О голоде

Другие варианты названия: «Помощь голодным», «Почему голодают русские крестьяне?».

Том юбилейного 90-томного собрания сочинений: 29.

Отзывы

Lvyonok Yasnopolyanskiy   07.10.2016 16:18:46

Осенью 1891 года Лев Николаевич и члены его семьи развернули деятельность помощи голодающим в России крестьянам: открытие столовых; поездки по деревням с целью наблюдения за работой действующих столовых; запись крестьян, просящихся в столовые; распределение и руководство работой сотрудников; закупка продовольствия; ржи, гороха, пшеницы, кукурузы, пшена, картофеля; закупка и распределение дров, лык для плетения лаптей, льна для тканья, корма для лошадей...

Всего к концу ноября в деревнях было открыто 28 столовых (письмо Толстого к С. А. Толстой 23 нояб., Юб. 84, № 472), к концу же года — 70 столовых (письмо Толстого к В. Г. Черткову, 15 янв. 1892 г., Юб. 87, № 306). .

3 ноября в № 303 «Русских ведомостей» появилось"Письмо в редакцию" С. А. Толстой с призывом о пожертвованиях в пользу голодающих.

А 6 ноября 1891 г. в № 306 «Русских ведомостей» появилась статья Л.Н. Толстого «Страшный вопрос» — обличение буржуазного режима России и значительной части "общественности" в ПОДЛОМ, трусливом замалчиваньи ситуации с урожаем 1891 г. и ухудшения положения в деревнях.

Наконец, весьма досадный для режима факт: деньги жертвователей шли мимо казначейства, чиновников, посредников, распределителей и прочих ходячих "закромов родины" — непосредственно к Толстым и их помощникам, на устройство столовых, закупку продовольствия... С 3 по 12 ноября С. А. Толстой в пользу голодающих было получено первых пожертвований от разных лиц на сумму 9000 рублей (ДСТ II, стр. 79, запись 12 нояб.).

Так как речь шла не просто о нехилых баблосиках, а о — horrible dictu! — НЕЗАВИСИМОМ ОТ ПРАВИТЕЛЬСТВА, самоорганизованном народном деле — имперская цензура не могла не обратить внимания на эту и подобные публикации и реакцию на них в обществе. Газету начали прижимать... Но главное: на них обратили внимание рептильные, проправительственные газетные говно-писорчуки.

7, 9 и 11 ноября в архиконсервативных «Московских ведомостях» появились, будто по чьей-то команде, ЧЕТЫРЕ статьи против Толстого и его деятельности помощи голодающим:

1) «Семейство его сиятельства графа Л. Н. Толстого» — в № 308,
2) «План гр. Л. Н. Толстого» — в № 310,
3) «Слово общественным смутьянам» — в № 312
и 4) «Пойманные на месте» — там же.

Каковы заголовочки-то!!!

"Общественные смутьяны" уж "пойманы на месте" гнусного антинародного преступления — помощи крестьянам в условиях КАК БЫ НЕ СУЩЕСТВОВАВШЕГО для многих в России голода...

Голодают — крестьяне, кормильцы. Кормимые, дармоеды — прячут от беды голову по-страусиному.

"Не надо нагнетать!.."

Толстой — "нагнетает".
Толстой — враг!

Напомню, что эти же "Московские ведомости" объявили Толстого "проповедником САМОГО РАЗНУЗДАННОГО СОЦИАЛИЗМА", то есть, попросту говоря, ЭКСТРЕМИСТОМ, за его статью "О голоде".

17 ноября. Н. Я. Грот в личном письме сообщает С. А. Толстой, что во все газеты разослан приказ от Главного управления по делам печати не публиковать ни одной статьи Толстого (письмо С. А. Толстой 17 нояб., ГМТ).

С этого момента нарушителям могли быть сперва вынесены два предупреждения, а следом — газету могли "на законных основаниях" разгромить...

19 ноября такое, и уже второе, предостережение министра внутренних дел получают «Русские ведомости» (см.: Владимир Розенберг, Л. Н. Толстой и «Русские ведомости», «Русские ведомости» 1912, № 256 от 7 нояб.).

Начался и "сопутствующий" маразм. В Бегичевку, главный штаб помощи, правительство выслало... НЕ-Е-ЕТ! не мешки с мукой, не овощи и не деньги...

