Лев Николаевич
Толстой

Полное собрание сочинений. Том 24

Произведения
1880—1884 гг.



Государственное издательство

художественной литературы

Москва — 1957


Электронное издание осуществлено

компаниями ABBYY и WEXLER

в рамках краудсорсингового проекта

«Весь Толстой в один клик»



Организаторы проекта:

Государственный музей Л. Н. Толстого

Музей-усадьба «Ясная Поляна»

Компания ABBYY



Подготовлено на основе электронной копии 24-го тома

Полного собрания сочинений Л. Н. Толстого, предоставленной

Российской государственной библиотекой



Электронное издание

90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого

доступно на портале

www.tolstoy.ru


Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, напишите нам

report@tolstoy.ru

Предисловие к электронному изданию

Настоящее издание представляет собой электронную версию 90-томного собрания сочинений Льва Николаевича Толстого, вышедшего в свет в 1928—1958 гг. Это уникальное академическое издание, самое полное собрание наследия Л. Н. Толстого, давно стало библиографической редкостью. В 2006 году музей-усадьба «Ясная Поляна» в сотрудничестве с Российской государственной библиотекой и при поддержке фонда Э. Меллона и координации Британского совета осуществили сканирование всех 90 томов издания. Однако для того чтобы пользоваться всеми преимуществами электронной версии (чтение на современных устройствах, возможность работы с текстом), предстояло еще распознать более 46 000 страниц. Для этого Государственный музей Л. Н. Толстого, музей-усадьба «Ясная Поляна» вместе с партнером – компанией ABBYY, открыли проект «Весь Толстой в один клик». На сайте readingtolstoy.ru к проекту присоединились более трех тысяч волонтеров, которые с помощью программы ABBYY FineReader распознавали текст и исправляли ошибки. Буквально за десять дней прошел первый этап сверки, еще за два месяца – второй. После третьего этапа корректуры тома и отдельные произведения публикуются в электронном виде на сайте tolstoy.ru.

В издании сохраняется орфография и пунктуация печатной версии 90-томного собрания сочинений Л. Н. Толстого.


Руководитель проекта «Весь Толстой в один клик»

Фекла Толстая



Перепечатка разрешается безвозмездно.


ПРОИЗВЕДЕНИЯ
1880—1884



ПОДГОТОВКА ТЕКСТА И КОММЕНТАРИИ


H. Н. ГУСЕВА


СОЕДИНЕНИЕ И ПЕРЕВОД ЧЕТЫРЕХ ЕВАНГЕЛИЙ


ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Друзья мои предложили мне напечатать это соединение и перевод Евангелия, составленные мною 10 лет тому назад, и я согласился на это, несмотря на то, что работа эта далеко не окончена и в ней много недостатков. Исправить и окончить ее я чувствую себя уже не в силах, так как то сосредоточенное, постоянно восторженное душевное напряжение, которое я испытывал в продолжение всей этой долгой работы, уже не может возобновиться.

Но думаю, что и такою, какая она есть, работа эта может принести пользу людям, если им сообщится хоть малая доля того просветления, которое я испытывал во время ее, и той твердой уверенности в истинности открывшегося мне пути, по которому я иду, чем дальше, тем с большей радостью.

Лев Толстой.

Ясная Поляна, 29 августа 1891 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ К ИЗДАНИЮ «СВОБОДНОГО СЛОВА»

Книга эта была писана мною в период незабвенного для меня восторга сознания того, что христианское учение, выраженное в Евангелиях, не есть то странное, мучившее меня своими противоречиями, учение, которое преподается церковью, а есть ясное, глубокое и простое учение жизни, отвечающее высшим потребностям души человека.

Под влиянием этого восторга и увлечения я, к сожалению, не ограничился тем, чтобы выставить понятные места Евангелия,7 8 излагавшего это учение (пропустив то, что не вяжется с основным и главным смыслом и не подтверждает и не отрицает его), но пытался придать и темным местам значение, подтверждающее общий смысл. Эти попытки вовлекли меня в искусственные и, вероятно, неправильные филологические разъяснения, которые не только не усиливают убедительность общего смысла, но должны ослаблять ее. Увидав ошибку (кроме того, что я был поглощен весь другими работами в том же направлении), я не решился опять переделывать свою работу, отделяя излишнее от необходимого, так как знал, что работа комментарий на эту удивительную книгу четырех Евангелий никогда не может быть закончена, и потому оставил книгу так, как она есть; и теперь в том же виде предоставляю ее к печатанию.

Те, которым дорога истина, люди не предубежденные, искренно ищущие истины, сумеют сами отделить излишнее от существенного, не нарушив сущности содержания. Для людей же предубежденных и вперед решивших, что истина только в церковном толковании, никакая точность и ясность изложения не может быть убедительна.

Лев Толстой.

Кореиз, 26 марта 1902 г.

ВСТУПЛЕНИЕ

Приведенный разумом без веры к отчаянию и отрицанию жизни, я, оглянувшись на живущее человечество, убедился, что это отчаяние не есть общий удел людей, но что люди жили и живут верою.

Я видел вокруг себя людей, имеющих эту веру и из нее выводящих такой смысл жизни, который давал им силы спокойно и радостно жить и так же умирать. Я не мог разумом выяснить себе этого смысла. Я постарался устроить свою жизнь так, как жизнь верующих, постарался слиться с ними, исполнять всё то же, что они исполняют в жизни и во внешнем богопочитании, думая, что этим путем мне откроется смысл жизни. Чем более я сближался с народом и жил так же, как он, и исполнял все те внешние обряды богопочитания, тем более я чувствовал две противоположно действовавшие на меня силы. С одной стороны, мне более и более открывался удовлетворявший меня смысл жизни, не разрушаемый смертью; с другой стороны, я видел, что в том внешнем исповедании веры и богопочитании было много лжи. Я понимал, что народ может не видеть этой лжи по безграмотности, недосугу и неохоте думать и что мне нельзя не видеть этой лжи и, раз увидав, нельзя закрыть на нее глаза, как это мне советовали верующие образованные люди. Чем дальше я продолжал жить, исполняя обязанности верующего, тем более эта ложь резала мне глаза и требовала исследования того, где в этом учении кончается ложь и начинается правда. В том, что в христианском учении была сама истина жизни, я уже не сомневался. Внутренний разлад мой дошел, наконец, до того, что я не мог уже умышленно закрывать глаза, как я делал это прежде, и должен был9 10 неизбежно рассмотреть то вероучение, которое я хотел усвоить.

Сначала я спрашивал разъяснений у священников, монахов, архиереев, митрополитов, ученых богословов. Разъяснены были все неясные места, часто недобросовестные, еще чаще противоречивые; все ссылались на св. отцов, на катехизисы, на богословие. И я взял богословские книги и стал изучать их. И вот изучение это привело меня к убеждению, что та вера, которую исповедует наша иерархия и которой она учит народ, есть не только ложь, но и безнравственный обман. В православном вероучении я нашел изложение самых непонятных, кощунственных и безнравственных положений, не только не допускаемых разумом, но совершенно непостижимых и противных нравственности, и — никакого учения о жизни и о смысле ее. Но я не мог не видеть, что изложение богословия было ясно направлено не на изъяснение смысла жизни и учения о жизни, а только на утверждение самых непостижимых, ненужных мне положений и на отрицание всех тех, которые не признают этих положений. Это изложение, направленное на отрицание других учений, невольно заставило меня обратить внимание на эти другие вероучения. Другие оспариваемые вероучения оказались такими же, как и то православное, которое их оспаривало. Одни еще нелепее, другие менее нелепы, но все вероучения одинаково утверждали положения непостижимые и ненужные для жизни и во имя их отрицали друг друга и нарушали единение людей — главную основу христианского учения.

Я был приведен к убеждению, что церкви никакой нет. Все различно верующие христиане называют себя истинными христианами и отрицают одни других. Все эти отдельные собрания христиан называют исключительно себя церковью и уверяют, что их церковь истинная, что от нее отпали другие и пали, а она устояла. Все верующие разных толков никак не видят того, что не оттого, что их вера осталась такою или иною, она есть истинная, а оттого они называют ее истинною, что они в ней родились или ее избрали и что другие точь-в-точь то же самое говорят про свою веру. Так что очевидно, что церкви одной никогда не было и нет, что церквей не одна, не две, а тысячи две, и что все друг друга отрицают и только утверждают, что каждая истинная и единая. Каждая говорит одно и то же: «наша церковь истинная, святая, соборная,10 11 апостольская, вселенская. Писание наше святое, предание святое. Иисус Христос есть глава нашей церкви, и дух святой руководит ею, и она одна преемственно выходит от Христа Бога».

Если взять какую бы то ни было веточку из раскидистого куста, то совершенно справедливо будет сказать, что от веточки к веточке, и сучка к суку, и от сука к корню всякая веточка преемственна от ствола, но не всякая одна исключительно преемственна. Все одинаковы. Сказать, что всякая веточка есть одна настоящая веточка, будет нелепо; а это-то самое и говорят все церкви.

В самом деле, тысячи преданий, и каждое отрицает, проклинает одно другое и свое считает истинным: католики, лютеране, протестанты, кальвинисты, шекеры, мормоны, грекоправославные, староверы, поповцы, беспоповцы, молокане, менониты, баптисты, скопцы, духоборцы и пр., и пр., все одинаково утверждают про свою веру, что она единая истинная и что в ней одной дух святой, что глава в ней Христос и что все другие заблуждаются. Вер тысяча, и каждая спокойно считает себя одну святою. И все знают это, и каждый, исповедующий свою веру за истинную, единую, знает, что другая вера точь-в-точь так же — палка о двух концах — считает свою истинною, а все другие — ересями. И 1800 лет скоро, как идет это самообманывание и всё еще продолжается.

В делах мирских люди умеют разглядеть самые хитрые ловушки и не попадают в них; а в этом обмане 1800 лет миллионы живут, закрывая на него глаза. И в нашем европейском мире, и в Америке, где всё по-новому, все — как будто сговорились — повторяют тот же самый глупый обман: исповедует каждый свои истины веры, считая их едиными истинными и не замечая того, что другие точь-в-точь то же самое делают.

Мало того, давно уже, очень давно, свободномыслящие люди и тонко и умно осмеяли эту людскую глупость и ясно показали, до какой степени это глупо. Они доказывали ясно, что вся эта христианская вера со всеми ее разветвлениями давно отжила, что пришла пора новой веры, и даже некоторые придумывали новые веры; но никто не слушает их и не идет за ними, а все по-старому верят каждый в свою особенную, христианскую веру: католики в свою, лютеране в свою, наши раскольники-поповцы — в свою, беспоповцы — в свою, мормоны — в свою,11 12 молокане — в свою и православные, те самые, к которым я хотел пристать, — в свою.

Что же это такое значит? Почему люди не отстают от этого учения? Ответ один, в котором согласны все свободномыслящие люди, отвергающие религию, и все люди других религий, — тот, что учение Христа хорошо и потому так дорого людям, что они не могут жить без него. Но почему же люди, верующие в учение Христа, все разделились на разные толки и всё больше и больше делятся, отрицают, осуждают друг друга и не могут сойтись в одном веровании? Опять ответ прост и очевиден.

Причина разделения христиан есть именно учение о церкви, учение, утверждающее, что Христос установил единую, истинную церковь, которая по существу своему свята и непогрешима и может и должна учить других. Не будь этого понятия «церкви», не могло бы быть разделения между христианами.

Каждая христианская церковь, т. е. вероучение, несомненно происходит из учения самого Христа, но не одно оно происходит, — от него происходят и все другие учения. Они все выросли из одного семени, и то, что соединяет их, что обще всем им, это то, из чего они вышли, т. е. семя. И потому, чтобы понять истинно Христово учение, не нужно изучать его, как это делает единое вероучение, от ветвей к стволу; не нужно также и так же бесполезно, как это делает наука, история религии, изучать это учение, исходя от его основания, исходя от ствола к ветвям. Ни то, ни другое не дает смысла учения. Смысл дается только познанием того семени, того плода, из которого все они вышли и для которого они все живут. Все вышли из жизни и дел Христа, и все живут только для того, чтобы производить дела Христа, т. е. дела добра. И только в этих делах они все сойдутся. Меня самого к вере привело отыскивание смысла жизни, т. е. искание пути жизни, как жить. И, увидав дела жизни людей, исповедовавших учение Христа, я прилепился к ним. Таких людей, исповедующих делами учение Христа, я одинаково и безразлично встречаю и между православными, и между раскольниками всяких сект, и между католиками и лютеранами; так что, очевидно, общий смысл жизни, даваемый учением Христа, почерпывается не из вероучении, но из чего-то другого, общего всем вероучениям. Я наблюдал добрых людей не одного вероучения, а разных и во всех видел один и тот же смысл, основанный на учении Христа. Во всех12 13 тех разных сектах христиан я видел полное согласие во воззрении на то, что есть добро, что есть зло, и на то, как надо жить. И все эти люди это воззрение свое объясняли учением Христа. Вероучения разделились, а основа их одна; стало быть, в том, что лежит в основе всех вер, есть одна истина. Вот эту-то истину я и хочу узнать теперь. Истина веры должна находиться не в отдельных толкованиях откровения Христа, — тех самых толкованиях, которые разделили христиан на тысячи сект, а должна находиться в самом первом откровении самого Христа. Это самое первое откровение — слова самого Христа — находится в Евангелиях. И потому я обратился к изучению Евангелий.

Знаю, что по учению церкви смысл учения находится не в одном Евангелии, но во всем писании и предании, хранимых церковью. Полагаю, что, после всего сказанного прежде, софизм этот, состоящий в том, что писание, служащее основанием моему толкованию, не подлежит исследованию, потому что толкование истинное и святое единственно принадлежит церкви, что софизм этот нельзя уже повторять. Тем более, что толкование-то каждое разрушено противным толкованием другой церкви; все святые церкви отрицают одна другую. Запрещение этого чтения и понимания писания есть только признак тех грехов толкований, которые чувствует за собою толкующая церковь.

Бог открыл истину людям. Я — человек и потому не только имею право, но должен воспользоваться ею и стать к ней лицом к лицу без посредников. Если Бог говорит в этих книгах, то он знает слабость моего ума и будет говорить мне так, чтобы не ввести меня в обман. Довод церкви о том, что нельзя допустить толкования писания для каждого, чтобы толкующие не заблудились и не распались на большое количество толков, для меня не может иметь значения. Он мог бы иметь значение тогда, когда толк церкви был бы понятен и когда была бы одна церковь и один толк. Но теперь, когда толкование церкви о сыне Божием и Боге, о Боге в трех лицах, о деве, родившей без повреждения девства, о теле и крови Бога, съедаемом в виде хлеба, и т. п., не может вместиться в здоровую голову; и когда толк не один, а их тысячи, то довод этот, сколько бы его ни повторяли, не имеет никакого смысла. Теперь, напротив, толкование нужно, и нужно такое, в котором бы все согласились.13

14 А согласиться могут все только тогда, когда толкование будет разумно. Все мы сходимся, несмотря на различие, только в том, что разумно. Если откровение это — истина, то оно для убеждения не должно и не может бояться света разума: оно должно призывать его. Если всё это откровение окажется глупостью, то тем лучше, и Бог с ним. Всё может Бог, это — правда, но одного он не может, это — говорить глупости. А написать такое откровение, которого нельзя бы было понимать, было бы глупо.

Откровением я называю то, что открывается перед разумом, дошедшим до последних своих пределов, — созерцание божественной, т. е. выше разума стоящей, истины. Откровением я называю то, что дает ответ на тот неразрешимый разумом вопрос, который привел меня к отчаянию и самоубийству, — какой смысл имеет моя жизнь? Ответ этот должен быть понятен и не противоречить законам разума, как противоречит, напр., утверждение о том, что бесконечное число — чет или нечет. Ответ должен не противоречить разуму, потому что противоречивому ответу я не поверю, и потому он должен быть не только понятен и не произволен, а неизбежен для разума, как неизбежно признание бесконечности для того, кто умеет считать. Ответ должен отвечать на мой вопрос: какой смысл имеет моя жизнь? Если он не отвечает на этот вопрос, то он мне не нужен. Ответ должен быть такой, чтобы хотя сущность его (как и сущность Бога) и была бы непостижима в себе, но чтобы все выводы последствии, получаемые от него, соответствовали моим разумным требованиям, и чтобы смысл, приданный моей жизни, разрешал бы все вопросы моей жизни. Ответ должен быть не только разумен, ясен, но и верен, т. е. такой, чтобы я поверил в него всею душою, неизбежно верил бы в него, как я неизбежно верю в существование бесконечности.

Откровение не может быть основано на вере, как ее понимает церковь — как доверие вперед тому, что мне будет сказано. Вера есть вполне удовлетворяющее разум последствие неизбежности, истинности откровения. Вера, по понятиям церкви, есть налагаемое на душу человека обязательство с угрозами и заманками. По моим понятиям, вера есть то, что верна та основа, на которой зиждется всякое действие разума. Вера есть знание откровения, без чего невозможно жить и мыслить.14

15 Откровение есть знание того, до чего не может дойти разумом человек, но что выносится всем человечеством из скрывающегося в бесконечности начала всего. Таково, по мне, должно быть свойство откровения, производящего веру; и такого я ищу в предании о Христе и потому обращаюсь к нему с самыми строгими разумными требованиями.

Ветхий Завет я не читаю, потому что вопрос не состоит в том, какая была вера евреев, а — в чем состоит вера Христа, в которой находят люди такой смысл, который дает им возможность жить? Книги еврейские могут быть занятны для нас, как объяснение тех форм, в которых выразилось христианство; но последовательности веры от Адама до нашего времени мы не можем признавать, так как до Христа вера евреев была местная. Чуждая нам вера евреев занимательна для нас, как вера, например, браминов. Вера же Христова есть та вера, которою мы живем. Изучать веру иудеев для того, чтобы понять христианскую, всё равно, что изучать состояние свечи до зажжения ее, чтобы понять значение света, происшедшего от горящей свечи. Одно, что можно сказать, это то, что свойство, характер света может зависеть от самой свечи, как и форма выражений Нового Завета может зависеть от связи с иудейством, но свет не может быть объяснен тем, что он загорелся на той, а не на этой свече.

И потому ошибка, сделанная церковью в признании Ветхого Завета таким же боговдохновенным писанием, как и Новый Завет, самым очевидным образом отражается на том, что, признав это на словах, церковь на деле не признает этого и впала в такие противоречия, из которых бы она никогда не вышла, если бы считала для себя сколько-нибудь обязательным здравый смысл.

И потому я оставляю писание Ветхого Завета, писание откровенное, по церковному выражению, в 27 книгах. В сущности же предание это не выражено ни в 27 книгах, ни в 5, ни в 138 книгах, как и не может выразиться откровение Божие в числе страниц и букв. Сказать, что откровение Божие выражено в 185 листах письма на бумаге, всё равно, что сказать, что душа такого-то человека весит 15 пудов, или свет от лампы мерою — 7 четвериков. Откровение выразилось в душах людей, а люди передали его друг другу и записали кое-что. Из всего записанного известно, что было более ста Евангелий и Посланий, не15 16 принятых церковью. Церковь выбрала 27 книг и назвала их каноническими. Но очевидно, что одни книги получше выражали предание, другие похуже, и эта постепенность не прерывается. Церкви надо было положить где-нибудь черту, чтобы отделить то, что она признает боговдохновенным. Но очевидно, что нигде черта эта не могла отделить резко полной истины от полной лжи. Предание — как тень от белого к черному или от истины ко лжи; и где бы ни провели эту черту, неизбежно отделены бы были тени, где есть черное. Это самое и сделала церковь, отделив предание и назвав одни книги каноническими, а другие апокрифическими. И замечательно, как хорошо она сделала это. Она выбрала так хорошо, что новейшие исследования показали, что прибавить нечего. Из этих исследований ясно стало, что всё известное и лучшее захвачено церковью в канонических книгах. Мало того, как бы для того, чтобы поправить свою неизбежную при проведении этой черты ошибку, церковь приняла некоторое предания из книг апокрифических.

Всё, что можно было сделать, сделано отлично. Но при этом отделении церковь погрешила тем, что, желая сильнее отринуть не признанное ею и придать больше веса тому, что она признала, она положила огулом на всё признанное печать непогрешимости. Всё — от духа святого, и всякое слово истинно. Этим она погубила и повредила всё то, что она приняла. Приняв в этой полосе преданий и белое, и светлое, и серое, т.е. более или менее чистое учение, наложив на всё печать непогрешимости, она лишила сама себя права соединять, исключать, объяснять принятое, что составляло ее обязанность и чего она не делала и не делает. Всё свято: и чудеса, и Деяния Апостольские, и советы Павла о вине и стомахе, и бред Апокалипсиса и т. п. Так что после 1800 лет существования этих книг они лежат перед нами в том же грубом, нескладном, исполненном бессмыслиц, противоречий виде, в каком они были. Допустив, что каждое слово Писания — святая истина, церковь старалась сводить, уяснять, развязывать противоречия и понимать их; и сделала всё, что может сделать, в этом смысле, т.е. дала наибольший смысл тому, что бессмысленно. Но первая ошибка была роковая. Признав всё святое истиною, надо было оправдать всё, закрывать глаза, скрывать, подтасовывать, впадать в противоречия и — увы! — часто говорить16 17 неправду. Приняв всё на словах, церковь должна была на деле отказаться от некоторых книг. Таковы — вполне Апокалипсис и отчасти Деяния Апостолов, часто не только не имеющие ничего поучительного, но прямо соблазнительное.

Очевидно, что чудеса писались Лукою для утверждения в вере, и, вероятно, были люди, утверждавшиеся в вере этим чтением. Но теперь нельзя найти более кощунственной книги, более подрывающей веру. Может быть, нужна свеча там, где мрак. Но если есть свет, то его нечего освещать свечкой: он и так будет виден. Христовы чудеса — это свечи, которые приносят к свету, чтобы осветить его. Есть свет, то он и так виден, а нет света, то светит только поднесенная свечка.

Итак, читать 27 книг подряд, признавая каждое слово истинным, как читает церковь, нельзя и не нужно, ибо придешь точно к тому же самому, к чему пришла церковь, т.е. к отрицанию самоё себя. Для того, чтобы понять содержание писания, принадлежащего к вере христианской, надо прежде всего решить вопрос: какие из 27 книг, выдаваемых за св. писание, более или менее существенны, важны, и начать именно с более важных. Такие книги, несомненно, суть четыре Евангелия. Всё предшествующее им может быть по большей мере только историческим материалом для понимания Евангелия; всё последующее — только объяснение этих же книг. И потому не нужно, как это делают церкви, непременно соглашать все книги (мы убедились, что это более всего привело церковь к проповеданию непонятных вещей), а нужно отыскивать в этих четырех книгах, излагающих, по учению же церкви, самое существенное откровение, — отыскивать самые главные основы учения, не сообразуясь ни с каким учением других книг; и это не потому, что я не хочу этого, а потому, что я боюсь заблуждений других книг, которые имеют такой яркий и очевидный пример.

Отыскивать я буду в этих книгах:

1. То, что мне понятно, потому что непонятному никто не может верить, и знание непонятного равно незнанию.

2. То, что отвечает на мой вопрос о том, что такое я, что такое Бог; и

3. Какая главная, единая основа всего откровения?

И потому я буду читать непонятные, неясные, полупонятные места не так, как мне хочется, а так, чтобы они были наиболее17 18 согласны с местами вполне ясными и сводились бы к одной основе.

Читая таким образом не раз, не два, а много раз, как самое писание, так и писанное о нем, я пришел к тому выводу, что всё предание христианское находится в четырех Евангелиях, что книги Ветхого Завета могут служить только объяснением той формы, которую избрало учение Христа, могут лишь затемнить, но никак не объяснить смысл учения Христа; что послания Иоанна, Иакова суть вызванные особенностью случая частные разъяснения учения, что в них можно иногда найти с новой стороны выраженное учение Христа, но ничего нельзя найти нового. К несчастью же, весьма часто можно найти, особенно в посланиях Павла, такое выражение учения, которое может вовлекать читающих в недоразумения, затемняющие самое учение. Деяния же Апостольские, как и многие послания Павла, часто не только ничего не имеют общего с Евангелием и посланиями Иоанна, Петра и Иакова, но и противоречат им. Апокалипсис прямо уже ничего не открывает. Главное же то, что, как ни разновременно они написаны, Евангелия составляют изложение всего учения; всё же остальное есть толкование их.

Читал я по-гречески, на том языке, на котором оно есть у нас, и переводил так, как указывал смысл и лексиконы, изредка отступая от переводов, существующих на новых языках, составленных уже тогда, когда церковь своеобразно поняла и определила значение предания. Кроме перевода, я неизбежно был приведен к необходимости свести четыре Евангелия в одно, так как все они излагают, хотя и разноречиво, одни и те же события и одно и то же учение.

Новое положение экзегетики о том, что Евангелие Иоанна, как исключительно богословское, должно быть рассматриваемо отдельно, для меня не имело значения, так как цель моя не есть ни историческая, ни философская, ни богословская критика, а отыскивание смысла учения. Смысл учения выражен во всех четырех Евангелиях; и потому если они все четыре суть изложение одного и того же откровения истины, то одно должно подтверждать и уяснять другое. И потому я рассматривал их, соединяя в одно все Евангелия, не исключая и Евангелия Иоанна.18

19 Попыток соединения Евангелий в одно было много, но те все, которые я знаю, — Arnolde, de Vence, Фаррара, Рейса, Гречулевича, — все они берут исторические основы соединения, и все они безуспешны. Ни одно не лучше другого в смысле историческом, и все одинаково удовлетворительны в смысле учения. Я оставляю совершенно в стороне историческое значение и соединяю только по смыслу учения. Соединение Евангелий на этом основании имеет ту выгоду, что учение истинное представляет как бы круг, которого все части одинаково определяют значение друг друга и для изучения которого безразлично начинание изучения с одного или другого места. Изучая таким образом Евангелия, в которых с учением так тесно связаны исторические события жизни Христа, для меня историческая последовательность оказалась совершенно безразличною, и для последовательности исторических событии мне было всё равно избрать за основу тот или другой свод Евангелий. Я избрал два самые новые свода составителей, воспользовавшихся трудами всех предшественников: Гречулевича и Рейса. Но так как Рейс отделил от синоптиков Иоанна, то для меня был удобнее свод Гречулевича, и я его взял за основу своей работы, сличал его с, Рейсом и отступал от обоих, когда смысл того требовал.

ВВЕДЕНИЕ

ЗНАЧЕНИЕ ЗАГЛАВИЯ

ΕϒΑΓΓΕΛΙΟΝ, ϰατὰ Ματϑαῖον, ϰατὰ Μάρϰον, ϰατὰ Λουϰᾶν, ϰατὰ Ἰωάννην. Ἀρχὴ τοῦ εὐαγγελίου Ἰησοῦ Χριστοῦ (υἱοῦ θεοῦ).

Евангелие от Матфея, от Марка, от Луки, от Иоанна.

Возвещение о благе1 по2 Матфею, Марку, Луке, Иоанну.

Мр. I, 1. Начало Евангелия Иисуса Христа, сына Божия.

Начало возвещения о благе Иисуса Христа,3 сына Божия.4

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Слово Εὐαγγέλιον (Евангелие) обыкновенно не переводят. Под этим словом разумеют книги Нового Завета об Иисусе Христе, и другого смысла этому слову не приписывается. Между тем слово это имеет определенное, связанное с содержанием книг значение. Буквальный перевод слова εὐαγγέλιον по-русски — благовесть. Перевод этот неправилен: 1) потому что «благовесть» на русском языке имеет другое значение; 2) потому что оно не передает значения обоих составных слов εὐ и ἀγγέλιον. Εὐ значит: хорошо, добро, благо, верно; άγγέλιον значит не столько сообщенная весть, известие, сколько самое действие сообщения известия. И потому точнее всего слово это переводится выражением возвещение. А потому сложное слово εὐαγγέλιον должно быть переведено: благовозвещение или возвещение блага, — или понятнее по-русски: возвещение о благе.

2) Слова ϰατὰ Ματϑαῖον и т. д. означают то, что возвещение о благе сделано по рассказам или записям или по указаниям и вообще20 21 пο сведениям, сообщенным об этом возвещении Матфеем, Марком, Лукою, Иоанном. И так как неизвестно, каким образом передавали свои сведения евангелисты, и не сказано, чтобы евангелисты сами писали, то предлог ϰατά должен быть переведен предлогом по, выражающим то, что сведения о возвещении, каким бы образом они ни были переданы, сообщены Матфеем, Марком, Лукою, Иоанном.

3) Слово Χριστός означает «помазанник». Значение этого слова соединено с преданиями евреев. Для смысла же содержания возвещения о благе слово это не представляет значения и может быть безразлично передаваемо: «помазанник» или «Христос». Я предпочитаю слово. Христос, так как «помазанник» получило в русском языке другое значение.

4) Выражение «сын Божий» принимается церковью как наименование исключительно Иисуса Христа. Но по Евангелию оно не имеет этого исключительного значения; оно одинаково относится и ко всем людям. Это значение ясно выражается во многих местах Евангелия.

Говоря народу вообще, Иисус говорит (Мф. V, 16): Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего небесного.

В другом месте (Мф. V, 45): Да будете сынами Отца вашего небесного.

Лк. VI, 36: Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд.

Мф. VI, 1: Иначе не будет вам награды от Отца вашего небесного.

— 4: И Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.

— V, 48: Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный.

— VI, 6: Помолись Отцу твоему, который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.

— 8: Ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у него.

— 14: Ибо, если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш небесный.

И многие другие места Евангелий, в которых сынами Бога называются все люди. Но мало того, в Евангелии Луки находится место, в котором говорится не только о том, что под словами «сын Бога» должно разуметь всякого человека, но и21 22 то, что Иисус называется сыном Бога не в каком-нибудь исключительном смысле, а только в том, что он, Иисус, как и все люди, произошел от Бога и потому сын Божий. Излагая родословную Иисуса, Лука, восходя от матери к деду, прадеду и далее, говорит (III, 23—38): «Иисус... был сын... Еносов, Сифов, Адамов, Божий».

Итак, слова: Иисуса Христа, сына Божия — обозначают то лицо, кем сделано это возвещение. Лицо это названо так, как оно названо людьми — Иисусом; кроме того, названо Христом, т. е. избранником Божиим; кроме того, названо сыном Божиим.

Заглавие это определяет содержание книги. Сказано, что в книге возвещается людям благо. Значение этого заглавия необходимо помнить для того, чтобы уметь отбирать в книге места более существенные от менее важных. Так как содержание книги есть возвещение блага людям, то всё, что определяет это благо людей, и есть самое существенное; всё же, не имеющее целью возвестить благо, — менее существенно.

Итак, заглавие полное будет:

Возвещение истинного блага, сделанное Иисусом Христом, сыном Божиим.

ЦЕЛЬ КНИГИ

Ταῦτα δὲ γέγραπται ἵνα πιστεύσητε ὅτι Ἰησοῦς ἐστιν ὁ Χριστὸς ὁ υἱὸς τοῦ θεοῦ, ϰαὶ ἵνα πιστεύοντες ζωὴν ἔχητε ἐν τῷ ὀνόματι αὐτοῦ.

Ἐπειδήπερ πολλοὶ ἐπεχείρησαν ἀνατάξασθαι διήγησιν περὶ τῶν πεπληροφορημένων ἐν ἡμῖν πραγμάτων, ϰαθὼς παρέδοσαν ἡμῖν οἱ ἀπ᾿ ἀρχῆς αὐτόπται ϰαὶ ὑπηρέται γενόμενοι τοῦ λόγου, ἔδοξε ϰᾀμοὶ παρηϰολουθηϰότι ἄνωθεν πᾶσιν ἀϰριβῶς ϰαθεξῆς σοι γράψαι, ϰράτιστε θεόφιλε, ἵνα ἐπιγνῷς περὶ ὧν ϰατηχήθης λόγων τὴν ἀσφάλειαν.

Ин. XX, 31. Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя его.

Написано это для того, чтобы верили, что Иисус Христос1 есть сын Божий, и, поверивши, получили бы жизнь через то, что он был.2

Лк. I, 1. Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях,

Так как уже многие начали связно рассказывать о случившихся у нас делах,

2. как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова, —

как передали нам самовидцы и исполнители учения,3

3. то, рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил,

решился и я, узнав обо всем верно, с самого начала написать тебе по порядку, господин Феофил,

4. чтобы ты узнал твердое основание того учения, в котором был наставлен.

чтобы ты о тех поучениях, которым тебя учили, узнал самую настоящую правду.4

23 24


ПРИМЕЧАНИЯ

1) В некоторых списках слова эти размещены не так: ὅτι ὁ Ἰησοῦς ἐστιν ὁ Χριστὸς ὁ υἱὸς τοῦ θεοῦ, а так: ὅτι Ἰησοῦς Χριστὸς υἱὸς ἐστιν τοῦ θεοῦ.

Я принимаю второе размещение, считая его яснее.

2) Слова ἐν τῷ ὀνόματι αὐτοῦ, буквально переведенные «во имя его», представляют одно из тех выражений, которым мы, дословно переводя их, приписываем произвольное и чаще всего неясное значение. Еврейское слово, соответствующее слову ὄνομα, означает не имя, а самое лицо, самую особу, самое то, что он есть; и потому слова: «имели жизнь во имя его» должны пониматься так, что жизнь дается самою сущностью того, что есть сын Божий. Я перевожу: чрез то, что он был.

3) Слова αὐτόπται ϰαί ὑπηρέταιγενόμενοι τοῦ λόγου переведены неправильно: «очевидцами и служителями Слова» по-русски и «Diener des Worts» по-немецки. В этом выражении λόγος не может значить «слово»: нельзя быть очевидцем слова. Перевод Вульгаты: viderunt et ministri fuerunt sermonis, правильнее. Здесь слово λόγος (логос) не может означать ничего иного, как проповедь учения или мудрости; и так и должно перевести.

4) Это вступление Луки есть частное обращение писателя к Феофилу, излагающее повод к написанию Евангелия.

Стихи эти, говорящие о том, что прежде уже писали про это, и о том, что вызвало Луку написать свое изложение, не касаются учения, потому они могут быть опущены в изложении или напечатаны мелким шрифтом, как добавление.

___________

В предисловии этом (Иоан. XX, 31) сказано, что верою в то, что Иисус Христос был сын Бога, люди будут иметь «жизнь».

Точно так же, как в словах возвещение о благе подразумевается какое-то особенное, более твердое, истинное благо, чем то, что люди считают за благо, и в слове жизнь, которую люди будут иметь, очевидно подразумевается какая-то не та жизнь, которую люди считают жизнью. Эта другая жизнь получается верою в то, что есть сын Бога. Хотя и не определено, что надо разуметь под выражением «сын Бога», указывается на то, что с этой сыновностью Богу связывается и самое возвещение о благе.24

25 Итак, смысл этого стиха Иоанна следующий: написано возвещение о благе для того, чтобы все люди, уверившись в том, что Иисус Христос был сын Бога, получили бы жизнь чрез веру в то, что и есть сын Бога.

РАЗУМЕНИЕ ЖИЗНИ

Ἐν ἀρχῇ ἦν ὁ Λόγος, ϰαὶ ὁ λόγος ἦν πρὸς τὸν θεόν, ϰαὶ θεὸς ἦν ὁ λόγος. Οὗτος ἦν ἐν ἀρχῇ πρὸς τὸν θεόν.

Ин. I, 1. Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.

Началом1 всего2 стало3 разумение4 жизни. И разумение жизни стало за Бога.5 И разумение-то жизни стало Бог.6

2. Оно было вначале у Бога.

Оно стало началом всего за Бога.7

ПРИМЕЧАНИЯ

Прежде чем объяснить перевод первого и дальнейшего стихов Введения, необходимо дать себе ясный отчет о значении существующих переводов.

Церковный перевод первого стиха не только не имеет никакого смысла, но при том значении, которое он дает глаголу ἦν, и не может иметь его. Перевод такой: «Вначале было Слово». Это не есть перевод мысли, а перевод слов. Мысли не выходит, а каждому отдельному слову дается мистическое и произвольное толкование. Чтобы найти смысл этих выражений, необходимо отрешиться от церковного толкования и разобрать каждое слово. Смысл первого стиха только тогда поймем, когда его поймем в связи со всем Введением и заглавием. Введение (Ин. I, 1—18) говорит о том, какой получается смысл по возвещению. И вот первые слова выражают этот смысл.

1) Предлог ἐν означает пребывание в чем-либо. С глаголом движения он означает перемещение и пребывание в чем-либо.

2) Ἀρχή означает начало не только временное, а и основное, — начало всех начал; и потому я перевожу — начало всего.

3) Ἦν (от глагола εἶναι — быть) означает, кроме существования, и перемену и часто может и должен переводиться словами: делаться, становиться.

4) Λόγος имеет одиннадцать главных значений: 1) слово; 2) речь; 3) беседа; 4) слух; 5) красноречие; 6) разум, как отличие25 26 человека от животного; 7) рассуждение, мнение, учение (это то самое, которое переведено «sermo» в Вульгате); 8) причина, основание думать; 9) счет; 10) уважение и 11) отношение (λόγος ἐγένετο πρός — быть в соотношении с кем-нибудь).

Задайте ученику, знающему греческий язык, но не знающему церковного учения, перевести первый стих Иоанна, и всякий ученик для толкового перевода этого места, по смыслу дальнейшего, откинет семь невозможных в первом предложении значений слова λόγος, именно значения: слово, речь, беседа, слух, красноречие, счет и уважение. Он будет выбирать между значениями: разума, причины, рассуждения и соотношения. Все эти четыре значения, даваемые слову λόγος при переводах, подходят к смыслу предложения; но каждое из них отдельно — недостаточно. Разум есть слово, определяющее только способность человека мыслить. Рассуждение есть только действие этой способности. Соотношение есть то, что дает материал способности мыслить. Причина есть одна из форм мышления. Каждое значение порознь определяет одну сторону деятельности мысли. Λόγος же здесь имеет, очевидно, самое широкое и основное значение. Значение это лучше всего определяется в таком же введении о том же предмете того же писателя. Там (1 Послан. Ин. I, 1) сказано: λόγου τῆς ζωῆς, т. е. смысл жизни. Для передачи этого слова по-русски я нахожу наиболее подходящим слово разумение, потому что это слово соединяет все четыре возможные значения слова λόγος.

Разумение есть не только разум, но и действие разума, ведущее к чему-то; не только причина, но и искание ее; не только рассуждение, но и рассуждение, выясняющее причину, и не только отношение, но и разумная деятельность по отношению причины; а с прибавлением слова τῆς ζωῆς, которое прибавляет Иоанн в 1 Послании, значение становится вполне точным и ясным — разумение жизни. Я не отрицаю никакого другого перевода; можно поставить и слово «разум» или «премудрость» и даже оставить «слово», приписав ему более широкое, не свойственное ему значение; можно даже оставить, не переводя, слово «логос»; смысл всего места будет тот же самый.

Итак, перевожу дословно первое предложение 1-го стиха так: В начале всего стало разумение жизни. И перевод этот представляется совершенно ясным, если иметь в виду заглавие, т. е. возвещение Иисуса Христа о благе. В начале всего или26 27 началом всего стало разумение жизни по возвещению Иисуса Христа.

5) Второе предложение 1-го стиха ϰαὶ ὁ λόγος ἦν πρὸς τὸν θεόν в церковном переводе еще более безнадежно непонятно. Для устранения этой непонятности прежде всего надо обратить внимание на слово «Бог». Слово «Бог» служит как бы определением того, что есть «логос». И потому необходимо знать, что автор понимает под словом «Бог».

В заключение этого Введения, в 18-м стихе и в 1 Посл. Иоан. IV, 12, сказано, что Бога не видел никто никогда. И потому для того, чтобы эти первые стихи не были поняты превратно, для того, чтобы читатель не связал с словом «Бог» такого понятия, которого не соединяет с этим словом писатель, нужно помнить, как писатель понимает это слово. Только при таком указании на то, что слово «Бог» не надо и нельзя понимать как что-то понятное, определенное, смысл первых стихов может быть понятен.

Πρός с винительным падежом имеет 11 значений: 1) к, ко; 2) по направлению; 3) в большей части значений того же предлога с дательным падежом; значений этих три: а) подле, б) в, на и в)кроме, сверх того; 4) для, в виду чего-либо; 5) относительно чего-либо; 6) против, супротив чего; 7) наравне, за кого, за что-нибудь; 8) по отношению чего-нибудь; 9) по случаю чего-нибудь; 10) во время чего; 11) почти, около чего-нибудь. Самое простое и прямое значение есть к, ко.

Слова ἦν πρὸς τὸν θεόν в буквальном переводе, как они и переведены по-славянски, значат: было к Богу. Но это не имеет никакого смысла. Перевод «у Бога» — «erat apud Deum», «bei Gott» — тоже не имеет смысла, но имеет еще тот недостаток, что предлог πρός с винительным никогда не значит apud — «у». Я нарочно выписал все значения πρός с винительным, чтобы ясно было всякому, что слово «у» никогда, ни в каком случае не может значит πρός с винительным. Apud значит: у, перед, подле, и больше ничего не значит. Единственный филологический повод к тому, чтобы перевести πρός с винительным через apud, есть тот, что πρός с винительным иногда, очень редко, значит то же, что он значит с дательным, именно «подле». И apud иногда значит «подле». Не говоря уже о том, что из тысячи случаев употребления πρός с винительным будет один, где он будет иметь значение «подле», если даже допустить,27 28 что πρός значит в этом случае apud, то все-таки выйдет, что «слово было подле Бога», а не «у Бога». Для церковного перевода это был единственный выход из затруднения. Церковный перевод «у Бога» получил мистическое толкование, и церковь удовлетворилась им, забыв совершенно то, что это не есть перевод, а произвольное толкование. Но так как я ищу смысла в книге, которую я читаю, и не позволяю себе давать произвольного значения словам, то я должен был или откинуть эти слова, как непонятные, или найти их значение, соответственное законам языка и здравого смысла.

Для того, чтобы придать второму предложению какой-нибудь смысл, можно, понимая λόγος в значении «слова» или «мудрости», дать предлогу πρός то (5-е) значение, которое он имеет в греческом языке, именно: относительно, по отношению к чему-нибудь; так что слово πρός может быть переведено в этом месте одним родительным без предлога, а именно так: И разумение было или стало разумение Бога. И тогда перевод выйдет такой: По началу было разумение. И разумение было разумение Бога. Но тогда значение предлога πρός будет передано натянуто.

Можно также придать слову λόγος значение разумения, деятельности разума, всегда обращенной к чему-нибудь; и тогда предлог πρός можно перевести в его прямом и первом значении — к, подразумевая то, что разумение обращено к чему-нибудь. И тогда перевод будет такой: разумение было или стало (обращено) к Богу. Но тогда или будет прибавлено лишнее понятие «обращено», или перевод будет не совсем ясен.

И можно дать еще слову πρός значение равенства, замены одного другим. Значение это выражается вполне народным словом «супротив». (Быки супротив коней не сработают; он его супротив отца почитает и т. п.) И тогда третий перевод будет такой: Началом всего стало разумение. И разумение стало супротив Бога, т. е. что разумение заменило Бога.

Два первые перевода имеют почти одно и то же значение, но оба они не вполне точны. В первом значении слово πρός (два раза повторенное и потому, очевидно, нужное для выражения мысли) совсем опущено; во втором — для того, чтобы дать значение этому предлогу, к нему прибавляется новое слово «обращено». Третий перевод выражает ту же мысль и имеет то преимущество, что он передает πρός предлогом же и ничего не прибавляет другого.28

29 Чтобы решить между этими тремя переводами, нужно разобрать все четыре связанные между собою предложения (ст. 1-й и 2-й), в которых употреблен предлог πρός. Четыре предложения следующие: 1) в начале был логос или началом стал логос; 2) логос был к Богу или логос стал πρὸς τὸν θεόν; 3) логос был или стал Бог, и 4) в начале или началом логос был или стал πρὸς τὸν θεόν.

Во всех трех переводах одинаково ясна одна часть мысли и неясна другая. Именно ясны: первое предложение, что по началу или началом было или стало разумение, и третье, что разумение было или стало Бог.

В значении первого предложения, что по началу было разумение или началом стало разумение, и третьего, что разумение было или стало Бог, согласны все три перевода и согласен церковный перевод. По началу было разумение или началом стало разумение и оно стало или было Бог. Это — главная мысль. И одно вытекает из другого.

Второе предложение объясняет эту мысль, объясняет то, каким образом разумение стало или было Бог, и четвертое предложение повторяет только первое и второе предложения. Сказано, что оно стало Бог тем, что оно было или стало πρὸς τὸν θεόν. Три значения πρός подходят к этому: 1) разумение было или стало разумением Бога; 2) оно было или стало обращено к Богу, и 3) оно было или стало супротив, вместо Бога.

Два первые перевода сходятся в одном, именно в том, что разумение есть то, что выразило Бога. Разумение было разумение Бога, значит: разумение выразило Бога. Разумение было обращено к Богу и стало Бог, значит то же: слилось с Богом, выразило Бога.

Третий перевод выражает то же самое, именно: разумение стало супротив, т. е. вместо Бога, выразило Бога. И этот перевод включает в себя смысл обоих первых. Стоит только поставить вместо неловкого в этом месте слова «супротив» слово за, означающее замену, и получается самый широкий и полный и дословно точный перевод, удерживающий и падеж подлинника: и разумение стало за Бога.

6) В третьем предложении 1-го стиха ϰαὶ θεὸς ἦν ὁ λόγος я переставляю слова и перевожу разумение-то стало Бог. Я ставлю слово «разумение» впереди слова «Бог», потому что по духу русского языка подлежащее должно стоять впереди сказуемого, λόγος29 30 есть подлежащее, потому что оно стоит с членом; а сказуемое θεός без члена.

Частица то, которую я ставлю после слова «разумение», есть член русского языка, всегда употребительный в народной русской речи именно тогда, когда нужно отличить подлежащее от сказуемого: «мужик-то» или «мужик-от пень», т. е. мужик похож на пень. «Пень-от мужик», т. е. пень оказался мужиком. «Ходить-то трудно» и т. п.

Глагол εἶναι, кроме значения быть, жить, существовать, имеет значение происходить, делаться, становиться. Если сказано, что в начале было разумение или слово, и сказано, что слово было к Богу, или у Бога, или за Бога, то уже никак нельзя сказать, что оно «было Бог». Если оно было Бог, то оно не могло быть ни в каком отношении к Богу. И потому в этом месте неизбежно перевести глагол ἦν — стало, а не «было».

7) Переведенные таким образом стихи 1-й и 2-й получают определенное значение. Понятие о Боге предполагается известным и говорится о том источнике, из которого явилось это понятие. Говорится: по возвещению Иисуса Христа началом всего стало разумение жизни. И разумение жизни, по учению Иисуса, заменило понятие Бога или слилось с ним.

Если бы нужно было подтверждение такого понимания этих двух стихов, то 18-й стих, заключающий всё рассуждение и прямо выражающий ту мысль, что Бога никто не познал, а явил сын в логосе, и всё рассуждение, говорящее то же самое, и следующие стихи, говорящие о том, что логосом всё рождено и без него ничто не рождено, и всё дальнейшее учение, развивающее ту же мысль, — всё подтверждает то же самое.

Смысл этих стихов такой: По возвещению о благе Иисусом Христом в основу и начало всего стало разумение жизни. Разумение жизни стало вместо Бога. Разумение жизни стало Бог.

Оно-то по возвещению Иисуса Христа стало основой и началом всего вместо Бога.

___________

Πάντα δι᾿ αὐτοῦ ἐγένετο, ϰαὶ χωρὶς αὐτοῦ ἐγένετο οὐδἐ ἓν ὃ γέγονεν. ἐν (или: ἓν ὃ γέγονεν ἐν) αὐτῷ ζωὴ ἦν, ϰαὶ ἡ ζωὴ ἦν τὸ φῶς τῶν ἀνϑρώπων, ϰαὶ τὸ φῶς ἐν τῇ σϰοτία φϰίνει, ϰαὶ ἡ σϰοτία αὐτὸ οὐ ϰατέλαβεν.

30 31

Ин. I, 3. Всё чрез него начало быть, и без него ничто не начало быть, что начало быть.

Всё чрез1 разумение родилось,2 и помимо3 разумения4 не родилось ничто из того, что5 живо и живет.6

4. В нем была жизнь, и жизнь была свет человеков.

В7 нем стала жизнь, то же, что свет8 людей стал жизнью.9

5. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.

Так же как свет в темноте светит, и темнота его не поглощает.10

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Слова δι᾿ αὐτοῦ значат: посредством его, через него; и не могут быть передаваемы одним творительным падежом «вся тем». Если бы достаточно было для выражения мысли одного творительного падежа, то так оно и было бы передано; δι᾿ αὐτοῦ значит не «им самим», но через, посредством его. Я перевожу чрез него, заменяя местоимение тем словом, которое оно заменяет.

2) Слово ἐγένετο значит — рождалось, в его первом прямом и простом значении. По всем словарям слово это имеет только пять главных значений: 1) родиться; 2) сделаться; 3) быть, существовать (три значения, применимые к этой речи); 4) часто бывать, случаться часто; 5) быть занятым чем-нибудь (оба значения не приложимые). Кроме этих значений, нет других. Значение «facta sunt» по Вульгате, «gemacht» — у Лютера не может быть приложимо к этому глаголу, а в Вульгате и у Лютера слова эти переведены: «omnia per ipsum facta sunt» и «Dinge sind durch Dasselbe gemacht». По-славянски переведено «бысть»; но по объяснениям, которые приписываются этому слову, именно, что им всё сотворено, слово «бысть» понимается в том самом смысле, как оно переведено в Вульгате и у Лютера, т. е. «сотворено».

Я перевожу слово ἐγένετο в самом первом и простом значении, включающем в себя значения сделаться и быть. И потому не мне нужно оправдывать мое отступление от обычного перевода, но прежним переводчикам — отступления их переводов от подлинника. Оправдания такого произвольного перевода слова ἐγένετο чрез «facta sunt» и «gemacht» не может быть; но объяснения, почему так неправильно переведены эти слова, заключаются в церковном толковании всего этого места.31

32 «Логос» есть, по церковному толкованию, второе лицо троицы, и ему приписывается творение мира. При переводе по-латыни был употреблен вместо γίγνομαι глагол «fio», который не отвечает слову γίγνομαι, но отвечает одному из его значений — сделаться. При переводе Лютера употреблен глагол «machen», который отвечает одному из значений «fio» в действительном залоге, и слово уже совсем удалилось от своего значения.

Вот толкование церкви (Толковое Евангелие архимандрита Михаила, 1874 г., стр. 14):


Ин. I, 3. Всё произошло чрез него: всё получило бытие, всё сотворено чрез него (Быт. I; Евр. I, 2; Кол. I, 16). Всё: апостол Павел, раскрывая ту же мысль о сотворении всего словом, изречение всё поясняет так: «всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое, престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, — всё им и для него создано» (Кол. I, 16). Значит, в области всего сотворенного, ни на небесах, ни на земле, ни в духовном, ни в вещественном мире нет существа, нет вещи, которая бы не чрез него получила свое бытие. Следовательно, Слово есть творец мира, следовательно, есть Бог. Оборот речи — чрез него или им не значит, что Слово несамостоятельный творец мира, не первоначальная действующая причина творения мира, что будто бы Бог сотворил мир Словом, как художник орудием; такой оборот речи в писании употребляется и тогда, когда речь идет о причине первоначальной и самобытно-самостоятельно действующей (ср. 1, Кор. I, 9; XII, 8, 11; ср. Злат. и Феофил.). Здесь же «это так выражено для того только, чтобы кто-нибудь не стал почитать сына не рожденным» (Злат.). Таким оборотом речи указывается здесь на то отношение Слова к отцу, по которому Бог отец, невидимый, обитающий в свете неприступном, является и всегда действует в сыне, который есть посему образ Бога невидимого (Евр. I, 3); сын же никогда не действует, как бы отрешившись или отделившись от отца, так что творческая деятельность сына есть вместе деятельность и отца, и воля отца есть вместе и воля сына (Ин. V, 19, 20). Без него не начало быть ничто, что произошло: повторение, разъяснение и усиление предыдущего выражения о творческой деятельности Слова. В мире сотворенном всё сотворено им, не исключая ничего, но — только в мире сотворенном (что произошло). «Дабы кто не подумал, что если всё произошло чрез него, то и дух святый, евангелист нашел нужным прибавить, — что произошло, т. е. то, что сотворено, но дух не есть существо сотворенное» (Злат. ср. Феофил.). «Меня не устрашит и то, что — по сказанному всё получило бытие чрез сына, как будто под словом всё заключается и дух святый. Ибо не просто сказано всё, но — всё, что произошло. Не сыном отец, не сыном и все то, что не имело начало бытия» (Григ. Бог. 3, 113).


3) Самое прямое и обычное значение слова χωρίς есть: помимо, и его я и оставлю.32

33 4) Вместо местоимения я ставлю опять для ясности речи то слово, которое оно заменяет.

5) К слову ὅ я, по требованию русского языка, прибавляю из того. Всякому знающему греческий и русский языки известно, что местоимения относительные не передаются с греческого на русский дословно и всегда требуют прибавления слова тот.

6) Γέγονεν есть perfectum и потому неправильно переведено бысть; perfectum по-гречески означает было и есть, и потому должно быть переведено: рождено и живо.

7) Ἐν кроме значения в означает во власти кого-нибудь: ἐν σοί, ἐν ἐϰγόνῳ и т. п. То же почти значение в имеет и по-русски: «в нем вся сила», «дело в деньгах» и т. п., и в этом самом значении употреблено здесь. В нем жизнь значит: в нем власть над жизнью, в нем сила жизни, в нем возможность жизни.

8) По конструкции фразы ϰαὶ ἡ ζωὴ ἦν τὸ φῶς и подобных ей и по выпуске в некоторых списках члена перед ζωή — φῶς (свет) есть подлежащее.

Ин. XII, 36: «Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света».

9) Φῶς — свет — по всем контекстам означает истинное разумение жизни.

10) Καταλαμβάνω — схватить, взять, встретить, понять, забирать, принимать, удержать, поглощать. Я перевожу в смысле поглощать, гасить, тушить.

___________

Прежде сказано, что началом всего стало разумение жизни; теперь говорится, что только разумение дает жизнь и что без разумения не может быть жизни. Жизнь заключается только в разумении ее. Четвертый стих подтверждает это и говорит: жизнь находится во власти разумения. Только разумение дает возможность жизни. Истинная жизнь есть только та, которая освещена светом разумения. Свет людей есть истинная жизнь, свет дает свет, и нет в нем темноты. Так и разумение дает жизнь, в которой нет смерти.

Всё, что стало истинно живо, стало таким только чрез разумение. Жизнь истинная, по возвещению Иисуса Христа, стала только в разумении. Или иначе сказать: свет — разумение людей — стал для людей истинною жизнью. Точно так33 34 же, как свет есть истинно сущее, а темнота есть только отсутствие света. И темнота не может уничтожить света.

___________

Ἔγένετο ἄνθρωπος, ἀπεσταλμένος παρὰ θεοῦ, ὄνομα αὐτῷ Ἰωάννης. Οὖτος ἦλθεν εἰς μαρτυρίαν, ἵνα μαρτυρήσῃ περὶ τοῦ φωτός, ἵνα πάντες πιστεύσωσιν δι’ αὐτοῦ. Οὐϰ ἦν ἐϰεῖνος τὸ φῶς, ἀλλ’ ἵνα μαρτυρήσῃ περὶ τοῦ φωτός. Ἦν τὸ φῶς τὸ ἀληθινόν, ὂ φωτίζει πάντα ἄνθρωπον, ἐρχόμενον εἰς τὸν ϰόσμον. Ἐν τῷ ϰόσμῳ ἦν, ϰαὶ ὁ ϰόσμος δι’ αὐτοῦ ἐγένετο, ϰαὶ ὁ ϰόσμος αὐτόῦ οὐϰ ἔγνω. Εἰς τὰ ἴδια ἦλθεν, ϰαὶ οἰ ἴδιοι αὐτόῦ οὐ παρέλαβον. Ὅσοι δὲ ἔλαβον αὐτόῦ, ἔδωϰεν αὐτοῖς ἐξουσίαν τέϰνα θεοῦ γενέσθαι, τοῖς πιστεύουσιν εἰς τὸ ὄνομα αὐτοῦ, οἵ οὐϰ ἐξ αἰμάτων οὐδὲ ἐϰ θελήματος σαρϰὸς οὐδὲ ἐϰ θελήματος ἀνδρός, ἀλλ’ ἐϰ θεοῦ ἐγεννήθησαν.

Ин. I, 6. Был человек, посланный от Бога, имя ему Иоанн.

Был человек послан от Бога, имя ему Иоанн.

7. Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о свете, дабы все уверовали чрез него.

Он пришел для показания,1 чтобы показать свет разумения, чтобы все верили в свет разумения.

8. Он не был свет, но был послан, чтобы свидетельствовать о свете.

Он сам не был свет, но пришел только, чтобы показать свет разумения.2

9. Был свет истинный, который просвещает всякого человека, приходящего в мир.

Оно стало3 истинным4 светом, таким, который освещает всякого человека, приходящего в мир.

10. В мире был, и мир чрез него начал быть, и мир его не познал;

Оно явилось в мир, и мир чрез5 него родился,6 и мир его не знал.

11. Пришел к своим, и свои его не приняли;

Оно явилось в отдельных людях,7 и отдельные люди его не принимали в себя.8

12. а тем, которые не приняли его, верующим во имя его, дал власть быть чадами Божиими,

Но все те, которые поняли9 его, всем тем оно дало возможность10 стать11 сынами Бога, верою в значение его.12

13. которые не от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились.

Так как они13 родились14 не от кровей и от похоти плоти и похоти мужа, а от Бога.

34 35


ПРИМЕЧАНИЯ

1) Ἡ μαρτυρία — свидетельство, доказательство, показание.

2) Стихи эти резко прерывают ход мысли и даже самую речь о значении света, вводя подробности об Иоанне Крестителе. Стихи эти по содержанию своему не подтверждают и не противоречат основной мысли, и потому не входят в изложение. а составляют добавление.

3) Ἦν — означает, как и в прежних списках, не только было, но и стало.

4) Ἀληθινός — значит не истинный, а настоящий.

5) Διά — опять должно быть переведено чрез и имеет то же значение, как и в предшествующем.

6) Ἐγένετο означает родиться.

7) Τὰ ἴδια значит отдельное, особенное и, очевидно, сказано в противоположность миру вообще. Свет был и во всем мире, и в отдельных людях, и потому к слову ἴδιος, α, ον — отдельный, означающему то, что в научном языке выражают словом особь. я прибавляю люди.

8) Παραλαμβάνειν — значит принять в себя.

9) Λαμβάνειν — получить и самое обычное — понять.

10) Ἡἐζουσία — значит позволение, свобода, право, возможность что-нибудь сделать. Слово это, с другой стороны, выражает то самое, что выражено предлогом ἐν при ἐν αὐτῷ ζωὴ ἦν. В нем была власть дать жизнь, и потому, родившись в этом, они получили возможность.

11) Γενέσθαι — хотя и значит родиться, может быть переведено в этом месте через быть или сделаться.

12) ’Όνομα αὐτοῦ. Слово это встречается второй раз, и оба раза оно употреблено после слова верить: верить в ὄνομα αὐτοῦ. По-русски ὄνομα значит имя, по-еврейски самое лицо. Чтобы выразить оба понятия — и имя и лицо, надо сказать: в сущность его, в значение его, в смысл его. Я так и перевожу.

13) Оἴ, относящееся к τοῖς, не согласованное с ним, должно быть переведено так как они.

14) Γεννάω — значит зачатъ, в первом значении, и родить.

___________

Сказано, что жизнь мира подобна свету в темноте. Свет светит в темноте, и темнота его не удерживает. Живое живет в мире, но мир не удерживает жизнь в себе. Теперь, продолжая речь о разумении, говорится о том, что оно было тот свет,35 36 который освещает всякого живого человека, тот настоящий свет жизни, который известен всякому человеку; так что разумение разлито во всем мире, — в том мире, который жив им; но весь мир не знает этого, не знает того, что в разумении только сила, основа, власть жизни. Разумение было в отдельных людях, и отдельные люди не приняли его в себя, не усвоили его себе, не поняли, что жизнь только в нем. Разумение было в своем собственном произведении — сыне, но сын не признавал своего отца. Ни всё человечество, ни большинство людей порознь не донимали того, что они живут только разумением, и жизнь их была, как свет, являющийся в темноте, вспыхивающий и угасающий.

Была жизнь, проявляющаяся среди смерти и опять поглощавшаяся смертью. Но тем, кто понял разумение, всем тем оно дало возможность верою в свое происхождение от него, сделаться сынами его.

12-й стих, кажущийся столь нескладным и запутанным при первом чтении, так точен и ясен, если его переводить строго, что для разъяснения его ничего нельзя прибавить, как только повторить его с заменою причастия πιστεύουσιν отглагольным существительным, строго выражающим то же самое. После того как оказано, что жизнь для людей была как свет в темноте, что она проявлялась и поглощалась смертью, говорится: но, несмотря на то, что это так было, разумение давало возможность людям сделаться сынами разумения и этим избавиться от смерти. В 12-м стихе сказано, что разумение дало людям возможность сделаться сынами Бога. Для того, чтобы понять, что значит это выражение — сделаться сынами Бога, — о чем подробно и ясно изложено в беседе с Никодимом (Ин. III, 3—21), нужно вспомнить то, что сказано сначала. Разумение есть Бог. Следовательно, сделаться сыном Бога значит сделаться сыном разумения. Что значит сыном? В 3-м стихе сказано, что всё, что родилось, родилось от разумения. То, что родилось, то есть сын, следовательно, все мы сыны разумения, и потому, что же значит: сделаться сыном разумения? На этот вопрос отвечает 4-й стих. Он говорит, что жизнь находится во власти разумения и потому сыновность разумению двоякая: одна естественная — все сыны разумения; а другая, зависящая от воли людей, от признания зависимости своей жизни от разумения. Точно так же, как плотская сыновность тоже всегда36 37 двоякая: всякий непременно — хочет или не хочет — сын своего отца и всякий может признавать и не признавать отца. И потому сделаться сыном разумения значит понять то, что жизнь во власти разумения. Это самое сказано в 9—11 стихах. Сказано, что люди не признавали того, чтобы жизнь была вся в разумении. И в 12-м стихе сказано, что, однако, поверив в значение разумения, они могли сделаться вполне сынами его, потому что все люди произошли не от похоти мужчины и от кровей женщины, а от разумения. Стоит признать это, чтобы и по происхождению и по признанию быть вполне сынами разумения.

Смысл стихов следующий:

Разумение было во всех людях. Оно было в том, что оно произвело;все люди живы только потому, что они рождены разумением. Но люди не признали своего отца разуменияи не жили им, а полагали источник своей жизни вне его. Но всякому человеку, понявшему этот источник жизни, разумение давало возможность верою в это сделаться сыном Богаразумения, так как все люди рождены и живы не от крови женщины и от похоти мужчины, а от Богаразумением. В Иисусе Христе проявилось полное разумение.

___________

Καὶ ὁ λόγος σάρξ ἐγένετο ϰαὶ ἐσϰήνωσεν ἐν ἡμῖν, ϰαὶ ἐθεασάμεθα τὴν δόξαν αὐτοῦ, δόξαν ὡς μονογενοῦς παρὰ πατρός, πλήρης χάριτος ϰαὶ ἀληθείας (Ἰωάννης μαρτυρεῖ περὶ αὐτοῦ ϰαὶ ϰέϰραγεν λέγων — οὖτος ἦν ὃν εἶπον — Ὁ ὀπίσω μου ἐρχόμενος ἔμπροσθέν μου γέγονεν, ὅτι πρῶτός μου ἦν)· ὅτι ἐϰ τοῦ πληρώματος αὐτοῦ ἡμεῖς πάντες ἐλάβομεν, ϰαὶ χάριν ’ἀντὶ χάριτος· ὅτι ὁ νόμος διὰ Μωϋσέως ἐδόθη, ἡ χάρις ϰαὶ ἀλήθεια διὰ Ιησοῦ Χρίστοῦ ἐγένετο.

Ин. I, 14. И слово стало плотию и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу его, славу, как единородного от отца.

И разумение сделалось плотию и поселилось1 среди нас, и мы увидали учение2 — учение его, как3 однородного4 от5 отца, законченное6 учение богоугождения7 делом.8

15. Иоанн свидетельствует о нем и, восклицая, говорит: сей был тот, о котором я сказал, что идущий за мною стал

Иоанн показывает о нем и кричит и говорит: это тот, про которого я говорил. Тот, кто позади меня пришел, —

37 38

впереди меня, потому что был прежде меня.

тот прежде меня родился, потому что он первый был.9

16. И от полноты его все мы приняли и благодать на благодать;

Потому что от выполнения10 его все мы постигли11 Богоугождение вместо12 богоугождения.

17. ибо закон дан чрез Моисея, благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа.

Потому что13 Моисеем дан закон. Богоугождение же делом произошло через Иисуса Христа.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Σϰηνόω,ῶ — поставить палатку, сделать жилище, начать жить, поселиться.

2) Δόξα от δοϰέω значит Ansicht, воззрение, мнение, учение. Δόξα в этом случае не может быть переведено ни молва, ни слава. Самое верное было бы положение, то, что полагает кто-либо; но так как слово это не употребительно, то я заменяю его учением.

3) ᾩς должно быть переведено не как бы, a в том что. Здесь же, по обороту речи, не может быть передано иначе, как «как», но с смыслом в том что.

4) Μονογενής — кроме значения рожденный, один, единственный, значит однородный, eines Geschlechts, одного рода, свойства, одинакий по сущности с кем-нибудь; μόνος в этом соединении значит не единый, но один, как и во многих подобных словах как то μονοχρόνος — одновременный, μονολόγος — говорящий один, и многие другие. В Евангелии Иоанна только четыре раза употреблено это слово: 1) в настоящем случае; 2) «Бога не видел никто никогда; однородный сын, сый в небесах он явил» (I, 18); 3) «Так возлюбил Бог мир, что отдал однородного сына своего единственного, чтобы всякий верующий в него не погиб, но имел бы жизнь вечную» (III, 16), и 4) «Верующий в него не будет судим, неверующий уже осужден, потому что не уверовал в однородного сына Божия» (III, 18). Все четыре раза слово это употреблено в одном и том же смысле однородности.

5) Παρά. Во многих местах у Иоанна предлоги употребляются в смысле сказуемого. Так употреблено πρός в первом стихе; так употребляется и здесь παρά, оно означает исшедший от. Тоже как παρὰ θεοῦ значит сошедший от Бога.38

39 6) Вместо πλήρης стоит во многих списках πλήρη, т. е. винительный падеж, и относится к δόξα, а не к λόγος и означает совершенное, полное, законченное. Родительный падеж χάριτος и ἀληθείας может зависеть и от πλήρη и от δόξα. В обоих случаях смысл один и тот же: совершенно ли полно было то разумение, которое дало нам учение, или совершенно полно выполнено было учение разумения. Я предпочитаю относить к δόξα, а не к λόγος, потому что δόξα в том самом древнем варианте, который я принимаю, стоит после и как бы умышленно повторено.

7) Χάρις значит: 1) прелесть, приятность, любезность, красота; 2) благосклонность; 3) благодарность; 4) всё то, что вызывает благодарность, — благотворение; 5) дары, жертва и само жертвоприношение, богоугождение, culte. В этом месте я перевожу χάρις через богоугождение, потому что в 16-м стихе говорится, что Христос дал нам, χάριν ἀντὶ χάριτος, т. е. одну χάριν вместо другой. Одна же χάρις есть закон Моисея, т. е. закон богоугождения, следовательно χάρις Христа есть богоугождение по учению Христа.

8) Ἀλήθεια значит правда, истина, действительность, реальность. Для выражения двух первых значений слово истина передает его вполне, но для выражения реальности, действительности, чтобы передать это понятие, нужно бы употребить перифразу и сказать на деле, и я употребляю это выражение. Принимая же каноническое размещение слов, именно: «И слово стало плотью и обитало с нами, полное благодати и истины, и мы видели славу его, славу, как единородного от отца», перевод будет тот же: И разумение вселилось среди нас, разумение совершенного богоугождения истиною (или на деле) и мы поняли учение его, как однородного учения, исходящего от отца.

9) Стих 15-й об Иоанне Крестителе поражает своею неуместностью, и по нарушению смысла, и прямо филологически. Речь в 14-м стихе идет о совершенной славе, или учении благодати, или служении Богу; в 16-м же стихе то же слово πλήρης — в форме существительного πλήρωμα — связывает дальнейшее изложение о благодати, и вдруг в середине этих стихов является стих о свидетельстве Иоанна Крестителя, ничем не связанный ни с предыдущим, ни с последующим. Стих этот не входит в изложение и должен быть печатан мелким шрифтом в виде прибавления.39

40 10) Πλήρωμα значит полнота, преисполненность, совершенство, выполнение. Я перевожу выполнение, потому что всё это место Иоанна, говорящее о значении учения Иисуса Христа по отношению к закону Моисееву, очевидно, находится в тесной связи и как бы только разъясняет 17-й стих 5-й главы Матфея, где употреблено то самое слово πληρῶσαι в смысле выполнения: оὐϰ ἧλθον ϰαταλῦσαι τὸν νόμον, ἀλλὰ πληρῶσαι.

11) Λαμβάνω значит принять и понять, т. е. взять в себя — ἔν σοι λαμβάνειν. Понять совершенно передает λαμβάνειν, но так как понять в новом нашем русском языке получило исключительно отвлеченное значение, то я передаю глаголом, имеющим более широкое значение и вполне соответствующим большинству значений λαμβάνω — постигаю.

12) Ἀντί имеет вполне значение латинского pro и русского вместо и так и должно быть передано. Передача предлога ἀντί через воз по-славянски и über по-немецки — Gnade über Gnade значит по-русски «благодать на благодать», sur и après по-французски — grâce sur grâce или après grâce, — как переводит Рейс, — ничем не оправдывается. (Один английский перевод, по особенности предлога for — for grace, имеет отчасти в одном смысле значение вместо.)

13) ῞Οτι стоит во всех древнейших списках и значит потому что.

В переводе 16 и 17 стихов я отступаю от обычного перевода. Отступления, делаемые мною, подтверждаются требованиями языка, ясностью получаемого смысла, связностью всей речи и строгою соответственностью с предшествующим. Как в переводе слов λόγος — слово, γίγνομαι — творю, так и теперь в переводе слов δόξα — слава, μονογενής — единородный, предлога ἀντί — сверх, воз, ὡς — quasi, als, χάρις — благодать и глагола λαμβάνειν в этом месте словом получить — пусть требуют объяснений не от меня, но от прежних переводчиков. Только желание подвести слова под вперед утвержденное мнение могло заставить переводчиков давать такой не свойственный языку и все-таки темный перевод этого места.

Δόξα означает воззрение, догмат, учение, верование; только в редких случаях оно имеет значение славы, и то в смысле русском народном — слава.

Церковный перевод передал δόςα в этом месте словами gloria, Herrlichkeit, слава. Но смысл этих слов не приложим к разумению,40 41 и потому церковь придала и слову слава то настоящее значение учения, верования, которое оно имеет, и потому говорит: «мы видели его славу, как единородного сына», понимая под словом слава не вполне gloria, а что-то другое; часто церковь слово слава употребляет прямо в смысле верования, учения, как, напр., в выражении ὀρθὴ δόξα — православие или правоверие. Я ставлю учение вместо славы, как слово более точное, но готов и оставить слово слава, если придать ему значение верования. Значение μονογενής — однородного — подтверждается версией этого места у Оригена: там стоит ἀληθῶς μονογενὴς ὡς παρὰ πατρός, т. е. истинно однородного, как от отца. Παρὰ πατρός есть только объяснение того, что значит μονογενής — совсем такой же, как от Отца.

