Ахъ, ребятки, ребятки. Хорошіе вы ребятки, да неладно говорите.[723]

(Дети удиви[ли]сь, смотр[ятъ] стараго худаго старика.)

[Старикъ.] Богъ не злой, Б[огъ] добрый, Богъ всѣхъ любитъ. А что одни куличи ѣдятъ, а у другихъ хлѣба нѣтъ, это не Онъ, а люди сдѣлали. — Забыли люди Б[ога], вотъ такъ и сдѣлали. А живи люди по божьи, у всѣхъ бы было.

Т[аня.] А какже надо[724] сдѣлать, чтобъ у всѣхъ было?

М[ика.] Только скажи, я такъ и сдѣлаю, когда вырас[ту] большой.208

209 Ст[арикъ.] А такъ надо дѣлать, чтобы лишняго не брать, а съ нищимъ дѣлиться.

Т[аня.] Сдѣлаю, сдѣлаю такъ.

М[ика.][725] Я[726] прежде тебя сказалъ, что сдѣлаю, чтобъ никого бѣдныхъ не б[ыло].

Н[яня.] Ну будетъ пустое болтать, кушайте послѣднее молоко.

М[ика] и Т[аня.] Не будемъ, не будемъ и не будемъ.

Т[аня]. А вырастимъ, со всѣми дѣлиться будемъ.

М[ика.] И я. Непремѣнно.

Ст[арикъ.] Ну, дѣтки, молодцы. Ужъ мнѣ не видать, какъ жить станете, когда вырастите. А помогай Богъ.

Т[аня.] И буду, и буду, и буду. Что хотятъ дѣлаютъ, а я буду.

М[ика.] И я тоже.

Ст[арикъ.][727] Я то уже, видно, оттелева на васъ полюбуюсь. Смотрите не забывай[те].

Т[аня.] Не забудемъ.

М[ика.] Ни за что.

————————————————————————————————————

Церковники и правительство съ спокойн[ымъ] духомъ передаюсь народъ — «наукѣ».[728]

————————————————————————————————————

Въ «Всѣмъ равно» изображать характ[еры] какъ крестьянъ, такъ и богатѣевъ.

————————————————————————————————————

Во «В[сѣмъ] Р[авно]». Какъ умори[ли] дѣвочку подъ хлороформомъ.

————————————————————————————————————

Духовенство и сознательно и преимущественно безсознатель[но] старается для своей выгоды держать народъ въ дикомъ суевѣріи.[729]

Понятіе грѣха и совершеніе поступковъ, и воздержаніе отъ поступковъ не ради выгоды или славы людской, а во имя209 210 грѣха есть необходимое условіе истинно человѣческой разумной, доброй жизни. Люди, живущіе безъ понятій грѣха и безъ воздержанія отъ грѣха, живутъ одной животной жизнью. А такъ живутъ[730] всѣ, такъ называем[ые], просвѣщенные люди.[731]

————————————————————————————————————

[2 сентября.] Былъ царь молодой, красивый, здоровый, богат[ый], все у него было. И нечего б[ыло] желать и стало ему скучно.[732] И видѣлъ онъ только молодыхъ, здоровыхъ. И пошелъ онъ гулять и видитъ старика.

— Что это такое? Видитъ мертвое тѣло. Это что?

И я такой буду? И со мн[ой] тоже будетъ? — Да. Пришелъ домой еще скучнѣе.

Зачѣмъ жить? — —

Говорятъ ему: есть такой старецъ умный, спроси у него. Опять потихоньку ушелъ и пошелъ къ старцу. Дорогой идетъ, слышитъ работникъ поетъ пѣсню.

— Что тебѣ весело?

— И какъ весело. Лучше нèкуда.

— И всегда?

— Всегда. Все есть, хорошо кормятъ, работа легкая. Наработую, пѣсни пою, заботы нѣтъ, съ товарищами играю...

Пришелъ къ старцу. Разсказалъ какъ скучаетъ, особенно послѣ того какъ увидалъ старика и мертвеца. А вотъ работникъ поетъ. Какъ быть?

Ст[арецъ.] Ты говоришь, работникъ веселъ. Спроси у него, отъ чего?

— Спросилъ, онъ говор[итъ].....[733]

— Отъ того, что ты свою должность забылъ.

— Да какая же[734] моя должность? Я царь, а не работникъ.[735]

— Неправда, ты человѣкъ. A всякій человѣ[къ] работ[никъ].

— У кого же я работникъ?210

211 У кого? У Бога, Онъ тебѣ[736] жизнь далъ и даетъ. Кормитъ, поитъ, радуетъ. Его ты и работникъ, Ему долженъ и работать.

— Что?

— Что? Его работу, Его дѣло.[737] A дѣло Его въ томъ, чтобы всѣмъ намъ б[ыло] хорошо жить. Вотъ и[738] служи Ему. Дѣлай Его дѣло.

— Какъ?

— Какъ? Люби людей, всѣхъ людей, служи имъ.

— Ну, а какже старость и смерть?

— Только дѣлай, что Онъ велитъ, служи Ему и не увидишь ни старости ни смерти.

— Что же дѣлать?

— A[739] сдѣлай такъ, чтобы не тебѣ служили люди, а ты бы служ[илъ].

— Какъ это сдѣлать?

— Уйди изъ дворца, поди вотъ къ[740] такому человѣку и живи у него въ работникахъ, учись работать. Сдѣлай такъ и проживи лѣто, и потомъ приди ко мнѣ и скажи, какъ прож[илъ]. Если хорошо, оставайся; худо, то вернись къ себѣ.

Царь повѣрилъ и пошелъ домой и сказалъ женѣ, что онъ хочетъ уйти изъ двор[ца] и жить въ деревнѣ, самому работать.

Жена не соглашалась. Царь сказалъ ей: я не могу больше такъ жить, а пойду, какъ сказалъ старецъ.[741] Жена говоритъ иди. Царь пошелъ, прожилъ лѣто и[742] выучил[ся] работать,[743] и сталъ другимъ помогать, и когда пришелъ къ старцу, то скавалъ, что[744] ему такъ хорошо, какъ никогда не было, что онъ сталъ пѣсни пѣть.

————————————————————————————————————

Это не любовь: любовь уважаетъ, вѣритъ, желаетъ блага, любитъ то, чтò любитъ любимый, забываетъ себя ради блага211 212 любимаго. А когда не уважаешь, невѣришь, не желаешь блага, не любишь, а не[на]видишь то, что онъ любитъ, когда помнишь только про себя, то это не любовь, а[745] ревность, требованіе любви къ себѣ — чувство самое противуположное любви и очень близкое къ ненависти, и часто переходящее въ нее.[746]

————————————————————————————————————

К[ъ] сказкѣ. Какъ онъ сталъ раздавать, какъ пришелъ обманщикъ, вокр[угъ] него стала вражда, ненави[сть], пересталъ давать, ненав[исть], зависть. — Старецъ велѣлъ уйти къ бабкѣ. Какъ онъ скосилъ вдовѣ до зари и какъ зап[ѣлъ] пѣсню.

————————————————————————————————————

Странная моя судьба и странная моя жизнь! Едва ли есть какой бы ни было забитый, страдающій отъ роскоши богат[ыхъ] бѣднякъ, [который бы] чувствовалъ и чувствуетъ всю несправедливость, жестокость, безуміе богатства среди бѣдности такъ, какъ я, а между тѣмъ я то и живу и не могу, не умѣю, не имѣю силъ выбраться изъ этой ужасной мучающей меня среды. — Особенно живо чувствую[747] это теперь у Мих[аила] Сер[гѣевича] именно п[отому], ч[то] онъ порядочный, благообразный насильникъ — (разумѣется, не виноватый въ томъ, ч[то] не чувствуетъ).

Можетъ быть, это мое положеніе затѣмъ, чтобы я сильнѣе,[748] безъ примѣси зависти и озлобленія, а съ чувствомъ раскаянія и стыда сознавалъ бы это и яснѣе, живѣе высказалъ бы всю ложь, весь ужасъ этого положенія. Сейчасъ у скотной голые оборван[ные], грязные дѣти и дома Таничка малень[кая], чистенькая съ нянями, игрушка[ми], сластями, заботами о ростѣ Танички. Да, только бы далъ Богъ силы обличить громко, сильно, такъ, чтобы услыша[ли]. Помоги Богъ (29 Авг. утро на гуляньи).

Смотрю — голыя дѣти. Вшивый, грязи[ый] старикъ въ черной избѣ, богатый владѣ[лецъ] нанимаетъ нищихъ за нищенскую212 213 плату, солдатъ: «такъ точно». Табунщикъ пьетъ и съ гордостью говор[итъ] про это. У мальч[иковъ] нѣтъ книгъ. Учитель учитъ тому, что считаетъ дурнымъ. Продавецъ водки. Сенаторъ присуждаетъ. 180 т[ысячъ] въ тюрьм[ахъ],[749] миліонъ въ солдатахъ. Миліардъ рублей съ народа. Отчего? Отчего лож[ная] рел[игія]? Отчего все это? Отъ чего? Одинъ отвѣтъ — отъ того, что нѣтъ вѣры. A нѣтъ вѣры п[отому], ч[то] тѣ, кто жив[етъ] неправдой, боятся истинной вѣры. —

————————————————————————————————————

Торговля женщин[ами]: перевозятъ[750]изъ Поль[ши] Евреекъ и Полекъ десятки тысячъ.

————————————————————————————————————

И не только не учатъ правдѣ, но разрушаютъ ту правду, съ к[оторой] родятся дѣти, обучая ихъ сознательно лжи.

————————————————————————————————————

Жизнь безъ пониман[ія] ея, т. е. безъ религіи, есть то, ч[тò] называется сумашествіемъ. Когда же оно совокупное, поддерживаемое многими, оно становится особенно твер[до] и смѣло проявляется. Мало того, при такомъ совокупномъ сумашеств[іи] люди здравые считают[ся] сумашедшими или преступниками и запираю[тся] въ желтые дома или казнятся.

Какъ по закону тяготѣнія все вещественное стремится къ соединенно, такъ точно стремится къ соединенію по закону любви и все духовное.[751]

————————————————————————————————————

Я — мой духъ, я кончаетъ жить въ моемъ тѣлѣ, но тотъ же мой истинный я, мой духъ живетъ въ людяхъ, и я живу и буду жить этимъ живущимъ въ другихъ духомъ. «Но не моимъ». То то и хорошо, что не моимъ.[752]

————————————————————————————————————

Говорятъ: въ смерти ужасно потеря сознанія. Но вѣдь сознаніе это личность, это то мѣшаетъ сліянію со Всѣмъ.

————————————————————————————————————

213 214

[1 сентября.] Отецъ мой Богъ,[753] Помоги.[754]

————————————————————————————————————

Хочу быть доброй и быть всѣмъ довольной, ни съ кѣмъ не ссориться, всѣхъ, всѣхъ любить, всѣмъ, съ кѣмъ ни сойдусь, дѣлать Добро.[755]

Отецъ, мой Богъ. Знаю, что ты этого отъ меня хочешь. Помоги быть добр[ой].

Знаю, что ты, Богъ, хочешь, чтобы всѣ люди любили другь друга. И я хочу любить всѣхъ, хочу ни съ кѣмъ не ссориться, ни на кого не сердиться, думать больше о другихъ, чѣмъ о себѣ, не брать всего, отдавать другимъ, чего себѣ хочется. Хочу жить такъ, да забываю и сержусь, и ссорюсь, и о себѣ пом[ню], а объ другихъ забываю. Помоги мнѣ, Богъ, всегда помнить тебя и то, че[го] Ты хочешь, и быть доброй со всѣми, со всѣми людьми на свѣтѣ.[756]

————————————————————————————————————

Сначала кажется что движусь я, «ego» — со всѣмъ міромъ, но чѣмъ дальше живешь, тѣмъ яснѣе становится, что движусь не я,[757] а «я» неподвиженъ, а движется мимо него міръ, освобождая его отъ обмана своей подвижности (не вышло).[758]

————————————————————————————————————

Чѣмъ больше сознаетъ чел[овѣкъ] свою духовность — божественность, тѣмъ яснѣе онъ понимаетъ свою неподвижность и обманъ своего движенія во времени.[759]

————————————————————————————————————

[2 сентября.] Да, сначала кажется, что міръ движется во времени и я иду вмѣстѣ съ нимъ, но чѣмъ дальше живешь и чѣмъ больше духовн[ой] жизнью, тѣмъ яснѣе становится, что міръ движется, а ты стоишь. Иногда ясно сознаешь, иногда опять впадаешь въ заблужденіе, что ты движешься со временемъ.[760] Когда же понимаешь свою неподвижность — независимость214 215 зависимость отъ времени, понимаешь и то, что не только міръ движется, а ты стоишь, но съ міромъ вмѣстѣ движется твое тѣло: ты сѣдѣешь, беззубѣешь, слабѣешь, болѣешь, но это все дѣлается съ твоимъ тѣломъ, съ тѣмъ, что[761] не ты. А ты все тотъ же — одинъ и тотъ же всегда, 8-лѣтній и 82-лѣтній. И чѣмъ больше сознаешь это, тѣмъ больше сама собой переносится жизнь внѣ себя въ души другихъ людей.[762] Но не это одно убѣждаетъ тебя въ твоей неподвижн[ости], независимости отъ времени — есть болѣе твердое сознаніе того, что я, то, чтò составляетъ мое я, независимо отъ времени, одно, всегда одно и несомнѣнно есть. Это[763] сознаніе своего единства со Всѣмъ, съ Богомъ.[764]

————————————————————————————————————

Богъ велить пополамъ дѣлить.

————————————————————————————————————

Гаврилъ Мартыновъ.

————————————————————————————————————

Яковъ Гавриловъ.

————————————————————————————————————

Развѣ бы я могъ, удержавъ память, бòльшую часть духовнаго вниман[ія] направлять на сознаніе и повѣрку себя.[765]

Хорошо: я неподвижно, но оно освобождается, т. е. совершается процессъ освобожденія, а процессъ непремѣнно совершается во времени. Да,[766] то снятіе покрововъ, к[отор]ое составляете освобожденіе, совершается во времени, но я всетаки неподвижно. Освобожденіе сознанія[767] совершается во времени: было больше, стало меньше, или б[ыло] меньше стало — больше сознанія. Но само сознаніе одно неподвижно, оно одно ЕСТЬ.[768]

————————————————————————————————————

Читаетъ исторію о Фуксѣ[?]215

216 Тщеславіе, желаніе славы людской основано на способности переноситься въ мысли, чувства другихъ людей. Если челов[ѣкъ] живетъ одной тѣлесной, эгоистической жизнью, эта способность будетъ использована имъ опять та[ки] для себя, для того чтобы, догадываясь о мысляхъ и чувствахъ людей, вызвать въ нихъ похвалы, любовь къ себѣ. Въ человѣкѣ же, живущемъ духовной жизнью, способность эта вызоветъ только[769] состраданіе другимъ, знаніе того, чѣмъ онъ можетъ служить людямъ — вызоветъ въ немъ любовь. Я слава Б[огу], испытываю это.

————————————————————————————————————

Никогда не испытывалъ въ сотой[770] долѣ того состраданія, состраданія до боли, до слезъ, к[оторое] испытываю теперь, когда хоть въ малой степени стараюсь жить только для души, для Б[ога].[771]

————————————————————————————————————

Нынче 5 Сент. 1910 ясно понялъ значеніе вещества, пространст[ва], движенія (времени). Пространство — мѣра вещества, (Время — мѣра движенія). —

Если я говорю, ч[то] вещество твердо, то я говорю только то, ч[то] оно тверже другаго менѣе твердаго: желѣзо тверже камня, камень — дерева, дерево — глины, глина — воды, вода — воздуха, воздухъ — эфира, эфиръ — чего?[772] Все это мѣры твердости по отношенію нуля твердости, к[оторый] я знаю въ себѣ. Тоже съ пространствомъ. Сиріусъ дальше солнца, сол[нце] — земли, зем[ля] — луны, луна — Сибири, Сибирь —Моск[вы], и такъ до моей руки, моего тѣла, до нуля разстоянія, к[оторый] я знаю въ себѣ. Опять тоже въ движеніи — времени. Геологич[ескіе] первороды раньше растеній, растенія раньше живот[ныхъ], животн[ыя] раньше человѣ[ка], Египтяне раньше Евр[еевъ], Евр[еи] — Грековъ, и такъ далѣе до[773] нуля времени[774] во мнѣ, тоже до нуля движенія во времени, к[оторый] я216 217 знаю въ себѣ. И потому есть и реально только то, ч[то] безтѣлесно — внѣпространственно и неподвижно, т. е. внѣвременно. И это есть то самое, чтò я сознаю собою. Дурно выра[зилъ], но хорошо.[775]

————————————————————————————————————

Материнство для женщины не есть высшее призваніе.[776]

————————————————————————————————————

Самый глупый человѣкъ это тотъ, к[оторый] думаетъ, что все понимаетъ. Это особый типъ.[777]

————————————————————————————————————

Думать и говорить, что міръ произошелъ посредствомъ эволюціи, или что онъ сотворенъ Богомъ въ 6 дней, одинаково глупо. Перв[ое] всетаки глупѣе. И умно въ этомъ только одно: не знаю, и не могу и не нужно знать.[778]

————————————————————————————————————

Вмѣсто того, чтобы[779] тѣ, на кого работаютъ, были благодар[ны] тѣмъ, кто работаютъ — благодарны тѣ, кто работаетъ, тѣмъ, кто ихъ заставляетъ на себя работать. Что за безуміе![780]

Не могу привыкнуть смотрѣть на ея слова, какъ на бредъ, а это одно нужно. Отъ этого вся моя бѣда.

Нельзя говорить съ ней, п[отому] ч[то] для нея не обязательны ни логика, ни правда, ни сказанныя ею же слова, ни[781] совѣсть. Это ужасно.[782]

————————————————————————————————————

Не говоря уже о любви ко мнѣ, к[оторой] нѣтъ и слѣда, ей не нужна и моя любовь къ ней, ей нужно одно: чтобы люди думали, что я люблю ее. Вотъ это то и ужасно.[783]

————————————————————————————————————

Одно и только одно мы[784] несомнѣнно знаемъ, это одно217 218 единcтвенн[о], несомнѣнно и прежде всего известное намъ есть наше «я», наша душа, т. е. та безтѣлеcная сила, к[оторая] связана съ нашимъ тѣломъ. А потому и всякое опредѣленіе чего бы то ни б[ыло] въ жизни, всякое знаніе въ основѣ своей имѣетъ это одно, общее всѣмъ людямъ знаніе.[785]

————————————————————————————————————

Прогрессъ ни для отдѣльнаго человѣка, ни для рода человѣческаго не имѣетъ никакого значенія, п[отому] ч[то] происходить во времени, к[оторое] безконечно. Прогрессъ во времени есть только необходимое условіе возможности сознанія блага совершенствованія.[786]

————————————————————————————————————

Худож[ественное] не могу, какъ не могу въ игрушки играть.

————

218 219

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА № 6.

Воспитаніе зиждется на религіозн[омъ] обученіи. И вездѣ религіозн[ое] обуче[ніе] не то, ч[то] отсутствуетъ, но безъ сравнен[ія] хуже — замѣняется ложью.

....«Кто соблазнитъ един[аго] изъ мал[ыхъ] сихъ».

————————————————————————————————————

Различіе настроеній — перемѣн[ы] богатст[ва] натур[ы].

————————————————————————————————————

В[алентину] Ф[едоровичу]. Найти объ угожденіи тѣлу. Вегетарьянство. Гдѣ Шопенгауера о собакѣ въ зеркалѣ?

————————————————————————————————————

В[алентину] Ф[едоровичу]. Передать книжечки.

————————————————————————————————————

Душану: статисти[ка] самоуб[ійетвъ] на миліонъ и общая въ годъ.