Станового исправника Праля!

Пралю было поручено наблюдение за деятельностью Льва Николаевича в одном из самых голодных — Данковском — уезде Липецкой губернии и своевременное доносительство о всех "заведомо противузаконных" предприятиях дерзких волонтёров («Красный архив» 1939. 5 (96), стр. 221, 222).

Особо примечательно, что г-н исправник по приезде не нашёл ничего лучше, чем нагло врать, что целью его является будто бы лишь «представляться» Толстому (см. письмо Толстого к С. А. Толстой 23 нояб., Юб. 84, № 472).

ВРАНЬЁ, уверенное, циничное, неуклюжее — это ведь ТОЖЕ давнишняя российская традиция взаимоотношений власти с общественностью!

А в декабре (точная дата не установлена) в Епифанский уезд Тульской губ. тульским архиереем были присланы два священника «для исследования поведения» Т. (дневник Е. И. Раевской, запись от 29 дек., Летописи, кн. 2, стр. 387).

"Исследование поведения"...

То ли Толстой ещё только враг народа, экстремист и потенциально-опасный преступник, то ли — уже и в сумасшедшие записан?

Но отчего "экспертом" по преступной или полоумной деятельности Льва Толстого был выбран ПОП? Кто в этой ситуации безумней — правительство и его исконно-верные холуи-попы или добровольные народные помощники?

Между тем и само имя Льва Толстого в связи с его "враждебной" режиму деятельностью становится нецензурным для печати. 26 ноября 1891 г. журналист и издатель П. А. Гайдебуров в письме Льву Николаевичу сообщает, что дважды вызывался на допросы в цензурный комитет по поводу упоминания о Толстом в своих «заметках» («Неделя», № 46) и в статье «По поводу статей о толстовцах» (там же, № 47).

Гайдебуров констатирует, что Толстой становится «нелегальным человеком» (ГМТ).

Антон Павлович Чехов в письме от 11 декабря 1891 г. своему знакомому земскому начальнику Нижегородской губ. Е. П. Егорову верно охарактеризовал ситуацию противостояния Толстого едва ли не всей, закрывшей глаза на народное бедствие, сволочной интеллигентской "публики":

«Публика не верит администрации и потому воздерживается от пожертвований. Ходит тысяча фантастических сказок и басен о растратах, наглых воровствах и т. п. Епархиального ведомства сторонятся, а на Красный крест негодуют. Владелец незабвенного Бабкина, земский начальник отрезал мне прямо и категорически: «В Москве, в Красном Кресте, воруют!»... Частная инициатива была подрезана в самом начале. Все повесили носы, пали духом; кто озлился, а кто просто омыл руки. Надо иметь смелость и авторитет Толстого, чтобы идти наперекор всяким запрещениям и настроениям и делать то, что велит долг» (А. П. Чехов, Собрание сочинений, т. 11, М. 1956, стр. 536—537).

Зато не брезговали городские грамотеи анонимной руганью в личных письмах Толстому. В письме от 14 декабря 1891 г. своему лучшему и доброму другу и помощнику В. Г. Черткову, Лев Николаевич сообщает, что за его деятельность помощи голодающим его ругают и называют, в числе прочего... АНТИХРИСТОМ (Юб. 87, № 304).

Антихрист, как мы помним, искушал кормёжкой — Христа в пустыне...

Иначе говоря, "общественность" буржуазно-православнутой России была бы не против, если бы приходившие в столовые, открытые Львом Николаевичем, беременные и кормящие женщины, равно как и маленькие дети... деньков эдак сорок, как Христос в пустыне, попостились бы, тем стяжав себе (посмертно) благодарность матушки-перематушки церкви за всепобедное противостояние "антихристу" Толстому!

Вероятно, среди авторов этих анонимок было немало тех, кому уже успели "обработать" мозги разъезжие (по епархиальным "спецпоручениям")попы.

А что ж? Телевизера не было, зато в церковь ходили регулярно и массово...

Прошло больше ста лет, и технологии обмана усовершенствовались, но мотивы их применения буржуазным режимом России — остались прежними: человеческие судьбы и даже жизни "простых граждан" ничего не стоят, главное — удержать привилегии и власть, прихлопнув любые инициативы любого бесконтрольного народного самоуправления.

_____________________________________

Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Войти и написать отзыв

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: