Лев Николаевич
Толстой

Полное собрание сочинений. Том 56.



Дневник, Записные книжки
и отдельные записи
1907—1908


Государственное издательство

«Художественная литература»

Москва — 1937


Электронное издание осуществлено

компаниями ABBYY и WEXLER

в рамках краудсорсингового проекта

«Весь Толстой в один клик»


Организаторы проекта:

Государственный музей Л. Н. Толстого

Музей-усадьба «Ясная Поляна»

Компания ABBYY


Подготовлено на основе электронной копии 56-го тома

Полного собрания сочинений Л. Н. Толстого, предоставленной
Российской государственной библиотекой


Электронное издание

90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого

доступно на портале

www.tolstoy.ru


Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, напишите нам

report@tolstoy.ru

Предисловие к электронному изданию

Настоящее издание представляет собой электронную версию 90-томного собрания сочинений Льва Николаевича Толстого, вышедшего в свет в 1928—1958 гг. Это уникальное академическое издание, самое полное собрание наследия Л. Н. Толстого, давно стало библиографической редкостью. В 2006 году музей-усадьба «Ясная Поляна» в сотрудничестве с Российской государственной библиотекой и при поддержке фонда Э. Меллона и координации Британского совета осуществили сканирование всех 90 томов издания. Однако для того чтобы пользоваться всеми преимуществами электронной версии (чтение на современных устройствах, возможность работы с текстом), предстояло еще распознать более 46 000 страниц. Для этого Государственный музей Л. Н. Толстого, музей-усадьба «Ясная Поляна» вместе с партнером – компанией ABBYY, открыли проект «Весь Толстой в один клик». На сайте readingtolstoy.ru к проекту присоединились более трех тысяч волонтеров, которые с помощью программы ABBYY FineReader распознавали текст и исправляли ошибки. Буквально за десять дней прошел первый этап сверки, еще за два месяца – второй. После третьего этапа корректуры тома и отдельные произведения публикуются в электронном виде на сайте tolstoy.ru.

В издании сохраняется орфография и пунктуация печатной версии 90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого.


Руководитель проекта «Весь Толстой в один клик»

Фекла Толстая



Перепечатка разрешается безвозмездно.

————

Reproduction libre pour tous les pays.

ДНЕВНИК,
ЗАПИСНЫЕ КНИЖКИ
И
ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАПИСИ
1907—1908



РЕДАКТОР
Н. Н. ГУСЕВ


Л. Н. ТОЛСТОЙ

28 августа 1908 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЯТЬДЕСЯТ ШЕСТОМУ ТОМУ.

В состав 56 тома входят Дневники и Записные книжки Л. Н. Толстого 1907—1908 гг. Весь текст Дневников публикуется впервые, за исключением небольших выдержек, печатавшихся в биографиях Толстого и в других книгах о нем. Из Записных книжек никаких выдержек нигде не печаталось.

Особенностью настоящего тома является то, что в нем печатается, кроме основного текста Дневника, еще «тайный» Дневник, который Толстой вел в течение 17 дней — с 2 по 18 июля 1908 г. В нем записывал он те мучительные чувства и мысли, которые вызывались в нем тяжестью жизни в барских условиях среди чуждых ему духовно, хотя и близких по крови людей.

Другим отличием тома служит то, что в состав его входит особого типа записная книжка, в которой Толстым почти ежедневно в течение января-сентября 1907 г. делались краткие записи (так называемый «Карманный ежедневник на 1907 год»). Такого же рода записи Толстой начал вести и в 1908 году, но продолжал их недолго. Местонахождение подлинника «Карманного ежедневника на 1908 год» нам неизвестно; воспроизводим сделанные в нем записи по имеющейся у нас копии.

Свои мысли и наблюдения Толстой обычно заносил сначала в Записные книжки, а через некоторое время, когда записей накапливалось достаточное количество, переписывал их, с значительными исправлениями, в свой Дневник.

Этому переписыванию мыслей из Записных книжек в Дневнике обычно предшествует слово: «Записать», — за которым под номерами следуют переписанные и исправленные мысли и наблюдения, ранее внесенные в Записные книжки. Таким образом Записные книжки Толстого являлись в известной степени как бы черновиками его Дневников. На этом основанииVII VIII к тексту Записных книжек нами делаются примечания, указывающие, какого числа и под каким номером данная мысль была Толстым переписана в Дневник. Обратных же ссылок — в тексте Дневника на текст Записных книжек — не делается.

В Дневнике упоминаются: «денная книжка» (29 ноября 1907 г.) и «спальная книжечка» (9 июня 1907 г.). «Денная книжка» обычно находилась на письменном столе Толстого или в кармане его блузы; «спальная книжечка» лежала на его ночном столике в спальне. В «спальную книжечку» Толстой вписывал мысли утром — вставая, вечером — ложась спать, и ночью — просыпаясь. Одна из таких «спальных» книжечек была утрачена, что записано Толстым в Дневнике 9 июня 1907 г.: «Потерял записную книжку у кровати».

Кроме того, не сохранилась Записная книжка (или отдельные листы), где делались Толстым записи в октябре-декабре 1908 г. Ссылки на эти записи есть в Дневнике от 6 и 14 декабря 1908 г. (см. стр. 162 и 163).

В некоторых случаях Толстой не переписывал сам своих мыслей из Записных книжек в Дневник, а поручал это своей дочери Александре Львовне или секретарю H. Н. Гусеву. Сделанная ими переписка просматривалась и слегка исправлялась Толстым и вкладывалась в тетрадь Дневника. Эти вложенные листы мы печатаем в тексте Дневника. Таких вкладок, просмотренных Толстым, в Дневнике 1907—1908 гг. имеется четыре: 1) от мая 1907 г. (стр. 33—36); 2) от 8—24 февраля 1908 г. (стр. 103—109); 3) от 21 февраля — 27 марта 1908 г. (стр. 111—115); 4) от 27 марта — 16 мая 1908 г. (стр. 118—129).

Кроме того, в тетрадь вложена запись от 11 августа 1908 г., продиктованная больным Л. Н. Толстым H. Н. Гусеву и содержащая завещательные пожелания Толстого. Эта запись была затем переписана на машинке и подписана Толстым 12 августа и по его желанию вложена в тетрадь его Дневника.

В текстах Дневников и Записных книжек везде соблюдена орфография Толстого, за исключением одного случая: частица «то» в словосочетаниях типа «что-то», «кто-то» и т. д., которую Толстой обычно писал без черточки, во избежание неясности, везде дается через черточку (дефис).

В комментариях редактором, кроме опубликованных дневников А. Б. Гольденвейзера и H. Н. Гусева, широко использованы неопубликованные «Яснополянские записки» Д. П. Маковицкого,VIII IX дающие ценнейший материал для изучения биографии Толстого и событий яснополянской ЖИЗНИ того времени.

Все письма к Толстому 1907—1908 гг., упоминаемые в комментариях к данному тому, хранятся в Рукописном отделении Гос. Толстовского музея (Москва). Письма Толстого к разным лицам за 1907 год печатаются в 77 томе нашего издания; письма за 1908 год — в 78 томе; письма к В. Г. Черткову 1907—1908 гг. в 89 томе.

Н. Гусев.

РЕДАКЦИОННЫЕ ПОЯСНЕНИЯ.

При воспроизведении текста Дневников и Записных книжек Л. Н. Толстого соблюдаются следующие правила.

Текст воспроизводится с соблюдением всех особенностей правописания, которое не унифицируется, т. е. в случаях различного написания одного и того же слова, все эти различия воспроизводятся (напр. «этаго» и «этого», «тетенька» и «тетинька»).

Слова, не написанные явно по рассеянности, дополняются в прямых скобках.

Ударения в «что» и других словах, поставленные самим Толстым, воспроизводятся, и это оговаривается в сноске.

Неполно написанные конечные буквы (напр., крючек вниз вместо конечного «ъ» или конечных букв «ся» в глагольных формах) воспроизводятся полностью без каких-либо обозначений и оговорок.

Условные сокращения (т. н. «абревиатуры») типа «кой», вместо «которой», раскрываются, причем дополняемые буквы ставятся в прямых скобках: «к[отор]ой».

Слова, написанные неполностью, воспроизводятся полностью, причем дополняемые буквы ставятся в прямых скобках: т. к. = т[акъ] к[акъ]; б. = б[ылъ].

Не дополняются: а) общепринятые сокращения: и т. п., и пр., и др., т. е.; б) любые слова, написанные Толстым (или кем-либо в текстах, цитируемых в комментариях) сокращенно, если «развертывание» их резко искажает характер записи Толстого, ее лаконический, условный стиль.

Слитное написание слов, объясняемое лишь тем, что слова для экономии времени и сил писались без отрыва пера от бумаги, не воспроизводится.X

XI Описки (пропуски и перестановки букв, замены одной буквы другой) не воспроизводятся и не оговариваются в сносках, кроме тех случаев, когда редактор сомневается, является ли данное написание опиской.

Слова, написанные явно по рассеянности дважды, воспроизводятся один раз, но это оговаривается в сноске.

Ошибки в обычных у Толстого нумерациях «мыслей» (в поздних Дневниках) в тексте исправляются, но с оговоркой в сноске.

После слов, в чтении которых редактор сомневается, ставится знак вопроса в прямых скобках: [?]

В случаях колебания между двумя чтениями в сноске дается другое возможное чтение.

На месте не поддающихся прочтению слов ставится: [1 неразобр.] или [2 неразбор.], где цыфры обозначают количество неразобранных слов. Кроме того, в тех случаях, когда признает нужным редактор, дается в сноске факсимильное воспроизведение непрочтенного слова.

В случаях написания слов или отдельных букв поверх написанного или над написанным (и зачеркнутым) обычно воспроизводятся вторые написания без оговорок и лишь в исключительных случаях делаются оговорки в сноске.

Из зачеркнутого — как слова, так и буквы начатого и сейчас же оставленного слова — воспроизводятся по усмотрению редактора и помещаются в сноске, причем знак сноски ставится при слове, после которого стоит зачеркнутое.

Более или менее значительные по размерам места (абзац или несколько абзацев), перечеркнутые (одной чертой или двумя чертами крест-на-крест и т. п.) воспроизводятся не в сноске и ставятся в ломаных < > скобках. В отдельных случаях допускается воспроизведение зачеркнутых слов в ломаных < > скобках в тексте, а не в сноске.

В случаях воспроизведения зачеркнутого неполного слова, оно или не дополняется или, если дополняется, то дополняемые буквы ставятся в прямых скобках.

Не зачеркнутое явно по рассеянности (или зачеркнутое сухим пером) рассматривается как зачеркнутое, и не оговаривается.

Зачеркнутое явно по рассеянности воспроизводится как незачеркнутое, но с оговоркой в сноске.

Слова зачеркнутые и снова восстановленные, что обычно обозначается точками под словом, воспроизводятся или сXI XII оговоркой в сноске: Зачеркнуто и восстановлено или без таковой оговорки, по усмотрению редактора.

Вымаранное (не зачеркнутое!) самим Толстым или другим лицом с его ведома или по его просьбе воспроизводится с разрешения В. Г. Черткова.

Вымаранное (не зачеркнутое!) не Толстым и без его ведома воспроизводится с оговоркой в сноске.

Вписанное между строк или на полях воспроизводится без оговорок в сноске, если не вызывает у редактора сомнений, куда относится по смыслу.

Написанное на полях или между строк и являющееся аннотацией, не связанной синтаксически с основным текстом, воспроизводится в сноске.

Написанное в скобках воспроизводится в круглых скобках.

Подчеркнутое воспроизводится курсивом. Дважды подчеркнутое — курсивом с оговоркой в сноске.

В отношении пунктуации: 1) воспроизводятся все точки, знаки восклицательные и вопросительные, тире, двоеточия и многоточия (кроме случаев явно ошибочного написания); 2) из запятых воспроизводятся лишь поставленные согласно с общепринятой пунктуацией; 3) ставятся все знаки в тех местах, где они отсутствуют с точки зрения общепринятой пунктуации, причем отсутствующие тире, двоеточия, кавычки и точки ставятся в самых редких случаях. — При воспроизведении «многоточий» Толстого ставится столько же точек, сколько стоит их у Толстого.

Воспроизводятся все абзацы. Делаются отсутствующие абзацы: 1) когда новая запись за день у Толстого начата не с красной строки; 2) в тех местах, где начинается разительно отличный по теме и характеру от предыдущего текст, причем каждый раз делается оговорка в сноске: Абзац редактора. Знак сноски ставится перед первым словом сделанного редактором абзаца.

Перед началом каждой отдельной записи за день в тех случаях, когда из текста ясно видно, что должна стоять дата, хотя ее и нет, ставится редакторская дата — число дня и месяца в прямых скобках курсивом корпусом: [24 октября. Я. П.]

В случаях ошибочной даты у Толстого редакторская дата дается в исправленном виде, ошибочная же дата Толстого оставляется.

В случаях, когда запись Толстым датирована несколькимиXII XIII днями, в редакторокой дате ставится только последнее число дня: [10 Ноября. Я. П.]

Линии, проведенные Толстым между строк, поперек всей страницы, и отделяющие один комплекс строк от другого (делалось Толстым почти исключительно в Записных книжках), так и передаются линиями.

Слова, написанные рукой не Толстого, оговариваются в сноске. Знак сноски ставится при последнем слове, написанном рукой Толстого.

Рисунки и чертежи, имеющиеся в тексте, воспроизводятся (в основном тексте) факсимильно.

Переводы иностранных слов и выражений, принадлежащие редактору, печатаются в сносках в прямых скобках [ ].

В комментариях приняты следующие сокращения:

АД — авторская дата.

AЧ — Архив В. Г. Черткова.

Г,1 — H. H. Гусев, «Два года с Л. Н. Толстым», изд. «Посредник», М. 1912.

Г,2 — Н. Н. Гусев, «Два года с Л. Н. Толстым», изд. Толстовского музея, М. 1928.

ГТМ — Рукописное отделение Государственного Толстовского музея (Москва).

Д. — Дневник Л. Н. Толстого.

ЕСТ — «Ежедневник» С. А. Толстой («Ежедневники» велись С. А. Толстой с 1893 г.; не опубликованы, зa исключением выдержек из «Ежедневника» 1910 г., опубликованных в «Дневнике С. А. Толстой. 1910», изд. «Советский писатель», М. 1936. Хранятся в Музее-усадьбе Ясная Поляна).

КЕ — Записная книжка Л. Н. Толстого 1907 г. № 1 («Карманный ежедневник»).

ЯЗ — «Яснополянские записки» Д. П. Маковицкого (рукопись).


Л. Н. ТОЛСТОЙ В 1908 ГОДУ

Фотографии К. Булла

* ДНЕВНИКИ
1907—1908

[1907]

14 Янв. 1907. Я. П.


Всѣ эти двѣ недѣли б[ылъ] нездоровъ и сейчасъ еще не поправился. Все это время читалъ: Плутарха. Montaigne,[1] Валышевского, вчера о Павлѣ и нынче окончилъ Memorabilia. Очень интересно сличить высоту нравственнаго пониманія съ простотой жизни, съ малой степенью развитія технической стороны. Теперь эта сторона такъ далеко ушла, а нравственная такъ отстала, что безнадежно возстановить правильное отношеніе. Кое что записывалъ за это время, но ничего не могъ работать. Начатый и дѣтскій и большой новый Кругъ чтенія кажутся мнѣ непосильной взятой на себя работой. Записать надо много и, кажется, порядочнаго.

1) Нынче думалъ о томъ, что невозможно спокойно жить съ высокимъ о себѣ мнѣніемъ, что первое условіе и спокойной и доброй жизни это — то, что говорилъ про себя Францискъ, когда его не пустятъ. И нынче все утро б[ылъ] занять этимъ уменьшеніемъ своего знаменателя. И, кажется, не безполезно: живо вспомнилъ въ себѣ все то, что теперь осуждаю въ сыновьяхъ: игрецкую страсть, охоту, тщеславіе, развратъ, скупость... Главное, понять что ты — самый ниже средня[го] уровня по нравственности, слабости, по уму, въ особенности по знаніямъ, ослабѣвающій въ умствен[ныхъ] способностяхъ человѣкъ, и не забывай этого, и какъ легко будетъ жить. Дорожить оцѣнкой Бога, а не людей. Признавать справедливость низкой оцѣнки людей.

2) Есть только два пути жизни: жить для радостей тѣла,3 4 ставить выше всего эти радости, или жить для души, ставить выше всего радости духа. При слѣдованіи первому пути радости есть, но они кратковременны, и чѣмъ дальше, тѣмъ онѣ слабѣе и рѣже, и кончается ужасомъ смерти и самымъ[2] губительнымъ для радост[ей] тѣла концомъ: страданіями и смертью. При слѣдованіи второму пути радость не прекращается, и чѣмъ дальше, тѣмъ радости больше, и кончается высшей радостью — смертью.

3) Какъ страшно должно бы быть человѣку чувствовать себя однимъ среди міра, отдѣленнымъ отъ всего! Если бы — какъ онъ ни заблудился — человѣкъ не чувствовалъ бы свою духовную связь съ міромъ, съ Богомъ, онъ не могъ бы жить. Если же онъ теряетъ сознаніе этой связи, онъ не можетъ жить и убиваетъ себя. Это объяснен[iе] почти всѣхъ самоубійствъ.

4) То, что многіе люди, огромное большинство людей, называютъ поэзіей, это только неясное, неточное выраженіе глубокихъ мыслей (Walt Whitman и др.). Стихотворецъ скажетъ неясно и неопредѣленно то, что ясно и опредѣленно выражено у Канта,[3] н[а]п[римѣръ], что Бога мы познаемъ только по сознані[ю] закона Его, — и[4] люди въ восхищеніи отъ произведенія стихотворца, въ особенности п[отому], ч[то] оно не обязываетъ. (Не вышло).

5) Рабочіе, вообще бѣдные, не добрѣе, a скорѣе, злѣе богатыхъ — осуждаютъ, завидуютъ имъ. Этимъ-то они жалки больше, чѣмъ своей бѣдностью. Богатые же всегда безнравственнѣе бѣдныхъ, пользуются ихъ трудомъ, живутъ въ праздности и этимъ-то, главное, жалки.

6) Ошибаюсь или нѣтъ, но мнѣ кажется, что только теперь — хороши ли, дурны ли? — но созрѣли[5] плоды на моемъ деревѣ.

7) Строй жизни общества основанъ на религіозномъ пониманіи жизни большинства этихъ людей. Строй жизни такъ наз[ываемыхъ] христіанскихъ народовъ основанъ на еврейскомъ и вѣтхозавѣтномъ и мнимо-христіанскомъ павловскомъ религіозномъ4 5 пониманіи жизни. Но этимъ ли[6] объясняется преуспѣяніе Евреевъ во всѣхъ отрасляхъ нашей жизни?

8) Записано такъ: жизнь не движется, а трепещетъ, дрожитъ въ каждомъ существѣ.

То, что мнѣ кажется, что жизнь движет[ся] во времени, есть иллюзія. Жизнь только все больше и больше проявляется во времени. Солнце не движется, когда закрывавшія его облака открываютъ его.

9) Радуйся, и паки реку: радуйся. Если хорошо живешь, то[7] радость неперестающая. На старости я вижу это. Старость радуетъ меня.[8] Бываютъ хорошія минуты, когда радуетъ и приближеніе къ смерти. (Не точно).

10) Сознаніе ограничено пространствомъ и временемъ, но оно само въ себѣ независимо. Оно свободно, но можетъ выражаться, проявляться только въ пространствѣ и времени.

11) Не хотѣлось бы умереть, не выразивъ того, что нынче особенно ясно чувствовалъ и понималъ. Смѣшно писать такую всѣмъ извѣстную истину въ концѣ жизни, а истина эта для меня, какъ я ее теперь понимаю,[9] скорѣе,[10] чувствую, представляется совершенно новой. Истина эта въ томъ, что надо всѣхъ любить и всю жизнь строить такъ, чтобы можно было всѣхъ любить. Хотѣлось бы написать такой законъ Божій для дѣтей.

12) Да, спасать надо не Россію, а то, что в миліонъ миліоновъ разъ дороже[11] воображаемаго существа Россіи — свою душу.

13) Не надо думать, что жизнь религіозныхъ людей должна быть вся поглощена заботой о поддержаніи своей религіозности и должна быть жизнь скучная, посвященная отвлеченной дѣятельности. Напротивъ, жизнь людей, установившихъ религіозную основу ея, не можетъ не быть радостной и совершенно свободной отъ заботы о своей религіозности.

Думать такъ все равно, что думать, что люди съ государственно-научнымъ5 6 міросозерцаніемъ будутъ только то и дѣлать, что говорить о политикѣ и наукѣ.

14) Религіозное ученіе должно быть осново[й] воспитанія. Воспитаніе безъ религіознаго ученія (какъ это происходитъ у насъ) есть не воспитаніе, a непремѣнно и развращеніе и притупленіе высшихъ способностей.

15) Для того, чтобы жить не мучительно, надо имѣть надежду радости впереди себя. Какая же можетъ быть надежда радости, когда впереди старость и смерть? Есть только одинъ выходъ изъ этого положенія: положить свою жизнь въ духовномъ совершенствованіи, въ все большемъ и большемъ[12] соединеніи съ Богомъ. Только тогда жизнь есть неперестающая радость и такая же радость смерть.

16) Евреи болѣе дома въ нашемъ мірѣ, пот[ому] ч[то] живутъ въ[13] мірѣ талмудистско-павловскомъ, христіане же — въ непослѣдовательномъ, внутренно противурѣчивомъ міровоззрѣніи Вѣтхозавѣтно-христіанско-павловскомъ. Ихъ міровоззрѣніе цѣльно, наше противорѣчиво.

17) Глядѣлъ на портреты знакомыхъ писателей 1856 года, всѣхъ умершихъ, живо представилъ себѣ, что это все тотъ одинъ Онъ, к[оторый] во мнѣ, к[оторый] проявлялся различно во всѣхъ ихъ, к[оторый] проявляется теперь во всѣхъ людяхъ, встрѣчающихся мнѣ, и въ Великановѣ, и въ Shaw. Ахъ, если бы всегда не только помнить, но чувствовать это!

18) Помѣрѣ остарѣнія все менѣе и менѣе чувствуешь реальность людей. Въ дѣтствѣ всѣ люди, к[оторыхъ] я зналъ, были, казалось, неизмѣнны, такіе, какіе были, но по мѣрѣ движенія жизни они все болѣе и болѣе измѣняющіяся духовны[я] проявленія. И теперь для меня маленькая Таничка есть уже не опредѣленное существо, a измѣняющая[ся] форма проявленія духа.

19) Все думалъ о томъ, что время есть, какъ говоритъ Аміель, вращеніе передо мной сферы. Но я-то гдѣ? И вдругъ мнѣ ясно стало, что я вращаюсь вмѣстѣ со сферой (безконечной) и вмѣстѣ съ тѣмъ стою надъ ней (или въ ней), созерцая ее. И мнѣ вдругъ пришла удивительная мысль по своей простотѣ и п[отому], ч[то] она никогда не приходила мнѣ, — именно, что6 7 если есть движеніе (а мы всѣ сознаемъ движеніе жизни), то движеніе можетъ быть только относительно чего нибудь неподвижнаго. И это неподвижное духовное и есть то я, к[оторое] созерцаетъ движущуюся жизнь.

Какъ удивительно ясно и просто — не доказательство, а уясненіе той безсмертной духовности, к[отор]ая составляетъ сущность я человѣка, да и всякаго существа. Жизнь трепещетъ въ каждомъ существѣ именно отъ того, что каждое существо движется вмѣстѣ со всѣми и вмѣстѣ съ тѣмъ неподвижно, какъ сознаніе.

———————————————————————————————————

Чувствую себя умственно бодро. Но теперь вечеръ, и не стану работать.


16 Янв. 1907. Я. П.


Ночью думалъ о томъ, что такое время. Я представлялъ себѣ это вращеніемъ сферы (Аміель), но проще представить себѣ это усиленіемъ зрѣнія духовнаго. Я вижу себя все яснѣе и яснѣе, и если бы я былъ одинъ въ мірѣ и я бы не состоялъ изъ открывающихся мнѣ существъ,[14] я бы не зналъ движенія: былъ бы только я, какимъ я вижу себя[15] сейчасъ. Но вмѣстѣ со мной открываются моему зрѣнію другія существа: иныя скорѣе, иныя медленнѣе.[16] Эфемериду,[17] при мнѣ рождающуюся[18] и при мнѣ[19] умирающую,[20] я вижу всю въ то время, какъ я только вижу[21] маленькую открывающуюся часть себя,[22] — и дубъ,[23] только 1/10 частью[24] открывающійся мнѣ. (Все, кажется, даже навѣрное, чепуха).

Читалъ статейку, присланную Bolton Наll'омъ, о непротивленіи.7 8 Авторъ говоритъ, что нарушаетъ свойственное людямъ единство, единеніе отдѣльная воля каждаго, что надо отречься отъ своей воли (и въ этомъ онъ правъ) и нетольк[о] не противиться, но исполнять все то, что отъ тебя требуютъ, п[отому] ч[то] предъявляемыя къ тебѣ требованія, это — требованія жизни міра. А жизнь знаетъ, что ей нужно. И въ этомъ онъ не правъ, п[отому] ч[то] жизнь міра есть жизнь существъ, руководящихся свойственными каждому — органами. Въ числѣ органовъ человѣка высшій есть разумъ, и человѣкъ не можетъ, не долженъ отказаться отъ него, такъ какъ жизнь міра складывается изъ дѣятельности людей, руководимыхъ разумомъ. Единеніе людей совершится не отказомъ людей отъ разума, а признаніемъ всѣми его законовъ.


2 Февр. 1907. Я. П.


Не писалъ больше полмѣсяца. Былъ нездоровъ — и теперь не поправился вполнѣ. Вчера б[ыло] письмо отъ сына Льва, оч[ень] тяжелое. Я прочелъ только начало и броси[лъ].[25] Я написалъ б[ыло] отвѣтъ серебряныхъ словъ, но, успокоившись, предпочелъ золотыя. Ѣздилъ верхомъ, и только тогда опомнился. Именно на эти-то случаи и нужна любовь къ Богу — добру, правдѣ, и если не любовь, то не нелюбовь къ людямъ. Удивительное и жалостливое дѣло — онъ страдаетъ завистью ко мнѣ, переходящей въ ненависть. Да и этому можно и должно радоваться, какъ духовному упражненію. Но мнѣ оно еще не подъ силу, и я вчера былъ очень плохъ — долго не могъ (да и теперь едва ли вполнѣ) побороть недобраго чувства, осужденія къ нему. Соблазнъ тутъ тотъ, что мнѣ кажется главнымъ то, что онъ мѣшаетъ мнѣ заниматься моими «важными дѣлами». А я забываю, что важнѣе того, чтобы умѣть[26] добромъ платить за зло, ничего нѣтъ. Заботиться о томъ, чтобы исправить его, даже помочь ему, нельзя и не нужно. Одно нужно: не чувствовать къ нему недобраго чувства, вызвать простое, независимое отъ его поступковъ доброжелательство. И это я, къ счастію, сейчасъ но только сейчасъ (послѣ 24 часовъ) испытываю.8

9 За это время написалъ очень мног[о] писемъ: Bolton Hall’y, роднымъ Crosby, Daniel’амъ и Baba Baraty (к[оторому] не послалъ еще) и много небольшихъ русскихъ писемъ. Записать есть кое что, но сѣлъ за дневникъ затѣмъ, что[бы] записать показавшееся мнѣ очень важнымъ то, что я, гуляя утромъ, думалъ. Именно:

1) Былъ анархистъ-экспропріаторъ и на деревнѣ говорилъ съ мужиками о томъ, что не надо работать на господъ[27] и отобрать[28] то, что они (господа)[29] считаютъ своимъ. Хотѣлось бы спросить у него и его учителей: а на богатаго мужика, у к[отораго] 10 лошадей ходятъ въ извозъ или работается кирпичъ[30] и т. п., можно или нельзя работать? Если можн[о] еще,[31] то гдѣ надо остановиться? И если установимъ,[32] на какихъ нельзя работать, то какъ мы установимъ, утвердимъ это? Установимъ законы, приводимые въ дѣйствіе насиліемъ? Но вѣдь тогда опять будуть злоупотребленія властью. —

И это[33] разсужденіе мнѣ вдругъ съ совершенной ясностью (никогда прежде не испытанной мною) показало ужасное заблужденіе устройства человѣческой жизни. Всякое устройство основывается на насиліи и поддерживается насиліемъ. Вѣдь совершенно ясно, что ни на какое устройство жизни всѣ люди никогда не будутъ согласны, такъ что заставить ихъ исполнять установленное устройство можно тольк[о] насиліемъ, т. е. правомъ насилія, даннымъ нѣкоторымъ людямъ. Устройство общества, основанное на насиліи, имѣетъ цѣлью препятствовать насил[ію] людей другъ надъ другомъ.[34] А между тѣмъ, какъ и разсужденіе, такъ и опытъ и вся исторія показываютъ намъ, что право[35] насилія, данное нѣкоторымъ,[36] не могло помѣшать и не мѣшаетъ людямъ отступать отъ установленного устройства9 10 и совершать насилія другъ надъ другомъ.[37] И выходитъ, что установленное насиліемъ устройство только увеличиваетъ[38] тѣми, кто пользуется насиліемъ, количество людей, насилующихъ другъ друга.

Казалось, должно бы быть ясно, что[39] если общеніе животныхъ руководимо одними тѣлесными чувствами, — что мы называемъ инстинктомъ, то общеніе людей, имѣющихъ, кромѣ тѣлесныхъ чувствъ — инстинкта — еще свойства разума, не можетъ быть руководимо и инстинктомъ и разумомъ, а должно быть руководимо вполнѣ или тѣмъ или другимъ. Вотъ эти-то два начала, руководящія жизнью людей, и производятъ то заблужденіе насильническаго устройства, отъ к[отораго] страдаютъ люди. Всякое устройство, основанное на насиліи, есть неправильное смѣшеніе двухъ несовмѣстимыхъ началъ: чувственныхъ, инстинктивныхъ стремленій и разума, между кот[орыми] всегда было и не можетъ не быть противорѣчія. Въ первобытныхъ обществахъ, при низкой степени развитія разума, когда люди руководятся однимъ инстинктомъ,[40] противорѣчіе это незамѣтно; но чѣмъ дольше живутъ общества, чѣмъ больше получаетъ значенія разумъ,[41] тѣмъ противорѣчіе это становится очевиднѣе и невыносимѣе. Въ настоящее время въ христ[іанскомъ] мірѣ оно дошло до послѣдней степени.

——————————————————————————————————

За это время читалъ превосходную книгу Baba Baraty — Кришна.

Да, въ прибавленіе къ мысли о невозможности устройства общественнаго безъ насилія сказалъ бы еще то, что какъ древнія10 11 общества были немыслимы безъ рабовъ, онѣ также немыслимы были безъ еще несчастнѣйшихъ чѣмъ рабы, существъ, безъ властителей. Теперь освободили рабовъ, пора освободить и этихъ несчастныхъ.

Это вписалъ нынче, 10 Февр. 1907. Первый день чувствую желаніе писать.


Нынче 13 Февр. 1907. Я. П.


Я, кажется, не записалъ о томъ, что написалъ длинное письмо Baba Barati. Боюсь, что онъ славолюбивъ. За это время пробовалъ писать уроки для дѣтей, и все неудачно. Вчера читалъ имъ два урока и обоими очень недоволенъ. Написалъ письмо Рейхелю. Перевелъ Д[ушанъ] П[етровичъ]. Не знаю, пошлю ли? Не отчаиваюсь въ зак[онѣ] Б[ожьемъ] для дѣтей и радъ, что при этой работѣ не имѣю никакихъ внѣшнихъ цѣлей. Только хочу, какъ умѣю, наилучше употребить данную мнѣ въ этомъ мірѣ отсрочку. Записать надо многое:

1) Для того, чтобы ясно понять нереальность пространства (тѣлесности) и времени (движенія), что и то, и другое есть только ограниченность нашего мышленія, надо подумать о томъ, что какъ мое тѣло въ пространствѣ, такъ и мое движеніе во времени одинаково безконечно малы въ сравненіи съ безконечно великимъ, (кот[ораго] я не могу не допустить), и безконечно велики [въ сравненіи] съ безконечно малымъ, к[отор]ое также необходимо мыслится.

2) Сейчасъ подумалъ о томъ, какъ умственно ограниченные люди, такъ называемые матеріалисты, впередъ отгораживаютъ себя отъ всякихъ серьезныхъ разсужденій о свойствахъ человѣч[еской] природы и разума (Канта, Платона, Христа) тѣмъ, что все это неопредѣленная, неясная, взаимно противорѣчивая «философія», въ области к[отор]ой они считаютъ всякія разсужденія безполезными. Они готовы говорить съ вами о политикѣ, объ естеств[енныхъ] наукахъ, объ эконом[ическихъ] закон[ахъ], но только не о философіи и религіи.[42] Они сразу затыкаютъ въ себѣ то единственное отверстіе, черезъ к[отор]ое могутъ11 12 проникнуть въ человѣка[43] серьезныя и нужныя ему мысли и знанія. Они поступаютъ такъ, какъ поступилъ бы человѣкъ, к[оторо]му необходимо вычислить кубическія мѣры, но к[отор]ый впередъ говоритъ, что онъ готовъ слушать васъ, но тольк[о] не говорите ему о математикѣ, п[отому] ч[то] онъ знаетъ, есть математика n’ыхъ измѣреній и есть математическіе парадоксы.

3) Какое удивительное явленіе, что браманизмъ, несмотря на свое гораздо болѣе высокое, чѣмъ Еврейство,[44] религіозное пониманіе, подвергся такимъ же, если еще не худшимъ извращеніямъ или, скорѣе, наростамъ.

4) Какъ рѣдко встрѣчаешь и — еще рѣже — испытываешь[45] истинную любовь — любовь къ любви, любовь нетольк[о] ко всѣмъ людямъ, но ко всему, къ Богу. Боже, помоги мнѣ жить въ этой любви, т. е. приди и вселись въ меня.

5) Революціонерами руководятъ, главное, зависть и често-[46] и властолюбіе. И что хуже всего, это то, что эти гадкія чувства прикрываются мнимой любовью и состраданіемъ къ народу и, что смѣшнѣе всего, мнимой любовью къ свободѣ: они закабаляютъ себя во власть, въ самую ужасную неволю, изъ любви къ свободѣ!

6) [47]Мы думаемъ и говоримъ: отчего Богъ не сказалъ намъ словами свою волю, но[48] мы забываемъ, что словами, всегда не точными, не ясными, всегда не полными,[49] говорятъ по своему несовершенству только люди; а что у Бога есть другой языкъ, другое средство передачи истины: наше сознаніе Его сущности.

7) Записано такъ:[50]

Сейчасъ ходилъ и думалъ: Основа жизни нашей — безпредѣльное[51] стремленіе къ благу. Но,[52] какъ отдѣльныя,12 13 ограниченныя [53] существа, мы никогда не получаемъ всего[54] того блага, к[отор]аго желаемъ. Полное[55] благо можемъ мы получить только какъ участники жизни нетолько всего человѣчества, но всего существующаго. И эту возможность участія въ жизни Всего мы имѣемъ, когда сознаемъ себя тѣмъ духовнымъ началомъ, к[отор]ое даетъ намъ жизнь. Сознаніе это проявляется въ насъ любовью.

Ничто лучше этого сознанія не подтверждаетъ той истины, что жизнь наша — въ любви не къ себѣ одному, но ко Всему, и не кончается или, скорѣе, не ограничивается мірской, тѣлесной жизнью отъ рожденія до смерти. Такъ что мы живемъ здѣсь и своею отдѣльной[56] жизнью и жизнь[ю] другаго болѣе обширнаго существа, включающаго наши отдѣльныя существованія также, какъ наше тѣло включаетъ въ себя составляющія его отдѣльныя клѣтки. И потому наша дѣятельность для блага Всего не пропадаетъ также, какъ не пропадаетъ дѣятельность отдѣльныхъ клѣтокъ для всего организма. Смерть поэтому, можетъ быть, есть только перенесете сознанія изъ отдѣльной личности въ болѣе обширное существо, включающее въ себя отдѣльныя личности. И это вѣроятно п[отому], ч[то] вся жизнь человѣческая есть только все большее и большее расширеніе сознанія.

8) Хорошо бы всегда помнить, что жизнь, плотская жизнь отдѣльнаго существа не есть состояніе, а есть непрестанное движеніе. Жизнь есть состояніе только для сознанія духа того самаго, по отношенію кот[ораго] жизнь тѣлесная есть постоянное движеніе.

9) Жизнь мірская (отъ рож[денія] до смерти) есть вс[е] большее и большее сознаніе человѣкомъ своей духовност[и].[57] Для того, чтобы это б[ыло] возможно, должно совершаться все большее и большее раскрытіе духовнаго существа. Раскрытіе же это представляется намъ движеніемъ во времени тѣла въ пространствѣ.13

14 10) Движеніе относится ко времени также, какъ тѣло къ пространству.

11) Астрономія это наука, въ к[оторой] очевиднѣе всего иллюзорность пространства и времени. Надо быть совершеннымъ идіотомъ или ученымъ для того, чтобы не понимать, что если столько-то миліардовъ верстъ до Сиріуса, то должны, по этому разеужденію, быть и такія звѣзды, для опредѣленія разстоянія которыхъ не достанетъ пространства отъ насъ до Сиріуса, чтобы выписать линейку, изображающую въ цифрахъ это разстояніе. И то будетъ только крошечная дробь цифры разстоянія еще дальнѣйшихъ міровъ, и такъ безъ конца. А что если это такъ, то очевидно, что и міровъ этихъ совсѣмъ нѣтъ, а это есть только указаніе на иллюзорность нашего представления въ формахъ времени и пространства.

12) Доброму богатому жалко бѣднаго и стыдно за свое богатство и часто искренно[58] хочется сдѣлать добро бѣдному. Даже добрый бѣдный[59] почти всегда[60] завидуетъ[61] богатому, досадуетъ[62] за то, что онъ бѣденъ, и хочется скорѣ[е] сдѣлать зло, чѣмъ добро, богатому.

Вотъ этимъ-то, главное, и жалки бѣдные.

13) Легко сказать: надо не ненавидѣть дурныхъ людей, а напротивъ, жалѣть и любить ихъ. Это такъ. Но для того, чтобы это можно б[ыло] искренно сдѣлать, есть только одно средство:[63] видѣть, чувствовать и любить въ нихъ того Бога, к[оторый] и въ тебѣ, и въ нихъ. Для того же, чтобы быть въ состоянии это сдѣлать, надо въ себѣ сознавать этого Бога и любить Его. И потому все, все въ этомъ.

14) Суди о другихъ, какъ о себѣ же. Вѣдь это — ты же. И потому будь въ ихъ дурныхъ дѣлахъ также снисходителенъ, какъ ты бывалъ и бываешь къ себѣ. И также, какъ [въ] своихъ грѣхахъ, надѣйся на ихъ раскаяніе и исправленіе.14

15 15) Видѣлъ во снѣ, что мы приготавливаемся къ изданію несуществующаго журнала нравственности. І-й отдѣлъ. Религіозно-метафизическія ученія. Исторіи и обзоръ религіи. 2-й отдѣлъ: а) правила жизни, относящіяся къ одному себѣ, б) къ людямъ. 3-й отдѣлъ: Воспитаніе дѣтей.

16) У всѣхъ вѣръ однѣ и тѣ же основы. И не можетъ быть иначе — человѣкъ вездѣ[64] одинъ.

17) Самоотреченіе нужно и въ религіозныхъ ученіяхъ, нужно отречься отъ своего дорогого, привычнаго, для того, чтобы можн[о] было сойтись съ другими ученіями.

18) Почему мы стремимся впередъ, все впередъ[?—] п[отому] ч[то] жизнь только въ раскрытіи.

19) Освобожденіе народа, конституция, всякія свободы, величіе государствъ, патріотизмъ, наилучшее общественное устройство — все это только покровы, подъ к[отор]ыми скрываются зависть, властолюбіе, честолюбіе, тщеславіе, праздность,[65] отчаяніе. Послѣдствія же всѣхъ этихъ добрыхъ намѣреній: борьба всѣхъ противъ всѣхъ, ненависть вмѣсто любви и все большій и большій упадо[къ] нравственности.

20) Жизнь наша представляется намъ движеніемъ. Для того же, чтобы б[ыло] движеніе, нужно, чтобы была точка неподвижная, по отношенію к[отор]ой совершается движеніе. Такая точка есть наше сознаніе своей духовности. То, что намъ представляется движеніемъ, есть снятіе покрововъ съ[66] того духа, который мы сознаемъ въ себѣ.

21) Наша жизнь представляется намъ движеніемъ съ началомъ — рожденіемъ, и концомъ — смертью. И мы по этой своей временной жизни хотимъ судить и о всей жизни, приписывав и ей движеніе, начало и конецъ. Говоримъ о сотвореніи міра или зачаткѣ его, и о концѣ міра, и о движеніи жиз[ни] въ мірѣ, тогда какъ эти понятія свойственны только нашей ограниченной част[и] жизни,[67] а никакъ не могутъ быть свойственны всей жизни міра.

22) Одно изъ самыхъ пагубныхъ заблужденій людей, желающихъ15 16 улучшать свою жизнь, состоить въ томъ, чтобы думать, что возможн[о] такое общественное расположеніе, распредѣленіе людей, при к[отор]омъ людямъ можетъ быть лучше, чѣмъ при какомъ-нибудь иномъ:[68] хроническая борьба партій, сословій, изъ к[отор]ыхъ устанавливается подобіе порядка, все это — только самообманы, вносящіе тольк[о] новое зло тѣмъ, что отдаляютъ людей отъ единой нужной для лучшаго устройст[ва] общества дѣятельности — отъ работы людей надъ самими собой.

23) Пресса все болѣе и болѣе замѣняетъ личное общеніе людей. И замѣна эта особенно невыгодна для любовнаго общенія людей между собою. Какъ ни велики выгоды распространенія печати, едва ли эта невыгода не перевѣшиваетъ ихъ всѣ.

24) Четыре ступени религіозно-метафизическаго сознанія:

1) Я знаю, что существую.

2) Знаю, что существуютъ другіе люди и существа.

3) Знаю, что начало,[69] основа существованія всѣхъ людей, животныхъ и всего существующаго — та же, что и во мнѣ.

4) Стремлюсь соединить основу своей жизни съ жизнью другихъ существъ — любовь[ю].

25) Я ничего непосредственно не могу знать о томъ, что было,[70] когда меня не был[о], не могу знать, какова была моя утробная жизнь и первое дѣтство, не знаю непосредственно и все то, что происходило во время моего сна и забвенія. Всего этого не было бы, если бы не было такихъ же людей, какъ я, отъ к[отор]ыхъ я узнаю то, что ими б[ыло] сознано о моей неизвѣстной мнѣ жизни и о томъ, что предшествовало ей. Все это — только результатъ моего общенія съ другими людьми, к[отор]ые своим[и] разсказами даютъ мнѣ представленіе о томъ, что происходило и со мною и до меня. Свѣденія эти нужны тольк[о] для внѣшней связи явленій, но, сами по себѣ, онѣ не составляютъ части моей жизни, не нужны мнѣ и часто недостовѣрны, и достовѣрность и недостовѣрность ихъ не важны для меня. Важно для меня и составляетъ мою истинную жизнь все то, что непосредственно16 17 б[ыло] сознано мною и было открыто моему сознанію черезъ мысли сознательныхъ существъ, общавшихся со мно[й] въ этой жизни или жившихъ тысячи лѣтъ назадъ и выразившихъ словами то, что смутно таилось въ моемъ сознаніи и потому, получивъ форму выраженія, составило часть его. Такъ что мысли Будды, Канта, Христа, Амiеля и др[угихъ] составляютъ часть моей жизни, между тѣмъ какъ большая часть моей жизни въ молодости (совершенно забытая) и жизнь людей, живущихъ рядомъ со мной и каждый день общающихся со мной. (Это неясно, но постараюсь послѣ лучше выразить.)[71]


14 Февр. 1907. Я. П.


Писать Я. П., должно быть, ненужно. Мало вѣроятій, чтобы я уѣхалъ куда нибудь до смерти. Вчера б[ылъ] очень недоволенъ и запутанъ урокомъ съ дѣтьми. Необходимо начать съ метафизики. Не дописалъ вчера въ послѣднее то, что Сократъ, Христосъ, Будда дѣйствительно существуютъ для меня, а я, 9/10 моей такъ называемой[72] жизни, жизнь всѣхъ миліоновъ людей, не оставивш[ихъ] ничего въ сознаніи другихъ людей, могущихъ передать результаты ихъ сознанія — не существуютъ для меня.


17 Февр. 1907. Я. П.


Здоровье хуже. Хорошо приближаюсь къ переходу. Занятъ Лабрюеромъ. Вчера прочелъ о Шекспирѣ — Le Nazaréen, le grand corrupteur de l’humanité.[73] Сейчасъ Таня говорила про Ивана, что онъ ненавидитъ господъ, завидуетъ. И мнѣ такъ мучительно стало больно, грустно. Какъ жить подъ такой ненавистью?!


19 Февр. 1907. Я. П.


Только, чтобы записать:

Для того, чтобы отвѣтить о свободѣ воли — на вопросъ, свободенъ ли человѣкъ? — надо прежде сказать, что у человѣк[а] есть17 18 два сознанія: тѣлесное и духовное (т. е. человѣкъ сознаетъ себя то духовн[ымъ], то тѣлеснымъ). Для тѣлеснаго сознанія не можетъ быть рѣчи о свободѣ, такъ какъ жизнь тѣлесная происходитъ въ условіяхъ простр[анства] и врем[ени] (и нѣтъ настоящаго). Для духовн[аго] же сознанія точно также не мож[етъ] б[ыть] рѣчи о свобод[ѣ], такъ [какъ] для него не существуетъ ничего могущаго стѣснить его, оно всемогуще. И это сознаніе проявляется только въ томъ, чего нѣтъ для тѣлеснаго сознанія, въ настоящемъ. И потому на вопросъ о свободѣ воли отвѣтъ: несвободенъ въ тѣлесномъ сознаніи и свободенъ въ духовномъ.

Если же спросятъ: свободенъ ли человѣкъ переходить изъ однаго сознанія въ другое? отвѣтъ: жизнь — только въ духовномъ созна[ніи].


22 Февр.


Только, чтобы записать:

1) Для чего я — отдѣленное проявленіе Бога? Для того, чтобы я имѣлъ благо сознанія себя и общенія со всѣмъ міромъ (Разъяснить послѣ.)

2) Дѣтямъ нуженъ и не вреденъ догматизмъ.


17 Марта 1907. Я. П.


Очень давно не писалъ, но многое записано въ книжечкахъ. За это время б[ылъ] занятъ только дѣтскими уроками. Что дальше иду, то вижу большую и большую трудность дѣла и вмѣстѣ съ тѣмъ бòльшую надежду успѣха. Все, что до сихъ поръ сдѣлано, едва ли годится. Вчера раздѣли[лъ] на два класса. Нынче съ меньшимъ классомъ обдумывалъ. За это время были разные посѣтители и хорошія письма. Вчера б[ылъ] Кузминъ отъ Малеванцевъ. Очень радостно. Все яснѣе и яснѣе для меня безуміе и, главное, грѣхъ, гадость политич[еской] дѣятельности, лицемѣріе этой дѣятельност[и].

Записать надо очень много:

1) Странная вещь, неслыханная мной, это — причина нелюбви сыновей къ отцамъ (разумѣется, въ нехристіанскихъ семьяхъ): это — зависть и соперничаніе сыновей съ отцами.18

19 2) Много разъ измѣнялъ искушенія Христа. Записано такъ: (и не дурно) (Записано въ урокахъ).

2) Настоящее — тотъ внѣвременный моментъ, к[оторый] соединяетъ прошедшее съ будущимъ.[74] И въ этомъ настоящемъ я могу вызвать въ себѣ сознаніе и сдѣлать этотъ моментъ реальнымъ. Прошедшее же и будущее — иллюзія. Прошедшее..... Неясно.

3) Я только одинъ и есть и былъ и буду, и я — мгновенное проявленіе во времени.

4) Я духовное[75] не хочу быть въ тѣлѣ; стало быть, я въ тѣлѣ не по своей волѣ, и есть воля высшая.

5) Чувствую благо старости и болѣзней, освобождающихъ меня отъ заботы о мнѣніи людскомъ. Помогаетъ этому и то, что меня теперь больше бранятъ, чѣмъ хвалятъ.

6) Только въ области сознанія человѣкъ свободенъ. Сознаніе же возможно только въ моментѣ настоящаго.

7) Я чувствую себя вѣчнымъ, однимъ истинно[76] существующимъ. И я же, когда сужу о себѣ,[77] вижу себя ничѣмъ, безконечно малой частицей чего-то безконечно великаго. Что же правда: первое или второе? Если второе, то сознаніе своего перваго, вѣчнаго «я» — обманъ. Но этого не можетъ быть, п[отому] ч[то] безъ этого обмана (перваго «я») нѣтъ жизни, нѣтъ ничего, нѣтъ, главное, и второго «я».

Если же правда — первое, то второе: вся тѣлесная жизнь есть обманъ. Но этого тоже не можетъ быть, п[отому] ч[то] безъ тѣлесной жизни я не могъ бы дѣлать этихъ разсужде[ній]. И потому есть и то, и другое: Я — духовное, непространственное, невременное существо въ тѣлесныхъ, пространственныхъ и временныхъ[78] условіяхъ.

И потому, отвѣчая [на] вопросъ о свободѣ воли, надо измѣнить вопросъ такъ:19

20 Откуда происходитъ представленіе о свободѣ воли?

8) Благотворительность подобна тому, что бы сдѣлалъ человѣкъ, который, изсушивъ сочные луга водосточными канавами, потомъ поливалъ бы эти луга въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ они представлялись бы особенно сухими.[79] У народ[а][80] отберутъ то, что ему нужно, и тѣмъ[81] лишатъ его возможности кормиться своимъ трудомъ, а потомъ стараются поддержать его слабыхъ, распредѣляя между ними часть того, что у него отобрано.

9) Я — не только не я, плотскій Л. H., отъ рожденія и до смерти, но я, даже съ тѣлесной точки зрѣнія, есмь только плотское проявленіе всѣхъ моихъ предковъ безъ конца и передаточное звѣно между ними и моими потомками, тоже безъ конца: Я — мгновенная вспышка чего-то.

10) Преданіе рода есть грубое проявлен[iе] сознанія своего единства.

11) Любовь дурно[82] выражаетъ сознаніе единства людей. (Такъ записано: не помню значенія.) Должно быть, то, что любовь есть только послѣдствіе этого сознанія, а что сознаніе единства глубже.

12) Жизнь человѣка всегда есть переходъ изъ сознанія животнаго въ сознаніе духовное. Но какой же можетъ быть переходъ, когда времени нѣтъ?

Перехода и нѣтъ, а я и тѣлесное сознаніе и духовное доступно мнѣ только черезъ время, иначе сказать: въ формѣ времени. Ты говоришь, что время только фор[ма], что времени нѣтъ. А что же значитъ то, что тебя не было прежде, а теперь ты еси и живешь въ мірѣ и умрешь?

Это значитъ то, что я не могу вмѣстѣ понимать бытіе и небытіе въ этомъ мірѣ. Такъ что я и есмь и меня нѣтъ въ этомъ мірѣ.

13) Какъ должно бы быть мучительно тѣмъ, у кого много денегъ. У нихъ много просятъ, и какъ имъ разобрать, кому дать? Одно средство — отдать все.

14) Себя забыть хорошо бы, да нельзя, и потому надо хоть20 21 ровнять: поступать съ другими, какъ хочешь, чтобъ поступал[и] съ тобой.

15) Если замѣтилъ, что въ спорѣ человѣкъ защищаетъ свое внѣшнее положені[е], поскорѣй прекрати разговоръ.

16) Трудно молодому пренебречь тѣломъ. И не надо стараться сразу. Сначала не дѣлать дурнаго, потомъ дѣлать хорошее, потомъ отдать себя.

17) То, что жизнь истинная внѣ времени, лучше всего доказываетъ то, что она только въ настоящемъ, кот[орое] всегда внѣ времени.

18) Хотѣлось написать обращеніе къ дѣтямъ. Вступленіе въ уроки. Набросалъ такъ:

Если напишу, то вложу сюда, а теперь продолжаю дальше:

19) Вспомнилъ такъ живо милаго мальчи[ка] Николашу, что мнѣ представилось, что я — онъ, что я улыбаюсь его улыбкой, блещу его глазами. Такъ это бываетъ, когда любишь. Развѣ это не явное доказательство того, что во всѣхъ насъ живетъ одинъ духъ, и что любовь уничтожаете раздѣленіе.

20) Время есть сниманіе покрововъ съ неподвижнаго, единаго сущаго духа Божія.

21) Непроницаемость вещества въ пространствѣ скрываетъ сначала[83] отъ насъ единство сущаго духа. Движеніе во времени снимаетъ эти покровы.

22) Живутъ истинной жизнью только старики и дѣти, свободные отъ половой похоти. Остальные только заводъ для продолженія животныхъ. Отъ того такъ отвратителенъ развратъ въ старикахъ и дѣтяхъ. А люди думаютъ, что вся поэзія — только въ половой жизни. Вся истинная[84] поэзія всегда внѣ ея.

23) Самый ужасный и вредный человѣчеству обманъ это фарисейство, лицемѣріе, выдающее дѣятельность эгоистическую, для своихъ цѣлей за служені[е] Богу. (Лицемѣріе это съ давнихъ временъ обличается). Едва ли не болѣе[85] вредное особенно развившееся въ наше время есть фарисейство политическое. Люди, отъ Царя до товарища рабочаго, увѣряютъ себя и другихъ, что они заняты благомъ народа, а они заняты имъ, сколько21 22 курица построеніемъ храма, а движимы только грубымъ эгоизмомъ.

Есть еще фарисейство семейное. Человѣкъ скупъ, властолюбивъ и хочетъ увѣрить себя и другихъ, что то, что онъ дѣлаетъ, онъ дѣлаетъ для семьи.

24) Нынче думалъ о началѣ уроковъ для дѣтей. 1) Зачѣмъ живешь? Чтобы быть счастливымъ. Какъ б[ыть] счастливымъ? Такъ жить, чтобы всѣ, живя такъ, всѣ были счастливы.

<25) Записано, что вмѣсто системы Г[енри] Дж[орджа] должно быть свободное возна[г]ражденіе за землю, к[оторой] пользу[ешься].>

26) Какъ просто то, что дѣлается: Всѣ, кто внизу, хотятъ влѣзть наверхъ, на тѣхъ, к[оторые] держатъ верхъ. Влѣзаютъ подъ разными предлогами, самый обычный — просвѣщеніе. Но кто же будетъ держать, когда всѣ полѣзутъ? Хорошо, когда въ Англіи есть рабы въ Индіи, въ колоніяхъ.

27) Читая Паскаля, понялъ въ первый разъ, какъ надо понимать l’homme dans l’état de péché[86] и la rédemption.[87] То, что есть естественный ходъ жизни: переходъ отъ непосредственности животнаг[о] къ требованіямъ духовной жизни, онъ (и всѣ церковники) [называетъ] спасеніемъ, искупленіемъ, происшедшимъ отъ Христа.

28) Ek[k]lesia[88] — собраніе избранныхъ — первый грѣхъ, нарушеніе завѣта Христа — всемірнаго братства.

29) Тѣмъ вредны и праздны всѣ революціи, что дѣятели ихъ руководятся только эгоизмомъ. Измѣнить же установившійся строй можетъ тольк[о] дѣятельность для Бога.

30) Читаю письмо съ самоувѣренн[ымъ] рѣшеніемъ вопроса непротивленія.... Если убиваютъ, насилуютъ,... отказаться отъ воинск[ой] повин[ности], а пойдетъ семейный. И сначала досадно на самоувѣренность, глупость, а подумавъ, вижу, что ему нельзя иначе. Если бы онъ не б[ылъ] такъ увѣренъ, то онъ или понималъ бы, какъ я, или вовсе не жилъ бы, а ему хочется жить.

31) Я говорю: жизнь раскрывается. Но что же я при этомъ?22 23 Могу ли я или не могу содѣйствовать этому раскрытію? Можешь. Можешь не движеніемъ, a соблюденіемъ своей неподвижности, перенесеніемъ себя въ единое сущее, к[оторое] всегда неподвижн[о]. Можешь тѣмъ, что[бы] не двигаться вмѣстѣ съ покровами. (Неясно, но je m’entends).[89]


5 Апрѣля 1907. Я. П.


Не писалъ больше полмѣся[ца]. Жилъ за это время порядочно. Былъ сильный насморкъ, и теперь чувствую себя очень слабымъ. Дѣтскіе уроки и приготовленіе къ нимъ поглощаетъ меня всего. Замѣчаю ослабленіе силъ и физическихъ и умственныхъ, но обратно пропорціональ[но] нравственнымъ. Хочется многое писать. Но многое уже навсегда оставилъ неоконченнымъ и даже не начатымъ. Записать: Едва ли успѣю нынче.

1) Разсказъ о заваленныхъ въ шахтѣ двухъ врагахъ.

2) Просительная молитва, хотя и ложная по своей цѣли, все-таки[90] — польза для души, всетаки это — признаніе своей зависимости отъ Бога. Ошибка въ томъ, что безвременное настоящее переносится въ будущее, духовное — въ тѣлесное.

3) Кролики размножаются и борются, а люди совершенствуются и потому не нуждаются въ борьбѣ.

4) Какъ вся вода вытечетъ изъ ведра, если въ немъ будетъ хоть одна дырочка, такъ и всѣ радости жизни (любви) не удержатся въ душѣ человѣка, если въ немъ будетъ нелюбовь хоть къ одному человѣку.

5) Написать жизнь человѣка, прожившаго всѣ три искушенія Христа въ пустынѣ.

6) Что такое часы? Я говорю, что моя жизнь есть постепенное раскрытіе моего духовнаго неподвижнаго существа. Что же такое часы? Написано такъ: «Я сдѣлалъ себѣ тотъ же самый обманъ движенія, подъ к[оторымъ] я нахожусь». Эт[о] не то. Не умѣю отвѣтить.

7) Для того, чтобы не дѣлать ближнему своему дурнаго — любить его, нужно пріучать себя не говорить ни ему, ни о23 24 немъ дурного; а для того, чтобы пріучить себя къ этому, надо пріучить себя не думать о немъ дурного. Это можно. И тогда только можно не дѣлать дурнаго человѣку — любить его.

8) Со мной бываетъ, что когда я люблю кого нибудь — такъ это б[ыло] недавно съ мальчикомъ Колей — я не то что вижу, а чувствую его улыбку и чувствую себя имъ. Это особенно часто бываетъ, когда жалѣешь. Это подтверждаетъ то, что Богъ одинъ въ насъ во всѣхъ, и онъ есть любовь.

9) Память не есть ли сознаніе (прозрѣні[е] духа) прошедшаго, а разумъ — сознаніе (прозрѣніе духа) будущаго.

10) Вся разница между человѣкомъ и животнымъ та, что человѣкъ знаетъ, что онъ умретъ, а животное не знаетъ. Разница огромная.

11) Благотворительница довольна собой, что она сжалилась и дала бѣдной. A бѣдна[я] только о томъ думаетъ и тѣмъ довольн[а] и хвалится, что она хорошо умѣетъ выпрашивать. «Отъ меня не отвертится».

12) Есть память своя личная, что я самъ пережилъ; есть память рода — что пережили предки и что во мнѣ выражается характеромъ; есть память всемірная, божія — нравственная память того, что я знаю отъ Нача[ла], отъ к[отораго] изшелъ.

Сейчасъ написалъ письма Попову, Черткову, Сапожнику — и все очистилъ, даже отографы.

13) Думаю о томъ, какъ распредѣлить мысли для нравственнаго ученія дѣтс[каго], и вижу, что въ духовной области нѣтъ перваго, втораго, третьяго, нѣтъ болѣе или менѣе важнаго. Все одинаково важно и все — первое. (Евангельскіе работники, наняты[е] въ разные часы дня).

14) Особенно живо чувствую (чувствовалъ) радость, спокойствіе, блаженство состоянія любви ко всѣмъ. Только въ такомъ состояніи все хорошо и въ жизни и въ смерти. Хоть рѣдко, но испытываю это.

15) Насмѣшка, особенно умная, представляетъ насмѣхающагося выше того, надъ чѣмъ онъ смѣется; а больше[й] частью (всегда даже) насмѣшка есть вѣрный признакъ непониманія человѣкомъ того предмета, надъ к[оторымъ] онъ смѣется.

16) Мы думаемъ, говоримъ даже: отчего Богъ не сказалъ намъ словами, чего онъ отъ насъ хочетъ? Но мы забываемъ то,24 25 что только наша слабость говоритъ неточными, недостаточными, односторонними словами. А что у Бога есть другой языкъ, другое средство передачи своей воли. Средство это — вся жизнь внѣшняго міра и то, что вложено въ нашу душу.

17) Жизнь раскрывается. Ну, а ты-то что же при этомъ? Можешь или не можешь содѣйствовать этому раскрытію?

Можешь тѣмъ, чтобы соблюдать свою неподвижность — не двигаться вмѣстѣ съ тѣмъ, что закрываетъ тебя. Двигаясь, ты остаешься неподвиженъ. Удерживая свою неподвижность, ты двигаешься.

18) Для того, чтобы простить, надо забыть, желать забыть то, за что прощаешь, и начинать отношенія сначала.

19) Только теперь начинаю жить настоящей жизнью. Только теперь начинаю бояться однаго судьи и руководиться Его судомъ.

20) Читалъ письмо Вериг[ина] и подума[лъ] объ ужасномъ вредѣ осужденія. Да, лучш[е] 100 разъ ошибиться, считая дурнаго за хорошаго, чѣмъ одинъ разъ разлюбить одн[ого].

————

Очень слабымъ чувствую себя.


9 Апрѣля 1907. Я. П.


Вчера испыталъ, только что вставши, странное, радостное («радостное» мало), блаженное чувство спокойств[iя], увѣренности — старости. Je m’entends.[91] Увѣренности въ томъ, что жизнь моя въ духѣ, а не въ тѣлѣ; и потому свободы, удовлетворенія... И тутъ же очень дурно цѣлый день чувствовалъ себя физически. Нынче непріятное было отношеніе съ женой засыпаннаго Володькинаго. Я не выдержалъ. Къ Левѣ лучше чувствую. Съ Таней радостно. Съ мальчиками понемногу идетъ дѣло, но я недоволенъ и далеко не увѣренъ. Запишу одно, что сейчасъ думалъ:

1) Моисей не увидалъ обѣтованной земл[и], въ к[оторую] велъ народъ. Я очень люблю эту аллегорію. Мы часто жалѣемъ, что не видимъ плодовъ своихъ трудовъ, но то, чтобы не видѣть, дѣлать безъ ожиданія награды, есть необходимое, существеннѣйшее условіе всякаго истинно добраго дѣла.25

26 11 Апрѣля. 1907. Я. П

.

Третій день испытываю какое-то новое, радостное чувство живаго сознанія своего духовнаго существа и вытекающее изъ него безстрашіе, спокойствіе, любовность и жизнерадостность.


16 Апр. 1907. Я. П.


Прошло 5 дней, и нынче въ совсѣмъ другомъ настроеніи. Не могу преодолѣть недовольства окружающимъ. Тоскливо, хочется плакать. Все кажется тяжело. Сейчасъ послѣ обѣда и урока съ дѣтьми, — пришли только двое, — сидѣлъ одинъ и думалъ, что только теперь совершенно, вполнѣ предаюсь волѣ Бога. Будь, что будетъ. Нечего ни[92] желать сдѣлать какое либо дѣло: написать Зак[онъ] Бож[ій] для дѣтей, ни что бы то ни было, а совершенно отдаться Ему, соблюдая только въ себѣ любовь къ Нему въ себѣ и людяхъ... и вдругъ пришла С[оня], начался разговоръ о лѣсѣ, о томъ, что воруютъ, что дѣти продали вдвое дешевле, и я не могъ побѣдить досады. Какъ будто мнѣ не все равно. Господи, помоги мнѣ. Помоги. Мнѣ жалко и гадко себя.


22 Апрѣля 1907. Я. П.


Казалось, на дняхъ записалъ, а прошло 11 дней. Очень хорошее, радостное, спокойное настроеніе за все врем[я]. Хочется только благодарить и радоваться. Занимался Еванг[еліемъ], Д[ѣтскимъ] К[ругомъ] Ч[тенія] и уроками. Вчера странное состояніе ночью въ постели. Точно кто-то на меня дунулъ. Почувствовалъ свѣжее дыханіе, и поднялось бодрое настроеніе вмѣстѣ съ сознаніемъ близости смерти. Не могу сказать, чтобы было страшно, но не могу сказать, чтобъ былъ спокоенъ.

[93]Все больше и больше уясняется художественная работа Три вѣка. Хорошо бы работа[ть] надъ этимъ. Записать надо:

1)

26 27

Нынче, 30 Апр. 1907. Я. П.


Весь промежуто[къ] этотъ жилъ очень хорошо. Занимался все тѣмъ же. Худож[ественной] работы хочется, но едва ли я теперь способенъ къ ней. Впрочемъ, главное дѣло — не желать ничего для себя. Дѣт[скій] К[ругъ] Ч[тенія] есть достаточное служеніе. Нынче очень дурно, слабо чувствую себя. Записать:

1) Время — это одна изъ формъ проявленія истинной жизни, та форма, въ к[отор]ой намъ, людямъ, доступна эта жизнь.

2) Живутъ истинной жизнью болѣе всего дѣти, вступая въ жизнь и не зная еще времени. Они всегда хотятъ, чтобы ничто не перемѣнял[ось]. Чѣмъ дальше они живутъ, тѣмъ больше подчиняются иллюзіи времени. Къ старости иллюзія эта все слабѣетъ — время кажется быстрѣ[е], и наконецъ старики все больше и больш[е] вступаютъ въ жизнь безвременную. Такъ что наиболѣе живутъ настоящей жизнью дѣти и старики. Люди же, живущіе половой жизнью, больше готовятъ матерьялъ жизни истинной, чѣмъ сами живутъ ею.

3) Осуждаютъ эгоизмъ. Но эгоизмъ — основной законъ жизни. Дѣло только въ томъ, что признать своимъ «ego»:[94] свое сознан[іе] или свое тѣло, или, вѣрнѣе, свое духовное или тѣлесное сознаніе.

4) Анархизмъ съ допущеніемъ насилія[95] — смѣшное недоразумѣніе. Анархизмъ есть только одинъ разумный — христіанство, игнорированіе какихъ бы то ни было внѣшнихъ политич[ескихъ] формъ жизни и жизнь каждаго для своего «я», но не тѣлеснаг[о], а духовнаго.

5) Пространственное, матерьяльное «я» моего тѣла также, какъ и временное «я», связано со Всѣмъ, со всѣмъ безконечнымъ пространственнымъ міромъ. Было ясно, когда я записалъ, а теперь не могу вспомнить. Временная связь это — то, что «я» — произведенi[е] моихъ безчисленныхъ, безконечныхъ предко[въ] и родоначальникъ такихъ же потомковъ. Но пространственно въ каждый моментъ не могу вспомнить, чѣмъ все связано.27

28 6) Записано: любовь — это расширеніе жизн[и], и поставлено NB. Это-то и есть связь пространственная: любовью я сознаю собою все существующее. И какъ во времен[и] моя связь скрывается въ безконечност[и], такъ и здѣсь.

7) У каждаго человѣка есть высшее, то, до к[отораго] онъ дошелъ, міросозерцаніе, во имя к[отораго] онъ живетъ. Измѣняетъ же міросозерцаніе онъ самъ. И всякій человѣкъ способенъ воспринять только то, что согласно съ его міросозерцаніемъ. Все же несогласное, какъ бы онъ ясно не понималъ сказанное, прочитанное, проходитъ черезъ него, не оставляя никакого слѣда. — Есть такое міросозерц[аніе]: хороша жизнь высш[ихъ] свѣтскихъ людей съ украшеніям[и][96] влюблені[я], искусствъ, роскоши. Другое такое: хорошо участіе въ благоустроенности, какъ въ Европѣ. Еще другое: хорошо быть пріятнымъ, веселымъ. Еще: хорошо всѣхъ удивить. Все это не то. Всякое міросозерц[аніе] надо ясно и подробно выразить.

8) Бѣдные испытываютъ больше счаст[ья], чѣмъ богатые, п[отому] ч[то] удовлетвореніе нужды, — одежда, когда ея не б[ыло], пища, когда голодалъ, домъ, когда не б[ыло] крова, — безъ сравненія радостнѣе, чѣмъ удовлетвореніе прихотей богатыхъ.

9) Память о ближайшемъ все больше и больше пропадаетъ съ годами: человѣкъ все больше и больше сознаетъ свое неподвижное «я». Также пропадаетъ мысль о будущемъ. Человѣкъ становится не годнымъ для міра.

10) Какъ старѣясь человѣкъ приходить къ все большему и большему сознанію своего духовнаго единства, такъ старѣется и міръ и приходитъ къ единенію и успокоенію.

11) Записалъ 6 темъ разсказовъ для дѣтей:

1) О жестокомъ помѣщикѣ, к[отораго] пожалѣла старух[а];

2) О неунывающемъ весельчакѣ въ бѣдствіяхъ;

3) Объ Аг[афьи] Мих[айловниной] жалости къ собакамъ, кошка[мъ], мышамъ, тараканамъ;

4) О заваленныхъ врагахъ въ шахтѣ;

5) Перемиріе на войнѣ;

6) Три искушенія.28

29 12) Записано: жизнь есть благо освобожденія духа. Смыслъ тотъ, что благо людей въ достиженіи желаемаго. Есть только одно, достиженію чего ничто помѣшать не можетъ. Это — становиться лучше.

13) Дѣлать не для себя уже потому нужно, что никогда не можешь знать, воспользуешься ли самъ своимъ трудомъ. По той же причинѣ неразумно дѣлать для одного человѣка или для малаго числа людей. Вполнѣ разумн[о] дѣлать только то, что дѣлаешь для всѣхъ.

14) Ясно стало, что нужно не спорить, не указывать на преимущество однихъ пріемовъ жизни передъ другими, вообще не говорить о томъ, что выйдетъ. Этого никто не знаетъ. А говорить о томъ, что должно дѣлать каждому дл[я] своей души.

15) Человѣкъ освобождается отъ отдѣлен[ія] пространственнаго — любовью, отъ отдѣленія[97] временнаго — сознаніемъ своего неизмѣннаго духовнаго начал[а].

16) Самое грубое понятіе о Богѣ мало отличается отъ самаго возвышеннаго въ сравненіи съ[98] близостью истиннаго пониманія о Богѣ.

17) Тотъ, кто молится идолу, невѣжествен[енъ], непросвѣщенъ, но тотъ, кто совсѣмъ не молится, и непросвѣщенъ, и глупъ.

18) Какое ужасное положеніе людей, не[99] сознающихъ свою духовную жизнь, когда они старѣются. Я испытываю обратное.

19) Ошибиться, принявъ[100] не добрыхъ людей за[101] добрыхъ, въ 100 разъ лучше, чѣмъ обратная ошибка. Помоги, Господи.

20) Читалъ о Думѣ и прямо сожалѣлъ о томъ, что всѣ эти люди умны и образованы. Гораздо бы б[ыло] меньше грѣха, если бы они были глупы и безграмотн[ы].

21) Думалъ о свободѣ воли. Та свобода, к[отор]ую мы имѣемъ измѣнять теченіе нашей жизни, не можетъ измѣнить общаг[о] хода жизни. Какъ когда мы высыпаемъ рой пчелъ, каждая пчела29 30 можетъ измѣнить свое положеніе, но общее послѣдстві[е] высыпанія будетъ неизмѣнно. Тоже и съ людьми, не подчиняющимися общему закону. Свобода въ томъ, что человѣкъ можетъ имѣть радость сознательнаго подчиненія высшему закону своей жизни.

22) Будущую жизнь въ Ц[арствѣ] Б[ожьемъ] я представляю себѣ такъ, что будутъ богатые и бѣдные. Бѣдные будуть довольствоваться своей бѣдность[ю], и богатымъ не нужно будетъ защищать свое имущество. Непросвѣщенные люд[и] будутъ богаты, будутъ бороться другъ съ другомъ, просвѣщенные люди будутъ бѣдны и ни съ кѣмъ не будутъ бороться.

23) Не солнце движется, а земля поворачивается къ нему; также не время идетъ, a міръ, скрытый временемъ, открывается самъ себѣ. NB

24) Какъ все таинственно для старыхъ людей, и какъ все ясно дѣтямъ!

25) Какая удивительная тайна пришестві[е] новаго человѣка въ міръ.

26)[102]Избѣгай всего, что разъединяетъ людей, и дѣлай все то, что соединяетъ ихъ.

27) Личный эгоизмъ — малое зло, эгоизмъ семейный — больше, эгоизмъ[103] парті[и] — еще больше, эгоизмъ государства — самый ужасный.

28) Пространство уничтожается временемъ, а время уничтожается пространствомъ.[104] При безконечномъ времени всѣ перемены вернутся къ единству и опять вернутся.[105] При безконечномъ пространств[ѣ] нѣтъ никакихъ перемѣнъ — нѣтъ времен[и]. (Неясно).

29) Лошадь не слушается, а поддается тому мотиву, кот[орый], побуждаетъ ее. Ей все равно, итти на право или на лѣво, и малѣйшее давленіе съ лѣва по шеѣ заставляетъ ее итти вправо. Также и человѣкъ безъ вѣры.30


31 Нынче 22 Мая 1907. Я. П.


Почти мѣсяцъ ничего не записывалъ. За этотъ мѣсяцъ продолжалъ уроки съ дѣтьми и приготовлен[iя] къ нимъ. Кромѣ того, почти только набросалъ о Павлѣ, какъ изказителѣ христіанства. Изъ посѣтителей б[ылъ] Добролю[бовъ]. Вчера Лойценъ, «свободный христ[іанинъ]». Очень занятъ воздѣйствіемъ. Милый Николаевъ и его мальчики. Тяжелое дѣло Ан[дрея]. Убійство добраго Вяч[еслава]. Вчера вечеромъ прегадко спорилъ съ Колей, нынче, спасибо, попросилъ у него прощенія. Написалъ вчера о Сковородѣ. Еще дѣло: составить жизнеописанія Эпиктета, Сократа, Паскаля, Руссо, кромѣ Будды и Конфуц[ія]. Это — старческая разбросанность. Болѣе 2-хъ недѣль нездоровъ, кашель, и не выхо[жу] дня три и слабъ. Записать надо много.

1) Я не говорю, что государств[енное] устройство хорошо или дурно, и что надо или[106] не надо заниматься политикой, а я говорю только то, что прежде, чѣмъ заниматься политикой, каждом[у] человѣку надо заниматься своей жизнью, душой, и что самыя мудрыя политическi[я] мѣры въ государствѣ съ 100 мил[іонами] жителей[107] сдѣлаютъ[108] гораздо меньше того, ч[то] сдѣла[етъ] нравственно-религіозное улучшеніе жизн[и] однаго человѣка изъ эти[х]ъ 100 миліоновъ.

2) Прекрасное выраженіе Канта: «люди дѣлаются софистами своихъ юношескихъ заблужденій»: Соловьевы, Аксаковы. И чѣмъ они умнѣ[е], ученѣе, тѣмъ вреднѣе.

3) Записано что-то не ладное такъ: дѣтямъ нужны три основы: 1) не бояться смерти, 2) любить трудъ и 3) любить добро. Для всѣхъ трехъ пріемы обученія. Такъ записано. Теперь не могу вспомнить, ч[то] я при этомъ думалъ.

4) Доброта — любовь — нѣтъ болѣе радостна[го] состоянія. Сейчасъ и награда. И какъ разъ обратное, ч[то] я вчера испыталъ: недоброта — наказаніе въ сознаніи самое тяжелое.

5) Воля — свобода только въ сознаніи своей духовности и потому всегда отрицательная. (Опять не помню и несогласенъ.)

31 32

6) Думать, что мы можемъ знать міръ и себя, изучая матеріальныя условія міра, и не признавать источникомъ знанія свою душу,[109] можно сравнить вотъ съ чѣмъ. Человѣкъ живетъ безвыходно въ темномъ углу. Свѣденія о томъ, что дѣлается на свѣтѣ, онъ получаетъ только отъ своего[110] друга. Другъ непереставая сообщаетъ ему о томъ, ч[то] дѣлается. И свѣденія эти такъ интересны для него, ч[то] онъ какъ будто самъ непосредственно живетъ съ тѣмъ, что разсказываетъ ему его другъ, и, живя съ этимъ, представляемымъ ему его другомъ міромъ, забываетъ про то, что всѣ эти свѣденія онъ получаетъ черезъ друга, что самое реальное для него не міръ, съ к[оторымъ] онъ не имѣетъ непосредственнаго общенія, а истинно существуетъ для него только этотъ другъ. И что для того, чтобы ему имѣть ясное и безошибочное понятіе о мірѣ, ему нужно, во-1-хъ, признать, ч[то] все,[111] что онъ знаетъ, онъ знаетъ черезъ друга, и во 2-хъ, изучить самаг[о] друга съ тѣмъ, чтобы знать, въ чемъ можно и въ чемъ нельзя вѣрить ему. Другъ этотъ есть то духовное начало, к[оторо]е живетъ въ насъ и черезъ к[отор]ое мы знаемъ то, что знаемъ. Думать, что его нѣтъ, все равно, [что] думать, что человѣкъ, сидя въ одномъ темномъ углу, можетъ безъ помощи друга знать все то, что дѣлается въ мір[ѣ]. (Нехорошо).

7) Въ наше время между двумя сословіям[и], дворянскимъ и крестьянскимъ, перемѣнились роли: Прежде на сторонѣ помѣщиковъ б[ыли] жестокость и жадность, а самоотверженi[е] на сторонѣ крестьянъ. Теперь стало наоборотъ. (Тоже нехорошо, невѣрно).

8) Грубое суевѣріе — что я своими усиліями могу устроить домъ, семью. Еще болѣе грубое — ч[то] я могу устроить народъ, еще болѣе грубо[е] — ч[то] я могу устроить Ц[арство] Б[ожіе] для всего человѣчества. Все это, въ особенности устройство жизни всего человѣчества, совершается по законамъ, мнѣ недоступнымъ и отъ меня не зависящимъ. Думать и поступать такъ все равно, что для клѣтки моего тѣла, если бы она для того, чтобы тѣло мое поступало такъ, какъ она этого хочетъ, нарушала бы закон[ы] своей жизни. Все, что мы можемъ дѣлать,32 33 также, какъ и каждая отдѣльная клѣтка нашего тѣла, это то, чтобы наисовершеннѣйшимъ образомъ исполнять законъ своей жизни. Общее же теченіе жизни совершается по недоступнымъ намъ законамъ и ради недоступныхъ намъ цѣлей.

9)[112] Истинная жизнь всегда только въ настоящемъ.

10) Христіанское понятіе равенства, понятое не со[113] смиреніемъ, а съ гордостью, производитъ не единеніе, a разъединеніе людей.

11) Смерть есть уничтоженіе сознанія, то самое, что мы каждый день испытываемъ, засыпая. Возникаетъ ли новое сознаніе, какъ это бываетъ въ сновидѣніяхъ, мы не знаемъ.

12) Христіанство, ученіе о доброй жизни,[114] даетъ, а не требуетъ; отъ непониманія этого всѣ ужасы революціи.

(Все записанное плохо).[115]


28 Мая 1907. Я. П.[116]


Нездоровъ и потому просилъ Сашу записать за нѣсколько дней.

[1)] Душевное состояніе такое, что все непріятно, все, что было, что будетъ, все нехорошо. Что это значить? — А то, что душа хочетъ освободиться отъ прошедшаго и будущаго и жить однимъ неумирающимъ, непроходящимъ и не начинающимся настоящимъ. Такое душевное состояніе хорошо, и надо пользоваться имъ, живя однимъ вѣчнымъ, духовнымъ.

[2)] Агафья Михайловна спрашивала у Алексѣя Степановича, страшно ли умирать.

[3)] Для того, чтобы убѣдиться въ томъ, что въ насъ живетъ духовная сила, независимая и не происходящая отъ тѣла, достаточно вспомнить о способности каждаго человѣка судить33 34 о своемъ душевномъ состояніи: разсматривать его, какъ нѣчто внѣшнее, сознавать себя, и невозможность сознать это сознаніе, разсматривать его, какъ нѣчто внѣшнее, сознавать сознаніе. Я могу, разсматривая себя, познать, что я сейчасъ раздраженъ или умиленъ, что мой поступокъ былъ дурной или хорошій, но я не могу сознать этого сознанія, разсматривать это сознаніе, какъ нѣчто внѣшнее. Я могу сказать: что я сознаю, что я сознаю (и даже, что сознаю, что сознаю, что сознаю), но это сознаніе не будетъ имѣть никакого содержанія, а будетъ только все то же сознаніе своей духовности.

[4)] Три предположенія: 1) духъ = сознаніе = разумъ — произведенiе матеріи и въ зависимости отъ нея. 2) Матерія — произведенiе сознанія и въ зависимости отъ него. 3) Духъ и матерія нераздѣльно соединены и ни одна не вліяетъ на другую.

Въ первомъ случаѣ на вопросъ, откуда взялась матерія, составляющая мое тѣло, я долженъ отвѣтить: отъ прежде бывшей матеріи. А та? Отъ прежней. А та? И я долженъ признать совершенно непонятную мнѣ матерію, появившуюся сама собою.

При второмъ на вопросъ, откуда взялась душа? я отвѣчаю тѣмъ, что не признаю вопроса. Душа, сознаніе, разумъ, ни откуда не появилось — оно есть, одно дѣйствительно есть, такъ есть, что безъ него ничего нѣтъ. И потому въ первомъ случаѣ источникъ меня внѣ меня въ безконечн[омъ] и совершенно непостижимъ, во 2-мъ онъ во мнѣ и вполнѣ ясенъ.

Третье же предположеніе отпадаетъ само, такъ какъ не могутъ быть равны два начала жизни, изъ которыхъ одно вполнѣ непонятно, а другое вполнѣ понятно.

[5)] Сонъ — совершенное подобіе смерти: въ томъ, что прекращается сознаніе, но не прекращается жизнь. Можетъ быть, подобенъ сонъ и тѣмъ, что въ немъ начинается новое сознаніе, все основанное на прежнемъ (бдящемъ), но не связанное съ нимъ.

Можетъ быть, подобіе и въ томъ, что вся наша жизнь относится къ истинной жизни, какъ сновидѣнія къ нашей теперешней жизни. Точно также, какъ въ теперешней жизни послѣ каждаго засыпанія и пробужденія жизнь все больше и больше открывается, такъ и истинная жизнь все больше и больше открывается съ каждымъ рожденіемъ послѣ смерти.34

35 [6)] Поступки по вѣрѣ усиливаютъ вѣру. Вѣра производитъ поступки. Circulus viciosus.[117]

1) Сегодня, 13 Мая, проснувшись, испытываю странное новое душевное состояніе: какъ будто все забылъ — не могу вспомнить, есть ли Ю[лія] И[вановна] или нѣтъ, не могу вспомнить: какое число? что я пишу? — А между тѣмъ не столько представленія, сколько чувства нынѣшнихъ сновидѣній представляются особенно ярко.

2) Воспользоваться свободой революціи для того, чтобы избавиться отъ суевѣрія необходимости власти. «Но люди не готовы». Тутъ cercle vicieux.[118] Люди не будутъ готовы, пока будетъ развращающая ихъ власть.

3) Какъ опекунъ считаетъ всегда неготовымъ воспитанника, также и кандидаты въ опекуны. Анархисты видятъ зло власти, но вѣрятъ въ нее — въ ея средства.

4) Можно любить всякаго человѣка. Только, чтобы любить такъ человѣка, надо любить его не за что нибудь, а ни за что. Только начни любить такъ и найдешь, за что.

5) Что прежде, что послѣ? Прежде надо освободить людей отъ рабства, а потомъ уже облегчать машинами работу. А не такъ, какъ теперь — когда изобрѣтеніе машинъ только усиливаетъ рабство.

6) То, что ученые историки все дальше и дальше проникаютъ въ древность, показываетъ, что и прошедшее открывается намъ также, какъ и будущее, но открывается другимъ процессомъ и также неполно.

7) Спрашивать: есть ли Богъ? все равно, что спрашивать: есть ли я? Я въ себѣ знаю Бога — не всего, но частицу, проявленіе. Все то, чего я есмь проявленіе, это есть Богъ, столь же неизбѣжно существующій, какъ и я.

8) Вредъ медицины въ томъ, что люди больше заняты тѣломъ, чѣмъ духомъ. Жизнь сложилась такъ, что гибнутъ миліоны молодыхъ, сильныхъ, здоровыхъ, дѣтей — гибнетъ жизнь, а старательно и искусно лечатъ старыхъ, ненужныхъ, вредныхъ. Главное, пріучаетъ людей — даже народъ — больше заботиться о тѣлѣ, чѣмъ о душѣ.35

36 Если бы не было ея совсѣмъ, не было бы этого соблазна заботы о тѣлѣ, люди больше думали бы о душѣ, и въ общемъ положеніе людей было бы много лучше. Прекрасное выраженіе въ народѣ, когда боленъ: помираю. Болѣзнь заставляла бы думать о смерти, а не объ аптекѣ.

А живи люди болѣе духовной жизнью, не было бы браунинговъ, войнъ, голодныхъ дѣтей и матерей, уничтожающихъ плодъ.

9) Говорятъ: нѣтъ духовнаго начала, все отъ тѣла. Если люди живутъ для тѣла, заняты только тѣломъ, никогда не борятся съ нимъ, то какже имъ думать иначе. Ребенокъ живетъ для тѣла, но не объясняетъ, не оправдываетъ этого, но горе, когда взрослый продолжаетъ жить по-ребячески и искусными умствованіями оправдываетъ это. Только тотъ, кто борется съ тѣломъ, знаетъ, что такое тѣло, и знаетъ, что есть то, что борется съ нимъ и что сильнѣе его.

10) Свобода, равенство можетъ быть осуществимо только любовью, а не насиліемъ.

При осуществленіи насиліемъ это — величайшее зло.

11) Двѣ науки точныя: математика и нравственное ученіе.

Одно — самое поверхностное, другое — самое глубокое. Точны и несомнѣнны эти науки потому, что у всѣхъ людей одинъ и тотъ же разумъ, воспринимающій математику, и одна и та же духовная природа, воспринимающая (ученіе о жизни) нравственное ученіе.


7 Іюня 1907. Я. П.


Давно не писалъ. Прежнее нездоровье прошло, но начина[ется] какъ будто новое. Нынче очень, очень грустно. Стыдно признаться, но не могу вызвать радости. На душѣ спокойно, серьезно, но не радостно. Грустно, главное, отъ того мрака, въ к[оторомъ] такъ упорно живутъ люди. Озлобленіе народа, безумная роскошь наша. Горбунова разсказала про ужасный дѣтскій развратъ. Вчера б[ыло] хорошее чувство о письмѣ Андрея. Испыталъ радость уединенія съ Богомъ. Нынче пересматривалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія]. Дѣти не приходили. Письмо отъ Суткового, и я написалъ ему о Добролюбовцахъ. Грустно, грустно. Г[оспо]ди, помоги мнѣ, сожги моего древняг[о],36 37 плотскаго [119] человѣка. Да, одно утѣшенье, одно спасен[ье]: жить въ вѣчности, а не во времени. Потерялъ записную книжку у кровати. Жалко. Записать:

1) Богъ, все измѣняющій и самъ не измѣняющійся.

2) Я сознаю тѣло, сознаю душу, но не сознаю того, что сознаетъ и то и другое. Это-то и есть Онъ, Богъ, Любовь.

3) Жизнь не[120] въ тѣлѣ и не въ душѣ, а въ духѣ. Онъ одинъ сознаетъ и то и другое, а его ничто не сознаетъ.

4) Какая обворожительная черта лица — прелесть улыбки!

Не могу найти той книжки.

Былъ у Мар[ьи] Ал[ександровны]. Она взволнована Скуратовскими мужиками, а я не могу не видѣть и въ нихъ: отсутствія того главнаго — внутренней работы, к[отор]ая одна можетъ спасти людей. — Думалъ о томъ, какъ вредно писать статьи, составлять статьи, а не излагать мысл[и], чувства, какъ онѣ приходятъ.


9 Іюня 1907. Я. П.


Нынче пробудился. Хорошо на душѣ. Вспомнилъ о томъ, что Николаевъ въ своей книгѣ высказываетъ мои мысли о томъ, что человѣкъ есть отдѣленное духовное существо,[121] сознающее свою отдѣленность пространствомъ и временемъ, и мнѣ сдѣлалось непріятно. И опять точно также, какъ отъ письма А[ндрея], когда я прикинулъ этотъ вопросъ къ дѣлу жиз[ни], къ отношенію къ Богу, сейчасъ не тольк[о] прошло, но изъ тяжелаго, непріятнаго чувств[а] перешло въ радостное, высокое.

Записать:

[122]1) Безумная жизнь людей. Вся безумная — и старая и новая,[123] которыя борятся между собой. Состарѣвшаяся безумная жизнь считается разумной, новая безумная жизнь считается37 38 прогрессомъ: Вѣра, политика, наука, искусство, педагогика, промышленность, торговля, финансы, земледѣліе, печать, общеніе половъ, медицина, психіатрія, табакъ, вино. Все одинаково безумно — и старое и новое.

2) Вѣра, исповѣдуемая христi[анскими] народами, — вѣра еврейская. Отъ того успѣхъ Евреевъ всравне[ніи] съ христіанами, хотя и смутно, но придерживающимися истиннаго христіанства. Если представить себѣ[124] народы исповѣдующими такую религію, к[отор]ая требовала бы, главное, энергическихъ[125]порывовъ, легкомыслія, веселости, то въ народахъ, исповѣдующихъ такую религію, самый большой успѣхъ имѣли бы цыгане.[126]

3) Міръ раскрывается мнѣ въ извѣстный моментъ своего развитія, и раскрывается мнѣ, какъ человѣку (такъ и всѣмъ людямъ), извѣстнымъ темпомъ, т. е. съ одной и той же быстротой, какъ ровно поворачивающееся колесо часовъ. Я могу себѣ представить[127] существа, изъ к[оторыхъ] стали люди, за сотни тысячъ лѣтъ въ прошедшемъ, въ тотъ моментъ, когда они были звѣри, могу представить себѣ и[128] міръ впередъ на сотни тысячъ лѣтъ, когда волкъ будетъ лежать съ ягненкомъ (сдѣлается травояднымъ или ручнымъ). Это относительно момента раскрытія, но я могу представить себѣ и болѣе медленный и болѣе быстрый, чѣмъ нашъ, темпъ раскрытія. И одно это измѣненіе темпа дастъ возможность[129] бытія самыхъ разнообразныхъ, непонятныхъ намъ существъ.

4) Вся цѣль теперешней цивилизаціи — уменьшеніе труда и увеличеніе удовольствій праздности. (Еврейская цивилизація: празднос[ть] — условіе рая). Тогда какъ[130] главное[131] благо человѣка — матерьяльное — должно быть въ увеличеніи пріятности труда. При теперешней цивилизаціи человѣкъ, его38 39 радости, [132] отдаются въ жертву выгодѣ. Паръ вмѣсто лошади, сѣялка вмѣсто руки, велосипедъ, моторъ вмѣсто ногъ и т. п.

5) Вредъ — и самый большой — медицины въ томъ, что мѣшаетъ спокойной торжественности процесса умиранія.

6) Самое вѣрное средство прогнать сомнѣнія и укрѣпить себя въ томъ, въ чемъ сомнѣваешься, это то, чтобы проповѣдывать, учить другихъ тому, въ чемъ сомнѣваешься. Ив. Мих. Трегубовъ.

7) Когда человѣкъ лишился способности зрѣнія, онъ не можетъ уже отличать свѣтъ отъ тьмы. Также и человѣкъ, лишившійся сознанія своей божественности, теряетъ возможность различенія добра и зла.

8) Одно чувство проникаетъ всю библію и связываетъ между собой всю ту кашу самыхъ разныхъ и по смыслу и по достоинст[ву] мыслей, правилъ, разсказовъ, это — чувство исключительной, узкой любви къ своему народу.

9) Испыталъ большую радость[133] общенія съ Богомъ, только съ

Богомъ, безъ людей. И испыталъ это, благодаря пись[му] А[ндрея], к[отор]ое при отсутствіи общені[я] съ Бого[мъ] б[ыло] бы очень больно.

10) Нынче поймалъ себя, по случаю письм[а] П. Николаева, на томъ, какъ я еще дорожу славой людской. Тоже превратилъ въ радость.


10 Іюня 1907. Я. П.


Физически слабъ. На душѣ хорошо. Любовное отношеніе становится привычкой. Ахъ, коли бы съ дѣтства пріобрѣталась эта привычка! Возможно ли это? Я думаю: да. Записать кое-что:

1) Все больше и больше почти физически страдаю отъ неравенства: богатства, излишествъ нашей жизни среди нищеты; и не могу уменьшить этого неравенства. Въ этомъ тайный трагизмъ моей жизни.

2) Какое великое слово: «ищите Ц[арства] Б[ожія] и правды Его, и остальное приложится вамъ». Это значитъ: будете искать39 40
остальнаго во всѣхъ разныхъ видахъ, какъ всѣ ищутъ, и навѣрное не найдете, и Ц[арства] Б[ожія] нетолько не найдете, но удалитесь отъ него. И наоборотъ: ищите Ц[арства] Б[ожія] — и найдете его и все остальное. Это — единственное средство полученія остальнаго. Какъ хотѣлось бы убѣдить въ этомъ людей.


16 Іюня 1907. Я. П.


Чертковы пріѣзжаютъ. Очень меня радуетъ. Мало пишу, мал[о] думаю. Былъ въ очень дурномъ духѣ дня два тому назадъ. Болѣе или менѣ[е] держался. Кажется, опять простудился. Записать надо кое-что изъ книжеч[ки]. Теперь записываю кое-что прямо:

1) Многіе понимаютъ, т. е. думаютъ, что понимаютъ, христ[iанское] ученіе, вообще религіозно-нравственное ученіе, «отчасти», и берутъ кое что, оставляютъ другое. Это все равно, что брать изъ молитвы, изрѣченія, стихотворенія одни слова, откидывая другія. Les grandes pensées viennent du coeur.[134] Это хорошо: les grandes pensées viennent,[135] но «du coeur»[136] не нужно. Развѣ не тоже — христ[iанское] ученіе безъ непротивленія?

2) То, что жизнь есть непрестающее раскрытіе того, что уже есть, подтверждается тѣмъ, что мы не можемъ ничѣмъ остановить это раскрытіе, представляющееся намъ нашимъ движеніемъ. Я всегда могу заставить себя дѣйствовать (т. е. мнѣ кажется, что я могу). Въ сущности же, я не могу не дѣйствовать, но ни какъ не могу заставить себя не дѣйствовать:[137] остановить обращеніе крови, дыханіе, заснуть.

3) Самоувѣренны[е] и потому ничтожные люди всегда импонируютъ скромнымъ и потому достойнымъ, умнымъ, нравственнымъ людямъ именно п[отому], ч[то] скромный человѣкъ, судя по себѣ, никакъ не можетъ себѣ представить, чтобы плохой40 41 человѣкъ такъ уважалъ себя и съ такой самоувѣренностью говорилъ о томъ, чего не знаетъ.

4) Въ человѣкѣ сердце и разумъ: т. е. желанія и способность находить средства ихъ удовлетворенія. Но это не весь человѣкъ. Человѣкъ вполнѣ это еще способность сознавать себя (внѣ времени): свои желанія и свой разумъ.

5) Движеніе, какъ внѣ меня, такъ и во мнѣ есть открываніе для меня того вѣчнаго, внѣвременнаго и внѣпространственнаго существа, к[отор]ое есть и к[отор]аго я не могу обнять, но къ познанію к[отор]аго приближаюсь. Въ этомъ открыван[іи] меня и міра я могу принимать участіе двоякое: пассивное, безсознательное,[138] отдаваясь теченію, признавая реальнымъ переменчивый міръ,[139] — и активное, сознательное, признавая себя духовнымъ существомъ, все болѣе и болѣе раскрывающимся, сливающимся со Всѣмъ. (Неясно выражено, но мнѣ понятно, и надѣюсь выразить когда-нибудь яснѣе).


27 Іюня 1907. Я. П.


Пріѣхали Ч[ертко]вы, прожил[и] у насъ 3 дня. Очень б[ыло] радостно. Живетъ Нестеровъ — пріятный. Былъ Сергѣенк[о]. Вчера были 800 дѣтей. Душевное состоянi[е] хорошо. Только, увы, началъ уже терять общеніе съ Богомъ, какъ понималъ или, скорѣе, чувствовалъ его недѣлю тому назадъ. Но кое что, и очень важное и нужное, осталось.

1) Такъ ясно почувствовалъ преимущество косца работника въ росистомъ лугу рано утромъ, пускай и въ жаръ полдня, и бѣдственность его хозяин[а] за раздражающей его газетой и кофеемъ, съ озлобленіемъ, тоской и гемороемъ.

2) Я недавно еще радовался тому, что живо, жизненно чувствовалъ необходимость, естественность и радость любовнаго общенія со всѣми людьми, а теперь понялъ, что чувство это производное, а основное чувство — это сознаніе любовнаго общенія не съ людьми, а съ источникомъ всего, съ Богомъ. Это чувство включаетъ первое. Живо чувствовалъ это нѣсколько дней: всякую минуту чувствовалъ Его близость и жилъ у Него41 42 на глазахъ, исполняя Его волю. Теперь притупилось, но стараюсь вызвать и надѣюсь.

3) Не жить съ Богомъ — сиротливо, чувствуешь себя одинокимъ.

4) Любовь не есть какое-либо особое чувство (какъ ее понимаютъ обыкновенно). Любовь есть только послѣдствіе болѣе или менѣе яснаго сознанія своей причастности Всему. Пальцы руки не любятъ другъ друга, а живутъ общей жизнью. Они не поняли бы, что такое любовь.

Я —[140] неполное сознаніе Всего.[141] Полное сознаніе Всего скрывается отъ меня пространствомъ и временемъ. Пространство и время лишаютъ меня возможност[и] сознать Все.

5) Есть Нѣчто непреходящее, неизмѣняющееся, короче: непространственное, невременное и не частичное, a цѣльное. Я знаю, что оно есть, сознаю себя въ немъ, но вижу себя ограниченнымъ тѣломъ въ пространствѣ и движеніемъ во времени. Мнѣ представляется, что были за 1000 вѣковъ мои предк[и][142] люди и до нихъ ихъ предки животныя и предки животныхъ — все это было и будетъ въ безконечномъ времени. Представляется тоже, что я моимъ тѣломъ занима[ю] одно опредѣленное мѣсто среди безконечнаго пространства и сознаю не только то, что все это было и будетъ, но что все это и въ безконечномъ пространствѣ и въ безконечномъ времени[143] вс[е] это я же.

Въ этомъ кажущееся сначала страннымъ, но въ сущности самое простое пониман[iе] человѣкомъ своей жизни: Я есмь проявленіе Всего въ пространствѣ[144] [и] во времени. Все, что есть, все это — я же, только ограниченное пространствомъ и временемъ. То, что мы называемъ любовью, есть только проявленіе этого сознанія. Проявленіе это естественно болѣе живо по отношенію болѣе близкихъ, по простран[ству] и времени, существъ.

6) Живо думалъ о томъ, чтобы правдиво написать всю свою42 43 мерзость, ничтожество,[145] не прошедшія только, а теперешнія.

7) Хотѣлось ожидаемымъ дѣтямъ сказать вотъ что: Вы всѣ знаете, что у Хр[иста] б[ылъ] любимый ученикъ Іоаннъ. Іоа[ннъ] этотъ долго жилъ и, когда очень состарился, насилу двигался и еле говорилъ, то всѣмъ, кого видѣлъ, говорилъ только все одни и тѣже короткія 4 слова. Онъ говорилъ: дѣти, любит[е] другъ друга. Я тоже старъ, и если вы ждете отъ меня, чтобы я что-нибудь сказалъ вамъ, то я ничего не могу сказать отъ себя и повторю только то, что говорилъ І[оаннъ]: дѣти, любите другъ друга. Лучше этого ничего сказать нельзя, п[отому] ч[то] въ этихъ словахъ все, что нужно людямъ. Исполняй люди эти слова, только старайся люди отучаться отъ всего того, что противно любви: отъ ссоръ, зависти, бра[ни], осужденія и всякихъ недобрыхъ чувствъ къ братьямъ — и всѣмъ[146] бы был[о][147] хорошо и радостно жить на свѣтѣ. И все это не невозможно, и даже не трудно, а легко. Только сдѣлай это люди — и всѣмъ будетъ хорошо. И рано ли, поздно люди придутъ къ этому. Такъ давайте же сейчасъ каждый понемногу пріучать себя къ этому. (Плохо очень.)

8) Одни люди поднимаются въ обществ[ѣ] людей, другіе спускаются.

9) Человѣку естественно исполнять волю Бога: жить въ любви, какъ естественно птиц[ѣ] вить гнѣздо, пѣть, выводить птенцовъ. Только ложныя ученія сбиваютъ человѣк[а] съ естественнаго пути.

10)[148] Всѣ страсти только преувеличен[iе] естественныхъ влеченій — законныхъ: 1) Тщеславіе — желаніе знать, чего хотятъ отъ насъ люди; 2) скупость — бережливость чужихъ трудовъ; 3) любострастіе — исполнен[iе] закона[149] продолженія рода; 4) [гордость —] сознаніе своей божественности; 5)злоба, ненависть къ людямъ — ненависть къ злу.43

44 11) Доказывать существованіе Бога! Можетъ ли бы[ть] что нибудь глупѣе мысли: доказывать существованіе Бога. Доказывать Бога все равно, что доказывать свое существованіе. Доказывать свое существован[iе]? Для кого? Кому? Чѣмъ? Кромѣ Бога, ничего не существуетъ.

12) Какъ легка и радостна становится жизнь, освобожденная отъ страстей, въ особенности отъ славы людской.

13)[150] Записано такъ: Жизнь становится сновидѣніемъ. Сознаешь его нелѣпость и не можешь проснуться — умереть. Да, жизнь — сонъ: одни люди просыпаются рано, не доспавъ — ранняя смерть; другіе — выспавшись: смерть въ старости.


1 Іюля 1907. Я. П.


Все слабѣю. Ничего не могу работать. Кое что дѣлалъ для К[руга] Ч[тенія]. Съ дѣтьми 2 дня не занимаюсь. Мног[ое] задумываю, но силъ нѣтъ. На душѣ очень хорошо. Понялъ, какъ при встрѣчѣ съ каждымъ челов[ѣкомъ] надо молитвенно, серьезно относиться (не шуточно), помня, что это — Богъ. Правда, что и все — Богъ. Но человѣкъ это — Б[огъ], наиболѣе понятный мнѣ. Вписать есть кое что. Послѣ.


20 Іюля 1907. Я. П.


Сто лѣтъ не писалъ, т. е. больше мѣсяца. За это время много б[ыло] внѣшнихъ событій: дѣти, убіиство Звегинц[евскихъ] людей, главное, Ч[ертков]ы. Радостное общеніе съ ними, и бездна посѣтителей. Дѣтскіе уроки сошли «на нѣтъ». Пріѣздъ Тани съ мужемъ, пріѣздъ Андрюши: хорошій.[151]

[152]Внутреннія же событія самыя были важныя: сначала такое живое сознаніе Бога въ себѣ и жизни божественной любви и потому свободы и радости, к[отор]ыхъ никогда прежде не испытывалъ. Продолжалось сильно съ недѣлю, потомъ стало ослабѣвать, и изчезла новизна, радость сознанія этого чувства, но остался, навѣрное остался подъемъ на слѣдующую, хоть небольшую ступеньку безсознательнаго, высшаго противъ44 45 прежняго безсознательнаго же состоянія. Началось это съ того, что я старался помнить при встрѣчѣ съ каждьтмъ человѣкомъ, что въ немъ Богъ. Потомъ это перешло въ сознані[е] въ себѣ Бога. И это сознаніе въ первое врем[я] производило какое-то новое чувство тихаго[153] восторга. Теперь это прошло, и могу вызвать тольк[о] воспоминаніе, но не сознаніе. —

Что-то будетъ дальше?

За это время здоровье порядочно, «по грѣхамъ нашимъ» слишкомъ хорошо. Оставилъ Кр[угъ] Чт[енія] и по случаю заключенія въ тюрьму Фельтена писалъ брошюру «Не убій никого». Вчера, хотя и не кончилъ, прочелъ ее Ч[ерткову] и другимъ. Теперь хочется написать письмо Стол[ыпину] и Руки вверхъ, пришедшее мнѣ въ голову во время игры Гольденв[ейзера].[154] Очень уже что-то послѣднее время мной занимаются, и это очень вредитъ мнѣ. Ищу въ газетѣ своего имени. Очень, очень затемняешь, скрываешь жизнь. Надо бороться. Записать надо:

1) Какъ хорошо быть виноватымъ, униженнымъ и умѣть не огорчаться. Это можно. И какъ это нужно. — И какъ дурно считать себя правымъ, возвышеннымъ передъ людьми и радоваться этому! Очень дурно, и я испытыв[аю] это. Это губительно для истинной жизни.

2) Если бы положеніе о томъ, что три угла треугольника равны двумъ прямымъ, бы[ло] бы противно интересамъ людей, они нашл[и] бы доказательства противнаго. (Гоббсъ)

3) Стараешься вызвать любовь къ человѣку — и не можешь. Одно средство достигнуть этого: вызвать въ себѣ любовь къ Богу, сознаніе своего единства съ Богомъ, и достигнешь — если не любви дѣятельной, то уже навѣрное освободишься отъ нелюбви, отъ недобраго чувства къ человѣку. Сейчасъ вспомнилъ о ветеринарѣ, о моихъ шуткахъ о немъ, и стало стыдно и совѣстно передъ собой. (Какъ полезно писать этотъ дневникъ: бесѣдовать такъ съ своей душой, какъ говор[итъ] Маркъ Авр[елій]).

4) Любовь нечего вызывать; только устрани то, что мѣшаетъ проявленію ея, т. е. себя, истиннаго себя.45

46 5) Старость уже тѣмъ хороша, что уничтожаетъ заботу о будущемъ. Для старика будущаго нѣтъ, и потому вся забота, всѣ усилія переносятся въ настоящее, т. е. въ истинную жизнь.

6) Мы все оправдываемъ себя, а намъ, напроти[въ], для души нужно быть, чувствовать себя виноватымъ. Надо пріучать себя къ этому. А чтобы б[ыло] возможно пріучить, надо радоваться случаю, когда можешь признать себя виноватымъ. А только поищи, и случай этотъ всегда найдется.

7) Записано такъ: Любишь быть силенъ, ловокъ, уменъ, способенъ на всякое дѣло, и упражняешься для это[го] въ силѣ, ловкости, въ разныхъ дѣлахъ. А есть одно дѣло, к[оторое] важнѣе всѣхъ другихъ и успѣхъ въ к[оторомъ] даетъ наибольшую радость, и потому разумн[о] упражняться болѣе всего въ этомъ дѣлѣ. Дѣло это въ томъ, чтобы приближаться къ Богу въ самомъ себѣ.

8) Какъ важно для исполненія закона жизни и для блага ея понимать жизнь, какъ прохожденіе.

9) Тѣло человѣка отдѣляетъ его отъ Всего пространствомъ,[155] и тѣло же объединяетъ человѣка со Всѣмъ[156] временемъ.[157]

Въ пространствѣ человѣкъ отдѣленъ отъ всего міра, во времени онъ соединенъ со всѣмъ.

10) Нравственность не можетъ быть ни на чемъ иномъ основана, кромѣ какъ на сознаніи себя духовнымъ существомъ, единымъ со всѣми другими существами и со Всѣмъ. Если человѣкъ не духовное, a тѣлесное существо, онъ неизбѣжно живетъ тольк[о] для себя, а жизнь для себя и нравственность несовмѣстимы.

11) Нравственность только въ томъ, чтобы понимать себя проявленіемъ Бога: сыномъ, рабомъ Его, — и потому понимать смыслъ жизни въ исполнені[и] воли Его. Безнравственность это — то, чтобы понимать себя слугою или своей личности, или своей семьи, или своего отечества, или своей породы существъ — человѣчества.46

47 12) Не успѣлъ оглянуться, какъ соблазнился, сталъ приписывать себѣ особенное значеніе: основателя философско-религіозн[ой] школы, сталъ приписывать этому важность, желалъ, чтобы это было, какъ будто это имѣетъ какое нибудь значені[е] для моей жизни. Все это имѣетъ значені[е] не для, а противъ моей жизни, заглушая, извращая ее.

13) Думалъ о томъ, чтобы, сходясь съ людьми, всегда помнить, что жизнь только въ настоящемъ. — Малого захотѣлъ! Жить всегда[158] въ настоящемъ значитъ жить всегда и съ Богомъ и Богомъ.

14) Надо, встрѣчаясь съ каждымъ человѣкомъ, помнить, что передъ тобою Богъ. Вотъ когда и гдѣ настоящая молитва. А то у входа въ церковь стоятъ нищіе, а мы проходимъ мимо къ иконамъ, къ словамъ, къ службѣ.

15) Какая дурная привычка, сходясь съ человѣкомъ, начинать съ шутки. Въ человѣкѣ Богъ, а съ Богомъ нельзя шутить. Всегда, сходясь съ человѣкомъ, говори съ нимъ во всю.

16) Тѣло мое — не я, разумъ мой — тоже не я. Не я и мое сознаніе. Я, мое истинное я, это — то, чтò я сознаю. Сознаю же я свою духовную, божественную сущность. Я не понимаю эту сущность, но она-то одна и есть настоящій я.

17) Ученіе о будущей жизни больше вредитъ, чѣмъ помогаетъ доброй жизни въ этомъ мірѣ. «Мы переходимъ отъ смерти въ жизнь, если любимъ братьевъ».

Вѣрь въ будущую вѣчную,[159] загробную жизнь —[160] и не будешь здѣсь радостно, а напротивъ, будешь здѣсь[161] мучительно жить. Не вѣрь въ будущую вѣчную жизнь, а признавай эту жизнь вѣчною — и будешь спокойно и радостно жить въ этой жизни.

18) Нельзя проповѣдовать ученіе блага, живя противно этому ученію, какъ живу я. Единственное средство доказательства того, что ученіе это даетъ благо, это — то, чтобы жить по немъ, какъ живетъ Добролюбовъ.

19) Смерть уже тѣмъ хороша, что избавляетъ отъ своего я47 48 тѣхъ, кто понялъ всю узость, всю[162] несвободу этого связаннаго съ я отдѣленія отъ Всего.

20) Какая удивительная иллюзія матерьялистовъ! Не сознавать свою истинную жизнь или, сознавая ее, не вѣрить этому сознанію и переносить свою жизнь во внѣшнее.

21) Колокольчикъ, письма. По старой привычкѣ я ожидаю чего-то извнѣ: кто-то пріятный ѣдетъ, какое нибудь хорошее извѣстіе въ письмѣ. Я ожидаю, а между тѣмъ знаю очень хорошо, что извнѣ мнѣ ничего хорошаго притти не можетъ. Не могу придумать, что извнѣ, какой человѣкъ и какое извѣстіе могло бы дать мнѣ истинную радость. Что же можетъ дать мнѣ радость? Чего я могу желать? Только одного: того, что я самъ могу дать себѣ: все большаго и большаго приближенія къ Богу, сліянія съ Нимъ. Сейчасъ я въ дурномъ духѣ; какую же радость я сейчасъ могу доставить себѣ? Могу и теперь доставить себѣ — и большую — радость: побѣдить это настроеніе, воспользоваться имъ для того, чтобы[163] научиться и при немъ не прекращать своего общенія съ Богомъ.


6 Авг. 1907. Я. П.


Сто лѣтъ не писалъ. Нынче отдалъ Ч[ерткову] Н[е] У[бій] Никого и надѣюсь, что кончилъ, и не дурно. Сейчасъ взялся за Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія] для Ив[ана] Ив[ановича]. Много что есть записать и о жизни и изъ книжечекъ, теперь же запишу только то, что нынче думалъ, а именно:

1) Думалъ о томъ, что крестьяне были гораздо лучше нравственно во врем[я] крѣпостн[ого] права, чѣмъ теперь. Отчего это? Думаю, отъ того, что подавленность, нужда, страданія содѣйству[ютъ] нравственному совершенствованію, а cвoбoдa, достатокъ,[164] внѣшнія благ[а] вредны. Вредны п[отому], ч[то] трудны, требуютъ многаго. Человѣкъ лучше и легче можетъ устроиться въ маленькомъ домик[ѣ], чѣмъ въ огромномъ дворцѣ. Какъ это ни странно и кажется дико, я вѣрю, что это такъ. И выводъ изъ этого для меня тотъ, что благо человѣка — только48 49 духовное, и нарушаетъ это благо болѣе всего забота о тѣлесномъ, матерьяльномъ благѣ. Изъ этого дальнѣйшій выводъ тотъ, что нѣтъ ничего вреднѣе для человѣка, какъ заботиться о своемъ тѣлесномъ благѣ. Какже быть, если не заботиться о своемъ тѣлесномъ благѣ? А такъ быть, чтобы заботиться о благѣ другихъ съ увѣренностью, что друг[іе] будутъ заботиться о тебѣ. Такъ что самоотверженіе есть самый основной законъ жизни человѣческой.


Нынче 8 Авг. 1907. Я. П.


Чувствую значительн[ое] ослабленіе всего, особенно памяти, но на душѣ очень, очень хорошо. Кончилъ статью и теперь займусь, кромѣ писемъ и дневника, Д[ѣтскимъ] К[ругом]ъ Ч[тенія]. Общеніе съ Ч[ертковымъ] очень радостное. Нынче очень хорошо думалъ.

1) Сущность религіи въ томъ, чтобы видѣть не себя однаго и прикасающихся къ тебѣ, а Все, безконечное Все, и свое отношеніе къ этому Всему — Богу. Въ этомъ религія.

2) Сущность жизни, благо ея, то, къ чему свойственно стремиться человѣку, это — увеличеніе любви и, вслѣдствіе этого увеличенія, увеличен[іе] блага жизни своей и всеобщей. Какъ это люди не понимаютъ, и я не понималъ этого. Вѣдь это самое сказано въ: «Придите ко мнѣ всѣ труждающіеся и обр[емененные]........»

3) Дѣло жизни, кромѣ внутренняго, есть только одно: увеличивать въ людяхъ любовь дѣлами и словами, убѣжденіемъ.

4) Странникъ мнѣ говорилъ: Жить нельзя стало. Помѣщики совсѣмъ сдавили народъ. Дѣваться некуда. И попы. Они какъ живутъ. Сироту, вдову обдираютъ — послѣднюю копѣйку. А кто за правду, за народъ идетъ, тѣхъ хватаютъ. Сколько хорошаго народа перевѣшали.

Ходитъ онъ — и тысячи ему подобныхъ, чтобы кормиться, а это — самое сильное средство пропаганды.

5) Прежде были святые Франциски, а теперь — Дарвины.

6) Молодое поколѣніе теперь нетолько не вѣритъ ни въ какую религію, но вѣритъ, именно вѣритъ, что всякая религія — вздоръ, чепуха.49

50 7) Смиреніе есть основа всего — и добродѣтел[и], и разума. Нѣтъ ничего болѣе полезнаг[о] для души, какъ памятованіе о томъ, что ты — ничтожная и по времени и по пространству козявка, сила к[отор]ой только въ пониманіи этого своего ничтожества.

8) Удивляешься на признаваемыя людьм[и] нелѣпости, неразумности. Пойми, что все это отъ того, что только этими нелѣпостями люди могутъ оправдать тѣ свои пороки, про к[оторые] они знаютъ, что они могли бы не быть и даже должны не быть.

9) Умъ возникаетъ только изъ смиренія. Глупость же — только изъ самомнѣнія. Какъ бы сильны ни были умств[енныя] способности, смиренный челов[ѣкъ] всегда недоволенъ — ищетъ; самоувѣренный думаетъ, что все знаетъ, и не углубляется.

10) Въ тѣлесномъ своемъ состояніи — хочется ѣсть, спать, весело, скучно — человѣкъ одинъ; въ поступкахъ, общеніи съ людьми ты соединяешься съ[165] немногими существами; въ мысляхъ ты соединяешься со всѣми людьми прошедшаго и будущаг[о].

11) Нѣтъ на свѣтѣ болѣе сильной душевной радости, какъ состояніе нѣжной, умиленной любви.

12) (Кажется, записано.) Все есть. Нѣтъ ни пространства, ни тѣла, ни времени, ни движенія. И вотъ въ этомъ внѣпространственномъ, безтѣлесномъ, внѣвременномъ, не движущемся Всемъ является человѣкъ и чувствуетъ себя[166] частицей,[167] отдѣленной отъ Всего, и отдѣленіе это представляется тѣломъ[168] въ пространствѣ. Но онъ чувствуетъ себя и частью Всего и это сознаніе своего причастія Всему онъ сознаетъ движеніемъ во времени.

13) (Въ другой книжечкѣ записано такъ.)

Только посредствомъ тѣла въ пространствѣ я дѣлаюсь отдѣльной частью Всего.50

51 Только посредствомъ движенія во времени я, часть, соединяюсь со Всѣмъ.

[169]Тѣло отдѣляетъ — и образуетъ пространство. Движеніе соединяетъ — и образуетъ время.

14) Мужики жалуются, что на нихъ ѣздятъ, а сами ѣздятъ на сыновьяхъ, на женахъ.[170] Ѣздять только на тѣхъ, кто самъ любитъ ѣздить. Самъ ѣздишь, такъ ужъ не жалуйся, что на тебѣ ѣздятъ.

15) Кантъ считается отвлеченнымъ философо[мъ], а онъ — великій религіозный учитель.

16) Правдивость настоящая можетъ быть только у людей, живущихъ передъ Богомъ. Люди, живущіе передъ людьми, всегда виляютъ и будутъ вилять.

17)[171]Невѣрно думать, что назначеніе жизни есть служеніе Богу. Назначеніе жизн[и] есть благо. Но такъ какъ Богъ хотѣлъ дать благо людямъ, то люди, достигая своего блага, дѣлаютъ то, [чего] хочетъ отъ нихъ Богъ, исдолняютъ Его волю.

18) Свободы выбора въ состояніи тѣла почти нѣтъ: обжегся — отскочилъ,[172] не спалъ 2-е сутокъ — заснулъ. Свобода выбора поступко[въ] уже[173] больше: пойти — не пойти? Дѣлать ту или иную работу. Свобода выбора[174] мысли уже еще больше — почти полная.

19) Дама съ ужасомъ говоритъ, содрогается отъ мысли объ убійствѣ, а сама требуетъ поддержанія той жизни, к[отор]ая невозможна безъ убійства.

20) Читалъ про слѣпо-нѣмую, к[отор]ая радуется своей жизнью, благодаритъ за нее Бога и пишетъ, что назначеніе человѣка — быть счастливымъ, довольнымъ и своей радостью жизнью помогать другимъ радоваться жизни.

21) Я не потому только обращаюсь къ Богу, какъ личности,51 52 что я такъ воспитанъ, но я воспитанъ такъ п[отому], ч[то] такое обращеніе къ Богу свойственно человѣку. Я знаю или могу знать, что солнце есть какое-то огромное соединеніе раскаленныхъ газовъ, но я говорю, не могу не говорить и не думать, что солнце — это свѣтлый, теплый красно-желтый кругъ, к[оторый] выходитъ изъ-за горизонта и заходитъ за него. Также и про Бога я знаю и могу знать, что Онъ есть все, не имѣющее никакихъ предѣловь и ограниченій, но я говорю и думаю, не могу не говорить и не думать, что Богъ — это Отецъ, во власти к[отораго] я нахожусь, к[оторый] добръ и знаетъ меня и[175] можетъ помочь мнѣ. И говорю: прости мнѣ, Господи, помоги мнѣ, благодарю Тебя.

22) Прекрасна мысль Лаодцы о смиреніи, какъ я понимаю ее. Онъ говорить такъ: Человѣкъ, ищущій славы людской, все больше и больше возвеличивается и по мѣрѣ того, какъ онъ возвеличивается въ глазахъ людей, онъ все болѣе и болѣе слабѣетъ въ самомъ себѣ и доходитъ наконецъ до того, что самъ ничего не можетъ сдѣлать. Человѣкъ же, ищущій одобренія Бога, все больше и больше унижается передъ людьми, но дѣлается все болѣе и болѣе могущественнымъ и наконецъ доходитъ до того, что нѣтъ того дѣла, к[отор]аго бы онъ не могъ сдѣлать.


22 Авг. 1907. Я. П.


Не скажу, чтобы быль въ слабомъ душевномъ состояніи, скорѣе, напротивъ, но очень слабь нервами, слезливъ. Сейчасъ пріѣзжаетъ Таня. Вчера простился съ Малеваннымъ, и онъ и его спутник[и] — и Д[удченко] и Грауб[ергеръ] — не скажу, чтобы дурно[е] произве[ли] на меня впечатлѣніе, но не нужное. Нынче хорошо обдумалъ послѣдовательность К[руга] Ч[тенія]. Можетъ б[ыть], еще измѣню, но и это хорошо. Все больше и больше освобождаюсь отъ заботы о мнѣніи людскомъ. Какая это свобода, радость, сила! Помоги Богъ совсѣмъ освободиться.

Сейчасъ читалъ газету, объ убійствахъ и грабежахъ съ угрозой убійствъ. Убійства и жестокость все усиливаются и усиливаются. Какже быть? Какъ остановить? Запираютъ,52 53 ссылаютъ на каторгу, казнятъ. Злодѣйства не уменьшаются, напротивъ. Что же дѣлать? Одно и одно: самому каждому всѣ силы положить на то, чтобъ жить по-божьи и умолять ихъ, убійцъ, грабителей, жить по-божьи. Они будутъ бить, грабить. А я, съ поднятыми по ихъ приказанію кверху рука[ми], буду умолять ихъ перестать жить дурно. «Они не послушаютъ, будутъ дѣлать все тоже». Что же дѣлать? Мнѣ-то больш[е] нечего дѣлать. Да, надобно бы хорошеньк[о] сказать объ этомъ. Записать:

1)[176] Къ старости проходитъ интересъ къ будущему и прошедшему, уничтожается память и воображеніе, но остается, разрастается жизнь въ настоящемъ, сознаніе этой настоящей жизни.

2) Существуетъ среди насъ и всегда, а особенно теперь, эпидемическое безуміе, охватывающее дѣтей, безуміе устраиванія жизни не своей, а другихъ людей.

3) Читалъ Кропоткина о комунизмѣ. Хорошо написано и хорошія побужденія, но поразительно по внутреннему противорѣчію: для того, чтобы прекратить насиліе однихъ людей надъ другими, совершить насиліе. Дѣло въ томъ, какъ сдѣлать людей не эгоистами и не насильниками? По ихъ программѣ, для достиженія этой цѣли нужно совершать новыя насилія.

4) Живо почувствовалъ разницу жизни для міра, для людей, для одобренія ихъ, и жизни для Бога, во всю. Какая свобода, радость, сила такой жизни!

5)[177] Вчера очень хорошій разговоръ съ Николаев[ымъ]. Онъ началъ съ того, что сказалъ: «Я говорю страшную вещь: я признаю собственность, признаю священное право собственност[и] на то, что сдѣлано трудомъ человѣка». Я возразилъ, что ни права, ни священност[и] его я не признаю. Правда, что человѣку[178] свойственно желать безпрепятственно пользоваться тѣмъ, что онъ сработалъ, и что свойственно уважать въ другомъ это[179] свойство. Но тутъ нѣтъ никакого «права». Комунисты говорятъ, что все принадлежитъ всѣмъ, а некомунисты53 54 говорятъ, что есть право собствен[ности], и оно священно. А я думаю, что для христіанина не можетъ быть ни комунизма, ни права собственности. Христіанство съ главной основой своей — полной свободой, исключающей возможность насил[і]я человѣка надъ человѣкомъ — упраздняетъ и комунизмъ и право собственности.

Если я сдѣлалъ сапоги и хочу отдать ихъ своему сыну, то комунистъ требуетъ отъ меня эти сапоги на общую пользу. Если я не хочу отдать, онъ употребитъ противъ меня насиліе. Точно также и государственникъ противъ того человѣк[а], к[оторый] захочетъ отнять у меня сапоги, употребитъ насиліе. Христіанинъ же,[180] хотя и знаетъ и уважаетъ свойство людей желать распоряжаться каждому[181] самому своей работой, не считаетъ никого въ правѣ силою осуществлять это желаніе и также не считаетъ никого въ правѣ во имя комунизма силою отнимать у человѣка произведенiе его труда. Христіанств[о], не допуская насиліе, исключаетъ собственность также, какъ и комунизмъ. Собственность также, какъ и комунизмъ, произведенiе насилія, находятся въ области насилія, несуществующей дл[я] христіанина.

6) Когда что нибудь тревожитъ тебя, постарайся[182] разобраться въ томъ, что тревожитъ: божеское ли это дѣло или человѣческое. Я не зналъ, какъ рѣшить о духоб[орческихъ] деньгахъ, старался не выходить къ городовымъ. Какъ тольк[о] спросилъ себя, во имя чего я тревожусь, тотчасъ же все стало ясно.

7) Ничто такъ не больно, какъ дурное мнѣніе о тебѣ людей, а ничто такъ не полезно, ничто такъ не освобождаетъ отъ ложной жизни.

8) Думалъ о власти: о томъ, что славянофильская мысль о томъ, что пускай властвуютъ (если ужъ нужна власть) самые плохіе люди, пока они плохіе, — совершенно вѣрна.

9)[183] Думалъ о двухъ людяхъ враждебныхъ мнѣ, к[оторые]54 55 оскорбляли меня — о П. О. и Мет., и вспомнилъ, что въ мысляхъ надо не сердиться на нихъ, а любить ихъ мысленн[о]. И началъ стараться и такъ успѣлъ, что не могу уже возстановить прежняго недобраго чувства къ нимъ.

10) Прекрасная мысль, что Богъ это свѣтъ солнца, а человѣкъ — предметъ, поглощающій лучи свѣта — Бога. Тѣло человѣка это тѣ лучи Бога, к[оторые] не поглощены человѣкомъ. Жизнь есть все бòльшее и бòльшее[184] поглощеніе человѣкомъ божества.

11) 15 Авг. Хочется, страстно хочется одно: умолять людей, отъ Николая II до послѣдняго вора разбойника, пожалѣть себя: все забыть, всѣ соображенія о Богѣ, о будущей жизни, не говорю уже — о государствѣ, семьѣ, своемъ тѣлѣ, и все вниманіе, всѣ силы свои обратить на одно: на[185] то, что одно точно, несомнѣнно есть — на свою жизнь, и не губить ее[186] ни для отечества, ни для славы, ни для богатства, ни для Бога, а жить для себя, для своего блага: пользоваться тѣмъ благомъ жизни, к[оторое] въ нашей власти. Это благо неотъемлемое, перевѣшивающее, уничтожающее все, что можетъ[187] быть тяжелаго въ нашей жизни, — это благо есть любовь, любовь ко всему живому и даже не живому, и между прочимъ и любовь къ себѣ, къ своей душѣ. Это то состояні[е] духа, при к[оторомъ] все — благо. Меня мучаютъ, дразнятъ, пытаютъ, бьютъ, а я жалѣю и люблю тѣхъ, кто это дѣлаетъ, и мнѣ тѣмъ лучше, чѣмъ злѣе они ко мнѣ. Выработай въ душѣ это чувство — а это возможно — и все будетъ благо, все то, что считается бѣдствіемъ, въ томъ числ[ѣ] и смерть. Все претворится въ благо.

12) Да, да, любить враговъ, любить ненавидящихъ не есть преувеличеніе, какъ это кажется сначала, это — основная мысль любви. Также, какъ непротивленіе, подставленіе другой щеки не есть преувеличеніе и иносказаніе, а законъ, законъ непротивленія, безъ к[отораго] нѣтъ христіанства. Также нѣтъ христіанства безъ любви къ ненавидящимъ, именно къ ненавидящимъ.55

56 13) Я тягощусь болѣзнью. A вѣдь болѣзнь есть только матерьялъ той радостной работы, к[оторая] предстоитъ мнѣ: работы побѣды духовнаго начала надъ тѣлеснымъ и радости, вытекающей изъ этой побѣды. Не знаю, будетъ ли такая же радость, какъ при побѣдѣ надъ недобротой — попытаюсь.

14) Ничто такъ не задерживаетъ осуществлені[я] Ц[арства] Б[ожія], какъ то, что мы хотимъ установить его дѣлами, противными ему: насиліемъ.

15) «Sammle nur die grösste Kraft auf den kleinsten Punkt».[188] Сосредоточь только всѣ силы на малѣйшую точку, и ты совершишь великое. Сосредоточить всѣ силы духа на ничтожнѣйшее существо — свое тѣло, и ты сдѣлаешь, не думая о томъ, то, что въ мірѣ называется великимъ. (Нехорошо).

16) — Что такое Богъ?

— Это то, что въ тебѣ не твое тѣло.

— И только?

— Нѣтъ, это еще и то, что и въ другихъ людяхъ не одно ихъ тѣло; еще и то, что во всемъ, что мы знаемъ, не одно тѣло.


7 Сент. 1907. Я. П.


Просмотрѣлѣ зап[исную] книж[ку] съ 22 Авг[уста]. Занимался только Кр[угомъ] Чт[енія]. Мало сдѣлалъ видимаго, но для души хорошо. Утвержда[ло] особенно въ борьбѣ съ сужденіемъ людей. Объ это[мъ] нынче думалъ очень важное. Запишу послѣ. Получилъ тяжелое письмо отъ Новикова и отвѣчалъ ему. Все также радостно общені[е] съ Ч[ертковымъ]. Боюсь, ч[то] я подкупленъ его пристрастіемъ ко мнѣ. Вчера посмотрѣлъ Св[одъ] М[ыслей]. Хорошо бы было, если бы это б[ыло] такъ полезно людямъ, какъ это мнѣ кажется въ минуты моего самомнѣнія. За это время скорѣе хорошее, чемъ дурное, душевное состояніе. Сейчасъ почувствовалъ связ[ан]ность свою въ писаніи этого дневника тѣмъ, что знаю, ч[то] его прочтутъ С[аша] и Ч[ертковъ]. Постараюсь забыть про нихъ. Послѣдніе два-три дня тяжелое душевное состояніе, к[оторое] до нынѣшняг[о] дня не могъ побороть, отъ того, что[189] стрѣляли ночью56 57 воры капусты, и С[оня] жаловалась, и яви[л]ись власти и захватили 4-хъ крестьянъ, и ко мнѣ ходятъ просить бабы и отцы. Они не могутъ допустить того, чтобы я — особенно живя здѣсь — не б[ылъ] бы хозяинъ, и потому все приписываютъ мнѣ. Это тяжело, и очень, но хорошо, п[отому] ч[то], дѣлая невозможнымъ доброе обо [мнѣ] мнѣніе людей, загоняетъ меня въ ту область, гдѣ мнѣніе людей ничего не вѣситъ. Послѣдніе два дня я не могъ преодолѣть дурного чувства.

[190]Извѣстіе о Буланже. Надѣюсь и вѣрю, что онъ бѣжалъ. Сейчасъ б[ылъ] Губерн[аторъ],[191] tout le tremblement.[192] И отвратительно и жалко. Мнѣ б[ыло] полезно тѣмъ, что утвердило въ прямомъ состраданіи къ этимъ людямъ.[193] Да: составилъ подлежащее исправленію объясненное подраздѣленіе Кр[уга] Чт[енія]. Познакомился за это время съ Малеванымъ. Очень разумный, мудрый человѣкъ. Запи[с]ать:

1) Если ты понялъ, что ты — Богъ, проявившийся отдѣльно — въ тѣлѣ, то какая же можетъ быть смерть для Бога? Если же ты понялъ это, то ты не можешь не стремиться къ освобожденію себя отъ отдѣленности и къ соединенію со Всѣмъ. Освобождені[е] же себя отъ отдѣленности достигается тольк[о] однимъ: любовью ко Всѣму и всѣмъ. Любовь же даетъ лучшую радость въ жизни.

«И мы знаемъ, ч[то] мы перешли отъ смерти въ жизнь, если любимъ братьевъ». («Пос[ланіе] І[оанна]»). Очень радостно,[194] очень хорошо.

2) Человѣкъ, живущій тѣлесной жизнью, руководящійся временными интересами, совершенно подобенъ птицѣ, к[оторая], мучаясь, бѣгала бы слабыми ногами по землѣ, не зная употребленія своихъ крыльевъ.

3) Міръ не Богъ, но міръ есть проявленіе Бога. Въ себѣ я сознаю Бога, могу сознавать Его и въ людяхъ и даже въ животныхъ; полусознаю, полуразумѣю[195] Бога въ растеніяхъ. Въ57 58 пескѣ же, въ микроскопическихъ частицахъ матеріи и въ звѣздахъ не сознаю и не разумѣю Бога, но не могу не предполагать, что онъ проявляется и тамъ болѣ[е] чуткимъ и разумнымъ существамъ, чѣмъ я. (Нехорошо.)

4) Хочется такъ сказать людямъ; сказать имъ:

Милые братья, зачѣмъ вы мучаете себя и другихъ людей, зачѣмъ стараетесь передѣлать, улучшить жизнь людей, передѣлать, улучшить самихъ людей? Вѣдь ни вы, никто не можетъ этого сдѣлать. Стараясь передѣлать и улучшить жизнь людей, вы тольк[о] мучите и себя, и другихъ людей, портите свою и чужую жизнь. Ни одинъ человѣкъ въ мірѣ не призванъ къ тому, чтобы исправлять други[хъ] людей, и никто не можетъ этого сдѣлать. Всякій человѣкъ призванъ только къ тому, чтобы исправлять, улучшать самого себя, и всякій человѣкъ и долженъ и можетъ это дѣлать. И мало того, что всякій[196] человѣкъ можетъ и долженъ это дѣлать: истинно[е] благо всякого человѣка только въ этомъ, только въ томъ, чтобы улучшать самого себя, возвышать въ себѣ, какъ сказано[197] въ Евангеліи, сына Божія. Только испытай это человѣкъ: положи всѣ свои силы на то, чтобы жить[198] не для своего тѣла, а для Бога, положи свои силы на то, чтобы увеличивать въ себѣ любовь, и онъ почувствуетъ, какъ радостна и легка станетъ жизнь его. «Придите ко мнѣ всѣ тружд[ающіеся]..............., возьмите иго мое на себя и научитеся отъ меня всѣ, яко кротокъ и смиренъ сердцемъ, и найдете покой душамъ вашимъ, ибо иго мое благо и бремя мое легко».

5) Особенно живо понялъ сегодня, что все растетъ, уходитъ и проходитъ. Удивительно, какъ люди могутъ не понимать этого: переносятъ свои желанія на будущее, не думая о томъ, что будущее не остановится и также пройдетъ, какъ все прошедшее.

6) Въ послѣднее время каждый день ощущен[іе] праздника и благодарности за дарованное благо.

7) Услыхалъ за акаціей разговоры ребятъ: курятъ и матершинничаютъ. Я подозвалъ малаго, сталъ усовѣщивать, онъ58 59 сталъ лгать и осуждать другихъ. Душевное состояніе этихъ ребятъ хуже, чѣмъ всякія тѣлесныя бѣдствія.

8) Мы переживаемъ ужасное время. Ужасны не грабежи, не убійства, не казни. Что такое грабежи? Это переходы имуществъ отъ однихъ людей къ другимъ. Это всегда было и будетъ, и въ этомъ нѣтъ ничего страшнаго. Что такое казни, убійства? Это — переходы людей отъ жизни къ смерти. Переходы эти всегда были, есть и будутъ, и въ нихъ нѣтъ ничего страшна[го]. Страшны не грабежи и убійства, а страшны чувства тѣхъ людей, к[оторые] грабятъ и убиваютъ. (Останавливаюсь, голова болитъ и тяжела).


Нынче 11 Сент. 1907. Я. П.


Все больше и больше усложняется жизнь и заявляетъ требовані[я]. За эти 4 дня было чего-то много. Тюр[емный] священ[никъ]. Врачъ изъ Краснояр[ска]. Бессарабецъ. Нынче странникъ и юноша и Соня невѣстка. Продолжаю записывать. Записать:

1)[199] Если бы я не зналъ, что я умру (какъ, я думаю, не знаетъ этого животное), отвѣтъ на вопросъ: зачѣмъ жить?[200] — былъ бы очень легкій: жить, удовлетворяя своимъ животнымъ потребностямъ. Но вѣдь во мнѣ есть то свойство разума, по которому я знаю, что я умру, что моя жизнь здѣсь есть только прохожденіе, что заботы ни о моемъ здоровьи, ни о моемъ имуществѣ, ни о моемъ почетѣ, ни о моей славѣ, ни[201] о томъ, что я сдѣлаю для моей семьи или для моего народа, не могутъ[202] доставить мнѣ блага — я умру, исчезну, и потому[203] совершенно все равно, былъ ли я здоровъ, богатъ, славенъ, были ли мои наслѣдники, соотечественники, даже родъ человѣческій болѣе или менѣе счастливы, потому что всего этого для меня не будетъ, да не59 60 будетъ и для самого себя. Что же мнѣ дѣлать во время этого перехода моего въ этой жизни изъ одного несуществованія въ другое несуществованіе?[204] Отвѣтить на это[205] я могу[206] съ двухъ сторонъ,[207] и оба отвѣта одинаковы. Съ одной стороны,[208] я не могу не признать того, что мое появленіе здѣсь и мое прохожденіе черезъ жизнь должно быть нужно той силѣ, которая послала меня сюда,[209] и нужно это[210] прохожденіе мое не какъ животнаго только, а какъ животнаго существа, одареннаго разумомъ, т. е., что я долженъ дѣлать въ этой жизни что-то такое, для чего нуженъ разумъ. Съ этой стороны положеніе мое подобно тому, въ которомъ былъ бы работникъ, который былъ бы въ томъ одурманеніи, при которомъ онъ забылъ все то, что было съ нимъ передъ этимъ,[211] и который очнулся въ неизвѣстномъ ему мѣстѣ съ лопатой въ[212] рукахъ и подлѣ недокопанной, но начато[й], выходящей изъ недоступнаго отдаленія канавы. Кто-то властвующій надъ нимъ, очевидно,[213] хочетъ, чтобы онъ[214] продолжалъ той лопатой,[215] к[оторая] дана ему въ руки,[216] начатую работу. Тоже испытываетъ и человѣкъ, являющійся въ этотъ міръ и входящій въ обладаніе своего разума:60 61 онъ не можетъ не сознавать, чт[о] кто-то хочетъ отъ него то, чтобы онъ своимъ разумо[мъ] продолжалъ начатую въ этомъ мірѣ разумную работу.


[12 Сентября 1907. Я. П.]


Таковъ одинъ, съ одной стороны, отвѣтъ на вопросъ о томъ, что дѣлать человѣку во время прохожденія его въ этомъ мірѣ отъ однаго несуществованія къ другому?

Другой, съ другой стороны отвѣтъ на тотъ же вопросъ, еще болѣе ясный и, если можно такъ сказать, еще болѣе несомнѣнный, это то, что живу я въ этомъ мірѣ для блага, для блага и ни для чего иного, какъ только для блага. И говоритъ мнѣ это уже не разумъ, не случайныя мои разсужденія, наблюденія, а не переставая все существо во все время моей жизни. —

Отвѣтъ этотъ такъ простъ и ясенъ, такъ сознается[217] всегда и[218] всѣми, что онъ долженъ бы былъ [быть] принятъ всѣми и никѣмъ никогда не оспариваемъ. На дѣлѣ же выходитъ то, что отвѣтъ этотъ признается справедливымъ только дѣтьми и самыми простодушными людьми; люди же[219] взрослые, думавшіе и наблюдавш[іе] жизнь, признаютъ этотъ отвѣтъ несогласны[мъ] съ разумомъ и наблюденіемъ, — именно то, что люди,[220] полагающіе цѣль своей жизни въ[221] благѣ, не только не достигаютъ его, но большей частью[222] становятся несчастными. Что же это значитъ? Неужели[223] признать, что та сила, к[отор]ая ввела меня въ жизнь, к[отор]ая обусловливаетъ мою жизнь, вложила въ меня, во всѣхъ насъ неистребимую, всегдашнюю потребность блага только для того, чтобы обмануть, измучить насъ, заставить насъ стремиться къ тому, чего мы не можемъ достигнуть? Неужели основныя начала души: разумъ и желаніе блага противуположны другъ другу, исключаютъ одно другое?61 62 Этого не можетъ быть, — всегда отвѣчало и не можетъ иначе отвѣчать сердце человѣческое. И дѣйствительн[о], этого никогда не было, не могло и не можетъ быть. Разумъ и желаніе блага нетолько не противуположны другъ другу, не исключаютъ одно другое, а напротивъ, немыслимы одно безъ друга[го], дополняютъ одно другое.

[224]Дѣло въ томъ, что они кажутся несогласимы только тогда, когда извращено[225] понятіе желані[я] блага, приписываемаго личности; извращенъ и разумъ, когда онъ признаетъ[226] возможнымъ такое благо. Извращено понятіе желанія блага, когда цѣль этого желанія представляется въ благѣ[227] личности. Благо это немыслимо при[228] неизбѣжности нетолько смерти, разрушающей всякую[229] возможность блага личности, но при существованіи борьбы за существован[іе] во всѣхъ ея видахъ, при существовані[и] физическихъ страданій, болѣзней… И эта невозможность была бы совершенно очевидн[а], если бы обманъ не поддерживался извращеннымъ разумомъ, к[отор]ый самым[и] разнообразными изворотами не старался бы или скрыть эту невозможность или оправдать ее. Такъ оправдываютъ эту невозможность всѣ ученія о будущей загробной жизни и вытекшія изъ этихъ религіозныхъ ученій (хотя и отрицающія ихъ) философскія[230] ученія о нравственномъ[231] долгѣ (Кантъ и его послѣдователи). Также стараются скрыть эту невозможность ученія эпикурейскія, позитивистовъ и[232] тѣхъ, к[оторые] отчаива[ются] въ жизни. Скрываютъ эту явную невозможность блага личности, кромѣ разсужденій извращеннаго разума, еще и самыя грубыя и простыя средства разжиганія страстей и притупленія, даже искусстве[нными] средствами (одурманивающими веществами) разума.62

63 [233]Такъ что кажется невозможнымъ благо и[234] противорѣчивы[мъ][235] это желаніе блага въ человѣкѣ съ его разумомъ только п[отому], ч[то] извращены и понятіе блага и разумъ человѣческій. Извращено желаніе блага тѣмъ, что основное, главное, составляющее жизнь человѣк[а] и неистребимое въ немъ желаніе блага не есть желаніе блага для своей тѣлесной[236] личности, — оно кажется только такимъ при неразвитомъ и извращенномъ разумѣ, — а есть желаніе блага себѣ, своему духовному существу, тому существу, к[отор]ое человѣкъ сознаетъ не въ одномъ себѣ, но во всемъ живомъ и особенно сильно и живо въ[237]такихъ же, какъ онъ, людяхъ. Желані[е] же блага[238] своему духовному существу, сознаваемому человѣкомъ во всемъ живомъ, проявляется въ человѣкѣ любовью.[239] И потому истинное[240] благо человека есть то благо, к[отор]ое онъ находитъ въ любви, въ томъ чувствѣ любви, к[отор]ое онъ сознаетъ въ себѣ, к[отор]ое даетъ ему счастье и к[отор]ое онъ можетъ безконечно увеличивать и въ увеличеніи к[отор]аго и въ пользованіи к[отор]ымъ никт[о] и ничто не можетъ ему препятствовать, въ к[отор]омъ человѣкъ чувствуетъ себя всемогущи[мъ], въ к[отор]омъ сливается, соединяется съ тѣмъ Началомъ, к[отор]ому онъ приписываетъ свое существованіе. Таково извращеніе понятія блага. Извращеніе же разума состоитъ именно въ этомъ нетолько[241] непониманіи того, въ чемъ истинное благо, но въ признані[и] кажущагося блага личности за настоящее благо, въ признан[іи][242] возможности блага гдѣ-то за гробомъ или здѣсь, въ этой жизни, для человѣческ[ой] личности. —

Стоитъ возстановить понятіе истиннаго блага, состоящаго въ увеличеніи любви, и откинуть всѣ тѣ ложныя разсужденія, к[отор]ым[и] разумъ старается скрыть безвыходное противорѣчіе63 64 желанія блага и невозможности его, для того, чтобы желаніе блага истиннаго, нетолько[243] вложеннаго въ душу человѣка, но составляющаго эту душу, выражающаго[ся] любовью и не могущаго встрѣтить препятствій и не [быть] все болѣе и болѣе удовлетвореннымъ, чтобы это желаніе блага и не было бы самымъ яснымъ и точнымъ отвѣтомъ на вопросъ о томъ, что дѣлать человѣку во время этого прохожденія отъ одного существованія къ другому, к[отор]ое мы называемъ жизнью. — Разумъ, съ одной стороны, отвѣчаетъ мнѣ на этотъ вопросъ тѣмъ, что я — работникъ, долженствующій исполнить въ этой жизни то служеніе, котораго хочетъ отъ меня пославшій и давшій мнѣ для этого служенія нужное орудіе.[244] Отвѣтъ въ томъ, что я — работникъ и долженъ дѣлать нужное хозяину[245] дѣло. На вопросъ же о томъ, въ чемъ именно это дѣло, и зачѣмъ мнѣ его дѣлать? разумъ мой не отвѣчаетъ мнѣ. И вотъ тутъ-то, съ другой стороны, я получаю самое твердое и ясное указаніе на то, въ чемъ это дѣло и зачѣмъ мнѣ его дѣлать? Дѣлать для блага, потребность к[отор]аго составляетъ сущность моей души.

Кто-то, что-то хочетъ отъ меня, чтобы я дѣлалъ какое-то дѣло, пользуясь даннымъ мнѣ орудіемъ разума.

Я спрашиваю: что именно и зачѣмъ мнѣ дѣлать? И мнѣ отвѣчаетъ неудержимое,[246] неперестающее стремленіе къ благу моего духовнаго существа, к[отор]ое выражается во мнѣ любовью, такимъ свойствомъ, въ к[отор]омъ я сознаю себя нетольк[о] свободнымъ, но всемогущимъ.

Казалось бы, чего же еще для того, чтобы не было никакого сомнѣнія. Но и этого мало. Для того, кто бы всетаки усумнился въ этомъ, готово самое убѣдительное[247] доказательство:[248] Доказательство это — опытъ. Пусть только испытаетъ человѣкъ истинность этого положенія, пусть хоть на время перенесетъ свою жизнь изъ ложнаго исканія блага для своей тѣлесной64 65 личности въ благо духовной — въ увеличеніе въ себѣ любви ко[249] всему живому, к[отор]ое окружаетъ его и съ к[отор]ымъ онъ входитъ въ сношеніе, и онъ тотчасъ всѣмъ существомъ своимъ почувствуетъ полное освобожденіе отъ всѣхъ стѣсненій, страховъ, главное, тяжелыхъ, недобрыхъ чувствъ, тотчасъ почувствуетъ[250] то самое душевное состояніе,[251] котораго всегда желало все существо его. Мало и этого, отдавшись этому чувству, человѣкъ почувствуетъ, что нетолько всѣ[252] такъ называемые горести, страх[и],[253] болѣзни, испытываем[ые] личностью, но самая явная для разума неизбѣжная смерть, к[отор]ая уничтожа[етъ] все, самая смерть перестаетъ существовать для человѣка, положившаго свою жизнь въ духовномъ началѣ, живущемъ во всемъ и сознаваемомъ имъ любовью.

2) Если человѣкъ знаетъ или думаетъ, что знаетъ, что ему дѣлать для того, чтобы ему и всѣмъ людямъ было хорош[о], лучше всего жить, то это, чтò онъ знаетъ, или думаетъ, что знаетъ, и есть вѣра.

3) Есть доля правды въ томъ, что жизнь моя, моя духовная жизнь остается въ тѣхъ людяхъ, к[отор]ымъ она нужна была. Можетъ быть, я есмь то, что осталось въ другихъ существахъ отъ духовной жизни какого-нибудь существа. И то существо было тоже соединеніе духовныхъ началъ другихъ существъ, и тѣ также. (Чепуха.)

4) То, что y NN[254] такая жена, нужно было именно для него. А то бы онъ возгордился своей святостью.

5) Сказать NN,[255] чтобы не увлекался мною. Во мнѣ и теперь и гадости, и глупости, и хитрости безъ конца.

6) Сейчасъ въ первый разъ почувствовалъ полную свободу отъ мнѣнія о себѣ людей. И какая радость, спокойствіе и сила! Помоги Богъ удержать.65

66 Все это отъ Саш[инаго] почерка писалъ сегодня, 12 Сент. 1907. Я. П.

Спалъ мало. Въ постел[и] думалъ, записывалъ. Очень духовно бодро себя чувствую. Давно не испытывалъ такого.


15 Сент.


Оба дня писалъ бесѣды съ молодежью. — Вышло ни то ни сё.[256] Былъ тяжелый разговоръ съ С[оней]. Истинно жалко ее. Записать надо:

1) Человѣкъ есть проявленіе божества, но ему кажется сначала, что онъ особенное существо: «я». Ему кажется, что онъ — «я» отдѣльный, что онъ человѣкъ; а онъ Богъ — проявленіе его. Не знаю, какъ животныя, но человѣкъ нетолько можетъ, но долженъ это познать. А познавъ это, человѣкъ не можетъ не полагать свою жизнь въ соединеніи со всѣмъ — т. е. въ любви. — Послѣдствіемъ этого для человѣк[а] — благо.

2) Любить дурнаго человѣка кажется невозможнымъ. Оно и точно невозможно. Но любить надо и можно не человѣка, а задавленнаго, заглушеннаго Бога въ человѣкѣ, и любить этого Бога, и стараться помочь ему высвободиться. И это нетолько можно, но радостно.

3) Настоящая, серьезная жизнь только та, к[отор]ая идетъ по сознаваемому высшему закону; жизнь же, руководимая похотями, страстя[ми], разсужденіями, есть только преддверіе жизни, приготовленіе къ ней, есть сонъ.

4) Какъ въ старѣющемся человѣкѣ, все болѣе и болѣе проявляется въ немъ согласіе съ силой божьей вѣчной, такъ точно все больше и больше проявляется это согласіе во всемъ мірѣ, по мѣрѣ движенія времени.

5) Никто не призываетъ тебя къ измѣненію и улучшенію существующихъ порядковъ, но вся сила жизни, вложенная въ тебя, призываетъ тебя къ измѣненію и улучшенію твоей внутренней, духовной жизни, къ все большем[у] и большем[у] проявленію въ себѣ Бога.

6) Все больше и больше проявлять въ себѣ Бога — въ томъ жизнь, въ томъ и вѣра.66

67 7) Женщины нашего круга, людей достаточныхъ, имѣютъ передъ мущинами этого круга огромное преимущество, к[отор]аго не имѣютъ деревенскія, вообще[257] трудящіяся женщины: это то, что они, рожая и выкармливая дѣтей, дѣлаютъ несомнѣнно нужное, опредѣленное высшимъ закономъ, настоящее дѣло. Мущины же наши большей частью проживаютъ всю жизнь въ штабахъ, професорствѣ, судахъ, администрацiи, торговлѣ, нетолько не дѣлая никакого настоящаго дѣла, но дѣлая скверныя, глупыя, вредныя дѣла. Зато и женщины бездѣтныя,[258] если только онѣ не святыя, не отдаются дѣламъ любви, а берутся за мужское бездѣлье, бываютъ еще гаже, глупѣе и самодовольнѣе въ своей гадости самихъ извращенныхъ мущинъ[259] неработающихъ класовъ.

8) Человѣкъ запутался такъ, что чтó ни сдѣлай, все дурно, какъ перекрестокъ дорогъ сказачнаго богатыря. Кажется, что выхода нѣтъ, и куда ни пойди — все будетъ худо. И вотъ, если только найдетъ на него внутреннее просвѣтленіе, и онъ пойм[е]тъ, что ему[260] выбирать ничего не нужно, а нужно только сознать въ себѣ Бога и отдаться Ему, т. е. отдаться любви. И тогда не нужно ничего выбирать. Иди по какой хочешь дорогѣ — на всѣхъ благо.

9) (Вписать въ бесѣду:) Говорятъ: только попробуй одинъ жить по любви, когда всѣ люди вокругъ будутъ жить по мірскому, и тебя оберутъ,[261] замучаютъ самого и только посмѣются надъ тобой. Такъ говорятъ люди, но это неправда. Не можетъ этого быть. Любовь и разумъ вложены не въ меня одного, а во всѣхъ людей. Не могъ Богъ вложить въ насъ любовь и разумъ — частицу Себя — только затѣмъ, чтобы намъ было дурно, если мы станемъ жить тѣмъ, что вложено въ насъ и что влечетъ насъ къ себѣ. Не можетъ этого быть.[262]

10) Какое счастіе чувствовать, какъ я это иногда чувствую,67 68 что у меня другаго побужденія въ жизни нѣтъ, какъ только то, чтобъ исполнять волю Пославшаго.

Я помру, такъ чтоже? Тѣмъ лучше. Если не я самъ, Л. H., буду исполнять эту волю, будутъ исполнять ее тѣ люди, к[отор]ые отъ меня, черезъ меня поймутъ, что жизнь только въ томъ, чтобы исполнять эту волю.

11) Какое счастіе жизнь! Иногда теперь, все дальше и дальше подвигаясь въ старости, я чувствую такое счастіе, что больше его, кажется, не можетъ быть. И пройдетъ время, и я чувствую еще большее, чѣмъ прежнее, счастье. Такъ чувствую я это теперь, записывая сейчасъ, 15 числа, этотъ дневникъ въ 12 часовъ дня.

12) Хорошо спрашивать себя, особенно когда колеблешься? сдѣлать, не сдѣлать? для себя ли дѣлаешь или для Бога?


26 Сент. 1907. Я. П.


Немного стѣсненъ въ писаніи тѣмъ, что Рѣпинъ пишетъ мой портретъ — ненужный, скучный, но не хочется огорчить его. Живется хорошо. Долго было состояніе сознанія своего великаго блага. Дня 4 вслѣдствіе болѣзнен[наго] состоянія была тоска и борьба. Слава Богу, ни въ чемъ особенно не приходится каяться.

Все составлялъ нов[ый] К[ругъ] Чт[енія] и окончи[лъ] очень начерно. Очень много посѣтител[ей]. Я въ модѣ теперь. И это тяжело. Поша б[ылъ]. Очень люблю его. Жалѣю объ Чертковѣ. Былъ Рѣпинъ общинникъ — горячій и пото[му] опасный. Хорошо думается. Хочется написать о женщинахъ и о сумашествіи устройс[тва] міра.[263] И интересныя письма отвѣт[ить]. Записать надо:

1) Отчего безграмотные люди разумнѣ[е] ученыхъ? Отъ того, что въ ихъ сознан[іи] не нарушена естественная и разумная постепенность важности предметовъ, вопросо[въ]. Ложная же наука производитъ это нарушенi[е].

2) Требованія семьи не могутъ оправдать противныя нравственности поступки, также какъ взятый на себя подрядъ не можетъ оправдать безчестныхъ разсчетовъ съ поставщик[ами].68

69 3) Требованія семьи, это мои требован[iя] для семьи.

4) Нужда для семьи нужнѣе, чѣмъ роскошь.

5) Мнѣ, богатому человѣку, надо дать воспитаніе дѣтямъ: какъ одѣвать ихъ, кормить? какъ ихъ учить? Для человѣка въ нуждѣ вопросы эти рѣшены, и всегда лучше, чѣмъ для человѣка богатаго.

6) Смотрю на крошку внучку Таничку и думаю: будетъ большая, старая, какъ ея мать, бабка, и спрашиваю себя: какъ это произойдетъ? Отчего? И вотъ, самое это простое и важное явленіе всѣ знаютъ, и никто матерьяльнымъ путемъ научны[мъ] нетолько не можетъ объяснить, а и не пытается объяснить. Неясно написалъ, но очень ясно въ душѣ, и постараюсь послѣ яснѣе выразить.

7) NN[264] не любитъ хорошаго человѣка, вредитъ, бранитъ его. Но человѣкъ умираетъ, и неловк[о] бранить, особенно отъ того, ч[то] всѣ жалѣютъ. И вот NN[265] увѣряетъ, что онъ всегда очень любилъ.

8) Наше воспитаніе людей похоже на выведеніе такихъ плодовъ (яблокъ и т. п.), въ к[оторыхъ] все почти была бы одна оболочка (вкусная) сѣмени. Чтобы сѣмени, если можно, совсѣмъ бы не было. Воспитывать людей такъ, чтобы души был[о] какъ можно меньше, а было бы одно тѣл[о].

9) Только благодаря времени, движенію, возможно осужденіе себя, раскаяніе и вслѣдствіи этого радость духовнаг[о] роста. —

Только [благодаря] пространству, отдѣленност[и], возможна любовь и радость ея.

Для не движущагося и не отдѣленнаго существа — для Бога — нѣтъ ни радости духовнаго роста, ни блага любви.

10) Внѣшніе знаки поклоненія Богу нужны, необходимы людямъ. Человѣкъ, к[оторый], будучи одинъ, перекрестится, скажетъ: Госп[оди], помилуй, этимъ показываетъ признаніе своего отношенія къ Существующему Непостижимому. Жалки люди, не признающіе этого отношенi[я].

11) Богъ хочетъ блага всѣмъ. Если я хочу жить по волѣ Бога, то долженъ желать блага всѣмъ, т. е. любить.69

70 12) Во мнѣ живетъ то, что хочетъ блага. Я только по недоразумѣнію думаю, что я хочу блага себѣ. Желаніе блага, живущее во мнѣ, не можетъ желать блага себѣ одному. Желаніе блага есть голосъ Бога, желающаго блага всему.

13) Для разумнаго человѣка, живущаго духовной жизнью,[266] разумъ есть руководитель жизни. Для неразумнаго, живущаго тѣлесной жизнью, разумъ есть только орудіе, к[оторое] можетъ быть съ пользой употреблено для блага личной жизни.


10 Октября 1907. Я. П.


Давно не писалъ, за это время былъ одинъ день въ тоскливомъ состояніи изъ-за стражниковъ, к[оторые] тревожатъ крестьянъ. Тутъ тетя Таня и Мих[аилъ] Серг[ѣевичъ] и двѣ Танички. Была непріятна неожиданная и непріятная брань за мое письмо о томъ, ч[то] у меня нѣтъ собственности. Было обидное чувство и, удивительное дѣло, это прямо было то самое, ч[то] мнѣ б[ыло] нужно: освобожденіе отъ славы людской. Чувствую большой шагъ въ этомъ направленіи. Все чаще и чаще испытываю какой-то особенный восторгъ, радость существованія. Да, только освободиться, какъ я освобождаюсь теперь, отъ соблазновъ: гнѣва, блуда, богатства, отчасти сластолюбія и, главное, славы людской, и какъ вдругъ разжигается внутренній свѣтъ. Особенно радостно. За это время работаю надъ Дѣт[скимъ] Кр[угомъ] Чт[енія], вводя его въ подраздѣленія большаго. Работа, требующая большаго напряженія, но идетъ порядочно. — Записать:

1) Жизнь не шутка, а великое, торжественно[е] дѣло. Жить надо бы всегда также серьезн[о] и торжественно, какъ умираешь.

2) Когда люди говорятъ, то кажется, что всякое говоренье есть одно и тоже дѣло. А между тѣмъ этихъ говореній есть два совершенно различныхъ и по причинамъ, вызывающимъ говоренье, и по послѣдствіямъ. Большей частью люди говорятъ только для того, чтобы дать ходъ всѣмъ своимъ чувствамъ. Это говоренье праздное; и второе, говорятъ тогда, когда хотятъ передать свою мысль другому для его пользы. Это говоренье хорошее.70

71 3) Есть времена, когда я не сознаю себя, но и въ эти времена я знаю, что я есмь. Что же такое то, про что я знаю, ч[то] оно есть, хотя и не сознаю его? Это божественное — Богъ во мнѣ.

4) Сознавать Бога въ себѣ — это одно, и это достигается довольно легко въ уединеніи. Но сознавать нетолько въ себѣ, но и въ другихъ, когда сходишься съ ними, это гораздо труднѣе. И этому надо учиться. Учусь. Помоги, Господи.

5) Истинная и твердая вѣра въ Бога въ томъ, чтобы, несмотря на осужденіе людей, дѣлать то, чего хочетъ Богъ, и быть спокойнымъ.

6) Какъ хорошо, облегчительно чувствовать и признавать себя виноватымъ. Все запутанное и трудное сразу объясняется и облегчается.

7) Задумался о томъ, правда ли, что благо человѣка — только въ увеличеніи въ себѣ любви. Отчего же этого нѣтъ теперь во всѣхъ людяхъ? А отъ того же, отъ чего этого не было во мне 30[267] лѣтъ тому назадъ. Какъ человѣкъ растетъ, такъ и человѣчество.

8) Не разъ уже я рисовалъ это.

9) Человѣкъ не знаетъ, что хорош[о], что дурно, а пишетъ изслѣдованіе объ упавшемъ аэролитѣ и о происхожденіи слова «куколь»!


12 Окт. Я. П. 1907.


Здоровье — хорошо, а на душѣ — рай — почти рай. Все больш[е] и больше входитъ въ жизнь то, чтобы, не думая о себѣ71 72 для себя (тѣла) и о себѣ въ мнѣніи другихъ, жить любя. И удивительно радостно. Должно быть, отъ возраста, освободившаго отъ страстности: въ гнѣвѣ, похоти,[268] славѣ людской; но думаю, что возможно и всѣмъ. Много получаю писемъ, и очень хорошихъ. Письмо Иконникова таково, что, слушая его, расплакался, какъ старушка. И хорошо. Очень хорошо. Записать надо одно не изъ книжечки:

1) Говорятъ, говорю и я, ч[то] книгопечатаніе не содѣйствовало благу людей. Этого мало. Ничто, увеличивающее возможность воздѣйствія людей другъ на друга: желѣзн[ыя] дороги, телеграфы, — фоны, параходы, пушки, всѣ военныя приспособленія,[269] взрывчатыя вещества и все, что называется «культурой», ника[къ] не содѣйствовало въ наше время благу людей, а напротивъ. Оно и не могло быть иначе среди людей, большинство к[отор]ыхъ живетъ безрелигіозной, безнравственной жизнью. Если большинство безнравственн[о], то средства воздѣйствія, очевидно, будутъ содѣйствовать только распространенію безнравственности. Средства воздѣйствія культуры[270] могутъ быть благодѣтельны только тогда, когда большинство, хотя и небольшое, религіозно-нравственно. Желательно отношеніе нравственности и культуры такое, чтобы культура развивалась только одновременно и немного позади нравственнаго движенія. Когда же культура перегоняетъ, какъ это теперь, то это — великое бѣдствіе. Мож[етъ] б[ыть] и даже я думаю, что оно бѣдствіе временное, что вслѣдствіе превышенія культуры надъ нравственностью, хотя и должны быть временныя страданія, отсталость нравственности вызоветъ страданія, вслѣдствіе к[отор]ыхъ задержит[ся] культура и ускорится движеніе нравственности и возстановится правильно[е] отношеніе.

Все занятъ, и очень усердно, Д[ѣтскимъ] К[ругомъ] Ч[тенія] и хотя медленно, но подвигаюсь. Нынче думалъ, что сдѣлаю 3 Кр[уга] Ч[тенія]. Одинъ — по отдѣламъ, дѣтскій; другой — такой же для взрослыхъ. Третій — безъ отдѣловъ, но исправленный старый.72


73 20 Окт. 1907. Я. П.


Запнулся въ своей работѣ. И два дня ничего не дѣлалъ. Очень не нравится мнѣ перечисленi[е] грѣховъ и соблазновъ. Нынче какъ будт[о] немного распутываюсь. За это время былъ нездоровъ и теперь еще не справился — желудкомъ. Были посѣтители: Заболотнюкъ, отказывается отъ военн[ой] службы, и нынче Новичковъ. Получаю телеграммы угрожающія и страшно ругательныя письма. Къ стыду своему, долженъ признаться, что это огорчаетъ меня. Осужденіе всеобщее и озлобленіе, вызванное письмомъ, такъ и осталось для меня непонятно. Я сказалъ то, что есть, и просилъ напрасно не тревожиться и меня оставить въ покоѣ. И вдругъ..... Удивительно и непонятно. Одно объясненіе — что имъ пріятно думать, что все, что я говорилъ и говорю о христіанствѣ, ложь и лицемѣріе, такъ что можно на это не обращать вниманія. Былъ Сутковой — ѣдетъ въ Самару. Записать:

1) Вѣра въ Бога въ томъ, чтобы, несмотря на осужденія людей, дѣлать то, чего хочетъ Богъ, и быть спокойнымъ.

2) Хорошо избавиться от любострастія, отъ гнѣва, отъ любостяжанія, но лучше всего во много разъ — избавиться отъ заботы о славѣ людской. Ничто такъ не подрываетъ духовную деятельность.

3) Успѣхъ Евреевъ основанъ на ложной постановкѣ жизни. Выдаются люди безъ вѣры (вѣра ихъ самая отжившая). Не тѣмъ ли объясняются и успѣхи Японцевъ?

4) Сонъ отличается отъ бдящей дѣятельности тѣмъ, что во снѣ невозможно главное дѣло жизни: нравственное уcиліе. Отъ этого во снѣ спокойно дѣлаешь ужасныя по безнравственности дѣла.


26 Окт. 1907. Яс. Пол.


Долго — недѣли три, если не больше — былъ въ низкомъ состояніи духа. Не было больше радости жизни и тѣснившихся радостныхъ и нужных и важныхъ (для меня) мыслей и чувстъ. За это время особенно дурнаго ничего не сдѣлалъ. Все работалъ надъ Кр[угомъ] Чт[енія]. Нынче рѣшилъ измѣнить въ немъ многое. Дней 6, какъ возобновилъ уроки съ дѣтьми. Не особенно73 74 хорошо. Хуже, чѣмъ я ожидалъ. Гусева арестовали. Были посѣтители: Новичковъ, Лиза, нынче Олсуфьевъ, Варя, Наташа. Нынче первый день я проснулся духовно, поднялся на прежнюю ступень, мож[етъ] б[ыть] даже немного выше. Нынче въ постел[и] — еще б[ыло] темно, проснулся и началъ думать. Такъ удивительно хорошо (для себя), что пришелъ въ восхищенье; но не записалъ. И когда потомъ сталъ вспоминать, уже далек[о] не то и не такъ вспомнилъ, какъ оно просіяло для меня въ первую минуту. Было это вотъ что:

1) (Записано такъ; очень неясно.) Жизнь кажется то тѣмъ, то другимъ, то тѣлеснымъ благомъ, то горемъ, то болѣзнью, то трудностью, то радостью, а вся жизнь есть только «воскресеніе», т. е. увеличеніе любви, возстаніе любви изъ гроба тѣла. И это неперестающая радость.

И дальше: Все больше и больше считаешь все любимое тобой— собою, а любишь все, и потому не на словахъ, а на дѣлѣ становишься Богомъ.

Какъ это совсѣмъ особенно, съ какой-то охватившей, претворявшей все мое существо въ одну радость, [силой] я почувствовалъ это ночью. Теперь читаю, пишу, но не могу возстановить чувства радости, восторга, умиленія.

Записать надо еще:

2) Какъ это люди не видятъ того, что отрицать существующее устройство общества можно только на основаніи совершенно новаго, иного порядка, основаннаго не на насиліи,[271] а такого совершенно новаго порядка мы даже не можемъ себѣ представить и не можемъ знать. Можно отрицать насиліе и не какъ орудіе, а какъ поступокъ дурной, но отрицать устройство какое бы то ни было, не отрицая насиліе — безумно.

3) Одно изъ самыхъ обычныхъ заблужденій людей — то, чтобы приписывать себѣ тѣ измѣненія, к[оторыя] не переставая совершаются въ тѣлесной и духовной жизни какъ отдѣльныхъ лицъ, такъ и собраній людей, обществъ. «Я вылѣчилъ, я научилъ, я устроилъ», а это все сдѣлало не перестающее движеніе всего во времени. Измѣнить, подвинуть можно только себя. (Не точно).74

75 4) Со временемъ идетъ духовный ростъ, освобожденіе духовнаго начала,[272] какъ въ отдѣльномъ человѣкѣ, такъ и [во] всемъ человѣчествѣ. И двигаются впередъ люди если не боками, то мозгами, а то и тѣмъ [и] другимъ вмѣстѣ. Разумѣется, и пріятнѣе и успѣшнѣе двигаться мозгами, чѣмъ боками. И потому усилія людей, желающихъ ускорить движеніе, должны быть направлены на дѣятельность разумную, сознательную, а не на стихійную, безсознательную.

5) Жизнь это неперестающій ростъ духовный. Но въ дѣтствѣ, юности, когда вмѣстѣ съ духовнымъ ростомъ совершается ростъ тѣлесный, люди легко принимаютъ ростъ тѣлесный за[273] всю жизнь и отдаются ей, забывая жизнь духовную. Ошибка обозначается, когда тѣло начинаетъ разрушаться, но исправленіе ея бываетъ трудно отъ силы инерціи, привычки.

6) Хорошо просыпаясь, вставая, сказать себѣ: Помоги мнѣ, Богъ мой (во мнѣ и внѣ меня), прожить этотъ день или хоть ту часть его, к[отор]ую мнѣ придется прожить еще, по[274] моей, согласной съ твоей, божеской волѣ.

7)[275] (Очень важное). Непротивленіе злу насиліемъ — не предписаніе, а открытый, сознанный законъ жизни для каждаго отдѣльнаго человѣка и для всего человѣчества — даже для всего живаго.

Законъ этотъ непереставая исполняется. Волки[276] вырождаются, кролик[и] размножаются. Законъ этотъ, какъ всякій законъ, есть идеалъ, къ которому само собой безсознательно[277] стремится все живое и долженъ стремиться каждый отдѣльный человѣкъ.

Законъ этотъ кажется невѣрнымъ только тогда, когда онъ представляется требованіемъ полнаго осуществленія его, а не (какъ онъ долженъ пониматься) какъ всегдашнее, неперестающе[е], безсознательное и сознательное стремленіе къ75 76 осуществленію его. Иконниковъ, Кудринъ, Куртышъ исполняютъ сознательно законъ непротивленія; Николай съ Столыпинымъ и революціонеры, уничтожая самихъ себя, враговъ непротивленія, безсознательно содѣйствуютъ осуществленію закона.

8) Странно, что мнѣ приходится молчать съ живущими вокpугъ меня людьми и говорить только съ тѣми далеким[и] по времени и мѣсту, к[отор]ые будутъ слышать меня.


Сегодня 27 Окт. 1907. Я. П.


Отрываюсь отъ работы, чтобы записать то, что съ утра испытываю невыразимую, умиленную радость сознанія жизни[278] любви, любви ко всѣмъ и ко Всему. Какая радость! Какое счастіе! Какъ не благодарить То, Того, Кто даетъ мнѣ это.


8 Ноября 1907. Я. П.


Казалось, что недавно записывалъ, а почти 2 недѣли. Дня три тому назадъ б[ылъ] въ Крапивнѣ у Гусева. Очень тяжелое и значительное впечатлѣніе. Хочется писать объ этомъ и еще драму о Булыгинѣ сынѣ. Очень радостное впечатлѣніе отъ ихъ жизни. Вчера были посѣтители: Соломко, бывшій депутатъ — ничтожный, и Широковъ, раздраженный, но искренній человѣкъ. Записать:

1) Чѣмъ больше себялюбіе, тѣмъ труднѣе понять другого, перенестись въ другого, а въ этомъ все. И на оборотъ.

2) Всякій дурной поступокъ, а также и добрый оставляетъ главныя послѣдстві[я] въ себѣ; послѣдствія: усиленія дурной или доброй привычки.

3) Дѣло не въ томъ, чтобы у всѣхъ было ровно, а въ томъ, чтобы со всѣми быть въ любви. Можно быть богатымъ и въ любви съ бѣдным[и], и быть равны[мъ] по имуществу и ненавидеть.

4)[279] Если мозгъ занять научным[и] знанія[ми], то въ немъ не можетъ быть мѣста для религіозно-нравственныхъ. Этимъ76 77 объясняется нерелигіозность нашихъ высшихъ класовъ. Тѣлесный трудъ оставляетъ мозгъ свободнымъ, но не то съ умственнымъ трудомъ.

5) Трагизмъ положенія въ томъ, что нѣтъ иного выбора, какъ только грубая языческая церковность или истинное христіанство. Но въ истинно[мъ] христіанствѣ человѣкъ одинъ; нетольк[о] одинъ, но большинство враждебно ему. И люди не берутъ ни того, ни другого и остаются безъ всякой, какой бы то ни было вѣры.

6) Вчера, записывая, не понялъ о воскресеніи. Воскресеніе значитъ то, что изъ гроба своей личности выходишь посредствомъ любви въ жизнь Всего, въ любовное сознаніе всего, съ чѣмъ входишь въ общеніе, въ соприкосновеніе, въ готовность любви ко всему.

А всего этого, скрытаго отъ меня во времени и пространствѣ, и нѣтъ вовсе. Есть только Богъ, то начало безпространственное и безвременное, к[отор]ое во мнѣ.

7) Я знаю, что тѣ простыя и ясныя истины о жизни, к[оторыя] я пишу теперь, навѣрное будутъ опредѣляться учеными читателями будущаго мистицизмомъ или еще какимъ нибудь названіемъ, дающимъ имъ возможность, не понимая ихъ, оставаться въ своемъ невежествѣ спокойно-самодовольными.

8) Я сердитъ, но вотъ начинаетъ дѣйствовать желудокъ, и сердце проходитъ. Матеріалистъ скажетъ: вотъ вамъ и духовн[ое] «я»: все отъ тѣла. Но вѣдь его разсужден[іе] основано на томъ, что человѣкъ зналъ, что онъ сердитъ, и знаетъ, что при дѣйстві[и] желудка сердитость прошла. Стало быть основа всего — сознаніе. A сознані[е] не отъ тѣла.

9) Христіанство Константина, принятое народами, тоже, что принятое выгодное на видъ условіе, главныя требованія к[отор]аго скрыты. Назвался груздемъ, полѣзай въ кузовъ.

10) Самое трагикомическое въ нашемъ христіанствѣ то, ч[то] оно вводится и распространяется между бѣдным[и] и слабым[и] — сильными и богатыми, тѣми самыми, существованіе к[отор]ыхъ отрицается христіанствомъ.

11) Божественное я есть то я, к[отор]ое сознаетъ себя. Рука, нога, носъ, животъ, мозгъ не сознаютъ себя. Не сознаетъ себя77[280] 78 и соединеніе всего, какъ оно въ мертвомъ тѣлѣ. Сознаетъ себя нѣчто неопредѣлимое, свободное, всемогущее въ своей духовной области.

12) При чтеніи книгъ надо не забывать, что это — общеніе съ ближними, и что он[о] поэтому должно быть любовное: не сердиться на пишущихъ дурное, a жалѣть.

13) Отчего неразумны такъ называемые — образованные? Отъ того, что головы ихъ набиваются ненужными пустяками, выдаваемы[ми] имъ за самое важное.

————


22 Ноября 1907. Я. П.


Очень хорошо, уми[ле]нн[о] радостно себя чувствую и — удивительная вещь — забылъ все — забылъ, кто Гусевъ, за что онъ сидитъ. Съ утра всталъ и умиленно думалъ и чувствовалъ объ Андрюшѣ и написалъ ему письмо. Искалъ и не могъ найти записанный планъ своей статьи. Такъ казалось хорошо и важно, а теперь ничего не помню. Все думается о драмѣ. Хорошо бы.

Все это время — напряженно занятъ Кр[угомъ] Чт[енія]. Начерно кончилъ, но работы бездна. Если въ день составлять — т. е. исправлять 5, 6 изрѣченій, то работы больше, чѣмъ на годъ, на 400 дней. А почти увѣренъ, что этого не проживу. Чѣмъ ближе смерть, тѣмъ сильнѣе чувствую обязанность сказать то, что знаю, ч[то] черезъ меня говоритъ Богъ. И тѣмъ больше чувствую это необходимы[мъ], что тутъ уже нѣтъ личнаго, славы людской. Записать:

1) Христіанство Константина, принятое народами, подобно подписанію неосторожн[ымъ] человѣкомъ условія, въ к[отор]омъ требованія другой стороны такъ скрыты фразами, а видн[о] только то, ч[то] выгодно. И вышло то, что назвался груздемъ, полѣзай въ кузовъ.

2) Для того, чтобы любить всѣхъ во всемъ, надо быть Богомъ, и это можно. Для того, чтобы быть имъ, надо помнить, что надо всѣхъ и все, во всемъ, всегда любить.

3) Если люди молятся ради спасенія души въ будущемъ и ради этого будущаго живутъ хорошо, то они дѣлаютъ то, что нужно, хотя и объясняютъ мотивы своей дѣятельности невѣрно, проэктируя78 79 во времени — въ будущемъ — то, что совершается въ настоящемъ.

4) Какъ похоже замерзаніе члена (ушей) на то, что совершается съ людьми при загрубѣніи отъ пороковъ. Сначала больно, потомъ совсѣмъ безболѣзненно (уши гремятъ), за то придется оттаивать. И тогда мучительно.

5) Жалуешься на жизнь, а только вспом[ни], сколько людей любятъ тебя. —

6) Любить — благо, быть любимымъ — счастье.

7) Человѣкъ это сосудъ[281] съ двумя отверстіями, въ одно изъ к[оторыхъ] входитъ (отъ Бога) любовь и въ другое выходитъ (вродѣ чайника). Все дѣло человѣка — дл[я] блага держать въ чистотѣ оба отверстія. Одно — большее, черезъ к[отор]ое входитъ любовь Божія. Держать въ чистотѣ его тѣмъ, чтобы освобождаться отъ себялюбивыхъ страстей. Чистота втораго отверстія, черезъ к[отор]ое выходитъ жизнь, зависитъ отъ устраненія, избавленія себя отъ всего того, что мѣшаетъ любви къ людямъ: раздраженье, гордость, стяжательность.

8) Да, праздность — мать всѣхъ пороковъ, въ особенности умственныхъ: ложныхъ разсужденій: политика, наука, богословіе.

9) Если богатый совѣстливъ, то онъ стыдится богатства и хочетъ избавиться отъ него; а избавиться отъ него почти также трудно, какъ бѣдному разбогатѣть. Трудность главная — семья. Привычки можно преодол[ѣть], но — семья.

10) Упрекать въ гордости можно и должно[282] только себя. А то всякое несогласіе представляется гордостью.

11) Въ первый разъ живо почувствовалъ всю несоизмѣримость своей духовной, божественн[ой], безвременной жизни и всѣхъ видимыхъ мн[ѣ] интересовъ этой жизни. Написать, не говорю уже: драму, воззваніе, но ясно изложить ученіе истины. Все это такъ ничтожн[о] въ сравненіи съ внутренней, духовн[ой] жизнью съ ея неизбѣжнымъ выраженіемъ въ этой жизни, хотя и въ недоступной мнѣ формѣ, что невольно всю энергію жизни переносишь на освобожденіе духовной сущности79 80 и сознаніе и потому и невольное проявленіе ея. (Списалъ, какъ записано. Помню, что это б[ыло] очень живое сознаніе, но теперь плохо понимаю).

12) Видѣлъ во снѣ, что устраиваю чью-то спальню, и что для устройства ея мнѣ нужно спросить кого-то на той же улицѣ. Я иду, захожу въ домъ; меня не узнаютъ, но я дохожу до хозяина; онъ спрашиваетъ, что мнѣ нужно? И я, къ досадѣ, чувствую, ч[то] забылъ. Дѣлаю усилія вспомнить. И эти усилія будятъ меня. И я въ бдящемъ состояніи стараюсь вспомнить, и не могу. И я понимаю, что то, зачѣмъ я шелъ во снѣ, я и не зналъ, но увидалъ во снѣ только то, что «я забылъ». Все, что я видѣлъ, какъ мнѣ казалось передъ этимъ, все это б[ыло] безъ времени. Только просыпаясь, я все это расположилъ во времен[и]. Не то ли мы дѣлаемъ въ нашей жизни? Все, что мы (какъ намъ кажется) переживаемъ, все это уже есть, а мы только располагаемъ это во времени. То, что все есть, и ничего въ нашей жизни не происходило, не двигалось, мы узнаемъ, когда будемъ умирать (просыпаться), какъ я узналъ, проснувшись, что я не забылъ, а тольк[о] видѣлъ во снѣ, что забылъ. (Въ записной книжкѣ записано: «неясно». Но я не согласенъ.)

13) Свойственно ли молодости желать тог[о], чего я желаю (спасенія души), приближенія къ Богу? Мнѣ ясно, что[283] больше желать нечего, п[отому] ч[то] я стою передъ смертью. Но имъ, бѣднымъ, кажется, что есть много достойна[го] желанія, кромѣ этого, — того, что единое на потребу.

14) Хорошо молиться въ уединеніи, но,[284] кромѣ этой молитвы, едва ли не еще нужнѣе этой молитвы — молиться при вступленіи въ общеніи съ каждымъ человѣкомъ: царемъ или нищимъ. Молиться, т.е. напоминать себѣ[285] о томъ, что наступилъ важный моментъ, въ к[оторомъ] надо жить всѣми силам[и] души.

15) Правительство русское[286] знаетъ и не можетъ не знать, что у насъ[287] все держится на религіи, и себя основываетъ на80 81 религіи, но та религія, на к[оторой] оно основываетъ себя, была нетверда и прежде; теперь уже совсѣмъ не держитъ.

16) Думалъ, что надо готовиться хорошо умереть. И вспомнилъ, ч[то] вся жизнь съ дѣтства — есть умираніе, и потому надо всегда, не переставая готовиться.

17) Помѣстилъ отдѣлъ: «Суевѣріе личности». Это — вѣрное выраженіе.

18) Читаю наизусть слова о любви изъ посланія Іоанна и подумалъ, какъ много мы можемъ сдѣлать привычкой. Большей частью я привыкалъ къ дурному, а можно пріучить себя къ хорошему такъ, чтобы механически дѣлать доброе.

19) Не сердиться надо не отъ того, что это людямъ вредно и непріятно, а отъ того, что это тебѣ вредно, хуже всего.

20) Дарвинъ и ученые думали, ч[то] они устранили Бога тѣмъ, ч[то] открыли переживаніе болѣе приспособленныхъ, и открытіемъ питекантропуса, но кто же сдѣлалъ приспособлені[е] и питекантропуса? Опять Богъ, какъ и въ библейскомъ объя[с]нен[іи]. А не есть ли все это нѣчто подобное моему сновидѣнію, когда я видѣлъ во снѣ, что забылъ что-то важное, а я видѣлъ во снѣ, что забылъ то, чего не было.

21)[288]Душу человѣка можно сравнить съ[289] закрытымъ сосудомъ съ однимъ выходомъ. Выходъ этотъ — выходъ любви. Жизнь есть выливані[е] жидкости. И потому все дѣло жизни это — то, чтобы держать въ чистотѣ отверстіе, а не пытаться пробить стѣнки.

22) (Это другое).[290] Плохо, если вода въ сосудѣ вообразить себѣ, что она — сосудъ, и не будетъ сознавать свою способность течь, испаряться. Тоже и съ душой. (Не ладно.)


29 Ноября 1907. Я. П.


Только недѣлю не писалъ, а кажется, ужасно долго. Такъ полна жизнь. Записать нужно довольно много, но нынче не буду. Запишу только самое существенное, то, что испытываю сейчасъ уже благотворность той душевной дѣятельнос[ти],81 82 к[оторой] я отдался. Въ самомъ тѣлесно дурномъ состояніи и расположеніи духа — мнѣ хорошо. Мало того, что хорошо — радостно. Какъ удивительно, de gaité de coeur,[291] губятъ свои жизни люди, попуская себя на раздраженіе. Все въ «табѣ», какъ говорилъ Сютаевъ. Смотри съ любовью на міръ и людей, и онъ также будетъ смотрѣть на тебя. Все занятъ Кр[угомъ] Чт[енія] и, кажется, подвигаюсь. Сережа, Маша, Андрюша — со всѣми мнѣ хорошо. Записать изъ книжки денной:

1) Сначала кажется страннымъ, почему человѣкъ, сдѣлавши злое дѣло, становится еще злѣе. Казалось бы, ему надо успокоиться: онъ сдѣлалъ то, что хотѣлъ. А это отъ того, ч[то] сознаніе, совѣсть упрекаетъ его, и ему надо оправдаться, если не передъ другими, то передъ самимъ собою, и для оправданія онъ дѣлаетъ зло новое with a vengeance.[292]

2) Пища только тогда законна, когда возможны и желательны[293] послѣдствія ея — трудъ. Точно также и половое общеніе — тольк[о] тогда, когда возможны и желательны послѣдствія его — дѣти.

3) Насколько животныя цѣломудреннѣ[е] людей: только до оплодотворенія.

4) Лиха бѣда начать. Цѣломудренный стыдъ — могучее средство предохраненія. А наше искусство притупляетъ, уничтожаетъ его.

Сейчасъ примусь за первый отдѣлъ Кр[уга] Чт[енія].

————————————————————————————————————

Здѣсь Сережа и Маша.


Страшно давно не писалъ. Нынче, 16 Дек. 1907. Я. П.

29 Ноября упалъ съ лошади, зашибъ руку. Теперь проходитъ. За это время много было, все больше и больше, хорошихъ писемъ. Нисколько не увлекаюсь и не желаю распространенi[я], какъ бывало прежде, а просто радъ, что могъ и могу служить людямъ хоть чѣмъ нибудь. Какъ странно, что вмѣстѣ съ добротой приходить смиреніе — скро[мность]. Мнѣ теперь не нужно, какъ прежде, притворяться смиреннымъ. Какъ тольк[о] работа въ82 83 себѣ, такъ сейчасъ видишь, что не только гордиться, но радоваться не на что. Радуюсь только на то, что мнѣ незаслуженно хорошо, и что ближе къ смерти, то все лучше и лучше.

Все занятъ Кр[угомъ] Чт[енія]. Главное — порядокъ отдѣловъ. Кажется, теперь близко къ концу распредѣленіе, редакція же самыхъ мыслей — еще огромная работа. Переписаны только три. Былъ Анд[рей] съ новой..... Очень б[ыло] тяжело, хотя старался, какъ могъ, и ничѣмъ не провинился. Съ С[ережей], со всѣми хорошо, даже со стражниками. «Радуйся, если тебя ругаютъ». Записать надо, кажется, очень мног[ое]. Гусева все не выпускаютъ, хотя давно, съ 22 обѣщали и въ Тулѣ и въ Петерб[ургѣ].

1) Грѣхи потому грѣхи, т. е. ошибки, что приводятъ къ обратнымъ послѣдствіямъ того, для чего они совершаются. Наслажденіе ѣдой, питьемъ,[294] половой похотью, богатствомъ, славой. Всѣ ощущен[ія] радости ослабѣваютъ отъ удовлетворенiя.

2) Отсутствіе религіи производитъ, вслѣдствіе отсутствія одной свойственн[ой] человѣку работы надъ собой, потребность перенесенія этой работы на другихъ, производитъ столь распространенно[е] въ наше время сумашествіе поученія, осужденія другихъ и заботу объ устройствѣ не своего внутренняго міра, а веществена[го], внѣшняго міра.

3) Революцiонеры не успѣваютъ въ своей дѣятельности преимущественно п[отому], ч[то] они грубо опредѣляютъ то, что должн[о] быть, и даже какъ то, что должно быть, должно совершиться. Это поспѣшность, нетерпѣливость, ребячество. Перевороты успѣшные совершаются только религіознымъ путемъ, когда люди думаютъ тольк[о] о себѣ, о своей жизни, а не опредѣляютъ переворотъ въ жизни общей.

4) Пора человѣку узнать себѣ цѣну. И какъ удивительно сознаніе своей духовности даетъ человѣку въ одно и тоже время и высшее сознаніе своего достоинств[а] и низшее смиреніе; сознані[е] достоинства, не похожее на возвеличеніе себя, гордость, но заявляющее гораздо большія, чѣмъ гордость, требованія, — и смиреніе, не похожее на покорность человѣку, но спускающееся еще гораздо ниже. (Все плохо.)83

84 5) Какое безуміе — работать для устройств[а] жизни! Живи самъ для себя, для Бога, а жизнь уже устроится наилучшимъ образомъ. А то люди, живя дурно, жесток[о] — цари, министры, революцiонеры, живя дурно, этой самой своей дурной жизнью думаютъ устроить хорошую жизнь.

6) «Но какже не устраивать жизнь, не поддерживать существующее устройств[о], не заботиться объ этомъ устройствѣ, погибнетъ все». Да вѣдь и такъ уже давно все погибло и держится тѣмъ, что тольк[о] губитъ еще больше. Какъ промотавшійся, весь въ долгахъ человѣкъ не можетъ не увеличивать своихъ долговъ для того, чтобы продолжалась ведомая имъ жизнь. (Скверно.)

7) Поразительно извращеніе мысли у людей ученыхъ и сохраненіе ея цѣлост[и] у людей неученыхъ. Причина этого — отрицанi[е] души у ученыхъ и признаніе ея у неученыхъ.

8)[295]Тѣлесная праздность возможна только при излишкѣ труд[а] работающихъ.

9) Опредѣленіе міра, какъ произведенія движенія матеріи, по Марксу, Энгельсу, Феербаху, Дицгену, гораздо, несравненно[296]сложнѣе, труднѣе и запутаннѣе и, главное, еще больше безосновно, чѣмъ опредѣлен[іе] Бога.

10) Богъ есть любовь. А любовь во всѣхъ вѣрахъ. —

11) Безъ религіи, т. е. установленнаго отношен[ія] къ безконечному духовному, человѣкъ — безхвостая обезьяна, умѣющая дѣлать фонографы, баллоны, бомбы и т. п.

12) Люди нашего времени, особенно ученые, нетолько не знаютъ религіи никакой, но не знаютъ даже того, что такое религія; хуже этого: думаютъ, что знаютъ, предполагая подъ религіей разговоры и произвольны[я][297] разсужденія о неопредѣленныхъ предметахъ: душѣ, Богѣ и т. п. Люди эти похожи на того лакея знаменитаго математика, к[отор]ый, видя, что его хозяинъ пишетъ мѣломъ на доск[ѣ] буквы и цифры, рѣшилъ съ своим[и] пріятелями, что занимается професоръ тѣмъ, чтобы рисовать линейки значковъ и циф[ръ] на черной доскѣ.

13). Хорошо обращаться съ людьми такъ, какъ будто ты84 85 прощаешься съ ним[и] передъ смертью. И тутъ не будетъ ошибки. Развѣ не все равно, что тебя отдѣляетъ отъ смерти полчаса или полвѣка.

14) Хорошо помнить, что каждый день, часъ, это отсрочка отъ смерти. Тогда все внѣшнее, случающееся съ тобой, получаетъ неважное значеніе (что значитъ[298] рана, болѣзнь, бѣдность, потеря друга въ сравненіи съ смертью?), а за то употребленіе наилучшее остающагося времени получаетъ самое огромное значеніе. Да, memento mori.[299]

15) Записано въ спальной книжечкѣ много для Кр[уга] Чт[енія], не перепи[с]ываю, не стоитъ. —

16) Человѣкъ — и все и ничто. Въ этомъ причина грѣховъ.

17) Мы не знаемъ, что должно быть, и потому, когда поступаемъ съ опредѣленной внѣшней цѣлью, то всегда дѣлаемъ то, что было.

18)[300] Свободенъ можетъ быть человѣкъ, терпящій насилія, но никакь не совершающій ихъ.

19) Чѣмъ утѣшиться въ томъ, что только что начинаешь понимать, какъ надо жить, и начинаешь жить, — умираешь? A тѣмъ, что живешь не ты, а все человѣчество, все духовн[ое] живетъ Богомъ. Соединись съ Нимъ — и не умрешь.

20) Любовь выводитъ изъ себя.

21) Грѣхи свои человѣкъ чувствуетъ, какъ зло,[301] и страдаетъ отъ нихъ, соблазны онъ уже не чувствуетъ, a суевѣріями гордится.

22) Для общаго дѣла навѣрное лучше дѣлать каждому, что ему велѣно, а не то, что ему кажется хорошимъ.

23) Какъ только человѣкъ забылъ или пропустилъ мимо ушей то, что ему велѣно, онъ непремѣнно дѣлаетъ то, что было дѣлано имъ или людьм[и] вокругъ него, воображая себѣ, что онъ дѣлаетъ то, что самъ выдумалъ.

24) Человѣку велѣно увеличивать любовь (онъ велѣніе это85 86 носитъ въ сердцѣ), а онъ устраиваетъ удобства жизни. Все равно, какъ работнику велѣно сѣять, сажать, а онъ забылъ это или пропустилъ мимо ушей, а помнитъ то, что онъ ровнялъ поле, пахалъ, боронилъ, укатывалъ, и онъ пашетъ, боронуетъ, укатываетъ поле съ всходящей уже зеленью. Ему кажется, что его дѣло только въ этомъ.

25) Дѣло жизни не въ томъ, чтобы быть великимъ, богатымъ, славнымъ, а въ томъ, чтобы соблюсти душу.

26) Религія это — отношеніе съ Богомъ. У идолопоклонника это есть, у самаго ученаго человѣка этого нѣтъ. И идолопокл[онникъ] неизмѣримо выше.

27) Перейти изъ[302] пережитой религіи къ новой — къ новому отношенію къ Богу — не шутка, а трудное дѣло.

28) Матеріалисты опредѣляютъ понятія понятіями болѣе неопредѣленными, чѣмъ то, что они опредѣляютъ.

29) Ложь необходима для гордости, для богатст[ва], для власт[и].

30) Смирені[е] и сознаніе своего человѣческаго достоинства — одно и то же. Оно не совмѣстимо ни съ гордостью, ни съ властолюбіемъ, ни съ богатствомъ.


30 Дек. 1907. Я. П.


Двѣ недѣли не писалъ. Важнаго только то, что Гусева выпустили. Здѣсь Сережа съ женой. Все продолжаю получать радостныя письма. Нынче очень хорошее письмо Молочникова къ Столыпину. Написалъ объ этомъ Олсуфьеву. Все занятъ Кр[угомъ] Чт[енія], и, слава Богу, все уясняется и уясняется. Второй разъ повѣряю отдѣлы. Всѣхъ 31. И, кажется, не нарочно вышло 4 грѣха, 4 соблазна, 4 обмана. Вчера очень горячо — дурно спорилъ съ Сер[ежей] о наукѣ. Поразительна вѣра въ о науку и полная аналогія ея съ церковью. Записать надо:

1) Нельзя себѣ представить другой жизни, кромѣ той, какая есть, т. е. нельзя представить себѣ[303] другого средства дарованія безконечному количеству сущест[въ] сознанія блага, радости жизни.[304] А мы говоримъ: эта жизнь нехороша. Кто говоритъ?86 87 Говорить это личность, а ея-то и нѣтъ. А есть только одно Все, и каждая безпространственная и безвременная частица Его можетъ сознавать себя и Все. И эта частица недовольна! (Все это или глубокое проникновеніе въ сущность жизни или чепуха. Думаю, что первое.)

2) Я не въ духѣ, и отъ того нѣтъ любви къ людямъ; a нѣтъ любви — и мнѣ тяжело, и я еще больше не въ духѣ.

3)[305] Человѣческому «я», поставленному въ пространственный и временныя условія, кажется, что и пространство и время, съ которыми оно связано, безконечны. Это показываетъ только то, что это «я» духовно. (Хорошо.)

4) Дѣятельность жизни проявляется любовью. Увеличить въ себѣ любовь человѣкъ не можетъ, п[отому] ч[то] любовь есть сама сущность жизни. Человѣкъ можетъ только уничтожать препятствія проявленію любви. И въ этомъ жизнь человѣческая, и на это должны быть направлены усилія человѣка.

[1908]


Нынче новый 1908 годъ, 1 Января. Ясн. Пол.


Дописываю изъ книжечки. Все также занять Кр[угомъ] Чт[енія] и, кажется, подвигаюсь. Андр[ей] и Сер[ежа] съ женами. Я борюсь съ своими чувствами къ...

Дописываю изъ книжечки, какъ разъ кончившейся къ новому году.

1) Если человѣкъ думаетъ въ часъ смерти, что ему нечего дѣлать, онъ не знаетъ жизни. Ему надо дѣлать все тоже, что онъ дѣла[лъ] во всю свою жизнь: освобождать свою душу.

2) Можно себя пріучить помнить шуточны[е] стихи или помнить изрѣченія мудрыхъ и святыхъ людей,[306] то, что называютъ[307] молитвам[и].

[308]3ачѣмъ я пишу это? Затѣмъ, что это мнѣ нужно, а можетъ быть это нужно и другимъ.

3) При всякомъ жизнепониманіи приходишь къ чему-то такому, про что знаешь, что оно есть, но что не можешь выразить словами. Только это есть вѣра.

4) Человѣкъ — все и ничто, а онъ думаетъ, что онъ — что-то. Въ этомъ вся ошибка — грѣхъ. Отъ этого суевѣріе личности.

5) Можетъ быть свободенъ человѣкъ, терпящій насилiя, но никакъ не совершающій ихъ.

6) Матерьялисты опредѣляютъ понятія понятіями болѣе неопредѣленны[ми], чѣмъ то, что они опредѣляютъ. Напримѣ[ръ]: «Критерій истинности есть[309] возможность целесообразной деятельности».

88 89

СТРАНИЦА ДНЕВНИКА ОТ 1 ЯНВАРЯ 1908 ГОДА.


7) Определяя матерію, міръ, движенi[е] и ихъ соотношенія, они даютъ гораздо болѣе непонятныхъ утвержденi[й], чѣмъ понятія: душа, духъ, Богъ.

8) Къ Kp[угу] Чт[енія]. Исключительныхъ привязанностей не можетъ не быть, но грѣхъ въ томъ, чтобы нетолько оправдывать ихъ, но возводить въ достоинство.[310]

9) Въ первый разъ съ необыкновен[н]ой, новой ясностью созналъ свою духовность: мнѣ нездоровится, чувствую слабость тѣла, и такъ просто, ясно, легко представляется освобожденіе отъ тѣла, — не смерть, a освобожденіе отъ тѣла; такъ [ясна] стала неистребимость того, что есть истинный «я», что оно, это «я», только одно дѣйствительно существуетъ, а если существуешь, то и не можетъ уничтожиться, какъ то, что, какъ тѣло, не имѣетъ дѣйствительнаго существованія. И такъ стало твердо, радостно! Такъ ясна стала бренность, иллюзорность тѣла, к[отор]ое только кажется.

Неужели это новое душевное состояніе — шагъ впередъ къ освобожденію? Дума[ю], что да, п[отому] ч[то] сейчасъ позвалъ Ивана и что-то особенно радостное, близкое почувствовалъ въ общеніи съ нимъ. Дай Богъ, дай Богъ. Какъ будто почувствова[лъ] освобожденіе того, что одно есть: ЛЮБВИ. Ахъ, кабы такъ осталось до смерти и такъ бы передалось людямъ братьямъ!

10) Грѣхъ это — то отклоненіе отъ жизн[и] духа, кот[орое] неизбѣжно совершается въ жизни человеческо[й] и уменьшать и исправлять к[отор]ое составляетъ задачу, смыслъ и радость жизни человеческ[ой].[311]

11) То, что жизнь только въ усил[іи] нравственномъ, видно изъ того, что во снѣ не можешь сделать нравств[еннаго] усилія и совершаешь самые ужасные поступки.

12) Жизнь людей безъ нравственного усилія — не жизнь, а сонъ.

13) У меня выбита рука, я слежу за ея выздоровленіемъ. Но вотъ она справилась, и мне чего-то недостаетъ. Не за89 90 чѣмъ слѣдить. A вѣдь вся жизнь[312] есть такое слѣженіе за[313] ростомъ: то мускуло[въ], то богатства, то славы. Настоящая же жизнь есть ростъ нравственный, и радость жизни есть слѣженіе за этимъ ростомъ. Какое же ребяческое, недомысленное представленіе — рай, гдѣ люди совершенны и потому[314] не растутъ, стало быть не живутъ.

14) Люди много разъ придумыва[ли] жизнь лучше той, какая есть, но, кромѣ глупаго рая, ничего не могли выдумать.

15) Казалось бы, какъ легко по своему эгоизму понять эгоизмъ другихъ. Но мы никогда хорошенько не понимаемъ этого, а если и понимаемъ, то не помнимъ.

16) Государст[венное] устройство не[315] измѣнится до тѣхъ поръ, пока люди не будутъ готовы лучше умереть, чѣмъ участвовать въ насиліи уплатой податей, солдатчиной, признаніемъ законности власти.

17) Христіанство частично проявляется то какъ требованi[е] свободы, то равенство, то общины, то справедливост[ь] и мн. др. Все это — частн[ыя] проявленія: христіанство осуществляетъ все, чего только могутъ желать люд[и].

18) Любить Бога значить любить совершенство.

19) — Какъ вамъ нравятся стихотворенія NN?[316]

— Что же, кормится.


13 Янв. 1908. Я. П.


Не писалъ 12 дней. Кончилъ на черно Кр[угъ] Чт[енія] и написалъ отдѣлы. Живу не дурно, только 3-го дня заблудился въ Засѣк[ѣ] и очень усталъ, и нынч[е] болитъ сердце. Дурно спалъ. И написалъ письма — всѣ очистилъ. Жду Ч[ерткова] послѣ завтра. Записываю изъ книжеч[ки]. Второй день думаю о драмѣ. Едва ли достанетъ интереса, чтобы написать. Запи[с]ы[ваю]:90

91 1) Если cмыслъ жизни въ совершенствованіи, то ясно, что онъ не мож[етъ] быть въ усовершенствованіи души (она божественна и потому совершенна), а только въ уничтоженiи того, что мѣшаетъ проявленію — грѣховъ.

2) Видишь во снѣ, ч[то] совершаешь какую либо гадость, знаешь, ч[то] это гадость, и не можешь остановиться. Тоже и въ этой жизни: знаешь, ч[то] гадость, и не можешь освободиться, и все больше и больше просыпаешься.

3) Только суевѣрія: 1) церковное, 2) государственное, 3) науки и искусства даютъ возможность праздно съ спокойной совѣстью жить.

4) Всѣ почти техническія усовершенствован[iя] удовлетворяютъ либо эгоистич[ескимъ] стремленiямъ къ личному наслажденію, либо семейной, сословной, народной, государственной гордости (войны).

5) Сновидѣнія совершенное подобіе жизни. Разница только въ томъ, что въ сновидѣніяхъ нѣтъ участія воли, усилія[317] души, и въ томъ, что сновидѣнія не такъ послѣдовательны (какъ говорить Паскаль), главное, не всѣ сразу видятъ одно и тоже. Подобны же тѣмъ, что какъ все то, что я познаю во снѣ, дано мнѣ моей способностью воспріятія впечатлѣній, такъ и все наяву дано мнѣ тою же способностью.

6) Просительная молитва, если бы и б[ылъ] Богъ личны[й], безсмысленна п[отому], ч[то] все, ч[то] намъ нужно, дано намъ.

7) Жизнь есть освобожденіе духа. Жизнь — зло, когда сознательно[318] живешь противно тому, что совершается въ жизни, и жизнь — благо, когда сознательно стремишься къ ея цѣли, теченію, закону.

8) Въ газетѣ: «мнѣ говорятъ:[319] будь цѣломудренъ, а я говорю: если это не вредитъ моему здоровь[ю]». Какой ужасъ: во 1-хъ, нарушеніе цѣломудрія гораздо больше угрожаетъ здоровью, чѣмъ соблюдете его, а во 2-хъ, главное, здоровье и нравственный законъ — два несоизмѣримы[я] условія жизни.[320] Нарушать91 92 нравственный законъ для здоровья — все равно, какъ разламывать домъ, въ к[отор]омъ живешь, чтобы топить имъ.

9) Для успѣшности усилія надо поступить такъ, какъ будто ты уже имѣешь тѣ чувства, к[отор]ыя желалъ бы имѣть.

10) До тѣхъ поръ не заимствуй отъ другихъ отвѣты на вопросы, пока вопросы не возникли въ тебѣ самомъ.

11) Смерть не есть освобожденіе, а прекращен[iе] процесса освобожденія.

12) Умирая, надо дѣлать наибольшее усиліе для освобожденія души проявленіемъ любви: это — самое удобное время для освобожден[iя] души посредствомъ любви.

13) Неслѣдованіе христ[iанскому] закону непротивленія есть источникъ всѣхъ бѣдствій людей христ[іанскаго] міра. Происходитъ это отъ того, что христіанство безъ закона непротивлен[iя] не есть религія, а самое грубое подобіе религіи (а безъ религіи не могутъ и никогда не жили люди). Подобіе это религіи съ икон[ами], причастіям[и], крещеніями, духовенствомъ — самое грубое и, кромѣ это[го], еще внутренн[о] разрушаемое тѣмъ евангеліемъ, к[отор]ое оно признаетъ.

14) Люди всѣ стоятъ передъ великой тяжестью, к[отор]ую имъ нужно поднять. У каждаго въ рукахъ уже введенный подъ эту тяжесть рычагъ. И вотъ, вмѣсто того, чтобы налечь на рычагъ и, насколько есть силъ, содѣйствовать подъему тяжести, люди бросаютъ рычагъ, вскакиваютъ на тяжесть, своимъ вѣсомъ увеличивая ее, и, стоя на ней, цѣпляются за нее руками, стараясь поднять ее.

15) Есть преданіе, ч[то] Апостолъ Іоаннъ въ глубокой старости говорилъ только четыре слова: «дѣти, любите другъ друга». Думали, что онъ впалъ въ дѣтство, а насколько важнѣе, несравнимо важнѣе только эти четыре слова всего, что теперь говорятъ, пишутъ и печатаютъ люди.

16) Гаданіе и просительная молитва одно и тоже.

17) Нѣтъ ничего хуже оглядыванія на свое приближеніе къ совершенству. Попробуй итти и думать о томъ, сколько осталось. Сейчасъ покажется трудно. Тоже и съ движеніемъ къ совершенству.

18) Говорятъ: какъ же быть съ убійцами, грабителями? Вся трудность отвѣта отъ того, что предполагаются какіе-то особенные92 93 люди, обязанные и имѣющі[е] право противодействовать преступленіямъ. Какъ быть съ морозомъ, съ бурями? Никакъ: дѣлать свое дѣло, а не думать, что имѣешь средства остановить морозы, бури. Дѣлай свое дѣло. Исправляй своего преступник[а] — себя.

19) Какое странное и вѣрное слово: что мужъ и жена (если они живутъ духовно) не двое, а одно существо.

20) Все, представляющееся безконечнымъ, все иллюзорно. Дѣйствительно существуетъ только то, къ чему не можетъ быть применимо понятіе больша[го] и меньшаго.

21) Неследованіе закону непротивленія пагубно тѣмъ, что уничтожаетъ ту одну религію, к[отор]ую исповедуютъ люди христіанска[го] міра.


20 Янв. 1908. Я. П.


Чертковъ здѣсь и пропасть народа, все пріятнаго. Впрочемъ, я въ такомъ духе, слава Богу, что мнѣ всѣ пріятны. Абрикосовы, Гусевъ, Плюсн[инъ]. Вчера пріехалъ Поша. С[офья] А[ндреевна] въ Москве. Былъ вчера А[ндрей]. Жалкій, жалкій, по своей непрошибаемой самоуверенности. Пишу и не жалею. Мож[етъ] б[ыть], если прочтетъ посл[е] моей смерти, хоть немножко пробьетъ эти латы самодовольства. Началъ писать статью. Объ упадке, безверіи и непротивленіи. Не очень дурно, но слабо. Самъ я вообще слабъ. Должно быть, близко смерть. И приближаюсь къ ней, какъ приближаюсь на ѣздѣ къ цѣли путешествія. Сравненіе не вѣрно, п[отому] ч[то] по мѣрѣ приближенія улучшается ѣзда. Кончилъ отделы. Записать:

1) Основа жизни — сознаніе своего существован[iя] не того, какимъ я себя застаю, а того, что я есмь, что только одно это я действитель[но] есть. Все остальное кажется. Только такое же я въ другихъ существахъ[321] сознается мною существующимъ тогда, когда я освобождаю свое я отъ того, что заслоняетъ его, — и я сознаю, черезъ любовь, другихъ людей собою.

2) Хороша старость еще тѣмъ, что знаешь, что наверное не доживешь до последствій своихъ дѣлъ (впрочемъ, это и93 94 для всѣхъ при сознаніи смерти). Такъ что для оцѣнки люд[ской][322] и всѣмъ, но уже особенно старику, не стоитъ ничего дѣлать.

3) Всякое разсужденіе о происхожденіи чего нибудь во времени — нелѣпо. Прежде — то, еще прежде — то, еще прежде — туманныя пятна. Ну, а прежде туманныхъ пятенъ?...

Кромѣ того, если были туманныя пятн[а], то для кого они были? Тоже и съ Богомъ творцомъ. А потому понятны разсужденія архіерея о томъ, чѣмъ упражнялся Богъ до сотворенія міра?

4) Признавать уч[еніе] Хр[иста] и допускать насил[іе] — въ родѣ того, что признавать возможность доброй жизни при распространеніи пьянства.

5) Главное заблужденіе людей наук[и] въ томъ, что они думаютъ, что существуетъ міръ, а не я, не сознаніе человѣ[ка].

6) Люди, считающіе себя религіозным[и] — нерелигіозны, ученым[и] — неучены, добры[ми] — не добры, утонченным[и] — неутонченны.

7) Нельзя достаточно радоваться осужденію, обвиненію, клеветѣ, к[отор]ую не можешь опровергнуть. — Ничто такъ не возвращаетъ къ истинной жизни для своей души, для Бога, къ жизни въ любви.

8) Гораздо болѣе возмутительная несправедливость была бы въ томъ, если бы, какъ думаютъ ученые люди, человѣкъ могъ бы не знать смысла жизни и своего руководства въ ней безъ требующаго досуга[323] изученія сложныхъ и трудны[хъ] наукъ, чѣмъ то, что у однаго мил[і]оны, а у другого нѣтъ сапогъ.

9) Признавая жизнь въ себѣ, изучаешь и улучшаешь доступнаго и извѣстнаг[о] себѣ себя; признавая же жизнь въ мірѣ, изучаешь и улучшаешь недоступную и неизвѣстную тебѣ жизнь міра.

10) Религіозная и научная дѣятельность несовмѣстимы. При занятіи одн[ой] изъ двухъ пренебрегаешь другой.

11) Простота — необходимое условіе и призн[акъ] истины.94


95 З1 Янв. 1908. Я. П.


Началъ исправлять стары[й] Кр[угъ] Чт[енія]. И оказалось работы больше, чѣмъ думалъ, и работа не дурная. Кончилъ 8 мѣсяцевъ не совсѣмъ — надо перемѣстить, дополнить, но главное сдѣлано. Саша долго въ Москвѣ. Стараюсь не бояться за нее. Со всѣми очень хорошо. Вчера былъ Стах[овичъ] Мих[аилъ]. Я хорошо поговорилъ съ нимъ. Но не могу говорить о задушевномъ безъ слезъ. Нынче поправлялъ[324] Дѣтское излож[енiе] Еванг[елія] по желанію милой Мар[ьи] Александровн[ы]. Написалъ за это время два длинныхъ письм[а]: одно Столыпину, другое вѣроятно Поляку — Задаго. Оба, кажется, не дурны, по крайне[й] мѣрѣ писалъ отъ сердца. Надо выписать кое что изъ записныхъ книж[ечекъ], а теперь запишу двѣ вещи, думанныя нынче ночью:

1) То, что я начинаю испытывать, — какъ Христосъ говоритъ: — иногда будете видѣть, а иногда не будете видѣть меня, — испытывать какую-то странную радостную свободу отъ своего тѣла, чувствую только свою жизнь, свое духовное существо, — какое-то равнодушіе ко всему временном[у] и спокойное, твердое[325] сознаніе истинности своего существованія. Впрочемъ, сказать этого ясно нельзя, по крайней мѣрѣ теперь не умѣю.

2) Тоже самое, но только съ другой сторон[ы]: что тѣла своего иногда не чувствую; а чувствую жизнь и свою и другихъ существъ.

Все не то, не то. — Записать:

1) Источникъ[326] того,[327] что мы называемъ сознаніемъ, есть противорѣчіе требованій нашего духа съ требованіями тѣла —: сознаніе нашего несовершенства. У совершеннаго существа не можетъ быть сознанія.

2) Если бы было одно тѣло безъ требованій духа, не было бы сознанія тѣла, не было бы его, а если бы былъ одинъ духъ, то точно также не было бы сознанія его, не было бы духа.95

96 3) Иногда возникаеть глупый вопросъ: зачѣмъ все это? А между тѣмъ, если бы я зналъ, зачѣмъ все это, всего этого не было бы. (Не то.) Вопросъ этотъ похожъ на то, что человѣкъ дѣлаетъ и спрашиваетъ, зачѣмъ онъ дѣлаетъ. Я живу, такъ нечего спрашивать: зачѣмъ? Если бы не зналъ, зачѣмъ, то не жилъ бы. А живешь, такъ знаешь.

4) Мы — какъ животныя, хотимъ дѣлать добро тѣмъ, кто его дѣлаетъ намъ, и зл[о] тѣмъ, кто намъ дѣлаетъ зло. Какъ разумн[ыя] существа, мы должны бы дѣлать обратное. Добро нужнѣе всего тому, кто дѣлаетъ намъ зло, кто золъ. Добро особенно нужно тѣмъ, кто дѣлаютъ не намъ, а кому бы то ни было зло.

5) Какъ бы хорошо и какъ нужно для жизни не забывать, что званіе[328] человѣка настолько выше всѣхъ возможныхъ человѣческихъ званій, что нельзя не относиться одинаково къ Царицѣ и проституткѣ и т. п.

6) Всегда обѣщаютъ и ждутъ за добрыя дѣла награду въ будущемъ, въ вѣчности. Она — награда — и есть въ вѣчности, въ настоящемъ, въ внѣвременномъ моментѣ.

7)[329]Я узналъ благо и ученіе жизни на исходѣ своей и потому самъ уже не могу воспользоваться этимъ знаніемъ. И потому нужн[о], я обязанъ передать то, что знаю, людямъ. Въ первый разъ живо почувствовалъ это обязательство.

8)[330] Пошелъ было къ С[онѣ], чтобы сказать недобр[ое] объ А[ндреѣ], и на дорогѣ опомнился: зачѣмъ? И, вернувшись, почувствовалъ новую радость. Я не знаю еще хорошенько радости общенія tête à tête[331] съ Богомъ, съ однимъ Богомъ безъ людей. А какая это радость!

9) Если жизнь въ совершенствованіи, то человѣкъ не можетъ быть хорошъ никогда. И потому смиреніе — необходимѣйшее условіе жизни.

10) Только когда истинно любишь Бога, т. е. всѣхъ, и знаешь то благо, какое даетъ такая любовь, только тогда можно не96 97 злиться на людей, на дурныхъ людей, а можно, жалѣя ихъ, истинно любить ихъ.

11) Любовь только тогда даетъ радость, когда она полная, божеская, т. е. любишь всѣхъ, т. е. любишь Бога, и когда не ждешь за нее никакой награды ни отъ Бога, ни отъ людей, когда никто не знаетъ про нее. Какъ только есть хоть одинъ человѣкъ, к[отор]аго не любишь, или есть забота о томъ, чтобы тебя похвалили, чтобъ тебѣ полезна была твоя любовь, такъ нѣтъ блага отъ любви. (Юродство.)

12) Если знаешь то благо, какое даетъ любовь, то не можешь злиться, осуждать человѣка, лишеннаго любви, не можешь не жалѣть его. Только тогда ясно, просто и не можетъ быть иначе, какъ то, чтобы не жалѣть Николая, Столы[пина], Бюлова, Рокфелера больше, чѣмъ нища[го], больнаго.

13) Любить враговъ, дѣлать добро дѣлающимъ намъ зло не есть подвигь, а только естественное влеченіе человѣка, понявшаг[о] сущность любви. Дѣлать добро любящимъ, любить любящихъ не есть любовь и не даетъ свойственное любви особенное, единственн[ое] и величайшее благо. Благо это даетъ толь[ко] любовь къ людямъ, дѣлающимъ намъ, вообще дѣлающимъ зло.

14) Яcно, живо понялъ бѣдственность люде[й] богатства и власти, какъ они понемногу введен[ы] въ эту ужасную жизнь. Нищій бродяга мног[о] свободнѣ[е] и несравненно менѣ[е] несчастливъ.

[332]Въ другой книжечкѣ за это врем[я] записано почти тоже.

15) Любовь только тогда даетъ радость, когда это любовь божеская, т. е. любовь ко всѣмъ и на дѣлѣ и, главное, въ мысляхъ.

16) Всѣ усилія должны быть направлен[ы] на то, какъ бы не нарушилась въ тебѣ любовь.

17) Пока духъ въ тѣлѣ, рядомъ являются самыя высокія и самыя пустыя мысли. Хорошо еще, когда пустяки, а не гадости, не зло.

18) Читалъ Schaw. Онъ поразителенъ своей пошлостью. У него нетолько нѣтъ ни единой своей мысли, поднимающейся97 98 надъ пошлостью городской[333] толпы, но онъ не понимаетъ ни одной великой мысли прошлыхъ мыслителей. Вся его особенность въ томъ, что онъ[334] самыя избитыя пошлости умѣетъ высказывать самымъ изысканно извращеннымъ, новымъ способомъ, какъ будто онъ говорить что-то свое, новое. Главная черта его это — ужасающая самоувѣреннос[ть], равняющаяся только его полному философскому невѣжеству.

19) Сознаніе своей духовности люди высказываютъ самым[и] странным[и] и неожиданными пріемами: Сознан[іе] это выражается прежде всего понятіемъ Бoгa, потомъ безсмертіемъ души посл[ѣ] смерти, потомъ воскресеніемъ, воскрешеніемъ, потомъ даже признаніемъ вѣчно[й] матеріи. Во всѣхъ этихъ пріемахъ слѣдствіе берется за причину. Человѣкъ сознаетъ въ себѣ безвременн[ое], безпространственное существо и приписываетъ эти свойства внѣ себя Богу; или тоже изъ этого сознанія выводить безсмертную жизнь за гробомъ, или воскресеніе, или вѣчность матеріи.

20) Я нынче все больше и больш[е] [начинаю] забывать. Нынче много спалъ и, проснувшись, почувствовалъ совершенно новое освобожденi[е] отъ личности: такъ удивительно[335] хорошо! Только бы совсѣмъ освободиться. Пробужденіе отъ сна, сновидѣнія, это — образецъ такого освобожденія.


9 Февр. 1908. Я. П.


За это время занятъ б[ылъ] переработкой Нов[аго] Кр[уга] Чт[енія]. Исправленіе стараго кончилъ, хотя придется еще поработать. Былъ Буткевичъ съ юнош[ей] учителемъ, и хорошія письма. Душевное состояніе все лучше и лучше. Духовная жизнь, внутренняя, духовная работа все больше и больше замѣняетъ тѣлесную жизнь, и все лучше и лучше на душѣ. То, что кажется парадоксомъ: что старость, приближеніе къ смерти и сама смерть — хорошо — благо, несомнѣнная истина. Испытываю это. Письмо отъ Гр. Петрова, просится98 99 пріѣхать. Постараюсь видѣть тольк[о] брата, сына божія. Здоровье недурно.

1) Христіанство никакъ, какъ думаютъ нѣкоторые, не въ томъ, чтобы не повиноваться правительству, а въ томъ, чтобы повиноваться Богу.

2) Чѣмъ бы люди не пытались избавиться отъ насилія, однимъ только навѣрное нельзя избавиться отъ него: насиліемъ.

3) Записано: одно изъ двухъ: продолжать, <но забыть нельзя. (Что-то б[ыло] серьезное, но забылъ и теперь не понимаю).>[336] (Кажется, вспомнилъ. Все это — замѣтки для задуманнаго воззванія.) Одно изъ двухъ — это то, чтобы, сдѣлавъ духовное усиліе, перестать повиноваться правительства[мъ], признавъ необходимость повиновенія Богу, или продолжать жить, какъ живемъ. Но если избрать послѣднее, то нельзя забыть того, что разъ выяснилось, того, ч[то] мы неизбѣжно[337] идемъ къ погибели и тѣлесной и духовной.

4) Спрашивалъ себя: зачѣмъ я пишу это? Нѣтъ ли тутъ личнаго желанія чего либо для себя? И[338] увѣренно могу отвѣтить, что нѣтъ, что если пишу, то только п[отому], ч[то] не могу молчать, считалъ бы дурнымъ дѣломъ молчать, какъ считалъ бы дурнымъ не[339] постараться остановить дѣтей, летящихъ подъ гору въ пропасть или подъ поѣздъ.

5) (Тоже къ воззванію). Можно бы было относиться равнодушно къ тому, что я говорю, если бы я говорилъ что нибудь мною придуманное, такое, что можетъ быть и можетъ не быть, но вѣдь та погибель, о к[отор]ой я говорю, не можетъ не быть, неизбѣжно будетъ. — Можно бы б[ыло] задумываться, сдѣлать ли или не сдѣлать то, что я говорю, если бы для этого нужно б[ыло] что нибудь опасное, трудное, стыдное, унизительное, несогласное съ человѣч[еской] природой; а тутъ напротивъ, то, къ чему я призываю, и безопасно, и легко, и благородно, и согласно и съ сознаніемъ своего достоинства и съ природой человѣка.

6) Говорятъ: если мы будемъ такъ глупы, ч[то] не будемъ противиться злу, не будемъ готовиться къ отпору, то придутъ99 100 Японцы, Китайц[ы], вообще нехристіане и плѣнятъ и перебьютъ насъ. Но вѣдь тотъ законъ любви ко всѣмъ, во имя к[отор]аго мы не будемъ бороться и вооружаться, не есть наша личная фантазія, а есть высшій законъ жизни, заложенный въ душ[ахъ] всѣхъ людей. — Законъ этотъ извѣсте[нъ] и Китайцамъ, и Японцамъ, и также, какъ и у насъ, только извращенъ. Стоитъ людямъ увидать возможность слѣдованія въ жизн[и] этому закону, и люди, будь они Японц[ы], Китайцы, дикіе негры, они усвоятъ этотъ законъ. А не усвоятъ этотъ о законъ и поработятъ и побьютъ насъ, то это будетъ всетаки безъ сравненія лучше того, чѣмъ если бы мы побили ихъ.

7) (Не понимаю, зачѣмъ записалъ слѣдующій труизмъ). Добрая жизнь народовъ возможна тольк[о] въ той мѣрѣ, въ к[отор]ой живутъ доброй жизнью люди, ихъ составляющiе. Революціи же вызываютъ въ людяхъ, кромѣ прежнихъ недостатковъ, еще самую противную, несовмѣстимую съ доброй жизнью троицу[340] пороковъ: гордости, зависти, злобы. Улучшеніе положенія народа возможно, напротивъ, только при невмѣшательствѣ народа въ дѣла власти.

8) Хорошо помнить при общеніи съ людьми, что надо относиться къ нимъ, какъ къ сынамъ Бога, безразлично, царь онъ или нищій. Хорошо помнить при этомъ и о своей и его смерти.

9) Говорятъ о безсмертіи души, о будущей жизни, что нужно знать про это для настоящей жизни. Какой вздоръ! Тебѣ дана возможность все увеличивающагося и увеличивающагося блага здѣсь сейчасъ; чего же тебѣ еще надо? Только тотъ, кто не умѣетъ и не хочетъ находить это благо, можетъ толковать о будущей жизни. Да и что такое въ самомъ дѣлѣ то, что мы называемъ будущей жизнью? Понятіе будущаго относится ко времени. А время есть только условіе сознанія въ этой жизни. Говорить о будущей жизни, когда кончается эта жизнь, это все равно, что говорить о томъ, какую, форму приметъ кусокъ льда, когда онъ растаетъ, или[341] перейдя въ воду и составныя части его превратятся въ паръ.

Кромѣ того, какая мнѣ и зачѣмъ жизнь въ будущемъ, когда100 101 вся моя жизнь духовная — только въ настоящемъ. Жизнь моя въ томъ, чтò я люблю, а я люблю людей и Бога. И то и другое не уничтожается съ моей смертью. Смерть есть только прекращеніе отдѣленности моего сознанія.

10) Нашелъ, кажется, незамѣченное прежд[е] въ Паскалѣ мѣсто:

«Истинная добродѣтель въ томъ, чтобы ненавидѣть себя (п[отому] ч[то] мы дѣйствительн[о] ненавистн[ы] своими похотями) и искать такое существо, к[отор]ое бы стоило любви и к[отор]ое мы бы могли любить. Но такъ [какъ] мы не можемъ любить то, ч[то] внѣ насъ, то надо любить такое существо, к[отор]ое было [бы] въ насъ, но не было нами. И такое существо есть только одно: Всемірное существо. «Царствіе божіе внутрь насъ» (Луки XVII, 21). Всемірное благо въ насъ, но оно не мы».

11) Память — связь съ прошедшимъ; любовь — связь съ настоящимъ. Уменьшается связь съ прошедши[мъ] — память, увеличивается связь съ настоящимъ. Нельзя владѣть обѣими: чѣмъ больше первая, тѣмъ меньше вторая. И наоборотъ. Полное уничтоженіе памяти и полное соединеніе съ[342] [настоящимъ] любовью — смерть.

12) Я сейчасъ все больше и больше теряю память и сознаю то, что пріобрѣтаю. И такъ хорошо!

13) Богъ не есть любовь. Мы называемъ Его любовью только п[отому], ч[то][343] Онъ проявляется въ людяхъ любовью.

14) Спрашиваю себя: можетъ ли сознаніе того, ч[то] истинное, всегда доступное, всегда растущее благо, такое, при обладан[iи] к[отор]ымъ ничего больше не нужно, можетъ ли такое сознаніе сдѣлаться общимъ, передаваться воспитаніемъ? И отвѣчаю: да.

15) Міръ представляется мнѣ такимъ устройствомъ, при к[отор]омъ существа (въ томъ числѣ и человѣкъ) одарены[344] самодѣятельностью,[345] дающей имъ сознаніе блага, въ точно опредѣленныхъ предѣлахъ, въ области к[отор]ыхъ они свободны, но изъ к[отор]ыхъ вытти не могутъ. Такъ что существа имѣютъ101 102 благо свободы, не могущей нарушить теченіе жизни цѣлаго и его законовъ. Одинъ изъ такихъ законовъ можетъ быть сознанъ человѣкомъ. Законъ этотъ есть любовь.

16) Свобода воли есть возможность не по внѣшн[ей], чужой, а по своей волѣ жить и дѣйствовать согласно или несогласно съ закономъ Всего. Но несогласіе это ограничено извѣстным[и] непреступаемым[и] предѣлами. Такъ что человѣкъ можетъ[346] свободно дѣйствовать согласно съ закономъ любви и получить все увеличивающееся и вѣрное, вполнѣ удовлетворяющее его, имъ самимъ пріобрѣтенное благо, но не можетъ нарушить общаго закона жизни, такъ какъ, и отступая отъ закона и противодѣйствуя ему, онъ исполняетъ его.

17) Записалъ о томъ, ч[то] нужно составить новую, соотвѣтствующую моему духовному состоянію молитву и выучить ее также, какъ я знаю теперешнюю.

18) Думалъ ночью какъ будто заново о смыслѣ жизни, И опять все тоже, ч[то] долженъ и можешь дѣлать то, чего требуетъ отъ тебя твое духовное сознаніе. И не то что долженъ передъ кѣмъ нибудь, a неизбѣжно поощряемъ къ этому тѣмъ, что одна только эта дѣятельность даетъ истинное благо. Если же спрашивать, зачѣмъ? То ein Narr kann mehr fragen als Tausend Weisen antworten.[347] Зачѣмъ — не мое дѣло, и мнѣ не нужно и не дано знать. Нѣтъ и органовъ для того, чтобы понять это.