У Душ[ана] нѣмецкое письмо, попросить у Ч[ерткова] карто[чку].

————————————————————————————————————

1) Илья Ко[пыловъ] 2

2) Семенъ Ерш[овъ] 2

3) Фокан[овъ] 3

4) Гераси[мъ] 3

5) Ник[олай] Хр[олковъ] 2

————————————————————————————————————

[25 августа.] 1 Душану Vedic Magaz[ine].

2 Сашѣ — Ив[ану] Ив[ановичу], ч[то] окон[чилъ].

3) Одѣяло подши[ть].

Правда ли Копыловъ?

Кто Мих. Ив.?219

220 Клепка? [787]

Правда ли пр[екратили] газету?

Китайца камнемъ и убиваютъ?

Откуда деньги для проѣзда въ Кишиневъ?

Явка?

Граница?

216 стр. Когда въ тюрьму?

Въ Берлин[ѣ] откуда деньги?

Въ Англі[и], Америк[ѣ] откуда?

317. Греціи [?] чудов. неясно.

Зачѣмъ неразбериха?

Ангелъ?

————————————————————————————————————

Переписку о нравствен[номъ] преподаваніи.

————————————————————————————————————

Ива[ну] Ив[анович]у: Правда.

Суевѣрія[788] мѣшаютъ доброй жизни. Освобождаетъ отъ суевѣрій только правдивость, не только передъ людьми, но и передъ самимъ собой.[789]

Въ книжкѣ Смиреніе есть мысль: о томъ, что человѣкъ всегда одинаково удаленъ отъ совершенства. Мысль эта должна быть выражена такъ:

Если человѣкъ стремится къ Богу, то онъ никогда не можетъ быть доволенъ собою. Сколько бы онъ ни подвинулся,[790] онъ чувствуетъ себя всегда одинак[ово] удаленнымъ отъ совершенства, такъ какъ совершенство безконечно.

Ив[ану] Ив[анович]у: Нельзя ли включить въ Смиреніе 2-е изъ 29 Авг. (Вишну Пурана) и въ Правду внести 8-е изъ 29 же Авг. (Эмерсонъ)

Душану. О L’ére nouvelle.

Просить дать адресъ Edward Р. и заплатить за полученіе и прислать Qu’est ce qu’un anarchiste.220

221 Составить книгу объ отказавшихся Булгак[ову.] Хлѣбы мѣсить — закваска съ вечера.

Рано мѣсить.

На лопату хлѣбы.

————————————————————————————————————

Стирка. Подъ пятницу. Въ субботу моются.

Корову на зорьку, а потомъ доить.

Ставятъ въ погребъ.

Овецъ моютъ и стригутъ два paзa.

Дѣти тряпки, кромку отъ сукна.

Перемычка до крещенія.

Портки до 3-хъ лѣтъ.

Дѣвочка с 7, 8 лѣтъ сарафанчикъ ситцевой, кафтанчики рѣдки.

Фуражки, шапки.

Весна — холсты.

Полокъ.

Чай чугунокъ.

Похлебкой мыла ребенка.

————————————————————————————————————

Лапша въ праздн[икъ], пшеничная и черная.

Больной лежитъ на полу въ[791] избѣ.

————————————————————————————————————

Рожаницѣ на солом[ѣ] и дерюжка — попонка.

————————————————————————————————————

Топятъ соломой, или хворостъ рубятъ бабы.

Мыломъ моются рѣдко.

————————————————————————————————————

Молочница отъ нечистоты, соски болятъ.

————————————————————————————————————

Кателку[792] жуетъ. Завязываетъ соску въ тряпочку, завязываетъ ниткой. — Соска до году, или изъ каши жуютъ.

————————————————————————————————————

Живутъ съ женами до конца.

Послѣ родовъ пьютъ.

Главн[ое] украшен[іе] платки.221

222 Стирка двѣ недѣли.

Прусаки тараканы.

————————————————————————————————————

Не узнаю, только сознаю.

————————————————————————————————————

Передъ челов[ѣкомъ], передъ Б[огомъ].

И это все дѣлается спокой[но], самоувѣрен[но] добрыми людьми?

Дома сказку о Фук

————————————————————————————————————

Эпиграфъ къ Д[ѣтской] Мудр[ости] МѲ XI, 25, 26.

————————————————————————————————————

Къ[793] письму о непрот[ивленіи).[794] «И Хрис[тосъ] сказалъ тоже, когда говорилъ о томъ, что бремя его легко и иго Его благо».

————————————————————————————————————

Нельзя представить себѣ жизнь людей безсмертныхъ и совершенныхъ, по [тому] ч[то] для такихъ людей не было бы жизни. Представ[ить] себѣ людей вѣчно существующихъ и вѣчно совершенствующихся тоже нельзя, п[отому] ч[то] такіе люди достигнутъ совершен[ства] и <уничтожится жизнь>.

[795]Представить себѣ жизнь людей несовершенныхъ, такихъ, каковы мы, безсмертными безъ способности совершенствованія — былъ бы адъ. Нельзя также представить себѣ жизнь людей[796] несовершенныхъ, но совершенствующихся и вмѣстѣ съ тѣмъ безсмертныхъ, — нельзя, п[отому] ч[то],[797] совершенствуясь вѣчно, люди достигли бы совершенства и не было бы жизни.[798]

Нужно стало быть, для того, чтобы б[ыла] жизнь, именно то, ч[то] есть:[799] рожденіе и смерть существъ несовершенныхъ, но способныхъ къ совершенствованію. Способность же совершенствованія222 223 даетъ всякому смертному и несовершенному человѣку, полагающему въ этомъ совершенствованiи свою жизнь, постоянное, при какихъ бы то ни б[ыло] условіяхъ неотъемлемое благо.

Есть то самое, что даетъ смыслъ и благо человѣческой жизни.

————————————————————————————————————

Письма Поссе, Ч[ерткову] и Копы[лу][800].

Ив[ану] Ив[анович]у[801] не: нѣтъ зла и нѣтъ смерти, а зло и смерть.

————————————————————————————————————

19 Окт[ября.] О смыслѣ жизни: Вступленіе и заключеніе.

И тоже вступлен[iе] и заключен[iе]. 26 Окт[ября].

Любить ближн[яго] Левитъ XIX, 18 и галатамъ V, 14.

223 224

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА, № 7.

Помнить, что въ отношеніяхъ къ С[офьѣ] А[ндреевн]ѣ дѣло не въ моемъ удовольствіи, а въ исполненіи въ тѣхъ трудныхъ условіяхъ, въ к[оторыя] она ставитъ меня, дѣла любви.[802]

————————————————————————————————————

Мы всегда погоняемъ время. Это значить, что время есть форма нашего воспріятія, и мы хотимъ освободиться отъ этой формы, стѣсняющей насъ.[803]

————————————————————————————————————

[14 сентября.] баластъ, к[оторый] только мѣшаетъ[804] простому, разумному, религіозн[ому] пониманію жизни. Онъ хотѣлъ утилизиров[ать] этотъ баластъ, но балас[тъ] этотъ совсѣмъ не годился для разрѣшенія тѣхъ вопросовъ, к[оторые] онъ ставилъ себѣ. Рѣшеніе ихъ б[ыло] только въ религіи. Но религiя для Н[иколая] Я[ковлевича], какъ и для всѣхъ фил[ософствующихъ] фил[ософовъ], б[ыла] не то, что она есть.... а то, чѣмъ ее себѣ представляютъ...

Рѣшеніе же не тѣхъ вопросовъ, к[оторые] ставятъ себѣ т[акъ] наз[ываемые] фил[ософы] (ein Narr k[ann] m[ehr] fr[agen]...,[805] a тѣ[хъ], разрѣшеніе к[оторыхъ] нужно для разум[ной] жизни людей, онъ могъ найти только въ рел[игіи].

————————————————————————————————————

Самая первая молитва: От[че] Н[ашъ], и[же] еси на небесѣхъ, глупая. —

————————————————————————————————————

Молиться сво[ими] молитв[ами].

224 225


ПОСЛЕДНИЙ ЛИСТ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ



См. стр. 235

Размер подлинника



Такъ ч[то] нѣтъ зла, если есть зло, то только то, к[оторое] чел[овѣкъ] самъ себѣ дѣлаетъ. Нѣтъ и смерти.

————————————————————————————————————

О томъ, что будетъ послѣ прекращенія жизни тѣла, намъ не дано знать и не нужно для чел[овѣка], живущаго «настоящимъ». Для такого чел[овѣка] жизнь всегда благо, п[отому] ч[то] цѣль его жизни единеніе,[806] любовь къ Б[огу] и людямъ, и это всегда доступно ему (мнѣ).

————————————————————————————————————

I. Хочу жить[807] по закону Бога и желаю постигнуть его.

————————————————————————————————————

Дѣти живутъ, какъ больш[іе] разумные люди,[808] ставя выше всего любовь. Взрослые же живутъ какъ дѣти, жертвуя любовью для глупыхъ дѣтскихъ игрушекъ.

————————————————————————————————————

Такъ ч[то], какъ ни странно это можетъ показаться людямъ, міровоззрѣніе религіознаго[809] язычника, вѣрую[щаго] въ свои идолы, всетаки безъ сравненія разумнѣе міровоззрѣнія философа, не признающаго неопредѣлимыхъ основъ познанія и старающагося опредѣлять то, что даетъ возможность какого бы то ни б[ыло] опредѣленія, но само не можетъ быть опредѣлено тѣмъ, что вытекаетъ изъ этого неопредѣлимаго. Религіозный язычникъ признаетъ нѣчто неопредѣлимое и на этомъ неопредѣлимомъ, хорошо ли дурно, строитъ[810] свое пониманіе жизни. Философъ же пытается опредѣлить то, ч[то] не можетъ быть опредѣлено, по[тому] ч[то] опредѣляетъ все остальное, и потому не имѣетъ никакого основанія для пониманія своей жиз[ни]. Всякое знаніе есть установленіе отношеній между слѣдствія[ми] и причинами. Цѣпь же причинъ не можетъ быть безконечна: должна быть причина, не имѣющая причины. Вотъ это то признаетъ всякій религіоз[ный] челов[ѣкъ] и не признаетъ философствующій о жиз[ни] философъ. На дняхъ професоръ[811] физіологіи объяснялъ мнѣ, какъ...225

226 [26 сентября.] Вы желаете, ч[то]бы я написалъ въ вашъ сборникъ статью, касающуюся соціалистич[ескихъ] и экономич[ескихъ] вопросовъ, т. е. мое мнѣніе о томъ, въ какую наилучшую, съ эконом[ической] точки зрѣ[нія], форму должно сложиться общество.[812] Желанія вашего я никакъ не могу[813] исполнить, п[отому] ч[то] не знаю, не могу знать и думаю, что никто не можетъ предвидѣть такой наилучшей[814] экономической формы жизни, въ к[оторую] должно сложиться общество, и во 2-хъ, так[же] и по[тому] ч[то], если бы я представлялъ себѣ наилучшую экономич[ескую] форму общ[ественной] жизни, я бы никакъ не рѣшился бы высказать ее, п[отому] ч[то] твердо убѣжденъ, что именно таково рода утвержденія людей о томъ, чтò воображаемая ими форма общ[ественной] жизни есть наилучшая или неизбѣжная по предполагаемымъ ими законамъ движенія экономической жизни, есть наилучшая,[815] есть главное препятствие къ тому, чтобы, какъ это дѣлаютъ соціал[исты] реформ[аторы] отъ Сенъ-Симона, Фурье, Оуэна до Маркса, Энгельса, Бернштейна и др.

————————————————————————————————————

Къ письму Гроту.

цѣпь же причинъ не мож[етъ] не б[ыть] безконечна и потому явно, что изслѣдованіе извѣстнаго ряда причинъ изъ безконечной цѣпи причинъ не можетъ[816] быть основой міросозерцанія. А между тѣмъ основа эта необходима, разсужденіе же, т. е. дѣятельность ума, не даетъ ее. Гдѣ же взять ее? Нѣтъ ли у насъ еще другого кромѣ разсудочнаго[817] познанія, неизбѣжно допускающаго безконечную цѣпь причинъ? И отвѣтъ очевиденъ: такое совсѣмъ особенн[ое] отъ разсудочнаго познаніе, не нуждающееся въ опредѣленіи причинъ, каждый знаетъ въ себѣ,226 227 называя этотъ родъ познанія — сознаніемъ себя, своего «я» — или, не разбирая строго источника этого познанія, называя это[818] познаніе[819] въ отличіе отъ познан[ія] разсудочнаго, вѣрою, вѣрою хотя не прямо въ мое сознаніе, но въ выраженное другимъ лицомъ мое же сознаніе. Таковы всѣ вѣры отъ Браминской до новѣйшей теософской.[820] Сущность ихъ въ томъ, что они отвѣчаютъ на требованія выраженія основъ не разсудочнаго знанія (какъ бы ни казалось нелѣпо, съ точки зрѣнія разума, ихъ утвержденіе), выражая эти основы такъ, что они удовлетворяют требованіямъ воспринимающихъ.

————————————————————————————————————

Такъ что, по моему мнѣнію, главная причина того безобразн[аго], жестокаго, безнравственн[аго] состоянія всѣхъ европейскихъ, квази христіанскихъ, народовъ заключается въ этой воображаемой людьми возможности предвидѣнія[821] наилучшаго устройства одними людьми жизни другихъ людей. На этомъ основано порабощеніе и ограбленіе рабочего народа землевладѣльцами и капиталистами, на этомъ же развращеніе людей лживыми религіозн[ыми] ученіями и милитаризмъ, т. е. обращеніе[822] въ убійцъ всѣхъ здоровыхъ молодыхъ людей, дошедшихъ до полн[аго] возраста, на этомъ заблужденіи основано[823]все то зло, на ко[торое] указываютъ соціалисты и к[отор]ое сами увеличиваютъ, желая исправить его.

Сейчасъ въ дурномъ духѣ: все нехорошо, все мучаетъ, все не такъ, какъ бы мнѣ хотѣлось. И вотъ вспоминаю то, что жизнь моя только въ томъ, чтобы освобождаться отъ того, чтò скрываетъ мнѣ меня настоящаго, меня — любовь, и тотчасъ же все перестанавливается. Все, что мучало, представляется пустякомъ, не стоящимъ вниманія, тоже, въ чемъ жизнь и чтò даетъ ея радость, сейчасъ все передо мной. Только бери. И сейчасъ вмѣсто досады, недобраго чувства — спокойное обращеніе на себя, и227 228 все, что мучало, становится матерьяломъ, переработка котораго даетъ лучшую радость.[824]

Какой ужасный умственный ядъ современная литература, особенно для молодыхъ людей изъ народа. Во 1-хъ, они набиваютъ себѣ память неясной, пустой, самоувѣренной болтовней тѣхъ писателей, к[оторые] пишутъ для современн[ости]. Главная особенность и вредъ этой болтовни въ томъ, что вся она состоитъ изъ намековъ, цитатъ изъ самыхъ разнообразныхъ, самыхъ нов[ыхъ] и самыхъ древнихъ писателей. Цитируются словечки изъ Плат[она], Гегеля, Дарвина, о которыхъ пишущій не имѣетъ ни малѣйшаго понятія, и рядомъ словечки какого-нибудь Горьк[аго], Кнута, о к[оторыхъ][825] не стоитъ имѣтъ[826] какое нибудь понят[іе]; во 2-хъ, наполняя себѣ голову этой болт[овней], не оставляютъ себѣ ни досуга, ни мѣста въ головѣ для того, чтобы прочесть старыхъ, выдержавшихъ повѣрку не только десяти, но ста, тысячи лѣтъ.[827]

————————————————————————————————————

30 Сен. Богъ дышетъ нашими жизнями. Онъ и я одно и тоже. Какъ только понялъ, что я Богъ, такъ я и сталъ Богомъ.[828]

————————————————————————————————————

«Любить враговъ?» Не понимаю. Это афектація. И не можетъ понять.[829]

————————————————————————————————————

Матерьялистическое объясненіе жизни есть совершенно такой же признакъ невѣжества въ[830] области мудрости, какъ выдумываніе perpetum mobile въ области механики. Только знай подмазывай дегтемъ или масломъ, и[831] будетъ ходить.[832]

Богъ дышетъ нами и блаженъ.[833] Мы ищемъ блага, т. е.[834] хотимъ228 229 ли этого или не хотимъ, ищемъ Бога. Если мы ищемъ блага себѣ (тѣлесн[ой] личности), мы не находимъ его, но невольно примѣромъ, послѣдствіями служимъ благу другихъ людей (борьба, техническ[iя] усовершенствован[iя], научныя, религіозн[ыя] заблужд[енія]). Если же мы сознаемъ себя Богомъ, ища блага всѣхъ (любовь), то находимъ благо свое.[835] Если ищемъ Бога, находимъ благо; если ищемъ истинное благо, находимъ Бога.

Да, любовь есть послѣдствіе блага. Первое не любовь, а благо. Вѣрнѣе сказать, что Богъ это благо, чѣмъ то, ч[то] Б[огъ] есть любовь.[836]

————————————————————————————————————

Музыка вызываетъ потребность общенія.[837]

————————————————————————————————————

4 человѣка качаютъ.

————————————————————————————————————

Почему красота тѣла женщинъ, венера Милосская? Чувственность.[838]

————————————————————————————————————

Человѣкъ сознаетъ свою жизнь, какъ нѣчто такое, что есть и всегда было — и даже не всегда, п[отому] ч[то] «всегда» указываетъ на время, а что есть, и есть, и одно только и есть. Тѣло мое — да, изъ утробы матери, но я — совсѣмъ другое, я есмь.[839]

————————————————————————————————————

Спросить Серг[ѣенко] объ альманахѣ и о романѣ.

————————————————————————————————————

Сашѣ — бумажку.

————————————————————————————————————

Самый обыкновенны[й] упрекъ людямъ, высказывающимъ свои убѣжденія, тотъ, ч[то] они живутъ несогласно съ ними, и ч[то] поэтому убѣжденія ихъ неискренни. А если подумать серьезно, то получится совершенно обратное.

[840]Развѣ умный человѣкъ, высказывающій убѣжденія, съ229 230 к[оторыми] жизнь его не согласуется, можетъ не видѣть этого несогласія. Если же онъ всетаки высказываетъ убѣжденія, несогласныя съ его жизнью, то это показываетъ только то, чтò онъ такъ искрененъ, что не можетъ не высказать того, чтò обличаетъ его слабость, и не дѣлаетъ того, ч[тò] дѣлаетъ большинство: не подгоняетъ свои убѣждепія подъ свою[841] слабость.[842]

————————————————————————————————————

Религія есть такое установленіе своего отношенія къ міру, изъ к[отораго] вытекаетъ руководство всѣхъ поступковъ. Обыкновенно люди устанавливаютъ свое отношеніе къ началу всего Богу и этому Б[огу] приписываютъ свои свойства: наказанія, награды, желаніе быть почитаемымъ,[843] любовь, к[отор]ая въ сущности свойство только человѣческое, не говорю уже о тѣхъ нелѣпыхъ легендахъ, въ которыхъ[844] бога описываютъ, какъ человѣка. Забываютъ то, что мы можемъ признать, скор[ѣе] не можемъ не признать начало всего, но составить себѣ какое нибудь понятіе объ этомъ началѣ никакъ не можемъ. Мы же придумываемъ своего человѣческ[аго] Бога и за панибрата обращаемся съ нимъ, приписывая ему наши свойства. Это панибратство, это умаленіе бога болѣе всего извращаетъ религіозное пониманіе людей и большей частью лишаетъ людей какой бы то ни было религіи — руководства поступковъ. Для установленія такой религіи лучше всего оставить бога въ покоѣ, не приписывать ему не только творенія рая, ада, гнѣва, желанія искупить грѣхъ и т. п. глупости, но не приписывать ему воли, желанія, любви даже. Оставить бога въ покоѣ, понимая Его, какъ нѣчто совершенно недоступное намъ, а строить свою религію, отношеніе къ міру на основаніи тѣхъ свойствъ разума и любви, к[оторыми] мы владѣемъ. Религія эта будетъ таже религія правды и любви, какъ и всѣ религіи въ ихъ истин[номъ] смыслѣ отъ браминовъ до Христа, но будетъ точнѣе, яснѣе, обязательнее.230[845]

231 2) Какое страшное кощунство для всякого человѣка, понимающего бога, какъ можно и должно, признаваніе одного Еврея Іисуса Богомъ![846]

Тайна: зачѣмъ тѣло? зачѣмъ пространство и время и причинность. Но вѣдь вопросъ: зачѣмъ есть вопросъ причинности. И остается тайна[847]

————————————————————————————————————

Спрашивать надо: не зачѣмъ я живу? а — чтò мнѣ дѣлать?[848]

————————————————————————————————————

Дѣло наше здѣсь все только въ томъ, чтобы держать себя, какъ орудіе, к[отор]ымъ дѣлается непостижимое мнѣ дѣло въ наилучшемъ порядкѣ — какъ ножъ, чтобы онъ б[ылъ] остеръ, а не тупъ, или какъ свѣтильн[икъ], чтобы онъ свѣтилъ, а не тухъ. Тоже, что дѣлается нашими жизнями, намъ не узнать, да и не нужно.[849]

————————————————————————————————————

Понятіе Бога въ самомъ даже грубомъ смыслѣ — разумѣется далеко не отвѣчающемъ разумному представленію о немъ — полезно для жизни тѣмъ, что воспоминаніе, представленіе о немъ переносить сознаніе въ высшую область, изъ к[отор]ой видны свои ошибки — грѣхи, заблужденія.[850]

————————————————————————————————————

Мысль Iosé Ingegnieros: когда революціонеры достигаютъ власти, они неизбѣжно должны поступать также, какъ поступаютъ всѣ властвующіе, т.е. совершать насилія, дѣлать прест[упленія], безъ чего нѣтъ и не можетъ быть власти.[851]

————————————————————————————————————

Наши любви къ близкимъ: дѣтямъ, братьямъ, женамъ, это обращики той любви, какую мы должны и можемъ имѣть ко всѣмъ, къ Богу въ людяхъ.231[852]

232 Надо быть, какъ лампа, закрытымъ отъ внѣшнихъ вліяній — вѣтра, насѣкомыхъ, и приэтомъ чистымъ, прозрачнымъ и жарко горящимъ.[853]

————————————————————————————————————

1) Списокъ отказ[авшихся].

2) Фрукты.

3) Предислов[iе].

Представленіе міра вещественнаго въ пространствѣ и времени иллюзорно, п[отому] ч[то] не можетъ быть доведено до конца: пространство безконечно, а между тѣмъ вещество не можетъ быть понимаемо иначе, какъ ограничен[нымъ] — въ предѣлахъ. Время[854] опредѣляетъ[855] продолжительность явлений, а между тѣмъ оно — время — само по себѣ безконечно, и потому всякая[856] продолжительность по отношенію къ безконечному не имѣетъ никакого значенія, и всѣ такія мѣры представляютъ изъ себя x/ и потому равны, какой бы ни былъ x, а потому и не могутъ имѣть никакого значенія.

————————————————————————————————————

Безвоздушное пустое пространст[во] что такое?[857]

Не передъ Б[огомъ], а передъ самимъ собой, т. е. передъ Б[огомъ] въ себѣ.[858]

————————————————————————————————————

Солдатство вызываетъ потребность патріотизма. Патріотизмъ — потребность солдатства.[859]

————————————————————————————————————

Главное дѣло въ томъ, что какъ только устройство впередъ предрѣшенное, такъ оно должно быть устроено насиліемъ.

Большей же частью устраивается оно не для людей, а для себя.232

233 9/10 бедствій человѣчества отъ этого суевѣрія и бѣдствій именно тѣхъ, отъ к[отор]ыхъ стараются избавить человѣчество соціал[истическія] ученія.

————————————————————————————————————

Не антимилитаризмъ a религ[іозно]-нр[авственный] законъ, вслѣдствіе к[отораго] человѣкъ не можетъ ни устраивать жизнь другихъ, ни подчиняться устройству, установленному другими, какъ только оно противно р[елигіозно]-н[равственному] закону. A насил[іе] всегда противно ему.

[27 октября]. [860]Сожалѣю о томъ,[861]что мой уходъ изъ дома[862] доста[витъ] тебѣ огорченіе,[863] пожалуйста прост[и] меня за это. Но пожалуйста пойми то, ч[то] я не могъ поступить иначе. Положеніе мое,[864] человѣка, сознающаго всю тяжесть грѣха моей жизни[865] и продолжающаго жить въ этихъ преступныхъ условіяхъ безумной роскоши среди нужды всѣхъ окружающихъ, стало мнѣ[866] стало невыносимо. Я дѣлаю только то, что[867] обыкновенно дѣлаютъ[868] старики, тысячи стариковъ, люди близкіе къ смерти, ухожу[869] отъ ставшихъ противными имъ прежнихъ условій въ условія близкія къ ихъ настроенію. Большинство уходятъ въ монастыри, и я ушелъ бы[870] въ монастырь, еслибы[871] вѣрилъ тому, чему вѣрятъ въ монастыряхъ. Не вѣря же такъ, я[872] ухожу просто въ уединеніе. Мнѣ необходимо быть одному. Пожалуйста не ищи меня и не пріѣзжай ко мнѣ, если узнаешь, гдѣ я. Такой твой пріѣздъ только утягчитъ твое и мое положенiе.233 234 Прощай, [873] благодарю тебя за твою честную 48 лѣтнюю со мною жизнь и за твои заботы обо мнѣ и о дѣтяхъ.[874] Прошу тебя простить меня во всемъ томъ, чѣмъ я б[ылъ] виноватъ передъ тобой, также я отъ всей души прощаю тебя во всемъ томъ, чѣмъ ты могла быть виновата передо мною, и оч[ень] прошу тебя помириться съ тѣмъ новымъ положеніемъ, въ к[оторое] ставитъ тебя мой уходъ изъ дома и не имѣть противъ меня, также какъ и я противъ тебя, ни малѣйшаго недобраго чувства.

Если захочешь что сообщить мнѣ, передай Сашѣ, она будетъ знать, гдѣ я, хотя я и взялъ съ нее обѣщаніе никому не говорить этого.

————————————————————————————————————

Знаніе одно истинная религія...

————————————————————————————————————

28 Ок. Письмо это переписалъ немного иначе и оставилъ Сашѣ для передачи С[офьѣ] А[ндреевнѣ]. —

[29 октября Оптина пустынь.] Давайте же, если мы[875] точно хотимъ уничтожить заблужденіе смерт[ной] казни[876] и, главное, имѣемъ то знаніе, к[отор]ое уничтожаетъ это заблужденіе, давайте несмотря ни на какія угрозы, лишенія и страда[нія] сообщать людямъ это знаніе, п[отому] ч[то] нѣтъ, по моему мнѣнію, другаго[877] средства борьбы съ[878] этимъ заблужденіемъ.

31 окт. 10 г. Богъ есть неограниченное все, человѣкъ есть только <проявленіе> ограниченное проявленіе Его.[879]

————————————————————————————————————

————

234 235

ЛИСТ ИЗ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ, № 7.

Мыло.

Ногтевая щеточка.

Блокъ-нотъ.

Кофе.

Губка.

==============

1) Феодорит[ъ] и издохш[ая] лош[а]дь.

2) Священ[никъ] обращенный обращаемымъ.

3) Романъ Стр[ахова] Грушеньк[а] — экономка.

4) Охота; дуэль и лобовые.

————

235 236

КОММЕНТАРИИ

КРАТКАЯ ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ КАНВА ЖИЗНИ
Л. Н. ТОЛСТОГО ЗА 1910 ГОД.


Январь

1, 2, 6

Продолжение работы над статьей «Сон» — заключительная глава к трилогии «Три дня в деревне».

»

2

Запись в Дневнике: «Не переставая стыдно за свою жизнь».

»

»

Посещение Толстого корреспондентом французской газеты «Figaro» Рене Маршан’ом (René Marchand).

»

3, 6

Продолжение работ над статьей «Второй день в деревне» («Народная беднота», окончательное заглавие «Живущие и умирающие») — вторая часть трилогии «Три дня в деревне».

»

5

Запись в Дневнике: «Всё тяжелее и тяжелее становится видеть рабов, работающих на нашу семью».

»

»

Письмо к Альберту Шкарвану по поводу письма Евгения Шмитта о науке.

»

7

Кинематографические съемки А. И. Дранкова.

»

8

Продолжение работы над статьей «Подати» — третья часть трилогии «Три дня в деревне».

»

8, 11

Чтение итальянского альманаха «Coenobium» — «Rivista Internationale di liberi studi».

»

9

Окончание статьи «Подати».

»

13

Чтение второго тома рассказов Горького в издании «Знание» (Спб. 1901). Отзыв в Дневнике: «Очень плохо». Пометки, сделанные Толстым на полях при чтении этой книги.

»

14, 15, 18, 20, 27—29

Исправление «Января» «На каждый день».

»

16

Поездка в Тулу с Д. П. Маковицким и присутствование на заседании выездной сессии Московской судебной палаты, где слушалось дело по обвинению крестьян в ограблении почты и

239 240



дело социалиста-революционера И. И. Афанасьева. Благодаря присутствию Толстого — оправдательный приговор по первому делу и сравнительно мягкий — по второму.

Январь

16

Получение письма от гимназистки Л. Н. Ляпиной о самоубийстве.

»

»

Получение известия о выходе полного «Круга чтения» в издании «Одесского листка».

»

17

Приезд в Ясную поляну В. Ф. Булгакова, рекомендованного В. Г. Чертковым для помощи Толстому.

»

20

Получение письма от А. М. Кузминского с отказом исполнять просьбы Толстого по судебным делам.

»

23

Письма о кооперативном движении В. Ф. Тотомианцу и А. В. Голицыну.

»

24

Письмо ссыльно-поселенцу С. Мунтьянову.

»

26

Чтение вслух его письма Толстому о предстоящей революции и неизбежности террора на почве классовой вражды (Дневник В. Ф. Булгакова).

»

30, Февраль 2—21

Составление книжек сборника, позднее озаглавленного «Путь Жизни».

»

31

Приезд П. И. Бирюкова.

»

»

Присутствование на открытии П. Д. Долгоруковым в Ясной поляне «Народной библиотеки Московского общества грамотности, в честь восьмидесятилетия Толстого».

Февраль

1

Просмотр популярных книжек для Народной библиотеки, привезенных П. Д. Долгоруковым.

»


Под впечатлением чтения газетных отзывов о пьесе Э. Ростана «Chanteclair» у Толстого является намерение написать пьесу, чтобы говорить «большой публике».

»

3

Поездка верхом в Ясенковское волостное правление и в дер. Озерки, по делу устройства в приют двух крестьянских сирот.

»

5

Запись в Дневнике: «Очень занимает мысль высказать свою боль о жизни».

»

»

Тяжелое впечатление от полученного письма курсистки Е. М. Петуховой с упреками в непоследовательности — переводе имущества на жену.

»

7

Получение письма, взволновавшего Толстого, от H. Е. Фельтена, с описанием своего суда и тяжелого впечатления, которое производил

240 241



заключенный в тюрьме А. М. Хирьяков, бывший на суде Фельтена в качестве свидетеля.

Февраль

9

На письмо директрисы театральной школы в Одессе, Е. А. Мочаловой, спрашивавшей, как надо произносить поговорку Акима из «Власти тьмы»: «тае или таё», — Толстой ответил: «Тае, а не таё».

»

12

Слова Толстого о писателях, записанные В. Ф. Булгаковым: Гоголе, Достоевском, Пушкине и Чехове.

»

»

Получение приветствия из Москвы от бывшего там главы французской парламентской делегации бар. Детурнеля де-Констана.

»

»

Запись в Дневнике об усилившейся нравственной потребности написать о своем «страдании от грехов людских». Обдумывание этой работы в форме «Записок лакея».

»

»

Получение письма от петербургской учительницы Е. А. Мохначевой от 28 января 1910 г., упрекавшей Толстого за повышение цены на «Книги для чтения». Разговор по этому поводу с С. А. Толстой, и ее отказ понизить цену.

»

»

Припадок болезни печени у Толстого в ночь с 11 на 12 февраля. Сон-кошмар Толстого, будто бы он убил человека, хулившего его. (Дневник Булгакова, стр. 69.)

»

» 17—18, 20, 22—24

Работа над Предисловием к статье П. А. Буланже о Будде, в виде письма к редактору журнала «Жизнь для всех» В. А. Поссе, напечатанного в «Жизни для всех», 1910, № 3.

»

13

Письмо к костромскому губернскому предводителю дворянства П. В. Щулепникову с одобрением его инициативы, принятия в число дворян, исключенных из других дворянских собраний, бывших членов первой государственной думы — «выборжцев».

»

14

Толстой пишет Н. Н. Гусеву, что он занят составлением тридцати книжечек из «На каждый день», «в которых будет меньше изречений, но самый клёк и упрощенные по форме».

»

16

Перечитывание «Мертвых душ» Гоголя.

»

17

Получение письма от киевского студента Б. С. Манджоса с призывом уйти из Ясной поляны, отказаться от графства, раздать имущество и нищим пробираться из города в город. Ответ Толстого Манджосу, что исполнение этого совета

241 242



(уйти из Ясной поляны) составляет его «заветную мечту» («нет дня, чтобы я не думал об исполнении вашего совета»).

Февраль

19

Посещение Ясной поляны Д. Д. Оболенским и чтение им вслух речи члена Государственной думы В. А. Караулова против сметы Синода. Одобрение этой речи Толстым.

»

20

Посещение Толстого корреспондентом норвежской газеты «Morgenbladet» М. Левиным, и его рассказы Толстому о Норвегии.

»

22

Встреча утром с политическим, бывшим матросом. Толстой направил его к Черткову в Телятинки «передохнуть» и собрал среди своих домашних деньги на отправку его за границу.

»

»

Получение письма от гимназистки Л. Н. Ляпиной, отказавшейся от самоубийства под влиянием письма Толстого от 16 января 1910 г.

»

25

Написан рассказ «Ходынка».

»

26

Письмо к редактору чешской газеты «Венков» Карлу Ионашу, о Петре Хельчицком.

»

»

«Аллегория», виденная Толстым во сне (оставшаяся незаписанной.)

»

»

Запись Толстого в Дневнике: «Будет писать. Откупался».

»

27

Поправление книжек «Пути жизни»: «Бог» и «Грехи, соблазны и суеверия».

»

»

Посещение Толстого двумя кубанскими казаками М. С, Астаховым и А. Я. Елисеевым.

»

»

Получение письма от В. Г. Черткова с объяснением по поводу появления в газетах и за границей первых публикаций работ Толстого «Единая заповедь», «Песни на деревне» и «Разговор с прохожим».

»

28

Чтение английской книги: Davies, «The Autobiography of Supertramps» с предисловием Бернарда Шоу. Резкий отзыв Толстого о ней.

Март

1

Чтение вслух трех больших писем, написанных 1 марта: 1) сектанту Е. И. Комладзе по религиозным вопросам; 2) учительнице Е. Б. «о зловредной эпидемии стихотворства» и 3) крестьянину П. У. Пестову об исправлении жизни людей путем исправления прежде всего самого себя.

»

»

Исправление книжки «Пути жизни» «О телоугождении».

242 243

Март

1

Поездка в санях с Д. П. Маковицким к больной крестьянке в Подъиваньково и беседа по дороге с крестьянами о запрещении свободного копания руды.

»

»

Чтение книги проф. А. И. Яроцкого «Идеализм, как физиологический фактор». Юрьев, 1908.

»

2

Посещение Толстого философом-литератором Львом Шестовым.

»

2—3

Исправление двух книжек «Пути жизни».

»

3

Поездка верхом с В. Ф. Булгаковым: блуждание по лесу около 20 верст.

»

»

Чтение книги Ф. А. Страхова «Искание истины».

»

5

Исправление десятой книжки «Пути жизни».

»

»

Получение письма от Христо Досева вместе с письмом из тюрьмы болгарина Миню Попова, бывшего социалиста, отказавшегося от военной службы по религиозным убеждениям.

»

»

Вечером чтение немецкого романа: «Joseph Baitz, Еcce Sacredos. Ein Zeitroman». Dresden, 1909.

»

6

Трудная поездка верхом по весенней дороге с просовами.

»

7, 8, 11, 12—17

Чтение приготовленной к печати и привезенной в Ясную поляну М. А. Стаховичем переписки Толстого с его двоюродною теткою гр. А. А. Толстой. (Издана обществом Толстовского музея Спб. 1911.)

»

8

Исправление книжки «Пути жизни» — «Суеверие наказания».

»

»

Запись Толстого в Дневнике: «Я слаб бываю нервами. Все хотелось плакать». Д. П. Маковицкий в «Записках» от 9 марта добавляет: „Лев Николаевич, ложась спать, сказал мне, что у него расстроились нервы, переутомлен, слезы, нервность. — «Вы меня защищайте от всяких волнений»“.

»

9, 10, 12—13, 18

Работа над письмом японцу — христианскому пастору в Кофу Киносуке Шираиши о значении религии.

»

9

Исправление пятнадцатой книжки «Пути жизни».

»

»

Передача И. И. Горбунову-Посадову для набора первых пяти книжек «Пути жизни».

»

10

Исправление шестнадцатой книжки «Пути жизни».

»

»

Письмо В. Ю. Шимановскому о завещании 15000 руб. на издание народного энциклопедического словаря.

»

»

Письмо к редактору «Вегетарианского обозрения»

243 244



И. И. Перперу с предложением напечатать в журнале переведенную А. А. Гольденвейзер книгу: Bruno Freidank, «Die Schrecken der Civilisation».

Март 12


Чтение книги: Rama Deva, «Light of Truth», Lagore 1906.

»

14

Толстой получил письмо от Ю. А. Мейснер об аресте В. А. Молочникова.

»

»

Написана шестая редакция «Предисловия» к «На каждый день».

»

»

Исправление шестнадцатой книжки «Пути жизни».

»

15, 16, 17, 19, 24, 25, 26, 27, 28, 31

Исправление шестой редакции предисловия к «На каждый день».

»

15

Письмо от бывшего мясника М. В. Мищенко, ставшего вегетарианцем. Письма Толстого к нему и в «Русское Слово», с просьбой напечатать письмо Мищенко. «Русское слово» письма не напечатало.

»

16

Получение № 3 журнала «Жизнь для всех» со статьей П. А. Буланже: «Жизнь и учение Будды» и предисловием к ней Толстого: «О значении ознакомления с основами религиозных учений».

»

»

Чтение корректур книги Э. Моода «The Life of Tolstoy» и исправление изложенных в ней религиозных взглядов Толстого.

»

17

Запись в Дневнике о том, что работа над «На каждый день» стала тяжела: «какой-то педантизм, догматизм».

»

18

Чтение сборника: «Незабвенному Владимиру Васильевичу Стасову. Воспоминания друзей», изд. «Прометей» Спб. 1910.

»

19, 23, 28

Работа над письмом к Р. С. Лабковский о самоубийстве, которое постепенно разрослось в статью «О безумии». Статья не была закончена и до сих пор не была напечатана.

»

20, 21, 24

Исправление корректур первых пяти книжек «Пути жизни».

»

20

Второе письмо к «революционеру», ссыльнопоселенцу С. Мунтьянову о стремлении устраивать жизнь других людей.

»

21, 22

Посещения Ясной поляны финским писателем-единомышленником Толстого Арвидом Ернефельтом.

244 245

Март

22—23

«Очень скучная работа» по исправлению корректур «Пути жизни».

»

23—24

Намерение написать пьесу для народного театра в Телятинках.

»

22 и 23

Посещение А. П. Войтиченко, игравшего Толстому на старинных украинских цимбалах.

»

24

Получение письма от В. А. Молочникова с подробностями тюремной жизни.

»

25

Запись в Дневнике: «Грустно. Волнуют мысли. Или не имею силы, или не нахожу формы выразить их».

»

»

Толстой слушает статью В. Г. Короленко о смертных казнях «Бытовое явление». Во время чтения «всячески старался, но не мог удержать не слезы, а рыдания». (Письмо к В. Г. Короленко от 27 марта.)

»

26—27

Сочувственное письмо к В. Г. Короленко по поводу его статьи «Бытовое явление». («Ее надо перепечатать и распространять в миллионах экземпляров».)

»

29

Приезд Масарика и Ф. А. Страхова.

»

29—30

Беседы с Масариком.


Март 29, 31; май: 18—20, 31; июнь: 1—4.

Работа над комедией «От ней все качества».

Март

29

Получение книги «Crime and Criminals» by «The Prison Reform League». Los Angelos, 1910, и чтение ее.

»

30

Приезд П. И. Бирюкова.

»

31

Посещение Толстого корреспондентом Гельсингфорсской газеты (на шведском языке) «Hufvudstadsbladet» Адлером (П. Ольбергом), и беседа Адлера с Толстым о Финляндии, опубликованная в этой газете 20 апреля 1910 г.


Март 31, Апрель 7 и 27, май 4 и 14

Чтение рассказов народного писателя С. Т. Семенова.

Апрель 3


Мысли о смерти и намерение записать о своих похоронах.

»

4—6

Письмо рабочему-ткачу В. М. Абрамову о пьянстве.

»

5

Исправление корректур сборника «На каждый день» — «Октябрь» и исправление девятнадцатой и двадцатой книжек «Пути жизни».

»

»

Получение и просмотр «L юбилейного сборника литературного фонда 1859—1909». Спб. 1910, в котором напечатаны произведения Толстого:

245 246



«Единая заповедь», «Разговор с прохожим» и «Песни на деревне».

Апрель

5

Получение письма от Г. К. Градовского к С. А. Толстой с просьбой, чтобы Толстой прислал приветствие съезду писателей в Петербурге.

»

6

Письмо Толстого Г. К. Градовскому — приветствие всероссийскому съезду писателей.

»

7

Посещение В. В. Философова, просившего у Толстого автограф к его портрету, для общежития старых литераторов в с. Михайловском Псковской губ. — бывшем имении Пушкина.

»

8

Запись в Дневнике, что одно из самых тяжелых условий его жизни это то, что он принужден жить в роскоши.

»

10

Запись в Дневнике: «Какой большой грех я сделал, отдав детям состояние. Всем повредил, даже дочерям. Ясно вижу это теперь».

»

»

Пересмотр выбранных В. Ф. Булгаковым мыслей Достоевского для включения их в «Путь жизни»,

»

12

Запись в Дневнике о мучительной тоске «от сознания мерзости своей жизни среди работающих для того, чтобы еле еле избавиться от холодной и голодной смерти... Вчера проехал мимо бьющих камень, точно меня сквозь строй прогнали. Да, тяжела, мучительна нужда и зависть, и зло на богатых, но, не знаю, не мучительней ли стыд моей жизни».

»

13

Намерение написать роман «Нет в мире виноватых». (Гольденвейзер, вблизи Толстого, 2. стр. 11—12).

»

13

Запись в Дневнике: «Проснулся в 5 и всё думал, как выйти, что сделать? И не знаю. Писать думал. И писать гадко, оставаясь в этой жизни. Говорить с ней? Уйти? Понемногу изменять?»...

»

»

На вопрос ученика 3 класса Ф. Федорова, как надо произносить фамилию героев «Войны и мира»: Рòстовы или Ростòвы, Толстой ответил письмом в одно слово: «Ростòвы».

»

14

Перечитывание «Плодов просвещения» в связи с работой над пьесой «От ней все качества».

»

15

Получение письма от Бернарда Шоу и его книги: «The shewing up of Blanco Posnet: a sermon in crude Melodrama». London, 1909. Пометка Толстого на конверте письма Шоу: «От Шо, умное-глупое».

»

»

Получение письма от Джона Истама с приглашением

246 247



приехать в Лондон на заседания «Первого всеобщего конгресса рас» («First Universal Races Congress»), или прислать несколько слов сочувствия.

Апрель

16

Запись в Дневнике о неприятном впечатлении от Меньшиковской статьи в «Новом времени» 1910, № 2244 от 13 апреля. «Страдал ли гр. Л. Н. Толстой?» — по поводу беседы Толстого 31 марта 1910 г. с корреспондентом финско-шведской газеты «Hufvudstadsbladet» Адлером. См. 31 марта.

»

16—18

Исправление сверстанных корректур книжек «Пути жизни»: «О Душе», «Бог», «Единение».

»

17

Чтение журнала китайской молодежи «The World’s Chinese Student Journal». Shangai 1910, 4.

»

18

Посетитель — шпион, стрелявший в революционеров, ожидавший от Толстого одобрения своей деятельности.

»

18, 20

Посещение Толстого членом «Союза русского народа» подполковником Троцким-Сенютовичем, который обличал и укорял Толстого за то, что он катается верхом.

»

19

Посещение японцами: директором высшей школы в Киото Тацуку Харада и молодым чиновником министерства путей сообщения, командированным в Россию Коджу Мидзутаки.

»

»

Получение письма Ганди от 4 апреля нов. ст. и его журнала «Indian Home Rule», Natal 1910.

»

»

Толстой с японцами отправился на деревню, где под граммофон крестьяне устроили пляску. Рассказы Толстого японцам о крестьянах и крестьянам о японцах, и его попытки познакомить их друг с другом.

»

20

Исправление корректур книжек «Пути жизни»: «Грехи, соблазны и суеверия» и «Тщеславие».

»

»

Наблюдения Толстого на прогулке за жизнью муравьев и по возвращении чтение статьи «Муравьи», в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, т. 89.

»

»

Решение Толстого прекратить поездки верхом.

»

»

Вечером чтение журнала Ганди: «Indian Home Rule».

»

21

Чтение биографии Ганди: D. J. Dokes: «М. К. Gandhi. An Indian Patriot in South Africa». London, 1909.

»

»

Вечером чтение вслух статьи д-ра Д. Н. Жбанкова

247 248



«Современные самоубийства» — «Современный мир» 1910. № 3.

Апрель

21—22

В Ясной поляне гостит писатель Леонид Николаевич Андреев.

»

22

Исправление двух месяцев «На каждый день»: «Апрель» и «Май».

»

»

Оглашение М. А. Стаховичем на «Всероссийском съезде писателей» приветствия Толстого съезду, в неполном виде, искажающем смысл приветствия.

»

23

Концерт в Ясной поляне: А. Б. Гольденвейзер (фортепьяно) и Б. О. Сибор (скрипка). Запись Толстого в Дневник: «Очень волновала музыка».

»

25

Исправление шестой редакции «Предисловия» к «Пути жизни».

»

25

Чтение в «Русском богатстве» 1910, 4: 1) продолжения статьи В. Г. Короленко «Бытовое явление, 2) статьи Н. С. Русанова «Чернышевский в Сибири», и 3) статьи А. С. Панкратова «Яма» в его книге «Ищущие бога». (Дневник Булгакова, стр. 169.)

»

»

Приветственная телеграмма Толстого И. И. Горбунову-Посадову по случаю двадцати-пятилетия «Посредника».

»

»

Письмо Толстого к Ганди о величайшей важности пассивного сопротивления, не только для Индии, но и для всего человечества.

»

26

Письмо к В. Г. Короленко по поводу второй части его статьи «Бытовое явление», которая произвела на Толстого, «такое же, если не еще большее, впечатление, чем первая». (Цит. из письма.)

»

26

Чтение книги «Crime and Criminals». («Преступление и преступники».)

»

27—28

Работа над седьмой редакцией «Предисловия» к «Пути жизни».

»

28

Письма: В. А. Молочникову в новгородскую тюрьму, А. Ф. Кони и Д. А. Олсуфьеву с просьбой содействовать освобождению Молочникова.

»

»

Чтение брошюры А. В. Пешехонова «Старый и новый порядок владения землей».

»

29

Посещение В. В. Плюсниным и И. Н. Збайковым, приезжавшими из Хабаровска. Продолжительная беседа с ними о жизни в Сибири, Китае и Японии.

»

»

Передача сотруднику «Русского слова» С. П. Спиро

248 249



для напечатания в этой газете письма крестьянской девушки А. П. Тишковой, описывавшей свою жизнь и просившей помочь ей достать 80 рублей, чтобы расплатиться за швейную машину. «Русское слово» гонорар Тишковой уплатило, но письма не напечатало.

Апрель

30

Посещение О. Д. Дурново — автора книги «Так говорил Христос». Спор его с Толстым о «Евангелии».

»

»

Гости у Толстого в Ясной поляне: его старый переписчик А. П. Иванов, психически-больной Кочедыков — прототип прохожего из пьесы «От ней все качества» и из Телятинок: С. М. Попов, П. Н. Лепехин, В. В. Плюснин, И. Н. Збайков, С. М. Белинький и М. Вейнберг. Запись в фонограф слов Кочедыкова.

»

30—1 мая

Работа над письмом к детям (ученикам школы в селе Ключицах, Нижегородской губ.).

Май

1, 3, 4, 7—10

Продолжение работы над седьмой редакцией «Предисловия» к «Пути жизни».

Май

1

Толстой наблюдает автомобильную гонку на киевском шоссе.

»

»

Посещение Толстого группой в 20 человек учеников Тульского реального училища.

»

2

Отъезд Толстого в Кочеты в 7 ч. утра, в сопровождении Д. П. Маковицкого и В. Ф. Булгакова.

»

»

Чтение книги Масарика: «Der Selbstmord, als sociale Massenerscheinung der Modernen Civilisation». Wien, 1881.

»

3

Письмо Масарику о самоубийстве. Письма к А. Л. Толстой и С. А. Толстой.

»

4

Запись в Дневнике о радости «на жизнь, на незримые усилия природы», о психологической верности снов и о мучительном переживании роскоши и праздности барской жизни. «Все работают, только не я».

»

5

«Читал старинных французов: La Boétie, Montaigne, Larochefoucauld».

»

7

Приезд в Кочеты В. Г. Черткова.

»

8, 9

Продолжение работы над статьей «О безумии».

»

9

Приезд в Кочеты С. А. Толстой с сыном Андреем Львовичем.

»

10

«Ясное представление о том, как должно образоваться сочинение: «Нет в мире виноватых» и еще кое-что». (Дневник.)

249 250

Май

10

Возобновление Толстым верховых поездок.

»

»

Намерение Толстого отложить Предисловие к «Пути жизни» и заняться писанием «О безумии» и «Нет в мире виноватых».

»

12

Чтение книг немецкого богослова Отто Пфлейдера «О религии и религиях».

»

13

Посещение Толстым местной больницы, где он присутствовал на приеме.

»

»

Прогулка с В. Г. Чертковым, в деревню Желябуху, за 5 верст, беседа там с плотниками.

»

»

Письмо Толстого к Л. Д. Семенову.

»

17, 18

Чтение книги Альберта Ревилля: Albert Réville, «Les religions des Peuples noncivilisés».

»

17

Посещение Толстого сектантом-скопцом A. Я. Григорьевым.

»

»

Фотографированию Толстого.

»

»

Запись в Дневнике о мучительном сознании контраста барства и народной бедности.

»

18—20, 22

Исправление комедии «От ней все качества».

»

20

Отъезд из Кочетов.

»

»

В 12 ч. ночи приезд в Ясную поляну.

»

22

Неприятный разговор с С. А. Толстой по поводу ее запрещения крестьянам ходить через сад.

»

»

Посещение Толстого И. И. Горбуновым-Посадовым, привезшим сверстанные корректуры пяти первых книжек «Пути жизни».

»

27—29

Исправление корректур «Пути жизни».

»

26

Поездка верхом с Д. П. Маковицким по Засеке на Дэлире (первый раз после месячного перерыва).

»

»

Чтение «хорошей» статьи проф. Р. Ю. Виппера «Сумерки людей» — «Русское богатство», 1910, 5.

»

27

Намерение Толстого написать о солдате, убившем конвоира, о кошмарах убийцы и о суде.

»

28

Проситель — молодой крестьянин, прошедший 110 верст, чтобы показать свои стихи Толстому.

»

28—31

Исправление комедии «От ней все качества».

Июнь

2—4


»

29

Разговор Толстого с женой о тяжелой для него жизни в Ясной поляне. После разговора: — ее истерическое состояние, уход из дома; у Толстого целый день перебои сердца.

»

29

Приезд скульптора П. П. Трубецкого.

»

»

Окончание работ над книжками «Пути жизни» и передача их И. И. Горбунову-Посадову.

250 251

Май

30—31;

Работы над седьмой редакцией «Предисловия» к «Пути жизни».

июнь:

1—4, 6—10,
13—20

»

31

Посещение Толстого тремя крестьянами дер. Горюшино, просившими его защиты от притеснений местной администрации, в связи с выделением на отруба по закону 9 ноября 1906 г. Письмо Толстого об этом своему внучатному племяннику члену землеустроительной комиссии М. Л. Оболенскому.

»

»

П. П. Трубецкой написал портрет Толстого масляными красками и два рисунка карандашом.

Июнь

1

Чтение статьи Н. С. Русанова «Чернышевский в Сибири» — «Русское богатство» 1910, 5, стр. 162—195.

»

3—5

Толстой позировал П. П. Трубецкому, верхом на «Кривом» (буланом сибирском иноходце).

»

»

Приезд С. Л. Толстого с женой М. Н. Толстой.

»

4

Получение письма от самарского крестьянина-кузнеца Н. С. Чернова, и ответ ему об «эпидемии писательства».

»

»

Запись в Дневнике: «Какая прелесть — история Параши дурочки».

»

»

Запись в Дневнике замысла рассказа «Нечаянно».

»

»

Нанятый С. А. Толстой сторожить яснополянские владения Толстых объездчик-черкес Ахмет привел яснополянского крестьянина — ученика Толстого Прокофия Власова, застигнутого в лесу. В связи с этим запись в Дневнике: «Ужасно стало тяжело. Прямо думал уйти».

»

5

Запись Толстого в Дневнике о том, что 5 июня утром он продолжает считать не невозможным свой уход.

»

»

Разговор с Т. Л. Сухотиной; решение Толстого продолжать терпеть дальше, оставаясь в Ясной поляне.

»

»

Плохое самочувствие. Желание умереть.

»

»

Посещение Толстого народным писателем С. Т. Семеновым.

»

6

Встреча в лесу с крестьянским парнем спрашивавшем: «можно ли ходить, а то черкес бьет». «И так тяжело стало». (Дневник.)

»

»

Посещение Толстого группой в 26 человек слушателей «Пречистенских курсов для рабочих в Москве». Беседа Толстого с ними, в числе прочих вопросов: об учительской деятельности.

251 252

Июнь

7

Разговор с С. А. Толстой о черкесе. «И опять волнение, раздражение. Очень тяжело, все хочется плакать». (Дневник.)

»

»

Черновик письма в газеты о невозможности оказывать денежную помощь. Письмо не было отправлено.

»

»

Спор С. Д. Николаева с Толстым о необходимости права.

»

»

Приезд врача Д. В. Никитина.

»

»

Решение Толстого поехать к Чертковым в Мещерское («Отрадное»)

»

8

Сильное недомогание Толстого: «очевидно ночью был обморок. Утром пульс 82, температура 37,2. Вышел гулять, шатался, вернулся» (Д. П. Маковицкий).

»

»

Посещение Толстого артистом П. Н. Орленевым.

»

10

Посещение чешским педагогом Карлом Велеминским.

»

12

Получение письма от секретаря организационного комитета Всеобщего конгресса мира в Стокгольме Ж. Бергмана (J. Bergmann) с приглашением прибыть на конгресс в Стокгольм. Ответ Толстого ему и председателю комитета барону К. К. Бонду.

»

»

В 11 ч. 30 м. отъезд вместе с А. Л. Толстой, Д. П. Маковицким, В. Ф. Булгаковым и И. В. Сидорковым к Чертковым в имение «Отрадное» Подольского уезда Московской губ.

»

13

Днем Толстой ходил пешком в Мещерское к больнице, туда и обратно 6—7 верст, поражался богатством земских учреждений и на ряду с этим нищетою народа.

»

14

Начало записей в новой (последней) тетради Дневника.

»

»

Посещение земского патронажа для спокойных и выздоравливающих больных в селе Любучанах. Беседа там с больным (С. П. Данилиным), слова которого — «Не украл, а взял», ...«свет один» — Толстой неоднократно вспоминал.

»

»

Вторичное посещение Толстого чешским педагогом Карлом Велеминским и вечером часовая беседа с ним о педагогике.

»

»

Письмо к С. А. Толстой.

»

15

Исправление по копии «На каждый день» — «Декабрь».

»

»

Чтение вслух В. Ф. Булгаковым «Записок лакея»

252 253



А. П. Новикова, которыми Толстой, по словам В. Ф. Булгакова, восхищался.

Июнь

16

Посещение Толстым Мещерской психиатрической больницы и беседы его с больными.

»

»

Чтение третьего тома рассказов А. И. Куприна.

»

16—17

Исправление корректур книжки «Путь жизни»: «Грехи, соблазны и суеверия».

»

17

Поездка верхом с Чертковым в Троицкую окружную психиатрическую больницу.

»

»

Ночное сновидение Толстого: «собаки лизали меня, любя» (Дневник.)

»

»

Получение письма от С. А. Толстой, письмо к ней.

»

18

Чтение корректур трех книжек сборника «Путь жизни»: 1) «Половая похоть», 2) «Гнев», 3) «Гордость».

»

18—20

Работа над письмом Славянскому съезду в Софии.

»

18

Посещение Мещерской больницы и патронажей для спокойных и выздоравливающих больных в деревне Ивине.

»

18

Встреча Толстого с ивинским крестьянином, старым знакомым Толстого, народным писателем С. Т. Кузиным.

»

19

Посещение Троицкой окружной психиатрической больницы.

»

»

Беседа с врачами и больными.

»

»

Получение от М. А. Стаховича известия, что В. Г. Черткову разрешено жить в Телятинках на время пребывания там его матери.

»

20

Написан рассказ «Нечаянно».

»

»

Запись в Дневнике: «Хочу попытаться сознательно бороться с Соней добром, любовью»... послужившая вскоре одним из поводов к раздражению С. А. Толстой.

»

»

Письмо к С. А. Толстой.

»

»

Намерение попытаться написать «Парашу». Замысел остался невыполненным.

»

»

Поездка вечером в Мещерскую больницу на сеанс кинематографа.

»

»

Приезд вечером А. С. Бутурлина и С. М. Соломахина.

»

21

Утром встреча Толстого в поле с молодым крестьянином «Александром» (Александром Петровичем Суриным).

»

»

По возвращении Толстой продиктовал Александре Львовне рассказ об этой встрече, впоследствии названный «Благодарная почва».

253 254

Июнь

21

Приезд Ф. А. Страхова, сектанта-скопца А. Я. Григорьева и доктора Г. М. Беркенгейма.

»

»

Исправление и чтение вслух статьи «О самоубийстве» («О безумии»).

»

»

Приезд П. Н. Орленева и чтение им стихов И. С. Никитина.

»

»

Посещение кинематографического сеанса в Троицкой окружной больнице.

»

»

Письмо к С. А. Толстой.

»

21—22

Чтение корректур книжек «Пути жизни»: «Излишество», «Тщеславие», «Ложная наука», «Слово».

»

22

Поездка с Чертковым в деревню Любучаны по приглашению крестьян.

»

»

Посещение в Любучанах шелко-ткацкой фабрики бр. Трегубовых и разговор с хозяином-старообрядцем А. П. Трегубовым.

»

»

Приезд В. А. Молочникова.

»

»

Начало истерического, раздраженного состояния С. А. Толстой, продолжавшегося с небольшими перерывами вплоть до ухода Толстого из Ясной поляны.

»

»

В 5 час. вечера, получение на имя А. Л. Толстой телеграммы, написанной С. Л. Толстой о ее сильном нервном расстройстве, за подписью В. М. Феокритовой.

»

»

Поздно вечером, когда все уже легли спать (Булгаков) получение вторичной телеграммы от С. А. Толстой: «Умоляю приехать 23. Толстая».

»

23

Утром Толстой ходил пешком на почту в Мещерское, чтобы отправить телеграмму на имя В. М. Феокритовой следующего содержания: «Удобнее приехать завтра днем, телеграфируйте, если необходимо, приедем ночью».

»

»

Приезд скрипача М. Г. Эрденко и его жены пианистки Е. И. Эрденко.

»

»

Получение телеграммы-ответа, написанного С. А. Толстой за подписью В. М. Феокритовой: «Думаю необходимо. Варя».

»

»

В 6 час. вечера отъезд Толстого в Ясную поляну.

»

»

Письмо его к Т. Л. Сухотиной.

»

»

Между 10 и 11 ч. вечера возвращение в Ясную поляну. Запись в Дневнике, что «нашел жену хуже, чем ожидал: истерика и раздражение. Нельзя описать».

254 255

Июнь

24

Намерение Толстого написать две картинки: «что происходит дома и вне дома». (Дневник.)

»

»

Письмо к К. Ф. Смирнову о запое.

»

25

Припадок раздражения С. А. Толстой на почве ревности к Черткову. Ее симуляция отравления настойкой опия.

»

26

Новая вспышка раздражения С. А. Толстой на почве прочтения в Дневнике записи от 20 июня о борьбе любовью с нею. Ее настойчивые требования Дневников Толстого за последние 10 лет, которые хранились у В. Г. Черткова.

»

»

Требование С. А. Толстой, чтобы Толстой переселился вдвоем с ней «в избу или куда угодно».

»

27

Чтение книги проф. С. С. Корсакова «Курс психиатрии», отзыв Толстого об этой книге и о проф. С. С. Корсакове.

»

»

Получение известия о приезде в Телятинки Черткова, с которого временно снято запрещение проживать в Тульской губернии.

»

»

Письмо Толстого к Черткову с просьбой пока не приезжать в Ясную поляну, чтобы не вызвать раздражения С. А. Толстой.

»

28

Утром свидание Толстого с Чертковым в яснополянском саду.

»

»

Поездка Л. H., С. А. и А. Л. Толстых с H. Н. Ге и Д. П. Маковицким к Сергею Львовичу в Никольское-Вяземское.

»

»

В ночь с 29 на 30 июня возвращение в Ясную поляну.

»

30

Чтение французского перевода, И. Д. Гальперина-Каминского, статьи Толстого «Закон насилия и закон любви»: Léon Tolstoï, «La Loi de l’Amour et la Loi de la Violence».

»

»

Посещение Толстого H. Г. Сутковым и психически заболевшим ташкентским общинником В. А. Репиным.

»

»

Приезд в Ясную поляну В. Г. Черткова, в связи с этим сильное волнение С. А. Толстой.

»

»

Чтение французской брошюры: J. Pollak, «La politique de l’аvеnіr prochain».

Июль

1

Запись Толстого в Дневнике о своем сновидении: разговоре с С. Л. Толстым, в чем истинное благо.

»

2

Посещение Ясной поляны матерью В. Г. Черткова Е. И. Чертковой.

»

»

Приезд Льва Львовича Толстого.

255 256

Июль

3

Пожар в Овсянникове у М. А. Шмидт. Сгорел ряд автографов Толстого и многие копии его писаний (уникумы).

»

3

Толстой читает письма Пушкина.

»

4

Исправление корректур книжек «Пути жизни».

»

6

Разговор Толстого с И. Г. Сутковым: о воле, усилии, молитве, о значении слова и молчания, о философии А. М. Добролюбова.

»

»

Чтение вслух драмы А. Ернефельта «Тит».

»

7, 8, 10

Чтение понравившегося Толстому рассказа Пьера Милля «La Biche écrasée».

»

9

Толстой «с удовольствием» занимался корректурами первых пяти книжек «Пути жизни».

»

»

Поездка верхом с сыном Л. Л. Толстым.

Июль

10

Встреча с С. Д. Николаевым и разговор с ним о справедливости.

»

»

Письмо к рабочему И. Неклюдову о «Единственном средстве».

»

»

Приезд в Ясную поляну Н. В. Давыдова, Шарля Саломона и H. Н. Ге.

»

»

Чтение Ш. Саломоном вслух французских рассказов Пьера Милля и книги Андрэ Жида: «Le retour de l’enfant prodigue».

»

11

В ночь с 10 на 11 июля истерическое состояние С. А. Толстой, на почве невозвращения ей Дневников Толстого от Черткова. Резкое столкновение с отцом Л. Л. Толстого, ставшего на сторону матери. Запись Толстого в Дневнике: «Жив еле-еле. Ужасная ночь. До 4 часов...»

»

»

Утром приезд С. Л. Толстого.

»

»

Семейный совет детей Толстого: Сергея Львовича, Льва Львовича и Александры Львовны, как оградить отца от мучительного для него поведения матери.

»

11, 13—16

Работа над корректурами книжек «Пути жизни».

»

13

В ночь на 13 июля приезд, вызванной в Ясную поляну В. Г. Чертковым и А. Л. Толстой, Т. Л. Сухотиной.

»

14

Письмо Толстого к С. А. Толстой о Дневниках, о своем отношении к ней, о возможности прекращения свиданий с В. Г. Чертковым, если эти свидания ей тяжелы, и предупреждение ее о возможности своего ухода.

»

»

Попытка Толстого прочесть это письмо Софье Андреевне, ее бурный протест.

256 257

Июль

14

Получение A. Л. Толстой, по поручению отца, от В. Г. Черткова семи тетрадей Дневников за десять лет, начиная с 1900 г. и передача их Т. Л. Сухотиной.

»

»

Письмо Черткова к Толстому.

»

»

Появление в газетах «Русские ведомости» и «Речь» нового произведения Толстого «Из Дневника» («Благодарная почва»).

»

»

С утра волнение Софьи Андреевны и симуляция ее отравления опиумом. Требование ее выдачи Дневников, или ключа от сейфа в банке, куда они будут положены. Предупреждение Толстым Софьи Андреевны через В. М. Феокритову, что она делает сама всё для того, чтобы он осуществил свое намерение уйти.

»

16

Посещение Толстого вятским учителем Г. А. Комаровских и его женой.

»

»

Дальняя и трудная поездка верхом с В. Ф. Булгаковым по лесным чащам, через канавы, крутые спуски и др. препятствия. (Дневник Булгакова.)

»

»

T. Л. Сухотина положила в Тульское отделение Государственного банка семь тетрадей Дневников Толстого.

»

17

Отъезд в Кочеты T. Л. Сухотиной.

»

17, 18, август 3

Чтение «Мыслей» Паскаля.

Июль

17

Разговор Толстого с сыном Львом Львовичем, укорявшим отца в непоследовательности — противоречие проповеди с жизнью.

»

»

Последняя поездка Толстого к Черткову, где Толстой переписывал свое Завещание.

»

19, 20

Работа над добавлением к докладу Конгрессу мира в Стокгольме.

»

19

Письмо П. И. Бирюкову о состоянии С. А. Толстой.

»

»

Приезд профессора-невропатолога Г. И. Россолимо и врача Д. В. Никитина. Диагноз проф. Россолимо о состоянии С. А. Толстой.

»

20

Толстой посылает редактору журнала «Защита человека» М. Г. Болквадзе свое Предисловие к «Пути жизни».

»

»

Художественный замысел Толстого на тему: «Блудница. Мать». (Дн. и Зап. кн.)

»

21

Намерение написать произведение «Очерк характеров» — («Нет конца этим чувствуемым мною типам» (Дневник) — в новой художественной

257 258



форме: «Ни повесть, ни стихотворение, ни роман. Что же это? Да то самое, чтò нужно. Если жив буду и силы будут, я непременно постараюсь написать». (Гольденвейзер «Вблизи Толстого», 2, стр. 151.)

Июль

21

Вечером чтение в июльском номере «Вестника Европы» 1910 г. статей: С., «Смертники» и В., «Благовещенская утопия».

»

22

Толстой переписывает в окончательной форме свое юридическое Завещание в лесу, близ деревни «Грумонт».

»

»

Чтение книги французского писателя XVII века Жана Лабрюйера: «Характеры и нравы этого века».

»

»

Нездоровье Толстого: озноб, пульс 90, температура 37,4. Запись в Дневнике: «Очень тяжело, очень нездоров, но нездоровье ничто в сравнении с душевным состоянием».

»

23

Письмо Толстого Э. Мооду с просьбой выпустить место из второго тома его английской биографии («The Life of Tolstoy»), где Моод пишет о якобы недоброжелательном отношении покойной дочери Толстого, М. Л. Оболенской к Черткову.

»

»

Разговор с Д. П. Маковицким о возможности ухода.

»

»

Запись Толстого в Дневнике: «Я врежу и себе и ей уступчивостью. Хочу попытать иной прием».

»

»

Разговор с А. Л. Толстой об уходе.

»

»

Разговор с В. Г. Чертковым о двух поправках, внесенных Толстым в текст Объяснительной записки к Завещанию.

»

»

Чтение статьи В. Вагнера «Ламарк и Дарвин, как типы ученых» — «Вестник Европы» 1910, 7 и письма нижегородского крестьянина Абрама Овечкина.

»

26

Письмо Толстого к Черткову о необходимости прекращения между ними личного общения ради успокоения С. А. Толстой.

»

»

Запись в Дневнике: «Не могу привыкнуть к необходимости вечной осторожности. Пишу и то с опасением».

»

»

Отказ Толстого отвечать на прямо поставленный вопрос Андрея Львовичи: есть ли Завещание.

»

»

Приезд С. Л. Толстого.

»

»

Получение письма от Т. Л. и М. С. Сухотиных с приглашением приехать в Кочеты.

258 259

Июль

28

Запись в Дневнике о необходимости завести «Дневник для одного себя», который бы никто не читал.

»

29

Разговор с С. А. Стахович о поэтах: И. И. Козлове, Пушкине, Жуковском и современных писателях: П. Милле, Куприне.

»

»

Первая запись Толстого в «Дневнике для одного себя».

»

»

Посещение Толстого П. П. Картушиным и беседа с ним.

»

31

Посещение М. В. Лодыженским, и его разговор с Толстым о религии.

»

»

Толстой подписывает Объяснительную записку к Завещанию, гласящую о том, что все его писания после его смерти не должны составлять ничьей собственности, и что издание и редактирование их предоставляется В. Г. Черткову.

Август

1

Сомнения Толстого в результате разговора с П. И. Бирюковым в правильности своего поступка — написания юридического завещания тайно от семьи, выраженные в «Дневнике для одного себя» и письмо об этом В. Г. Черткову.

»

1—4

Чтение корректур книжек сборника «Путь жизни».

»

1—7

Работа над письмом к священнику Д. Н. Ренскому.

»

2

Получение письма Т. Л. Сухотиной.

»

»

Запись Толстого в «Дневнике для одного себя» о том, что Софья Андреевна «копается» в его бумагах.

»

»

Получение ответа Черткова на письмо Толстого о сомнениях в вопросе Завещания, вызванных разговором с П. И. Бирюковым.

»

»

Письмо С. А. Толстой к Мооду, в котором она просила его не считаться с желанием ее мужа, который, как она писала, «стал слаб, потерял собственную волю и находится под влиянием Черткова, и боится его».

»

»

Требование Софьи Андреевны, чтобы Толстой прочел выдержки из его Дневника молодости, о его любви к мужчинам, с ее комментариями. Сильное волнение Толстого: «чувствовал такой прилив к сердцу, что не только жутко, но больно стало». (Дневник.) Пульс больше ста, сильные перебои. Намерение Толстого немедленно уехать из Ясной поляны.

259 260

Август

4

Поездка верхом с Д. П. Маковицким в Басово, к М. В. Лодыженскому. Разговор с ним о христианских подвижниках.

»

5

Запись в Дневнике: «Суета не дает работать».

»

6

Приезд В. Г. Короленко, и рассказы его о своих впечатлениях от многочисленных странствований по России. Толстой записал о Короленко в Дневнике: «Очень приятный, умный и хорошо говорящий человек».

»

»

Запись в «Дневнике для одного себя»: «Думаю уехать, оставив письмо и боюсь зa нее, хотя думаю, что ей было бы лучше».

»

»

Там же Запись: «Нет охоты писать, ни силы».

»

7

Беседа на прогулке с Короленко.

»

8

Намерение поехать в Кочеты к Т. Л. Сухотиной.

»

»

Запись в «Дневнике для одного себя»: «Не могу не желать, не ждать с радостью смерти».

»

9

Запись в Дневнике: «Опять в тяжелом и серьезном настроении. Опять и думать не могу о какой-нибудь умственной работе».

»

»

Приезд в ночь с 9 на 10 августа Т. Л. Сухотиной.

»

11

Получение обширного письма В. Г. Черткова, излагавшего историю вопроса о Завещании.

»

»

Признание Толстым в вопросе о Завещании правоты Черткова и неправоты Бирюкова; письмо об этом Черткову.

»

»

Сообщение Т. Л. Сухотиной о написании Завещания.

»

»

Чтение рассказа Мопассана «Одиночество», включенного в «Круг чтения».

»

14

Получение известия об окончательном снятии с В. Г. Черткова запрещения жить в Тульской губернии.

»

»

Приезд, только что освобожденного из тюрьмы. А. М. Хирьякова.

»

»

Решение Толстого уехать в Кочеты к Сухотиным, чтобы отдохнуть от яснополянской обстановки.

»

»

Решение С. А. Толстой ехать туда же.

»

15

Отъезд в Кочеты Л. И., С. А. и А. Л. Толстых, Т. Л. Сухотиной и Д. П. Маковицкого.

»

»

Слова Толстого, сказанные А. Б. Гольденвейзеру в вагоне по дороге в Кочеты: «Скажите Владимиру Григорьевичу, что я совсем подавлен... Я чувствую, что это не может так долго

260 261



продолжаться; я думаю, что это должно кончиться катастрофой, и очень скоро». (Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», 2, стр. 263.)

Август

15

Дорòгой в Кочеты обдумывание своего ухода.

»

16

Письмо к Ф. А. Страхову об его книге «Искание истины».

»

19

Вечером Толстой был на спектакле в кочетовской школе, где ученики представляли «Злоумышленника» Чехова и слушал чтение с туманными картинами.

»

»

Обещания Толстого, вновь данные С. А. Толстой, по ее требованию: 1) не видать совсем Черткова, 2) Дневников не давать и 3) больше не давать себя фотографировать.

»

20

Чтение социалистической брошюры: Dr. Faust, «Aux antipodes de la Morale. Critique de la Morale bourgeoise». Paris. 1910.

»

»

Мысли об уходе. Запись в «Дневнике для одного себя»: «Вид этого царства господского так мучает меня, что подумываю о том, чтобы убежать, скрыться».

»

»

Запись там же: «Нынче думал, вспоминая свою женитьбу, что это было что то роковое. Я никогда даже не был влюблен. А не мог не жениться».

»

20—21

Исправление «Предисловия» к «Пути жизни».

»

21

Желание писать.

»

21—22

Исправление сверстанной корректуры главы «Пути жизни» — «Смирение», «Слово».

»

22

Поездка верхом с Д. П. Маковицким на хутор к А. Я. Григорьеву.

»

23

Написана в Записной книжке сказка детям, под заглавием «Всем равно»; в тот же день рассказана детям и стенографически записана А. Л. Толстой.

»

24

Чтение книги: «Le Babisme».

»

25—26

Продолжение работы над сказкой для детей: «Всем равно».

»

26

Чтение журнала «The Vedic Magazine» 1910, 1, № 1.

»

»

Запись в Дневнике: «Очень тяжела роскошь — царство господское и ужасная бедность — курных изб».

»

28

День рождения Толстого: исполнилось 82 года.

»

»

Письмо писателю Пимену Ивановичу Карпову.

»

»

Исправление корректуры книжки «Пути жизни» — «Правдивость».

261 262

Август

29

Отъезд Софьи Андреевны с Александрой Львовной в Ясную поляну.

»

»

Получение письма от М. Н. Яковлевой и письмо к ней Толстого.

»

30

Посещение Толстого американским профессором Джемсом Мэвором (James Mavor).

»

»

Получение письма В. Г. Черткова от 27 августа, в котором Чертков убеждал Толстого отложить свое возвращение в Ясную поляну.

Сентябрь

1—4

Работа над вторым вариантом «Нет в мире виноватых», напечатанном в «Посмертных художественных произведениях Л. Н. Толстого», 2, стр. 119.

»

1

Написана в Записной книжке «Молитва детям». («Для Танечки Сухотиной»).

»

»

Письмо к С. А. Толстой. «Написал из сердца вылившееся письмо Соне». («Дневник для одного себя»).

»

2

Написана в Записной книжке сказка «О молодом царе, ушедшем в работники».

»

»

Молебен с водосвятием в комнатах Толстого в Ясной поляне, устроенный С. А. Толстой.

»

2 и 4

Поездки верхом в село Треханетово к старику, у которого пала лошадь.

»

3

Возвращение в Кочеты Александры Львовны.

»

5

Поездка верхом по «ужасной погоде» с Д. П. Маковицким на хутор Александровский к А. Я. Григорьеву.

»

»

Приезд в Кочеты С. А. Толстой.

»

6

Болезнь Толстого: воспаление вен и большого пальца на ноге.

»

»

Чтение журнала Ганди «Indian Opinion».

»

7

Запись в Дневнике о приближающейся смерти: «Pas pour cette fois». Как определено свыше, пускай так и будет. Оно уже есть, только мне не дано видеть».

»

»

Письмо к Ганди.

»

»

А. И. Дранков снимает Толстого для кинематографа за пилкой дров.

»

10

Запись Толстого в «Дневнике для одного себя» о мучительном для него состоянии Софьи Андреевны. О себе он записал: «Утром думал, что не выдержу, и придется уехать от нее. С ней нет жизни. Одна мука».

Сентябрь

10

Получение письма от итальянского биографа Толстого Джулио Витали, в семи пунктах

262 263



излагавшего учение Толстого, и ответы ему Толстого.

Сентябрь

11

Запись в «Дневнике для одного себя»: «Очень становлюсь близок к тому, чтобы убежать. Здоровье нехорошо стало»; в большом Дневнике: «Дурно спал, сердце слабо. Ничего не могу делать.... Уныло и трудно».

»

12

Отъезд С. А. Толстой из Кочетов в Ясную поляну.

»

»

Вечером Толстой читает присланные К. Я. Гротом отдельные листы готовящегося к печати сборника «Н. Я. Грот в очерках, воспоминаниях и письмах», в которых помещены старые письма Толстого к Н. Я. Гроту.

Сентябрь

13—18, 21, 27

Работа Толстого над письмом — статьей о Н. Я. Гроте.

»

15

Запись в «Дневнике для одного себя»: «Тяжело, что в числе ее безумных мыслей есть и мысль о том, чтобы выставить меня ослабевшим умом и потому сделать недействительным мое завещание, если есть таковое. Кроме того, все те же рассказы обо мне и признания в ненависти ко мне».

»

»

В Записной книжке: «Художественное не могу, как не могу в игрушки играть».

»

»

Получение шестидесяти писем.

»

17, 19

»

Чтение книги А. С. Панкратова: «Ищущие бога (Очерки современных религиозных исканий и настроений») 1, М. 1911 (1910).

»

19

От В. Ф. Булгакова получен записанный им рассказ А. И. Кудрина об его отказе от военной службы в 1906 г. Чтение вслух этого рассказа.

»

»

Письма от философа П. П. Николаева из Ниццы и ответ Толстого.

»

»

Получение письма от Ф. П. Купчинского и его книги «Проклятие войны». Чтение этой книги и письмо к нему Толстого.

»

22

Запись в «Дневнике для одного себя»: «Еду в Ясную и ужас берет при мысли о том, что меня ожидает...»

»

»

В 1 ч. дня отъезд из Кочетов в Ясную поляну.

»

»

Посещение по пути Абрикосовых на их хуторе «Затишье».

»

22—23

В 12½ ч. ночи приезд в Ясную поляну. Упреки и раздражение С. А. Толстой.

263 264

Сентябрь

23

48 лет со дня свадьбы Л. Н. и С. А. Толстых.

»

»

Чтение книги Макса Мюллера: «Шесть систем индийской философии», изд. Солдатенкова, М. 1901.

»

»

Потеря Записной книжки, в которой писался «Дневник для одного себя» с 29 июля по 22 сентября.

»

24

Посещение Толстым на деревне С. Д. Николаева и калужских валяльщиков.

»

»

Просмотр ранее начатой (в 1908 г.) работы, под заглавием «Нет в мире виноватых» и намерение продолжать ее.

»

»

Толстой начинает новый «Дневник для одного себя» на вынимающихся листочках.

»

»

Запись в «Дневнике для одного себя»: «Они разрывают меня на части. Иногда думается: уйти ото всех».

»

25

Неприятное Толстому снимание фотографий с Софьей Андреевной, по ее просьбе производившееся В. Ф. Булгаковым.

»

25—27

Работа над корректурами глав сборника «Путь жизни»: «Неравенство», «Наказание», «Ложная вера», «После смерти».

»

26

Начало письма к «Чешским юношам», разросшегося в статью «О социализме».

»

»

Посещение Толстого А. М. Хирьяковым.

»

»

С. А. Толстая в раздражении на мужа дважды стреляет в комнатах из пистолета-пугача. Вследствие резкого столкновения с матерью, переселение А. Л. Толстой вместе с В. М. Феокритовой из Ясной поляны в Телятинки. Во время верховой поездки Толстой случайно встретился на пути с В. Г. Чертковым и Н. Д. Ростовцевым.

»

28

Чтение книги М. Сивачева: «На суд читателя. Записки литературного Макара», 1, М. 1910 и статьи проф. Н. И. Кареева: «Социализм» — «Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона», т. 61.

»

28, 29

Чтение книги: «Culte Antoiniste. Révélation d’Antoine le Guérisseur» и просмотр немецкой книги Масарика «Die philosophischen und sociologischen Grundlagen des Marxismus». Studien zur Socialen Frage. Verl. v. Conegen. Wien, 1899.

»

29

Чтение Толстым вслух отмечаемых им пословиц

264 265



по книжке «Русские пословицы», изд. «Посредник».

Сентябрь

30

Поездка верхом с Д. П. Маковицким по крутым оврагам Засеки.

»

»

Чтение книги: A. Maude, «The Life of Tolstoy».

»

»

Посещение Толстого A. M. Хирьяковым.

Октябрь

1

Разбор присланной П. Д. Долгоруковым для народной библиотеки популярной литературы.

»

»

Чтение рассказа Мопассана «Семья», в связи с чем намерение перечитать всего Мопассана.

»

2

Запись в Дневнике о желании, возникшем в связи с чтением рассказов Мопассана, написать художественное произведение: «изображение всей пошлости жизни богатых и чиновничьих классов и крестьянских рабочих».

»

»

Запись Толстого в «Дневнике для одного себя» о том, что причина невозможности отдаться творческой, художественной работе — тяжелые отношения с женой: «Нынче живо почувствовал потребность художественной работы и вижу невозможность отдаться ей от нее, от неотвязного чувства о ней, от борьбы внутренней. Разумеется, борьба эта и возможность победы в этой борьбе важнее всех возможных художественных произведений».

»

»

Приезд С. Л. Толстого.

»

3

Приезд Т. Л. Сухотиной.

»

»

Поездка верхом: 12 верст по оврагам с Д. П. Маковицким.

»

»

Глубокий обморок Толстого с судорогами во время предобеденного сна, длящийся с 8 ч. вечера до 10 ч. 15 м. вечера. Было пять судорожных припадков.

»

5

Начало записей «Дневника для одного себя» на обороте последней Записной книжки.

»

»

Возвращение А. Л. Толстой и В. М. Феокритовой из Телятинок в Ясную поляну, вследствие примирения с С. А. Толстой.

»

»

Письма к К. Я. Гроту и Н. П. Петерсону.

»

»

Разговор о писателях: Гюи де-Мопассане, Гоголе, В. В. Розанове, Н. А. Бердяеве, В. С. Соловьеве, М. П. Арцыбашеве. («Дневник Булгакова» стр. 341.)

»

»

Толстой читает вслух свои любимые стихотворения Тютчева «Silentium» и Пушкина «Воспоминание» (Там же.)

265 266

Октябрь

7

Чтение Шопенгауэра.

»

»

Последнее посещение В. Г. Чертковым Ясной поляны.

»

8

Отъезд из Ясной поляны T. Л. Сухотиной.

»

8, 9, 18 и 22

Чтение книги П. П. Николаева: «Понятие о боге как совершенной основе жизни».

»

9

Чтение статьи В. А. Мякотина «О современной тюрьме и ссылке» — «Русское богатство» 1910, 9.

»

10

Чтение корректур трех глав «Пути жизни: «Для души».

»

10—11

Посещение Толстого И. Ф. Наживиным и беседы с ним.

»

»

Письмо Толстого к тульскому священнику Д. Е. Троицкому: ответ на его очередное увещание.

»

11

Последний просмотр «Предисловия» к «Пути жизни».

»

»

Письмо в редакцию «Русского слова» по поводу журнала «Ясная поляна».

»

12

С. А. Толстая догадалась о Завещании Толстого из найденного ею в голенище сапога первой тетради «Дневника для одного себя».

»

»

Тяжелое объяснение Толстого по этому поводу с Софьей Андреевной.

»

12, 18, 19

Чтение первого тома «Братьев Карамазовых» Достоевского.

»

14

Письмо С. А. Толстой к мужу с призывом отказаться от Завещания.

»

»

Волнение Толстого: «стеснение в груди, пульс 90». (Дневник.)

»

»

Чтение корректур главы «Пути жизни» — «Половая похоть».

»

15

Приезд П. Д. Долгорукова и С. О. Серополко в Ясную поляну для обследования яснополянской народной библиотеки. Беседа их с Толстым.

»

16

Намерение Толстого уехать в Кочеты.

»

17

Чтение книги индусского философа Шри Шанкара Ачариа.

»

»

Запись в Дневнике: «Близкой смерти не противлюсь».

»

18

Запись в Дневнике: «Без желания чувствую хорошую готовность к смерти».

»

»

Запись в Дневнике о Достоевском: «Удивлялся

266 267



на его неряшливость, искусственность, выдуманность».

Октябрь

19

Ночью С. А. Толстая, обеспокоенная отсутствием Дневника Толстого, который находился у А. Л. Толстой, приходила спрашивать, где он находится.

»

»

Запись в Дневнике о «Братьях Карамазовых» Достоевского.

»

20

Трудная поездка верхом с Д. П. Маковицким: «Через замерзший ручеек [Лев Николаевич] перебрался, спустившись к нему сидя и выползая от него на четвереньках» (Записки Д. П. Маковицкого).

»

»

Ночной разговор Толстого с М. П. Новиковым, в котором Толстой подробно рассказывал о своих трудных отношениях с женой, о мучительных для него условиях яснополянской жизни и сообщил свое намерение, в скором времени уйти.

»

21

Решение бросить работать над статьей «О социализме».

»

»

Запись в Дневнике для одного себя: «Ночью думал об отъезде».

»

22

Получение от А. К. Чертковой копии ответа В. Г. Черткова к X. Ф. Досеву от 19 октября: о том, почему Толстой до сих пор не может порвать с женою и с жизнью «богача-помещика».

»

23

Беседа Толстого с поваром С. Н. Румянцевым.

»

»

Поездка верхом с Д. П. Маковицким. Во время поездки Толстой наблюдал облаву на лисиц, устроенную солдатами.

»

»

Запись в «Дневнике для одного себя»: «Все также тяжело обоюдное притворство, стараюсь быть прост, но не выходит. Мысль о Новикове не покидает. Когда я поехал верхом, Софья Андреевна пошла следить зa мной, не поехал ли я к Черткову».

»

»

Разбор дешевых книжек, полученных от «Посредника» и оценка их по пятибалльной системе.

»

»

Письмо И. И. Горбунову-Посадову о народных изданиях «Посредника» и о том, чтò следует издавать.

»

»

Получение, второго в 1910 г., обратительного письма от священника Д. Е. Троицкого и ответ ему Толстого.

267 268

Октябрь

24

Запись в Дневнике о «хорошем сюжете»: обращающем священнике, самом обращенном.

»

»

Письмо Толстого к М. П. Новикову с извещением о решении своего ухода и с просьбой подыскать для него хату.

»

24

Приезд П. Н. Гастева. Его рассказы о В. К. Сютаеве и о казаке М. С. Астахове.

»

25

Чтение книги Montaigne’a: «Essais».

»

»

Приезд С. Л. Толстого.

»

»

Исполнение С. Л. Толстым на фортепиано: «Ich liebe dich» Грига (в арранжировке автора) — последняя музыка, слышанная в жизни Толстым. (Воспоминания С. Л. Толстого. Рукопись.)

»

»

Запись в «Дневнике для одного себя»: «Все тоже тяжелое чувство. Подозрения, подсматривания и грешное желание, чтобы она подала повод уехать. Так я плох. А подумаю уехать и об ее положении и жаль, и тоже не могу».

»

26

Запись в Дневнике: «Видел сон. Грушенька, роман будто бы Ник. Ник. Страхова. Чудный сюжет».

»

»

Получение письма К. И. Чуковского от 24 октября 1910 г. с призывом написать статью о смертной казни, для опубликования ее в газетах на ряду со статьями других авторов.
Первый набросок этой статьи-письма. Впоследствии названной «Действительное средство».

»

»

Поездка верхом с Д. П. Маковицким в Овсянниково к М. А. Шмидт. Разговор с ней о своем намерении уйти.

»

»

Приезд Андрея Львовича Толстого.

»

»

Запись в Дневнике: «Мне очень тяжело в этом доме сумасшедших».

»

»

Запись в «Дневнике для одного себя»: «Bcё больше и больше тягощусь этой жизнию. Марья Александровна не велит уезжать, да и мне совесть не дает. Терпеть ее, терпеть, не изменяя положения внешнего, но работая над внутренним. Помоги Господи».

»

»

Толстой спрашивает у Д. П. Маковицкого, когда идут на юг поезда.

»

27

Запись в «Дневнике для одного себя»: «Всю ночь видел мою тяжелую борьбу с ней [с С. А. Толстой]. Проснусь, засну и опять то же. Саша рассказывала про то, чтò говорится Варваре Михайловне. И жалко ее и невыносимо гадко».

268 269

Октябрь

27

Толстой пишет черновик прощального письма к жене.

»

»

Продолжение работы над статьей «О социализме» и письмом К. И. Чуковскому о смертной казни.

»

»

Последняя в жизни поездка верхом, с Д. П. Маковицким — 16 верст. Переправа через глубокий овраг с крутыми краями и, ползком, через замерзший ручей.

»

»

Чтение в рукописи воспоминаний П. Н. Гастева о Сютаеве.

»

»

Запись в Дневнике: «Тяжесть отношений всё увеличивается».

»

»

«Лег в половине двенадцатого» (Дневник).

»

28

«Спал до третьего часа» (Дневник).

»

»

Под впечатлением ночного появления в третьем часу ночи в кабинете Толстого Софьи Андреевны и ее обыска в бумагах, и вторичного ее появления около 4 часов ночи, Толстой принял решение уехать навсегда из Ясной поляны.

»

»

Прощальное письмо к С. А. Толстой, написанное в 4 часа утра, по накануне заготовленному черновику.

»

»

Между 4 и 5 час. утра отъезд Толстого с Д. П. Маковицким на ст. Щёкино.

»

»

Письмо Толстого дочери A. Л. Толстой с отвозившим его на станцию кучером.

»

»

В 7 ч. 55 м. утра Толстой вместе с Д. П. Маковицким уезжает в поезде № 9, идущем на юг.
В 10 ч. 04 м. утра пересадка на ст. Горбачево на переполненный товаро-пассажирский поезд № 37, по направлению к Сухиничам, с одним третьим классом. «Очень мучительный» переезд в этом вагоне, большей частью на открытой площадке.

»

»

В 4 час. 50 м. дня прибытие на ст. Козельск.

»

»

Телеграммы Толстого В. Г. Черткову и A. Л. Толстой за подписью: «Т. Николаев».

»

»

Письмо к А. Л. Толстой.

»

»

В Ясной поляне около 11 ч. утра А. Л. Толстая объявила матери об отъезде отца.

»

»

Попытка С. А. Толстой окончить жизнь самоубийством: бросилась в пруд.

»

»

Между 7 и 8 ч. вечера прибытие Толстого с Д. П. Маковицким в монастырь «Оптину пустынь».

»

»

Письмо к А. Л. Толстой.

269 270

Октябрь

28

Толстой подробно описывает свой отъезд в Дневнике.

»

29

Около 7 ч. утра приезд в Оптину пустынь А. П. Сергеенко с письмами от В. Г. Черткова и А. Л. Толстой, с известиями из Ясной поляны.

»

»

Толстой диктует А. П. Сергеенко поправки к своему письму к Чуковскому о смертной казни.

»

»

Толстой имел намерение поговорить с оптинскими старцами. Намерения своего он не осуществил.

»

»

Письма к А. Л. Толстой и невестке М. Н. Толстой.

»

»

В 6 ч. вечера отъезд Толстого с Д. П. Маковицким и А. П. Сергеенко в Шамардино, к сестре М. Н. Толстой.

»

»

Чтение «Круга Чтения» на 28 октября.

»

30

Чтение в Новоселовской библиотеке статьи Влад. Кожевникова: «Отношение социализма к религии вообще и к христианству в частности», изд. «Религиозно-философской библиотеки».

»

»

Приезд в Шамардино А. Л. Толстой и В. М. Феокритовой, привезших письма от детей, собравшихся 29 октября в Ясной поляне. Обрадовавшее Толстого письмо С. Л. Толстого, который, один из семьи, одобрял отъезд отца.

»

»

Намерение остаться жить в Шамардине. Толстой сговаривается с хозяйкой помещения на деревне, платить за квартиру по 3 р. в месяц.

»

»

Вечером обсуждение с А. Л. Толстой, Д. П. Маковицким и В. М. Феокритовой, куда ехать. Рассматривание географической карты. Намерение ехать в Новочеркасск к Е. С. и И. В. Денисенко, а оттуда в Болгарию.

»

30—31

Ночью последнее письмо к С. А. Толстой. Письмо к С. Л. Толстому и Т. Л. Сухотиной.

»

31

В 4 часа утра прощальное письмо к сестре М. Н. Толстой и ее дочери Е. В. Оболенской.

»

»

В 4 часа утра внезапный отъезд Толстого с Д. П. Маковицким из Шамардина, вызванный беспокойством, что приедет Софья Андреевна или сыновья.

»

»

В 7 ч. 40 м. утра отъезд Толстого со ст. Козельск, без билетов, в поезде № 12, по направлению на юг.

270 271

Октябрь

31

В 2 ч. 34 м. получение билетов на ст. Волово до ст. Ростов-Дон.

»

»

Толстой с огорчением узнал из газет, что всем известно об его уходе.

»

»

Между 4 и 5 часами дня появление озноба, температура 38,1.

»

»

В 5 ч. 50 м. дня донесение жандармского унтер-офицера ст. Данков — Дыкина о том, что Толстой едет в поезде № 12.

»

»

В 6 ч. 35 м. вечера остановка на ст. Астапово.

»

»

Вследствие поднявшейся температуры 40°, перевод Толстого в Астапове из вагона в квартиру начальника станции И. И. Озолина.

»

»

В 7 ч. 43 м. донесение жандармского унтер-офицера ст. Астапово — Филиппова начальнику Елецкого отделения жандармского полицейского управления жел. дор. ротмистру М. Н. Савицкому о том, что Толстой заболел и начальник ст. Озолин принял его в свою квартиру.

Ноябрь

1

Телеграмма Толстого Черткову об остановке в Астапове.

»

»

А. Л. Толстая по просьбе отца вызывает телеграммой Черткова в Астапово.

»

»

Запись А. Л. Толстой в Записную книжку Толстого, под его диктовку мыслей о боге.

»

»

Прощальное письмо к С. Л. Толстому и Т. Л. Сухотиной, написанное Александрою Львовной под диктовку отца, которое он просил передать им после его смерти.

»

»

Определение врачами Д. П. Маковицким и местным железно-дорожным врачом Л. И. Стоковским воспаления легких.

»

»

В 7 ч. 10 м. вечера телеграмма помощника начальника Тульского сыскного отделения Жемчужникова начальнику Разумовскому об остановке Толстого на станции Астапово.

»

2

Телеграмма А. Л. Толстой к С. Л. Толстому с вызовом в Астапово врача Д. В. Никитина.

»

»

В 9 ч. утра приезд в Астапово Черткова с А. П. Сергеенко.

»

»

В 5 ч. вечера чтение Толстому Чертковым своего письма в редакции газет о причине ухода Толстого, напечатанного в «Русских ведомостях» 2 ноября.

271 272

Ноябрь

2

В 8 ч. вечера приезд в Астапово С. Л. Толстого.

»

»

В 10 ч. вечера телеграмма начальника Московско-Камышинского жандармского полицейского управления железных дорог генерал-майора Львова ротмистру Савицкому: «Телеграфируйте, кем разрешено Льву Толстому пребывание Астапове станционном здании, непредназначенном помещения больных. Губернатор признает необходимым принять меры отправления лечебное заведение или постоянное местожительство».
В 11 ч. 44 м. вечера прибытие в Астапово экстренного поезда, в котором приехали: С. А. Толстая, Т. Л. Сухотина, Андрей и Михаил Львовичи Толстые, психиатр Растегаев, фельдшерица Е. И. Скоробогатова, В. Н. Философов и данковский врач А. П. Семеновский.

»

3

Решение детей Толстых на семейном совете, на основании воли отца и мнения врачей, не допускать к больному С. А. Толстую.

»

»

Разговор Толстого с Чертковым о печатании «Круга чтения».

»

»

Приезд врача Д. В. Никитина.

»

»

Свидание Толстого с дочерью Т. Л. Сухотиной.

»

»

Приезд И. И. Горбунова-Посадова и А. Б. Гольденвейзера. Свидание их с Толстым.

»

»

Телеграмма генерал-майора Львова ротмистру Савицкому: «По приказанию начальника штаба вам безотлучно находиться Астапове, командировать туда пять жандармов и посылать донесения в штаб о положении больного».

»

»

Толстой диктует Черткову письмо к Эйльмеру Мооду.

»

»

Чтение Чертковым Толстому газет от 2 ноября 1910 г.

»

»

Чтение Чертковым Толстому писем, полученных на его имя. Пометки на конвертах рукою Толстого.