Χάρις переведено словом gratia, grace, Gnade, благодать. Первые два — gratia и grace — значат прелесть; но слова эти, хотя и переведены так, понимаются не в этом значении, а в том, которое получили эти слова после. Точно так же и слово Gnade, означающее милость, не понимается в значении милости, а в значении другом, данном слову после. То же с словом благодать, означающим благой дар: оно понимается не в смысле благой дар, а в том смысле, который дан этому слову после.

Но если понимать слово χάρις в значении церковной благодати, то 17-й стих, где сказано: «И благодать вместо или за благодать», нарушает этот смысл. «И благодать вместо благодати» значит, что прежняя благодать заменена новою; но это значение было противно церковному смыслу, и потому переводчики должны были изменить значение предлога ἀντὶ, на котором зиждется весь смысл, и совершенно произвольно передали его воз, на, sur, über, по-английски for. При этой переделке получился тот смысл, который был нужен, именно тот, что от Христа мы получили прибавление благодати. Но при этом произвольном переводе объяснение всего места и в особенности 16-го стиха стало еще труднее. Сказано: «от полноты его мы получили благодать на благодать», и слова эти объясняют тем, что мы получили от Иисуса Христа добавление к благодати, полученной чрез Моисея. Но вслед за тем говорится, что закон Моисеем дан, благодать же и истина Иисусом Христом, т. е. благодать и истина противополагаются закону Моисея.

Трудность перевода этого места состоит в том, что в 14-м стихе говорится, что разумение стало плотью, и мы увидали его учение или славу, как однородного от отца, преисполненного41 42 (как понимает церковь) χάρις и истины. Как ни понимать χάρις, до сих пор ясно, что λόγος был полон χάρις и истины. Но в 16-м стихе, начинающемся с ὅτι, говорится: «потому что от полноты Иисуса Христа мы получили χάρις вместо — или за — χάρις», и ничего не сказано об истине, тогда как в начале говорится, что он, Христос, был полон χάρις и истины, и в 17-м стихе опять говорится, что χάρις и истина от Иисуса Христа. Если бы не было 16-го стиха, всё бы еще кое-как можно бы связать: λόγος был полон χάρις и истины (хотя и очень неловко сказано: вместо того, чтобы сказать, что он научил нас, дал нам χάρις и истину, сказано, что он был полон); но если он полон χάρις и истины, то ясно то, что сказано в 16-м стихе, что закон Моисеем дан, т. е. не χάρις и истина; a χάρις и истина даны Иисусом Христом. Но 15-й стих, стоящий в середине и как будто разъясняющий связь 14-го с 17-м, совершенно нарушает ее. Если даже переводить (что невозможно) ἀντί через на и χάρις через благодать на благодать и под первой благодатью разуметь закон Моисея, — непонятно, почему сказано в 17-м стихе, что благодать и истина даны через Иисуса Христа; было бы сказано, что добавление благодати, а не благодать и истина. Чтобы придать смысл этому месту, надо переводить χάρις через богоугождение и ἀλήθεια через слово делом, на деле; и тогда выходит тот смысл, что совершенное учение богоугождения на деле дал нам Иисус Христос, потому что от совершенства его мы получили радостное, свободное, жизненное богоугождение, вместо богоугождения внешнего. Закон дан Моисеем, но богоугождение, исполняемое на деле, дано нам Иисусом Христом.

___________

В предшествующих стихах говорится о том, как проявилось разумение в мире и в людях. Сказано, что люди могли, признав разумение основой своей жизни, сделаться сынами Бога, удержать в себе разумение. Теперь говорится о том, как это самое совершилось в мире. Говорится, что разумение сделалось плотью, явилось в плоти, жило с нами. Слова эти, связанные с 17-м стихом, в котором сказано, что новое учение дано нам Иисусом Христом, нельзя понимать иначе, как относя их к Иисусу Христу.

Учение в том самом, что, как сказано выше, дает истинную жизнь, в признании себя сыном Бога, однородным ему. Слова42 43 эти по смыслу всего предшествующего означают то, что основа учения Иисуса Христа была та, что жизнь произошла от разумения и однородна ему. Далее говорится, что учение это есть полное, законченное учение о богоугождении делом. Учение это совершенно и закончено именно потому, что к учению богоугождения по закону оно присоединяет учение о богоугождении на деле.

Всё дальнейшее учение, как у Иоанна, об отношениях отца к сыну, так и у Матфея и других евангелистов, о том, что Христос пришел не изменить закон, но выполнить, и многое другое, ясно подтверждает верность этого смысла.

В 14-м стихе сказано, что учение Иисуса Христа, как однородного сына от отца, есть законченное учение богоугождения на деле.

Смысл стихов следующий. В Иисусе Христе разумение слилось с жизнью и жило между нами, и мы поняли его учение о том, что жизнь произошла от разумения и однородна ему, — как сын произошел от отца и однороден ему; мы получили законченное учение богоугождения делом, потому что по исполнению Иисусом Христом все мы постигли новое богоугождение вместо прежнего, так как Моисеем был дан закон, — богоугождение же делом произошло через Иисуса Христа.

В чем состояло разумение Иисуса Христа.

θεὸν οὐδείς ἑώραϰεν πώποτε. ὁ μονογενὴς υἱὸς ὁ ὢν εἰς τὁν ϰόλπον τοῠ πατρὸς ἐϰεῖνος ἐξηγήσατο.

Ин. I, 18. Бога не видел никто никогда; единородный сын, сущий в недре отчем, он явил.

Бога никто не постигал и не постигнет никогда, однородный сын, будучи2 в3 сердце4 отца, он указал путь.6

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Ὁράω — видеть, постигать непосредственно, познавать. Здесь стоит реrfectum и потому означает не постигал и не постигнет.

2) Ὤν правильнее всего передается деепричастием, указывающим на то, что, будучи в отце, только он указывает путь.

3) Εἰς означает движение во что-нибудь. Εἰς, а не ἐν стоит именно потому, что ὁ ὢν εἰς означает и находящийся всегда в отце и как бы стремящийся быть в сердце, в сердцевине отца.43

44 4) Κόλπον — грудь, пазуха. Быть в груди, в пазухе, в сердце означает, что одно заключено в другом, обнимается другим, находится в нем. Быть в сердце, в сердцевине передает значение ϰόλπον.

5) Εξηγέομαι имеет значение рассказывать, руководить, указывать путь.

Слова: «Бога никто не видал никогда», кроме их общего значения, имеют еще то частное значение, что отрицают еврейское представление о Боге, виденном на Синае и в купине.

Если бы могло быть еще малейшее сомнение в прямом и точном значении слов 1-го стиха о том, что разумение стало Бог, то этот 18-й стих, не допуская никакого перетолкования слов, говорит, что мы не можем говорить о Боге, которого не разумеем, что нет и не может быть другого Бога, как тот, который открывается сыном Бога — разумением жизни, если она заключает себя в разумении. Бога никто никогда не видел и не познал, только однородный сын, будучи в сердце отца, указал путь.

Сын — значит жизнь, живой человек, как сказано в стихе 3-м: «Всё, что рождено, рождено разумением». И в стихе 4-м, где сказано, что «в нем жизнь», и в стихах 12-м и 13-м, что «сыны Бога те, которые признали, что они рождены разумением». Однородный сын значит такой же, как отец. Будучи в сердце отца — значит, что жизнь, живой человек, будучи в сердце, т. е. не выходя из разумения, сливаясь с ним, указывает только путь к нему, но не являет его.

Смысл стиха следующий: Бога никто не видел и не видит никогда, только жизнь в разумении показала путь к нему.

ВОЗВЕЩЕНИЕ О БЛАГЕ ИИСУСА ХРИСТА — СЫНА БОГА ВВЕДЕНИЕ

Возвещение это написано для того, чтобы люди уверовали в то, что Иисус Христос — сын Бога, и этою верою в то самое, что он был, получили бы жизнь (Ин. XX, 31).

Бога никто никогда не познал и не познает. Всё, что мы знаем о Боге, мы знаем потому, что имеем разумение. И потому истинное начало всего есть разумение. (То, что мы называем Богом, есть разумение. Разумение есть начало всего, оно есть истинный Бог.) (Ин. I, 1, 2.)44

45 Без разумения ничего не может быть: всё произошло от разумения. В разумении — сила жизни. Как только потому, что есть свет, существует для нас всё разнообразие вещей, точно так же только потому, что есть разумение, существует для нас всё разнообразие жизни — сама жизнь. Разумение есть начало всего (Ин. I, 3, 4).

В мире жизнь не обнимает всего. В мире жизнь проявляется, как свет среди мрака. Свет светит, покуда он светит, и темнота не удерживает света и остается темнотою. Так и в мире жизнь проявляется среди смерти, и смерть не удерживает жизни, но остается смертью (Ин. I, 5).

Источник жизни — разумение — было во всем мире и в каждом живом человеке. Но живые люди — живые только потому, что в них было разумение, не понимали того, что они произошли от разумения (Ин. I, 9—10). Не понимали того, что разумение давало им возможность слиться с ним, так как они живы не от плоти, а от разумения. Поняв это и поверив в свою сыновность разумению, люди могли иметь истинную жизнь (Ин. I, 12, 13).

Но люди не поняли этого, и жизнь в мире была, как свет в темноте. Бога, начала всех начал, никто никогда не познал и не познает, только жизнь в разумении указала путь к нему (Ин. I, 18).

И вот Иисус Христос, живя среди нас, явил разумение во плоти, в том, что жизнь произошла от разумения и однородна ему, так же как сын произошел от отца и однороден ему. И, глядя на его жизнь, мы поняли полное учение богоугождения делом, потому что, вследствие совершенства его, мы поняли новое богоугождение вместо прежнего. Моисеем был дан закон, но богоугождение делом произошло через жизнь Иисуса Христа.

Бога никто не видал и не видит никогда, только сын Бога в человеке указал путь к нему.

Глава первая
ВОПЛОЩЕНИЕ РАЗУМЕНИЯ

РОЖДЕНИЕ И ДЕТСТВО ИИСУСА ХРИСТА

Лк. I гл., от 5 до 25 стиха включительно.

В стихах этих рассказываются чудесные события, относящиеся к рождению Иоанна Крестителя. События эти не имеют не только ничего общего с учением Иисуса Христа и возвещением о благе, но даже не касаются самого Иисуса Христа, и потому, как бы эти события ни были понимаемы, они ничего не могут изменить в смысле учения Иисуса Христа.

Лк. I гл., 26—79 включительно.

Стихи эти излагают чудесные события, предшествовавшие рождению Иисуса Христа, и связываются с такими же чудесными и чуждыми учению событиями, сопровождавшими рождение Иисуса Христа.

Мф. I гл., 1—17 включительно, и Лк. III гл., 23—38 включительно.

В стихах этих излагаются два родословия Иисуса Христа. Если бы даже родословия эти и были согласны между собою, они не касаются учения и, как бы ни были понимаемы, ничего не могут ни прибавить, ни убавить, ни изменить учения, и потому все выписанные стихи должны быть отнесены к прибавлению.

___________

Toῦ δὲ Χριστοῦ ’Ιησοῦ ἡ γένεσις οὕτως ἧν. Μνηστευθεἱσης τῆς μητρὀς αὐτοῦ Μαρἰας τφ ’Ιωσἡφ, πρἰν ἢ συνελθεῖν αὐτοὺς εὑρέθη ἐν γαστρὶ ἔχουσα ἐϰ πνεύματος ἁγίου. ’Ιωσὴφ δὲ δ ἀνὴρ αὐτῆς, δἰϰαιος ὢν ϰαὶ μὴ46 47 θέλων αὐτὴν δειγματίσαι, ἐβουλήθη λάθρα ἀπολῦσαι αὐτήν. Ταῦτα δὲ αὐτοῦ ἐνθυμηθέντος, ἰδοὺ ἄγγελος Κυρίου ϰατ’ ὄναρ ἐφάνη αὐτώ λέγων Ἰωσὴφ υἱὸς Δαυείδ, μὴ φοβηθῆς παραλαβεῖν Μαρίαν τὴν γυναῖϰά σου, τὸ γὰρ ἐν αὐτῆ γεννηθὲν ἐϰ πνεύματός ἐστιν ἁγίον. Τέξεται δὲ υἱὸν ϰαὶ ϰαλέσεις τὸ ὄνομα αὐτοῦ ᾽Ιησοῦν, αὐτὸς γὰρ σώσει τὸν λαὸν αὐτοῦ ἀπὸ τῶν ἁμαρτιῶν αυτῶν.

Ἔγερθεὶς δὲ ὁ ’Ιωσὴφ ἀπὸ τοῦ ὕπνου ἐποίησεν ὡς προσέταξεν αὐτφ ό ἄγγελος Κυρίου ϰαὶ παρέλαβεν τὴν γυναῖϰα αὐτοῦ. Καί οὐϰ ἐγίνωσϰεν αὐτὴν ἕως (οὗ) ἔτεϰεν υἱὸν ϰαὶ ἐϰάλεσεν τὸ ὄνομα αὐτοῦ Ἰησοῦν.

Мф. 1, 18. Рождество Иисуса Христа было так: по обручении матери его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что она имеет во чреве от духа святого.

Рождение Иисуса Христа так было: когда выдана была его мать Иосифу, прежде чем им сойтись, оказалась она беременна.

19. Иосиф же, муж ее, будучи праведен и не желая огласить ее, хотел тайно отпустить ее.

Иосиф, муж ее, был праведен: не хотел ее уличить и задумал без огласки отпустить ее.

20. Но когда он помыслил это, — се, ангел Господен явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою; ибо родившееся в ней есть от духа святого;

Но когда он подумал это, ему приснилось, что посланный от Бога явился ему и сказал: не бойся принять Марию, жену твою, потому что то, что родится от нее, родится от духа святого.1

21. родит же сына, и наречешь ему имя: Иисус; ибо он спасет людей своих от грехов их.

И она родит сына, и назовешь его Иисус, что значит Спаситель, потому что он спасет людей от грехов их.

24. Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему ангел Господен, и принял жену свою,

Проснувшись, Иосиф сделал, как велел ему ангел Божий, и принял ее себе в жены.

25. и не знал ее, как, наконец, она родила сына своего первенца, и он нарек ему имя: Иисус.

И не имел с ней дела, пока она не родила своего первого сына и назвала его Иисус.

47 48


ПРИМЕЧAНИЕ

1) Слова: «от духа святого» в этом месте означают рождение свыше, то самое рождение, которое по беседе с Никодимом свойственно всем людям.

Стихи 22, 23 утверждают, что рождение Иисуса исполнило пророчество. Это пророчество в высшей степени натянуто и не только не подтверждает, но подрывает тезис писателя.

Смысл стихов следующий:

Была девица Мария. Девица эта забеременела неизвестно от кого. Обрученный с нею муж пожалел ее и, скрывая ее срам, принял ее. От нее-то и неизвестного отца родился мальчик. Мальчика назвали Иисус. (И этот-то Иисус был разумение во плоти. Он-тο и явил миру Бога, которого никто не знал и не знает.) И этот-то Иисус был тот Иисус, сын Божий, который дал миру то учение, о котором говорит Иоанн и которое изложено в Евангелиях.

___________

Лк. II гл., 1—12 ст. включительно.

Мф. II гл., 1—12 ст.

Лк. II гл., 22—38 ст. включительно.

Мф. II гл., 13—23 ст. »

Лк. II гл., 39 ст.

В стихах этих описывается рождение Иисуса Христа и странствование его с матерью, сопровождаемое чудесными событиями и предсказаниями.

Стихи эти не содержат в себе ничего, относящегося к учению Иисуса и даже до событий, которые могли иметь влияние на него. Объяснение этих глав есть то, что это — легенды, образовавшиеся, как они и теперь образовываются, вокруг детства лица, получившего после своей смерти большое значение. Мотив этих глав есть придание как можно большей важности лицу посредством чудес и пророчеств. Низменный тон этих описаний, в особенности у Луки, напоминающий многие апокрифические сказания, поражают своею несоответственностью с другими местами тех же книг.

Нельзя себе представить человека, который бы, поняв вполне учение, выраженное во вступлении Иоанна, признавал бы легенды о рождении. Одно исключает другое. Для того, кто понял значение сына Божия, как сына разумения, как оно объяснено во вступлении, для того рассказы о событиях, предшествовавших48 49 рождению Иоанна и Иисуса Христа, и рассказ о самом рождении и последующих обстоятельствах не могут быть понятны, а главное — нужны. Тот же, кто приписывает значение и важность чудесному рождению Иисуса от девы и духа святого, как мужа, очевидно, не понял еще значения сына разумения.

Значение всего места то, что оправдывается позорное рождение Иисуса Христа. Сказано, что Иисус Христос был разумение, он один явил Бога. И этот самый Иисус Христос родился в самых считающихся постыдными условиях, от девы.

Все эти главы суть оправдания с человеческой точки зрения этого позорного рождения. Позорное рождение и незнание Иисусом своего плотского отца есть единственная черта этих глав, имеющая значение для последующего учения Иисуса Христа.

___________

Тὸ δὲ παιδίον ηὔξανεν ϰαὶ ἐϰραταιοῦτο πληρούμενον σοφία, ϰαι χάρις θεοῦ ἦν ἐπ’ αὐτό.

Καὶ ἐπορεύοντο οἱ γονεῖς αὐτοῦ ϰατ’ ἔτος εἰς Ἱερουσαλὴμ τῆ ἑορτῆ τοῦ πάσχα. Καὶ ὅτε ἐγένετο ἐτῶν δώδεϰα, ἀναβαινόντων αὐτῶν ϰατὰ τὸ ἔθος τῆς ἑορτῆς ϰαὶ τελειωσάντων τὰς ἡμέρας, ἐν τῷ ὑποστρέφειν αὐτοὺς ὑπέμεινεν Ἰησοῦς ὁ παῖς ἐν Ἰερουσαλήμ, ϰαι οὐϰ ἔγνωσαν οἱ γονεῖς αὐτοῦ. Νομίσαντες δὲ αὐτὸν εἶναι ἐν τἧ συνοδία ἧλθον ἧμέρας ὁδὸν ϰαἰ ἀνεζήτουν αὐτὸν ἐν τοῖς συγγενεῦσιν ϰαὶ τοῖς γνωστοῖς, ϰαὶ μὴ εὑρόντες υπέστρεψαν εἰς Ἰερουσαλὴμ ἀναζητοῦντες αὐτόν. Καὶ ἐγένετο μετὰ ἡμέρας τρεῖς, εὗρον αὐτὸν ἐν τῷ ἱερῷ ϰαθεζόμενον ἐν μέσφ τῶν διδασϰάλων ϰαὶ ἀϰοὑοντα αὐτῶν ϰαὶ ἐπερωτῶντα αὐτούς Ἐξίσταντο δὲ πάντες οἱ ἀϰούοντες αὐτοῦ ἐπὶ τἦ συνέσει ϰαὶ ταῖς ἀποϰρίσεσιν αὐτοῦ. Καὶ ἰδόντες αὐτὸν ἐξεπλάγησαν, ϰαὶ εἷπεν πρὸς αὐτὸν ἡ μήτηρ αὐτοῦ Τέϰνον, τί ἐποίησας ἡμῖν οὕτως; Ἰδοὺ ὁ πατήρ σου ϰαὶ ἐγὼ ὀδυνώμενοι ζητοῦμέν σε. Καὶ εἶπεν πρὸς αὐτούς Τί ὅτι ἐζητεῖτέ με; Οὐϰ ἤδειτε ὅτι ἐν τοῖς τοῦ πατρός μου δεῖ εἶναί με; ϰαὶ αὐτοὶ οὐ συνῆϰαν τὸ ῥῆμα ὃ ἐλάλησεν αὐτοῖς. Καὶ ϰατέβη μετ’ αὐτῶν ϰαι ἦλθεν εἰς Ναζαρέτ, ϰαὶ ἦν ὑποτασσόμενος αὐτοῖς. Καὶ ἡ μήτηρ αὐτοῦ διετήρει πάντα τὰ ῥήματα ἐν τῆ ϰαρδία αὐτῆς. Καὶ Ἰησοῦς προέϰοπτεν τῆ σοφία ϰαὶ ἡλιϰία ϰαὶ χάριτι παρὰ θεῷ ϰαὶ ἀνθρώποις.

Лк. II, 40. Младенец же возрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости; и благодать Божия была на нем.

Мальчик возрастал и мужал духом, и прибавлялось в нем разума. И милость Божия была на нем.

49 50

41. Каждый год родители его ходили в Иерусалим на праздник Пасхи.

И ходили родители его каждый год в Иерусалим к празднику Пасхи.

42. И когда он был двенадцати лет, пришли они также по обычаю в Иерусалим на праздник;

И когда Иисусу было 12 лет, родители его пришли в Иерусалим по обыкновению на праздник.

43. когда же, по окончании дней праздника, возвращались, остался отрок Иисус в Иерусалиме; и не заметили того Иосиф и матерь его;

И кончился праздник, и им уже идти домой, остался мальчик Иисус в Иерусалиме И не приметили Иосиф и мать Иисуса.

44. но думали, что он идет с другими; прошедши же дневный путь, стали искать его между родственниками и знакомыми;

Думали, что он с товарищами, и прошли день пути и искали его у родных и знакомых.

45. и не нашедши его, возвратились в Иерусалим, ища его.

И не нашли, и вернулись в Иерусалим за ним.

46. Чрез три дня нашли его в храме, сидящего посреди учителей, слушающего их и спрашивающего их;

И только нашли его в храме: сидит между учителями, спрашивает и слушает их.

47. все слушавшие его дивились разуму и ответам его.

И дивились все, кто слушал, разуму его и речам.

48. И увидевши его, удивились; и матерь его сказала ему: чадо! что ты сделал с нами? вот отец твой и я с великою скорбью искали тебя.

Увидали его родители и удивились; и мать сказала ему: сынок! что ты это с нами сделал? вот и отец и я — мы горюем и ищем тебя.

49. Он сказал им: зачем было вам искать меня? или вы не знали, что мне должно быть в том, что принадлежит отцу моему?

И он сказал им: зачем вы ищете меня? Разве не знаете, что мне надо быть в отцовском доме?

50. Но они не поняли сказанных им слов.

И они не поняли того, что он сказал им.

51. И он пошел с ними и пришел в Назарет: и был в повиновении

И подошел к ним и пошел с ними в Назарет. И слушался

50 51

у них. И матерь его сохраняла все слова сии в сердце своем.

их, и мать его принимала в сердце свое все слова его.

52. Иисус же преуспевал в премудрости и возрасте и в любви у Бога и человеков.

И Иисус подвизался в возрасте, в разуме и в милости у Бога и у людей.1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Все стихи эти переводятся без изменения смысла и потому не требуют разъяснения.

___________

Καὶ αὐτὸς ἦν Ἰησοῦς ἀρχόμενος ὡσεὶ ετῷν τριάϰοντα, ὢν υἱός, ὡς ἐνομίζετα. Ἰωσήφ.

Лк. III, 23. Иисус, начиная свое служение, был лет тридцати, и был, как думали, сын Иосифов.

И Иисусу стало около тридцати лет, и думали, что он сын Иосифа.1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Стих 23-й из III-й главы помещен здесь для последовательности изложения. Стихи же об Иоанне Крестителе войдут в свое место.

Смысл стихов следующий:

О детстве вообще Иисуса передается только то, что и без отца он рос, мужал и становился разумен не по годам, так что видно было, что Бог любил его. В частности, из всего детства его передается один только случай о том, как он пропал, когда Мария и Иосиф были у праздника в Иерусалиме, и как его нашли в храме с учителями. Он слушал и спрашивал, и все дивились его разуму.

Мать стала упрекать его за то, что он ушел от них, за то, что они искали его. А он сказал ей: чего же вы искали? Разве не знаете, где искать всякого человека: в доме отца. У меня ведь нет отца — человека, стало быть, отец — Бог. Храм — дом Бога. Если бы вы искали меня в доме отца моего, в храме, вы бы нашли меня.

Рассказ этот, кроме указания на необыкновенный в детстве разум Иисуса, особенно ясно выставляет тот естественный ход51 52 мысли, по которому умный заброшенный ребенок, видевший вокруг себя детей, у которых у всех есть плотские отцы, и не знавший себе отца плотского, признал отцом своим — начало всего — Бога. Понятие о том, что Бог есть отец всех людей, было выражено в еврейских книгах. Малахия II, 10: Разве не один у нас всех отец? Разве не один Бог сотворил нас всех?

___________

Ἐγένετο Ἰωάννης, ὁ βαπτίζων ἐν τἧ ἐρήμφ, ϰηρύσσων βάπτισμα μετανοίας εἰς ἄφεσιν ἁμαρτιῶν.

Мр. I, 4. Явился Иоанн, крестя в пустыне и проповедуя крещение покаяния для прощения грехов

Явился Иоанн Купало1 в степи и проповедывал купанье в знак2 перемены жизни,3 в знак освобождения от заблуждения.4

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Βαπτίζω — купаю, омываю. Я предпочитаю народное выражение «купать» слову «крестить», потому что «крещение» получило церковное значение таинства и не выражает самого действия, выражаемого глаголом βαπτίζω.

2) Εὶς я перевожу: в знак, как оно весьма часто переводится, так как значение в здесь не применимо.

3) Μετάνοια — слово в слово — передумание, изменение мысли. «Покаяние» верно бы передавало значение слова, если бы слово «покаяние» не получило свойственного ему церковного значения. Я ставлю слово обновление, имеющее в народном языке значение покаяния, но не столько в смысле раскаяния, сколько в смысле внутреннего изменения.

4) Ἁμαρτία — значит грех, но не в смысле греха религиозного, но греха в смысле ошибки, огреха; и потому я перевожу это слово через заблуждение.

___________

Αὐτός δὲ ὁ Ἰωάννης εἶχεν τὸ ἔνδυμα αὐτοῦ ἀπὸ τριχῶν χαμήλου ϰαὶ ξώνην δερματὶνην περὶ τὴν ὀσφὺν αὐτοῦ, ἡ δὲ τροφὴ ἤν αὐτοῦ ἀϰρίδες ϰαὶ μέλι ἄγριον.

52 53

Мф. III, 4. Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих; а пищею его были акриды и дикий мед.

Одежда Иоанна была из верблюжьего волоса, и подпоясан он был ремнем. Питался он саранчой и зелием.1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Ученые предполагают, что под словом «дикий мед» надо разуметь резину деревьев. Для того, чтобы быть понятным и выразить ту же строгость поста, я употреблю слово зелье.

Ἀρχὴ τοῦ εὐαγγελίου Ἰησοῦ Χριστοῦ (υἱοῦ θεοῦ).

Καθὼς γέγραπται ἐν τῷ ᾿Ησαἲα τῷ προφήτη Ἰδοὺ ἀποστέλλω τὸν ἄγγελόν μου πρὸ προσώπου σου, ὃς ϰατασϰευάσει τὴν ὁδόν σου.

Мр. I, 1. Начало Евангелия Иисуса Христа, сына Божия,

Начало возвещения о благе Иисуса Христа сына Бога было так,1

2) как написано у пророков: вот я посылаю ангела моего пред лицем твоим, который приготовит путь твой пред тобою (Малах. 3, 1).

как написано у пророков: вот я посылаю вестника моего, чтобы он приготовил мне путь (Малахия 3, 1).

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Для связи слов: Начало возвещения и слов: как написано у пророков — необходимо вставить слово было так, т. е. что начало возвещения было так, что по словам пророчеств таких-то явился Иоанн Креститель.

___________

Φωνὴ βοῶντος ἐν τῆ ἐρήμφ Ἑτοιμάσατε τὴν ὁδὸν Κυρίου, εὐθείας ποιεῖτε τὰς τρίβους αὐτοῦ.

Πᾶσα φάραγξ πληρωθήσεται ϰαὶ πᾶν ὄρος ϰαὶ βουνὸς ταπεινωθήσεται, ϰαὶ ἔσται τὰ σϰολιὰ εἰς εὐθείας ϰαὶ αἱ τραχεῖαι εἰς ὁδοὐς λεἰας ϰαὶ ὄψεται πᾶσα σὰρξ τὸ σωτήριον τοῦ θεοῦ.

Мр. I, 3. Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези его (Исаия 40, 3).

Голос взывает к вам: в пустыне приготовьте путь Господу, легким сделайте путь его.1

53 54

Лк. III, 5. Всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся, и неровные пути сделаются гладкими;

Чтобы всякая впадина заровнялась и чтобы всякий пригорок и бугор снизились, чтобы все кривизны выпрямились и бугры сделались гладкой дорогой.

6) и узрит всякая плоть спасение Божие (Исаия 40, 3—5).

И весь мир увидит спасение от Бога.

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Перестановку знаков и потому изменение смысла изречения беру из книги Reuss, Les prophètes, tome second (Пророки, том второй) (1878).

Вот как переведено там с еврейского:


Голос взывает:

В пустыне проложите путь Вечному!

Выровняйте в степи дорогу Богу нашему!

Все низины да повысятся,

Все возвышенности и высоты да понизятся,

Кривизны выпрямятся,

И скалистые гребни гор сравняются с долинами,

Чтобы явилась слава Вечного

И чтобы вкупе узрели ее все смертные!

Уста Вечного изрекли это.

___________

Мф. III, 1; Лк. III, 1. В стихах этих изложены исторические события, не относящиеся ни до Иисуса Христа, ни к содержанию учения.

___________

Μετανοεῖτε, ἤγγιϰε γὰρ ἡ βασιλεἰα τῶν οὐρανῶν.

Мф. III, 2. И говорит: покайтесь; ибо приблизилось царство небесное.

Иоанн говорил: одумайтесь, потому что наступило1 царство небесное.2

ПРИМЕЧАНИЯ

1) ῎Ηγγιϰε есть перфект и означает то, что совершилось и теперь совершается. Глагол значит приближаюсь. В форме перфекта он означает то, что царство Бога уже приблизилось так, что больше приближаться не может. И действительно, по всем пророчествам царство Бога было в будущем и приближалось. Теперь же оно совсем приблизилось. И потому ἤγγιϰε должно быть переведено в этом месте теперь пришло, наступило.54

55 2) Царство небесное. Слова эти получили свое церковное значение. Они означают царство, составленное из всех верующих. Царем в нем Иисус Христос. Очевидно, не об этом царстве небесном мог до Иисуса говорить Иоанн Креститель. В устах Иоанна Крестителя и Иисуса Христа слова эти должны иметь значение, понятное для всех тогдашних слушателей. Царство небесное для всех слушающих евреев означало пришествие Бога в мир и воцарение его над людьми, то, чем переполнены все пророчества Захария, Иоссии, Малахии, Иоиля, Иеремии. Особенность смысла речей Иоанна Крестителя от других пророков состоит здесь в том, что, тогда как другие пророки неопределенно говорили о будущем воцарении Бога, Иоанн Креститель говорит, что царство это наступило и воцарение совершилось. Все почти пророки при этом воцарении Бога предсказывали внешние чудесные, страшные события, один только Иеремия предсказывал воцарение Бога в людях не внешними явлениями, а внутренним соединением Бога с людьми, и потому утверждение Иоанна Крестителя о том, что царство небесное наступило, несмотря на то, что не было никакого страшного явления, надо понимать так, что наступило то внутреннее царство Бога, о котором предсказывал Иеремия.

___________

Τότε ἐξεπορεύετο πρὸς αὐτὸν ‘Ιεροσόλυμα, ϰαὶ πᾶσα ἡ Ἰουδαία, ϰαὶ πᾶσα ἡ περίχωρος τοῦ Ἰορδάνου.

Καὶ ἐβαπτίζοντο ἐν τῷ Ἰορδάνη ποταμῷ ὐπ’ αὐτοῦ, ἐξομολογούμενοι τὰς ἁμαρτίας αὐτῶν.

῎Ελεγεν οὖν τοῖς ἐϰπορευομένοις ὄχλοις βαπτισθῆναι ὑπ’ αὐτοῦ Γεννήματα ἐχιδνῶν.

Мф. III, 5. (Мр. I, 5.) Тогда Иерусалим и вся Иудея и вся окрестность иорданская выходили к нему.

И к Иоанну приходил народ из Иерусалима и из деревень по Иордану и из всей земли Иудейской.

Мф. III, 6. (Мр. I, 5.) И крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои.

И он купал в Иордане всех тех, которые сознавались в своих заблуждениях.

Лк. III, 7. Иоанн приходившему креститься от него народу говорил: порождения ехидницы!

И он говорил народу: 1змеиная порода!2

55 56


ПРИМЕЧАНИЯ

1) У Мф. III, 7, сказано, что следующие затем слова Иоанна обращены только к фарисеям и саддукеям. У Луки же сказано, что они обращены ко всем. Так как в словах нет ничего исключительно относящегося к фарисеям и саддукеям, то версия Луки предпочтительнее.

2) Есть поверие, что змеи предчувствуют пожар и уползают из того места, где ему быть.

___________

Τίς ὑπέδειξεν ὑμῖν φυγεῖν ἀπὸ τῆς μελλούσης ὀργῆς;

Лк. III, 7. Кто внушил вам бежать от будущего гнева.

Кто научил вас бежать от наступающей воли Божией.1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Ὀργή — нрав, «выражение воли». Я перевожу «воли Божией».

___________

Ποιήσατε οὖν ϰαρποὺς ἀξίους τῆς μετανοίας.

Лк. III, 8. (Мф. III, 8.) Сотворите же достойные плоды покаяния.

Принесите плоды, согласные1 с переменой.

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Ἄξιος с родительным: «достойный чего, такой же, как», по-русски не переводимо вполне точно и передается ближе всего словом: согласный с.

___________

Слова, служащие продолжением 8-го стиха Лк. III, о том, что иудеи считают отцом своим Авраама, относятся только к иудеям и не заключают в себе никакого поучения и, кроме того, прерывают речь о плодах и дереве, и потому пропускаются.

___________

Ἤδη δὲ ϰαὶ ἡ ἀξίνη πρὸς τὴν ῥίζαν τῶν δένδρων ϰεῖται πᾶν οὖν δένδρον μὴ ποιοῦν ϰαρπὸν ϰαλὸν ἐϰϰόπτεται ϰαὶ εἰς πῦρ βάλλεται.

Καὶ ἐπηρώτων αὐτὸν οἱ ὄχλοι, λέγοντες Τί οὖν ποιήσομεν;

Ἀποϰριθεὶς δὲ λέγει αὐτοῖς Ὁ ἔχων δύο χιτῶνας, μεταδότω τῷ μὴ ἔχοντι ϰαὶ ὁ ἔχων βρώματα, ὁμοίως ποιείτω.

56 57


Ἦλθον δὲ ϰαὶ τελῶναι βαπτισθῆναι ϰαὶ εἶπον πρὸς αὐτὸν Διδάσϰαλε, τί ποιήσωμεν:

Лк. III, 9. Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь.

Топор уже лежит у корня дерева, и если дерево не приносит плода доброго, дерево срубают на дрова и жгут.

10. И спрашивал его народ: что же нам делать?

И спрашивал его народ: что нам делать?

11. Он сказал им в ответ: у кого две одежды, тот дай неимущему; и у кого есть пища, делай то же.

Он сказал им в ответ: у кого две одежи, тот дай тому, у кого нет, и у кого есть хлеб, делай то же.

12. Пришли и мытари креститься и сказали ему: учитель! что нам делать?

Пришли откупщики1 на его купанье и сказали ему: Учитель, как нам быть?

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Τελώνης — сборщик податей. Подати были на откупе, и потому сборщики были откупщики.

___________

‘О δὲ εἶπεν πρὸς αὐτοὺς Μηδὲν πλέον παρὰ τὸ διατεταγμένον ὑμῖν πράσσετε.

Ἐπηρώτων δὲ αὐτὸν ϰαὶ στρατευόμενοι, λέγοντες Τί ποιήσωμεν ϰαὶ ἡμεῖς; Καὶ εἶπε πρὸς αὐτοὺς Μηδένα διασείσητε, μηδὲ συϰοφαντήσητε, ϰαὶ ἀρϰεῖσθε τοῖς ὀψωνίοις ὑμῶν.

Лк. III, 13. Он отвечал им: ничего не требуйте более определенного вам.

Иоанн сказал им: ничего против вам положенного не вымогайте.

14. Спрашивали его также и воины: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте, не клевещите и довольствуйтесь своим жалованием.

И спросили воины: как нам быть? И он сказал: никого не тревожьте и ни на кого не лгите. Будьте довольны своим положением.

Стих 15-й говорит по Луке, что следующие слова о том, что тот, кто сильнее его, идет в мир, сказаны Иоанном в ответ на предположение о том, что он Христос. Но слова эти прямо57 58 продолжают только речь о приготовлении пути для того, кто идет, и вовсе не отвечают на мнимый вопрос: Христос ли он, или нет. Он не говорит того, что он Христос или не Христос, ни того, что тот, кто идет после него, — Христос или нет; даже у Иоанна этого не сказано; и потому этот стих пропускается.

___________

Πολλὰ μὲν οὖν ϰαὶ ἕτερα παραϰαλῶν εὐηγγελίζετο τὸν λαόν.

Ἐγὼ μὲν βαπτίζω ὑμᾶς ἐν ὕδατι, εἰς μετάνοιαν ό δὲ ὀπίσω μου ἐρχόμενος ἰδχυρότερός μου ἐστίν, οὖ οὐϰ εἰμί ἱϰανὸς τὰ ὑποδήματα βαστάσαι αὐτὸς ὑμᾶς βαπτίσει ἐν Πνεύματι ‘Αγίφ ϰαὶ πυρί.

Ἐγώ ἐβάπτισα ὑμᾶς ὕδατι αὐτὸς δὲ βαπτίσει ὑμᾶς Πνεύματι ‘Αγίφ.

Лк. III, 18. Многое и другое благовествовал он народу, поучая его.

И много еще другого, призывая народ, возвещал он об истинном благе.

Мф. III, 11. Я крещу вас в воде в покаяние, но идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь его; он будет крестить вас духом святым и огнем.

И взывал к народу и говорил: Я купаю вас в воде в знак обновления, но идет тот, кто сильнее меня и кого я не стою.

Мр. I, 8. (Лк. III, 16.) Я крестил вас водою, а он будет крестить вас духом святым.

Я омываю вас водою, он же очистит1 вас духом (и огнем).2

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Βαπτίζω, кроме значения: купание, имеет значение и очищение, и по смыслу места здесь должно быть переведено словом: очистить.

2) «Духом святым и огнем». Слово святым прибавлено, как и значится в некоторых списках и цитатах древних церковных писателей, и как оно прибавляется почти везде к слову дух. Слово огнем не стоит у Марка, но прибавлено у Луки и Матфея. Мысль та, что как хозяин очищает гумно огнем, так очистит вас тот, кто сильнее духом.

___________

Οὗ τὸ πτύον ἐν τῆ χειρὶ αὐτοῦ, ϰαὶ διαϰαθαριεῖ τὴν ἅλωνα αὐτοῦ, ϰαὶ συνάξει τὸν σῖτον αὐτοῦ εἰς τὴν ἀποθήϰην, τὸ δὲ ἄχυρον ϰαταϰαύσει πυρὶ άσβέστψ.58

59 Τότε παραγίνεται ὁ Ἰησοῦς ἀπὸ τῆς Γαλιλαίας ἐπί τὸν Ἰορδάνην πρὸς τὸν Ἰωάννην, τοῦ βαπτισθῆναι ὑπ᾽ αὐτοῦ.

Καὶ βαπτισθεὶς ὁ Ἰησοῦς ἀνέβη εὐθὺς ἀπὸ τοῦ ὕδατος·

Мф. III, 12. (Лк. III, 17.) Лопата его в руке его, и он очистит гумно свое и соберет пшеницу свою в житницы, а солому сожжет огнем неугасимым.

У него лопата в руке, и он очистит гумно свое. Пшеницу соберет, а мякину сожжет.

Мф. III, 13. (Mp. III, 9; Лк. III, 21.) Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну, креститься от него.

Тогда пришел Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну на его купанье.

16. И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды.

И Иисус очистился у Иоанна.

___________

Стихи 14-й и 15-й Мф. III не вполне понятны и в том смысле, в котором они понимаются, ничего не прибавляют к учению.

Продолжение 16-го стиха Мф. III и Mp. I, 10, Лк. III, 22, говорят о чуде, о событии неестественном и непонятном. Стихи эти ничего не прибавляют к учению, но, напротив, затемняют его. О том, как чудеса нарушают смысл учения, будет сказано в своем месте.

ОБЩИЙ СМЫСЛ ПРОПОВЕДИ ИОАННА

В чем состояло учение Иоанна? Обыкновенно говорят, что мы ничего или очень мало знаем о том, что проповедовал Иоанн. И действительно, если признать то, что Иоанн объяснял только наступление того царства небесного, которому учил Иисус, или проповедывал, как прежние пророки, пришествие Бога, то в проповеди Иоанна не остается никакого содержания. Но если мы только перестанем относиться к написанным словам, как к волшебной сказке, отыскивая везде чудеса и пророчества, то проповедь Иоанна получит большое содержание.

Обыкновенно Иоанна представляют церковные как предтечу Христа, а вольнодумцы — как одного из тех поэтов-либералов, называемых пророками, которые не переводились между иудеями и говорили общие нравственные места. Но если мы только59 60 дадим себе труд понимать слова, которые пред нами, просто и без предвзятых мыслей, то содержание проповеди Иоанна Крестителя, и очень важное содержание, тотчас окажется.

Сказано, что царство небесное ἤννιϰε совсем приблизилось. Ни один из пророков не говорит этого. Все говорили, что Бог придет, будет царем, сделает то-то, но всё это будет когда-то. Иоанн сказал: царство небесное совсем приблизилось. Ничего особенного, заметного не случилось, но оно пришло. То, что особенность проповеди Иоанна состояла в возвещении о том, что царство небесное совсем приблизилось или наступило, или, по крайней мере, что Иисус так понимал эти слова, доказывается тем, что после Иисус говорил: Закон и пророки до Иоанна. С Иоанна же царство Бога возвещается как благо, и всякий усилием входит в него (Лк. XVI, 16).

Стало быть, вот первое значение проповеди Иоанна. Ни один пророк еще никогда не говорил этого. Все пророки прежние, кроме Иеремии (XXXI, 31), предсказывали необыкновенные внешние события пришествия Бога: казни, холода, заразы, истребления, войны и плотские блага. Иоанн ничего подобного не предсказывает. Он только говорит о том, что никому не отбыть воли Божьей, что то, что не нужно, то истребится, и останется только то, что нужно. Он только говорит: Обновитесь! Это главная особенность его проповеди, и самое значительное в ней то, что он говорит: Я очищаю вас водою, но то, что должно вас очистить, то, что очистит вас вполне, — это дух, т. е. что-то невидимое, неплотское. Иоанн сказал: До сих пор вам говорили, что царство небесное прийдет когда-то, я говорю вам, что оно уже наступило. Для того, чтобы вступить в него, нужно обновиться, отречься от заблуждений. Я могу только внешне очищать, очистит же вас только дух.

Вот то учение, которое слышал Иисус. Царство небесное наступило, но, чтобы вступить в него, нужно очиститься духом.

И вот, исполненный духа, Иисус идет в пустыню, чтобы испытать дух свой.

ИСКУШЕНИЕ В ПУСТЫНЕ

Ἰησυῦς δὲ Πνεύματος Ἁγίου πλήρης ὑπέστρεψεν ἀπὸ τοῦ Ἰορδάνου. Καὶ ἤγετο ἐν τῷ Πνεύματι εἰς τὴν ἔρημον.

̒Ἡμέρας τεσσαράϰοντα, πειραζόμενος ὑπὸ τοῦ διαβόλου.

60 61

Лк. IV, 1. (Мф. IV, 1; Мр. I, 12.) Иисус, исполненный духа святого, возвратился от Иордана и поведен был духом в пустыню;

Тогда Иисус, исполнившись духа, пошел от Иордана в пустыню.1

Лк. IV, 2. там сорок дней был искушаем от диавола.

И там его испытывал искуситель.2

ПРИМЕЧАНИЯ

1) У Луки сказано ϰαὶ ἤγετο ἐν τῷ Πνεύματι εἰς τὴν ἔρημον, но в древнейших списках везде сказано ἐν τῇ ἐρήμῳ, то есть сказано просто и ясно, что Иисус в том же духе, в котором он пошел от Иордана, провел 40 дней в пустыне. Правда, у Матфея сказано ἀνήχθη εἰς... ὑπὸ τοῦ πνεύματος, и у Марка ϰαὶ τὸ πνεύμα ἐϰβάλλει αὐτὸν εἰς τὴν ἔρημον, то есть, что он был перенесен духом и дух выбросил его в пустыню. Лука же, очевидно соединяя обе версии, говорит, что он исполнился духа, и в этом духе провел 40 дней в пустые.

2) Διάβολος я перевожу искуситель для того, чтобы придать слову его значение, а не значение того диавола, которое составилось теперь.

___________

Καὶ ἦν ἐϰεῖ ἐν τῇ ἐρήμῳ ἡμέρας τεσσαράϰοντα, πειραζόμενος ὑπὸ τοῦ Σατανᾶ· ϰαὶ ἦν μετὰ τῶν θηρίων·

Καὶ οὐϰ ἔφαγεν οὐδὲν ἐν ταῖς ἡμέραις ἐχείναις· ϰαὶ συντελεσθεισῶν αὐτῶν, ὕστερον ἐπείνασε.

Καὶ νηστεύσας ἡμέρας τεσσαράϰοντα ϰαὶ νόϰτας τεσσαράϰοντα, ὕστερον ἐπείνασευ.

Καὶ προσελθὼν αὐτῷ ὁ πειράζων, εἶπεν Εἰ υἱὸς εἶ τοῦ θεοῦ, εἰπὲ ἵνα οἱ λίθοι οὗτοι ἄρτοι γένωνται.

̒Ὁ δὲ ἀποϰριθείς, εἶπεν Γέγραπται οὺϰ ἐπ᾽ ἄρτῳ μόνῳ ζήσεται ἄνθρωπος, ἀλλ’ ἐπὶ παντὶ ῥήματι ἐϰπορευομένῳ διὰ στόματος θεοῦ.

Мр. I, 13. И был он там в пустыне сорок дней, искушаемый сатаною, и был со зверями; и ангелы служили ему.

Лк. IV, 2. И ничего не ел в эти дни; а по прошествии их напоследок взалкал.

И был Иисус в этой пустыне 40 дней и не ел ничего и отощал.

61 62

Мф. IV, 2. И постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал.


Мф. IV, 3. И приступил к нему искуситель и сказал: если ты сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами.

И приступил к нему искуситель и сказал: если ты сын Бога, то скажи, чтобы камни эти стали хлебами.

Мф. IV, 4. Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих (Второзак. VIII, 3).

А Иисус отвечал: Написано: человек жив не хлебом, но всем тем, что исходит из уст Бога (духом).1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Я пропускаю слово ῥήματι, так как оно не находится в еврейском тексте (Второзаконие VIII, 2—5), из которого приведены эти слова. Место это определяет значение слов, и вот его перевод:


Второзак. VIII, 2—5: Вспоминайте о пути, которым Вечный провел вас чрез пустыню в эти сорок лет, с тем чтобы смирить вас, испытать и узнать, соблюдаете ли вы заповеди. Он смирил вас, мучил вас голодом и кормил вас манною, про которую не знали ни вы, ни отцы ваши, чтобы научить вас тому, что человек жив не хлебом одним, но всем тем, что исходит из рта Бога. Ваши платья не износились в эти сорок лет, и ноги ваши не вспухли. Знайте же, что вечный ваш Бог соблюдает вас, как отец сына.

___________

Καὶ ἤγαγεν αὐτὸν εἰς Ἰερουσαλήμ, ϰαί ἔστησεν αὐτὸν ἐπὶ τὸ πτερύγιον τοῦ ἱεροῦ, ϰαὶ εἶπεν αὐτῷ Εἰ ὁ υἱὸς εἶ τοῦ θεοῦ, βάλε σεαυτὸν ἐντεῦθεν ϰάτω.

Γέγραπται γάρ Ὅτι τοῖς ἀγγέλοις αύτοῦ ἐντελεῖται περὶ σοῦ, τοῦ διαφυλάξαι σε˙

Καὶ ὅτι ἐπὶ χειρῶν ἀροῦσί σε, μή ποτε προσϰόψῃς πρὸς λίθον τὸν πόδα σου.

Καὶ ἀποχριθεὶς, εἶπεν αὐτῷ ὁ Ἰησοῦς Ὅτι εἴρηται οὐϰ ἐϰπειράσεις Κύριον τὸν θεόν σου.

Лк. IV, 9. (Мф. IV, 5.) И повел его в Иерусалим, и поставил его на крыле храма, и сказал ему: если ты сын Божий, бросься отсюда вниз.

Искуситель привел Иисуса Христа в Иерусалим и поставил его на крыле церковном и сказал ему: если ты сын Бога, бросься отсюда вниз.

62 63

Лк. IV, 10. (Мф. IV, 6.) Ибо написано: ангелам своим заповедает о тебе сохранить тебя;

Написано ведь, что он посланцам своим накажет о тебе, чтоб берегли тебя.

Лк. IV, 11. (Мф. IV, 6.) и на руках понесут тебя, да не преткнешься о камень ногою твоею (Псалом 90, 11—12).

И на руки подхватят тебя, чтобы ты о камень не споткнулся ногой.

Лк. IV, 12. (Мф. IV, 7.) Иисус сказал ему в ответ: сказано: не искушай Господа Бога твоего (Второзак. 6, 16).

И отвечал ему Иисус и сказал: Потому что1 сказано: не испытывай2 Бога твоего.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) У Луки стоит в этом месте ὅτι — потому что. Иисус говорит: Потому что написано; не испытывай Бога, т. е. говорит: Я не брошусь вниз, потому что написано: не испытывай.

2) Ἐϰπειράσεις значит, собственно, выпытывать; но по отношению к тому месту Второзакония, из которого оно приведено, оно означает сомневаться.


Второзак. VI, 16. Говорится: Народ стал роптать на Моисея за то, что не было воды. Моисей обратился к Богу. Бог сказал, чтобы он пришел к горе, ударил жезлом, и пойдет вода. И назвал это место Массах-Мерибах, потому что евреи роптали и потому что они отчаялись в Вечном и говорили: С нами ли Иегова или не с нами.

___________

Καὶ ἀναγαγὼν αὐτὸν ὁ διάβολος εὶς ὄρος ὑψηλόν, ἔδειξεν αὐτῷ πάσας τὰς βασιλείας τῆς οἰϰουμένης ἐν στιγμῇ χρόνου·

Καὶ εἶπεν αὐτῷ ὁ διάβολος Σοὶ δώσω τὴν ἐξουσίαν ταύτην ἅπασαν ϰαὶ τὴν δόξαν αὐτῶν· ὅτι ἐμοὶ παραδέδοται, ϰαὶ ᾧ ἐὰν θέλω, δίδωμι αὐτήν.

Лк. IV, 5. (Мф. IV, 8.) И возвед его на высокую гору, диавол показал ему все царства вселенной во мгновение времени.

И опять взял его искуситель на высокую гору и представил ему все царства земли1 в мгновение ока.

Лк. IV, 6. (Мф. IV, 9.) И сказал ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее.

И сказал ему: Дам тебе всю эту власть и славу их, потому что мне они переданы, и кому хочу — даю их.

63 64


ПРИМЕЧАНИЕ

1) Οἰϰούμενος — буквально: обитаемый, подразумевается земли, и должно быть переведено: людей, живущих на земле.

___________

Σὺ οὖν ἐὰν προσϰύνήσῃς ἐνώπιόν μου, ἔσται σου πάντα.

Καὶ ἀποϰριθεὶς αὐτῷ εἶπεν ὁ Ἰησοῦς. Ὕπαγε ὀπίσω μου, Σατανᾶ. Γέγραπται γάρ·Προσϰυνήσεις Κύριον τὸν θεόν σου, ϰαὶ αὐτῷ μόνφ λατρεύσεις.

Лк. IV, 7. (Мф. IV. 9.) Итак, если ты поклонишься мне, то всё будет твое.

Если почтишь меня, то всё будет твое.

Лк. IV, 8. (Мф. IV, 10.) Иисус сказал ему в ответ: Отойди от меня, сатана; написано: Господу Богу твоему поклоняйся и ему одному служи (Второзак. 6, 13).

Тогда отвечал Иисус и сказал: Отойди (лукавый), враг;1 написано: Господа твоего почитай и ему одному работай.2

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Сатана — слово, не имеющее определенного значения. По-еврейски значит: враг. Я так и перевожу.

2) λατρεύω — работаю за плату. Значение этого слова, очень редко употребляющегося и в этом смысле только раз употребленного, очень важно. Оно значит не служить, даже не работать в смысле русского слова — делать дело, — оно значит работать за награду, т. е. неохотно, с трудом работать, не для самой работы, но для другой цели.

___________

Καὶ συντελέσας πάντα πειρασμὸν ὁ διάβολος, ἀπέστη ἀπ᾽ αὐτοῦ ἄχρι χαιροῦ.

Καὶ ἰδού, ἄγγελοι προσῆλθον, ϰαὶ διηϰόνουν αὐτῷ.

Лк. IV, 13. И окончив всё искушение, диавол отошел от него до времени.

Мф. IV, 11. Тогда оставляет его диавол, — и се, ангелы приступили и служили ему.

Тогда искуситель отстал от него на время, и сила Божия1 пришла к нему и служила ему.

64 65


ПРИМЕЧАНИЕ

1) Ἄγγελοι, так как под словом этим разумеется вестник, посланец Божий я перевожу словами: сила Божия.

___________

Καὶ ὑπέστρεψεν ὁ Ἰησοῦς, ἐν τῇ δυνάμει τοῦ Πνεύματος εἰς τὴν Γαλιλαίαν.

Лк. IV, 14. И возвратился Иисус в силе духа в Галилею; и разнеслась молва о нем по всей окрестной стране.

И возвратился Иисус в силе духа в Галилею.

___________

Место это искушения особенно замечательно тем, что составляет камень преткновения для толкования церкви, так как самая мысль о Боге, искушаемом диаволом, сотворенным Богом, составляет внутреннее противоречие, из которого нельзя выйти.

Вот как церковь объясняет это место:[1]


Тогда: Непосредственно после того, как дух святый при крещении сошел на Иисуса, а не в позднейшее время, как полагают некоторые.

Духом: Под духом разумеется здесь не собственно дух Иисуса и не дух искуситель, а дух святый, сошедший на Иисуса.

По крещении Иисус предает себя духу святому и ведется им, куда повелит, и возводится в пустыню на борьбу с диаволом.

В пустыню: Предание указывает, как место искушения Господа, лежащую на западе от Иерихона так называемую сорокадневную пустыню, дикое и страшное место, в котором укрывались звери и разбойники (иначе называется она пустынею Иерихонскою).

Для искушения: Искушать значит вообще испытывать, дознавать. В более тесном смысле искушать значит соблазнять людей, склонять их, к чему-либо недоброму, выставляя добрую сторону этого недоброго, причем обнаруживается сила нравственного добра в людях или бессилие его. Здесь искушать значит испытывать, действительно ли Иисус есть Христос, испытывать посредством соблазна к действиям греховным.

От диавола: Диавол собственно переметчик, противник, враг. В писании диавол в собственном смысле называется падший ангел, не устоявший в добре, враг всего доброго, существо злое, враждебное добру, враждебное, в частности, спасению человека. В каком виде он приступил к спасителю, — евангелисты не говорят. Может быть, не в грубом чувственном виде (с чем не совсем согласны дальнейшие его действия); но несомненно, с другой стороны, и то, что это — не олицетворение искусительных мыслей самого Господа, как полагали некоторые. Это был действительно явившийся так или иначе спасителю дух злобы.65

66 Постившись: Совершенно воздерживаясь от пищи (ничего не ел в сии дни) 40 дней или 40 ночей: примеры такого долговременного поста известны из Ветхого Завета. Так постился пророк Илия 40 дней, столько же постился Моисей; и Христос постился не для того, что ему нужен пост, но для нашего научения постился 40 дней, но не постирался далее, чтобы чрезмерным величием чуда не сделать сомнительною самую истину воплощения. Если бы он далее продолжал пост, то многим и это могло бы послужить поводом сомневаться в истине воплощения.

Напоследок взалкал: По истечении 40 дней почувствовал потребность в пище, «показуя человеческое».

И приступил к нему: Когда Господь взалкал, тогда, по этому поводу, открыто приступил к нему искуситель.

Искуситель, т. е. диавол (Если ты сын Божий, то есть мессия, которого сам Бог при крещении торжественно наименовал сыном своим возлюбленным.): Слышав уже глас, снисшедший с неба и свидетельствующий: Сей есть сын мой возлюбленный, слышав столь же славное о нем свидетельство Иоанново, искуситель вдруг видит его алчущим; это приводит его в недоумение: припоминая сказанное об Иисусе, он не может подумать, чтобы это был простой человек; с другой стороны, видя его алчущим, не может поверить, чтобы это был сын Божий. Находясь в таком недоумении, он приступает к нему со словами обоюдными.

Камни сии, которые находились, вероятно, в пустыне на месте поста и искушения. Сущность и сила искушения состоит в том, что Христу предлагается совершить чудо без нужды для удовлетворения своих чувственных потребностей, то есть злоупотребить чудом, причем обнаружилась бы гордость и противление намерениям Божиим. Он только что торжественно объявлен сыном Божиим, и вот представляется случай показать сие ему самому на самом деле. «Он взалкал. Если он мессия, то зачем алкать, когда одного слова достаточно для того, чтобы превратить камни в хлеб, насытиться ими? Что за грех было претворить камни в хлебы? Знай, что послушаться диавола в чем бы то ни было — грех» (Феофил.).

Написано и пр. Христос отражает это искушение, как и два последующие, словом Божиим. Он указывает на изречение из книги Второзакония VIII, 3. Моисей говорит в этом месте, что Бог, смиряя народ израильский, томил его голодом и питал манною, которая неизвестна была ни ему, ни отцам его, чтобы показать ему, что не одним хлебом живет, то есть поддерживает свое существование, человек, что есть другие предметы, которые могут поддерживать жизнь человека, например, манна и всё то, на что укажет слово Божие, исходящее из уст его. И спаситель, указывая на сие изречение, указывает тем искусителю, что не нужно творить чуда превращения камней в хлебы, что можно удовлетворить голод, кроме хлеба, другими предметами по указанию, или слову, или действию Божию. Это ближайший непосредственный смысл изречения. Но, без сомнения, в сем изречении содержится указание на духовную пищу, которою питается верующий человек, при которой он как бы забывает на время о пище телесной, как бы не чувствует нужды в ней; эта духовная пища есть слово Божие, божественное учение, божественные заповеди и повеления, исполнение которых составляет духовную пищу, более нужную для66 67 души, чем пища телесная. Всякое слово Божие к алчущему, подобно пище, поддерживает жизнь его. Может Боги словом питать алчущего. Итак, смысл ответа Христова таков: нужда в хлебе для меня теперь не такова, чтобы заставить меня совершить чудо. Жизнь зависит от воли Божьей. Бог мог поддержать ее не хлебом только, но всем, на что он укажет как на пищу. И притом слово Божие, его заповеди и повеления, совершать которые должен человек, — такая духовная пища, при которой забывается голод телесный, и человек, питаясь этим словом как пищею, не чувствует как бы нужды в пище телесной.

Берет и поставляет: Это не значит, что диавол нес Иисуса по воздуху, или что принудил его к тому против его воли, или что сделал для этого нечто чудесное. Ничто не доказывает, чтобы диавол имел такую власть и силу, и значение слова берет не принуждает принять какое-либо из помянутых предположений; слово это означает вести кого-либо или сопутствовать, и сатана повел Иисуса или сопровождал Иисуса, конечно, не вопреки его воле, не с насилием, не с принуждением ему.

Диавол, соблазняя Господа — броситься с верху здания, ссылается на текст из Псалтири (ХС, 11, 12), говоря, что если он сын Божий, то ему не предстоит опасности. Ибо если всякому, уповающему на Бога, обещается помощь от него, то тем более сыну Божию даруется эта помощь, и ангелы сохранят его невредимым. Сущность и сила этого искушения состоит в том, чтобы возбудить в Иисусе желание вынудить, так сказать, чудо со стороны Бога, причем обнаружились бы тщеславие, самонадеяние и духовная гордость. Если ты сын Божий, говорит диавол, то Бог для тебя всё сделает, сотворит чудо по одному твоему желанию.

Сказал ему и пр. На это искушение Господь отвечает словами опять из Второзакония VI, 16: Не искушай Господа Бога твоего. Это говорит Моисей народу еврейскому, запрещая ему искушать Иегову, как он искушал его при Массе, говоря: Точно ли Господь среди нас, или нет, когда народ требовал у него чуда по случаю недостатка воды. Таким образом, смысл ответа Христова таков: Не должно требовать от Бога чуда по своему произволению. Правда, Бог помогает боящимся его, обещает им чудеса, но только для освобождения их от опасности, а не по всякому их желанию. Таким образом, искуситель, извративший смысл места из писания, был отражен другим местом, правильно истолковывающим и смысл указанного искусителем изречения.

Весьма высокую гору: Неизвестно, какую. Вероятно, это вершина какой-либо горы, с которой можно видеть большую часть Палестины. Аббат Мерит говорит о вершине одной таковой горы: этот пункт господствует над горами Аравии, страной Галаадской, страной Амморейской, долинами Моавитскими и Иерихонскими, течением Иордана и всем пространством Мертвого моря. Это та гора, которая и доныне называется горою искушения.

Точно так же Моисей пред своею смертью взошел на гору Нево (Навав), на вершину Оразии, и показал ему Господь всю землю от Галаада до самого Дана, и всю землю Ефремову и Манассиину, и всю землю Иудину, даже до самого западного моря, и полуденную страну, и равнину долины Иерихона, города Пальм до Сихара. Отсюда видно, о были горы, с которых67 68 видна была большая часть земли Ханаанской или Палестины и ее окрестностей.

Все царства мира: Надобно предположить, что искуситель показал их Христу каким-либо магическим, непостижимым действием, чему подкрепление можно находить в словах евангелиста Луки о сем: В мгновение времени (IV, 5), «в призраке» (Феофил.).

Всё это дам тебе: Искуситель присвоивает себе власть над всеми сими царствами, будто бы принадлежащими ему, и право передать ее, кому он захочет, власть и право, принадлежащие одному Богу. Правда, язычники находились под властью сатаны до времени, и жители Палестины, поврежденные в правах, состояли под его властью; но тем не менее в этих словах диавола выражается гордое и лживое предвосхищение власти, принадлежащей одному Богу, как творцу и промыслителю вселенной, во власти которого все царства земные.

Падши поклонишься мне: Присвояя себе власть и права над миром, принадлежащие Богу, искуситель требует себе и поклонении, как Богу, то есть поклонения религиозного, которым выражалась бы совершенная покорность, и сила искушения состоит в том, что Христу предлагается вместо чрезвычайного дела искупления человечества путем крестной смерти и основания чрез то всемирного духовного и вечного царства внешняя царская власть над миром, то есть это искушение есть отклонение Христа от всего великого дела его служения роду человеческому в качестве мессии — искупителя.

Тогда говорит и пр. Это более дерзкое искушение, чем два первые, Господь опять отражает словами писания, но предварительно всемогущим словом своим повелевает искусителю прекратить свои искушения: Отойди (прочь) от меня, сатана! Написано во Второзаконии 6, 13: Моисей увещевает в этом месте народ еврейский не следовать, когда он взойдет в обладание Палестиною, богам тех народов, которые будут жить вокруг него, то есть языческим богам: ибо одному только Иегове — истинному Богу — подобает божеское поклонение и никому другому.


Рейс, почтенный писатель Тюбингенской школы, объясняет искушение так (стр. 179—185):


Это знаменитое место из Евангелия, изощрявшее мудрость толкователей более, чем какие-либо иные места его, известно под именем истории искушения. Название это, однако, не выражает точно природы сообщаемого события. В то время как во втором Евангелии говорится лишь очень смутно об одном искушении, продолжавшемся сорок дней, в первом Евангелии вполне определенно рассказывается о трех различных искушениях, имевших место после этих сорока дней, а Лука объединяет оба эти повествования, принимая и то и другое. Различие это не касается, однако, сущности рассказа. То же можно сказать и о других различиях, которые мы отметим попутно, не придавая им особого значения. Так, один Матфей говорит, что искушение было целью удаления Иисуса в пустыню, — воля духа была такова, чтобы он подвергся испытанию. Звери, о которых упоминает лишь один Матфей, вводятся просто для того, чтобы выразить более наглядно мысль об уединении; нет ни малейшего основания68 69 понимать под ними хищных зверей. От двух первых текстов остается впечатление, будто Иисус удалился в пустынное место, где он пробыл сорок дней, с целью предаться размышлениям о своем будущем служении (так обыкновенно и объясняют эту цель общераспространенные толкования). Текст Луки, напротив того, внушает мысль о пребывании в трудах, о томительном и возбужденном состоянии, которое осложнялось повторными приступами искусителя. Далее оказывается та, стоящая внимания, разница, что три отдельных явления не следуют в одном и том же порядке у двух евангелистов, которые о них повествуют. Все толкователи в этом отношении сходятся, отдавая предпочтение Матфею, и у них имеются к тому столь веские основания с точки зрения логики и психологии, что мы признаем возможным не излагать их здесь пространно. Мы заметим только, что они имеют этот вес лишь постольку, поскольку вообще признается действительность передаваемых событии. Наконец три рассказа оканчиваются различно. Матфей дает понять, что искуситель, трижды с позором отраженный, признает за лучшее удалиться. Из повествования Луки, напротив того, следует, что он вновь принимается за то же дело несколько позднее. Писатель этот, без сомнения, имел в виду или ту борьбу, которую приходилось выдерживать за всё время своего служения, или его страсти и его смерть. Матфей добавляет, что вместо побежденного диавола пред Иисусом тотчас же предстали слуги-ангелы, посланные, можно думать, или для того, чтобы позаботиться о его нуждах, или для того, чтобы воздать хвалу его победоносной святости. Марк тоже говорит об ангелах, но, повидимому, хочет сказать, что они находились с Иисусом за всё время его пребывания в пустыне, составляя его общество и служа ему, чем, конечно, исключается мысль о посте и о голоде, о которых говорится у других евангелистов.

Все эти различия, повторяем, касаются лишь второстепенных подробностей. Мы остановимся теперь на самой сущности этого повествования, единственного в своем роде не только в Евангелиях, но и во всей Библии. Прежде всего дадим себе отчет в том смысле, какой мы должны связывать с словом искушение. В библейском языке (Ветхого и Нового Завета) слово это употребляется в трех различных значениях: во-1-х, говорится о человеке, что он искушает Бога, когда он хочет вызвать нетерпеливыми требованиями какое-либо проявление его могущества, напр., чуда; так как всякое требование такого рода проистекает от недостатка веры или преданности воле Божией, то писание признает его за грех; во-2-х, говорит о Боге, что он искушает людей, когда он подвергает веру их испытанию бедами и напастями разного рода. Так как здесь цель и средства одинаково спасительны, то уже апостолы сознавали непригодность слова искушения (Иакова I, 13), и употребление его в этом смысле всё более и более оставляют в современном языке, заменяя его словом испытание; наконец, в-3-х, человек искушает другого, когда пытается вовлечь его в грех. События, передаваемые здесь, конечно, не могут быть отнесены ни к этой третьей категории, ни к первой. Искуситель не обращается к могуществу Иисуса, чтобы побудить его к совершению чудес на пользу себе; здесь есть скорее нравственное столкновение святой воли Христа с извращенными стремлениями диавола.69

70 Признавая это в общем, мы прежде всего заметим, что три повествователя во всяком случае рассказывают о событии внешнем и осязуемом: о встречах и беседах между двумя различными лицами, из коих одно было сам сатана, явившийся видимым образом с целью вовлечь Иисуса в деяния, от которых тот решительно отказался. Сначала сатана приступает к Иисусу, когда тот чудесным образом провел сорок дней без всякой пищи и когда вновь дали почувствовать себя его физические потребности, и предлагает удовлетворить эти потребности с помощью чуда. Иисус отказывается от этого, ссылаясь на место из писаний (Втор. VIII, 3), которое позволяет ему надеяться на поддержание себя и находить средства к поддержанию себя даже там, где при обыкновенных условиях он терпел бы лишения. Бог, говорит он, может напитать меня так, как ему угодно: стоит ему только сказать, повелеть, и всё сделается без всякого нарушения обычного порядка явлений (неправильно переводят: человек может жить от всего (от всего съедобного), созданного Богом; или: я могу питаться от слова Божьего, духовно, и не имею нужды в пище материальной). Текст Луки, восстановленный по наиболее древним рукописям, не заключает в себе этого выражения; включенное в ходячие списки выражение, — всякое слово Божие, — не устанавливает правдоподобного смысла.

Второе искушение состояло в приглашении Иисуса подвергнуться умышленно неминуемой опасности, бросившись с высоты здания, в убеждении или в надежде, что Бог чудесным образом предохранит его от всякого несчастия. Мы не знаем, какое именно место обозначают словом, которое мы наудачу переводим словом крыло храма; сомнительно, чтобы они говорили о самом святилище, на кровлю которого не было входа. Возможно, что речь идет здесь о каком-нибудь другом здании, заключавшемся в церковной ограде и находившемся в восточной стороне, где гора Мориа господствует над Кедронской долиной, выступая утесом. Искуситель думал склонить к тому Иисуса, напомнив ему слова псалма (ХС, 11—12), в буквальном истолковании. Иисус ответил ему другим местом (Втор. VI, 16), которое осуждает всякое поползновение искушать Бога в вышеуказанном нами смысле.

Наконец диавол возводит его на гору, с вершины которой можно было видеть все царства земные и созерцать их величие, их могущество и их богатство. Всё это обещается ему при условии послужить интересам того, кто называет себя их властелином. Иисус отражает его, просто сославшись на основное начало откровенной религии (Втор. VI, 13), которого достаточно ему, чтобы подавить в себе всякое себялюбивое хотение. Можно, пожалуй, сказать по этому поводу, что искушение, наиболее соблазнительное из трех, было побеждено и с наименьшим усилием и с наибольшей решимостью.

Конкретная форма этих трех искушений и особенно второго представляет из себя нечто своеобразное, к чему трудно было бы указать побудительную причину. Но по своей сути они не остаются без аналогии в евангельской истории. Мы напомним происходившее в Гефсиманском саду, когда Иисус сказал: Если бы я захотел, мой отец послал бы мне двенадцать легионов ангелов; или происходившее на Голгофе, когда народ кричал: Если он сын Божий, то пусть он сойдет с креста; затем70 71 слова, обращенные к фарисеям: Этот род ищет знамения, но знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы, данного ниневитянам; наконец те случаи, когда толпа хотела провозгласить его царем, и его торжественное возвещение: Мое царство не от мира сего.

Тем не менее рассказ этот, в том виде, в каком он передается или включается евангелистами, представляет непреодолимые трудности, которые мы должны отметить. Мы не будем останавливаться на тех из их числа, которые касаются, собственно, истории, как, например, на вопрос о том, в каком виде представился диавол; как Иисус был перенесен из пустыни к храму, от храма на гору и оттуда снова в пустыню; где должна находиться гора, достаточно высокая, чтобы человек мог с нее окинуть одним взглядом все царства земные, и другие подобные вопросы, которые могут затруднять буквальное толкование, но которые являются прямо пустяшными сравнительно с теми вопросами, которые представляются уму богослова. Тот прежде всего должен спросить, узнал ли Иисус диавола. Какой бы ни был дан ответ на этот вопрос (а евангельский текст несомненно заключает в себе положительный ответ), понятие о божественности всё равно оказывалось бы до чрезвычайности суженным. Выходило бы так, что или он, Бог, не узнал того, кто явился, чтобы бороться с ним и победить его на земле, или, узнав его, oн всё же оказался в его власти или предоставил себя в его распоряжение. Но нам кажется невозможным допустить, чтобы диавол овладел сыном Божиим в физическом смысле; того менее можем мы допустить, чтобы сын Божий согласился следовать за диаволом, войти, так сказать, в круг его начинаний, подчиниться ему в нравственном смысле. Вообще мысль об искушении Бога в этом смысле представляется нам идущей вразрез с основными понятиями религии, достойной этого названия, и тем не менее как раз в евангельских текстах говорится, что искушение было целью пребывания Иисуса в пустыне. Отсюда мы заключаем, что рассказ, содержащийся в рассматриваемых нами евангельских текстах, в том виде, в каком мы имеем его, несовместим с догматами или официально признанным понятием божественности Христа. Добавим еще, что это следствие особенно вытекает из того, что диавол предлагает Христу поклониться ему. По церковному богословию, Христос, т. е. второе лицо троицы, создатель диавола и всего, что существует. Диавол знает это более, чем кто-либо другой. Его предложение представляется поэтому не только кощунством, но и прямо непостижимой глупостью. Евангелисты не могли рассказывать нам нелепостей: они представляют нам Иисуса искушаемого, как человека, но торжествующего без колебаний, без усилий, решительно и совершенно.

Но и с этой точки зрения, которая, повторяем, есть точка зрения евангелистов, оказываются огромные трудности, останавливающие читателя. Даже если мы оставили в стороне те из них, которые обусловливаются признанием божественной природы Христа, всё же наше религиозное чувство отказывалось бы допустить, чтобы искушение, т. е. склонение ко злу, могло оказать на Иисуса какое-либо влияние; мы признали бы искушение скорее чем-то мимолетным и преходящим, чем-то представляющимся его уму в виде вопроса, подлежащего решению, в виде гипотезы. В самом деле, если бы зло могло не то чтобы затемнить на мгновение ясность его71 72 ума или затуманить временно его нравственное сознание, а просто промелькнуть, как тень, перед его глазами, оставив на себе на минуту его внимание, — понятие о его безусловной святости, являющееся необходимым элементом христианской веры, неизбежно подверглось бы сомнению, или, вернее, оказалось бы явно противоречивым; это настолько верно, что уже некоторые из древних отцов церкви держались того мнения, что события у храма и на горе не были действительно происходившими, ибо иначе пришлось бы допустить, что Иисус поддался до некоторой степени искушению, хотя и остановился в решительную минуту. Современные писатели заходят далее и, отрицая объективную и внешнюю реальность всей этой истории, хотят видеть в ней лишь внутренний и субъективный факт, эволюцию мысли Иисуса, расходящееся созерцание своих целей и средств, только лишь драму его души. Однако было бы нетрудно показать, что этот способ объяснения, наименьший недостаток которого заключается в том, что он противоречит тексту, никоим образом не устраняет отмеченной нами трудности; напротив того, если мы поставим на место личного диавола собственные мысли Иисуса, которые выразились бы в его сне, видении или во внутренней борьбе, то мы тем самым признаем присутствие в его нравственной природе элемента слабости, тем менее для нас понятного, чем более необычным будет казаться нам предмет искушения. Можно сказать, что в этом отношении даже забавное объяснение истолкователей-националистов, видевших в диаволе посланника синедриона, в несравненно меньшей мере вредило бы цельности представления о характере Иисуса.

Значительное число немецких богословов нашего века, отчаявшись согласовать повествование Евангелий с здравой оценкой личности и достоинства Иисуса и убедившись в том, что ни одно из преобразовании, каким последовательно подвергалась история искушения со стороны истолкователей, не устраняет вполне того, что нас озадачивает в нем и ставит втупик, предлагали очень благовидное объяснение такого рода: то что евангелисты передают нам как исторический факт, было первоначально притчей, рассказанной Иисусом своим ученикам с целью пояснить им разницу между ложным и дурным представлением о мессианском назначении и о силах, данных тому, кто должен его выполнить, и представлением истинным, бывшим в его уме. Диавол, пустыня, храм и гора являются измышлениями образного рассказа; также неизбежное противоречие между сорока днями, проведенными в пустыне, и двумя днями, отделявшими (по Иоанну) свадьбу в Кане от пребывания на берегах Иордана, устраняется само собой. Против такого объяснения с полным основанием возражали, что это был бы единственный пример притчи, в которой Иисус вывел бы сам себя действующим лицом, и, кроме того, что она должна бы была остаться очень плохо понятой слушателями Иисуса для того, чтобы в конце концов принять свою теперешнюю форму. Это очень верное замечание; однако, если не считать всего дела просто за миф, надо во всяком случае допустить, что повествование первоначально сделано было самим Иисусом, что оно могло быть сообщено ученикам не иначе, как с учительной целью, и что притча это или нет, а именно внутренний смысл рассказа, заключающийся в нем нравственный и религиозный элемент должен быть предметом72 73 изыскания. Суждение, какое надо иметь об исторических подробностях рассказа, для христиан есть дело совсем второстепенное. Для них очень мало представляют интереса поставленные нами вначале вопросы о том, как понимал Иисус свое назначение, или, вернее, к каким средствам он не хотел прибегать при своем служении. Его личные нужды, представленные в рассказе лишь в виде голода, не должны были составлять для него предмет его забот и хлопот, направляющее начало его поступков. Так же мало должна была суетная слава, которую он мог иметь перед людьми, побудить его к выставлению напоказ того, что отличало его от простых смертных, он должен быть защищаться до той минуты, пока не усмотрел, к великой радости для себя и без всякой пользы для мира, оберегающей силы той связи, которая соединяла его с Богом, и пока не узнал различия между спасительным самопожертвованием, отдающим жизнь потому, что оно знает ей цену, и безрассудной смелостью, которая рискует ею, не ценя ее. Наконец он не мог обманываться относительно природы царства, которое он имел в виду основать, и не мог не видеть, что те мирские стремления, в которые могли вовлечь его призрачные и суеверные надежды его народа, не только не соответствовали бы ему в достижении его главной цели, но явно отклонили бы его от нее, заменив почитание его Бога идолопоклонством, столь же презренным, как кощунственным.


Рейс, так же как и церковь, полагает, что писатель представлял себе действительное лицо сатаны. Но почему он это предполагает, он не объясняет. А в этом предположении и лежит вся ошибка. Из смысла всей главы не только не видно того, чтобы писатель разумел под сатаною действительное лицо, но видно совсем обратное.

Если бы писатель представлял себе лицо, он бы хоть что-нибудь сказал о нем, о его виде, о его действиях, а тут, напротив, ни одного слова нет о самом лице. Лицо искусителя упоминается только ровно настолько, насколько нужно выразить мысли и чувства Христа. Не сказано, как он подошел к нему, ни как переносил его, ни как исчез, ничего не сказано. Говорится только об Иисусе и о том враге, который есть в каждом человеке, о том начале борьбы, без которой немыслим живой человек. Очевидно, писатель с простыми приемами хочет выразить мысли Иисуса. Чтобы выразить мысли, надо заставить говорить его, но он один. И писатель заставляет говорить Христа с самим собою, и он называет один голос голосом Иисуса, а другой — то дьяволом, т. е. обманщиком, то искусителем.

В церковном толковании прямо сказано, что не надо и нельзя (хотя, как всегда, не сказано, почему это не надо и нельзя) считать дьявола представлением, а надо считать действительным73 74 лицом, и такое утверждение привычно нам; но почему Рейс предполагает то же, — требует объяснения.

Для всякого человека, свободного от церковного толкования, будет ясно, что слова, приписываемые искусителю, выражают только голос плоти, противный тому духу, в котором находился Иисус после проповеди Иоанна. Такое понимание значения слов: искуситель, обманщик, сатана, означающих одно и то же, подтверждается 1) тем, что лицо искусителя введено только ровно настолько, насколько оно нужно для выражения внутренней борьбы; ни одной черты относительно самого искусителя не прибавлено; 2) тем, что слова искусителя выражают только голос плоти и больше ничего, и 3) тем, что все три искушения суть самые обычные выражения внутренней борьбы, повторяющейся в душе каждого человека.

В чем же состоит эта внутренняя борьба?

Иисусу 30 лет. Он считает себя сыном Бога. Вот всё, что мы знаем о нем в то время, как он слушает проповедь Иоанна. Иоанн проповедует, что пришло царство небесное на землю, что для вступления в него, кроме очищения водой, нужно очищение духом. Никакого внешнего поразительного состояния Иоанн не обещает. Признака внешнего наступления царства небесного не будет. Единственный признак его пришествия есть какое-то внутреннее не плотское явление — очищение духом.

Исполненный мыслью об этом духе, Иисус уходит в пустыню. Мысль его о своем отношении к Богу выражена в предшествующем. Он считает отцом своим Бога, он сын Бога, и для того, чтобы отец его был в мире и в нем самом, ему надо найти этот дух, который должен очистить мир, и этим духом очистить себя. И чтобы изведать этот дух, он подпадает искушению, удаляется от людей и уходит в пустыню. Вместе с сознанием своей сыновности Богу и своей духовности он хочет есть и страдает голодом.

И голос плоти говорит ему: Если ты сын Бога, прикажи, чтобы из камней стали хлебы. Если понимать слова эти, как понимает их церковь, именно: что диавол, искушая сына Бога, хочет от него доказательства его божественности, — то нельзя понять, почему Иисус Христос, если он мог это сделать, не претворил камней в хлебы. Это был бы самый лучший и простой и короткий, достигающий цели, ответ.

Если слова: «Если ты сын Божий, вели, чтобы камни стали хлебами» — есть вызов к чуду, то необходимо, чтобы Иисус,74 75 отвечая, сказал: «Не хочу делать чуда» или что-нибудь соответствующее вопросу; но Иисус ничего не говорит о том, хочет ли он, или не хочет делать то, что ему предлагает диавол, но отвечает совсем другое и даже не упоминает ничего об этом, а говорит: Не хлебом одним жив человек, а всем, исходящим от Бога. Слова эти не только не отвечают на упоминание диавола о хлебе, но говорят совсем другое. Из того, что Иисус не только не делает из камней хлеба, чего очевидно нельзя сделать, и даже не отвечает на эту невозможность, а отвечает на общий смысл, видно, что слова эти не могли иметь прямого значения: Скажи, чтобы из камней сделался хлеб, — а имеют то значение, которое они имеют, когда прямо обращены к человеку, а не к Богу. Если они обращены просто к человеку, то значение их ясно и просто.

Слова эти значат: Хлеба тебе хочется, и потому позаботься, чтоб хлеб у тебя и был, потому что сам видишь, что словами хлеба не сделаешь.

И Иисус отвечает не на то, почему он не делает хлеб из камней, а на тот смысл, который лежит в словах: Покоряешься ли ты требованиям плоти? он отвечает: Человек жив не хлебом, а духом.

Смысл отдельного этого изречения очень общ. Для того, чтобы понять его определеннее, надо вспомнить всё начало главы и то, к чему сказаны эти слова.

Приводя слова из книги св. писания, Иисус, очевидно, разумеет тот самый смысл, который находится в этой главе.

Во Второзаконии гл. VII, 5-й книге Моисея сказано:


1. Все заповеди, которые я заповедую вам сегодня, старайтесь исполнять, дабы вы были живы и размножились и пошли и завладели землею, которую с клятвою обещал Господь отцам вашим.

2. И помни весь путь, которым вел тебя Господь Бог твой по пустыне вот уже сорок лет, чтобы смирить тебя и узнать, что в сердце твоем, будешь ли хранить заповеди его, или нет.

3. Он смирил тебя, томил тебя голодом и питал тебя манною, которой не знал ты и не знали отцы твои, дабы показать тебе, что не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Господа, живет человек.

4. Одежда твоя не ветшала на тебе, и нога твоя не пухла вот уже сорок лет.

5. И знай в сердце твоем, что Господь Бог твой учит тебя, как человек учит сына своего.

6. Итак, храни заповеди Господа Бога твоего, ходя путями его и боясь его.75

76 7. Ибо Господь, Бог твой, ведет тебя в землю добрую, землю, где потоки вод, источники и озера выходят из долин и гор.


И вот на слова диавола о голоде Иисус, вспоминая израиля, жившего 40 лет в пустыне и не погибшего, этими словами отвечает искусителю: Не хлебом жив человек, но волею Божией жив человек. Т. е. как израиль надеялся на Бога и Бог привел его, так и я надеюсь на Бога, отвечает Иисус.

На эти слова Иисуса диавол берет его и несет на храм, повторяя опять: Если ты сын Бога, бросься отсюда.

Слова эти стоили много труда церковным толкователям. Толкования же не нужно никакого: диаволом называется голос плоти, говорящий в том же Иисусе. И потому слова эти прямо значат: И представление перенесло его на храм; или: И ему представилось, что он стоит на высоте, и голос плоти сказал ему, повторяя опять: Если ты сын Божий, бросься отсюда.

По церковному толкованию эти слова ничем не связаны с первыми и опять не имеют другого значения кроме того, что диавол вызывает Иисуса сделать ненужное чудо. Слова диавола из 91 псалма о том, что ангелы поддержат его, тоже по церковному толкованию ничем не связываются с предшествующим, и весь этот разговор представляется бесцельным. Бессвязность и бессмысленность церковного толкования второго искушения происходит от ошибки понимания смысла первых слов. Первые слова: сделай хлебы из камней, — понятые не как выражение невозможности (иметь хлеб, когда не запас его), а как вызов на чудо, заставили и на последующие слова: бросься вниз, смотреть тоже, как на вызов к чуду. Слова же эти, очевидно, связаны с первыми внутренним смыслом. Связь эта очевидна уж и потому, что как первые, так и вторые слова начинаются одним и тем же выражением: если ты сын Божий.

Кроме того, во втором ответе слово ὅτι — потому что, стоящее у Луки, ясно показывает, что Иисус не отвечает на слова диавола: «бросься вниз», но отвечает на свой отказ броситься вниз. Иисус как в первом, так и в третьем искушении не говорит: написано и т. д., а говорит: потому что написано, то есть говорит: Я не брошусь, потому что написано.

С первых слов голос плоти хочет показать Иисусу ложность его убеждений в том, что он есть духовное существо и сын Божий. Ты говоришь: Ты сын Божий, ушел в пустыню и думаешь освободиться от похоти плоти. А похоть плоти мучает тебя.76

77 Здесь не удовлетворишь похоти, камней хлебами не сделаешь, так лучше поди туда, где есть из чего делать хлеб, и делай его или запасай его и носи с собою и ешь, как все люди.

Вот что сказал голос плоти в первом искушении. На это Иисус, вспоминая израиля в пустыне, сказал: израиль сорок лет жил в пустыне без хлеба и питался, и жив остался, потому что Бог хотел этого. Стало быть, не хлебом жив человек, а волей Божиею.

Тогда голос плоти, представляя ему, что он стоит на высоте, говорит: Если так, и тебе, как сыну Божию, заботиться о хлебе не нужно, так докажи это — бросься вниз. Ведь ты сам говоришь, что всё происходит не от заботы человека, а от воли Божией. Это истинная правда, и в псалме Давидовом сказано (Псал. 91): На руки подхватят тебя и не допустят до тебя зла. Так что же ты страдаешь, бросься головой вниз, до тебя не допустится зло, ангелы сохранят тебя.

Как только дано настоящее объяснение первым словам, именно то, что это не вызов сделать чудо, а указание на невозможность, так и эти слова получают тот же характер и ясный смысл. В словах дьявола: «бросься вниз», находится возражение на то, что Иисус надеется на Бога; но в следующих словах из псалма выражается и то, что если верить в волю Божию и жить одной ею, то человек и не может испытывать страданий, ангелы соблюдут его. И потому диавол высказывает свою мысль: 1) что если верить, что жив человек от воли Божией, а не от своей заботы, то и не надо беречь свою жизнь; и 2) что для верующего и не может быть никаких лишений и страданий, ни жажды, ни голода, стоит только броситься головой вниз, отдаться воле Божией, и ангелы соблюдут. То, что эта вторая мысль — о том, что теперь избавиться от голода Иисус может, если он точно верит в волю Божию, тем, что бросится с храма, — заключается в словах диавола и подтверждается ответом Иисуса о неискушении Бога, как было при Массе. Голос плоти словами «бросься вниз» доказывает Иисусу не только несправедливость его довода о том, что жизнь не от хлеба людского, а от Бога, но доказывает и тем, что он не бросится, и то, что сам Иисус не верит в это. Если бы он верил, что жизнь не от хлеба людского, не от заботы людской, а от Бога, то он бы теперь в своем голоде не берег бы себя; а он терпит голод и все-таки не отдается вполне воле Божией. На это77 78 Иисус отвечает отказом броситься вниз. Он говорит: Я не брошусь, потому что написано: Не искушай своего Бога.

Иисус Христос отвечает опять словами из книг Моисея, напоминая событие при Масса-Мериве.

Вот что было при Массе (Исход XVII, 2—7):


2. И укорял народ Моисея, и говорил: дайте нам воды пить. И сказал им Моисей: Что вы укоряете меня? Что искушаете Господа?

3. И жаждал там народ воды, и роптал народ на Моисея, говоря: Зачем ты вывел нас из Египта, уморить жаждою нас, и детей наших, и стада наши?

4. Моисей возопил к Господу и сказал: Что мне делать с народом сим? Еще немного, и побьют меня камнями.

5. И сказал Господь Моисею: Пройди пред народом и возьми с собою некоторых из старейшин израильских, и жезл твой, которым ты ударишь по воде, возьми в руку твою и пойди.

6. Вот я стану пред тобою там на скале в Хориве; и ты ударишь в скалу и пойдет из нее вода, и будет пить народ. И сделал так Моисей в глазах старейшин израильских.

7. И нарек месту тому имя: Масса и Мерива (искушение и укорение) по причине укорения сынов израилевых, и потому что они искушали Господа, говоря: Есть ли Господь среди нас или нет?


Этим воспоминанием Иисус отвечает на оба рассуждения диавола. На то, что голос плоти говорит, что он не верит в Бога, если бережет себя, он отвечает: Нельзя испытывать своего Бога. На то, что голос плоти говорит, что если бы он верил в Бога, он бы бросился с храма, чтобы отдаться ангелам и избавиться от голода, — он отвечает тем, что он не укоряет никого за свой голод, как укоряли израильтяне Моисея при Массе. Он не отчаивается в Боге, и потому ему и не нужно испытывать Бога, и легко переносит свое положение.

Третье искушение есть строгий вывод из двух первых. Оба первые начинаются словами: Если ты сын Божий... последнее же не имеет этого вступления. Голос плоти прямо говорит Иисусу, показывая ему все царства мира, то есть то, как живут люди, и говорит ему: Если поклонишься мне, всё это дам тебе. Отсутствие вступления «Если ты сын Божий» и совсем особенный склад речи, уже не как с человеком, с которым спорят, а с человеком, который покорен, — указывает на связь этого места с предшествующими, если предшествующие поняты в их настоящем смысле.

Сначала голос плоти рассуждает и говорит: Если бы ты был сын Бога и дух, то ты бы не голодал, а если бы и голодал, то78 79 мог бы по своей воле из камней делать хлеб и удовлетворять своей воле. А если голодаешь и не можешь из камня сделать хлеб, значит ты не сын Бога и не дух. Но ты говоришь, что ты сын Бога в том смысле, что ты надеешься на Бога. И это неправда, потому что, если бы ты надеялся точно на Бога, как сын на отца, то ты бы и не мучился теперь голодом, а прямо бы пустился на власть Божию и не берег бы свою жизнь, а ты небось с крыши не бросишься.

Иисус отвечает на это тем, что он не должен ничего требовать от Бога.

О том, что понимал Иисус под этими словами, сказано ниже; но диавол не понимает этого довода.

Доводы диавола следующие: Хочешь есть, так и заботься о хлебе. Если бы правда было то, что ты предаешься воле Божией, то ты бы и не берег себя, а ты бережешься, — стало быть, ты не прав. И потому голос плоти, торжествуя, говорит: Не хочешь думать о пище, так и не береги свою жизнь; а бережешь свою жизнь, с крыши не хочешь броситься, так отчего хлеба себе не припасешь?

Голос плоти как бы заставил Иисуса признать могущество ее и неизбежность жизни плотской, и потому он и говорит: Все эти твои надежды на Бога и уверенность в нем — всё это слова, а на деле ты не ушел и не уйдешь от плоти. Такой же ты сын плоти был и есть, как и все люди. А сын плоти, так почти ее и работай ей. Я — дух плоти. И он показывает Иисусу царства мира: Видишь, что я даю тем, кто служит мне. Почти меня, работай мне, и тебе то же будет.

На это Иисус отвечает опять из книги Моисея (Второзакон. VI, 13): «Господа, Бога твоего, бойся и ему одному работай».

Сказано это во Второзаконии не просто, а сказано израильтянам, что тогда, когда они получат все блага плоти, то тут-то и надо бояться забыть Бога и ему одному работать.

Голос плоти замолкает и сила Божия помогает Иисусу перенести искушение.

Всё, что нужно было сказать, — всё сказано.

Церковные толкования любят представлять это место как победу Иисуса над диаволом. Победы ни по какому толкованию не выходит никакой: диавола можно считать столько же победителем, сколько и Иисуса. Победы нет ни с той, ни с другой стороны; есть только выражение двух противоположных друг79 80 другу основ жизни. И ясно выражена и та, которую отрицает Иисус, и та, которую он избрал. Оба хода рассуждения поразительны тем, что философские системы, системы морали, религиозные секты, различные направления жизни в тот или другой исторический период имеют в основе только различные стороны обоих этих рассуждений. В каждом серьезном разговоре о значении жизни, о религии, в каждом случае внутренней борьбы отдельного человека повторяются всё те же рассуждения этого разговора диавола с Иисусом или голоса плоти с голосом духа.

То, что мы называем «материализм», есть только строгое следование всему рассуждению диавола; то, что мы называем «аскетизм», есть только следование первому ответу Христа о том, что не хлебом жив человек.

Секты самоубийств, философия Шопенгауэра и Гартмана есть только развитие второго рассуждения диавола.

В самом простом виде рассуждение таково:

Диавол: Сын Бога, а голоден. Словами хлеба не сделаешь. Толкуй не толкуй о Боге, а брюхо хлеба просит. Хочешь быть жив, так и работай, запасай хлеба.

Иисус: Человек жив не хлебом, а Богом. Человеку дает жизнь не плотское, а другое — дух.

Диавол: А если не плотское дает жизнь, то человек свободен от плоти и ее требований. А если свободен, так бросься с крыши, ангелы подхватят тебя. Убивай свою плоть или сразу убей ее.

Иисус: Жизнь в теле от Бога, и потому нельзя роптать на нее и сомневаться в ней.

Диавол: Говоришь: зачем хлеб, а сам голодаешь. Говоришь: жизнь от Бога, в духе, а сам бережешь свою плоть, значит одни разговоры. Не тобой свет начался и не тобой и кончится. Гляди на людей: жили и живут и хлеб припасают, и хлеб берегут. И припасают не на день, не на год, а на года, и не один хлеб, а всё, что человеку нужно. И себя берегут, чтобы и самим не падать, и чтобы беда не убила, и чтобы человек не обидел, — тем и живы. Есть хочешь, так и трудись. Жалеешь свое тело, так и береги себя. Почитай плоть и работай ей, и жив будешь, и она отплатит тебе.

Иисус: Жив человек не плотью, а Богом. В жизни от Бога нельзя сомневаться, и в жизни этой почитать должно одного Бога и ему одному работать.80

81 Всё рассуждение диавола, то есть плоти, — несомненно и неотразимо, если стать на его точку зрения. Рассуждение Христа точно так же неотразимо, если стать на его точку зрения. Разница только в том, что рассуждение Христа включает в себя рассуждение плоти. Христос понимает рассуждение плоти, берет его за основание всего рассуждения. Рассуждение же плоти не включает в себя рассуждение Христа и не понимает его точки зрения.

Непонимание диаволом Христа начинается со второго вопроса и ответа. Диавол говорит: Если ты говоришь, что ты можешь быть жив без хлеба, необходимого для жизни, то ты можешь отречься от всей своей плотской жизни, прямо отрицать ее и для уничтожения жизни броситься с высоты.

Иисус отвечает: Отказываясь от хлеба, я не отказываюсь от Бога, но, бросаясь с храма, я отказываюсь от Бога. А жизнь — от Бога, и жизнь есть проявление во мне, в моей плоти — Бога. Следовательно, отказываясь от жизни, сомневаясь в ней, я сомневаюсь в Боге. И потому можно отказываться от всего во имя Бога, но не от жизни, потому что жизнь — проявление божества.

Но диавол не хочет понимать этого и полагает свое рассуждение верным и говорит: Отчего же от хлеба, нужного для жизни, можно отказаться, а от самой жизни нельзя? Он говорит: это непоследовательно. И если от жизни нельзя отказаться, то нельзя отказаться и от всего, что нужно для нее. И делает вывод: А если не бросаешься с крыши и считаешь, что надо беречь себя, то надо беречь себя и во всем и запасать хлеб.

Иисус говорит, что приравнять хлеб к жизни нельзя, что тут — разница. И рассуждение Иисуса ведет его к своему противоположному выводу.

Плоть говорит: Я вложила в тебя потребность соблюдать меня. Если ты думаешь, что ты можешь пренебрегать какими-нибудь из моих похотей и голодать, когда тебе есть хочется, то не думай, что ты можешь уйти от меня. Если ты воздерживаешься от них, то это только потому, что ты жертвуешь одними потребностями для других моих же потребностей, жертвуешь на время, а все-таки живешь для удовлетворения моих требований плоти. Ты жертвуешь одними потребностями для других, но самой плоти ты ни для чего не пожертвуешь. И потому ты не81 82 уйдешь от меня, и всегда, как и все другие люди, будешь служить мне одной.

И эту-то самую несомненную истину Иисус берет в основание своего рассуждения и с первого же слова, признавая всю истинность этого рассуждения, переносит вопрос на другую точку зрения. Он спрашивает себя: Чтó такое во мне эта потребность соблюдать плоть — эта похоть и эта внутренняя борьба с этой похотью? И отвечает: Это сознание жизни во мне. Что же такое это сознание жизни? Плоть не есть жизнь. Что же такое жизнь? Жизнь — это что-то такое неизвестное, но что-то непохожее на плоть, совсем другое, чем плоть. Что же это такое? Это что-то из другого источника. И потому, признавая первое положение о том, что есть плоть и есть потребность соблюдать ее, он говорит себе, что, однако, всё, что он знает о плоти и ее потребностях, он знает только потому, что в нем есть жизнь, и говорит себе, что жизнь не от плоти, а от чего-то другого, и это-то другое, противоположное плоти, называет «Бог» — и говорит: Человек жив не потому, что ест хлеб, а потому, что в нем есть жизнь. А жизнь эта происходит от чего-то другого — от Бога.

На второе положение плоти, на то, что от плоти все-таки не уйдешь, что все-таки живешь только потому, что хотя чувством самосохранения соблюдаешь ее, Иисус говорит, продолжая рассуждение с своей точки зрения, что он бережет жизнь свою не для плоти, а оттого, что она от Бога и что жизнь есть проявление Бога. И потому в последнем выводе о том, что надо работать плоти, уже совсем расходится с искусителем и говорит: И потому надо работать одному этому духовному началу жизни — Богу. Иисус говорит: И потому надо работать λατρεύειν не плоти, а одному Богу. Слово λατρεύειν, означающее работу наемника, работу принудительную, за плату, поставлено здесь недаром. И надо понимать то значение, которое имеет это слово.

Иисус говорит: Правда, я всегда буду во власти плоти, она всегда будет заявлять свои требования, но кроме голоса плоти я знаю еще голос Бога, независимый от нее. И потому как в этих искушениях в пустыне, так и во всей жизни голос плоти и голос Бога будут входить в противоречие, и мне надо будет насильно, как и работнику, ожидающему плату, работать тому или другому. Голоса будут звать меня и требовать работы одному или другому, усилие я буду делать в таких противоречиях82 83 Богу и от него только ждать платы, то есть в случае борьбы избирать всегда усилие для Бога.

И дух одерживает победу над плотью, и Иисус находит тот дух, который должен очистить его для того, чтобы наступило царство небесное. И в сознании этого духа Иисус возвращается из пустыни.

Если дать словам Бог и жизнь то значение, которое эти слова имеют во Введении, то слова Иисуса становятся еще яснее.

На первую речь диавола о хлебе Христос говорит: Не хлебом, а разумением жив человек.

На речь диавола о том, чтобы Иисус бросился с кровли, он отвечает: Я не могу сомневаться в разумении, разумение всегда со мною. Оно дает мне жизнь, а жизнь есть свет разумения, как же я могу сомневаться в разумении и испытывать его? И потому я никому иному не могу работать, как тому, что есть источник моей жизни, что есть сама моя жизнь. Одно разумение почитаю и одному ему служу.

Кроме внутреннего значения этого места, по отношению развития в самом Христе его учения, это место имеет значение выяснения Бога в сознании Христа — как разумения.

В начале искушения Христос говорит о Боге еврейском, творце всего, о Боге лице, отдельном от человека, о Боге преимущественно плотском.

Ты можешь сделать хлеб? говорит искуситель. И, отвечая, Христос хотя и не ясно, но уже говорит, что Бог — не исключительно плотский Бог: Человек жив не хлебом одним, но Богом.

Слова: бросься вниз, или: если можно лишать себя хлеба, то можно лишать себя и жизни, — выражают сомнение в том, что жизнь сама от Бога; жизнь не от Бога, а в моей власти. И Христос, отвечая, говорит: Всё в моей власти, только не жизнь, потому что сама жизнь от Бога. Жизнь есть проявление Бога, жизнь — в Боге.

Тут совсем с другой стороны, чем во Введении, выводится та же мысль, что жизнь есть свет людей, а свет есть разумение, а разумение есть то, что люди называют «Бог», то есть начало всего.

Третье искушение переносит всё рассуждение из области внутренней во внешнюю; оно говорит: Не может быть справедливо твое суждение, когда весь мир живет иначе.

Отвечая и на это, Христос повторяет свое понятие о Боге внутреннем, не плотском. Он говорит: Среди тех благ, которые83 84 не я себе дал, я должен почитать одного своего Бога и работать должен ему одному.

Кроме этого, необходимо помнить при развитии дальнейшего учения, что это понятие Бога и те отношения человека к Богу, которые выражаются в этом месте, выработаны Христом этим самым путем мысли. Надо помнить, что на вопрос о том, — чем жив человек, хлебом или Богом, — в первый раз Иисус выяснил себе сам свое учение о значении Бога и человека, и что поэтому во многих и многих местах своего учения, когда Иисус хочет выразить это отношение человека к Богу, он берет тот самый ход мысли и то самое сравнение хлеба, которыми для него самого уяснилось это значение.

О согласии всех тех мест, где говорится о хлебе, пище и питье, — с этим местом будет сказано в своем месте.

ПРИБЫТИЕ НА БРАК В КАНУ

Ин. II, 1—11 включительно. Событие это в Кане Галилейской, описанное так подробно, есть одно из самых поучительных мест в Евангелиях, поучительных по отношению к тому, как вредно принимать всю букву так называемого канонического Евангелия за что-то священное. Событие в Кане Галилейской не представляет ничего ни замечательного, ни поучительного, ни в каком бы то ни было отношении значительного. Если чудо, то оно бессмысленно, если фокус, то оно оскорбительно, если же это бытовая картина, то она не нужна.

___________

В стихах: Мф. XIV, 3—5; Мр. VI, 17—20; Лк. III, 19, 20 — описываются причины заключения Иоаннова.

В стихах: Мф. IV, 12; Ин. IV, 1—3; Лк. IV, 15; Ин. IV, 44—54; Лк. V, 1—10; Мф. IV, 19, 20; Мр. I, 17, 18 — описываются события, не преподающие учения, и потому оставляются мною без перевода.

___________

ПРОПОВЕДЬ ИИСУСА

Ἀπὸ τότε ἤρξατο ὁ Ἰγσοῦς ϰγρύσσειν...

...τὸ εὐαγγέλιον τῆς βασιλείας τοῦ θεοῦ˙

Καὶ λέγων ὅτι πεπλήρωται ὁ ϰαιρός, ϰαὶ ἤγγιϰεν ἡ βασιλεία τοῦ θεοῦ˙ μετανοεῖτε ϰαί πιστεύετε ἐν τῷ εὐαγγελίφ.

84 85

Мф. IV, 17. С того времени Иисус начал проповедывать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось царство небесное.

С тех пор начал Иисус разглашать царство Бога. Он говорил: пришло время, наступило царство Бога, обновитесь и верьте возвещению истинного блага.

Мр. I, 14. После же того, как предан был Иоанн, пришел Иисус в Галилею, проповедуя евангелие царства Божия

15. и говоря, что исполнилось время и приблизилось царствие Божие: покайтесь и веруйте в евангелие.

___________

Ин. II, 19—34 включительно.

Сказано только, что, увидав Иисуса, Иоанн сказал: «Он идет за мною, но был прежде меня». А не говорит, Христос ли он. И потому, как в этом месте, так и в последующих, относящихся до указаний на то, что Иисус был Христос, надо отделять указание на то, что он мессия, от учения, с которым они часто слиты. Был ли, или не был Иисус, учение которого охватило бóльшую половину мира, тем Христом, с точки зрения иудеев, которого они ожидали, — есть вопрос совершенно чуждый учению.

Для евреев, переходивших в христианство, он мог иметь значение, и потому понятно, почему в Евангелиях часто затемняется смысл мест: затемняется он только для того, чтобы доказать, что Иисус был Христос, то есть помазанник; что как Давид и Саул были помазаны, так и Христос был помазан Иоанном.

Для людей же не еврейского закона и ничем не убежденных в том, что Иисус был истинный посланник Божий, утверждения Иоанна об Иисусе, если бы они и были сказаны, совершенно не нужны.


Стихи Ин. I, 19—34; Мф. III, 16, 17; Мр. I, 10, 11 и Лк. III, 21, 22 имеют содержанием удостоверение и доказательства того, что Иисус есть сын Божий.85

86 Был ли Иисус сын Божий до понятиям иудеев, для нас, не иудеев, совершенно безразлично. Если бы не было других доказательств его сыновности Богу, кроме голоса, который 1800 лет тому назад неизвестно кто слышал, то это предание о голосе с неба не убедило бы никого в ого избранности и сыновности Богу.

Для того же, кто понял истинность Иисуса и сыновность его Богу так, как они объяснены в І-й главе, предания о голубе и голосе с неба по меньшей мере излишни.

___________

ПЕРВЫЕ УЧЕНИКИ ХРИСТОВЫ

Τῇ ἐπαύριον πάλιν εἱστήχει ὁ Ἰωάννης, ϰαὶ ἐϰ τῶν μαθητῶν αὐτοῦ δύо.

Καὶ ἐμβλέψας τῷ Ἰησοῦ περιπατοῦντι λέγει Ἴδε ὁ ἀμνὸς τοῦ θεοῦ.

Ин. I, 35. На другой день опять стоял Иоанн и двое из учеников его;

И Иоанн опять свиделся с Иисусом1 и сказал про него: это ягненок Божий.

36. и, увидев идущего Иисуса, сказал: вот агнец Божий.


ПРИМЕЧАНИЕ

1) Ἐμβλέψας τῷ Ἰησοῦ περιπατοῦντι — увидав шедшего Иисуса. Под этими словами должно разуметь то, что, когда Иисус шел в Галилею, Иоанн опять виделся с ним. Слово πάλιν указывает на это. У Иоанна евангелиста рассказываются самым кратким образом самые события, но из этого никак не следует то, чтобы было только то, что сказано. Как если бы человек, повторяя известный рассказ о событии, упомянул бы выдающиеся и памятные черты. Очевидно, Иисус виделся с Иоанном, говорил с ним, и после беседы Иоанн сказал: Он ягненок, назначенный Богу; и эти последние слова выразили резко то, что говорил Иоанн.

___________

Καὶ ἤϰουσαν οἱ δύο μαθηταὶ αὐτοῦ λαλοῦντος, ϰαὶ ἠϰολούθησαν τῷ Ἰησοῦ.

Στραϕεὶς δὲ ὁ Ἰησοῦς, ϰαὶ θεασάμενος αὐτοὐς ἀϰολουθοῦντας, λέγει αὐτοῖς.86

87 Τί ζητεῖτε; Οἱ δὲ εἶπον αὐτῷ ‘Ραββεί (ὃ λέγεται ἑρμενευόμενον διδάσϰαλε), ποῦ μένεις;

Ин. I, 37. Услышавши от него сии слова, оба ученика пошли за Иисусом.

38. Иисус же, обратившись и увидев их идущих, говорит им: что вам надобно? Они сказали ему: Равви! (что значит: учитель) где живешь?

Два ученика Иоанна, когда услыхали эти слова, пошли за Иисусом.

Иисус оглянулся, увидал, что они идут за ним, и сказал им: Чего вы ищете? Они сказали: Равви (это значит: учитель), где ты живешь?1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Пοῦ μένεις — где живешь. Слова учеников ж ответ Иисуса

Христа — увидите, где живу, и то, что ученики увидали, где он живет, очевидно, значат более, чем то, что сказано.

Иоанн евангелист упоминает только о выдающихся словах того разговора, но смысл всего места, очевидно, тот, что ученики хотят быть с ним, слышать его учение, может быть и видеть его жизнь, и он приглашает их с собою, и они видят его жизнь и слышат его учение и убеждаются в истинности его.

___________

Λέγει αὐτοῖς Ἔρχεσθε ϰαὶ ἴδετε. ἦλθον ϰαὶ εἶδον ποῦ μένει˙ ϰαὶ παρ αὐτῷ ἔμειναν τὴν ἡμέραν ἐϰείνην˙ ὥρα δὲ ἦν ὡς δεϰάτη.

Ἦν Ἀνδρέας ὁ ἀδελφὸς Σίμωνος Πέτρου, εἶς ἐϰ τῶν δύο τῶν ἀϰουσάντων παρὰ Ἰωάννου ϰαὶ ἀϰολουθησάντων αὐτῷ.

Εὑρίσϰει οὗτος πρῶτον τὸν ἀδελφὸν τὸν ἴδιον Σίμωνα, ϰαὶ λέγει αὐτῷ Εὑρήϰαμεν τὸν Μεσσίαν (ὅ ἐστι μεθερμηνενόμενον Χριστός).

Καὶ ἥγαγεν αὐτὸν πρὸς τὸν Ἰησοῦν. ἐμβλέψας δὲ αὐτῷ ὁ Ἰησοῦς, εἶπε Σὺ εἶ Σίμων ὁ υἱὸς Ἰωνᾶ σὺ ϰληθήσῃ Κηφᾶς, ὃ ἑρμηνεύεται Πέτρος.

Καὶ προβᾲς ἐϰεῖθεν ὀλίγον, εἶδεν Ἰάϰωβον τὸν τοῦ Ζεβεδαίου, ϰαὶ Ἰωάννην, τὸν ἀδελφὸν αὐτοῦ, ϰαὶ αὐτοὺς ἐν τῷ πλοίῳ ϰαταρτίζοντας τὰ δίϰτυα

Καὶ εὐθέως ἐϰάλεσεν αὐτούς˙ ϰαὶ ἀφέντες τὸν πατέρα αὐτῶν Ζεβεδαῖον ἐν τῶ πλοίῳ μετὰ τῶν μισθωτῶν, ἀπῆλθον ὀπίσω αὐτοῦ.

Τῇ ἐπαύριον ἠθέλησεν ὁ Ἰησοῦς ἐξελθεῖν εἰς τὴν Γαλιλαίαν˙ ϰαὶ εὑρίσϰει Φίλιππον, ϰαὶ λέγει αὐτῷ ὁ Ἰησοῦς Ἀϰολούθει μοι.

Ἦν δὲ ὁ Φίλιππος ἀπὸ Βηθσαϊδά, ἐϰ τῆς πόλεως Ἀνδρέον ϰαὶ Πέτρου.87

88 Εὑρίσϰει Φίλιππος τὸν Ναθαναὴλ ϰαὶ λέγει αὐτῷ Ὅν ἔγραψε Μωϋσῆς ἐν τῷ νόμῳ, ϰαὶ οἱ προφῆται, εὑρήϰαμεν, Ἰησοῦν τὸν υἱὸν τοῦ Ἰωσήφ τὸν ἀπὸ Ναζαρέτ.

Καὶ εἶπεν αὐτῷ Ναθαναήλ Ἐϰ Ναζαρὲτ δύναταί τι ὰγαθὸν εἶναι; Λέγει αὐτῷ Φίλιππος Ἔρχου ϰαὶ ῐδε.

Εἶδεν ὁ Ἰησοῦς τὸν Ναθαναὴλ ἐρχόμενον πρὸς αὐτόν, ϰαὶ λέγεὶ περὶ αὐτοῦ Ἴδε, ἀληθῶς Ἰσραηλείτης ἐν ᾧ δόλος οὐϰ ἔστι.

Ин. I, 39. Говорит им: пойдите и увидите. Они пошли и увидели, где он живет, и пробыли у него день тот. Было около десятого часа.

Он сказал им: идите и увидите. Они пошли и увидели, где он живет, и у него пробыли день.

40. Один из двух, слышавших от Иоанна об Иисусе и последовавших за ним, был Андрей, брат Симона Петра.

Один из этих двух был Андрей, брат Семена Петра.

41. Он первый находит брата своего Симона и говорит ему: мы нашли мессию, чтò значит: Христос;

Он разыскал своего брата Семена и говорит: мы нашли мессию, значит избранника Божия.

42. и привел его к Иисусу. Иисус же, взглянув на него, сказал: ты Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень (Петр).

И привели его к Иисусу. Иисус поглядел на него и говорит: Ты Семен, Ионин сын. Тебя надо назвать Петр — значит камень.

Мр. I. 19. (Мф. IV, 21.) И прошед оттуда немного, он увидел Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, также в лодке, починивающих сети;

И, пройдя немного оттуда, увидал Якова Зеведеева и Ивана, его брата, они в лодке справляли сети.

Мр. I, 20. (Мф. IV, 22; Лк. V, 11.) и тотчас призвал их. И они, оставивши отца своего Зеведея в лодке с работниками, последовали за ним.

И тотчас позвал их. И они оставили отца Зеведея с работниками в лодке.

Ин. I, 43. На другой день Иисус восхотел идти в Галилею и находит Филиппа и говорит ему: иди за мною.

Потом уже перед входом в Галилею Иисус встретил (еще) Филиппа и говорит: иди со мною.

88 89

44. Филипп же был из Вифсаиды, из одного города с Андреем и Петром.

Филипп был из Вифсаиды — односелец Петру и Андрею.

45. Филипп находит Нафанаила и говорит ему: мы нашли того, о котором писали Моисей в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета.

Филипп разыскал Нафанаила и говорит ему: Про кого Моисей писал в законе, мы того нашли, это Иисус, сын Иосифа, из Назарета.

46. Но Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? Филипп говорит ему: пойди и посмотри.

47. Иисус, увидев идущего к нему Нафанаила, говорит о нем: вот подлинно израильтянин, в котором нет лукавства.

А Нафанаил говорит ему: Разве может что доброго быть из Назарета? Филипп говорит ему: Поди сам — увидишь.

Когда Нафанаил пришел и свиделся1 с Иисусом, Иисус сказал о нем: вот истинно человек, в ком хитрости нет.

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Увидал его — здесь значит: свиделся с ним, последовал за ним.

Ἀπεϰρίθη Ναθαναὴλ ϰαὶ λέγει αὐτῷ Ραββεί, σὺ εἶ ὁ υἱὸς τοῦ θεοῦ σὺ εἶ ὁ βασιλεὺς τοῦ Ἰσραήλ.

Ин. I, 49. Нафанаил отвечал ему: Равви! Ты сын Божий, ты царь израилев.

И сказал ему Нафанаил: Ты сын Бога, ты царь израиля.1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Утверждение Нафанаила о том, что Иисус есть сын Бога, т. е. то самое, что о себе думал Иисус в пустыне, и царь Израиля, т. е. что вместе с Христом пришло царство Бога, то, что проповедывал Иоанн, указывает на то, что Иоанн многое говорил и толковал своим первым ученикам. Поняв это толкование, Нафанаил сказал: Да, ты сын Бога и ты царь израиля.

Стих 48-й І-й главы Иоанна есть такой же намек о чем-то, известном только писателю, но совершенно потерянном для89 90 нас. Что было под смоковницею, когда Нафанаила видел Иисус, — неизвестно, и потому этот стих пропускается.

Стих 50-й есть продолжение разговора о потерянном для нас событии под смоковницей и потому пропускается.

___________

Καὶ λέγει αὐτῷ Ἀμὴν ἀμὴν λέγω ὑμῑν, ἀπ᾽ ἄρτι ὄψεσθε τόν οὐρανὸν ἀνεῳγότα, ϰαὶ τοὺς ἀγγέλους τοῦ θεοῦ ἀναβαίνοντας ϰαὶ ϰαταβαίνοντας ἐπὶ τὸν υἱὸν τοῦ ἀνθρώπου.

Ин. I, 51. И говорит ему: истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и ангелов Божиих восходящих и нисходящих к сыну человеческому.

И он сказал: Узнаешь то, что важнее этого. Истинную правду говорю вам: теперь узнаете, что небо открыто и силы Божии будут сходить к сыну человеческому1 и восходить от него на небо.

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Υἱὸς τοῦ ἀνθρώπου — сын человеческий и по смыслу и по употреблению значит и не может значить ничего другого, как «человек» в смысле общих всем людям свойств человеческих. В этих словах Иисус высказывает то, что он постиг в пустыне.

По прежнему учению Бог был отдельное существо от человека. Небо — обиталище Бога, и сам Бог был закрытым для человека. По учению Иисуса небо открыто для человека. Общение Бога с человеком установлено. Жизнь человека от Бога, и Бог всегда с человеком, и потому сила Божия сходит к сыну человеческому; человек познает ее в себе и восходит на небо. Человек из себя познает Бога. В этом и заключается наступление царства Божия, которое проповедывал Иоанн и подтверждает Иисус.

___________

ПРОПОВЕДЬ ИИСУСА В НАЗАРЕТЕ

Καὶ ἦλθεν εἰς τὴν Ναζαρέτ, οὗ ἦν τεθραμμένος˙ ϰαὶ εἰσῆλθε ϰατὰ τὸ εἰωθὸς αὐτῷ, ἐν τῇ ἡμέρα τῶν σαββάτων, εἰς τὴν συναγωγήν, ϰαὶ ἀνέστη ἀναγνῶναι.

Καὶ ἐπεδόθη αὐτῷ βιβλὶον Ἠσαΐου τοῦ προφήτου. ϰαὶ ἀναπτύξας τὸ βιβλὶον, εὗρεν τὸν τόπον οὗ ἦν γεγραμμένον.90

91 Πνεῦμα Κυρίου ἐπ᾽ ἐμὲ οὖ ἕνεϰεν ἕχρισέ με εὐαγγελίζεσθαι πτωχ˙οῖς, ἀπέσταλϰέ με ἰάσασθαι τοὺς συντετριμμένους τὴν ϰαρδίαν, ϰηρῦξαι αἰχμαλώτοις ᾄφεσιν, ϰαὶ τνφλοῖς ἀνάβλεψιν, ἀποστεῖλαι τεθραυσμένους ἐν ἀφέσει.

Κηρύξαι ἐνιαυτὸν Κυρίου δεϰτόν.

Лк. IV, 16. И пришел в Назарет, где был воспитан, и вошел, по обыкновению своему, в день субботний в синагогу, и встал читать.

И пришел Иисус в Назарет, где был воспитан. И вошел по обыкновению праздничного дня в собрание и стал читать.

17. Ему подали книгу пророка Исаии; и он, раскрыв книгу, нашел место, где было написано:

И дали ему книгу пророка Исаии. И развернул на том самом месте, где написано:

18. Дух Господень на мне; ибо он помазал меня благовествовать нищим, и послал меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу.

Дух вечного на мне; он посвятил меня на то, чтобы возвестить благо несчастным, разбитым сердцем, связанным провозгласить свободу, слепым свет и измученным спасение и отдых,

19. проповедывать лето Господне благоприятное (Исаия 61, 1—2).

возвестить всем годину милости Божией.1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Место это из Исаии обрывается на том стихе, в котором говорится о мщении Бога. У Исаии так: «Возвестить годину милости Божией. День мщения нашего Бога». Я выписываю это для того, чтобы было понятно то, что слова, приводимые из книги Моисея и пророков, надо понимать только в том смысле, который дает им Иисус. Очевидно, он выбрал те знакомые слова, которые выражали его мысль, откидывая те, которые противоречили ей.

___________

Καὶ πτύξας τὸ βιβλίον, ἀποδοὺς τῴ ὑπηρέτῃ ἐϰάθισε˙ ϰαὶ πάντων ἐν τῇ σοναγωγῇ οἱ ὀφθαλμοὶ ἦσαν ἀτενίζοντες αὐτῷ.

᾽Ήρξατο δὲ λέγειν πρὸς αὐτοῦς ᾽Ότι σήμερον πεπλήρωται ἡ γραφὴ αὕτη ἐν τοῖς ὠσὶν ὑμῶν.91

92 Καὶ πάντες ἐμαρτύρουν αὐτῷ, ϰαὶ ἐθαύμαζον ἐπὶ τοῖς λόγοις τῆς χάριτος τοῖς ἐϰπορευομένοις ἐϰ τοῦ στόματος αὐτοῦ, ϰαὶ ἔλεγον Οὐχ οὖτός ἐστιν ὁ υἱὸς Ἰωσήφ;

Οὐχ οὖτός ἐστιν ὁ τέϰτων;

Οὐχ οὖτός ἐστιν ὁ τοῦ τέϰτονος υἱός; οὐχὶ ἡ μήτηρ αὐτοῦ λέγεται Μαριάμ, ϰαὶ οἱ ἀδελφοὶ αὐτοῦ Ἰάϰωβος ϰαὶ Ἰωσῆφ ϰαὶ Σίμων ϰαὶ Ἰούδας;

Καὶ εἶπε πρὸς αὐτούς Πάντως ἐρεῖτέ μοι τὴν παραβολὴν ταύτην. Ἰατρέ, θεράπευσον σεαυτόν˙

Οὐϰ ἔστι προφήτης ἄτιμος, εἰ μὴ ἐν τῇ πάτρίδι αὐτοῦ ϰαὶ ἐν τῇ οἰϰία αὐτοῦ.

Лк. IV, 20. И, закрыв книгу и отдав служителю, сел; и глаза всех в синагоге были устремлены на него.

И, закрыв книгу и отдав слуге, он сел. И глаза всех смотрели на него.

21. И он начал говорить им: ныне исполнилось писание сие, слышанное вами.

И он начал говорить им: Теперь совершилось писание это в глазах ваших.

Лк. IV, 22. (Мф. XIII, 54; Мр. VI, 2.) И все засвидетельствовали ему это, и дивились словам благодати, исходившим из уст его, и говорили: не Иосифов ли это сын?

И все дивились благости речей его и говорили: Не этот ли сын Иосифа, не плотник ли он?

Мр. VI, 3. Не плотник ли он?


Мф. XIII, 55. Не плотников ли он сын? Не его ли мать называется Мария, и братья его Иаков, и Иосий, и Симон, и Иуда?

И не этот ли плотников сын; не мать ли его зовут Мариам, и братьев его Яков, Иосий, и Семен, и Иуда?

Лк. IV, 23. Он сказал им: конечно, вы скажете мне присловие: врач! исцели самого себя.

И сказал им: Разумеется, вы говорите: Врач, исцелись сам!

Мф. XIII, 57. Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем.

Потому что никакого пророка не понимают на его родине.1

92 93


ПРИМЕЧАНИЕ

1) Смысл стихов о пророке в отечестве своем и враче для меня не ясны. Во всяком случае смысл этого места, как он понимается, не имеет ничего общего с учением и потому относится к прибавлению.

___________

Καὶ ϰαταλιπὼν τὴν Ναζαρέτ, ἐλθὼν ϰατῴϰησεν εἰς Καπερναὺμ τὴν παραθαλασσἱαν, ἐν ὁρίοις Ζαβουλὼν ϰαὶ Νεφθαλεῖμ.

Καὶ εὺθέως τοῖς σάββασιν εἰσελθὼν εἰς συναγωγὴν ἐδίδασϰε.

Καὶ ἐξεπλήσσοντο ἐπὶ τῇ διδαχῇ αὐτοῦ˙ ἦν γὰρ διδάσϰων αὐτοὺς ὡς ὲξουσίαν ἔχων, ϰαὶ οὐχ ὡς οἱ γραμματεῖς.

Мф. IV, 13. И, оставив Назарет, пришел и поселился в Капернауме приморском, в пределах Завулоновых и Неффалимовых.

И Иисус из Назарета пошел жить в Капернаум.

Мр. I, 21. (Лк. IV, 31.) И вскоре в субботу вошел он в синагогу и учил.

И тотчас же в субботу вошел в собрание и стал учить.

Мр. I, 22. (Лк. IV, 32.) И дивились его учению, ибо он учил их как власть имеющий, а не как книжники.

И восхищались учению его, потому что он учил их свободно,1 а не как книжники.

ПРИМЕЧАНИЕ

1) ‘Ως ἐξουσίαν ἔχων значит: имея свободу. Ἐξουσία значит первым значением своим свобода. Здесь же уже неизбежно значит свобода, а не власть, потому что противополагается учению книжников. Книжники имели власть, и потому не могло быть сказано: имея власть, а не как книжники (имеющие власть). Противоположение тут в том, что книжники именно потому, что имели власть, учили несвободно, а Иисус учил свободно; т. е. что учение книжников (как оно и было) считало людей рабами Бога, несвободными, а по учению Иисуса люди были свободны. При таком объяснении понятно и то, чему мог восхищаться народ. Если бы Иисус учил как власть имеющий, т. е. с дерзостью и нахальством, то народу бы нечем было восхищаться. Это фарисеи и книжники умели гораздо лучше. Но,93 94 очевидно, что-то другое было в его учении. И это другое было то, что он учил ὡς ἐξουσίαν ἔχων, т. е. свободно, как свободный от всех уз.

РОЖДЕНИЕ, ДЕТСТВО И НАЧАЛО ПРОПОВЕДИ ИИСУСА
(Общее изложение главы первой)

Разумение воплотилось в Иисусе Христе. Иисус Христос возвестил людям истинное благо.

Рождение же Иисуса вот как было. Мать его Мария была обручена Иосифу. Но, прежде чем они стали жить как муж с женою, оказалась Мария беременна. Иосиф же был человек добрый и не хотел ее осрамить, принял как жену свою. И не имел с нею дела, пока не родила сына своего первого и назвала его Иисус.

И мальчик рос и мужал и был разумен не по годам. И в детстве его вот что было с ним:

Было Иисусу уже двенадцать лет, и пошли раз Мария с Иосифом к празднику в Иерусалим и взяли с собой мальчика. Отошел праздник, и пошли они домой и забыли про мальчика. Потом вспомнили и подумали, что он ушел с ребятами, и спрашивали про него дорогой. Мальчика нигде не было, и вернулись они за ним в Иерусалим.

И уже на третий день нашли они мальчика в церкви, сидит с учителями, спрашивает их и слушает. И все удивлялись разуму его.

Мать увидела его и говорит: Что ты с нами сделал, вот мы с отцом твоим горюем, ищем тебя. А он сказал им: Где же вы искали меня? Разве не знаете, что сына надо искать в доме отца? И они не поняли его.

Не поняли того, что он, зная, что плотского отца у него не было, одним отцом своим считал Бога. И после этого Иисус жил у матери и слушался ее во всем, и подвизался и в возрасте и в разуме, и был в милости у Бога и у людей.

И так жил он до 30-ти лет. И все думали, что Иисус сын Иосифа.

Начал же Иисус возвещать о благе вот как: пророки предсказывали, что Бог должен прийти в мир. Пророк Малахия говорил: Посланец мой пойдет вперед, чтобы проложить мне путь.94

95 Пророк Исаия говорил: Голос взывает к вам: Проложите в глуши путь Богу, уровняйте путь ему, сделайте так, чтобы всё было ровно, чтобы не было ни впадин, ни возвышений, ни высокого, ни низкого. Тогда Бог будет среди вас, и все найдут спасение свое.

По этим словам пророков, во время Иисуса объявился новый пророк Иоанн. Иоанн жил в степи Иудейской на Иордане. Одежда Иоанна была из верблюжьего волоса, подпоясана ремнем. А питался он корою древесной и зельем. Он призывал людей к новой жизни, и они сознавались ему в своих ошибках, и он купал их в Иордане в знак исправления их ошибок. Он говорил всем: Или почуяли вы, что и вам не отбыть воли Божьей? Так обновитесь же. И если хотите обновиться, так пускай по делам вашим видно будет, что вы переменились. Иоанн говорил: До сих пор пророки говорили, что Бог придет. Я говорю вам: обновитесь, Бог пришел уже. Он говорил: очищаю вас водой, но после меня тот, кто сильнее меня, очистит вас духом. Когда он придет, он очистит вас, как хозяин очищает гумно свое: пшеницу соберет, а мякину сожжет. Если дерево не приносит плода хорошего, то его срубают и жгут на дрова. И топор уже лежит у корня дерева.

И спрашивал его народ: Что нам делать? Он отвечал: У кого две одежи, тот отдай одну тому, у кого нет. И у кого есть пища, — отдай тому, у кого нет. Приходили к нему откупщики и спрашивали: Нам что делать? Он сказал: Ничего против положенного не вымогайте. И спрашивали воины: Как нам быть? Он сказал: Никого не обижайте. Не плутуйте. Будьте довольны тем, что вам отпускается. И много еще другого возвещал он народу о том, что есть благо настоящее.

Иисусу было тогда 30 лет. Он пришел на Иордан к Иоанну и слушал проповедь его о том, что Бог идет, что надо обновиться, что теперь люди очищаются водой, но что должны очиститься духом, и тогда Бог придет. Иисус не знал своего отца плотского и считал отцом своим Бога. Он поверил проповеди Иоанна и сказал себе: Если правда, что мой отец Бог и я сын Бога, и правда то, что говорит Иоанн, то мне надо только очиститься духом, чтобы Бог пришел ко мне.

И Иисус ушел в пустыню, чтобы испытать правду того, что он сын Бога, и что Бог придет к нему. Он ушел в пустыню и без пищи и питья жил там долго и, наконец, отощал. И нашло на95 96 него сомнение, и он сказал себе: Говоришь, что ты дух, сын Бога, и что Бог придет к тебе, а мучаешься тем, что у тебя нет хлеба, и Бог не приходит к тебе: стало быть, ты не дух, не сын Бога. Но он сказал себе: Плоть моя желает хлеба, но хлеб нужен мне для жизни; человек жив не хлебом, а духом, — тем, что от Бога.

Но голод все-таки мучил его. И нашло на него другое сомнение, он сказал себе: Говоришь, что ты сын Бога и что Бог придет к тебе, а страдаешь и не можешь прекратить своих страданий. И ему представилось, что он стоит на крыше храма, и ему пришла мысль: Если я дух, сын Бога, то, если я брошусь с храма, не убьюсь, а невидимая сила сохранит меня, поддержит и избавит от всякого зла. Отчего же мне не броситься, чтобы перестать страдать голодом? Но он сказал себе: Зачем мне испытывать Бога в том, что он со мной или нет. Если я испытываю его, я не верю в него, и его нет со мною. Бог дух дает мне жизнь, и потому в жизни дух всегда во мне. И я не могу испытывать его. Я могу не есть, но убить себя я не могу, потому что чувствую в себе дух.

Но голод всё мучил его. И ему еще пришла мысль: Если я не должен испытывать Бога в том, чтобы не броситься с храма, то я не должен также испытывать Бога в том, чтобы голодать, когда мне хочется есть. Я не должен лишать себя всех похотей плоти. Они вложены в меня и во всех людей. И ему представились все царства земные и все люди, как они живут и трудятся для плоти, ожидая от нее награды. И он подумал: Они работают плоти, и она дает им всё то, что они имеют. Если я буду работать ей, и мне то же будет. Но он сказал себе: Бог мой есть не плоть, а дух; им живу, его знаю в себе всегда, его одного почитаю, и ему одному тружусь, от него ожидаю награды.

Тогда искушение оставило его, и дух обновил его, и он познал то, что Бог уже пришел к нему и всегда в нем; и, познав это, он в силе духа вернулся в Галилею.

И с той поры, познав силу духа, он стал возвещать присутствие Бога. Он говорил: Пришло время, обновитесь, верьте возвещению блага.

Из пустыни Иисус пришел опять к Иоанну и был с ним.

Когда Иисус уходил от Иоанна, Иоанн сказал про него: Это настоящий сын Божий (избранник). По этим словам Иоанна96 97 два ученика Иоанна оставили своего прежнего учителя и пошли за Иисусом.

Иисус увидал, что они идут за ним, остановился и говорит: Что вам надо? Они сказали ему: Учитель, мы хотим быть с тобою и узнать твое учение. Он сказал: Пойдемте со мной, и всё скажу вам. Они пошли с ним и пробыли с ним, слушая его, целый день до 10-го часа.

Одного из этих учеников звали Андрей. И у Андрея был брат Семен. Послушав Иисуса, Андрей пошел к своему брату Семену и говорит ему: Мы нашли избранника Божия. Андрей взял с собою Семена и привел его тоже к Иисусу. Этого брата Андреева Иисус прозвал Петр, значит камень. И эти оба брата стали учениками Иисуса.

И Иисус пошел дальше с двумя учениками своими. Пройдя немного, Иисус увидал рыбаков в лодке. Это был Зеведей отец с работниками и двумя сыновьями Яковом и Иваном. Они сидели и справляли сети. Иисус стал говорить с Яковом и Иваном, и Яков и Иван оставили отца с работниками в лодке и пошли с Иисусом и стали его учениками.

Потом уже перед входом в Галилею Иисус встретил еще Филиппа и позвал его с собой. Филипп был из Вифсаиды, односелец Петру и Андрею. Когда Филипп узнал Иисуса, он пошел и разыскал брата своего Нафанаила и говорит ему: Мы нашли избранника Божия, того, про которого писал Моисей, это — Иисус, сын Иосифа из Назарета. Нафанаил удивился тому, что избранник Божий из соседней деревни, и говорит: Ну, брат, мудрено что-то, чтобы из Назарета был избранник Божий. Филипп говорит: Пойдем со мной к нему, сам увидишь и услышишь. Нафанаил согласился и пошел с братом и свиделся с Иисусом; и когда услыхал его, то сказал Иисусу: Да, теперь я вижу, что это правда, что ты сын Бога и царь Израиля.

Иисус сказал ему: Узнаешь то, что важнее этого. Узнаешь, что теперь наступило царство небесное; и потому истинно говорю вам, что ко всем людям будет сходить сила Божия и от них будет исходить сила Божия. Отныне Бог уже не будет особенный от людей, а люди сольются с Богом.

И из пустыни пришел Иисус на родину в Назарет. И в праздник вошел, как всегда, в собрание и стал читать. Ему дали книгу пророка Исаии. Он развернул ее и стал читать. В книге написано было: Дух владыки во мне, он избрал меня на то,97 98 чтобы возвестить благо несчастным и разбитым сердцем, на то, чтобы возвестить связанным свободу, слепым свет, а измученным спасение и отдых; на то, чтобы возвестить всем время спасения, милости Бога. Он закрыл книгу, отдал слуге и сел, и все ждали, что он скажет. И он сказал: Теперь это писание исполнилось в ваших глазах. Бог в мире. Царство Бога в мире наступило, и все несчастные, разбитые сердцем, связанные, слепые, измученные — все получают спасение.

И многие удивлялись на доброту речи его. А другие говорили: Да ведь он плотник и плотников сын. И мать его зовут Мариам, а братья его Яков, Семен, Иуда и Иоса, и мы всех их знаем, они все бедные, такие же, как мы.

И он сказал им: Вы, верно, думаете, что оттого, что я говорю: нет больше несчастных, измученных, а у меня отец, мать, братья небогатые, что я говорю неправду и что мне надо бы их сделать всех счастливыми. Если вы так думаете, то вы не понимаете того, что я говорю. И так никогда не понимают пророка на его родине.

И Иисус пошел в Капернаум и в субботу вошел в собрание и стал учить. И весь народ удивлялся на его учение, потому что его учение было совсем другое, чем учение законников. Законники учили закону, которому надо повиноваться, а Иисус учил, что все люди свободны.

Глава вторая

Общее примечание к 2-й главе

Содержание этой второй главы есть отрицательное определение Бога. Иоанн сказал: Когда очиститесь духом, то Бог будет в мире. Иисус пошел в пустыню, познал силу духа и, познав эту силу духа, вернулся в мир и объявил, что Бог в мире и наступило его царство.

Смысл царства Божия в мире Иисус выразил словами пророка Исаии. Царство Божие есть счастье для несчастных, спасение для страдающих, свет для слепых, свобода для несвободных. Ученикам своим Иисус сказал, что царство небесное в том, что отныне Бог уже не будет тем Богом неприступным, каким он был прежде, а что отныне Бог будет в мире и в общении с людьми. Если Бог в мире и в общении с людьми, то — какой это Бог? Тот ли это Бог творец, сидящий на небесах, являвшийся патриархам и давший свой закон Моисею, Бог мстительный, жестокий и страшный, которого знали и почитали люди, или это другой Бог?

И в этой 2-й главе Иисус определяет то, что не есть Бог.

Для того, чтобы это было вполне понятно, необходимо восстановить настоящее значение речей Христа, значение, которое все церкви старательно затемняли.

Значение речей и действий Христа, приведенных в этой главе, то, что Христос отрицает всё, решительно всё вероучение еврейское. В сущности это до такой степени ясно и несомненно, что как-то совестно доказывать это. Надо было, чтобы наши церкви постигла та странная историческая судьба, заставившая их против здравого смысла соединять в одно несоединимые,99 100 прямо противоположные учения: христианское и еврейское, чтобы они могли утверждать такую нелепость и скрывать очевидное. Стоит не только прочесть, но пробежать Пятикнижие, в которых до малейших подробностей определены все действия человека в десятках тысяч самых разнообразных случаев, чтобы ясно видеть, что при таком подробном, мелочном определении всех поступков человека не может быть места какому-нибудь продолжению, дополнению учения закона, как уверяют церкви. Еще мог бы быть какой-нибудь простор для нового закона, если бы сказано было, что все законы эти людские. Но нет, ясно и определенно сказано, что всё это, — о том, как и когда срезать или не срезать прыщики крайней плоти, о том, как и когда побить всех жен и детей, каких людей как вознаградить за нечаянно убитого вола, — ясно сказано, что всё это слова самого Бога. Как же дополнять этот закон? Дополнять такой закон можно только новыми подробностями о прыщиках крайней плоти, о том, кого еще убить надо, и т. д. Но, приняв этот закон боговдохновенным, нельзя уже не только проповедывать учение Христа, но даже самое низменное учение. Всё определено, нечего проповедывать. Для первого слова какой-нибудь проповеди в виду Пятикнижия надо разрушить Пятикнижие, закон Пятикнижия. А в том, что Пятикнижие от Бога и Евангелие от Бога, в этом-то самом должна себя и других уверять церковь. Что же ей больше делать, как не закрывать глаза на очевидность и напрягать все силы изворотливости ума, чтобы соединить несоединимое. Сделалось это вследствие ложного учения Павла, которое предшествовало знанию учения Христа и по которому непонятое учение Христа было представлено, как продолжение учения евреев. Но когда уже раз это совершилось, и задача была поставлена не в том, чтобы понять смысл учения Христа, а в том, чтобы соединить несоединимое, что же было делать, как не вилять и не говорить те туманные, несвязные, выспренние речи, как Павлово послание к евреям, и весь тот сумбур в этом же роде, который 1800 лет проповедуют так называемые отцы церкви и богословы.

Действительно, стоит только представить себе, что люди задались тем, чтобы, признавая оба сочинения до последней строчки истинными, соединить в одно І-й том свода законов и сочинения хоть Прудона, Я выбрал І-й том и Прудона, но100 101 І-й том и Прудон скорее могут быть соединены, чем Пятикнижие и Евангелие. В самом деле, что ни возьмем:

В Евангелии: не только убить кого-нибудь, но запрещается сердце иметь на кого-нибудь; в Пятикнижии: убить, убить и убить жен, детей и скотов.

В Евангелии: богатство — зло; в Пятикнижии — высшее благо и награда.

В Евангелии: чистота телесная — имей одну жену; в Пятикнижий — бери жен, сколько хочешь.

В Евангелии: все люди братья; в Пятикнижии — все враги, одни иудеи братья.

В Евангелии: никакого внешнего богопочитания; в Пятикнижии большая половина книг определяет подробности внешнего служения Богу.

И это-то учение евангельское, как уверяют, есть дополнение и продолжение Пятикнижия.

О той лжи и неизбежно ложном понимании учения Христа, которые вытекают из этого нелепого утверждения, по отношению к другим местам Евангелия, будет сказано в своем месте, теперь же речь идет о внешнем богопочитании против которого восставал Иисус.

По толкованиям церкви выходит, что все те места, которые помещены в этой 2-й главе: отрицание омовений и необщения с неочищенными, отрицание всего, считающегося нечистым, отрицание постов, отрицание важнейшего завета евреев с Богом — субботы, отрицание всех жертвоприношений, отрицание необходимости рукотворного храма, отрицание даже самого священного для евреев места, Иерусалима, и, наконец, отрицание самого Бога как чего-то внешнего, а признание Бога — духом, которому надо служить в духе, — всё это, по толкованиям церкви, какие-то для нас совершенно ненужные нападки на выдуманные какими-то фарисеями излишние тонкости.

Не говоря уже о том, что если это всё имеет только значение пикировки с какими-то фарисеями, то это излишне; не говоря о том, что для всякого человека, знающего грамоте и могущего читать Пятикнижие и могущего думать своим умом, — утверждение о том, что Иисус боролся не с законом Моисея, а с фарисеями, представится очевидно ложным.

Иисус боролся со всеми законами Пятикнижия, само собою разумеется, исключая некоторых истин, которые должны же101 102 были быть в этой куче безобразия и вздора. Так он понимал о заповеди любить отца и мать, любить ближнего. Но то, что в Пятикнижии нашлись две, три фразы, которые мог признать Иисус, не доказывает, что он дополнял и продолжал его, так же как не доказывает то, что человек, оспаривая другого, берет его же некоторые слова для утверждения своих доводов.

Иисус не с фарисеями спорил, а со всем законом, и в своих отрицаниях внешнего богопочитания он перебрал всё, что только составляло догмат веры внешнего богопочитания каждого взрослого еврея.

Вот как определено было по Второзаконию богопочитание евреев:


Об очищении. Левит XVII, 7. Чтобы они впредь не приносили жертв своих идолам, за которыми блудно ходят они. Сие да будет для них постановлением вечным в роды их.

8. Еще скажи им: если кто из дома Израилева и их пришельцев, которые живут между вами, приносят всесожжение или жертву.

9. И не приведет ее, для посвящения Вечному, ко входу в скинию, тот человек будет изгнан из среды народа.

Числ. XIX, 13. Всякий, прикоснувшийся к мертвому телу какого-либо человека умершего и не очистивший себя, осквернит жилище Господа; истребится человек тот из среды Израиля, ибо он не окроплен очистительною водою, он не чист, еще нечистота его на нем.

14. Вот закон: если человек умрет в шатре, то всякий, кто придет в шатер, и всё, что в шатре — нечисто будет семь дней.

15. Всякий открытый сосуд, который не обвязан и не покрыт, нечист.

16. Всякий, кто прикоснется на поле к убитому мечом или к умершему, или к кости человеческой, или ко гробу, нечист будет семь дней.

17. Для нечистого пусть возьмут пепла той сожженной жертвы за грех, и нальют на него живой воды в сосуд;

18. И пусть кто-нибудь чистый возьмет иссоп и омочит его в воде, и окропит шатер и все сосуды, и людей, которые находятся в нем, и прикоснувшегося к кости (человеческой), или к убитому, или к умершему, или ко гробу.

19. И пусть окропит чистый нечистого в третий и седьмый день, почистит его в седьмый день. И вымоет он одежды свои, и омоет (тело свое) водою, и к вечеру будет чист.

20. Если же кто будет нечист и не очистит себя, то истребится человек тот из среды народа: ибо он осквернил святилище Господа; очистительною водою он не окроплен, он нечист.

21. И да будет это для них уставом вечным. И кропивший очистительною водою пусть вымоет одежды свои; и прикоснувшийся к очистительной воде нечист будет до вечера.

22. И всё, к чему прикоснется нечистый, будет нечисто; и прикоснувшийся человек нечист будет до вечера.102

103 О постах. Левит XVI, 29. И да будет сие для вас вечным постановлением: в седьмой месяц, в девятый (день) месяца смиряйте души ваши и никакого дела не делайте, ни туземец, ни пришелец, поселившийся между вами;

Левит XXIII, 27. Также в девятый (день) седьмого месяца сего, день очищения, да будет у вас священное собрание; смиряйте души ваши и приносите жертву Господу.

О субботе. Исход XXXI, 13. Скажи сынам Израилевым так: Субботы мои соблюдайте; ибо это знамение между мною и вами в роды ваши, дабы вы знали, что я Господь, освящающий вас.


О жертвах не стоит выписывать потому, что добрая часть Пятикнижия наполнена определенными установлениями от самого Бога о том, какие и как ему нужно приносить жертвы.

То же можно сказать и об Иерусалиме. Иерусалим — город Бога. Бог там живет. О том, что Бог не дух, а внешнее существо с руками, глазами и ногами, видно из всех мест, где только упоминается о Боге. И потому, отрицая и очищение, и посты, и субботы, и жертвы, и храм, и плотского Бога, Иисус не продолжал веру Моисея, но всю под корень отрицал ее.

ОТРИЦАНИЕ СУББОТЫ

Ἐγένετο δὲ ἐν σαββάτφ δευτεροπρώτφ διαπορεύεσθαι αὐτὸν διὰ τῶν σπορίμων˙ ϰαὶ ἔτιλλον οἱ μαθηταὶ αὐτοῦ τοὺς στάχυας, ϰαὶ ἤσθιον, ψώχοντες ταῖς χερσί.

Τινὲς δὲ τῶν Φαρισαίων εἶπον αὐτοῖς Τί ποιεῖτε ὃ οὐϰ ἔξεστι ποιεῖν ὲν τοῖς σάββασι;

Лк. VI, 1. (Мф. XII, 1; Μρ. II, 23.) В субботу, первую по втором дне пасхи, случилось ему проходить засеянными полями, и ученики его срывали колосья и ели, растирая руками.

Случилось в субботу идти ему через хлеба. И рвали ученики его колосья, растирали в руках и ели.

Лк. VI, 2. (Мф. XII, 2; Mp. II, 24.) Некоторые те из фарисеев сказали им: зачем вы делаете то, чего не должно делать в субботы?

И некоторые из православных1 увидали и говорят им: Что это делаете то, чего не должно делать в субботу?

103 104


ПРИМЕЧАНИЕ

1 Слово «фарисей» я перевожу православный на том основании, что по всем исследованиям оно значит совершенно то же самое, что значит у нас православный. Слово это происходит от еврейского «параш» и употребляется или в смысле «толкователь» — ἐξηγετὴς τοῦ νόμου, за что выдавали себя фарисеи, по Иосифу Флавию, или в смысле «паруш», т. е. тот, который отделяет себя от толпы неверных и считает себя правым, т. е. православным. Особенность фарисеев (по всем исследованиям, согласным между собою) состояла в том, что: 1) Они признавали, кроме священного писания, еще изустное предание παρἀδοξις, священное предание, требующее известных внешних обрядов, которые они считали особенно важными. 2) Они толковали священное писание буквально и считали исполнение обрядов более важным делом, чем исполнение нравственного закона. 3) Они признавали зависимость человека от Бога, которая, однако, не вполне исключала свободу воли. Что же это, как не наши православные? Разумеется, фарисеи не были самые наши православные, по это были те, которые занимали совершенно место наших православных.

___________

Мф. XII, 3—5; Mp. II, 25, 26; Лк. VI, 3, 4. Стихи эти заключают в себе доводы о том, как Давид съел хлебы предложения, и о том, как священники сквернят субботы.

Доводы эти убедительны были только для евреев; для нас же они тем более излишни, что последний довод о том,что Бог радуется любви, а не жертвам, исключает необходимость предшествующих доводов. Из стихов этих остается важным ответ Христа, который относится к нам.

Λέγω δὲ ὑμῖν, ὅτι τοῦ ἱεροῦ μείζων ἐστὶν ὧδε.

Мф. XII, 6. Но говорю вам, что здесь тот, кто больше храма.

Говорю вам: Здесь то, что важнее внешней святыни.1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Слова ὅτι τοῦ ἱεροῦ μείζων ἐστὶν ὧδε я перевожу: Здесь то, что важнее внешней святыни, потому что ἵερον означает:104 105 жилище Бога на землесвятыню. О храме здесь не было и речи, и потому слова эти относятся вообще к внешней святыне.

___________

Eἰ δὲ ἐγνώϰειτε τί ἐστιν Ἔλεον θέλω ϰαί οὐ θυσίαν, οὐϰ ἂν ϰατεδιϰάσατε τοὺς ἀναιτίους.

Καὶ ἔλεγεν αὐτοῖς Τὸ σάββατον διὰ τὸν ἄνθρωπον ἐγένετο, οὐχ ὁ ἄνθρωπος διὰ τὸ σάββατον.

Ὥστε ϰύριός ἐστιν ὁ υἱὸς τοῦ ἀνθρώπου ϰαὶ του σαββάτου.

Мф. XII, 7. Если бы вы знали, что значит: милости хочу, а не жертвы, то не осудили бы невиновных (Осия 6, 6).

И сказал: Если бы вы знали, что значит: любви к людям хочу, а не жертвы, тогда бы не осуждали невинных.

Mp. II, 27. И сказал им: суббота для человека, а не человек для субботы.

И сказал им: Суббота сделана для человека, а не человек для субботы.

Mp. II, 28. (Мф. XII, 8; Лк. VI, 5.) Посему сын человеческий есть господин и субботы.

И потому человек1 господин субботы.

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Сын человеческий здесь никак не может пониматься в смысле божества, так как сказано, что суббота сделана для человека, а не человек для субботы, и потому вывод никак не может относиться к новому лицу — сыну человеческому — Богу. «Сын человеческий» имеет здесь значение, какое он имеет везде, значение человека вообще.

Вся эта речь, имевшая огромную важность тогда, когда она была произнесена, имеет огромную важность и для нас, если мы хотим понять учение Иисуса. Вследствие же ложного представления толкователей о том, что Иисус только продолжал закон Моисеев, от нее ничего не остается, кроме ненужной пикировки с какими-то фарисеями.

Для непредубежденного читателя место это имеет огромное значение, а именно то, что Иисус при первом столкновении с законом внешнего богопочитания всеми силами прямо под корень отрицает его. Суббота есть главный завет Бога с своим народом. Несоблюдение субботы казнится смертью. Суббота105 106 исполнялась и исполняется до сих пор, и половина Талмуда трактует о ней. Соблюдение субботы для евреев есть то, что для церковников причастие. Так же как не еврей тот, кто не соблюдает субботы, — не православный и не католик тот, кто не причащается. Осквернить субботу и осквернить причастие — одинаково ужасно.

И вот Иисус говорит, что эта суббота — пустяки, людская выдумка, что важнее всякой внешней святыни человек; что для того, чтобы это понять, надо понять, что значат слова: «Милости хочу, а не жертвы»; и что субботу, т. е. считающееся самым важным внешнее богопочитание, — не нужно исполнять. И вот это-то значение скрадено толкователями. Они говорят:


Моисей повелел шесть дней в неделю делать, запретил в седьмый день (в субботу) заниматься обычными житейскими делами, кроме самых необходимых (Исх. XX, 9, 10; XXXV, 2, 3; Числ. XV, 32—36). Предания старцев еще более усилили строгость субботнего покоя, так что даже дела добрые, дела благочестия иногда запрещалось делать в субботу. Впрочем, фарисеи, неблагоприятно относившиеся к спасителю, кажется, преувеличивали именно в отношении к нему и к его ученикам строгость требований субботнего покоя; в отношении к себе и другим они наверно были снисходительнее. Срывание учениками Иисусовыми колосьев даже дли удовлетворения голода, следовательно по необходимости, они почли нарушением субботнего покоя, осквернением субботы, и не упустили случая обратить внимание Господа на это и упрекнуть его в том, что он дозволяет ученикам своим такое, по их мнению, явное и соблазнительное для других нарушение законов о субботе.[2]


Так скрадено всё значение места. И нельзя не скрасть: на воре шапка горит.

Слова против субботы относятся только к внешнему богопочитанию, которое установила церковь. Но остаются слова: Здесь то, что более храма. Церковь искажает текст и говорит тот, но и тот все-таки значит «человек» по смыслу всего последующего. Но толкователи уверяют, что это Иисус про себя, как про Бога, говорит.


Здесь тот, кто больше храма. Этими словами Господь прикровенно указывает на величие своего лица, как Господа своего храма. Храм со всем его устройством, обрядами, церемониями, жертвами был только образом истины, а Христос есть самая истина и, следовательно, более храма,106 107 насколько истина более образа. Итак, если священникам храма, служителям образа, в день субботний дозволяется делать дела свои и они неповинны в том, что нарушают чрез то покой субботнего дня, предписанный законом, то не тем ли более неповинны в нарушении субботы служители самой истины, имеющей власть отменить и самые законы о субботе, когда они, эти служители истины, по необходимости в день субботы, для утоления голода, срывают колосья и едят во славу Божию.[3]


Смысл толкования тот, что Иисус сам храм, и от этого ученики могут есть в субботу. И таким извращенным толкованием заменяется глубокий смысл слов Христа.


Если бы вы знали и проч. Оправдав, таким образом, поступок своих учеников указаниями на примеры, спаситель открывает теперь фарисеям, что источник, из которого проистекло несправедливое осуждение ими учеников его, есть непонимание или ложное понимание характера ложных предписаний в их отношении к высшим нравственным требованиям. Нет у них, фарисеев, милосердной и сострадательной любви к ближним, каковой Бог требует, например, чрез пророка Осию (VI, 6); всё их внимание направлено на одни только жертвы, обряды, церемонии и обычаи предания, которые закрывали для них источник чистой любви. Если бы они понимали, что сострадательная любовь к голодному выше преданий и обычаев обрядословных, даже выше жертв, то не осудили бы неповинных, ради утоления голода срывавших колосья.

Господин и субботы. Тот, кто больше храма, выше и всего закона, сосредоточенного на храме и в храме, выше и постановлений законов о субботе, господин самой субботы. Он, имеющий отменить ветхозаветную субботу, может уже и теперь ученикам своим повелеть отрешиться от ветхозаветной сени: «ибо настало для них время научиться всему посредством возвышеннейших предметов, и уже не должно законом связывать руки того, кто, освободившись от злобы, стремится ко всему доброму» (Злат.).[4]


Оказывается, что то, что сын человеческий господин субботы и что суббота сделана для человека, а не человек для субботы, как сказано у Марка, оказывается, это изречение совсем уничтожено, и что суббота отменена опять не человеком, а Богом, это забыто.

___________

Ἦυ δὲ διδάσϰων ἐν μιᾷ τῶν συναγωγῶν ἐν τοῖς σάββασι.

Καὶ ἰδού, γυνὴ ἦν πνεῦμα ἔχουσα ἀσθενείας ἔτη δέϰα ϰαὶ ὁϰτώ, ϰαί ἦν συγϰύπτουσα, ϰαί μὴ δυναμένη ἀναϰύψαι εἰς τὸ παντελές.107

108 Ἰδὼν δὲ αὐτὴν ὁ Ἰησοῦς προσεφώνησε, ϰαὶ εἶπεν αὐτῇ Γύναι, ἀπολέλυσαι τῆς ἀσθενείας σου.

Καὶ ἐπέθηϰεν αὐτῇ τὰς χεῖρας. ϰαὶ παραχρῆμα ἀνωρθώθη, ϰαὶ ἐδόξαζεν τὸν θεόν.

Ἀποϰριθεὶς δὲ ὁ ἀρχισυνάγωγος, ἀγαναϰτῶν ὅτι τῷ σαββάτφ ἐθεράπευσεν ὁ Ἰησοῖς, ἔλεγε τῷ ὄχλφ Ἓξ ἡμέραι εἰσὶν ὲν αἷς δεῖ ἐργάζεσθαι˙ ὲν ταύταις οὖν ἐρχόμενοι θεραπεύεσθε, ϰαὶ μὴ τῇ ἡμέρα τοῦ σαββάτου.

Καὶ ἀποϰριθεὶς ὁ Ἰησοῦς εἶπε πρὸς τοὺς νομιϰοὺς ϰαὶ Φαρισαίους, λέγων Eἰ ἔξεστι τῷ σαββάτφ θεραπεύειν; οἱ δὲ ἡσύχασαν.

Ἀπεϰρίθη οὖν αὐτῷ ὁ Κύριος, ϰαὶ εἶπεν Ὑποϰρτα, ἔϰαστς ὑμῶν τῷ σαββάτω οὐ λύει τὸν βοῦ αὐτοῦ ἢ τὸν ὄνον ἀπὸ τῆϛ φάτνηϛ, ϰαὶ ἀπαγαγὼν ποτίζει;

Ταύτην δὲ θυγατέρα Ἀβραὰμ οὖσαν ἣν ὁ Σατανᾶς ἰδοὺ δέϰα ϰαὶ ὁϰτὼ ἔτη, οὐϰ ἔδει λυθῆναι ἀπὸ τούτου τῇ ἡμέρᾳ τοῡ σαββάτου;

Καὶ οὐϰ ἴσχυσαν ἀνταποϰριθῆναι αὐτῷ πρὸς ταῦτα.

Καὶ ἀποϰριθεὶς πρὸς αὐτοὺς εἶπε Τίνος ὑμῶν ὄνος ἢ βοῦς εἰς φρέαρ ἐμπεσεῖται, ϰαὶ οὐϰ εὐθέως ἀνασπάσει αὐτον ἐν τῆ ἡμέρᾳ τοῦ σαββάτου;

Πόσφ οὖν διαφέρει ἄνθρωπος προβάτου; ὤστε ἔξεστι τοῖς σάββασι ϰαλῶς ποιεῖν.

ЛK. XIII, 10. В одной из синагог учил он в субботу.

11. Там была женщина, восемнадцать лет имевшая духа немощи: она была скорчена и не могла выпрямиться.

Случилось Иисусу учить в одном собрании и была суббота.

И вот женщина была там, и в ней был дух слабости восемнадцать лет.

12. Иисус, увидев ее, подозвал и сказал ей: женщина! ты освобождаешься от недуга твоего.

Иисус увидал ее и подозвал, и сказал: жена, ты освобождаешься от своей слабости.

13. И возложил на нее руки; и она тотчас выпрямилась и стала славить Бога.

И наложил на нее руки, и тотчас выпрямилась, славя Бога.

14. При этом начальник синагоги, негодуя, что Иисус исцелил в субботу, сказал народу: есть шесть дней, в которые должно делать: в те и приходите исцеляться, а не в день субботний.

Рассердился старшина собрания за то, что Иисус пользует в субботу, и сказал народу: Есть шесть дней в неделе, чтобы работать, в эти шесть и пользуйте, а не в субботу.

108 109

ЛK. XIV. 3. По сему случаю Иисус спросил законников и фарисеев: позволительно ли врачевать в субботу?

И обратился Иисус к ученым православным и спросил: Разве нельзя помогать людям в субботу?

4. Они молчали.

ЛK. XIII, 15. Господь сказал ему в ответ: лицемер! не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить?

И они не знали, что сказать.

И сказал им Иисус: Притворщики! разве каждый из вас в субботу не отвязывает осла или быка от яслей и разве не ведет поить?

16. Сию же дочь Авраамову, которую связал сатана, вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний?

Как же этой несчастной не помочь?

Лк. XIV, 6. И не могли отвечать ему на это.

И не могли ему отвечать на это.

Лк. XIV, 5. При сем сказал им: если у кого из вас осел или вол упадет в колодезь, не тотчас ли вытащит его и в субботу?

И сказал еще: Если у кого овца завалится в колодезь, ведь сейчас вытащит, хоть и в субботу?

Мф. XII, 12. Сколько же лучше человек овцы! Итак, можно в субботы делать добро.

А ведь человек много лучше овцы. Он сказал: оттого-то добро надо делать и в субботу.

ПРИМЕЧАНИЕ

Если бы могло быть какое-нибудь сомнение в том, на основании чего Иисус отвергает соблюдение субботы, то это место должно бы, казалось, рассеять его. Не на основании своего мнимого личного божества Иисус отвергает субботу, т. е. внешнее богопочитание, а на основании здравого смысла, всё того же разумения, которое стало в основе всего.

Он говорит: овцу вытащить из колодца можно, а человеку нельзя помочь, — это бессмысленно. Важнее всего человек и дела добра. Всякое внешнее богопочитание только может препятствовать исполнению дела жизни, и потому оно не только не нужно, но вредно. И он берет самое считавшееся важным из всех дел богопочитания, приводит пример, когда оно становится вразрез с делом добра, и отвергает его.109

110 Что же, кажется,нельзя не понять? Нет, у церкви свой толк.


Господь представляет наглядное опровержение несправедливости измышленного предания старцев, будто не должно делать даже дел милосердия в субботу. Если у кого-либо единственная (следовательно, более дорогая для него, чем для имеющего стадо) овца упадет в яму, и чрез это он подвергается опасности лишиться ее, не постарается ли он ее вытащить оттуда?

Конечно, вытащит, из сострадания к животному и жалея свою собственность. Человек более важен, чем овца. Если же вы сострадательно действуете в субботу в отношении к бессловесному животному, то тем более должно действовать так сострадательно и милостиво в отношении к человеку — образу и подобию Божию, — человеку, для спасения которого и дарования ему вечной жизни и пришел спаситель.

Можно в субботу делать добро. Не могли же не сознавать этого фарисеи, но такова сила предвзятых мнений, обычаев и преданий, что сознаваемое ясно правым в отвлечении, в практике иногда подвергается порицанию. Господь обличает такую непоследовательность.[5]


«Господь обличает такую непоследовательность» — прекрасно. Но ведь это не относится именно до субботы, это относится до внешнего богопочитания, сильнейший образец которого представляла тогда суббота. Не мог же тогда Иисус вперед сказать прямо о наших церквах, обеднях, образах, таинствах. Их тогда не было, но о них-то он и говорит.

Разве не та же суббота есть воскресенье, есть трата на свечи, на плату попам, те богатства церквей, те заботы о внешнем богопочитании, которые всегда становятся вразрез с исполнением дел любви, которые не могут не становиться вразрез с делами любви к человеку по той простой причине, что дела богопочитания всегда обращены не на людей, а на что-нибудь мертвое, а дело любви может быть обращено только на человека.

Никак нельзя говорить, как мне говорят всегда: «обедня, причастие, молитва не помешают делать добро людям». Как же не помешают, когда они направляют деятельность на что-то другое, чем на людей.

Надо не забывать, что учение Иисуса состоит в том, чтобы всякий шаг жизни направлять на дела добра людям. Как же может быть для исполнения этого учения полезна деятельность, направленная прочь от людей? Всё равно, как уверять, что курить трубку очень полезно для того, чтобы вспахать поле.110

111 Может быть, это мало метает, мало тратит времени, даже дает отдых и удовольствие, но это дело само по себе не содействует паханию поля, а противоположно ему.

___________

Καὶ παράγων ὁ Ἰησοῦς ἐϰεῖθεν, εἶδεν ἄνθρωπον ϰαθήμενον ἐπὶ τὸ τελώνιον, Ματθαῖον λεγόμενον, ϰαὶ λέγει αὐτῷ Ἀϰολούθει μοι. Καὶ ἀναστὰς ἠϰολούθησεν αὐτφ.

Καὶ ἐγένετο, αὐτοῦ ἀναϰειμένου ἐν τῇ οἰϰία, ϰαὶ ἰδού, πολλοὶ τελῶναι ϰαὶ ἁμαρτωλοὶ ἐλθόντες συνανέϰειντο τῷ Ἰησοῦ ϰαὶ τοῖς μαθηταῖς αὐτου.

Мф. IX, 9. (Mp. II, 14; Лк. V, 27, 28.) Проходя оттуда, Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфея, и говорит ему: следуй за мною. И он встал и последовал за ним.

Раз по пути увидал Иисус, сидит человек, собирает подати. Звали человека Матвеем. Иисус говорит ему: иди за мною. И он, встав, пошел за ним.

Мф. IX, 10. (Mp. II, 15; Лк. V, 29.) И когда Иисус возлежал в доме, многие мытари и грешники пришли и возлегли с ним и учениками его.

И сделал Матвей угощение Иисусу. И случилось так, что, когда сидел Иисус у него в доме, пришли еще откупщики податей и заблудшие1 к нему и сидели с Иисусом и с учениками его.

ПРИМЕЧАНИЕ

1) ‘Αμαρτωλοί — ошибающиеся. Я перевожу ошибающиеся, а не грешники, потому что грешник получило уже другое значение. Здесь имеет значение противоположное фарисеям, т. е. православным, людям, считающим себя правыми. И потому я ставлю слово, отвечающее и слову ἁμαρτωλοί и противоположное слову «православный» — заблудший.

___________

Καὶ ἰδοντες οἱ Φαρισαῖοι, εἶπον τοῖς μαθηταῖς αὐτοῦ Διατί μετὰ τῶν τελωνῶν ϰαὶ ἁμαρτωλῶν ἐσθίει ὁ διδάσϰαλος ὑμῶν;

Καὶ αϰούσας ὁ Ἰησοῦς, λέγει αὐτοῖς Οὐ χρείαν ἔχουσιν οἱ ἰσχύοντες ἰατροῦ, ἀλλ’ οἱ ϰαϰῶς ἔχοντες˙ οὐϰ ἦλθον ϰαλέσαι διϰαίους, ἀλλ’ ἁμαρτωλοὺς εἰς μετανοίαν.

Πορευθέντες δὲ μάθετε τὶ ἐστιν Ἔλεον θέλω, ϰαὶ οὐ θυσίαν.

111 112

Мф. IX, 11. (Мр. II, 16.) Увидев то, фарисеи сказали ученикам его: для чего учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками?

И увидали ученые православные и говорят ученикам его, как это с откупщиками, с заблудшими ест учитель ваш?

Mp. II, 17. (Мф. IX, 12; ЛK. V, 31.) Услышав сие, Иисус говорит им: не здоровые имеют нужду во враче, но больные. Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию.

Мф. IX, 13. Пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы.

Иисус услыхал и говорит: Здоровые не нуждаются в лекаре, а больные. Я не хожу уговаривать православных, а заблудших к исправлению.1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Отвергнув главное выражение богопочитания евреев — субботу и показав, что оно несовместимо с делами добра, что оно неразумно, Иисус показывает, что оно еще и вредно тем, что люди, исполняющие внешние обряды, этим исполнением считают себя правыми, а считая себя правыми, уже не ищут избавления от заблуждений. И он опять повторяет, что определенные жертвы не нужны, а нужна любовь к людям.

___________

Καὶ συνάγονται πρὸς αὐτὸν οἱ Φαρισαῖοι, ϰαί τινες τῶν Γραμματέων. ἐ θόντες ἀπὸ ‘Ιεροσολύμων.

Καὶ ἰδόντες τινὰς τῶν μαθητῶν αὐτοῦ ϰοιναῖς χερσί, τοῦτ’ ἔστιν ἀνὶπτοις, ἐσθίοντας ἄρτους, ἐμέμψαντο.

Οἱ γὰρ Φαρισαῖοι ϰαὶ πάντες οἱ Ἰουδαῖοι, ἐάν μὴ πυγμῇ νίψωνται τὰς χεῖρας, οὐϰ ἐσθίουσι, ϰρατοῦντες τὴν παράδοσιν τῶν πρεσβυτέρων.

Καὶ ἀπὸ ἀγορᾶς, ἐὰν μὴ βαπτίσωνται, οὐϰ ἐσθίουσι˙ ϰαὶ ἄλλα πολλά ἐστιν ἅ παρέλαβον ϰρατεῖν, βαπτισμοὺς ποτηρίων, ϰαὶ ξεστῶν, ϰαὶ χαλϰίων, ϰαὶ ϰλινῶν.

Ἔπειτα ἐπερωτῶσιν αὐτὸν οἱ Φαρισαῖοι ϰαὶ οἱ Γραμματεῖς Διατί οἱ μαθηταί σου οὐ περιπατοῦσι ϰατὰ τὴν παράδοσιν τῶν πρεσβυτέρων, ἀλλὰ ἀνίπτοις χερσὶν ἐσθίουσι τὸν ἄρτον;

Ὀ δὲ ἀποϰριθείς, εἶπεν αύτοῖς Ὅτι ϰαλῶς προεφήτευσεν ‘Ησαῖας περὶ ὑμῶν τῶν ὑποϰριτῶν˙ ὡς γέγραπται Οὔτος ὁ λαὸς τοῖς χείλεσί με τιμᾶ, ἡ δὲ ϰαρδία αὐτῶν πόῤῥω ἀπέχει ἀπ’ ἐμοῦ.112

113 Μάτην δὲ σέβονταί με, διδάσϰοντες διδασϰαλὶας, ἐντάλματα ἀνθρώπων.

Ἀφέντες γὰρ τὴν ἐντολήν τοῦ θεοῦ, ϰρατεῖτε τὴν παράδοσιν τῶν ἀνθρώπων, βαπτισμοὺς ξεστῶν ϰαὶ ποτηρίων, ϰαὶ ἄλλα παρόμοια τοιαῦτα πολλὰ ποιεῖτε.

Καὶ ἔλεγεν αὐτοῖς Καλῶς ἀθετεῖτε τὴν ἐντολὴν τοῦ θεοῦ, ἵνα τὴν παράδοσιν ὑμων τηρήσητε.

Μωυσῆς γὰρ εἶπε Τίμα τον πατέρα σου ϰαὶ τὴν μητέρα σου˙ ϰαὶ Ὁ ϰαϰολογῶν πατέρα ἢ μητέρα, θανάτφ τελευτάτω.

Ὑμεῖς δὲ λέγετε Ἐὰν εἴπῃ ἄνθρωπος τῷ πατρὶ ἢ τῆ μητρὶ Κορβᾶν (ὄ ἐστι, Δῶρον), ὅ ἐὰν ἐξ ἐμοῦ ὠφεληθῇς˙

Καὶ οὐϰέτι ἀφίετε αὐτὸν οὐδὲν ποιῆσαι τῷ πατρὶ αὐτὸν ἢ τῇ μητρὶ αὐτὸν˙

Ἀϰυροῦντες τὸν λόγον τοῦ θεοῦ τῇ παραδόσει ὑμῶν ᾗ παρεδώϰατε˙ ϰαι παρόμοια τοιαῦτα πολλὰ ποιεῖτε.

Καὶ προσϰαλεσάμενος πάντα τὸν ὄχλον, ἔλεγεν αὐτοῖς Ἀϰούετε μου πάντες ϰαὶ συνίετε.

Οὐδέν ἐστιν ἔξωθεν τοῦ ἀνθρώπου εἴσπορευόμενον εἰς αὐτὸν, ὃ δύναται αὐτὸν ϰοινῶσαι˙ ἀλλὰ τὰ ἐϰπορευόμενα ἀπ’ αὐτὸν, ἐϰεῖνά ἐστι τὰ ϰοινοῦντα τὸν ἄνθρωπον.

Εἴ τις ἔχει ὦτα ἀϰούειν, ἀϰουέτω.

Καὶ ὅτε εἰσῆλθεν εἰς οἶϰον ἀπὸ τοῦ ὄχλου, ἐπηρώτων αὐτὸν οἱ μαθηταὶ αὐτοῦ περὶ τῆς παραβολῆς.

Καὶ λέγει αὐτοῖς Οὕτω ϰαὶ ὑμεῖς ἀσύνετοί ἐστε; οὐ νοεῖτε ὅτι πᾶν τὸ ἔξωθεν εἰσπορευόμενον εἰς τὸν ἄνθρωπον, οὐ δύναται αὐτὸν ϰοινῶσαι;

Ὅτι οὐϰ εἰσπορεύεται αὐτοῦ εἰς τὴν ϰαρδίαν, ἀλλ’ εἰς τὴν ϰοιλὶαν˙ ϰα εἰς τὸν ἀφεδρῶνα ἐϰπορεύεται, ϰαθαρίζων πάντα τὰ βρώματα.

Ελεγε δὲ῎ Ὅτι το ἐϰ τοῦ ἀνθρώπου ἐϰπορευόμενον, ἐϰεῖνο ϰοινοῖ τὸν ἄνθρωπον.

Ἔσωθεν γὰρ ἐϰ τῆς ϰαρδίας τῶν ἀνθρώπων οἱ διαλογισμοὶ οἱ ϰαϰοί ἐϰπορεύονται, μοιχεῖαι, πορνεῖαι, φόνοι,

ϰλοπαὶ, πλεονεξίαι, πονηρίαι, δόλος, ἀσέλγεια, ὀφθαλμὸς πονηρὸς, βλασφημία, ὑπερηφανία, ἀφροσύνη.

Πάντα ταῦτα τὰ πονηρὰ ἔσωθεν ἐϰπορεύεται, ϰαὶ ϰοινοῖ τὸν ἄνθρωπον.

Mp. VII, 1. (Мф. XV, 1.) Собрались к нему фарисеи и некоторые из книжников, пришедшие из Иерусалима.

И собрались к нему православные и из них ученые, они пришли из Иерусалима.

113 114

Mp. VII, 2. И увидев некоторых из учеников его, евших хлеб нечистыми, то есть неумытыми, руками, укоряли.

И когда увидели, что ученики его и сам он сообща нечистыми, то есть неумытыми, руками едят хлеб, то стали они ругаться.

3. Ибо фарисеи и все иудеи, держась предания старцев, не едят, не умыв тщательно рук;

Потому что, если не вымоют рук, руками не едят, держась предания старины.

4. и, пришедши с торга, не едят, не омывшись. Есть и многое другое, чего они приняли держаться: наблюдать омовение чаш, кружек, котлов и скамей.

И также с торгу не едят, если не вымоют. И много еще держатся постановлений: как мыть посуду, горшки, сковороды.

Mp. VII, 5. (Мф. XV, 2.) Потом спрашивают его фарисеи и книжники: зачем ученики твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми руками едят хлеб?

Потому и спрашивали его православные ученые: Зачем ученики твои не ведут себя по преданию предков, а немытыми руками едят хлеб?

Mp. VII, 6. (Мф. XV, 3, 7.) Он сказал им в ответ: хорошо пророчествовал о вас, лицемерах, Исаия, как написано: люди сии чтут меня устами, сердце же их далеко отстоит от меня;

И на ответ он сказал им: Хорошо сказал про вас, лицедеев, Исаия, как написано: Эти люди языком чтут меня, а сердце их далеко от меня.

Mp. VII, 7. (Мф. XVII, 9.) но тщетно чтут меня, уча учениям, заповедям человеческим (Исаия, 29, 13).

Дурно чтут меня, уча учениям и постановлениям человеческим.

Mp. VII, 8. Ибо вы, оставив заповедь Божию, держитесь предания человеческого, омовения кружек и чаш и делаете многое другое, сему подобное.

Бросаете повеление Божие, а держитесь повелений человеческих, мытья чашек и склянок и многое такое делаете.

9. И сказал им: хорошо ли, что вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание?

И сказал им Иисус: Ловко вы отменили заповедь Божию. чтобы свое повеление соблюсти.

114 115

Mp. VII, 10. (Мф. XV, 4.) Ибо Моисей сказал: почитай отца своего и мать свою; и злословящий отца или мать смертию да умрет (Исход 20, 12; 21, 16).

Моисей сказал вам: Чти отца и мать твою. И кто ругает отца и мать, тому смерть.

Mp. VII, 11. А вы говорите: кто скажет отцу или матери: корван, то есть дар Богу, то, чем бы ты от меня пользовался, —

А вы выдумали, если скажет человек корван (значит, в дар Богу), то как будто ты от меня уже пользовался.

12. тому вы уже попускаете ничего не делать для отца своего или матери своей.

Тому уже даете ничего не делать для отца и матери.

13. устраняя слово Божие преданием вашим, которое вы установили; и делаете многое, сему подобное.

Вы уничтожаете слово Божие тем преданием вашим, какое передаете. И много такого делаете.

Mp. VII, 14. (Мф. XV, 10.) И призвав весь народ, говорил им: слушайте меня все и разумейте:

И призвав весь народ, Иисус сказал: Слушайте меня все и понимайте.

Mp. VII, 15. (Мф. XV, 11.) ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека.

Ничего нет такого, что бы, входя в человека, могло поганить его. Но то, что выходит из него, вот это поганит человека.

Mp. VII, 16. Если кто имеет уши слышать, да слышит!

Есть уши слышать, так понимай.

17. И когда он от народа вошел в дом, ученики его спросили его о притче.

И когда он ушел в дом от народа, спросили его ученики об этой притче.

Mp. VII, 18. (Мф. XV, 17.) Он сказал им: неужели и вы так непонятливы? Неужели не разумеете, что ничто, извне входящее в человека, не может осквернить его?

И он сказал им: Или и вы не поняли?

Разве вы не знаете, что всё, что снаружи входит в человека, не может его поганить.

Mp. VII, 19. Потому что не в сердце его входит, а в чрево,

Потому что входит к нему не в сердце, а в брюхо. И потом

115 116

и выходит вон, чем очищается всякая пища.

выходит, очищая всякую пищу.

Mp. VII, 20. (Мф. XV, 18.) Далее сказал: исходящее из человека оскверняет человека.

А что из человека выходит, вот то-то не опоганило бы человека.

Mp. VII, 21. (Мф. XV, 19.) Ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства,

MР. VII, 22. кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство.

23. Всё это зло извнутрь исходит и оскверняет человека.

Потому что из сердца людей злые рассуждения выходят: блуд, похабство, убийства, воровство, корысть, злоба, обманы, наглость, завистливые глаза, клевета, гордость, дурачество.

Всё это злое изнутри выходит и поганит человека.

___________

ИЗГНАНИЕ ИЗ ХРАМА И ОТРИЦАНИЕ ВНЕШНЕГО БОГОПОЧИТАНИЯ

Καὶ εγγύς ἦν το πάσχα τῶν Ἰουδαίων, ϰαὶ ἀνέβη εἰς Ἰεροσόλυμα ὁ Ἰησοῦς.

Καὶ εὗρεν ἐν τῷ ἱερῷ τοὺς πωλοῦντας βόας ϰαὶ πρόβατα ϰαὶ περιστερὰς ϰαὶ τοὺς ϰερματιστὰς ϰαθημένους.

Καὶ ποιήσας φραγέλλιον ἐϰ σχοινίων, πάντας ἐξέβαλεν ἐϰ τοῦ ἱεροῦ, τά τε πρόβατα ϰαὶ τοὺς βόας. ϰαὶ τῶν ϰολλυβιστῶν ἐξέχεε τὸ ϰέρμα, ϰαὶ τὰς τραπέζας ἀνέστρεψε,

Καὶ τοῖς τὰς περιστερὰς πωλοῦσιν εἶπεν Ἄρατε ταῦτα ἐντεῦθεν˙ μὴ ποιεῖτε τὸν οἶϰον τοῦ πατρός μου οἶϰον ἐμπορίου.

Ин. II, 13. Приближалась пасха иудейская, и Иисус пришел в Иерусалим

И подошла пасха еврейская. И Иисус пошел в Иерусалим.

14. и нашел, что в храме продавали волов, овец и голубей и сидели меновщики денег.

И в храме увидал: продают быков, овец, голубей и сидят менялы — меняют деньги.

15. И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул;

И он взял, свил кнут из веревок и повыгнал ив храма овец и быков, а менялам рассыпал деньги и опрокинул столы продавцам голубей.1

116 117

16. и сказал продающим голубей: возьмите это отсюда, и дома отца моего не делайте домом торговли.

И сказал: Вынесите это отсюда и не полагайте, что базар может быть домом отца моего.2

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Точка должна стоять после слова πωλοῦσιν, и затем должно быть прибавлено ϰαὶ εἶπεν, В противном случае непонятно, почему Иисус только продавцам голубей сказал: «Вынесите это отсюда». Очевидно, то, что он сказал, относилось ко всем тем, кого он выгнал, и ко всему, что он разбросал.

2) Μὴ ποιεῖτε здесь должно быть переведено: не «не делайте», но: не полагайте, не считайте, что базар может быть домом отца моего. Трудно думать, чтобы Иисус в той же речи, в которой он сказал, что храм не нужен, назвал бы храм домом отца. Он говорит: «Базар не называется домом Бога».

___________

Καὶ οὐϰ ἢφιεν ἵνα τις διενέγϰῃ σϰεῦος διὰ τοῦ ἱερού˙

Καὶ ἐδὶδασϰε, λέγων αὐτοῖς Οὐ γέγραπται Ὅτι ὁ οἶϰός μου, οἶϰος προσευχῆς ϰληθήσεται πᾶσι τοῖς ἔθνεσιν; ὑμεῖς δὲ ἐποιήσατε αὐτὸν σπήλαιον λῃστῶν.

Mp. XI, 16. И не позволял, чтобы кто принес чрез храм какую-либо вещь.

И не велел, чтобы какие-нибудь припасы приносили через храм.

17. И учил их, говоря: не написано ли: дом мой домом молитвы наречется для всех народов; а вы сделали его вертепом разбойников? (Исаия 56, 7.)

И наказывал и говорил: Разве не знаете, что написано: дом мой — дом молитвы будет называться для всех народов (Исаия 56, 7);1 а вы считаете моим домом пещеру разбойников (Иеремия VII, 4—11).2

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Слова пророка Исаии употреблены здесь в том же смысле, как и слова к самарянке в следующей главе.

Вынесите это всё потому, что дом мои не тот, где приносят жертвы, но дом мой есть весь мир, где люди знают истинного Бога.117

118 2) Следующее затем место Иеремии: «а не пещерой разбойников» подтверждает это значение.

Вот всё это место из Иеремии VII, 4—11:


Не верьте лживым речам, когда вам говорят: здесь храм Вечного, храм Вечного, храм Вечного. Но если хотите переменить вашу жизнь и ваши дела, если будете судить по правде друг друга, если не будете угнетать странного, сироту и вдову, если не будете проливать безвинной крови в этом месте, я оставляю вас в стране отцов из века в век. Но вы верите лживым речам, а они вам не на пользу. Вы что делаете? Воруете и убиваете, блудите, лжете, служите Ваалу и бегаете за богами, которых не знаете. И потом приходите в дом моего имени и говорите: Теперь мы спокойно можем делать пакости. Что же? Дом мой разве вертеп разбойников?

___________

Ἀπεϰρίθησαν οὖν οἱ Ἰουδαῖοι, ϰαὶ εἶπον αὐτῷ Τί σημεῖον δειϰνύει ἡμῖν, ὅτι ταῦτα ποιεῖς;

Ин. II, 18. На это иудеи сказали: каким знамением докажешь ты нам, что имеешь власть так поступать?

И заговорили иудеи и сказали ему: Какие же ты нам покажешь права,1 чтобы такие дела делать?

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Σημεῖον — знак; значок, признак справедливости. Я перевожу: право и права.

___________

Ἀπεϰρίθη ὁ Ἰησοῦς ϰαὶ εἶπεν αὐτοῖς Λύσατε τὸν ναὸν τοῦτον, ϰαὶ ἐν τρισὶν ἡμέραις ἐγερῶ αὐτύν.

Ин. II, 19. Иисус сказал им в ответ: разрушьте храм сей; и я в три дня воздвигну его.

И сказал им Иисус: Уничтожьте храм этот, и в три дня взбужу его.1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Ἐγείρειν не значит никогда и не может значить: «строить», «воздвигать», а значит: взбудить, и в этом месте именно значит взбудить как что-то живое, и потому должно быть переведено: взбужу живой храм.

Значение этого стиха объяснено в стихах 21 и 22 тем, что храм означает тело Иисуса, а три дня означают срок, после118 119 которого он воскреснет. И так и понимает это место церковь. Объяснение это не может удовлетворить меня, признающего воскресение самой кощунственной выдумкой, уронившей учение Христа, о чем будет сказано в своем месте. Христос не мог разуметь своего воскресения в теле, так как это было бы понятие, разрушающее всё его учение. Объяснение это выдумано после теми, которые верили или выдумали басню воскресения. Но слова, которые подали повод к этому объяснению, были сказаны и, очевидно, шмели свое определенное значение. Объяснение это очень неудовлетворительно.

Для чего, говоря о своем теле, Христос сказал храм, и для чего после изгнания жертв из храма он сказал о воскресении? Стоит только забыть ложное церковное объяснение, чтобы смысл слов был не только ясен, но даже необходим как разъяснение предшествовавшего. Иисус изгоняет из храма всё то, что нужно для принесения жертв, следовательно для молитвы, по понятиям иудеев, и, вспоминая слова Иеремии, говорит, что надо творить добро, а не собираться в храме творить жертвы. Вслед за этим говорит не условно, как обыкновенно понимают слова Иисуса: «разорите храм, а я сделаю его живым, поставлю новый», но — положительно. Он сказал слова Иеремии, в которых сказано, что дом Бога есть весь мир людей, где все народы признают Бога, а не вертеп разбойников, и говорит: Так разорите же храм, я сделаю вам новый — живой храм, — укажу, научу. И сделаю этот живой храм скоро, потому что мне не нужно руками строить. В три дня сделаю то, что вы делали сорок шесть лет.

___________

Εἶπον οὖν οἱ Ἰουδαῖοι Τεσσαρἀϰοντα ϰαὶ ἓξ ἔτεσιν ᾠϰοδομήθη ο ναὸς οὗτος, ϰαὶ σὺ ἐν τρισὶν ἡμέραις έγερεῖς αὐτὸν;

Λέγω δὲ ύμῖν, ὅτι τοῦ ἱεροῦ μεῖζόν ἐατὶν ὧδε.

Εἰ δὲ ἐγνώϰειτε τί ἐατιν Ἔλεον θέλω ϰαὶ οὐ θυσίαν.

Ин. II, 20. На это сказали иудеи: сей храм строили сорок шесть лет, и ты в три дня воздвигнешь его?

Сказали иудеи: сорок шесть лет строился этот храм, и ты в 3 дня возбудишь его?

Мф. XII, 6. Но говорю вам, что здесь тот, кто больше храма;

И сказал им Иисус: Говорю вам, что важнее храма1 то,

119 120

7. если бы вы знали, что значит: «милости хочу, а не жертвы», то не осудили бы невиновных.

чтобы вы донимали, что значит: жалости2 к людям хочу, а не служб церковных.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Стих этот, находящийся в главе об укорении учеников за срывание колосьев, там не у места, так как там нет и речи о храме, а Иисус говорит: Вот что важнее храма. Во всяком случае, мысль, выраженная в этом стихе, повторенная и у Мф. IX, 13, прямо отвечает на возражение иудеев и выражает воззрение Иисуса на храм.

2) Ἔλεον — сострадание. Я перевожу: жалость к людям.

___________

За этим следуют стихи 21 и 22 гл. 2-й Иоанна, заключающие мнимое объяснение писателем этих слов.

___________

‘Ως δὲ ἦν ἐν τοῖς Ἱεροσολύμοις ἐν τφ πάσχα ἐν τῇ ἐορτῇ, πολλοὶ ἐπίστεοσαν εἰς τὸ ὄνομα αὐτοῦ, θεωροῦντες αὐτοῦ τὰ σημεῖα ἃ ἐποίει.

Αὐτὸς δὲ ὁ Ἰησοῦς οὐϰ ἐπίστευεν ἑαυτὸν αὐτοῖς, διά τὸ αὐτὸν γινώσχειν πάντας·

Καὶ ὅτι οὐ χρείαν είχεν, ἵνα τις μαρτυρήσῃ περὶ τοῦ ἀνθρώπου· αὐτὸς γὰρ ἐγίνωσϰε τί ἦν ἐν τψ ἀνθρώπψ.

Ин. II, 23. И когда он был в Иерусалиме на празднике пасхи, то многие, видя чудеса, которые он творил, уверовали во имя его.

И когда он был в Иерусалиме на празднике пасхи, многие поверили в его учение, понимая доказательства, которые он приводил.

24. Но сам Иисус не вверял себя им, потому что знал всех,

Сам же Иисус не отдавался вере их, потому что он сам знал всё.1

25. и не имел нужды, чтобы кто засвидетельствовал о человеке; ибо сам знал, что в человеке.

И потому ему не нужно было, чтобы кто-нибудь указывал о человеке, он сам знал, что есть в человеке.

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Во многих списках стоит вместо πάντας — πάντα, т. е. всё.

___________

120 121

Και ἢϰουσαν οἱ γραμματεῖς ϰαὶ οἱ ἀρχιερεῖς, ϰαὶ ἐζήτουν πῶς αὐτὸν ἀπολέσωσιν ἐφοβοῦντο γάρ αὐτὸν, ὅτι πᾶς ὁ ὅχλος ἐξεπλήσσετο ἐπὶ τῇ διδαχῇ αὐτοῦ.

Mp. XI, 18. Услышали это книжники и первосвященники и искали, как бы погубить его; ибо боялись его, потому что весь народ удивлялся учению его.

И книжники и старшины священников слышали это. И подыскивались, как бы его погубить, потому что они боялись его оттого, что весь народ дивился на учение его.

___________

Вот объяснения церкви на изгнание из храма.


И нашел, что в храме, то есть во дворе храма, называвшемся двором язычников, продавали и пр. (см. примечание к Матф. XXI, 12).

Бич из веревок: символ гнева Божия на оскорбляющих святость храма, а равно символ власти Господа, ревнующего об очищении дома отца своего небесного.

Вынесите это и проч. Голуби были в клетках или корзинах, и оттого Господь, изгоняя торгующих животными, вместе с сими последними, относительно голубей делает распоряжение, чтобы продавцы их вынесли их.

Не делайте дом отца моего домом торговли: когда Господь в последний раз выходил из храма, он назвал его не домом отца своего, но дом ваш (Матф. XXIII, 38), означив тем оставление Богом этого храма; теперь же Христос называет еще храм домом отца своего, ибо не обнаружилось еще противление его служителей Христу и Богу и он ожидает еще покаяния народа в лице его представителей.

Домом торговли: выражение менее сильное, чем употребленное при вторичном очищении храма, когда Господь сказал, что иудеи дом молитвы сделали вертепом разбойников (Мф. XXI, 13); первое означает, что в святое храмовое служение привзошли в сильной степени нечистые мирские интересы, последнее же выражает совершенное извращение характера святого дела, богоборственный фанатизм, до которого дошло и в котором выразилось, наконец, это омирщение целого священнослужения. Если бы спросили, как случилось, что эти продавцы так подчинились воле и слову Господа, что по его велению оставили свою торговлю и вышли из двора храма со всеми предметами торговли, то надобно заметить: 1) что их совесть подсказывала им, что они в самом деле нехорошее дело делают в святом месте, и потому, когда Господь с силою напомнил им об этом, совесть их еще сильнее заговорила и заставила их исполнить веление его беспрекословно, 2) слава об Иисусе из Назарета, как пророке или человеке необыкновенном, вероятно, в это время уже довольно распространилась в народе; пилигримы из Галилеи, конечно, принесли и в Иерусалим вести о чудесах, совершенных им в Галилее, о событии при крещении Господа, и свидетельства о нем пророка Иоанна были, конечно, в свежей памяти у жителей Иерусалима и его окрестностей; во всяком случае:121 122 3) Господь явил здесь свою божественную власть, которой не могло ничто противиться в сем случае.

На это иудеи сказали: может быть, это были некоторые из торговавших, которым велено было удалиться со двора храма с предметами их торговли, но вероятнее то были начальники храма: священники и старейшины, которые чувствовали себя оскорбленными в своей власти над храмом таким необыкновенным действием не принадлежащего к ней галилеянина. Этим действием своим Господь несомненно и для них являл себя в качестве пророка — чрезвычайного посланника Божия; которые же из них были порассудительнее, те из слов Господа, назвавшего храм домом отца своего, могли доразумевать, что он более, чем пророк. Так как Моисей, Илья и другие чрезвычайные посланники Божии доказывали иногда свое чрезвычайное посланничество делами необыкновенными, чудесами, то обступившие теперь Господа иудеи требовали от него какого-либо необыкновенного действия, чуда, в доказательство того, что он имеет власть так распоряжаться в храме, как пророк, как сын Божий.

Говорят: уверь нас каким-нибудь чудом, что ты сын Бога и что ты им послан. Ибо откуда видно, что Господь сего дома отец тебе? (Феофил). Знамение, явленное в самом действии очищения храма как действии необыкновенном и имевшем такое сильное влияние на осквернявших святое место торговлею, это знамение они просмотрели и потребовали от Господа более разительного, для их духовной слепоты, чуда.

Разрушьте (повелительное наклонение имеет нередко значение будущего времени: разрушите) храм сей и проч.: евангелист далее сам объясняет, что значит это изречение Господа, когда говорит, что он говорил сие о храме тела своего (ст. 21); значит, он говорил о насильственной смерти своей. Соответственно сему слова: Я в три дня воздвигну его, означают его воскресение через три дня по смерти, как и истолковали то самое ученики его по его воскресении (ст. 22). Итак, на требование иудеями от Господа чуда в доказательство того, что он имеет власть так действовать во храме, он отвечает указанием на величайшее чудо, свидетельствующее о нем как о мессии, чудо воскресения его из мертвых...

Так Господь с самого начала своего общественного служения предсказывал о своей смерти и воскресении.

Я воздвигну его: этими словами Господь дает доказательство своего божественного всемогущества, ибо ни один умерший не может своею силою и властью воскресить тело свое. Не сказал: отец воздвигнет, но я воздвигну, употребив собственную силу, а не нуждаясь в чужой силе (Феофил).[6]


Вот что говорит Рейс (Reuss. Bible, Nouv. Test. vol. II, page 137, 138):


Вместе с учениками, которые верили, находились (здесь в первый раз) иудеи, которые сомневались, которые не понимали, которые отказывались122 123 верить. Не убежденные тем, что они видели, они требуют знамения, т. е. действия чрезвычайного, чуда, чего-то такого, что, наконец, могло бы показать, что Иисус уполномочен поступать так, как он поступал. Поступок его представлял из себя нечто внушительное, даже мессианское (Мал. III, 1 и след.); но они требуют доказательства более осязательного, показаний более неоспоримых. Ответ, который дал им Христос, вызывал самые горячие споры между толкователями. По мнению самого писателя, вот что хотел он сказать: убейте меня, и я после трех дней воскресну. Другими словами: воскресение Иисуса будет самым ярким доказательством его высокого достоинства. Оно и было им на самом деле, по крайней мере в апостольском учении, с точки зрения которого эта речь понимается в совершенстве (ср. Мф. XII, 40). Если возражают, что Иисус не мог говорить так в такое время, когда ему не грозила еще никакая опасность, когда не возникало еще сколько-нибудь серьезного столкновения между ним и фарисейской партией, то при этом совсем забывают, что предметом нашей книги является не медленное и последовательное развитие отношений или положений, а от начала до конца антагонизм мира и Христа, света и мрака, и что Иисус нигде не представляется в ней, как имеющий нужду узнать мало-помалу и при различных случаях, что у него есть враги, что он подвергается опасностям, что он может быть предан смерти. Напротив, он знает с самого начала всё то, что произойдет, ибо оно зависит не от прихоти людской, но от божественного порядка, наперед установленного Провидением. Таким образом, речь, влагаемая здесь в его уста, вполне согласуется с духом этого Евангелия. Более того, речь эта очень уместно помещена там, где мы ее читаем. Явления, касающиеся учеников, окончены; теперь должно начаться действие божественного откровения на мир; писатель указывает здесь наперед, какие виды на конечный успех раскрываются перед ним: мир будет возбужден, но не захвачен; он будет побежден не путем добровольного подчинения, а чрез осуждение, которое он навлечет на себя. Это программа истории, которую мы имеем пред глазами. Размышления эти устраняют также возражение, будто слова Иисуса в том виде, в каком они приводятся и истолковываются здесь, никем не могли быть поняты, ни учениками, ни иудеями. В этом смысле можно бы было сделать такие же точно оговорки в отношении почти каждого слова, влагаемого в уста спасителя, на всем протяжении книги, ибо и в конце ученики понимают не более, чем в начале (гл. XIV, 9). Иисус говорит и евангелист пишет для просвещенных христиан и всего менее для еврейской черни, окружавшей его. Наконец, не надо упускать из виду то обстоятельство, что писатель сам говорит, что иудеи совершенно не поняли смысла сказанных слов, отнеся их к храму, постройка которого началась при Ироде. Но это явление, которое с той поры повторялось то и дело, можно сказать, на каждом шагу. Это живое и конкретное выражение того основного богословского факта нашего Евангелия, что мир оказывается неспособным постигнуть смысл тех небесных откровений, которые представлялись ему (гл. III, 12).


Говорится обо всем, даже о том, для чего сделал он кнут, но ни слова о том, какой смысл всего этого места, повторенного123 124 во всех четырех Евангелиях. По толкованиям всех церквей выходит, что весь смысл этого места в двукратном исполнении Христом полицейских обязанностей насчет чистоты храма, и в двух стихах (21-м и 22-м), сказанных не Христом, но одним из писателей Евангелия, — те самые стихи, которые я пропускаю. Смысл тот, что Христос воскреснет после трех дней. Хорошо, он воскрес и предсказывал свою смерть. Неужели нельзя было предсказать яснее и, главное, уместнее? Дело идет совсем о другом. Он пришел в храм, выбросил всё то, что нужно для их молитвы, точно так же, как теперь бы сделал тот, кто, придя в нашу церковь, выкидал бы все просвиры, вино, мощи, кресты, антиминсы и все те штуки, которые считаются нужными для обедни. Его спрашивают, какой он σημεῖον покажет для объяснения того, что он делает. Σημεῖον никогда, ни по какому лексикону не значило и не значит чудо, но, положим, это значит чудо. Что же значит вопрос иудеев? Человек повыкидывал всё, что нужно для обедни, и у него спрашивают: «Какое ты нам покажешь чудо, что ты это делаешь?» — Вопрос этот по меньшей мере непонятен. Евреи могли спросить, зачем он это делает; могли спросить, чем он заменит то, что он уничтожил; могли спросить, какое он имеет право это делать? Но с какой стати вместо того, чтобы его выгнать, они спрашивают его: «Покажи нам чудо». Еще удивительнее то, что на вопрос иудеев: покажи нам чудо, он отвечает вовсе не тем, что покажу или не покажу чудо, а говорит: «Бросьте этот храм, — я вам в три дня сделаю новый — живой». По толкованиям церкви это значит, что чудо, которое он сделает, он сделает после смерти, чудо, в которое никто из евреев и после смерти-то не поверит. И эти слова его убеждают всех. И вслед за этим говорится, что чудеса его, т. е. то, что он обещал сделать после смерти, убедили всех, и много народа ему поверили. Ведь стоит только снять очки церковные, чтобы видеть, что это не разговор, а бред сумасшедших. Иисус делает непонятное дело, выгоняет скотину из храма. Евреи, вместо того чтобы выгнать его, говорят зачем-то: Покажи нам чудо. Он забывает о том, что он выгонял за что-то всё, что нужно для службы, из храма, и говорит: Чудо я вам покажу, когда умру, но так, что вы не увидите, и от этих его слов все поверили в его учение. И смысл всего тот, что Христос чрез три дня воскреснет. И сказал это не Христос, а писатель Евангелия. И стоит только опомниться124 125 и на минуту отнестись к словам Евангелия, божественного откровения по учению церкви, хоть с тем уважением и вниманием, с которым мы читаем водевиль, т. е. не предполагать вперед, что мы услышим бред сумасшедшего и ничего не поймем, а предполагать, что то, что написано, что-нибудь да значит, и что нам не безынтересно понять, что тут сказано, и нам будет всё ясно.

По учению Иоанна Крестителя для познания Бога нужно очиститься духом; Иисус в пустыне очищается духом и познает силу духа и возвещает царство Бога, т. е. Бога в людях, говорит ученикам, что Бог в общении с людьми.

По евангелисту Иоанну первым делом Иисуса есть так называемое очищение храма, в действительности же уничтожение храма, и не какого-нибудь храма, а храма в Иерусалиме, того, который считается домом Бога, святыней из святынь. Иисус приходит в храм и уничтожает всё, что нужно для служения. Не говоря уже о том, что сказано в Введении о Боге, о том, что Бога никто никогда не видел и не видит, и то, что Иисус дал нам новое богоугождение вместо прежнего, Иисус сам в храме говорит слова пророков о том, что храм Бога есть весь мир людей, а не вертеп разбойников. Объяснять это — всё равно что объяснять то, что в наше время пришли бы духоборцы в православную церковь, повыкинули бы все антиминсы и сказали бы: Бог есть дух и ему надо служить духом и делом. И дело и слова писания уже так ясно говорят, что прибавлять и толковать нечего. И дело и слова ясно говорят: Ваше богоугождение есть мерзкая ложь, вы не знаете настоящего Бога, и обман вашего богослужения вреден, и его надо уничтожить. Вот это-то самое выражают действия и слова Иисуса в храме. Он отрицает и богослужение и понятие еврейского Бога. На эти действия и слова его евреи говорят: какое право ты имеешь так делать? И он отвечает: Право мое то, что ваше служение Богу — ложь, а мое живое служение есть истина. Мое служение Богу есть служение живое, делом. И многие верят Иисусу. Иисус первым делом своей проповеди отрицает ложного еврейского, внешнего, видимого Бога. В следующей главе он говорит что Бог — дух и ему надо служить делом. И очевидно, что для того, чтобы люди могли верить в Бога духа и служить ему, нужно разрушить ложного, выдуманного Бога и ложное служение ему, и это самое делает Иисус. Не понять этого нельзя.125

126 Если место это не понято церквами, то не от глупости, а от большого ума. Таких умышленных нелепых толкований встретится много. Такие толкования бывают тогда, когда церковь узаконила то самое, что отвергал Иисус. Так и теперь Иисус отвергает Бога-творца, внешнего Бога, отвергает всякое богослужение, кроме служения Богу делом. А церковь узаконила Бога-творца внешнего и только тем существует, что совершает службы и жертвы. Тут уж поневоле глуп будешь.

Тот же, кто хочет понимать Евангелие, должен твердо помнить, что первым действием Иисуса, прежде проповеди, было отрицание Бога внешнего и всякого внешнего богослужения. Уничтожение храма, повторенное всеми евангелистами (что весьма редко), есть очищение почвы для посева. Только после уничтожения прежнего Бога возможно учение о Боге Иисуса и о том служении Богу, которому учит Иисус.

Всё это место есть разъяснение стиха: Бога никто не видел и не видит никогда.

___________

БЕСЕДА С САМАРЯНКОЙ

Ἀφῆϰε τὴν Ἰουδαίαν, ϰαὶ ἀπῆλθε πάλιν εἰς τὴν Γαλιλαίαν.

῎Εδει δὲ αὐτὸν διέρχεσθαι διὰ τῆς Σαμαρείας.

῎Ερχεται οὖν είς πόλιν τῆς Σαμαρείας λεγομένην Συχάρ, πλησίον τοῦ χωρίου ὃ ἔδωϰεν Ἰαϰὼβ ’Ιωσὴφ τῷ υίφ αὐτοῦ.

Ἠν δὲ ἐϰεῖ πηγὴ τοῦ Ἰαϰὼβ. ὁ οὖν Ἰησοῦς, ϰεϰοπιαϰὼς ἐϰ τῆς ὁδοιπορίας, ἐϰαθέζετο οὕτως ἐπὶ τῇ πηγῇ· ὥρα ἦν ώσεὶ ἔϰτη.

Ин. IV. 3. То оставил Иудею и пошел опять в Галилею.

И ушел Иисус из Иудеи опять в Галилею.

4. Надлежало же ему проходить чрез Самарию.

И надо ему было проходить через Самарию.

5. Итак, приходит он в город самарийский, называемый Сихарь, близ участка земли, данного Иаковом сыну своему Иосифу.

Приходит раз Иисус в город самарийский Сихар подле того места, которое дал Иаков своему сыну Иосифу.

6. Там был колодезь Иаковлев. Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя. Было около шестого часа.

Был там колодезь Иакова. Иисус уморился от дороги и сел у колодезя.1

126 127


ПРИМЕЧАНИЕ

1) Подробности ненужные, как определение часа, в котором это было, так же как некоторые слова самарянки, ничего не выражающие, могут быть выпущены для того, чтобы читатель не терял существенного смысла этой главы.

῎Ερχεται γονὴ ἐϰ τῆς Σαμαρείας ἀντλῆσαί ὕδωρ· λέγει αὐτῇ ὁ Ἰησοῦς· Δός μοι πιεῖν.

Οἰ γὰρ μαθηταὶ αύτοῦ ἀπεληλύθεισαν εἰς τὴν πόλιν, ἵνα τροφὰς ἀγοράσωσι.

Λέγει οὖν αὐτφ ἡ γονὴ ἡ Σαμαρεῖτις Πῶς σὺ Ἰουδαῖος ὢν παρ’ ἐμοῦ πιεῖν αἰτεῖς, οὔσης γυναιϰὸς Σαμαρείτιδος; οὐ γἀρ συγχρῶνται Ἰουδαῖοι Σαμαρείταις.

Ἀπεϰρίθη Ἰησοῦς ϰαὶ εἶπεν αὐτῇ Εἰ ᾔδεις τὴν δωρεὰν τοῦ θεοῦ, ϰαὶ τίς ἐστιν, ὁ λέγων σοι Δός μοι πιεῖν, σὺ ἂν ᾔτησας αὐτόν, ϰαὶ ἔδωϰεν ἄν σοι ὕδωρ ζῶν.

Λέγει αὐτφ ἡ γυνή Κύριε, οὒτε ἄντλημα ἔχεις, ϰαὶ τὸ φρέαρ ἐστὶ βαθύ· πόθεν οὖν ἔχεις τὸ ἵδωρ το ζῶν;

Ин. IV, 7. Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Иисус говорит ей: дай мне пить.

Идет женщина из Самарии за водой. И говорит ей Иисус: Жена, дай напиться!

8. (Ибо ученики его отлучились в город купить пищи.)

Потому ученики его отошли в город пищи купить.

9. Женщина самарянская говорит ему: как ты, будучи иудей, просить пить у меня, самарянки? ибо иудеи с самарянами не сообщаются.

И говорит ему самарянка: Как же ты, иудей, у самарянки пить просить, ведь иудеи не общаются с самарянами?

10. Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий и кто говорит тебе: дай мне пить, — то ты сама просила бы у него, и он дал бы тебе воду живую.

И наоборот сказал ей Иисус: Если бы ты знала дар Бога1 и того, кто говорит: дай напиться, то ты того бы попросила, и он бы дал тебе ключевой воды.

11. Женщина говорит ему: господин! Тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок; откуда же у тебя вода живая?

И сказала ему жена: У тебя нет ведра, и колодезь глубок, откуда же ты возьмешь ключевую воду?

127 128


ПРИМЕЧАНИЕ

1) Слова: «Если бы ты знала... εἰ ᾔδεις τὴν δωρεὰν τοῦ θεοῦ... можно перевести: если бы ты знала, в чем дар Бога и что есть Бог. После ἐστίν ставлю запятую, потому что вслед за этим Иисус говорит самарянке, что есть Бог.

___________

Μὴ σὺ μείζων εἶ τοῦ πατρὸς ἡμῶν Ἰαϰώβ, ὃς ἔδωϰεν ἡμῖν τὸ φρέαρ ϰαί αὐτὸς ἐξ αὐτοῦ ἔπιε, ϰαὶ oἱ υἱοὶ αὐτὸῦ ϰαὶ τά θρέμματα αὐτοῦ;

Ἀπεϰρίθη ὁ Ἰησοῦς ϰαὶ εἶπεν αὐτῇ Πᾶς ὁ πὶνων ἐϰ τοῦ ὕδατος τούτου διψήσει πάλιν·

Ὃς δ᾿ ἂν πίῃ ἐϰ τοῦ ὕδατος οὗ ἐγὼ δώσω αὐτῷ, οὐ μὴ διψήσῃ εἰς τὸν αιῶνα· ἀλλὰ τὸ ὓδωρ ὃ δώσω αὐτῷ, γενήσεται ἐν αὐτῷ πηγὴ ὕδατος άλλομένου εις ζωὴν αἰώνιον.

Ин. IV, 12. Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь, и сам из него пил, и дети его, и скот его?

Разве ты больше отца нашего Иакова? Он дал нам этот колодезь. Он и сам из него пил, и сыны его, и скоты его.

13. Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять;

И наоборот сказал ей Иисус: Кто пьет эту твою воду, тот опять захочет пить.

14. а кто будет пить воду, которую я дам ему, тот не будет жаждать вовек: но вода, которую я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную.

А кто напьется той, которую я дам, уже но захочет пить никогда. И вода та, которую я дам ему, родит в нем ключ воды, бегущей в жизнь вечную, невременную.

Стихи 15, 16, 17 и 18 не имеют никакого значения. Сказано, что Христос угадал, что у женщины было пять мужей и что теперь она живет не с мужем. Ненужная и соблазнительная подробность эта только нарушает изложение.

___________

Λέγει αὐτῷ ἡ γυνὴ Κύριε, θεωρῶ ὅτι προφήτης εἶ σύ.

Οἱ πατέρες ἡμῶν ἐν τούτφ τφ ὄρει προσεϰύνησαν· ϰαὶ ὑμεῖτ λέγετε ὅτι ἐν Ἱεροσολύμοις ἐστίν ὁ τόπος ὅπου δεῖ προσϰονεῖν·

Λέγει αὐτη ὁ Ἱησοῦς Γύναι, πίστευσόν μοι, ὄτι ἔρχεται ὥρα, ὅτε οῠτε ἐν τῷ ὄρει τούτφ οὔτε ἐν Ἱεροσολύμοις προσϰυνήσετε τῷ πατρί.128

129 Ὑμεῖς προσϰυνεῖτε ὁ οὐϰ οἴδατε· ἡμεῖς ηροσϰυνοῦμεν ὃ οἴδαμεν · ὅτι ἡ σωτηρία ἐϰ τῶν Ἰουδαίων ἐστίν.

Ἀλλ’ ἔρχεται ὥρα, ϰαὶ νῦν ἐστίν, ὅτε οἱ ἁληθινοὶ προσϰονηταὶ προσϰυνὴσουσι τῷ πατρὶ ἐν πνεύματι ϰαὶ ἀληθείᾳ· ϰαὶ γὰρ ὁ πατὴρ τοιούτους ζητεῖ τοῦς προσϰυνοῦντας αὐτόν.

Πνεῦμα ὁ θεός· ϰαὶ τοὺς προσϰυνοῦντας αὖτὸν᾿ ἐν πνεύματι ϰαί ἀληθείᾳ δεῖ προσϰυνεῖν.

Λέγει αὐτῷ ἡ γυνή Οἶδα ὅτι Μεσαίας ἔρχεται, ὁ λεγόμενος Χριστός. ὅταν ἔλθῃ ἐϰεῖνος, ἀναγγελεῖ ἡμῖν πάντα.

Ин. IV, 19. Женщина говорит ему: Господи! вижу, что ты пророк.

Говорит ему женщина: вижу господин, что ты пророк.

20. Отцы наши поклонялись на этой горе; а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме.

Отцы наши на этой горе почитали Бога, а вы говорите, что в Иерусалиме то место, где надо почитать его.

21. Иисус говорит ей: поверь мне, что наступает время, когда и не на горе сей и не в Иерусалиме будете поклоняться отцу.

И говорит ей Иисус: Женщина, поверь мне, что подходит время, что ни на этой горе, ни в Иерусалиме будете почитать Отца.

22. Вы не знаете, чему кланяетесь; а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от иудеев.

Вы почитаете, кого не знаете, мы же почитаем того, кого знаем.

23. Но настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине; ибо таких поклонников Отец ищет себе.

Но подходит время и теперь уже пришло, что настоящие почитатели будут почитать Отца духом и делом, потому что Отец требует себе таких почитателей.

24. Бог есть дух: и поклоняющиеся ему должны поклоняться в духе и истине.

Бог — дух, и почитать его должно духом и делом.1

25. Женщина говорит ему: знаю, что придет мессия, то есть Христос; когда он придет, то возвестит нам всё.

И говорит ему женщина: Знаю, что мессия придет, называемый избранником Божиим. Когда придет этот, возвестит нам всё.

129 130


ПРИМЕЧАНИЕ

1) Ἀλήθεία — я перевожу делом на том основании, что во многих местах Нового Завета оно имеет это значение и здесь как бы указывает на противоположение богопочитания внешнего и дела; кроме того, «истина» и «дух» было бы плеоназм.

___________

Λέγει αὐτῇ ὁ Ἰησοῦς Ἐγώ εὶμι, ὁ λαλῶν σοι.

Ин. IV, 26. Иисус говорит ей: это я, который говорю с тобою

И говорит ей Иисус: я тот, кто говорит с тобою.

___________

Стихи с 27 по 42, за исключением стихов от 32—38, которые будут переведены в своем месте, заключают частные и случайные подробности, не имеющие общего значения.

ОБЩИЙ СМЫСЛ БЕСЕДЫ ИИСУСА С САМАРЯНКОЙ

Иисус, проповедуя царство Божие, состоящее в любви людей между собою, ходит по деревням и селам и однажды, зайдя во враждебную иудеям землю Самарийскую, попросил у самарянской женщины напиться. Женщина под предлогом того, что он иудей, а она самарянка, отказывает ему в самом простом деле любви.

В объяснении этого места эту черту отказа женщины дать воды, обыкновенно забывают, а между тем это есть ключ к пониманию всего места.

Женщина говорит, что иудеям нельзя сообщаться с самарянами, и потому она не дает ему пить. На это он говорит ей, что она отказом этим лишает себя воды живой, любовного общения с людьми, того самого, что дает жизнь истинную. Он говорит ей, что он не только не гнушается того, чтобы принять питье от нее, но что он и ее, как всех людей, готов научить тому возрождению, которое даст ей настоящую жизнь.

На замечания ее о том, что он не может этого сделать, потому что у них, иудеев, свой, а у них, самарян, свой Бог или свое место почитания Бога, он говорит ей, как бы объясняя уничтожение храма: «Теперь пришло время почитать Бога не тут и там, а везде, потому что надо почитать не того Бога, которого130 131 мы не знаем, а того, которого мы знаем, как сын отца», т. е. повторяет то, что сказано во Введении о том, что Бога никто не знает, а только сын явил его, и то, что сказано в беседе с Никодимом, именно, что: «мы говорим про то, что знаем и видим, что только сын, сшедший с неба, явил Бога». И, говоря про Бога, называет его отцом. И, выражая мысль Введения, где сказано, что учение Иисуса было учение добра, он говорит, что отец ищет поклонников себе везде, поклонников, делом и духом, потому что Бог есть дух.

___________

ОБ ОЧИЩЕНИИ ДУХОМ И ИСТИННОМ БОГОУГОЖДЕНИИ

Μετὰ ταῦτα ἦλθεν ὁ Ἰησοῦς ϰαὶ οἱ μαθηταὶ αὐτοδ εἰς τὴν Ἰουδαίαν γῆν· ϰαὶ ἐχεῖ διέτριβε μετ’ αὐτῶν, ϰαὶ ἐβάπτιζεν.

Ἤν δὲ ϰαὶ Ἰωάννης βαπτὶζων ἐν Αἰνὼν ἐγγὺς τοῦ Σαλείμ, ὅτι ὕδατα πολλά ἦν ἐϰεῖ· ϰαὶ παρεγίνοντο, ϰαὶ ἐβαπτίζοντο.

Οὒπω γὰρ ἦν βεβλημένος εἰς τὴν φυλαϰὴν ὁ Ἰωάννης.

Ἐγένετο οὖν ζήτησις ἐϰ τῶν μαθητῶν Ἰωάννου μετά Ἰουδαίων περί. ϰαθαρισμοῡ.

Καὶ ἦλθον πρὸς τὸν Ἰωάννην ϰαὶ εἶπον αὐτῷ ᾽Ραββὶ, ὃς ἦν μετά σοῦ πέραν τοῦ Ἰορδάνου, ῷ σὺ μεμαρτύρηϰας, ἴδε οὗτος βαπτὶζει, ϰαὶ πάντες ἔρχονται πρός αὐτόν.

Ἀπεϰρίθη Ἰωάννης ϰαὶ εἶπεν Οὐ δύναται ἄνθρωπος λαμβάνειν οὐδέν, ἐὰν μὴ ᾖ δεδομένον αὐτῷ ἐϰ τοῦ οὐρανοῦ.

Ὁ ἄνωθεν ἐρχόμενος, ἐπάνω πάντων ἐστίν˙ ὁ ὢν ἐϰ τῆς γῆς, ἐϰ τῆς γῆς. ἐστί, ϰαὶ ἐϰ τῆς γῆς λαλεῖ· ὁ ἐϰ τοῦ οὐρανοῦ ἐρχόμενος, ἐπάνω πάντων ἐστίν.

Ὃν γὰρ ἀπέστειλεν ὁ θεὸς, τὰ ῥήματα τοῦ θεοῦ λαλεῖ.

Καῐ ὃ ἑώραϰε ϰαὶ ἤϰουσε, τοῦτο μαρτυρεῖ· ϰαὶ τὴν μαρτυρἰαν αὐτοῦ οὐδεὶς λαμβάνει.

Ὁ λαβὼν αὐτοῦ τὴν μαρτυρίαν, ἐσφράγισεν ὅτι ὁ θεὸς ἀληθής ἐστιν

Οὐ γὰρ ἐϰ μέτρου δίδωσιν ὁ θεὸς τὸ πνεῦμα

Ин. III, 22. После сего пришел Иисус с учениками своими в землю Иудейскую и там жил с ними и крестил.

23. А Иоанн также крестил в Еноне, близ Салима, потому что там было много воды; и приходили туда и крестились;

После пришел Иисус с учениками в Иудейскую землю и там проживал с ними и очищал.

И Иоанн очищал в Еноне подле Салима, потому что было много воды там, и ходили и, очищались.

131 132

24. ибо Иоанн еще не был заключен в темницу.

Потому Иоанн еще не был посажен в тюрьму.

25. Тогда у Иоанновых учеников произошел спор с иудеями1 об очищении.

И вышел спор у учеников Иоанна с одним евреем об очищении.

26. И пришли к Иоанну и сказали ему: равви! тот, который был с тобою при Иордане и о котором ты свидетельствовал, вот он крестит, и все идут к нему.

И пришли к Иоанну и говорят ему: Господин! кто с тобой был на Иордане и о ком ты свидетельствовал, вот и он очищает, и все идут к нему.

27. Иоанн сказал в ответ: не может человек ничего принимать на себя, если но будет дано ему с неба.

И Иоанн сказал: Не может человек на себя взять, если он не научен Богом.

31. Приходящий свыше и есть выше всех; а сущий от земли земный и есть и говорит, как сущий от земли; приходящий с небес есть выше всех.

Кто свыше, тот выше всего, а кто от земли, тот и будет от земли, и о земле будет говорить.

34. Ибо тот, которого послал Бог, говорит слова Божии;

Кого Бог научил, тот слова Бога и говорит.

32. и что он видел и слышал, о том и свидетельствует; и никто не принимает свидетельства его.

И что постигнул и понял, то и доказывает. Доказательства его никто не принимает.

33. Принявший его свидетельство сим запечатлел, что Бог истинен.

Кто принял доказательство его, тот закрепил то, что Бог истинен.

34. Ибо не мерою дает Бог духа.

Потому что дух Бога нельзя измерить.2

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Во многих списках здесь вариат: μετά Ἰουδαίου.

2) В некоторых списках 34-й стих выражен так: «Бог есть дух».

Ὁ πατὴρ ἀγαπᾷ τον υἱὸν, ϰαὶ πάντα δέδωϰεν ἐν τῇ χειρὶ αὐτοῦ.

Ὁ πιστεύων εἰς τὸν υἱόν, ἔχει ζωὴν αἰώνιον· ὁ δὲ ἀπειθῶν τῷ υἱῷ, οὐϰ ὄψεται ζωήν, ἀλλ᾽ ἡ ὀργὴ τοῦ θεοῦ μένει ἐπ᾽ αὐτόν.

132 133

Ин. III, 35. Отец любит сына и всё дал в руку его.

Потому что отец любит сына и всё дал во власть ему.

36. Верующий в сына имеет жизнь вечную; а не верующий в сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем.

Кто верит в сына, тот жив вечно, а кто не верит в сына, — тот против Бога. 1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Эти два стиха суть повторение мысли, выраженной после, и потому здесь не у места.

Иоанн прежде объявил, что настоящее очищение есть очищение духом. Вот явился Иисус и уничтожает все внешние формы и очищает без храма и даже без воды. И является сомнение, какое очищение настоящее. И вот ученики Иоанна спорят с каким-то иудеем об очищении и идут к Иоанну спрашивать его, Иоанн говорит в общих словах то, что он сказал прежде: что главное очищение есть очищение духом, и что очищение это не передается словами. О том же, что действительно ли Иисус говорит слова Божии, Иоанн говорит, что определить этого никто не может, что доказательств того, что слова Божии, — не может быть. Одно доказательство есть то, — что человек принимает их. Потому что проявления духа нельзя мерить.

___________

Καὶ φήμη ἐξήλϑε ϰαϑ’ ὅλης τῆς περιχώρου περὶ αὐτοῦ.

Ἐν δὲ τῷ λαλῆσαι, ἐρωτᾷ αὐτόν Φαρισαῖός τις ὅπως ἀριστήση παρ᾽ αὐτῷ· εἰσελϑὼν δὲ ἀνέπεσεν.

Ὁ δὲ Φαρισαῖος ἱδὼν ὲϑαύμασεν ὅτι οὐ πρῶτον ἐβαπτίσϑη πρὸ τοῦ ἀρίστου.

Εἶπε δὲ ὁ Κύριος πρὸς αὐτὸν Νῦν ὑμεῖς οἱ Φαρισαῖοι τὸ ἔξωϑεν τοῦ ποτηρίου ϰαὶ τοῦ πίναϰος ϰαϑαρίζετε, τὸ δε ἔσωϑεν ὑμῶν γέμει ἁρπαγῆς ϰαὶ πονηρίας.

Ἄφρονες, οὐχ ὁ ποιήσας τὸ ἔξωϑεν ϰαὶ τὸ ἔσωϑεν ἐποίησε;

Πλὴν τά ἐνόντα δότε ἐλεημοσύνην· ϰαὶ ἰδοὺ, πάντα ϰαϑαρὰ ὑμῖν ἐστιν.

Οὐϰ ἐλήλυϑα ϰαλέσαι διϰαίους, ἀλλἀ ἁμαρτωλοὺς εἰς μετάνοιαν.

Καὶ ἰδού, γυνὴ ἐν τῆ πόλει, ἥτις ἦν ἁμαρτωλός, ἐπιγνοῦςα ὅτι ἀνάειται ἐν τῇ οἰϰία τοῦ Φαρισαίου, ϰομίσασα ἀλάβαστρον μύρου·

Καὶ στᾶσα παρὰ τοὺς πόδας αὐτοῦ ὀπίσω, ϰλαίουσα, ἤρξατο βρέχειν τοὺς πόδας αὐτοῦ τοῖς δάϰρυσι, ϰαὶ ταῖς θριξὶ τῆς ϰεφαλῆς αὐτῆς ἐξέμασσε, ϰαὶ ϰατεφίλει τοὺς πόδας αὐτοῦ, ϰαὶ ἤλειφε τῷ μύρφ.133

134 Ἰδὼν δε ὁ Φαρισαῖος ὁ ϰαλέσας αὐτόν, εἶπεν ἐν ἐαυτῷ, λέγων Οὖτος, εἰ ἷν προφήτης, ἐγίνωσϰεν ἂν τίς ϰαὶ ποταπὴ ἡ γυνὴ, ἥτις ἅπτεται αὐτοῦ· ὅτι ἁμαρτωλός ἐστι.

Καὶ ἀποϰριϑεὶς ὁ Ἰησοῦς, εἶπε πρὸς αὐτὸν Σίμων, ἔχω σοί τι εἰπεῖν. Ὁ δὲ φησί Διδάσϰαλε, εἰπέ.

Δύο χρεωφειλέται ἦσαν δανειστῇ τινι· ὁ εἷς ὤφειλε δηνάρια πενταϰόσια, ὁ δὲ ἕτερος πεντήϰοντα.

Μὴ ἐχόντων δὲ αὐτῶν ἀποδοῦναι, ἀμφοτέροις ἐχαρίσατο· τίς οὖν αὐτῶν, εἰπὲ, πλεῖον αὐτὸν ἀγαπήσει;

Ἀποϰριϑεὶς δὲ ὁ Σἰμων, εἶπεν Ὑπολαμβάνω, ὅτι ᾧ τὸ πλεῖον ἐχαρίσατο. ‘Ο δὲ εἶπεν αὐτῷ Ὀρϑῶς ἔϰρινας.

Καὶ στραφεὶς πρὸς τὴν γυναῖϰα, τῷ Σίμωνι ἔφη Βλέπεις ταύτην τὴν γυναῖϰα; εἰσῆλϑόν σου εἰς τὴν οἰϰίαν, ὕδωρ ἐπὶ τοὺς πόδας μου οὐϰ ἔδωϰας· αὓτη δὲ τοῖς ὃάϰρυσιν ἔβρεξέ μου τοὺς πόδας, ϰαὶ ταῖς θριξὶ τῆς ϰεφαλῆς αὐτῆς ἐξέμαξε.

Φίλημά μοι οὐϰ ἔδωϰας· αὕτη δὲ, ἀφ’ ἧς εἰσῆλϑον, οὐ διέλιπε ϰαταφιλοῦσά μου τοὺς πόδας.

Ἐλαίφ τὴν ϰεφαλήν μου οὐϰ ἤλειψας· αὔτη δέ μύρφ ἤλειψέ μου τοὺς πύδας.

Οὗ χάριν, λέγω σοι, ἀφέωνται αἱ ἁμαρτίαι αὐτῆς αἱ πολλάί, ὅτι ἠγἀπησε πολύ. ᾦ δὲ ὀλίγον ἀφίεται, ὀλίγον ἀγαπᾷ.

Εἶπε δὲ αὐτῇ Ἀφέωνταί σου αἱ ἀμαρτίαι.

Καὶ ἤρξαντο οἱ συναναϰειμένοι λέγειν ὲν ἑαυτοῖς Τίς οὗτὁς ἐστιν ὃς ϰαὶ ἁμαρτίας ἀφίησιν;

Εἶπε δὲ πρὸς τὴν γυναῖϰα ʻΗ πίστις σου σέσωϰέ σε· πορεύου εἰς εἰρήνηυ.

Лк. IV, 14. И разнеслась молва о нем по всей окрестной стране.

И по всей округе прошла молва о нем.

Лк. XI, 37. Когда он говорил это, один фарисей просил его к себе обедать; он пришел и возлег.

После этого пришел к нему один православный и просил позавтракать у него в доме.

38. Фарисей же удивился, увидев, что он не умыл рук перед обедом.

И православный, приметив, что Иисус не обмылся перед завтраком, удивился.

Лк. XI, 39. (Мф. XXIII, 25.) Но Господь сказал ему: ныне вы, фарисеи, внешность чаши и блюда очищаете, а

И сказал ему Иисус: Вы, православные, снаружи чашки и блюда моете, а внутри вас кишит грабеж и неправда.

134 135

внутренность ваша исполнена хищения и лукавства.


Лк. XI, 40. (Мф. XXIII, 26.) Неразумные! Не тот же ли, кто сотворил внешнее, сотворил и внутреннее?

Безумные! кто сделал внешнее, тот же сделал и внутреннее.

Лк. XI, 41. Подавайте лучше милостыню из того, что у вас есть: тогда всё будет у вас чисто.

Внутри будьте милостивы, и тогда увидите, что всё будет чисто.

Лк. V, 32. Я пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию.

Потому что я пришел сюда призывать к обновлению не праведников, а ошибающихся.

Лк. VII, 37. И вот женщина того города, которая была грешница, узнавши, что он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с муром;

И вот женщина из города, она была неверная, узнав, что Иисус сидит в доме православного, пришла туда и принесла кувшин масла.

38. и, ставши позади у ног его и плача, начала обливать ноги его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги его, и мазала муром.

И ставши у ног его сзади, начала плакать и мыть ему ноги слезами и волосами с головы своей вытирала, целовала его ноги и мазала маслом.

39. Видя это, фарисей, пригласивший его, сказал сам в себе: если бы он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к нему, ибо она грешница.

Увидав это, хозяин православный подумал себе: Кабы был он настоящий учитель, он бы знал, кто и какова эта женщина, та, что трогает его, она ведь неверная.

40. Обратившись к нему, Иисус сказал: Симон! Я имею нечто сказать тебе. Он говорит: скажи, учитель.

И, обернувшись, Иисус сказал ему: Семен! дай скажу тебе слово. Он сказал: Скажи, господин.

41. Иисус сказал: у одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят;

Были два должника должны одному хозяину. Один считал за собой пятьсот денег, другой пятьдесят.

135 136

42. но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из них более возлюбит его?

И не было чем заплатить ни у того, ни у другого, и хозяин простил им обоим. Но какой же из них, скажи, больше будет ухаживать за хозяином?

43. Симон отвечал: думаю, тот, которому более простил. Он сказал ему: правильно ты рассудил.

Семен и говорит: Не иначе, как тот, кому больше простил. Иисус и говорит: Верно рассудил.

44. И, обратившись к женщине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, ты воды мне на ноги не дал; а она слезами облила мне ноги и волосами головы своей отерла.

И показал на женщину и говорит Семену: Ну вот, я пришел к тебе в дом, а ты не дал мне воды ноги умыть. Она же слезами моет мои ноги и волосами с головы обтирает.

45. Ты целования мне не дал; а она, с тех пор как я пришел, не перестает целовать у меня ноги.

Ты и не обнял меня, как я вошел, а она не перестает — всё лобызает мои ноги.

46. Ты головы мне маслом не помазал; а она муром помазала мне ноги.

Ты не дал мне масла головы помазать. Она дорогим маслом мажет мне ноги.

47. А потом сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много: а кому мало прощается, тот мало любит.

Оттого самого, говорю тебе, избавилась она от заблуждений и великих заблуждений, оттого, что она любит сильно. А кому немного прощать нужно, тот мало и любит.1

48. Ей же сказал: прощаются тебе грехи.

И сказал ей: Да, все заблуждения твои исправлены.

49. И возлежавшие с ним начали говорить про себя: это кто, что и грехи прощает?

И начали сидевшие с ним говорить сами в себе: Кто же он такой, что избавляет от заблуждений?

50. Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя; иди с миром.

А он сказал женщине: Вера твоя спасла тебя, иди с миром.

136 137


ПРИМЕЧАНИЕ

1) По-моему, стих 47 должен быть такой: ὅτι должно быть переставлено, вместо перед ἠγάπησε — перед λέγω σοι. И тогда перевод такой: Того ради, говорю тебе, прощены ей ее грехи, что она любит много. Кому же мало отпущено, мало и любит.

___________

Фарисею не нравится, что блудница прикасается к учителю. Иисус говорит: «Было два должника у хозяина; одному он мало, другому много простил. Как же тому, кому он много простил, не выказать свою благодарность? Должники эти передо мною и перед всеми людьми и перед Богом — ты и эта блудница. Ты считаешь, что тебе нечего прощать, и ты не выказал мне особенной любви; она считает, что она виновата перед всеми, и передо мной и перед тобой. Ведь ты сам подумал, что ее и допустить нельзя касаться до меня. Ну, а я не прогнал ее и как тобою не брезгаю, входя к тебе в дом, так и ею не брезгаю, и за то она выражает мне свою любовь. (Оттого, что ее не упрекнул я грехами, она и выражает мне любовь.) Ее грехов много, она и выражает большую любовь. Твоих грехов мало, ты думаешь, — ты и выражаешь малую любовь, и мало тебе простится; а ей простится, — она верит, что она грешница, и она спасена от грехов».

___________

Ἄνϑρωποι δύο ἀνέβησαν εἰς τὸ ἱερὸν προσεύξασθαι· ὁ εἶς Φαρισαῖος, ϰαὶ ὁ ἕτερος τελώνης.

Ὁ Φαρισαῖος σταϑεὶς πρὸς ἑαυτὸν ταῦτα προσηύχετο.Ὁ θεός, εὐχαριστῶ σοι, ὅτι οὐϰ εἰμὶ ὥσπερ οἱ λοιποὶ τῶν ἀνϑρώπων, ἄρπαγες, ἄδιϰοι, μοιχοί, ἢ ϰαὶ ὡς οὗτος ὁ τελώνης.

Νηστεύω δὶς τοῦ σαββάτου, ἀποδεϰατῶ πάντα ὅσα ϰτῶμαι.

Καὶ ὁ τελώνης μαϰρόϑεν ἑστὼς οὐϰ ἤϑελεν οὐδὲ τοὺς οφϑαλμοὺς εἰς τὸν οὐρανὸν ἐπᾷραι· ἀλλ’ ἔτυπτεν εἰς τὸ στῆθος σὐτοῦ, λέγων Ὀ θεός, ἱλάσϑητί μοι τῷ ἁμαρτωλῷ.

Λέγω ὑμῖν, ϰατέβη οὗτος δεδιϰαιωμένος εἰς τὸν οἶϰον αὐτοῦ, ἢ ἐϰεῖνος· ὅτι πᾶς ὁ ὑψῶν ἑαοτὸν ταπεινωϑήσεται· ὁ δὲ ταπεινῶν ἑαυτὸν ὑψωϑήσεται.

Лк. XVIII, 10. Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь.

И сказал им Иисус: два человека вошли в храм молиться Один — православный, другой — неверный.

137 138

11. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь;

Православный думал много о себе и так молился: Благодарю тебя, Бог мой, за то, что я не такой, как другие люди: корыстные, неправедные, блудники, не такой, как этот неверный.

12. пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю.

Пощусь два раза в неделю и отдаю десятину всего, что получаю.

13. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!

А неверный стал вдалеке и не мог и глаз к небу поднять, а всё стучал себе в грудь и приговаривал: Господи, оглянись на меня заблудшего.

14. Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот; ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится.

Так вот говорю вам: и вернулся неверный избавлен больше, чем православный. Потому что кто возвышается — принизится, а кто понижается, тот возвысится.

Православный не считал нужным для себя избавления и потому и не мог ни от чего избавиться. Неверный желал избавиться от заблуждений, он признавал их, и потому избавился.

___________

Τότε προσέρχονται αὐτῷ οἱ μαϑηταὶ Ἰωάννου, λέγοντες Διατί ἡμεῖς ϰαὶ ο Φαρισαῖοι νηστεύομεν πολλὰ, οἱ δέ μαϑηταί σου οὐ νηστεύουσι;

Καὶ εἷπεν αὐτοῖς ὁ Ἰησοῦς Μὴ δύνανται οἱ υἱοὶ τοῦ νυμφῶνος πενϑειν, ἐφ’ ὅσον μετ’ αὐτῶν ἐστιν ὁ νυμφἰος; ἐλεύσονται δὲ ἡμέραι ὅταν ἀπαρϑῇ ἀπ’ αὐτῶν ὁ νυμφίος, ϰαὶ τύτε νηστεύσουσιν.

Мф. IX, 14. (Mp. II, 18; Лк. V, 33.) Тогда приходят к нему ученики Иоанновы и говорят: почему мы и фарисеи постимся много, а твои ученики не постятся?

Тогда подошли к нему ученики Иоанна и говорят: отчего мы и законники постимся много, а ученики твои не постятся?

138 139

Мф. IX, 15. (Mp. II, 19, 20; ЛK. V, 34, 35.) И сказал им Иисус: могут ли печалиться сыны чертога брачного, пока с ними жених? Но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься.

И сказал им Иисус: Не могут гости на свадьбе печалиться в то время, когда с ними жених. Когда нет жениха, — тогда постятся.1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Слова о женихе темны, так как нет объяснения того, что надо разуметь под словом «жених». По притче о 10-ти девах под словом «жених» надо понимать жизнь, и тогда и здесь, если дать слову «жених» значение жизни, — смысл изречения будет тот, что незачем печалиться, когда в человеке есть жизнь; можно печалиться и поститься только тогда, когда нет жизни.

___________

Ἕλεγε δὲ ϰαὶ παραβολὴν πρὸς αὐτοὺς Ὅτι οὐδεὶςἐπίβλημα ἱματίου ϰαινοῦ σχίσας ἐπιβάλλει ἐπὶ ἱμάτιον παλαιόν. εἰ δὲ μή γε, ϰαὶ τὸ ϰαινὸν σχίζει ϰαὶ τῷ παλαιῷ οὐ συμφωνεῖ τὸ ἐπίβλημα τὸ ἀπὸ τοῦ ϰαινοῦ.

Καὶ οὐδεὶς βάλλει οἶνον νέον εἰς ἀσϰοὺς παλαιούς˙ εἰ δὲ μή γε, ῥήξει ὁ νέος, οἶνος τοὺς ἀσϰοὺς, ϰαι ἐϰχυθήσεται, ϰαὶ οἱ ἀσϰοὶ ἀπολοῦνται.

Ἀλλὰ οἶνον νέον εἰς ἀσϰοὺς ϰαινοὺς βλητέον, ϰαὶ ἀμφότεροι συντηροῦνται,

Лк. V, 36. (Мф. IX, 16; Мр. II, 21.) При сем сказал им притчу: никто не приставляет заплаты к ветхой одежде, отодрав от новой одежды; а иначе и новую раздерет и к старой не подойдет заплата от новой.

Никто не разорвет новую одежду, чтобы наложить заплатку из нового на старое платье, потому новое раздерет и к старому не придется.

Лк. V, 37. (Мф. IX, 17; Mp. II, 22.) И никто не вливает молодого вина в мехи ветхие: а иначе молодое вино прорвет мехи и само вытечет, и мехи пропадут.

И не выливают вино новое в старые мехи, а иначе прорвутся мехи, и вино вытечет, и мехи пропадут.

139 140

Лк. V, 38. (Мф. IX, 17; Mp. II, 22.) Но молодое вино должно вливать в мехи новые; тогда сбережется и то и другое.

Но вино молодое надо вливат в мехи новые, и то и другое цело будет.

___________

Лк. V, 39 стих неясен.

Лк. IV, 33—37; Mp. I, 23—28; Мф. VIII, 17, 18; Mp. I, 35—39; Лк. IV, 42—44. Стихи эти, содержащие описание изгнания нечистого духа, предсказания и повторение о том, что Христос учил и что молва о нем распространилась, — не имеют значения и могут быть пропущены.

___________

МОЛВА О ХРИСТЕ

Καὶ αὐτὸϛ ἐδίδασϰεν ἐν ταῖς συναγωγαῖς αὐτῶν, δοξαζόμενος ὑπὸ πἁντων

Καὶ ἦλϑον ἕως αὐτὸῦ ϰαὶ ϰατεῖχον αὐτὸν τοῡ μὴ πορεύεσϑαι ἀπ᾿ αὐτῶν.

Ὁ δὲ εἶπε πρὸς αὐτὺς Ὅτι ϰαὶ ταῖς ἑιτέραις πὸλεσιν εὐαγγελίσασθαί με δεῖ τὴν βασιλείαν θεοῦ˙ ὅτι εἰς τοἰῦτο ἀπεστάλην.

Ἵνα πληρωθῆ τὸ ῥηθὲν διὰ Ἠσαῖου τοῦ προφήτου, λέγοντος

Γῆ Ζαβουλὼν ϰαὶ γῆ Νεφϑαλείμ, ὁδὸν θαλάσσης πέραν τοῦ Ἰορδάνου Γαλιλαία τῶν ἐϑνῶν,

Ὁ λαὸς ὁ ϰαϑήμενος ἐν σϰὁτει εἶδε φῶς μέγα ϰαὶ τοῖς ϰαϑγημένοις ἐν χώρᾳ ϰαὶ σϰιᾷ θανάτου φῶς ἀνέτειλεν αὐτοῖς.

Ὅπως πληρωϑῇ τὸ ῥηϑὲν διὰ Ἠσαῖου τοῦ προφήτου, λέγοντος

Ἰδοὺ ὁ παῖς μου, ὃν ᾑρέτισα˙ ὁ ὁγαπητός μου, εἰς ὂν εὐδόϰησεν ἡ ψυχή μου˙ θήσω τὸ πνεῦμά μου ἐπ’ αὐτὸν, ϰαὶ ϰρίσιν τοῖς ἔϑνβσιν ἀπαγγελεῖ.

Οὐϰ ἐρίσει, οὐδὲ ϰραυγάσει˙ οὐδὲ ἀϰούσει τις ἐν ταῖς πλατείαις τὴν φωνὴν αὐτοῦ.

Κάλαμον συντετριμμένον οὐ ϰατεάξει, ϰαί λῖνον τυφόμενον οὐ σβέσει˙ ἕως ἂν ἐϰβἀλῃ εἰς νῖϰος τήν ϰρίσιν.

Καὶ ἐν τῷ ὀνόματι αὐτοῦ ἔϑνη ἐλπιοῦσι.

Καὶ ὁ Ἰησοῦς ἀνεχώρησε μετὰ τῶν μαθητῶν αὑτοῦ πρὸς τὴν θάλασσαν˙ ϰαὶ πολύ πλῆθος ἀπὸ τῆς Γαλιλαίας ἠϰολούϑησεν αὐτῷ, ϰαὶ ἀπὸ τῆς Ἰουδαίος,

Καὶ ἀπὸ Ἱεροσολύμων, ϰαὶ ἀπὸ τῆς Ἰδουμαίας, ϰαὶ πέραν τοῦ Ἰορδάνου˙ ϰαὶ οἱ περὶ Τύρον ϰαὶ Σιδῶνα, πλῆθος πολὺ, ἀϰούσαντες ὅσα ἐποίει, ἦλθον πρὸς αὐτόν.

Καὶ περιῆγεν ὁ Ἰησοῦς τὰς πόλεις πάσας ϰαὶ τὰς ϰώμας, διδὰσϰων ἐν ταῖς συναγωγαῖς αὐτῶν, ϰαὶ ϰηρύσσων τὸ εὐαγγέλιον τῆς βασιλείας.

140 141

Лк. IV, 15. Он учил в синагогах их и от всех был прославляем.

И он учил в собраниях и был (прославляем) почитаем всеми.

42. И народ искал его и, пришедши к нему, удерживал его, чтобы не уходил от них.

Народ удерживал его, чтоб он не уходил от них.

43. Но он сказал им: и другим городам благовествовать я должен царствие Божие, ибо на то я послан.

Но он сказал им: и другим мне надо возвестить истинное благо, я на то назначен.

Мф. IV, 14. Да сбудется реченное чрез пророка Исаию, который говорит:

И исполнилось слово пророка Исаии:

15. Земля Завулонова и земля Неффалимова, на пути приморском, за Иорданом, Галилея языческая,

В языческой земле народ ходил во тьме, и народ этот увидел большой свет. Для тех, кто жил во мраке смерти, для тех воссиял новый свет.

16. народ сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет (Исаия 9, 1—2).


Мф. XII, 17. Да сбудется реченное чрез пророка Исаию, который говорит:

Так что сбылось и другое слово пророка Исаии:

18. Се отрок мой, которого я избрал, возлюбленный мой, которому благоволит душа моя. Положу дух мой на него, и возвестит народам суд;

Вот дитя мое, которое я люблю, мой любимец, на кого душа моя радуется. Дух свой я вложил в него, чтобы он возвестил народам правду.

19. не воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит на улицах голоса его;

Он не спорит и не кричит, и голоса его не слыхать на улицах.

20. трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит, доколе не доставит суду победы;

Он не перервет сломанного тростника и не задует света, когда он тухнет, — для того, чтобы правда взяла верх над ложью.

21. и на имя его будут уповать народы (Исаия 42, 1—4.)

На него вся надежда людей.

141 142

Mp. III, 7. Но Иисус с учениками своими удалился к морю, и за ним последовало множество народа из Галилеи, Иудеи,

И потом Иисус пошел ко взморью.

8. Иерусалима, Идумеи и из-за Иордана. И живущие в окрестностях Тира и Сидона, услышав, что он делал, шли к нему в великом множестве.

И много народа шло за ним из Галилеи, и из Иудеи, и из Идумеи, и из Иерусалима, и из-за Иордана, и тирский, и сидонский народ шли за ним

Мф. IX, 35. (Mp. VI, 6; Лк.VІІІ, 1.) И ходил Иисус по всем городам и селениям, уча в синагогах их, проповедуя евангелие царствия.

И он проходил по городам и селам, разглашая в собраниях возвещение об истинном благе царства Божия.

НОВОЕ БОГОУГОЖДЕНИЕ В ДУХЕ ДЕЛОМ.
ОТРИЦАНИЕ ИУДЕЙСКОГО БОГА
(Общее изложение главы второй)

И всем людям Иисус показывал, что прежнее богослужениеложь и что Богу надо служить делом и жалостью к людям.

Случилось ему в субботу идти с учениками через поле. И дорогой ученики его рвали колосья, растирали в руках и ели.

Увидали это законники, фарисеи и говорят: «Так не годится делать в субботу. В субботу нельзя работать. А вы растираете колосья». Иисус услыхал это и говорит им: «Если бы вы понимали, что значит то, что сказал Бог пророку: Радуюсь любви людей между собою, а не жертвам, которые они приносят мне, — вы бы не осуждали невинных. Ведь суббота установлена не Богом, а человеком, стало быть человек важнее субботы».

Случилось в другой раз в субботу, что, когда Иисус учил в собрании, подошла к нему больная женщина и просила его помочь ей. И Иисус стал пользовать ее. Тогда законник, старшина собрания, рассердился за это на Иисуса и сказал народу: «В законе Бога сказано: есть шесть дней в неделе на то, чтобы работать. А в субботу Бог не велел работать». А Иисус на это спросил законников и фарисеев: «Что же, по-вашему нельзя и помогать человеку в субботу?»142

143 И они не знали, что ответить.

Тогда Иисус сказал: «Разве каждый из вас не отвязывает скотину от яслей и не водит поить в субботу? Или если у кого завалится овца в колодезь, ведь живо побежит всякий и вытащит, хоть и в субботу. Человек ведь много лучше овцы. А говорите, что человеку нельзя помочь. Что же, по-вашему, надо делать в субботу: доброе или злое? Спасать душу или губить? Добро надо делать всегда — и в субботу».

Пришли к Иисусу фарисеи и законники из Иерусалима. И увидали они, что ученики его и сам он едят хлеб сообща неумытыми руками. И стали законники осуждать его за это, потому что сами они строго ведут по старине, как мыть посуду, и если не вымоют, не станут есть. И также с торгу не станут ничего есть, если не вымоют. И спросили его законники: «Отчего это вы не по старине ведете и неумытыми руками берете и едите хлеб?» — И он сказал им: «Верно сказал про вас пророк Исаия. Ему Бог сказал: За то, что народ этот только на словах припадает ко мне и только языком почитает меня, тогда как сердце его далеко от меня, и за то, что страх его передо мной только человеческое повеление, которое он выучил наизусть, за это я над народом этим сделаю удивительное, необыкновенное дело: и мудрость его мудрецов пропадет, и разум его разумников померкнет. Беда тем, которые заботятся о том, чтобы скрывать свои желания от Вечного, и которые делают свои дела во мраке. — Так и вы оставляете то, что важно в законе, то, что заповедь Божия, и соблюдаете свои приказания — чашки обмывать. Моисей сказал вам: Чти отца и мать, и кто не почтет отца и мать, того казнить смертью, — а вы выдумали, что всякий может сказать: я отдаю Богу то, что отдавал родителям, — и тогда может не кормить отца и мать. Так человеческими постановлениями вы разрушаете заповедь Божию. И много такого делаете».

И Иисус позвал весь народ и сказал: «Слушайте все и понимайте: ничего нет такого на свете, что бы, входя в человека, могло поганить его; но то, что выходит из него, вот это поганит человека. Пусть будет у тебя на душе любовь и милосердие, и тогда всё чисто будет. Старайтесь понять это».

И когда он вернулся домой, ученики спросили его, что значат эти слова? И он сказал: «Неужели и вы не поняли этого? Разве вы не понимаете, что всё внешнее, плотское не может осквернить143 144 человека, потому что входит к нему не в душу, но в брюхо. Входит в брюхо, а потом выходит вон. Только то может осквернить человека, что из человека, из души его выходит. Потому что из души человека выходит зло: блуд, похабство, убийство, воровство, корысть, злоба, обман, наглость, зависть, клевета, гордость, всякая дурь. Всё это зло из души выходит, и оно только может поганить человека».

Иисус учит народ тому, что началась новая жизнь и что Бог в мире, на земле, и это он говорит всем; ученикам же своим говорит, что между человеком и Богом есть всегдашнее общение. Учит этому всех. И все восхищены его учением, потому что он учит не так, как законники. Законники учат людей тому, что они должны повиноваться законам Бога; он же учит людей, что они свободны.

После того подошла пасха, и пришел Иисус в Иерусалим и вошел в храм. В притворе храма стояла скотина: коровы, быки, бараны, и были садки с голубями, были за лавками менялы с деньгами. Всё это нужно было, чтобы подавать Богу. Убивали и подавали в храм, и деньги подавали в храм. В этом была у евреев молитва. Иисус вошел в храм, свил кнут и повыгнал всю скотину из притвора, и голубей всех повыпустил и деньги все рассыпал. И велел, чтобы ничего этого не носили в храм.

Он сказал: «Пророк Исаия сказал вам: Дом Бога не храм в Иерусалиме, а весь мир людей Божиих. А пророк Иеремия тоже сказал вам: Не верьте лживым речам о том, что здесь дом Вечного, дом Вечного, дом Вечного, не верьте этому, а перемените свою жизнь, не судите лживо, не угнетайте странного, вдову, сироту, не проливайте безвинной крови и не приходите в дом имени Бога и не говорите: теперь мы спокойно можем делать пакости. Не делайте из дома моего вертепа разбойников».

И заспорили иудеи и говорят ему: «Если ты запрещаешь нашу молитву и наш образ Бога, какой же ты дашь образ молитвы?»

И обратившись к ним, Иисус сказал: «Бросьте храм этот, я в три дня возбужу новый, живой храм Богу.

И иудеи сказали: «Как же ты сделаешь сейчас новый храм, когда этот строился сорок шесть лет?»

И Иисус сказал: «Я говорю вам про то, что важнее храма. Вы бы не говорили этого, если бы понимали, что значат слова пророка: Я, Бог, не радуюсь вашим жертвам, но радуюсь144 145 вашей любви между собой. — Живой храм — это весь мир людей Божиих, когда они любят друг друга».

И тогда в Иерусалиме много людей поверили в то, что он говорил. А сам он не верил ни во что внешнее, потому что знал всё, что в человеке. Ему не нужно было, чтобы кто-нибудь учил его о человеке, потому что он знал, что в человеке дух Божий.

И законники и старшины слышали всё это и подыскивались, как бы его погубить, но боялись его, потому что весь народ дивился на его учение.

И пошел Иисус из Иудеи опять в Галилею. И пришлось ему проходить чрез Самарию. Проходил он мимо села самарийского Сихар, подле того места, которое дал Иаков сыну своему Иосифу. Был там колодезь Иаковлев. Иисус уморился от дороги и сел у колодезя. А ученики его пошли в город за хлебом.

И приходит от Сихара женщина за водой. Иисус попросил у ней напиться. Она и говорит ему: «Как же ты так просишь у меня напиться? Ведь вы, иудеи, с нами, самарянами, не общаетесь».

А он говорит ей: «Если бы ты знала меня и знала то, чему я учу, ты бы не говорила этого, а подала бы мне пить, и я бы дал тебе воды живой. Кто этой воды напьется, тот опять захочет пить, а кто моей воды напьется, навсегда будет доволен, и эта моя вода приведет его в жизнь вечную».

Женщина поняла, что он говорит про божественное, и говорит ему: «Я вижу, что ты пророк, хочешь научить меня; но как же тебе научить меня божественному, когда ты — иудей, а я — самарянка. Наши на этой горе молятся Богу, а вы, иудеи, говорите, что в Иерусалиме надо молиться. Нельзя тебе научить меня божественному, потому у вас один, у нас другой Бог».

Иисус и говорит ей: «Поверь мне, женщина, приближается время, что ни на этой горе, ни в Иерусалиме будут молиться Отцу. Вы молитесь тому, кого не знаете, а мы молимся Отцу, тому, кого нельзя нам не знать. И приближалось время, а теперь пришло, что настоящие почитатели Бога будут почитать Отца в духе и делом. Таких Отцу нужно почитателей. Бог это дух, и почитать его нужно в духе и делом».

Женщина не разобрала, что он сказал ей, и говорит: «Слыхала я, что посланец Божий придет, тот, кого называют помазанник. Он тогда всё расскажет».145

146 Иисус и говорит ей: «Это я тот самый, что говорит с тобой. Ничего не жди больше».

После того пришел Иисус в иудейскую землю и там, живя с учениками, учил.

В то время Иоанн очищал людей подле Салима в реке Еноне, потому что Иоанн еще не был посажен в темницу. И зашел между учениками Иоанна и учениками Иисуса спор о том, что лучше, — очищение ли Иоанново в воде, или Иисусово учение. И пришли к Иоанну и сказали ему: «Вот ты очищаешь водою, a Иисус только учит, и все идут к нему. Что ты скажешь о нем?»

И Иоанн сказал: «Человек сам собою но может ничему учить, если Бог не научит его. Кто говорит земное, то земное и есть; а если кто говорит от Бога, то — от Бога. Доказать ничем нельзя, от Бога ли слова, которые говорят, или не от Бога. Бог это дух, его нельзя мерить и нельзя доказать. Кто поймет слова Божии, — тем самым и доказывает, что он понял Бога».

Увидал раз Иисус откупщика за сбором. Откупщика звали Матвеем. Иисус заговорил с ним, и Матвей понял его, полюбил его учение и позвал к себе в гости. И сделал ему угощение. Когда Иисус пришел к Матвею, пришли приятели к Матвею — откупщики и развратники. Иисус не погнушался ими и сел сам и ученики его. И вот законники и фарисеи увидели это и говорят ученикам Иисуса: «Как же это ваш учитель пирует с откупщиками и развратниками?» Иисус услыхал и говорит: «Тому, кто хвалится здоровьем, не нужно лекаря, а тому, кто болен, нужен. От этого-то я и не хожу обращать тех, которые считают себя праведными, думают, что они живут по правде, а учу тех, которые думают, что они живут в грехе».

И после этого пришел к нему один фарисей и зазвал к себе завтракать. Он вошел и сел за стол. Фарисей заметил, что он не обмылся перед завтраком, и подивился. Иисус и говорит ему: «Фарисеи, вы снаружи всё моете, а внутри-то чисто ли у вас? Будь милостив к людям, и всё будет чисто».

И пока он сидел в доме у фарисея, пришла женщина городская, она была распутной жизни. Она узнала, что Иисус в доме у фарисея, и пришла туда же и принесла склянку с духами. И стала на колени у ног его, заплакала и слезами обмывала его ноги, вытирала волосами и поливала духами из склянки. Увидал это фарисей и подумал себе: Едва ли он пророк; когда бы он точно был пророк, он бы узнал, какая такая женщина умывает146 147 ему ноги, он бы узнал, что она распутница, и не позволил бы ей дотрогиваться до себя.

Иисус догадался, обернулся к нему и говорит: «Сказать тебе, Семен, что я думаю?» — «Скажи», говорит.

Иисус и говорит: «Вот что: два человека считали себя должными одному хозяину, один 500 денег, а другой 50. И не было чем отдать ни тому, ни другому. Хозяин и простил обоим. Ну, как по твоему разуму, какой будет любить хозяина и ухаживать за ним?»

Семен и говорит: «Известно — тот, кто больше был должен».

Иисус показал на женщину и говорит: «Так-то ты и эта женщина. Ты считаешь себя малым должником, она считает себя большим должником. Я пришел к тебе в дом, ты мне не дал воды ноги умыть, она слезами омывает и волосами отирает. Ты не поцеловал меня, а она целует мои ноги; ты не дал мне масла голову помазать, а она дорогими духами мажет мои ноги. Тот, кто считает, что ему нечего прощать, тот и не любит. Кто считает, что он много виноват, тот много любит. А за любовь всё прощается». И сказал ей: «Прощены тебе грехи твои».

И сказал Иисус: «Всё дело в том, кто каким считает себя. Кто считает себя добрым, тот не будет добр, а кто считает себя дурным, тот хорош».

И сказал им притчу: «Пришли раз в храм молиться два человека. Один — фарисей, другой — беззаконник. Фарисей так молился: Благодарю тебя, Господи, за то, что я не такой, как другие: ни скряга я, ни обманщик, ни распутник, ни такой негодяй, как этот откупщик. Пощусь два раза в неделю и из имения десятину отдаю. — А беззаконник стал поодаль и не смел на небо глянуть, и только бил себя по груди и приговаривал: Господи, оглянись на меня, негодного!

Что ж! Беззаконнику простилось больше, чем фарисею: потому что кто возвышается, тот принизится, а кто понижается, тот возвысится».

После этого пришли к Иисусу ученики Иоанна и говорят: «Отчего мы и законники постимся много, а ты и ученики твои не постятся?» И сказал им Иисус: «Пока жених на свадьбе, никто не печалится. Только, когда нет жениха, тогда печалятся. Если есть жизнь, то не должно печалиться».

А еще сказал Иисус: «Никто не отдирает куска от новой одежи, чтобы нашить на старую, а то разорвет новую и старую не147 148 починит. Так нельзя нам принять ваших постов. И нельзя новое вино вливать в старые мехи, а то разорвутся мехи и вино вытечет. Но вино новое надо вливать в мехи новые, и то и другое цело будет».

И прошла молва об Иисусе, и он был почитаем всеми. Так что народ удерживал его, чтобы он не уходил от них. Но он говорил, что не одному городу, а всем людям он пришел возвестить благо.

И он пошел дальше по взморью. И много народа шло за ним из разных городов. И он помогал всем. И он проходил но городам и селам, везде возвещая царство Бога и избавляя людей от всех страданий и пороков.

Так что на Иисусе исполнились пророчества Исаия о том, что народ, живший во тьме, во мраке смерти, увидел свет жизни; и то, что тот, кто принес этот свет правды, не сделает никакого насилия и вреда людям, что он кроток и смирен, что он для того, чтобы внести правду в мир, не спорит, не кричит, что громкого голоса его не слыхать, что он не перервет соломинки и ночника не задует, а что вся надежда людей на него.

Глава третья
РАЗЪЯСНЕНИЕ ИИСУСОМ ЗНАЧЕНИЯ ИОАННА

Ο δὲ Ἰωάννης ἀϰούσας ἐν τῷ δεσμωτηρίφ τὰ ἔργα τοῦ Χριστοῦ, πέμψας δύο τῶν μαθητῶν αὐτοῦ,

Εἶεν αὐτῷ Σὺ εἶ ὁ ἐρχόμενος, ἢ ἕτερον προσδοϰῶμεν;

Мф. XI, 2. (Лк. VII, 19.) Иоанн же, услышав в темнице о делах Христовых, послал двоих из учеников своих

Иоанн в тюрьме услыхал про дела Иисусовы1 и чрез учеников2 сказал ему:

Мф. XI, 3. (Лк. VII, 19.) сказать ему: ты ли тот, который должен прийти, или ожидать нам другого?

Ты ли тот, который должен был прийти, или станем ожидать другого?

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Во многих списках стоит Иисуса.

2) Во многих списках стоит не δύο, а διά. Διά лучше, потому что число учеников не нужно.

Следующие затем слова (Лк. VII, 21), очевидно, вставлены для объяснения и без того прямо понятных слов о том, что слепые видят и т. д.

Иоанн в пустыне проповедывал царство Божие и говорил, что за ним придет тот, кто сильнее его, и будет обновлять духом. Услыхав про дела Иисуса, Иоанн посылает узнать, тот ли он, или еще другой будет, т. е. исполняет ли Иисус два предсказания его: возвещение установления царства Божия и обновления духом.

___________

149 150

Καὶ ἀποϰριθεὶς ὁ Ἰησοῦϛ ὁ εἶπεν αὐτοῖς˙ Πορευθέντες ὰπαγγείλατε Ἰωάννῃ, ἂϰούετε ϰαὶ βλἀέπετε.

Τυφλοὶ ἀναβλέπουσι, ϰαὶ χωλοὶ περιπατοῦσι, λεπροὶ ϰαθαρὶζονται, ϰαὶ ϰοφοὶ ἀϰούουσι, νεϰροὶ ὲγείρονται, ϰαὶ πτωχοὶ, εὐαγγελίζονται.

Καὶ μαϰάριός ἐστιν ὃς ἐὰν μὴ σϰανδαλισθῇ ὲν ἐμοί.

Мф. XI, 4. (Лк. VII, 22.) И сказал им Иисус в ответ: пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите:

И на ответ сказал им Иисус: Подите, скажите Иоанну, что слышите и видите:

Мф. XI, 5. (Лк. VII, 22.) слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют;

Темные видят, хромые ходят, глухие слышат, нечистые очищаются, мертвые пробуждаются и нищие узнают о своем благе.1

Мф. XI, 6. (Лк. VII, 23.) и блажен, кто не соблазнится о мне.

И счастлив тот, кто не откажется от меня.2

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Πτωχοί εὐαγγελίςονται. У Луки и Матфея слова эти: «нищие благовествуют» стоят последними. Везде, на других языках, эти слова переводятся: «нищим возвещается благая весть». Смысл этого перевода почти верен, но самый перевод не вполне верен.

Лк. XVI, 16. Сказано ἡ βασιλεία τοῦ θεοῦ εὐαγγελίξται и не переводится: «царству благовествуется», а переводится: царство благовествуется.

Так и здесь должно быть переведено: «нищие благовествуются», т. е. нищие получают весть о благе, так и надо перевести: нищие узнают о своем благе.

Слова эти с другой стороны выражают то самое, что сказано в словах: блаженны нищие.

У Матфея, как и у Луки, слова эти стоят последними, указывая на то, что в них вся сущность дела. И не надо забывать того, что вся дальнейшая речь только развивает, объясняет эту мысль о блаженстве нищих в противоположность богатым фарисеям и законникам.

2) Σϰαυδαλίζειυ έυ τιυί значит: обидеться на кого и отказаться от кого. (Мф. XIII, 57; XVII, 27; XXVI, 31.)150

151 На вопрос Иоанна: «Ты ли тот, который придет и откроет царство небесное», он отвечает: «Скажите, что видите и что блаженны все те, кто не отвращается от меня».

Иоанн спрашивает: «Возвестил ли ты то царство Божие, которое проповедывал пророк Исаия (XXXV, 5; LXI, 1) и о котором я сказал, что оно приблизилось и что для достижения его нужно только очищение духом; обновляются ли духом люди?» И Иисус отвечает: «Подите скажите, что видите: именно то, что люди теперь блаженны духом; совершилось то, что предсказывал Исаия: все люди блаженны духом. Нищие узнали блаженство».

___________

Τούτων δὲ πορευομένων, ἤρξατο ὁ Ἰησοῦς λέγειν τοῖς ὄχλοις περὶ Ἰωάννου Τί ἐξήλθετε εἰς τὴν ἔρημον ν θεάσασθαι; ϰάλαμον ὑπὸ ἀνέμου σαλευόμενον;

Ἀλλὰ τί ἐξήλθετε ἰδεῖν; ἄνθρωπον ἐν μαλαϰοῖς ἱματίοις ἠμφιεσμένον; ἰδοὺ οἱ τὰ μαλαϰὰ φοροῦντες ἐν τοῖς οἴϰις τῶν βασιλέων εἰσίν

Ἀλλὰ τί ἐξήλθετε ἰδεῖν; προφήτην; ναὶ, λέγω ὑμῖν, ϰαί περισσότερον προφήτου.

Οὗτος γάρ ἐστι περὶ οῦ γέγραπται Ἰδοὺ, ἐγὼ ἀποστέλλω τὸν ἄγγελόν μου πρὸ προσώπου σου, ὃς ϰατασϰευάσει τὴν ὁδόν σου ἔμπροσϑέν σου.

Ἀμὴν λέγω ὑμῖν, οὐϰ ἐγήγερται ἐν γεννητοῖς γυναιϰῶν μείζων Ἰωάννου τοῦ βαπτιστοῦ˙ ὁ δὲ μιϰρότερος ἐν τῇ βασιλείᾳ τῷν οὐρανῶν μείζων αὐτοῦ ἐστιν.

Мф. XI, 7. (Лк. VII 24.) Когда же они пошли, Иисус начал говорить народу об Иоанне: что смотреть ходили вы в пустыню? трость ли, ветром колеблемую?

Когда они ушли, начал Иисус толковать народу об Иоанне: Что ходили смотреть в пустыню? Как камыш ветром махается?

Мф. XI, 8. (Лк. VII, 25.) Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды?

Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских.

Или еще что ходили смотреть? Ходили смотреть на человека в богатой одеже? Вот ведь они перед вами, те, которые в богатых одежах и живут в сластях, они во дворцах живут.

Мф. XI, 9. (Лк. VII, 26.) Что же смотреть ходили вы? пророка? Да, говорю вам, и больше пророка.

Так чего ж вы ходили глядеть? Пророка? Истинно скажу вам и про то, что больше пророка.1

151 152

Мф. XI, 10. (Лк. VII, 27.) Ибо он тот, о котором написано: се, я посылаю ангела моего пред лицем твоим, который приготовит путь твой пред тобою. (Малах. 3, 1.)

Он ведь тот, о котором писано: Вот я посылаю вестника моего перед лицо твое, он приготовит путь перед тобой.

Мф. XI, 11. (Лк. VII, 28.) Истинно говорю вам: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя; но меньший в царстве небесном больше его.

Истинно говорю вам: Не рожался от жены человек больше Иоанна Крестителя. Самый ничтожный здесь, там, в царстве Бога, больше всех.2

ПРИMЕЧАНИЯ

1) Λέγω ὑμῖν, ϰαὶ περισσότερον προφήτου = скажу то, что важнее пророка.

2) Обыкновенно слова: ὁ δὲμιϰρότερος ἐντῇ βασιλεία τῶν οὐρανῶνμείζων αὐτοῦ ἐστιν переводят: «меньший в царстве Божием больше его». Перевод этот неправилен, потому что «меньший в царстве Божием» противополагается «большему в чем-либо другом». Должно бы быть так: Меньший в царствии небесном больше того, кто не в царствии. Главное же, потому этот перевод неправилен, что он разрушает смысл всего предшествующего и последующего. Только что сказано, что Иоанн больше всех людей, и вдруг он меньше меньшего в царстве небесном, тогда как Иисус только и проповедует царство небесное для всех. Αὐτοῦ здесь есть наречие и значит там, и тогда смысл связный со своей речью.

Иоанн меньше, ничтожнее всех, по людскому суждению, — он нищий. Но сказано, что самый ничтожный-то и бывает больший в царствии Божием; то же повторено в Евангелиях много раз, начиная с проповеди о том, что блаженны нищие, а не богатые. Кроме того, слова μίϰρος, μέγας, как они употребляются в Евангелии, надо переводить не «малый» и «большой», а ничтожный, низкий и важный, высокий.

___________

Ὁ νόμος ϰαὶ οἱ προφῆται ἕως Ἰωάννου˙ ἀπὸ τότε ἡ βασιλεία τοῦ θεοῦ εὐαγγελίζεται, ϰαὶ πᾶς εἰς αὐτήν βιάζεται.

152 153

Лк. XVI, 16. Закон и пророки до Иоанна: с сего времени царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него.

Закон и пророки до Иоанна. А с того времени возвещается благо царства Бога, и всякий входит в него по силе своей.1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) У Матфея XI, 12 сказано: От дней Иоанна Крестителя доселе царство небесное осиливается, и сильные ухватывают его.

У Луки сказано: ϰαὶ πᾶς εἰς αὐτήν βιάζεται, т. е. усилием, как бы в толпе проталкивается в него. И потому, избирая версию Луки, более точную, я передаю слово βιάζεται = входит по силе своей.

___________

Πάντες γάρ οί προφῆται ϰαὶ ὁ νόμος ἕως Ἰωάννου προεφήτευσαν.

Καὶ εἰ θέλετε δέξασϑαι, αὐτός ἐστιν Ἡλίας ὁ μέλλων ἔρχεσθαι.

Ὁ ἔχων ὦτα ἀϰούειν ἀϰουέτω.

Мф. XI, 13. Ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна.

Потому что все пророки и закон до Иоанна высказывали волю Божию.1

14. И, если хотите принять, он есть Илия, которому должно прийти.

Если хотите, принимайте его за Илью, который должен был прийти.

15. Кто имеет уши слышать, да слышит.

Кто хочет понять, тот поймет.2

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Προφητεύειν значит иметь дар пророчества, высказывать волю Божию.

Сказано, что и закон и все пророки высказывали волю Бога до Иоанна. Всё это кончилось со времени Иоанна. Со времени его царство Божие берется внутренним усилием, и потому всё, что говорили о пришествии Ильи, всё это надо оставить. Если вы верите, что Илье надо прийти перед самым пришествием Бога, так вот и считайте, что Иоанн пришел вместо Ильи.153

154 2) Выражение это у Матфея повторено три раза и всякий раз в тех местах, где слова могут иметь двоякий смысл. Выражение это есть предостережение о том, чтобы не понимать слова грубо, а понимать их в переносном смысле.

Καὶ πᾶς ὁ λαὸς ἀϰούσας ϰαὶ οἱ τελῶναι ἐδιϰαίωσαν τὸν θεόν, βαπτισϑὲντες τὸ βάπτισμα Ἰωάννου.

Οἱ δέ Φαρισαῖοι ϰαὶ οἱ νομιϰοὶ τὴν βουλὴν τοῦ θεοῦ ἠϑέτησαν εἰς ἑαυτούς, μή βαπτισϑέντες ὑπ’ αὐτοῦ.

Εἶπε δέ ὁ Κύριος Τίνι οὖν ὁμοιώσω τοὺς ἀνϑρώπους τῆς γενεᾶς ταύτης; ϰαὶ τίνι εἰσίν ὅμοιοι;

Ὅμοιοί εἰσι παιδίοις τοῖς ἐν ἀγορᾷ ϰαϑημένοις, ϰαὶ προσφωνοῦσιν ἀλλήλοις, ϰαὶ λέγουσιν Ηύλήσαμεν ὑμῖν, ϰαὶ οὐϰ ώρχήσασϑε, ἐϑρηνήσαμεν ὑμῖν, ϰαὶ οὐϰ ἐϰλαύσατε.

Ἐλήλυϑε γὰρ Ἰωάννης ὀ βαπτιστής μήτε ἄρτον ἐσϑίων μήτε οἶνον πίνων, ϰαι λέγετε Δαιμόνιον ἔχει.

Ἐλήλυϑεν ὁ υἱὸς τοῦ ἀνϑρώπου ἐσϑίων ϰαὶ πίνων, ϰαι λέγετε Ἰδοὐ ἄνϑρωπος φάγος ϰαί οἰνοπότης, τελωνῶν φίλος ϰαι ἁμαρτωλῶν.

Καὶ ἐδιϰαιῶϑη ἡ σοφία ἀπὸ τῶν τέϰνων αὐτῆς πάντων.

Лк. VII, 29. И весь народ, слушавший его, и мытари воздали славу Богу, крестившись крещением Иоанновым;

И вся чернь слышала, и откупщики оправдали Бога, очистившись очищением Иоанна.

30. а фарисеи и законники отвергли волю Божию о себе, не крестившись от него.

А фарисеи и законники совет Божий отложили от себя, не очистившись от Иоанна.

31. Тогда Господь сказал: с кем сравню людей рода сего? и кому они подобны?

И Иисус сказал: К кому применить людей этой породы.1

Лк. VII, 32. (Мф. XI, 16, 17.) Они подобны детям, которые сидят на улице, кличут друг друга и говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам плачевные песни, и вы не плакали.

Похожи они на малых ребят. Ребята сидит на улице и болтают друг с дружкой. Они говорят: Мы играем, вы не пляшете; мы причитаем, вы не плачете.

154 155

Лк. VII, 33. (Мф. XI, 18.) Ибо пришел Иоанн Креститель, ни хлеба не ест, ни вина не пьет; и говорите: в нем бес.

Пришел Иоанн, ни пьет, ни ест, и говорят: в нем бес.

Лк. VII, 34. (Мф. XI, 19.) Пришел сын человеческий, ест и пьет; и говорите: вот, человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам.

Пришел сын человеческий — ест и пьет, и говорят: он человек ядущий и пьяница, откупщикам друг и заблудшим.

Лк. VII, 35. И оправдана премудрость всеми чадами ее.

И оправдалась мудрость по делам ее.2

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Людей этой породы — относится явно к фарисеям и законникам.

2) По Тишендорфу, у Мф. XI, 19 стоит ἔργων — дела; смысл тот же, но яснее, и потому я избираю ἔργων.

Темное место о ребятах становится ясным, когда отнести его к законникам и фарисеям, т. е. к богатым и властителям, в противоположность черни и презренным откупщикам. Мысль та, что для того, чтобы познать Бога, фарисеи и законники друг от друга принимают учение. Та же мысль и у Ин. V, 43, 44: Я пришел во имя отца моего, и не принимаете меня; а если иной придет во имя свое, его примете. Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от единого Бога, не ищете?

Они, как ребята на улице, болтают и потом удивляются, что их не слушают, и удивляются, что не понимают. А как же им понять, когда они свое только слушают. Им хочется веселиться, — Иоанн требует покаяния, отвержения богатств. Им хочется посты, субботу соблюдать, отвергать грешников, — Иисус не велит ни поститься, ни субботы соблюдать, ни грешников отвергать.

___________

Τότε ἤρξατο ὀνειδίζειν τὰς πόλεις, ἐν αἷς ὲγένοντο αἱ πλεῖσται δυνάμεις αὐτοῦ ὅτι οὐ μετενόησαν.

Мф. XI, 20. Тогда начал он укорять города, в которых наиболее явлено было сил1 его, за то, что они не покаялись.

155 156

Οὐαί σοι, Χοραξίν, οὐαί σοι, Βηϑσῖαδάν˙ ὅτι εἰ ἐν Τύρφ ϰαὶ Σιδῶνι ὲγένοντο αἱ γενόμεναι ἐν ὑμῖν ηάλαι ἂν ἐν σάϰϰφ ϰαὶ σποδῷ μετενόησαν.

Мф. XI, 21. (Лк. X, 13.) Горе тебе, Хоразин! горе тебе, Вифсаида! ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они во вретище и пепле покаялись.

Πλὴν λέγω ὑμῖν, Τύρφ ϰαί Σιδῶνι ἀνεϰτότερον ἔσται ἐν ἡμέρα ϰρἰσεως, ἣ ὑμῖν.

Мф. XI, 22. (Лк. X, 14.) Но говорю вам: Тиру и Сидону отраднее будет в день суда, нежели вам.

Καὶ σὺ, Καφερναοὺμ, ἡ ἕως τοῦ οὐρανοῦ ὑψωϑεῖσα, ἕως ᾅδου ϰαταβιβασϑήσῃ˙ ὅτι εἰ ἐν Σοδόμοις ἐγένοντο αἱ δυνάμεις αἱ γενόμεναι ἐν σοὶ, ἕμειναν ἂν μέχρι τῆς σήμερον.

Мф. XI, 23. (Лк. X, 15.) И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься; ибо если бы в Содоме явлены были силы, явленные2 в тебе, то он оставался бы до сего дня.

Πλὴν λέγω ὑμῖν, ὅτι γῇ Σοδόμων ἀνεϰτότερον ἔσται ἐν ἡμέρα ϰρίσεως, ἣ σοί.

Мф. XI, 24. (Лк. X, 12.) Но говорю вам, что земле Содомской отраднее будет в день суда, нежели тебе.

ПРИМЕЧАНИЯ

Стихи эти, переведенные таким образом, не имеют не только учительного, но даже никакого смысла. За что он упрекает города? Если они не поверили его чудесам, то значит незачем было делать чудеса или мало и плохо он их делал.

Но если даже он упрекает за неверие чудесам, то что значит то, что если бы в Тире и Сидоне сделаны были те же чудеса, как в Хоразине и Капернауме, то они бы покаялись в рубище и пепле, а если бы сделаны были в Содоме такие, как в Капернауме, то он остался бы до сих пор?

Кроме того, такой перевод не вяжется ни с предшествующим, ни с последующим: вдруг по случаю разъяснения значения Иоанна и царства небесного начинается брань на города. Таков смысл или скорее отсутствие смысла.

Перевод для достижения этой бессмыслицы совершенно произволен:156

157 1) δυνάμεις толкуется как чудо, значения которого оно не может иметь.

2) ἔμειναν относится к Содому, хотя стоит во множественном числе и в ближайшей связи с δυνάμεις. Точно так же и μετενόησαν в 20-м стихе Матфея относится к какому-то неизвестному, тогда как стоит в связи с δυνάμεις.

Я пытался переводить иначе, но признаю, что и мои переводы не устраняют всех трудностей, и потому место это, как неясное и не заключающее в себе ни отрицания предшествующего и последующего, ни нового какого-либо смысла, остается непонятным.

___________

О ПРИШЕСТВИИ ЦАРСТВИЯ БОЖИЯ

Ἐπερωτηϑεὶς δέ ὑπὸ τῶν φαρισαίων, πότε ἔρχεται ἡ βασιλεία τοῦ θεοῦ, ἀπεϰρίϑη αὐτοῖς ϰαὶ εἴπεν Οὐϰ ἔρχεται ἡ βασιλεία τοῦ θεοῦ μετὰ παρατηρήσεως.

Οὐδέ ἐροῦσιν Ἰδοὺ ὧδε, ἢ Ἰδοὺ ἐϰεῖ˙ ἱδού γὰρ ἡ βασιλεία τοῦ θεοῦ ἐντός ὑμῶν ἐστιν.

Καὶ ἐροῦσιν ὑμῖν Ἰδοὺ ὧδε ἢ Ἰδοὺ ἐϰεῖ˙ μὴ ἀπέλϑητε, μηδὲ διώξετε.

Ἐὰν οὖν εἴπωσιν ὑμῖν Ἰδοὺ ἐν τῇ ἐρήμφ ἐστίν, μὴ έξέλϑητε Ἰδοὺ ἐν τοῖς ταμείοις, μὴ πιστεύσητε˙

ᾭσπερ γαρ ἡ ἀστραπὴ ἡ ἀστράπτουσα ἐϰ τῆς ὑπ’ οὐρανὸν εἰς τὴν ὑπ’ οὐρανὸν λάμπει, οὕτως ἕσται ϰαὶ ὁ ὑἱὸς τοῦ ἀνϑρώπου ἐν τῇ ἡμέρᾳ αὐτοῦ.

Лк. XVII, 20. Быв же спрошен фарисеями, когда придет царствие Божие, отвечал им: не придет царствие Божие приметным образом,

И спросили у Иисуса фарисеи: Когда и как придет царство Бога? И он отвечал им: Царствие Божие не приходит так, чтобы его можно было видеть.

21. и не скажут: вот оно здесь, или: вот там. Ибо вот царствие Божие внутрь вас есть.

И нельзя сказать про него: вот оно здесь, или вот оно там, потому что вот оно царствие Божие, оно внутри вас.

23. И скажут вам: вот здесь, или: вот там, не ходите и не гоняйтесь!

И если скажут вам: вот оно пришло, или вот оно здесь, — не ходите, не бегайте за ним!

157 158

Мф. XXIV, 26. Итак, если скажут вам: вот он в пустыне, — не выходите; вот он в потаенных комнатах, — не верьте;


Лк. XVII, 24. Ибо как молния, сверкнувшая от одного края неба, блистает до другого края неба, так будет сын человеческий в день свой.

Потому что оно, как зарница, блестит с неба мгновенно; таков будет и сын человеческий в свое время.

___________

БЕСЕДА С НИКОДИМОМ

῏Ην δὲ ἄνϑρωπος ἐϰ τῶν φαρισαίων Νιϰόδημος ὄνομα αὐτῷ, ἄρχων τῶν Ἰουδαίων.

Οὗτος ἦλϑε πρὸς τὸν Ἰησοῦν νυϰτὸς, ϰαὶ εἶπεν αὐτῷ˙ Ῥαββί, οἴδαμεν ὅτι ἀπὸ θεοῦ ἐλήλυϑας διδάσϰαλος˙ οὐδεὶς γὰρ ταῦτα τὰ σημεῖα δύναται ποιεῖν ἃ σὺ ποιεῖς, ἐὰν μὴ ᾐ ὁ θεὸς μετ’ αὐτοῦ.

Ин. III, 1. Между фарисеями был некто, именем Никодим, один из начальников иудейских.

Был один человек, фарисей, по имени Никодим — старшина еврейский.

2. Он пришел к Иисусу ночью и сказал ему: Равви! мы знаем, что ты — учитель, пришедший от Бога, ибо таких чудес, какие ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог.

Он пришел к Иисусу ночью и говорит ему: Господин, мы знаем, что ты от Бога пришел учить, потому что никто не мог бы так доказывать,1 если бы не был с ним Бог.

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Ποιειν, кроме значения делать, в соединении с существительным, означающим действие, утрачивает свое значение и получает значение действия существительного, напр. πρόϑβσιν ποιεῖν = решиться (Еф. III, 11), ὁ ποιήσας τὸ ἔλεος = быть милосердным (Лк. X, 37) и т. п. Σημεῖον значит признак, по которому узнают. И потому σημεῖα ποιεῖν должно быть переведено: ты так доказываешь.

___________

158 159

Ἀπεϰρίϑη ὁ Ἰησοῦς ϰαὶ εἶπεν αὐτῷ Ἀμὴν, ἀμὴν λέγω σοι, ἐὰν μή τις γεννηϑῇ ἄνωϑεν, οὐ δύναται ἰδεῖν τὴν βασιλείαν τοῦ θεοῦ.

Ин. III, 3. Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть царствия Божия.

И на ответ сказал ему Иисус: Верно, говорю тебе, кто не зачат1 Богом с неба,2 только тот может не понимать, что такое царство Бога.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Γεννᾶσθαι — зачаться, родиться от отца. Выражение «зачаться свыше» значит: быть зачату от отца-Бога.

2) Ἄνωϑεν — свыше, с неба, от того, кто на небе, от Бога; потому, как это слово заменяется впоследствии словами от Бога, для избежания неясности я перевожу его: с неба, т. е. от бесконечного.


ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

На слова Никодима: «мы знаем, что ты от Бога» и т. д., Иисус отвечает о царстве Бога. Отсутствие связи между ответом Иисуса и словами Никодима замечено всеми. Но мне кажется, что если понимать так, как понимают обыкновенно всю беседу Никодима, то не только нет связи между словами Никодима и Иисуса, но слова Никодима ровно ничего не значат, ничего не говорят, не вызывают никакого ответа и должны быть опущены, как излишние.

Слова Никодима получают смысл только тогда, когда вспомним, что к словам Никодима следует прибавить: Как же ты говоришь, что не надо богослужения, не надо храма, а говоришь о царстве Божием.

Никодим видит, что учение справедливо и важно, но по всему тому, что прежде говорил Иисус, видит, что он отрицает богослужение, и не может понять, какое же может быть царство Бога без Бога еврейского, почитавшегося в храме. Он не понимает этого и ночью один на один приходит к Иисусу и спрашивает его: «Как же ты учишь о царстве Бога, а уничтожаешь всякое отношение к Богу?» Этот смысл вытекает из предшествующего — уничтожения храма и из последующего — ответа Иисуса, который говорит о том, какой его Бог и что он разумеет под словами «царство Бога»159

160 Очевидно, что если слова об иудейском Боге, — связывающие речь Никодима с речью Иисуса, — и существовали, то они должны были быть выкинуты или переделаны переписчиками, верившими в еврейского Бога. Но и без этих слов связь речи очевидна, если понимать так, как написано предшествующее.

Учение Иисуса выражается тем, что он проповедует царство Бога и вместе с тем отвергает всякое исполнение закона и служение внешнему Богу.

Мысль Никодима та: Ты проповедуешь царство Бога, а отрицаешь еврейского Бога. Что же такое твое царство Бога и твой Бог?

И с первых слов Иисус говорит Никодиму о том, что сказано то, что царство Бога всегда есть, что оно внутри нас (Лк. XVII, 21), что нельзя не видеть царства Бога, что тогда только человек мог бы не видеть царства Бога, если бы он мог быть не зачат от Бога. Условная форма стиха 3-го и 5-го означает не то, что должно зачаться от Бога, что человек должен стараться возродиться свыше и от духа, как это понимает церковь, и что не имеет смысла, но то, что всякий человек, потому что он есть человек, уже неизбежно зачат свыше и от духа.

___________

Λέγει πρὸς αὐτὸν ὁ Νιϰόδημος Πῶς δύναται ἄνϑρωπος γεννηϑὴναι γέρων ὤν; μὴ δύναται εἰς τὴν ϰοιλίαν τῆς μητρὸς αὐτοῦ δεύτερον εἰσελϑεῖν ϰαὶ γεννηϑῆναι.

Ин. III, 4. Никодим говорит ему: как может человек родиться, будучи стар? неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться?

И Никодим сказал: как можно человеку быть зачату, когда он состарелся, не может он в утробу матери в другой раз влезть и зачаться1.

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Значение γεννᾶοθαι — зачаться от отца — подтверждается этими словами Никодима. Никодим говорит: человек уж зачат был прежде, чем родился, плотью от отца, как же ему другой раз зачаться? Надо уничтожиться и опять из утробы матери зачаться Богом?160

161 Никодим слово в слово в своем непонимании говорит то, что говорит церковь о зачатии Иисуса от Марии святым духом в смысле плотского отца.

___________

Ἀπεϰρίη ὁ Ἰησοῦς Ἀμὴν ἀμὴν λέγω σοι, ἐὰν μή τις γεννηϑῇ ἐξ ὕδατος ϰαὶ πνεύματος, οὐ δύναται εἰσεϑεῖν εἰς τὴν βασιλείαν τοῦ θεοῦ.

Ин. III, 5. Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится от воды и духа, не может войти в царствие Божие.

И Иисус отвечал ему: Верно, говорю тебе, кто не зачат от плоти1 и еще от духа, только тот не может войти в царство Бога.

ПРИМЕЧАНИЕ

1) ὕδϖρ значит кроме «вода»: жидкость человеческого тела, жидкая плоть.

(Ии. XIX, 34) «И пошла кровь и вода» (сукровица).

___________

Τό γεγεννημένον ἐϰ τῆς σαρϰὸς σάρξ ἐστι˙ ϰαὶ τὸ γεγεννημένον ἐϰ τοῦ πνεύματος πνεῦμά ἐστι.

Τὸ πνεῦμα ὅπου ϑέλει πνεῖ, ϰαὶ τὴν φωνὴν αὐτοῦ ἀϰούεις, ἀλλ᾽ οὐϰ οἶδας πόϑεν ἔρχεται ϰαὶ ποῦ ὑπάγει. οὕτως ἐστί πᾶς ὁ γεγεννημένος ἐϰ τοῦ πνεύματος.

Ин. III, 6. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от духа есть дух.

То, что от тела зачато, тело и есть, а что зачато от духа, то

дух.

8. Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит; так бывает со всяким, рожденным от духа.

Дух дует, где и когда хочет, и голос его понимаешь, а не знаешь, откуда1 он и куда. Так-то всякий, кто зачат от духа2.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) ὅπου безразлично означает: где и когда.

2) Я переставляю 8-й стих на место 7-го, потому что по свойству нашего склада мыслей и языка естественнее сказать прежде161 162 объяснение и потом прибавить: и потому не удивляйся, чем сказать, как у Иоанна сказано: «чтобы ты не удивлялся, что я сказал тебе» — и объяснение.

___________

Μή θαυμάσῃς ὅτι εἶπόν σoι Δεῖ ὑμᾶς γεγεννηϑῆναι ἄνωϑεν.

Ин. III, 7. Не удивляйся тому, что я сказал тебе: должно вам родиться свыше.

И потому не удивляйся, что я сказал тебе: мы должны быть зачаты от Бога.

Стих этот имеет важное и глубокое значение. Глубокое и важное значение имеет и каждое слово этого стиха. И значение это вовсе не таинственное и мистическое, а самое ясное, хотя и глубокое.

Прежде сказано в 3-м стихе, что человек должен быть зачат с неба, т. е. от Бога. Когда Никодим понял это значение в смысле плотском, то Иисус сказал, что кроме плотского есть еще зачатие не от плоти. Чтобы выразить то, что есть не плоть, употребил слово дух.

Теперь (в 6 и 8 ст.) разъясняется, что в человеке есть плоть от плоти и дух от духа; здесь Иисус определяет, что есть начало жизни не плотской, и говорит: дух — т. е. то, что не плоть — дует, т. е. движется и живет, где и когда хочет, т. е. свободно, независимо ни от чего, само от себя; и голос его понимаешь, т. е. оно разумно; но не знаешь, откуда он и куда, т. е. вне причины и вне последствий, вне закона причинности.

Нужно сказать: Духовное начало живет свободно, разумно и вне причины и цели. Пускай скажут это так, чтобы всякий понял это, и нельзя сказать иначе, как так, как уже сказано.

___________

Ἀπεϰρίϑη Νιϰόδημος ϰαὶ εἶπεν αὐτῷ Πῶς δύναται ταῦτα γενέσϑαι;

Ἀπεϰρίϑη ὁ Ἰησοῦς ϰαὶ εἶπεν αύτῷ Σὺ εἶ ὁ διδάσϰαλος τοῦ Ἰσραηλ, ϰαὶ ταῦτα οὐ γινώσϰεις;

Ин. III, 9. Никодим сказал ему в ответ: как это может быть?

И на ответ сказал Никодим: Как же это может так быть?

10. Иисус отвечал и сказал ему: ты — учитель Израилев, и этого ли не знаешь?

И на ответ сказал ему Иисус: Ты учитель израильский и это самое не понимаешь.1

162 163


ПРИМЕЧАНИЕ

1) Вопросительный знак здесь не нужен. Иисус говорит: Ты, как учитель израильский, разумеется, не можешь знать этого.

___________

Ἀμὴν ἀμὴν λέγω σοι, ὅτι ὃ οἴδαμεν λαλοῦμεν, ϰαὶ ὃ ἑωράϰαμεν μαρτυροῦμεν˙ ϰαὶ τὴν μαρτυρίαν ἡμῶν οὐ λαμβάνετε.

Εἰ τὰ ἐπίγεια εἶπον ὑμῖν, ϰαὶ οὐ πιστεύετε˙ πῶς, ἐὰν εἴπω ὑμῖν τὰ ἐπουράνια, πιατεύσετε;

Ин. III, 11. Истинно, истинно говорю тебе: мы говорим о том, что знаем, и свидетельствуем о том, что видели, а вы свидетельства нашего не принимаете.

12. Если я сказал вам о земном, и вы не верите, — как поверите, если буду говорить вам о небесном?

Верно, говорю тебе: мы ведь про то, что знаем, толкуем и то показываем, что видели, а вы показания свидетельства нашего не принимаете.

Я сказал вам то, что на земле — и не верите; как же, если стал бы сказывать то, что на небе,1 вы поверите?

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Tà ἐπίγεια и τὰ ἐπουράνια неправильно переводится «земное и небесное»; это значит: то, что на земле, и то, что на небе.

___________

Καὶ οὐδεὶς ἀναβέβηϰεν εἰς τὸν οὐρανὸν, εἰ μὴ ὁ ἐϰ τοῦ οὐρανοῦ ϰαταβὰς ὁ υἱὸς τοῦ ἀνϑρώπου ὁ ὢν ἐν τῷ οὐρανῷ.

Ин. III, 13. Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес сын человеческий, сущий на небесах.

Никто ведь1 не входил на небо, а только сшедший с неба сын человеческий,2 тот, который и есть на небе.3

ПРИМЕЧАНИЯ

1) В некоторых списках стоит οὐδεὶς δή — ведь.

2) Здесь впервые встречается выражение: сын человеческий; в том особенном значении, которое приписывает ему Иисус.

В стихе о субботе, где сказано: суббота сделана сыном человеческим, «сын человеческий» имеет значение просто — «человек».163

164 И в стихе: Будут ангелы восходить и сходить — выражение это может быть понято просто — «человек». Но здесь значение это точно определено в его особенном смысле.

Прежде сказано, что в человеке есть этот зачатый с неба от Бога дух, зачатый духом; теперь говорится, что на небе у Бога никто не бывал, никто не восходил до Бога, и потому про Бога мы не можем говорить; но от Бога с неба сошел, зачален сын духа, — дух человека, тот самый, который остается всегда на небе с Богом. И потому «сын человеческий» значит: дух, сын духа в человеке.

Для знающего Евангелие излишне приводить места, в которых употребляются выражения «сын человеческий» и «сын Божий», говоря о людях. Все места эти имеют только одно это значение.

Ин. VI, 27. Сын человеческий, на ком положил свою печать отец-Бог.

Мф. V, 45. Да будете сынами отца.

Лк. VI, 35. И будете сынами всевышнего и т. д.

3) ὁ ὣν ἐν τῷ οὐρανῷ слово в слово: тот, что на небе. «Быть на небе» значит: быть Богом; небесное и божественное — равны И потому тот, который и есть на небе, значит: тот, который и есть Бог.

___________

Καὶ ϰαϑὼς Μωϋσῆς ὔψωσε τὸν ὅφιν ἐν τῇ, ἐρήαφ, οὕτως ὑψωϑὴναι δεῖ τον υἱὸν τοῦ ἀνϑρώπου.

Ин. III, 14. И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть сыну человеческому.

И как Моисей возвеличил1 змею в пустыне (чтобы люди не погибали), так надо возвеличить сына человеческого.

ПРИМЕЧАНИЕ

1) ὑψόειν значит: возвысить, возвеличить, вознестись, в духовном смысле, гордостью. (Мф. XI, 23; Лк. I, 52; Деян. Ап. XIII, 17; 2 Кор. XI, 7 и мног. др.).

По смыслу речи здесь, где говорится о змее, которому Моисей велел поклоняться и поклонение которому спасало, надо понимать слово ὕψωσεν как обоготворение τὸν ὄφιν ἐν τῇ ἐρἡμφ. Чтобы понять вполне выражение: вознести, как змея в пустыне, надо помнить то, чтὸ сказано про змея в пустыне.

Книга Чисел XXI, 5—8.164


165 И народ говорил против Бога и Моисея: Зачем нас вывели из Египта, чтобы уморить нас в этой пустыне; нет ни хлеба, ни воды, и нам надоела плохая пища. Тогда Вечный послал на них ядовитых змей; они жалили людей, так что померло много народа в Израиле. Тогда народ пришел к Моисею и говорит: Мы худо делали, что говорили на тебя и Бога: попроси Бога, чтобы он прогнал змей. И Моисей заступился за народ, и Вечный сказал ему: Сделай змия и поставь его на жердь, и кого укусит змий, тот пусть глядит и спасется. И Моисей сделал медного змия и поставил на жердь, и когда змий кусал, и человек смотрел на змия — он оставался жив.


Вот что сказано о змее в книге Числ: «Возвеличить сына человеческого, как возвеличил змея Моисеи», значит: отнестись к сыну человеческому так, как иудеи отнеслись к змею в пустыне, т. е. чтобы люди на него полагались и в нем искали своего спасения и жизни.

В книге Премудрости Соломона, гл. XVI, сказано о том же:


И когда они (израиль) гибли от укушения змей, твой гнев не был долог, они только малое время пострадали, чтобы получить указание, и получили образ спасения, чтобы помнить заповеди закона. И тот, кто обращался к образу, был спасен, не потому что они смотрели, но потому что ты спасаешь всех.


И потому: «возвеличить сына Бога в человеке», как Моисей возвеличил змея, — значит дать образ спасения.

___________

Ἵνα πᾶς ὁ πιστεύων εἰς αὐτόν, μὴ ἀπόληται, ἀλλ᾽ ἔχῃ ζωὴν αἰώνιον.

Ин. III, 15. Дабы всякий верующий в него не погиб, но имел жизнь вечную.

Затем, чтобы всякий, веря в него, не погибал,1 но имел жизнь невременную.2

ПРИМЕЧАНИЯ

1) ἀπόληται — значит: «убить, уничтожить, пропасть». Так как здесь оно стоит в противоположность жизни вечной, то значение его очевидно — пропасть, уничтожиться, умереть.

2) Αἰώνιον — значит: находящийся вне времени.

___________

Οὕτως γὰρ ἠγἀπησεν ὁ θεὸς τὸν ϰόσμον, ὥστε τὸν υἱὸν αὐτοῦ τὸν μονογενῆ ἔδωϰν, ἵνα πᾶς ὁ πιστεύων εἰς αὐτὸν μὴ ἀπὸληται, ἀλλ’ ἔχῃ ζωὴν αἰώνιον.

165 166


Ин. III, 16. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал сына своего единородного, дабы всякий верующий в него не погиб, но имел жизнь вечную.

Потому, что так1 Бог любил мир людей, и для того дал сына своего, такого же как он, чтобы всякий, полагаясь на него, не погибал, но имел жизнь невременную.

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Οὕτω не относится к ὥστε, во-первых, потому, что во всем Евангелии нет такого соотношения этих двух частиц и оно не свойственно языку Евангелия; во-вторых, и главное, потому, что такое соотношение дает самый превратный, не свойственный смысл всему предложению. «Бог так любил, что дал сына» — как понимает это церковь, есть понятие невозможное по отношению к Богу. Можно сказать про человека: он так любил, что отдал последний рубль; но про бесконечное начало, про Бога, нельзя этого сказать. Нельзя мерить любовь Бога, нельзя говорить про жертвы Бога. Οὕτως γάρ соединяет только предыдущее с последующим. Было сказано, что как Моисей возвеличил змею, так надо возвеличить сына человеческого, чтобы люди не умирали, но имели жизнь. Теперь говорится, что как Моисей, любя народ, сделал змею, чтобы люди спаслись, так же и Бог дал сына миру, чтобы люди спаслись.

Этот стих и последующий отвечают на ту мысль, которая должна была быть в Никодиме и которая живет во всех людях, когда они думают о значении своей жизни: зачем кто-то сотворил меня для того, чтобы умереть? На это чувство всякого человека и отвечает Иисус. Он прежде еще сказал, что человек может не пропасть, не уничтожиться; теперь он подтверждает это и говорит: Бог не мог для погибели людей дать им сына своего — жизнь, а он любил мир и для блага его дал ему жизнь, не затем, чтобы она пропадала, а чтобы она была вечная. Надо помнить тоже, что под словом «Бог» в этом месте никак нельзя разуметь не только нашего или еврейского Бога, но никакое определенное существо.

Уже сказано, что Бога никто не знал и не знает; сказано, что на небе никто не бывал, а только есть сшедший с неба сын человеческий, и сказано, что человек рожден от духа, и потому здесь под словом «Бог» должно разуметь только источник 166 167 начало духа в человеке. Про начало это сказано только то, что оно любило мир, т. е. что всё, что мы о нем знаем, есть то, что оно есть: субъективно — любовь, объективно — благо.

___________

Οὐ γὰρ ἀπέστειλεν ὁ θεὸς τὸν υἱὸν αὐτοῦ εἰς τὸν ϰόσμον ἵνα ϰρίνῃ τὸν ϰόσμον, ἀλλ’ ἵνα σωϑῇ ὁ ϰόσμος δἰ αὐτοῦ.

Ин. III, 17. Ибо не послал Бог сына своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез него.

Бог ведь послал1 сына в мир2 не для того, чтобы казнить3 мир, но для того, чтобы мир был жив им.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) «Прийти» в мир значит по еврейскому обороту речи — родиться, и потому: «послал в мир» может быть переведено: родил миру.

2) Κόσμος значит: мир, в народном смысле — мир людей.

3) Κρίνειν имеет значение: разделять, полоть, отбирать, различать, судить; но в Евангелиях, в Посланиях и в Деяниях и особенно у Иоанна имеет чаще одно, подходящее ко всем местам, значение: казнить.


Ин. VII, 24. Не судите по наружности, но судите судом праведным.

Ин. VIII, 50. Впрочем, я не ищу моей славы: есть ищущий и судящий.

Ин. XVIII, 31. Пилат сказал им: возьмите его вы, и по закону вашему судите его. Иудеи сказали ему: нам не позволено предавать смерти никого.

Деян. XXIII, 3. Тогда Павел сказал ему: Бог будет бить тебя, стена подбеленная: ты сидишь, чтобы судить по закону, и, вопреки закону, велишь бить меня.

Деян. XXIV, 6. Который отважился даже осквернить храм, мы взяли его и хотели судить его по нашему закону.


И много других. Эти места исторические имеют несомненно это значение. В местах же учительных, где встречаются слова ϰρίνειν и ϰρίσις, только одно слово казнь или казнить соответствует по смыслу всем местам без исключения. Места же, как:


Ин. V, 24. Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово моё и верующий в пославшего меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь.167

168 Ин. XII, 47. И если кто услышит мои слона и не поверит, я не сужу его; ибо я пришел не судить мир, но спасти мир.

Ин. XII, 31. Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон.

Ин. III, 17. Ибо не послал Бог сына своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез него.


— указывают прямо, потому что противополагаются жизни, что под ϰρίνειν разумеется состояние смертное.

Бог послал — дал сына в мир, родил сына миру. Никто не входил на небо, а только сшедший сын человеческий. Всякий человек рожден от Бога. Стало быть, тот дух, который есть в человеке и который рожден от Бога, и сын человеческий, сошедший с неба, и сын Бога, данный миру, и свет, пришедший в мир, — всё это одно и то же.

Свет же есть то, что в Введении, ст. 9, 10 и предшествующие, названо разумением — логос. То, что «свет» значит то же, что «сын Бога» и «сын человеческий» и «дух», подтверждается во всем дальнейшем.

И потому надо помнить, что все эти названия: 1) Бог, 2) дух, 3) сын Божий, 4) сын человеческий, 5) свет и 6) разумение — имеют одно и то же значение и употребляются соответственно отношения, в котором находятся с предметами речи.

Когда говорится о том, что это есть начало всего, — оно называется Бог; когда говорится, что оно противоположно плоти, — оно называется дух; когда о нем говорится по отношению к его источнику, — оно называется сын Божий; когда говорится о проявлении его, — оно называется сын человеческий; когда говорится о соответственности его разуму, — оно называется свет и разумение.

___________

Ὁ πιστεύων εἰς αὐτὸν οὐ ϰρίνεται˙ ὁ δὲ μἠ πιστεύων ἤδη ϰέϰριται, ὄτι μὴ πεπίστευϰεν εἰς τὸ ὄνομα τοῦ μονογενοῡς υἱοῡ το θεοῦ.

Αὕτη δέ ἐστιν ἡ ϰρίσις, ὄτι τὸ φῶς ἐλήλυϑεν εἰς τὸν ϰόσμον ϰαὶ ἠγάπησαν οἱ ἄνϑρωποι μᾶλλον τὸ οϰὸτος ἢ τὸ φῶς˙ ἦν γὰρ πονηρὰ αὐτῶν τὰ ἔργα.

Πᾶς γὰρ ὁ φαῦλα πράσσων μισεῖ τὸ φῶς, ϰαὶ οὐϰ ἔρχεται πρὸς τὸ φῶς ἵνα μὴ ἐλεγχϑῇ τὰ ἔργα αὐτοῦ.

Ὀ δέ ποιῶν τὴν ἀλήϑειαν ἔρχεται πρὸς τὸ φῶς φανερωϑῇ αὐτοῦ τὰ ἔργα, ὄτι ἐν θεῷ ἐστιν εἰργασμένα.

168 169

Ин. III 18. Верующий в него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя единородного сына Божия.

Кто поверит в сына — не казнен; кто не верит, тот уже казнен тем, что не поверил в самое то, что есть сын, такой же,1 как Бог.

19. Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы.

Казнь та и есть, что свет пришел в мир, а люди предпочли темноту свету, потому что были дурны их дела.

20. Ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы.

Потому кто плохое2 делает, пренебрегает светом, так что3 и не являются4 его дела.5

21. А поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.

Кто же в правде живет, тот идет к свету, так что являются его дела.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Μονογενής значит: однородный, такой же по существу.

2) Φαῦλος значит: плохой, ничтожный, пустой.

3) ἵѵа имеет в евангельском, особенно в Иоанновом, языке значение ὥστε — «так что». И здесь значит: так что. (См. по греч.: Ин. IX, 2, 39; XII, 38, 40; XVIII, 9, 32; XIX, 24. Апок. XIII, 13.)

4) В некоторых списках стоит φανερωθῇ.

5) В большинстве списков дальнейших слов нет.

___________

Беседа с Никодимом есть полное изложение всех основ учения Иисуса о царстве Бога на земле. Беседа эта есть объяснение того, что есть человек, что есть Бог, и что есть жизнь, и что есть царство Бога. Беседа эта есть, с одной стороны, развитие главных мыслей, выраженных в искушении в пустыне, с другой стороны, изложение от имени Иисуса тех самых основ учения, которые выражены от имени: евангелиста Иоанна в вступлении.

В следующих главах Евангелия Иоанна, кроме прощальной беседы, в которой высказано несказанное здесь, только с различных169 170 новых сторон разъясняется то же, но основные мысли все высказаны здесь.

Глава 5-я о случае исцеления в субботу, 6-я о хлебе небесном, беседы в храме и слова но случаю исцеления слепорожденного — разъясняют, освещают, подтверждают многое; но все они, сказанные на известные случаи, отрывчаты, повторяют то, что сказано прежде, неполны и иногда кажутся неясны, если не иметь в виду изложения беседы с Никодимом, разъясняющей мысли, выраженные в искушении, и повторяющей мысли Введения.

Для полного понимания всех последующих бесед необходимо ясное понимание этих мыслей.

___________

ЧТО СКАЗАНО В БЕСЕДЕ С НИКОДИМОМ

1. В стихах с 1-го по 5-й сказано: кроме той причины жизни, которую человек видит в зачатии ребенка в утробе матери от плотского отца, причина жизни человека есть еще другая — неплотская.

Иисус называет это неплотское начало жизни отцом, духом. Это та мысль, которая выражена Иисусом еще в детстве в храме, когда он называл отцом своим Бога; та же мысль, с которой начинается искушение: Если ты сын Бога, и та же выражена в ответе: Не хлебом жив человек, но исходящим из уст Богадухом. Та же мысль выражена в Введении: По началу было разумение... и т. д. (Ин. 1, 1); Всё им рождено... и т. д (Ин. 1, 3).

2. Стихи 7, 8 и 9 выражают то, что неплотское начало жизни — разумное и свободное — каждый человек знает в себе и понимает его, хотя и не знает его источника.

В Введении та же мысль выражена в стихах 4 и 5.

3. В стихах 11, 12 и 13 сказано, что мы не можем постигнуть того, что на небе — это неплотское бесконечное начало, как начало в самом себе; но что мы знаем это бесконечное начало, потому что в нас, в человеке, находится этот дух, исшедший из бесконечного и сам бесконечный, и что этот дух в человеке и есть то, что мы должны считать началом всех начал.

Та же мысль выражена в Введении и в стихах: Ин. I, 18; І, 2.

4. В стихе 14 сказано, что этот-то дух в человеке, исшедший от бесконечного и относящийся к нему, как сын к отцу, это170 171 бесконечное начало в человеке — есть то, что должно обоготворить, т. е. заменить вымышленного Бога этим настоящим и единственным Богом.

То же сказано в словах Иоанна Крестителя о царстве Бога: Когда дух очистит людей; то же сказано Нафанаилу, когда сказано, что небо отверсто и человек в общении с Богом; то же сказано самарянке: Бог есть дух и служить ему надо в духе и делом.

5. В стихе 15 сказано, что вера в этого единственного истинного Бога избавляет людей от погибели и дает им жизнь невременную.

Эта же мысль выражена в стихах 10, 11, 12 и в гл. 20, ст. 31.

В стихе 15 беседы Никодима сказано, что вера в сына человеческого дает жизнь не уничтожающуюся. В Введении сказано, что вера сделает их сынами Бога. Верить в сына и иметь жизнь невременную — одно и то же. В искушении сказано то же, когда сказано, что Иисус, после искушения, познал могущество духа.

6. В стихах 16 и 17 сказано, что если мы имеем высшее для нас благо — жизнь, то то, что дало нам это благо, должно было желать нашего блага, т. е. любить нас; и потому, хотя мы и не можем знать самого бесконечного начала, но мы знаем все-таки о нем то, что оно благо (любит нас) и отношение его к нам есть любовь и жизнь наша есть благо.

Если же Бог, любя нас, дал нам жизнь, как благо, то он и не казнит и не уничтожает нас, а дает нам жизнь настоящую, невременную, без всякого зла, как это сказано в Послании Иоанна: «Бог есть свет, и нет в нем ни малейшей тьмы». И эту-то жизнь мы и имеем, полагая свою жизнь в том духе — свете, Боге, который есть источник нашей жизни.

Мысль о том, что источник нашей жизни есть любовь, выражена подробно и ясно в притче о виноградарях и в прощальной беседе.

7. В стихе 18 сказано, что нам дана жизнь невременная в духе нашем и что, только отступая от источника жизни, мы уничтожаемся временно; не отступая же от него, мы имеем жизнь невременную.

Та же мысль выражена в Введении в стихах 4 и 5. И та же мысль выражена в искушении, когда после того, как Иисус решился работать одному Богу, сила Божия пришла служить ему.171

172 8. В стихах 1V, 20 и 21 сказано, что то, что нам представляется казнью, смертью, уничтожением, не есть последствие чьей-нибудь воли вне нас, Бога, как мы себе представляем его, а уничтожение это есть последствие нашей воли.

Чтобы ясно понять эту мысль, надо хорошо помнить то, что Иисус ничего никогда не говорил о жизни загробной; напротив, прямо отрицая ее, говорил: Пускай мертвые хоронят мертвых, Бог есть Бог живых, а не мертвых. Он говорил только то, что жизнь имеет один источник временный — плоть, другой невременный — дух, сын Бога.

Полагаясь на источник жизни временной, веруя в него, человек уничтожается, умирает; полагаясь же только на источник жизни — дух, веруя только в него, сына Бога, он имеет жизнь невременную, не уничтожающуюся.

Проявление в мире жизни разумения подобно проявлению света среди темноты. И отношение людей к жизни таково же, как и отношение людей к свету. Так же, как во власти каждого человека идти к свету или удаляться от него, так же и во власти каждого человека идти к разумению и жизни или удаляться от нее. Погибель — уничтожение людей, есть только произвольное удаление от разумения и жизни, точно так же как темнота есть только следствие произвольного удаления людей от света.

Казнь состоит в том, что люди, делающие дурное, сами удаляются от разумения и жизни. И здесь сравнение уже делается тожеством: как люди, делающие дурные дела, но любят света и не идут к нему, чтобы не видны были их дела, что они злы, так точно и люди, делающие дурное, — не любят разумения и не идут к нему, чтобы не видно было, что дела их злы.

Быть в свете значит: жить в разумении — невременно; быть во тьме значит: жить вне разумения — погибать.

То же сказано в Введении в ст. 4, 5, 9, 10, Ин. гл. I: В нем была жизнь, и жизнь была свет людям, и свет в темноте светит, и тьма не обняла его. Был свет истинный, который просвещает всякого человека, приходящего в мир. Был в мире и мир им рожден; но мир его не познал.

То же сказано и в искушении: когда Иисус сказал, что он работает только Богу — и тем совсем победил дьявола.

9. Все эти мысли выражают то, что Иисус разумеет под словами «царство Божие», которое проповедывал Иоанн, и он проповедует.172

173 Беседа началась с того, что Иисус сказал, что всякий человек уже по зачатию от Бога находится в царстве Божием, и вся беседа излагает, что надо разуметь под царством Божиим и как вступить в него.

Возвеличить сына Бога в человеке, полагаться на него, жить в правдезначит жить в царстве Божием. Делать обратное — значит уничтожиться или не быть в царстве Божием.

Беседа с Никодимом заканчивается следующими словами: Бог послал в мир своего сына, такого же, как он сам — жизнь разумения, и сделал этим то, что всякий человек может избавиться от погибели и быть живым невременно, быть сыном царства Божия.

Цель Бога — не смерть людей, а жизнь. Не для смерти, а для жизни их дана людям жизнь — свет разумения.

Тот из людей, кто верит в дух сына, тот живет в свете разумения, тот не умирает и остается в царстве Божием; а тот, кто не верит в свет духа — сына, тот не живет, а умирает.

Только в том и смерть, что людям дан свет жизни, но они делают дурное и тем лишают себя жизни.

Всякий, кто делает дурное, выходит из света разумения и уничтожается, а кто живет по правде и остается в свете разумения, тот жив в царстве Божием.

Мысли этих стихов освещает притча о сеятеле: сеятель — Бог, семя — разумение.

Люди держат разумение, как дорога, камни, репьи и хорошая земля — семя. Так понимают все, так понимаю и я.

Разница моего понимания с пониманием церковным состоит в том, что я понимаю под словом «Бог» то, что Иисус определил под этим словом в искушении, в беседе с Никодимом, в беседе с самарянкою, а не того Бога творца еврейского, которого отрицал Иисус и которого под словом «Бог» понимает церковь.

Если Бог есть творец всемогущий, благой и всеведущий, как понимает его церковь, то является вопрос: зачем он, будучи благим, сотворил человека таким, что человек может быть дурен и погибнуть. Зачем смерть?

Бог всемогущий, всеведущий мог не сотворить зла и мог прекратить зло, а допустил его продолжение и размножение. За что же он погубил людей, которых он мог избавить от греха и смерти? Зачем сделал дьявола и попустил его пасть?173

174 Допуская Бога, творца всего, для разъяснения этого противоречия необходимо выдумать дьявола, падение Адама, искупление, благодать...

Непонимание учения Иисуса об отрицании еврейского Бога творца и о замене этого Бога единым Богом духом, отцом сына человеческого, разумением, — неизбежно вело к изобретению бессмысленных, соблазнительных и безнравственных догматов о творении Богом злых духов, об искуплении и о вечных муках. Стоит только понимать прямо то, что сказано в предшествующих главах и во всем Евангелии о сыне человеческом — однородном отцу, которого признает Иисус, для того, чтобы противоречия этого не существовало. Притчи о сеятеле и другие как бы предугадывают вопрос о том, что есть то, что человек называет злом, и отвечают на него.

Иисус объявил, что Бога творца, законодателя и судьи никакого никто не знает и не знал, а есть только в человеке дух, исшедший из бесконечного начала — сын духа, свет разумения, и в нем жизнь.

В беседе с Никодимом сказано, что источник жизни, Бог, дал жизнь миру, любя его. Не сказано, что Бог любил каждого человека, как и нигде это не сказано; но именно сказано, что Бог любил мир, т. е. людей вообще, и хотел им дать жизнь, и потому дал миру сына, и тем дал миру, т. е. людям вообще, жизнь и возможность вступить в царство Божие. И с этим-то стихом и связываются притчи о сеятеле.

ПРИТЧИ О СЕЯТЕЛЕ, ЗАКВАСКЕ И ДРУГИЕ, ОБЪЯСНЯЮЩИЕ ЦАРСТВО БОЖИЕ

Первая притча о сеятеле есть крайнее представление о том, что есть тот Бог, который дал жизнь миру, и зачем и как он дал жизнь миру. Это крайнее представление о Боге, начале всего, может быть выражено только сравнением.

Сравнение такое: сеятель, любящий пшеницу, заботящийся о пшенице, выражает Бога, любящего мир, заботящегося о мире, и как севец не заботится о каждом отдельном зернышке, так и Бог не заботится о каждом отдельном человеке. Как севец заботится об урожае, зная, что, несмотря на пропажу многих зерен, урожай будет, сеет повсюду; так и Бог сеет повсюду, зная, что, несмотря на погибель многих, урожай будет.174

175 И Бог не вступает больше в дела мира, как это выражено в притче (Mp. IV, 26—29).

Понимая Бога, как его определяет Иисус, обвинение Бога в том, что он сделал зло — смерть и потому любит зло и смерть — устраняется. Обвинение это становится личным вопросом, неправильно отнесенным к общему явлению. Обвинение человеком Бога в том, что он допустил смерть, подобно обвинению в желании смерти, которое бы сделало семечко березовое, одно из миллионов, за то, что другие прорастают, а оно попадает в реку и погибает. Тот, кто сделал миллионы семечек, не затем сделал их миллионы, чтобы они погибали, а, напротив, затем сделал их миллионы, чтобы они не погибали; и потому цель его есть жизнь, а не смерть.

С точки зрения общей, с точки зрения Бога, начала всего, — это разумно.

Но если ты спрашиваешь, зачем смерть в тебе, — то ответ на это есть внутренний (и ответ этот дается в притче и во всех учительных местах Евангелия): затем, что ты ее хочешь. Зерно каждое имеет возможность прорасти и принести плод; и каждый человек имеет возможность стать сыном Бога и не знать смерти.

На неточность сравнения в объяснении притчи Иисус обращает внимание, когда он говорит (у Луки): Смотрите, как понимаете. Так что притча отвечает на вопрос с двух сторон — с внешней и внутренней — и делает ясное разделение между внешним пониманием царства Бога — о целях и путях Бога, и внутренним пониманием царства Бога — о возможности для каждого вступить в него.

___________

Ἐν δὲ τῇ ἡμέρᾳ ἐϰείνῃ, ἐξελϑὼν ὁ Ἰησοῦ; ἀπὸ τῆς οἰϰὶας ἐϰάϑητο παρὰ τὴν θάλασσαν.

Καὶ σονήχϑησαν˙ πρὸς αὐτὸν ὄχλοι πολλοὶ, ὤστε αὐτὸν εἰς τὸ πλοῖον ἐμβάντα ϰαϑῆσϑαι ϰαὶ πᾶς ὁ ὄχλος ἐπὶ τὸν αἰγιαλὸν εἰστήϰει.

Καὶ ἐλάλησεν αὐτοῖς πολλὰ ἐν παραβολαῖς, λέγων Ἰδοὺ, ἐξῆλϑεν ὁ σπείρων τοῦ σπείρειν.

Καὶ ἐγένετο ἐν τῷ σπείρειν, ὃ μὲν ἔπεσε παρὰ τὴν ὁδόν, ϰαί ἦλϑε τὰ πετεινὰ ϰαὶ ϰατέφαγεν αὐτό.175

176 Ἃλλο σὲ ἔπεσεν έπὶ τό πετρῶδες, ὅπου οὐϰ εὶχε γῆν πολλη˙ ϰαὶ εὐϑεως ἐξανέτειλε, διὰ τὸ μὴ ἔχειν βάϑος γῆς.

Ἡλίου σέ ἀνατείλαντος ἐϰαυματίσϑη ϰαὶ διὰ τὸ μὴ ἔχειν ῥίζαν ἐξηράνϑη.

Καὶ ἄλλ’ ἔπεσεν εἰς τὰς ἀϰάνϑας ϰαὶ ἀνέβησαν οἱ ἄϰανϑαι, ϰαὶ συνέπνιξαν αὐτὸν ϰαὶ ϰαρπὸν οὐϰ ἔδωϰε.

Καὶ ἄλλα ἔπεσεν εἰς τὴν γῆν τὴν ϰαλήν˙ ϰαὶ ἐδίδου ϰαρπὸν ἀϰαβαίνοντα ϰαὶ αὐξάνοντα, ϰαὶ ἔφερεν ἓν τριάϰοντα, ϰαὶ ἓν ἐξήϰοντα, ϰαὶ ἒν ἑϰατόν.

Καὶ ἔλενεν αὐτοῖς Ὃ ἔχων ὦτα ἀϰούειν άϰουέτω˙


Мф. XIII, 1—9; Мр. IV, 1—9; Лк. VIII, 4—8.

Мф. XIII, 1. Вышед же в день тот из дома, Иисус сел у моря.

Иисус вышел из дома, сел у моря.

2. И собралось к нему множество народа, так что он вошел в лодку и сел; а весь народ стоял на берегу.

И собралось к нему так много народа, что он с берега вошел в лодку. А народ стоял на берегу.

3. И поучал их много притчами, говоря: вот, вышел сеятель сеять.

И сказал: вот стал хозяин сеять.

Mp. IV, 4. И, когда сеял, случилось, что иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то.

И попали одни семена на дорогу, и птицы поклевали их.

5. Иное упало на каменистое место, где немного было земли; и скоро взошло, потому что земля была неглубока;

Другие попали на камень,1 и живо проросли и взошли.

6. когда же взошло солнце, увяло и, как не имело корня, засохло.

А как пригрело солнышко, тотчас и завяли, потому что не было под ними материка, чтобы укорениться, и засохли.

7. Иное упало в терние, и терние выросло и заглушило семя, и оно не дало плода.

Иные попали в репьи и взошли; репьи и задавили их (и не налило зерно).

8. И иное упало на добрую землю, и дало плод, который

А еще иные попали на добрую землю, и выросли колосья

176 177

взошел и вырос, и принесло иное тридцать, иное шестьдесят и иное сто.

и налили, и которое дало сам- сто, которое — сам-шестьдесят, которое — сам-тридцать.

9. И сказал им: кто имеет уши слышать, да слышит!

У кого есть смысл, тот поймет.

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Я переставляю слова об отсутствии земли для плавности речи.

___________

В бесконечном, непонятном мире людей — послано кем-то — явилось разумение. Разумение рассеяно во всех людях, как бесчисленное количество зерен рассеяно севцом по всему полю: рассеяно и по дороге, и по камням, и по репьям.

Как севец знает, что есть дороги, камни, репьи в его поле, что пропадает много зерен, он знает, что все-таки спорей сеять по всему полю, знает, что, несмотря на пропажу, много зерен вырастет и урожай будет, — так рассеяна и жизнь разумения в людях: пропажа будет, но и урожай будет. Несчетные зерна дают урожай не от каждого поровну: но большая доля погибает, они не нужны; другая же доля дает сам-сто, сам-шестьдесят и сам-тридцать. Так же и жизнь разумения рассеяна во всех людях: одни теряют эту жизнь, другие возвращают ее сторицею.

Севец сеял зерна, и ему нужны только зерна, и он соберет только зерна.

Таинственный сеятель сеет жизнь разумения, и он соберет только жизнь разумения. Те люди, которые имеют жизнь разумения, те нужны севцу; те, которые утратили ее, те не нужны ему. Все были зерна, но одни погибли в зерне, другие — в ростке, третьи — в былке.

Так и люди — одни прежде, другие после утратили жизнь разумения. Только те, которые берегут в себе разумение, чтобы не перестать быть жизнью, быть тем, из чего они вышли, те только живут; остальные погибают.

Таков внешний смысл. Одни люди, как зерна, попавшие в дурную землю, как будто предопределены на погибель, другие — на жизнь с избытком. Но, сказав эти слова, Иисус прибавляет тотчас: «У кого есть уши слышать, пусть слышит». Он говорит те слова, которые он прибавляет всегда, когда можно ложно понять его слова, когда смысл может быть двоякий.

___________

177 178

Ту же мысль о том, как мы можем понимать цель Бога и образ участия его в жизни мира, выражает и другая притча о сеятеле (Mp. IV, 26—29).


Καὶ ἔλεγεν Οὕτως ἐστὶν ὴ βασιλεία τοῦ θεοῦ, ὡς ἐὰν ἄνϑρωπος βάλη τὸν σπόρον ἐπὶ τῆς γής.

Καὶ ϰαϑεύοῃ, ϰαὶ ἐγείρηται νύϰτα ϰαὶ ἡμέραν˙ ϰαὶ ὁ σπόρος βλαστάνῃ. ϰαὶ μηϰύνηται ὡς οὐϰ οἶδεν αὐτός.

Αὐτομάτη γὰρ ἡ γῆ ϰαρποφορεῖ, πρῶτον χόρτον, εἶτα στάχυν, εἶτα πλήρη σῖτος ἐν τῷ στάχυϊ.

Ὅταν δὲ παραδῷ ὁ ϰαρπός, εὐϑέως ἀποστέλλει τὸ δρέπανον, ὅτι παρέστηϰεν ὁ θερισμός.

Mp. IV, 26. И сказал: Царствие Божие подобно тому, как если человек бросит семя в землю,

И сказал: таково царство Бога, как если бы хозяин кинул семена в землю.

27. и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он.

Он сам спит по ночам и встает днем, а семена прорастают и бухнут, а он и не знает как.

28. Ибо земля сама собою производит сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе.

Земля самородно растит зерно, прежде былку, потом колос, а потом в колосе наливает зерно.

29. Когда же созреет плод, немедленно посылает серп, потому что настала жатва.

И когда усохнет зерно, тотчас посылает жнецов, потому пришла пора жатвы.

___________

Разумение дает жизнь людям, но источник разумения Бог, тот Бог, которого никто никогда не знал, не управляет людьми, как тот мужик, который посеял зерно и забыл про него: он знает только свое и принимает его — это разумение: как мужик убирает с поля то же зерно, которое он посеял, так разумение в людях соединяется с источником разумения.

___________

Ту же мысль выражает притча о закваске.

178 179

Ἄλλην παραβολὴν ἐλάλησεν αὐτοῖς. Ὀμοία ἐστίν ἡ βασιλεία τῶν οὐρανῶν ζύμῃ, ἣν λαβοῦσα γυνὴ ἐνέχρυψεν εἰς ἀλεύρου σάτα τρία, ἕως oὗ ἐζυμώθη ὅλον.

Мф. XIII, 33. Иную притчу сказал он им: царство небесное подобно закваске, которую женщина взяв положила в три меры муки, доколе не вскисло всё.

Царство небесное как закваска. Взяла баба ее, запустила в меру муки, пока вся: квашня поднимется.

Баба положила закваску и оставила квашню киснуть, пока сделается тесто.

Бабе больше не нужно ничего делать. То, что она сделала, уже достаточно для того, чтобы вышло то, что ей нужно.

Как земля самородно родит, как квашня сама поднимается, так жизнь разумения самородно живет и не прекращается.

___________

И опять ту же мысль выражает еще притча о сеятеле и плевелах (Мф. XIII, 24—30), но с новым и глубокомысленным значением, дающим прямой ответ на вопрос людей о том, что есть зло и как должен человек понимать зло и относиться к нему.

Ἄλλην παραβολὴν παρέϑηϰεν αὐτοῖς, λέγων ᾩμοιώϑη ἡ βασιλεία, των οὐρανῶν ἀνϑρώπφ σπείραντι ϰαλὸν σπέρμα ἐν τῷ ἀγρῷ αὐτοῦ.

Ἐν δὲ τῷ ϰαϑεύδειν τοὺς ανϑρώπους, ἦλϑεν αὐτοῦ ὁ ἐχϑρός, ϰαὶ ἔσπειρε ζιζάνια ἀνὰ μέσον τοῦ σίτου˙ ϰαὶ ἀπῆλϑεν.

Ὅτε δὲ ἐβλάστησεν ὁ χόρτος, ϰαὶ ϰαρπὸν ἐποίησε τότε ἐφάνη ϰαὶ τά ζιζάνια.

Προσελϑόντες δὲ οἱ δοῦλοι τοῦ οἰϰοδεσπότου εἶπον αὐτῷ Κύριε, οὐχὶ. ϰαλὸν σπέρμα ἔσπειρας ἐν τῷ σῷ ἀγρῷ; πόϑεν οἶν ἔχει τὰ ζιζάνια;

Ὁ δὲ ἔφη αὐτοῦς Ἐχϑρὸς ἄνϑρωπος τοῦτο ἐποίησεν. Οἱ δέ δοῦλοι, εἶπον αὐτῷ θέλεις οἶν ἀπελϑόντες συλλέξωμεν αὐτά;

Ὁ δὲ ἔφη Οὔ, μή ποτε συλλέγοντες τὰ ζιζάνια, ἐϰριζώσητε ἅμα αὐτοῖς. τὸν σῖτον.

Ἄφετε συναυξάνεσϑαι ἀμφότερα μέχρι τοῦ θερισμοῦ˙ ϰαὶ ἐν τῷ ϰαιρῷ τοῦ θερισμοῦ έρῶ τοῖς θερισταῖς. Συλλέξατε πρῶτον τὰ ζιζάνια, ϰαὶ δήσατε αὐτὰ εἰς δέσμας, πρὸς τὸ ϰαταναῦσαι αὐτά˙ τὸν δὲ σῖτον συνάγετε εἰς τὴν ἀποϑήϰην μου.

179 180

Мф. XIII, 24. Другую притчу предложил он им, говоря: Царство небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем.

И Иисус сказал: Вот к чему применить царство Бога: обсеял хозяин себе поле хорошими семенами.

25. Когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел.

Пришел ночью враг, насеял кистерю1 сверх хлеба и ушел.

26. Когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы.

Вот как выколосился хлеб и стал наливать, и оказался кистерь.

27. Пришедши же рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы?

Пришли работники к хозяину и говорят: или ты нечистые семена высеял у себя на поле? там кистерю много.

28. Он же сказал им: враг человек сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их?

Хозяин и говорит: это не я, а чужой сделал. Работники и говорят: так прикажи, мы выполем кистерь.

29. Но он сказал: нет: чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы.

А хозяин говорит: не надо полоть. А то станете дергать кистерь — попортите хлеб.

30. Оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их; а пшеницу уберите в житницу мою.

Пускай растет хлеб с кистерем вместе до уборки, а в уборку велю жнецам отобрать кистерь и сжечь, а хлеб соберу и свезу в сарай.2

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Ζιζάνιον есть растение, совершенно похожее на хлеб, пока оно не выколосилось.

2) Слова о том, что хозяин сожжет ненужное, а нужное — хлеб — соберет в сарай, — прямо повторяют то, что сказано: Мф. III, 12. «Лопата его в руке его, и он очистит гумно свое,180 181 и соберет пшеницу свою в житницу, а солому сожжет огнем: неугасимым».

Здесь определено, кто именно уничтожит ненужное и соберет нужное: это тот, который будет очищать духом.

Дальше будет сказано, что это есть сын человеческий.

___________

Τότε ἀφεὶς τοὺς ὄχλους, ἦλϑεν εἰς τὴν οἰϰίαν ὁ Ἰησους˙ ϰαὶ προσῆλϑον αὐτῷ οἱ μαθηταὶ αὐτοῦ, λέγοντες Φράσον ἡμῖν τὴν παραβολὴν τῶν ζιζανίων τοῦ ἀγροῦ.

Ὁ δὲ ἀποϰριϑεὶς εἶπεν αὐτοῖς Ὁ απείρων τὸ ϰαλὸν σπέρμα ἐστὶν ὁ υἱὸς τοῦ ἀνϑρώπου.

Ὁ δὲ ἀγρός ἐστιν ὁ ϰόσμος˙ τὸ δὲ ϰαλὸν σπέρμα, οὖτοί εἰσιν οί υἱοἰ τῆς βασιλείας˙ τὰ δὲ ζιζάνιά εἰσιν οἱ υἱοἰ τοῦ πονηροῦ˙

Ὁ δὲ εχϑρὸς ὁ σπείρας αὐτά ἐστιν ὁ διάβολος˙ ὁ δὲ θερισμὸς συντέλεια τοῦ αἰῶνός ἐστιν˙ οἱ δὲ θερισταὶ ἄγγελοί εἰσιν.

Ὥσπερ οὖν συλλέγεται τὰ ζιζάνια, ϰαὶ πυρὶ ϰαταϰαίεται˙ οὕτως ἔσται ἐν τῆ συντελεία τοῦ αἰῶνος τούτου.

Ἀποστελεῖ ὁ υἱὸς τοῦ ἀνϑρώπου τοὺς ἀγγέλους αὐτοῦ, ϰαὶ συλλέξουσιν ἐϰ τῆς βασιλείας αὐτοῦ πάντα τὰ σϰάνδαλα, ϰαὶ τοὺς ποιοῦντας τὴν ἀνομίαν.

Καὶ βαλοῦσιν αὐτοὺς εἰς τὴν ϰάμινον τοῦ πυρός˙ ἐϰεῖ ἔσται ὁ ϰλαυϑμὸς ϰαὶ ὁ βρυγμὸς τῶν ὀδόντων.

Τότε οἱ δίϰαιοι ἐϰλάμψουσιν ὡς ὁ ἥλιος ἐν τῇ βασιλείᾳ τοῦ πατρὸς αὐτῶν. Ὁ ἔχων ᾦτα ἀϰουέτω.

Мф. XIII, 36—42; Mp. IV, 10, 14—20; Лк. VIII, 9, 11—15.

Мф. XIII, 36. Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к нему, ученики его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле.

И стали ученики спрашивать у Иисуса: Растолкуй нам эту притчу о кистере на поле.

37. Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть сын человеческий;

И Иисус сказал им: Хозяин сеет хорошие семена — это сын человеческий.

38. поле есть мир; доброе семя, это — сыны царствия; а плевелы — сыны лукавого;

Поле — это мир людей. Добрые семена — это сыны царствия Бога, кистерь — это дурные люди.

39. враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина

Чужой — это соблазн. Уборка — это конец жизни

181 182

века, а жнецы суть ангелы.

земной; жнецы — это власть Божия.

40. Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего:

Как собирают кистерь и сжигают, так вот будет при конце жизни земной этой

41. пошлет сын человеческий ангелов своих, и соберут из царства его все соблазны и делающих беззаконие

Пошлет сын человеческий своих работников, и отберут из людей царства его все обманы и всех делающих1 дурное.

42. и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов:

И бросят их в костер огненный, и тогда2 будет стон и скрежет зубов.

43. тогда праведники воссияют, как солнце, в царстве отца их. Кто имеет уши слышать, да слышит!

Тогда правдивые просветятся, как солнце, в царстве Отца своего. У кого есть смысл, тот поймет.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Настоящее время здесь должно быть замечено: не сказано, что отберут всех делавших дурное, как бы должно было быть сказано, если бы разумелся суд при конце мира, но церковному толкованию, а сказано: делающих, т. е. что делающие дурное сами собою отберутся, как сказано в беседе с Никодимом.

2) Ἐχεῑ кроме «там», означает и «тогда», и здесь значит: тогда. Как у Луки XIII, 28, где ἐχεῖ значит «тогда» в том же самом выражении; значит, что тогда могли бы люди, но поздно, плакать и с досады скрипеть зубами о том, что не жили в разумении.

___________


ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАHИЕ

Дух Бога в человеке — сын человеческий; всё, что мы знаем о Боге, дает жизнь разумения людям так же, как мужик сеет хорошие семена в своем поле, и они растут.

Среди жизни разумения является что-то похожее на жизнь, кончающееся смертью.

У Луки XVI, 16 сказано: «И отнимется то, что кажется, что есть у него».

Что же такое это подобие жизни? Откуда взялось оно?

Вопрос этот не относится к Богу духу, а только к людям. Бог дух — источник жизни, сеет жизнь и собирает жизнь.182

183 Только глупые работники могут советовать топтать жизнь, чтобы выполоть то, что не жизнь. Жизнь одна нужна, она одна останется, а остального нет для Бога духа.

Временная жизнь кончается, временное всё пропадает, погибает; не кончается и не погибает жизнь разумения — одно то, что есть дух, одно то, что от Бога.

В притче этой две главные мысли, два ответа на предполагаемые вопросы:

1) Что есть зло по отношению к Богу? и

2) что есть зло по отношению к человеку?

Ответ на первый вопрос тот, что зла для Бога — сына человеческого — нет. Он есть Бог жизни и блага и не знает зла. Так как он Бог жизни и добра, то зла для него нет, и он не может желать уничтожить его. Желание уничтожения зла есть зло и может быть только в людях, а не в нем.

Этот вывод из второй мысли, выраженной здесь только с одной стороны, будет развит впоследствии в учении о несопротивлении злу.

Сын человеческий дает жизнь и знает только жизнь в разумении, и потому всякий человек, перенося свою жизнь в сына, в духа, не может знать зла и потому не может противиться ему.

Вторая мысль и ответ па вопрос: что же есть то, что мы, люди, называем злом, — состоит в том, что то, что мы называем злом, есть свободное удаление от света и погибель, про которую сказано в беседе с Никодимом, есть то, что свет пришел в мир, а люди ушли от него.

___________

Эта мысль о том, что зла для Бога нет, а что для людей оно есть отделение от разумения, излагается в притче о неводе.

Πάλιν ὁμοία έστίν ἡ βασιλεία τῶν οὐρανῶν σαγήνη βληϑείση εἰς τὴν θάλασσαν, ϰαὶ ἐϰ παντὸς γένους συναγαγούσῃ˙

Ἣν ὅτε ἐπληρώϑη, ἀναβιβάσαντες ἐπὶ τὸν αἰγιαλὸν ϰαὶ ϰαϑίσαντες συνέλεξαν τὰ ϰαλὰ εἰς ἄγγη, τὰ δὲ σαπρὰ ἔξω ἔβαλον.

Мф. XIII, 47. Еще подобно царство небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода,

Еще подобно царство Божие неводу: его закинули в воду и всякой рыбы захватили.

183 184

48. который, когда наполнился, вытащили на берег, и, севши, хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон.

Невод стал полон, его вытащили на берег и сели, и хорошие рыбы собрали в ведра, а тухлые выбросили вон.

___________

Бог делает то, что делают рыбаки: негодную рыбу бросают, а оставляют одну ту, которая нужна. Рыба отбирается та, какая нужна рыбаку, остальная бросается в море только потому, что она не нужна. Нет вопроса о том, лучше или хуже ей будет. Та рыба, которая в море, той нет для рыбака, как нет для Бога тех людей, которые не сыны его, жизнь которых не в свете разумения. Для Бога зла нет, но для человека есть зло. Зло для него — это жизнь вне разумения.

И потому нужно различать наши понятия о зле вообще объективном зле, как говорят философы, внешнем, и о зле для каждого человека — о зле субъективном, внутреннем. Объективного зла нет. Субъективное зло — есть удаление от разумения, оно же есть смерть.

Это разделение двух воззрений изложено в толковании притчи о сеятеле и семенах, попавших в разные земли.

___________

Καὶ προσελϑόντες οί μαϑηταὶ εἶπον αὐτῷ Δια τί ἐν παραβολαῖς λαλεῖς αὐτοῖς;

Τίς εἴη ἡ παραβολὴ аὕτν;

Ἠρώτησαν αὐτὸν τὴν παραβολήν.

Мф. XIII, 10. И, приступив, ученики сказали ему: для чего притчами говоришь им?

И подошли к нему ученики и сказали:

Лк. VIII, 9. Что бы значила притча сия?

Mp. IV, 10. Спросили его о притче.

К чему ты говоришь притчи?1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) По Марку и Луке ученики спрашивают: Что значит притча? По Матфею спрашивают: Ради чего говоришь притчами?

Я думаю, что по Марку и Луке значит, что ученики спрашивают и то, что значит притча, и то, к чему он говорит ее. По184 185 Матфею значит тоже: К чему говоришь притчи и что они значат? И слова Иисуса отвечают на оба вопроса. Он разъясняет значение притчи, и из значения ее вытекает то, что тем, которые не знают тайн царства Божия, нельзя иначе говорить, как примерно, как в притчах. Им представляется только внешний смысл, а внутреннего они не видят.

У Матфея сказано: διὰ τί ἐν παραβολαῖς λαλεῖς αὐτοῖς. Слово αὐτοῖς пропущено во многих списках, у Мф. в 10 ст., так как оно не имеет того существительного, к которому бы могло относиться. Оно, очевидно, прибавлено, потому что вопрос διὰ τί отнесен и к говорению притчами и к самим притчам. Διὰ τί значит здесь немецкое «warum» — ради чего.

Ученики спрашивают: Ради чего он говорит эти притчи? Так передают и Марк и Лука, и оттого излишне αὐτοῖς и оттого стихи Мф. от 11 до 19 суть не случайные изречения, а разъяснение притчи. И потому, соединяя смысл вопроса и ответа из трех евангелистов, я перевожу: К чему говоришь притчи? — вопросом, относящимся и к смыслу притчи и к тому, почему он говорит народу притчами.

___________

Ὁ δὲ ἀποϰριϑείς, εἶπεν αὐτοῖς Ὅτι ὐμῖν δέδοται γνῶναι τὰ μυστήρια τῆς βασιλείας τῶν οὐρανῶν, ἐϰείνοις δὲ οὐ δέδοται.

Ἐϰείνοις δὲ τοῖς ἔξω, ἐν παραβολαῖς τὰ πάντα γίνεται.

Διὰ τοῦτο ἐν παραβολαῖς αὐτοῖς λαλῶ.

Мф. XIII, 11. Он сказал им в ответ: для того, что вам дано знать тайны царствия небесного, а им не дано.

Он отвечал им: К тому, что вам дано знать внутренний смысл царства Божия.

Mp. IV, 11. А тем внешним всё бывает в притчах.

А тем, что вне — является в примерах.

Мф. XIII, 13. Потому говорю им притчами.

Ради этого толкую1 им в притчах.

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Λαλεῖν — говоритъ, сообщать. Здесь бы было правильнее: сообщаться, так как это место соответствует тем же Марку и Луке, где сказано: а им всё в притчах, всё является в притчах. Мысль не та, что: «я поэтому говорю им в притчах», но та: что185 186 поэтому они не могут понять, иначе как в притчах: и дальше разъясняется это самое.

Διὰ τοῦτο указывает на то, что сказанное есть ответ на вопрос οιατί, И за словом λαλῶ должна быть точка или точка с занятой.

Смысл тогда выходит не тот соблазнительный и сомнительный, который был прежде, что Иисус говорит им в притчах, потому что они не понимают, т. е. как будто не говорит им прямо, а сравнениями, нарочно, чтобы они не поняли; а выходит обратный, ясный смысл, тот, что они, не зная внутреннего смысла царства Божия, не могут иначе понять, как внешним образом, т. е. в притчах.

И потому первую половину стиха я беру из Мф. XIII, 11 и последнюю из Марка IV, 11.

___________

Вам дано знать внутренний смысл царства Божия, вы — добрая земля, которая родит сам-сто, сам-шестьдесят, сам-тридцать.

А тем не дано, те — дорога, камни, репьи.

И значение притчи то, что одним открылся смысл, а другим не открылся. Он говорит: Причина, по которой я говорю им притчами, та, что они, не понимая внутреннего смысла, иначе понять не могут. У Луки сказано: Вам дано знать внутренний смысл царства Божия, а остальным — в примерах.

___________

Ὁ ἔχων ὦτα ἀϰούειν, ἀϰοέυτω.

Καὶ ἀναπληροῦται ἐπ’ αὐτοῦ ἡ προφητεία Ἠσαΐου, ἡ λέγουσα Ἀϰοῆ ἀϰούσετε, ϰαὶ οὐ μὴ συνῆτε˙ ϰαὶ βλέποντες βλέψετε, ϰαὶ οὐ μὴ ἴδητε.

Ἐπαχύνϑη γὰρ ἡ ϰαρδία τοῦ λαοῦ τούτου, ϰαὶ τοῖς ὠσἰ βαρέως ἤϰουσαν, ϰαὶ τοὺς ὀφϑαλμοὺς αὐτῶν ἐϰάμμυσαν˙ μὴ ποτε ἴδωσι τοῖς ὁφϑαλμοῖς ϰαὶ τοῖς ὠσὶν ἀϰούσωσι, ϰαὶ τῇ ϰαρδί συνῶσι, ϰαὶ ἐπιστρέψωσι, ϰαὶ ἰάσομαι αὐτούς.

Ὑμῶν δέ μαϰάριοι οἱ ὀφϑαλμοί ὅτι βλέπουσι˙ ϰαὶ τά ὦτα ὑμῶν. ὅτι ἀϰούει.

Ἀμὴν γὰρ λέγω ὑμῖν, ὅτι πολλοὶ προφῆται ϰαὶ δίϰαιοι ἐπεϑύμησαν ἰδεῖν ἃ βλέπετε, ϰαὶ οὐϰ εἶδαν˙ ϰαὶ ἀϰοῦσαι ἃ ἀϰούετε, ϰαὶ οὐϰ ἤϰουσαν.

Ὑμεῖς οὖν ἀϰούσατε τὴν παραβολὴν τοῦ σπείραντος.

Ὁ σπόρος ἐστὶν ὁ λόγος τοῦ θεοῦ.186

187 Παντὸς άϰούοντος τὸν λόγον τῆς βασιλείας ϰαὶ μή συνιέντος, ἔρχεται ὁ πονηρὸς ϰαὶ ἀρπάζει τὸ ἐσπαρμένον ἐν τῆ ϰαρδίᾳ αὐτοῦ˙ οἷτός ἐστιν ὁ παρὰ τὴν ὁδὸν σπαρείς.

Ὁ δὲ ἐπι τὰ πετρώδη σπαρείς, οὖτός ἐστιν ὁ τὸν λόγον ἀϰούων ϰαὶ εὐϑὺς μετὰ χαρᾶς λαμβάνων αὐτόν˙

Οὐϰ ἔχει δὲ ῥίζαν ἐν ἑαυτῷ, ἀλλὰ πρόσϰαιρός ἐστι˙ γενομένης δὲ θλίψεως ἢ διωγμοῦ διὰ τὸν λόγον, εὐϑὺς σϰανδαλίζεται.

Ὁ δὲ εἰς τὰς ἀϰάνϑας σπαρείς, οὗτός ἐστιν ὁ τὸν λόγον ἀϰούων˙ ϰαί ἡ μέριμνα τοῦ αἰῶνος τούτου, ϰαὶ ἡ ἀπάτη τοῦ πλούτου συμπνίγει τὸν λόγον, ϰαὶ ἄϰαρπος γίνεται.

Ὁ δὲ ἐπὶ τὴν γῆν τὴν ϰαλὴν σπαρείς, οὗτός ἐστιν ὁ τὸν λόγον ἀϰούων, ϰαὶ συνιῶν˙ ὃς δή ϰαρποφορεῖ, ϰαὶ ποιεῖ, ὁ μὲν ἐϰατὸν ὃ δὲ ἑξήϰοντα, ὃ δέ τριάϰοντα.

Βλέπετε οὖν πῶς ἀϰούετε˙ ὃς γὰρ ἂν ἔχῃ, δοϑήσεται αὖτῷ˙ ϰαὶ ὃς ἂν μὴ ἔχῃ, ϰαὶ ὃ δοϰεῖ ἔχειν, ἀρϑήσεται ἀπ’ αὐτοῦ.

Мф. XIII, 9. Кто имеет уши слышать, да слышит!

Кто имеет смысл, тот поймет.

14. И сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: слухом услышите, и не уразумеете; и глазами смотреть будете; и не увидите.

И исполняется на них предсказание пророка Исаии: Слухом услышите, а не поймете, и глазами глядеть будете, и не увидите.

15. Ибо огрубело сердце людей сих, и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы я исцелил их. (Исаия, 6, 9, 10.)

Потому что зажирело сердце у народа этого и зажмурили они глаза так, что не видят глазами, и ушами не слышат, и в сердце не принимают, чтоб не обратиться и чтоб я не исцелил их.

16. Ваши же блаженны очи, что видят, и уши ваши, что слышат.

Ваши же глаза блаженны, — что видят, и уши, — что слышат.

17. Ибо истинно говорю вам, что многие пророки и праведники желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали.

Верно говорю вам, что пророки и святые желали знать то, что вы видите, и не могли познать, и слышать то, что вы слышите.

187 188

18. Вы же выслушайте значение притчи о сеятеле.

Вы теперь1 поймите притчу о сеятеле.

Лк. VIII, 11. Семя есть слово Божие.

Семя — это разумение Бога.

Мф. XIII, 19. Ко всякому, слушающему слово о царствии и не разумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его; вот кого означает посеянное при дороге.

Когда человек слышит учение о царстве Божием и не принимает в сердце свое, — враг приходит и похищает то, что посеяно было в сердце его. Это семя, посеянное при дороге.

20. А посеянное на каменистых местах означает того, кто слышит слово и тотчас с радостию принимает ого;

Что на камне посеяно, это тот, кто слышит учение царства Бога, понимает учение и потом с радостью принимает его в сердце.

21. но не имеет в себе корня и непостоянен: когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняется.

Но не держит корня сам в себе, а только на время. И как придет теснота, обида из-за учения, тотчас же поддается обману.

22. А посеянное в тернии означает того, кто слышит слово, но забота века сего и обольщение богатства заглушает слово, и оно бывает бесплодно.

А то, что в репьи высеялось — это тот, кто учение понимает, но заботы светские и любовь2 богатства давит учение, и оно не приносит плода.

23. Посеянное же на доброй земле означает слышащего слово и разумеющего, который и бывает плодоносен, так что иной приносит плод во сто крат, иной в шестьдесят, а иной в тридцать.

А то зерно, что попало на хорошую землю, — это тот, кто понимает учение и принимает в сердце свое, то родит которое сам-сто, которое сам-шестьдесят, которое сам-тридцать.

Лк. VIII, 18. (Мф. XIII, 13, 12.) Итак, наблюдайте, как вы слушаете: ибо кто имеет, тому дано будет; а кто не имеет, у того отнимается и то, что он думает иметь.

Смотрите теперь, как понимаете. Кто держит,3 тому дастся: а кто не держит, и то, что кажется и есть в нем, и то у того отнимается.4

188 189


ПРИМЕЧАНИЯ

1) Οδν переводится: теперь и здесь имеет это значение.

2) В некоторых списках стоит ἀγάπη, т. е. любовь, что яснее и проще и правильнее.

3) ἔχειν значит держать. Выражение это похоже на поговорку и может относиться к ведру или мешку: «В крепкий мешок пересыпается, а из худого последнее высыпается».

4) Стих этот я беру из Матфея и Луки, где он одинаков.

___________

Ученики спрашивают: К чему он говорит эти притчи, что он хочет сказать ими?

И Иисус отвечает: То, что одним вам дано понимать царство Божие, как зернам, попавшим на хорошую землю. Другим же, как пропадающим зернам, не дано. И вам дано, как зерну в доброй земле, увеличиться, а у них отнимается и та жизнь, которая, казалось, что есть в них, как уничтожается зерно на дороге, камне и в репьях. Вот это-то я и говорю в притчах, потому что они не видят, не понимают своего блага. Они, как те люди, про которых говорит Исаия, что Бог наказал их тем, что они глядя не видят и слушая не слышат. Сердце людей этих ожирело, и оттого они не понимают того, что пред ними. Вы счастливы, что понимаете.

Такое значение притчи с внешней стороны, но внутренний смысл совсем другой. И Иисус объясняет внутренний смысл.

Внешний смысл притчи тот, что для Бога одни люди предопределены к смерти, другие к жизни. Внутренний же смысл тот, что нет предопределения, но каждый может удержать разумение и приобресть его с избытком.

Упавшее на дорогу — это: равнодушие, пренебрежение к разумению, и потому Иисус предостерегает от равнодушия и пренебрежения и говорит, что люди должны делать усилие, чтобы принять в сердце разумение.

Упавшее на камни — это слабость, и потому Иисус предостерегает от нее и указывает на то, что человек должен сделать усилие, чтобы не поколебаться от обид и гонений.

Репьи — это заботы мирские, и Иисус предостерегает и указывает на то, что человек должен сделать усилие, чтобы откинуть их.189

190 Хорошая земля — это понимание и исполнение, несмотря на обиды и заботы. И Иисус указывает на то, что кто сделает это усилие и исполнит, тот получит жизнь с избытком.

___________

Πάλιν ὁμοία ἐστὶν ἡ βασιλεία τῶν οὐρανῶν θησαυρῷ ϰεϰρυμμένφ ὲν τῷ ἀγρῷ, ὃν εὑρὼν ἄνϑρωπος ἔϰρυψε, ϰαὶ ἀπὸ τῆς χαρᾶς αὐτοῦ ῦπάγει, ϰαὶ πάντα ὅσα ἔχει, πωλεῖ, ϰαὶ ἀγοράζει τὸν ἀγρὸν εϰεῖνον.

Πάλιν ὁμοία ἐστὶν ἡ βασιλεία τῶν οὐρανῶν ἀνϑρώπφ ἐμπόρφ, ζητοῦντι ϰαλοὺς μαργαρίτας˙

Ὃς εὐρὼν ἕνα πολύτιμον μαργαρίτην, ἀπελϑὼν πέπραϰε πάντα ὅσα εἶχεν, ϰαὶ ἠγόρασεν αὐτόν.

Мф. ΧΙΙI, 44. Еще подобно царство небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, нашедши, человек утаил и от радости о нем идет и продает всё, что имеет, и покупает поле то.

Царство Божие, как клад, спрятанный в поле. Человек нашел клад и скрыл его (опять). И от радости того, что нашел, идет, и всё, что у него продает, и покупает то поле.

45. Еще подобно царство небесное купцу, ищущему хороших жемчужин,

Еще царство небесное, как когда купец скупает дорогие каменья.

46. который, нашедши одну драгоценную жемчужину, пошел и продал всё, что имел, и купил ее.

И, найдя один драгоценный камень, идет, продает все (прежние), какие имел, и покупает тот.

Царство Божие подобно желающему иметь жемчужину или сокровище, про которое он знает, что зарыто на поле. И, узнав об этом, продает всё, чтобы приобрести жемчужину и поле.

___________

Ὁμοία ἐστιν ἡ βασιλεία τῶν οὐρανῶν ϰόϰϰφ σινάπεως, ὃν λαβὼν ἄνϑρωπος ἔσπειρεν ἐν τῷ ἀγρῷ αὐτοῦ, ὃ μιϰρότερον μέν ἐστι πάντων τῶν σπερμάτων˙ ὅταν δὲ αὐξηϑῇ, μεῖζον τῶν λαχάνων ἐστί ϰαὶ γίνεται δένδρον, ὥστε ἐλϑεῖν τὰ πετεινὰ τοῦ οὐρανοῦ, ϰαὶ ϰατασϰηνοῦν ἐν τοῖς ϰλάδοις αὐτοῦ.

Мф. XIII, 31. Царство небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем,

Царство небесное — как березовое семечко; захватив, высеял его человек на своем поле.

190 191

32. которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его.

Хоть и меньше всех семян, когда вырастет, больше всякой травы будет и станет дерево, и птицы пернатые будут вить на ветвях его гнезда.

___________

ЦАРСТВО БОГА
Общее изложение главы третьей

Иисус объявляет, что царство Божие пришло, между тем не произошло никакого видимого явления.

Объявляет ученикам, что отныне небо отверзто и между небом и людьми постоянное общение.

Объявляет, что отдаляться от развратников и развратниц не нужно, что они не виноваты, виноваты только те, которые думают, что они хороши, потому что исполняют закон Божий.

Объявляет, что очищений никаких внешних не нужно, что сквернит только то, что изнутри выходит, что только дух очищает.

Объявляет, что субботы соблюдать не нужно, что соблюдение это глупо и лживо, что суббота есть установление человеческое.

Объявляет, что не только постов не нужно, но что все старые внешние обряды только пагубны для его учения.

Наконец, объявляет, что служить Богу жертвами ненужно. Не нужно ни быков, ни овец, ни голубей, ни денег, самого храма не нужно; что Бог есть дух, что он хочет не жертв, а любви, что ему надо служить — всем, всегда, везде — в духе и делом.

Увидав и услыхав всё это, фарисеи пришли к Иисусу и стали спрашивать его, как же он, отрицая Бога, проповедует царство Божие? И он отвечал им: «Царство Божие, как я проповедую, не такое, какое проповедывали прежние пророки. Они говорили, что придет Бог с различными видимыми явлениями, а я говорю про такое царство Божие, которого пришествия нельзя видеть.

«И если скажут вам, вот оно пришло или придет, или вот оно здесь, вы им не верьте. Царство Божие не во времени и не в месте в каком-нибудь, оно, как молния, и здесь, и там, и191 192 везде — и нет ему ни времени, ни места, потому что вот оно где: оно внутри вас».

И после этого фарисей, старшина еврейский, Никодим, пришел к Иисусу тайно и говорит: «Ты учишь, что пришло царство Бога и что оно внутри нас, а не велишь поститься, приносить жертвы, храм уничтожил, какое же твое царство Божие, где же оно?»

И Иисус отвечал ему: «Пойми ты, если человек зачат oт Бога отца, то он и увидит царство Божие».

Никодим не понял того, что Иисус сказал, что всякий человек уж зачат от Бога, и сказал: «Как же может человек, если он зачат от плоти отца и состарелся, опять влезть в утробу матери и снова зачаться от духаБога?»

И Иисус отвечал ему: «Пойми ты, что говорю: я говорю, что человек, кроме плоти, зачат еще от духа, и потому всякий человек — от плоти и духа, и потому всякий может войти в царство Божие. От плоти — плоть. От плоти не может родиться дух, только от духа может быть дух. Дух это то, что живет в тебе, и живет свободно и разумно, и то, чему ты не знаешь ни начала, ни конца. И это чувствует в себе всякий человек. И потому чему же ты удивился, что я сказал тебе, что мы должны быть зачаты с неба, от Бога — от духа?»

Никодим сказал: «Все-таки не верю, чтобы это могло быть так».

Тогда Иисус сказал ему: «Какой же ты учитель, если не понимаешь этого? Пойми ты, что я не мудрости какие-нибудь толкую, я толкую то, что мы все знаем, уверяю в том, что мы все видим. Как же ты будешь верить в то, что на небе, если ты не веришь в то, что на земле, что в тебе самом. На небе ведь никто не был, а есть только на земле, в человеке сын Бога дух, тот самый, который и есть Бог.

«Вот этого-то самого сына Бога в человеке и надо почитать, как вы почитали Бога, как Моисей в пустыне возвеличил не плоть змеи, а образ ее, и образ этот сделался спасением людей. Так точно надо возвеличить сына Бога в человеке, не плоть человека, а сына Бога в человеке, чтобы люди, полагаясь на него, не знали бы смерти, а имели бы жизнь невременную в царстве Божием.

«Бог ведь не для погибели, а для блага мира дал сына своего, такого же, как он. Он дал ведь его для того, чтобы всякий,192 193 полагаясь на него, не погибал, а имел бы жизнь невременную. Ведь не затем же он произвел сына своего — жизнь в мир людей, чтобы уничтожить мир людей, но он затем произвел сына своего — жизнь, чтобы мир людей был жив им и в царстве Бога.

«И кто полагается на сына, тот в царстве Бога — во власти Бога, а кто не полагается, тот сам себя уничтожает тем, что не положился на то, что есть жизнь. Уничтожение в том и состоит, что жизнь пришла в мир, но люди сами идут прочь от жизни. Жизнь есть свет людей. Свет пришел в мир, но люди предпочли тьму свету и не идут к свету. Свет есть разумение, а потому кто дурное делает, тот избегает света разумения, чтобы не видны были его дела, и тот уходит из царства Бога — власти Бога.

«А кто в правде живет, тот идет к свету, чтобы видны были дела его, и тот остается во власти Бога».

В словах к фарисеям и беседе с Никодимом Иисус объясняет, что он разумеет под царством Божиим и под Богом.

И Бог и царство Божие — в людях. Бог — это неплотское начало, которое дает жизнь человеку. Это неплотское начало он называет сыном Бога в человеке, — сыном человеческим. Сын человеческий есть разумение. Его надо возвысить, обоготворить и жить им. Люди, делающие дурное — погибают; люди, делающие правду — живут. Кто живет в разумении, тот живет невременно; кто не живет в нем, тот не живет, а погибает.

Что же такое этот Бог отец, не творец всего и не отдельный от мира Бог, как прежде разумели его евреи? Как понимать этого Отца, сын которого в человеке, и как понимать его отношение к людям?

На это Иисус отвечает притчами.

«Царство Бога надо понимать не так, как вы думаете, что для всех людей в какое-нибудь время и в каком-нибудь месте придет царство Бога, а так, что во всем мире всегда одни люди, те, которые полагаются на сына Бога, — делаются сынами царства, а другие, которые не полагаются на него, — уничтожаются».

Бог дух, отец того духа, который в человеке, есть Бог и отец только тех, которые признают себя его сынами. И потому для Бога существуют только те, которые удержали в себе то, что он дал им.193

194 И стал Иисус им толковать про царство Бога, и толковал oн это примерами. Он сказал:

«Бог отец сеет в мире жизнь разумения, всё равно как хозяин сеет семена на своем поле. Он сеет по всему полю, не разбирая, какое куда попадет. И вот попадают одни зерна на дорогу, и прилетят птицы и поклюют. А другие на камни, и на камнях хотя и прорастут, да повянут, потому что укорениться негде. А еще иные попадают в полыни, и полыни задавят хлеб, и взойдет колос, да не нальет. А иные попадут на хорошую землю, те всходят и наверстывают за пропащие зерна и выколашиваются и наливают, и какой колос дает сам-сто, какой сам-шестьдесят, какой сам-тридцать.

«Так-то и Бог рассеял разумение в людях. В иных оно пропадает, а в иных родится сторицею, и они-то составляют царстве Бога.

«Так царство Бога не такое, как вы думаете, что придет Бог царить над вами. Бог только сеет разумение, и царство Божие будет в тех, кто возьмет его. А Бог не правит людьми.

«Как хозяин бросит семена в землю, а сам и не думает о них; семена сами бухнут, прорастают, выходят в зелень, в трубку, в колос и наливают зерно. И только когда поспело, хозяин посылает серпы, чтобы сжать ниву.

«Так и Бог дал сына своего, разумение, миру, и разумение само растет в мире, и сыны разумения составляют царство Бога.

«Как баба пустит в дежу закваску и смешает с мукой, она уж не ворочает ее, а ждет, чтобы она сама закисла и поднялась.

«Пока люди живут, Бог не вступается в их жизнь. Бог дал в мир разумение, и разумение само живет в людях и составляет царство Бога. Бог дух есть Бог жизни и добра, и потому для него нет ни смерти, ни зла. Смерть и зло есть для людей, а не для Бога.

«Царство Бога вот к чему применить: хозяин посеял хорошие семена на своем поле. Хозяин — это дух Бога, поле — это мир, семена — это сыны царства Бога. Вот лег хозяин спать, и пришел враг и насеял в поле кистерю. Враг — это соблазн, кистерь — это сыны соблазна. Вот пришли к хозяину работники и говорят: или ты плохие семена сеял, у тебя на поле много кистерю вышло. Пошли нас, мы выполем. А хозяин говорит: не надо, а то вы станете полоть кистерь да и потопчете пшеницу. Пускай растут вместе, придет жатва, тогда велю жнецам отобрать кистерь и сожгу, а пшеницу уберу в сарай.194

195 «Жатва — это конец жизни людской, а жнецы — это сила Божия. И как сожгут кистерь, а пшеница очистится и соберется, так я при конце жизни пропадет всё, что было обман времени, а останется одна настоящая жизнь в духе. Для Бога зла нет. Бог блюдет то, что нужно ему, — то, что его; а что не от него, того нет для него.

«Царство Божие — как невод. Невод протянут по морю, и захватят всякой рыбы. А потом, когда вытащат, отберут негодных и кинут в море. Так будет и при конце века. Сила Божия отберет хорошее, а дурное бросится».

И как он кончил говорить, стали у него ученики спрашивать, как понимать эти притчи.

И он сказал им: «Притчи эти надо понимать надвое. Ведь все притчи эти я говорю к тому, что есть одни, как вы, ученики, мои, одни, которые понимают, в чем царство Божие, — понимают, что царство Божие внутри каждого, понимают, как войти в него; а другие не понимают этого. Другие глядят и не видят, и слушают и не понимают. Потому что ожирело их сердце.

«Вот я говорю этими притчами надвое: и тем и другим. Тем я говорю, что такое для Бога его царство, говорю про то, что одни вступают в царство, другие не вступают, и они могуг понимать это. Вам же я говорю о том, как войти в царство Бога. И вы смотрите, понимайте как следует притчу о сеятеле. Для вас притча вот что значит:

«Всякий, кто слушает учение о царстве Божием, но не принимает его в сердце, к тому приходит обман и уничтожает из сердца его учение — это семя, посеянное на дороге. На камне посеянное — это тот, кто услышит учение и с радостью примет. Но нет в нем корня, на время только принимает, а найдет теснота, обида из-за учения, тотчас обижается. В полынях посеянное — это тот, кто учение слышит, но заботы мирские и жадность к богатству душат учение и не дает плода. А на хорошей земле — это тот, кто учение слышит и понимает, и плод родит кто сам-сто, кто сам-шестьдесят, кто сам-тридцать. Потому кто держит, тому дастся многое, а кто не держит, у того последнее отнимется. И потому смотрите, как понимаете притчи. Понимайте так, чтобы не поддаваться обманам, обидам, заботам, а чтобы принести плод сам-сто и вступить в царство Бога.195

196 «Царство небесное в душе разрастается из ничего, но дает всё. Оно, как семечко березовое, самое маленькое из зерен, когда же вырастет, то больше всех деревьев, и птицы небесные вьют на нем гнезда».

После этого пришли ученики Иоанна спросить у Иисуса, тот ли он, про которого Иоанн говорил: открывает ли он царство Божие и обновляет ли он людей духом?

Иисус отвечает и говорит: «Посмотрите, послушайте и расскажите Иоанну, наступило ли царство Божие и обновляются ли люди духом. Расскажите ему, как я проповедаю царство Бога. В пророчествах сказано, что когда наступит царство Бога, то все люди будут блаженны; ну и скажите ему, что мое царство Бога такое, что нищие блаженны и что всякий, кто слушает меня, делается блажен».

И, отпустив учеников Иоанна, Иисус начал толковать народу о том, какое царство Божие возвещал Иоанн.

Он сказал: «Когда вы ходили креститься к Иоанну в пустыню, чего вы ходили смотреть? Если бы вы хотели смотреть на человека, разодетого в богатую одежду, так ведь эти здесь в дворцах живут. Так чего же вы не видали в пустыне? Вы думаете, что вы ходили затем, что Иоанн был пророк? Не думайте этого. Иоанн был не пророк, а он был тот, про которого писали пророки. Он тот, который возвестил пришествие царства Божия. Верно говорю вам: не рожался человек больше Иоанна. Он был в царстве Божием, и потому он был выше всех. Закон и пророки — всё это нужно было до Иоанна. А с Иоанна и по сие время возвещается, что царство Божие на земле, и кто сделает усилие, тот входит в него. Законники и фарисеи не поняли того, что возвещал Иоанн. И они ни во что сочли его. Эта порода — законники и фарисеи, — что сами выдумают, то только и считают правдой. Они долбят свой закон и слушают друг дружку. А что Иоанн говорил, что я говорю, — они не слышат и не понимают. Из того, что говорил Иоанн, они поняли только то, что он постился в пустыне, и говорят: в нем бес. Из того, что я говорю, они поняли только то, что я не пощусь и говорят: он ест и пьет с откупщиками и развратникам друг. Они, как ребята на улице, друг с дружкой болтают и дивятся, что никто их не слушает. Видна их мудрость по делам их. Ведь всё, что я учу делать, — всё это легко и просто, потому что царство Бога возвещается как блаженство».

Глава четвертая
НАГОРНАЯ ПРОПОВЕДЬ

НИЩИЕ И БОГАТЫЕ

Καὶ περιῆγεν ὁ Ἰησοῦϛ τὰς πόλεις πάσας ϰὰὶ τὰς ϰώμας διδάσϰων ἐν τοῖς συναγωγαῖς αὐτῶν, ϰαὶ ϰηρύσσων τὸ εὐαγγέλιον τῆς βασιλείας, ϰαὶ θεραπεύων πᾶσαν νόσον ϰαὶ πᾶσαν μαλαϰίαν ἐν τῷ λαῷ.

Мф. IX, 35. И ходил Иисус по всем городам и селениям, уча в синагогах их, проповедуя евангелие Царствия и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях.

И обходил Иисус все города и все села и учил в собраниях и, разглашая, возвещал присутствие Бога.1

ПРИМЕЧАНИЕ

1) Я пропускаю слова «лечил все болезни» как ненужные и относящиеся к чудесным доказательствам истинности учения.

___________

Ἰδὼν δὲ τοὺς ὄχλους, ἐσπλαγχνίσθη περὶ αὐτῶν, ὅτι ἦσαν ἐσϰυλμένοι ϰαὶ ἐῤῥιμμένοι ὡσεἰ πρόβατα μὴ ἔχοντα ποιμένα.

Τότε λέγει τοῖς μαθηταῖς αὐτοῦ, Ὁ μὲν θερισμὸς πολύς, οἱ δὲ ἐργάται ὀλίγοι·

Δεήθητε οὖν τοῦ ϰοριου τοῦ θερισμοῦ, ὅπως ἐϰβάλη̣ ἐργάτας εἰς τὸν θερισμὸν αὐτοῦ.

Ἰδὼν δὲ τοὺς ὄχλους, ἀνέβη εἰς τὸ ὄρος· ϰαὶ ϰαθίσαντος αὐτοῦ, προσῆλθον αὐτῷ οἱ μαθηταὶ αὐτοῦ.

Καὶ αὐτὸς ἐπάρας τοὺς ὀφθαλμοὺς αὐτοῦ εἰς τοὺς μαθητὰς αὐτοῦ ἔλεγεν Μαϰάριοι οἱ πτωχοὶ ὅτι ὑμετέρα ἐστὶν ἡ βασιλεία τοῦ θεοῦ.

Μαϰάριοι οἱ πεινῶντες νῦν ὅτι χορτασθήσεσθε.

197 198

Мф. IX, 36. Видя толпы народа, он сжалился над ними, что они были изнурены и рассеяны, как овцы, не имеющие пастыря.

Глядя на народ, Иисус болел о них, что они как шелудивые овцы без пастуха.

37. Тогда говорит ученикам своим: жатвы много, а делателей мало;


38. Итак, молите господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву свою.


Мф. V, I. Увидев народ, он взошел на гору; и когда сел, приступили к нему ученики его.

И, увидев народ, Иисус взошел на гору и сел там, и подошли к нему ученики его.

Лк. VI, 20. (Мф. V, 3.) И он, возведши очи свои на учеников своих, говорил: блаженны нищие духом, ибо ваше есть царствие Божие.

И, подняв глаза на учеников,1 сказал: счастливы нищие,2 бродяги, потому что ваше3 царство Бога.

Лк. VI, 21. (Мф. V, 6.) Блаженны алчущие ныне, ибо насытитесь.

Счастливы те, что голодны теперь, — вы насытитесь.4)

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Надо не забывать, что как по Матфею, где сказано, что перед тем, как Иисус начал говорить, «ученики подошли к нему», так и по Луке, где сказано, что, «подняв глаза на учеников, он начал говорить», — надо не забывать, что Иисус говорит народу, но речь свою обращает к ученикам, и по Луке говорит им: «Блаженны вы нищие», разумея их так же, как и себя, — нищими, бродягами.

2) У Матфея стоит: πτωχοὶ τῷ πνεύματι; у Луки (в греческом тексте) просто πτωχοί . У Луки ли пропущено πνεύματι, или у Матфея прибавлено? Чтобы решить это, надо прежде понять, что значит в этом месте πνεύματι.

Вот что говорят церковные объяснения на слово «духом» (Толк. Ев. архм. Мих. Ев. Мф., стр, 66).198


199 Блаженны: Какое блаженство здесь разумеется — показывают объяснения, следующие за каждым изречением блаженны, т. е. блаженство царства мессии.

Нищие духом: — бедные духом. Быть бедным духом — значит, иметь смиренное понятие о своих духовных качествах, уничтожить себя, считать себя грешником, вообще бедный духом есть смиренный, качество противоположное гордости, тщеславию или самолюбию. Поелику Адам пал от гордости, возмечтав быть Богом, то Христос восставляет нас посредством смирения (Феофилакт, ср. Злат.). Присовокупил духом, чтобы ты разумел смирение, а не бедность (Иероним).

Для чего же не сказал смиренны, а нищие? Потому что последнее выразительнее первого (Злат.). Таковым принадлежит царство небесное, т. е. они способны и достойны получить блаженство в царстве небесном: ибо смиренный, сознавая свою греховность и недостоинство, вполне предается водительству божественной благодати, нисколько не надеясь на свои духовные силы, и благодать приводит его к царству. Смирение есть дверь в царство небесное.


Вот что говорит Рейс (Нов. Зав., т. I, стр. 195):


Вообще эти заповеди блаженства превозносят положение тех, которые предпочитают утехам мира сего жизнь в Боге и мир с небом. Опыт показывает, что выбор этот бывает болезненен и труден, ибо слабость человеческая наталкивается на два соблазна, равно ужасные и опасные. С одной стороны, человек встречает противодействие мира, который отвечает лишь презрением и ненавистью людям, которые ему чужды; с другой стороны, естественная гордость ума и дурные наклонности сердца тревожат нас непрестанно и отклоняют нас от пути спасения. Вот почему Иисус называет счастливыми тех, которые сумеют избегнуть этих соблазнов, сдержат свои порочные стремления, признают свое естественное несовершенство, станут выше обольщений и угроз развратного и враждебного мира и перенесут все те испытания и скорби, к которым должно привести их решение, мужественно принятое и доведенное до конца.


Всё это, может быть, глубокомысленно, но всё это мысли Феофилактов, Иеронимов, Рейсов, но не Христа. Ибо если бы в этом месте Христос хотел сказать о смирении, то он и сказал бы это ясно, как он говорил во многих и многих местах.

Здесь же Иисус, очевидно, ничего не хотел говорить о смирении, во-1-х, потому, что нищета духа, т. е. соединение слов πτωχοὶ τῷ πνεύματι, не имеет никакого смысла. Πτωχός значит собственно: нищий, бездомовник, бродяга без того презрительного значения, которое приписывается этому слову, и потому нельзя сказать: «бродяга духом».

Bo-2-x, потому, что всё Евангелие учит о том, что надо возвысить дух, жить духом. Каким же образом Иисус скажет, что блаженны те, которые бедны духом?199

200 В-З-х, у Матфея сказано: блаженны вообще нищие духом, а потом в числе этих блаженств перечисляются другие, вытекающие из этого состояния блаженства. Между тем «алчущие правды» никак не соединяется с понятием смирения. Если понятие «алчущие правды» и не противоположно понятию смирения, то уже никак не вытекает из смирения.

В-4-х, все следующие блаженства, — потому что только к первому блаженству прибавлены слова: их-то есть царство Божие, — очевидно, должны разъяснить блаженства, вытекающие из первого. Но понятия: алчущие правды, милостивые, чистые сердцем — не вытекают из понятия смирения.

В-5-х, награды, обещаемые за перечисляемые свойства, противоположны понятию смирения: увидят Бога, получат землю, нарекутся сынами Бога.

Из этого видно, что перевод πτωχοὶ τῷ πνεύματι «смиренными» совершенно неправилен и невозможен, что два слова эти в соединении своем не имеют никакого значения.

Какое же имеет значение πτωχοί без πνεύματι?

По Луке Иисус говорит: Блаженны вы, бродяги, потому что вы в царствии Божием.

1) Значение этих слов может быть весьма несогласно с суждениями Иеронима и богатого юноши и всех нынешних и прежних богачей, называющих себя христианами и носителями истин христианских, но значение это совершенно филологически точно. Иисус говорит, что по учению его блаженны бродяги, то самое, что он поручил сказать Иоанну, когда его спросили, о чем его учение.

2) Значение это совершенно согласно с последующею речью, в которой перечисляются те беды, которые испытывают бродяги, — по Луке: горе, голод и гонения.

3) Значение это совершенно согласно со всем смыслом учения до и после Нагорной проповеди и со всей Нагорной проповедью.

Иоанн был нищий, бродяга. Иисус всю жизнь был бродягой. Иисус и учит, что богатым нельзя войти в царство Божие, что надо отвергнуться от всего и т. п.; и вся Нагорная проповедь почти только об этом и говорит. И начинается Нагорная проповедь тем, что блаженны бродяги, и кончается тем, что не надо собирать, а жить, как птицы и цветы полевые.200

201 Из всего этого ясно, что слово πνεύματι не пропущено у Луки, но прибавлено у Матфея.

Но зачем и как прибавлено это слово?

Могло быть то, что в какой-нибудь версии было сказано: Блаженны духом нищие = μαϰάριοι οἱ πτωχοὶ τῷ πνεύματι, т. е. что нищие — бродяги все-таки блаженны духом. Этим можно объяснить появление в этом месте неожиданного слова πνεύματι. При переписках же и передачах понятно, что люди, руководимые тем же чувством, которое охватило и богатого юношу, когда он узнал, что царство Божие принадлежит бездомовникам, перенесли это πνεύματϰ к πτωχοί и, как Иероним, объяснили, что Иисус нарочно присовокупил «духом», чтобы понимали, что не бедные, а смиренные. Получившийся темный смысл этих первых слов у Матфея сделал то, что при переписках в эти же первые стихи вошли у Матфея изречения, вовсе не подходящие к первому блаженству, именно: стихи 5, 6, 7, 8, 9.


Мф. V, 5. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.

6. Блаженные алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.

7. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.

8. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.

9. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.


Мысли, выраженные в этих стихах, не говоря уже о неясности некоторых и о том, что изречения эти суть повторения изречений Ветхого Завета, мысли эти ничего не выражают такого, что бы не выражено было в других местах Евангелия более у места и сильнее; здесь же они, очевидно, не в своем месте и вставлены случайно.

Для того неясного смысла, который получается от 3-го стиха, при прибавлении слова «духом», они могли быть вставлены, но при том ясном смысле, который дает версия Луки, они, очевидно, излишни, не у места и нарушают смысл. И потому я пропускаю как непонятное слово πνεύματι, так и вставленные стихи. Для того, чтобы ясно было, что пропуск этот ничего не изменяет в смысле проповеди и не вносит никаких новых мыслей, выписываю здесь толкование на это место церкви и Рейса. И в том и в другом видно, что толкователи изобретают смысл, который бы можно было подвести под самые неясные и незначительные слова. (Толк. Ев. архм. Мих., стр. 67—70.)


Кроткие: Кротость выражается особенно в терпеливом перенесении обид, причиняемых другими. Это — не слабость характера, не пренебрежение201 202 своими правами законными, не трусость, но свойство, противоположное гневу, злобе и мстительности. Кроткий, перенося обиды, убежден, что Бог, по своему правосудию, сам отмстит за его оскорбление, если то нужно (Рим. XII, 19). Кротость рождает мир и укрощает гневливость и свары.

Наследуют землю: образное выражение, заимствованное, вероятно, от наследования иудеями земли обетованной. Обетование наследовать землю Ханаанскую было выражением благоволения, высоких благ. Таким образом, это выражение в рассматриваемом месте означает не то, что кроткие получат в наследие владения земли, но что они получат высшие благословения, высшие блага, особенно в будущей жизни. Не исключаются здесь, впрочем, и блага чувственные в сей жизни.

Так как кроткий человек может подумать, что он теряет свое имущество, то Христос обещает противное, говоря, что кроткий безопасно владеет своим имуществом, он ни дерзок, ни тщеславен; кто же, напротив, будет таковым, тот лишится и наследственного имения и даже погубит и самую душу. Посему обетование спасителя означает, что кроткие в царствии его получают блага, какие он принесет с собою и здесь, на земле, и в горней земле, в царстве небесном.

Алчущие и жаждущие правды: алчба и жажда служат образом сильного желания получить то или другое благо духовное. Правда есть правота перед Богом или оправдание перед судом правды Божией, совершаемое господом Иисусом и усвояемое человеком верою в его искупительное действие.

Алкать и жаждать правды означает, таким образом, сильное, подобное телесной алчбе жажде, желание быть праведным, или оправданным перед Богом верою в господа Христа, как искупителя мира. Насытятся, т. е. сею правдою; оправдание будет даровано им в царстве мессии, они достигнут его, будут приведены. Если разуметь здесь правду в тесном смысле слова, как тот вид правды, который противоположен любостяжанию, то под насыщением можно разуметь и чувственную награду, «ибо кто любит справедливость, владеет всем безопасно» (Злат., ср. Феоф.). Они насытятся и здесь, потому что довольны малым, а гораздо более в жизни будущей (Афан. Велик.).

Милостивые: те, которые, будучи тронуты несчастиями и вообще страданиями других, помогают им, чем могут, своими стяжаниями или советами, или благоснисхождением к их немощам, или вообще тем, в чем ближний имеет нужду. За то они сами помилованы будут. Господь сам за их милосердие будет милосерд к ним. Он примет их в свое царство, что само по себе служит знаком великого милосердия Божия к человеку и ущедрит их более, чем они ущедряли других (ср. Мф. 10, 42; 25, 34—40 и т. д.).

Впрочем, они помилованы будут еще и здесь от людей. Ибо, кто вчера оказывал милость и сегодня пришел в бедность, тому все будут оказывать милость (Феоф.).

Чистые сердцем: те, которых действия, мысли, намерения и нравственные правила деятельности чисты, бескорыстны, правдивы, вообще люди, соблюдающие духовную чистоту, которые приобрели всецелую чистоту202 203 и не сознают за собою никакого лукавства, или которые в целомудрии проводят жизнь: ибо для того, чтобы видеть Бога, мы ни в чем столько не имеем нужды, как в этой добродетели (Злат.).

Бога узрят не только в духовном созерцании, но и телесными очами в его явлениях и не только в будущем веке, когда они вместе со всеми святыми будут наслаждаться лицезрением Божиим, но и в настоящем, когда они по чистоте своего сердца более других способны в собственной слепоте своей видеть Бога и вступать в общение с ним. Как зеркало тогда отражает образы, когда чисто, так и может созерцать Бога и разуметь писание только чистая душа (Феоф., ср. Афан. Вел.). Это обетование не противоречит тем местам писания, в которых говорится о невозможности для человека видеть Бога (Исх. 33, 20; Ин. 1, 18; 6, 46; 1 Тим. 6, 16 и др.), ибо в сих последних местах говорится о полном видении или познании Бога в его существе, что действительно невозможно, но о видении Бога человеком, насколько то возможно для сего последнего, часто говорится в писании: Ибо Бог открывается человеку в доступных ему образах, хотя сам в себе дух чистейший (Злат.).

Миротворцы: те, которые, живя в мире со всеми, употребляют свои средства, свое влияние для умиротворения людей в каких бы то ни было отношениях, предотвращают распри, раздоры, мирят противников и проч.

Сынами Божиими: все верующие суть дети одного Отца небесного, но особенно миротворцы (Мф. I, 1; Римл. 8, 17; Гал. 4, 5).

Бог есть Бог мира (1 Кор. 14, 33), те, кто производит мир между людьми, особенно в сем уподобляются Богу и в особенности достойны быть названы сынами Божиими. Они особенно уподобляются и богочеловеку, пришедшему на землю именно для того, чтобы примирить Бога и людей, и в сем случае суть истинные чадца богочеловека (ср. Злат. и Феоф.).

Нарекутся, т. е. будут действительно таковыми.


Рейс (стр. 196):


Мы полагаем, что можно бы было легко свести все качества истинного ученика Христова, перечисленные в рассматриваемом нами тексте, к одной основной и простой идее. Нищета духа не есть, собственно, ни материальная нищета, переносимая в благочестии, ни недостаток духовных сил. Она противополагается воображаемому богатству, — когда человек мнит себя нравственно совершенным или исполнившим свои обязанности перед Богом; сопутствуясь сознанием того, чего недостает человеку в этом отношении, она становится в виду этого богатым источником блага и истины. (Термин этот в подобном смысле часто употребляется в псалмах.) Другие качества не нуждаются в пояснениях; нам хотелось бы только указать на большую пригодность выражения преданные воле Божией, которое наши предшественники передают словами смирные и кроткие. Это последнее слово может быть принято, и оно, повидимому, вполне соответствует милосердию и склонности к миру. Но так как в первых предложениях речь идет скорее о религиозных, чем общественных отношениях, и так как всё здесь, собственно, сосредоточивается около той мысли, что надо поступать так, как это угодно Богу, то смирение духа выразится в подчинении высшей воле, а миролюбие проявится в самоотречении, в терпении, в отказе от задорной203 204 и самолюбивой борьбы с миром (см. ст. 38 и сл.). И само милосердие (которое в еврейском языке обозначается словом однозначащим с благотворительностью), может войти в тот же круг идей. Чистота сердца, естественно, является противоположностью чистоты внешней, законной, установленному порядку обязанностей гражданских или богослужебных. Наконец, праведность, которая в иудейском смысле есть не что иное, как точное исполнение определенных предписаний, в евангельском смысле (ст. 20) является внутренним совершенством, которое в последующей речи раскрывается в целом ряде примеров.


3) Ὅτι ὑμετέρα ἐστὶν... значит: для вас доступно, вы уже в царствии Божием, потому что вы бродяги. Для бродяг царство Божие открыто, доступно и закрыто от (богатых) богачей.

4) Χορτάζειν значит: мастить, откармливать, умаститься. Здесь оно значит полное удовлетворение в противоположность неполного удовлетворения едой, т. е. удоволить.

___________

Μαϰάριοι οἱ ϰλαίοντες νῦν ὅτι γελάσετε.

Μαϰάριοί ἐστε, ὅταν μισήσωσιν ὑμᾶς οἱ ἄνθρωποι, ϰαὶ ὅταν ἀφορίσωσιν ὑμᾶς, ϰαὶ ὀνειδίσωσιν, ϰαὶ ἐϰβάλωσι τὸ ὄνομα ὑμῶν ὡς πονηρὸν ἕνεϰα τοῦ αἱοῦ τοῦ ἀνθρώπου˙

Χαίρετε ἐν ἐϰείνῃ τῇ ἡμέρᾳ ϰαὶ σϰιρτήσατε˙ ἰδοὺ γὰρ ὁ μισθὸς ὑμῶν πολὺς ἐν τῷ οὐρανῷ˙ ϰατὰ τὰ αὐτὰ γὰρ ἐποίουν τοῖς προφήταις οἱ πατέρες αὐτῶν.

Πλὴν οὐαὶ ὑμῖν τοῖς πλουσίοις˙ ὅτι ἀπέχετε τὴν παράϰλησιν ὑμῶν.

Οὐαὶ ὑμῖν οἱ ἐμπεπλησμένοι νῦν ὅτι πεινάσετε. Οὐαὶ ὑμῖν οἱ γελῶντε; νῦν ὅτι πενθήσετε ϰαὶ ϰλαύσετε.

Οὐαὶ ὑμῖν ὅταν ϰαλῶς ὑμᾶς εἴπωσι πάντες οἱ ἄνθρωποι˙ ϰατὰ τα αὐτὰ γὰρ ἐποίουν τοῖς ψευδοπροφήταις οἱ πατέρες αὐτῶν.

Лк. VI, 21. (Мф. V, 4.) Блаженны плачущие ныне, ибо воссмеетесь.

Счастливы те, что плачут теперь, потому что вы будете смеяться.

Лк. VI, 22. (Мф. V, 11.) Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за сына человеческого.

Счастливы вы и когда будут ни во что считать вас люди, и когда отшатнутся от вас и ругать будут, и осудят дело ваше, назовут его дурным за сына человеческого.

Лк. VI, 23. (Мф. V, 12.) Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь,

Веселитесь тогда и пляшите, потому что заслуга вам

204 205

ибо велика вам награда на небесах. Так поступали с пророками отцы их.

велика у Бога. То же делали с пророками их отцы.

Лк. VI, 24. Напротив, горе вам, богатые! ибо вы уже получили свое утешение.

Но1 жалки2 вы, богатые! Жалки потому, что вы удаляете от себя утешение.3

25. Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете. Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете.

Жалки вы, пресыщенные, потому что будете бедствовать. Жалки все те, что смеются теперь, потому что будете горевать и плакать.

26. Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо. Ибо так поступали с лжепророками отцы их.

Жалки вы, если восхваляют вас все люди; так-то все хвалили лжепророков отцы их.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Πλήν, указывающий на противоположение, показывает, что οὐαί с дательным противоположно μαϰάριος.

2) Οὐαὶ ὑμῖν с дательным не может быть переведено иначе, как прилагательным жалкий.

3) Слова ὅτι ἀπέχετε τὴν παράϰλησιν ὑμῶν переводятся обыкновенно самым неправильным образом: «получили утешение». Ἀπέχω значит удалять от себя, т. е. не входить в царство Божие. Это выражение соответствует выражению: потому что ваше царство Божие.

Как дальнейшие блаженства суть последствия нищенства, так здесь дальнейшие несчастия суть последствия отталкивания от себя утешения царства Божия.

___________


ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

Из всего учения и примера Иисуса вытекает то, что для достижения царства Божия нужно не заботиться о плотской жизни. Иоанн, первый возвестивший царство Божие, жил в пустыне. И Иисус ушел в пустыню и после пустыни жил без дома и собственности. Главная мысль искушения есть отрицание благ земных.

Беседа с Симоном и блудницею, притча о фарисее и мытаре, наставление о том, что сквернит человека, беседа с самарянкою,205 206 беседы с фарисеями, с Никодимом — выражают бесполезность для блага и жизни всего земного и плотского. Притча о произрастающих семенах, где сказано, что две главные преграды для вступления в царство Божие — это страх перед гонениями и любовь к богатству, — всё говорит об отречении от забот земных. Человек, отрекшийся от забот земных, есть нищий.

И вот Иисус прямо называет то внешнее положение, которое нужно для вступления в царство Божие. Он говорит: Блаженны нищиеих есть царство Божие.

В беседе по случаю Иоанна Иисус сказал, что его учение в том, что нищие, бродяги — блаженны.

Прежде положение о том, что для блага не нужно заботиться о земном, вытекало из других положений; теперь же Иисус, излагая сущность своего учения, обращаясь к народу и выражая свою мысль доступно всем, говорит, что только нищий и бродяга может войти в царство Божие, что богатые, пресыщенные и восхваляемые не войдут, потому что богатство, пресыщенность и слава удаляют царствие Божие. И вся дальнейшая проповедь есть, только доказательство этого положения.

___________

СОЛЬ ЗЕМЛИ; СВЕТ МИРА

Ὑμεῖς ἐστὲ τὸ ἅλας τῆς γῆς˙ ἐὰν δὲ τὸ ἅλας μωρανθῇ, ἐν τίνι ἁλισϑησεται; εἰς οὐδὲν ἰσχύει ἔτι, εἰ μὴ βληθῆναι ἔξω, ϰαί ϰαταπατεῖσθαι ὑπὸ τῶν ἀνθρώπων.

Ὑμεῖς ἐστὲ τὸ φῶς τοῦ ϰόσμου. Οὐ δύναται πόλις ϰρυβῆναι ἐπάνω ὄρους ϰειμένη˙

Οὐδὲ ϰαίουσι λύχνον, ϰαὶ τιθέασιν αὐτὸν ὑπὸ τὸν μόδιον, ἀλλ᾽ ἐπὶ τὴν λυχνίαν, ϰαὶ λάμπει πᾶσι τοῖς ἐν τῆ οἰϰία.

Οὕτω λαμψάτω τὸ φῶς ὑμῶν ἔμπροσθεν τῶν ἀνθρώπων, ὄπως ἴδωσιν ὑμῶν τὰ ϰαλὰ ἔργα ϰαὶ δοξάσωσι τὸν πατέρα ὑμῶν τὸν ἐν τοῖς οὐρανοῖς.

Мф. V, 13. (Mp. IX, 50; Лк. XIV, 34, 35.) Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям

Вы соль мира;1 если уж соль не солона,2 то чем посолить? Никуда уж она не годна. Разве что бросить ее под ноги людям.

206 207

Мф. V, 14. Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий наверху горы.

Не может скрыться город на вершине горы.

Мф. V, 15. (Лк. XI, 33.) И зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме.

И кто зажигает свет, тот не ставит его под четверик, а ставит его на подсвечник, чтобы он светил всем в горнице.

Мф. V, 16. Так да светит свет ваш перед людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли отца вашего небесного.

Так чтобы светил ваш свет перед людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и понимали3 бы отца вашего — Бога.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Γῆ — обитаемая земля, мир, и потому я перевожу: мира или всего мира.

2) Μωρανϑῇ значит: одуреет, но нельзя иначе перевести как — рассолится. Соль в Палестине была не такая, как наша, вываренная или ископаемая, но битуминозная, и потому скоро теряла свою соленость.

Смысл тот, что «вы служите солью миру, т. е. делаете его хорошим; но если соль перестанет быть солью, то чем осолится мир людей, чем они осолятся, что же сделает их хорошими?»

3) Δοξάζω — думать, понимать, полагать. «Славить» есть переносное значение, не приложимое здесь.

Вот как это место объясняется церковью (Толк. Ев. архм.. Мих. Ев. Мф., стр. 71—74):


Вы: относится как к ближайшим ученикам господа, непосредственно слушавшим его, и ко всем вообще ученикам Христовым, истинным христианам.

Соль земли — речь иносказательная. Соль предохраняет от порчи предметы снедомые и делает пищу здоровою и приятною. Подобно сему христиане должны своею деятельностью, своим поведением и примером жизни предохранять мир от нравственной порчи и тления и способствовать его нравственному здравию. Своими молитвами привлекая на мир Божие благословение, своею чистою жизнью имея нравственное влияние на окружающую среду, они должны предотвращать совершенное падение мира в пороки и преступления, развивать и укреплять в нем здравие мысли и понятия, здравые начала для нравственной деятельности.

Если соль потеряет силу и проч.: сделается несоленою; это, конечно, невозможно, но спаситель только предполагает случай: если бы случилось207 208 так, что соль стала бы несоленою. Впрочем, путешественники замечали, что в тех странах есть вид соли, который совершенно может терять свою силу и ни к чему не бывает годен, как разве выбросить вон на попрание людям — на дорогу.

«Я отломил кусок такой соли, — говорит один из путешественников (Мондрель — Reise nach Palestina, von Maundrell, p. 162), — часть его выставил на дождь, на солнце и воздух, и хотя видны были некоторые блестки соли, но она совершенно потеряла свою силу. Внутри же сила сохранилась, как убедил меня опыт».

Образное выражение это значит: Если вы, ученики мои и учители вселенной, потеряли бы внутреннюю нравственную силу и влияние на мир, то что же может даровать силу эту и влияние? Ничто. Если бы и вы оказались бессильными обновить мир, предохранив его от дальнейшей порчи и нравственно укрепив его, то что же с ним будет и что вас самих может укрепить и сделать способными возобновить мир? Ничто, и вы сами погибнете, как соль, которая потеряла бы силу и была бы выброшена на попрание. Особенно, учитель, если потеряет ум, т. е. не будет учить, обличать и исправлять и разленится, то чем исправится. Он должен быть лишен учительского сана и подвергнут презрению (Феоф., ср. Злат).

Вы свет мира: опять речь иносказательная. Светом или точнее светилом мира называется солнце. Солнце делает предметы видимыми, показывает их образ, красоту или безобразие и оживляет.

Слово свет употребляется в речи об умственном и нравственном просвещении. Свет есть и источник и образ просвещения. В таком смысле название света относится, собственно, к господу Иисусу, так как он есть свет, просвещающий мир, — источник света всякого ведения. Апостолы, ученики Христовы и все верующие истинные христиане суть лучи солнца правды и светильники мира настолько, насколько они своею жизнью и учением просвещают то, что сам Бог возвещает нам о себе: они должны просвещать умственно слепых и оживлять омертвевших.

Мира: опять мира (как и в ст. 13) не одного народа, но всей вселенной (Злат.).

Не может укрепиться город и проч.: многие города Иудеи, как и других стран, расположены были на вершинах гор или холмов, так что издали могли быть видимы. Мондрель говорит, что близ того места, где (предположительно) говорил беседу сию господь на горе стоит еще доселе городок, называемый Сафат (древняя беседа), видимый издали, и, может быть, спаситель, произнося сии слова, указывал на этот городок, уподобляя ему своих учеников. И они издали видимы и должны быть видимы; их действия не могут и не должны быть скрываемы: очи мира должны быть и будут обращены на них (ср. Злат. и Феоф.). Если бы они малодушно захотели скрываться, то это было бы также неестественно, как неестественно городу, стоящему на горе, быть невидимым или скрытым.

Не ставят под сосудом, который бы скрывал свет, иначе не для чего было бы и зажигать свечу. То же и в отношении веры христианской и ко всем христианам. Они должны быть светом веры и сообразной с верою жизнью просвещать весь мир, распространять благо ее на всех. Христиане208 209 не должны ее скрывать, но исповедывать и распространять всюду, иначе не достигалась бы вполне высокая цель Христа.

Так да светит и пр.: пусть ваша вера, добродетельная жизнь и ваше чистое исповедание веры будут видимы и известны всем и везде, во всяком положении общественном, на всех должностях, дома и вне, в счастии и несчастии, в богатстве и бедности.

Прославляли Отца и пр.: побуждение, по которому христиане должны так являться миру, не то, чтобы быть только видимыми (миру) от людей, что было бы хвастовством, но единственно слава Отца небесного; не сказал: вы показывайте свою добродетель, это нехорошо, но да светит она сама так, чтобы и самые враги ваши подивились и прославляли не вас, но Отца вашего небесного (Феоф., ср. Злат.). Фарисеи показывали свои добродетели миру, чтобы быть видимыми от людей; христианин не должен заботиться об этом, но о том, чтобы чрез него славу давали люди Богу, видя высокую жизнь их и чистоту веры; не собственно тщеславие, которое строго воспрещено спасителем, но слава Божия, — вот цель поведения христианина в отношении к другим.


По толкованиям этим вытекает опять, что слова эти о соли и свете, собственно, ничего не значат, не имеют никакой связи с предшествующим и последующим и связаны только для того, чтобы церковь по-своему растолковала нам их.

По Рейсу выходит то же. Рейс даже прямо говорит, что слова эти неуместны и что можно найти для них смысл, и он находит (Рейс, стр. 198—200):


Эта вторая часть речи Иисуса представляется столь оторванной от предшествующей ей части и следующей за ней, что, кажется, самые мучительные усилия не могли бы установить здесь ни малейшей внутренней связи между ее элементами. Параллельные места других Евангелий, которые мы должны были брать из четырех совершенно различных контекстов, могут внушить даже сомнение в правильности помещения здесь слов, сказанных Иисусом. Тем не менее можно придать этим словам смысл, вполне отвечающий целям всей этой речи, тот самый смысл, какой имел в виду составитель, помещая их именно здесь.

Иисус говорит еще к своим ученикам, но никоим образом не к тем только, которых он назвал своими апостолами. Он только что говорил им, что им надо быть готовыми к столкновению с миром, к отделению от него, которое во многих отношениях будет представляться им даже как их долг. Теперь, напротив, он говорит им об их обязанностях пред миром, которые поставят их к нему в прямые и непосредственные отношения. Это выражено образно или аллегорически.

1. Вы — соль земли. Соль употребляется как приправа к пище, а также, преимущественно, как средство, предохраняющее пищу от порчи или разложения. Иисус пользовался сравнением такого рода, указывая на приготовление пищи (Мф. XIII, 33), и мысль, выраженная им, вполне ясна. На земле, другими словами, среди огромной массы людей, его ученики209 210 являются и должны являться оздоровляющим элементом, который должен проникать в мир и сообщать ему достоинство или качество, необходимое для его здравия, как необходима закваска для того, чтобы хлеб был вкусен и здоров. Важно только, чтобы этот элемент здоровья, эта сила деятельного возрождения, на самом деле была бы в них сначала, ибо не окажись ее, и ее нечем было бы заменить. Соль, которая потеряла свою силу, утратила свою природу, уже не может быть восстановлена, буквально, не может быть вновь сделана соленою. Не существует ничего такого, что могло бы придать ей то, чем она обладала, но что она утратила. Следует поставить себя в такое положение, когда Иисуса не было бы более и когда некому было бы заменить другими тех учеников, которые ослабевали бы в своем призвании. Он говорит здесь обо всех вообще и не имеет в виду различия, которое при случае надо делать между теми, которые остались верными, и теми, которые ослабели.

2. Вы — свет мира. Это второе сравнение настолько общеизвестно, что о нем нет нужды распространяться. Скажем только, что его не следует относить исключительно к делу развитии просвещения. Новый Завет не отделяет в человеке его духовной природы от нравственной. В хозяйстве, если зажигают светильник, то для того, чтобы он освещал комнату; нелепо было бы прятать под сосуд то, что должно распространять свет. Таким же образом те, которые сами получили тот свет, который Иисус принес в мир, должны передавать его другим. Недостаточно только лишь обладать им; нельзя довольствоваться им как благом, предназначенным лишь для личного употребления: великий долг каждого — внешняя деятельность, забота об общем благе, та деятельность, которую позднее апостол, пользуясь другим образным выражением, назвал созиданием. Вот добрые дела, о которых говорится в тексте. Если бы речь шла о делах милосердия, то Иисус не говорил бы о необходимости творить их на виду (гл. VI). Славить Бога на библейском языке значит направляться в его сторону обращаться к нему.

Случайная фраза, в которой говорится о городе, построенном на горе и видимом издалека, нарушает простоту сравнения и, можно думать, первоначально находилась в ином контексте. Она не имеет никакого отношения к долгу, о котором идет речь, и скорее устанавливает известный факт. В отношении учеников Христа это — тот факт, что они окажутся на виду, что взгляды всех устремятся на них; отсюда, конечно, вытекали бы известные обязанности, которые нетрудно предусмотреть, но которые не указываются в тексте; только истолкование слишком своеобразное и слишком уверенное могло бы вложить в уста господа слова: как город, построенный на вершине горы, не может быть невидимым, так вы должны стоять на виду.


Ясно, что не только не поняв значения слов «блаженны нищие — бродяги», которыми начинается речь, но даже умышленно придав этим словам другое, темное значение, последующее разъяснение ложно понятой мысли должно показаться неуместным и темным. Но стоит только держаться слов и мысли210 211 Иисуса, и слова о соли и свете не только не темны, но без них было бы темно предшествующее и последующее.

Слова: блаженны вы, нищие, бродяги, потому что ваше царство Божие — не суть цветы чувствительного красноречия, какими представляются слова: блаженны нищие духом и т. д., по Матфею, а страшная, ужасная истина для людей, признающих хорошим то положение общества, которое они себе устроили, и — полная радости истина для всех несчастных.

И слова эти, понятные во всей их значительности, требуют разъяснения, и всё дальнейшее только дает эти разъяснения. Разъяснение то, что вы, нищие — соль земли, и вы блаженны, потому что ваше царство Божие, но оно ваше только тогда, когда вы соленая соль, когда знаете, что блаженство состоит в нищенстве, когда вы хотите его. Тогда вы соль мира. Вы украшение, смысл мира. Но если вы бродяги нечаянно и хотите быть не бродягами, то вы, как рассолившаяся соль, уже никуда не годны, тогда вы отребье рода человеческого. Бродяги, нищие, недовольные своим положением, уже никуда не годятся, и поделом люди топчут их ногами. Тем, что вы поняли, что вы блаженны нищенством — вы свет мира, и как свет не прячут, но выставляют, так и вы не отрекайтесь от своего нищенства, не скрывайте его, а выставляйте, как свет. И свет этот будет светить другим людям, и другие люди, глядя на вашу самовольную нищенскую и блаженную жизнь, — поймут Отца вашего.

___________

ВЕЧНЫЙ ЗАКОН

Μή νομίσητε ὅτι ἦλθον ϰαταλῦσαι τὸν νόμον ἢ τοὺς προφήτας οὐϰ. ἦλθον ϰαταλῦσαι, ἀλλὰ πληρῶσαι.

Ἀμὴν γὰρ λέγω ὑμῖν, ἕως ἂν παρέλθῃ ὁ οὐρανὸς ϰαὶ ἡ γῆ, ἰῶτα ἓν ἢ μία ϰεραία οὐ μὴ παρέλθῃ ἀπὸ τοῦ νόμου, ἕως ἂν πάντα γένηται.

Мф. V, 17. Не думайте, что я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел я, но исполнить.

Не думайте, чтобы я учил1 о том, как уничтожить2 закон.3 Я учу не уничтожать, а исполнять.

Мф. V, 18. (Лк. XVI, 17.) Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля,

Верно говорю вам: пока небо и земля стоят, и каждое положение закона будет стоять

211 212

ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится всё.

перед вами до тех пор, пока не будет исполнено всё.4

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Ἔρχεσθαι (ἦλϑον) во всех местах, где имеет дополнением глагол или глагольное существительное, должно быть переводимо: пришел открыть, объяснить, показать, учить или просто: показывать, учить.

2) Καταλῦσαι τὸν νὸμον значит: уничтожить, a νόμος с членом значит во всем Евангелии — закон Божий в противоположность закону Моисея, который всегда выражался тем же словом, но без члена.

Примеры употребления закона вообще, с членом, в Евангелии:

Мф. XXII, 36. Διδάσϰαλε, ποία ἐντολὴ μεγάλη ἐν τῷ νόμω;

XXIII, 23. Οὐαὶ ὑμῖν, γραμματεῖς ϰαὶ Φαρισαῖοι ὑποϰριταί, ὄτι ἀποδεϰατοῦτε τὸ ἡδύοσμον ϰαὶ τὸ ἄνηθον ϰαὶ τὸ ϰύμινον, ϰαὶ ἀφήϰατε τὰ βαρύτερα τοῦ νόμου.

Примеры употребления закона Моисея без члена:

Лк. II, 23. Παραστῆσαι τῷ Κυρίω, ϰαϑὼς γέγραπται ἐν νόμω Κυρίου.

24. Καὶ τοῦ δοῦναι θυσίαν, ϰατὰ τὸ εἰρημένον ἐν νόμω Κυρίου, и в особенности примеры того и другого в посланиях.

3) Я опускаю слова ἢ τοὺς προφήτας = «или пророков».

«Закон и пророки» было обычное выражение, и потому естественно к слову τὸν νόμον могло быть прибавлено προφήται; прибавка же эта нарушает смысл, ибо речь идет не о законе и пророках, а о законе вообще.

Иисус говорит: «По всему, что вы слышали и видели от меня — отрицание обрядов, храма, и теперь по тому, что я говорю, что блаженны бродяги, и увещеваю всех сделаться бродягами, — вы можете думать, что я развязываю руки всем людям, говорю: делай, что хочешь, нет ни хорошего, ни дурного, нет закона. Так не думайте этого: я вовсе не тому учу, я не учу беззаконию, а учу исполнению закона и вот какого», — и говорит о тех правилах, о правилах маленьких этих, которые он дает: «кто будет поступать так, т. е. так, как я сейчас скажу, тот будет в царствии Божием».

Мало того, в некоторых цитатах отцов церкви всё место это читается так:212

213 Τί δοχεῖτε; ὅτι ἦλθον πληρῶσαι τὸν νόμον ἢ τούς προφήτας; οὐϰ ἦλθον πληρῶσαι, ἀλλὰ ϰαταλῦσαι.

Слово в слово: «Что вы думаете: я пришел исполнить закон или пророков? Не исполнить пришел я, а уничтожить». Только в этом обороте речи понятны слова «или пророков». Очевидно, что этот весь оборот речи не был принят в канон, но слова «или пророки» были приняты из него и перенесены в речь, где они непонятны.

4) Этот 18-й стих весь служил и служит до сих пор камнем преткновения богословов.

Вот что говорит Рейс (стр. 202 и 203):


На первый взгляд можно сказать, будто господь намеревался заявить решительно и определенно, что он хочет поддерживать безусловную власть закона во всех его самомалейших частях (закон и пророки — это выражение, принятое в синагогах для обозначения священных книг, читаемых на молитвенных собраниях). Но, вникнув, сначала останавливаешься пред тем обстоятельством, что христианская церковь оставила в стороне значительную часть закона, и притом ту, которую современники Иисуса считали наиболее важной; затем вспоминаешь, что апостол Павел открыто провозглашал упразднение закона и замену его иным руководительством. Наконец, неизбежно представляется множество случаев, когда сам Иисус или ставит себя выше закона (Mp. II, 27; Мф. XII, 6 и др.), или объявляет ему конец (Mp. XIV, 58; Ин. IV, 24), или сводит его к одному из его элементов, устраняя все прочие или, по крайней мере, оттесняя их на задний план (Мф. XXIII, 23; VII, 12; XXII, 40; IX, 13 и др.), или, наконец, прямо осуждал его как несовершенный (Мф. XIX, 8, ср. XV, II и сл.). Если не предположить перемены, наступившей в его мыслях, или резкого противоречия в преданиях, относящихся до его учительства, то наталкиваешься на крайнюю путаницу из-за этих 18 и 19 стихов, и множество истолкователей видело единственный выход из нее в обвинении иудействующих христиан в том, что они придавали словам учителя оттенок, соответствовавший их видам, если только совсем не переделывали их соответственно своим желаниям. Иные же, закрывая глаза на всё прочее, выводили из этих заявлений только то заключение, что Иисус, с своей стороны, нимало не возвышался над уровнем понятий своих галилейских учеников. Мы не говорим о третьем предположении, абсолютно недопустимом — inadmissible, будто Иисус имел в виду здесь лишь нравственный закон — la loi morale.

Эти предположения устраняются, с одной стороны, уже тем обстоятельством, что евангелист Лука, паулинист и универсалист, включает в свой текст то же утверждение, а с другой — тем, что и в рассматриваемом тексте заключаются элементы, чрезвычайно характеристичные в смысле евангельском и противозаконном. Ввиду этого нельзя ни отвергнуть заявления ст. 18 и 19, как явно и всецело недостоверные, ни принять в смысле, который был бы абсолютно несовместим с этой последней точкой зрения.213


214 Всё это совершенно справедливо, кроме последнего легкомысленного и ничем не оправданного заключения, что inadmissible почему-то то, что Иисус имел в виду один нравственный закон. Это отрицание голословное даже удивительно.

Упоминание о тексте Луки в том смысле, что текст Луки опровергает все предполагаемые объяснения, еще более удивительно. Такое голословное отрицание того единственного ясного и простого смысла, какой имеет этот стих, было бы решительно необъяснимо, если бы не видно было, что с самого начала уже смысл всей речи не понят. Непонимание простого смысла и отыскивание искусственного произошло и здесь от того же, от чего произошло непонимание стихов 14, 15 и 16: первым стихам блаженств — тезису всей речи придан ложный смысл; как же не путаться в объяснениях дальнейшего.

Для Рейса (так же как и для церкви) и стихи о соли и свете — вставка, не связанная с предыдущим, и вся эта речь со стихов Мф. 17—48 главы V-й есть вставка неуместная. Рейс прямо и говорит это (стр. 202):


(Ст. 17—48.) Этот отрывок, не имеющий внутренней связи с предшествующим и лишь отдельными кусочками входящий в изложение Луки, представляет из себя нечто целое и должен быть изучаем во всей своей совокупности, хотя евангелист и включил в него, то тут, то там, элементы, которые, хотя представляют в общем некоторую аналогию с главным текстом, но первоначально были ему совершенно чужды. Обстоятельство это объясняет нам, почему эта страница, одна из прекраснейших и важнейших в Евангелиях, представляет теперь некоторые трудности и может натолкнуть на ошибки. Нетрудно заметить, что Иисус говорит здесь о своем положении в отношении закона. Всё дело в том, чтобы точно уяснить то, что именно он говорит.


Вот что говорит церковь. (Толк. Еванг. Ев. Мф., стр. 75):


Истинно говорю: утверждение непреложности сказанного.

Доколе не прейдет и пр.: доколе стоит этот мир, т. е. до конца веков; или: скорее прейдет небо и земля, скорее миру настанет конец, нежели закон в его духе и существе останется неисполненным.

Иота — самая малая по начертанию буква еврейского алфавита, черта, малый изгиб, которым отличается одна буква от другой, сходной с нею по начертанию; сими словами означается, что и самое малое, по-видимому, и незначительное из закона не прейдет, не останется без исполнения, как непреложное слово Божие, которое не может быть праздным и остаться без исполнения.

Пока не исполнится: т. е. в духе и существе, и не по букве. Весь закон был сенью будущего; когда явилось самое тело, сень утратила свое значение,214 215 но вместе с тем осуществилось то, на что указывала сень. Отменен изветшавший древний закон, но заменен совершеннейшим, которого он был только тенью. Исполняющий новый закон исполняет вместе с тем и ветхий, только не по букве мертвой, а в высшем совершенстве, в духе, как, напр., не гневающийся на брата своего исполняет в высшей степени и ветхозаветную заповедь не убий, ибо негневающийся никак не может уже убить и т. п.


Объяснение это, как и все церковные объяснения, ничего не объясняет и избегает вопроса; оно не объясняет, что надо разуметь под словом Божиим, и в каком отношении учение Христа к закону Моисея, и что надо разуметь под законом.

Стоит только не разрывать учения и рассматривать его в связи с предшествующим и последующим, и смысл опять не только ясен, но необходим. Иисус говорит: надо быть нищим, «бродягой, чтобы войти в царство Божие, т. е. отрешиться от всех форм жизни. Бродяга был и есть презренное существо, которому всё как будто позволено, которое вне закона. В стихах 15-м и 16-м Иисус сказал: надо быть бродягой не невольным, но вольным. В этих двух стихах он опять говорит о том, что надо быть бродягой, не таким бродягой, для которого нет закона и всё позволено, а, напротив, бродягой, исполняющим закон, т. е. известные правила.

Слово ὁ νόμος с членом надо именно разуметь как Iοi mога1e и вот почему:

По Луке по-гречески Iοi mога1e нельзя иначе и выразить, как ὁ νόμος, от νέμω закон и делю, т. е. черта предела, где кончается «кон» — покуда можно и дальше чего нельзя.

Контекст Луки, который так легкомысленно приводит Рейс в подтверждение своих рассуждений, как нельзя яснее тем самым местом, в котором он стоит, показывает, что надо разуметь под νόμος и под всею фразою: не пропадет ни одна черта из закона.


Лк. XVI, 16. Закон и пророки до Иоанна: с сего времени царство Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него.


Сказано: закон и пророки, т. е. закон писанный, еврейский, был нужен до Иоанна, а теперь царство Божие возвещается и т. д. и вслед за этим: Скорее небо и земля прейдут, чем пропадет одна черта из закона. Или Лука нарочно сопоставил два стиха, противоречащие друг другу, или он разумел под законом и пророками одно, — то, что уничтожилось со времени215 216 Иоанна, и под законом без прибавления «пророки» другое, — то, что никогда не может уничтожиться, пока есть люди.

Слова черта, черточка, если бы нужно было подтверждение, еще подтверждают такое понимание закона: за—кон. Черта деления определяет кон и закон. Если бы речь шла о писанном законе Моисея, то сказано бы было: ни один стих, ни одно слово, ни одна буква, но никак: ни одна черта

Понимание закона как loi morale (с членом) и как закона писанного (без члена) особенно ясно в следующих местах посланий Павла к римлянам:


Римл. III, 27. Где же то, чем бы хвалиться? Уничтожено. Каким законом? законом дел? Нет, но законом веры.

28. Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона.

31. Итак, мы уничтожаем закон верою? Никак; но закон утверждаем.

Здесь дело идет о «законе и пророках», о писаном законе. Далее:

Римл. VII, 16. Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом что он добр

21. Итак, я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое.

23. Но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного.


Здесь дело идет о законе, loi morale.

То, что в ст. 17, 18, гл. V Мф. говорится о законе loi morale, ясно еще из того, что в конце проповеди, перечислив всё, что должно делать, Иисус говорит: в этом (т. е. в этих маленьких правилах) весь закон и пророки, т. е. эти немногие правила заменяют весь писаный закон. Иисус говорит: не уничтожаю закон, напротив, выполняю его, потому что неизменнее земли и неба существует закон человеку — пока всё не сделается.

У Луки надо понимать: пока всё не будет делаться по закону.

Мысль та, что закон, указание того, что должно, существует и всегда будет существовать, пока мир существует и пока всё не исполнится, т. е. что закон может не существовать только в двух случаях: 1) если бы мир прекратился и 2) если бы люди исполняли всегда закон, так как закон есть только указание того, что не исполнено, указание отклонения.

___________

216 217

Ὃς ἐὰν οὖν λύσῃ μίαν τῶν ἐντολῶν τούτων τῶν ἐλαχίστων, ϰαὶ διδάξῃ οὕτω τοὺζ ἀνθρώπους, ἐλάχιστος ϰληθήσεται ἐν τῇ βασιλείᾳ τῶν οὐρανῶν. ὃς δ’ ἂν ποιήσῃ ϰαὶ διδάξῃ, οὗτος μέγας ϰληθήσεται ἐν τῇ βασιλείᾳ τῶν οὐρανῶν.

Λέγω γὰρ ὑμῖν, ὅτι ἐὰν μὴ περισσεύσῃ ἡ διϰαιοσύνη ὑμῶν πλεῖον τῶν γραμματέων ϰαὶ Φαρισαίων, οὐ μὴ εἰσέλθητε εἰς τὴν βασιλείαν τῶν οὐρανῶν.

Мф. V, 19. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в царстве небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в царстве небесном.

Так что, если кто сочтет ненужным1 хоть одно из правил2 этих3 немногих и научит так людей, тот и самым малым будет в царствии Божием. А кто сделает и научит, тот самым большим будет в царствии Божием.

20. Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в царствие небесное.

Говорю вам вперед, что если ваше исполнение будет такое же, как исполнение книжников и фарисеев, вы никак не войдете в царство Божие.4

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Λύειν нельзя иначе перевести как: счесть ненужною.

Ин. V, 18. И еще более искали убить его иудеи за то, что он не только нарушал субботу, но и отцом своим называл Бога, делая себя равным Богу.

Ин. VII, 23. Если в субботу принимает человек обрезание, чтобы не был нарушен закон Моисеев, — на меня ли негодуете за то, что я всего человека исцелил в субботу?

2) Ἐντολή — приказание, правило. Я не перевожу «заповедь», потому что с этим словом мы привыкли соединять понятие заповедей Моисея.

3) Τούτων — этих относится к заповедям, приказаниям, правилам.

Если не помнить того, что сначала смысл речи исковеркан, то нельзя бы было понять, каким образом это слово τούτων как бы пропускается и относится к заповедям закона Моисея. Если бы речь шла о заповедях Моисея, то зачем же говорить: этих заповедей. Каких этих? Всех? Тогда не нужно говорить «этих» или «тех», которые упомянутся с тем, чтобы уничтожить их. Как же сказано, что ни одна буква не пропадет из закона? 217

218 А между прочим и церковь и Рейс понимают так, что эти стихи 18-й и 19-й говорят о заповедях Моисея.

Рейс говорит (стр. 203):


Мы могли бы еще попросить позволения рассматривать два следующие стиха как не находящиеся на принадлежащем им месте, и стихи 20-й как прямо относящиеся к 17-му, но мы не настаиваем на этом упрощении.


Церковь говорит (Толк. Еванг., стр. 76):


Нарушит: преступит, сделает противное заповеди или превратным толкованием отнимет обязательную силу у заповеди, наприм., представив заповедь маловажною и нарушение ее не греховным делом и виновного не подлежащим взысканию или подлежащим малой ответственности.

Заповедей сих малейших: фарисеи разделяли заповеди закона на два класса: большие и малые, и о последних говорили, что нарушать их не грех, хотя между ними поставляли заповеди, относящиеся к самой сущности закона, к любви, милостыни, правосудию. О них-то и говорит господь, называя их малейшими но ложному только понятию фарисейскому.


Вслед за тем сказано:


Св. Златоуст и Феофилакт, впрочем, толкуют так, что малейшими господь называет не заповеди закона ветхозаветного, но те, которые он сам намеревался дать; и называет их так по смирению; как он смирял себя самого и во многих местах говорит о себе скромно, так говорит и о законе своем.


Но как следует понимать, так и не объяснено.

4) Иисус говорит: Вы будете бродяги, но закон есть и должен быть для всякого человека, и вот я дам вам правила немногие, но если соблюдете эти немногие правила, то будете в царстве небесном. И, выясняя это, говорит: для того, чтобы войти в царство Божие, надо быть лучше, чем фарисеи, — они исполняют писанный закон, а чтоб войти в царство небесное, нужно, чтобы правда ваша по отношению к закону была больше, чем правда фарисеев, которые не исполняют закон.

___________

ПЕРВОЕ ПРАВИЛО: НЕ СЕРДИСЬ

Ἠϰούσατε ὅτι ἐῤῥήθη τοῖς ἀρχαίοις Οὐ φονεύσεις˙ ὃς δ’ ἃν φονεύαῃ ἔνοχος ἔσται τῇ χρίσει.

Ἐγὼ δὲ λέγω ὑμῖν, ὅτι πᾶς ὁ ὀργιζόμενος τῷ ἀδελφῷ αὐτοῦ εἰχῇ ἔνοχος ἔσται τῇ χρίσει˙ ὃς δ’ ἂν εἴπη τῷ ἀδελφῷ αὐτοῦ Ῥαϰά, ἔνοχος ἔσται. τῷ συνεδρίφ˙·ὂς δ’ ἂν εἴπη, Μωρέ, ἔνοχος ἔσται εἰς τὴν γέενναν τοῦ πυρός.

Мф. V, 21. Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. (Исход. 20, 13.)

Вы слыхали, что сказано древним: не убивай. Кто убьет, тот подлежит суду.1

218 219

22. А я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему «рака», подлежит синедриону; а кто скажет «безумный», подлежит геенне огненной.

А я вам говорю, кто сердится2) на брата своего, тот уже подлежит суду. А если кто скажет своему брату: сволочь,3) тот подлежит суду уголовному.4) А если кто скажет своему брату: сумасшедший, тот подлежит суду.5)

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Книга Числ, гл. ХХХV, 10—34 включительно.

2) Во многих списках нет слова εὶχῆ («напрасно»); нет ни у Лютера, нет и в Вульгате, нет и в Тишендорфском издании, и слово это признано вставкой. Объяснять очевидность вставки этого слова излишне. Всякому понятно, как грубо оно противоречит смыслу всего учения, как просто глупо оно. Если только напрасно нехорошо гневаться, то можно гневаться не напрасно. И судьей того, что напрасно и не напрасно, кто же будет?

Вот то рассуждение, которое делает по случаю этой вставки церковь (Толк. Еванг., стр. 79):


А я говорю: Христос, как полновластный законодатель, говорит здесь как и в других местах, яко власть имеяй, а не яко книжницы и фарисеи (Мф. V, 29).

Видишь ли власть совершенную? Видишь ли образ действия, приличествующий законодателю? Кто так говорил из пророков? Кто из праведников? Кто из патриархов? Никто. Сия глаголет господь, говорили они, но не так говорит Сын. Они давали закон подобным себе рабам, а сей — рабам своим (Злат.).

Гневающийся напрасно: Есть гнев, так сказать, законный, справедливый, когда он обращен на грех, на беззаконие, на преступление и происходит из ревности о славе Божией и спасении ближнего. Сам Бог гневается на грешников. Христос на фарисеев-лицемеров смотрел с гневом (Мр. III, 5). Не о таком гневе говорится здесь, а о гневе без причины, напрасно, по самолюбию, о гневе, не основанном на любви к истине и добродетели. Если кто гневается справедливо, для вразумения, по духовной ревности, тот не будет осужден (Феоф.).


Вставка эта замечательна как пример тех умышленных искажений, которым подвергалось Евангелие. Маленькое словечко, а как оно губит весь смысл, и сколько таких еще есть вставок!219

220 3) «Рака» — халдейское слово, означающее: презрение; может быть переведено: отверженец или сволочь.

4) «Синедрион» — судилище особенное, большею частью приговаривавшее к смерти.

5) «Геенна огненная» была долина, в которой, принося жертву Молоху, жгли людей. В геенну отдать — значить сжечь.

___________

Вся речь, начатая с примера закона Моисея о том, что зa убийство надо судить, ведется сообразно взятому сравнению. По закону Моисея за убийство надо судить, т. е. высшее наказание за убийство.

Иисус говорит: Как вам запрещено убийство, так с такою же строгостью я запрещаю злобу на брата в сердце своем. Проявление же этой злобы в выражении презрения к человеку я еще строже запрещаю; еще большее проявление презрения — «сумасшедший», т. е. человек, к которому нельзя относиться разумно — еще строже.

Степень строгости запрещения выражается наказанием; так и выражает его Иисус. Но, очевидно, Иисус не предписывает ни синедриона, ни геенны. Если понимать так, что это будет на том свете, то непонятно, какой там будет синедрион.

Поэтому очевидно, что как синедрион, так и геенна разумеются не как нечто имеющее быть на том свете, — всё значение только в большей степени преступности.

___________

Ἐὰν οὖν προσφέρῃς τò δῶρόν σου ἐπὶ τὸ θυσιαστήριον, ϰᾀϰεῖ μνησθῇς, ὅτι ὁ ἀδελφὀς σου ἔχει τι ϰατὰ σοῦ,

Ἄφες ἐχεῖ τò δῶρόν σου ἔμπροσθεν τοῦ θυσιαστηρίου, ϰαὶ ὕπαγε, πρῶτον, ὸιαλλάγηθι τῷ ἀδελφῷ σου, ϰαὶ τότε ἐλθῶν πρόσφερε τὸ δῶρὁν σου.

Мф. V, 23. Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнить, что брат твой имеет что-нибудь против тебя,

Так что если принесешь дар твой к алтарю и вспомнишь о том, что есть брат у тебя и есть у него против тебя что-нибудь, —

24. оставь там дар твой пред жертвенником и пойди прежде помирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой.

оставь там дар твой пред алтарем и поди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди принеси дар твой.1

220 221


ПРИМЕЧАНИЕ

1) Тогда уже приди и принеси дар твой. Прежде сказано было, что дар не нужен Богу. Всё, что служило для того, чтобы приносить дары — выгнано из храма и запрещено вносить что-нибудь, и потому Иисус не мог противоречить себе и велеть приносить дар. Последние слова яснее были бы так: Тогда, когда пойдешь, — примирись с братом этим самым и принесешь дар Богу.

Что слова эти надо понимать так, вытекает из молитвы «Отче наш», в которой всё отношение к Богу выражается прощением должникам.

На этот стих примечание церкви следующее (Толк. Еванг., стр. 82):


Более нужно и важно иметь правое сердце, чем исполнять только внешние обряды; последние без первого не имеют цены в очах Божиих, и важны и имеют силу пред Богом только при мире и любви к ближним. Конечно, когда нет возможности почему-либо лично примириться с ближним, надо примириться по крайней мере в сердце.


Рейс, раз сбившись с дороги и убедившись в том, что Иисус только толкует заповеди Моисея, об этом месте и следующем стихе говорит так (Рейс, стр. 207):


К этому первому примеру составитель присовокупляет два других изречения, которые кажутся ему принадлежащими к тому же порядку идей. Bo-1-x, в противоположение гневу должен находиться дух примирения. Это — чудная мысль, что восстановление братского согласия между людьми, враждебно настроенными друг против друга, должно иметь преимущество даже пред тем, что называется религиозной обязанностью, и что Богу приятнее будут жертвы, приносимые в таком чистосердечии. Но это изречение не находится на своем месте в этом контексте, оно не имеет никакого отношения к евангельскому истолкованию 6-ой заповеди. Сходство, правда, достаточно велико, чтобы мы могли понять прием составителя. Bo-2-x, сходства этого вовсе не существует, и сочетание становится прямо непонятным в отношении второго изречения, которое сохранил нам также Лука в совершенно ином контексте. В самом деле, противник, о котором идет речь, может лишь быть заимодавцем, который привлекает своего должника к суду, чтобы посадить его в тюрьму. Должнику следует поторопиться кончить дело миром с заимодавцем, пока еще не состоялся приговор. Говорят, что этим примером благоразумия Иисус хотел пояснить важность примирения. Возможно, что так же понимал этот пример и евангелист; однако, кроме того, что приложение его всецело было предоставлено мудрости читателей, вся эта притча далеко отклоняет нас от главного предмета речи.

___________

221 222

Ἴσθι εὐνοῶν τῷ ἀντιδίϰφ σου ταχύ, ἕως ὅτου εἰ ἐν τῇ ὁδῷ μετ’ αὑτοῠ, μὴ ποτέ σε παραδῷ ὁ ἀντίδιϰος τῷ ϰριτῇ, ϰαὶ ὁ ϰριτής σε παραδῷ τῷ ὑπηρέτῃ, ϰαὶ εἰς φυλαϰὴν βληθήσῃ.

Ἀμήν λέγω σοι, οὐ μὴ ἐςέλθῃς ἐϰεῖθεν, ἔως ἂν άποδῷς τὸν ἔσχατον ϰοδράντην.

Мф. V, 25. (Лк. XII, 58.) Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу.

Будь доброжелателен с противником своим, пока еще он с тобою на пути,1 а то как бы тот не отдал тебя судье, а судья отдаст сторожу, и попадешь в тюрьму.

Мф. V, 26. (Лк. XII, 59.) Истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта.

Тогда ты, сам знаешь,2 уже не выберешься, пока не отдашь последнюю копейку.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Слово ταχύ = «скоро» опущено мною; оно не нужно.

Слова на пути выражают ту же мысль, что надо скорее мириться.

2) Ἀμήν просто ἀμήν λέγω σοι употребляется всегда в тех местах, где Иисус утверждает то, что всем известно, и потому лучший перевод этих слов: ты сам знаешь.

___________

По Рейсу притча эта совершенно не у места. По настоящему же смыслу она прямо продолжает начатую мысль.

О гневе сказано, что внутренний смысл воздержания от гнева в том, что нельзя думать о Боге, обращаться к Богу, имея злобу на людей. Теперь говорится о внешнем, практическом значении гнева.

Гнев — это твой враг, противник правды, ἀντίδιϰος, и потому как можно скорее разделывайся с ним так же, как ты знаешь, что выгоднее разделаться с противником еще до суда.

В том же смысле употреблена эта притча и у Луки, как будет объяснено в своем месте.

Почти во всех объяснениях правил, даваемых Иисусом, приведены два довода, почему нужно делать то, что он велит: один довод внутренний — почему это хорошо; другой внешний 222 223 почему это выгодно. И здесь пример примирения с противником до суда есть пример того, что кроме того, что воздержаться от гнева хорошо, это и прямо выгодно.

То же будет и в следующем примере.

ВТОРОЕ ПРАВИЛО: НЕ БЛУДИ

Ἠϰούσατε ὅτι ἐῤῥέθη τοῖς ἀρχαίοις Οὐ μοιχεύσεις.

Ἐρρέθη δὲ ὅτι ὅς ἂν ἂπολύσῃ τήν γυναῖϰα αὐτοῦ, δότω αὐτῇ ἀποστάσιον.

Ἐγῶ δὲ λέγω ὑμῖν, ὅτι ὅς ἂν ἀπολύσῃ τὴν γυναῖϰα αὐτοῦ, παρεϰτὸς λόγου πορνείας, ποιεῖ αὐτὴν μοιχευθῆναι· ϰαὶ ὃς ἐὰν ἀπολελυμένην γαμὴσῃ μοιχᾶται·

Ἐγὼ δὲ λέγω ὑμῖν, ὅτι πᾶς ὁ βλέπων γυναῖϰα πρὸς τὸ ἐπιθυμῆσα αὐτήν, ἤδη ἐμοίχευσεν αὐτὴν ἐν τῇ ϰαρδίᾳ αὐτοῦ.

Мф. V, 27. Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй (Исход. 20, 14).

Вы слыхали, сказано: Не блудите.1

Мф. V, 31. Сказано также, что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную (Второзак. 24, 1).

И сказано же: Кто если разойдется с женою своею, пусть даст ей отпускную.

32. А я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует.

Я же говорю вам: кто если разойдется с женою, тот кроме того, что это распутство, — вводит ее в блуд. И кто на разведенной женится, тоже блудит.

28. Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем.

И всякий, кто глядит на женщину с похотью, тот всё равно, что соблудил с нею.2

ПРИМЕЧАНИЯ

Для ясности мысли и выражения стих 31-й должен стоять вслед за 27-м. За 31-м — 32-й, после — 28-й и 29-й.

1) В книге Левит (XX, 10) сказано: «Если кто сблудит с замужнею женою, с женой своего соотечественника, обоих, мужчину и женщину, убить» и т. д. Слова эти, очевидно, относятся к заповеди, что сделать с прелюбодеем.223

224 2) Слова «в сердце своем» затемняют смысл; я перевожу их оборотом: всё равно, что.

___________

Еἰ δὲ ὁ ὀφθαλμός σου ὁ δεξιὸς σϰανδαλίζει σε, ἔξελε αὐτόν, ϰαὶ βάλε ἀπὸ σοῦ· συμφέρει γάρ σοι, ἵνα ἀηόληται ἓν τῶν μελῶν σου, ϰαὶ μὴ ὅλον τὸ σῶμά σου βληθῇ εἰς γέενναν.

Καὶ εἰ ἡ δεξιά σου χεὶρ σϰανδαλίζει σε, ἔϰϰοψον αὐτὴν ϰαὶ βάλε ἀπὸ σοῦ· συμφέρει γάρ σοι, ἵνα ἀπόληται ἓν τῶν μελῶν σου, ϰαὶ μή ὅλον τὸ σῶμά σου βληθῇ εἰς γέενναν.

Мф. V, 29. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя; ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не всё тело твое было ввержено в геенну.

Если глаз1 твой ловит2 тебя, вырви его и брось от себя; потому сходнее тебе, чтобы один глаз3 пропал, чем всему тебе сгореть.

30. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя; ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не всё тело твое было ввержено в геенну.

Если правая рука твоя ловит тебя, отруби ее и брось от себя. Сходнее тебе, чтобы одна рука твоя погибла, чем всему телу сгореть.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Слово δεξιός — правый не имеет здесь никакого значения и, ничего не прибавляя к смыслу о блуде, обременяет речь. Очевидно, прежде вошло в поговорку то, чтобы отрубить правую руку, если она соблазняет, как эта же поговорка высказана у Марка и Матфея в другом месте, потом слово δεξιὸς приставлено и к οφταλμός («глаз»).

2) σϰανδαλίζω происходит от «σϰάνδαλον» — ловушка — и здесь, как и везде в Евангелиях, употреблено в этом прямом смысле. Как птица, попавшая в сеть, охотно бы отдала глаза свои, те, которые соблазняли ее, за то, чтобы всей ей не погибнуть, и лисица отдала бы лапу свою, чтобы всей ей не попасть в капкан, и как она часто и отдает, отвернув лапу, так и ты знай, что «глубокая пропасть — уста блудниц, и погибает тот, кто упадет в нее». (Притч. Сол. XXII, 14.) Оторви лучше224 225 всё то, что подводит, ловит тебя, чем самому всему погибнуть.

3) Вместо слова «член», я повторяю «глаз», потому что по-русски нельзя сказать «член» про глаз.

___________

Слова παρεϰτὸς λόγου πορνείας — «кроме вины любодеяния» (Мф. V, 32) — мне представляются неправильно переведенными. Подробность этого условия, при котором можно отпускать жену, противоречит всему складу учения.

Или слова эти должны быть пропущены, или запятая должна быть выпущена, и вводное предложение это должно быть отнесено не к сказуемому «разойдется», а к сказуемому «блудить». Смысл их тогда таков: муж, бросая жену, кроме того, что это само по себе есть распутство, виноват еще тем, что он ее бросил и тем заставляет блудить ее и того, кто с ней сойдется.

Как при объяснении, почему не нужно сердца иметь на брата, Иисус дал причину внутреннюю — нельзя думать о Боге, имея злобу, и причину внешнюю — самому хуже будет, так и в этом случае Иисус говорит, что внутренняя причина та, что человек, отдающийся блудной страсти, губит свою душу, и лучше отрезать, как руку, всё, что втягивает душу в погибель, и говорит, что внешняя причина та, что всякое прелюбодеяние, как всякий гнев, растет и распространяется само собою.

Он говорит: всякий женатый не должен иметь других женщин и оставлять свою жену, потому что если он оставит, то она побуждается к распутству, и она и тот, кто сходится с нею, и тогда нет пределов распутству.

Рейс же опять находит, что эти стихи неуместны, и говорит (стр. 208):


Здесь составитель снова включает несколько изречений, внутренно связанных между собою, которые встречаются в других местах Евангелия в иных контекстах и из которых первое могло бы показаться на своем месте лишь после сказанного о соделанном грехе или представившись уму читателя при беглом чтении. Его легко было бы понять в таком смысле: лучше быть слепым, чем вовлечься в мысли, а порою и в деяния, преступные и приводящие к вечной погибели. Однако мы наталкиваемся на очень серьезные сомнения относительно этих изречений, которые отнюдь не кажутся нам находящимися здесь на своем месте. Прежде всего совсем не видно, чтобы второе выражение (говорящее о правой руке) освещало бы сколько-нибудь главную мысль. А затем упоминание о правом глазе совершенно устраняет единственно возможное сочетание мыслей, ибо кривой человек в тех условиях, о которых идет речь, находится как раз в том же225 226 положении, как человек, видящий обоими глазами, да, в сущности, отсутствие одного из этих членов нимало не изменяет порочных наклонностей человека. В возражение надо сказать еще, что параллелизм образного языка вредит здесь, в сущности, самому содержанию нравственной идеи: лучше потерять один член, чем всё тело, лучше отказаться от чего-нибудь менее важного, менее необходимого, чем утратить всё. При таком параллелизме самый грех, в сущности, представляется как нечто относительно низшее, тогда как он абсолютно дурен. Мы увидим, как сами собой устранятся все эти трудности, когда мы увидим эти тексты в другом сочетании.


Вот что говорит Феофилакт (Толк. Еванг., стр. 87):


Господь не нарушает Моисеева закона, но исправляет его и запрещает мужу ненавидеть жену свою без вины. Если он оставит ее но уважительной причине, т. е. за прелюбодеяние — не подлежит осуждению, а если не за прелюбодеяние, то подлежит суду, потому что тем заставляет ее прелюбодействовать. Но и тот становится прелюбодеем, кто возьмет ее, потому что, если бы никто не взял ее, она, может быть, возвратилась бы к прежнему мужу и покорилась бы ему (Феофилакт, ср. Злат.).


По толкованиям церкви и Рейса выходит, что Иисус, по Рейсу, дает пример, как исполнять закон Моисея; по Феофилакту — исправляет закон, т. е. как будто только определяет то, что должно называться прелюбодеянием, тогда как Иисус вовсе не определяет ничего, а как в первом правиле о гневе показывает, почему для сынов царства Божия нельзя иметь гнева, так и теперь — почему сынам царства Божия нельзя быть блудниками.

Он говорит: если человек будет желать иметь женщину, то он погубит свою душу, и, отдаваясь этому, переменяя жен, будет распространять распутство и в женщинах и в мужчинах. Он показывает на вред распутства, находящийся в нем самом, а не определяет, что можно, чего нельзя, что надо называть прелюбодеянием и что можно не называть прелюбодеянием. Он говорит второе свое маленькое правило.

Первое правило было: «Не сердись никогда». И, сказав это маленькое правило, он показал, почему оно необходимо и разумно.

Теперь он сказал второе правило: «Никогда не считай хорошим чувство любви к женщине» — то самое, что в нашем христианском обществе считается самым прекрасным делом и что воспевается на все лады в миллионах книг, И, сказав это, Иисус показал, почему это другое маленькое правило необходимо и разумно.

226 227

ТРЕТЬЕ ПРАВИЛО: НЕ КЛЯНИСЬ

Πάλιν ἠϰούσατε ὅτι ἐῤῥέθη τοὶς ἀρχαίοις Οὐϰ ἐπιορϰήσεις, ἀποδώσεις δὲ τῷ Κυρίω τοὺς ὅρϰους σου.

Ἐγὼ δὲ λέγω ὑμῖν Μὴ ὀμόσαι ὅλως· μήτε ἐν τῷ οὐρανῷ, ὅτι θρόνος ἐστὶν τοῦ θεοῦ˙

Μήτε ἐν τῇ γῇ, ὅτι ὑποπόδιόν ἐστιν τῷν αὐτοῦ· μήτε εἰς Ἱεροσόλυμα, ὅτι πόλις ἐστὶν τοῦ μεγάλου βασιλέως·

Μήτε ἐν τῇ ϰεφαλῇ σου ὀμόσῇς, ὅτι οὐ δύνασαι μίαν τρίχα λευϰὴν ἢ μέλαιναν ποιῆσαι.

Ἔστω δὲ ὁ λόγος ὑμῶν Ναί, ναὶ Οὒ οὒ˙ τὸ δὲ περισσὸν τούτων, ἐϰ τοῦ πονηροῦ ἐστιν˙

Мф. V, 33. Еще слышали вы, что сказано древним: не преступай клятвы, но исполняй пред господом клятвы твои.

Слыхали тоже, что сказано древним: держи присягу, исполняй то, в чем клялся перед Богом.1

Мф. V, 34. А я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий;

А я говорю вам: вовсе не клянись;2 не божись небом, — там Бог;

35. ни землею, потому что она подножие ног его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя;

ни землею, — она Божия; ни церковью,3 она тоже Божия.

36. ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным.

Ни головою своею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса на голове белым или черным сделать.

37. Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого.

И потому слово ваше чтобы было: да, да, нет, нет; а что лишнее против этих слов,4 то зачалось5 от диавола (обмана).

ПРИМЕЧАНИЯ

1) Левит XIX, 12. Не клянитесь именем моим во лжи, и не бесчести имени Бога твоего. Я господь (Бог ваш).

Второзак. XXIII, 21. Если дашь обет господу Богу твоему, немедленно исполни его; ибо господь Бог твой взыщет его с тебя, и на тебе будет грех.227


228 Вот те два места о клятве, те самые, на которые указывает церковь. Других и нет. Оба места иначе выражают мысль о клятве, чем как она выражена тут. Мысль ветхозаветная та, чтобы выполнить клятву.

2) Я перевожу: вовсе не клянись, потому что вся сила этого предложения в слове ὅλως.

3) Я заменяю слово «Иерусалим» — церковью для того, чтобы, не изменив смысла, сделать выражение удобопонятным.

4) Я вставляю: против этих слов для того, чтобы передать яснее значение слова περισσόν.

5) Я вставляю: зачалось, потому что таково значение ἐх.

___________

Вот что говорит Рейс об этом кратком, замечательном по своему пророческому для нас значению, месте (Рейс, стр. 209, 210):


Четвертый пример касается клятвы. Третья заповедь и вообще закон (Лев. XIX, 12) ограничивались запрещением клятвопреступления или в собственном смысле этого слова, когда кто-либо лжет, прикрываясь именем Бога, призываемого в свидетели, и тем самым наносит оскорбление высочайшему, или в смысле нарушения клятвенного обещания (в рассматриваемом нами тексте не говорится в частности о том, что известно под именем обетов). Иисус идет гораздо дальше; он исполняет закон, как уже это он сделал в предшествующем примере, как бы противореча ему в некотором роде, — по меньшей мере представляя его как несовершенный, как стоящий ниже уровня, на котором должны находиться члены небесного царства (Мф. XXI, 8). Он решительно запрещает клятву. Употребление этой особой формы утверждения является следствием недостатка доверия между людьми, пытающимися таким способом предохранить себя от обмана, жертвой которого они могут сделаться. И это обстоятельство показывает, что клятва была бы чем-то недостойным того общества, какое должны представлять из себя люди в царстве небесном. Там они ограничивались бы лишь словами да или нет, смотря по надобности. Одно такое слово должно бы быть достаточным ручательством. Всё, что прибавлялось бы к нему, с целью устранить всякое недоверие, скорее указывало бы, что для него есть право на существование и что, следовательно, злой дух, диавол, пособник всякого зла, принимает тут то или иное участие; ведь тот, кто клянется, в сущности, тем самым оправдывает подозрения того, кто требует клятвы.


Рейс, очевидно, не понимает значения этого места. Но церковь понимает, но умышленно скрывает то, что она понимает, умышленно унижает учение, уродует его и делает его слугою своих мерзких целей.228

229 Вот что говорит церковь. (Толк. Еванг., стр. 105—107, изд. 2-е):


Не преступай клятвы и пр. Это не буквально повторение заповедей закона Моисеева, заключающихся в Левите XIX, 12 и Второзаконии XXIII, 21—23. Не клянись именем моим во лжи. Если дашь обет Иегове, Богу твоему, немедленно исполни оный. Слова Христовы, очевидно, выражают то же, что и буква закона: не клянись во лжи, клянись в удостоверение истины, и если поклялся, не преступай клятвы.

Немедленно исполни: т. е. «в клятве ты должен говорить истину» (Злат.), и исполняй то, что обещал с клятвою. Клятва есть торжественное удостоверение именем Божиим в истинности сказанного; причем само собой предполагается, что Бог взыщет с клянущегося, если он клянется в удостоверение неправды, так как клятвою во лжу хулится имя Божие. Иудеи с течением времени приняли за обычай, избегая клятвы именем Божиим, клясться разными предметами, напр. небом, землею, Иерусалимом, храмом, и этих клятв не считали непреложно-обязательными, т. е. позволяли себе ими клясться во лжу, не нарушая, повидимому, буквы закона.

Не клянись вовсе: никаким из показанных способов клятвы, какие были в употреблении, ибо всё сотворено Богом, и сотворено святым, следовательно клясться каким-либо его творением значит клясться сотворившим и клясться во лжу им значит оскорблять святость клятвы самой.

Ни небом: Небо есть место особенного присутствия Божия, почему и говорится, что оно есть престол Божий. Клясться небом значит то же, что клясться сидящим на престоле небесном, т. е. самим Богом.

Ни землею: Земля называется подножием ног Божиих; следовательно, клясться ею значит клясться самим Богом.

Ни Иерусалимом: Иерусалим называется городом великого царя, т. е. Бога, который есть истинный царь как всей земли, так в особенности еврейского царства, главным городом которого был Иерусалим, где был и храм, единственный в мире, где можно было совершать богослужения Богу царю.

Ни главою: Клятва главою была очень обыкновенная в обыденной жизни клятва, всё равно как у нас в простонародье употребительна божба неблаговидная разного рода. Клясться головою означало то же, что клясться своею жизнью, т. е. я отдаю жизнь свою, или пусть отнята будет у меня жизнь, пусть умру я, если неправда то, что я говорю. Бог есть творец жизни, и в его руке отнять или продолжить жизнь; следовательно, клянущийся ею клянется тем, что не принадлежит ему, а Богу, следовательно, клянется самим Богом.

Ни одного волоса: Так мала власть ваша над изменением своей жизни, что даже изменить цвет волоса вы не можете; следовательно, не надобно клясться тем, что не ваше.

Да, да; нет, нет: это не значит, что христианин всегда должен употреблять вместо клятвы именно эти слова, а значит только, что он должен просто и прямо утверждать истину или отрицать ложь, говорить правду и не говорить неправды. Сверх того, всякое усиленное, посредством какой-либо229 230 божбы, заверение — от лукавого, от зла, от неправды, так как виновник всякого зла есть диавол, — то от диавола.

Запрещая клясться вовсе, спаситель, очевидно, не разумеет клятвы законной, необходимой в общественной и частной жизни, клятвы именем Божиим. Сам он утвердил клятву на суде, когда на слова первосвященника: «заклинаю тебя Богом живым», отвечал: «ты сказал», так как у евреев обыкновенно суд производил клятвенную формулу, а обвиняемый усвоял ее себе словами: аминь да будет так, ты сказал (Мф. XXVI, 63, 64).

Апостол Павел призывает Бога во свидетельство истины своих слов, что есть, очевидно, та же клятва (Рим. 1, 9; IX, 1; 2 Кор. I, 23; II, 17; Гал. I, 20; Филипп. I, 8; 1 Фес. II, 5; Евр. VI, 16).

Клятвы были предписаны законом Моисеевым, но Господь не отменил этих клятв (Исход XXII, II; Лев. V, 1; Числ. V, 19; Второз. XXIX, 12—14).

Отменяются клятвы пустые, фарисейски лицемерные.

___________


ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

Вот третье из правил, которое дал Иисус для вступления в царство Божие, и ко всем трем одинаково относится церковь: она прямо отрицает их.

В первом правиле сказано: не сердись — церковь вставляет словечко εἰϰῆ («напрасно») и объясняет, что гневаться можно, и слова Иисуса ничего не значат. «Если хочешь молиться, то поди помирись с братом». Церковь говорит: это может быть неудобно, и потому можно молиться и тогда, когда и не пойдешь мириться; когда от меня страдают люди, когда миллионы в нужде, тюрьмах, на убийстве, и меня за то упрекают, — можно молиться, только надо сказать себе, что я примирился в сердце, — и слова Иисуса ничего не значат.

Во втором сказано: не блуди, и, как пример этого, говорится, что кто разведется с женою, тот сам прелюбодей и жену делает прелюбодейкой и того, кто женится на разведенной.

Церковь поняла так, что Иисус дает правила о том, что считать законным и что незаконным. И что ж? Церковь освящает разводы.

По отношению третьего правила делается то же, но еще поразительнее. Третье правило выражено так коротко и ясно, перетолкования, казалось бы, не могло быть, за исключением стихов ненужных, о том, каким словом не нужно клясться. В третьем правиле Иисус говорит только: «В старину говорили: «держи присягу», а я говорю: Не клянись ни Богом, ни своею головою, потому что всё во власти Бога, и твоя голова, и потому230 231 говори: да, да, нет, нет, а что сверх этих слов, то зло». Не понять смысла этого нельзя. Если церковь так лжет, она знает зачем: она знает, что устройство общества и ее устройство держатся на присяге, потому она и не может не лгать. Иисус говорит именно про ту самую клятву, которую церковь хочет оправдать.

Настоящее значение этих слов то, какое в них сказано. Сказано: Не присягай. Связь со всем учением следующая: μὴ ὀμόσαι ὅλως. Ὀμίω значит условие, уговор, обещание, утвержденное какими-нибудь залогами. Когда уговор утверждается тем, что стороны обещаются Богу, когда говорят: Убей меня Бог, если я это не сделаю, — то залогом этим ставится Бог, и это есть клятва.

Объясняя, почему не должно клясться, Иисус говорит, что человеку нельзя делать никаких уговоров. Если он ручается небом, то он залогом своего уговора ставит Бога, Бог же вовсе не ручается за него. И потому все эти клятвы бессмысленны. Если же человек ручается своею головою, то и это может делать только тот, кто не в царствии Божием. В царствии Божием всякий человек знает, что он весь во власти Бога и сам не может ничего сделать, ни даже цвета волоса переменить. Всякая клятва есть обещание того, что человек то или другое сделает во всяком случае; но как же человек, признающий царство божие, т. е. власть над собою Бога, может обещать земное дело? Одно и то же дело земное может быть хорошо и дурно, согласно или противно воле Божией. Я приду туда-то в субботу, поклянусь я, и в субботу будет умирать друг, отец, жена, и будет меня просить побыть с ним. Я клянусь, что дам тогда-то 3 рубля, но у меня будет просить умирающий с голоду эти 3 рубля, как же мне не дать ему? Я клянусь повиноваться Ивану Ивановичу, и он велит мне убивать людей, а Бог запрещает мне это. Это можно было делать, когда не известна была воля Божия, когда был закон и учителя (пророки), а не тогда, когда наступило царство Божие.

Человек весь во власти Божией, и ей одной повинуется. И дело его одно — творить волю Божию. Так кому же он будет клясться? И зачем? И в чем? И потому не клянитесь вовсе; говорите да, если да, нет, если нет; и знайте, что всякое, какое бы на было обещание, подтверждаемое клятвою, есть злое дело, — дело, происшедшее от зла, дело, под которым кроется злой умысел.

231 232

ЧЕТВЕРТОЕ ПРАВИЛО: НЕ ПРОТИВЬСЯ ЗЛУ ЗЛОМ

Ἠϰούσατε ὅτι ἐῤῥήθη Ὀφθαλμὸν ἀντὶ ὀφθαλμοῦ, ϰαὶ ὀδόντα ἀντὶ ὀδόντος.

Ἐγώ δέ λέγω ὑμῖν μὴ ἀντιστῆναι τῷ πονηρῷ˙ ἀλλ᾽ ὅστις σε ῥαπίσει ἐπὶ τὴν δεξιάν σου σιαγόνα, στρέψον αὐτῷ ϰαὶ τὴη ἄλλην.

Καὶ ὅστις σε ἀγγαρεύσει μίλιον ἕν, ὕπαγε μετ’ αὐτοῦ δύο.

Τῷ αἰτοῦντί σε δίδου· ϰαὶ τὸν θέλοντα ἀπὸ σοῦ δανείσασθαι μὴ ὰποστραφῇς.

Καὶ τῷ θέλοντί σοι ϰριθῆναι, ϰαὶ τὸν χιτῶνά σου λαβεῖν, ἄφες αὐτῷ, ϰαὶ τὸ ἱμάτιον.

Καὶ μὴ ϰρίνετε, ϰαὶ οὐ μὴ ϰριθῆτε· μή ϰαταδιϰάζετε, ϰαὶ οὐ μὴ ϰαταδιϰασθῆτε· ἀπολύετε, ϰαὶ ἀπολυθήσεσθε.

Ἐν ᾦ γὰρ ϰρίματι ϰρίνετε, ϰριθήσεσθε· ϰαὶ ἐν ᾦ μέτρῳ μετρεῖτε, ἀντιμετρηθήσεται ὑμῖν.

Τί δὲ βλέπεις τὸ ϰάρφος τό ἐν τῷ ὀφθαλμῷ τοῦ ἀδελφοῦ σου, τὴν δὶ ἐν τῷ σῷ ὀφθαλμῷ δοϰὸν οὐ ϰατανοεῖς;

῎H πῶς ἐρεῖς τῷ ἀδελφῷ σου ῎Αφες ἐϰβάλω τὸ ϰάρφος ἀπὸ τοῦ ὀφθαλμοῦ, σου, ϰαὶ ἰδοὺ ἡ δοϰὸς ἐν τῷ ὀφθαλμῷ σου;

ϒποϰριτά, ἔϰβαλε πρῶτον τὴν δοϰὸν ἐϰ τοῦ ὀφθαλμοῦ σου, ϰαὶ τὀτε διαβλέψεις ἐϰβαλεῖν τὸ ϰάρφος ἐϰ τοῦ ὀφθαλμοῦ τοῦ ἀδελφοῦ σου.

Εἶπε δὲ παραβολὴν αὐτοῖς Μή τι δύναται τυφλὸς τυφλὸν ὁδηγεῖν; ούχὶ ἀμφότεροι εἰς βόθυνον πεσοῦνται;

Οὐϰ ἔστι μαθητὴς ὑπὲρ τὸν διδάσϰαλον αὐτοῦ· ϰατηρτισμένος δὲ πᾶς ἔσται ὡς ὁ διδάσϰαλος αὐτοῦ.

Οὐ γάρ ἐστι δένδρον ϰαλὸν ποιοῦν ϰαρπὸν σαπρόν· οὐδὲ δένδρον σαπρὸν ποιοῦν ϰαρπὸν ϰαλόν.

῞Εϰαστον γὰρ δένδρον ἐϰ τοῦ ἰδίου ϰαρποῦ γινώσϰεται.

Ὁ ἀγαθὸς ἄνθρωπος ἐϰ τοῦ ἀγαθοῦ θησαυροῦ τῆς ϰαρδίας ἐϰβάλλει τὰ ἀγαθά. ϰαὶ ὁ πονηρὁς ἄνθρωπος ἐϰ τοῦ πονηροῦ θησαυροῦ ἐϰβάλλει πονηρά.

Μὴ δῶτε τὸ ἅγιον τοῖς ϰυσὶ μηδὲ βάλητε τοὺς μαργαρίτας ὑμῶν ἔμπροσθεν τῶν χοίρων, μή ποτε ϰαταπατήσωσιν αὐτοὺς ἐν τοῖς ποσὶν αὐτῶν ϰαὶ στραφέντες ῥήζωσιν ὑμᾶς.

Προσέχετε δὲ ἀπὸ τῶν ψευδοπροφητῶν, οἴτινες ἔρχονται πρὸς ὑμᾶς ὲν ἐνδύμασι προβάτων, ἔσωθεν δέ εἰσι λύϰοι ἅρπαγες·

Γεννήματα ἐχιδνῶν, πῶς δύνασθε ἀγαθὰ λαλεῖν, πονηροὶ ὄντες; ἐϰ γὰρ τοῦ περισσεύματος τῆς ϰαρδίας τό στόμα λαλεῖ.

Λέγω δὲ ὑμῖν, ὅτι πᾶν ῥῆμα ἀργὸν ὃ ἐὰν λαλήσωσιν οἱ ἄνθρωποι, ἀποδώσουσι περὶ αὐτον λόγου ἐν ἡμέρα ϰρίσεως.

Ἐϰ γὰρ τῶνγὁλων σου διϰαιωθήσῃ, ϰαὶ ἐϰ τῶν λόγων σου ϰαταδιϰασθήση.

232 233

Мф. V, 38. Вы слышали, что сказано: око за око, и зуб за зуб (Исход. 21, 24).

Слыхали, что сказано: глаз за глаз и зуб за зуб.1

Мф. 39. (Лк. VI, 29.) А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую;

А я говорю: не борись со злом; кто хлестнет тебя в правую скулу, подверни ему левую.

Мф. V, 41. и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два.

И кто тебя насильно поведет для себя версту, иди для него две.

Мф. V, 42. (Лк. VI, 30.) Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся.

И всякому, кто просит у тебя, давай. И не убегай от того, кто хочет занять у тебя. И у того, кто взял твое, не проси назад.

Мф. V, 40. (Лк. VI, 29.) И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду.

И тому, кто хочет засудить2 тебя, чтобы рубаху снять, отдай ему и кафтан.

Лк. VI, 37. (Мф. VII, 1.) Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете.

Не судите, чтобы не судиться, и не присуживайте никого, и вас не присудят; спускайте, и вам спустят.3

Мф. VII, 2. Ибо каким судом судите таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить.

Потому что каким вы разбором разбираете, таким и вас будут разбирать. Какою мерою мерите, такою и вам отмерят.

Мф. VII, 3. (Лк. VI, 41.) И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?

Что выглядываешь соринку в глазу брата твоего, а что в твоем глазу целая щепка, то того не чуешь.4

Мф. V, VII, 4. (Лк. VI, 42.) Или, как скажешь брату твоему: дай, я выну сучок из глаза твоего; а вот в твоем глазе бревно?

Как же ты скажешь брату: брат! ну-ка я выну соринку у тебя из глаза, когда ты сам в своем глазу щепы не чуешь?

233 234

Мф. VII, 5. (Лк. VI, 42.) Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего.

Обманщик! вынь прежде щепку из твоего-то глаза, тогда разглядишь, как вынуть соринку из глаза брата.

Лк, VI, 39. Сказал также им притчу: может ли слепой водить слепого? не оба ли упадут в яму?

Разве слепой может водить слепого? Ведь упадут оба в яму.5

40. Ученик не бывает выше своего учителя; но, и усовершенствовавшись, будет всякий как учитель его.

Ученик ведь не бывает выше учителя. Когда и совсем выучен, всё будет только таким, как учитель.

Лк. VI. 43. (Мф. VII, 17, 18.) Нет доброго дерева, которое приносило бы худой плод; и нет худого дерева, которое приносило бы плод добрый.

Потому нельзя от доброго дерева быть плоду дурному. Нет доброго дерева, от которого бы родился дурной плод.

Лк. VI, 44. (Мф. VII, 16, 20.) Ибо всякое дерево познается по плоду своему.

Каждое дерево по плоду узнается

Лк. VI, 45. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе; а злой человек из злого сокровища выносит злое.

Добрый же человек из доброго склада в сердце выносит доброе, а злой человек из злого склада в сердце своем выносит злое.

Мф. VII, 6. Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего пред свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас.

И не давайте святого псам и не выбрасывайте своего самого дорогого перед свиньями, чтобы они не потоптали его ногами и потом, повернувшись на вас, не разорвали бы вас.6

15. Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные.

Отдаляйтесь же лжеучителей, которые подходят к вам в овечьих одеждах, внутри же хищные волки.

Мф. XII, 34. Порождения ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста.

Выродки чудовищ! как можете говорить (для добра), когда вы злы.

234 235

36. Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда;

Говорю же вам, что за всякое пустое слово, которое скажут люди, заплатят за это слово, когда придет разборка.

37. ибо от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься.

Потому что словами оправдаешься, и словами осудишься.

ПРИМЕЧАНИЯ

1) «Око за око и зуб за зуб» есть выдержка из следующего места Исхода.


Исход XXI, 1. И вот законы, которые ты объявишь им.

2. Если купишь раба еврея, пусть он работает (тебе) шесть лет, а в седьмой год пусть выйдет на волю даром.

3. Если он пришел один, пусть один и выйдет. А если он женатый, пусть выйдет с ним и жена его.

4. Если же господин его дал ему жену, и она родила ему сынов или дочерей, то жена и дети ее пусть останутся у господина ее, а он выйдет один.

5. Но если раб скажет: Люблю господина моего, жену мою и детей моих, не пойду на волю.

6. То пусть господин его приведет его пред судей и поставит его к двери или к косяку и проколет ему господин его ухо шилом, и он останется рабом его вечно.

7. Если кто продаст дочь свою в рабыни, то она не может выйти, как выходят рабы.

8. Если она не угодна господину своему и он не обручит ее, пусть позволит выкупить ее; а чужому народу продать ее (господин) не властен, когда сам пренебрег ее.

9. Если он обручит ее сыну своему, пусть поступит с нею по праву дочерей.

10. Если же другую возьмет за него, то она не должна лишаться пищи, одежды и супружеского сожития.

11. А если он сих трех вещей не сделает для нее, пусть она отойдет без выкупа.

12. Кто ударит человека так, что он умрет, да будет предан смерти.

13. Но если кто не злоумышлял, а Бог попустил ему попасть под руку его, то я назначу у тебя место, куда убежать (убийце).

14. А если кто с намерением умертвит ближнего коварно (и прибежит к жертвеннику), то и от жертвенника моего бери его на смерть.

15. Кто ударит отца своего или свою мать, того должно предать смерти.

16. Кто украдет человека (из сынов израилевых и поработив его), продаст его, или найдется он в руках у него, то должно предать его смерти.

17. Кто злословит отца своего или свою мать, того должно предать смерти.235

236 18. Когда ссорятся (двое) и один человек ударит другого камнем или кулаком, и тот не умрет, но сляжет в постелю;

19. то, если он встанет и будет выходить из дома с помощью палки, ударивший (его) не будет повинен смерти, только пусть заплатит за остановку в его работе и даст на лечение его.

20. А если кто ударит раба своего или служанку палкою и они умрут под рукою его, то он должен быть наказан.

21. Но если они день или два дня переживут, то не должно наказывать его, ибо это его серебро.

22. Когда дерутся люди и ударят беременную женщину и она выкинет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках.

23. А если будет вред, то отдай душу за душу.

24. Глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу.

25. Обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб.

26. Если кто раба своего ударит в глаз или служанку свою в глаз и повредит его, пусть отпустит их на волю за глаз.

27. И если выбьет зуб рабу своему или рабыне своей, пусть отпустит их на волю за зуб.

28. Если вол забодает мужчину или женщину до смерти, то вола побить камнями, а мяса его не есть; а хозяин вола не виноват.

29. Но если вол бодлив был и вчера и третьего дня, и хозяин его, быв извещен о сем, не стерег его, а он убил мужчину или женщину, то вола побить камнями и хозяина его предать смерти.

30. Если на него наложен будет выкуп, пусть даст выкуп за душу свою, какой наложен будет на него.

31. Сына ли забодает, дочь ли забодает, но сему же закону поступать с ним.

32. Если вол забодает раба или рабу, то господину их заплатить тридцать сиклей серебра, а вола побить камнями.

33. Если кто раскроет яму или если выкопает яму и не покроет ее, и упадет в нее вол или осел,

34. то хозяин ямы должен заплатить, отдать серебро хозяину их, а труп будет его.

35. Если чей-нибудь вол забодает до смерти вола у соседа его, пусть продадут живого вола и разделят пополам цену его; также и убитого пусть разделят пополам.

36. А если известно было, что вол бодлив был и вчера и третьего дня, но хозяин его (был извещен о сем) не стерег его, то должен он заплатить вола за вола, а убитый будет его.

XXII, 1. Если кто украдет вола или овцу и заколет или продаст, то пять волов заплатит за вола и четыре овцы за овцу.

2. Если кто застанет вора, подкапывающего, и ударит его так, что он умрет, то кровь не вменится ему.

3. Но если взошло над ним солнце, то вменится ему кровь. Укравший должен заплатить, а если нечем, то пусть продадут его для уплаты зa украденное им.236

237 4. Если (он пойман будет и) украденное найдется у него в руках живым, вол ли то, или осел, или овца, пусть заплатит (за них) вдвое.

5. Если кто потравит поле или виноградник, пустив скот свой травить чужое поле (смотря по плодам его), пусть заплатит со своего поля; а если потравит всё поле, пусть вознаградит лучшим из поля своего и лучшим из виноградника своего.

6. Если появится огонь и охватит терн, и выжжет копны, или жатву, или поле, то должен заплатить, кто произвел этот пожар.

7. Если кто отдает ближнему на сохранение серебро или вещи, и они украдены будут из дома его, то, если найдется вор, пусть он заплатит вдвое.

8. А если не найдется вор, пусть хозяин дома придет пред судей (и поклянется), что не простер руки своей на собственность ближнего своего.

9. О всякой вещи спорной: о воле, об осле, об овце, об одежде, о всякой вещи потерянной, о которой кто-нибудь скажет, что она его, дело обоих должно быть доведено до судей. Кого обвинят судьи, тот заплатит ближнему своему вдвое.

10. Если кто отдаст ближнему своего осла, или вола, или овцу, или какой другой скот на сбереженье, а он умрет или будет поврежден, или уведен, так что никто сего не увидит;

11. клятва пред господом да будет между обоими в том, что взявший не простер руки своей на собственность ближнего своего, и хозяин должен принять, а тот не будет платить.

12. А если украден будет у него, то должен заплатить хозяину его.

13. Если же будет зверем растерзан, то пусть в доказательство представит растерзанное. За растерзанное он не платит.

14. Если кто займет у ближнего своего скот, и он будет поврежден или умрет, а хозяина его не было при нем, то должен заплатить.

15. Если же хозяин его был при нем, то не должен платить. Если он взят был в наймы за деньги, то пусть и пойдет за ту цену.

16. Если обольстит кто девицу необрученную и преспит с нею, пусть даст ей вено (и возьмет ее) себе в жену.

17. А если отец не согласится (и не захочет) выдать за него, пусть заплатит (отцу) столько серебра, сколько полагается на вено девицам.

18. Ворожеи не оставляй в живых.

19. Всякий скотоложник да будет предан смерти.

20. Приносящий жертву богам, кроме одного господа, да будет истреблен.


Вот всё то место, которое имели в виду евреи, когда Христос говорил: Вам сказано «око за око» и т. д. Приводя слова «око за око и зуб за зуб», относящиеся к поврежденной женщине, Иисус, очевидно, говорит не об одном этом случае, но вообще о суде и наказаниях, которые составляют содержание этих глав. Он говорит о старинных средствах защиты от зла — о суде и наказаниях и вслед за тем говорит: «А я говорю: не боритесь со злом, или правильнее — не защищайся от зла237 238 этим путем, а делай обратное», и показывает, какие это обратные действия.

Вследствие этого стихи о суде человеческом, стоящие у Матфея в 7-й главе, а у Луки прямо после того места, где говорится о том, чтобы давать просящему и быть жалостливым, я переношу в эту главу, где они прямо вытекают из места Ветхого Завета, где речь идет об уголовном суде. Отнесение этих стихов в 7-ю главу, где они стоят совершенно без связи с последующим и предшествующим, совершенно ясно объясняется тем, что слова о суде уголовном поняты как слова, относящиеся только к осуждению словами. Вследствие этих же соображений я переставляю и стих 40-й (Мф. гл. 5-я) после 41-го и 42-го. так как стих 40-й говорит о суде. И за этим стихом естественно следуют стихи 7-й главы Матфея и 37-й стих 6-й главы Луки.

2) Κριϑῆναι и ϰαὶ τὸν χιτῶνά σου λαβεῑν — засудить и взять pубашку.

Здесь в Нагорной проповеди в первый раз употреблено слово ϰpίνειν, и значение его само собою определяется этим местом. Если бы не существовало фальшивого толкования слова ϰρίνω и ϰρίνομαι в смысле злословия, то никому бы и в голову не пришло толковать ясное значение этих слов: засудить и снять рубашку. Сказать, что в проповеди, где Иисус излагает перед бродягами сущность своего учения, он говорит, что бродяги не должны быть злоречивы, показалось бы безумной шуткой, если бы мы не привыкли так к кощунственному толкованию церкви. К счастью, слово здесь стоит так, что перетолковывать нельзя; но церковь и тут продолжает кощунствовать.

Вот что говорит она (Толк. Еванг., стр. 91):


Захочет судиться: Притеснителю, который по суду хочет отнять что-либо, должен уступить даже больше, заповедь, которую должно понимать в общем смысле, как и предшествующую. Спаситель хочет, чтобы мы показывали подобное незлобие не только тогда, когда нас бьют, но и когда хотят отнять у нас имение (Злат. и Феоф.). Впрочем, законная защита собственности сим не исключается, а равно и правая тяжба на суде. Апостол Павел, узнав, что в Коринфской церкви происходят тяжбы, не исключает оных решительно из общества христианекого, а говорит только: для чего они не хотели лучше быть обиженными, но обижают сами (Кор. 6, 7).


Вот что говорит Рейс (стр. 211):


Здесь мы снова имеем совет терпения и уступчивости, которые оказываются более желательными, чем судебный порядок, законный, правда,238 239 но чуждый братскому чувству, которое должно сближать людей, грубый, насильственный, вызывающий. Но в этих новых случаях говорится уже не об отплате тем же, а только об отражении нападений на личность или собственность. А потому мы должны изучить их особо. Что касается формы изложения мыслей, — примеров, избранных для общепонятного ее выражения, то о них мы имеем сказать следующее. Обнаруживается разница между двумя Евангелиями в том, что говорится о верхней и нижней одежде. Могут сказать, что текст Луки лучше, потому что тот, кто обирает другого, начинает с верхней одежды. Но нам кажется предпочтительным текст Матфея. Речь идет о неправедной тяжбе, при которой человек злостно лишается своего имущества. Не надо забывать, что верхняя одежда признается самой необходимой вещью для бедного человека, потому что она служит ему постелью, и что уже Моисеев закон (Исх: XXII, 26; Втор. XXIV, 13) заключает в себе ограждающие в этом отношении предписания. Смысл таков: если какой-либо злой враг захочет судебными происками оттянуть от тебя часть твоего имущества, то ты, вместо того чтобы защищать себя рукою сильною, предоставь ему взять всё. Греческое слово персидского происхождения, которое в 41 ст. переводится словом «принудить», означает, собственно, общественную работу, выполняемую в качестве повинности (Мф. XXVII, 32). Совет сводится к тому, что лучше сделать больше требуемого, чем совсем отказать.

Здесь представляется трудность, ввиду которой нередко делали против нравственности Иисуса возражение, что она просто неприложима, ибо никакое общество не было бы возможно там, где честные люди таким образом предоставляли бы полную свободу действия злодеям. Чтобы отстранить это возражение, недостаточно было бы сказать, что здесь говорится не об общественных законах, а о частных обязанностях, и мало было бы напомнить, что другими местами писания охраняется общественный порядок. Следует признать, что совет Иисуса, хотя выраженный образно, вполне обдуман и действительно выполним. Ибо нетрудно усмотреть, что могут быть удары, более чувствительные и раздражающие, чем пощечины, которые христианин окажется в состоянии вынести и простить; что могут быть покушения на плоды его труда, более злостные, чем судебные происки; обиды, более тяжкие, чем грубые вымогательства, которым он может подвергнуться, не воздавая злом за зло. Мы говорим о тех случаях, когда не нарушается никакой из установленных законов, но тем не менее когда более тонкое сознание долга предписывает нам подчиняться следствиям себялюбия других, не противясь их требованиям, когда нам было бы по душе сказать: нет, оставаясь на твердой почве закона, и когда дух Иисуса всё же заставляет нас сказать: да, руководясь его примером.

Ст. 42 более чужд контексту ввиду того, что он стоит без всякой связи с законом возмездия. Относительно содержания можно бы было повторить только что сказанное. Понятое буквально и принятое без ограничений, это правило наделало бы более зла, чем добра. Но всегда будет оставаться то руководящее начало, которое составитель Евангелия от Луки как раз включает в этом месте и которое наш евангелист приводит лишь несколько позднее (Мф. VII, 42): не моя польза, а польза моего ближнего должна руководить моими поступками.239


240 Для человека же, ищущего смысл учения и не считающего настоящего порядка вещей осуществлением христианского устройства обществ, это место несомненно указывает на то, что слова μὴ ϰρίνετε ϰαί οὐ μἠ ϰριθῆτε должно переводить: судить в суде и судиться и также слово ϰριθῆτε, страдательный залог этого глагола, и что Иисус именно запрещает судить и судиться судом.

3) У Луки стоит: VI, 37: ϰαὶ μὴ ϰρίνετε, ϰαὶ οὐ μὴ ϰριϑῆτε, μὴ ϰαταδιϰάζετε, ϰαὶ οὐ μὴ ϰαταδιϰασθῆτε. Ἀπολύετε, ϰαί ἀπολυϑήσεσϑε.

Не судите, чтобы не судиться, и не присуждайте, и вас не будут присуждать; спускайте и вам спустят.

У Матфея стоит: VII, 1: μή ϰρίνετε, ἵνα μὴ ϰριθῆτε. Не судите так что и судимы не будете. В Парижском списке (VIII век), также, как и у Луки, стоит: μὴ ϰαταδιϰάζετε, т. е. и не присуждайте, судом.

4) Такова связь этих стихов у Луки. То, что эти стихи тут на месте, не может быть сомнения для того, кто под словами ϰρίνω и ϰαταδιϰάζω понимает то, что они значат, а не то, что нам хочется понимать. Судья и суды — это люди с щепками в глазах, выглядывающие соринки в других, — это слепые, водящие слепых, это учителя мести и злобы, не могущие ничему иному научить, как мести и злобе.

5) Стих этот у Луки следует за стихами о суде и осуждении и, очевидно, относится к судьям. Но могут быть суды хороши, если от них казни и зло, и те, кто судят и приговаривают: приговоры их вытекают из зла.

6) Стих этот находится только у Матфея и стоит тотчас же после стиха о бревне в глазу. И церковь и Рейс дают этому стиху независимое от речи значение.

Вот толкование церкви (Толк. Еванг., стр. 120, 121):


Не давайте святыни псам и проч. Опять речь иносказательная. Святыни псам: образ заимствован от того, как если бы кто святое, т. е. освященное, принесенное Богу в жертву, вздумал бросать на поругание псам. Святыня или святое означает здесь всё, относящееся к вере христианской: всю евангельскую истину, заповеди, правила, учение, а равно и все предметы священные.

Жемчуг — драгоценный предмет украшения, служит образом высоких предметов духовных и означает здесь также высокие предметы веры христианской или истины евангельской (Афанасий Великий разумеет, в частности, пречистые тайны тела и крови Христовой).

Псы и свиньи — эти нечистые животные — означают нравственно извращенных и неспособных к принятию евангельской истины людей,240 241 которым священное и духовное чуждо и даже противно, цены которого они не могут понять.

Попрали ногами: Как свиньи, не зная высокой цены драгоценного жемчуга, попирают его ногами, так и извращенные нравственно люди, не понимая величайшей цены евангельских истин, смешивают их с предметами нечистыми, извращают их, а часто и глумятся. И во многих местах он развращение жизни поставляет причиною того, что не приемлется совершеннейшее учение почему и повелевает не отворять им дверей, ибо, узнавши, они становятся дерзновеннее (Злат.).

Обратившись, не растерзали вас: дикие псы, которых алчность раздражена, но не удовлетворена, и прожорливые свиньи, которые вместо пищи получают то, чего съесть не могут, раздраженные могут броситься на того, кто раздражил, но не удовлетворил их алчность, и растерзать его. Так и развратные люди, не способные понять и принять истину евангельскую, поправ истину, могут обратиться яростно и на самих проповедников истины и причинить им разные бедствия, даже смерть.

Смысл речи, разоблаченный от иносказания, таков: не предлагайте евангельских истин и всего святого людям, нравственно извращенным, нечестивым и злым, чтобы они, не поняв святого и драгоценнейшего, не осквернили его, не смешали с мудрствованиями человеческими, не извратили, не насмеялись над ним, и чтобы вам самим избегнуть напрасной погибели от них. Как часто при своей проповеди апостолы имели случай убедиться в сем, когда должны были терпеть различные бедствия от злых, неразумных и безнравственных людей.

Равным образом и господь запретил здесь то бесчестие, какое святым словам господним мы наносим преступлением оных.

Следствием сего преступления бывает, что находящиеся вне веры так же почитают господни наставления удобопренебрегаемыми, и по тому же самому с большею смелостью восстают и на нас и преступающего как бы терзают своими укоризнами и обличениями (Васил. Велик. V, 334).


По Рейсу то же самое.

Мне кажется, что значение стиха вытекает из предшествующего, и гораздо проще, чем значение, придаваемое церковью.

Всё дело идет о том, чтобы не судиться. Если человек судится и ищет справедливости от судей, судящих зуб за зуб, то он то, что в нем самого святого и дорогого — желание справедливости, — дает псам, бросает под ноги свиньям. Псы и свиньи затопчут его чувство справедливости и его же растерзают, т. е. его же засудят или заставят его другого засудить.

___________


ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

Вот четвертое из тех маленьких правил Иисуса, которые должны научить исполнять закон. Как это правило, так и предшествующие, ясно показывают, что Иисус, говоря о законе,241 242 никогда не разумел закона Моисеева, а закон общий и вечный, нравственный закон людей. Иисус не учит тому, как исполнять положение Моисеевых книг о клятве, а учит тому, как выполнять закон вечный, запрещающий всякую клятву.

То же самое и по отношению к правосудию: Иисус не учит выполнять закон Моисеев, а прямо говорит, что людское правосудие есть зло, и учит исполнять закон вечный — непротивление злу. Он удерживает одно — цель закона как повод для высказывания своих правил. Цель закона человеческого правосудия есть благо людей. И он говорит (Мф. V, 38, 39): «Для того, чтобы достигнуть этого блага, вам сказано в законе: Выколоть глаз тому, кто выколол глаз, выбить зуб тому, кто выбил зуб, отрубить руку тому, кто отрубил руку, и убить того, кто убил. Я же вам говорю: для того, чтобы достигнуть блага, не защищайтесь от злых людей. Не защищайтесь совсем. Ударил тебя в одну скулу, подставь другую. Хочет, чтобы ты сработал для негоработай для него вдвое. Знаешь, что занять хочет у тебя, — не бегай от него, а давай, и если дашь, не проси назад; хочет засудить тебя, снять рубаху, — отдай и кафтан».

Христос с подробностью останавливается на этом и перечисляет случаи, в которых злой может обижать не злого, и во всех случаях прямо и понятно говорит, что надо делать и чего не надо делать: надо всё отдавать и не прибегать к человеческому правосудию — суду, и не участвовать в нем.

Цель закона та, чтобы никто не посягал на другого, на свободу, на целость, на жизнь его, и потому и закон не может посягать на свободу, целость и жизнь другого. И не может же быть закон не убий и закон убий того-то и того-то.

Правило это вытекает само собою из первого правила: «Не сердись и мирись с братом». Главный смысл его есть только отрицание суда человеческого, утвержденного ложным законом.

Иисус говорит: Не судите и не судитесь, а прощайте, всё прощайте. Вы будете прощать, и вам будут прощать. А если вы будете судить, и вас будут судить, и зло никогда не кончится.

И, как в прежних правилах, дав правило, Иисус с двух сторон объясняет его: с внутренней — для каждого, и с внешней — для всех. Для каждого он говорит: Как может кто-нибудь242 243 из людей судить другого? Ведь судящий должен видеть, что хорошо и что дурно, но как же ему видеть, что хорошо, что дурно, когда он сам судит, т. е. хочет мстить и наказывать; он тем самым, что судит, уже утверждает зло, и потому, если он судит, то он сам слепой, который хочет вести слепого. Так выходит для каждого.

Для всех же выходит то, что, во-1-х, если он судит, то и его будут судить, а во-2-х, то, что он думал исправлять, учить, а сам только портит и развращает. Хорошо! Он учит, наказывает. Но ведь ученик может выучиться только тому, что знает учитель. Учитель учит тому, что надо людям мстить. Этому самому и выучится ученик.

Так учат люди других наказаниям, и так-то всё глубже и глубже идут во тьму. Они говорят, что они делают это для блага. Убивают! Не может убийство произойти от доброго желания; как не может вырасти дурной плод на добром дереве, и как с доброго дерева получается хороший плод, так и от доброго человека не может отродиться месть и наказание. И потому, если они наказывают, — не верьте, что они добры. Вот смысл этого места.

А вот как толкует церковь (Толк. Еванг.):


Не противься злу: злому действию, причиняемому не добрым или злым человеком; а так как виновник зла диавол, то под злом можно разуметь здесь диавола, действующего посредством человека, наносящего обиду. И так ужели диаволу не должно противиться? Должно, но не так, а как повелел спаситель, т. е. с готовностью терпеть зло. Сим образом ты действительно победишь лукавого (Злат., Феоф.).

Кто ударит тебя: чувство любви и кротости, которое на обиду ответствует готовностью принять новую обиду, неправильную притязательность удовлетворяет сугубо и готово дать просящему, есть отличительный признак усовершившихся в духе христианского закона.

Но само собою разумеется, что все эти заповеди о терпении обид, об отречении от возмездия, как направленные, собственно, против иудейской любомстительности, не исключают не только общественных мер к ограничению зла и наказанию делающих зло, но и частных, личных усилий и забот каждого человека о ненарушимости правды, о вразумлении обидчиков, о прекращении для злонамеренных возможности вредить другим, ибо иначе самые духовные законы спасителя по-иудейски обратились бы только в букву, могущую послужить к успехам зла и подавлению добродетели. Любовь христианская должна быть подобна любви Божией, но любовь Божия ограничивает и наказывает зло, и любовь христианина должна терпеть зло только в той мepe, в какой оно считается более или менее безвредным для славы Божией и для спасения ближнего;243 244 в противном случае должна ограничивать и наказывать зло, что особенно возлагается на начальство (Римл. XIII, 1—4).

Господь сам, когда его ударили в ланиту, говорил оскорбившему: Что ты меня бьешь? и заповедывал ученикам своим спасаться от притеснений и гонений бегством. Апостол Павел в случае оказываемой ему несправедливости, вместо того чтобы безропотно страдать, обращается за судом к начальству и первосвященнику, велевшему его бить, отвечал с укоризною (Деян.).

Не судите: запрещается не простое суждение или благонамеренная и добросовестная оценка действий других людей, каковая во всяком случае необходима в жизни и особенно общественной, но осуждение образа действий ближнего и притом осуждение не законным судом, каковой необходим во всяком обществе, а осуждение личное, в частных сношениях и отношениях, частные, личные, так сказать, пересуды, в каковых случаях осуждение происходит по большей части из каких-либо самолюбивых и нечистых побуждений, из тщеславия, гордости и т. п. Суждения о качестве того или другого поступка ближних, даже вызванное таковым суждением действие дозволительно, если оно основывается на истинном понимании дела и на благочестивой ревности о славе Божией. Сам Христос и апостолы и все истинные их последователи всегда судили и осуждали действия, противные вере и благочестию и принимали против всего, по их суждению злого, известные меры. Не о таковом осуждении говорит Господь, но об осуждении неправедном, самолюбивом, эгоистическом, выражаемом притом без необходимости, по личным, корыстным побуждениям, и особенно людьми, которые сами порочнее, чем те, которых судят они строго. Вероятно, господь имел в виду фарисеев, которые, гордясь своею мнимою праведностью и чистотою во внешнем поведении, строго судили о действиях других людей, не зная ни их обстоятельств, ни их побуждений, а себя не старались исправлять.

Господь сказал сие не для того, чтобы мы поступали в чем или делали что без суда, но имея в виду фарисеев и книжников, которые судили друг друга, но не исправляли сами себя (Афан. Велик.).


Вот взгляд церкви католической (Рейс, стр. 228):


(VII, 1—5.) Эти наставления всего более подходят к высказанным ранее, гл. V, 25; VI, 12, 14, 15. Нельзя не признать, что в них сопоставляется суд Божий с судом людским и говорится не о взаимности между людьми, Повидимому, здесь приписываются человеческие черты суду Божию, говорится, что Бог будет судить людей так же, как они будут судить себе подобных, как будто страсти, нерасположение или предрассудки, которые так часто руководят суждением людей, могут когда-либо повлиять на решение высшего судии. Но сравнение не относится к недостаткам, как к таковым, а к присутствию или отсутствию той братской любви, которая должна господствовать над законным правом. Не должно забывать, что Бог, безмерно святой и праведный, имеет власть судить нас зa наши грехи и прегрешения и назначать нам заслуженное наказание, тогда как мы, всегда грешники, всегда будем повинны в строгости в отношении других.244

245 Все мы имеем великую нужду в милости Божией, и потому прежде всего и нам самим следует проявлять такое же чувство в отношении других.


Не говоря о том, как употреблено слово ϰριϑῆναι в 37-м стихе, Лк. VI, где оно и переводится всеми судиться, — ϰρίνω одно еще могло бы как-нибудь быть натянуто в смысле «судить, осуждать», хотя и оно, означая в прямом смысле: полоть, отбирать дурное от хорошего, не значит «осуждать языком», а значит: присуждать или отделять; но уже в соединении с ϰαταδιϰάζειν как будто нарочно поставленным для того, чтобы нельзя было перетолковать значение слов, — объяснение ϰρίνειν «осуждением» совершенно невозможно. Слово ϰαταδιϰάζω значит по производству своему от διϰάζειν (судья) и по всем лексиконам только: приговаривать к наказанию по суду.

Но мало этого, слова эти сказаны после тех, в которых говорится, что надо подставить другую скулу, отдать рубаху и т. д.; у Луки же непосредственно после, как разъяснение, сказано, что по закону Моисея справедливость достигалась судом и наказаниями. Я же вам говорю, говорит Христос, не защищайтесь от зла, тогда вы достигнете справедливости.

Само собою, кажется, вытекает то, что нельзя и не должно судить и приговаривать к наказаниям. Если бы и не сказано было после этого: не судите и не приговаривайте к наказанию, и тогда бы ясно было, что это само собою разумеется, потому что Иисус Христос учит всех прощать. Кто же будет наказывать, если он всех учит не противиться злу и не мстить. Да и в первом же толковании закона не убий сказано, что не гневайся даже на брата. Кроме того, разве всё учение прощения, все притчи: о прощенной блуднице, о должнике, самая молитва, учащая прощать должникам нашим, — разве всё не говорит то же самое? Но тут еще прямо двумя словами, такими, которым нельзя придать никакого другого смысла, сказано: Не судите судами, не приговаривайте к наказаниям. И что же? Все церкви, все толкователи говорят, что это значит: évitez, la médisance, не сплетничай — и больше ничего. Не сплетничать и не говорить дурного о людях — недурно; но прежде всего надо их не судить судами, не наказывать, не исправлять, не мстить, — это-то главное и сказано.

И опять четвертое правило, данное Иисусом, как и прежние три правила, всё отвергнуто, так что, если бы выпустить всё245 246 это место, все четыре правила, учение церкви нисколько бы не изменилось, даже яснее бы было.

То же будет с пятым последним правилом.

ПЯТОЕ ПРАВИЛО: НЕ ВОЮЙ

Ἠϰούσατε ὅτι ἐῤῥήθη Ἀγαπήσεις τὸν πλησίον σου, ϰαὶ μισήσεις τὸν ἐχθρόν σου.

Ἐγώ δέ λέγω ὑμῖν Ἀγαπᾶτε τοὺς ἐχθροὺς ὑμῶν, εὐλογεῖτε τοὐς ϰαταρωμένους ὑμᾶς, ϰαλῶς ποιεῖτε τοὐς μισοῦντας ὑμᾶς, ϰαὶ προσεύχεσθε ὐπὲρ τῶν ὲπηρεαζόντω ὑμᾶς, ϰαὶ διωϰόντων ὑμᾶς˙

Ὅπως γένησθε υἱοὶ τοῦ πατρὸς ὑμᾶς τοῦ ἐν οὐρανοῖς˙ ὅτι τὸν ἥλιον αὐτοῦ ἀνατέλλει ἐπὶ πονηροὺς ϰαὶ ἀγαθοὺς ϰαὶ βρέχει ἐπὶ διϰαίους ϰαὶ ἀδίϰους.

Καὶ ἐὰν ἀσπάσησθε τοὺς ἀγαθοποιοῦντας ὑμᾶς, ποία ὑμῖν χάρις ἐστίν; ϰαὶ γὰρ οἱ αμαρτωλοὶ τὸ αὐτὸ ποιοῦσι.

Καὶ εἰ ἀγαπᾶτε τοὺς ἀγαπῶντας ὑμᾶς, ποία ὑμῖν χάρις ἐστίν; ϰαὶ γὰρ˙ οἱ αμαρτωλοὶ τοὺς ἀγαπῶντας αὐτοὺς ἀγαπῶσι.

Καὶ ἐὰν ἀσπάσησθε τοὺς ἀδελφοὺς ὑμῶὑ, τί περισσὸν ποιεῖτε; οὐχὶ ϰαὶ οἱ ἐθνιϰοὶ τὸ αὐτὸ ποιοῦσιν;

Καὶ ἐὰν δανίσητε παρ’ ὧν ἐλπίζετε λαβεῖν, ποία ὑμῖν χάρις ἐστίν ϰαὶ ἁμαρτωλοὶ ἁμαρτωλοῖς δανείζουσιν, ἵνα ἀπολάβωσιν τὰ ἴσα.

Πλὴν ἀγαπᾶτε τοὺς ἐχθροὺς ὑμῶν ϰαὶ ἀγαθοποιεῖτε ϰαὶ δανείζετε μηδὲν ἀπελπίζοντες· ϰαὶ ἔσται ὁ μισθὸς ὑμῶν πολύς, ϰαὶ ἔσεσθε υἱοὶ Ὑψίστου, ὅτι αὐτὸς χρηστός ἐστιν ἐπὶ τοὺς ἀχαρίστους ϰαὶ πονηρούς.

Ἔσεσθε οὖν ὑμεῖς τέλειοι, ὥοπερ ὁ πατὴρ ὑμῶν ὁ ἐν τοῖς οὐράνοῖς τέλειός ἐστι.

Мф. V, 43. Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего, ненавидь врага твоего (Левит. 19, 17, 18).

Вы слышали, что сказано: ублажай ближнего1 и ни во что считай неприятеля.2

Мф. V, 44. (Лк. VI, 27, 28.) А я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас;

Я же говорю вам: ублажайте неприятелей3 ваших, ублажайте тех, которые ни во что считают вас; ублажайте тех, которые грозят вам, и молитесь за тех, которые нападают на вас,4

246 247

Мф. V, 45. да будете сынами Отца вашего небесного; ибо он повелевает солнцу своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных.

чтобы вам сделаться равными сынами5 Отца вашего на небе. Он велит солнцу восходить над злыми и добрыми и дождь посылает на праведных и неправедных.

Лк. VI, 33. И если делаете добро тем, которые вам делают добро; какая вам за то благодарность? ибо и грешники то же делают.

И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят.

И если ублажаете ублажающих вас, какая тут заслуга? Потому что все народы6 то самое делают.

И если вы ублажаете своих братьев только, что вы лишнего против других народов делаете? Всякий народ то же самое делает.7

Мф. V, 47. И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?

Лк, VI, 34. И если взаймы даете тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же.

Лк. VI, 35. Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами всевышнего; ибо он благ и к неблагодарным и злым.


Мф. V, 48. (Лк. VI, 36.) Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный.

Будьте же вы добры ко всем людям, как добр ко всем Отец ваш на небе.

247 248


ПРИМЕЧАНИЯ

1) Левит гл. XIX, 17. Не враждуй на брата твоего в сердце твоем; обличи ближнего твоего и не понесешь за него греха.


И кроме этого те места, где сказано: люби Бога и ближнего. Эти места относятся к любви к ближнему.

Следующие места относятся к ненавидению врагов:


Исход, гл. XXXIV, 12. Смотри, не вступай в союз с жителями той земли, в которую ты войдешь, дабы они не сделались сетью среди вас.

13. Жертвенники их разрушьте, столбы их сокрушите, вырубите священные рощи их и изваяния богов их сожгите огнем.

Второзаконие, гл. XX, 1. Когда ты выйдешь на воину против врага твоего и увидишь коней и колесницы (и) народа более, нежели у тебя, то не бойся их; ибо с тобою господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской.

2. Когда же приступаете к сражению, тогда пусть подойдет священник и говорит народу.

3. И скажет ему: слушай, израиль, вы сегодня вступаете в сражение с врагами вашими, да не ослабеет сердце ваше, не бойтесь, не смущайтесь и не ужасайтесь их.

4. Ибо господь, Бог ваш, идет с вами, чтобы сразиться за вас с врагами вашими (и) спасти вас.

5. Надзиратели же пусть объявят народу, говоря: кто построил новый дом и не обновил его, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении и другой не обновил его.

6. И кто насадил виноградник и не пользовался им, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не воспользовался им.

7. И кто обручился с женою и не взял ее, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении и другой не взял ее.

8. И еще объявят надзиратели народу и скажут: кто боязлив и малодушен, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы он не сделал робкими сердца братьев его, как его сердце.

9. Когда надзиратели скажут всё это народу, тогда должно поставить военных начальников в вожди народу.

10. Когда подойдешь к городу, чтобы завоевать его, предложи ему мир.

11. Если он согласится на мир с тобою и отворит тебе ворота, то весь народ, который найдешь в нем, будет платить тебе дань и служить тебе.

12. Если же он не согласится на мир с тобою и будет вести с тобою войну, то осади его.

13. И когда господь, Бог твой, предаст его в руки твои, порази в нем весь мужеский пол острием меча.

14. Только жен и детей и скот, и всё, что в городе, всю добычу его возьми себе и пользуйся добычею врагов твоих, которых предал тебе господь, Бог твой.

15. Так поступай со всеми городами, которые от тебя весьма далеко, которые не из числа городов сих.248

249 16. А в городах сих народов, которых господь, Бог твой, дает тебе во власть, не оставляй в живых ни одной души.

17. Но предай их заклятию: Хеттеев, и Аморреев, Хананеев, и Ферезеев, и Евеев, и Иевусеев, и Гергесеев, как повелел господь, Бог твой.

18. Дабы они не научили вас делать такие же мерзости, какие они делали для богов своих; и дабы вы не грешили перед господом, Богом вашим.

19. Если долгое время будешь держать в осаде (какой-нибудь) город, чтобы завоевать его и взять его, то не порти дерев его, от которых можно питаться, и не опустошай окрестностей; ибо дерево на поле не человек, чтобы могло уйти от тебя в укрепление.


2) Ἐχϑρός значит: враг, неприятель. Слово это употреблено здесь в том значении, какое оно имеет у Матфея.

Во времена Моисея по-еврейски «оиов» — ἐχϑρός означало: иноплеменник, филистимлянин и др. Всякий не иудей был «оиов», ἐχϑρός. В этом же месте значение, как человека другого народа, несомненно уже потому, что оно противополагается πλησίος (Деян. VII, 27), что значит в евангельском языке: соотечественник. Спрашивается: кто πλησίος, показывается, что πλησίος есть иноплеменник, самарянин. (Притча о самарянине, Лука X, 29—37).

Вот что говорит об этом месте Рейс (стр. 212, 213):


Последнее противоположение точки зрения закона и точки зрения евангельской нравственности является в некотором роде как бы объединением указанных ранее и, во всяком случае, их завершением. Закон (Лев. XIX, 18) говорил: люби ближнего твоего; он отнюдь не говорит открыто: ненавидь врага твоего. Но ближним считался только израильтянин, по толкованию фарисеев, даже только друг. Ненависть к иноплеменнику, отождествление иноплеменника с врагом были естественными, неизбежными следствиями избраннической точки зрения древнего религиозного общества. Потому Иисус не был несправедлив к закону, выразив свое утверждение так, как оно передано. Его современники по крайней мере не имели ни малейшего повода что-либо возражать ему в этом смысле. А его исполнение закона, сводившее его к понятным каждому намерениям творца, общего отца всех людей, устанавливало такую всеобщность чувств братства, какой никогда еще не знал мир. К счастию, формула долга, в этом отношении, не нуждается здесь ни в каких комментариях, как бы ни было еще несовершенно осуществление идеала. Мы ограничимся несколькими замечаниями относительно подробностей. Текст Матфея (ст. 44) пополнялся в списках и народных изданиях списком Луки, который богаче разными пояснениями, ничего не прибавляющими к главной мысли. Следствием этой любви, которая не останавливается пред границами, которые ставят несовершенства ближнего, а стремится уподобиться бесконечности совершенства Бога, должно быть то, что христианин249 250 становится сыном Божиим, достойным своего отца. Ибо ясно, что совершенство Божие, которое нам предлагается здесь как идеальная цель, к которой надо стремиться, может быть понимаемо только в смысле его нравственных качеств. Самый факт невозможности когда-либо достигнуть этой цели, очевидный для разума и для чувства, не должен служить помехою для воли; и текст подтверждает это, выражая будущим временем. вместо повелительного наклонения, ту мысль, что мы должны подвигаться в этом направлении. То, что говорится о солнце, как оно светит дли всех безразлично, и о дожде, который орошает все поля, не должно быть понимаемо как доказательство, вещественное и прямое, всеобъемлющей любви Бога. Ибо существуют также грозные явления природы, которые тоже поражают, без различия, людей всевозможных нравственных состояний. Это есть образ милосердия, открытого для всех, великодушия, которое всем оказывает поддержку, и, следовательно, того чувства, которое должно в нас проявляться в отношении всех, приходящих с нами в соприкосновение. Если любовь, доброта, доброжелательство и другие чувства и общественные деяния направляются лишь принципом взаимности, они не имеют никакой цены; выгода не есть общественный элемент. Расчет на нее может быть у людей наиболее злых, наиболее порочных, наиболее далеких от познания истинного Бога. Любовь христианина должна быть совершенно свободна от каких-либо соображений собственной пользы.

Какое представление должен был иметь или желал дать нам о человеческой природе Иисус, ставя ей подобную цель? Есть ли это то представление, какое имеет о ней современное богословие? И если верно, что здесь, на земле, никто не достигает этой цели, то можно ли допустить или поверить, что мы достигнем этой цели на другой же день после нашей смерти, благодаря милостивому дарению?


Странно, что, понимая то, что Иисус говорит об отношениях к чужеземцам, Рейс придумывает какое-то таинственное значение слов и не видит самого простого и ясного, — ту простую понятную цель, которую преследуют теперь так безуспешно общества мира. Он как будто боится придать словам Иисуса простое, понятное и глубокое значение.

Вот что говорит церковь (Толк. Еванг. стр. 93):


Любите врагов ваших: Враг тот, кто делает зло так или иначе. Есть два рода любви к людям: первый есть расположение к человеку, жизнь и действия которого мы одобряем, который нам нравится; второй — расположение и желание добра тем, которых жизнь и действия мы не одобряем, которых недобрым действиям в отношении к нам или другим мы противодействуем. Это последнее чувство и есть любовь, которую мы должны оказывать к врагам.

Невозможно любить действия человека, который наносит нам обиды, вред, оскорбляет законы божеские и человеческие; но мы можем, отвращаясь от его действий, желать добра ему самому, не платить ему злом за зло, помогать ему в нуждах и затруднениях, оказывать ему услугу,250 251 желать ему вечных благ. Эта любовь ко врагам, свидетельствующая о высокой степени совершенства имеющих сию добродетель. Достиг (таковой) верха добродетелей, ибо что выше всего? (Феоф., ср. Злат.).

Благословляйте проклинающих вас и пр.: частнейшее развитие общей мысли о любви ко врагам, указание, в чем может выражаться эта любовь к различным образом проявляющим свою вражду. Благословлять, собственно, значит не только не говорить о враге нашем дурного, но говорить доброе, не умалять его добрых качеств, но хвалить их, поставлять на вид, потом благословлять, благожелать. Обижать — собственно, неправильно преследовать судом; отсюда обвинять несправедливо, оскорблять, поносить словом или делом. Очевидно, что с заповедью о любви ко врагам совершенно несогласна была бы такая любовь ко врагам, с которою соединялось бы соучастие в их действиях; напротив, истинная любовь требует иногда обличений и укоризн, когда из-за вражеских действий оскорбляется слава Божия или совращаются люди с пути спасения. Посему и сам господь и его апостолы нередко обращались ко врагам своим со словом грозным и обличительным (Мф. XXIII, 3; Деян. XXIII, 3; Ин. V, 16; 2 Иоан., 10; Гал. I, 8 и др.). Видишь ли, на какие взошел он степени и как поставил нас на самый верх добродетели. Смотри и исчисляй оные, начав с первой.

1-ая степень не начинать обиды; 2-ая, когда она уже причинена, не воздавать равным злом обидевшему; 3-я не только не делать обижающему того, что ты потерпел от него, но и оставаться спокойным; 4-я предавать себя самого злостраданию; 5-я отдавать более, нежели сколько хочет взять причиняющий обиду; 6-я не ненавидеть его; 7-я даже любить его; 8-я благодетельствовать ему; 9-я молиться о нем Богу. Видишь ли, какая высота любомудрия? (Злат.)


Церковь как и прежние правила, так и это правило совершенно не понимает; говорит о постороннем, старается разрушить главный смысл учения. Сказано: благословляй врагов; а она говорит: можно ругать. Речь Иисуса говорит только то, что не должно защищаться от врагов, что ни в каком случае не должно воевать; церковь же 1500 лет проповедует противное и благословляет воинов.

А между тем это пятое, последнее из маленьких правил выражено, даже в том виде, в каком оно дошло до нас, с такою ясностью, что, казалось бы, не может быть сомнения в его значении.

«Вам сказано: Люби своего русского, а презирай жида, немца, француза. А я говорю: Люби людей чужих народов, если даже они нападают на тебя, делай им добро. Бог один у немцев и у русских и всех любит; и вы будьте равными сынами его, так же добры будьте ко всем, как и он».251

252 Что может быть связнее, проще, яснее этого? Но если подумать только, для чего говорилась эта речь, кто говорил эту речь, то еще очевиднее, что она не может иметь другого смысла.

Для чего говорится вся речь?

Иисус учит людей истинному благу, как же ему умолчать о том явлении, которое и тогда и теперь представляется как величайшее зло — вражды народов и войны. Неужели мы только так умны, а он просмотрел это зло и этот неистощимый источник зла,