19) Наша жизнь и наше призваніе въ ней подобно вотъ чему: Что-то хорошее, нужное для людей дѣлается какою-то непонятной для нихъ силой. Представимъ себѣ, что строится что-то. Люди не могутъ понять, чтó и зачѣмъ, но знаютъ, что имъ надо въ извѣстномъ направленіи носить, возить матерьялъ: камни, песокъ, извѣсть, лѣсъ, желѣзо. И если люди дѣлаю[тъ] это — имъ легко и хорошо. Они и дѣлаютъ это: нѣкоторые, зная, что строится что-то, другіе — не зная даже и этого. Есть между людьми лѣнивые, к[отор]ые просто не дѣлаютъ то, ч[то] нужно, и имъ бываетъ худо. Есть и усердные, но самоувѣренны[е], к[отор]ые думаютъ, что знаютъ, зачѣмъ идетъ работа, и или102 103 ввозятъ матерьялъ не туда, куда велѣно, или сами начинаютъ строить не то, ч[то] нужно.

20) Вчера, читая мистич[ескія] книги и находя въ нихъ хорошее, но неясное, съ непріятнымъ чувствомъ подумалъ о томъ, ч[то] тоже може[тъ] показаться и въ моихъ писаніяхъ. Какъ въѣлось тщеславіе! Что мнѣ за дѣло о томъ, какъ будутъ смотрѣть. Дѣлай, что должно, а о мнѣніи другихъ...

21) Жизнь наша проявляется двояко: 1) какъ освобожденіе духа въ себѣ, совершенствованіе личности, и 2) какъ освобожденіе духа во Всемъ, совершенствованіе міра.

22) Собака удивляется на фонографъ, а не удивляется на голосъ человѣка, на проявлен[iя] жизни въ немъ, въ слонѣ, въ лошади, въ мухѣ, знаетъ, что есть другія существа, также, какъ и она сама, отдѣленны[я] отъ другихъ.

Муха же и вошь знаютъ это про муху и вошь, но не знаютъ этого про человѣка. А человѣкъ не знаетъ этого про земной шаръ. А земной шаръ не знаетъ этого про... и т. д.

23) Удивляешься на рѣшительность сужденій глупыхъ, недумающихъ людей. A развѣ это можетъ быть иначе? Тотъ, кто думаетъ, знаетъ, какъ сложно всякое умственное утвержденіе и часто какъ сомнительно.

24) Испытываю все больше и больше велико[е] благо забвенія.

25)[348]Грѣхъ тѣлоугожденія произвелъ грѣхъ праздности, сладострастія; грѣхъ гордости — грѣхи неравенства, тщеславія, любостяжанія. Всѣ эти грѣх[и] вмѣст[ѣ] — недоброжелательства.

26) Есть только два возможныя послѣдовательныя, но неразумныя міросозерцан[ія]: 1) Тѣло есть — духъ кажется; 2) Духъ есть — тѣло кажется.


8 Февр.[349]


[1)] Тѣлопроявленіе духа. Движеніе и тѣло суть необходимыя условія сознанія. Безъ тѣла и движенія не могло бы быть103 104 сознанія. Безъ сознанія не было бы ни тѣла, ни движенія, пространства и времени тоже.

[2)] Сознаніе есть условіе отдѣленности, неполноты, ограниченности. То, что ограничено въ человѣкѣ, — само въ себѣ, неограниченное, не нуждается въ сознаніи.

[3)] Хорошо начинать день молитвой о томъ, чтобы провести день или ту часть его, которая дана мнѣ, исполняя волю Бога: свое назначеніе, и кончать день передъ сномъ молитвой воспоминанія и покаянія о томъ, въ чемъ отступилъ отъ должнаго.


11 Февр.


Никакъ нельзя внушить, передать другому религіозное міровоззрѣніе. У каждаго свое. Если бы не было у каждаго свое, каждый особенный, не зачѣмъ бы было каждому жить. Можно только дать матерьялы для образованія своего міросозерцанія, а брать изъ нихъ, что ему нужно, будетъ брать онъ самъ.


13 Февр.


[1)] Божеская любовь, т. е. любовь къ Богу, узнается только по любви къ врагамъ. Ихъ-то нужнѣе всего любить для того, чтобы были тѣ благія послѣдствія, которыя даетъ любовь.

[2)] Если разсуждать въ формѣ пространства и времени о жизни, то можно представить себѣ то, что наши сознанія произошли отъ сознаній частицъ, составляющихъ тѣло сознающаго, и что также изъ нашихъ сознаній отдѣльныхъ существъ составится сознаніе одного высшаго отдѣльнаго существа, которое будетъ относиться къ намъ, какъ мы къ частицамъ своего тѣла. Существа эти кажутся намъ огромными, но вѣдь предѣловъ нѣтъ ни величинѣ, ни числу (звѣзды).

Изъ всей этой чепухи вѣрно и важно одно: то, что тотъ міръ, который мы знаемъ, который мы воображаемъ — да, воображаемъ нашими духовными способностями — не только не есть весь міръ, какъ онъ есть, а есть одинъ изъ безконечно малыхъ и безчисленныхъ міровъ, какіе есть и какіе могутъ быть безконечно разнообразно представляемы. Выводъ только тотъ, что104 105 весь тѣлесный міръ есть только произведенiе нашей духовной сущности и что истинное доступное намъ знаніе — только духовное.

[3)] Все утро думалъ и думаю о томъ, почему міръ представляется намъ «im werden»?[350] Почему меня не было и не будетъ, a міръ все тотъ же будетъ и такъ же измѣняться? Отвѣтъ только одинъ: не знаю.


<19 февр.>[351]


Хочу же я сказать всѣмъ и тѣмъ и этимъ и всѣмъ людямъ вотъ что: хочу сказать, что нельзя такъ жить, что надо «одуматься», какъ говорилъ еще Іоаннъ. Надо одуматься, понять, что нельзя жить безъ вѣры и, понявъ это: не выдумывать новыя вѣры или научныя новыя ученія, которыя, не объясняя смысла жизни, только описываютъ внѣшнюю сторону ея и потому не могутъ дать никакого руководства въ ней, ничего этого не нужно, а нужно только откинуть отъ той вѣры, въ которой мы живемъ, то, что скрываетъ сущность настоящей, то, что скрываетъ отъ насъ истинную. Откинуть ложь и жить по той истинѣ, которая открыта намъ и принять которую мы принуждены ужаснымъ, горькимъ опытомъ.

Только пойми мы это, пойми мы то, что не осуществленіе программъ демократовъ, монархистовъ, соціалистовъ, анархистовъ, антимилитаристовъ и т. п., пойми мы то, что не эти одностороннія проявленія религіозной истины, свойственной нашему времени, могутъ избавить насъ отъ зла, а избавить насъ только признаніе всей религіозной истины, во всей ея цѣлости, той истины, которая отъ вѣка открыта всякому сердцу человѣческому и ясно, просто, убѣдительно открыта намъ во всѣхъ истинныхъ ученіяхъ жизни и особенно ясно и близко въ ученіи Христа. Только пойми мы это и прими эту истину — истину о томъ, что жизнь наша только въ большемъ и большемъ проявленіи любви, — любви, несовмѣстимой съ насиліемъ, пойми мы, что въ этомъ увеличеніи любви въ себѣ и во всемъ105 106 человѣчествѣ — и отдѣльное благо каждаго, и благо всѣхъ людей, — только пойми мы это и въ своей жизни и въ общеніи съ людьми и, главное, въ воспитаніи слѣдующихъ поколѣній поставь эту истину въ основу всего. Только пойми всякій человѣкъ, что онъ не только не имѣетъ никакого права, но и возможности устраивать жизнь другихъ людей, что дѣло его, каждаго, устраивать, блюсти свою жизнь, возвышая въ себѣ духъ сына Божія, увеличивая главное его свойство[352] любовь, — и не скажу что всѣ ужасы нашей жизни замѣнятся тѣмъ благомъ, котораго желаетъ всякое сердце человѣческое, п[отому] ч[то], пока живъ человѣкъ и человѣчество, всегда будетъ идеалъ, къ которому они будутъ стремиться, а уничтожится то кричащее, мучительное несоотвѣтствіе требованій нашей души и существующей злой, все ухудшающейся, звѣрской жизни.

Вотъ это, только это хотѣлъ я, прежде чѣмъ умереть, сказать своимъ братьямъ.

Кто бы ты ни былъ: царь, нищій, подумай объ этомъ, пожалѣй себя, пожалѣй свою душу...

[353]Вѣдь какъ бы ты ни былъ затуманенъ, одуренъ своимъ царствомъ, властью, богатствомъ, какъ бы ни былъ измученъ, озлобленъ своей нуждой и обид[ами], ты такой же, какъ и мы всѣ, обладатель или, скорѣе, проявитель того же духа Божія, который живетъ во мнѣ, и надѣюсь, думаю, даже увѣренъ, что говоритъ черезъ меня, говоритъ тебѣ: зачѣмъ, для чего ты мучаешь себя и всѣхъ, съ кѣмъ имѣешь общеніе въ этомъ мірѣ? Только пойми, кто ты и какъ, съ одной стороны, ничтожно то, что ты признаешь своей тѣлесной жизнью и ошибочно называешь собою, и какъ необъятно велико то, что ты сознаешь[354] истинно собою — твое духовное существо, — только пойми это и кто бы ты ни былъ, не измѣняя своего внѣшняго положенія, а оставаясь царемъ, дворникомъ, приказчикомъ, профессоромъ, земледѣльцемъ, начни каждый часъ своей жизни жить не для106 107 внѣшнихъ цѣлей, а для исполненія того истиннаго[355] назначенія твоей жизни, которое ты не можешь не[356] сознавать: начни жить, полагая цѣль и благо твоей жизни въ томъ, чтобы съ каждымъ часомъ, днемъ все больше и больше освобождать духъ свой отъ обмановъ плоти, все больше и больше совершенствоваться въ любви, что въ сущности одно и тоже. Только начни дѣлать это — и съ перваго часа, дня ты почувствуешь, какое новое, неиспытанное и чудное благо все больше и больше будетъ вливаться въ твою душу и — что больше всего поразитъ тебя — какъ тѣ самыя внѣшнія условія, которыми ты такъ былъ озабоченъ и которыя всетаки такъ далеки были отъ твоихъ желаній, какъ эти условія сами собой (оставляя тебя въ твоемъ внѣшнемъ положеніи или выводя изъ него) сложатся для тебя такъ хорошо, какъ ты только можешь желать.

Милый братъ, ради Бога, ради своей души, ради своей жизни, не рѣшай впередъ, что все то, что я пишу здѣсь, невѣрно, несогласно съ тѣмъ высшимъ знаніемъ, которымъ тебѣ кажется, что ты обладаешь. Ради всего дорогого для тебя умоляю тебя для тебя же самого: прочти внимательно то, что написано здѣсь, постараясь понять то, что написано (какъ всегда и должно относиться къ мыслямъ и словамъ другого человѣка) такъ, какъ понималъ тотъ, кто писалъ ихъ.

И если ты несчастливъ — а я знаю, что ты несчастливъ — подумай о томъ, что то, что предлагается тебѣ здѣсь, выдумано не мною, а есть плодъ духовныхъ усилій всѣхъ высшихъ, лучшихъ умовъ и сердецъ человѣчества, и что это не разсужденія и слова только, а самое практическое, вѣрное средство избавиться тебѣ отъ твоего несчастія и дать тебѣ величайшее благо. Подумай объ этомъ и испытай.[357]


20 Февр.


Постоянно получаю письма съ сомнѣніями и опроверженіями непротивленія. Какъ это знаменательно! Никто не107 108 сомнѣвается въ заповѣди не убій, не укради, не лги и др. А между тѣмъ всѣ тѣ необыкновенные случаи, которые придумываются для непротивленія, приложимы и ко всѣмъ другимъ запрещеніямъ и указаніямъ. Отчего это? Оттого, что заповѣдь непротивленія есть заповѣдь всѣхъ заповѣдей, — такая заповѣдь, непризнаніе которой разрѣшаетъ неисполненіе всѣхъ другихъ. Прежде я говорилъ, что я прожилъ 80 лѣтъ и никогда не видалъ тѣхъ случаевъ, о которыхъ пишутъ, а въ эти 80 лѣтъ не прожилъ ни одного дня, часа, не видавъ страшнаго зла отъ неисполненія этой заповѣди.


22 Февр.


Наука изучаетъ свое откровеніе, своихъ апостоловъ, отцовъ: Дарвина, Маркса....


23 Февр.


[1)] Анночкѣ: пойми, что ты не самка, a человѣкъ. А главное, помни, что твое дѣло — совершенствованіе твоей души, а не бракъ. И потому, если не удался бракъ или ошиблась, оступилась, не только не отчаивайся, но знай, что въ этомъ исправленіи ошибки — твоя жизнь и твое благо. Если и станешь самкой, то стань человѣческой, — не скажу выше, а человѣчнѣе животнаго.

[2)] Цѣломудріе. Родъ прекратится. Ну такъ поѣдемъ въ бардель.


24 Февр.


[1)] Если жалуешься на страданія — и тѣлесныя и душевныя — то жалуешься на жизнь: страданія — это треніе жизни, безъ котораго не было бы жизни, не было бы того, въ чемъ сущность жизни: освобожденія души отъ тѣла, отъ ошибокъ тѣла, отъ страданій, связанныхъ съ тѣломъ. Малыя страданія — медленное движеніе освобожденія; болыпія страданія, какъ тѣлесныя, такъ и душевныя — болѣе быстрое освобожденіе. А мы жалуемся на страданія. Пойми это — и будешь видѣть108 109 благо въ страданіяхъ, и не будетъ страданія, какъ нѣтъ его для работника.

[2)] Что я помню изъ прошедшаго? Все то, что содѣйствовало освобожденію: и событія, и люди. Остальное все забыто. Какого же еще доказательства, что жизнь въ освобожденій?

[3)] Истинный законъ Бога — то, что соединяетъ людей; ложный законъ Бога — то, что разъединяетъ.


10 Марта 1908.


Ровно мѣсяцъ не писалъ. Занятъ б[ылъ][358] за письменнымъ столомъ статьей. Не идетъ, а не хочется оставить. Работа же внутренняя, слава Богу, идетъ непереставая и все лучше и лучше. Хочу написать то, что дѣлается во мнѣ и какъ дѣлается; то, чего я никому не разсказывалъ и чего никто не знаетъ. Много писемъ, посѣтителей. Особенно важныхъ не было. Затѣя[ли] юбилей, и это мнѣ вдвойнѣ тяжело: и п[отому], ч[то] глупо и непріятна лесть, и п[отому], ч[то] я по старой привычкѣ соскальзываю на нахожденіе въ этомъ не удовольствія, но интереса. И это мнѣ противно. Былъ Ч[ертковъ]. Мнѣ особенн[о] хорошо съ нимъ было. Съ недѣлю тому назадъ я заболѣлъ. Со мной сдѣлался обморокъ. И мнѣ б[ыло] очень хорошо. Но окружающіе дѣлаютъ изъ этого fuss.[359] Читалъ вчера чудную статью Индуса въ переводѣ Наживина. Мои мысли, неясно выраженныя.

Живу я вотъ какъ: Встаю, голова свѣжа, и[360] приходятъ хорошiя мысли, и, сидя на горшкѣ, записываю ихъ. Одѣваюсь[,] съ усиліемъ и удовольствіемъ выношу нечистоты. Иду гулять. Гуляя, жду почту, к[отор]ая мнѣ не нужна, но по старой привычкѣ. Часто задаю себѣ загадку: сколько будетъ шаговъ до какого нибудь мѣста, и считаю, раздѣляя каждую единицу на 4, 6, 8 предыхані[й]: разъ, и а, и а, и а; и два, и а, и а, и а.... Иногда по старой привычкѣ хочется загадать, что если будетъ столько шаговъ, сколько предполагаю, то... все будетъ хорошо. Но сейчасъ же спрашиваю себя: что хорошо? и знаю, что и такъ109 110 все оч[ень] хорошо, и нечего загадывать. Потомъ, встрѣчаясь съ людьми, вспоминаю, а большей частью забываю то, что хотѣлъ помнить, что онъ и я одно. Особенно трудно бываетъ помнить при разговорѣ. Потомъ лаетъ собака Бѣлка, мѣшаетъ думать, и я сержусь и упрекаю себя за то, что сержусь. Упрекаю себя за то, что сержусь на палку, на к[отор]ую спотыкаюсь.[361] Да, забылъ сказать, что умываясь, одѣваясь, вспоминаю бѣдноту деревни и больно на свою роскошь одеждъ, а привычк[а] чистоты.[362] Возвращаясь съ прогулки, берусь за письма. Просительныя письма раздражаютъ. Вспоминаю, что братья,[363] сестры, но всегда поздно. Похвалы тяжелы. Радостно только выражаемое единеніе. Читаю газету[364] Русь. Ужасаюсь на казни, и, къ стыду,[365] глаза отъискиваютъ Т. и Л. H., а когда найду: скорѣе, непріятно. Пью кофе. Всегда не воздержусь — лишнее, и сажусь за пись[ма].[366]

[367]Когда нибудь продолжу это описаніе, а теперь


21 Марта 1908. Яс. Пол.


Все время, не все время, а дней 5 нездоровилось, но на душѣ продолжа[ло] быть оч[ень] хорошо. Послѣдній день, вчера б[ыло] очень слабо. Нынче спалъ до[368] 9 часовъ и, несмотря на нездоровье, писалъ статью очень хорошо. Все, что б[ыло] неясно, уяснилось, и гуляя думалъ, и кажет[ся] все ясно, и допишу. За послѣднее время работалъ надъ новымъ изданіемъ Кр[уга] Чт[енія] (Гусевъ такъ хорошо, любовно помогаетъ) и еще надъ любимымъ милой Мар[ьей] Алек[сандровной] Дѣтскимъ евангеліемъ, какъ мы его называемъ. И работа и та и другая были очень пріятныя, особенно надъ Евангел[іемъ]. Съ дѣтьми сталъ заниматься по утрамъ, но часто пропускаю.110

111 За это время непріятныя заботы объ юбилеѣ, не мои — мои только о томъ, какъ бы прекратить его. Сейчасъ получилъ по этому случаю ругательное письмо. Хочу исполнить желаніе пишущаго — послать въ газету и при этомъ случаѣ ясно и опредѣленн[о] высказаться. Вот и все. Саша выписываетъ изъ книжечекъ. Выпишу кое что и я.

1) Въ знаніи важно не количество знаній, даже не точность ихъ (п[отому] ч[то] совершенно точныхъ знаній нѣтъ и никогда не будетъ), а разумная связность ихъ: то, чтобы онѣ со всѣхъ сторонъ освѣщали[369] міръ. Въ родѣ того, ч[то] бываетъ въ постройкахъ. Постройка можетъ быть великолѣпна или бѣдна: зимній дворецъ и шалашъ, но и то и другое — разумныя построй[ки] только[370] тогда, когда они защищаю[тъ] со всѣ[хъ] сторонъ отъ непогоды и даютъ возможность жить въ нихъ и зимой и лѣтомъ; но самыя великолѣпныя 3 стѣны безъ 4-й или 4 безъ крыш[и] или безъ оконъ и печи много хуже бѣдной хаты, въ к[отор]ой можно укрыться и не задыхаться и не мерзну[ть]. Тоже и въ научныхъ знаніяхъ, теперешн[ихъ] знаніяхъ ученыхъ въ сравненіи съ знані[ями] безграмотнаго крестьянина земледѣльца. Эта истина должна быть основой воспитанія и образованія. Расширять знанія надо равномѣрн[о].


21 Февраля 08.[371]


Въ знаніи важно не количество знаній, даже не точность ихъ, (п[отому] ч[то] точныхъ совершенно знаній нѣтъ и никогда не будетъ), а разумная связность ихъ, то, чтобы они со всѣхъ сторонъ освѣщали міръ. Въ родѣ того, что бываетъ въ постройкахъ. Постройка можетъ быть великолѣпна — зимній дворецъ и шалашъ, и то и другое разумныя постройки, если защищаютъ со всѣхъ сторонъ отъ непогоды и даютъ возможность жить въ нихъ. Но самыя великолѣпныя три стѣны безъ111 112 четвертой или безъ крыши — не постройка и внѣ сравненія съ шалашемъ. — То же и въ научныхъ теперешнихъ знаніяхъ въ сравненіи съ знаніями безграмотнаго крестьянина. Эта истина должна быть основой воспитанія и образованія. Расширять знанія надо равномерно.[372]

1) Трудность объясненія жизни не въ томъ, чтобы объяснить происхожденіе духовнаго, а въ томъ, чтобы объяснить одинаковость представленія тѣлеснаго.

2) Весь міръ для меня, для человѣка, зрительный: я вижу все, я ощупываю, прислушиваюсь, нюхаю только, когда не вѣрю глазамъ. Для собаки весь міръ пахнетъ, и, повѣряя запахъ, она смотритъ. Когда собака лаетъ на видный предметъ, не успѣвъ обнюхать, то это то же, что со мной, когда я глазами ищу, что такъ воняетъ.

3) Нельзя совсѣмъ отрицать славу людскую. Желать быть одобреннымъ Христомъ — не дурно.


23 Марта.


Если бы было извѣстно, что смерть ухудшаетъ наше положеніе, жизнь въ виду неизбѣжной смерти была бы ужасна. Если же бы мы навѣрно знали, что смерть улучшаетъ наше положеніе, мы пренебрегали бы жизнью.[373]

———————————————————————————————————

Прежде, чѣмъ былъ Авраамъ, я есмь — можетъ, долженъ сказать каждый человѣкъ. Всѣ сознаемъ свою жизнь безъ начала ея. А если ей не было начала, то не будетъ и конца.

———————————————————————————————————

Живо почувствовалъ грѣхъ и соблазнъ писательства; почувствовалъ его на другихъ и перенесъ основательно на себя.

———————————————————————————————————

Нужно два: любовь и правда. Первое я зналъ. Надо работать надъ вторымъ. Нѣтъ, три: воздержаніе, правда и любовь.

———————————————————————————————————

[374]сознательно добро — соединеніе съ Богомъ.112

113 Какъ императоры убѣждены въ благодѣтельности монархіи и президенты республики...., а капиталисты въ необходимости капиталовъ, а професора, фармацевты въ необходимости медицины, такъ всѣ они убѣждены въ необходимости противленія злу насиліемъ.

———————————————————————————————————

Законъ жизни прекрасно изображается пальцами въ перчаткѣ: отдѣли ихъ, воображая увеличить тепло каждаго пальца — и всѣмъ холодно, и чѣмъ лучше отдѣлены, тѣмъ холоднѣе; откинулъ перегородки, соединилъ — всѣмъ хорошо.

———————————————————————————————————

Видишь, какъ мальчикъ, идя по деревнѣ, нарочно дразнитъ собакъ: собаки окружили его и лаютъ и бросаются, а онъ отмахивается палкой. Говоришь ему: зачѣмъ ты дразнишь собакъ? Онъ говоритъ: я не дразню, я отбиваюсь.[375]

———————————————————————————————————

Только тогда дѣлаешь дѣло Божье, когда не знаешь, что его дѣлаешь.[376]

———————————————————————————————————

Хорошо знать, что все, что ты дѣлаешь, ты дѣлаешь только для Бога, и что ничто не можетъ помѣшать мнѣ дѣлать то, что я дѣлаю.

1) Вся жизнь есть освобожденіе — сознательное и безсознательное — отъ похотей плоти, отъ плотской жизни. Смерть есть это полное освобожденіе. Какъ же бояться, не желать ее. Трудно не желать.

Бояться, не желать ее можно только тогда, когда не понимаешь, не сознаешь свое духовное «я», то «я» которое одинаково нетѣлесно въ старомъ человѣкѣ, въ ребенкѣ, даже грудномъ, даже въ животномъ.[377]

2) «Вся жизнь — матеріальные процессы, развитіе и соотношеніе существъ».

Хорошо, но что же такое отдѣльность существъ, сознаніе113 114 каждымъ существомъ своей отдѣльности? Вѣдь если есть только матерія, то матерія эта должна быть вся единою, нераздѣльною. Что же такое значитъ то, что нѣкоторыя соединенія матеріи сознаютъ себя отдѣленными отъ всѣхъ другихъ?

Образуется или не образуется эта отдѣленность и сознаніе отдѣленности, что это такое?

А это-то удивительное явленіе пропускается, признается существующимъ безъ объясненія.

А все дѣло въ немъ, и никакія объясненія ничего не даютъ, если это не объяснено.[378]


24 Марта 1908. Я. П.


1) Нельзя не думать о засыпаніи и пробужденіи, какъ о подобіи смерти и рожденія. Какъ при засыпаніи теряется связь бывшаго сознанія бдѣнія съ новымъ сознаніемъ въ сновидѣніи, также должно быть и при смерти. И какъ при пробужденіи является новое сознаніе, такъ должно быть и при рожденіи. (Что-то тутъ есть, но не могу разобраться.)


25 Марта 1908. Я. П.


1) Главное подобіе въ отношеніи ко времени: въ томъ, что какъ во снѣ, такъ и наяву времени нѣтъ, но мы только воображаемъ, не можемъ не воображать его. Я вспоминаю длинный, связный сонъ, который кончается выстрѣломъ, и я просыпаюсь. Звукъ выстрѣла это былъ стукъ вѣтромъ прихлопнутаго окна. Время въ воспоминаніи о сновидѣніи мнѣ нужно, необходимо было для того, чтобы въ бдящемъ состояніи расположить всѣ впечатлѣнія сна. Тоже и въ воспоминаніяхъ о событіяхъ бдѣнія: вся моя жизнь въ настоящемъ, но я не могу въ воспоминаніи о ней, скорѣе въ сознаніи ея — не располагать ее во времени. Я — ребенокъ, и мужъ, и старикъ — все одно, все настоящее. Я только не могу сознавать этого внѣ времени.

Спрашиваю себя: зачѣмъ это? И отвѣтъ самъ собой напрашивается: затѣмъ, чтобы дать мнѣ возможность блага жизни. Будь114 115 я внѣ времени и пространства, меня бы не было и не было бы моего блага, не было бы моей возможности жить по своей, моей волѣ — она же воля Бога. Богъ живетъ во мнѣ. (Je m’entends.)[379]

Какъ, просыпаясь отъ стука захлопнувшагося окна, я знаю, что сновидѣніе было иллюзія, такъ я при смерти узнаю это обо всѣхъ, кажущихся мнѣ столь реальными событіяхъ міра.

2) Въ первый разъ понялъ на Сер[ежѣ], могъ бы и на его матери, что бываютъ люди, всегда или до времени лишенные религіознаго метафизическаго интереса и пониманія, а ты сердишься на нихъ за ихъ непониманіе. А какъ поймешь, что это его свойство души, и станетъ легко.


27 Марта 1908 г. Я. П.


1) Жизнь моя есть проявленіе Бога. Чѣмъ болѣе я проявляю Бога, тѣмъ я испытываю большее благо (свободу, сознаніе добра). Благо не есть цѣль, а только признакъ исполненія назначенія.


10 Апр. 1908. Я. П.


Были сыновья. Со всѣм[и] очень хорошо. Все пишу статью. Подвигаюсь. Хотѣлъ записать:

1) Богъ высвобождается изъ всѣхъ самыхъ разнообразныхъ препятствій. И это высвобождение во всѣхъ видахъ, всегда, дл[я] всѣхъ благо.


12 Апр. 1908. Я. П.


Здоровье — желудокъ очень плохъ. Не сплю, и дурное расположеніе духа, съ к[оторымъ] борюсь болѣе или менѣе успѣшно. Сейчасъ хочу записать.

1) Если бы мужчины знали всѣхъ женщинъ, какъ мужья знаютъ своихъ женъ, они никогда [бы] не спорили съ ними и не дорожили бы ихъ мнѣніе[мъ].

2) Хорошій работникъ не бросаетъ работу, если и знаетъ, что не увидитъ ее въ дѣлѣ и не получить награды. Тоже съ работой жизн[и] до самой послѣдней минуты смерти.115

116 19 Апр. 1908. Я. П.


Здоровье лучше. Статья подвигается, но слаба. Записать есть много. Сейчасъ запишу слѣд[ующее], очень хорошее:

1) Вѣрный признакъ того, что вся моя дѣятельность пустая, то, что на меня нетолько нѣтъ гоненій, но меня восхваляютъ. Хорошо для смиренія.

Чувствую большую тяжесть отъ глупо[й] благотворительности внѣшней въ соединеніи съ безумной роскошью жизни своей.

Былъ Семеновъ. Онъ еще не готовъ самъ для себя. Много хорошаго въ общеніи съ людьми. Не хочу называть... —


28 Апр. 1908 Я. П.


Меня старательно лѣчатъ. Былъ Щур[овскій]. Усердіе большое, но, какъ и всѣ, хочетъ знать и вѣритъ, что знаетъ, но ничег[о] не знаетъ. Нѣсколько дней, да и почти всегда нехорошо... Вчера, кажется, что кончилъ статью. — Нынче, лежа въ постели, утромъ пережилъ давно не переживавшееся чувство сомнѣнія во всемъ. Въ концѣ концовъ остается всетаки одно: добро, любовь — то благо, к[отор]ое никто отнять не можетъ. Вчера получилъ укорительное по пунктамъ письмо отъ юноши марксиста, и, къ стыду своему, мнѣ б[ыло] тяжело. Все еще далеко отъ жизни только для души (Бога), и все еще тревожитъ слава людская. Да, какъ вчера говоритъ Паскаль, есть только одно истинное благо, то, к[оторое] никто ни отнять, ни дать не можетъ. Только бы умѣть его пріобрѣтать и жить для него!


6 Мая 1908. Я. П.


Все занятъ статьей. Дня четыре посвятилъ для воспоминаній о солдатѣ для Поши. Не очень дурно, но задорн[о]. Нынче не письма, а разговоръ о правѣ на мои сочинені[я] послѣ смерти. Трудно перенесъ. Записать много есть въ книжечк[ахъ], а теперь хочется записать:

1) то, что въ первый разъ сейчасъ, гуляя, ясно вполнѣ понялъ благодѣтельнос[ть] осужденій, укоровъ, стыда людскаго.116 117 Понялъ, какъ это загоняетъ въ себя, — разумѣется, если есть въ себѣ то, куда уйти. Прямо хорошо, желательно.

2) Умереть значить уйти туда, откуда пришелъ. Что тамъ? Должно быть, хорошо, по тѣмъ чудеснымъ существамъ дѣтямъ, к[оторыя] приходятъ оттуда.


12 Мая Я. П.


Со мной случилось нынче что-то новое, необыкновенное, не знаю, хорошее или дурное, должно быть хорошее, п[отому] ч[то] все, что было, есть и будетъ, все только хорошо: Случилось то, что я проснулся съ небольшой головной болью и какъ-то странно забывъ все: кот[орый] часъ? Что я пишу? Куда итти? — Но, удивительная вещь! рядомъ съ этимъ особенная чуткость къ добру: увидалъ мальчика, спяща[го] на землѣ — жалко; бабы работаютъ — мн[ѣ] особенно стыдно. Прохожіе — мнѣ не досадно, а жалко. Такъ что совсѣмъ не къ худшему, а къ лучшему.

[380]Прочелъ мѣстами свою работу З[аконъ] Н[асилія] и З[аконъ] Л[юбви], и мнѣ понравилось, и я кончилъ ее. Вчера мнѣ б[ыло] особенно мучительно тяже[ло] отъ извѣстія о 20 повѣшенныхъ крестьяна[хъ]. Я началъ диктовать въ фоногр[афъ], но не могъ продолжать. Господи, Начало жизни, Ты, невѣдомый, непостижимый, но сущій, глупо говорить: благодарю тебя, но иначе не могу выразить мою умиленную радость существованія. Больш[е] не могу.

Запѣлъ соловей подъ окномъ, до слезъ радостно. Сейчасъ только, вспомнилъ, что я нынче, гуляя передъ чаемъ, забылъ молиться. Все забылъ. Удивительно! Сейчасъ читаю свое письмо Анато[лію] Федоровичу и не могу вспомнить, кто это.


14 Мая 1908. Я. П.


Молюсь такъ: благодар[ю] тебя, Господи, за то, что открылъ мнѣ то, что можно жить Тобою. И не хочу и не могу жить другой жизнью.117

118 Вчера, 13-го, написалъ обращеніе, обличеніе — не знаю, что — о казняхъ, и еще о Молочниковѣ. Кажется, то, что нужно. Былъ Муравьевъ, много разсказывалъ мучительнаго. Вчера были сыновья Анд[рей] и Мих[аилъ], жалкіе и очень далекіе. С[аша] пріѣхала. Ходилъ пѣшкомъ, хорошо думалъ. Какъ удивительно проста разгадка жизни: Жизнь личности — Льва,[381] Петра, Иван[а] — нелѣпое заблужденіе. Живетъ во мнѣ Богъ, а я — Его органъ. «Богъ живетъ во всѣхъ, но не всѣ знаютъ это». Да, удивительно хорошо на душѣ.


27 Марта 1908 г.[382]


1) Какъ бы помнить то, что главное и даже единственное въ жизни — освобожденіе отъ тьмы (зла), скрывающаго Бога, а никакъ не счастье мое, успѣхъ мой, одобреніе людьми моихъ дѣлъ.

2) Какъ хорошо, что я понялъ нынче — vaut mieux tard que jamais,[383] что люди — С[е]р[ежа] и С[оня] и имъ имя легіонъ — несогласны со мной не п[отому], ч[то] они (какъ мнѣ казалось прежде) опровергаютъ или думаютъ, что опровергаютъ мои доводы, а оттого, что все это не интересуетъ ихъ, они не знаютъ, не могутъ узнать всего того, что касается вопросовъ религіи.

3) Проявляя божественность своей души, мы никакъ не можемъ знать, какое проявленіе ея: доброе слово обидѣвшему глупому человѣку или полная философская система будетъ имѣть какія послѣдствія.

4) Такъ что для насилуемыхъ, для огромнаго числа рабочаго народа противленіе злу, подчиненіе себя насилію и участіе въ немъ есть грубое суевѣріе в родѣ постовъ, поклоненій и всякаго рода самоистязаній.[384]

5) (къ статьѣ) Но что же дѣлать? Вопросъ этотъ только для118 119 людей не религіозныхъ. Религіозные знаютъ, что дѣлать: установлять въ себѣ Царство Божіе и не думать о другихъ. Бѣдствіе нерелигіозныхъ людей: они учатъ другихъ.


31 Марта 08 г.


1) Я прежде думалъ, что разумъ (разумѣніе) есть главное свойство души человѣческой. Это была ошибка, и я смутно чувствовалъ это. Разумъ есть только орудіе освобожденія, проявленія сущности души — любви. (Очень важно).

2) Знаю я, что я не увижу послѣдствій этого моего воззванія, но знаю такъ, знаю вѣрнѣе смерти, что послѣдствія эти будутъ. Будутъ не въ томъ смыслѣ, что сложится такой или иной мною предвидимый и желаемый строй жизни, а будутъ въ томъ, что уничтожится то безуміе и зло, въ которомъ живутъ теперь люди христіанскаго міра. Это будетъ, я вѣрнѣе смерти знаю, что это навѣрно, неизбѣжно будетъ (къ статьѣ).


1 Апрѣля.


1) То, что составляетъ истинное, существенное движеніе жизни: освобожденіе Бога любви — никогда не сознается и не можетъ сознаваться, какъ сонъ. Не можешь знать, когда заснулъ. Можешь желать заснуть и, вспоминая, знать, что ты спалъ, но не можешь сознавать осуществленія своего желанія, какъ его сознаешь при плотскихъ желаніяхъ.

То же и съ «просвѣщеніемъ» въ смыслѣ освобожденія отъ тьмы, скрывающей Бога любовь, — въ совершенствованіи.

2) Не могу же я сознавать въ себѣ истинное движеніе жизни цотому, что совершается оно не мною, a тѣмъ Всѣмъ, что живетъ во всемъ.


2 Апрѣля.


Низшая ступень — жизнь для похотей тѣла, чтобы угодить тѣлу, вторая ступень — для одобренія людского, чтобы угодить людямъ, третья — для награды отъ Бога, чтобы угодить Богу внѣ себя, четвертая, выше которой я не знаю, жизнь ни для чего, а только чтобы угодить Богу въ себѣ.119


120 3 Апрѣля.


1) (къ статьѣ) Никѣмъ не мучимы, сами себя мучаете. И не тѣлесно только, а духовно губите. И водка, и уничтоженіе общины, и суевѣріе, и безбожіе, и революція.

2) Да, какъ не знаешь, когда и какъ заснулъ, такъ не знаешь, когда и какъ родился. И какъ во снѣ, такъ и въ жизни начинаешь все больше и больше вѣрить въ то, что представляется мнѣ, отдѣленному отъ Всего. И также, какъ во снѣ, все меньше и меньше вѣришь и подъ конецъ просыпаешься, т. е. теряешь ту личность, которой жилъ во снѣ, и входишь въ то состояніе, въ которомъ былъ до сна, и не въ то состояніе, а въ состояніе высшее — состарѣлся, поумнѣлъ, подобрѣлъ.


4 Апрѣля.


Женщина дѣлаетъ большое дѣло: рожаетъ дѣтей, но не рожаетъ мыслей, это дѣлаетъ мужчина. Женщина всегда только слѣдуетъ тому, что внесено мущиной и что уже распространено, и дальше распространяетъ. Такъ и мужчина только воспитываетъ дѣтей, а не рожаетъ.[385]


6 Апрѣля.


1) Вѣдь жизнь каждаго изъ насъ не въ томъ или иномъ устройствѣ, а въ благѣ не личномъ, а въ благѣ общемъ. Общее же благо пріобрѣтается не устройствомъ съ спорами, злобой, насиліемъ, а только любовью. Главное же то, что это возможно, это въ моей власти, это свойственно моей природѣ, а то — устройство — и не въ моей власти и противно моей природѣ.

2) (къ статьѣ) Но этого никогда не будетъ.

Было время, когда не было и государствъ, а были, какъ теперь, сами собою управляющіеся народы. Почему же думать, что вѣчно будетъ одно и то же? И каждый изъ насъ прежде сосалъ грудь, потомъ игралъ въ игрушки, потомъ учился, потомъ женился, потомъ работалъ, воспитывалъ дѣтей, потомъ старѣлъ, умнѣлъ, оставлялъ прежнее и т. д.120


121 7 Апрѣля.


1) Вѣра любви, какъ высшаго закона жизни, не исключаетъ никакихъ радостей жизни. Можно играть, плясать, все не противное любви дѣлать ЛЮБЯ.[386]


8 Апрѣля.


1) Революція и особенно подавленіе ея изобличило отсутствіе вѣры въ христіанство.

2) Ученіе жизни написать.

3) Высшій нравственный законъ только тогда законъ и что нибудь, когда никакой законъ не можетъ быть признанъ выше — обязательнѣе его.


9 Апрѣля.


1) Знаю въ себѣ тотъ же X — силу жизни, которую знаю во всемъ и особенно ясно въ наиболѣе себѣ подобныхъ существахъ. Силу жизни эту называю Богъ. Могу, не сознавая эту силу, жить ею, могу сознавать и жить ею. Разница между этими двумя жизнями въ томъ, что при первой живу одной ограниченной, окруженной враждебными существами жизнью; при второй живу, кромѣ своей ограниченной, еще и жизнью всѣхъ однородныхъ, близкихъ существъ, все больше и больше сознавая и ихъ любовью.

2) (къ статьѣ) Но вамъ-то, рабочему народу, нѣтъ никакой выгоды. Отчего же вы? А оттого, что у васъ нѣтъ вѣры. Отъ этого вы мучаете себя. Отъ этого вы слушаетесь. Вы освободитесь и освободите другихъ только тогда, когда будете поступать не для выгоды, не по зависти, не по злобѣ, а ради Бога, по совѣсти, ради добра, какъ поступали тѣ люди, о которыхъ я пишу.


12 Апрѣля.


1) Если работникъ и не увидитъ ни конца своей работы, ни приложенія ея, знаетъ, что не получитъ награды за ея исполненіе,121 122 ни наказанія за неисполненіе, онъ, если онъ хорошій работникъ, всетаки будетъ дѣлать ее. Моя работа — это моя жизнь, и она всегда цѣльная съ послѣдней отдѣлкой — смертью. Дѣлай ее хорошо.

2) Придите ко мнѣ, говорить Христосъ, и я думаю, что всѣмъ и удачникамъ, и особенно неудачникамъ хорошо послѣдовать его совѣту.

3) Религія есть знаніе воли Божіей: общаго направленія пути.


14 Апрѣля.


Спасеніе въ усвоеніи религіи. Выдумать нельзя. Можно принять только ту, которая уже открылась и зоветъ къ себѣ.


17 Апрѣля.


Помоги мнѣ, Господи, уничтожить себя такъ, чтобы ты могъ жить во мнѣ, проходить черезъ меня — чтобъ я могъ быть только твоимъ проявленіемъ.[387]


19 Апрѣля.


Помоги мнѣ, Отецъ, духовно очистить себя такъ, чтобы Ты могъ жить во мнѣ, чтобы я жилъ Тобою.


20 Апрѣля.


Записано какъ-то въ началѣ года: „все утро думалъ о томъ, почему міръ представляется намъ «Im Werden»“.[388] Есть теперь что-то похожее на отвѣтъ. Вотъ что: Жизнь есть ростъ сознанія. Въ этомъ и жизнь и благо ея. Ростъ не можетъ совершаться въ этомъ мірѣ иначе, какъ въ пространствѣ и времени. Я говорю: въ этомъ мірѣ потому, что жизнь, слѣдовательно, сознаніе можетъ и растетъ безконечно, приближаясь къ Богу (Нирвана) и въ этомъ приближеніи можетъ проходить міры,122 123 т. e. состоянія, въ которыхъ ограниченіе, а потому и ростъ происходятъ въ иныхъ условіяхъ, чѣмъ пространство и время. Неясно, но есть что-то.


21 Апрѣля.


1) Я хочу жить Богомъ, а не своимъ тѣлеснымъ я, Львомъ Т[олстымъ]. Что это значитъ? То, что я хочу сознаніе Льва Т[олстого] замѣнить сознаніемъ всего человѣчества, даже всего живого. И это сознаніе я называю Богомъ. Но это сознаніе не есть Все, не есть весь Богъ, а только одно изъ проявленій Его, доступныхъ мнѣ. (Хорошо).

2) Пространство, время, тѣло и форма происходятъ отъ моего безсилія познавать все, какъ оно есть. Я могу познавать только движущееся и раздѣленное. Какъ я не могу познать шара иначе, какъ когда онъ вертясь обращается ко мнѣ всѣми сторонами, такъ и не могу познать людей, животныхъ и растенія и все иначе, какъ движущимся и раздѣленнымъ. Первое, т. е. движеніе, даетъ время и пространство, второе — раздѣленіе — даетъ тѣло и форму. (Что-то есть, но неясно.)[389]


22 Апрѣля.


3) «Но что же будетъ?» Вопросъ только отъ того, что мы привыкли къ суевѣрію о томъ, что мы устраиваемъ жизнь. Развѣ стараясь дѣлать, устраивать жизнь по своему, мы сколько нибудь достигаемъ этого? Жизнь устраивается при всѣхъ нашихъ усиліяхъ не такъ, какъ мы хотимъ и воображаемъ.[390]

4) Но что будетъ со мною, если я одинъ буду не противиться среди борющихся, среди злыхъ? Опять тоже суевѣріе. То было объ устройствѣ жизни другихъ, это объ устройствѣ своей жизни. Какая будетъ и общая, и наша внѣшняя жизнь, никогда не можетъ быть извѣстно намъ. Уже одна ежечасная возможность смерти дѣлаетъ это знаніе невозможным. Устраивая и не устраивая свою внѣшнюю жизнь, я знаю, что она будетъ123 124 не такою, какою я хочу. Одно только по отношенію моей жизни въ моей власти: это ея внутреннее измѣненіе — все большее и большее приближеніе къ нравственному совершенств[ованію], и это одно нужное мнѣ и главное измѣненіе моей жизни всегда въ моей власти.

Каково же заблужденіе людей, употребляющихъ всѣ силы на то измѣненіе жизни, которое внѣ ихъ власти, на устройство жизни другихъ людей, и для этого мнимаго устройства ея лишающихъ себя того устройства жизни, которое всегда въ ихъ власти и которое одно можетъ вліять на жизнь другихъ людей? То, что со мной будетъ, въ смыслѣ внѣшнихъ событій хорошее или дурное, я не знаю и не могу знать; то же, что жить нравственно всегда хорошо и для меня и для всѣхъ людей, я навѣрное знаю. И зная это, я буду жертвовать вѣрнымъ невѣрному?

Такъ что кажущійся такимъ труднымъ для отвѣта вопросъ о томъ, не ошибочно ли бы было среди всѣхъ живущихъ насиліемъ злыхъ быть одному или немногимъ непротивящимися добрыми, подобенъ вопросу о томъ, какъ быть трезвому среди пьяныхъ, не лучше ли напиться вмѣстѣ со всѣми.


23 Апрѣля.


Есть сознаніе себя, своей духовной сущности, и сознаніе своихъ предѣловъ, которое въ началѣ жизни сознается какъ «я». Это второе сознаніе предѣловъ заслоняетъ, скрываетъ первое сознаніе духовности: кажется, что сознаніе своихъ предѣловъ и есть сознаніе себя. Вся жизнь есть все большее и большее сознаніе своей духовной сущности, освобожденіе отъ обмана признанія собою своихъ предѣловъ. Смерть для того, кто вполнѣ сознаетъ свою духовную сущность, есть освобожденіе отъ стѣснявшихъ ее предѣловъ.[391]


26 Апрѣля.


1) Ничто такъ не утверждаетъ въ неуничтожаемости, безвременности своей сущности, ничто такъ не способствуетъ,124 125 спокойному принятію смерти, какъ мысль о томъ, что умирая я не вступаю въ новое положеніе, а только возвращаюсь въ то безвременное, безпространственное, безтѣлесное, безформенное состояніе, въ которомъ былъ и изъ котораго пришелъ въ эту жизнь. (Хорошо).

Нельзя даже сказать: «въ которомъ былъ», а въ то состояніе, которое мнѣ также свойственно, какъ и то, въ которомъ я нахожусь теперь.

2) Таничка еще свѣжа отъ Начала всего — любви и любитъ всѣхъ. Мика уже любитъ только себя, я пріучаюсь опять, какъ Таничка, любить всѣхъ.

3) Der langen Rede kurzer Sinn.[392] Причина всѣхъ бѣдствій — суевѣріе возможности устройства общества насиліемъ. Причина суевѣрія — отсталость вѣры, дѣятельность, не имѣющая уже разумнаго основанія. Причина отсталости вѣры — непониманіе той, которая свойственна возрасту человѣчества и открыта ему. И потому избавленіе отъ бѣдствій — пониманіе соотвѣтственной возрасту человѣчества вѣры, вѣры въ высшій законъ любви.


30 Апрѣля.


Соціалисты дѣлаютъ, кромѣ всѣхъ другихъ ошибокъ, двѣ главныя, разрушающія всѣ ихъ доводы.

Первая — въ предположеніи о томъ, что все сосредоточенное въ однихъ мѣстахъ машинное производство останется тоже при экономической свободѣ рабочихъ. Тогда какъ потребность по крайней мѣрѣ 9/10 всѣхъ предметовъ — защиты государства, изготовляемыхъ теперь ружей, пушекъ, крѣпостей, предметовъ роскоши, желѣзныхъ дорогъ и т. п. должна уничтожиться; такъ что и машинное, всегда тяжелое для людей производство, возникшее только при несвободѣ, произведшей капитализмъ, не только не будетъ расти, но уничтожится, и люди будутъ жить не кучами мучительно городской жизнью, а просторно, естественно и радостно на землѣ, и имъ не нужно будетъ капитала. Прогрессъ же техническій будетъ въ томъ,125 126 что будутъ придуманы облегченія производства безъ необходимости каторжной жизни. Вчера былъ убѣжденный рабочій соціалистъ. Я спросилъ, что онъ дѣлалъ на заводѣ. — Трубки для папиросныхъ гильзъ.

Вторая въ томъ, что при соціалистическомъ устройствѣ необходимы распорядители. Откуда возьмутъ такихъ людей, которые безъ злоупотребленій устроятъ посредствомъ насилія соціалистическій справедливый строй?


2 Мая.


1) Развѣ не ясно, какой полный невѣжда этотъ професоръ Геккель. Каковы же его ученики? Возражать не стоитъ: возраженіе въ Евангеліи, но они не знаютъ его, безнадежно не знаютъ, рѣшивъ, что они выше его.

А если люди такъ невѣжественны, что могутъ по закону убивать, то что же законъ? И все рушится.[393]

2) Нельзя спрашивать: перемѣнить ли жизнь? Перемѣнить надо жизнь только тогда, когда нельзя не перемѣнять. И тогда нечего спрашивать. А для того, чтобы притти въ такое положеніе, надо внутренне, духовно измѣниться.[394]


9 Мая.


Сознаніе и познаніе.

Сознаніе — это изученіе своего духовнаго существа, познаніе — это изученіе всего внѣшняго. Одно всегда въ ущербъ другому. Чѣмъ больше одного, тѣмъ меньше другаго.

Память и усилія мысли въ той же зависимости: чѣмъ больше однаго, тѣмъ меньше другаго. Какъ одно ограниченное вмѣстилище. И отъ того, что вмѣстилище для обоихъ одно, почти всегда смѣшиваютъ оба и принимаютъ одно за другое, тогда какъ напротивъ — чѣмъ больше памяти, тѣмъ меньше усилія мысли, и наоборотъ. Про памятливаго человѣка говорятъ — умный, про самобытно мыслящаго, мало помнящаго говорятъ — глупый.126


127 10 Мая.


Сознаніе есть изученіе духовной сущности, познаніе — изученіе тѣлеснаго, вещественнаго. Сознаніе есть знаніе идеала совершенства и своего отношенія къ нему. Изъ него вытекаетъ нравственное совершенствованіе. Познаніе есть знаніе вещественнаго міра, всегда недоступное по условіямъ времени и пространства — безконечности ихъ, и потому изъ него ничего не вытекаетъ.


11 Мая.


«Старый брешетъ» огорчило меня, но благополучно преодолѣлъ, захотѣлось сдѣлать ему добро. Надо бы написать. А какъ явенъ самообманъ общины. Разговоры о любви, а желать оскорбить или не замѣтить, что оскорбляешь, — нипочемъ.


13 Мая.


1) Утеряна главная сущность ученія Христа: сыновность Богу. — 2) данное участіе въ жизни Божеской.


14 Мая.


Благодарю тебя, Господи, за то, что открылъ то, что можно жить Тобою. Только такъ и хочу жить.

Къ заявленію. И не думайте, что я разсчитываю на неприкосновенность въ зависимости отъ юбилея....[395]

Къ обращенію. Вспомните, что вы сыны Бога, а не палачи.[396]


15 Мая.


Къ Не убий. И все это дѣлается для насъ, для мирныхъ жителей. Хотимъ мы или не хотимъ этого, насъ дѣлаютъ участниками этихъ ужасовъ.127

128 И все это дѣлается среди тѣхъ людей и тѣми людьми, которые говорятъ, что поклоняются и считаютъ Богомъ того, кто сказалъ. Вамъ сказано,..... Всѣ братья ... Любить всѣхъ, прощать всѣмъ не семь, а семьдесятъ разъ семь, кто сказалъ про казнь, что пусть тотъ, кто безъ грѣха, броситъ первый камень. Въ этомъ страшное дѣло, это самое ужасное, запрещенное дѣло дѣлается наиболѣе почитаемыми людьми и съ участіемъ учителей этой вѣры.

Дѣлается тамъ, гдѣ въ народѣ считается долгомъ помочь несчастненькимъ.

Вижу, какъ съ улыбкой презрѣнія прочтутъ это европейцы. То ли дѣло у насъ, скажутъ Англичане и другіе. У насъ все это такъ устроено, что одно удовольствіе. Все по машинѣ. Ничего не видно, и только флагъ.


16 Мая.


И это христіане!

———————————————————————————————————

1) Сознаніе есть сличеніе, сравненіе своего «я» тѣлеснаго, своей личности съ «я» божественнымъ, духовнымъ, всеобщимъ, которое во мнѣ же. Поэтому сознаніе — основа всякой нравственности. —

Есть люди лишенные или почти лишенные этого свойства — сознанія. У этихъ людей часто рядомъ съ огромнымъ знаніемъ, утонченностью нѣтъ нравственныхъ требованій: мои сыновья, и имъ имя легіонъ — всѣ ученые.

Помню, какъ я въ дѣтствѣ почти удивился проявленію въ себѣ этого свойства, которое еще не умѣло находить для себя матерьялъ. Помню, меня удивляло то, что я могъ, сознавая себя, сознавать сознающаго себя, и опять спрашивая, сознавалъ, что я сознаю себя сознающимъ сознающаго себя. И потомъ: сознаю себя, сознающаго себя, сознающаго себя и т. д. до безконечности.

Да, сознаніе есть признаніе въ себѣ Бога и сужденіе Бога во мнѣ о своей личности и о всемъ открывающемся мнѣ съ точки зрѣнія личности.

1 Ср. «Не могу молчать», гл. IV.128

129 [2)] Записано въ февралѣ: Почему міръ представляется намъ im Werden,[397] въ движеніи, и почему меня не будетъ, a міръ все также будетъ измѣняться? И я отвѣтилъ: не знаю.

Нѣтъ, знаю.

Міръ представляется мнѣ im Werden,[398] совершающимся потому, что я не въ силахъ обнять его весь, какъ онъ есть внѣ времени, такъ, какъ я обнимаю вполнѣ существо умершаго (любимаго): онъ для меня уже не совершается, а есть, какъ есть, весь. То же, что міръ будетъ безъ меня измѣняться, есть ни на чемъ не основанное предположеніе. Міръ будетъ представляться другимъ существамъ (т. е. мнѣ кажется, что будетъ представляться другимъ существамъ) опять[399]


20 Мая 1908. Я. П.


Возбужденно-радостное состояніе прошло, но не скажу, ч[то] дурно. Хорошо то, ч[то] нетолько нѣтъ противленія смерти, но хочется. Здѣсь Стах[овичъ]. Со[ня] въ Москвѣ и Петерб[ургѣ], съ С[ашей] очень радостно. Все поправлялъ о казняхъ. Кажется, не дурно, и кажется, ч[то] нужно.

Были Добролюбовцы два изъ Самары — не совсѣмъ хорошее впечатлѣніе. Въ нихъ отсутствуетъ драгоцѣнное для меня свойство простоты. Ихъ добрая жизнь дѣланная, и я чувствую, что пахнетъ и клеемъ и лакомъ. Сознаніе нужно, необходимо, но я думаю, что оно нужно только для повѣрки себя, а не для поддѣлки себя. Не умѣю ясно оказать, а знаю.

Думалъ нынче 1) то, что моя жизнь хорош[а] тѣмъ, что я несу всю тяжесть богатой ненавидимой мной жизни: видъ трудящихся для меня, просьбы помощи, осужденi[е], зависть, ненависть, — и не пользуюсь ея выгодами, хоть тѣмъ, чтобы любить то, что для меня дѣлается, чтобъ помочь просящимъ, и др.

2) Забылъ.


21 Мая 1908. Я. П.


Давно не чувствовалъ себя такъ[400] нездорово, какъ вчера. Слабость и мрачность. Но, слава Б[огу], не дурно. Были 120129 130 дѣтей желѣзно-дорож[наго] училища. Очень милы. Писалъ немного «Казни», съ отвращеніемъ читалъ Фигнеръ. Нынч[е] утромъ б[ылъ] старикъ нищій 82 лѣтъ. Зашелъ посл[ѣ] 18 лѣтъ, кроткій, спокойный, и потомъ два студента. Одинъ — литерат[оръ], другой — революціон[еръ]. Револ[юціонеръ] прямо поставилъ вопросъ: если бы я могъ при повѣшеніи 20 сдѣлаться палачемъ и, повѣсивъ одного, спасти 19, слѣдовало ли бы повѣсить этого одного? Очевидно, вопросъ этотъ важенъ ему, и мое мнѣніе объ этомъ тревожитъ его. Приводилъ еще другіе подобные же примѣры. Когда я сказалъ ему, ч[то] надо дѣлать свое, не дѣлать дурнаго, онъ сказалъ: а не будетъ ли того, что этотъ не дѣлающій дурнаго будетъ, не смотря на страданія вокругъ него, ходить, высоко подня[въ] голову: «какой, молъ, я хорошій!» Я сказалъ ему, что у насъ каждаго слишкомъ мног[о] грѣховъ всякихъ, чтобы, не дѣлая грѣха компром[и]са,[401] чувствовать себя безгрѣшны[мъ]. Да, это служеніе народ[у],[402] дѣланіе добр[а] другимъ есть страшное зло; надо написать объ этомъ особенно. И все зло правитель[ства], и все зло революц[іонеровъ], и все зло воспитанія, экономич[еское] — все на этомъ.


29 Мая 1908. Я. П.


То, что записано о нездоровьѣ, съ 21 мая продолжается до сихъ поръ. Никогда не чувствовалъ себя до такой степени слабымъ. И нѣтъ худа безъ добра: въ такія времена, чувствуя свою близость къ смерти, только радуюсь этой близости. Посѣтителей и писемъ такъ много, что нельзя успѣть всего записать. Начинаю чувствовать распространеніе своей извѣстности, к[оторое], какъ всегда, возбуждаетъ и добрыя и соотвѣтственно добрымъ — злыя чувства. Вчера б[ылъ] очень тяжел[ый] К. Зато дня три, какъ пріѣхал[и] очень пріятные Стамо съ сыномъ. Радуюсь очень пріѣзду Ч[ерткова], он[ъ] въ Петерб[ургѣ].[403] С[аша] была у Тани, нынче пріѣхала. Боюсь за нее. Были еще Ст[аховичи]. С[оня] б[ыла] въ Петерб[ургѣ], пріѣхала. За это130 131 время кончилъ О смертн[ыхъ] Казн[яхъ] и писалъ письмо крестьянину о землѣ, и во время писанія убѣдился, что при существованіи государств[еннаго] насилія нѣтъ средствъ, к[оторыя] могли бы улучшить чье либо положеніе. Объ это[мъ] вчера б[ылъ] хорошій разговоръ съ Ник[олаевымъ] и Стамо. Забылъ записать о пріѣзде за это время милыхъ Николаевыхъ и посѣщеніи Сони невѣстки съ Унковской. Были еще фотографы: Прок[удинъ] Гор[скій] и Кулаковъ, и Америк[анецъ] съ женой, и еще чета милыхъ........ Записать надо многое. Прежде, чѣмъ записывать изъ книжечк[и], запишу то, что сейчасъ думалъ:

1) Мы хотимъ устроить счастливую, справедливую жизнь людей, но съ тѣхъ поръ, какъ мы знаемъ жизнь людей и знаемъ, что они всегда стремились къ этому, мы знаемъ, что они никогда не достигали этого. Всегда за достигнутой ступенью блага тотчасъ же открывалась другая, слѣдующая, столь же настоятельно необходимая, какою казалась и та, к[отор]ая только что достигнут[а]; и такъ продолжалось до теперешня[го] времени, начиная съ людоѣдства и до націонализаціи земли. И потому естественно нетолько предположить, но быть увѣреннымъ, что такъ и будетъ всегда.

Такъ и будетъ, такъ и должно быть. Положеніе человека, идущаго впередъ къ благу, к[отор]ое все[404] отодвигается отъ него, подобно [тому], что, какъ говорили мнѣ, дѣлаютъ съ упрямым[и] лошадьми. Къ оглоблямъ впереди ихъ утверждаютъ кусокъ хлѣба съ солью такъ, что лошадь чуетъ его, но не можетъ достать. И она тянется и движется, желая достать хлѣбъ, но это самое движеніе отодвигаетъ хлѣбъ, и такъ до безконечности. Тоже и съ людьми: благо никогда не достигается, п[отому] ч[то] при достиженіи однаго блага сейчасъ же представляется новое. А благо — совершенство безконечн[ое], какъ Богъ.

Какой же изъ этого выводъ?

А только тотъ, что человѣкъ можетъ и долженъ знать, что[405] благо его жизни не въ достиженіи[406] стоящей передъ нимъ цѣли, а въ движеніи для цѣли высшей, недоступной ему.131

132 2) Для того, чтобы понять[407] законы жизни, нужно не объяснять происхожденіе духовнаг[о], т. е. сознанія. Это одно, ч[то] такъ ясно и несомнѣнно и не временно, что не требуетъ объясненія своего происхожденія, а напротивъ, на немъ одномъ можетъ основаться всякое, какое бы то ни было знаніе. Для того, чтобы понять законы жизни, нужно объяснить причины, по к[оторымъ] сознаніе во всѣхъ людяхъ одинаково воспринимаетъ явленія матерьяльнаго міра (предѣловъ отдѣльнаго сознанія): одинаково видитъ, слыпштъ, ощущаетъ. (?)

3) Если бы мы навѣрно знали, что смерть ухудшаетъ наше положеніе, жизнь въ виду смерти была бы ужасна. Если же бы мы навѣрно знали, что смерть улучшаетъ наше положеніе, мы пренебрегали бы жизнью. Такъ что ничего нельзя желать лучшаго того, что есть.

4) «Прежде, чѣмъ былъ Авраамъ, я есмь», — можетъ и долженъ сказать каждый человѣкъ. Мы всѣ сознаемъ свою жизнь безъ начала ея. А если ей не было начал[а], то не можетъ быть и конца.

5) Живо почувствовалъ соблазнъ и грѣхъ писательства на другихъ и перенесъ на себя.

6) Нужно не переставая помнить три требованія добра: воздержаніе, правду и любовь.


3 Іюня Я. П. 1908.


Третьяго дня получилъ письмо съ упреками за мое богатство и лицемѣріе и угнетеніе крестьянъ, и, къ стыду моему, мнѣ больно. Нынче цѣлы[й] день грустно и стыдно. Сейчасъ ѣздилъ верхомъ, и такъ желательно, радостно показалось уйти нищимъ, благодаря и любя всѣхъ. Да, слабъ я. Не могу постоянно жить духовнымъ «я». А какъ не живешь имъ, то все задѣваетъ. Одно хорошо, что недоволенъ собой, и стыдно, только бы этимъ не гордиться.

Кончилъ «Не могу[408] Молч[ать]» и отослалъ Ч[ерткову]. Кончи[лъ] почти и[409] ту, большую. Былъ припадокъ. Хорошо,132 133 что приближеніе къ смерти не печалитъ, скорѣе не то что радуетъ, а желательно. Думается хорошо, сильно. Хочется и нов[ый] Кр[угъ] Чт[енія] и художеств[енное] — революцію.


10 Іюня.


Нѣсколько дней б[ылъ] слабъ, а нынче хорошо выспался и писалъ о Молочник[овѣ] и приговорѣ. Кажется, не дурно. Началъ письмо къ Индусу, да запнулся. Ч[ертковъ] прекрасно поправилъ. Кажется, кончено. Отдалъ переписывать большую статью. Здѣсь два Сережи, Гр[афиня] Зубова. Есть хорошія письм[а] и люди хорошіе: Картушинъ. Записать:

1) Нынче утромъ обхожу садъ и, какъ всегда, вспоминаю о матери, о «маменькѣ», к[отор]ую я совсѣмъ не помню, но которая] осталась для меня святымъ идеаломъ. Никогда дурнаго о ней не слышалъ. И идя по березовой аллеѣ, подходя къ орѣховой, увидѣлъ слѣдокъ по грязи женской ноги, подумалъ о ней, объ ея тѣлѣ. И представленіе объ ея тѣлѣ не входило въ меня. Тѣлесное вс[е] оскверняло бы ее. Какое хорошее къ ней чувство! Какъ бы я хотѣлъ такое же чувство имѣть ко всѣмъ: и къ женщинамъ и къ мущинамъ. И можно. Хорошо бы,[410] имѣя дѣло съ людьми, думать такъ о нихъ, чувствовать такъ къ нимъ. Можно. Попытаюсь.


12 Іюня.


Здоровье хорошо. Но слабъ и тѣломъ и мозгомъ — сонливость. Начинаю привыкать къ признанію главнымъ — однимъ дѣломъ жизни — любовь. Главное — въ мысляхъ. Нельзя достаточно настаивать на томъ, ч[то] кто хочетъ жить истинной жизнью, долженъ прежде всего дѣлать это усиліе къ истинной жизни въ своихъ мысляхъ, когда одинъ самъ съ собой. Удивительн[о], какъ мало знаютъ это. Какъ подума[лъ] о комъ нибудь съ недоброжелательствомъ, остановись, ищи въ немъ доброе, пусть онъ будетъ для тебя какъ самое дорого[е] для тебя существо, для меня моя мать. Можно. Думалъ нынче, послѣ того, какъ холодно обошелся съ женщиной просительницей, думалъ, что:133

134 Одно дѣло только можно дѣлать во всѣхъ возможныхъ тѣлесныхъ условіяхъ, это: быть любовнымъ. Это можно и съ больной печенью и умирая.


13 Іюня.


Два дня почти ничего не писалъ. Пропасть народа у насъ. Не могу безъ слезъ говорить о моей матери. Молоствовъ выписывалъ изъ ея дневниковъ. Вчера страшны[й] ливень. Думалъ кое что, записалъ въ книжечкахъ. Здѣсь надо записать:

Говорятъ: есть три времени: прошедш[ее], настоящее, будущее. Какая грубая и вредная ошибка. Есть два вида времени: прошедшее и будущее; настоящее же внѣ времени.[411] И жизнь[412] истинная, свободная[413] внѣ времени, т. е. въ настоящемъ. Какъ это важно знать. Можно жить только настоящимъ, т. е. свободно. — Сейчасъ не могу такъ записать, какъ думалось. Знаю только, ч[то] это оч[ень], очень важно. Велъ и веду себя въ смыслѣ истинн[ой] жизни, т. е. любви въ настояще[мъ], довольно хорошо.


17 Іюня 1908. Я. П.


Написалъ за это врем[я] статейку о приговорѣ Молочнико[ва] и занялся опять большой статьей. — Вчера писалъ, и нынче оч[ень] хорош[о] — такъ кажется — написалъ о непротивленіи и вообще исправилъ.

Читаю О Герц[енѣ]. Авторъ — узк[ій] соціалистъ. Было столкновеніе за столомъ. Оч[ень] жаль. Не могу вызвать добраго чувства, и тяжело это. Вчера б[ылъ] у М[арьи] Александровны] и съ милымъ Николаевымъ исправля[лъ] коректуры. Сейчасъ засталъ Соню въ гнѣвѣ за порубленный лѣсъ. И зачѣмъ, зачѣмъ она мучаетъ себя? Такъ жалко ее, а помочь нельзя.

[414]Все сильнѣе и сильнѣе стыжусь своего положенія и всего безумія міра. Неужели это мой обманъ чувст[в]а и мысл[и], что продолжаться это не можетъ? — Нѣтъ, не можетъ.134


135 18 Іюня 1908. Я. П.


1) Плохо, когда нравственное[415] добро[416] ставится цѣлью[417] для доcтиженія какихъ бы то ни было внѣшнихъ[418] условій, положеній. Отъ этого главныя бѣдствія людей: ложь религіозна[я],[419] ложь государственная, революціонная....[420]


19 Іюня 08.


Половину ночи не могъ спать — отъ головной боли. Боль эта быстро усиливается. Не она ли приведетъ къ концу. Что же,[421] это хорошо. Стараюсь, когда слабъ, какъ нынче, также хорошо, спокойно, даже радостно думать о смерти, какъ думаю, когда силенъ и бодръ. Вчера Булыгинъ разсказыва[лъ] странную и трогательн[ую] исторію съ сыномъ. Кончилъ Герцена. Сейчасъ вдругъ кольнуло голову такъ, что сморщился. О насил[іи] написанное плохо.


21, 22 Іюня 1908. Я. П.


Ч[ертковъ] тутъ. Очень радостно. Здоровье уходитъ. Слава Богу, нѣтъ ни малѣйшаго противленія. Только, грѣшенъ, хочется кончить задуманное. А потомъ вспомнишь, какъ это все ничтожно, игрушечно въ сравненіи съ готовящейся перемѣной. Сейчасъ засталъ себя не на мысли, а на сознаніи[422] о томъ, ч[то] дневникъ этотъ читаютъ, и пиша имѣю въ виду читающихъ. Забуду, освобожусь. — Записать надо:

1) Вчера особенно живо понялъ, какъ легко сказать: жить для Бога, т. е. дѣлать, желать только то, что должно[423] Его орудію, а не Л[ьву] Н[иколаевичу], и какъ трудно и велико жить такъ. Пытаюсь. И изъ 10 разъ въ сношеніяхъ съ людьми135 136 и даже съ собой 9 разъ забываю. Хорошо, что après coup[424] вспоминаю и жалѣю. Да и какъ не быть труднымъ — это такое огромное благо. Благо и приближаться къ нему. И, кажется, хоть плохо, приближаюсь. Да, помоги мнѣ жить Тобою.

2) <Будущее, сознаніе будущаго, дѣятельно[с]ть для будущаго разумна только въ самыхъ> Не ясно — а казалось хорош[о].

Теперь утро. Спалъ плохо и умственн[о][425] слабъ, но духовно хорошо.


23 Іюня 1908. Я. П.


Немного лучше, даже много, кажется. Мало спалъ, но на душѣ особенно любовно радостно. Если бы такъ всегда до смерти было! Сейчасъ просители, И[лья] В[асильевичъ], Ваня, старуха Дем[е]нская — все, ч[то] раздражало иногда, только умиляетъ. A слѣпой съ дѣвочкой? — захотѣлось сойтись, обласкать.

Записалъ: себялюбіе, т. е. любить себя больше всего, — и величайшее заблужден[iе] и высшее совершенство. Заблужденіе, когда любишь больш[е] всег[о] свою личность, и высшее совершенст[во], когда любишь больше всего то духовное начало, к[отор]ое живетъ и проявляется во мнѣ.


24 Іюн. 1908. Я. П.


Очень сильная боль головы[426] мучала ночью, и я дурно, очень дурно перенесъ, — стоналъ, разбудилъ Ю[лию] И[вановну] и Душана. Главное, не могъ найти[427] блага въ жизни съ страданіемъ. Говорилъ себѣ: Это случай учиться терпѣть, и то, что это приближаетъ къ освобожденію, и то, что[428] есть благо во всемъ. И не могъ преодолѣть тяжесть страданія.

Не думалъ о томъ, что это — то треніе, к[отор]ое движетъ къ благой цѣли освобожден[iя]. А это главное. Сейчасъ болитъ, хотя не такъ, какъ ночью. Постараюсь не ослабѣть. Можно. Началъ писать къ альбому Орлова, мож[ет]ъ быть, будетъ хорошо.136


137 26 Іюнъ. 1908.


Вчера не писалъ. Провелъ ночь очень хорошо и пожалѣлъ, ч[то] не болѣю, не б[ыло] случая поправить вчерашнюю слабость. Ничего не писалъ. Попытался Орлова, и не пошло. Былъ Америк[анецъ] кореспондентъ. Хорошо поговорилъ съ нимъ. Разговоръ съ Кузминскимъ — непроницаемый мракъ. Я все-таки сказалъ.

Ночь провелъ дурно. Была боль. Я держался хорошо, безъ ропота. Но и боль была слабая. Послѣднее время испытываю очень радостное сознаніе: какъ только въ чемъ либо сомнѣнье: сказать — не сказать, пойти — не пойти, большей частью для похоти или славы людской, или пожалѣешь о чемъ, — скажешь себѣ: a тебѣ что за дѣло?[429] жизнь только для Бога въ себѣ и внѣ себя, и сейчасъ уничтожается сомнѣніе, и спокойно, хорошо, радостно. — Записываю утромъ, только что всталъ. —

[430]Сейчасъ думалъ:

Плохо, что камень крѣпокъ, когда хочешь рубить его, а если нуженъ камень, чтобъ точить на немъ, — тогда чѣмъ онъ жестче и крѣпче, тѣмъ лучше. Такъ и съ тѣмъ, что мы называемъ горестями.

Очень хорошо б[ыло] на душѣ, и теперь хорош[о], а только болитъ очень голова.[431]«А тебѣ что за дѣло?» Писалъ порядочно объ Орловѣ. Почувствовалъ нынче въ первый разъ возможность, какъ говоритъ Вивикананда, чтобы все вмѣсто «я» сдѣлалось «ты», — почувствовалъ возможность самоотреченi[я] не во имя чего нибудь, а во имя здраваго смысла. Трудно отвыкать отъ табаку, пьяницѣ отъ вина, a труднѣе и вмѣстѣ съ тѣмъ нужнѣе всего отъучиться отъ этого ужаснаго пьянства собою, своимъ «я». А я начинаю — теперь, передъ смертью — чувствовать возможность такого отреченія. Не велика заслуга.


30 Іюня 1908. Я. П.


Третьяго дня б[ылъ] слѣпой, бранившій меня. Вчера я ходилъ къ нему къ Николаеву и сказалъ, ч[то] я люблю его137 138 1) за то, что онъ ищетъ Божьей истины, 2) за то, ч[то] онъ — тотъ ненавидящій, обижающ[ій], к[отораго] должно любить, и 3) за тѣмъ, ч[то] я, можетъ, могу быть нуженъ ему, и простил[ся] съ нимъ, пожавъ его руку. Онъ передъ отъѣздомъ хотѣлъ видѣть меня. Я обрадовался. Онъ сказалъ: я нечаянно пожалъ руку, я не могу жать руку подлецу, мерзавцу, фарисею, лицемѣру.... С[офья] А[ндреевна] велѣла ѣхать, но я успѣлъ сказать, и искренно, что я люблю его. О, если бы такъ со всѣми!

[432]Вчера были теософки. Записать хочу:

[433]1) то, что любить истинно и можно и должно только ненавидящихъ, и то, ч[то]

2) Большая часть нерелигіозныхъ людей пользуются нравственными требованi[ями] только для оправданія своихъ[434] себялюбивыхъ цѣлей.

На душѣ хорошо, но хочется умереть, уйти отъ всего этого чуждого....


2 Іюля 1908. Я. П.


Вчера тяжелый разговоръ. Все я плохъ. Одно хорошо, ч[то] знаю и чувствую это. Благодѣтельность[435] тѣлесныхъ страданій еще не умѣю понимать и чувствовать, а знаю, что она есть. Зато благодѣтельность оскорбленій, укоровъ, клеветъ, даже злобы и знаю и даже чувствую. Нынче поправилъ Морозова и немножко статью. Передаю ее вполнѣ Ч[ерткову]. Какъ я радъ, ч[то] ни малѣйшаго желанія успѣха и похвалы. Здоровье хорошо. Но мрачность. Надо держать себя въ рукахъ.


4 Іюля 1908. Я. П.


Вчера какъ будто кончилъ статью. Пора. Душевное, состояніе лучше, хотя тѣлесное хуже. Читалъ статью Вивикананда о Богѣ превосходную. Надо перевести. Самъ дума[лъ] объ этомъ же:

[436]1) Его критика «Воли» Шопенгауера совершенно права. Одно невѣрно: то, что онъ начинаетъ съ (объективнаго) разсужденiй138 139 о мірѣ (Univers). Разсуждать объ этомъ не дано намъ. И всѣ такія разсуждені[я], какъ ни кажутся важными, пустословіе. Исходъ всего и законное разсужденіе всегда можетъ и должно начинаться тольк[о] съ личности, съ себя. Разсуждать о внѣш[н]емъ, о мірѣ, не сказавъ о себѣ, о томъ, кто видитъ міръ, все равно, что начать разсказъ такъ: «пот[ому] ч[то] когда онъ на меня замахнулся» и т. д., т. е. разсказывать, не упомянувъ о томъ, кто, гдѣ и кому говоритъ.

Основа всякому разсужденію о мірѣ, о Богѣ одна: сознаніе человѣкомъ[437] своего единства[438] съ началомъ всего, своей божественност[и] и вмѣстѣ съ тѣмъ сознаніе своей отдѣленности, своей ничтожности. «Я царь, я Богъ, я рабъ, я червь». Зачѣмъ? Отчего я такой, я не знаю, не могу, не хочу и не нуждаюсь знать, но знаю, и в[с]які[й] знаетъ, что я[439] — и Все и ничто. Въ соединенi[и] этихъ двухъ есть то, что мы называе[мъ] и сознаемъ жизнью. Я — все, я единъ и я отдѣленъ. Отъ того, что я отдѣленъ, отъ этого я тѣлесенъ и я въ движеніи, a тѣлесность можетъ быть только при пространствѣ, a движеніе — только при времени. Какъ единое же существо, я безтѣлесенъ, неподвиженъ, внѣ пространства и времени. Благо мое въ сознаніи этого един[ства] въ отдѣленномъ. (Думаю, что вѣрно.)

2) Личность всякаго человѣка слагается изъ двухъ его свойствъ: первое — умственныхъ способностей — памяти, сообразительности, способности внима[нія], сосредоточенности (главное, отъ этой способности сосредоточенности вниманія), и второе — его[440] живости сознанія[441] идеала совершенства. Первы[е] всегда довольны, вторые всегда недовольн[ы] собой. (Не вышло.)[442] Нѣтъ, вышло.

Первый типъ занятъ весь соображеніям[и] о тѣлесномъ, второй — о духовномъ. Первый смотритъ на духовное, какъ на139[443] 140 орудіе работы надъ тѣлеснымъ, второй — на тѣлесное, какъ на орудіе для работы надъ духовнымъ.

[444]3) Продолженi[е] того, что въ книжечкѣ. Понятно, если бы послѣ органовъ слух[а], зрѣнія, мозга явился бы органъ, посредствомъ к[отор]аго человѣкъ познавалъ бы жиз[нь] на звѣздахъ, могъ бы перелетать, и чтобы ни придумать, все это може[тъ] развиваться; но откуда сознаніе, — сознан[іе] того, что всѣ эти органы мои, что все это — я и все остальное — не я?

Вѣдь это равно, какъ если бы спроси[ть], какъ появился этотъ дворецъ, и мнѣ бы сказали: а вотъ какъ: сначала сдѣл[али] окна, двери, террасы, потомъ штукаторили, красили, и вышелъ домъ. Удивительно.

4) Не наказывать, не противиться злу насиліемъ, не имѣть богатствъ, все это кажется намъ каким[и]-то великим[и] подвигами, требованіями неисполнимыми, a вѣдь это только самыя простыя указанія того, что люди должны перестать дѣлать, чтобы не вредить себѣ. Также казалось подвигомъ не ругаться, не пьянствовать, не ѣсть мяса. А теперь мы понимаемъ, что это просто практическ[iй] совѣтъ — не дѣлать себѣ вреда. Тоже и съ наказаніе[мъ], съ насиліемъ, съ богатствомъ.


9 Іюля 1908. Я. П.


Пережилъ очень тяжелыя чувства. Слава Богу, что пережилъ. Безчисленное количество народа, и все это было бы радостно, если бы все не отравлялось сознаніе[мъ] безумія, грѣха, гадости роскоши, прислуги и бѣдности и сверхсильнаг[о] напряженi[я] труда кругомъ. Не переставая мучительно страдаю отъ этого, и одинъ. Не могу не желать смерти. Хотя хочу, какъ могу, использовать то, что осталось. — Пока довольно.


Кажется, 11 Іюля 1908. Я. П.


Все письма сочувствія о статьѣ Н[е] М[огу] М[олчатъ]. Очень пріятно. Нынче чувствую себя очень хорошо. Пріѣзжала Т[аня]. Менѣе близк[а], чѣмъ думалъ. Все пропасть140 141 народа. Нынче Бутурл[инъ], Беркенгеймъ, М[ихаилъ] С[ергѣевичъ]. Думалъ очень, очень хорошо

1) Вчера еще о томъ, что чувствую возможность жизни, вполнѣ руководимой одной любовью. Начинаю понимать возможность того, чтобы, сходясь съ людьми, не переставая помнить о томъ, что нужно другому, а не мнѣ: помнить, что интересъ жизни долженъ быть не «я», а «ты», или ОНЪ. Возможно, возможно.

2) О непротивленіи злу: тѣ, кто,[445] признавая какую бы то ни б[ыло] нравственность, находятъ, что нельзя всетаки допустить законъ непротивленія, совершенно подобны тому человѣку, к[оторый] въ математикѣ допускалъ бы равенство квадрата гипотенузы суммѣ квадр[атовъ] катетовъ или еще подобн[ые] математ[ическіе] выводы и между тѣмъ говорилъ бы, что признаніе прямой линіи кратчайшимъ разстояніемъ между двумя точкам[и] всетаки парадоксально и преувеличенно. Подобны[446] п[отому], ч[то] какъ вся геометрія[447] не можетъ существовать безъ положенія о томъ, ч[то] прямая есть и т. д......., такъ и никакая нравственность не можетъ существовать безъ положенія о любви, включающей въ себя непротивленіе. А всякое нравственное ученіе основано на любви.


20 Іюля 1908.


Записано 11 І[юля]: «Письма сочувств[iя] о статьѣ». Теперь письма ругательныя, и довольно много. И грустно. Здѣсь Вѣрочка и Мар[ія] Ал[ександровна]. Очень хорошо съ об[ѣими] С. (читающій да разумѣетъ). Нога болитъ все хуже и хуже. Все чувствую близость смерти. Записать много есть.

1) Я — это сознаніе Бога.

2) Ѣду верхомъ въ глуши и вижу въ чащѣ какія-то созрѣвшія ягоды. И подумалъ. Никто не увидитъ этихъ ягодъ, никому онѣ не нужны, и имъ никто не нуженъ, а они неукоснительно, во всю дѣлаютъ [не] свое дѣло, а то, какое имъ предназначено, исполняя волю Того «Я», к[оторое] въ видѣ отдѣльнаго существ[а] живетъ въ этомъ растеніи. Также и человѣкъ, отличаясь141 142 отъ растенія тѣмъ (кажущимся) преимуществомъ, что можетъ сознавать въ своемъ отдѣльномъ существ[ѣ] это всемірное «Я».

Да, я — Л. H., я — писатель, я — нищій, я — царь, это — большое заблужденіе. Отъ нег[о] всѣ страданія людей. Есть только Одинъ и безчисленныя проявленія Его, одно изъ к[оторыхъ]— то, к[отор]ое я сознаю собой. И благо намъ, если мы не признаемъ Его проявленіе въ себѣ за отдѣльное свое «я», а всегда чувствуемъ въ себѣ то «Я» и живемъ Имъ. И мы испытывае[мь] самыя разнообразныя и неизбѣжныя горести и страданія, если живемъ въ заблужден[iи], ч[то] Я есть наше я.

Жизнь — въ исполненіи во[ли] «Я», или, иначе, жизнь — въ стремленіи къ прекращенію разъединенія, въ сліяніи со Всѣмъ. А это-то[448] приближеніе къ сліянію есть лучшее благо нашей жизни — любовь.


Нынче 5 Авг. 1908. Я. П.


Все лежу. Ногѣ лучше. На душѣ хорошо, даже очень хорошо. Работаю Кругъ Чт[енія] новый, дошелъ до 26-го. Еще много работы. Умилялся на Ч[ерткова] и другихъ друзей работу надъ сводомъ. И думаю, и сомнѣваюсь, ч[то] это стоитъ того. Но мнѣ пріятно — пріятно это сплочені[е] моего духовнаго я. Ругат[ельныя] письма за Н[е] М[огу] М[олчать] усиливаются. Читаю Дик[кенса] Our mutual Friend, очень плохо. Вивекананда тоже мало удовлетворяетъ. «Дюже уменъ». Была два раза музыка Сибора и Гол[ь]д[енвейзера]. Въ послѣдній разъ много думалъ во время игры, а именно: опредѣлялъ всякую вещь извѣстнымъ чувствомъ, настроеніемъ, перенося ее въ область словеснаго искусства, и оказалось, что было: то умиленіе, то веселость, то страсть, то тревога, то любовь нѣжность, то любовь духовная, то торжественность, то грусть и мн. др., но одного не был[о] — не было ничего недобраго: злобы, осужденія, насмѣшки и т. п. Какъ бы такъ художественно писать? Думалъ:

1) Особенно, точно по новому, ту старую истину, что безумно жить, забывая о смерти, что сознаніе присущности смерти,142 143 возможности ежеминутнаго наступленія ея есть самое нужное условіе жизни, что безъ этого сознанія жизнь не можетъ не быть безсмыслицей съ постоянной возможностью отчаянія при воспоминаніи о смерти. Казалось бы, такъ неизбѣжно понять, что мы въ жизни — высланные на работу[449] работники, которыхъ всякую минуту, мы не знаемъ когда, можетъ снять хозяинъ и вернуть туда, откуда онъ выслалъ ихъ, — «Туда» и «Откуда», к[отор]ыхъ мы одинаково не знаемъ. Казалось бы, иначе нельз[я] людямъ понимать свою жизнь. А они понимаютъ ее, какъ что-то имъ принадл[е]жащее, въ к[отор]ой они могутъ достигать своихъ цѣлей. Какже имъ при такомъ взглядѣ не отчаиваться при мысл[и] о смерти?

Да, ты только работникъ дѣла хозяйск[аго], Божія, и знаешь навѣрно только то, что ты присланъ сюда работать Его дѣло. Хорошо ли, дурно это положеніе, нечего разсуждать, оно таково и не измѣнится; одно, о чемъ можно и должно разсужда[ть], это то, какъ лучше прожить. А лучше прожить можно, очевидно,[450] только тогда, когда[451] будешь дѣлать ту работу, какая задана.[452] Узнаешь, что дѣлаешь ту работу, какая задана, п[о тому], ч[то] она самая легкая, и нетолько легкая, но и радостная. Съ тѣхъ поръ, какъ мы знаемъ жизнь людей, мудрѣйшіе изъ нихъ иска[ли] опредѣленіе этой работы и указывал[и] ее — всѣ истинныя религіи и ученія нравственности указывали это, и всѣ одно и тоже: единеніе со всѣми и содѣйствіе единені[ю] со всѣми — любовью. О томъ же, что за хорошее исполненіе работы будетъ награда послѣ смерти отъ хозяина, можн[о] гадать и вѣрить. Но эти гаданія тѣмъ меньше нужны, чѣмъ больше и лучш[е] исполняетъ человѣкъ работу хозяина. Исполненіе это даетъ благо, благо въ настоящемъ, исключающее всякій интересъ къ будущему.


11 Августа 1908. Ясная Поляна.


Тяжело, больно. Послѣдніе дни неперестающій жаръ, и плохо, съ трудомъ переношу. Должно быть умираю. Да, тяжело жить143 144 въ тѣхъ нелѣпыхъ, роскошныхъ условіяхъ, въ которыхъ мнѣ привелось прожить жизнь, и еще тяжелѣе умирать въ этихъ условіяхъ: суеты, медицины, мнимаго облегченія, исцѣленія, тогда какъ ни того, ни другого не можетъ быть, да и не нужно, а можетъ быть только ухудшеніе душевнаго состоянія. Отношеніе къ смерти никакъ ни страхъ, но напряженное любопытство. Объ этомъ впрочемъ, послѣ, если успѣю.

Хотя и пустяшное, но хочется сказать кое что, что бы мнѣ хотѣлось, чтобы было сдѣлано послѣ моей смерти. Во-первыхъ, хорошо бы, если бы наслѣдники отдали всѣ мои писанія въ общее пользованіе; если уже не это, то непремѣнно все народное, какъ-то: «Азбуки», «Книги для чтенія». Второе, хотя это и изъ пустяковъ пустяки, то, чтобы никакихъ не совершали обрядовъ при закопаніи въ землю моего тѣла. Деревянный гробъ, и кто хочетъ снесетъ или свезетъ въ Заказъ противъ оврага, на мѣсто зеленой палочки. По крайней мѣрѣ, есть поводъ выбрать то или другое мѣсто.

Вотъ и все. По старой привычкѣ, отъ которой всетаки не освободился, думается, что еще сдѣлалъ бы то бы да это, странно — преимущественно одинъ художественный замыселъ. Разумѣется, это пустяки, я бы и не въ силахъ былъ его исполнить хорошо.

Да, «все въ табѣ и все сейчасъ», какъ говорилъ Сютаевъ, и все внѣ времени. Такъ что же можетъ случиться съ тѣмъ, что во мнѣ и что внѣ времени, кромѣ блага.[453]


21 Августа.


Не писалъ съ 12 числа. Здоровье все также, ногѣ лучше, общее состояніе хуже, т. е. ближе къ смерти. Нынче ночью испыталъ безъ всякой внѣшней причины особенно сильное и мало сказать: пріятное, а серьезное, радостное чувство совершеннаго отпаденія не страха даже, a несогласія со смертью. Очень радуюсь этому, потому что это чувство, я знаю, не случайное, проходящее, а оно можетъ, не будучи испытываемо безпрестанно,144 145 оставаться въ глубинѣ души, и это очень хорошо. Чувство это подобно тому, что бы испыталъ человѣкъ, узнавъ неожиданно для себя, что тамъ, гдѣ онъ считалъ себя вдали отъ дома, онъ подлѣ него, и что то, что онъ считалъ чѣмъ-то страннымъ и чуждымъ, есть самый домъ его.

Все занимаюсь съ Н[иколаемъ] Н[иколаевичемъ] Кругомъ Чтенія. Не скажу, чтобы очень доволенъ, но и не недоволенъ. Чувствую приближеніе 28-го по увеличенію писемъ. Буду радъ, когда это кончится, хотя радъ тоже тому, что совершенно равнодушенъ къ тому или къ другому отношенію людей ко мнѣ, хотя и все болѣе и болѣе неравнодушенъ къ моему отношенію къ нимъ.

Написалъ письмо М. и не раскаиваюсь.[454]


26 Августа 1908. Я. П.


Мнѣ лучше, но все еще лежу. Работалъ надъ Кругомъ и что дальше, то больше и больше вижу недостатковъ и исправляю. Дошелъ до 8 числа. Шумятъ по случаю юбилея, и я радъ, что чувствую себя спокойнымъ совсѣмъ. Недоброе письмо и не заслуженно недоброе письмо гораздо больше тревожитъ меня, чѣмъ все, ч[то] дѣлается ради юбилея. На душѣ хорошо, думаю, что подвигаюсь. Радъ работѣ надъ Кругомъ. Помогаетъ уясненію многаго. А какая радость — друзья, и какіе! Усталъ, ничего больше писать не хочется.


[17 Августа 1908. Я. П.][455]


(Художественное). 1) Ребенокъ въ богатой буржуазной семьѣ атеистической научно-либеральной предается церковности. Онъ черезъ 15 лѣтъ революціонеръ анархистъ.

2) Кроткій, искренній сынъ священника, хорошо учится и въ школѣ и въ семинаріи, его женятъ и посвящаютъ. Дочь его сосѣда прихожанина даетъ матушкѣ, тщеславной145 146 интеллигенткѣ, книгу. Онъ читаетъ Толстого, и пробуждаются вопросы.

3) Мальчикъ, 6-ой сынъ слѣпого нищаго, вызываетъ сочувствіе жены перваго либерала атеиста. Его берутъ, отдаютъ въ школу, блестящія способности, выводятъ его въ магистры науки. Онъ ѣдетъ на родину, встрѣчается съ товарищами, ужасается, передумываетъ все и отрицаетъ науку и истину одну и спасеніе видитъ въ вѣрѣ въ Бога.

4) Одинъ изъ товарищей началъ торговать, нажилъ миліонъ и либеральничая живетъ трудами рабочихъ.

5) Сынъ аристократической семьи ведетъ къ своднѣ, потомъ филантропія, потомъ отреченіе отъ всего.

6) Сынъ разорившагося полуаристократа, тщеславный, дѣлаетъ карьеру женитьбой, сынъ сдержанный дѣлаетъ карьеру — вѣшаетъ. Онъ льстилъ первому, теперь важничаетъ.

7) Такой же, сынъ буржуа, аристократическій писатель, живетъ журналистикой, чувствуетъ гадость и не можетъ.


18 Августа.


1) Въ тѣлѣ каждаго человѣка живетъ духъ Божій. Не былого бы въ тѣлѣ людей единаго для всѣхъ духа Божьяго, не было бы жизни. Не было бы тѣлъ людскихъ, раздѣляющихъ людей, также не было бы жизни.

2) Любовь человѣка соединяетъ его съ людьми и Богомъ, даетъ ему высшее благо. Этой любви не было бы, если бы не было тѣла, и потому тѣло необходимо для блага людей.[456]

3) Жизнь это освобожденіе души отъ тѣла, и когда освобожденіе въ любви, жизнь — благо.

4) Освобожденіе отъ жизни любовью — благо. Мѣшаютъ этому благу ошибки — грѣхи.

5) Если бы не было духа, заключеннаго въ тѣлѣ, не было бы жизни. Мы не имѣемъ никакого права говорить о духѣ и о тѣлѣ отдѣльно. Мы не знаемъ и не можемъ знать ни того, ни другого въ раздѣленіи, но мы не можемъ понимать нашу жизнь безъ146 147 этого раздѣленія, такъ какъ знаемъ, что вся наша жизнь есть неперестающее уничтоженіе тѣла и уясненіе духа. При смерти совершается полное уничтоженіе тѣла и уясненіе духа и исчезновеніе его.


20 Августа.


1) Вредно угождать тѣлу и потому, что оно никогда не довольно, а хочетъ все большаго и большаго, и потому, что чѣмъ больше служишь тѣлу, тѣмъ больше ослабляешь душу.

2) Страдать можно только тѣломъ. Духъ не знаетъ страданій. Чѣмъ слабѣе духовная жизнь, тѣмъ сильнѣе страданія. Какая же ошибка жить для тѣла, а не для души.[457]


22 Августа.


1) Богъ это законодатель жизни, т. е. я по своему человѣчеству допускаю законодателя за закономъ. Есть законъ жизни. Богъ это законодатель.

2) Царь и рабочій.

3) Неужели изъ-за сладкаго куска.

4) Ужасно то, что мы отвыкли отъ любви и еще хуже, привыкли къ нелюбви.[458]

5) «Хочу исполнить законъ Твой...»

6) Богъ не любитъ постороннихъ лицъ. Съ нимъ можно общаться одинъ на одинъ.

7) Видѣлъ отвратительный по безнравственности сонъ, и больше чѣмъ когда нибудь убѣдился, что нравственность не можетъ имѣть матеріальнаго начала. Она-то главный признакъ духовной природы.


23 Августа.


Вѣрю, что то, что живитъ весь міръ, то невидимое, неосязаемое, но одно истинно существующее есть во мнѣ и живетъ въ147 148 самомъ себѣ. Хочу соединиться съ нимъ во всѣхъ проявленіяхъ его и знаю, что соединеніе это дается любовью. Любовь же даетъ высшее благо. Мѣшаютъ этому благу грѣхи тѣла, грѣхи ума, грѣхи вѣры. Грѣхи тѣла: объѣденіе, лѣность, половая похоть, недоброжелательство къ людямъ и живымъ существамъ. Грѣхи ума, соблазны: гордость, тщеславіе, неравенство, богатство, желаніе возмездія. Грѣхи вѣры, суевѣрія: суевѣріе возможности для блага ихъ устроенія людей насиліемъ, суевѣріе различія государствъ и народовъ, суевѣріе ложнаго закона Бога, суевѣріе ложной науки.

Помоги мнѣ,[459] Богъ въ себѣ и Богъ во мнѣ, своимъ усиліемъ и мысли и дѣла освобождаться отъ этихъ грѣховъ. Помоги мнѣ презирать свое тѣлесное я, забывать его, помоги мнѣ воздерживаться и въ дѣлѣ и словѣ отъ всякаго поступка, не руководимаго любовью и удаляющаго отъ освобожденія. Помоги мнѣ сознать свою жизнь въ освобожденіи себя отъ грѣховъ тѣла любовью. Помню, хочу всегда помнить, что жизнь моя, истинная жизнь — въ освобожденiи отъ грѣховъ тѣла только въ настоящемъ, что жизнь эта въ моей власти, что проявленіе ея любовью даетъ мнѣ неизмѣнное благо, ненарушимое ни страданіями, ни смертью. Помоги мнѣ, Богъ въ себѣ и во мнѣ, помнить то, что то, что мы называемъ жизнью, есть ничто иное, какъ только постепенное освобожденіе души отъ тѣла, что не было бы этого тѣла и постепеннаго освобожденія отъ него, не было бы и того, что мы называемъ жизнью, и того блага, которое даетъ намъ это постепенное освобожденіе. Помоги, помоги, помоги мнѣ не оступаясь итти по пути этого освобожденія, памятуя то, что въ немъ одномъ благо и жизнь.


24 Августа.


1) Все живое имѣетъ сознаніе. Въ сознаніи себя отдѣльнымъ существомъ и жизнь, и всякое живое существо сознаетъ себя подчиненнымъ общимъ и своимъ законамъ: камень — и тяготѣнія, и непроницаемости; растеніе — и тяготѣнія, и роста, и воспроизведенія; животное — и тяготѣнія, и роста,148 149 и воспроизведенія, и общенія съ себѣ подобными; человѣкъ — и тяготѣнія, и роста, и воспроизведенія, и общенія, и разумнаго нравственнаго поведенія.


26 Августа.


Грѣхи, соблазны и суевѣрія всегда были, есть и будутъ. Жизнь и благо ея въ освобожденіи отъ нихъ.


28 Августа.


1) Короткая молитва: Не оставляй меня Ты (не могу назвать Тебя). Помогай мнѣ служить Тебѣ въ дѣлѣ Твоемъ, быть съ Тобою, въ Тебѣ и Тобою.[460]

2) Поѣсть, когда голоденъ, выпить воды, когда хочется пить, большое удовольствіе тѣлу. Но отказаться отъ ѣды, питья, отъ всего, чего хочетъ тѣло, уже не удовольствіе, а радость души. Знаетъ это только тотъ, кто испыталъ это.


1 Сентября.


Не оставляй меня и помоги мнѣ, Господи, исполнять волю Твою, всегда быть Тобою, въ любви ко всему живому. Не оставляй меня и помоги мнѣ.


2 Сентября.


Благодарю Тебя, Господи, за жизнь и благо ея. Помоги мнѣ прожить ее въ любви. Не оставляй меня, чтобы мнѣ помнить то, что Ты во мнѣ, и что я живъ только Тобою.

—————————————————————————————————

1) Правдивость въ мелочахъ; 2) правдивость въ томъ, чтобы не скрывать; 3) пріучать себя высказывать именно то, что хочется скрыть.


2 Сентября.


Вѣрю, что есть только Ты, и что Ты во мнѣ и во всемъ живомъ. Чувствую себя отдѣленнымъ отъ Тебя, но жизнь моя въ Тебѣ149 150 и потому стремлюсь любовью соединиться съ Тобой и со всѣмъ живымъ, тѣмъ, что отъ Тебя. Хочу этого соединенія и потому борюсь съ тѣмъ, что отдѣляетъ меня отъ Тебя: съ похотью тѣла, съ лѣнью, сладострастіемъ и, главное, съ недобротою. Борюсь съ соблазнами гордости, тщеславія, корысти, возмездія; борюсь съ суевѣріями властолюбія, государства, богословія, науки. Борюсь усиліемъ дѣла и мысли, самоотреченіемъ, смиреніемъ, правдивостью и воздержаніемъ въ дѣлѣ и словѣ. Знаю, что жизнь только въ любви въ настоящемъ, и что для духовной жизни нѣтъ страданій, нѣтъ смерти, есть только то, чего желаетъ душа, только благо. Благодарю Тебя.


3 Сентября 1908. Я. П.


Поправляюсь. На душѣ, скучно повторять, все лучше и лучше.

Хочется писать художественное, и намѣчается, но боюсь, буду не въ силахъ.

1) Я все забылъ и забываю, такъ что прошедшее изчезаетъ для меня. Также, еще больше изчезаетъ будущее. Какъ это хорошо! Вся сила жизни — а сила эта страшно умножилась — переносится въ настоящее. Я сознаю это. Какъ это радостно!


14 Сент.


Понемногу выздоравливаю. Юбилей — много пріятнаго для низшей души, но трудное сдѣлалъ для высшей души. Но жаловаться на себя не очень могу. Все понемногу выкорабкиваюсь. Нынче взялъ тетрадь именно для того, чтобы записать то, ч[то] утромъ и ночью въ первый разъ почувствовалъ, именно почувствовалъ, что центръ тяжести моей жизни перенесся уже изъ плотско[й] въ духовную жизнь: почувствовалъ свое равнодушiе полное ко всему тѣлесному и неперестающій интересъ къ своему духовному росту, т. е. сво[ей] духовной жизни.

И нужно, хочется записать:

1) Придумалъ остроумное и бойкое словечк[о] противъ человѣка, напечатавшаго миѣ непріятное, и хотѣлъ записать. Потомъ вспомнилъ, что это нехорошо, и рѣшилъ не писать. И стало150 151 очень хорошо на душѣ. Если сомнѣваешься въ томъ, даетъ ли духовная жизнь, удовлетворенiе ея требованій такое же благо, какъ удовлетвореніе тѣлесныхъ желаній, или вообще даетъ ли благо? если сомнѣваешься, то постарайся сдѣлать такое доброе, хоть немного самоотверженн[ое] дѣло, и устроить такъ, чтобы никто никогда не узналъ. Сдѣлай это и[461] увидишь, что удовлетворенi[е] духовн[ыхъ] требованій не менѣе радостно, чѣмъ тѣлесныхъ.

Охъ, слава людская! какъ она путаетъ насъ! Какъ важно освобождаться отъ нея. Да, градаціи: 1) для себя, 2) для людей, 3) для себя — Бога. Отъ перваго до второг[о] — малое разстояніе, отъ втора[го] до третья[го] — огромное.

Нынче былъ пріѣзжій тяжелый юноша. Оставилъ тяжелое впечатлѣніе. Сейча[съ] придутъ тульскіе революціонеры.


28 Сент. 1908. Я. П.


Нога лучше, но общее состояніе тѣла — желудка — дурно. Въ душѣ хорошо. Идетъ работа. Только теперь настоящая работа, только теперь, въ 80 лѣтъ, начинает[ся] жизнь. И это не шутка, если понимать, что жизнь мѣряется не временемъ. Все Кругъ работаю. Не совсѣмъ хорошо. Но можетъ быть на пользу. Кое что художеств[енное] и важное напрашивается. Много писемъ, и хорошихъ. Какъ хорошо, что не увидишь послѣдствій! Тутъ-то и жизнь: приготовливать послѣдствія добры[я] — по крайней мѣрѣ съ желаніе[мъ] добраго, — кот[орыхъ] не увидишь.

Нынче ночью думалъ двѣ; одну записалъ, другую забылъ.

1) Хочешь соединиться съ людьми — не соединишься; живешь только для себя, для души, не думая о соединеніи, — и соединишься съ Китайце[мъ], Индусомъ, съ человѣкомъ 25 столѣтія.

2) «Зачѣмъ любить непріятныхъ людей?» Зачѣмъ принимать лекарство?

Затѣмъ любить непріятныхъ, что эт[о] пріятно, ч[то] въ этомъ благо.

3) Богъ любитъ tête-à-tête?[462] Two is company...151

152 4) Молитва короткая: «Хочу жить здѣсь Тобою».

5) Въ жизни нашей одна цѣль: благо, и цѣль эта достигается. Но для того, чтобы она могла быть достигнута, нужно б[ыло], чтобы жизнь наша была въ пространствѣ и времени. Для того, чтобы для человѣка б[ыло] благо, оно должно быть не постоянное, а достигаемое.


26 Окт. 1908. Я. П.


Почти мѣсяцъ не писалъ. Все занятъ Кр[угомъ] Чт[енія]. Хочу назвать: «Ученіе жизни». И на душѣ оч[ень] хорошо, все ближе к смерти, встрѣчаемой, какъ все представляющееся въ будущемъ, какъ благо. Началъ худож[ественное]. Но едва ли нетолько напишу, но едва ли буду продолжать. Началъ тоже письмо Сербкѣ. Все хочется короче и яснѣ[е] выразить ошибку жизни христ[іанскихъ] народовъ. — Получилъ вчера книгу отъ Китайца. Заставляетъ думать. Много думается. Записать хочу пустяки.

1) Получаю письма отъ юношей, въ дребезги разбивающія все мое міросозерцаніе. Прежде я досадова[лъ] на легкомысленную самоувѣренность и ограниченность, потомъ хотѣлось показать ему всю его глупость, теперь же почти не интересуетъ. Т. е. интересуетъ, пока я ищу, нѣтъ ли справедливаго упрека, но потомъ оставляю. Вѣдь только подумать о томъ, какъ въ моей семьѣ никакіе доводы, никакая близость, даже любовь не могутъ заставить людей перестать утверждать, что 2×2=5 ; какже хотѣть переубѣдить чужи[хъ], далекихъ людей? Какъ вчерашн[яго] соціалиста или озлобленнаго христіанина крестьянина. Да, великое слово Франциск[а] Асиз[скаго]: когда будетъ радость совершенна[я]. Да, много изъ моихъ послѣдователей берутъ изъ христіанства тольк[о] его отрицающую зло сторону. Истинное христіанство не сердится на нехристіанскіе поступки людей, а старается только самому не поступать не христіански — сердиться.

2) Какое удивительное сумашествіе: убивать людей для ихъ блага!

3) Какъ я прекрасно забылъ все прошедшее и освободился отъ мысл[и] о будущемъ. Да, начинаю въ этой жизни выходить изъ нея, изъ главна[го] условія ея: времени.152

153 Буду почаще писать, если буду живъ. Нѣсколько дней оч[ень] нездоровится. Изжога и слабость и зябкость. Слава Богу, не мѣшаетъ жить.


28 Окт. 1908. Я. П.


Вчера оч[ень] тяжело болѣлъ. Слабость и сонъ. Такъ ясно было, что такова смерть: уничтоженіе сознанія этой жиз[ни], т. е. этого проявленія жизни. И такъ хорошо!

1) Да, когда я родился, я умеръ къ той жизни, потерялъ сознаніе той жизни. Не могу себѣ представить, не могу мыслить иначе какъ въ условіяхъ времени, что я родился, потерялъ созна[ніе] (употребляю глаголы въ прошедшемъ, все въ прошедшемъ, слѣдовательно, во времени). Но я въ этой жизн[и] не могу мыслить внѣ времени, но это не показываетъ того, что та жизнь была во времени, также, какъ и то, что жизнь послѣ смерти (к[отор]ую я не могу мыслить внѣ времени) будетъ во времени.

[463]Да, вчера было очень хорошо. Также и нынче. Нынче съ особенной ясностью и силой чувствую истинную, внѣвременную жизнь.

2) Какая ни съ чѣмъ несравнимая, удивительная радость — и я испытыва[ю] ее — любить[464] всѣхъ, все, чувствовать въ себѣ эту любовь или, вѣрнѣе, чувствовать себя этой любовью. Какъ уничтожается все, что мы по извращенности своей считаемъ зломъ, какъ все, всѣ — становятся близк[и], свои... Да не надо писать, тольк[о] испортишь чувство.

Да, великая радость. И тотъ, кто испыталъ ее, не сравнитъ ее ни съ какой другой, не захочетъ никакой другой и не пожалѣетъ ничего, сдѣлаетъ все, что можетъ, чтобы получить ее. А для того, чтобы получить ее, нужно одно небольшое, но трудное въ нашемъ извращенно[мъ] мірѣ, — одно: отучить себя отъ ненависти, презрѣнія, неуважен[iя], равнодушія ко всякому человѣку. А это можно. Я сдѣлалъ въ этомъ отношеніи такъ мало, а уже какъ будто впередъ получилъ незаслуженную награду.

Съ особенной силой чувствую сейчасъ — или, скорѣе, чувствовалъ153 154 сейчасъ на гуляньи эту великую радость — любви ко всѣмъ.

Ахъ, какъ бы удержать ее или хоть изрѣдка испытывать ее. И довольно.


30 Окт. 1908. Я. П.


Вчера мало спалъ и съ утра усердно писалъ о Серб[ахъ]. Кажется, плохо. Потомъ слабо оч[ень] себя чувствовалъ. Записать:

1) «Жажда знанія», «помогите» — въ письмахъ. И это больше ничего, какъ самая грубая корысть и тщеславіе — залѣзть повыше на шею своего же брата.

2) Мало того, чтобы «креститься», сказать себѣ, что хочу жить по-христіански. Этому надо[465] много и съ усиліемъ учиться — учиться жить по-христіан[с]к[и], хотя бы учиться тому, чтобы встрѣчать всякаго человѣка (нынче два несчастные оборванцы изъ Тулы, вчера Ан[дрея] жена) съ любовью и уваженіемъ. A отношеніе къ имуществу, къ пищѣ, къ увеселеніямъ, къ рѣчи. Да, въ 80 лѣтъ только начинаю не то, что учиться, а понимать, что надо учиться. Начинаю и учиться.

3) Забылъ, и жалко. Одно вспомнилъ: То, ч[то] какъ только чувствуешь, что что нибудь непріятно, что чего нибудь боишься, хочешь скрыть. Ищи въ себѣ: въ чемъ ты тутъ отступалъ отъ любви, ищи и найдешь.


31 Окт. Я. П. 1908.


Вчера просмотрѣлъ, поправилъ Сербское. Кажется, выйдетъ сносно. Нынче еще поправлялъ. Письмо отъ Индуса. Надо отвѣчать почти тоже. Кр[угомъ] Чт[енія] чуть чуть занялся. Очень важное:

1) Вчера и нынче думаю, и стало совершенно ясно, что одно изъ главныхъ, если не главное, сознаніе, изъ к[отор]аго вытекаютъ высшія нравственныя состоянія, это — сознаніе своей духовности, божественности, вслѣдствіе к[отор]ой въ той мѣрѣ,154 155 въ к[отор]ой сознаешь ее, нельзя ни хитрить, ни скрывать, ни бояться, ни — главное — нельзя не любить кого бы то ни было. — Какъ практическо[е] правило, я примѣняю его къ себѣ такъ: какъ только чего нибудь страшно, на что нибудь досадуешь, чего нибудь хочется, кого нибудь не любишь, главное, чего нибудь боишься, вспомни, кто ты, пойми, что ты — свободное всемогущее существо, и все проходитъ. Становится ясно, что если чего боишься, желаешь и не можешь, то препятствіе въ тебѣ. И какъ только поймешь это — сейчасъ свобода и всемогущество. Всякое неудовлетворение это — только сошествіе съ истиннаго пути: бьешься о стѣны, прешь туда, куда не надо. Опомнишь[ся], станешь на путь, и опять со всѣм[и], со Всѣмъ, съ Богомъ. — Хорошо.


1 Нояб. 1908. Я. П. Е[сли] б[уду] ж[ивъ].


Пропустилъ день. Нынче 2 Н. 1908. Я. П.

Вчера занимался — статьей Сербск[ой]. Кончаю. Не плохо и не хорош[о], средне. Вчера б[ыло] на душѣ или, скорѣ[е], на тѣлѣ тоскливо, п[отому] ч[то] не поддавался. Нынче утро, и хочется записать вотъ что:

1) Гуляю, сижу на лавочкѣ и смотрю на кусты и деревья, и мнѣ кажется, ч[то] на деревѣ большiе два какъ бы ярко оранжевые платка; а это на вблизи стоящемь кустѣ два листка. Я отношу ихъ къ отдаленнымъ деревьямъ, и это два большіе платка, и ярко[466] оранжевые они отъ того, что я отношу цвѣтъ этотъ къ удаленному предмету. И подумалъ: Весь міръ, какой мы знаемъ, вѣдь только произведеніе нашихъ внѣшн[ихъ] чувствъ: зрѣнія и осязанія... и наш[ихъ] соображеній.[467] Какъ же вѣрить въ реальность, единую реальность[468] міра, какимъ мы его представляемъ себѣ? Какой онъ для блохъ? Какой для Сиріуса, для неизвѣстнаго мнѣ существа, одареннаг[о] неизвѣстными мнѣ чувствами? И пространство и время — это все мною построено. То, что я называю безконечно малыми существами, нисколько не меньше меня. И то, что я называю моментомъ,155 156 нисколько не меньше того, что я называю вѣчностью. Одно, одно есть, то, что сознаетъ, а никакъ не то, что оно познаетъ и какъ.

2) О чувствѣ мѣры въ искусствѣ: то, ч[то] отсутствіе мѣры[469] выставляетъ на видъ производителя искусства, и отъ того уничтожает[ся] иллюзія того, что я н[е] воспринима[ю], а творю.


10 Ноября 1908. Я. П.


Здоровье не дурно. Если не изжога. Нынче чувствую себя съ утра уныло. Стыдно. Все стыдно. Я люблю это. Началъ заниматься Кр[угомъ] Чт[енія], но сдѣлалъ мало. Сидѣлъ, раскладывалъ пасьянсъ и не то что думалъ, а ждалъ прохожденія черезъ себя — не могу иначе выразить — Бога. И чтожъ? Кажется, дождался. Не знаю, съумѣю ли выразить то, чего дождался, но для себя, для души было огромной радостной важности.

Отвлекся чтеніемъ дневника и записываніемъ мысли въ Кр[угъ] Чт[енія] и забылъ не самую мысль, но потерялъ ту силу, съ к[оторой] понялъ ее. Всетаки пишу:

Да, вотъ что: Всѣ пути человѣку заказаны, кромѣ одного — совершенствованія, увеличенія духовной силы, освобожденія отъ тѣла, приближенія къ Богу. Дѣло это, единственно разумное дѣло жизни, совершается только[470] въ моментѣ настоящаго. Прошедшее не существуетъ, оно также, какъ и всѣ отношенія съ міромъ, суть только[471] матерьялъ совершенствованія.[472] Будущее же никакъ не бери цѣлью своей дѣятельности (Это — то главное, что я живо понялъ нынче). Будущаго — представленія того, что будетъ, не должно быть для разумно живущаго человѣка. Есть только настоящее, въ к[отор]омъ я могу совершать свойственное мнѣ дѣло жизни. Тоже, что выйдетъ156 157 изъ этого, мнѣ не дано знать; не дано знать, что выйдетъ для міра (а люди думаютъ, что они могутъ знать это, и этимъ руководствуются. Въ этомъ главная причина злой жизни людей), не дано знать и то, что выйдетъ для моей души. Такъ что дѣлаться лучше, жить доброй жизнью ни для чего — по нашему взгляду — не нужно. И какъ это хорошо. Только тогда истинная радость добра, когда ничего за это не получается.

Пришла было мысль, что добр[ой] жизнью приготавл[и]вается душа для другой, лучшей жизни за гробо[мъ]. Но это не то. Ничего не будетъ. Все есть. Если живешь добро, сейчасъ есть все то благо, какого можешь желать. А какая свобода и сила, когда вся жизнь въ одномъ настоящемъ.

—————————————————————————————————

Записалъ, но совсѣмъ не то. Нѣтъ 1/10000 той силы и радости, когда мнѣ открылось.

2) Все больше и больше сознаю, позн[аю] невозможность жизни во имя будуща[го]. Нельзя устраивать государства, нельзя свою семью, нельзя СЕБЯ. Что будетъ, предоставь Ему, а самъ жив[и] въ томъ, что есть, стараясь дѣлать то, ч[то] хотѣли всегда всѣ люди и чему учили и что одно ты можешь безпрепятственно дѣлать, чего одного тебѣ истинно хочется и что одно даетъ тебѣ истинное счастье: становиться лучше и лучше, любовнѣе и любовнѣе.


15 Ноября 1908. Я. П.


Вчера до 12 ч. игралъ въ карты. Совѣстно, гадко. Но подумалъ: люди скажутъ: «хорошъ учитель, играетъ въ винтъ[473]3[474] часа сряду». И понастояще[му] подумалъ: это-то и нужн[о]. Въ этомъ-то настоящее, нужно[е] для доброй жизни смиреніе. А то Генералъ долженъ держаться, какъ Генер[алъ], посланникъ — какъ посланникъ, а учитель — какъ учитель. Неправда. Человѣкъ долженъ держаться какъ человѣкъ. А человѣку свойственн[о] прежде всего смиреніе, желать быть униженнымъ. Это не значитъ, что надо играть въ карты, есл[и] можешь дѣлать другое, нужное людямъ, но значитъ, что не157 158 надо бояться сужденій людей, а, напротивъ, хорошо умѣть переносить ихъ sans sourciller.[475]

2) Хорошо молился нынче. Какъ хорошо: не моя воля да будетъ, но Твоя; и не то, ч[то] я хочу, а то, ч[то] Ты хочешь; и не такъ, какъ я хочу, а какъ Ты. Какъ хорошо, когда ясно, глубок[о] понимаешь. Все тутъ. И то, что все внѣшнее не по моей, а по Тво[ей] [волѣ], т. е. все хорошо, какъ должно быть, а внутреннее же мое, во мнѣ, я хочу, чтобъ было по Его волѣ, т. е. было бы неперестающая любовь.

3) Опытомъ узнаю, какъ благотворн[о], радостно никого не осуждать въ словахъ, главное — въ мысляхъ.

4) Вчера разозлился на лошадь. Какъ скверно!


28 Н. Я. П.


Никакъ не думалъ, ч[то] такъ давно не писалъ. Дня три только, какъ немного проснулся, а то спалъ, и не было хорошей душевной жизни. Все пишу письмо Индусу. Все повторенія. Здоровье тѣла плохо, на душѣ и въ сонномъ состояніи хорошо, а въ бдящемъ всегда умиленіе и радость.

Вчера пріѣхалъ Миша съ женой и юношей Вяз[емскимъ]. Я позвалъ ихъ и читалъ имъ Кр[угъ] Чт[енія] и говорилъ. И радъ этому. Эта чета М[иши] съ женой мила мнѣ становится все больше и больше. Сейча[съ] записалъ въ Инд[усское] письмо. Не знаю, ч[то] буду писать, окончивъ. Едвали худож[ественное]. Было поползновеніе и прошло.


29 Н. Я. П.


Тѣлесно[476] — хотѣлъ сказать: нехорошо, но это неправда — слабость, но это хорошо. Вчера подвинулся въ П[исьмѣ] И[ндусу] и цѣлый вечеръ читалъ Сандерл[енда], чтобы отвѣтить на письмо. Ночью видѣлъ во снѣ, что я отчасти пишу, сочиняю,[477] отчасти переживаю драму Христа. Я — и Христосъ и воинъ. Помню, какъ надѣвалъ мечъ. Очень ярко. С[оня] уѣхала въ158 159 Москву. Одну художественную мысль, очень мнѣ понравившуюся, забылъ и не могъ вспомнить. Надо записывать. Затѣмъ надо, что хочу попробовать, могу ли худож[ественное] писать. Если не могу, то не огорчусь. Попробовать надо на небольшомъ. Изъ зап[исной] книж[ки]:

1) Только признай себя виноватымъ, и все запутанное ясно. А виноваты[мъ] признать себя передъ Богомъ, передъ лучши[мъ] собой всегда легко. А они пускай дума[ютъ], ч[то] я виноватъ передъ ними. Да я навѣр[ное] — только поищи — виноватъ и передъ ними.

2) Жить богатымъ становится все стыднѣе, a бѣднымъ все досаднѣе и досаднѣ[е].

3) Записано такъ: Смерть есть прекращен[iе] силы жизни въ пространствѣ и времени. Да это такъ, — прекращеніе проявлен[iя] только въ простр[анствѣ] и времени.

4) Движеніе тѣла въ простр[анствѣ] и времен[и] есть неизбѣжное условіе этой жизни. А это самое движеніе тѣла въ простр[анствѣ] и врем[ени] есть нелѣпость: противорѣчіе и разуму и сознанію. Единственный разумный и согласный съ сознаніемъ смыслъ жизни есть освобожденіе духа отъ этихъ условій. Жизнь есть постепенное — смерть полное освобожденіе.

5) Высшее религіозное состояніе есть духовный эгоизмъ. Все — для себя, истиннаго себя — Бога въ себѣ.

6) Воровство? Воровство возможно тольк[о] при нехристіанской жизни. Воровать можно только у воровъ. А какое же возможно воровство при отдачѣ кафтана, когда просятъ рубаху?

7) Весь матерьяльный прогрессъ нашего христ[іанскаго] міра объусловленъ отсутствіемъ въ болшинствѣ людей этого міра религіозно-нравственныхъ требованій. Вслѣдствіе этого отсутствія — порабоще[ніе] большинства меньшинству и напряженный, направленный на увеличен[iе] удобствъ жизни трудъ.

8) Нужнѣйшая наука — религовѣденія. Сравненіе всѣхъ религій показало бы, въ чемъ общая всѣмъ религіозная истин[а], и что — случайные наросты.

Хотѣлъ записать еще то, что думалъ о своей потерѣ памяти, и о томъ, что говорилъ милому Пошѣ (онъ вчера уѣхалъ) о томъ,159 160 что я — клѣточка, необходимая клѣточка безконечнаго (какъ глупо) организма, да надо итти къ кофею и за работу.


3 Дек. 1908. Я. П.


Оч[ень] хорошее душевное состояніе. Много спалъ. Началъ съ того, ч[то] увидалъ въ себѣ всю свою мерзость, преобладан[iе] славы людской надъ настоящими требованіями жизни. Увидалъ это (ч[то] и давно чуялъ) и при тяжеломъ чувствѣ отъ письма какой-то женщины, упрекающей меня за письмо, и по тому, съ какимъ интересомъ, читая газеты, искалъ глазами слово «Толстой». Какъ еще я далекъ отъ чуть-чуть порядочнаго, какъ плохъ. Сейчасъ пишу это и спрашиваю себя: и это пишу я не для тѣхъ, кто буд[етъ] читать этотъ дневникъ? Пожалуй, отчасти. Да, работать надо надъ собой — теперь, въ 80 лѣтъ, дѣлать то самое, что я дѣлалъ съ особенной энергіей, когда мнѣ б[ыло] 14, 15 лѣтъ: совершенствоваться; только съ той разницей, что тогда идеалы совершенств[а] были другіе: и мускулы и вообще то, ч[то] нужно для успѣха среди людей. Ахъ, если бы пріучиться всю, всю энергію класть на служеніе Богу, на приближеніе къ Нему. A приближеніе къ Нему невозможно безъ служенія людямъ. А если бы я жилъ въ пустынѣ и умиралъ, никому неизвѣстный, я всетаки знаю, ч[то] мое совершенствованіе, приближеніе къ Нему — нужно. Помоги, помоги мнѣ жить Тобою. Пишу это, и слезы выступаютъ. Хорошо.

Сейчасъ перечитывалъ то, что записано здѣсь въ дневникѣ нынѣшняг[о] года], и о[чень] хорошо стало на душѣ. Записать надо:

1) Усиліе, направленное на преобладаніе свое[го] духовнаго «я» надъ тѣлеснымъ и полутѣлеснымъ — на совершенствованіе, приближен[iе] къ Богу, очищеніе себя, — благотворное во многихъ и многихъ отношеніяхъ, особенн[о] благотворно въ томъ, что освобождаетъ отъ — все еще владѣющей мной — заботы о славѣ людской. Только усиліе всей жизни, направленное на приближеніе къ Богу только для себя, только это одно освобождаетъ отъ этого ужаснаго соблазна.

Да, продержать во рту сладкой кусокъ пищи такъ, чтобы160 161 узнать вкусъ его, и выплюнуть, и никому не разсказывать про это.

2) Я потерялъ память. И — удивительное дѣло — ни разу не пожалѣлъ объ этомъ. Могу пожалѣть о томъ, ч[то] теряю волосы, и жалѣю, но не о памяти; такъ очевидно потеря эта была послѣдствіемъ пріобрѣтеннаго, не совмѣщающаго[ся] съ памятью. Какъ выбрасываютъ выжимки, когда взято масло, такъ и съ памятью. Она только матерьялъ, изъ к[отораго] должно сложиться пониманіе смысла жизни...

3) Богъ нуженъ мнѣ также, какъ и я Ему. Не то что нуженъ Ему я, Л. H., а то, что есмь Его проявлені[е], одинъ изъ (для меня)[478] безконечно малыхъ органовъ Его безконечнаго (для меня, п[отому] ч[то] я не могу ничего понимать внѣ времени; внѣвременное же представляется мнѣ безконечнымъ) организма. Какъ всякая самая крошечная клѣточка моего организма необходима мнѣ, пока она составляетъ часть моего тѣла, но не именн[о] эта клѣточка. Также и я для Него. Глупо, но je m’entends.[479]


4 Дек. 1908. Я. П.


Вчера б[ылъ] дѣятеленъ: писалъ дневникъ, написалъ объ Эртелѣ и поправилъ предисловіе къ нов[ому] Кр[угу] Чт[енія]. Тяжелый разговоръ съ С[оней]. — Мнѣ и во время разговора б[ыло] жалко ее, a послѣ[480] умилительно. Записалъ оч[ень] важное:

1) При мысли о предстоящихъ поступкахъ и, если можешь, при совершеніи самыхъ поступковъ, спрашивай себя: для чего ты дѣлаешь то, что дѣлаешь: для себя ли, для Бога, для своей совѣсти, или для людей, для ихъ одобренія. Спрашивай себя: будешь ли дѣлать тоже, что дѣлаешь, если бы ты нетолько зналъ, что никто никогда не узнаетъ про это, но что это доброе для оцѣн[ки] твоей совѣсти дѣло останется для людей поводомъ осужденія тебя.

Надо пріучать себя къ этому. Это — единственно важное161 162 дѣло въ жизни и для 14-лѣтн[яго] мальчика и для меня, 80-лѣтн[яго] старика.

Не могу иногда не видѣть благотворность моихъ добрыхъ поступковъ и не могу не умиляться, не радоваться. Но помни, что главныя послѣдствія не видны тебѣ, а есть.

2) На свѣтѣ нѣтъ ничего великаго, есть правильное и неправильное тольк[о]. А все одинаково безконечно велико или безконечно мало.


Нынче, 6 Дек. 1908. Я. П.


Записано длинно разсужденіе о веществѣ и движеніи, пространств[ѣ] и времени. Впишу послѣ. Вчера былъ немного слабъ, но на душѣ все лучше и лучше. Ясно вижу, чувствую радостную возможн[ость] перенести весь интересъ и смыслъ жизни, всѣ желанія на то, ч[то] всегда въ моей власт[и], ч[то] всегда даетъ благо: на — не скажу — духовно[е] совершенствованіе, а на все больше[е] и больше[е] приближеніе къ исполненію не своей, a всемірной воли. Теперь только, на 9-мъ десяткѣ, начинаю пріучать себя и пріучаю. Помоги Богъ всякую минуту, во всякомъ дѣлѣ, при всякой мысли вспоминать: то ли дѣлаю, ч[то] хочу для исполнен[ія] Его воли, а не своей? не для людей, а для себя, духовного себя? И вспоминаю. И надѣюсь, что дойду до того, ч[то] не нужно будетъ и вспоминать. Помоги Богъ.

Все копаюсь надъ П[исьмомъ] къ И[ндусу]. Кажется, дребедень и повтореніе. Надо кончить и оторваться. Художественно[е] хочется, но не начинаю, п[отому] ч[то] нѣтъ тако[го], ч[то] бы приспичило, такого, ч[то] не могу не писать, такъ же какъ жениться только тогда, когда не могу не жениться.

Хочу для фонографа приготовить настоя[щее], близкое сердцу.

1)[481] То, что мы называемъ жизнью, есть та частица или, скорѣе, то проявлені[е] жизни, к[оторо]е мы сознаемъ въ тѣлѣ.

2) Какъ я особенно счастливъ. Если меня и ненавидятъ, не зная меня, многіе, какъ много людей не по заслугамъ любятъ меня. Люди, к[оторые] по своимъ quasi[482] религіозны[мъ] взглядамъ,162 163 к[оторые] я разрушаю, должны бы был[и] ненавидѣть, любятъ меня за тѣ пустяки — «Войн[а] и М[иръ]» и т. п., которые имъ кажутся очень важными.

Вышло Сербск[ое] письмо въ «Г[олосѣ] М[осквы]», и очень мнѣ пріятно.


Нынче, вечеръ 14 Д. 1908. Я. П.


Цѣлые 6 дней не писалъ. Кончилъ письмо Индусу, слабо, повторенія. Написалъ кое какія письма. С[оня] въ Москвѣ. Послѣдніе дней 4 или 5 слабъ тѣломъ. Душевно былъ не оч[ень] дуренъ, но нынче вѣшанье, мучан[ье] людей вызвало негодованіе, недоброе, злое чувство къ вѣшателямъ. Дума[ю] о худож[ественномъ], и какъ будто нараждается. Записалъ очень важное о Богѣ — любви, впишу послѣ. Еще хорошо думалъ о томъ, что:

1) дѣти приходятъ прямо отъ Бога.... — не помню, какъ записано. А еще:

2) О потерѣ памяти. Потеря памяти о себѣ, о личности. Вѣдь это — великое благо. Личность кончается, начина[й] жить всѣмъ...


15 Дек. 1908. Я. П.


Оч[ень] слабо себя чувствую. Давно не б[ыло] такъ. Нынче вернулась С[оня]. Я цѣлое утро ничего не писалъ и тольк[о] дѣлалъ пасьянсы. Хочу записать не записанное изъ книжечки.

1) Истинная, блаженная жизнь этосознательное, всей жизнью исполненіе воли Бога. Согласіе своей воли, подчиненіе ея волѣ Всего.

2) Основа представленія человѣка о веществѣ, движеніи, пространствѣ и времени — въ отдѣленности человѣка отъ міра, отъ Всего. — Для того, чтобы сознавать себя отдѣленнымъ, человѣкъ долженъ представить себѣ вещество[483] движущееся;[484] вещество п[отому], ч[то] отдѣленнымъ или соединеннымъ[485] должно быть что нибудь. Вотъ это что нибудь и есть163 164 вещество; движущееся же п[отому], ч[то] только движеніемъ могутъ быть отдѣлены части вещества другъ отъ друга. Отдѣленное же[486] вещество[487] нельзя себѣ представлять иначе, какъ занимающее извѣстное мѣсто въ[488] пространствѣ.[489] Движеніе же, перемѣна мѣста въ пространств[ѣ][490] включаетъ въ себя представленіе о томъ, что вещество было въ одномъ мѣстѣ и стало въ другомъ; т. е. понятіе времени.

Тоже, что ни вещество, ни движеніе, ни пространство, ни время не имѣютъ никакого реальнаго значенія, а суть только необходимости нашего сознанія отдѣленности, доказывается тѣмъ, что всѣ эти понятія не могутъ представляться иначе, какъ безконечными, т. е. не имѣющими сами по себѣ никако[го] реальнаг[о] смысла. Реально, дѣйствительно тольк[о] отдѣленность человѣка отъ Всего; веществ[о] же, движеніе, пространство и время[491] суть только необходимыя условія мысли при сознаніи человѣкомъ своей[492] отдѣленности.

2) То, что мы называемъ жизнью, есть только та частица ея или, скорѣе, проявленіе ея, к[отор]ое мы сознаемъ въ нашемъ тѣлѣ. (Не пом[ню]).

3) Все[493] хорошее не достается даромъ: смерть достигается страданіями. Они же и облегчаютъ ее для тѣхъ, кто не видятъ ея блага.

4) Есть только два рода людей: религіозны[е], живущіе для исполненія Общей воли, и нерелигіозные, живущіе для себя. Это два болѣе различныя существа, чѣмъ волкъ и заяцъ.

5) Наука по отношенію къ закону любви (непротивленія) поступаетъ также, какъ поступала религія: не отрицаетъ прямо закона любви, но ставитъ выше его законы, уничтожающіе его. Въ религіи это было — повиновеніе власти отъ Бога; въ наук[ѣ]164 165 это — повиновеніе законамъ исторически[мъ], экономическимъ, естественнымъ.

6) Посланія Іоанна отрицаютъ всякое представленiе о Богѣ, кромѣ любви, кромѣ того начала любви, к[отор]ое каждый человѣкъ сознаетъ въ себѣ. Просить не о чемъ и некого. Можно только жить или не жить любовью.

Когда нѣтъ никакого другаго Бога, кромѣ любви, то хочешь — не хочешь будешь служить любви, если почувствовалъ недостаточность жизни для себя и потребность общенія съ высшимъ, со Всѣмъ, міромъ.

Вотъ эта-то вѣра нужна; нужна п[отому], ч[то] она возможна только на дѣлѣ. И прочна эта вѣра п[отому], ч[то] все лишнее отброшено, а держится на томъ, что знаетъ всякій человѣкъ и разумомъ и сердцемъ.

Молитва при такой вѣрѣ не такая, въ к[отор]ой къ кому-то обращаешься, просишь кого-то: помоги, помилуй, а тольк[о] такая: «знаю, что Ты — любовь. Хочу жить Тобою». (Нехорошо.)

7) Любовь это — сознаніе своей истинно[й] жизни, единой во Всемъ. Дѣти, приходя ОТТУДА, еще ясно чувствую[тъ] эту жизнь и ея единственно[е] вполн[ѣ] доступное намъ проявленіе въ любви. Сознані[е] своей личной жизни есть самообманъ. Старость понемногу освобождаетъ отъ него. Совсѣмъ освобождаетъ смерть.


18 Дек. 1908. Я. П.


Не писалъ 3 дня. С[оня] вернулась. Пріѣхали Рѣп[инъ] съ Нордм[анъ]. Все также слабо себя чувствую. Перебираю художеств[енное]. Казалось бы, могу. Написалъ очень озлобленное предисловіе и не годящееся начало. Духовно слабъ. Вчера вечеромъ получилъ письмо недоброе о томъ, что наживаюсь сочиненіями, и б[ылъ] такъ слабъ, что огорчился и отвѣчалъ (бросилъ письмо).

[494]Нынче перебиралъ переписанное въ дневникѣ, но писать ничего не могу. Сейчасъ проводилъ Рѣпина. С[оня] н[е]здорова. Выпишу, что есть, изъ записн[ой] книжки.

1) Воспоминаніе о прошедшемъ и загадываніе о будущемъ165 166 составляютъ то, что мы называемъ и сознаемъ личностью. Перестань человѣкъ вспоминать и загадывать, и для него уничтожится время и съ нимъ вмѣстѣ личность, и останется только любовь, обращенная на все окружающее его въ мірѣ, на все разнообразное отдѣленное отъ него и другъ отъ друга. И человѣкъ почувствуетъ, сознаетъ себя неподвижнымъ среди движущагося вокругъ него міра (его личность составляетъ часть этого движущагося міра. Человѣкъ почувствуетъ, что міръ движется передъ нимъ, какъ земл[я] передъ солнце[мъ], а онъ стоитъ, и только, какъ солнце землю, соединяясь съ свѣтомъ Бога, освѣщаетъ этотъ движущійся передъ нимъ, вокругъ него міръ. Только освободись человѣкъ отъ воспоминаній въ прошедшемъ и загадываній въ будущемъ, освободись отъ времени, и онъ освободится отъ обмана о томъ, что движется онъ, не міръ вокругъ него; движется затѣмъ, чтобы онъ могъ понимать его.

Тоже самое, иначе записанное:

Личность есть только воспоминаніе о прошедшемъ и желанія въ будущемъ. Какъ только нѣтъ ни того ни другого, нѣтъ времени — жизнь въ безвременномъ моментѣ настоящаго — нѣтъ личности, а есть только основа жизни — любовь, Богъ. Такъ это было бы, если бы человѣкъ могъ вполнѣ отрѣшиться отъ воспоминаній и желаній; въ жизни же возможно только приближеніе: чѣмъ меньше воспоминаній и желаній, т. е. чѣмъ больш[е] уничтожена, ослаблена личность, тѣмъ больше проявляется въ жизни любовь — Богъ, тѣмъ больше живешь внѣ времени и сознаешь, что движешься не ты, a міръ для того, чтобы ты могъ познавать его.

2) Когда римскій міръ развратился, его обновили неразвращенные варвары. Теперь ужъ нѣтъ варваровъ, и потому, хочешь — не хочешь, надо намъ сами[мъ] дѣлаться варварами въ томъ хорошемъ, что было въ варварахъ.

3) Большая ошибка думать, что всѣ изобрѣтенія, увеличивающiя власть людей надъ природой въ земледѣліи, въ добываніи и химическомъ соединеніи веществъ, и возможность большаг[о] воздѣйствія людей другъ на друга, какъ пути и средства сообщенія, печать, телеграфъ, телефонъ, фонографъ, есть благо. И власть надъ природой, и увеличеніе возможности воздѣйствія людей другъ на друга будутъ благомъ только тогда, когда дѣятельность166 167 людей будетъ руководима любовью, желаніемъ блага другимъ, и будутъ зломъ, когда она будетъ руководима эгоизмомъ, желаніемъ блага только себѣ. Выкопанные металл[ы] могутъ пойти на удобства жизн[и] люде[й] или на пушки, послѣдствіе увеличенія плодородности земли можетъ дать обезпеченное питаніе людямъ и можетъ быть причиной усиленнаго распростра[н]енія и потребленія опіум[а], водки, пути сообщенія и сред[с]тв[а] сообщенія мыслей могутъ разносить добрыя и злыя вліянія. И потому въ безнравственномъ обществѣ, каково наше мнимо христіанское, всѣ изобрѣтенія, увеличивающія власть человѣка надъ природою и средства общенія, нетолько не благо, но несомнѣнное и очевидное зло.

4) Вчера почувствовалъ большую пользу изъ подавленнаго состоянія духа, при к[отор]омъ не трогаютъ вопросы религіозные и хочется не любить, а осуждать и ненавидѣть. Хорошо заставить себя въ такихъ состояніяхъ сознавать ихъ, бороться съ ними, главное же, хорошо тѣмъ, ч[то] зная себя такимъ, понимаешь невмѣняемость другихъ людей, когда они такіе, и уже можешь не сердиться на нихъ, a жалѣть ихъ.


27 Дек. 1908. Я. П.


Много дней пропустилъ. Было много посѣтителей и хорошихъ писемъ. Занимался все время статьей о статьѣ С[толыпи]на, и кажется, напрасно. Художест[венная] работа въ головѣ ясна, но нѣтъ охоты писать. Нездоровилось. Написалъ нѣскольк[о] писемъ: 1) священнику, 2) о свящ[енномъ] писані[и], 3) о пространствѣ и времени.

Записано только два:

1) Молитва. Хочу жить сейчасъ въ Тебѣ, Тобою, чтобы совершалась не моя воля, но Твоя,[495] не то, что я хочу, а то, чего Ты хочешь, и не такъ, какъ я хочу, а такъ, какъ Ты хочешь.

2) Тоже молитва при общеніи со всяк[имъ] человѣкомъ. Помни, что передъ тобой стоитъ не убійца, не развратникъ, не жандармъ, полицейскій, король, шпіонъ, a проявленіе Бога. Помни, передъ кѣмъ ты, и относись къ нему, ка[к]ъ къ самому священному предмету, как[ой] только есть въ мірѣ.167[496]

168 3) Хорошо, слушая разсказъ о дурныхъ дѣлахъ людей, читая книги неумныя, дурныя, помнить, что дѣлали или писали это люди, т. е.[497] существа,[498] проявляющія въ себѣ или могущія проявлять въ себѣ Бога. Это можно. Можно пріучить себя къ этому. А если пріучишь, какое счастье! Мнѣ часто совѣстно бываетъ говорить людямъ о томъ, какъ надо жить и въ чемъ они ошибаются. Въ этомъ моя большая ошибка. Въ мои года я долженъ дѣлать это. Въ этомъ моя прямая обязанность.

Вчера на прогулкѣ встрѣтилъ мен[я] юноша со слезами, но говорилъ такъ несвязно, непонятно о томъ, что ему нужно, ч[то] съ недобрымъ чувствомъ и даже словам[и] ушелъ отъ него. И слава Богу, тотчасъ же сталъ мучаться, искалъ его. На счастье онъ не уход[илъ], и я прекрасно погов[ор]илъ съ нимъ.

[499]Пріѣхали петерб[ургскіе] студенты съ адресомъ. Трудно. А надо помни[ть] вѣчное, одно дѣло: сейчасной люб[ви].


28 Дек. 1908. Я. П.


Отдалъ Ч[ерткову] статью, хо[тѣлъ][500] писать «Погибшіе», но не пошло. А есть, есть что сказать. На душѣ хорошо. Все учусь по немногу не мыслить нелюбовнаго. Въ этомъ все дѣло. Мож[но] привыкнуть. Помоги Богъ, к[оторый] въ «табѣ». Были студенты. Тяжело было. Забывалъ, что надо съ богобоязненность[ю] обращаться. А всетаки подвигаюсь. Да бѣда, что l’esprit de l’escalier.[501] Но подвигаюсь, подвигаюсь.


Сегодня 29 Дек. 1908. Я. П.


Очень хорош[о] себя чувствую. Въ первый разъ, хотя и плохо, но охотно писалъ — не зна[ю], какъ назвать? Можетъ быть: Нѣтъ виноватыхъ. Могу себѣ представить, вижу возможность, и съ удовольствіемъ. Утромъ, ночью думалъ такъ ясно, какъ несчастны богатые: несчастны п[отому], ч[то] одно истинное168 169 благо въ жизни — любовь и отъ себя къ себѣ, богатый же всегда лишенъ этого. Чѣмъ больше онъ раздаетъ, тѣмъ больше отъ него требуютъ, меньше его любятъ, и онъ [не] можетъ любить тѣхъ, кот[орые] видятъ въ немъ только кошель. И это до тѣхъ поръ, пока онъ все раздастъ. Только тогда является возможность любовнаго общен[ія] со всѣми. А любовь полная тольк[о] тогда, когда со всѣми.

Удивительно хорошо себя и чувствую и сознаю. Такъ легко всѣхъ любить. Да, помоги мнѣ соединиться съ Тобою, въ Тебѣ и во всѣхъ проявленіяхъ Твоихъ и жить Тобою. Помоги, хочу, однаго хочу.

Ѣздилъ далеко верхомъ съ М[арьей] Н[иколаевной], Сер[ежей] мал[енькимъ] и его учит[елемъ]. Иду обѣдать.


30 Дек. Я. П. 1908.


Пріѣхалъ Н[иколай] Н[иколаевичъ]. Получилъ трогательное письмо отъ Петровой, сидяще[й] въ тюрьмѣ. Отвѣчалъ ей. Нынче проситель крестьянинъ о раздѣлѣ, потомъ Студентъ съ удивительнымъ вопросомъ о требован[iи] курсистки, чтобы онъ взялъ ее въ жены. Потомъ Андрей съ денежным[и] дѣлами, потомъ сумашедшій, пото[мъ] письмо отъ Студ[ента] съ требованіемъ того, чтобы жизнь была зломъ. Вчера б[ыло] очень хорошо на душѣ, радостно, любовно, нынче хуже, но, слава Богу, все же радостно и благодарно. Началъ было писать «Не виноватыхъ», но не пошло. — Готовятъ маскарадъ. Мнѣ жалко.

1) Жизнь есть сознаніе отдѣленности. Для сознанія отдѣленности необходимо представле[ніе][502] себя веществомъ,[503] и непремѣнно движущимся. Недвижущееся вещество не могло бы быть отдѣлено, а сливалось бы со Всѣмъ. Движущимся же можетъ[504] сознавать себя только вещество,[505] занимающее часть пространства.169 170 Безъ вещества, занимающаго часть пространства, немыслимо движеніе, а безъ движенія немыслимо отдѣленіе.[506] Сознанiе же себя движущимся можетъ быть только при сознаніи непрестаннаго перехода настоящаго въ будущее и бывшаго настоящимъ въ прошедшее, т. е. пр[и] сознані[и] времени. И потому сознаніе отдѣленности возможно только при сознаніи себя движущимся во времени веществомъ въ пространствѣ. (Все неясно.)

————

«ТАЙНЫЙ» ДНЕВНИК 1908 г.

2 Іюля 1908. Я. П.


Начинаю дневникъ для себя — тайный.

Положеніе мое было бы мучительно, если бы не сознаніе того, что все это на пользу душѣ, если только положить жизнь въ душѣ.

Если бы я слышалъ про себя со стороны, — про человѣка, живущаго въ роскоши съ стражниками, отбивающаго все, что можетъ, у крестьянъ, сажающаго ихъ въ острогъ и исповѣдующаго и проповѣдывающаго христіанство и дающаго пятачки, и для всѣхъ своихъ гнусныхъ дѣлъ прячущагося за милой женой, — я бы не усумнился назвать его мерзавцемъ! А это-то самое и нужно мнѣ, чтобы могъ освободиться отъ славы людской и жить для души.

Исправлялъ Василія Морозова разсказъ.

————

Мучительно тяжело на душѣ. Знаю, что это къ добру душѣ; но тяжело.

Когда спрошу себя: что же мнѣ нужно: уйти отъ всѣхъ. Куда? Къ Богу, умереть. Преступно желаю[507] смерти.

————

Послѣ того, какъ я написалъ это, — непонятно грубая, жестокая сцена изъ-за того, что Чертковъ снималъ фотографіи. Проходитъ въ голову сомнѣніе, хорошо ли я дѣлаю, что молчу, и даже не лучше ли было бы мнѣ уйти, скрыться, какъ Буланже. Не дѣлаю этого преимущественно потому, что это для себя,171 172 для того, чтобы избавиться отъ отравленной со всѣхъ сторонъ жизни. А я вѣрю, что это-то перенесенiе этой жизни и нужно мнѣ.

Помоги, Господи, помоги, помоги!!!!. —

Уйти хорошо можно только въ смерть.

————


3 Iюля.


Все такъ же мучительно борюсь, но плохо борюсь. Жизнь здѣсь, въ Ясной Полянѣ, вполнѣ отравлена. Куда ни выйду — стыдъ и страданіе. То Грумондскіе мужики въ острогѣ, то стражники, то старикъ В. Суворовъ, который говоритъ: «Грѣшно, графъ, охъ грѣшно, графиня обидѣла». То эта безумно и гадко корыстная, несправедливая дорога. Трудно, не знаю: отъ того ли, что я не въ духѣ, или я не въ духѣ отъ всѣхъ этихъ ужасовъ. О помоги, помоги мнѣ, во мнѣ.

————

4 Іюля.


Немного лучше, но все еще тяжело. Съ Сашей говорилъ хорошо. Какъ странно передается — мущинамъ умъ отца, характеръ матери, и наоборотъ.

————

6 Iюля.


Мучительно тяжело испытаніе или расплата за любострастіе. Ужасно тяжелая расплата. Сейчасъ Чертковъ разсказалъ бывшій съ ней разговоръ: «Онъ живетъ, пользуется роскошью и говоритъ... все фарисейство.... и т. д. Я, я жертвую собой».

Помоги мнѣ, Господи. Опять хочется уйти. И не рѣшаюсь. Но и не отказываюсь. Главное: для себя ли я сдѣлаю, если уйду. То, что я не для себя дѣлаю, оставаясь, это я знаю.

Надо думать съ Богомъ. Такъ и буду.

————

7 Iюля.


Очень было мучительно вчера. Считалъ деньги и соображалъ, какъ уйти. Не могу безъ недобраго чувства видѣть ее. Нынче лучше.172

173 Какъ на ней видно весь ужасъ тѣлолюбія, себялюбія, доведеннаго до потери обязательности духовной. Ужасно и для другихъ и для нея. Жалѣть надо. Попытаюсь получше [?][508] написать — говорить нельзя.

Это объ ней. А о себѣ забываю. Я плохъ, очень плохъ. Не могъ вчера не думать о себѣ, объ отвратительномъ себѣ.

Да, я — тѣло — это такой отвратительный нужникъ — только сними, пріоткрой крышку духовности, и смрадъ и мерзость.

Постараюсь нынче жить для души.

————

А о спаржѣ она права. Учись жить.

————

9 Іюля.


Думаю написать ей письмо. Недобраго чувства, слава Богу — нѣтъ. Одно все мучительнѣе и мучительнѣе: неправда безумной роскоши среди недолжной нищеты, нужды, среди которыхъ я живу. Все дѣлается хуже и хуже, тяжелѣе и тяжелѣе. Не могу забыть, не видѣть.

Всѣ пишутъ мою біографію — да и всѣ біографіи — о моемъ отношеніи къ 7-ой заповѣди ничего не будетъ. Не будетъ вся ужасная грязь рукоблудія и хуже, съ 13, 14 лѣтъ и до 15, 16 (не помню, когда начался развратъ въ распутныхъ домахъ). И такъ до связи съ крестьянкой Акс. — она жива. Потомъ женитьба, въ которой опять, хотя я и ни разу не измѣнилъ женѣ, похоть по отношенію жены скверная, преступная. Этого ничего не будетъ и не бываетъ въ біографіяхъ. А это очень важно, и очень важно какъ наиболѣе сознаваемый мной, по крайней мѣрѣ, порокъ, болѣе другихъ заставляющій опомниться.

————

14 Іюля.

Все очень тяжело несу, переношу несчастный характеръ Сони. Эгоизмъ, исключающiй все, что не я, доходящій до комизма, тщеславіе, самодовольство, всезнайство, осужденіе всѣхъ,173 174 раздраженіе. Надо написать. Жалко ее. Никто ей не говоритъ, и она думаетъ, что она верхъ совершенства.


18 Іюля.


Недоброе чувство кончилось. Отвлекся мыслями. Вчера были бѣглые два матроса. Далъ денегъ, пожалѣлъ. Хорошо думается. Саша вернулась со сватьбы — милая, хорошая. Я не хорошо ее — исключительно люблю. Нога болитъ. И совершенно все равно.

————

ЗАПИСНЫЕ КНИЖКИ
1907—1908

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА 1907 г. № 1.

(«Карманный ежедневник на 1907 год».)

Январь 1.

Написалъ письма Стаховичу и Ольгѣ. Здоровье хуже. Душевное состояніе очень хорошее.


Январь 2.

Здоровье хуже. Думаю о смерти спокойно безъ усилія. Письмо Вел[иканова]. Могу искренно жалѣть.


Январь 3.

Хуже провелъ ночь. Опять ругат[ельное] письмо отъ Велик[анова]. Радуюсь,[509] что меня[510] ругаютъ. Отъ Ч[ерткова] письмо и статья о революціи — хорошая. (38°).


Январь 4.

Здоровье не лучше. Спокойно. Хорошо думалось о религіи, и нынче письмо отъ....., что приложить къ Ч[то] Т[акое] Р[елигія]? Я отмѣтилъ прекрасны[я] мѣста изъ Кр[уга] Чт[енія] о Вѣрѣ. Написалъ Черткову и Горбунову о В[еликановѣ]. Здоровье хуже. Задержка камн[ей].


Январь 5.

Здоровье все тоже. Раскаивался, что всетаки жестко, но по Францисковс[ки] написалъ Вел[иканову]. Былъ Г[осподи]нъ Шишковъ о собираніи денегъ въ Америкѣ. Сказалъ ему, но безнадежно.177

178 Читалъ R[eview] of R[eviews] обзоръ всей жизни міра. Какіе жалкіе, обманные, лживые, дурные интересы!


Январь 6.

Ночь провелъ дурно, 37,2°. Читалъ Review of R[eviews]. Интересно обращеніе Ломброзо въ спиритуализмъ. Саша переписывала новый Кр[угъ] Чт[енія]. Можетъ вытти. Андрюша уѣхалъ въ Тулу.

Ничего не могъ дѣлать. Еще два письма отъ Вел[иканова]. Испытаніе, к[отораго] я не выдержалъ.


Январь 7.

Спалъ дурно — небольшой жаръ. — Саша переписываетъ. Я ей далъ указанія. Читаю Withman’a. Нехорошо. Надо искать.

[511]Почти ничего не дѣлалъ, кромѣ пересмотра Кр[уга] Чт[енія]. Нездоровье тоже. На душѣ спокойно, но вяло.


Январь 8.

Ночь спалъ мало. Много думалъ о воспитаньи. Нужна молитва для дѣтей, а молитва — лицемѣріе. Сер[ежа] съ жен[ой] уѣхали. Непріятное развязн[ое] письмо отъ прочитавшего Ч[то] Н[амъ] Д[ѣлать].

[512]Уѣхали Сер[ежа] съ М[ашей]. Все нездоровъ, къ вечеру жарокъ.


Январь 9.

Здоровье тоже. Дурно[е] настроеніе. Чуть не поддался.

[513]Письма: хорошее отъ Третьякова. Читалъ Valichewsky. Скучно. Все жаръ вечеромъ. Говорилъ съ Алей.


Январь 10.

Ночь почти не спалъ отъ понужденія. Письма отвѣчалъ. Не могу ничего дѣлать — слабъ. Смерть вижу какъ необходимый и хорошій предѣлъ.178


179 Январь 11.