»

»

Последняя запись Толстого в Дневнике, являющаяся последними словами, написанными рукой Толстого. Она заканчивается словами: «Вот и план мой. Fais ce que doit, adv...... И все на благо и другим, и главное, мне».

»

»

Толстой диктует Д. В. Никитину телеграмму сыновьям в Ясную поляну о том, что его свидание с С. А. Толстой было бы для него губительно.


272 273


ДОМ НА СТ. АСТАПОВО, В КОТОРОМ СКОНЧАЛСЯ Л. Н. ТОЛСТОЙ


Ноябрь

3

Телеграмма в редакцию корреспондента газеты «Утро России» С. С. Раецкого: «Телеграф работает без передышки. Запросы идут министерства путей, управления дороги, калужского, рязанского, тамбовского, тульского губернаторов... Семья Толстого забрасывается телеграммами всех концов России, мира...»

»

»

Около 11 час. бредовое состояние.

»

»

С 3 на 4 ноября мучительная для больного ночь: бред, икота.

»

4

Чтение ночью для успокоения В. Г. Чертковым Толстому «Круга чтения».

»

»

Телеграмма петербургского митрополита Антония на имя Толстого, ему непоказанная, с увещанием возвратиться в лоно православной церкви.

»

»

Телеграмма рязанского губернатора кн. А. Н. Оболенского вице-губернатору В. А. Колобову: «Прошу сообщить, переговорив архиереем, можно ли местному священнику служить молебен здравии Толстого. Вчера его просили, он не склонен согласиться. Посоветуйте не разрешать».

»

5

Приезд из Москвы врача Г. М. Беркенгейма, вызванного Д. В. Никитиным.

»

»

3 ч. 10 м. дня: «Ночь почти не спал, часто впадал в забытье, бредил; под утро успокоился. Температура ночью 38,4, утром 37,1, пульс 120 частыми перебоями, дыхание 40, местные явления легких без перемен; изжога, частая икота, очень большая слабость, сознание ясно». (Официальный бюллетень.)

«

»

Телеграмма жандармского унтер-офицера Филиппова унтер-офицерам Серегину и Дыкину: «5 утром прибыть Астапово с оружием и патронами».

»

5

Телеграмма тамбовского губернатора Н. П. Муратова рязанскому губернатору: «Если нужна помощь поддержка порядка, то городовых, стражников могу выслать из Лебедяни Козлова»...

»

»

Секретный приезд в Астапово исправляющего должность вице-директора Департамента полиции Н. П. Харламова.

»

»

Запрещение рязанским архиереем, в случае смерти Толстого, служить по нем паннихиды,

273 274



переданное через рязанского губернатора местному священнику А. Н. Грацианскому.

Ноябрь

5

Домогательства приехавших в Астапово по заданию Синода игумна Оптиной пустыни Варсонофия с иеродиаконом Пантелеймоном, видеть и увещевать Толстого о возвращении его в лоно православной церкви.

»

»

Отказ А. Л. Толстой допустить их к отцу.

»

6

В 10 ч. утра приезд из Москвы докторов В. А. Щуровского и П. С. Усова, вызванных на консилиум.

»

»

Слова Толстого, обращенные к дочерям: «Только одно советую вам помнить: есть пропасть людей на свете, кроме Льва Толстого, а вы смотрите на одного Льва».

»

»

«Около 2 ч. дня был припадок резкого ослабления сердечной деятельности, продолжавшийся около 20 минут. К вечеру деятельность сердца улучшилась». (Официальный бюллетень.)

»

»

Последние слова Толстого: «Истина... Я люблю много... Как они...»

»

7

Около 2 ч. ночи повторение сердечного припадка. Вспрыскивание морфина.

»

»

«5 утра наступило резкое ухудшение сердечной деятельности. Положение крайне опасное». (Официальный бюллетень.)

»

»

Около 5 ч. утра была допущена С. А. Толстая к умиравшему Толстому, который был уже без сознания.

»

»

6 час. 5 мин. утра смерть Толстого.

»

»

8 ч. 30 мин. начало прощания народа с телом Толстого в комнате, в которой он скончался.

»

»

Приезд в Астапово тульского архиерея Парфения. Его расспросы членов семьи Толстого, не выражал ли он перед смертью желания примириться с православной церковью.

»

»

Донесение вице-директора Департамента полиции Н. П. Харламова товарищу министра внутренних дел, командиру отдельного корпуса жандармов генерал-лейтенанту П. Г. Курлову о том, что «миссия преосвященного Парфения успеха не имела: никто из членов семьи не нашел возможным удостоверить, чтобы умерший выражал какое-либо желание примириться с церковью». Парфений, не выходя из вагона, уехал.

274 275

Ноябрь

7

В 12 часов первая гражданская паннихида с пением «Вечной памяти».

»

8

1 ч. 15 м. дня отправление поезда с телом Толстого со ст. Астапово на ст. Засека.

»

9

6 ч. 46 м. утра прибытие траурного поезда на ст. Засека.

»

»

10 ч. утра прибытие тела Толстого в Ясную поляну.

»

»

От 11 ч. 45 м. до 2 ч. 15 м. дня прощание многотысячной толпы с телом Толстого.

»

»

3 ч. дня погребение Толстого в лесу «Заказе», на месте, им самим указанном.


275 276

СПИСОК ЗАДУМАННЫХ ТОЛСТЫМ В 1910 ГОДУ И
НЕОСУЩЕСТВЛЕННЫХ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ЗАМЫСЛОВ.

1. Страдание от грехов людских. (См. Дневник от 11 февраля.)

2. Аллегория, виденная во сне. (См. Дневник от 26 февраля.)

3. «О суде», о солдате, убившем своего преследователя (о переживании убийцы). (См. Дневник от 27 мая и прим. 755.)

4. «Параша». (См. Дневник от 20 июня.)

5. «Две картинки». (См. Дневник от 24 июня.)

6. «Блудница. Мать». (См. Дневник от 20 июля, лист Записной книжки стр. 193 и прим. 1055.)

7. «Всем равно — заглавие очерков характеров». (См. Дневник от 21 июля, от 24 августа, листы Записной книжки стр. 192—193, прим. 1060, 1062 и 1235.)

8. «Художественное изображение всей пошлости жизни богатых и чиновничьих классов и крестьянских рабочих...» (См. Дневник от 2 октября.)

9. «Как уморили девочку под хлороформом». (См. Записная книжка, стр. 209.)

10. «Феодорит и издохшая лошадь». (См. лист из Записной книжки, № 7, стр. 235.)

11. «Священник, обращенный обращаемым». (См. Дневник от 24 октября и лист из Записной книжки, № 6, стр. 235.)

12. «Роман Страхова, Грушенька — экономка». (См. лист из Записной книжки, № 7 стр. 235 и Дневник от 26 октября.)

13. «Охота, дуэль и лобовые». (См. лист из Записной книжки, № 7, стр. 235.)

————

276 277

ПУБЛИКАЦИИ ОТДЕЛЬНЫХ МЕСТ ИЗ ДНЕВНИКОВ
ТОЛСТОГО 1910 ГОДА.

Дневники Толстого и его Записные книжки зa 1910 год полностью появляются в печати впервые в настоящем издании. Ранее в СССР были опубликованы лишь отдельные записи Дневников и выдержки из них в следующих изданиях:

1. П. И. Бирюков, «Биография Льва Николаевича Толстого», 4, Гиз, М.-Пгр. 1923, стр. 198, 199, 200, 201, 202, 203, 209, 229, 230, 232, 233, 234, 235, 236, 237 и 242 (четыре мысли из Дневника, тринадцать отрывков из дневных записей Дневника и восемнадцать отрывков из «Дневника для одного себя».)

2. Дневник В. Ф. Булгакова, «У Л. Н. Толстого в последний год его жизни», изд. первое. — Библиотека Л. Н. Толстого. № 4. Под редакцией П. И. Бирюкова, изд. Сытина, М. 1911, стр. 238. Перепечатка — во втором и третьем издании под заглавием: «Лев Толстой в последний год его жизни», изд. «Задруга», М. 1918 и 1920, стр. 281 и в «Трагедии Льва Толстого», изд. «Прибой», Л. 1928, стр. 72 (та же мысль из Дневника).

3. А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого» (Записи зa 15 лет), 2, изд. Центральное т-во «Кооперативное издательство», М.-Пгр. 1923, стр.: 174, 343, 349 (три записи из Дневника).

4. «Голос Толстого и Единение». Повременное издание, посвященное обновлению жизни при свете разума и любви, под редакцией В. Г. Черткова, 1917, 3, стр. 5 (одна мысль из Дневника).

5. «Единение». Повременное издание, посвященное обновлению жизни при свете разума и любви, под редакцией В. Г. Черткова, 1917, 2, стр. 1 (одна мысль из Дневника); 4, столб. 2 и 3 (две мысли из Дневника).

6. «Сорок лет служения людям». Сборник статей, посвященных общественно-литературной и книгоиздательской деятельности И. И. Горбунова-Посадова. Под редакцией H. Н. Гусева и М. В. Муратова, М. 1925, стр. 23 (четыре отрывка из Дневника).

7. А. Л. Толстая, «Об уходе и смерти Л. Н. Толстого». — Сборник «Толстой. Памятники творчества и жизни» 4, изд. «Кооперативное т-во по изучению и распространению творений Л. Н. Толстого», М. 1923, стр. 159 (Последние записи Толстого в «Дневнике для одного себя» и в Записной книжке. Перепечатано отдельной брошюрой под тем же заглавием, изд. „Труды музея «Ясная поляна»“,Тула, 1928, стр. 33—34).277

278 8. Л. Л. Толстой, «Правда о моем отце». Перевод с французского А. В. Андреева, изд. «Книжный угол», Л. 1924, стр. 103, 104 и 107 (два отрывка из большого Дневника и один отрывок из «Дневника для одного себя», приведенные не точно).

9. В. Г. Чертков, «О последних днях Л. Н. Толстого». — «Библиотека Л. Н. Толстого» № 3, под редакцией П. И. Бирюкова, изд. Сытина, М. 1911, стр. 12 и 28 (Последние записи Толстого в большом Дневнике и «Дневнике для одного себя»).

10. В. Г. Чертков, «Уход Толстого», изд. Центральное т-во «Кооперативное издательство» и «Голос Толстого», М. 1922 (пять отрывков из Дневника и последняя запись в Дневнике).

11. И. Л. Толстой, «Мои воспоминания», изд. 2, кооперативное издательство «Мир», М. 1933, стр. 229 и 235 (пять отрывков из «Дневника для одного себя»).

12. «Автобиография С. А. Толстой» — Журнал «Начала», I, 1921, стр. 131—185 (четыре отрывка из «Дневника для одного себя»).

————

278 279

ОПИСАНИЕ РУКОПИСЕЙ.

ДНЕВНИК 1910 ГОДА.

Дневник 1910 г. написан в двух черных клеенчатых тетрадях. Первая начата вечером 22 ноября 1909 г. Общее описание ее дается в томе 57. Записи 1910 года начинаются 2 января на стр. 54 и заканчиваются на стр. 186.

Большая часть записей в первой тетради произведена собственноручно Толстым чернилами. Исключение составляют записи мыслей, переписанные в Дневник из Записной книжки: а) рукой A. Л. Толстой — от 21 и 22 января (стр. 10—11), от 5 апреля (стр. 34—35); б) рукою В. Ф. Булгакова — от 6 мая, на двух листках писчей бумаги, наклеенных на страницу 146 подлинника, начиная со слов: «Привычки — механическія»... кончая словами: «точки зрѣнія усиліе?» (стр. 45), от 22 мая (стр. 55—56); в) рукою В. Г. Черткова — от 10 мая со олов: «Само собою разумеется», кончая «жизнь другихъ людей» (стр. 47—49); от 14 июня, мыслей 1—8 (стр. 64—65).

Этою записью, сделанной рукой В. Г. Черткова, кончается первая тетрадь Дневника 1910 г.

Следующие записи произведены уже в новой тетради Дневника. Эта вторая тетрадь Дневника 1910 г., в то же время последняя из всех Дневников Толстого, представляет собою тетрадь в черной клеенчатой обложке; в левом верхнем углу внутренней стороны обложки овальный штамп:«Писчебумажный Магазин Г. В. Почечуева. Москва, Тверская ул. д. № 70». Внизу рукой А. Л. Толстой карандашом написано: «последняя». Бумага разлинована голубыми линейками, страницы с 1 и кончая 145 перенумерованы карандашом, остальные 91 страница не перенумерованы. Всего страниц 236. Последняя запись сделана на 129 стр. 3 ноября в Астапове, уже слабеющей рукой. Страницы 70 и 71 не заполнены, повидимому, ошибочно. Не заполнены также страницы 130—138. Начиная со 135 отр. и кончая 145 страницей в эту тетрадь Дневника переписан O. K. Толстой с вынимающихся листов Записной книжки «Дневник для одного себя», И.

Большая часть записей в последней тетради Дневника, как ж прежде, сделаны собственноручно Толстым чернилами. Исключение составляют записи, сделанные: а) рукой А. Л. Толстой от 28 июня, запись № 1, переписанная из Записной книжки, записи от 30 июня — 1 июля (стр.279 280 71—72), от 11 июля (стр. 77—78), от 21 июля (стр. 82), от 27 июля (стр. 84—85); от 7 августа (стр. 90—91), от 15 августа (стр: 93); вся запись от 6 сентября (стр. 100—101), от 15 сентября (стр. 102—105), первый абзац записи от 29 сентября (стр. 109), мысли от 6 и 7 октября (стр. 113—115); б) рукою В. Ф. Булгакова: от 5 августа со слов: «Записать: 1) Привычка — великое дѣло...» кончая: «самая тяжелая самоувѣренность» (стр. 87—89).

В текст Дневника Толстого включаются записи на двух отдельных листках почтовой бумаги, сложенных пополам, перепечатанные на пишущей машинке, с карандашной надписью рукой Толстого: «Изъ Дневника Записать. Конецъ іюня 1910». Записи эти находятся в обложке из писчей бумаги с карандашной надписью рукой A. П. Сергеенко: «Мысли из дневника. Переписать». (См. стр. 72—75.)

Обе тетради Дневника 1910 г. хранятся в Рукописном отделении ГТМ.

«ДНЕВНИК ДЛЯ ОДНОГО СЕБЯ».

«Дневник для одного себя» за 1910 г. состоит из трех частей: I — тетради, хранящейся в АТБ; II — вынимающихся трех листков из Записной книжки и III — вынимающихся листков из последней Записной книжки, копия с которых перепечатана на пишущей машинке.

I. Тетрадь «Дневника для одного себя» представляет собою записную книжку размером 14×10 сантиметров в темно-зеленом кожаном переплете. В корешке переплета находится муфта для карандаша, в которую вложен тонкий очиненный карандаш с металлическим наконечником. В левом углу внутреннего картонного листа наклеена магазинная марка: «Мюр и Мерилиз. Москва. Зак. № 89154». Бумага плотная, без линеек. Всего листов 121. Исписаны собственноручно Толстым первые 16 листов с двух сторон чернилами. Остальные 105 листов не заполнены. После шестнадцатого листа вклеены примечания С. А. Толстой, написанные ею на плотной белой бумаге.

II. Три вынимающихся листка из Записной книжки английского производства, размером 15¼×7½ см., исписанные с обеих сторон, вложены в конверт, на котором рукой А. Л. Толстой написано: «Из записной книжки Л. Н. Толстого. Передано мне 4 Окт. 1910 года на сохранение с тем, чтобы никто не читал. А. Толстая».

Эти три листка переписаны О. К. Толстой в тетрадь Дневника.

III. Продолжение «Дневника для одного себя» с 5 октября по 28 октября печатается по ремингтонной копии, хранящейся в Рукописном отделении ГТМ — Архив Т. Л. Сухотиной.

Рукопись напечатана на 8 листах писчей бумаги. Записи начинаются с 24 сентября 1910 г. и кончаются перепечаткой последней записи от 3 ноября из большого Дневника. Они начинаются на стр. 2 и кончаются в середине стр. 5. Некоторые слова машинописи исправлены зслеными чернилами, рукой Т. Л. Сухотиной.

280 281

ЗАПИСНЫЕ КНИЖКИ И ЛИСТЫ ИЗ ЗАПИСНЫХ КНИЖЕК.

1. Записная книжка № 1 представляет собой отрывной блокнот среднего размера. Общее описание блокнота приведено в томе 57. Всего листов 48, из них исписано 40, большею частью чернилами. Записи 1910 г. начинаются на обороте 28 листа словами: «<Богъ> Одно изъ <божественн. т. е.> высшихъ свойствъ»... и кончаются: «...отъ зла къ благу, разъединенія къ единенію, отъ зла къ благу». Оборот л. 30 остался неисписанным. В правом нижнем углу проставлены карандашом страницы. Большая часть записей перечеркнута вертикальной чертой — отметка Толстого о перенесении мыслей из Записной книжки в Дневник. Время написания ее определяется началом января 1910 г.

2. Листы из Записной книжки, № 1 печатаются по копии с отдельных листов, переписанных рукой С. А. Толстой в черной клеенчатой тетради в одну линейку, хранящейся в ГТМ. На первой нелинованной странице рукой С. А. Толстой написано: «Копия с отдельных листков, найденных в одном из ящиков отцовской шифоньерки гр. Льва Николаевича Толстого, и с тетрадочки небольшой в виде записной книжечки. Переписано графиней С. А. Толстой. Февраля и Марта 1911 года. (Многое неразборчиво, местами стерся карандаш.) Где нельзя прочесть —точки или знак (?)». Далее ею же написано «Примечание переписчицы», относящееся к переписанным в этой же тетрадке материалам к задуманному Толстым историческому роману из времен Петра I. (См. том 17.) На этом же листе заметка, написанная карандашом рукою А. Е. Грузинского, следующего содержания: «Карандашные исправления сделаны мною по сверке с оригиналом в сентябре 1912 г. в Ясной поляне. А. Грузинский». Кончаются записи на обороте стр. 42, надписью: «Листков больше нет. С. Толстая». Подлинники этих листков не найдены. Как видно по заметке А. Е. Грузинского, они утрачены после 1912 г. Записи в тетради произведены С. А. Толстой, судя по датам Дневника, куда их переписывал Толстой, в случайном порядке. Мы располагаем их в одном месте в хронологическом порядке, главным образом основываясь на порядке записей в Дневнике.

3. Записная книжка № 2 — также отрывной блокнот, толщиной в 1 сантиметр, в светло-коричневом, глянцевом переплете, на верхней стороне которого напечатано: «Блок-Нот», а внизу: «Д. В. Поляков с с-ми СПБ. Невский пр. 30». Отрывные листы блокнота из плотной белой бумаги. Первые два листа вырваны. Всего листов 89. Исписано два листа вперемежку чернилами и карандашом. Некоторые записи перечеркнуты вертикальной чертой. Время написания: март, апрель и начало июня 1910 г.

4. Листы из Записной книжки, № 2. Отдельные вынимающиеся листы из записной книжки на плотной английской бумаге в голубую линейку. Пробиты тремя круглыми дырками. Исписаны карандашом и чернилами вперемежку. Большая часть перечеркнута вертикальной чертой. Всех листов 22. Вложены в почтовый конверт, на котором281 282 надписи: а) рукой В. Г. Черткова: «Л. Н. Записная книжка от 11 мая 1910 г. № 5» и б) рукой А. П. Сергеенко: «Листки из записной книжки Льва Н-ча, взятые 11 Мая 1910 г.». Время написания: конец марта, апрель и начало мая 1910 г.» Листы находились в конверте в беспорядке, приведены в систему и подобраны в приблизительном хронологическом порядке редактором.

5. Записная книжка № 3. В мраморном синем картонном переплете фирмы «Мюр и Мерилиз». Общее описание ее приведено в т. 57. Всего исписано 12 листов (23 страницы). Начало записей относится к 1909 г. Записи 1910 г. начинаются с 3 листа (5 страница) словами: 1) «Крики, 2) Оборванцы...» (к «Ходынке») и датируются нами 6 февралем. Кончаются черновиком автографа Толстого на портрете А. А. Руфину от 1 августа.

6. Листы из Записной книжки, № 3, были вынуты из английской записной книжки и вложены в почтовый конверт, на котором рукой А. П. Сергеенко написано: «№ 6. Л. Н. Листки из записной книжки Июнь и Июль, 1910 г. (До 13 июля)». Всего 8 листов, исписанных с обеих сторон карандашом и чернилами вперемежку. На последней странице два чертежа Пифагоровой теоремы. В левом верхнем углу каждого листка нумерация карандашом арабскими цыфрами.

7. Листы из Записной книжки, № 4, так же, как и № 3, были вынуты из английской записной книжки и положены в почтовый конверт с надписью рукой А. П. Сергеенко: «Записная книжка Л. Н. Листки из записной книжки. С добавлением к очерку «Из Дневника». 13 и 14 июля (3 листка)». Листы исписаны вперемежку чернилами и карандашом. Последний листок начат только сверху. Записи относятся к первой половине июля и началу августа 1910 г.

8. Лист из Записной книжки, № 5, также был вынут из Записной книжки и положен в конверт вместе с тремя листами «Дневника для одного себя» № 2. Эти листы были вписаны О. К. Толстой в последнюю тетрадь Дневника. См. Описание рукописей дневника и «Дневника для одного себя». Записи относятся к июлю 1910 г., последняя запись — 24 сентября.

9. Листы из Записной книжки, № 6, печатаются по машинописной копии, хранящейся в AЧ, датированной «Лето 1910 г.». Напечатано на двух листах белой бумаги с одной стороны. Французские и немецкие тексты вписаны рукой С. М. Белинького. Местонахождение подлинника неизвестно.

Записи эти представляют собой записанный Толстым 21 июля и продолженный в августе список характеров для задуманного им художественного очерка, под заглавием «Всем равно», осуществить который он не успел. (См. Дневник от 21 июля и 24 августа, мысль № 8.)

10. Записная книжка № 4 представляет собою вынутые листы из записной книжки английского производства, подаренной Толстому В. Г. Чертковым в 1907 г. Листы разлинованы в голубую линейку. Сверху каждой страницы красная линейка. Листы заключены в картонный переплет с надписью на английском языке: «The P&C Arboreta»282 283 Pocket Book (Patent), ниже круглая фабричная марка с изображением дерева и напечатанная на английском языке надпись: «Arboreta». Loose-Leaf. Device Registered trade mark. When ordering Re-fill for this Pocket ask for № printed on leaf. When requiring complete Book quote NO stamped with the cover. London Patridge & Cooper Ltd., Royal Court’s stationary Warehouse. 191—192 Fleet Street and Chancery Lane. Листков 42, из которых заполнены лишь два, в июле—октябре. Сюда же приложена книжка с иностранным алфавитным указателем на белой плотной бумаге на 26 листах, которые все не исписаны.

11. Записная книжка № 5 состоит из 30 листов того же, как и № 4, происхождения и вида, исписанных с обеих сторон вперемежку чернилами и карандашом. Все листы скреплены бичевкой. Картонные крышки, в которые заключены листы, той же фирмы «Arboreta», что и № 4. Книжка обернута в лист светло-зеленой плотной бумаги, на котором рукой А. П. Сергеенко написано: «Передано было Львом Н-чем через Булгакова Вл. Гp-чу на прогулке (летом) осенью 1910. Диалог Мики и Тани (Рассказ для внуков Сухотиных, рассказанный в августе 1910 г.)». Время написания: июль.

12. Записная книжка № 6. Отрывной блокнот толщиной в один сантиметр, в светлокоричневом глянцевом переплете, на верхней стороне которого напечатано: «Блок-нот» и внизу фирма: «Д. В. Поляков с С-ми СПБ. Невский пр. 30». Отрывные листы из плотной белой бумаги. Всех листов 75, из них исписано вперемежку чернилами и карандашом 6 листов. Мысли, переписанные в Дневник, перечеркнуты вертикальной чертой. Остальные листы чистые, лишь на 12 листе Толстой, очевидно, пробуя бумагу, написал чернилами: «Писать можно».

13. Последняя записная книжка № 7 в кожаном желтом переплете. В корешке муфта, в которую воткнут очиненный тонкий желтый карандаш. Черная тесемчатая резинка, предохраняющая книжку от раскрывания, растянута.

В карман с левой внутренней стороны переплета положены деньги, взятые Толстым с собою при его уходе из Ясной поляны, всего сорок пять рублей кредитными билетами: в 25 рублей выпуска 1899 г. БЯ094251, 5 р. — 1898 г. АЕ918491, пять билетов по 3 р., все 1905 г. — ГН697361, ГН738256, ГБ483964, ДѢ344484, ЗП385561. В переплете имеются также три марочных кармана. В них вложена отклеенная марка с написанной цыфрой 87. Кроме переплета листы заключены в картонные внутренние обложки с фирмой «Arboreta». (См. зап. кн. №№ 4 и 5.) Всех листов, соединенных металлическим стержнем, 65, из них исписано 13 листов с обеих сторон, вперемежку чернилами и карандашом. Мысли, переписанные в Дневник перечеркнуты вертикальной чертой. Листы разлинованы в голубую линейку. Последняя запись от 30 октября написана рукой А. Л. Толстой под диктовку Толстого. См. Предисловие.

14. Лист Записной книжки, № 7, печатается по фото-копии, хранящейся в AЧ, написан рукой Толстого (первые четыре слова чернилами, остальные — карандашом) на узком белом листе бумаги размером283 284 18 × 8 сантиметров, в Оптиной пустыни 29 октября 1910 г. На подлиннике внизу листа написано рукой А. П. Сергеенко чернилами: «Оптина Пустынь, 29 Окт., 1910 г.». Фото-копия этого списка — см. вклейка между стр. 224 и 225.

Первые четыре записи, повидимому, представляют собою список тех предметов, которые Толстой хотел получить из Ясной поляны после своего ухода. Последние четыре записи — список художественных замыслов. По словам А. П. Сергеенко, бывшего 29 октября в Оптиной пустыни, список этот лежал на столе в номере гостиницы, где останавливался Толстой. Местонахождение подлинника неизвестно.

————

284 285

ПРИМЕЧАНИЯ К ДНЕВНИКУ.

Все примечания имеют сквозную нумерацию и подводятся к тексту следующим образом: вслед за жирной цыфрой номера примечания ставится курсивом цыфра, обозначающая страницу, а наверху мелким шрифтом цыфра, обозначающая строку, на которой напечатан комментируемый текст. Вслед за этими цыфрами идет комментируемое место Дневника или Записной книжки.


2 января, стр. 3.

1. 32. Опять поправлял Сон. — «Сон» — заключительная глава к «Трем дням в деревне» (см. далее прим. 20). Был начат 23 октября 1909 г. и закончен 28 января 1910 г. Толчком к его написанию явилось действительное сновидение Толстого. В Дневнике 22 октября 1909 г. записано: «Видел прекрасный сон о том, как я горячо говорил о Г. Джордже». А. И. Никифоров, редактор 37 тома, где напечатан «Сон», устанавливает, что произведение это испытало на себе 29 значительных переделок автора и сохранилось в 45 рукописях. «Сон» был впервые опубликован в 1911 г. в т. XIV «Сочинений гр. Л. Н. Толстого» (стр. 487—496), который был конфискован. О работе Толстого над «Сном» см.: том 37, Дневник 1909 г., т. 57, дальнейшие записи Дневника 1910 г., письма к В. Г. Черткову от 14 и 28 января 1910 г. (т. 89).

2. 32—3. Уехали Ландовск[и]. — Ванда Ландовска (Vanda Landovska) p. 1881 г. — польская пианистка, игравшая на клавесинах. В течение 1907—1910 гг. неоднократно приезжала в Россию давать концерты. В последних числах декабря 1909 г. вместе со своим мужем, журналистом Генрихом Львом Ландовским, посетила Толстого в Ясной поляне. У Толстого бывала и раньше в 1907 и 1909 гг. См. Дневник 1909 г., т. 57.

3. 33. Был у М[арьи] А[лександровны] — Марья Александровна Шмидт (1844—1911) — бывшая классная дама Николаевского сиротского училища в Москве («Николаевское женское реальное училище»), с 1884 г. единомышленница Толстого, в 1895 г. переселилась в усадьбу Т. Л. Сухотиной Овсянниково, в 5 верстах от Ясной поляны, где прожила до своей смерти, обрабатывая своим трудом участок земли около полутора десятин. Толстой в свои, почти ежедневные поездки верхом часто заезжал к ней в Овсянниково. О М. А. Шмидт см. Дневник 1884 г., т. 49 и Е. Е. Горбунова-Посадова, «Друг Толстого Мария Александровна Шмидт», изд. Толстовского музея, М. 1929.285

286 4. 34. Буланже.— Павел Александрович Буланже (1864—1925) — один из друзей Толстого, был одно время его последователем, литератор. Работал по предложению Толстого над популярным изложением восточных религий. В последние годы жизни Толстого жил в Овсянникове, занимаясь пчеловодством и земледелием. Подробнее о нем см. Дневник 1889 г., т. 50.

5. 34—6. Не переставая стыдно...... немного двигаюсь. — Сознание своего привилегированного положения и стыда за свою жизнь мучило Толстого на протяжении всей его жиэни, за последние 30 лет оно особенно обострилось и в конце концов перед смертью, на ряду с другими причинами, привело к уходу из Ясной поляны. См. записи в Дневнике 1910 г.: от 5 и 7 января, 9, 12, 13, 16 и 19 апреля, 4 и 19 мая, 26 августа, 4, 12, 15 сентября — №№ 1 и 9 и 22 сентября; в Записных книжках: стр. 169, 212—213.

6. 37. Димочка приехал проститься. — Владимир Владимирович Чертков (р. 1889 г.) сын В. Г. и А. К. Чертковых; кооператор, экономист; член «Комитета по исполнению воли Л. Н. Толстого в отношении его писаний». См. Дневник 1909 г., т. 57. В. В. Чертков зимой 1910 г. жил на хуторе своего отца «Телятинки» в 3 верстах от Ясной поляны и перед своим отъездом в Крекшино, где жили его родители, заезжал проститься с Толстым.

7. 37—8. Длинное деловое письмо от Ч[ерткова]. Не успел ответить. — Владимир Григорьевич Чертков (р. 1854 г.) — ближайший друг Толстого, главный редактор настоящего Юбилейного издания полного собрания его сочинений, См. Дневник 1884 г., т. 49 и Письма к В. Г. Черткову, т. 85. В письме от 26—27 декабря 1909 г., В. Г. Чертков писал о том, что по его мнению следует передать издание нового сборника Толстого «На каждый день» И. Д. Сытину. В этом же письме он рекомендовал Толстому в помощники В. Ф. Булгакова. На письмо Черткова Толстой ответил вечером 2 января, не успев ответить с отъевжавшим В. В. Чертковым. (См. прим. 6.)

8. 38—9Разговор о земле с Сер[ежей] — с Сергеем Львовичем Толстым (р. 1863 г.), старшим сыном Льва Николаевича, приехавшим 3 января из Москвы, где он жил зимой. С. Л. Толстой пробыл в Ясной поляне до 6 января. О С. Л. Толстом см. Дневник 1863 г., т. 48. Разговор Толстого с Сергеем Львовичем не записан.

9. 310. Адамычем — Дмитрием Адамовичем Олсуфьевым (р. 1862 г.). Д. А. Олсуфьев младший сын старинных друзей Толстого Адама Васильевича (1883—1901) и Анны Михайловны (рожд. Обольяниновой, 1835—1899) Олсуфьевых, в имении которых «Никольское-горушки» («Обольяново») Дмитровского уезда, Московской губ. Толстой не раз гостил. В 1885 г. он уехал туда после своего первого неосуществленного намерения ухода. Об Олсуфьевых см. т. 49. Д. А. Олсуфьев с 1906 по 1917 г. был членом Государственного совета по выборам от Саратовского земства. Вследствие его знакомства с председателем совета министров П. А. Столыпиным Толстой часто обращался к нему с просьбами за разных лиц. О Д. А. Олсуфьеве подробнее см. Дневник 1890 г., т. 51.

10. 311. что то поправлял. — Чтό именно поправлял Толстой 31 декабря 1909 г., в точности не установлено. Возможно, что «Сон». См. Дневник 1909 г., т. 57 и прим. 1.286

287 11. 312. Ездил в волостн[ое] правление. Народ негодует. — 31 декабря 1909 г. Толстой ездил в Ясенковское волостное правление Крапивенского уезда Тульской губ., помещавшееся в селении Новая колпна, в 61/2 верстах к югу от Ясной поляны. Поездка эта была вызвана желанием выяснить причину строгости взимания податей, на которую приходили к Толстому жаловаться крестьяне: у одного описали единственный самовар, у другой — единственную овцу, у третьего — корову. Народ негодовал именно на небывалую до сих пор строгость взимания податей. Поездка эта послужила материалом для третьей части трилогии «Три дня в деревне», озаглавленной «Подати». См. т. 37 и прим. 20.

12. 312—13. Ландовски несколько тяжелы, но он понравился мне. — См. прим. 2.

13. 314. Олсуфьев. — Д. А. Олсуфьев см. прим. 9.


2 января, стр. 3.

14. 311—17. Привезли больную женщину после родов. Дети, голод, Ох, тяжело. — Какую именно больную привезли в Ясную поляну, не установлено. Записей не сохранилось.

15. 318. Сажусь за письма. — Редакции известны три письма, написанные Толстым 2 января 1910 г.: 1) Федору Василенко о выражении согласия с его взглядами на катехизис; 2) М. Г. Рабкину по поводу слова «жид» и 3) Ивану Сергеевичу Шанину о том, что «лучше быть народным учителем, чем чиновником». См. т. 81.

16. 319. Marchand. Говор[ил] с ним горячо, отвечая на вопросы. — Рене Маршан (René Marchand) — корреспондент французской газеты «Figaro», одно время был редактором этой газеты. Жил в России и хорошо знал русский язык. О содержании его беседы с Толстым 2 января 1910 г. сведений не имеется. 2 января 1910 г. Толстой писал В. Г. Черткову о Маршан и советовал дать ему что-либо из его писаний для перевода в «Фигаро». См. письмо к В. Г. Черткову от 2 января 1910 г., т. 89. Рене Маршан, живя в СССР в 1918 г., советовал французскому правительству организовывать голод в Петрограде путем разрушения мостов, соединяющих город с востоком, с целью прекращения снабжения его продовольствием. См. письмо Рене Маршана к премьер-министру Франции Пуанкаре, опубликованное в статье Петерса «На боевом посту».— «Известия центрального исполнительного комитета Союза СCP и Всероссийского центрального исполнительного комитета советов 1930, № 348 (4195) от 19 декабря.

17. 320. Ездил верхом с Душаном. — Душан Петрович Маковицкий (1866—1921) — словак, врач, разделявший взгляды Толстого, жил в доме Толстого с декабря 1904 г. до смерти Льва Николаевича и сопутствовал ему после ухода из Ясной поляны. Подробнее о нем см. Дневник 1894 г., т. 52. Д. П. Маковицкий вел дневник («Яснополянские записки»), куда заносил всё относящееся к Толстому и яснополянской жизни. Большая часть дневника Д. П. Маковицкого еще не опубликована (находится у Н. Н. Гусева),287 288 вышли в свет всего два выпуска 1904—1905 гг., см. Д. П. Маковицкий, «Яснополянские записки», изд. «Задруга», 1, М. 1922; 2, М. 1923.

18. 321. француз — Рене Маршан, см. прим. 16.


3 января, стр. 3.

19. 322. Интересн[ые], хорошие письма. — В Редакции имеются три ответа Толстого от 3 января 1910 г.: 1) раввину Лейбе Мееровичу Гордину, по поводу присланных им изречений из Талмуда, 2) Киевскому вегетарианскому обществу — благодарность за избрание в почетные члены Общества и 3) семинаристу Василию Фильчукову по поводу его сомнений, поступать ли ему по окончании семинарии в священники, чтобы исполнить желание родителей, или, следуя голосу совести, «устраивать свою жизнь на самых естественных основах». См. т. 81. Повидимому, к последнему письму относится комментируемая запись Дневника.

20. 323. Поправлял Народную бедноту. — «Народной беднотой» или просто «Беднотой» Толстой сначала называл вторую часть трилогии «Три дня в деревне». Второй день окончательно был назван «Живущие и умирающие»; первый день — «Бродячие люди»; третий день — «Подати» (см. прим. 11). Начало работ Толстого над Вторым днем — 9 декабря 1909 г., окончание — 15 января 1910 г. Вся трилогия «Три дня в деревне» была опубликована впервые в петербургском журнале «Вестник Европы», 1910, 9, стр. 3—21, с датой 15 января 1910 г. Об истории писания: см. т. 27, Дневник 1909 г., т. 57, письмо к В. Г. Черткову от 14 января 1910 г., т. 89. Кроме того см. прим. 78.


4 января, стр. 3—4.

21. 41. Письма, отвечал мало. — Письмами Толстого от 4 января редакция не располагает.

22. 49—11. Не умею сказать, но чувствую, что нужно выработать в себе особенное отношение к этим людям, чтобы не нарушать любовь к ним. — Это «особенное отношение» к людям Толстой называл молитвой при общении с людьми. Формулировка этой молитвы дана им в дневниковой записи № 4 от 13 января. На протяжении последнего года своей жизни Толстой часто вспоминал об этой молитве. См. записи: от 5, 10 и № 4 от 13 января, 1 и 2 от 10 апреля, 11 апреля, от 20 мая, № 1 от 22 мая, № 2 от 5 сентября и № 1 от 3 октября.

23. 413. твоим работником. — Ту же мысль см. в записях: № 3 от 13 января, 6 мая и № 1 от 20 мая.

24. 414—15. Вечером Сережа хорошо рассказывал про переселение духоб[оров]. — С. Л. Толстой в 1899—1900 гг. сопровождал духоборцев в Канаду. (Подробнее см. Дневник 1899—1900 гг., т. 53.) Д. П. Маковицкий в своих Записках от 5 января 1910 г. дополняет, что «Сергей Львович очень интересно рассказывал об отъезде духоборцев из Закавказья... и Лев Николаевич поощрял его напечатать свой рассказ, тем более, что он у него записан».288

289 25. 415. ряженые и пляска. — 4 января в Ясной поляне были приготовления к ёлке, которую устраивала 5 января С. А. Толстая для своих внучат. Вечером был маскарад. С. А. Толстая в «Ежедневнике» сообщает, что: «нарядились все, даже я ведьмой, и плясали. Дети очень веселились».

26. 416. в карты — В винт.

27. 416 ответы на вопросы Соловова. — Упоминается об ответе Алексею Яковлевичу Соловову от 3—5 января 1910 г. (т. 81), задававшему Толстому в своем письме ряд религиозных вопросов.


5 января, стр. 4.

28. 418. рабов, работающих на нашу семью. См. прим. 5.

29. 419. молитву при общении с людьми. — См. прим. 22.

30. 420. Николаев. — Сергей Дмитриевич Николаев (1861—1920) — один из друзей Толстого; переводчик на русский язык сочинений американского экономиста Генри Джорджа (1839—1897) и пропагандист его теории, уничтожения частной земельной собственности путем «единого налога на землю», которой сочувствовал Толстой. С. Д. Николаев летом жил с семьею в деревне Ясная поляна. Подробнее о нем см. Дневник 1904 г., т. 55.

31. 420. Абрик