Боялся зноба ночью. Утромъ прочелъ прекрасное письма матроса. Отвѣчалъ ему. И письмо Евг[енія] Ив[ановича], тоже отвѣтилъ. Больше ничего былъ не въ силахъ дѣлать. Видѣлъ днемъ прекрасный худож[ественный] сонъ.


Январь 12.

Здоровье лучше. Думаю объ изложеніи религіознаго ученія и объясненія ложности пути. Кончилъ Shaw. Не has got more brains than is good for him.[514] Статья Progress хороша. Очень остроуменъ. Questionaire[515] о Шекспирѣ. Ничего не работалъ. Два письма съ просьбой книгъ.


Январь 13.

Спалъ некрѣпко, слабъ. Обрадованъ б[ылъ] мыслью о движеньи. Боюсь изложить. Въ Н[овомъ] В[ремени] недобросовѣстная выписка изъ Обр[ащенія] къ Н[ароду].

Получилъ Ксеноф[онта] и чита[лъ] отмѣчая.


Январь 14.

Дурное настроеніе. Пріѣхалъ Анд[рюша]. Дочелъ Memorabilia. Воздержані[е] и въ любви, и въ ѣдѣ, и въ любознайствѣ. Занимаюсь уменьшеніемъ своего знаменателя. И кажется, успѣшно.


[16 января] Январь 15.

Этотъ день не записалъ. Писалъ дѣтскій Зак[онъ] Божій. Вижу возможность. Здоровь[е] хорошо. Пріѣхалъ М[ихаилъ] С[ергѣевичъ]. Не веселое небодрое расположені[е]. Отъ желудка. Ходилъ гулять два раза. Читаю Валиш[евскаго]. Плох[о].


Январь 16.

Все не бодро. Читалъ внимательно присланную Bolton НаІl'емъ статейку О Непротивленіи. Вижу софизм[ы], но и то хорошо.179

180 [516]Пріѣзж[алъ] Никитинъ. — Мятель. Утро выходилъ. Кончилъ Валишевск[аго], плохо.


Январь 17.

Здоровъ. Письмо отъ Daniel’a. Пріѣхалъ Энгельгартъ. Все думаю о движеніи.

Ничего не писалъ.


Январь 18.

Ничего не записалъ. Былъ Ив[анъ] Ив[ановичъ] и Сережа. Искушеніе отъ Левы. Борюсь. Ничего не дѣлалъ. Все дума[ю] объ опредѣленіи духов[ной] жизни.


Январь 19.

Здоровъ. Ничего не дѣлалъ. Думаю все о томъ же. Ходилъ оба дня по лѣсной дорогѣ. —

Таня и дѣвочка поправились.


Январь 20.

Немного посвѣжѣе голова. Солнечный день. Попробую писать Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія]. Астрономы и несчастный крестьянинъ поэтъ.

Астрономы интере[сны].


Январь 21.

Ничего не писалъ. Ѣздилъ въ Ясенк[и], б[ылъ] Булыгинъ.


Январь 22.

Здоровъ. Пріѣхала Вагнеръ. Вся въ революціи — истерична. Много писемъ. Куртышъ удивителенъ. Искушеніе тщеславія —: правовѣдъ и Каменевъ. И не удержался разсказать. ѣздилъ верхо[мъ] далеко. Ничего не писалъ.


Январь 23.

Борюсь съ мысля[ми] о Левѣ. Главное — не осуждать никого.180


181 [24 января.]

Боролся успѣшно.[517] Ходилъ пѣшкомъ. Слабость.


Январь 24.

Таже слабость.[518] Ничего не писалъ. Въ ночь уѣхала въ Москву С[оня].

Попытался писать Д[ѣтскій] З[аконъ] Б[ожій]. Вижу возможность. Но оставилъ.


[26 января] Январь 25.

Слабость хуже. Ничего не дѣлалъ. Смерть не страшна, но привлекательна, какъ успокоеніе. А надо, чтобы привлекала какъ просвѣтлѣні[е]. Ничего не записалъ.


Январь 26.

Записалъ за два дня. Хорошія письма. Къ стыду, огорчился Метерлинкомъ. Трудно послѣ 70 лѣтъ жизни для славы людской остаться равнодушнымъ къ ней. А надо. Умеръ Русановъ. Также здоровьемъ слабъ.


[28 января] Январь 27.

Ничего не записалъ. Былъ милый Николаевъ. Все таже слабость. Гулялъ около дома.


Январь 28.

Чудный морозный день. Много тихо ходилъ. Читалъ браминскую книгу. Здоровье лучше.


Январь 29.

Во снѣ видѣлъ изданіе журна[ла] нравственнаго. Здоровье лучше. Погода чудная. 22° и теплое солнце.

[519]Много ходилъ. Прекрасная исторія Кришны — чита[лъ].


Январь 30.

Здоровье лучше. Написалъ 15 писемъ. Ѣздилъ въ Ясенки.181


182 [3? февраля] Январь 31.

Все эти дни не записывалъ. Тяжелое письмо Левы. Ѣздилъ верхомъ. Писалъ Баб[а] Барат[и].


[3? февраля] Февраль 1.

Былъ Николаевъ. Очень пріятенъ.


[3? февраля] Февраль 2.

Писалъ письмо Баба Б[арати]. Ходилъ по лѣсу.


Февраль 3.

Утромъ поправлялъ письмо Баба Барати. Ѣздилъ въ Ясенк[и]. Бодрѣе. Статья Л[евы]. Я спокойнѣе. Письма отъ Стах[овича] и Менш[икова] пріятныя.


Февраль 4.

До 12 ничего не дѣлалъ, читалъ. Хорошо думалось о движеніи жизни.

Попытался писать для дѣтей. Не вышл[о].


Февраль 5.

Былъ Наживинъ. Читалъ Лабрюйера съ удовольствіемъ. Ничего не работа[лъ], слабъ. Былъ Миша и Андрюша.


Февраль 6.

Утромъ хорошо думалъ и записалъ о причинѣ любви. Ходилъ по лѣсу. Читалъ о христіан[ствѣ]. Слабъ, лѣнивъ. Отъ Ч[ерткова] хорошія мыс[ли].


Февраль 7.

Весь день провелъ очень тяжело. Ходилъ по саду. Читалъ St. Paul. Дурно чувствовалъ къ Л[евѣ] и мало боролся. Кишечникъ плохъ, и одышка.


Февраль 8.

Немного лучше. Осторожно питаюсь. Очень хорош[ія] письма отъ Ч[ерткова]. Отвѣчалъ ему длиннымъ письмомъ.182


183 Февраль 9.

Нынче посвѣжѣе. Дописалъ письмо Рейхелю. Вспомнилъ о томъ, что дѣланье пасьянса это — ожиданіе успѣха внѣ себя и потому дурно. Оставлю.

Ходилъ по саду, потомъ проѣхался верхомъ.


Февраль 10.

Лучше. Не завтракалъ, и желудокъ лучше. Писалъ Дѣтск[ій] З[аконъ] Б[ожій], писалъ охотно, но вышло плохо. ѣздилъ верхомъ. Офицеровъ.


[12 февраля] Февраль 11.

[520]Были Ив[анъ] Ив[ановичъ] и Коншинъ. Было хорош[о]. Ѣздилъ верхомъ. Писалъ д[ѣтскій] З[аконъ] Б[ожій]. Здоровье лучше. Все не завтрака[ю].


Февраль 12.

Писалъ Д[ѣтскій] З[аконъ] Б[ожій]. Ходилъ по лѣсу. Писалъ Д[ѣтскій] З[аконъ] Б[ожій] и училъ дѣтей. Недоволенъ. Здоровье хуже прямо отъ невоздержанія вчера.


Февраль 13.

Писалъ дневникъ. Для дѣтей не готов[о]. Отчаиваюсь. Были дѣти, читали и разсказыва[ли] Крестника.

Пріѣхалъ Мих[аилъ] Сер[гѣевичъ].

Здоровье недурно. Воздерживаюсь.


Февраль 14.

Все думаю о Д[ѣтскомъ] З[аконѣ] Б[ожіемъ]. Надо начать съ метафиз[ики]. Очень плохъ сердцемъ. Б[ылъ] Стаховичъ. Урокъ съ дѣтьм[и] хорошъ.


Февраль 15.

Второй день очень задыхаюсь. Работаю надъ Лабрюеромъ. Уроки съ дѣтьми по Евангелі[ю].183


184 Февраль 16.

Все также задыхаюсь. Тѣже занятія. Были Картушинъ и Дмитріевъ. Читалъ Lettres о Шекспирѣ. Полезн[о].


Февраль 17.

Продолжалъ Русанов[а] работу. Былъ Леонтье[въ]. Здоровье — слабо.


Февраль 18.

Пріѣхалъ Гастевъ. Хорошо думалъ. Таже работа.


Февраль 19.

Здоровье лучше. Ѣздилъ верхомъ. Кончилъ Лабрюера.


Февраль 20.

Ѣздилъ верхомъ. Былъ Арцимови[чъ], тяжелъ. Здоровье хорошо. Отмѣни[лъ] урокъ.


Февраль 21.

Здоровъ. Написалъ Предисловi[е] — слабо. Ѣздилъ въ Ясенки верхомъ. Сон[я] уѣха[ла] въ Москву.


Февраль 22.

Писалъ къ книгѣ Лабрюера. Ѣздилъ верхомъ. Пріѣх[ала] С. А. С[таховичъ]. Здоровъ. Урокъ съ дѣтьм[и] изъ Еванг[елія]


[24 февраля] Февраль 23.

Писалъ порядочно Дѣтск[ое] Евангел[іе], и урокъ б[ылъ] хорошъ. Болитъ животъ. Были Горбовы.


Февраль 24.

Пропустилъ 23. Немного работ[алъ] Ев[ангеліе]. Нездоровъ. Не выходилъ.


Февраль 25.

Нездоровъ, писалъ еванг[еліе] дѣтск[ое], былъ сумашедш[ій] Покр[овскій] и друг[ой].184


185 Февраль 26.

Писалъ еванг[еліе] Д[ѣтское]. Не выходилъ. Здоровье лучш[е].


Февраль 27.

Писалъ Еванг[еліе]. Не выходилъ. Вернулась С[офья] А[ндреевна].


[1 марта] Февраль 28.

Здоровье хорошо. Уроки съ дѣтьми недурно.

Уяснилъ себѣ задачу.[521] Выбиралъ мысли для Круга Чт[енія] дѣтскаго. Это б[ыло] не[522] 28-е, а 1-е Марта.


Мартъ 1.

Здоровье не дурно. Урокъ съ дѣтьми порядочно. Надо собрать разсказы.


Мартъ 2.

Недурно. Все подбира[ю] дѣтскій Кругъ Чтені[я]. Ѣздилъ далеко верхомъ и дорогой рѣшилъ оставить Евангел[іе] и ограничить[ся] исправлен[іемъ] Кр[уга] Чтені[я].


Мартъ 3.

Хорошо. Все думаю о Д[ѣтскомъ] З[аконѣ] Б[ожіемъ]. И все не могу рѣшить. Пріѣхалъ Голд[енвейзеръ]. Дума провалилась. Еще больше будетъ злоба. — Хотѣлъ оставить Еванг[еліе] — нельзя.


Мартъ 4.

Дурно спалъ. Изжога. Хорошо обдумалъ — кажется. Написалъ — недоволенъ. Таня, кажется, выкидываетъ.


Мартъ 5.

Всталъ и хотѣлъ записать — и забылъ.

Хорошо работалъ и хорошо училъ. Пріѣхалъ Миша съ жен[ой] и пріятным[и] дѣтьми. Надорвался въ сугробѣ у Мар[ьи] Ал[ександровны].185


186 Мартъ 6.

Болитъ сердце — немного. Спалъ дурно.

[523]Занимал[ся] слабо. Вечеромъ дурной разговоръ съ С[офьей] А[ндреевной]. Слабъ.


Мартъ 7.

Все слабъ. Читалъ Легенды и дѣтск[ія] книги. Ничего не писалъ. Урокъ б[ылъ] хорошъ. Ѣздилъ верхомъ.


Мартъ 8.

Слабъ. Пріѣхали Бодян[скій], Маз[аевъ] и Успѣн[скій]. Читалъ книги Горб[унова].

[524]Пріятный Успѣнскій. Ѣздилъ верхомъ. Ребята очень шумѣл[и].


Мартъ 9.

Всталъ оч[ень] здоровъ. Писалъ Лабрюера. Ѣздилъ въ Ясенки. Разговоръ съ началь[никомъ]. Письмо на Душан[а]. Перебои. Отказалъ дѣтя[мъ].


Мартъ 10.

Не спалъ отъ 3 отъ перебоевъ. Нынче лучше. Кончилъ Лабр[юера]. Саша огорчаетъ кашлемъ. Урокъ съ дѣт[ьми] хорошъ. Огромная почта — хорошая.


Мартъ 11.

Здоровье среднее. Были три Госп[одина] о сумаш[едшемъ] ст[удентѣ]. Таня вчера роди[ла] мертваго. Школа был[а] оч[ень] хороша.

Былъ въ ваннѣ. Слабъ.


Мартъ 12.

Проснулся слабый, и просител[ь] съ извощикомъ. Ничего не сдѣлалъ. Путан[ая] школа, плоха[я], но поучительная.


[14 марта] Мартъ 13.

День пропустилъ. Здоровъ. Много писалъ Евангел[іе].186


187 Мартъ 14.

Писалъ Д[ѣтскій] З[аконъ] Б[ожій]. Пріѣхалъ Жозя. Сплетникъ. Ѣздилъ въ Ясенки верхомъ. Здоровь[е] хор[ошо].


Мартъ 15.

Писалъ Еванг[еліе]. Порядочно.

Ходилъ пѣшкомъ. Пріѣхалъ Жозя и Кузминъ отъ Малеванцовъ. Письма Ч[ерткова] и Попова. Урокъ хорошо. Грудь болѣл[а].


Мартъ 16.

Ничего не дѣлалъ до 1. Стѣснені[е] въ груд[и]. На душѣ очень серьез[но] хорошо.

Урокъ хорошъ.


Мартъ 17.

Всталъ такъ бодро, какъ давно не чувствовалъ себя. И хорошо думалъ.

[525]Ѣздилъ верхомъ. Урокъ съ 2-мъ класомъ. Очень хорошо. Все не могу обдумать планъ работы.


Мартъ 18.

Видѣлъ во снѣ ясно несостоят[ельность] своей жизни и будто измѣняю ее. Хорошо думалъ о разсказѣ заваленныхъ. Поправилъ Вовенарга. Много мыслей вызвалъ журн[алъ] Baba Barati и Малеваный. Да, да, начало новой жизни міра.


Мартъ 19.

Всталъ лѣниво, а писалъ охотно Д[ѣтскій] К[ругь] Ч[тенія] и евангелі[е]. Но очень недоволенъ. Бился съ своимъ отношеніе[мъ] къ Л[евѣ]. Урокъ съ меньш[ими] слабо.


Мартъ 20.

Болѣлъ животъ. Мно[го] писалъ. С[аша] пріѣха[ла]. Урокъ хорошъ. Матросъ изъ Севаст[ополя].

————————————————————————————————————

Ден[е]гъ въ Моск[вѣ] 1640 р.187


188 Мартъ 21.

Всталъ поздно. Много писалъ, поправлялъ и Евангелі[е] и Кр[угъ] Чт[енія]. Ходилъ пѣшкомъ. Убійство городоваго дѣвицей и стихот[вореніе] въ прозѣ Тургенева. Ужасн[о]. Урокъ съ меньши[мъ] класомъ чудесный. Смерть Пракофія[?].


[24 марта] Мартъ 22.

Два дня не записалъ. Писалъ Евангелі[е]. Урокъ съ больш[ими] средній.


[24 марта] Мартъ 23.

Писалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія] плохо. Письмо Чел[окаевыхъ], къ стыду, разстроило. Съ нищи[ми] хорошо. Съ дѣть[ми] хуже. Жозя объ Андр[юшѣ]. Уѣхала Саша.


Мартъ 24.

Писалъ Провозглашен[iе] Сутк[ового] и Гарисон[а]. Нездоровится. Пріѣх[алъ] Андр[юша]. — Урокъ съ старшими не дурно.


Мартъ 25.

Всталъ рано. Мало спалъ. Очень мног[о] писалъ — Провозглашен[iе]. Ходилъ по насту. —

Дѣтей не принялъ. Очень нездоровится.


Мартъ 26.

Мало спалъ. Опять писалъ Провозглашен[iе]. Не хорошо. Съ дѣть[ми] урокъ Еванг[елія] хорош[ъ]. Нездоровится. Знобитъ.


Мартъ 27.

Всталъ рано. Зд[оровье] лучше. Писалъ Провозглаш[еніе] лучше, но не кончилъ. Все измѣнилъ.


[29 марта] Мартъ 28.

Пропустилъ. Писалъ воззваніе. 2-й класъ хорошо — еванге[ліе].188


189 Мартъ 29.

Писалъ Евангел[іе]. Взя[лъ] Ренана. Старшій класъ. «Стогь въ ямѣ» огорчительн[о]. Читаю Чехова 2-й день и восхищаюсь.


Мартъ 30.

Писалъ воззваніе плохо. Письмо отъ Ив[ана] Ив[ановича]. Не выходилъ. Въ теплѣ сижу. Пріѣхалъ Сережа. Кончилъ Ренана.


Мартъ 31.

Здоровье хуже. Сердце болитъ. Занимался еванге[ліемъ] нехорошо.

Тоскливое состоянi[е], но, слава Богу, не терялъ Его.

——————————————————————————————————


Апрѣлъ 1.

Всталъ бодрѣе. Кое что написалъ. Составлялъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія] плохо.

Вечеромъ балова[лись] дѣти.


Апрѣлъ 2.

Пріѣхал[и] Андрюш[а] и Наживинъ. Письмо Попову. Писалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія] очень плохо.

[3 апреля]. Писалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія] плохо. Длинн[ое] хороше[е] письм[о] отъ Бабабар[ати].


Апрѣлъ 3.

С[офья] А[ндреевна] уѣхала [въ] Москву. Здоровье лучше. Боюсь — сейчасъ ходилъ и простудился.

Ѣздилъ верхомъ. Письмо отъ Наташи. Писалъ и Ев[ангеліе] и К[ругъ] Ч[тенія]. Не дурно. Урокъ съ меньши[ми], очень хоро[шъ].


Апрѣлъ 4.

Голова болитъ, и не думается. Но утромъ рѣшилъ о формѣ еван[гелія].

[5 апреля]. Работалъ Евангеліе. Кончилъ все начерно. Написалъ письм[о] Сашѣ. Ходилъ къ Поручику. Урокъ съ большими. Мало пришл[о]. Изгналъ Арх[ипова] брата.

189 190

Апрѣль 5.

Всталъ бодро. Хочу записать дневникъ.

Написалъ письма, отогр[афы], записалъ дневникъ. Немного писалъ Еван[геліе]. Урокъ хорошо. Немног[о] ходилъ.


Апрѣлъ 6.

Собиралъ разсказы, собралъ 75. Ѣздилъ верхомъ. Урокъ Іоан[на] рѣчи Хр[иста] въ Ерусали[мѣ]. Прекрасно передаютъ.


Апрѣлъ 7.

Проснулся въ 7. Слабъ. Читалъ Сборникъ Горб[унова]; Гюго завлекъ въ желані[е] худож[ественной] работы. Съ дѣть[ми] хорошо.


Апрѣлъ 8.

Проснулся съ сознані[емъ] совершившейся во мн[ѣ] какой-то перемѣны — серьезнѣе. И физич[ескаго] отравленія.


Апрѣлъ 9.

Всталъ здоровъ. Работ[алъ] К[ругъ] Ч[тенія] Д[ѣтскій]. Пріѣхалъ Судк[овой]. ѣздилъ верхомъ. Урокъ нехорошъ. —


Апрѣлъ 10.

Пріѣхала С[офья] А[ндреевна]. На душѣ очень хорошо. Писалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія]. Ѣздилъ въ Ясенки. Получилъ 10.000 отъ Духоборовъ. Урокъ съ меньши[ми] очень хорошо.


Апрѣлъ 11.

Все тоже благодатное чувство. Писалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія]. Ѣздилъ верхомъ. Написалъ письма.

Хорошій урокъ съ меньшим[и].


Апрѣль 12.

Не выспался. Получилъ книги Ив[ана] Ивановича], читалъ съ больши[мъ] удовольст[віемъ]. С[оня] о дневникахъ. Постыдн[о] раздражился, ѣздилъ верхомъ. Прекрасн[ый] урокъ съ старшим[и]. Письмо отъ Саши.190


191 Апрѣлъ 13.

Съ утра просители. Молодой писатель мучалъ. Удержался. Студентъ изъ Петерб[урга]. Готовилъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія]. Урокъ съ меньшими. Бесѣда по Іоану передъ смертью. Надо много измѣнять.


Апрѣлъ 14.

Мало спалъ. Писалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія] много, но плохо, ходилъ пѣшкомъ по засѣкѣ. Андр[юша] съ Волков[ымъ]. Читалъ брошюру Задера. Благодатн[ое] настроені[е] потеряно.


Апрѣлъ 15.

Нынче лучше. Писалъ письма и сначал[а] Еванг[еліе]. Сомнѣваю[сь] въ успѣхѣ. Урокъ съ меньшим[и]. Былъ малый третьеводня и мужики порубщи[ки]. Порядоч[но] обош[елся]. Написалъ письма о Семеновѣ и Левѣ и Трегубо[ву], слава Богу.


Апрѣлъ 16.

Вчера сильная кровь изъ зад. Спалъ дурно. На душ[ѣ] хорошо.

[526]Писалъ Евангел[іе]. Опять запнулся на искушеніи. Ѣздилъ верхомъ. Очень дурно настроенъ. Пришл[и] тольк[о] два мальчика. Непріятн[ый] разговоръ.


Апрѣлъ 17.

Спалъ хорошо. Бодръ. Думаю о психолог[ическомъ] очерк[ѣ] политики, о художеств[енномъ] изображеніи. Писалъ Еванг[еліе] и одинъ день. Не дурно. Ѣздилъ верхомъ. Просителей бездна. Тоскливо, не могу вызвать любовн[аго] ра[достнаго настроенія].


[19 апреля]. Апрѣлъ 18.

Не записалъ. Писалъ Еванг[еліе] и К[ругъ] Ч[тенія] Д[ѣтскій]. Ѣздилъ въ Ясенки и [видѣлъ] убит[аго] мальчика. Все думаю о четырехъ временахъ.191


192 Апрѣль 19.

Не доспалъ. Утро мѣшали просители. Работ[алъ] Ев[ангелiе] и К[ругъ] Ч[тенія]. Вчера урокъ съ дѣтьми дурно. Сейч[асъ] ѣздилъ въ Тулу.


Апрѣль 20.

Писалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія] и Евангел[іе]. Ѣздилъ верхомъ. Письм[о] отъ Саши. Думаю о 4 време[нахъ]. Кажется, не по силамъ. Мальчиковъ мало. Не дурно.


[22 апрѣля] Апрѣлъ 21.

Пропустилъ.[527] Нынче писалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] и Евангел[іе]. Подвигается. Мальчик[овъ] еще меньше. Ѣздилъ къ Мар[ьѣ] Алекс[андровнѣ]. Пріѣх[алъ] Сер[ежа] съ женой.


Апрѣль 22.

Всталъ не выспавшись. Учитель о свободѣ дѣтей. Писалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] и Евангел[іе]. Очень ясно думалъ о 3-хъ столѣт[іяхъ]. Ѣздилъ къ М[арьѣ] А[лександровнѣ]. Несовсѣмъ здоровъ. Саша пріѣхала. Очень пріятенъ Андр[юша].


Апрѣль 23.

Опять тоже. Письмо Чертк[ова]. Непріятная встрѣч[а] въ саду. Евр[ей] и русск[ій] рев[олюціонеръ]. Мальчиковъ не было. Пріѣзжалъ Михайловъ.


[25 апреля] Апрѣль 24.

Пропустилъ день. Пріѣха[лъ] Сутковой. Былъ въ Тул[ѣ] у Арцим[овича]. Были 3 мальчика. Утромъ письм[а] и К[ругъ] Ч[тенія] и Еванг[еліе]. Пріятно съ Сутк[овымъ].


Апрѣль 25.

Всталъ очень тяжело. Письмо Ч[ерткова]. Отвѣчалъ. К[ругъ] Ч[тенія][,]немног[о] Еван[геліе] и поправилъ Ка[къ] освободиться раб[очему] нар[оду]. Мальчиковъ много и хорошо, ѣздилъ по лѣсу верхомъ.192


193 [30 апреля].

Пропустилъ три дня. — Нынче 30.

За это время не дурно работалъ надъ Кругомъ Чт[енія] и съ мальчика[ми]. Былъ тяжелый разг[оворъ] съ С[оней]. —

Много хочется писать, но силъ нѣтъ, слабъ. Довольствую[сь] или, скорѣе, стараюсь довольствоваться внутренн[имъ] отрицательно добромъ — высш[ая] жизнь. Пріѣзжалъ Страх[овъ], очень пріятн[ый] мнѣ, и Дун[аевъ]. Пріѣхалъ Мих[аилъ] Серг[ѣевичъ].[528]


Апрѣлъ 29.

Плохо писалъ Кр[угъ] Чт[енія]; урокъ не дуренъ. Хоро[шо] бесѣдовалъ съ Страховы[мъ]. Забылъ, что 26 была музык[а] очень пріятно. Нездоровилось цѣлый де[нь].


Апрѣлъ 30.

Всталъ нездоровый. Хорош[о] думалось о простр[анствѣ] и времени. Ѣздилъ верхо[мъ]. Урокъ съ дѣтьми прекрасный. Любовь къ семейнымъ — школа любв[и].

Слова Х[риста] о матер[и] и братья[хъ] дурны[я] слова.

—————————————————————————————————


Май 1.

Писалъ о причинахъ бѣдъ. Урокъ съ дѣтьм[и] дурной. Ходилъ пѣшкомъ. Ужасное извѣстіе объ Ил[ьѣ].


Май 2.

Всталъ въ дурномъ духѣ и рѣшилъ уходить въ свою душу, въ настояще[е]. Писалъ плохо Кругъ Чт[енія] и о пр[ичинахъ] б[ѣдъ]. Ѣздилъ верхомъ къ М[арьѣ] А[лександровнѣ]. Былъ у Николаева. Письм[а] отъ Сутк[ового], Наживин[а].


Май 3.

Работалъ Кр[угъ Чт[енія]. Урокъ хорошъ. Николаев[а] маль[чики]. Андр[юша] пріѣхалъ изъ Пир[огова]. Дождь, гроз[а].193


194 Май 4.

Ѣздилъ къ М[арьѣ] А[лександровнѣ], работалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія]. Урокъ не дуренъ. Здоровь[е] плохо.


Май 5.

Дурное располож[еніе]. Ничего не дѣлалъ. Читалъ Будду и Кришну. Ездилъ верхомъ. Думалъ хоро[шо]. Урокъ очень хороші[й].


Май 6.

Всталъ рано. Писалъ письма Сутк[овому] и Англ[ичанкѣ]. Здоровье лучше. Ѣздилъ верхомъ. Спалъ отъ слабост[и]. Читалъ Будду. Урокъ не дуренъ.


Май 7.

Очень нездоровится. Мало писалъ стать[ю]. Урокъ порядоч[но]. Пріѣзжалъ Америк[анецъ].


Май 8.

Много писалъ. Пріѣха[ли] Молоств[ова] и Добро[любовъ]. Отказалъ ур[окъ].


Май 9.

Также слабо. Писалъ порядоч[но].

Тяжелый Варшаверъ. Урокъ порядочн[о]. Пріятн[ыя] письма Ч[ерткова], Лебр[ена], Картушин[а].


Май 10.

Здоровье лучше. Писалъ Кр[угъ] Чт[енія]. Ѣздилъ [въ] Колпн[у]. Дождь. Дѣти ушл[и]. Пожаръ Казначеевк[и].

Новаго села Сидоровы.[529]


Май 11.

Кашель. Писалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія] — плохо. Урокъ — я недоволенъ. Миташа Об[оленскій]. — На душѣ хорошо.194


195 Май 12.

Писалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія]. Несовсѣмъ здоровъ. Ходилъ пѣшкомъ.


Май 13.

Странное забвеніе. Память пропала.[530]


[17 мая.]

[531]Всѣ эти дни пропущен[ы]. Былъ три дня нездоровъ. Писалъ статью и довольно много Кр[угъ] Чт[енія]. Посѣтилъ Листовскій. Хорошія письма отъ Жукова, Кудри[на], Сиксне, Индуса.


[17 мая] Май 16.

[532]Б[ылъ] урокъ о Буддѣ.[533] Неудачно.

Ѣздилъ въ Ясен[ки].


Май 17.

Все нездоровъ. Писалъ 15 писемъ. Былъ Листовскій. Съ Кол[ей] рѣшилъ отдать письмо. — Мадрасск[ій] журналъ.


Май 18.

Все незд[оровъ]. Выходилъ вечер[омъ]. Урокъ довольно плохой. Надо много готовить. Отдалъ Колѣ письмо. Писалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія].

Холодъ и снѣгъ.


Май 19.

Здор[овье] хуже. Снѣгъ. Выходилъ на терасу. Писалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія]. Читалъ объ Индіи. Нужна исторія дѣтя[мъ][,] Жюль Вернъ.


Май 20.

Здоровье худо. Писалъ К[ругъ] Ч[тенія] изъ Силезіуса. Берсъ убитъ. Безработные.

195 196

Май 21.

Здор[овье] чуть чуть лучше.

Ошибся: хуже. Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія], училъ, б[ыли] Лойценъ и Ив[анъ] Ив[ановичъ]. Скверно спорилъ съ Колей.


Май 22.

Все плохо. Писалъ Сковороду. Очень хоро[шо]. Не б[ыло] урока. Все холодно.

[534]Silesius вѣрно гов[оритъ]: надо не любить, а быть любовью.


Май 23.

Также плохо. Чита[лъ] Сков[ороду]. Прекрасно. Много[е] хочется писать, а силъ нѣтъ. Жаръ 40°.


Май 24.

Здор[овье] лучше.[535] Пріятно[е] состояні[е]. Рѣшилъ жить помня свою божеств[енную] природу — любовь. Ко всѣмъ хорошо.


[29 мая.]

Былъ очень нездоровъ. Напугалъ своихъ. Ничего не писалъ, кромѣ писемъ и переводовъ изъ Кришны. Жилъ очень хорошо всѣ эти 4 дня. На душѣ рай. Помоги, Господи, не ослабѣвать. Былъ Илья. И съ нимъ хорошо поговорилъ. Был[и] Епифанск[іе] мужики очень пріятные. И 28 два обмелѣвш[іе] гимназиста, съ к[оторыми] я недовольно мягко обошелся.

Былъ Никитинъ.

Еврейская цивилизація. Если бы цивилизація б[ыла] кочевая, то цыган[е] были бы властвующимъ элементомъ.[536]


Май 29.

Здоровье немного лучше. Оч[ень] хорошо думалъ о значеніи времени. Отъ Моода непріятное письмо. Надо сдѣлать его пріятнымъ. Было сомнѣніе въ матрос[ѣ]. Все скучныя просите[льныя] письм[а].196


197 Май 30.

Спалъ лучше. Сер[ежа] пріѣ[халъ].[537] Послѣдстві[я] и съ нимъ. Письмо Ч[ерткова]. Просмотрѣ[лъ] его статью и написалъ. Немного и плох[о] Д[ѣтскій] К[ругь] Ч[тенія].


Май 31.

Пріѣхалъ Сер[ежа]. И съ нимъ б[ыло] хорошо. Поправлялъ Чертк[ова] статью. Немно[го] написалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія]. Отвѣт[илъ] письмо Тюмень. — Послалъ 3000 Сутково[му].

——————————————————————————————————

Безумная жизнь людей. Состарѣвшееся безум[іе] считается разумной жизнью. Новое безуміе считается прогресомъ. Вѣра, политика, наука, искуство, педа[го]гик[а], промышленность, торговля, банки (деньги), земледѣліе, печать, общеніе половъ, добродѣтель, медицин[а], психіатрія, наслажден[iя] (табакъ, вино).[538]


Іюнь 1.

Здор[овье] все тоже. Писалъ К[ругъ] Ч[тенія] изъ Mist[ic] Journ[al]. Пріѣхалъ Андр[юша]. Хорош[о] говорилъ съ нимъ. Голд[ен]вейзеръ — съ трудомъ добр[елъ]. Нападеніе въ Ясенка[хъ].


Іюнь 2.

Зд[оровье] лучше. Письмо Арцимов[ича]. Отвѣчалъ ему и ей. Утро читалъ о дисцип[линарномъ] бат[альонѣ]. Былъ мол[одой] че[ловѣкъ]. Я б[ылъ] нехорошъ съ ни[мъ].

[539]Письмо отъ Арц[имовича]. Написалъ отвѣтъ.


Іюнь 3.

Зд[оровье] лучше. Читалъ Сковороду. Не такъ хорошо, какъ ожидалъ. Письмо изъ Астр[ахани]. Отвѣчалъ длинное письмо. Отвѣтъ Арц[имовича]. С. Стах[овичъ]. На душѣ хорошо. Роспускъ думы.197


198 Іюнь 4.

Общее состоян[iе] лучше, но сухой кашель. На душѣ хорош[о]. Старику легко быть хорош[имъ].

[540]Пріѣхала С[оня]. Провелъ день порядочно. Написалъ 6 дней. Какъ будто немно[го] простудился.


Іюнь 5.

Хорошо спалъ. Ходилъ довольно далеко.

[541]Писалъ о Павлѣ. Ѣздилъ верхомъ. Ив. Ив. Горб[уновъ] хвал[илъ] Кр[угъ] Ч[тенія].


Іюнь 6.

Мало спалъ. Пріѣхалъ Сер[ежа]. Письмо отъ Андр[юши]. Очень пріятно, радостно имѣть дѣло толь[ко] съ своей душой. Ѣзди[лъ] верхомъ. Поправл[ялъ] Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія]. Урокъ.


Іюнь 7.

Нехорошо себя чувствов[алъ]. Уныніе. Поправлялъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія]. Ѣзди[лъ] къ М[арьѣ] А[лександровнѣ]. Горло болитъ. Письмо Суткового. Отвѣчалъ.


Іюнь 8.

Лучше. Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія]. Ѣздилъ верхомъ. Пріѣхалъ Михайловъ. Письмо Николаева, Бирюковы. 6 погорѣлыхъ. Урокъ плох[о], два маленьки[хъ] мальч[и]к[а].


Іюнь 9.

Отвѣчалъ письма и въ дневникъ вписывалъ.

[542]Ничего не писалъ. Вечеромъ Звег[инцева]. — Ар[цимовичъ] обидѣлась. Ходилъ далеко пѣшкомъ.


Іюнь 10.

Тѣлесное состояніе лучш[е], душа спитъ. Ничего не писалъ. Обдумыва[лъ] Палечека.198


199 Іюнь 11.

Также ничего не писалъ. Началъ о революці[онерахъ?]. Не пошло. Пришелъ трогательн[ый] молодо[й] Булыгинъ. Ѣздилъ въ Ясенки. Разговоры съ Никол[аевымъ], Миха[йловымъ].


Іюнь 12.

Проснулся такж[е] духовно слабъ.

Ѣздилъ верхомъ. Чертковы ѣдутъ.


Іюнь 13.

Спалъ хорошо. Ѣздилъ верхомъ. Упалъ съ лошади, часы искалъ. Дмитріевъ, Шеломовъ. Рабочіе проси[ли] денегъ на револьверъ. Письмо Кудрин[а].


Іюнь 14.

Очень дурно спалъ. Ч[ертковы] ѣдутъ. Очень дур[но] принялъ поэта. Читалъ Будду. Хорошо дума[лъ] объ Еванг[еліи].


Іюнь 15.

Дурная погода. Подбиралъ мысли [для] К[руга] Ч[тенія]. Еванг[еліе]. Очень хорошо записалъ объ открываніи жизни. Непріятность съ крестьян[ами] изъ за покоса (не моя). Пріѣзжалъ газетчикъ.


[18 июня] Іюнь 16.

Спалъ плохо, Писалъ плохо Кругъ Чт[енія] дѣтск[ій]. Ѣздилъ верхомъ. Скучныя письм[а]. Чертк[овы][543] въ Москвѣ.


[18 июня] Іюнь 17.

Совсѣмъ пропустилъ. Таже слабость. Исправлялъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія]. Ѣздилъ верхомъ далеко по засѣк[ѣ].


Іюнь 18.

Таже слабость. Исправлялъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія]. Ѣздилъ верхомъ недалеко. Недуренъ урокъ.199


200 Іюнь 19.

Все слабъ. Писалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія], кажется, сносно. Ѣздилъ къ М[арьѣ] А[лександровнѣ]. Пріѣхали Ч[ертковы]. Были два милые юноши: Колесниченк[о], Рябовъ. Констипація. Урока не был[о].


Іюнь 20.

Спалъ лучше. Писалъ Д[ѣтскій] К[ругъ] Ч[тенія]. Иду въ Телятинки.

Дѣти не пришли. —

Письмо отъ Арцимо[вича]. Отвѣчалъ.


Іюнь 21.

Всталъ — все заспалъ. Никогда не б[ыло] такое. У Звѣг[инцевой] что-то случилось. Ясно думалъ о безумі[и] людскомъ.

[544]Убили двухъ людей. Ѣздилъ въ Ясенк[и] съ Ч[ертковымъ]. Голова болитъ. С[оня] отдала землю.


Іюнь 22.

Спалъ мало. Голова болитъ. Тяжелые просители. Семеновъ Леонидъ, другъ Добролюбо[ва]. Ходилъ въ Овсяник[ово]. Не спалъ. Писалъ плох[о]. Урокъ порядочн[о].


[26 июня] Іюнь 23.

Всталъ поздно освѣженный. Три дня не писалъ въ этой книж[кѣ] и не замѣтилъ. Пріѣхал[и] Сергѣенко и Нестеровъ. Урокъ былъ. Писалъ, кажется, К[ругъ] Ч[тенія].Ѣздилъ верхомъ немного.


[26 июня.] Іюнь 24.

Писалъ Палечека. Порядочно. Ходилъ купаться 2-й день. — Нестеровъ писалъ. Урокъ не состоял[ся]. Охъ, молчать, молча[ть] надо.


[26 июня] Іюнь 25.

Всталъ бодро. Писалъ К[ругъ] Ч[тенія] и о снѣ. Очень важное. О единеніи съ Богомъ — держится. Ходи[лъ] купаться.200 201 Вечеромъ учит[ель], тупой революц[іонеръ] стадн[ый]. Тяжелая ночь. Ч[ертковы] уѣхал[и].


Іюнь 26.

Всталъ поздно, писалъ К[ругъ] Ч[тенія]. Приш[ли] 800 дѣтей — хорош[о]. Урока не было. Здоровье похуже.

——————————————————————————————


Іюнь 27.

Всталъ поздно. Читалъ сводъ мыслей. Умилялся, б[ылъ] у Ч[ертковыхъ], заплакалъ, говор[я] о св[одѣ] мыслей. Устаю очень. Портретъ пишутъ. Мальчики очень плохо.


Іюнь 28.

Всталъ рано. Все слабъ. Читалъ книгу Николаева. Очень хороша. Ходилъ купать[ся] и кругомъ до моста. Довезъ мужичекъ. Ч[ертковъ] — портр[еты]. Демч[инскій]. Устаю отъ людей.


Іюнь 29.

Всталъ рано. Конч[илъ] годъ К[руга] Ч[тенія], но очень плох[о]. Ѣздилъ съ С[оней] къ Ч[ертковымъ]. Очень слабъ, но на душѣ оч[ень] хорошо.


Іюнь 30.

Не доспалъ. Страшно слабъ. Началъ заниматься Евангел[іемъ]. Дальш[е] не могъ. Ходилъ купаться. — Старался быть въ молитвенномъ настроеніи, сходясь съ людьм[и]. Левъ Давыдо[въ?].


1 Іюля.

Спалъ хорошо, такж[е] слабъ. Писалъ немного Кр[угъ] Чт[енія]. Ходилъ купаться. Промокъ. Недоволенъ Кр[угом] Чт[енія]. Хочу писать жизнь. Это одн[о], то, что пер[е]жито, несомн[ѣ]нно. Уѣхалъ Душ[анъ]. Пріѣхалъ Арц[имовичъ]. Письмо Андрея.


2 Іюля.

Немного писалъ К[ругъ] Ч[тенія]. Пріѣхали сыновья и внуки. Бы[ло] очень хорошо съ сыновьями. Урокъ съ дѣтьми.

—————————————————————————————————

201 202

3 Іюля.

Занимался К[ругомъ] Ч[тенія]. Кромѣ дѣтей был[и] Ч[ертковъ], Горб[уновъ], Голд[енвейзеръ]. Купался. Заболѣлъ изжогой и животомъ. Урокъ съ мальч[иками] плохой.


4 Іюля.

Спалъ хорошо. Работалъ, распредѣляя К[ругъ] Ч[тенія]. Заснулъ. Нездоро[вится]. Пріѣхалъ Сутковой.


5 Іюля.

Здоровье плохо. Писалъ слабо К[ругъ] Ч[тенія]. Пріѣзжал[и] Ч[ертковы] и Голден[вейзеръ]. Игралъ удивительн[о] хорошо. Перевернулъ меня. Колино письм[о] вызвало дурное чувств[о] — боролся. Урокъ съ дѣтьми. Очень ужъ они малы.


6 Іюля.

Писалъ Кр[угъ] Чт[енія]. Недоволенъ. Ѣздилъ къ Голд[енвейзерамъ] и Ч[ертковымъ]. Письма мало интересныя. Урокъ слабый.


7 Іюля.

Написалъ 14 писемъ. Ѣздилъ къ Ч[ертковымъ]. Пріѣхал[и] Американц[ы]. Урока не б[ыло]. Здоровье гораздо лучше.


8 Іюля.

Всталъ вялый. Пріѣхалъ милый Бирюковъ. Не хочется работать.

[545]Чуть чуть пописалъ К[ругъ] Ч[тенія]. Нездоровилось. Никуда не выходилъ. Пріѣхал[и] Ч[ертковъ], Н[икитинъ], Голд[енвейзеръ]. Такъ радостно.


9 Іл.

Всталъ бодрѣе. Пись[мо] отъ Фельтена. Онъ въ тюр[ьмѣ] за «Не убій». Хочется написать объ этомъ.

[546]Немного, но плохо писалъ. Ходилъ пѣшкомъ. Дождь и холодъ.

202 203

10 Іл.

Здоровье лучше. Писалъ о Фельтенѣ. Нѣмецк[ій] некрологъ мой. Былъ верхомъ у Ч[ертковыхъ]. Нап[и]са[лъ] письм[а] Андр[ею] и Лопух[ину].


[13 июля.]

Пропустилъ два дня. Нынче 13 Іюля. Вчера 12. Чувствовалъ себя бодро, писалъ Не убій, ѣздилъ къ Ч[ертковымъ]. Вечеромъ б[ылъ] актеръ, потомъ чтеніе статьи Наживина и споръ о Дж[орджѣ].

Третьяго дня 11 пріѣхала Таня. Очень радостно б[ыло] съ ней. Она мнѣ очень дорога по сердцу и тѣмъ, ч[то] хороша. Писалъ плохо «Не убій». Б[ылъ] Чертковъ. Куча писемъ скучныхъ.


13 Іюля.

Всталъ хуже вчерашняго. Едва ли буду хорошо работать. Вчера задумалъ написать письмо Столыпину. 2-ой день погода.

[547]Работалъ порядочно. Ѣздилъ верхомъ. Б[ыли] Ч[ертковъ] и Голден[вейзеръ] и Орловъ художникъ.


14 Іюля.

Всталъ бодро, писалъ лучше. Передѣлалъ. Ѣздилъ къ Ч[ертковымъ]. Навалил[ис]ь Орловы.

Былъ Андрюш[а]. Я плака[лъ].


15 Іюл.

Прочиталъ записк[и] Амфит[еатрова]. — Стыдно и непріятно. Духовно слабъ. Сейчасъ сяду писать. С[оня] уѣхала къ Танѣ. Вечеромъ б[ылъ] Голденв[ейзеръ]. Игралъ [въ] винтъ.

——————————————————————————————————


16 Іюля.

Всталъ бодро. Купецъ — поэтъ и учите[ль] ужасно глупые. Потомъ писалъ плохо, но много. Потомъ Ветеринаръ и юно[ша] Сарат[овскій], потомъ пропас[ть] народа. Ч[ертковъ]. Здоровь[е] хорошо.

203 204

17.

Всталъ рано. Нача[лъ] писать письмо Ст[олыпину], потомъ передѣлалъ Не убій Ник[ого]. Американцы глупые, Евреи. Былъ у Ч[ертковыхъ]. — Поносъ. Пріѣхал[и] Ч[ертковъ] и Серг[ѣенко] и Досевъ.


[19 июля]. 18 Іюля.

Не записалъ. Писалъ Н[е] У[бій]. Былъ у М[арьи] А[лександровны].[548] Пріятно съ Ив[аномъ] Ив[ановичемъ]. — Вечеромъ Голд[енвейзеръ] игралъ, и ненужный ветеринаръ. Все разстройств[о].


19 I.

Всталъ рано. Досевъ. Писалъ Н[е] У[бій]. Б[ылъ] у Ч[ертковыхъ]. Читалъ Н[е] У[бій]. Близко къ концу. Пріѣхала Соня.


20 Iл.

Ночь мало спалъ. Отвѣчалъ письма. Пріѣ[зжалъ] Ч[ертковъ]. Не могу ничего дѣлать, слабъ и усталъ. Попи[ш]у дневни[къ].


[22 июля] 21 Іл.

Пропустилъ. Никуда не ѣздилъ вчера, 21, писалъ письмо Столыпину порядочно. Очень странное чувство забывчивости всего, ч[то] б[ыло] прежде. Ѣздилъ къ Ч[ертковымъ], у нихъ Булыгины и юноша съ сестр[ой] очень милые: Никольскіе.


22.

Утромъ Г-жа изъ Бесарабіи, распространительни[ца] моихъ писаній. Странно, невѣроятно. Поправлялъ письм[о] Столы[пину] и Не убій. — На душѣ не дурно. Нынче утромъ записалъ очень важное, о матеріи и движеніи — простр[анствѣ] и времени.

——————————————————————————————————


23 I.

Всталъ рано. Писалъ и письмо и Не убій. Вчера пріѣх[алъ] Лева. Мнѣ нетяжел[о]. Пріѣхали Зося, Андрюша и б[ылъ] Миша. Все дурна[я] погод[а].204


205 [27 июля].

Пропустилъ 3 дня. Вчера 26 I. Передѣлыв[алъ] Не У[бій] Н[иког]о, былъ Сильчевскій, больной студентъ. Ѣзд[илъ] къ Ч[ертковымъ]. Вечеромъ мног[о] народа. Прочли мою статью. Прекрасно игралъ Голденвейзеръ.

[549]Третьяго дня 25 Іюля. Работалъ надъ статьей Н[е] У[бій]. Уѣхалъ Лева. Очень добро жаль его. Ѣздилъ верхомъ одинъ. Вечеромъ прекрасн[ый] разговоръ съ Ч[ертковымъ]. Былъ Илья. Доволенъ какъ м[ѣдный] г[рошъ].

24 Іл. Писалъ либо письм[о] либо статью. Письмо отдалъ Ч[ерткову] для отправки. Былъ у Ч[ертковыхъ]. Съ Левой сдержанн[о], не упрекаю себя, ч[то] не говорилъ.


27 Іл.

Перечелъ статью, кажется возможна. Саша[550] радуетъ очень. Письма хорошіе.


[28 июля.]

[551]Закончилъ Н[е] У[бій] Н[икого]. Былъ у Ч[ертковыхъ], хорош[о] бесѣдовал[и]. Уста[ю] отъ людей. Ст[амо] уѣха[ла]. Говорил[и] о Са[шѣ].


28.

Всталъ рано. Чита[лъ] К[ругъ] Ч[тенія]. До часа ничего не дѣлалъ, потомъ переправилъ статью. Ѣздилъ къ Ч[ертковымъ]. Вечеръ Голденв[ейзеръ], Ч[ертковъ] и госпо[динъ] Кулаковъ.


29.

Погода лучше, б[ылъ] Ч[ертковъ]. Саша уѣхала къ Танѣ. Сажусь за Н[е] У[бій] Н[икого].

[552]Былъ у Ч[ертковыхъ]. Бесѣда съ ребята[ми] непріятна, не нужна. Вечеромъ Сер[ежа].205


206 30 I.

Всталъ оч[ень] слабъ, до 12 ничего не дѣлалъ. Началъ писать письма, не кончилъ. Вечеромъ б[ыли] Голд[енвейзеръ] и Ч[ертковъ].


31.

Всталъ рано бодръ. Писалъ Н[е] У[бій] Н[икого], но не кончилъ. Б[ылъ] у Ч[ертковыхъ]. Былъ ксендзъ. Пріѣхалъ Ив[анъ] Ив[ановичъ] и Страховъ.

[553]Еще поправлялъ Н[е] У[бій] Н[икого].


1 Августа.

Мало спалъ. Поправлялъ Н[е] У[бій] Н[икого] ещ[е] до прогулки. Б[ылъ] Ч[ертковъ]. Еще много поправлялъ и, кажется, хорошо. Б[ылъ] у Ч[ертковыхъ]. Саша пріѣхала. Пообѣдалъ и читаю Конфуц[ія].


[3 августа.]

Пропустилъ 2 Августа, Опять много исправлялъ статью. Было много просителей, и я горячился. Была.... и Черкасскій съ стражниками. Былъ Голд[енвейзеръ].


3 Авг.

Опять поправлялъ статью. Получилъ письмо Мельгунов[а] изъ Р[усскихъ] В[ѣдомостей]. Былъ у Голд[енвейзера] и Ч[ертковыхъ]. Вчера пришелъ изъ Ташкентс[кой] общины рыжій Левъ.[554] Удивительн[о] знаетъ все. Нынче были Хирьяковы. Вернулся Душанъ.


4 Авг.

Плохо спалъ, но много писалъ. Чертк[овъ] привозилъ юношу хорошаго. Пріѣхалъ Сережа. Ѣздилъ по лѣсамъ. Вечеромъ кореспонд[ентъ].206


207 5 Авг.

Плохо спалъ. Писалъ немного и нехорошо заключені[е] Н[е] У[бій] Н[икого]. Ходилъ купаться. Вчера б[ылъ] урокъ съ мальчиками. — Голд[енвейзеръ] игралъ вчера. Нынче ходилъ купаться и встрѣтилъ съ дрова[ми] и сказа[лъ] прикащику.


6 Авг.

Мало спалъ, но всетаки кончилъ статью. — Написалъ для Ив[ана] Ив[ановича]. Ѣздилъ къ Ч[ертковымъ]. Бездна народа. Вопросъ о непротивленіи. Отвѣтилъ вѣрно. <Тяжело съ [1 неразобр.]>[555]


7 Августа.

Слабъ. Писалъ опять для Ив[ана] Ив[ановича]. Ѣздилъ къ Ч[ертковымъ]. Вечеро[мъ] б[ылъ] Хирьяковъ. Все тяжело. Надо, чтобы б[ыло] легко. А для этого надо прямо говорить.


8.

Все слабъ. Писалъ письма и дневникъ. Непріятный страхъ С[они] вслѣдствіи расказа Алексѣя. Мих[аилъ] Серг[ѣевичъ]. Письмо Тани. У Горбу[новыхъ] Досѣенко.


9 Авг.

Всталъ очень рано. Печень болитъ. Писалъ примѣчан[іе] къ Т[аниной] статейкѣ, б[ылъ] у Ч[ертковыхъ]. — Слабъ очень. Слезливъ.

[556]Легъ спать въ 10. Городовой. Тяжелое настроені[е].


10 Авг.

Всталъ въ 6.[557] Все болитъ печень. Написалъ письмо Вер[игину]. Два стихотворца. Разговоръ съ Чехомъ. Послалъ письмо Тани.207


208 11 Августа.

Проснулся въ 6. Записалъ о Кросби. Здоровье, кажется, лучше. Теперь послѣ кофе сѣлъ за столъ, но не хочется ничего писать. — Ничего не дѣлалъ. Ѣздилъ къ Ч[ертковымъ]. Вечеромъ Ч[ертковъ] и Колесниченк[о].


12 Авг.

Всталъ рано, не выспался. Ничего не писалъ. Ѣздилъ къ Ч[ертковымъ]. Пріѣхал[и] кн. Тениш[евъ], Наживи[нъ], Горбуновъ. Иду обѣдать. Хорошо думалъ о Петр[ѣ] Ос[иповѣ] и Метерлинк[ѣ].


[13 августа.]

Вечеръ съ Нажи[винымъ] и Горб[уновымъ].


13[558] Авг.

Спалъ хоро[шо]. Занимался Кр[угомъ] Чт[енія]. Пріѣха[лъ] Суллер[ъ]. Все печень. Ѣздилъ верхомъ по лѣсу.


[15 августа.]

Это б[ыло] 13.

Вчера 14. Все также печень. Ничего не дѣлалъ. Ѣздилъ къ Ч[ертковымъ]. Разговоръ съ Русовы[мъ]. Очень б[ыло] пріятно. Вечеръ Гинцбургъ и Суллер[ъ], Голденв[ейзеръ]. Всѣ оч[ень] веселил[ись].


15 Авг.

Всталъ въ 8. Записалъ заключенье къ Н[е] У[бій] Н[икого]. Говорилъ съ Гинц[бургомъ], Петро и солдатомъ. Статья Тани меня трогае[тъ]. Ничего не дѣлалъ. Пріѣхали шурья.


16 Авг.

Какъ будто лучше здоровье. Ходилъ пріятн[о]. Сажусь за работу.

[559]Ошибся: не лучще. Животъ. Б[ылъ] у М[арьи] А[лександровны]. Очень хорошо говорилъ съ Ив[аномъ] Ив[ановичемъ]. Вечеръ б[ыли] Ч[ертковъ] и Голд[онвейзеръ].[560]

208 209

17 Авг.

Писалъ 2-е изд[аніе] К[руга] Ч[тенія]. Былъ у Ч[ертковыхъ]. Пріятно. Вечеромъ работалъ съ Перна.


18 Авг.

Два рабочихъ и Генералъ. Два рабочихъ очень интересны. Писалъ Февр[алъ] 2 издан[іе].


19 Авг.

Немного писалъ 2 и[зданіе] К[руга] Ч[тенія]. Б[ылъ] у Ч[ертковыхъ]. Тамъ Малеван[ный]. Утонул[о] двое дѣтей Сони. Вечеро[мъ] Баратынская. Хорошая.


20 Авг.

С утра Дудченк[о] и Граубергеръ. Мно[го] потерялъ крови и слабъ. А кишки лучше. Хочу заняться К[ругомъ] Ч[тенія].

3 рабочихъ. Очень хорош[іе].

Немного занялся. Пріѣхалъ Малев[анный]. Тяжело б[ыло] и просто скучно. — Ходилъ пѣшк[омъ] съ Дудч[енко]. Обѣдало мно[го] народа. Музыка, усталъ отъ народа. Соф[ья] Алек[сандровна].


21 Авг.

Всталъ рано. Мал[о] спалъ. Хочется отдохнуть.


[22 августа.]

Ничего не дѣлалъ.Ѣздилъ къ Ч[ертковымъ]. Отказъ гостямъ. Хорошій разговоръ съ Николаевымъ. Непріятн[о?] не могу[?].


22 Авг.

Всталъ рано. Хорошо записалъ о Кр[угѣ] Чт[енія]. Ничего не пишу. Слабъ.


[23 августа.]

[561]Былъ у Черткова. Вечеромъ у насъ Ч[ертковы] и Гольден[вейзеръ].209


210 23 Авг.

Хорошо спалъ. Записалъ Отдѣлы Кр[уга] Чт[енія] хорошо. Были два чел[овѣка] изъ Москвы: студентъ и крестьянинъ изъ Кн[ижнаго] маг[азина] въ Петерб[ургѣ]. Ѣздилъ съ Зосей по засѣкѣ. Былъ сейчасъ Ч[ертковъ] съ своей статьей.


24. Авг.

Спалъ хорошо. Поправилъ статью В[ѣрьте] С[ебѣ] и Ч[ерткова]. Потомъ К[ругъ] Ч[тенія]. Ѣзди[лъ] къ Ч[ертковымъ]. Вечеромъ у насъ молодежь. Хорошо говорилъ, но тяжело.


25 Авг.

Мало спалъ. Немного занялся К[ругомъ] Ч[тенія]. Заснулъ. Ходилъ къ Ч[ертковымъ]. Вечеромъ Ч[ерткоьъ] съ Изюм[ченко].


26 Авг.

Всталъ въ 9-мъ. Ничего не хочется и не дѣлалъ до 12. Ходилъ въ Овсянниково.

Читалъ Изюмченк[о] и Дрожжина.


27 Авг.

Мало спалъ. Пересмотрѣлъ К[ругъ] Ч[тенія] Д[ѣтскій] и большой. Б[ылъ] у Ч[ертковыхъ]. Очень хорошо на душѣ. Пріѣха[ли] Анн[очка] и Нат[аша].

—————————————————————————————————


28 Авг.

Хорошо спалъ, составилъ отдѣлы, писалъ Кр[угъ] Чте[нія]. Пріѣхалъ Маклак[овъ], б[ылъ] у Ч[ертковыхъ]. Обѣдал[о] мног[о]. Пришли друзья.


29 Авг.

Здоровъ. Писалъ Кр[угъ] Чт[енія]. Радуюсь не переставая. Ѣздилъ къ Ч[ертковымъ]. Страховъ. Вечеромъ[562] Ив[анъ] Ив[ановичъ], Сережа съ женой.210


211 30 Авг.

Здоровъ. Писалъ хорошо Кр[угъ] Чт[енія], ѣздилъ на Грум[антъ]. Борьба съ чувствомъ собственност[и]. Чертковъ, Джонсъ. Пѣли дѣвочки.


31 Авг.

Окончилъ кое какъ К[ругъ] Ч[тенія], ѣздилъ верхомъ. Обѣдали Ч[ертков]ы и Стр[ахов]ы. Вечеръ съ Ч[ертковыми].


1 Сент.

Спалъ хорошо. Гулялъ. Ч[ертковы] и Стр[аховы] уѣхали. Занимался Кр[угомъ] Чт[енія]. Вечеромъ Ч[ертков]ы и Голден[вейзеръ]. Письмо Новикова.


2 Сент.

Писалъ письма и отвѣтъ Новикову, б[ылъ] у Ч[ертковыхъ]. Вечеромъ читалъ Стр[ахова]. Пріѣха[лъ] Оболенск[ій].


[6 сентября]. Пропустилъ 2 дня. Нынче 6 Сент. Третья[го] дня, 4-го, писалъ воззваніе любви (не вышло). Спалъ днемъ. Ѣздилъ къ М[арьѣ] Алекс[андровнѣ]. Вечеръ Голденв[ейзеръ] игралъ оч[ень] х[орошо]. 5 Сент. Составлялъ отдѣ[лы] Кр[уга] Чт[енія]. Ѣздилъ къ Ч[ертковымъ] и ковать лошадь. Малеванный сынъ. Ужасное нашестві[е] стражниковъ. Много народа. Урокъ съ дѣтъ[ми]. 6 Сент. Ч[ертковъ] раздалъ памятк[у] страж[н]ик[амъ] и говорилъ съ ними. Просятъ бабы за посаженныхъ.

[563]Писалъ объясненное подраздѣл[еніе] Кр[уга] Чт[енія]. Былъ у Ч[ерткова]. Проспалъ обѣдъ. Б[ылъ] Малев[анный] сынъ съ Жозей. Малев[анный] очень уменъ и добръ. Поздно легъ.


7 Сент.

Былъ Губерн[аторъ]. Оч[ень] тяжелое впечатлени[е] и грустное. О Буланже есть надежда. Стражни[ки] въ усадьбѣ. Не могу преодолѣть дурн[ого] чувства. Ѣздилъ къ Звеги[нцевой], тоже тяжело. Недостаточн[о] б[ылъ] серьезенъ. Дома Анд[рей] обидѣ[лъ] Сашу. Ч[ертковъ]. Простился с Голден[вейзерами].211


212 8 Сент.

Все недобр[ое] чувство. Молился и молюсь. Много писемъ. Хочу ѣхать къ Танѣ. Приходилъ М. В. Догаевъ. Его обвиняютъ. Ничего не могу писать. Былъ у Ч[ертковыхъ].


9 Сент.

Началъ хорошо писать обращеніе, но на половинѣ ослабѣлъ и заснулъ. Пріѣхалъ Ч[ертковъ]. Съ нимъ и Сашей и Митей поѣхали верхомъ. Ч[ертковъ] упалъ, напугалъ меня. Дома острожн[ый] священн[икъ] и ограничен[ный] врачъ изъ Красноярска . — Послѣ обѣда заснулъ. Статью всѣ газеты напечатали въ выдержкахъ.


10 Сент.

Всталъ поздно. Очень хорошо думалъ и записалъ кое что.[564] Въ Пет[ербургскихъ] газет[ахъ] нѣтъ. И мнѣ совершенно все равно. Сегодня въ первый разъ я почувствовалъ полно[е] освобожденіе отъ славы людской. Только бы удержалось. Былъ гимназистъ изъ Петерб[урга]. Предсѣдат[ель] Союза, «praisidium»[565] и т. п. Очень боекъ умомъ и страшно глупъ и невѣжественъ. Ч[ертковъ] и Об[оленская] съ дѣтьми. С[оня] уѣхал[а] въ Москв[у].


11 Сент.

Снѣгъ. Здоровье хоро[шо]. Удивительный странникъ и юноша семинаристъ. Соня Т[олстая] съ дѣтьми. Писалъ письма Стамо, Коле[с]ни[ченко], Губерн[атору] и барын[ѣ] съ статьей. Ѣздилъ къ Ч[ертковымъ]. Писалъ письма. — Усталъ отъ суеты.


12 Сент.

Мало спалъ. Но много думалъ. Давно такъ хорошо не писалъ, какъ нынче въ дневникѣ о благѣ. Писалъ Губернатору. С[оня] уѣхала въ Москву. Былъ у Ч[ертковыхъ] съ Соней. Бездн[а] писемъ. Мало интересныя.212


213 13 Сент.

Писалъ обращен[іе] къ молод[ымъ] людямъ. Ѣздилъ по дорогѣ въ Тулу. Вечеромъ Ч[ертковъ], Булыгинъ и молодежь. Хорошо говорилъ съ Кузм[инымъ]. Была Оболенск[ая].


14 Сент.

Поправилъ обращени[е] къ молодеж[и]. Вернулась С[оня]. Стражники и тяжел[ый] разговоръ. Все таки держал[ся] порядочно. Былъ у Ч[ертковыхъ]. Простился съ Галей. Обѣдалъ. Сажусь читать. На душѣ хорошо, даже очень.

Читалъ Марка Аврелія. Хорошо, но не такъ, какъ ждалъ.


Сентябрь 15 по нов[ому] ст[илю].[566]

Всталъ хорошо. Ночью началъ думать дурно о дѣтяхъ и поправился въ мысляхъ: нѣтъ въ мірѣ виноватыхъ. Простился хорошо съ Ч[ертковымъ], б[ылъ] изъ Твери думающій крестьянинъ.

[567]Оч[ень] грустно безъ Ч[ерткова] и Саши. Былъ Жозя. Ѣздилъ по лѣсу.


Сентябрь 16.

Рано всталъ. Таня пріѣхал[а]. Ченцовъ о Кр[угѣ] Чт[енія]. Началъ составлять Кр[угъ] Чт[енія]. Пропасть народа, о воровствѣ лѣса. Стражники. Письма объ этомъ. Не могъ удержаться отъ мучительн[аго] чувства. А радуйся, что тебя ругаютъ. Читалъ Марк[а] Авр[елія]. Заснулъ. Жалѣлъ С[оню].


Сентябрь 17.

Всталъ рано. Лучше съ С[оней]. Составлялъ Кр[угъ] Чт[енія] нехорошо. Ѣздилъ верх[омъ]. Лошадь упала. За обѣдомъ раздражился, осрамил[ся] съ Андр[еемъ] и Звегиндев[ой]. Читалъ Марка Авр[елія]. Таничка заболѣла.


[21 Сентября.]

Не помню дней ни 18, ни 19, ни 20. Нынче 21 Сен. Писалъ также, какъ и вчера и 3-го дня и 4-го, Кр[угъ] Чт[енія]. 213 214 Вчера б[ылъ] Сереж[а]. Нынче уѣхалъ Мих[аилъ] Сер[гѣевичъ] и пріѣхал[и] Рѣпины и Саша. — Утромъ мучительное чувство съ Грумант[скими] мужиками. Бѣдная С[оня], непреодолимое упорство. Потомъ голый прохож[ій], и ихъ 6. Письма написалъ плохія.

Одно радостное письм[о] отъ Ч[ерткова]. Цѣлый день мучительная, непреодолимая тоска. Теперь 12 часъ, ложусь спать. Былъ у М[арьи] А[лександровны].


[25 сентября] 22, 23, 24 пропустилъ. Все работалъ надъ Кр[угомъ] Чт[енія]. Нынче, 25, начерно кончилъ. Третьяго дня былъ Рѣпинъ изъ общины съ женой и пропасть народа. Былъ въ очень дурномъ духѣ. Боролся не безуспѣшно. Хорошо бесѣдова[лъ] съ Рѣпинымъ общин[никомъ]. Чрезвычайно ясно, ч[то] ничего не надо дѣлать на будущее, а сейчасъ наилучшимъ образом[ъ] тратить свою жи[знь].

Сейчасъ отдалъ милому Пошѣ (онъ дня 4 какъ пріѣхалъ) послѣдніе листы.


25 Сент.

Окончилъ К[ругъ] Ч[тенія] очень начерно. Поша уѣхалъ. Оч[ень] люблю его, б[ылъ] у Ив[ана] Ив[ановича]. Вечеромъ чита[лъ] вслухъ.


26 Сент.

Всталъ съ болью. Ходилъ. Сажусь за Дневникъ и письма.


[27 Сентября.]

Все написалъ. Монахи[ня] изнасилованная. Вечеръ игра[лъ] на форт[епіано] съ Сашей.


27.

Спалъ хорош[о], провѣрилъ Кр[угъ] Чт[енія].[568] Тяжелое впечатлѣніе Андр[ея] записокъ въ столѣ[?]. Говорилъ съ С[офьей] А[ндреевной]. Ѣзди[лъ] верхомъ. Мужикъ обруга[лъ]. Вечеромъ еще говор[илъ] съ С[оней] — лучше.214


215 28 Сент.

Здоровье лучш[е]. Чувашинъ писарь. Посла[лъ] къ Гусеву. Собиралъ къ Кр[угу] Чт[енія]. Ѣздилъ съ Рѣпин[ымъ]. Бесѣд[овалъ] съ Гусевымъ оч[ень] хорошо. Читалъ о Буддизм[ѣ].


29 Сент.

Читалъ свое старье. Все забылъ. Очень живо представлялъ себѣ воззваніе. Ходилъ пѣшкомъ верстъ 8. Проводилъ Рѣпин[а]. Вечеромъ встрѣти[лъ] Таню. Бесѣдовалъ съ Ив[аномъ] Ив[ановичемъ] и Гусевымъ.


30 Сент.

Ничего не могъ дѣлать. Пасьянсъ клалъ до часу. Немно[го] написалъ о внушеніи. Ѣздилъ верхомъ по старой дорогѣ и назадъ Косой Горой. Пріѣхал[и] Мих[аилъ] Сер[гѣевичъ] и Андр[юша]. — Наташ[а], Дорикъ.


[11 октября.]

За все это время съ 30 Сент[ября] до 11 Октября не записывалъ. — Пріѣхала Таня Кузм[инская]. Всегда радъ ей. Занятъ Кр[угомъ] Чт[енія]. На душѣ очень хорошо. Нынче сдѣлалъ два числа, но не совсѣмъ кончилъ.[569] Ѣздилъ верхомъ. Мног[о] писемъ.


17 Окт.

Давно не чувствовалъ себя такъ не радостно. Ничего не могъ работать. Но, кажется, не напрасно задумался надъ продолженіемъ Кр[уга] Чт[енія].

Сегодня 11 Ноября. Много пережилъ внутренне. Работаю надъ Круго[мъ] Ч[тенія] и обдумыва[ю] статью и драм[у]. Былъ въ Крапи[внѣ].


24 Ноября.

Нынче хорошо работалъ надъ отдѣлами Кр[уга] Чт[енія]. Два письма отъ Андр[юши] хорошія. Все думаю о драмѣ.215

216 Я не говорю, что государств[енное] устройство дур[н]о или хорошо, что надо или не надо заниматься политикой. А я говорю только то, ч[то] человѣку [прежде], чѣмъ заниматься политикой, надо[570] заниматься своей жизнью, душой. И что если будутъ жить такъ, то жизнь сложится наилучши[мъ] образомъ.[571]

——————————————————————————————————

Кантъ: софистомъ своихъ юношескихъ заблужденій. Въ этому причина: люди считаютъ, ч[то] могутъ каждый самъ и себѣ установить свою религію.[572]


5 Мая.

Дѣтямъ нужно 3 основы: 1) не бояться смерти, 2) любить трудъ и 3) добро. Для всѣхъ трехъ пріем[ы] обученія.[573]

——————————————————————————————————

Доброта — любовь — сейчасъ награда. Нѣтъ болѣе счастливаго состоянія.[574]

——————————————————————————————————

Свобода воли только въ сознаніи своей духовности и потому всегда отрицательная.[575]

——————————————————————————————————

Праздникъ.

——————————————————————————————————

Думать, что мы можемъ знать міръ и себя, изучая матерію все равно, что если бы человѣкъ, не выходящій изъ своего угла и имѣя вѣрнаго друга, к[оторый] бы разсказывалъ ему пр[о] все, что дѣлается въ мірѣ, думалъ, что все, что онъ можетъ узнать о мірѣ и о себѣ, онъ можетъ узнать изъ разговоровъ тѣхъ людей, к[отор]ыхъ зналъ другъ, и такъ привыкъ къ другу, что совс[ѣ]мъ бы забылъ, что все, что онъ знаетъ про міръ и себя, онъ знаетъ только по сужденіямъ этого друга, тогда216 217 какъ одно, что ему нужно и можно знать, это[576] знать этого друга,[577] насколько и въ чемъ можн[о] вѣрить ему.[578]

——————————————————————————————————

Какая перемѣна совершилась съ народомъ и дворянами. Само[о]тве[рженіе] перешло отъ кр[естьянъ] къ дворя[намъ], жадность отъ двор[янъ] къ крестьян[амъ].[579]

——————————————————————————————————

Грубое заблужденіе думать, что я своими усиліями могу устроить домъ — семью; еще болѣ[е] грубое, ч[то] я могу устроить народъ; еще болѣе грубое, ч[то] я могу устрои[ть] Царств[о] Б[ожіе] дл[я] всего человѣчества. Все это, въ особенности жизнь всего человѣчества, устраивается по законамъ, мнѣ недоступнымъ, и отъ моей воли независящимъ. Думать и поступать такъ тож[е] самое, ч[то] дѣлала бы клѣтка моего тѣла, если бы она нарушала законъ своей жизни для того, чтобы тѣло мое поступало такъ, какъ она считаетъ это для него хорошимъ.[580]

——————————————————————————————————

Все, что мы можемъ дѣлать также, какъ и отдѣльная клѣтка, это то, чтобы наисовершеннѣйшимъ образомъ исполнять законъ своей жизни. Общее же теченіе жизни совершается по недоступнымъ намъ закона[мъ] и ради недоступны[хъ] намъ цѣлей.[581]

——————————————————————————————————

Истинная жизнь всегда только въ настоящ[емъ].[582]

——————————————————————————————————

Хр[истіанское] равенство людей, не понятое вполнѣ, съ смиреніемъ и терпѣніемъ, дѣлается соверш[енно] обратн[ымъ].[583]

——————————————————————————————————

Смерть есть уничтож[еніе] сознанія, какъ во снѣ. Возникаетъ ли новое, какъ во снѣ, намъ неизвѣстн[о].217[584]

218 Христіанство даетъ, а не требуетъ. Отъ непониманія этого всѣ ужасы революцій.[585]

——————————————————————————————————

Богъ все измѣняющ[ій] и самъ неизмѣняющійся.[586]

——————————————————————————————————

Я сознаю тѣло, сознаю душу, но не сознаю того, ч[то] сознаетъ и то и другое. Это сознающее есть любовь.[587]

——————————————————————————————————

Жизнь не въ тѣлѣ и не въ душѣ, а въ духѣ. Онъ одинъ сознаетъ и то и другое, а его ничто не сознае[тъ].[588]

——————————————————————————————————

Прелесть улыбки.[589]

——————————————————————————————————

Знаетъ или не знаетъ, отчего рожают[ся] дѣти, все равно. Толь[ко] дѣло это важно[е], бож[ье], если дѣлает[ся] законн[о] и во время, а есл[и] не законно и не во вр[емя], то отъ это[го] и горе, и болѣзни, и, главно[е], тупость ума.[590]

——————————————————————————————————

Мучительно неравенство.[591]

——————————————————————————————————

Великое слово: Ищит[е] Ц[арства] Б[ожія] и п[равды] е[го].[592]

——————————————————————————————————

Сострадані[е] радостно[е] чувство. А по письма[мъ] нѣтъ.

Какое богатство красоты природы — цвѣты, воздухъ. И какiя радост[и] доставляетъ любовь. А мы чего-то ищемъ поми[мо] этого.

А тутъ народы, парк[и], города.

——————————————————————————————————


23 Июн[я]. 1) Радость покоса для работника и тоск[а] для барина.218[593]

219 2) Я радовался тому, что чувствовалъ необходимость любовного общенія со всѣм[и], а теперь понялъ, что нуж[но] чувствовать постоянно любовное общеніе не съ людьми, но съ Богомъ. Второе включаетъ перво[е]. Пытаюсь.[594]

——————————————————————————————————

3) Тѣмъ, кто не живутъ Богомъ, скучно: они одни.[595]

——————————————————————————————————

Любовь не есть какое либо особое чувству, это — сознаніе единств[а]; пальцы не любятъ другъ друга, а живутъ вмѣс[тѣ] въ любви.[596]

——————————————————————————————————

Я — частица Всего, представляющагося мнѣ въ пространствѣ и времени. Пространство и время отдѣляютъ меня отъ Всег[о].[597]

——————————————————————————————————

Думалъ о томъ, какъ хорошо быть виноватымъ, униженнымъ и не огорчаться. Можно и очень нужно.[598]

——————————————————————————————————

Невѣрно распредѣл[еніе] обмановъ или соблазновъ. Надо: грѣхи— ошибки молодости — и потомъ соблазны. Грѣхи:

1) Убийство,[599] 2) Похоть,[600] 3) Сластолюбіе, 4) Зависть, 5) Гордость, 6) Ложь.

Соблазны: 1) Внушені[е], 2) Общ[ественное] мн[ѣніе]), 3) Государство, 4) Семья, 5) Ложн[ая] наук[а], 6) Ложн[ая] вѣра.

——————————————————————————————————

Въ Европѣ искали спасенія въ парламентаризмѣ, не нашли. Но составилось преданіе. Мы, страдая отъ того же, отъ чего страдала тогда Европа, беремъ то средство, к[оторое] тамъ оказалось недѣйствительнымъ. И беремъ когда же? Когда измѣнить порядокъ становится все болѣе настоятельны[мъ]. Мало того, тѣ стремленія европейскаго соціализма[601] мы выставляемъ также, какъ и Европейцы, идеаломъ, тогда какъ осуществленіе невозмож[но], а въ Европѣ основа — насилі[е], ложь. Въ этомъ все.

219 220

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА 1907 г. № 2


Радуйся, и паки реку: радуйся. Старому только радость.[602]

——————————————————————————————————

Сознаніе ограничено пространство[мъ] и временемъ, но независимо отъ нихъ. Оно искра божія.[603]

——————————————————————————————————

Не хотѣлось бы умереть, не выразивъ то, что нынче особенн[о] ясн[о] чувствовалъ и понималъ: смѣшн[о] писать такой труизмъ въ концѣ жизни, а онъ для меня новъ, какъ я его теперь понимаю — скорѣе, чувствую — что надо всѣхъ любить и всю жиз[нь] строить такъ, чтобы можно был[о] любить.

Хотѣлось бы написать такой законъ Божій для дѣтей.[604]

——————————————————————————————————

Да, спасать надо не Россію, а то, что въ мил[і]оны миліон[ов]ъ разъ, неизмѣримо дороже фикціи Россіи, свою душу.[605]

——————————————————————————————————

Не надо думать, что жизнь религіозныхъ людей должна быть вся поглощена заботой о поддержаніи своей религіозности и жизнь отвлеченная и скучная. Напротивъ, жизнь людей, установившихъ религіозную основу ея, не можетъ не быть радостн[ой] и совершенно свободной отъ заботъ о своей религіознос[ти].[606]

——————————————————————————————————

Думать такъ все равно, ч[то] думать, ч[то] люди съ государственно-научны[мъ] міросозерцаніемъ будутъ только т[о] и дѣлать, что говорить о наукѣ и политикѣ.220[607]

221 Религіозное ученіе есть основа воспитанія. Воспитани[е] и образованіе безъ религіозн[аго] ученія есть не воспитаніе и образован[іе], a развращеніе и отупленіе.[608]

——————————————————————————————————

Для того, чтобы жить, надо имѣть надежду радост[и] впереди себя. — Какая же это радость, когда старѣешься?

Духовное совершенство любви вполнѣ осуществляется самой смертью.[609]

——————————————————————————————————

Думалъ: отчего такой успѣхъ Евреевъ? Отъ того, что нашъ міръ живетъ еврейскимъ религіознымъ закономъ, противны[мъ] христіанству. Они же живутъ вполнѣ своимъ закономъ Талмудистско-павловскимъ. Мы живемъ христіански-павловскимъ, а они библейско-павловскимъ. Ихъ цѣльнѣе.[610]

——————————————————————————————————

Въ первый разъ, глядя на портреты друзей 1856 года, — всѣ умершіе, — ясно понялъ, что это Онъ, проявлявшійся въ нихъ. Тоже понялъ и глядя на играющихъ въ винтъ; тоже и Shaw, и Великан[овъ]. Если бы всегда нетол[ь]к[о] помнить, но чувствовать это.[611]

——————————————————————————————————

Все менѣе и менѣе реальны люди по мѣрѣ остарѣнія.[612]

——————————————————————————————————

Все думалъ о томъ, что время есть, какъ говоритъ Аміель, вращеніе передо мной сферы. Но я-то гдѣ? И вдругъ ясно стало, ч[то] я вращаюсь вмѣстѣ съ безконечной сферой и вмѣстѣ стою[613] надъ ней, созерцая ее. И въ самомъ делѣ. Если есть движеніе, то только относительно чего либо неподвижнаго. И это неподвижное и есть духовный я.

Какое удивительно ясное не доказательство, a уясненіе своей безсмертной духовности. Мнѣ кажется это очень важнымъ.[614]

——————————————————————————————————

Жизнь трепещетъ въ каждомъ существ[ѣ] именно отъ того, ч[то] каждое существо движется вмѣстѣ со всѣмъ и неподвижн[о] какъ сознаніе.221[615]

222 Для того, чтобы ясно понять нереальность времени и пространства, а то, что это только ограниченность нашег[о] мышленія, надо подумать о томъ, что мое время жизн[и] и мое тѣло въ пространствѣ одинаков[о] безконечно малы въ сравненіи съ безконечн[о] великимъ и безконечно велики въ сравненіи съ безконеч[но] малымъ.[616]

——————————————————————————————————

Браманизмъ испорченъ церковность[ю]. Также и всѣ вѣры.[617]

——————————————————————————————————

Какъ рѣдко встрѣчаешь истинную любовь — любовь любви, любовь нетолько ко всѣмъ людямъ, но ко всему.[618]

——————————————————————————————————

Боже, помоги мнѣ жить въ этой любви.[619]

——————————————————————————————————

Революционерами руководятъ властолюбіе и зависть. И что хуже всего, эти низкія чувства прикрываются мнимой любовью и состраданіемъ къ народу и любовью къ свободѣ.[620]

——————————————————————————————————

Мы думаемъ и говоримъ даже: отчего Богъ не сказалъ намъ словами — но мы забываемъ, то, что только наша слабость говоритъ неточными, не достаточным[и], односторонними словам[и], а что у Бога есть другой[621] языкъ, другое средство передачи истины: весь міръ и то, что вложено въ насъ. (Хорошо.)[622]

——————————————————————————————————

[6 февраля.] Сейчасъ ходилъ и думалъ: Основа жизни нашей: стремленіе къ благу.[623] Жизнь наша ограничена, и мы часто — даже никогда — не можемъ получить того блага, к[отор]аго желаемъ, но мы не отдѣльныя существа, и благо, к[отор]аго мы ищемъ и для к[отор]аго работаемъ, можетъ получить то цѣлое человѣчеств[о], міръ, к[отор]аго мы составляемъ частицу. Ничто лучш[е] этого не подтверждаетъ того, что жизнь наша не кончается этой или, скорѣе, не ограничивается этой —: мы живемъ и своей отдѣльной жизнью, и жизнью другаго болѣ[е]222 223 обширнаго, включающаго наши существованія, какъ наше тѣло — отдѣльныя клѣтки, существа. И потому наша дѣятельность для блага Всего не пропадаетъ, какъ не пропадаетъ дѣятельность клѣтк[и] для организма.

Такъ что смерть можетъ быть только перенесенiемъ сознанія изъ клѣтки во все тѣло,[624] [изъ] личности въ Общее. И это вѣроятно, п[отому] ч[то] вся жизнь есть ничто иное, какъ все большее и большее расширеніе сознанія.

(Очень м[ожетъ] б[ыть] важно.)[625]

——————————————————————————————————

Хорошо бы всегда помнить, что жизнь не есть состояніе, a движеніе. Въ духѣ оно — состояніе, но кажется движеніемъ п[отому], ч[то] постоянно раскрывается.[626]

——————————————————————————————————

Такъ просто то, что дѣлается. Всѣ, кто внизу, хотятъ влѣзть на тѣхъ, которые держатъ всѣхъ. — Подъ видомъ учені[я], просвѣще[нія].[627]

——————————————————————————————————

Читая Паскаля, понялъ въ первый разъ, какъ надо понимать l’homm[е] dans l’état de pêché[628] и la[629] Rédemption.[630] То, что есть естествен[ный] процессъ жизни: переходъ отъ непосредств[еннаго] состоян[iя] животнаго къ требованія[мъ] духовн[ой] жизни, онъ (и вс[ѣ] церковники) называютъ спасені[емъ], откровеніемъ, происшедшимъ отъ Христа.[631]

——————————————————————————————————

Еклезіа — собраніе избранныхъ — первый грѣхъ — нарушеніе завѣтовъ Христа — всемірна[го] братства.[632]

——————————————————————————————————

Тѣмъ вредна революція наш[а], ч[то] она руководится эгоизмомъ. Измѣнить существующ[iй] строй можетъ только дѣятельнос[ть] для Бога. —[633]

223 224

Читаю письмо съ самоувѣренны[мъ] рѣшеніемъ вопроса непротивленія:... если убиваютъ, насилуютъ..., отказаться отъ воен[ной] службы, когда за меня пойдетъ семейный....

И сначала досад[но] на самоувѣренность глупости, а подумавъ, вижу, что ему нельзя иначе. Иначе онъ или понималъ бы и жилъ, какъ я, или вовсе не жилъ бы. —[634]

——————————————————————————————————

Жизнь раскрывается. Ну а ты что же при этомъ? Можешь или не можешь содѣйствовать этому раскрытію?

Можешь — тѣмъ, чтобы соблюсти свою неподвижность, а не двигаться вмѣстѣ съ тѣмъ, что закрываетъ тебя.[635]

——————————————————————————————————

Богъ живетъ на небѣ и въ душѣ.

——————————————————————————————————

Для того, чтобы простить, надо забыть все прошедшее, начинать отношенія съ начала.[636]

——————————————————————————————————

Іуда за 30 сребрен[никовъ] и повѣси[лся]. Такъ и мы за пустяки.

——————————————————————————————————

Только теперь началъ жить. Сталъ бояться однаго судьи.[637]

——————————————————————————————————

Борозды сѣетъ.

——————————————————————————————————

Что лучше: журавля въ неб[ѣ] — разсказъ о [1 неразобр.] или вѣра въ Бога?

——————————————————————————————————

Молиться въ тайн[ѣ].

——————————————————————————————————

Читалъ письмо Веригина и подумалъ о вредѣ осужденія. Лучше 1000 разъ ошибиться, принявъ несовершенныхъ людей за добры[хъ], чѣмъ одинъ разъ ошибиться обратно. Помог[и], Господи.[638]

——————————————————————————————————

Самое грубое пониманіе Бога мало отличается отъ самаг[о] высокаго въ сравнен[іи] съ тѣмъ, что понимается. —[639]

224 225

Тотъ, кто молится Идолу, невѣжествен[енъ], не просвѣщенъ, но тотъ, кто совсѣмъ не молится, тотъ глупъ.[640]

——————————————————————————————————

Написать для дѣтей день о[641] губительныхъ привычк[ахъ] одурманенія опіумомъ, алкоголемъ, табакомъ, онанизмо[мъ].

——————————————————————————————————

Какое ужасное положеніе людей, не[642] понимающихъ своей духовной жизн[и], когда они старѣются. Я испытываю обратное.[643]

——————————————————————————————————

Читаю о Думѣ и жалѣю о томъ, что люди эти умны и образованы.[644]

——————————————————————————————————

Думалъ о свободѣ воли: Та свобода, к[оторую] мы имѣемъ измѣнять теченіе своей жизни, не можетъ измѣнить общаг[о] хода жизни. Какъ если бы каждо[е] зерно изъ высыпаемаго четверика могло измѣнять свое положеніе — можно и не зер[но], а пчелы, черви — какъ бы не измѣня[ли] свое полож[е]н[іе] з[ерно], п[чела], общее послѣдств[іе] высыпанія было бы одно и тоже. Тоже и съ людьми, не подчиняющим[ися] общему закону. Свобода въ томъ, что человѣкъ можетъ имѣть радость сознательно подчиняться высшему закону своей жизни.[645]

——————————————————————————————————

Богатые будутъ жить богато, a бѣдные бѣдно и отнима[646]

——————————————————————————————————

Не солнце движется, а земля къ нему поворачивается. Также и не года, врем[я] идетъ, а я открываюсь самъ себѣ.[647]

——————————————————————————————————

Какая все тайна для стариковъ, и какъ все просто дѣтямъ.[648]

——————————————————————————————————

Поразительная тайна новый челов[ѣкъ] въ мірѣ.[649]

——————————————————————————————————

Надо жить такъ: содѣйствовать единені[ю].225[650]

226 Орлова объ егоиз[мѣ] личномъ, семейн[омъ], государственн[омъ].[651] Есть только два [—] божескій егоизмъ — личное и безкон[ечное].

——————————————————————————————————

Пространство уничтожается временемъ.[652]

——————————————————————————————————

Почему хр[истіанскіе] народы въ бѣдств[енномъ] положен[iи]? Мирное и счастливое сожительство возмож[но] только при соединеніи людей одной вѣрою. У христ[іанскихъ] наро[довъ] б[ыла] одна извращен[ная] вѣра. Когда извращеніе распалось, распалось и согласіе общества.[653]

——————————————————————————————————

Лошадь не слушается, а поддается тому мотиву, какой есть, т[акъ] к[акъ] ей все равно. Такъ и люди безъ вѣры.[654]

——————————————————————————————————

Любовь къ семейн[ымъ] — школа любви.

——————————————————————————————————

Слова Христ[а] — дурны[я] слова.

——————————————————————————————————

Пуст[ой] Бар[абанъ] <3>

<Ходи[те въ] свѣтѣ 2>

Мног[о] ли з[емли] н[ужно] 2

Цвѣтн[икъ] 1

Зерно съ к[уриное яйцо] 1

Ив[анъ] Дур[акъ] 1

Гдѣ люб[овь], та[мъ] и Б[огъ]

Кавк[азскій] плѣн[никъ].

226 227

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА 1907 г. № 3

Есть тол[ь]ко два способа жить: жить для радостей тѣла, ставить тѣло выше всег[о] или жить для духа — ставить выше всег[о] духъ. При первомъ жизнь — чѣмъ дальше, тѣ[мъ] хуже и кончается ужасомъ смерти.[655] При второмъ — наоборотъ — все лучш[е] и лучше и кончается радостью смерти.[656]

——————————————————————————————————

Какъ страшно человѣку знать себя однимъ, отдѣленнымъ отъ всего.[657]

——————————————————————————————————

То, что многіе люди, огромное большинство людей называетъ поэзіей, это неясное, смутное выраженіе важныхъ мыслей (Walt Whitman и т. п.). Стихотворецъ скажетъ неясно то, что ясно сказано у Канта, н[а]п[римѣръ], что существ[ованіе] Бога не доказуемо, но сознает[ся] законъ, и люди, к[оторые] не прочтутъ и не оцѣнятъ Канта, приходятъ въ восторгъ отъ глубины поэзіи.[658]

——————————————————————————————————

Рабочіе, бѣдные вообще,[659] не добрѣе, a скорѣе — злѣе богатыхъ. Этимъ-то они и жалк[и].[660]

——————————————————————————————————

Богатые живутъ хуже бѣдныхъ, живутъ праздно, тогда какъ бѣдн[ые] работаютъ. Этимъ-то и жалки богатые.227[661]

228 Ошибаюсь или нѣтъ, но мнѣ кажется, что только теперь — хороши ли дурны — но поспѣли плоды на моемъ деревѣ.[662]

——————————————————————————————————

Строй жизни основанъ на религіозномъ пониманіи людей. Строй жизни т[акъ] наз[ываемыхъ] христіанскихъ народовъ основанъ на павловскомъ еврейскомъ религіозномъ пониманіи. И потому успѣхъ Евреевъ.[663]

——————————————————————————————————

Жизнь человѣка это[664] все большее и большее сознаніе духа въ человѣкѣ. Для того чтобы это было возможно, нужно движнiе во времени тѣла въ пространст[вѣ]. (Не то.)[665]

Движеніе относится къ време[ни], какъ тѣло къ пространству.[666]

——————————————————————————————————

Астрономія это так[ая] наука, въ к[оторой] очевиднѣе всего иллюзорность пространства и времени.[667]

——————————————————————————————————

Феербахъ признанъ матерьялистомъ прямо по глупости.

——————————————————————————————————

Доброму богатому стыдно, ч[то] онъ богатъ, и жалко бѣднаго и[668] хочется сдѣлать добро бѣдному.

Даже доброму[669] бѣдному досадно, что онъ бѣденъ, и завидно богатому и хочется ему сдѣлать зло. Вотъ чѣмъ жалки бѣдные.[670]

——————————————————————————————————

Надо не ненавидѣть дурныхъ, т. е. заблудшихъ людей, но любить ихъ и жалѣть. — Это такъ, но для того, чтобы это можно б[ыло] искренно сдѣлать, надо любить въ нихъ Бога того, к[оторый] въ себѣ. Для того же, чтобы это сдѣлать, надо въ себѣ сознавать этого Бога и любить его.228[671]

229 Суди о другихъ какъ о себѣ: это ты же. И въ дурныхъ дѣлахъ ихъ[672] будь снисходителенъ какъ въ своихъ

——————————————————————————————————

и надѣйся на раскаяніе.[673]

——————————————————————————————————

Видѣлъ во снѣ приготовленіе къ изданію журнала нравственности. 1-й отдѣлъ — религіозно метафиз[ическія] ученія и исторія и обзоръ религій. — 2-й отдѣлъ забылъ, но могъ бы быть нравственно прак[т]ическ[ія] правила. 1-й отдѣлъ: въ отношен[іи] себя только. 2-й: отношенія къ людямъ. 3-й отдѣлъ (тоже забылъ) могъ бы быть ученіе о совершенствованіи. Вспомнилъ: воспитаніе.[674]

——————————————————————————————————

Всѣ вѣры одни въ корнѣ. И не мож[етъ] б[ыть] иначе. Человѣкъ одинъ.[675]

——————————————————————————————————

Будемъ держаться этого единаго и откинемъ наши нетолько личныя, но народныя привязанности.

——————————————————————————————————

Самоотреченіе нуж[но] во всѣхъ дѣлахъ.[676] Нужно и въ дѣлѣ вѣры, нужно пожертвовать своим[и] любимым[и] русски[ми] народными, индійскими народны[ми], буддійски[ми] народ[ными] преданіям[и].[677]

——————————————————————————————————

Не печатайте мое это письмо. Я пишу толь[ко] для васъ, желая пока тольк[о] общенія моей души съ вашей.

——————————————————————————————————

Почему мы стремимся все впередъ? П[отому] ч[то] жизнь тольк[о] въ раскрытіи.[678]

——————————————————————————————————

Конституція, свобода, это только борь[ба] всѣхъ противъ всѣхъ, ненависть вмѣсто любви.[679]

——————————————————————————————————

Жизнь наша представляется намъ движеніемъ. Для того, чтобы было движен[iе], нужно, чтобы был[а] точка неподвижн[ая],229 230 по отношенію к[оторой] совершается движені[е]. Такая точка есть духъ человѣка — его сознаніе. То, что намъ предоставляется движеніемъ жизни, есть снятіе покрововъ съ неподвижнаго духа.[680]

——————————————————————————————————

Вижу во снѣ: говор[ю] съ людьми: одинъ въ родѣ Ив. Ив. Горб[унова], другой въ родѣ Лебрен[а]. Говорю: всегда есть люди, видящіе впередъ и страдающіе, а потомъ всѣ придвигаются къ нимъ. А потомъ опять впередъ. И безъ конца. И мнѣ вдругъ и моем[у] собесѣднику стал[о] грустно. Потомъ хожу подъ руку съ тѣмъ, к[оторый] Лебренъ, и говорю: Это намъ кажется грустно п[отому], ч[то] безконечно, но для истинной жизни (для Бога) это только жизнь. То, что намъ кажется движеніемъ — это жизнь.

——————————————————————————————————

Сейчасъ думалъ: Наша жизнь представляется намъ движеніемъ съ началомъ — рожденіемъ, и концомъ — смертью. И мы потому и о всей жизни хотимъ судить также. Говоримъ о началѣ, концѣ, движеніи, когда эти понятія свойственны только нашему,[681] не иному сознані[ю] жизни.[682]

——————————————————————————————————

Самое пагубное заблужденіе въ томъ, чтобы думать, что есть средства такого общественна[го] расположенія, распредѣленія людей, при к[оторомъ] людямъ можетъ быть лучше, чѣмъ при какомъ либо иномъ: борьб[а] сословій, всевозможныя конституціи. — Всѣ эти перемѣны устройства тольк[о] вносятъ новое зло.[683]

——————————————————————————————————

Вредъ общенія люд[ей] черезъ газеты.

А газеты стремятся замѣнить личное общеніе.[684]

——————————————————————————————————

1) Я знаю, что существу[ю].

2) Знаю, ч[то] существую[тъ] другіе люди и существа.

3) Знаю, ч[то] начало, principe[685] ихъ существованія тоже,

что и во мнѣ.230

231 4) Стремлюсь соединиться съ ними: — любовь.[686]

——————————————————————————————————

Я не могу[687] знать[688] ничего непосредственно о томъ, что б[ыло] до меня, какова была моя утробная жизнь и первое дѣтство, не знаю и все то, что происходил[о] во время моего сна и забвенія. Всего этого не было бы, если бы не было[689] соединеннаг[о] общающагося сознанія, посредствомъ к[отораго] я узнаю отъ такихъ же людей, какъ я, то, ч[то] ими б[ыло] сознано:[690] моя утробная жизнь, дѣтство. Есть тольк[о] предположен[iя] о томъ, что это все было, предположенія, нужныя для объясненія связи матерьяльныхъ явленій. (Не ясно, но важно.[691] Надо разобраться.) Все же, что въ области сознанія прямо передается моему сознанію,[692] мысли сознательныхъ существъ — Хр[иста], Будды, Сократ[а], все это есть гораздо больше, чѣмъ все то, что происходи[тъ] теперь рядомъ въ деревнѣ Яс[ная] Пол[яна] или въ Индіи и не оставляетъ слѣдовъ въ сознаніи людей, могущихъ передать это моему сознан[ію].[693]

——————————————————————————————————

Сыновья не любятъ, п[отому] ч[то] соперничаютъ.[694]

——————————————————————————————————

[1)] Х[ристосъ] позналъ[695] жизнь въ духѣ[696] и вмѣстѣ съ тѣмъ почувствовалъ страданія тѣла и захотѣлъ уничтожить страда[нія], но не могъ. Что же дѣлать?

2) Уничтожить тѣло, уйти изъ тѣла. Но духъ Б[ожій] вложенъ въ тѣло, и уничтожить тѣло значитъ нарушить вол[ю] Бога.

Что же дѣлать?

3) Служить тѣлу. Но д[ухъ] Б[ожій] вложе[нъ] въ тѣло для

тог[о], чтобы въ тѣл[ѣ] служить Богу. И Хр[истосъ] рѣши[лъ],231 232 ч[то] надо, несмотр[я] на страданія тѣла, въ тѣлѣ служить Богу.[697]

——————————————————————————————————

Общее правил[о]: поступай съ другим[и], какъ хоч[ешь], ч[тобы] поступал[и] съ тобой.

<Помни, что во всѣ[хъ] Д[ухъ] Б[ожій]>

Отчего не дѣл[аютъ] этого люди.

На это 5 причинъ.

<Какъ?

Во всѣхъ услов[іяхъ] жизни исполнять требованія духа.>

1) Въ негнѣва[ніи] и прощен[іи].

2) Въ соблюден[іи] наибольш[ей] чистот[ы].

3) Въ непоставл[еніи] никакихъ человѣческих[ъ] установ[леній] выше требова[ній] духа.

4) Въ воздержан[іи] отъ всяка[го] насилія.

5) Въ признані[и] всѣхъ людей братья[ми].

——————————————————————————————————

Все есть. Время: прошедшее и будущее — иллюзія. Прошедшее — то, к[оторое] я вижу, будущее — то, к[оторое] не вижу. Настоящее есть единств[енный] образецъ того, что есть, и въ этомъ настоящемъ я могу вызвать сознаніе и сдѣлать его реальнымъ.[698]

——————————————————————————————————

Для Д[ѣтскаго] З[акона] Б[ожія]. Сначала признать высшую волю и свою подчиненность ей.

——————————————————————————————————

Я только одинъ и есть и былъ и буду. И я — мгновенное проявленіе во времени.[699]

——————————————————————————————————

Я духовный[700] не хочу быть въ тѣлѣ. Стало быть, я въ тѣлѣ не по своей волѣ, и есть воля высшая.[701]

——————————————————————————————————

Чувствую благо старости и болѣзни, освобождающей меня отъ заботы о мнѣніи о себѣ.

Помогаетъ этому это то, ч[то] мен[я] теперь бранятъ.232[702]

233 Только въ области сознан[ія] человѣкъ свободенъ. Сознаніе же возможн[о] только въ настоящемъ.[703]

——————————————————————————————————

Я чувствую себя вѣчнымъ, однимъ существующимъ. И я же, когда я сужу о немъ, есть ничто: молеку[ла], атомъ. Что же правда? Если второе, то сознаніе своего я перваго — обманъ. Но этого не мож[етъ] быть. — Безъ этого обмана[704] нѣтъ жизни, нѣтъ ничего, нѣтъ (главное) и второго.

Если же правда первое, то второ[е] — вся тѣлесная жиз[нь] — обманъ. Но этого тоже не мож[етъ] б[ыть], п[отому] ч[то] безъ тѣлесн[ой] жизни ничего не б[ыло] бы. И потому есть и то, и другое: я духовное, не пространст[венное], не временное, въ тѣлесной временн[ой] и простр[анственной] жизни. И потому, отвѣчая на вопросъ о свободѣ воли, надо измѣнить вопросъ такъ: Откуда происходитъ представленіе о свободѣ воли?[705]

——————————————————————————————————

Благотворитель[ность] подобна вѣтвямъ. Срѣзать траву и потомъ срѣзанную распредѣлять.[706]

——————————————————————————————————

Люди изъ народа для того, что[бы] избавить народъ отъ страданій, дѣлаютъ то, отъ чего страдаетъ наро[дъ].

——————————————————————————————————

Я — нетолько не я, плотск[ій] Л[евъ] Н[иколаевичъ], отъ рожденія и до смерти, но я — плотское проявленіе моихъ предковъ безъ конца. — Я — вспышка момент[альная].[707]

——————————————————————————————————

Любовь дурно выражаетъ сознаніе единства людей.[708]

——————————————————————————————————

Преданія рода есть грубое проявленіе созн[анія] своего единства.[709]

——————————————————————————————————

Жизнь человѣка есть переходъ изъ сознан[ія] животнаго въ сознан[іе] духовное. Но вѣдь нѣтъ времени, какой же переходъ? Перехода и нѣтъ, а я — и тѣлесное сознаніе и духовное, и233 234 вмѣстѣ ихъ могу познать тольк[о] черезъ время = въ формѣ времени.[710]

——————————————————————————————————

Ты говоришь: нѣтъ времени. А что же значитъ: тебя не был[о] въ мірѣ и ты еси, ты живешь въ мірѣ и ты умеръ?

Это значитъ то, ч[то] я не могу понимать вмѣстѣ небыт[іе] (въ этомъ мірѣ)[711] и жизнь. А въ сущности я есмь въ этомъ мірѣ и меня нѣтъ.[712]

——————————————————————————————————

Какъ тяжело имѣть много. Много и просятъ, и не знаешь, кому дать.[713]

——————————————————————————————————

Себя забыть нельзя, такъ хоть ровнять. — И пото[му] поступай съ другим[и], какъ хочешь, чтобъ поступали съ тобой.[714]

——————————————————————————————————

Если замѣтишь, что въ спорѣ человѣкъ защищаетъ свое внѣшнее положеніе, прекрати разговоръ.[715]

——————————————————————————————————

Трудно молодому пренебречь тѣломъ. И не надо сразу, а итти къ этому: снача[ла] не дѣл[ать], пот[омъ] дѣл[ать], пот[омъ] отд[ать] себя.[716]

——————————————————————————————————

То, что жизнь истинная[717] не во времени, лучше всего доказываетъ то, что[718] она всегда только въ настоящемъ, к[оторое] внѣ времени.[719]

Обращеніе къ дѣтя[мъ].

Мнѣ васъ жалко. Смотрю на людей и вижу, какъ они мучаются напрасн[о]. Жить можно бы такъ хорошо! Только бы дѣлать то, чему училъ І[исусъ] Х[ристосъ]. А для того, чтобы не мучаться и жить хорошо, нужно[720] знать, какъ надо жить:234 235 чего держаться, что дѣлать и чего не дѣлать. І[исусъ] Х[ристосъ] училъ, что всѣ люди сыны божьи, брать[я], и потому всѣхъ равно любить надо.

Но какъ же любить всѣхъ, кого не любишь? Но и я скажу: какже писать, когда не умѣешь. Какъ пис[ать] надо учиться, такъ любить. — Этому-то и учиться надо.

А учиться надо вотъ какъ: сначала не дѣлать другому худог[о].

— Что худое?

То, чего себѣ не хочешь. Не будешь дѣлать этого, привыкнешь удерживаться. Хочешь поби[ть], хочешь обругать, хочешь взять себ[ѣ] одному, удержись, а коли[721]

——————————————————————————————————

А для того, чтобы не ругаться, не дра[ться], надо самолю[біе] потушить. —

Для того, чтобы не злословить, надо себя помнить и быть заняту.

Для того, чтобы не брать чужое, надо малымъ быть довольнымъ.

Для того, чтобы не распутничать, надо жениться.

——————————————————————————————————

Вспомнилъ живо Николку и представилось, что я — онъ. Такъ бываетъ съ тѣ[ми], кого любишь.[722]

——————————————————————————————————

Время есть сниманіе покрововъ съ неподвижнаго.[723]

——————————————————————————————————

Непроницаемое вещество въ пространств[ѣ][724] скрываетъ единство существа.[725] Движеніе во времен[и] снимаетъ скрывающіе покровы.[726]

——————————————————————————————————

Живутъ истинно[й] жизнью тольк[о] старики и дѣти, безъ полов[ой] похоти. Остальные съ пол[овой] похотью — только заводъ животныхъ.235[727]

236 Отъ того такъ отврат[ительны] развратны[е] старики и дѣти. И люди дума[ютъ], что вся поэзія только въ половой жизн[и].[728]

——————————————————————————————————

Самое ужасно[е], вредное человѣчеству это фарисейство, лицемъріе: дѣятельность для себя изъ эгоизма подъ видомъ дѣятельно[сти] — самое ужасн[ое] — для Бога, менѣ[е] ужасное — для людей, для общества, и еще менѣе дурно[е] — для семьи.[729]

——————————————————————————————————

Кто ты? Человѣкъ.

Зачѣмъ живешь? Чтобы быть счастливымъ. Какъ б[ыть] счастливымъ? Чтобы всѣ бы[ли] счастливы. —[730]

——————————————————————————————————

Вмѣсто Генри Джоржа — запретъ владать землей не работ[ая] на ней. ? — ?[731]

——————————————————————————————————

Разсказъ о завалены[хъ].[732]

——————————————————————————————————

Просительная молитва всетаки признаніе своей зависимо[с]ти отъ Бога. Ошибка въ томъ, что безвременное настоящее переносится въ будущее, и духовное — въ тѣлесное.[733]

——————————————————————————————————

На ходуляхъ далек[о] не уйдешь и легче упасть.

——————————————————————————————————

Кролики размножаются, а люди совершенствуются.[734]

——————————————————————————————————

Какъ вода вся вытечетъ изъ ведра, если будетъ въ немъ хоть одна дыра, такъ и радость[735] жизни не удержится въ душѣ, если есть въ ней[736] вражда хоть къ одному человѣку.[737]

——————————————————————————————————

Написать жизнь человѣка, прожившаг[о] три искушенія.236[738]

237 Что такое часы? (машина часы — песочны[е] часы?) Я сдѣлалъ себѣ тотъ же самый обманъ, к[оторый] надо мной сдѣланъ, заставляю совершаться въ маломъ видѣ передо мной то, что совершается надо мной.[739]

——————————————————————————————————

Для того, чтобы не дѣлать ближнему дурнаго — любить его, нужно пріучить себя не говорить ни ему ни о немъ дурнаго, а для того, чтобы пріучить себя не говорить дурнаго, надо пріучить себя не думать дурнаго.[740]

——————————————————————————————————

И это можно, и тогда легко — любить, и тогда только можно любить.[741]

——————————————————————————————————

Кого любишь, дѣлаешься имъ, особенно когда жалѣешь.[742]

——————————————————————————————————

Память не есть ли (прозрѣніе духа)[743] сознаніе прошедшаго,[744] разум[ъ] — прозрѣніе духа, сознан[іе][745] будущаго?[746]

——————————————————————————————————

Вся разница человѣка и животна[го]: челов[ѣкъ] знаетъ, что умретъ, животное не знаетъ. Разница огромная.[747]

——————————————————————————————————

Благотворительниц[а] съ ум[и]леніе[мъ] отдала. Получившій хвастается. Ужъ у меня не отвертится.[748]

——————————————————————————————————

Есть память своя личная, что я пережилъ, есть память рода — что пережили предки — характера, есть память всемірная, Божія — нравственный законъ.[749]

——————————————————————————————————

Мать любитъ урод[а], а отецъ работни[ка].

——————————————————————————————————

Собака бережетъ лохань, мясо, хлѣ[бъ], мечется.237

238 Бѣдный не отбива[е]тся. <Жена не хочетъ> отдать: обманы, просьбы, грабежи.

——————————————————————————————————

Въ старости отпадаетъ память всего, что не есть истинная жизнь: имена, знанія, интересъ къ мірскимъ устройствамъ, остается одно: то, что есть жизнь вѣчн[ая].

——————————————————————————————————

Время это форма вѣчной — истинной жизни въ этомъ мірѣ.[750]

——————————————————————————————————

Время есть одна изъ формъ проявленi[я] вѣчной жизни.[751]

——————————————————————————————————

Живутъ дѣти и старики истинн[ой] жизнью. Дѣти понемногу теряютъ, старики все боль[ше] и больше пріобрѣтаютъ. Живущі[е] половой жизнью тольк[о] готовятъ матерья[лъ] для истинной жизни.[752]

——————————————————————————————————

Люди борятся съ эгоизмомъ. — Но эгоизмъ есть основной законъ жизни. Вопросъ только въ томъ, кого признавать своимъ «ego».[753]

——————————————————————————————————

Пространстве[нное] я связан[о] такъ, какъ и времен[ное], со всѣмъ.[754]

——————————————————————————————————

Только христіанст[во] — анархизмъ.[755]

——————————————————————————————————

Пространственное «я» также, какъ и временное, связано со Всѣмъ, со всѣмъ безконечнымъ пространствомъ.[756]

——————————————————————————————————

Необычайно яркое сновидѣнье: Морякъ бѣлокурый говоритъ мнѣ, ч[то] сначала онъ считалъ нужнымъ говорить о Богѣ также, какъ я, но теперь рѣшилъ бросить религію. Я внушаю ему, что безъ Бога нельзя разумно жить. — А еще Таня не въ духѣ, и я сержусь на нее.

——————————————————————————————————

Любовь это расширеніе жизни. (NB).238[757]

239 У каждаго человѣка есть высшее для него міросозерцаніе, то, во имя[758] чего онъ живетъ. И онъ воспринимаетъ только то, что согласно съ этимъ міросозерцаніемъ, нужн[о] для него (для міросоз[ерцанія]), остальное проскальзываетъ, не оставля[я] слѣда. Такъ, мірос[озерцаніе] С[они][759] жизнь въ высшемъ свѣтѣ съ роман[омъ]. Мірос[озерцаніе] Сер[ежи] — Европ[ейская] жизнь. Анд[рюши] — барина. Левъ — личное сочинителя геніальнаго. Потомъ есть смѣшанны[я].

Кузм[инскій] — государ[ст]в[еннаго] человѣка в[ысшаго?] о[бщества?].

Дав[ыдовъ] — чиновника и весельчака.

Тан[я] — Христ[iанина] и эпику[рейца] изящное.

М[ихаилъ] С[ергѣевичъ] — Дворянина честна[го] и остроумника.

Ю[лія Ивановна] — Эпикур[ейца] и честное, правди[вое].

Илья — Эпик[урейца] молодца.[760]

——————————————————————————————————

Бѣднымъ лучше отъ того, ч[то] удовлетвореніе нужды безъ сравненія радостнѣе, чѣмъ удовлетворен[iе] удовольствія — прихоти — сапоги, домъ, кусокъ хлѣба.[761]

——————————————————————————————————

Память съ годами все больше и больше пропадаетъ о ближайшемъ: человѣкъ все больше и больше сознаетъ свое неподвижное «я». Также пропадаетъ мысль о будущемъ, какъ руководителѣ[762] поступковъ. Человѣкъ становится ненужны[мъ], не годнымъ для міра.[763]

——————————————————————————————————

Какъ старѣется человѣкъ, такъ старѣется и міръ людей и приход[итъ] къ единенію и покою.[764]

——————————————————————————————————

Разсказы 1) о жестоко[мъ] помѣщи[кѣ], к[отораго] пожалѣла старух[а].239

240 2) О неунывающ[емъ] весельчак[ѣ].

3) Объ Аг[афьѣ] Мих[айловнѣ], жалѣющ[ей] таракановъ.

4) Разсказъ о заваленн[ыхъ] врагахъ.

5) Пер[е]мирье на войнѣ.

6) Три искушенія.[765]

——————————————————————————————————

Жизнь есть благо освобожденія духа.[766]

——————————————————————————————————

Дѣлать не для себя ужъ потому нужно, что никогда не знаешь, воспользуешься ли самъ. По той же причин[ѣ] неразумно дѣлать для одного человѣка или малаго числа. Разумно тольк[о] то, что дѣлаешь для всѣхъ.[767]

——————————————————————————————————

Не спорить и не осуждать государ[ственное] устройство и науку, а указывать на то, что одно нужно.[768]

——————————————————————————————————

Отъ пространства освобождаешься любовью, отъ времен[и] сознаніемъ своей неизмѣнной духовности.[769]

——————————————————————————————————

Душевное состоянi[е] такое, ч[то] все непріятно, все, что было, ч[то] будетъ, все нехорошо. Что это значитъ? — А то, что душа хочетъ освободить[ся] отъ прошедшаго и будущаго и жить однимъ[770] неумирающимъ, непроходящимъ и неначинающим[ся] настоящимъ. Такое душевное состояніе хорошо, и надо пользоваться имъ — живя однимъ вѣчнымъ, духовнымъ.[771]

——————————————————————————————————

Аг[афья] Мих[айловна] спра[шивала] у Ал[ексѣя] Ст[епановича], страшн[о] ли умирать.[772]

——————————————————————————————————

Для того, чтобы убѣдиться въ томъ, что въ насъ живетъ духовная сила, независимая и не происходящая отъ тѣла, достаточно вспомнить о способности каждаго человѣка судить о своемъ душевно[мъ] состояніи: разсматривать его какъ нѣчто240 241 внѣшнее, сознавать себя,[773] и невозможность сознать это сознаніе, разсматривать его какъ нѣчто внѣшнее, сознавать сознаніе.[774] Я могу, разсматривая себя, познать, что я сейчасъ раздраженъ или умиленъ, что мой поступокъ б[ылъ] дурной или хорошій, но я не могу сознать этого сознанія, разсматривать это сознані[е] какъ нѣчто внѣшнее. Я могу сказать: что я сознаю, что я сознаю (и даже, ч[то] сознаю, что созна[ю], что сознаю), но это сознаніе не будетъ имѣть никакого содержанія а будетъ только все тоже сознаніе[775] своей духовности.[776]

——————————————————————————————————

Три предположенiя:

1) духъ = сознані[е] = разум[ъ] — произведеіе матеріи и въ зависимост[и] отъ нея.

2) Матерія — произв[еденiе] сознан[ія] и въ зависимос[ти] отъ н[его].

3) Духъ и матерія[777] нераздѣльн[о] соединен[ы] и ни одна не вліяетъ на другую.

Въ первомъ случаѣ на вопросъ, откуда взялась матері[я], составляющая мое тѣло, я долженъ отвѣтить: отъ прежде бывшей матеріи. А та? — Отъ прежней. — А та? И я долженъ признать совершенно непонятную мнѣ матерію появивш[уюся] сама собою.

При 2-мъ на вопросъ, откуда взялась душ[а]? я отвѣчаю тѣмъ, что не признаю вопроса. Душа, сознані[е], разумъ ни откуда не появилось — оно есть, одно дѣйcтвительно есть, такъ есть, что безъ него ничего нѣтъ. И потому въ первомъ случаѣ источникъ[778] меня внѣ меня въ безконечн[омъ] и совершенн[o] непостижимъ, во 2-мъ онъ во мнѣ и вполн[ѣ] ясенъ.

Третье же предположеніе отпадаетъ само, т[акъ] к[акъ] не могутъ быть равны два начала жиз[ни], изъ к[оторыхъ] одно вполнѣ непонятн[о], а другое вполн[ѣ] понятно.241[779]

242 Поступокъ по вѣрѣ увел[ичиваетъ] вѣру.[780]

——————————————————————————————————

Какъ ясно, ч[то] сонъ данъ намъ какъ указаніе того, что есть смерть.

Сонъ совершенное подобіе смерти: въ томъ, ч[то] прекращается сознаніе, но не прекращается жизнь. Можетъ быть, подобенъ сонъ и тѣмъ, ч[то] въ немъ начинается новое сознаніе, все основанное на прежнемъ (бдящемъ), но не связанное съ нимъ.

Можетъ б[ыть] подобіе и въ томъ, ч[то] вся наша жизнь относится къ истинной жизни какъ сновидѣнія къ[781] нашей теперешней жизни. Точно также, какъ въ тепер[ешней] жизни послѣ каждаго засыпанія и пробужденія жизнь все больше и больше открывается, такъ и истинная жизнь все больше и больш[е] открывается съ каждымъ рожденіемъ пос[лѣ] смерти.[782]

——————————————————————————————————

Поступки по вѣрѣ усиливаютъ вѣру. Вѣра производитъ поступ[ки]. Circulus viciosus.[783]

——————————————————————————————————

[13 мая 1907.]

Сегодня, 13 Мая, проснувшись, испытываю странное новое душевное состоянi[е]: какъ будто все забылъ — не могу вспомнить: есть ли Ю[лія] И[вановна] или нѣтъ, не могу вспомнить: какое число? что я пишу? — А между тѣмъ нестольк[о] представленія, сколько чувства нынѣшнихъ сновидѣній представляются особенно ярко.[784]

——————————————————————————————————

Воспользоваться свободой револю[ціи] для того, чтобы избавиться отъ суевѣрія необходимости влас[ти]: «Но люди не готовы». Тутъ cercle vicieux.[785] Люди не будутъ готовы, пока буд[етъ] развращающая ихъ власть.242[786]

243 Какъ опекунъ считаетъ всегда неготовымъ воспитанника, также и кандидатъ въ опекуны. Анархисты видятъ зло власти, но вѣрятъ въ нее — въ ея средств[а].[787]

——————————————————————————————————

Можно любить всякаго человѣка. Только, чтобы любить такъ человѣка, надо любить его не за что нибудь, а ни за что. Только начни любить такъ — и найдешь, за что... —[788]

——————————————————————————————————

Что прежде, что послѣ? Прежде надо освободить людей отъ рабства, а потомъ уже облегчать машинами работу. А не такъ, какъ теперь — когда изобрѣтеніе машинъ только усиливаетъ рабство.[789]

——————————————————————————————————

То, что ученые историки все дальше и дальше проникаютъ въ древность, показываетъ, что и прошедшее открывается намъ также, какъ и будущее, но открывается другим[ъ] процессомъ и также не полно.[790]

——————————————————————————————————

Спрашивать: есть ли Богъ, все равно, ч[то] спрашивать: есть ли я. Я въ себѣ знаю Бога — не всего, но частицу, проявлен[іе]. Все то, чего я есмь проявленіе, это есть Богъ, столь же неизбѣжн[о] существующiй, какъ и я.[791]

——————————————————————————————————

Вредъ медицины въ томъ, ч[то] люди больше заняты тѣломъ, чѣмъ духомъ. Жизнь сложилась такъ, ч[то] гибнутъ миліоны молодыхъ, сильн[ыхъ], здоровыхъ, дѣтей — гибнетъ жизнь, а старательно и искусно лѣчатъ стар[ыхъ], ненужныхъ, вредныхъ. Главное, пріучаетъ люде[й] — даже народъ — больше заботиться о тѣлѣ, чѣмъ о душѣ.

Если бы не б[ыло] ее совсѣмъ, не б[ыло] бы этого соблазн[а] заботы о тѣлѣ, люди больше думали бы о душѣ, и въ общемъ положеніе людей б[ыло] бы[792] много лучше. Прекрас[ное] выраженіе въ народѣ, когда боленъ: помираю. Болѣзнь заставляла бы думать о смерти, а не объ аптекѣ.243

244 А живи люди болѣе духовной жизнью, не б[ыло] бы браунинговъ, войнъ, голодныхъ дѣтей и матерей, уничтож[ающихъ] плодъ.[793]

——————————————————————————————————

Говорятъ: нѣтъ духовна[го] начала, все отъ тѣла. Если люди живутъ для тѣла, заняты тольк[о] тѣломъ, никогда не борятся съ нимъ, то какже имъ думать иначе. Ребенокъ живетъ для тѣла, но не объясняетъ, не оправдываетъ этого, но горе, когда взрослый продолжаетъ жить по ребячески и искусными умствованіями оправдываетъ это. Только тотъ, кто борется съ тѣломъ, знаетъ, что такое тѣло, и знаетъ, что есть то, что борется съ нимъ и что сильнѣе его.[794]

——————————————————————————————————

Свобода, равенство можетъ быть осуществимо тол[ь]ко любовью, а не насиліемъ.[795]

——————————————————————————————————

При осуществленіи насиліемъ это — величайшее зло.[796]

——————————————————————————————————

Двѣ науки точныя: математика и нравственное ученіе.[797]

——————————————————————————————————

Одно — самое поверхностное, другое — самое глубокое.

——————————————————————————————————

Точны и несомнѣнны эти науки п[отому], ч[то] у всѣхъ людей одинъ [и] тотъ же разумъ, воспринимающiй математику, и одна и та же духовная природа, воспринимающая (ученіе о жизни) нравственное ученіе.[798]

——————————————————————————————————

Цивилизація Еврейска[я], отъ того успѣхъ Евреевъ. Если представить себѣ циви[ли]заці[ю] такую, гдѣ нужно бы было легкомыслi[е], энергія, веселость, была бы цивилизація цыганская. И цыган[е] властвовали бы.[799]

——————————————————————————————————

Міръ раскрывается мнѣ въ извѣстный моментъ и раскрывается извѣстнымъ темпомъ. Можетъ быть жизнь существъ въ тотъ моментъ, ко[г]да люди были звѣрям[и], и можетъ — въ244 245 тотъ моментъ, когда волкъ будетъ лежать съ ягненкомъ — сдѣлается тра[в]ояднымъ или что нибудь въ этомъ родѣ.

И можетъ быть жизнь существ[ъ], для к[оторыхъ] моментъ раскрыван[iя] быстрѣе или медленнѣе.[800]

——————————————————————————————————

Самая простая вещь: машина, лишающая работника разумности и пріятности работы, показываетъ, ч[то] душа человѣч[еская], человѣкъ отдается въ жертву выгодѣ: паръ вмѣсто лошади, сѣялка вмѣсто руки, на ружейномъ заводѣ подкладыванi[е] подъ молотъ желѣзн[ой] пластинк[и]: Евр[ейская] цивилизація.[801]

——————————————————————————————————

Вредъ медицины еще въ томъ, что лишаетъ спокойствія, торжественности процессъ умиранія.[802]

——————————————————————————————————

Самое вѣрное и дурное средство прогнать сомнѣнія, это то, чтобы учить другихъ тому, въ чемъ сомнѣваешься: Ив. М. Трегубовъ, мисіонеры.[803]

——————————————————————————————————

Когда нѣтъ силы зрѣнія, нѣтъ различія между свѣтомъ и тьмой.[804]

——————————————————————————————————

Каша поняті[й] во всей библіи. Одно — любовь къ своему народу.[805]

——————————————————————————————————

Радость только въ полномъ уединен[іи] съ Богомъ.[806]

——————————————————————————————————

Себя поймалъ, какъ я дорожу славой, по изложенію Ник[олаева] моей мысли.[807]

——————————————————————————————————

Жалость къ С[офьѣ] А[ндреевнѣ].

——————————————————————————————————

Самоувѣренные и потому ничтожны[е] люди импонируютъ скромнымъ и потому достойнымъ людямъ именно п[отому], ч[то] скромный челов[ѣкъ], судя по себѣ, не можетъ себѣ представить,245 246 чтобы челов[ѣкъ] говорилъ съ самоувѣренностью о томъ, чего не знаетъ.[808]

——————————————————————————————————

Въ человѣкѣ сердце и разумъ: желані[я] и способность находить средства удовлетворять ихъ; но это еще не человѣкъ. Человѣкъ это способно[сть] сознанія (внѣвременное) себя: своихъ желан[ій] и своего разума.[809]

——————————————————————————————————

[15 июня 1907.] Движніе какъ внѣ меня, такъ и во мнѣ есть открытіе того существа внѣвременнаго, какое есть. И въ движеніи этомъ я могу принимать активное или пассивное участіе. Активное я принимаю тогда, когда сознаю себя духовнымъ существомъ, понимающимъ[810] жизнь, согласны[мъ] съ нею, когда я живу интересами Всего, — пассивнымъ, когда я только раскрываюсь. (По мысли хорошо, но дурно выражено.)[811]

——————————————————————————————————

Правдиво написать всю свою мерзость и не прошедшую, а теперешнюю.[812]

——————————————————————————————————

Дѣти, любите другъ друга.[813]

——————————————————————————————————

Одни люди поднимаются въ обществ[ѣ] людей, другіе спускаются.[814]

——————————————————————————————————

Мотивъ Жизни — воля Бога. Только извращені[е] мысл[и] ведетъ на ложны[й] путь.[815]

——————————————————————————————————

Всѣ страсти только преувеличеніе естествен[ныхъ] влеченій законныхъ: 1) тщеславіе — желаніе знать, чего хотятъ другіе; 2) скупость — береженіе чужихъ трудовъ; 3) любострастіе — продолжен[іе] рода; 4) гордость — сознані[е] своей божественности; 5) злоба, ненависть къ людямъ — ненависть къ злу.246[816]

247 Ничто лучше не доказываетъ существованi[е] Бога (какъ глупо слово: доказывать Бога! Доказывать Бога все равно, что доказыва[ть] свое существованіе), какъ освобожденіе отъ страстей и въ особенности отъ послѣдней: отъ славы людской.

25 Іюн. 1907.[817]

——————————————————————————————————

Жизнь становится сномъ. Хочешь проснуться — и не можешь.

Просыпаются рано, не доспавъ, отъ страшна[г]о сна; просыпаются поздно старые — выспавшись.

Хочешь проснуться и не можешь,[818] чувствуешь, что все нелѣпый сон[ъ]. И во всей путаницѣ — ничтожествѣ только одно настояще[е] — свой поступокъ добры[й] или, скорѣй, свое сознаніе добра.[819]

——————————————————————————————————

Видѣлъ во снѣ П. Д. Горчакова — его визитъ и отношеніе къ нему дѣтей, — дѣти и Лева и Митинька, какъ они ушли играть чей-то вальсъ. А я обижаюсь, что они это не при насъ дѣлаютъ. Развѣ не таже чепуха, ка[къ] и всей жизни.

——————————————————————————————————

Если бы положеніе о томъ, что всѣ углы треугольника равны 2-мъ прямымъ, б[ыло] противно интересамъ люде[й], они не повѣрили бы.

Гоббесъ.[820]

——————————————————————————————————

Стараешься вызвать любовь къ человѣку — и не можешь. Надо вызвать любовь къ Богу, скорѣе, сознан[іе] единства съ Богомъ, и будетъ, если не любовь, то не будетъ нелюбви.[821]

——————————————————————————————————

Любовь нечего вызывать. Только устрани то, что мѣшаетъ проявленію любви, т. е. себя.[822]

——————————————————————————————————

Старость уже тѣмъ хороша, что уничтожаетъ заботы о будущемъ: будущаго нѣту — и вся забота, усиліе невольно переносится въ настоящее.247[823]

248 Мы никогда не хотимъ быть виноватым[и]. А это нужно. Хорош[о] пріучать себя быть виноватымъ. И потому надо радоваться случаю.[824]

——————————————————————————————————

Любишь быть силенъ, ловокъ, умѣть дѣлать всякія дѣла. Есть одно дѣло, к[оторое] нужнѣ[е], радостнѣ[е] всѣхъ и въ к[оторомъ] нѣтъ конца: соверш[енствованіе] души.[825]

——————————————————————————————————

Какъ важно понимать жизнь какъ прохожденіе.[826]

——————————————————————————————————

Одни — однихъ, друг[іе] — другихъ. И сдѣлал[ось] что-то ужасно[е]. A сдѣлалось это отъ того, ч[то] могутъ жить люди вмѣстѣ тольк[о] вслѣдствіе общаг[о] міровоззрѣ[нія], a міровоззрѣні[е], соединяющ[ее] люде[й], есть тол[ь]к[о] одно — религія.

Религія же б[ыла] разрушена тѣмъ, что вынуто изъ нея то, что есть перв[ое] условіе какой бы то ни б[ыло] религіи. Уваженіе къ жизн[и] ближняго. Люди воспитаны такъ, ч[то] можно убивать, т. е. ч[то] нѣтъ религ[іи], a нѣтъ религіи — и нѣтъ средства единенія. —

Скажутъ: вездѣ убива[ютъ]. Да, вездѣ[827] не слѣдовали велѣніямъ религіи. Все идетъ впередъ, и приходитъ время исполненія требован[ій] религіи.

Но вѣдь это невозможн[о]. Почемъ вы знаете? То, что то, что дѣлается теперь, невозможно — это мы знаемъ, а что будетъ, мы не знаемъ и не можемъ знать.[828]

——————————————————————————————————

Тѣло и ограничиваетъ и даетъ возможность общенія.[829]

——————————————————————————————————

(Coitus)?[830]

——————————————————————————————————

Нравственно[с]ть не мож[етъ] б[ыть] ни на чемъ иномъ основана, какъ на сознаніи себя духовнымъ существомъ. Только248 249 духов[ное] сущест[во] свободно отъ эгоизм[а]. А съ эгоизмомъ не мож[етъ] б[ыть] нравственност[й].[831]

——————————————————————————————————

[22 июля 1907.] Только посредство[мъ] тѣла въ пространствѣ я дѣлаюсь отдѣленной частью Всего.

Только посредство[мъ] движенія во времен[и] я — часть — соединя[юсь] со Всѣмъ. —[832]

——————————————————————————————————

Тѣло отдѣляетъ, и образуетъ пространство.

Движеніе соединяетъ, и образуетъ время.[833]

——————————————————————————————————

Ѣздятъ только на тѣхъ, кто самъ ѣздитъ, любитъ ѣзди[ть] или хоть хочетъ ѣздить.[834]

——————————————————————————————————

Мужикъ жалуется, что на немъ ѣздятъ, а самъ ѣздитъ на сыновьяхъ, на жен[ѣ], на отцѣ, на работникѣ.[835]

——————————————————————————————————

Самъ ѣздишь, такъ ужъ не жалуйся, чт[о] на тебѣ ѣздятъ.[836]

——————————————————————————————————

Кантъ — рел[и]г[і]озн[ый] учитель.[837]

——————————————————————————————————

Правдивость тольк[о] у живущаг[о] передъ Богомъ. Жив[ущій] пер[е]дъ людьм[и] всегда будетъ вилять.[838]

——————————————————————————————————

[1 неразобр.] мірскому привело его къ Христ[у]

——————————————————————————————————

Два выхода: ка[кой] лучш[е]? Не знаю.

——————————————————————————————————

Ложность поняті[я] служенія Богу. Есть только благо.[839]

——————————————————————————————————

Да, ужасенъ упадокъ наше[г]о общества, когда нужно разъяснять то, что не убій значитъ не убива[й] никого, а нетольк[о] тѣхъ, кто не мѣшаетъ намъ. — Одно утѣшеніе, то, ч[то] этотъ249 250 ужасный упадокъ есть признакъ того послѣдняго состоянія развращенія, при к[оторомъ] наступаетъ обновленіе. Помогай Богъ.[840]

——————————————————————————————————

Выборъ[841] состоянія тѣла почти непроизволенъ: отскочилъ, когда обжегся, съѣлъ, когда голоденъ, заснулъ, когда спать хочется. Выборъ поступковъ: пойти? не пойти? дѣлать ту или иную работу, уже болѣе произволенъ. Выборъ предмето[въ] мысли еще болѣе.

(Что-то есть. Но все не то.)[842]

——————————————————————————————————

Все равно, что, оставивъ ходъ въ огородѣ скотинѣ, работать на немъ и удивляться, что все стопт[ано]. Или не вспахавши сѣять дорогі[я] растен[ія].[843]

——————————————————————————————————

или ѣхать на телегѣ безъ чеки и удивляться, что она плохо ѣдетъ.

——————————————————————————————————

Лучше итти пѣшк[омъ], чѣмъ въ самомъ хорошемъ экипаж[ѣ] или вагонѣ безъ чеки на колесахъ.

——————————————————————————————————

Что же будетъ? И какъ это будетъ? и что дл[я] это[го] нуж[но] дѣлать? Что для это[го] нуж[но], чтобы б[ыло] для того, ч[то]бы люди дѣла[ли] э[то]. Будетъ то, какъ нѣ[тъ] рабовъ, не живутъ съ матерям[и]. — Общественное] мнѣні[е]. Какъ? Одинъ, друг[ой] предпочтутъ быть убит[ыми], чѣмъ убивать.[844]

——————————————————————————————————

И потому нужно, нужнѣе всего не дѣлать революц[iю], не подавлять ее, а не убивать, не пользоваться убійств[омъ], не строить сво[ю] жизнь на убій[ствѣ].[845]

——————————————————————————————————

Нужно для этого — вѣра.[846]

——————————————————————————————————

Идеалъ не убійства поставленъ давно. Приходитъ время исполнять его.260[847]

261 Дама съ ужасомъ говоритъ, содрогается отъ мысли объ убійствѣ, а требуетъ утвержденi[я] пор[ядка].[848]

——————————————————————————————————

Оптимизмъ слѣпо-глухо[й]. Быть счастливымъ и довольнымъ, помогая этимъ счастію другихъ.[849]

——————————————————————————————————

Нетолько п[отому], что я такъ воспитанъ, мнѣ хочется обращаться къ Богу какъ къ личности, но я воспитанъ такъ п[отому], ч[то] это свойственно человѣку. —

Я знаю или могу знать, что солнце есть какое-то огромное соединенiе раскаленныхъ газовъ и что самое солнце есть одна изъ звѣздъ, но я говорю, не могу не говорить и не думать, что солнце — это круглый красножелтый блестящій кругъ, к[оторый] всходитъ и заходитъ. Также и про Б[ога] я знаю или могу знать, что это — то, чего я не зн[аю], но безъ чего не могу жить: начало и коне[цъ] всего, это все, чего я часть, и мн. др.,[850] но я говорю и думаю, не могу не говорить и [не] думать, что Богъ это Отецъ, во власти к[отораго] я нахожусь], к[оторый] добръ и можетъ помочь мнѣ, и говор[ю]: прости меня, Г[осподи], помоги мнѣ. Благодарю тебя.[851]

——————————————————————————————————

Лao тзе о смирені[и]. Если ищешь слав[ы] людской, то возвеличиваешься и[852] все[853] слабѣ[ешь] до тѣхъ поръ, ч[то] ничего не можешь сдѣл[ать]. Если ищешь испо[л]ненія вол[и] Бога, то все унижаешься и дѣлаешь[ся] все могущественнѣ[е] до тѣхъ поръ, чт[о] нѣтъ тебѣ невозм[ожнаго].[854]

——————————————————————————————————

10 Авг. Хорошо[855] подумать о томъ, какiя соображенія занимаютъ тебя: нужныя ли божескія или пустыя: показаться городовымъ? запретить раздавать деньги Добролюбовцамъ? и т. п.251[856]

252 Ничто такъ не больн[о], какъ дурное мнѣніе о тебѣ людей, а ничто такъ не полезно, ничто такъ не оcвобождаетъ отъ ложной жизни.[857]

——————————————————————————————————

Думалъ о власти, о томъ, что славянофильска[я] мысль о томъ, что властвуютъ пускай (если ужъ нужна власть) самы[е] худшіе люди, пока они худые, совершенно вѣрна.[858]


[11 августа 1907.]

Очень радъ случаю вспомнить о моемъ общеніи съ этимъ[859]прекраснымъ человѣко[мъ]. Первое мое знакомст[во] б[ыло] письменное — онъ прислалъ мнѣ изъ Египта, гдѣ онъ б[ылъ] консуломъ, довольн[о] большую сумму дене[гъ] для[860] пострада[в]шихъ отъ неурожая съ сочу[в]ств[еннымъ] письмомъ. Я отвѣчалъ ему, и скоро послѣ этог[о] онъ самъ пріѣхалъ. Къ стыду своему помню, ч[то] несмотр[я] на привлекательную личность Кросби я въ своемъ сужденіи не выдѣли[лъ] его изъ обычныхъ посѣтител[ей], руководимыхъ въ свои[хъ] посѣщенія[хъ] только моей извѣстностью. Помню, однако, что его вопросъ, прямо обращенный ко мн[ѣ], удивилъ меня (мы шли, какъ теперь помню, на выход[ѣ] изъ стараг[о] дубоваго лѣса, это б[ыло] лѣтнимъ вечеромъ). Онъ сказалъ: что вы мнѣ посовѣтуете дѣлать теперь, вернувшись въ Америку? Это б[ыло] нѣчто выходящее изъ програм[мы] обычныхъ посѣтител[ей], но я всетаки не понялъ и тогда его совершенную искренность и то, что въ немъ совершался тотъ великій дл[я] жизн[и] человѣ[ка] переворотъ, к[оторый] пережи[лъ] и я и ко[тораго] желаю всѣмъ людямъ, пер[е]воротъ, состоящій въ томъ, ч[то] всѣ многообразныя прежнія цѣл[и] жизни вдругъ изчезаютъ и замѣняют[ся] одной: дѣлать то, что свойствен[н]о м[нѣ] какъ человѣку, или то, что хочетъ отъ меня воля, руководящая тѣмъ міро[мъ], въ к[оторомъ] я живу.

Я никакъ не думалъ, что этотъ образованный, красивый, богатый, пользующійся хорошимъ общественнымъ252 253 положениі[емъ] [человѣкъ] могъ серьезно думать о томъ, чтобы, пренебрегши всѣмъ прошедшимъ, посвятить всю жизнь свою служенію Богу.[861] Помню, мы остановились, и я, хотя и не довѣрялъ вполн[ѣ] его искренности — сказалъ ему, ч[то] есть у нихъ въ Аме[рикѣ] вел[и]к[ій] ч[е]ло[вѣкъ] Джоржъ, и послужить его идеѣ есть дѣло, на к[оторое] стоить направить свои силы...

Къ удивленію моему и радости, я скоро узналъ и по его письм[амъ] и по газетамъ, что Кр[осби] нетольк[о] исполнилъ мой совѣтъ и сталъ энергическимъ борцомъ за Дж[оржа], но сталъ человѣкомъ, во всей своей жизни и дѣятельн[ости] преслѣдующ[имъ] одни и тѣ же со мной цѣли.

Это я видѣлъ изъ его прекрасной книги, въ к[оторой] съ разныхъ сторонъ, хотя и, къ сожалѣн[ію], въ стихахъ, высказ[ано] съ большой силой его религіозное впол[нѣ] согласное съ моимъ міросозерцаніе.

Радъ случаю вспом[нить] объ этомъ нетольк[о] миломъ, привл[е]кательномъ, богато одаренномъ человѣк[ѣ], но и, главное, о человѣ[кѣ] съ[862] разумн[ымъ] христіанскимъ пон[и]маніе[мъ] жизни.[863]

——————————————————————————————————

Думалъ о Метерлинк[ѣ] и Петрѣ Осиповѣ и вспомнилъ, что надо не сердиться на нихъ, а любить. И началъ стараться въ мысляхъ и успѣлъ.[864]

——————————————————————————————————

Прекрасная мысль, что Богъ это свѣтъ солнца, a человѣкъ — предметъ, поглощающій лучи Бога. Тѣло есть тѣ лучи, к[оторые] не поглощен[ы] человѣкомъ. Жизнь есть постепенное погл[о]щеніе. (Не выходитъ.)[865]

——————————————————————————————————

13 Авг. Хочется одно написать: умолять людей отъ Николая II до послѣдняго вора, разбойника — пожалѣть себя: Все забыть, всѣ соображенія о Богѣ, о будущей жизни оставить и все вниманіе, всѣ сил[ы] обратить на одно: на одно, что точно, несомнѣнно есть: на свою жизнь и не губить ее ни для другихъ, ни253 254 для Бога, а [жить] для себя: пользоваться тѣмъ благо[мъ] жизни, к[оторое][866] въ нашей власти. Это благо жизни неотъемлемое, уничтожающе[е], перевѣшивающее все непріятное, тяжелое — это благо есть любовь — любовь ко всему, въ томъ числѣ и къ себѣ, къ своей душѣ, это то состояніе, при к[оторомъ] все[867] благо. Меня мучаютъ, бьютъ, а я люблю, жалѣю того, кто это дѣлаетъ. Выработа[й] въ душѣ это чувство — а это можно — и[868] все будетъ благо — все то, ч[то] считается бѣдствіемъ, въ томъ числѣ и смерть претворится въ благо.[869]

——————————————————————————————————

14 Авг. Я тягощусь дурнымъ состояніемъ здоровья. A вѣдь это только та радостная работа, к[оторая] предстоитъ: побѣдить тѣлесное — духовны[мъ], въ этомъ состояніи:[870] радоваться[871] побѣдѣ духовнаго начала. Не знаю, будетъ ли тоже особенно радостное чувство, какъ при побѣдѣ надъ недобротой — попытаюсь. Видѣть въ болѣзн[и] благо — благо приближенія къ смерти, переходу въ др[угую] жизнь.[872]

——————————————————————————————————

Ничто такъ не задерживаетъ осуществленіе Ц[арства] Б[ожія], какъ то, ч[то] мы хотимъ установить его по своему да еще дѣлами, противными ему: то, чего въ немъ не должно бы[ть]: насиліемъ.[873]

——————————————————————————————————

Sammle nur die grösste Kraft auf den kleinsten Punkt. —[874] Соедини только[875] величайшія силы на малѣйшую точку, и ты совершить великое. Направь[876] величайшую силу[877] духа на254 255 свое [878] ничтожнѣйшее существо — свое тѣло, и ты сдѣлаешься, не думая о мірѣ, то, что называютъ великимъ.[879]

——————————————————————————————————

19 Авг.

Что такое Богъ?

Это то, что въ тебѣ не твое тѣло.

И только?

Нѣтъ, это и то, что и въ другомъ человѣкѣ не одн[о] его тѣло; еще и то, что во всемъ, что я знаю, не одно тѣло.[880]

——————————————————————————————————

1) Я божеств[енно]

2) Богъ

3) Жизнь — испол[неніе] во[ли]

4) Жизнь благо

<5) Мысли усиліе>

5) Мысли

6) Слова

7) Дѣл[а][881]

8) Соблазны внутр[енніе]

1) Гнѣвъ

2) Похоть

3) Жадность

4) Гордость

9) Соблазны внѣшн[іе][882]

5) Богатство

6) Почетъ

7) Госуд[арство], насиліе, война Защита силою

Ложн[ое] знані[е]

Ложн[ая] вѣра

10) Усиліе

11) Единені[е] съ лю[дьми]255

256 12) Самоотречені[е][883]

13) Смерть

14) Вѣра

——————————————————————————————————

1) Настоящее я есть духовн[ое] божеств[енное] начало.

2) Это же божеств[енное] начало я знаю во всемъ живомъ. Все бож[ественное] начал[о] это Богъ.

3) Жизнь есть все большее и больш[е]е сліяніе того[884] божеств[еннаго] начал[а], к[оторое] я сознаю собой, со всѣмъ Бож[ественнымъ] нача[ломъ], съ Богомъ.

4) И это сліяніе, освобожденіе, расширені[е] [1 неразобр.][885] благо. Жизнь — благ[о].

5) Нарушаютъ это благо соблазны внутрен[ніе] и внѣшніе.

6) Собл[азны] внутр[енніе]: — гнѣвъ

7) — — — — — — блудъ

8) — — — — — — похоть вкуса, жадность

9) — — — — — — гордость.[886]

10) Соблазны внѣшніе — собственность, богатст[во]

11) — — — — — — почетъ, слава

12) — — — — — — насиліе, война, судъ, государ[ство]

13) — — — — — — ложн[ое] знані[е]

14) — — — — — — ложн[ая] вѣра.

15) Преодолѣть соблазн[ы] можно усиліемъ разума

16) — — — — — — и усиліемъ единенія — любви.

17) Усилія эти проявляю[тся] въ мысли

18) — — — — — въ рѣча[хъ], въ словахъ

19) — — — — — въ дѣлахъ.

20) Если жизнь въ усилі[и], то вся жизнь въ настоящемъ, вн[ѣ] времен[и].

21) Смерть не нарушаетъ жизни.256


257 Всякое усиліе должно вести къ любви[887]

1) Я — божественн[о]

2) — Богъ

3) Жизнь проявл[еніе] Бога

4) — благо

5) Соблазны вн[утренніе] — гнѣвъ I

6) — — — — блудъ[888] II

7) — — — — похоть III

8) — — — — гордость

9) Соб[лазны] внѣш[ніе].[889] Собстве[нность], лѣнь, освобожд[еніе] себя отъ труда

10) — — — — почетъ[890]

11) — — — — насил[іе], война

12) Ложн[ое] знані[е]

13) Ложн[ая] вѣра

14) Усиліе бод[р]ствовані[я] разум[а]

15) Единені[е] съ міромъ любов[ью][891]

16) Мысли

17) Слова

18) Дѣла[892]

19) Жизнь въ наст[оящемъ].

20) Смерть

——————————————————————————————————

Писать: по Плутар[ху], по Русс[о].

——————————————————————————————————

Человѣкъ есть проявленіе божества, но ему кажется сначала, ч[то] онъ особенн[ое] существо — «я».

Человѣку кажется, что онъ я — отдѣльный, что онъ человѣкъ, а онъ — Богъ.

Не знаю, какъ животныя, но человѣкъ можетъ это познать. И, познавъ это, полагаетъ свою жизнь въ соединеніи со всѣмъ, т. е. въ любви. И въ это[мъ] великое благо.257

258 Трудно любить дурнаго человѣка. Это кажется невозможн[ымъ]. Оно и невозможно. Но любить надо не человѣка, а заглушеннаго, задавленнаго Бога въ человѣкѣ, и ему, этому Богу, служить, чтобъ освободить его.[893]

——————————————————————————————————

Воздержа[ніе]: отъ требованій и отъ желаній.

——————————————————————————————————

Настоящая серьезна[я] жизнь, когда живе[шь] по сознаваемому высшему закону, и ненастоящая, не серіозна[я] жиз[нь][894]

——————————————————————————————————

Милые братья! зачѣмъ вы мучает[е] себя. Это такъ просто, такъ легко[895]. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

——————————————————————————————————

Какъ старѣясь, проходя жизнь, развивается челов[ѣкъ], проявляется въ немъ согласіе силы Божьей, жизни вѣчной, такъ точно растетъ и измѣняется міръ.[896]

——————————————————————————————————

Вамъ говорятъ: и то и то. Не вѣрьте — это обманъ или ошибка, вамъ нужн[о] не то — одно:

Вы скажете: хорошо вамъ говори[ть] — любите др[угъ] др[уга]. Нѣтъ, намъ трудно

Іоан[нъ] апост[олъ] та[къ] и говори[лъ] п[отому], ч[то] въ этомъ в[се].

Милые мои, прежде это б[ыло] трудно (трудно жить съ молоду любовь[ю]). Теперь же это легко. Обществ[о] растетъ, какъ и человѣкъ. Теп[е]рь легко. Вѣдь мы это видимъ. Вѣдь то, что теперь дѣлается, это послѣдніе усилія зла. Милые братья, воз[ь]мемся дружно не мстить, не устраивать, а любить другъ друга, и мы все побѣдимъ, и все будетъ наше, и наше будетъ вел[и]чайш[ее] бла[го] міра.

——————————————————————————————————

Съ одной сторон[ы] люди извѣрились, и имъ мучительн[о], съ другой люди уже видятъ, что все спасеніе въ любви, что въ ней и вѣра, что все, что прежд[е] выдавалось за вѣру, ч[то] все это не то, обманъ или ошибка.[897]

——————————————————————————————————

Картушину: испытать отдать жизнь проявленію любви. 258

259 Никто не призываетъ тебя къ измѣненію порядковъ: ты призванъ къ одному, къ проявлен[iю] въ себѣ Бoгa.[898]

——————————————————————————————————

Проявлять своего Бога — въ томъ жизнь, въ томъ и вѣра.[899]

——————————————————————————————————

Человѣкъ запутался такъ, что что ни сдѣлай, все дурно, и вотъ находитъ на него просвѣтленіе, и онъ понимаетъ, что ему дѣлать ничего не нужно, а толь[ко] одно: сознать въ себѣ Бога, т. е. любить всѣхъ.[900]

——————————————————————————————————

Написать письмо въ газеты о томъ, ч[то] у меня нѣтъ денегъ, и я отдалъ благотворительныя. И написать Веригину, чтобы они распорядил[и]сь оставшимися 2700. —

——————————————————————————————————

Говорятъ: а чтожъ будетъ? Да вѣдь что будетъ — небудетъ — я не могу ничего пере[мѣ]нить ни въ чемъ и ни въ комъ, а только въ одномъ — самомъ себѣ.

——————————————————————————————————

И неужели Богъ, а не Богъ такъ природ[а], что хотите, сдѣлал[а] то, ч[то] вложила въ человѣка такія чувства, такой разумъ: то, чтобы жить любовью — только для того, чтобы тѣ, кто станутъ жить такъ, вредили бы всѣмъ? Не може[тъ] этог[о] быть. Мы запутались: государство, соціализмъ, революцi[я], а только этимъ, жизнью каждаго отдѣльнаго человѣка можно улучшить всю жизнь.[901]

——————————————————————————————————

Какое счастіе чувствовать, какъ я это иногда и сейчасъ чувствую, ч[то] у меня нѣтъ другаго побужденія въ жизни, какъ только испол[не]ніе воли пославшаго.[902]

——————————————————————————————————

Хорошо спрашивать себя, когда дѣлаешь что: для себя ли дѣлаешь или для Бога?[903]

——————————————————————————————————

1-й собл[азнъ] и самы[й] главн[ый] противъ любви: гнѣ[въ]. Что же, его по головкѣ гладить! Но если онъ дрянной человѣкъ, то его не огорчать, не дѣлать ему зло надо, а любить его,259 260 помочь. — Такъ люд[и] оправды[в]а[ютъ] зло, а[904] надо не учить, а любить, учить ихъ тольк[о] любя.

Это 1-й самы[й] обыч[ный] собл[азнъ]. 2-й собл[азнъ] блудъ. Это именн[о] ва[шъ], рабоч[аго] народ[а], собл[азнъ]. У богат[ыхъ] люде[й] женщ[ина] дальш[е] отъ мущ[ины]. У васъ всѣ вмѣс[тѣ], и легко грѣшит[ь]. Бойтесь оправды[ваться] тѣ[мъ], ч[то] больш[инство] т[акъ] дѣлаютъ, ч[то] молод[ымъ] повеселиться. Не в[ѣ]р[ь]т[е] этому, потеря цѣломудр[ія] большая потеря.

3-й вашъ соблазнъ — зависть. Толстопузый, жир[ный] чортъ, ч[то] дѣла[етъ]; а самъ хочешь того же. Остав[ь]те ихъ. Собл[азнъ] въ томъ, ч[то] съ нимъ, богачемъ, можн[о] все дѣлать . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

4-й собл[азнъ] Ложн[ая] вѣра. Такъ отцы дѣлал[и]; вѣра и въ поряд[окъ] и въ церковь.

5-й собл[азнъ] кури[ть] пит[ь].

——————————————————————————————————

(К блуду) Неуваженіе къ человѣку. Если уже н[е] можешь терпѣть, то сойдись съ одной, съ однимъ на всегда. Главное, не нарушь стыдливости.

——————————————————————————————————

Бойтесь этихъ соблазн[овъ]. Они нарушаютъ доброту, и боритесь съ ними. Грѣхи — ошибки возможн[ы]. Все это ошибки, грѣхи, нарушаю[щ]іе истинное благо ваше. И безъ ошибокъ, безъ грѣха не проживешь, но горе въ собл[азнѣ].[905] Ошибся — и справишься, а если соблазнъ, то не хочешь и выходить.

——————————————————————————————————

Бойтесь соблазновъ, они лишаютъ васъ блага любви, доброты.

——————————————————————————————————

Отчего безграмотные люди разумнѣе ученыхъ? Отъ того, ч[то] въ ихъ сознані[и] не нарушена естественная и разумная260 261 постепенность важности предметовъ — вопрос[ов]ъ. Ложная же наука производитъ это нарушеніе.[906]

——————————————————————————————————

Требованi[я] семьи не могутъ оправдать противныхъ нравственности поступковъ также, какъ взятая на себя поставка не можетъ оправдать грабежа или воровства.[907]

——————————————————————————————————

Требованія семьи это требованія мои.[908]

——————————————————————————————————

Нужда для семьи нужнѣе, чѣмъ роскошь.[909]

——————————————————————————————————

Мнѣ надо дать воспитанье дѣтя[мъ] (— за деньги). Одѣть какъ? Накор[мить] какъ?[910]

——————————————————————————————————

Самое необъяснимо[е] явленіе это то, что ребенокъ станетъ большимъ и взрослы[й] старикомъ — что ребен[окъ] родится, ч[то] старикъ умретъ.[911]

——————————————————————————————————

NN[912] не любилъ добраго человѣка — вредилъ ему, бранилъ его. Добр[ый] чел[овѣкъ] умеръ. Неловк[о] продолжать бранить умершаго. Что же дѣлаетъ NN?[913] Онъ утверждаетъ, ч[то] всегда любилъ добр[аго] чел[овѣка], и хвалитъ его.[914]

——————————————————————————————————

Какъ хорошо, облегчительно чувствовать себя виноватымъ.— Все запутанное и трудное объясняется и облегчается.[915]

——————————————————————————————————

Задумался, правда ли, что человѣка благо тольк[о] въ увеличеніи любви. Отчего этого нѣтъ во всѣхъ теперь? А отъ того же, отъ чего этого не было во мнѣ. Какъ человѣкъ растетъ, такъ и человѣчество.[916]

261 262

[917]

——————————————————————————————————

Человѣкъ не знаетъ, что хорошо, ч[то] дурно, и пишетъ изслѣдова[ніе] объ упавшемъ аеролитѣ или о происхожденіи слова: куколь.[918]

——————————————————————————————————

Хорошо избавиться отъ блуда, отъ любостяжанія, отъ гнѣва, но лучше всего, нужнѣе всего избавиться отъ заботы о мнѣніи людскомъ. Ничто такъ не стѣсняетъ духовную дѣятельность.[919]

——————————————————————————————————

Успѣхъ Евреевъ — успѣхъ, основанны[й] на ложной постановк[ѣ] жизни. Выдаются люди безъ вѣры. (Вѣра самая отжившая).[920]

——————————————————————————————————

Грѣхи мысли, грѣх[и] слова и грѣхи поступковъ.

——————————————————————————————————

Сонъ отличается отъ дѣйствительности тѣмъ, что во снѣ невозможно нравстве[нное] усилі[е]. Отъ этого во снѣ дѣлаешь ужасны[я] по безнравственности вещи.[921]

——————————————————————————————————

Одно изъ самыхъ обычныхъ заблужденій людей то, чтобы приписывать себѣ тѣ измѣнен[ія], к[оторыя] непереставая совершаются. Я вылѣчилъ того-то или себя, а это значитъ то, ч[то] время шло. Я устроилъ обществ[о], я внушилъ. Опять тоже.[922]

——————————————————————————————————

Со временемъ идетъ духовный ростъ какъ отдѣльнаго человѣка, такъ и всего человѣчества. И двигаются впередъ и люди и человѣчество если «не мозгами, то боками», а то и тѣмъ и другимъ. Разумѣется, лучше двигаться мозгами. Но усилія людей, к[оторые] уже прямо хотятъ движен[iя], разумѣется, должн[ы] быть направлен[ы] на движен[iе] мозгами.262[923]

263 Жизнь это неперестающій ростъ духовный. Но когда ростетъ и тѣло, человѣкъ легко[924] принимаетъ ростъ тѣлесный за свою жизнь, и отдает[ся] жизн[и] тѣлесной.[925]

——————————————————————————————————

Хорошо, просыпаясь, вставая, сказать себѣ: помоги мнѣ, Богъ мой (во мнѣ и внѣ меня), прожить этотъ день или хоть ту часть его, к[оторую] я проживу, по Твоей, Моей — божеской волѣ.[926]

——————————————————————————————————

О томъ, какъ живутъ люди въ Россіи, какія вѣры,[927] управленіе, финансы, войско, дипломатія, законодательство, уголовно[е право], чѣмъ занимаются: земледѣл[іе], ремесла, торговля.

——————————————————————————————————

Непротивл[еніе] злу насиліемъ — не предписаніе, а открытый законъ жизни для каждаго отдѣл[ьнаго] человѣка и для всего человѣчеств[а] — даже всего живаго. Онъ не переставая совершается, исполняется. Волки вырождаются — кролики размножаются. —

Дѣло въ томъ, что это идеалъ, т. е. ч[то] къ нему само собой стремится вся жизнь и долженъ стремиться кажд[ый] отдельный] человѣкъ.

Кажется невѣрнымъ законъ только тогда, когда онъ представляется требованіемъ полнаго исполненія его, а не наибольшаго приближенія[928] въ одномъ и томъ же направленіи.

Икон[никовъ], Куртышъ, Кудр[инъ] исполняютъ[929] сознательно законъ непротивленія, Столыпинъ, Ник[олай],[930] революционеры — безсознательно тѣмъ, ч[то] уничтожаютъ себѣ подобныхъ,[931] мѣшающихъ осуществлені[ю] закона. (Хорошо.)263[932]

264 Кажется то тѣмъ, то другимъ, а тольк[о] воскресені[е]. Жизнь есть только увеличеніе любви — воскресеніе. —[933]

Все больш[е] и боль[ше] считаешь все любимое — собою, т. е. становишься Всѣмъ, Бо[гомъ].

——————————————————————————————————

Странно, ч[то] мнѣ приходится съ живым[и] людьми вокругъ меня молчать, а говорить только съ людьми далеким[и] и по мѣсту и по времени. Странно.[934]

——————————————————————————————————

[27 октября1907] Вчера, записывая, не понялъ: воскресеніе. Воскресеніе значитъ то, что изъ гроба своей личности выходишь посредствомъ любви въ жизнь Всего, въ любовное сознаніе всего, съ чѣмъ входишь въ соприкосновеніе, и въ готовность любви ко всему. А всего этого, во времени [и] пространствѣ скрытаго отъ меня, и нѣтъ вовсе. Есть только Богъ, то начало безпространственное и безвременное, к[отор]ое во мнѣ. (Оч[ень] хорошо.)[935]

——————————————————————————————————

Какъ я знаю, что тѣ простыя и ясныя истины о жизни, к[оторыя] я пишу теперь, будутъ опредѣляемы учеными читателям[и] (если они удостоятъ ихъ чтенія) мистицизмомъ или еще какимъ нибудь названіемъ, дающимъ имъ возможность, не понимая ихъ, оставаться въ своемъ невѣжествѣ[936] спокойно самодовольными.[937]

——————————————————————————————————

Я сердитъ. Начинаетъ дѣйствовать желудокъ, и сердце проходить. Матерьялистъ скажетъ: «вотъ вамъ и духовное я; все отъ тѣла». Но вѣдь все его разсуждені[е] только отъ сознанія, ч[то] б[ылъ] сердитъ и что съ дѣйствіемъ желудка сердитость стала меньше — все тольк[о] отъ сознанія, a сознаніе не отъ тѣла.[938]

——————————————————————————————————

Христіанство Константина,[939] принятое народами, подобно264 265 подписанію неосторожнымъ человѣкомъ условія, въ к[оторомъ] требованія другой стороны такъ скрыты фразам[и], что видны только выгоды. А вышл[о] то, ч[то] назвался груздемъ, полѣзай въ кузовъ.[940]

——————————————————————————————————

Самое траги-комическо[е] въ томъ, что вводили и распространяли христіанство между бѣдными и слаб[ыми][941] сильные мира — тѣ, существовані[е] к[оторыхъ] прежде всего отрицается христіанство[мъ].[942]

——————————————————————————————————

Божеств[енное] «я» есть то «я», к[оторое] сознаетъ себя. Руки, ноги, носъ, животъ, мозгъ не сознаютъ себя, не сознаетъ себя и соединеніе всего, какъ оно въ мертвомъ тѣлѣ. Сознаетъ себя нѣчто неопредѣлимо[е], свободное, всемогущее въ своей области — въ духовной.[943]

——————————————————————————————————

При чтеніи надо не забывать, что это — общеніе съ людьм[и] и что оно должно быть любовное: не сердиться на пишущихъ дурное, a жалѣть.[944]

——————————————————————————————————

Отчего[945] неразумны образов[анные] люди? Отъ того, ч[то] головы набиваются ненужнымъ, выдаваемымъ за самое важное.[946]

——————————————————————————————————

Для того, чтобы любить всѣхъ во всемъ, надо быть Богомъ, и это можно. Для того, чтобы быть Имъ, надо помнить, что надо всѣхъ и все и во всемъ любить.[947]

——————————————————————————————————

Прот[ивъ] гнѣва

— прощ[еніе], непр[отивленіе]

— гордост[и]

— смирен[іе]

— богат[ства]

— сострад[аніе]

— слад[острастія]

}

сознаніе своей духовн[ости]

}

— сласт[олюбія]

— лжи

265 266

Прот[ивъ]   

л[ожной] вѣры

}

Вѣра въ[948] высшій законъ

—  

л[ожной] наук[и]

—  

л[ожнаго] закон[а][949]

—  

тр[ебованій] семьи


Пр[отивъ]

гнѣва

}

— любовь

гордости

богат[ства]


Пр[отивъ]

слад[острастія]

}

сознані[е] свое[й] бож[ественности]

сласт[олюбія]

пьянства

лж[и]


Пр[отивъ]

л[ожной] вѣ[ры]

}

созн[аніе] равной божеств[енности] всѣхъ, братст[ва]

госуд[арства]

семьи

горд[ости] нау[ки]


<Пр[отивъ]

славы лю[дской]>

}

<смиреніе>

<внушенія>

<горд[ости] науки>


Пр[отивъ]

сладост[растія]

}

Сознаніе своей Бож[ественности]

сластол[юбія]

гнѣва

лжи

пьянства[950]

——————————————————————————————————


Пр[отивъ]

мести

}

Созн[аніе] единств[а]
со всѣм[и],
равенства

гордос[ти]

богатств[а]

лжи[951]

266 267

Пр[отивъ]

л[ожной] вѣ[ры]

}

Сознан[іе] зак[она] Бога — Богъ.

л[ожной] наук[и]

ложн[аго] закон[а]

<лож[наго] внушенія>

слав[ы] лю[дской]

и внуш[енія][952]

——————————————————————————————————

Если люди молятся ради спасенія души въ будущемъ и ради этого будущаго живутъ хорошо, то они дѣлаютъ то, что нужно, тольк[о] проэктируя въ будущемъ — во времени — то, что совершается внѣ времени.[953]

——————————————————————————————————

Какъ похоже процессъ замерзанія — ушей, пальцевъ, носа, на процессъ впаденія въ развратную жизнь. Сначала больно, но если увлеченъ чѣмъ нибудь, то боль не замѣчае[шь], и боль совсѣмъ прекращается. Но зато или совсѣмъ отмерзаетъ членъ или долго мучительно болитъ, пок[а] выздоровѣетъ.[954]

——————————————————————————————————

Жалуешься на жизнь, а тольк[о] вспомни, скольк[о] людей любили и любятъ тебя.[955]

——————————————————————————————————

Любить — благо; быть любимымъ — счастье.[956]

——————————————————————————————————

Чайникъ — одинъ выходъ — любви, очищ[ай] его.[957]

——————————————————————————————————

Отъ празнаго умствованія....[958]

Если богатый совѣстли[въ], то онъ стыдится богатст[ва] и хочетъ избавиться, а избавиться почти также трудно, какъ бѣдному разбогатѣть. Главная трудность — семья — трудность своихъ привычекъ можно преодолѣть, но семья.[959]

267 268

[960]Усилія разума освобождаютъ любовь.[961]

Если человѣкъ думаетъ, ч[то] наканунѣ смерти, въ день, часъ смерти ему нечего дѣлать, онъ не знаетъ жизни: ему надо дѣлать все тоже, что онъ дѣлалъ во всю сво[ю] жизнь: приближаться къ Богу.[962]

——————————————————————————————————

Чел[овѣкъ], направляющi[й] всѣ свои усилія на преодолѣні[я] препятствій тѣлесной личности, сознаетъ въ себѣ неперестающее увеличеніе любви и испытываетъ все больш[ее] и большее ненарушимое благо.[963]

——————————————————————————————————

Трудъ, молитва и пріученіе тѣлесной личности къ служен[ію] душѣ.

——————————————————————————————————

Можно себя пріучить помнить куплеты и помнить изрѣчен[ія] мудрости и молитв[ы]...., пріучить себя поднимать носъ при встрѣчѣ съ человѣк[омъ] или вызывать въ себѣ любовь и уважені[е] къ нему.[964]

——————————————————————————————————

Я пишу это зачѣмъ? Затѣмъ, что мн[ѣ] нужно помнить это, а можетъ быть 1/100000 мож[етъ] б[ыть] нужно и другимъ.[965]

——————————————————————————————————

При всякомъ пониманіи жизни есть то, къ чему приходишь и про что знаешь, ч[то] оно есть, но что не можешь вырази[ть]. Это есть вѣра.[966]

——————————————————————————————————

Кромѣ усилія мысли, есть еще усиліе дѣла и слова и усиліе воздержанія отъ дѣла и слова. Усиліе дѣла есть[967] трудъ, поддерживаю[щій] свою жизнь, и служеніе[968] другимъ существамъ. Усиліе слова есть молитва и содѣйствующія единенію людей рѣчи.268

269 Усиліе воздержанія отъ дѣла есть остановленie себя при желаніи совершенія поступка, несогласнаго съ рѣшеніемъ мысли.

Усиліе воздержанія отъ слова есть[969] невысказываніе словъ, противныхъ рѣшенію мысли.[970] Жизнь человѣческая только тогда истинная, когда она сознательна и состоитъ изъ усилій какъ мысли, такъ и дѣла и слова.[971] Жизнь сознательная, состояща[я] въ усиліяхъ мысли, дѣла и слова, несетъ въ самой себѣ свое[972] благо,[973] во 1-хъ, въ освобожденiи человѣка отъ страха и отвращенія къ страданіямъ и смерти.

Человѣкъ, полагающій свою жизнь въ усиліяхъ, содѣйствующихъ соединенію душ[и] съ другими существам[и] и Богомъ, не можетъ бояться страданій и отвращаться отъ нихъ, такъ какъ страданія [содѣйствуютъ] соединенію души человѣческой съ др[угими] сущ[ествами] и Богомъ. Не можетъ бояться и смерти и отвращаться отъ нея, такъ какъ жизнь сознательная, заключающаяся въ усиліяхъ, происходить только въ настоящемъ. Настоящее же внѣ време[ни], и потому д[л]я него нѣтъ ни несчас[тій], ни уничтоженія (смерти).

Во 2-хъ, жизнь сознательная, проходящая въ усиліяхъ, кром[ѣ того], даетъ человѣку[974] все увеличивающееся благо тѣмъ, что каждымъ усилiемъ, т. е. всѣмъ продолженіемъ своимъ, все болѣе и болѣе[975] соединяя посредствомъ любви душу человѣка съ Бог[омъ], увеличиваетъ въ человѣкѣ сознані[е] своей божественности.269[976]

270 Суевѣріе личности порождаетъ[977] грѣхи[978] сластолюбія[979] и сладострастія,[980] сознаніе несоотвѣтствія этихъ удово[льс]твій духовно[й] природѣ порождаетъ заблужденіе ума, полагающ[ее] смыслъ жизни въ мнѣніи людей, порождаетъ безуміе гордости, безуміе гордости порождаетъ безуміе выдѣленія себя съ немноги[ми] изъ всего человѣчества. Безуміе выдѣленія порождаетъ безуміе[981] богатства и лжи.[982]

Безумія гордости, выдѣленія, богатства и лжи порождаю[тъ] обманъ подчиненi[я] не[983] внутреннему сознані[ю], a ученіямъ людей.

Подчиненіе разума учені[ямъ] людей порождаетъ обманъ[984] ложнаго объясненія смысл[а] челов[ѣческой] жизни, лож[ной] вѣры. Ложн[ая] вѣра порождаетъ обманъ[985] признан[ія] необходимос[ти] государственнаго насилія.

Обманъ государств[еннаго] насилі[я], образуя классъ праздныхъ людей, порождаетъ обманъ ложной науки.

И ложный кругъ завершенъ: ложн[ая] наука объясняетъ, оправдываетъ грѣхи, безумія и обманы, признаетъ грѣхи необходим[ымъ], законнымъ условіемъ жизни, признавая такимъ же необходимымъ условіемъ безумія и, главное, самы[мъ] важн[ымъ], необходимы[мъ] услові[емъ] жизни самою себя, считая себя непогрѣшимо[й] истиной.270

271 Человѣкъ и все и ничто, а онъ думаетъ, что онъ что-то. Въ этомъ всѣ ошибки — грѣхи. (Къ суевѣрію личности).[986]

——————————————————————————————————

Кромѣ ус[илія] мысл[и], нужн[о] еще усиліе[987] прав[ильнаго] проявленi[я] мыс[ли] — язы[ка], усил[іе][988] прав[ильныхъ] поступковъ и усиліе прави[льнаго] м[олчані]я и воздержанія въ поступк[ахъ].

Поступки бываютъ двухъ родовъ: поступки языка — слова, и пост[у]пки[989] всего тѣла, и потому нужны 1) усилія прав[ильнаго] проявлен[iя] языка и усилі[я][990] прав[ильныхъ] пост[упковъ] и усил[ія] воздерж[анія] языка и воздержания всег[о] тѣла.

——————————————————————————————————

Мы не знаемъ, ч[то] долж[но] быть, и потому дѣлаемъ всегда то, ч[то] было.[991]

——————————————————————————————————

Можетъ[992] б[ыть] свободенъ челов[ѣкъ], терпящій насилiя, но никакъ не совершающ[iй] ихъ.[993]

——————————————————————————————————

Чѣмъ утѣшиться въ томъ, ч[то], когда начинаешь научать[ся] жить — умираешь? A тѣмъ, ч[то] живешь не ты, а все человѣчество.[994]

——————————————————————————————————

Любовь — выводитъ изъ себя.[995]

——————————————————————————————————

Грѣхи человѣ[къ] чувствуетъ какъ зло, соблазны не чувствуетъ, суевѣріями гордится.[996]

——————————————————————————————————

Для общаго дѣла навѣрное лучше дѣлать каждому то, что ему велѣно, а не то, что ему кажется хорошимъ —: садовники271 272 вынесутъ персик[овыя] деревья на свѣтъ и тепло, когда имъ нужно.[997]

——————————————————————————————————

Какъ только человѣкъ забылъ или пропустилъ мимо ушей то, что ему велѣно, онъ непремѣнно дѣлаетъ то, ч[то] б[ыло] дѣлано, воображая себѣ, ч[то] онъ выдумываетъ.[998]

——————————————————————————————————

Человѣку велѣно увеличивать любовь (онъ велѣніе это носить въ сердцѣ), а онъ устраиваетъ удобства жизни. — Все равно какъ человѣку работнику велѣно сѣять, сажать, а онъ забылъ это или пропустилъ мимо ушей, а помнитъ то, что онъ ровнялъ поле: пахалъ, скородилъ, укатывалъ (не помн[я] ничего о посѣвѣ). И онъ пашетъ, скородитъ взошедшій посѣвъ и думаетъ, что все дѣло въ томъ, чтобы все б[ыло] ровно.[999]

——————————————————————————————————

Дѣло жизни не въ томъ, ч[то]б[ы] быть великимъ, богаты[мъ], славнымъ, а въ томъ, ч[то]б[ы] соблюсти душу.[1000]

——————————————————————————————————

Религія это отноше[ніе] съ Богомъ. У идол[о]поклонника это есть, у самаго ученаго и хорошо живуща[го] для людей человѣк[а] этого нѣтъ.[1001]

——————————————————————————————————

Перейти изъ[1002] внѣшней, пережитой религіи къ другой — новой — къ новому отношенi[ю] къ Богу не шутка — не легко.[1003]

——————————————————————————————————

Матерьялисты опредѣляютъ понятія понятіями болѣе неопред[ѣ]ленными, чѣмъ то, что опредѣляется. «Критерій истинности есть возможность цѣлесообразной дѣятельности». Матерьялисты, опредѣляя матерію, міръ, движеніе и ихъ соотношенія, даютъ горазд[о] болѣе непонятныя положенія, чѣмъ душа, Богъ.[1004]

——————————————————————————————————

Необходимость лжи для гордост[и], славы, богатств[а].272[1005]

273 Обояніе лжи. Все, ч[то] хочешь, то и есть.

——————————————————————————————————

Усиліе мысли: установить идеалъ.[1006]

——————————————————————————————————

Противъ грѣховъ — отречені[е] отъ тѣла — самоотреченіе. Проти[въ] грѣхо[въ] соблаз[новъ] — смиреніе —

Противъ грѣховъ вѣръ — истина

——————————————————————————————————

Смирені[е] и сознан[іе] достоинства человѣк[а] одно и тоже. Они не совмѣстим[ы] съ гордостью: горжусь проти[въ] кого — съ богатствомъ: я жертвую своимъ дух[овнымъ] «я» ради рублей, съ неравенствомъ.[1007]

——————————————————————————————————

Пространственное и временное «я»[1008] поставлено въ условія пространства и времени. То, что ему кажется, что и пространств[о] и время, съ к[оторыми] оно связано, безконечн[ы], показываетъ тольк[о] то, что это «я» духовно. (Хорошо.)[1009]

——————————————————————————————————

18 Дек.

Дѣятельность жизни проявляе[тся] любовью. Увеличи[ть] въ себѣ любовь человѣкъ не можетъ, п[отому] ч[то] любовь есть сама сущность жизни. Но онъ можетъ уничтожать препятствія проявленію любви. И на это-то должн[ы] быть направлены усилія человѣка.[1010]

——————————————————————————————————

19 Дек.

Исключительныхъ привязанностей не можетъ не быть, но соблазнъ въ томъ, чтобы нетолько оправдывать ее, но возводить ее въ достоинство.[1011]

——————————————————————————————————

21 Дек.

Въ первый разъ съ чрезвычайной ясностью созналъ свою духовность: мнѣ нездоровится, чувствую слабость тѣла, и такъ273 274 просто, ясно, легко представляется освобожденіе отъ тѣла — не смерть, a освобожденіе отъ тѣла. Такъ ясна неистребимость того, что есть истинный «я», того, что онъ «я», только дѣйствительно существуетъ, а если существуетъ, то и не можетъ уничтожиться. И такъ радостно, твердо! Такъ ясна бренность, ничтожность тѣла, того, что его нѣтъ, а оно только кажется. Неужели это новое душевное состоян[iе] — шагъ впередъ къ освобожденію? Думаю, что это такъ, п[отому] ч[то] сейчасъ позвалъ Ивана и что-то особенно радостное и близкое почувствовалъ въ общеніи съ нимъ. Дай Богъ, дай Богъ.[1012]

——————————————————————————————————

Какъ будто почувствовалъ освобожденіе того, что одно есть: любви.

Ахъ, кабы такъ осталось до смерти и такъ передалось бы людямъ братьямъ![1013]

——————————————————————————————————

Грѣхи это тѣ отклоненія отъ требованій духа, к[оторыя] неизбѣжно совершают[ся] въ жизни человѣческ[ой] и уменьшать и исправлять к[оторыя] составляетъ задачу, смыслъ и радость жизни человњческой.[1014]

——————————————————————————————————

22 Дек.

Жизнь въ усиліяхъ и въ проявленіи любви по мѣрѣ усилі[й]. И усилія и проявленія любви совершаются только въ настоящемъ — безъ времени. А потому нѣтъ и будущаго для умирающаго, а есть одн[о] безвременное настоящее. (Не то. Ночью въ постел[и] б[ыло] совсѣмъ хорошо.)

——————————————————————————————————

То, что жизнь тольк[о] въ усиліи (нравственно[мъ]), видно изъ того, что во снѣ не можешь дѣлать нравственна[го] усил[ія] и потому совершаешь самы[я] безнравственныя дѣла.[1015]

——————————————————————————————————

Во снѣ нѣтъ нравств[еннаго] усилія. Жизнь безъ нравств[еннаго] усилія — сонъ.[1016]

274 275

23 Дек.

Грѣхи это та земля, к[оторая] закрываетъ зерно духа и дѣлаетъ возможнымъ ростъ.[1017]

Ростъ же — не ростъ, а освобожденi[е] отъ покрововъ — какъ намъ кажется, что мы движемся, когда все движется мимо насъ.[1018]

——————————————————————————————————

Иногда покровы очень толсты, но освобожденіе происходить для всѣхъ со смертью.

——————————————————————————————————

У меня выбита рука. Я слѣжу за ея выздоровленіемъ. Нынче я замѣтилъ, что мнѣ чего-то недостаетъ: это то, ч[то] не за чѣмъ слѣдить: рука справилась. Вся жизнь вѣдь только такое слѣженіе за своимъ въ томъ или иномъ направленіи движені[емъ]. То ростъ мускуло[въ], знаній, мастерст[ва], богатства, славы, то — одно настоящее — нравств[енное] совершенствован[iе] (оно и всегда безсознательн[о] дѣлалось).Такъ что жизнь только въ этомъ ростѣ, или освобожденіи отъ покров[овъ] — другой мы не можемъ себѣ представи[ть]. Какое же ребяческ[ое], недомысленное представленіе рая![1019]

——————————————————————————————————

(Хорошо.) Люди придумывали жизнь лучше той, какая есть, но кромѣ глупаго рая, уничтожающаго всякую возможность жизни, ничего не придумал[и].[1020]

——————————————————————————————————

Часто бываетъ, что въ томъ челов[ѣкѣ], въ к[оторомъ] самый сильный духъ, и самые сильны[е] грѣхи.

——————————————————————————————————

Равняются выгоды и не выгоды богатств[а] тѣмъ, что грѣхи богатыхъ болѣе соблазнительны, чѣмъ грѣхи бѣдн[ыхъ].[1021]

——————————————————————————————————

Нѣтъ жизни безъ грѣховъ, но это никакъ не показ[ы]ваетъ того, ч[то] надо остава[ться] въ нихъ.

——————————————————————————————————

Грѣхи, нетолько простительные, но милы[е] въ дѣтствѣ, молодост[и], дѣлаются ужасны, отвратительн[ы] въ старости.275[1022]

276 Грѣхи тѣлоугодничест[ва] особенно губительны тѣмъ, что[1023] отвлекаютъ силы человѣка на несвойственное ему дѣло.[1024]

——————————————————————————————————

Тѣло самый прихотливый хозяинъ: что больше угождае[шь], то все больш[е] оно требуетъ.[1025]

——————————————————————————————————

Чѣмъ проще требованія тѣла — помѣщені[я], ѣды, одежды, тѣмъ меньш[е] труда и возможнаго вреда, и на оборотъ.[1026]

——————————————————————————————————

Тѣлоугожденіе грѣхъ, т. е. ошибка, уже п[отому], ч[то] чѣ[мъ] оно больш[е], тѣмъ больше требуетъ труда своего или чужаго.[1027]

——————————————————————————————————

Что лучше: испечь н[а] недѣлю хлѣба и питать[ся] имъ и быть свободны[мъ], занимаясь свои[мъ] дѣломъ, или весь почти день заниматься приготовленіемъ пищи.[1028]

——————————————————————————————————

Посмотрите, чѣмъ заняты[1029] женщины, в[е]дущі[я] грѣшную жизнь: кушаи[ья], одежды, убранств[о] дома. A гдѣ же жизнь?

——————————————————————————————————

Грѣхъ тѣлоугодн[ичества] тѣмъ[1030] особенно дуренъ, ч[то] неизбѣжно ведетъ къ порабощенію други[хъ] людей — или къ ж[е]лані[ю] его — порабощені[я].

——————————————————————————————————

Полезно человѣку хоть на время вытти изъ условій[1031] грѣховной жизни роскоши и пожить самой простой жизнью, чтобы увидать, какъ мног[о] лишняго.[1032]

——————————————————————————————————

Хорошо бы было, если бы тѣлоугодничеств[о] пріучало только къ лишнему, но оно пріучаетъ къ вредному и тѣлесному и духовному: и вино, и табакъ, и неловкія одежды...[1033]

276 277

СТРАНИЦА ИЗ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ 1907 г. № 3

Размер подлинника.


Тѣлоугодничество всегда ошибка: увеличивая удовольствi[е], оно ослабляетъ способность испытывать ег[о].[1034]

——————————————————————————————————

Медицина послѣдствіе грѣховъ тѣлоугодничества.[1035]

——————————————————————————————————

Большое удово[ль]ствіе поѣсть, когда точн[о] голоденъ, прикрыть[ся], когд[а] озябъ, отдохнуть, когда усталъ. Человѣкъ, могущій удовлетв[орять] тѣлоугодн[ичество], не знаетъ этихъ удовольств[iй].[1036]

——————————————————————————————————

Мы такъ привыкли къ грѣху тѣлоугодни[чества], ч[то] не видимъ того зл[а], к[оторое] дѣлаемъ, пріучая къ нему дѣтей.[1037]

Спартанцы пріучал[и] дѣтей къ лишенія[мъ], выдержк[ѣ], мы пріуча[емъ] къ изнѣженности.

——————————————————————————————————

Тѣлоуг[одничество] ведетъ къ прислугѣ.

——————————————————————————————————

Грѣхи сам[и] собой исправля[ю]тся въ реб[енкѣ]………

Но мы мѣша[емъ] его исправленію.

——————————————————————————————————

Главно[е] — невоздержаніе въ пищѣ.

——————————————————————————————————

Когда перестало быть нужнымъ мясо, продолжал[ъ] ѣсть, ко[г]да не нужны помѣщен[ія], стро[илъ] ихъ, ненуж[ны] лош[ади], про[до]лж[алъ] держ[ать] ихъ.

——————————————————————————————————

Какъ тольк[о] удовольствія приготовляются, они переста[ютъ] быть удовольствi[ями].[1038]

——————————————————————————————————

Казалось бы, какъ легко, судя по своему эгоизму, понять эгоизмъ другихъ. Мы никогда хорошеньк[о] не понимае[мъ], а если и понимаемъ, то не помнимъ этого.[1039]

——————————————————————————————————

Въ нашей жизни столько устройствъ для похоти, что уничто[жь] ихъ, миліоны люд[ей] останутся безъ дѣл[а].277

278 Государств[енное] устройство не измѣнится и не можетъ измѣниться до тѣхъ поръ, пока люди не будутъ готовы не давать ни податей, ни солдатъ никакимъ насильникамъ ни своимъ русскимъ, ни прусскимъ, ни Японскимъ и нести всякія страданія и даже смерть.[1040]

——————————————————————————————————

Христіанство проявляется то какъ ученіе о свободѣ, то какъ соціализмъ, то какъ справедлив[ость], то какъ гуман[измъ][1041]....

——————————————————————————————————

Непротивленіе внест[и] въ суевѣріе госуда[рства].

——————————————————————————————————

Вѣра — опредѣл[еніе] отн[ошенія] къ міру; наука — paбот[а] мысли для изучен[iя] этог[о] отношенія; устройство жизни есть вытека[ющія] изъ этого изученія учрежденія; законы — вытек[а]ющіе изъ этого поря[дка] пріемы.

——————————————————————————————————

Любить Бога значить любить совершенство.[1042]

——————————————————————————————————

Стол[ыпинъ] А. кормится, и Бурени[нъ], и Суворинъ, и Андреевъ.[1043]

——————————————————————————————————

Марія Ардатова.

——————————————————————————————————

Кончилъ книжку 1 Янв. 1908.

————

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА 1907 г. № 4.

Отсутствіе религіи производитъ отсутствіе работы надъ собой и сумашествіе поученія, осужденія другъ друга и устройства.[1044]

——————————————————————————————————

Революціонныя неуспѣх[и] отъ того, что они грубо опредѣляютъ то, ч[то] должно быть и какъ должно совершаться. Это[1045] какъ свинецъ дѣлать не въ свое время. Это дѣлать дѣло не тѣмъ путемъ, к[оторымъ] оно должно совершиться, и потому нетерпѣливо. Это ребячество. Опять отсутств[iе] религіи.[1046]

——————————————————————————————————

Пора человѣку узнать себѣ цѣну.[1047]

——————————————————————————————————

Какое безуміе работать для устройства жизни! Живи самъ для себя — для Бога, а жизнь ужъ устроится наилучшимъ образомъ. А то люди, живя дурной жизнью: Цари, министры, революціонеры, живя дурно, этой самой дурной жизнью думаютъ устроить хорошую жизнь.[1048]

——————————————————————————————————

Но какъ же перемѣнить, все бросить? Какъ запутавшійся въ дѣлахъ, но вѣдь крахъ неминуемъ.[1049]

——————————————————————————————————

Знаю, что общее впечатлѣніе будетъ: старикъ изъ ума выжилъ, но мож[етъ] б[ыть] хоть 10 людей поймутъ и воспользуются.279

280 Но не то я говорю. Я не знаю, ч[то] будетъ, и не расчитываю, a дѣла[ю] тольк[о] п[отому], ч[то] это велитъ Богъ, моя совѣсть.

——————————————————————————————————

Поразительный признакъ извращенія мысли у учен[ыхъ] людей и сохранен[iя] ея цѣлости у людей неученыхъ есть отрицан[іе] души у первыхъ и признаніе ея у вторыхъ.[1050]

——————————————————————————————————

Роскошь, излишество, кромѣ вреда себѣ, есть такъ или иначе отниманіе яеобходимаго у[1051] ближнихъ.

——————————————————————————————————

Физич[еская] праздность непремѣнно на излишкѣ труда ближнихъ.[1052]

——————————————————————————————————

Опредѣленія мір[а], матеріи — Маркса, Энгельса, Феерб[аха], Дицгена гораздо труднѣе и запутаннѣе, чѣмъ опредѣленія Бога.[1053]————

ЛИСТЫ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ 1907—1908 гг.


29 Іюня.

Нравственность только въ томъ, чтобы понимать себя проявленіемъ Бога, сын[омъ], рабомъ Его и исполнять дѣло Его. Безнравств[енность] это понимать себя[1054] слугою себя, или семьи, или обществ[а], или даже человѣчества.[1055]

——————————————————————————————————

Не успѣлъ оглянуться, какъ соблазнился, сталъ приписывать себѣ особенное значеніе: основателя филос[офско-] религ[iозной] школы, какъ будто есть въ этомъ ч[то-] то важное. А это только болтовня.[1056]

——————————————————————————————————

30 I. Думай, какъ бы, сходясь съ людьми, всегда помнить, что надо жить въ настоящемъ. Малого захотѣлъ. Жить въ настоящемъ значить жить Богомъ.[1057]

——————————————————————————————————

Надо, встрѣчаясь съ каждымъ человѣкомъ, помнить, ч[то] передъ тобой Богъ. Вотъ когда и гдѣ молитв[а]. А то стоятъ нищіе, а мимо нихъ идемъ въ церковь къ иконамъ, служб[ѣ].[1058]

——————————————————————————————————

Дурная привычк[а], сходясь съ человѣк[омъ], начинать съ шутки. Въ человѣкѣ Богъ, и съ Богомъ не шутятъ. Всегда говори съ каждымъ челов[ѣкомъ] во всю.[1059]

——————————————————————————————————

Христіанство выражается281 282 Правит[ельство] такъ долго обучало людей тому, ч[то] есть случаи, когда можно отступать отъ правила: не убій, что ученіе это усвоили имъ воспитанн[ые?] [1 стерто] И поступаютъ также, какъ правит[ельство], дѣлая только исключенія о тѣхъ, когo можно и кого не можно убивать [1 стерто], не такъ, какъ дѣлаютъ правительства. И убѣдить нельзя. Дѣло выгоды. Для однихъ выгодно убивать однихъ, для другихъ — другихъ.

Нельзя шутить съ религіей. Особенность [?] русск. особенно религіозныхъ [1 стерто.] <Онъ>. Мож[но?] б[ыть] такъ полурелигіознымъ какъ [1[1060]/2 строки стерто] могутъ удовлетворять западныхъ людей, но русскіе люди или глубоко вѣрующіе или безбожники [1—2 строки стерто] и вотъ безбожн[ое] правительств[о] [2[1061]/2 строки стерто].

——————————————————————————————————

Тѣло мое не я, разумъ, сознаніе тоже не я. [5 строк стерто][1062]

——————————————————————————————————

Смыслъ статейки въ краткихъ словахъ тотъ, что не убій не значить то, ч[то][1063] можно убивать[1064] однихъ и нельзя убивать другихъ, а то, ч[то] нельзя убивать никого.[1065]

——————————————————————————————————

Ученіе о будущей жизни больше вредитъ, чѣмъ приноситъ пользы этой жизни. NB[1066]

Переходимъ отъ смерт[и] въ жизнь, если любимъ братьевъ.

Вѣрь разсужденія[мъ] въ вѣчную жизнь — и не будешь вѣрить, и не будешь радостно, а напротивъ, мучит[е]ль[но] жить. Не вѣрь въ будущую жизнь, а признавай эту вѣчною — и будешь спокоенъ и будешь радостно, любовно жи[ть].[1067]

——————————————————————————————————

Нельзя проповѣдывать[1068] ученіе блага, живя противно ему.282

283 Единственное доказательство его есть то, что оно есть благо, есть жизнь по немъ. Я и Добролюбовъ.[1069]

Смерть уже тѣмъ хороша, ч[то] избавляетъ отъ своего «Я».[1070]

——————————————————————————————————

Какая удивительна[я] иллюзія матерьялистовъ. Не чувствовать свою жизнь и переносить ее во внѣшнее![1071]

——————————————————————————————————

Колокольчикъ, письмо. Старая привычка ожиданія чего-то извнѣ. A извнѣ я не могу придумать ничего, ч[то] могло [бы] дать мнѣ радость. Чего же я могу желать? Только одного того, ч[то] я самъ могу дать себѣ: приближаться къ Богу. Сейчасъ я въ дурномъ духѣ. Что ж[ъ] я могу? Могу побѣдить это расположеніе, воспользоваться имъ для прибл[иженія] къ Б[огу].[1072]

——————————————————————————————————

21 Іюл. Тѣло ограничиваетъ пространс[тво], движеніе огран[и]чиваетъ время.[1073]

——————————————————————————————————

И при этомъ воображать или ч[то] мы христіане, или ч[то] мы высоко просвѣщенны[е] люди. Удивительн[о]![1074]

——————————————————————————————————

Нѣтъ на свѣтѣ болѣе сильной душевной радости, какъ состояніе нѣжной, умиленной любви.[1075]

——————————————————————————————————

Въ тѣлесномъ мірѣ одинъ (въ состояніи). Въ общеніи съ людьми (въ поступкахъ) соединяешься съ немногими[1076] существа[ми]. Въ мысли соединяешь[ся] со всѣми мысливши[ми] прошедшаго, настоящаго и будущаго людьми.[1077]

——————————————————————————————————

Умъ возникаетъ только изъ смиренія, глупость — какъ бы сильны не б[ыли] способности — изъ самомнѣнія.283[1078]

284 Удивляешься на признаваемыя людьм[и] нелѣпости, неразумности. Поищи причину: все это — оправданіе своихъ страстей, пороковъ.[1079]

——————————————————————————————————

Я маленькій, ничто въ сравн[еніи] съ міро[мъ].[1080]

——————————————————————————————————

Смиреніе есть основа всего.[1081]

——————————————————————————————————

Должна быть религія, включающ[ая] запрещен[iе] убійст[ва]. Запрещені[е] же убійст[ва] должно быть общи[мъ] при признаніи равенства всѣхъ людей.[1082]

——————————————————————————————————

Это поколѣніе нетольк[о] не вѣритъ въ какую либо религію, но такъ легко обличивъ ложь той, к[отор]ая имъ выдавалась за истин[ную], вѣрятъ, что всякая религія глупость и что не нужно никакой.[1083]

——————————————————————————————————

Только этимъ можн[о] объяснить тѣ ужасы, к[оторые] совершаются теперь. Люди, исповѣдаю[щіе] Христа съ убійств[ами], удивляются на эти ужасы, а они сами произво[дятъ] ихъ.[1084]

——————————————————————————————————

Прежде были святые Франциски, теперь святые: Дарвины......[1085]

——————————————————————————————————

Помѣщики совсѣмъ сдавили народъ — дѣвать[ся] некуда. Попы какъ живутъ — вдову, сироту обдираютъ — послѣднюю копейку. —

Сколько народа хороша[го] перевѣшали. Люди за правду идутъ, а ихъ вѣшаютъ.[1086]

——————————————————————————————————

Хожденіе для него средство существован[iя], а для народа самое могуществ[енное] средство пропаганды.[1087]

——————————————————————————————————

[8 августа 1907.] Нынче 8 Авг. ясно понялъ три[1088] вещи:284

285 1) то, [что] сущность религіи въ томъ, чтобы видѣть не себя однаго и прикасающихся къ тебѣ, а Все, безконечное все и свое отношеніе къ нему, къ этому Всему, къ Богу.

2) то, что сущность жизни это радость любви. Это самое сказано въ словахъ: «Придите ко мнѣ всѣ труждающіеся......»

и 3) что обязанность каждаго въ жизни есть усиливаніе въ себѣ любви, увеличеніе ея въ другихъ. Это надо дѣлать дѣлам[и] добра и словами.[1089]

——————————————————————————————————

Къ старости проходитъ интересъ къ будущему и къ прошедшему (память уничтожается). Остается жизнь въ настоящемъ.[1090]

——————————————————————————————————

Объ эпидемическомъ безуміи устраивать жизнь другихъ людей.[1091]

——————————————————————————————————

17 Авг. Читалъ Крапотк[ина] о комунизмѣ. Хорошо написано и хорошія побужденія, но поразительн[о] слабо въ томъ, что заставить эгоистовъ работать, а не пользоваться трудами другихъ.[1092]

——————————————————————————————————

21 Авг. Можно жить полужизнью — для міра, и жить во всю — для Бога.[1093]

——————————————————————————————————

23 Ав. Если ты понялъ, что ты — Богъ, проявившійся отдѣльно — въ тѣлѣ, то какая же можетъ быть смерть для Бога. Если же ты понялъ, то ты не можешь не стремиться къ освобожденію себя отъ отдѣльности, a единеніемъ со Всѣмъ. Это достигается любовью, тѣмъ самымъ, ч[то] даетъ[1094] лучшую радость въ жизни. «И мы перешли отъ смерти въ жизнь, если любимъ братьевъ».

Очень радостно, очень хорошо.285[1095]

286 Человѣкъ, живущій тѣлесной жизнью, т. е. интересами тѣлесной жизни, совершенно подобенъ птицѣ, к[оторая] мучаясь бѣгала бы по землѣ, не зная употребленія своихъ крыльевъ.[1096]

——————————————————————————————————

Міръ не Богъ, но въ мірѣ проявляется Богъ. Во мнѣ я сознаю Его, въ людя[хъ], животныхъ я разумѣ[ю], даже въ растеньяхъ, но въ пескѣ, въ звѣздахъ не разумѣю, но знаю, что и это — Его проявленіе.[1097]

——————————————————————————————————

Милые братья, поймит[е], что жизнь ваша только въ Богѣ, въ исполненi[и] Его воли. Воля Его — любовь. И, понявъ это, не измѣняйте свои жизни, а живите въ томъ же положен[iи], въ к[оторомъ] теперь. И все устроится, а главно[е] ваш[а] жизнь, п[отому] ч[то] иго Его благо и бремя Его легко.[1098]

——————————————————————————————————

Живо понялъ, что все растетъ и уходитъ и приходитъ. Какъ не понимаю[тъ] этого люди: желаю[тъ] будущаго, но думаютъ, что будущее остановится.[1099]

——————————————————————————————————

Послѣднее время каждый день ощущеніе праздника.[1100]

——————————————————————————————————

Ужасно положеніе ребятъ Ольги Михѣев[ой].

——————————————————————————————————

Время страшн[ое]. Я вижу и хочу сказать. Мнѣ стыдно. Я гадокъ, но слова, к[оторы]я я скажу, Божія. Ради Бога, послушай, пойми и запомни мои сл[ова] и сдѣлай по ни[мъ].

——————————————————————————————————

Я посланъ на врем[я] въ этотъ міръ — родился и умру. Что же мнѣ тутъ дѣлать?

Сначала удовлетворяешь животнымъ потребностямъ, но приходить время — этого мало — борьба, и другой голосъ говорить противъ борьбы — и находишь одно: люб[овь].

Если бы я не зналъ, что я умру, какъ (я думаю) не знаетъ этого животное, отвѣтъ былъ бы очень легкій: жить удовлетворяя своимъ животн[ымъ] потребностямъ. Но вѣдь во мнѣ есть то свойство разума, по к[оторому] я знаю, что я умру, что моя жизнь здѣсь есть только прохожденіе что заботы ни о моемъ286 287 здоровьи, ни о моемъ имуществѣ, ни о моемъ почетѣ, ни о моей славѣ, ни — даже [о]томъ, что я сдѣлаю для моей семьи или для моего народа не могутъ быть успѣшны: я умру, изчезну совершенно все равно, б[ылъ] ли я здоровъ, богатъ, славенъ, были ли мои наслѣдники, соотечественники, даже родъ человѣческій болѣе или менѣе счастливы, п[отому] ч[то] всего это[го] для меня не будетъ, да не будетъ и для самого себя. Что же мнѣ дѣлать во время этого перехода моего въ этой жизни изъ одного несуществованія въ другое? Для того, чтобы отвѣтить на это, мнѣ неизбѣжно перенестись въ ту силу, к[оторая] послала меня въ этотъ переходъ. И тутъ, переносясь въ эту силу, я съ двухъ сторо[нъ] получаю одинъ и тотъ же отвѣтъ. —

Съ одной стороны, со стороны силы, пославшей меня, я не могу не признать того, что мое появленіе здѣсь[1101] и мое прохожденіе черезъ жизнь должно быть нужн[о] этой силѣ, и нужно прохожденіе мое не какъ животнаго тольк[о], а какъ животнаго и существа, одареннаго разумо[мъ], т. е. что я долженъ дѣлать въ этой жизни что-то такое, для чего нуженъ разумъ. Съ этой стороны положен[iе] мое подобно тому, въ к[оторомъ] былъ бы[1102] работникъ, к[оторый] послѣ одурманенія, при к[оторомъ] онъ забы[лъ] все то, что б[ыло] съ нимъ передъ этимъ, очутился бы съ лопатой[1103] въ неизвѣстномъ ему мѣстѣ. Кто-то властвующій надъ нимъ[1104] хочетъ, чтобы онъ что-то работалъ лопатой. Также кто-то властвующій хочетъ, чтобы я что-то работалъ разумомъ. Такъ что уже и съ этой стороны есть отвѣтъ.

Съ другой же стороны,[1105] со стороны сознанія своего разума я вижу, что то начало разума, к[оторое] я сознаю въ себѣ, есть то самое начало, к[оторое] во всемъ, что я есмь[1106] проявлен[iе] той силы, к[оторая] послала меня, и что смыслъ моей жизни есть соединен[iе] себя съ этой силой. И это-то соединеніе себя, к[отор]ое выражается любовью, и есть то самое дѣло, к[оторое]287 288 я долженъ дѣлать во время моего прохожденія черезъ жизнь. Соединеніе же это уничтожаетъ и смерть, открытую мнѣ разумо[мъ].[1107]

——————————————————————————————————

Вѣра въ томъ, что это и для меня и для всег[о] міра наилучшее.[1108]

——————————————————————————————————

Есть доля правды въ томъ, что жизнь моя остается въ[1109] мірѣ послѣ меня.[1110]

——————————————————————————————————

То, что у меня така[я] жена, нужно б[ыло] именн[о] для меня. Я возгордился бы своей святостью — не выдержалъ бы.[1111]

——————————————————————————————————

Ч[ерткову] чтобъ не увлекался мною. Во мнѣ и теперь гадостей и глупости и хитрости безъ конца.[1112]

——————————————————————————————————

Сейчасъ въ первый разъ почувствовалъ полную свободу отъ мнѣнія о себѣ людей. И какая радость, спокойств[iе] и сила. Помоги Богъ удержа[ть].[1113]

——————————————————————————————————

Наше воспитані[е] людей похоже на воспитаніе плодовъ, въ к[оторыхъ] все почти было бы оболочка (вкусна[я]) сѣмени, а не сѣмя, т. е. все бы был[о] тѣлесное, а не духовное.[1114]

——————————————————————————————————

Только благодаря времени — движенію — возможно раскаяніе, осужден[iе] себя — радость духовнаго роста.

——————————————————————————————————

Только благодар[я] пространству — отдѣленности — возможн[а] любовь. Для неотдѣленнаго существа — для Бога нѣтъ ни радости дух[овнаго] рост[а] ни любви.[1115]

——————————————————————————————————

Внѣшніе знаки поклоненія Богу имѣю[тъ] значеніе для людей. Человѣкъ, к[оторый], будуч[и] одинъ, перекрестится, скажетъ: Господи, пом[и]луй, этимъ показываетъ признаніе своего288 289 отношенія къ Богу. Человѣкъ же, не дѣлающій этого — не признаетъ этого отношен[iя].[1116]

——————————————————————————————————

Богъ хочетъ блага всѣмъ. Если я хочу жить по волѣ Бога, то долженъ желать блага всѣмъ, т. е. любить.[1117]

——————————————————————————————————

Во мнѣ живетъ Богъ, и Онъ хочетъ блага всему. Я только по недоразумѣнію дума[ю], что я хочу бла[га] только себѣ.[1118]

——————————————————————————————————

Желані[е] блага не можетъ быть желаніемъ блага одному: желаніе блага есть голосъ Бога, желающаг[о] блага Всему.[1119]

——————————————————————————————————

Для разумнаго человѣка разумъ есть руководитель жизни, для неразумнаго же человѣка, живущаго одной тѣлесной жизнью, разумъ есть только орудіе, к[отор]ое можетъ быть съ пользою употреблено для тѣлесно[й] жизни.[1120]

——————————————————————————————————

Эпидемич[еское] сумашеств[іе] устройства міра.

——————————————————————————————————

О положеніи женщин[ъ].

——————————————————————————————————

Жизнь не шутка, а великое, торжественн[ое], божеств[енное] дѣло.[1121]

——————————————————————————————————

[4 октября 1907]. 1) Испытать самоотреченіе.

2) Разсказъ объ отказавшемся.

3) Жизнь чтоб[ы] была торжеств[енна], какъ смерть.

——————————————————————————————————

Говори только тогда, когда хочешь передать, а молчи, когда хочется говорить для себя.[1122]

——————————————————————————————————

Не сознаю себя, но знаю, что я есмь. Что же такое то, про что я знаю, что оно есть?

Это божественное во мнѣ.289[1123]

290 Сознавать Бога въ себѣ одно. И это первая ступень. Достигаешь ея въ уединеніи.

Вторая ступень сознавать Бога во всѣхъ людяхъ. И это труднѣе. Надо много учиться этому.[1124]

——————————————————————————————————

Вѣра въ Бога въ томъ, чтобы несмотря на осужденія людей дѣлать то, чего хочетъ Богъ, и быть спокойнымъ.[1125]

——————————————————————————————————

Потемк[инская?] земл[я?] на участки.

——————————————————————————————————

Отрицать существ[ующій] порядокъ можно только во имя совершенно новаг[о] строя. —[1126]

——————————————————————————————————

Соблазнъ — подстановка ложнаг[о] смысла, цѣли жизни.

——————————————————————————————————

[4 ноября 1907]. Трудность перенестись въ другого. Чѣмъ больше себялюбія, тѣмъ труднѣе, и наоборотъ.[1127]

——————————————————————————————————

Привычка усиливаетъ вліяніе и потому важн[а] какъ хорошая, такъ и дурная.[1128]

——————————————————————————————————

Пишу въ острогѣ.

——————————————————————————————————

Дѣло не въ томъ, чтобы у всѣхъ было ровно, а чтобы со всѣми быть въ любви.[1129]

——————————————————————————————————

Если занять мозгъ научными знаніям[и], недостанетъ мѣста дл[я] нравственно религіозныхъ. Только этимъ объясняется нерелигіозность нашихъ высшихъ класовъ. Народу некогда отъ нужды, a тѣмъ отъ искуств[енныхъ] заботъ.[1130]

——————————————————————————————————

Трагизмъ положенія: или нелѣпост[и] православія или хри[с]т[іанство] истинное. Но въ истин[номъ] христіанствѣ я одинъ, и остаются люди безъ вѣры какой бы то ни бы[ло].290[1131]

291 Упрекать въ гордости можно и должно только себя. А то несогласіе — представляется всегда гордостью.[1132]

——————————————————————————————————

12 Нояб. 1907. Въ первый разъ живо почувствовалъ, созналъ всю несоизмѣримость своей духовной божеств[енной] безвременной жизни и всѣхъ видимыхъ мнѣ интересовъ этой жизни: написать[1133] не говорю уже драму, воззваніе, но ученіе истины, все это такъ ничтожно всравненіи съ внутренней духовной жизнью и ея неизбѣжнымъ выраженіемъ въ этой жизни, хотя и въ недоступной мнѣ формѣ, что невольно вся энергія жизни переносится на освобожденіе духовной жизн[и] и сознаніе и потому и невольныя проявленія ея.[1134]

13 Нояб. Видѣлъ во снѣ, ч[то] устраиваемся въ новомъ домѣ, убираемъ одну комнату съ фортепьяно и спальню. И дл[я] уборки комнаты мнѣ что-то нужно спросить недалеко по улицѣ (все происходитъ въ городѣ), и я иду и захожу въ домъ. Меня не узнаютъ, но я дохожу до хозяина. Онъ спрашиваетъ меня: ч[то] мнѣ нужно? И я къ своей досадѣ чувствую, ч[то] я забылъ, ч[то] мнѣ нужно. Я стараюсь вспомнить, и на этомъ просыпаюсь, и въ бдящемъ состояніи стараюсь вспомнить — и не могу. И я вижу, что того, зачѣмъ я шелъ во снѣ, я и не зналъ, но увидалъ только то, что «я забылъ». Все, что я видѣлъ, какъ мнѣ казалось, передъ этимъ, все это б[ыло] безъ времени, только просыпаясь въ своемъ воспоминаніи я расположилъ это во времени. — Не то ли мы дѣлаемъ въ нашей жизни? Все уже есть, а мы только располагаемъ это во времени. То, что все есть и ничего въ нашей жизни не происходило, не двигалось, мы узнаемъ, когда будемъ умирать. (Неясно.)[1135]

——————————————————————————————————

Свойственно ли молодежи желать того, чего я желаю: (спасенія души) приближенія къ Богу? Мнѣ больше желать нечего передъ смертью, но имъ? — Тоже.[1136]

291 292

Хороша молитва въ уединеніи, но лучш[е] всего молитва при общеніи, встрѣчѣ съ кажд[ымъ] человѣкомъ.[1137]

——————————————————————————————————

Правительство, зная (какъ и всѣ серьезные люди), ч[то] все держится на религіи, и себя основываетъ на рел[и]гіи, но та религія, на к[оторой] оно основало себя, была не твер[дая] земля, а ледъ. И ледъ растаялъ или таетъ, и держаться не на чемъ.[1138]

——————————————————————————————————

Думалъ, ч[то] надо готовиться хорошо умирать. И вспомнилъ, ч[то] вся жизнь есть умираніе, и надо готовиться.[1139]

——————————————————————————————————

Суевѣріе личност[и].[1140]

——————————————————————————————————

Можно механически воздѣйствовать на себя привычкой, читая наизусть молитвы.[1141]

——————————————————————————————————

Не сердиться надо не для людей, а для себя, не людямъ не дѣлать вредъ, а себѣ.[1142]

——————————————————————————————————

Дарвинъ и ученые думали, ч[то] они устранили Бога тѣмъ, ч[т]о открыли переживаніе наиболѣе приспособленнаго и питекантропоса, но кто же сдѣлалъ приспособленіе[1143] и питекантропоса?[1144] Хоть и не библейскій онъ, опять таки Онъ.[1145]

——————————————————————————————————

Вода сочтетъ себя кувшиномъ.[1146]

——————————————————————————————————

Сначала кажется странно, почему человѣкъ, сдѣлавши злое дѣло, еще больше сердится. Казалось бы, онъ сдѣлалъ, что хотѣлъ, и ему надо успокоиться. Это отъ того, ч[то] онъ знаетъ,292 293 что его упрекаютъ за его зло, а ему надо оправдаться. И для: оправданія онъ придумываетъ новое зло.[1147]

——————————————————————————————————

Къ сладострастiю: животные цѣломудрен[нѣе] мущинъ.[1148]

——————————————————————————————————

Цѣломудріе есть преграда, облегченіе борьбы. Над[о] беречь его.[1149]

——————————————————————————————————

Сейчасъ видѣнъ цѣломудр[енный] чел[овѣкъ]

——————————————————————————————————

Стыдъ. —

——————————————————————————————————

Богъ есть любовь. А любовь во всѣхъ вѣрахь.[1150]

——————————————————————————————————

Безъ религіи человѣ[къ] двуног[ое] животн[ое], умѣюще[е] дѣлать велосип[еды] и ѣздить на нихъ и т. п.[1151]

——————————————————————————————————

Люди нашего вр[е]мени (ученые) нетольк[о] не знаютъ религiи никакой, но не знаютъ, что такое религія, хуже чѣмъ не знаютъ, думая, ч[то] знаютъ, что это разговоры о Богѣ и душѣ. Также какъ безграмот[ный] мужи[къ] думаетъ, ч[то] знаетъ, ч[то] дѣлаютъ[1152] математики, когда говорятъ, что математики заняты тѣмъ, чтобы писать въ перемежк[у] цифры и буквы.[1153]

——————————————————————————————————

Хорошо обращаться съ людьми такъ, какъ будто ты прощаешься съ ними передъ смертью. И тутъ не будетъ ошибки: за полч[аса] или полвѣка развѣ не все равно.[1154]

——————————————————————————————————

Хорошо помнить, что каждый день, часъ это отсрочка отъ смерти. Тогда все случающееся получаетъ неважное значеніе, a употребленіе времени самое важное. Да, memento mori.[1155]

——————————————————————————————————

Нельзя себѣ представить другой жизни, кромѣ той, какая есть, т. е. нельзя себѣ представить другаго способа дарованія[1156]293 294 существамъ (безконечно[му] количеству существъ) сознанія блага, радости жизни.

А мы говоримъ: эта жизнь не хороша. Кто говоритъ? Того и нѣтъ (личности), кто говоритъ, а есть только одно Все, и каждая безконечно малая частица Его можетъ сознавать Его, т. е. Бога. И эта частица недовольна!

Все это или глубокое проникновеніе въ жизнь, въ Бога или чепуха. Думаю, что первое.[1157]

——————————————————————————————————

Мы недовольны жизнь[ю]. Дали бабѣ холстъ, говоритъ: толстъ.

——————————————————————————————————

Супружество необходимое условіе воспитанія.

——————————————————————————————————

Мнѣ тяжел[о], я не въ духѣ, и отъ того не любл[ю]. Отъ того, ч[то] я н[е] люблю, мнѣ тяжело. Нѣтъ любви — ложный кругъ. (Неясно).[1158]

——————————————————————————————————

Люди всѣ стоятъ передъ великой тяжестью, к[отор]ую имъ нужно поднять. У каждаго въ рукахъ подведенный подъ эту тяжесть рычагъ. И вотъ вмѣсто того, чтобы налечь на рычагъ и на сколько есть силъ содѣйствовать подъему тяжести, люди бросаютъ рычагъ, вскакиваютъ на тяжесть, своимъ вѣсомъ увеличивая ее, и, стоя на ней, цѣпляются за нее руками, стараясь поднять ее.[1159]

——————————————————————————————————

Ап[остолъ] Іоаннъ, разсказываютъ, въ глубоко[й] старости говорилъ только: дѣти, любит[е] другъ друга. Думал[и], что онъ впалъ въ дѣтство. —

А насколько важнѣ[е] — несравнимо — эти слова среди молчанія, всего, что говорятъ, пишутъ и печатаютъ люди.[1160]

——————————————————————————————————

Гадать и просите[льно] молиться одно.[1161]

——————————————————————————————————

Нѣтъ ничего хуже оглядыванія на свое совершенство. Тоже, что итти и думать, много ли осталось.[1162]

294 295

5 Янв. [1908]. Говорятъ: какже быть съ убійцами, грабителями? Вся трудность отвѣт[а] отъ того, ч[то] предполагаются какіе-то люди, обязанные и имѣющ[і]е прав[о] противудѣйствовать преступникамъ — Какъ быть? Никакъ. Это дѣло лично[е] каждаго отдѣль[наго] чел[овѣка].[1163]

——————————————————————————————————

Любодѣяніе.

——————————————————————————————————

Не два тѣла, но одно.[1164]

——————————————————————————————————

12 Янв. Все, ч[то] намъ представляется безконечнымъ, все это иллюзорно.[1165]

——————————————————————————————————

Неслѣдованіе непрот[ивленію] злу пагубно тѣмъ, ч[то] оно уничтожаетъ ту религію, к[оторую] одну исповѣдуютъ люди христ[іанскаго] міра.[1166]

——————————————————————————————————

Просить Черт[кова] о дневн[икѣ] царскомъ.[1167]

——————————————————————————————————

Любовь только тогда даетъ радость, когда это любовь божеская, т. е. любовь ко всѣмъ и на дѣлѣ и въ мысляхъ.[1168]

——————————————————————————————————

Вся забота должна быть о томъ, какъ бы не нарушилась въ тебѣ любовь.[1169]

——————————————————————————————————

Пока духъ въ тѣлѣ, рядомъ высшія мысли и самыя смѣшныя пустяки: наружность, загадыванье. Хорошо, когда рядомъ съ высокимъ пустяки, а не гадости, не зло.[1170]

——————————————————————————————————

Schow поразителенъ своей пошлостью. У него нѣтъ нетолько своей ни одной мысл[и], поднимающейся надъ пошлостью толпы, онъ не понимаетъ ни одной великой мысли прошедшихъ мыслителей. Вся его особенность въ томъ, ч[то] онъ величайшія избитыя пошлости[1171] высказываетъ самымъ изысканно извращенн[ымъ]295 296 новымъ способомъ, какъ будто онъ говоритъ что-то свое, новое.

Главная черта его — ужасающая самоувѣренность, ровняющаяся тольк[о] съ его философск[имъ] полнымъ невѣжествомъ.[1172]

——————————————————————————————————

Свою духовность, свою основность всему люди выражаютъ въ самыхъ неожиданныхъ формахъ. Духовность выражается безсмертіемъ загробной жизни, безсмертіемъ матеріи, воскресені[емъ], воскрешеніемъ. Основность выражается твореніе[мъ] Богомъ, силою матеріи. Во всѣхъ этихъ объясненіях[ъ] слѣдствіе берется за причину.[1173]

——————————————————————————————————

Я начинаю забывать: Нынче много спалъ и почувствовалъ освобожденіе отъ личности. Такъ удивительн[о] хорошо! Только бы совсѣмъ освободиться! Сонъ, сновидѣніе есть образецъ такого освобожденія.[1174]

——————————————————————————————————

4) Христi[анство] не въ томъ только, ч[то]б[ы] не повиноваться правит[ельству], оно въ томъ, ч[то]б[ы] повиноваться Богу.

И повиновеніе Богу легче, чѣмъ правит[ельству].[1175]

3) Насиліе чье бы то ни б[ыло] не избавитъ.[1176]

2) Одно изъ двухъ: продолжать, но забыть нельз[я].[1177]

1) Не для себя, a дѣти летятъ въ пропасть.[1178]

——————————————————————————————————

Если бы что нибудь фанта[с]т[ическое], ч[то] можетъ быть и можетъ не быть, но это вѣдь неизбежн[о] будетъ.

И если бы для этаг[о] нужно б[ыло] дѣлать что нибудь опасное, трудное, стыдное, унизительное, несогласное съ природой, а тутъ наоборотъ безопасно, легко, требуетъ достоинства и согласно съ природой.[1179]

Опасность отъ Японцевъ, Китайцевъ. Но вѣдь христіан[скій] законъ — законъ жизни для всѣхъ людей, а Яп[онцы]296 297 и Кит[айцы] люди. Пускай придутъ, они тотчасъ же переймутъ.[1180]

——————————————————————————————————

Добрая жизнь народовъ возможна только по мѣрѣ доброты людей, ихъ составляющихъ. Революція же вызываетъ троицу: гордости, зависти, злобы. —

Улучшеніе возможно при улучшеніи народа, при неучастіи его въ грѣхѣ власти.[1181]

——————————————————————————————————

Сходясь съ людьми, помни, что надо общаться съ ними во всю, т. е. не какъ съ царемъ, нищимъ, прокур[о]ромъ, а съ сыно[мъ] божіимъ, въ виду смерти.[1182]

——————————————————————————————————

Говорятъ о безсмертіи души, о будущей жизни. Что тебѣ до будущаго? Тебѣ дана возможность все увеличивающагося и увеличивающагося блага, чего же тебѣ еще? Вопросъ о будущей жизни это вопросъ о томъ: какъ я буду ѣздить верхомъ, когда у меня не будетъ лошади, или чт[о] нибу[дь] подобное.

Кромѣ того: если ты живешь духовной жизнь[ю], то ты живешь во всемъ томъ, что остается посл[ѣ] тебя. Теряется тольк[о] отдѣленное сознаніе, сознаніе своей ограниченности.[1183]

11 Фев. Испытываю странное чувство недоумѣнія передъ тѣмъ сознаніемъ огромнаг[о] незаслуженнаго счасть[я], к[отор]ое заливаетъ меня.

——————————————————————————————————

12 Ф. Любовь только тогда даетъ радость — благо, когда это любовь ко всѣмъ — любовь божеская: какъ только есть хоть одинъ человѣкъ, к[отораго] не любишь, это все равно ка[къ] дырка въ ведрѣ — все вытечетъ.

Часто, видя, какъ люди хвалятъ, величаютъ мен[я], думаю: вотъ вотъ увидятъ они меня настоящаго и поймутъ, какой не великій, a маленькій и гаденьк[ій] человѣчекъ. Пишу это ненарочно, а п[отому], ч[то] часто всѣмъ существомъ чувствую это.

14 Ф. То, что мы не помнимъ своей прежней жизни, никакъ не доказываетъ того, чтобы мы не жили (уже слово жили297 298 въ прошедшемъ времени нарушаетъ мысль). Вѣрнѣе сказать: что мы возникли, ч[то] мы начались, а не всегда есмы. Наше забвеніе доказываетъ только то, что у насъ теперь не то, а другое сознаніе. Поэтому и[1184] въ смерти мы теряемъ не жизнь, а только сознаніе этой жизни, что нисколько не включаетъ уничтоженіе.

Для того, чтобы увѣриться въ невременности жизни,[1185] повѣрить въ будущую жизнь, т. е. въ жизнь невременную, надо увѣриться въ прошедшей, въ предшествовавшей этой жизни, т. е. въ внѣвременной жизни.

«Но всетаки жизнь, хоть съ другимъ сознаніемъ, будетъ послѣ смерти. Опять время?»

Да, опять время, но какъ въ этой жизни, несмотря на послѣдовательн[ость] явленій, я сознаю внѣвременное единство, такъ это будетъ и въ послѣдовательныхъ жизняхъ. (Не ясно, но только не могъ, мнѣ ясно.)

——————————————————————————————————

Русск[іе] ненавидятъ Ев[реевъ], Ев[реи] Р[усскихъ], Ф[ранцузы], Р[усскіе], П[оляки] всѣ ненави[дятъ] Нѣм[цевъ], Яп[онцевъ], всѣ готовятся къ убійств[у], и все это христіан[е] или такіе люди, к[оторые] знаютъ такія истины, к[оторыя] ставятъ ихъ выше хри[с]тіа[нства].[1186]

——————————————————————————————————

Всѣ подтрунива[ютъ], дѣлая видъ, ч[то] серьезно мы[слятъ] и говорятъ, и всѣ знаю[тъ], какъ устроить благ[о] народа — всѣ противн[ики] одинъ другом[у], но такъ увѣре[ны], что убиваю[тъ], лгутъ, подл[ичаютъ] для это[го].[1187]

——————————————————————————————————

Но говорятъ: ч[то] жъ дѣлать? Вѣдь погибаемъ. Погибаете, это правда, но дѣлать можно многое. Однаго тольк[о] нельзя дѣлать: продолжать дѣлать то, усиливать то, ч[то] привело къ погибели. А это-то дѣлается.

Человѣкъ попалъ въ болотную трясину и п[отому], ч[то] ему плохо, лѣзетъ глубже, воображая, ч[то] есть другая сторо[на], на к[оторую] онъ выберет[ся].

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА 1908 г. №1.

1 янв. Удивительное изречение Столярова: кормится.


Январь 1.

Писалъ Кр[угъ] Чт[енія]. Исключилъ ложь и возстановилъ неравенство. Письмо отъ Наживина и съ религіозными вопросами. Встрѣтилъ «крамольника», трудился для освобождения народа. Цѣлый день мнѣ стыдно.


Январь 2.

Кр[угъ] Чт[енія] все работаю, подвигаюсь.


Январь 4.

Ругат[ельное] письмо и озлоб[ление]. Былъ тюрем[ный] священникъ, и я дурно себя велъ. Съ сыновьями хорошо.


Январь 5.

Молитву упростить. Тепло.


Январь 6.

Играли хорошо Тан[ѣевъ] и Гольден[вейзеръ]. Работалъ Кр[угъ] Чт[енія]. Дунаевъ б[ылъ], очень жалокъ духовно.


Январь 7.

Тоже. Былъ Новичковъ и очень жалкій, изломавшій[ся] Офицер[овъ]. Писалъ отдѣлы и молитву очень хорошо. Уѣхалъ А[ндрей] съ ж[еной], оба милы.299


300 Январь 8.

Былъ ветеринаръ. Письмо изъ Ясен[ковъ]. Саша уѣхала къ Анд[рюшѣ]. Пріѣхала Мар[ья] Ал[ександровна]. Плохо занимался Кр[угомъ] Чт[енія]. Ослабъ желудкомъ.


Январь 9.

Былъ Скороходовъ. Писалъ отдѣлы. П[1188]


Январь 10.

Пріѣхалъ милый Абрикосовъ съ Наташей и дочкой. Ходилъ пѣшкомъ. Работа все та же. Отъ Ч[ерткова] письмо.


Январь 11.

Кончилъ отдѣлы. Погода прекрасна. Заблудился въ засѣкѣ. С[офья] А[ндреевна] уѣхала въ Москву.


Январь 12.

Ничего не дѣлалъ, думалъ о драмѣ. Очень слабъ, ходилъ гулять. Написалъ письма вечеромъ.


Январь 13.

Очень слабъ. Написалъ письмо Молчанову, Шараповой и дневникъ. Вечеромъ пріѣхалъ Сергѣенко. Утромъ б[ыло] слабо сердце.


Январь 14.

Хорошо записалъ о томъ, что такое «я». Ѣздилъ верхомъ. Здоровье лучше. Хорошее письмо отъ Гаврилова — отвѣтилъ. И отъ Сахатова изъ Канады.


Январь 15.

Пріѣхалъ Плюснинъ. Ѣдетъ Ч[ертковъ] и Беневск[ій].

[1189]Пріѣхали Ч[ертковъ], Б[еневскій]. Читалъ письмо Беневской.


Январь 16.

Ѣздилъ верхомъ. Писалъ о религіи и наукѣ. Болитъ немного грудь.300


301 Январь 17.

Написалъ письмо Е[вгенію] И[вановичу] и Беневской. Хорошія письма. Читалъ Лев[ину] драму. Умѣренно и хорошо по мысли, но слабо.


18 января.

Тяжелые посѣтители крестьяне. Хорошо спа[лъ].


Январь 26.

Отвѣтить Устиновой. Просмотрѣть Трегуб[ова]. Зловредность шутки.


[9 марта] Мартъ 7.[1190]

Статья плохо подвигается. Думается объ описаніи убійцъ революц[іонеровъ], палачей и правительства.


[9 марта] Мартъ 8.

Былъ Ч[ертковъ]. Саша милая уѣхала въ Москву. Душанъ вчера вернулся. Послалъ печатать 3 мѣсяца Кр[уга] Чт[енія].


Мартъ 9.

Очень давно не записывалъ: 3-го заболѣлъ, б[ыл]ъ обморокъ. Юбилеемъ меня тревожатъ. На душѣ очень хорошо.[1191] × 3 Іюня.

————

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА 1908 г. № 2.

1908. 1 Ян.

Если смыслъ жизни въ совершенствовании, то ясно, что онъ не можетъ быть въ усовершенствованіи души. (Она и такъ божественн[а], совершенна), а только въ уничтоженіи того, ч[то] мѣшаетъ ея проявленію — грѣховъ.[1192]

———————————————————————————————————

2 Я. Видѣлъ во снѣ мое чувств[енное] отношеніе къ Парашѣ и ея дочери. И зналъ, ч[то] отвратит[е]льн[о], и не могъ остановиться. Тоже въ этой жизни: знаешь и не можешь и все больше и больше просыпаешься. —[1193]

———————————————————————————————————

3 Я. (Къ К[ругу] Ч[тенія]). Гордость, неравенство и богатств[о] приводятъ къ жизни для славы людской, ко лжи. —

Только суевѣрія: 1) церк[ви], 2) наук[и] — иск[усства], 3) Госуд[арства] и 4) насилія даютъ возможность праздной жизн[и].[1194]

———————————————————————————————————

8 Янв. Всѣ, почти, техническія усовершенствоваіия удовлетворяютъ[1195] или эгоистич[ескимъ] стремленіямъ къ личному наслажденію или семейной, сословной, народно-государств[енной] гордости.[1196]

———————————————————————————————————

9 Я. Сновидѣниія — совершенны[й] образецъ жизни, — разница только въ отсутствіи въ сновидѣніяхъ участiя воли, усилія души и въ томъ, ч[то] сновидѣнія не такъ послѣдовательны (какъ говоритъ Паскаль), какъ событія дней. А какъ все, что302 303 я познаю во снѣ, дано мнѣ моей способностью воспріятія, такъ и все на яву дано мнѣ той же способностью.[1197]

———————————————————————————————————

Все, ч[то] намъ нужно, дано намъ, и просить не о чемъ.[1198]

———————————————————————————————————

10 Я. Сознательно стремись къ тому, въ чемъ жизнь, къ освобожденію духа, и жизнь всегда благо.[1199]

———————————————————————————————————

К[ругъ] Ч[тенія]. Не вѣрь тому, ч[то] нарушенi[е] цѣломудрія мож[етъ] б[ыть] нужн[о] для здоровья. Во 1-хъ, это неправда, нарушеніе цѣломудр[ія] гораздо больше угрожаетъ здоровью, чѣмъ сохраненіе его, а во 2-хъ и главное: здоровье и нравствен[ный] законъ — два требованія — два условія жизни несоизмѣримыя. Лишаться нравственности для здоровья все равно, какъ для тепла разламывать по частямъ свой домъ и топить имъ.[1200]

———————————————————————————————————

11 Ян. 1) Къ Кр[угу] Чт[енія]. Для усилія воздержанія нужно поступать такъ, какъ будто имѣ[е]шь тѣ чувства, к[оторыя] желалъ бы имѣть.[1201] 2) Не должно до тѣхъ поръ заимствовать отъ другихъ отвѣты на вопросы, пока вопросы эти не возникл[и] въ самомъ себѣ.[1202]

———————————————————————————————————

13 Я. Смерть не есть освобожденіе, а есть прекращеніе процесса освобожденія.[1203]

———————————————————————————————————

Умирая, надо дѣлать наибольшія усилія для освобожденія: это самый удобный моментъ для освобожденія.[1204]

———————————————————————————————————

Неслѣдованіе непротивленію источникъ всѣхъ бѣдствій, отъ того, ч[то] есть подобіе религіи и нѣтъ никакой — подобіе само[е] грубое, какъ и должно б[ыло] быть: иконы, мощи, папы, причастія. Главное же то, ч[то] рядомъ Еванг[еліе], разрушающее все это.[1205]

303 304

14 Я. Основа жизни — сознаніе своего существованія, не того,[1206] какимъ я себя сознаю,[1207] а то, ч[то] я есмь, что только одно я есть. Все остальное кажется, кромѣ такого же я въ другихъ, к[оторое] я познаю любовью.[1208]

——————————————————————————————————

Хороша старость еще тѣмъ, ч[то] знаешь, ч[то] не доживешь до оцѣнки своихъ дѣлъ. Такъ что для оцѣнк[и] людей и не стоитъ дѣлать.[1209]

——————————————————————————————————

Всякое разсуждені[е] о происхожденіи чего нибудь во времени нелѣпо: шли туманныя пятна, а прежде пятенъ? И главное: для кого о